Языков николай – Языков, Николай Михайлович — Википедия

Николай Языков подробная биография

Среди поэтов пушкинского окружения Н. М. Языков был наиболее близок к поэзии революционных романтиков. Талантливый и своеобразный поэт, он по-своему выразил вольнолюбие передовой молодежи декабристской поры. Но это было только в первый период его литературной деятельности. С конца 20-х годов в мировоззрении и творчестве Языкова назревает резкий перелом, который делает его «бардом» реакционного лагеря.

Языков родился в Симбирске 4 марта 1803 года. Его отец, Михаил Петрович Языков, был весьма состоятельным помещиком. Мать, Екатерина Александровна, урожденная Ермолова, была в близком родстве со знаменитым генералом Ермоловым.

В октябре 1814 года Николай Михайлович, был определен в петербургский Горный кадетный корпус, где готовили горных инженеров, но прошел там лишь "нижние" и "средние" классы. С 28 августа 1819 года он учился в Институте корпуса путей сообщения, но весной следующего года оттуда был исключен "за нехождение в классы". Достаточно рано проявились литературные наклонности Николая. Учась в кадетском корпусе, он брал уроки словесности у А.Д. Маркова, сочинять стихи начал в 10-11 лет.

В 1819 году в одном из номеров "Соревнователя просвещения и благотворения" было опубликовано стихотворное послание Языкова к Кулибину.

Осенью 1819 года Николай Михайлович уехал в Языково, где занялся подготовкой к поступлению в университет. В 1822 году Языков поступил в Дерптский университет, где дополнительно занимался с учителями латинским и греческим языками. Его захватила идея самообразования, воспитания в себе поэта-творца. В петербургских журналах все чаще появляются его стихи: "Песня короля Региера", "Моя родина", "Языкову А.М., при посвящении ему тетради стихов моих", "Чужбина ", "Мое уединение", "Прошу стихи мои простить!..", "Песнь Баяна", "Услад", "Евпатий" и другие стихотворения и элегии. Он пишет студенческие песни, которые имеют огромную популярность, хотя сам поэт не принимает их всерьез.

За семь лет пребывания в Дерпте Языков приобрел солидное образование, хотя и не окончил курса. В мае 1829 года он вместе с Александром Петерсоном выезжает в Москву, чтобы сдать экзамены за Дерптский университет - в Московском. Летом этого же года был написан известный "Пловец" Языкова, опубликованный в альманахе Максимовича.

Развитие наиболее своеобразного жанра его лирики было связано с бытовой обстановкой, в которой проходили молодые годы Языкова, студента Дерптского университета. Это студенческие песни, полные юношеского задора и смелого вольномыслия. Подобно тому как Денис Давыдов на основе жизненных впечатлений ввел в литературу образ «гусара», Языков создал лирический характер гуляки-студента, у которого, однако, за внешней бравадой скрывается любовь к родине и свободе. «Сердца – на жертвенник свободы!» - призывал поэт своих друзей-студентов («Мы любим шумные пиры…», 1823). Эти песни, положенные на музыку, распевались в кружке русских студентов, организованном по инициативе Языкова в противовес немецким студенческим корпорациям. Широкую популярность в кругах демократической молодежи приобрели более поздние песни – «Из страны, страны далекой…» (1827) и «Пловец» (1829). В студенческом вольнолюбии Языкова не было сознательности и последовательности дворянских революционеров, вступивших на путь борьбы с царизмом. Но дерптский студент писал и антиправительственные стихи, которые становились известными в списках (песня «Счастлив, кому судьбою дан…»,

1823; послание 1823 г. «Н.Д. Киселеву», опубликованное А.И. Герценом в «Полярной звезде»).

Значительное место в поэзии Языкова занимает жанр исторической баллады, популярный среди революционных романтиков. С К.Ф. Рылеевым и другими поэтами-декабристами Языков сближается и в выборе, и в трактовке исторической тематики. Это были «святые битвы за свободу», т.е. события освободительной борьбы русского народа, показанные в свете общественно-политических задач, стоявших перед дворянскими революционерами. В отличие от декабристов, облюбовавших тему вольного Новгорода, языков с особенной любовью писал о борьбе русских людей с монголо-татарскими завоевателями. «Песнь барда во время владычества татар в России» (1823), «Баян к русскому воину при Дмитрии Донском, прежде знаменитого сражения при Непрявде» (1823), «Евпатий» (1824) – эти исторические баллады Языкова писались и печатались одновременно с думами Рылеева. Образ древнерусского народного певца, популярный в романтической поэзии, свидетельствует, что Языков, подобно Рылееву, связывал жанр исторической баллады с национально-народными традициями.

Это вытекало из общих творческих принципов Языкова, сближавшихся с эстетикой декабристов. Языков заявил себя сторонником национально-самобытного содержания и формы литературы. Одним из источников этого он признавал русское народное творчество. На этом основании он отрицательно относился к элегическому романтизму В.А. Жуковского и пропагандировал высокую гражданскую поэзию.

Однако все идейно-художественные достижения Языкова относятся к ранней поре его творчества. Да и тогда они были ограничены отсутствием у автора глубокого понимания происходивших в России процессов. Реакция после разгрома восстания 14 декабря 1825 года толкнула Языкова, как и многих других, в стан реакционеров. Знакомство и сближение Языкова с Пушкиным (летом 1826 г., когда Языков гостил в Тригорском), вызвавшее появление цикла языковских стихов, запечатлевающих дружбу поэтов, способствовало на некоторое время сохранению дерптским студентом его вольномыслия. Но с конца 20-х годов, поселившись в Москве, Языков завязывает другие связи, более соответствовавшие его новым религиозно-националистическим настроениям: с братьями Киреевскими, А.С. Хомяковым – будущими славянофилами. Позднее, за границей, Языков подружился с Гоголем, переживавшим в это время идейный и творческий кризис. Изменив прогрессивному лагерю, Языков становится воинствующим защитником славянофильства и пишет злобные памфлеты против А.И. Герцена, Т.Н. Грановского, П.Я. Чаадаева. Белинский сурово осудил тенденциозно составленные сборники стихотворений Языкова, с горечью констатируя идейное и художественное падение автора.

Добролюбов проницательно видит печальную закономерность судьбы Языкова: «Так, впрочем, погиб не один он: участь его разделяют, в большей или меньшей степени, все поэты пушкинского кружка. У всех их были какие-то неясные идеалы, всем им виднелась «там, за далью непогоды» какая-то блаженная страна. Но у них недоставало сил неуклонно стремиться к ней».

В 1832 году вышли из печати два номера "Европейца", в которых были помещены и стихи Языкова - числом пять, среди них "Ау!" - один из его шедевров.

Постепенно подбирались к Языкову недуги, медики предписали поэту путешествие на воды. 28 июня 1838 года

вместе с П. Киреевским он выехал в Мариенбад. В конце сентября переехал в Ганау, где вместе с братом, П.М. Языковым, занимался переводами с русского на немецкий. Они перевели очерк Дениса Давыдова "Тильзит", письмо Жуковского о "Мадонне" Рафаэля, "К морю", "Узник" и другие стихотворения А.С. Пушкина, несколько стихотворений Языкова. Летом Николай Михайлович начал писать и свои стихи.

Осенью 1839 года братья из Ганау перебрались в Гаштейн, оттуда - через Альпы - в северную Италию, на озеро Комо, потом побывали в Милане, Турине и в декабре прибыли в Ниццу, где остались зимовать. В Москву Языков приехал в последних числах июля 1940 года.

Между тем в Москве вышла книга "56 стихотворений Н.М. Языкова", составленная Валуевым, а позже сам поэт подготовил к изданию сборник "Новые стихотворения" (написанные в 1834-1844 годах). Здоровье Языкова ухудшается. Он проходит еще один курс водолечения в Москве, но силы его уходят, 26 декабря 1846 года поэт скончался.

СТРАНИЦА АВТОРА

Ключевые слова: Николай Языков, подробная биография Языкова, критика, скачать биографию, скачать бесплатно, реферат, русская литература 19 века, поэты 19 века

md-eksperiment.org

Языков Николай Михайлович биография, стихи, статьи, критика, письма

Николай Языков - один из выдающихся, самобытных поэтов пушкинской плеяды.

Языков родился в Симбирске 4 марта. Его отец, Михаил Петрович Языков, был весьма состоятельным помещиком. Мать, Екатерина Александровна, урожденная Ермолова, была в близком родстве со знаменитым генералом Ермоловым.

В октябре 1814 года Николай Михайлович, был определен в петербургский Горный кадетный корпус, где готовили горных инженеров, но прошел там лишь "нижние" и "средние" классы. С 28 августа 1819 года он учился в Институте корпуса путей сообщения, но весной следующего года оттуда был исключен "за нехождение в классы". Достаточно рано проявились литературные наклонности Николая. Учась в кадетском корпусе, он брал уроки словесности у А.Д. Маркова, сочинять стихи начал в 10-11 лет. В 1819 году в одном из номеров "Соревнователя просвещения и благотворения" было опубликовано стихотворное послание Языкова к Кулибину.

Осенью 1819 года Николай Михайлович уехал в Языково, где занялся подготовкой к поступлению в университет. В 1822 году Языков поступил в Дерптский университет, где дополнительно занимался с учителями латинским и греческим языками. Его захватила идея самообразования, воспитания в себе поэта-творца. В петербургских журналах все чаще появляются его стихи: "Песня короля Региера", "Моя родина", "Языкову А.М., при посвящении ему тетради стихов моих", "Чужбина ", "Мое уединение", "Прошу стихи мои простить!..", "Песнь Баяна", "Услад", "Евпатий" и другие стихотворения и элегии. Он пишет студенческие песни, которые имеют огромную популярность, хотя сам поэт не принимает их всерьез.

За семь лет пребывания в Дерпте Языков приобрел солидное образование, хотя и не окончил курса. В мае 1829 года он вместе с Александром Петерсоном выезжает в Москву, чтобы сдать экзамены за Дерптский университет - в Московском. Летом этого же года был написан известный "Пловец" Языкова, опубликованный в альманахе Максимовича.

В 1832 году вышли из печати два номера "Европейца", в которых были помещены и стихи Языкова - числом пять, среди них "Ау!" - один из его шедевров.

Постепенно подбирались к Языкову недуги, медики предписали поэту путешествие на воды. 28 июня 1838 года вместе с П. Киреевским он выехал в Мариенбад. В конце сентября переехал в Ганау, где вместе с братом, П.М. Языковым, занимался переводами с русского на немецкий. Они перевели очерк Дениса Давыдова "Тильзит", письмо Жуковского о "Мадонне" Рафаэля, "К морю", "Узник" и другие стихотворения А.С. Пушкина, несколько стихотворений Языкова. Летом Николай Михайлович начал писать и свои стихи.

Осенью 1839 года братья из Ганау перебрались в Гаштейн, оттуда - через Альпы - в северную Италию, на озеро Комо, потом побывали в Милане, Турине и в декабре прибыли в Ниццу, где остались зимовать. В Москву Языков приехал в последних числах июля 1940 года.

Между тем в Москве вышла книга "56 стихотворений Н.М. Языкова", составленная Валуевым, а позже сам поэт подготовил к изданию сборник "Новые стихотворения" (написанные в 1834-1844 годах). Здоровье Языкова ухудшается. Он проходит еще один курс водолечения в Москве, но силы его уходят, 26 декабря 1846 года поэт скончался.

Источник: Биографический справочник: Деятели российской культуры.

scanpoetry.ru

Языков, Николай Михайлович - это... Что такое Языков, Николай Михайлович?

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Языков.

Никола́й Миха́йлович Язы́ков (4 [16] марта 1803, Симбирск — 26 декабря 1846 [8 января 1847], Москва) — русский поэт эпохи романтизма, один из ярких представителей золотого века русской поэзии, называвший себя «поэтом радости и хмеля», а также «поэтом разгула и свободы». В конце жизни был близок к славянофилам.

Происхождение

Родился в помещичьей семье, в Симбирске, отец — прапорщик Михаил Петрович Языков (1774—1836), мать — Екатерина Александровна Ермолова. На 12-м году был отдан в институт горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нём курса поступил в инженерный корпус; но не чувствуя призвания к занятиям математикой и увлекаясь поэзией, решил, по совету профессора словесности в Дерптском университете, известного литератора А. Ф. Воейкова, перейти в этот университет (1820). В 1819 году дебютировал в печати (на страницах «Соревнователя просвещения и благотворения»).

Студенческие годы

Учёба на этико-политическом отделении философского факультета в Дерпте продолжалась 7 лет, с 1822 по 1829 годы. Увлечение «традиционными для немецких студентов пирушками и амурами»[1] было главной причиной того, что Языков не успел за все это время окончить университетского курса. Благодаря условиям свободной и веселой жизни тогдашнего студенчества Языков создает в своих стихах самобытный, яркий и праздничный мир молодого раздолья и вольнолюбия — новый торжественный дифирамбический стиль «лёгкой поэзии». Его анакреонтические стихотворения во славу вина и веселья вскоре были замечены Жуковским. Дельвиг искал его стихов для своих «Северных цветов», а Пушкин приглашал к себе в Михайловское.

Из Дерпта поэт лишь на короткое время уезжал в Москву и Петербург. В 1826 году гостил в Псковской губернии, в Тригорском у Прасковьи Осиповой, матери А. Вульфа. Здесь он встречался с отбывавшим ссылку Пушкиным. В это время было написано знаменитое стихотворение «Тригорское». Впоследствии Языков с удовольствием вспоминал об этой поездке в проникновенном стихотворном послании к Арине Родионовне.

Симбирские годы

Николай Языков в 1829 году

В 1829 г., накопив в Дерпте долгов, Языков переселился в Москву, в дом своих друзей Елагиных, якобы для подготовки к экзаменам в Казанском университете, но в начале 1830-х годов переехал в свою симбирскую деревню, Языково, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, — «поэтической ленью». В сентябре 1833 года проездом в Оренбург и обратно здесь бывал А. С. Пушкин. «Прибежищем поэзии» называли этот дом в первой половине XIX века, здесь бывали декабрист В. П. Ивашев, поэт-партизан Д. В. Давыдов, мыслитель А. С. Хомяков.

Во время пребывания в деревне Языков через своего будущего зятя (мужа сестры) А. С. Хомякова и племянника Д. А. Валуева начинает сближаться со славянофилами. В 1831 году вместе с П. В. Киреевским принимается за сбор материалов по русской народной поэзии. Также в этот период увлёкся гомеопатией, стал переводить с немецкого сочинения на эту тему.

На водах

«Здоровье, подорванное дерптскими излишествами, стало изменять ему очень рано»[1]. Осенью 1836 г. с новой силой возобновились одно время было ослабевшие его недуги — солитер, болезнь спинного мозга и др., которые начали так быстро прогрессировать, что поэт вскоре не мог прямо ходить и весной следующего года принужден был уехать для лечения в Москву, куда сопровождал его П. В. Киреевский. Знаменитый врач Иноземцев, осмотрев Языкова, посоветовал ему как можно скорее ехать за границу.

Киреевский сопровождал его сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Языков сблизился с Гоголем, который в 1842 г. повез его с собой в Венецию и Рим. Гоголь называл Языкова своим любимым поэтом: «Имя Языков пришлось ему недаром. Владеет он языком, как араб диким конём своим, да еще как бы хвастается своею властью». Дружба Языкова и Гоголя вначале была горячей и искренней, хотя выражалась преимущественно в сочувственном отношении каждого из них к таланту другого, свойственной им обоим религиозности и сходных телесных недугах. Из-за мелких житейских дрязг они расстались, но продолжали переписываться.

Последние годы

В 1843 году затосковавший по родине Языков вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном. Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал; единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. Под влиянием друзей окончательно перейдя на позиции славянофильства[2], он в довольно грубой форме критиковал западников[3], а в 1844 году обрушился на них бранным посланием «К не нашим» (ходило в списках, опубликовано в 1871 году), в котором все члены западнического кружка объявлены были врагами отечества. В ответ Некрасов в стихах[4], а Белинский [5] и Герцен [6] в прозе резко осудили Языкова и к нему пристал ярлык реакционера. Как писал сам Языков :

...Эти стихи сделали дело, разделили то, что не должно было быть вместе, отделили овец от козлищ, польза большая!.. Едва ли можно называть духом партии действие, какое бы оно ни было, противу тех, которые хотят доказать, что они имеют не только право, но и обязанность презирать народ русский, и доказать тем, что в нём много порчи, тогда как эту порчу родило, воспитало и ещё родит и воспитывает именно то, что они называют своим убеждением!

— Языков Николай Михайлович

Конец

Памятник советского времени на могиле Языкова

Языков умер 26 декабря 1846 г. холостым и был похоронен в Даниловом монастыре. Неподалёку от его могилы позднее были преданы земле Гоголь и Хомяков. В 1930-е гг. все трое были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

После смерти Николая Михайловича Языкова 2 325 книг из его личной библиотеки были переданы его братьями Петром и Александром в фонд Карамзинской общественной библиотеки в Симбирске.

О нём

Пушкин говорил, что кастальский ключ, из которого пил Языков, течет не водой, а шампанским. Почти физическое опьянение, производимое стихами Языкова, хорошо знакомо его читателям. Поэзия его холодна и пенится, как шампанское или как минеральный источник. Потрясающая — физическая или нервная — энергия его стихов не имеет себе равных. Нетрудно вообразить, что он сделал из такого сюжета, как «Водопад» (1828), но и более мирные стихи о природе («Тригорское» или стихи о Чудском озере) совершенно так же бьют искрящейся жизнью в своем холодном хрустальном великолепии. Лучшие и самые прекрасные его стихи надо принимать именно как чисто словесное великолепие: таковы знаменитое «Землетрясенье» (1844), где языковская избыточность, строго направляемая и очищенная, достигает особого блеска; и, может быть, самые лучшие строки из всех («К Рейну», 1840), где он приветствует немецкую реку от имени Волги и всех её притоков; перечисление этих притоков, непрерывный каталог в пятьдесят строчек — один из величайших триумфов русского словесного искусства и непревзойденный рекорд длинного дыхания: чтение этих стихов — самое трудное и, в случае удачи, самое славное достижение декламатора.

— Д. П. Святополк-Мирский о Языкове [1]

Издания

  • Полное собрание стихотворений. Ред., вступ. статья и комментарии М. К. Азадовского. Москва — Ленинград: Academia, 1934.
  • Собрание стихотворений. Вступ. статья, ред. и примечания М. К. Азадовского. Ленинград: Советский писатель, 1948 (Библиотека поэта. Большая серия).
  • Стихотворения. Сказки. Поэмы. Драматические сцены. Письма. Составление, подготовка текста, вступ. статья и примечания И. Д. Гликман. Москва — Ленинград: Гослитиздат, 1959.
  • Полное собрание стихотворений. Вступ. статья, подготовка текста и примечания К. К. Бухмейер. Москва — Ленинград: Советский писатель, 1964 (Библиотека поэта. Большая серия).

Источники

Ссылки

dic.academic.ru

Николай Языков: биография и творчество поэта / Другие авторы

Языков Николай Михайлович (1803—1846) — поэт, фольклорист, родился в Симбирске в патриархальной православной помещичьей семье. Родители хотели дать детям хорошее образование. Николай и его братья Петр и Александр учились в Петербурге в Горном кадетском корпусе. Затем будущий поэт учился в Институте путей сообщения, но вскоре оставил его и уехал в Дерпт (Тарту).

В Дерптском университете учился на философском факультете, где провел семь лет, но диплом так и не получил. Он много читал, занимался самообразованием. Его интересовала философия, мировая и русская история, история искусства, иностранные языки (латинский, греческий, немецкий, французский). Он отмечал, что в Дерпт приехал «не за тем, чтобы учиться... Мне нужно гораздо более; научиться учиться». Н.М. Языков считал, что муза «без познаний то же, что ум без рассудка».

Первые поэтические пробы Языкова — веселые, озорные, вольнолюбивые стихи. В его песнях, элегиях основными были темы дружбы, братства, свободы. Его лирический герой этого периода — пирующий студент. «Мы любим шумные пиры, / Вино и радости мы любим» («Песня»). Он отличался в этот период свободолюбием, осуждал самодержавие. Дерптский период, «жизнь университетская» в творчестве Языкова — праздничный мир сильных чувств и высоких помыслов, в котором проявляется идеал не знающего запретов бытия: «Мы здесь творим свою судьбу...».

В 1833 году вышел первый сборник стихотворений Н.М. Языкова, который получил высокую оценку в критике. Основное место в нем занимали послания, элегии, песни. Языков изучил фольклор, а в 1830-е годы вместе с братьями занимался записью произведений фольклора. Фольклор, по мнению Языкова, — это источник русской литературы, материал для раскрытия духовной жизни русского народа.

Н.М. Языков много размышлял о поэте и поэзии, считал творчество даром свыше. В программном стихотворении «Землетрясенье» (1844) он отмечает особую миссию поэта-глашатая высшей истины. Языков выражал романтический идеал — поэзия самодостаточна и не должна служить ни карьере, ни богатству, ни любви.

В 1826 году он встретился со ссыльным А.С. Пушкиным в Михайловском. Они стали друзьями.

Первое печатное произведение Языкова «К Ал. Кулибину» появилось в 1819 году. Поэту было 16 лет. Через год появляется сонет А.А. Дельвига «Н.М. Языкову», в котором он предсказывает ему успех: «Младой певец, дорогою прекрасной / Тебе идти к парнасским высотам...».

Языков разделял эстетические и политические взгляды писателей-декабристов. Отметим близость произведений Языкова к гражданской поэзии декабристов. В первую очередь это стихотворения на национально-историческую тему: «Песнь барда во время владычества татар в России», «Баян к русскому воину...», «Евпатий», «Новгородская песня» и др. В этих произведениях он обращается к периоду русской славы, к борьбе за независимость. Псков и Новгород являются для Языкова символом русской «вечевой» вольности. В стихотворении «Баян к русскому воину...» он четко сформулировал свои свободолюбивые идеи, близкие к идеям декабристов.

Поэт сожалел, что народ не умеет ценить свободу: «Я видел рабскую Россию: / Перед святыней алтаря, / Гремя цепьми, склонивши выю, / Они молились за царя». После поражения декабристов у Языкова изменились взгляды, а в основе его проблематики стали философско-нравственные и религиозные идеи. Он полемизировал с западниками, поддерживал славянофилов. В полемических посланиях поэт выступал против демократов и западников, обвинял их в отсутствии патриотизма и отходе от православных традиций («К не нашим», «К Чаадаеву»).

Мировоззрение Языкова в разные годы его жизни было противоречивым, но чувство к отечеству, любовь к нему были постоянными. Н.М. Языков умер рано, не дожив до 44 лет.

Источник: Обернихина Г.А., Обернихин В.А. Уроки поэзии: Поэтические шедевры русских поэтов XVIII-XIX вв.: Учеб. пособие. - М.: ИНФРА-М, 2012

classlit.ru

Языков, Николай Михайлович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Языков.

Никола́й Миха́йлович Язы́ков (4 [16] марта 1803, Симбирск — 26 декабря 1846 [7 января 1847], Москва) — русский поэт эпохи романтизма, один из ярких представителей золотого века русской поэзии, называвший себя «поэтом радости и хмеля», а также «поэтом разгула и свободы». В конце жизни был близок к славянофилам.

Биография

Происхождение

Родился в помещичьей семье, в Симбирске, отец — прапорщик Михаил Петрович Языков (1774—1836), мать — Екатерина Александровна Ермолова (1777—1831). Сестра Николая Екатерина впоследствии стала женой философа и поэта А. С. Хомякова. На 12-м году Николай был отдан в Корпус горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нём курса поступил в инженерный корпус; но не чувствуя призвания к занятиям математикой и увлекаясь поэзией, решил, по совету профессора словесности в Дерптском университете, известного литератора А. Ф. Воейкова, перейти в этот университет (1820). В 1819 году дебютировал в печати (на страницах «Соревнователя просвещения и благотворения»).

Студенческие годы

Учёба на этико-политическом отделении философского факультета в Дерпте продолжалась 7 лет, с 1822 по 1829 годы. Увлечение «традиционными для немецких студентов пирушками и амурами»[5] было главной причиной того, что Языков не успел за все это время окончить университетский курс . Благодаря условиям свободной и веселой жизни тогдашнего студенчества Языков создает в своих стихах самобытный, яркий и праздничный мир молодого раздолья и вольнолюбия — новый торжественный дифирамбический стиль «лёгкой поэзии». Его анакреонтические стихотворения во славу вина и веселья вскоре были замечены Жуковским. Дельвиг искал его стихи для своих «Северных цветов», а Пушкин приглашал к себе в Михайловское.

Из Дерпта поэт лишь на короткое время уезжал в Москву и Петербург. В 1826 году гостил в Псковской губернии, в Тригорском у Прасковьи Осиповой, матери А. Вульфа. Здесь он встречался с отбывавшим ссылку Пушкиным. В это время было написано знаменитое стихотворение «Тригорское». Впоследствии Языков с удовольствием вспоминал об этой поездке в проникновенном стихотворном послании к Арине Родионовне.

Симбирские годы

В 1829 году, накопив в Дерпте долгов, Языков переселился в Москву, в дом своих друзей Елагиных, якобы для подготовки к экзаменам в Казанском университете, но в начале 1830-х годов переехал в свою симбирскую деревню, Языков, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, — «поэтической ленью». В сентябре 1833 года проездом в Оренбург и обратно здесь бывал А. С. Пушкин.

Во время пребывания в деревне Языков через своего будущего зятя (мужа сестры) А. С. Хомякова и племянника Д. А. Валуева начинает сближаться со славянофилами. В 1831 году вместе с П. В. Киреевским принимается за сбор материалов по русской народной поэзии. Также в этот период увлёкся гомеопатией, стал переводить с немецкого сочинения на эту тему.

На водах

«Здоровье, подорванное дерптскими излишествами, стало изменять ему очень рано»[5]. Осенью 1836 года с новой силой возобновились одно время было ослабевшие его недуги — солитер, болезнь спинного мозга (нейросифилис) и др., которые начали так быстро прогрессировать, что поэт вскоре не мог прямо ходить и весной следующего года принужден был уехать для лечения в Москву, куда сопровождал его П. В. Киреевский. Знаменитый врач Иноземцев, осмотрев Языкова, посоветовал ему как можно скорее ехать за границу.

Киреевский сопровождал его сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Языков сблизился с Гоголем, который в 1842 году повёз его с собой в Венецию и Рим. Гоголь называл Языкова своим любимым поэтом: «Имя Языков пришлось ему недаром. Владеет он языком, как араб диким конём своим, да ещё как бы хвастается своею властью». «Землетрясение» Языкова великий писатель называл «лучшим русским стихотворением»[6]. Дружба их вначале была горячей и искренней, хотя выражалась преимущественно в сочувственном отношении каждого из них к таланту другого, свойственной им обоим религиозности и сходных телесных недугах. Из-за мелких житейских дрязг они расстались, но продолжали переписываться.

Последние годы

В 1843 году затосковавший по родине Языков вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном. Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал; единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. Под влиянием друзей окончательно перейдя на позиции славянофильства[7], он в довольно грубой форме критиковал западников[8], а в 1844 году обрушился на них бранным посланием «К не нашим» (ходило в списках, опубликовано в 1871 году), в котором все члены западнического кружка объявлены были врагами отечества. В ответ Некрасов в стихах[9], а Белинский[10] и Герцен[11] в прозе резко осудили Языкова, и к нему пристал ярлык реакционера. Как писал сам Языков[12]:

…Эти стихи сделали дело, разделили то, что не должно было быть вместе, отделили овец от козлищ, польза большая!.. Едва ли можно называть духом партии действие, какое бы оно ни было, противу тех, которые хотят доказать, что они имеют не только право, но и обязанность презирать народ русский, и доказать тем, что в нём много порчи, тогда как эту порчу родило, воспитало и ещё родит и воспитывает именно то, что они называют своим убеждением!

Кончина

Памятник советского времени на могиле Языкова

Языков умер 26 декабря 1846 года холостым и был похоронен в Даниловом монастыре под одним надгробием с племянником Д. А. Валуевым. Неподалёку от его могилы позднее были преданы земле Гоголь и Хомяков. В 1930-х годах все трое были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

После смерти Николая Михайловича Языкова 2 325 книг из его личной библиотеки были переданы его братьями Петром и Александром в фонд Карамзинской общественной библиотеки в Симбирске.

Видео по теме

Пушкин говорил, что кастальский ключ, из которого пил Языков, течет не водой, а шампанским. Почти физическое опьянение, производимое стихами Языкова, хорошо знакомо его читателям. Поэзия его холодна и пенится, как шампанское или как минеральный источник. Потрясающая — физическая или нервная — энергия его стихов не имеет себе равных. Нетрудно вообразить, что он сделал из такого сюжета, как «Водопад» (1828), но и более мирные стихи о природе («Тригорское» или стихи о Чудском озере) совершенно так же бьют искрящейся жизнью в своем холодном хрустальном великолепии.

Лучшие и самые прекрасные его стихи надо принимать именно как чисто словесное великолепие: таковы знаменитое «Землетрясенье» (1844), где языковская избыточность, строго направляемая и очищенная, достигает особого блеска; и, может быть, самые лучшие строки из всех («К Рейну», 1840), где он приветствует немецкую реку от имени Волги и всех её притоков; перечисление этих притоков, непрерывный каталог в пятьдесят строчек — один из величайших триумфов русского словесного искусства и непревзойденный рекорд длинного дыхания: чтение этих стихов — самое трудное и, в случае удачи, самое славное достижение декламатора[5].

Издания

  • Стихотворения Н. Языкова. — Санкт-Петербург : тип. вдовы Плюшар с сыном, 1833. — Х, 308 с
  • Новые стихотворения Н. Языкова. — Москва : Унив. тип., 1845. — [6], II, IV, 332 с
  • Стихотворения Николая Михайловича Языкова. — Москва : Унив. тип. (М. Катков), 1887. — [4], IV, 136 с
  • Лирические стихотворения : Со вступ. ст. Вадима Шершеневича / [Н. М. Языков]. — Москва : Универс. б-ка, 1916. — 171 с.
  • Полное собрание стихотворений. Ред., вступ. статья и комментарии М. К. Азадовского. Москва — Ленинград: Academia, 1934.
  • Собрание стихотворений. Вступ. статья, ред. и примечания М. К. Азадовского. Ленинград: Советский писатель, 1948 (Библиотека поэта. Большая серия).
  • Стихотворения. Сказки. Поэмы. Драматические сцены. Письма. Составление, подготовка текста, вступ. статья и примечания И. Д. Гликман. Москва — Ленинград: Гослитиздат, 1959.
  • Полное собрание стихотворений. Вступ. статья, подготовка текста и примечания К. К. Бухмейер. Москва — Ленинград: Советский писатель, 1964 (Библиотека поэта. Большая серия).

Источники

  1. 1 2 3 Языков Н. // Краткая литературная энциклопедия — М.: Советская энциклопедия, 1962. — Т. 8.
  2. 1 2 3 Энциклопедический словарь / под ред. И. Е. Андреевский, К. К. Арсеньев, Ф. Ф. Петрушевский — СПб.: Брокгауз—Ефрон, 1907.
  3. 1 2 3 data.bnf.fr: платформа открытых данных — 2011.
  4. ↑ Языков Николай Михайлович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  5. 1 2 3 Д. П. Святополк-Мирский. Глава о Языкове из «Истории русской литературы»
  6. ↑ Живые страницы: А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, М. Ю. Лермонтов, В. Г. Белинский в воспоминаниях, письмах, дневниках, автобиографических произведениях и документах. — М., 1970. — С. 286.
  7. ↑ Константину Аксакову (Языков)
  8. ↑ К Чаадаеву (Языков)
  9. ↑ «Послание к другу (из-за границы)» (1845) Некрасов
  10. ↑ Белинский В. Г. Русская литература в 1844 г. См. ч. II, № 1674
  11. ↑ Герцен А. И. Полн. собр. соч., т. II. М., 1954, с. 133—139. «Москвитянин» и вселенная
  12. ↑ Языков Николай Михайлович — биография поэта

Ссылки

wiki2.red

Языков, Николай Михайлович — Википедия РУ

Происхождение

Родился в помещичьей семье, в Симбирске, отец — прапорщик Михаил Петрович Языков (1774—1836), мать — Екатерина Александровна Ермолова (1777—1831). Сестра Николая Екатерина впоследствии стала женой философа и поэта А. С. Хомякова. На 12-м году Николай был отдан в Корпус горных инженеров в Петербурге, а по окончании в нём курса поступил в инженерный корпус; но не чувствуя призвания к занятиям математикой и увлекаясь поэзией, решил, по совету профессора словесности в Дерптском университете, известного литератора А. Ф. Воейкова, перейти в этот университет (1820). В 1819 году дебютировал в печати (на страницах «Соревнователя просвещения и благотворения»).

Студенческие годы

Учёба на этико-политическом отделении философского факультета в Дерпте продолжалась 7 лет, с 1822 по 1829 годы. Увлечение «традиционными для немецких студентов пирушками и амурами»[5] было главной причиной того, что Языков не успел за все это время окончить университетский курс . Благодаря условиям свободной и веселой жизни тогдашнего студенчества Языков создает в своих стихах самобытный, яркий и праздничный мир молодого раздолья и вольнолюбия — новый торжественный дифирамбический стиль «лёгкой поэзии». Его анакреонтические стихотворения во славу вина и веселья вскоре были замечены Жуковским. Дельвиг искал его стихи для своих «Северных цветов», а Пушкин приглашал к себе в Михайловское.

Из Дерпта поэт лишь на короткое время уезжал в Москву и Петербург. В 1826 году гостил в Псковской губернии, в Тригорском у Прасковьи Осиповой, матери А. Вульфа. Здесь он встречался с отбывавшим ссылку Пушкиным. В это время было написано знаменитое стихотворение «Тригорское». Впоследствии Языков с удовольствием вспоминал об этой поездке в проникновенном стихотворном послании к Арине Родионовне.

Симбирские годы

В 1829 году, накопив в Дерпте долгов, Языков переселился в Москву, в дом своих друзей Елагиных, якобы для подготовки к экзаменам в Казанском университете, но в начале 1830-х годов переехал в свою симбирскую деревню, Языков, где и прожил несколько лет, «наслаждаясь», как он сам говорил, — «поэтической ленью». В сентябре 1833 года проездом в Оренбург и обратно здесь бывал А. С. Пушкин.

Во время пребывания в деревне Языков через своего будущего зятя (мужа сестры) А. С. Хомякова и племянника Д. А. Валуева начинает сближаться со славянофилами. В 1831 году вместе с П. В. Киреевским принимается за сбор материалов по русской народной поэзии. Также в этот период увлёкся гомеопатией, стал переводить с немецкого сочинения на эту тему.

На водах

«Здоровье, подорванное дерптскими излишествами, стало изменять ему очень рано»[5]. Осенью 1836 года с новой силой возобновились одно время было ослабевшие его недуги — солитер, болезнь спинного мозга (нейросифилис) и др., которые начали так быстро прогрессировать, что поэт вскоре не мог прямо ходить и весной следующего года принужден был уехать для лечения в Москву, куда сопровождал его П. В. Киреевский. Знаменитый врач Иноземцев, осмотрев Языкова, посоветовал ему как можно скорее ехать за границу.

Киреевский сопровождал его сначала в Мариенбад, потом в Ганау, Крейцнах и Гаштейн. В Ганау Языков сблизился с Гоголем, который в 1842 году повёз его с собой в Венецию и Рим. Гоголь называл Языкова своим любимым поэтом: «Имя Языков пришлось ему недаром. Владеет он языком, как араб диким конём своим, да ещё как бы хвастается своею властью». «Землетрясение» Языкова великий писатель называл «лучшим русским стихотворением»[6]. Дружба их вначале была горячей и искренней, хотя выражалась преимущественно в сочувственном отношении каждого из них к таланту другого, свойственной им обоим религиозности и сходных телесных недугах. Из-за мелких житейских дрязг они расстались, но продолжали переписываться.

Последние годы

В 1843 году затосковавший по родине Языков вернулся в Москву в состоянии уже совершенно безнадежном. Никуда не выходя из своей квартиры, он медленно угасал; единственным развлечением были для него устроенные им у себя еженедельные собрания знакомых литераторов. Под влиянием друзей окончательно перейдя на позиции славянофильства[7], он в довольно грубой форме критиковал западников[8], а в 1844 году обрушился на них бранным посланием «К не нашим» (ходило в списках, опубликовано в 1871 году), в котором все члены западнического кружка объявлены были врагами отечества. В ответ Некрасов в стихах[9], а Белинский[10] и Герцен[11] в прозе резко осудили Языкова, и к нему пристал ярлык реакционера. Как писал сам Языков[12]:

…Эти стихи сделали дело, разделили то, что не должно было быть вместе, отделили овец от козлищ, польза большая!.. Едва ли можно называть духом партии действие, какое бы оно ни было, противу тех, которые хотят доказать, что они имеют не только право, но и обязанность презирать народ русский, и доказать тем, что в нём много порчи, тогда как эту порчу родило, воспитало и ещё родит и воспитывает именно то, что они называют своим убеждением!

Кончина

  Памятник советского времени на могиле Языкова

Языков умер 26 декабря 1846 года холостым и был похоронен в Даниловом монастыре под одним надгробием с племянником Д. А. Валуевым. Неподалёку от его могилы позднее были преданы земле Гоголь и Хомяков. В 1930-х годах все трое были перезахоронены на Новодевичьем кладбище.

После смерти Николая Михайловича Языкова 2 325 книг из его личной библиотеки были переданы его братьями Петром и Александром в фонд Карамзинской общественной библиотеки в Симбирске.

http-wikipediya.ru

Николай Языков: Языков Николай Михайлович

Языков Николай Михайлович (1803-1846) — русский поэт, славянофил. Родился 4 (16) марта в Симбирской губернии в богатой помещичьей семье, получил хорошее домашнее образование. Учился в Санкт-Петербурге в Горном кадетском корпусе (1814-1819), затем в Институте инженеров путей сообщения (1819-1820), но не окончил. Сочинять стихи начал рано, а в петербургские годы завязались его первые литературные знакомства (А.Ф. Воейков, А.Е. Измайлов и др.). В 1819 при посредничестве литератора А.Н. Очкина впервые выступил в печати (в журнале «Соревнователь просвещения и благотворения» появилось его стихотворение «Послание к А.И. Кулибину» «Не часто ли поверхность моря…»), а в 1822 Воейков уже предрекал ему «блестящие успехи на поприще словесности».

Осенью 1822 (вероятно, по совету того же Воейкова) выехал в Дерпт (ныне Тарту), чтобы поступить на философский факультет тамошнего университета. Дерптский университет оставался относительно свободным от стеснений, постигших российские университеты незадолго до этого, и Языков с готовностью окунулся в атмосферу вольномыслия и «студентских кутежей» (на «буйства» студентов там, по традиции немецких университетов, смотрели сквозь пальцы).

На годы, проведенные в Дерпте (1822-1829), пришлись и становление оригинальной поэзии Языкова, и самая ее прославленная пора. За это время было создано более половины всех его стихотворений. Герой дерптской стихотворной лирики Николая Языкова — поэт-студент, упоенный своим талантом, молодостью, независимостью, уверенностью в своих грядущих великих свершениях (этот герой впервые явился в цикле студенческих песен 1823 и в дальнейшем определял восприятие поэзии Николая Языкова современниками). Молодецкая удаль, бесшабашность, заносчивость и похвальбы этого героя имеют истоки в русском фольклоре, что придает ему известное национальное своеобразие (на том же основании языковский «русский студент» ассоциировался и с поэтом-гусаром лирики Дениса Давыдова). Свойственна ему политическая оппозиционность, модная накануне декабрьского восстания 1825. Ряд его исторических, «оссианических» по колориту и откровенно аллюзионных стихотворений 1823-1824, прославляющих героику национальной старины («Песнь барда во время владычества татар в России», «Баян к русскому воину при Димитрии Донском…», «Услад», «Евпатий» и мн. др.), указывает на их тесную связь с программными установками литераторов-декабристов. Есть у него и прямо декларативные, в духе декабристов, стихи — например, элегии «Свободы гордой вдохновенье!..», «Еще молчит гроза народа…» (оба 1824), «Не вы ль убранство наших дней…» (1826) и др. Однако за вольнолюбивой лирикой Языкова стоят не определенные политические убеждения, а эмоции вольной души, нетерпимой к любым притеснениям. Нет в его лирике и характерного для поэтов-декабристов мотива жертвы, приносимой во имя свободы отечества, напротив: «борьба за свободу, — по точному замечанию И.М. Семенко, — праздник, на котором красуется и играет языковский герой».

Уже в первые дерптские годы Николай Языков приобретает известность молодого поэта, обещающего ослепительные успехи в стихосложении, — поэта, за которым будущее русской поэзии. По рекомендации К.Ф. Рылеева его избирают в действительные члены «Вольного общества любителей российской словесности» (1824). Знаки внимания ему оказывает В.А. Жуковский, познакомившийся с Языковым в один из своих приездов в Дерпт. В 1823 ему адресует стихотворное послание А.А. Дельвиг («Младой певец, дорогою прекрасной / Тебе идти к Парнасским высотам...»), в 1824 — А.С. Пушкин, лично еще с ним не знакомый («Издревле сладостный союз / Поэтов меж собой связует…»). На стихи последнего Языков ответил стихотворением «Не вовсе чуя бога света»). Для Пушкина Николай Языков, наряду с А. Дельвигом и Е.А. Баратынским, вошел в «плеяду» поэтов, «поставленную им почти вне всякой возможности суда, а еще менее, какого-либо осуждения» (так утверждал П.А. Анненков, первый биограф Пушкина). Познакомились они с Пушкиным летом 1826, когда Языков гостил в располагавшемся неподалеку от Михайловского Тригорском, имении своего дерптского приятеля А.Н. Вульфа. Воспоминаниям об этом лете Языков посвятил ряд стихотворений, числящихся среди его лучших созданий: А.С. Пушкину («О ты, чья дружба мне дороже…»), К П.А. Осиповой («Аминь, аминь! Глаголю вам…»), «Тригорское», «К няне А.С. Пушкина» и др. Во втором послании к П.А. Осиповой («Благодарю вас за цветы…»).

Быстрый успех и всеобщее признание Языкову обеспечила прежде всего стилистическая новизна его поэзии. Ему удалось воскресить торжественный стиль оды 18 в., но уже обогащенный опытом лирики Жуковского и Батюшкова. Гражданственная патетика, сухая и декларативная у поэтов-декабристов, у него обогащена утонченной эмоциональной культурой карамзинизма. Пафос оказывается нерасторжим с иронией. Более всего в стихах Николая Языкова поражала пьянящая смелость в обращении языком — лексические новообразования («плясавицы», «истаевать», «водобег», «крутояр» и др.), неожиданные словосочетания («девы хищные», «возмутительные очи», «соблазнительный недуг», «яркий хохот», «разгульный венок», «восторгов кипяток» и др.), изощренные синтаксические конструкции. Это общее впечатление передал Н.В. Гоголь: «С появлением первых стихов его всем послышалась удаль всякого выражения, свет молодого восторга и язык, который в такой силе, совершенстве и строгой подчиненности господину своему еще не являлся дотоле ни в ком. Имя Языков пришлось ему недаром. Владеет он языком, как араб диким конем своим, и еще как бы хвастается своею властью. Откуда ни начнет период, с головы ли, с хвоста ли, он выведет его так картинно, заключит и замкнет так, что остановишься пораженный».

В 1827-1828 Языков напряженно готовится к экзаменам на звание кандидата философии, однако, так и не решившись пройти это испытание, весной 1829 уезжает из Дерпта.

В 1829-1832 живет преимущественно в Москве, где сближается с кругом журнала «Московский вестник» (М.П. Погодин, И.В. и П.В. Киреевские, А.С. Хомяков и др.). В это время меняется герой его лирики: это уже не разгульный студент, а божий избранник, пророк, просвещенный вдохновением свыше. В стихах Языкова появляется новый, так называемый «библейский» стиль. Он перелагает псалмы (XIV и CXXXVI), создает «символические» стихотворения — такие, как «Пловец» («Нелюдимо наше море…») и «Конь». В 1831 пишет ряд стихотворений, посвященных расставанию с героем студенческой лирики («Ау!», «Воспоминание об А.А. Воейковой», «Поэт» и др.), завершающийся программным наставлением «Поэту»:

          Когда с тобой сроднилось вдохновенье…
                   
          Иди ты в мир — да слышит он пророка,
          Но в мире будь величествен и свят:
          Не лобызай сахорных уст порока
          И не проси и не бери наград.

В 1833 вышел из печати сборник стихотворений Языкова. Это издание ознаменовало пик его популярности. И.В.Киреевский тогда дал определения «господствующего идеала» и «господствующего чувства» поэзии Языкова — это «стремление к душевному простору» и «электрический восторг». Однако раздались и первые критические голоса (Кс. Полевой). О Языкове начинают говорить как о поэте, не оправдавшем возлагавшихся на него надежд. Позднее это стало лейтмотивов всех, в том числе и сочувственных отзывов о нем (напр., Гоголя: «..ждали чего-то необыкновенного . Но дела не дождались»).

Языков действительно пишет все меньше и все менее, на общий взгляд, «вдохновенно». Его начинают тяготить болезни. В 1832-1837 живет в основном в родовом имении под Симбирском. Он еще создает шедевры, как, например, послание Денису Ивановичу Давыдову (1835), исторгнувшее слезы восхищения у Пушкина (свидетельство Гоголя), но вдохновение посещает его все реже, и публика ропщет. Опыты в эпическом и драматическом роде («Сказка о пастухе и диком вепре» (1835), «Жар-птица». «Драматическая сказка» (1836)) не встречают сочувствия.

В 1838 Языков выезжает для лечения за границу и пять лет (1838-1843) проводит на курортах в Карлсбаде, Гаштейне, Ницце, но состояние его не улучшается. В стихах этого периода преобладает замедленный 6-стопный ямб с парной рифмовкой (александрийский стих), возникают чисто пейзажные стихотворения, лишенные яркого лирического героя («Толпа ли девочек крикливая, живая…», «Ницца приморская», «Переезд через приморские Альпы» и др.). Основные мотивы — болезнь, тоска в разлуке с родиной, ассоциирующейся с широтой и простором, с отчим домом, недовольство чужбиной в самых разных ее проявлениях. Последнее с наибольшей экспрессией высказано в послании Николаю Васильевичу Гоголю. Прежние мажорные языковские интонации воскресают лишь в нескольких стихотворениях 1841: «Морское купанье», «К Рейну», «Песня Балтийским волнам» и др. В 1839 завязалось знакомство Языкова с Гоголем, укрепившим его в ревностном отношении к православию и «всему русскому». Гоголь же в статье «В чем же наконец существо русской поэзии и в чем ее особенность» (1846) дал проницательную оценку поэзии Языкова, который «для гимна и дифирамба родился», и, вместе с тем, скептически отозвался о его поздних, лишенных восторга и «хмеля», стихотворениях: «В них раздались скучанья среди немецких городов, безучастные записки разъездов, перечень однообразно-страдальческого дня. Все это было мертво русскому духу».

Летом 1843 Языков вернулся в Россию и вновь поселился в Москве (здесь он остался до самой смерти). Литературная общественность незадолго до этого раскололась на западников и славянофилов, споры которых уже переросли в личную вражду. Языков, биографически связанный с кругом славянофилов (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, С.П. Шевырев и др.), выступил на защиту своих друзей. В 1844 он обрушился на западников с гневными посланиями «К ненашим «и «К Чаадаеву», которые оппонентами сразу же были объявлены «политическими доносами». Тогда же сложилась традиция отрицать за ними и художественные достоинства, однако в этих инвективах звучит чисто языковский, торжественный и безудержный пафос, и потому они принадлежат к числу его весьма характерных и выразительных стихотворений.

Большая часть поздних сочинений Языкова — послания, адресованные друзьям и знакомым (К.К. Павловой, П.А. Вяземскому, К.С. и И.С. Аксаковым, Шевыреву, Хомякову, Я.П. Полонскому и др.). Религиозное умонастроение последних лет сказалось в подражаниях псалмам («В альбом», «Подражание псалму») и «сюжетных» стихотворениях из библейской («Сампсон») и церковной («Землятресение») истории. Особенным успехом пользовалось «Землятресение», которое Жуковский даже называл «нашим лучшим стихотворением» (слова в передаче Гоголя). Несколько написанных в поздние годы небольших поэм Языкова успехом не пользовались. Исключение составляет поэма «Липы» (1846), опубликованная уже после смерти автора (в 1859). Речь в ней идет о бесчеловечности российской бюрократической системы, без всякого смысла разрушающей мир и покой доброй немецкой семьи.

Последние прижизненные сборники стихов вышли в 1844 и 1845.

Умер Николай Языков 26 декабря 1846 (7 января 1847) в Москве.


ouc.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *