Хлебников велимир википедия – Хлебников, Велимир — Википедия

Обсуждение:Хлебников, Велимир — Википедия

В Википедии есть портал
«Искусство»
Эта статья тематически связана с Проектом:Русский авангард, целью которого является создание качественных и информативных статей на темы, связанные с Русским авангардом. Если вы хотите помочь проекту, то можете отредактировать статью, к которой относится это обсуждение, или посетить страницу проекта, где сможете, помимо прочего, присоединиться к проекту и принять участие в его обсуждении.

ru.wikipedia.org

Хлебников, Велимир Википедия

Велимир Хлебников

Велимир Хлебников, 1913 год
Имя при рождении Виктор Владимирович Хлебников
Псевдонимы Е. Лунев
Велиполк Хлебников
Дата рождения 9 ноября 1885(1885-11-09)
Место рождения ставка Малодербетовского улуса, Астраханская губерния, Российская империя;
ныне Малые Дербеты, Калмыкия
Дата смерти 28 июня 1922(1922-06-28)[1][2][3](36 лет)
Место смерти Санталово, Крестецкий уезд, Новгородская губерния, РСФСР
Гражданство Российская империя Российская империя, РСФСР РСФСР
Род деятельности поэт, прозаик
Годы творчества 1912—1922
Направление футуризм
Жанр поэзия
Язык произведений русский[4]
hlebnikov.ru
Произведения на сайте Lib.ru

ruwikiorg.ru

Велимир Хлебников. Король времени — Википедия РУ

Биография Велимира Хлебникова, написанная Софией Старкиной к 120-летию Хлебникова в 2005 году, общепризнанно считается первой биографией поэта, хотя формально в 1975 году к его 90-летию в издательстве «Советский писатель» была издана книга Николая Степанова «Велимир Хлебников»

[4][1][5][2]. Про последнюю литературный критик (и сам биограф) Владимир Новиков сказал, что «она не в счёт: написана в конъюнктурных наручниках, с насилием автора и над собой, и над материалом»[5].

«Велимир Хлебников. Король времени» был опубликован издательством «Вита Нова» в дорогостоящей биографической серии «Жизнеописания». Высокая цена книги не в последнюю очередь была обусловлена большим количеством не только чёрно-белых фотографий в тексте (в том числе публикуемых впервые), но и цветных иллюстраций на вклейках (всего в издании 296 чёрно-белых иллюстраций и 90 цветных[1])[6]. Рецензент Андрей Россомахин особое внимание обратил на большую иконографию книги: помимо фотографий в ней было 30 портретов Хлебникова, из которых пять живописных портретов были воспроизведены в цвете[1]. Справочный аппарат книги включил библиографию и указатели творческих организаций и имён

[1].

Общим для всей серии «Жизнеописания» был составной переплёт и тиснение на нём фольгой. К характерным особенностям именно этой биографической серии можно также отнести двухсоставное название каждой книги: имя собственное героя + подзаголовок. В серии выходили как издававшиеся ранее биографии, так и — аналогично хлебниковской — написанные специально для неё. Тираж биографии Велимира Хлебникова был 1500 экземпляров[7].

Качественная и дорогая полиграфия биографии Хлебникова частью критиков была воспринята негативно. Язвительные Григорий Амелин и Валентина Мордерер написали, что «книга-биография выпущена в сувенирном исполнении»[3], а Никита Елисеев заметил: «Трагедия поэта заключается в том, что в конце концов он попадает в книжку с золотым обрезом»[8].

Издание «Вита Новы» было профинансировано в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» (подпрограмма «Поддержка полиграфии и книгоиздания») во втором полугодии 2005 года под названием «Одинокий лицедей: Жизнеописание Велимира Хлебникова» для тиража 2000 экземпляров[9].

Через два года, в 2007 году, написанная Старкиной биография была издана в немного переработанном виде

[2] в значительно более доступной по цене книжной серии «Жизнь замечательных людей» издательства «Молодая гвардия» под названием «Велимир Хлебников» с 67-ю чёрно-белыми иллюстрациями тиражом 5000 экземпляров. Издание «Молодой гвардии» было санкционировано издательством «Вита Нова», которое значилось среди владельцев авторских прав нового издания[10]. Спустя 10 лет, в 2015 году, первое издание по-прежнему можно было купить на сайте издательства «Вита Нова» и в интернет-магазинах, в то время как второе было распродано[11].

«Велимир Хлебников: венок поэту»

В комплекте с книгой Софии Старкиной «Велимир Хлебников. Король времени» издательство «Вита Нова» опубликовало и продавало 64-страничную антологию стихотворных посвящений Хлебникову — «Велимир Хлебников: венок поэту»[12]. Составителем и автором предисловия антологии выступил Арсен Мирзаев[1]. Сергей Бирюков считает это приложение к основной книге неслучайным, поскольку сквозь поэтические тексты Велимира Хлебникова «глядится весь XX век „после Хлебникова“»[2].

Не имея возможности издать полную антологию из примерно ста авторов, Мирзаев включил в неё 33 автора, охватив период времени с 1909-го (самый ранний текст — Вячеслава Иванова) по 1970 год (самый поздний текст — Бориса Слуцкого). Основу книги составили тексты современников Хлебникова. Трое авторов — Николай Бурлюк, Борис Лапин и Николай Глазков — были представлены двумя текстами, и общее число текстов достигло 36 — возраста, в котором Хлебников ушёл из жизни. Семь текстов были впервые републикованы спустя 80—90 лет после их появления в малотиражных сборниках и альманахах

[1]. В предисловии Арсен Мирзаев определил самые сущностные изменения в отношении к Хлебникову по мере отдаления от его времени:

 …Элемент «восторженного почитания» отходит на второй план. Появляется тенденция творческого переосмысления идей и находок Хлебникова. Ему посвящаются уже не только конвенциональные стихи, но и палиндромы (Н. Ладыгин, Д. Авалиани, Б. Гринберг и др.), тексты, ориентированные на словотворчество и формальный эксперимент (С. Бирюков, А. Альчук, В. Мельников, А. Ровнер, А. Очеретянский и пр.). Перепевание мифов («урус-дервиш», наволочка со стихами, безбытность, неприкаянность, неотмирность, визионерство, сжигание рукописей и тому подобное) уступает место вдумчивой работе с его художественными новациями — с тем, что привнёс Велимир в русскую поэзию
[1]
.
 

Андрей Россомахин отметил отсутствие в антологии стихотворений двух авторов из выбранного составителем периода 1909—1970 годов: «Хлебников и черти» Леонида Мартынова (1964) и «Велимир» (1970) Юрия Кублановского. Также у вошедших в антологию Василия Каменского, Николая Асеева и Николая Глазкова представлены не все тексты, посвящённые Хлебникову: не хватает «Сарынь на кичку!» (1915) Каменского, главы «Хлебников» из поэмы Асеева «Маяковский начинается» (1936—1939) и стихотворения «В. Хлебникову» (1944) Глазкова. В выстраивании структуры антологии составитель, по замечанию Россомахина, не придерживался ни хронологического, ни алфавитного принципа, ни третьего возможного подхода — разделения авторов на лично знавших Хлебникова и прочих[1].

Владимир Новиков, подвергая сомнению саму возможность существования научной биографии, назвал книгу Софии Старкиной литературным фактом — в том смысле, что для биографии Хлебникова Старкина выбрала то, что сочла «наиболее экспрессивным и эмоционально действенным»

[5]. Реальная фабула жизни поэта развёрнута в книге в повествовательный сюжет, написанный живым, без наукообразия, языком. Старкинская книга доступна, по мнению Новикова, вузовскому преподавателю, школьному учителю, поэту и простому любителю литературы. О хлебниковской сложности и тёмных местах в его творчестве Старкина пишет простыми прозрачными конструкциями без стилистических претензий[5] и метафорики[2]. Иллюстративный ряд книги функционален и даёт представление как о рукописях Хлебникова, так и о футуристических книгах его времени[5].

Автор — вслед за большинством биографов — следует естественной очередности событий, не нагружая свой рассказ тормозящими его пространными рассуждениями. Это обеспечивает неослабевающий до конца книги интерес читателя. Житейское поведение Хлебникова, которое со стороны может показаться ненормальным, трактуется Старкиной без каких бы то ни было деклараций как «проявление его абсолютной внутренней свободы, естественности и сосредоточенности на главном деле»[5]. По мнению Новикова, София Старкина чувствует Хлебникова «на уровне интонации, в композиционном ритме»

[5]. Справляется она и с цитированием, умело вставляя разнородные стихи Хлебникова в его житейскую фабулу[5].

Андрей Россомахин увидел в книге Старкиной «сдержанное, „сухое“ повествование», выгодно отличающее её «от тех велеречивых биографий, которые нередко появляются в серии ЖЗЛ»[1]. Россомахину вторит Сергей Бирюков: «Старкина написала стройную и строгую книгу». Выдумка и фантазийность в биографии Хлебникова дозированы и определяются цитируемыми Старкиной авторами[2]. По мнению Николая Александрова, старкинская биография далека как от академичности, так и от беллетристики, и представляет собой, скорее, агиографический жанр: «Это по существу житие, повесть о жизни и скитаниях знаменитого будетлянина»[13].

Сергей Бирюков отмечает в книге неполную выявленность футуристической, экспериментальной деятельности Хлебникова, которая нашла дальнейшее развитие в неканоническом стихосложении обэриутов. Старкиной также не удалось, по его мнению, вскрыть природу высокой смеховой культуры и столь же высокого дара игры Велимира Хлебникова, поскольку серьёзность Хлебникова в творчестве она восприняла слишком буквально

[2].

Недостаточное освещение в книге взаимоотношений Хлебникова с большевистской властью Владимир Новиков объясняет тем, что цельность рассказа могла быть нарушена. Оно покрывается в книге общим ощущением беззащитности Хлебникова «перед жестокостью бытия, в том числе советского»[5]. Любовные переживания Хлебникова автором биографии, по мнению Новикова, не отрефлектированы:

 Несомненно, что Хлебников был погружён в работу полностью, что из творческого состояния он не выходил. Тем не менее земная любовь в его жизни была и в произведениях отразилась весьма нетривиальным образом. Мне кажется, эта сфера у Старкиной освещена слишком бегло и осторожно — так, как пишут о классиках в книгах «для детей и юношества»: «Надо сказать, что и он нравился женщинам» и т. п. Конечно, фрейдизм как метод остался в прошлом веке, но эрос как важная составляющая хлебниковского мира — предмет увлекательный. Вспомним хотя бы поэму «Лесная дева» с ошеломляющим признанием героини: «Если нет средств примирить, / Я бы могла бы разделить, / Ему дала бы вечер, к тебе ходила по утрам»[5]. 

«Письма о русской поэзии» Амелина и Мордерер

Самыми жёсткими критиками биографии «Велимир Хлебников. Король времени» выступили в своей совместной книге 2009 года «Письма о русской поэзии» Григорий Амелин и Валентина Мордерер. Книга Амелина и Мордерер имела резонанс в научной и литературной среде, войдя в том же 2009 году в шорт-лист премии Андрея Белого в номинации «Гуманитарные исследования»[14].

Анализу собственно текста старкинской книги Амелин и Мордерер предпослали краткий ретроспективный обзор противоборствующих сторон российского хлебниковедения, частью которого стала София Старкина на рубеже 1990-х годов. Вначале это были два враждебных лагеря, в центре которых оказались Владимир Маяковский и Пётр Митурич. Затем их сменили Николай Степанов и Николай Харджиев. Степанов «был мягок, доброжелателен и невероятно способен» и быстро, хотя и с большим количеством ошибок, издал первое пятитомное собрание сочинений Хлебникова. Харджиев установил научную монополию на жизнь и творчество Хлебникова, отсекая новых конкурентов доносами на них в архивы, издательства и музеи. К концу 1980-х годов при ещё живом, почти девяностолетнем, Харджиеве в хлебниковедении доминировали с трудом понимавшие друг друга «победительный Рудольф Дуганов, скрупулёзный Александр Парнис и воинственный Виктор Григорьев»

[3].

Дуганов, которого София Старкина считала своим учителем[15], вскоре умер, и ей «нужно было построить такой биографический крейсер, который бы удалось провести по возможности без потерь и кораблекрушений между двумя устрашающими скалами, меж Сциллой и Харибдой хлебниковедения» — Григорьевым, не претендовавшим на написание биографии, но превратившим Хлебникова в идола, и Парнисом, которому в написании биографии мешал «скупой лабораторный перфекционизм»[3].

 Храбрая Старкина, столкнувшись лицом к лицу с мемуарным материалом до сих пор сырым и необработанным, лица не потеряла — искусство навигационного лавирования ею усвоено в совершенстве, все острые углы тщательно сглажены или обойдены. Но c прискорбием приходится признать, что частенько Велимир смахивает на Пушкина хармсовских анекдотов (или, что ещё хуже, — на жолковских героев-графоманов)…[3] 

В отличие от Владимира Новикова, фактически отказавшего научной биографии в праве на существование[5], Амелин и Мордерер традиционно делят биографии на научные (хроники, летописи) и художественные. И по их мнению, «биографическая шкурка старкинской выделки опять-таки удобно растянута посерёдке». Старкина «аккуратно и дотошно» пересказывает документы, письма и воспоминания современников, «зачастую слишком наивно полагаясь на правдивость мемуаристов и своим слогом не блеща». Анализ основных поэтических произведений Хлебникова, как считают рецензенты, не удаётся Старкиной совсем[3].

Старкина выстраивает биографию Хлебникова «на очень чётких и прямолинейных основаниях», не понимая изменений в мировоззрении Хлебникова и не увязывая эти изменения с его творчеством. Так, она считает, что Хлебникова безуспешно «перевоспитывают» родственники, с которыми у него поэтому и не складываются отношения. Поначалу вполне складываются, оппонируют рецензенты. Хлебников-студент перенимает у своего дяди по матери, Петра Николаевича Вербицкого, бывшего редактором «Морского сборника», государственнические интересы, печатается в сборнике «академистов» (студентов-монархистов), фотографируется под портретом царя, пишет пьесу с шовинистическим и черносотенным уклоном «Снежимочка». Старкина этот «неприятный» угол в биографии и творчестве Хлебникова «плавно огибает»[3].

В то же самое время Хлебников испытывает живой интерес к революционному терроризму, в том числе в связи с конспирологией. Старкина этого не видит, и многие персонажи Хлебникова для неё остаются зашифрованными. Зашифрованными для неё остаются главный герой «Снежимочки» «Ховун», прячущий революционеров и затем раскаивающийся в этом, чьё прозвище соотносится с инициалами Хлебникова (ХВ), и сама Снежимочка, которая не только тает, но и таит. Ранний, 1908 года, текст Хлебникова, Старкина читает по написанному: «Ещё не пойманный во взорах вор ник, / А уж в устах вставал надменный дворник…» Но дворника следовало написать с заглавной буквы — это двоюродный брат его матери Александр Дмитриевич Михайлов, получивший революционную кличку Дворник за введение жёсткой дисциплины среди землевольцев и разработку системы конспирации, основанной на точном знании топографии улиц и дворов Петербурга[3].

Целый ряд других ошибок биографа также происходит от навязанных ею самой себе биографических штампов. Рецензенты иронизируют над ней («подвиг мудрой Старкиной», «юная Соня Старкина вплыла в филологическое море», «храбрая Старкина», «своим слогом не блеща»), но в итоге отдают ей должное и смотрят в будущее:

 Биография Хлебникова, написанная Старкиной, — чрезвычайно необходимый и своевременный опыт, но всё же это только первые несколько ступенек, мы всё ещё находимся на подступах к жизнеописанию великого тайновидца, насмешника и мифотворца[3]. 

Критика критики

  Никита Елисеев — первый рецензент книги «Велимир Хлебников. Король времени»

Первой рецензией на старкинскую биографию Хлебникова стала небольшая статья Никиты Елисеева в журнале «Эксперт». Елисеев не стремился дать будущему читателю общее представление о книге, а сосредоточился на её «буржуазности», несвойственной, по мнению Елисеева, Хлебникову и — в противовес этой буржуазности — ошибках, несовместимых с «солидностью», «монографичностью», «академичностью» 500-страничного тома[8].

Такой подход вызвал отповедь другого рецензента книги — Андрея Россомахина. Комментируя сентенцию Елисеева о полиграфической роскоши («буржуазности») книги «Вита Новы» («Сам-то Хлебников любил, чтобы книга была издана на обороте дешёвых обоев…»), Россомахин замечает, что эпатажный футуристический период Хлебникова некорректно сравнивать с его советским периодом. В 1920 году он, к примеру, писал Осипу Брику: «…Изданы мои сочинения или нет?… вдруг вы пришлёте мне толстый пушкинский том?..»[1]

Обнаружив несколько ошибок в книге, сам Елисеев, по мнению Россомахина, позволил себе поверхностные суждения о Хлебникове и даже — в связи с превратным истолкованием воспоминаний Дмитрия Петровского — фальсификацию этического облика Хлебникова. Найдя три грубые ошибки в указателе имён, Елисеев, по замечанию оппонента, не счёл необходимым оговорить, что указатель составляла не автор книги София Старкина[1].

Рецензируя книгу Софии Старкиной, «которая напрашивается на чтение, а не на помещение в шкаф», Владимир Новиков предположил, что она может быть прочитана с пользой и специалистами-хлебниковедами — «если они поднимутся над ревностью»[5]. Общая оценка книги со стороны международного хлебниковедения была более чем положительной — на 9-х Хлебниковских чтениях в сентябре 2005 года в Астрахани, сразу после издания, работа Старкиной была названа исследовательским подвигом[1]. Сергей Бирюков написал, что «София Старкина сделала невероятное», создав «канонический текст о человеке-легенде»[2]. Андрей Россомахин посчитал, что эта книга на долгие годы станет образцовой[1]. Оценки других хлебниковедов естественным образом разнились из-за субъективности и контекстности восприятия книги.

Ещё до написания Старкиной биографии Хлебникова, в 2002 году, Дмитрий Пашкин отметил, что первая глава старкинской кандидатской диссертации «Творчество Велимира Хлебникова 1904—1910 годов (дофутуристический период)» 1998 года демонстрирует большой «задел» для создания научной биографии Велимира Хлебникова. При этом тот же Пашкин в той же статье написал, что самый существенный вклад в разработку биографии Хлебникова принадлежит Александру Парнису, который установил значительное число важнейших фактов жизни и творчества Хлебникова, включая точное место рождения[16].

Сам Парнис в целом воспринял выход старкинской биографии болезненно, о чём публично сказал только спустя несколько лет после издания книги — в 2013 году, в юбилейном, к 75-летию, интервью, подводя предварительные итоги своей жизни:

 Сейчас одна питерская коллега моя Софья Старкина написала первую книжку, она вышла в ЖЗЛ, биографию Хлебникова, ту, которую я в принципе мог делать. Она написала, что, может быть, вы это сделали бы лучше меня. Но у неё хватило, может быть, это женская целеустремленность или терпимость, она не разбрасывалась, и она сумела это всё сделать. У неё получилась книга биографическая. У меня разные претензии есть к этой книге, но, по крайней мере, книга, которую я мог и должен был сделать, я не смог сделать[7]. 

Издание книги Старкиной Парнис воспринимал ещё и в контексте своей общей ситуации: «Самое смешное, что вышла книжка, посвящённая мне[K 1], а у меня нет ни одной собственной книжки, и в этом моя личная трагедия»[7].

Несостоявшийся хлебниковед и состоявшийся под значительным влиянием Хлебникова прозаик и поэт Виктор Iванiв оценивал старкинскую книгу уже с позиций своего жизненного и писательского опыта — в интервью, которое он дал незадолго до смерти Софии Старкиной и за несколько месяцев до самоубийства. Назвав биографию Старкиной «прекрасной» с точки зрения объективации знаний о Хлебникове, для себя он сделал другой, во многом противоположный выбор:

 Единственное, что, на мой взгляд, можно делать с Хлебниковым — это всякий раз заново оглядываться на мир, как будто он будет вечен. Из всех «законов», открытых им, можно повторить лишь один — его страшную судьбу, только на собственной шкуре. Стихи Рембо в своё время тоже казались мне литературной игрой, шуткой. Опыт создания «оркестра чувств» показывает, что если веришь тому, что написано в книгах, не пытайся это проверять. Поверь лучше на слово. Что касается меня, то я охотнее поверю всем фантазиям кокаиниста Петровского о приключениях Хлебникова[K 2], и проверять их буду не по освидетельствованию Анфимова[K 3] и по прекрасной биографии Софии Старкиной, а по «Малиновой шашке»[K 4], достойной лучших глав «Декамерона», если читать внимательно. Лучше врать безбожно по всякому поводу, чем задумываться о мотивировках Петра Митурича, окончившихся эпизодом смерти в Санталово[K 5][17]. 

http-wikipediya.ru

Велимир Хлебников (28 октября 1885 — 28 июня 1922). Некролог и биография

Годы жизни Велимира Хлебникова:

родился 28 октября 1885, умер 28 июня 1922

Эпитафия

«Он бросил перчатку столетьям бегущим —
И стали столетья послушней овец,
Он родину творчества видел в грядущем,
Времен отдаленных дитя и певец,
И вечно скитался, без быта, без крова,
Язычником — солнцепоклонником Слова».
Из стихотворения Максима Лаврентьева

Биография

Один из самых загадочных поэтов XX века, Велимир Хлебников, родился в семье ученого-орнитолога, и любовь к науке ему прививали с детства. Даже в своих стихах Хлебников постоянно размышлял о законах времени и о связи его с пространством. Как и любому гению, ему была уготована недолгая, горькая судьба. Он так и ушел — непонятым, неувиденным, осуждаемым, что, впрочем, не помешало следующим поколениям оценить глубину его таланта и масштаб личности.

Биография Хлебникова берет свое начало в Астраханской губернии. В детстве мальчик хорошо учился, особенно увлекаясь историей, математикой, орнитологией, языками и литературой. Уже в старших классах гимназии Хлебников начал писать стихи. И хотя он учился сначала на физико-математическом факультете, а затем на факультете естествознания, в итоге он все же переехал в Санкт-Петербург, пожелав связать свою жизнь с литературой, но так и не окончил историко-филологический факультет. Хлебникову было не до учебы — он был увлечен творчеством.

Конечно, он привлекал к себе внимание — оригинальный, с широким кругозором, самостоятельными резкими взглядами. Сначала он сблизился с модернистами, затем — с футуристами, правда, оберегая русский язык от иностранных слов, предпочитал называть их «будетлянами». Но творчество приносило Хлебникову очень низкие доходы — у него не было ни собственного дома, ни официальной работы, ни денег. Часто он жил у друзей, у знакомых, а иногда — и у случайных людей. И ни на день не переставал усердно, почти одержимо работать. В нем жило сразу несколько личностей — фантаст, ученый, поэт, публицист. После очередного произведения Хлебникова Осип Мандельштам отозвался о поэте весьма лестно и с верой в его блестящее будущее: «Хлебников возится со словами, как крот, между тем он прорыл в земле ходы для будущего на целое столетие…»

Правда же была в том, что Хлебников был настолько самобытен, что существовать в рамках какого-либо течения, группы просто не мог. Так, он нередко конфликтовал с издателями и коллегами по цеху, а в футуризме, ярким представителем которого считался, и вовсе разочаровался. Это заставляло его еще больше переезжать и еще усиленее работать. От частых переездов и плохого образа жизни здоровье Хлебникова было подорвано. Вместе со своим другом, художником Митуричем, Хлебников отправился в деревню Санталово, где тяжело заболел и вскоре скончался. Причиной смерти Хлебникова стал парез. Похороны Хлебникова прошли в деревне Ручьи, недалеко от места рождения поэта, спустя несколько лет он был перезахоронен в Москве — могила Хлебникова теперь находится на Новодевичьем кладбище.

Портреты Хлебникова авторства Владимира Маяковского (слева) и Петра Митурича (справа)

Линия жизни

9 ноября 1885 г. Дата рождения Велимира Хлебникова (настоящее имя Виктор Владимирович Хлебников).
1903 г. Окончание гимназии в Казани, поступление на физико-математический факультет Казанского университета.
1905 г. Публикация статей Хлебникова по орнитологии.
1908 г. Публикация литературных произведений Хлебникова, перевод в Санкт-Петербургский университет.
1911 г. Исключение Хлебникова из Санкт-Петербургского университета.
1913 г. Выход первого авторского сборника стихотворений Хлебникова «Ряв!».
1919 г. Лечение в психиатрической больнице с целью уклонения от призыва.
1920 г. Написание поэм «Ночь в окопе», «Ладомир», «Царапина по небу».
1921 г. Написание поэм «Ночной обыск», «Ночь перед Советами».
1921 г. Посещение Персии в качестве корреспондента газеты «Красный Иран», переезд в Москву.
1922 г. Выход книги «Доски судьбы».
28 июня 1922 г. Дата смерти Хлебникова.
29 июня 1922 г. Похороны Хлебникова.

Памятные места

1. Село Малые Дербеты, Калмыкия, где родился Хлебников и где сегодня установлен памятник Хлебникову.
2. Казанский государственный университет, где учился Хлебников.
3. Санкт-Петербургский государственный университет, где учился Хлебников.
4. Башня Иванова, где размещалась «Академия стиха», которую посещал Хлебников в 1909-1910 гг.
5. Дом-музей Велимира Хлебникова в Астрахани.
6. Мемориальная доска Хлебникову с его стихотворением на доме в Лейдене, Нидерланды.
7. Новодевичье кладбище, где похоронен Хлебников.

Эпизоды жизни

Велимир Хлебников обладал сложным, весьма необычным характером. Даже Маяковский, признаваясь в любви к Хлебникову, которого он считал очень образованным и остроумным человеком, замечал, что с годами Хлебников становился все более ранимым, обидчивым, воспринимая любую шутливую или резкую фразу как непризнание его талантов.

Хлебников много времени уделял историческим исследованиям, а также был уверен, что в развитии человечества существует закономерность и периодичность. Много лет он занимался математическими вычислениями — например, в 1908 году в воззвании к славянским студентам он предсказал события 1915 года. А в 1912 году — предрек революцию 1917 года, в результате которой, по его вычислениям, должна была произойти гибель Российской империи.

Памятник Хлебникову в селе Малые Дербеты, созданный скульптором Степаном Ботиевым в 1993 году

Завет

«У гения своя дорога».

«Разве до нас строились законы, которых нельзя нарушить! Только мы, стоя на глыбе будущего, даем такие законы, какие можно не слушать, но нельзя ослушаться. Они нерушимы».


Передача о Велимире Хлебникове из цикла «Поэты XX века»

Соболезнования

«И Хлебников удалился — умер, умер от истощения и голода, оставил свое дело незавершенным, но путь — показал, „озарил“ тех, кто мучился в бездорожье и смутно чувствовал какую-то другую правду, чем та, которой мы живем сейчас».
Николай Лапшин, художник

Ссылки

Страница Велимира Хлебникова в «Википедии»
Сообщество поклонников творчества Хлебникова в социальной сети «ВКонтакте»
Сайт, посвященный жизни и творчеству Велимира Хлебникова

 

Также может быть полезно:

epitafii.ru

Хлебников, Велимир — Википедия

Запрос «Велимир Хлебников» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Хлебников.

Велимир Хлебников

Велимир Хлебников, 1913 год
Имя при рождении Виктор Владимирович Хлебников
Псевдонимы Е. Лунев
Велиполк Хлебников
Дата рождения 9 ноября 1885(1885-11-09)
Место рождения ставка Малодербетовского улуса, Астраханская губерния, Российская империя;
ныне Малые Дербеты, Калмыкия
Дата смерти 28 июня 1922(1922-06-28)[1][2][3](36 лет)
Место смерти Санталово, Крестецкий уезд, Новгородская губерния, РСФСР
Гражданство Российская империя Российская империя, РСФСР РСФСР
Род деятельности поэт, прозаик
Годы творчества 1912—1922
Направление футуризм
Жанр поэзия
Язык произведений русский[4]
hlebnikov.ru
Произведения на сайте Lib.ru
Произведения в Викитеке
 Файлы на Викискладе

Велими́р Хле́бников (в ряде прижизненных изданий — Велемір, Велемир, Velimir; настоящее имя Виктор Владимирович Хлебников; (28 октября [9 ноября] 1885 — 28 июня 1922) — русский поэт и прозаик, один из крупнейших деятелей русского авангарда. Входил в число основоположников русского футуризма; реформатор поэтического языка, экспериментатор в области словотворчества и зауми, «председатель земного шара». Высшую оценку Хлебникову дал знавший его лично Роман Якобсон: «Был он, коротко говоря, наибольшим мировым поэтом нынешнего [двадцатого] века…»[5]

Содержание

  • Биография
    • Ранние годы (1885—1908)

readtiger.com

Велимир Хлебников. Подробная биография

Велимир (Виктор Владимирович) Хлебников родился 28 октября (9 ноября) 1885 года в с. Тундутово, по другим сведениям с. Малые Дербеты, Астраханской губернии в семье ученого-натуралиста.

С 1903 года – студент Казанского университета физико-математического факультета. Однако в Казани Хлебников проучился недолго – за участие в студенческих выступлениях его исключили из университета, непродолжительное время Хлебников даже был под арестом. В 1903-1905 годах Велимир побывал в составе научных экспедиций по Дагестану и Уралу, писал статьи по орнитологии. В 1908-1911 учился в Петербургском университете на естественном отделении физико-математического факультета (не окончил; Хлебникова исключили, т. к. не внес плату за обучение). Литературный дебют – в 1908. В Петербурге он сблизился с символистами и часто бывал в знаменитой «Башне» (так поэты называли квартиру главы символистов Вячеслава Иванова). Вскоре Хлебников разочаровался в стилистике символизма. В 1910 стал ведущим участником литературной группы футуристов. В 1912 году познакомился с В. Маяковским. В 10-е гг. выходят книжки Хлебникова «Ряв» (1913), «Изборник стихов. 1907-1914», «Творения 1906-1908», зарождаются его бунтарские и утопические проекты всестороннего переустройства мировой жизни («Труба марсиан», «Лебедия будущего»). Тогда же начинаются странствия Хлебникова, которые позже превращаются для него в жизненное выражение поэтической миссии с её «внебытовой» свободой. В пореволюционные годы Хлебников пишет очень много, но печатается мало (большинство произведений опубликовано посмертно).

Ближайшее окружение (футуристы, исследователи-формалисты, например Р. Якобсон, автор книги «Новейшая русская поэзия. Набросок 1-й. Виктор Хлебников», Прага, 1921) ценило Хлебникова преимущественно как реформатора поэтического языка. Однако предпринятое Хлебниковым «разрушение» классического поэтического слова было только одним из следствий его миросозерцания и художественной позиции. В 10-е годы он выступил как создатель «первобытной» славяно-языческой утопии (поэмы «Лесная дева», 1911; «И и Э», 1912; «Шаман и Венера», 1912; «Вила и леший», 1912) и как пророк грядущего «бунта вещей», автор антибуржуазных и антииндустриальных урбанистических гротесков (пьеса «Маркиза Дэзес», поэма «Журавль»). Хлебников обращается к фольклорно-мифологическим формам художественного мышления («Змей поезда», 1910; «Дети Выдры», 1913). В основе раннего словотворчества Хлебникова лежит принцип смысловой метаморфозы. Он отказывается от устойчивого рационального слова-понятия, дробя его на составные, наделенные текучим образным смыслом, и заново «складывая» полученные части (например, экспериментальные вещи «Заклятие смехом», «Любхо»). Этот процесс, вопреки представлениям самого Хлебникова, не возвращал к подлинной этимологии слова, к восстановлению его внутренней формы, но помогал стилизовано воссоздать самый тип архаического языкового мышления, воспроизвести «заумный» словесный колорит заговоров и заклинаний. Вместе с тем выработанная Хлебниковым примитивистская техника нарочитого инфантилизма, «сдвига», стилистических анахронизмов, внезапных сломов классического метра бросала некую ироническую тень на мечту поэта о докультурной гармонии с природой, на его «новую мифологию» (поэма «Поэт», 1919, дает эту же тему в трагическом аспекте).

Война внесла в творчество Хлебникова современную тему, а революция существенно переориентировала его. К революции 1917 года Хлебников отнесся положительно, но последовавшую за ней политику «красного террора» принять никак не мог. В 1919 году Велимир Хлебников, находясь в Харькове, который был в то время занят белогвардейскими войсками, лег на обследование в психиатрическую больницу, чтобы избежать призыва в армию. Хлебников два раза переболел тифом, но, несмотря на плохое состояние здоровья и голод, продолжал много писать. Через неприятие империалистической войны (поэмы «Война в мышеловке», 1915-1919; «Берег невольников», 1921) Хлебников приходит к мечте о всемирном братстве людей (в частности, многоплеменная Азия мыслится им как прообраз грядущего сопряжения разных культур). Сочетая современность с седой древностью, поэзия Хлебникова утверждает эпический, былинный размах революционных событий («Каменная баба», 1919; «Ночь в окопе», 1921). Подобно А. Блоку, Хлебников усматривает в народном восстании, в бунте «колодников земли» исторической возмездие (поэмы «Прачка», «Настоящее», «Ночной обыск», «ночь перед Советами», написанные в 1921) и вместе с тем – прорыв к переустройству Вселенной на новых началах. Желанное воссоединение с природой видится теперь Хлебниковым на открытых революцией научно-трудовых путях («Ладомир», 1920). Поэтика Хлебникова решительнее отрывается от экспериментально-стилизаторских задач, обретает большую непосредственность, обогащается многоголосицей ритмов, обращением к интонационному стиху, свободно следующему за поэтическим образом («Труба Гуль-Муллы», 1921). В то же время революционный переворот жизненного уклада преломлялся у Хлебникова в анархическую утопию, в которой пророческой фигуре поэта отводится особая, мессианская роль. Хлебников искренне усвоил роль тайновидца, открывшего освобожденному человечеству путь к овладению числовыми «законами времени» («Доски судьбы», 1922) и к объединению через посредство «звездного», т.е. пригодного для всей нашей «звезды»-Земли, языка (построенного на выявлении смыслового ядра отдельных звуков, якобы сокровенно присутствующего в них, – программная статья «Наша основа», 1919). Претензия Хлебникова создать «сверхповесть» («Царапина по небу», 1920; «Зангези», 1922, и др.) – некую «книгу судеб», которая преподала бы народам начатки «нового» знания и жизнетворчества, относится к числу трагических неудач поэта. Поэзия Хлебникова во многих отношениях оставалась в пределах литературного модернизма (принцип незавершенности, сводящий композицию вещи к ассоциативному нанизыванию тем и мотивов; недоверие к понятийному языку, отказ от прямого именования предмета, зашифрованность образов посредством перифрастического описания; сочетание элементов мифологического мышления с сугубо рационалистическим расщеплением слова и предмета).

Велимир Хлебников умер 28 июня 1922 года в деревне Санталово Новогородской губернии, куда поехал к своему другу отдохнуть, подлечиться. В 1960 г. прах В. Хлебникова перевезли в Москву и захоронили на Новодевичьем кладбище.

Поэзия первой половины 20 века усвоила некоторые элементы поэтики Хлебникова: новые типы рифм, его интонационный стих, некоторые его образные ходы – реализацию метафоры и особенно насыщение звуковых элементов стиха смысловыми ассоциациями (в поэзии В. Маяковского, Н. Асеева, Б. Пастернака, О. Мандельштама, М. Цветаевой). В творчестве Н. Заболоцкого сказался не только гротескный примитивизм мифологических поэм Хлебникова, но и его уникальное чувство природы и «ладомирские» утопические идеи преображения мира.

Биография

Произведения

Критика

Ключевые слова: Велимир Хлебников, футуристы, биография Велимира Хлебникова, скачать подробную биографию, скачать бесплатно, русская литература 20 века, русские поэты 20 века, жизнь и творчество Велимира Хлебникова

md-eksperiment.org

Велимир Хлебников | Русская Литература вики

Велимiръ Хлѣбниковъ
Биография
Дата рождения: 9 ноября 1885
Дата смерти: 28 июня 1922
Страна: Российская империя, РСФСР
Деятельность
Жанры произведений: Поэма
Годы творчества: 1912—1922
Автограф
Был он, коротко говоря, наибольшим мировым поэтом нынешнего века…
— Роман Якобсон,
лингвист и литературовед XX века

Хле́бников, Велими́р — русский поэт и прозаик, родоначальник русского футуризма и один из крупнейших деятелей русского авангарда. Имя при рождении — Виктор Владимирович. Своим творчеством продолжал традицию так называемых "младоархаистов" 18-го века, к вершинам которых можно отнести поэму А. С. Грибоедова. В истории русской культуры остался не только как поэт, но и как мыслитель, математик и орнитолог.
Среди футуристов Хлебников был одним из наиболее смелых экспериментаторов в области словотворчества и по­этической формы.

Творчество Велимира Хлебникова оказало большое влияние на поэтов Владимира Маяковского, Осипа Мандельштама, Марину Цветаеву, Борис Пастернака, Николая Заболоцкого.

    Биография

    Детство и юность

    Виктор родился 9 ноября (28 октября по старому стилю) 1885 года в ставке Малодербетовского улуса Астраханской губернии Российской империи — ныне это село Малые Дербеты в Республике Калмыкия Российской Федерации. Виктор был третим ребенком в семье. Его отец, Владимир Алексеевич Хлебников, был орнитологом и лесоводом, в советские годы он стал основателем первого в СССР заповедника. С ранних лет Хлебников сопровождал отца в поездках, вел фенологические и орнитологические записи.
    Так что, помимо стихов, которые Велимир начал писать с 11 лет, к его первым творческим опытам относятся записи фенологических и орнитологических наблюдений — так называемые "снимки", — перемешанные с размышлениями на темы биологии, психологии, философии, этики и набросками автобиографической прозы.
    В 1903 году Хлебников поступил на математическое отделение физико-математического факультета Казанского университета. В этом же году году Хлебников ездил с научной экспедицией в Дагестан. На следующий год, 1904-й, он подаёт прошение об увольнении и поступает на естественное отделение физико-математического факультета. За участие в студенческих волнениях его исключают. В 1905 году он отправляется в научную экспедицию на Северный Урал.
    В 1908 году он поступает в Санкт-Петербургский университет — сперва на естественный факультет, затем — на историко-филологический. А 1911 году оставляет учебу.

    Творческая деятельность

    Будучи студентом Хлебников напечатал несколько статей по орнитологии. (1905 г.) Первые же литературные произведения увидели свет в 1908 году: дебютом Хлебникова стала публикация стихотворения "Искушение грешника" в журнале «Весна». Вскоре, с 1910 года, о стихах Хлебникова, напечатанных им под псевдонимом Будетлянин ("Заклятие смехом", "Зверинец", "Бобэоби" и др.), заговорили.

    Хлебников сближался с кругом молодых поэтов, недолгое время входил в круг "Академии стихов" символиста Вячеслава Иванова, но, увлёкшись реформаторством поэтического языка и познакомившись с другим крылом нового искусства, он вместе с новыми товарищами, Василием Каменским и Давидом Бурлюком, основывает собственную группу — «будетляне» (от слова будет), позже, в 1912-м, когда группа уже стала называться «Гилеей» в неё вошли Владимир Маяковский и Бенедикт Лившиц.
    Новое литературное движение заявило о себе сборником «Садок судей» (1910). За ним последовал сборник «Пощёчина общественному вкусу» (1912) и второй «Садок судей» (1913), значительную часть которого составляли стихи Хлебникова, а также свет увидели книги поэта "Ряв!", "Творения 1906-1908" и другие.
    Ритмический и звуковой строй стихов Хлебникова, его пьесы "Маркиз Дэзес" (1909-1911) и поэмы "Журавль" (1909) были ориентированы на разговорную речь. В «Пощечине общественному вкусу» была напечатана составленная Хлебниковым таблица "Взор на 1917 год", в которой он, согласно своим исчислениям законов времени, предсказал "падение государства".

    Хлебников стал главным теоретиком футуризма, основы нового искусства он изложил в книге "Учитель и ученик", изданной в 1912 году, а его поэтико-лингвистические исследования легли в основу "заумного языка", разработанного им совместно с поэтом Алексеем Крученых и воплощенного в их общей поэме "Игра в аду" (1912) и в общем сборнике "Слово как таковое" (1913).

    Влияние на творчество исторических событий

    С 1915 года Велимир Хлебников разрабатывал утопическую идею Правительства Земного Шара из 317 председателей, способных установить справедливый миропорядок.
    Во время Первой мировой войны поэт в чине рядового был призван в армию и с апреля 1916 года по май 1917 года прибывал в запасном полку в Царицыне. Антивоенные стихи этого периода вошли в поэму «Война в мышеловке» (1919 г.), проникнутую мечтой о всемирном братстве.
    Весной 1917 года в Харькове маленьким тиражом вышло "Воззвание Председателей Земного шара" и стихотворение "Свобода приходит нагая…" — отклики на Февральскую революцию 1917 года.
    Октябрьскую революцию 1917 года Велимир Хлебников встретил в Петрограде, описав увиденное в поэме "Ночной обыск"(1921). В 1918 году он находился в Астрахани и позже воплотил свои впечатления в поэме "Ночь перед Советами" (1921). В 1919-1920 годах на Украине в Харькове Хлебников стал свидетелем разгрома армии Деникина, который описал в поэмах "Ночь в окопе" (1920), "Каменная баба" (1919), в рассказе "Малиновая шашка" (1921). Осмысление революции как вселенского явления происходит в поэме "Ладомир" (1920), опубликованной в Харькове.
    В апреле 1921 года Хлебников, как корреспондент газеты «Красный Иран», отправился с частями Красной Армии в Персию (Иран), во время путешествия им были написаны стихотворения "Иранская песня", "Ночь в Персии", поэма "Труба Гуль-муллы" — своего рода дневник его странствования.
    Прощанию с Закавказьем посвящено стихотворение "Ручей с холодною водой…".[1]

    Последний год жизни

    После возвращения из командировки в августе 1921 года Хлебников нигде не останавливаясь на срок больше нескольких месяцев. Некоторое время жил в Баку, но октябрь Хлебников уже провел в Железноводске, часть ноября и декабря — в Пятигорске. Работал в различных газетах, в бакинском и пятигорском отделении РОСТА, в Политпросвете Волжско-Каспийского флота. В этот период были завершены поэмы «Ночной обыск», «Председатель Чеки», «Ночь перед Советами», «Настоящее», «Горячее поле» («Прачка»), «Берег невольников». Также был закончен трактат о "законах времени", названный им «Доски судьбы» и было опубликовано несколько статей, посвящённых числовым закономерностям и радио, некрологи А. А. Блоку и Н. С. Гумилёву.

    В декабре 1921 года Велимир Хлебников вернулся в Москву, где в январе 1922 года стал членом официального Союза поэтов. В 1922 году им была завершена "сверхповесть" под названием «Зангези», которая, как и «Доски судьбы», стала одним из важнейших произведений Хлебникова.

    Весной 1922 года поэт начал страдать от приступов лихорадки и, вместе с художником Петром Митуричем, отправился в Новгородскую губернию, где вскоре после приезда слёг, поражённый параличом.

    28 июня 1922 года Велимир Хлебников скончался в деревне Санталово Новгородской губернии. Был похоронен на погосте деревни Ручьи Крестецкого района Новгородской губернии. В 1960 году останки поэта были перенесены в Москву на Новодевичье кладбище.[2]

    Библиография

    1. Зверинец
    2. Журавль
    3. Лесная дева
    4. И и Э. Повесть каменного века
    5. «Любовь приходит страшным смерчем…», 1911—12, опубл. 1933
    6. Гибель Атлантиды
    7. Вила и Леший. Мир
    8. Шаман и Венера
    9. Марина Мнишек
    10. Хаджи-Тархан
    11. Сельская дружба
    12. Каменная баба
    13. Лесная тоска
    14. Поэт
    15. Три сестры
    16. Ночь в окопе
    17. Ладомир
    18. Ночь перед Советами
    19. Настоящее
    20. Ночной обыск
    21. Шествие осеней Пятигорска
    22. Берег невольников
    23. Переворот в Владивостоке
    24. Тиран без Тэ, Конец 1921, 1922, опубл. 1932
    25. Уструг Разина
    26. Синие оковы
    1. Птичка в клетке, 6 апреля 1897
    2. «И я свирел в свою свирель…», Начало 1908
    3. «Россия забыла напитки…», Начало 1908 мира рок, опубл. 1913
    4. «Немь лукает луком немным…» , Начало 1908
    5. «Там, где жили свиристели…» , 1908
    6. «Я славлю лёт его насилий…», 1908 100 percent.svg
    7. «Из мешка…», 1908
    8. «Времыши-камыши…», 1908, опубл. 1913 ∞
    9. «Жарбог! Жарбог!..», <1908> 100 percent.svg
    10. «Огнивом-сечивом высек я мир…», 1908
    11. Крымское. Записи сердца. Вольный размер, Конец 1908
    12. «Вечер. Тени…», <1908>
    13. «В пору, когда в вырей…», <1908>
    14. «Мне спойте про девушек чистых…», <1908>
    15. «Мизинич, миг…», 1908'
    16. «Стенал я, любил я, своей называл…», <1908>, опубл. 1928 ∞
    17. «Когда казак с высокой вышки…», <1908>
    18. Скифское, <Конец 1908>
    19. Заклятие смехом, <1908—09>
    20. «О, достоевскиймо бегущей тучи!..», <1908—09>
    21. «Бобэоби пелись губы...», <1908—09>
    22. «Кому сказатеньки…», <1908—09>
    23. Кузнечик, <1908—09>
    24. «Чудовище — жилец вершин…», <1908—09>, опубл. 1913 ∞
    25. «С журчанием, свистом…», 1908—13, опубл. 1913 ∞
    26. Вам, 16 сентября 1909
    27. Опыт жеманного, <1909>
    28. «Вы помните о городе, обиженном в чуде…» <1909>
    29. «Я не знаю, земля кружится или нет…», 1909
    30. «Я переплыл залив Судака…» Конец 1909 — начало 1910
    31. Мария Вечора, 1909—12
    32. «Полно, сивка, видно, тра…», 1909—12
    33. Трущобы, 1910
    34. Змей поезда. Бегство, 1910
    35. «Мы желаем звездам тыкать…», 1910
    36. Алферово, 1910
    37. «Слоны бились бивнями так…», 1910—11, опубл. 1933 ∞
    38. «Люди, когда они любят...», 1911
    39. «Мои глаза бредут, как осень...», 1911
    40. Сон лихача, 1911
    41. «Как два согнутые кинжала...», 1911
    42. «Очи Оки...», 1911—12
    43. «Наш кочень очень озабочен...», 1911—12
    44. «Когда над полем зеленеет...», 1911—12
    45. «Снежно-могучая краса...», 1911—12
    46. Ирония встреч («Ты высокомерно улыбнулась…»), 1912, опубл. 1940 ∞
    47. «Зелёный леший — бух лесиный...», 1912
    48. «Когда умирают кони, дышат...», 1912
    49. «Закон качелей велит...», 1912
    50. «Сон — то сосед снега весной...», 1912
    51. «Когда рога оленя подымаются над зеленью...», 1912
    52. Па-люди в старой орфографии Па-люди, 1912 100 percent.svg
    53. «Я победил: теперь вести...», Лето 1912, опубл. 1940 ∞
    54. «Гонимый — кем, почем я знаю?..», 1912
    55. Из песен гайдамаков, 1912
    56. Числа («Я всматриваюсь в вас, о, числа…»), <1912>, опубл. 1913 ∞
    57. Перевертень. (Кукси, кум мук и скук)
    58. Семеро
    59. Ночь, полная созвездий...
    60. Где прободают тополя жесть...
    61. «Небо душно и пахнет сизью и выменем...»
    62. Мне мало надо!..
    63. «О, черви земляные...»
    64. «И смелый товарищ шиповника...»
    65. Бех. Басня
    66. Перуну
    67. Утренняя прогулка
    68. В лесу. Словарь цветов
    69. «Меня проносят на слоновых...»
    70. Написанное до войны
    71. Песнь смущённого «На полотне из камней…», Конец 1913, опубл. 1930 ∞
    72. Ночь в Галиции
    73. Сегодня снова я пойду...
    74. Курган
    75. Тризна
    76. Годы, люди и народы
    77. Воспоминания
    78. Суэ
    79. Смерть в озере
    80. Бог 20-го века
    81. «В холопий город парус тянет…»
    82. «Усадьба ночью, чингисхань!..»
    83. «Ни хрупкие тени Японии…», <1915>, опубл. 1916 ∞
    84. Зверь + число
    85. «И снова глаза щегольнули...»
    86. Пен пан
    87. «Моих друзей летели сонмы…»
    88. «Моя так разгадана книга лица…»
    89. «О, если б Азия сушила волосами…»
    90. «Вновь труду доверил руки…»
    91. «Где, как волосы девицыны…»
    92. «Татлин, тайновидец лопастей…»
    93. «Веко к глазу прилепленно приставив…»
    94. «Ласок…»
    95. «Сегодня строгою боярыней Бориса Годунова…»
    96. «Народ поднял верховный жезел…»
    97. Orневоду
    98. А я...
    99. Харьковское Оно
    100. «Сияющая вольза...»
    101. «Ветер — пение...»
    102. О свободе
    103. Жизнь
    104. «В этот день голубых медведей…»
    105. «Весны пословицы и скороговорки…», Весна 1919, опубл. 1919 ∞
    106. «Весеннего Корана...»
    107. Над глухонемой отчизной: «Не убей!»...
    108. Случай
    109. «Точит деревья и тихо течёт…»
    110. «И чёрный рак на белом блюде…»
    111. Мои походы
    112. «Собор грачей осенний…»
    113. Праотец
    114. Кормление голубя
    115. «Сыновеет ночей синева…»
    116. Город будущего
    117. Слово о Эль
    118. «Москвы колымага…»
    119. Праздник труда
    120. Горные чары
    121. Каракурт
    122. Алеше Крученых
    123. Саян
    124. Море
    125. «Kaк стадо овец мирно дремлет…»
    126. «Люди! Над нашим окном…», 1921, опубл. 1923 ∞
    127. Самострел любви
    128. «Тайной вечери глаз знает много Нева…»
    129. «Девушки, те, что шагают…»
    130. «Люди! Утопим вражду в солнечном свете!..»
    131. «Помимо закона тяготения…»
    132. Моряк и поец
    133. «И вечер темец…»
    134. «"Э-э! Ы-ым!" — весь в поту…»
    135. Пасха в Энзели
    136. Новруз труда
    137. Кавэ-кузнец
    138. Иранская песня
    139. «С утробой медною…»
    140. Ночь в Персии
    141. Дуб Персии
    142. «Ночи запах — эти звезды…»
    143. «Ручей с холодною водой…»
    144. «Я видел юношу-пророка…»
    145. «Ра — видящий очи свои в ржавой и красной болотной воде…»
    146. Союзу молодежи
    147. Я и Россия
    148. 1905 год
    149. «Детуся! Если устали глаза быть широкими…»
    150. «Золотистые волосики…»
    151. «Песенка — лесенка в сердце другое…»
    152. «Звенят голубые бубенчики…»
    153. «На родине красивой смерти — Машуке…»
    154. Голод
    155. Трубите, кричите, несите!
    156. Обед
    157. «Волга! Волга!..»
    158. «В тот год, когда девушки…»
    159. «Сегодня Машук, как борзая…»
    160. «Перед закатом в Кисловодск…»
    161. «Русь зеленая в месяце Ай!..»
    162. «Завод: ухвата челюсти, громадные, тяжелые…»
    163. «Вши тупо молилися мне…»
    164. «Цыгане звезд…»
    165. Москва будущего
    166. Бурлюк
    167. Крученых
    168. «Русь, ты вся поцелуй на морозе!..»
    169. Одинокий лицедей
    170. «Пусть пахарь, покидая борону…»
    171. «На глухом полустанке…»
    172. «Москва. ты кто?..»
    173. «Трижды Вэ, трижды Эм!..»
    174. «Если я обращу человечество в часы…»
    175. Признание
    176. «На нем был котелок вселенной…»
    177. Отказ
    178. «Ну, тащися, Сивка…»
    179. Не шалить!
    180. «Я призываю вас шашкой…»
    181. Кто?
    182. «Оснегурить тебя…»
    183. «Приятно видеть…»
    184. «Участок — великая вещь!..»
    185. «Солнца лучи в черном глазу…»
    186. «Народ отчаялся. Заплакала душа…»
    187. «Есть запах цветов медуницы…»
    188. Ночной бал
    189. «Трата и труд, и трение…»
    190. Всем
    191. «Святче божий!..»
    192. «Не чёртиком масленичным…»
    193. «Я вышел юношей один…»
    194. «Ещё раз, ещё раз…»
    1. Снежимочка
    2. Чёртик
    3. Маркиза Дэзес
    4. Госпожа Ленин
    5. Аспарух
    6. Мирсконца
    7. Ошибка Смерти
    1. Дети Выдры
    2. Война в мышеловке
    3. Азы из Узы
    4. Зангези
    1. Велик-день (Подражание Гоголю)
    2. Око́
    3. Жители гор
    4. «Лубны — своеобразный глухой город…»
    5. «Коля был красивый мальчик…»
    6. Охотник Уса-гали
    7. Николай
    8. Закалённое сердце (Из черногорской жизни)
    9. Ка
    10. Скуфья скифа. Мистерия
    11. «Нужно ли начинать рассказ с детства?..»
    12. Октябрь на Неве
    13. Есир
    14. Малиновая шашка
    15. Утёс из будущего
    16. <Две Троицы. Разин напротив>
    17. Перед войной
    18. Ветка вербы
    • Статьи. Декларации. Заметки
    1. «Пусть на могильной плите прочтут…»
    2. Курган Святогора
    3. Опыт построения одного естественнонаучного понятия
    4. Учитель и ученик. О словах, городах и народах. Разговор 1
    5. О расширении пределов русской словесности
    6. Ряв о железных дорогах
    7. О пользе изучения сказок
    8. Мы и дома. Мы и улицетворцы. Кричаль
    9. Труба марсиан
    10. Письмо двум японцам
    11. Ляля на тигре
    12. Воззвание Председателей земного шара
    13. Лебедия будущего
    14. Союз изобретателей
    15. Открытие народного университета
    16. Открытие художественной галереи
    17. Астраханская Джиоконда
    18. Художники мира!
    19. Наша основа
    20. О современной поэзии
    21. <О стихах>
    22. Всем! Всем! Всем!
    23. Радио будущего
    24. «Про некоторые области…»

    Интересные факты

    • Людей, изучающих творчество и жизнь Велимира Хлебникова, пишущих о нём (тех, кто спорит, издаёт его тексты, изучает творчество поэта и его биографию) называют хлебниковедами, а их деятельность — хлебниковедением.
    • Совокупнось текстов Хлебникова и работы о нём называют хлебниковиана

    Память

    • В 2010 году была основана Всероссийская литературная премия "Послушайте!" имени Велимира Хлебникова, которая присуждается ежегодно в день рождения поэта 9 ноября.
    • На месте захоронения поэта в селе Ручьи Новгородского района был сооружен памятник Хлебникову работы известного московского скульптора Вячеслава Клыкова.
    • В Калмыкии близ села Тундутово установлен памятник Велимиру Хлебникову работы скульптора Степана Ботиева.
    • 19 октября 1993 года в Астрахани, в бывшей квартире родителей поэта, был открыт Дом-музей Велимира Хлебникова.
    • 28 июня 1986 года, в день памяти поэта, был открыт первый музей Велимира Хлебникова в деревне Ручьи Новгородской области.
    • С 1986 года в деревне Ручьи проходят Хлебниковские чтения.
    • В 1960 г. останки были перезахоронены на Новодевичьем кладбище в Москве.

    Ссылки

    Сноски

    1. ↑ РИА Новости Справка о Велимире Хлебникове
    2. ↑ Мир Велимира Хлебникова Хронологическая канва жизни и творчества Велимира Хлебникова

    ru.russianliterature.wikia.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *