Вхождение в состав россии восточной сибири дата – 2.2 Присоединение к русскому государству Восточной Сибири. Военные успехи армии Ермака и присоединение Сибири к Русскому государству

Содержание

Покорение Сибири. История присоединения Сибири и Дальнего Востока к России

Покорение Сибири - это один из самых важных процессов становления русской государственности. Освоение восточных земель заняло более 400 лет. На протяжении всего этого периода произошло множество сражений, иностранных экспансий, заговоров, интриг.

Присоединение Сибири до сих пор находится в центре внимания историков и вызывает множество споров, в том числе и среди представителей общественности.

Покорение Сибири Ермаком

История покорения Сибири начинается со знаменитого похода Ермака. Это один из атаманов казаков. Точных данных о его рождении и предках не существует. Однако память о его подвигах дошла до нас сквозь века. В 1580 году богатые купцы Строгановы пригласили к себе казаков, чтобы те помогли защитить владения от постоянных набегов со стороны угров. Казаки расположились в небольшом городке и жили относительно мирно. Основную массу составляли волжские казаки. Всего их было чуть больше восьми сотен. В 1581 году на деньги купцов был организован поход. Несмотря на историческую значимость (по сути, поход ознаменовал начало эпохи покорения Сибири), этот поход не привлёк внимания Москвы. В Кремле отряд назвали простыми "бандитами".

Осенью 1581 года группа Ермака погрузилась на небольшие корабли и стала плыть по реке Чусовой вверх, до самых гор. По высадке казакам пришлось прочищать себе дорогу, рубя деревья. Берег оказался полностью необитаемым. Постоянный подъём и гористая местность создавали крайне тяжелые условия для перехода. Корабли (струги) переносили буквально на руках, поскольку из-за сплошной растительности не удалось установить катки. С приближением холодов казаки поставили лагерь на перевале, где и провели всю зиму. После этого начался сплав по реке Тагил.

Сибирское ханство

Покорение Сибири Ермаком встретило первое сопротивление от местных татар. Там практически за рекой Обь начиналось Сибирское ханство. Это небольшое государство образовалось в 15-м веке, после поражения Золотой Орды. Оно не имело значительной силы и состояло из нескольких владений мелких князей.

Татары, привыкшие к кочевническому образу жизни, не могли хорошо обустроить города или даже посёлки. Основными занятиями по-прежнему оставались охота и набеги. Воины были основном конными. В качестве оружия использовали ятаганы или сабли. Чаще всего они были местного изготовления и быстро ломались. Имелись также трофейные русские мечи и другое снаряжение высокого качества. Использовалась тактика стремительных конных набегов, во время которых всадники буквально затаптывали противника, после чего отступали. Пешие воины были в основном лучниками.

Оснащение казаков

Казаки Ермака получали современное на тот момент вооружение. Это были пороховые ружья и пушки. Большинство татар до этого даже не видели подобного, и это выступало основным преимуществом русских.

Возле современного Туринска произошло первое сражение. Тут татары из засады начали осыпать казаков стрелами. Затем местный князь Епанчи отправил свою конницу на Ермака. Казаки открыли по ним огонь из длинных ружей и пушек, после чего татары обратились в бегство. Эта локальная победа позволила взять Чинги-туру без боя.

Первая победа принесла казакам множество различных благ. Помимо золота и серебра эти земли были очень богаты сибирским мехом, который высоко ценился в России. После того как другие служивые люди узнали о добыче, покорение Сибири казаками привлеко множество новых людей.

Покорение Западной Сибири

После серии быстрых и удачных побед Ермак стал продвигаться дальше на восток. Весной несколько татарских князей объединились, чтобы дать отпор казакам, но быстро потерпели поражение и признали русскую власть. В середине лета в современном Ярковском районе произошло первое крупное сражение. Конница Маметкула начала атаку на позиции казаков. Они стремились быстро сблизиться и раздавить противника, пользуясь преимуществом всадника в ближнем бою. Ермак лично стал в окоп, где располагались пушки, и начал вести огонь по татарам. Уже после нескольких залпов Маметкул бежал со всем войском, что открыло казакам проход на Карачи.

Обустройство занятых земель

Покорение Сибири характеризовалось значительными небоевыми потерями. Сложные погодные условия и тяжелый климат вызывали множество болезней в стане экспедиторов. Помимо русских в отряде Ермака были также немцы и литва (так называли выходцев из Прибалтики).

Они были наиболее подвержены болезням и тяжелее всего переносили акклиматизацию. Однако жарким сибирским летом этих сложностей не было, поэтому казаки без проблем продвигались, занимая всё больше территорий. Взятые поселения не разграблялись и не сжигались. Обычно забирались драгоценности у местного князя, если он осмеливался выставить войско. В противном же случае он просто преподносил дары. Помимо казаков в походе участвовали поселенцы. Они шли позади воинов вместе с духовенством и представителями будущей администрации. В покорённых городах тут же строились остроги - деревянные укреплённые форты. Они являлись одновременно и гражданской администрацией, и оплотом в случае осады.

Покоренные племена облагались данью. За её выплатой и должны были следить русские наместники в острогах. Если кто-то отказывался выплачивать дань, его навещала местная дружина. Во времена же больших восстаний на помощь приходили казаки.

Окончательный разгром Сибирского Ханства

Покорение Сибири облегчалось тем, что местные татары практически не взаимодействовали друг с другом. Различные племена вели войну между собой. Даже в пределах Сибирского ханства далеко не все князья спешили на помощь другим. Наибольшее сопротивление оказал татарский хан Кучум. Чтобы остановить казаков, он заблаговременно стал собирать войско. Помимо своей дружины пригласил наёмников. Это были остяки и вогулы. Среди них встречалась и знать. В начале ноября хан привёл татар к устью Тобола, намереваясь остановить русских здесь. Примечательно, что местные жители в своём большинстве не оказали Кучуму никакой существенной помощи.

Решающая битва

Когда началась битва, практически все наёмники бежали с поля боя. Плохо организованные и обученные татары не смогли долго противостоять закалённым в боях казакам и тоже отступили.

После этой разгромной и решающей победы перед Ермаком открылась дорога на Кишлык. После взятия столицы отряд остановился в городе. Через несколько дней туда стали прибывать представители хантов с дарами. Атаман принял их радушно и общался доброжелательно. После этого и татары стали добровольно подносить дары в обмен на защиту. Также все, кто приклонял колени, обязывались платить дань.

Смерть на пике известности

Покорение Сибири первоначально не поддерживалось из Москвы. Однако слухи об успехах казаков довольно быстро распространились по всей стране. В 1582 году Ермак направляет делегацию к царю. Во главе посольства был спутник атамана Иван Кольцо. Царь Иван четвёртый оказал приём казакам. Им были преподнесены дорогие подарки, среди которых - снаряжение из царской кузни. Также Иван приказал собрать дружину из 500 человек и отправить в Сибирь. Уже на следующий год Ермак подчинил практически все земли на побережье Иртыша.

Знаменитый атаман продолжал покорять неизведанные территории и подчинять себе всё больше народностей. Случались восстания, которые удавалось быстро подавить. Но возле реки Вагай отряд Ермака был атакован. Застав ночью казаков врасплох, татарам удалось практически всех перебить. Великий предводитель и казачий атаман Ермак погиб.

Дальнейшее покорение Сибири: кратко

Точное место погребения атамана неизвестно. После гибели Ермака с новой силой продолжилось покорение Сибири. Год за годом подчинялись всё новые территории. Если изначальный поход был не согласован с Кремлём и носил хаотичный характер, то последующие действия стали более централизованы. Царь лично взял на контроль этот вопрос. Регулярно высылались хорошо экипированные экспедиции. Был построен град Тюмень, ставший первым русским поселением в этих краях. С этих пор планомерное покорение продолжалось с использованием казаков. Год за годом они завоёвывали всё новые территории. Во взятых городах ставилась русская администрация. Из столицы присылались образованные люди для ведения дел.

В середине 17-го века происходит волна активной колонизации. Основывается множество городов и поселений. Прибывают крестьяне из других краёв России. Заселение набирает обороты. В 1733 году организована знаменитая Северная экспедиция. Помимо покорения также ставилась задача исследования и открытия новых земель. Полученные данные после были использованы географами со всего мира. Окончанием присоединения Сибири можно считать вхождение Уряханского края в состав Российской империи.

fb.ru

Ответы@Mail.Ru: Присоединение Сибири

Присоединение к Росси народов, населявших Восточную Сибирь, происходило в основном на протяжении первой половины 17 века. Окраинные территории на юге, востоке и северо-востоке Сибири вошли в состав России во второй половине 17 века, а Камчатка и прилегающие к ней острова – в самом конце 17 – первой половине 18 века.

Присоединение Восточной Сибири началось с северной части бассейна Енисея. Во второй половине 16 века русские промышленники из Поморья стали проникать в Обскую губу и далее по р. Тазу в низовья Енисея. Целые поколения поморских промышленников были связаны с пушным промыслом в Енисейском крае. Они основывали многочисленные зимовья, служившие опорно-перевалочными пунктами, устанавливали связи с местными жителями. В 1601 году на р. Таз был основан г. Мангазея, ставший административным и торгово-перевалочным пунктом. В 30-х годах 17 века в Мангазее зимовало до тысячи промышленников, готовившихся к очередному сезону. Постепенно местное население стало платить ясак русскому правительству, что означало вхождение этих территорий в состав России. По мере удаления на восток в 30-х годах 17 века основных районов пушного промысла Мангазея стала терять свое значение. В первое десятилетие 17 века русские проникали и в бассейн среднего течения Енисея. Присоединение этих районов тормозилось некоторым сопротивлением со стороны местных князцов, которые сами собирали дань с местного населения. В 1628 году был основан Красноярский острог, который стал основным оплотом русских на юге Енисейского края. Подавляющая часть населения Енисейского края сложилась в результате стихийного народного переселения. К 1719 году в Енисейском уезде насчитывалось 120 деревень, а общая численность русского населения составляла 18 тысяч человек. Центром стал Енисейский острог, основанный в 1619 году. Заселение и освоение русскими Красноярского уезда сильно задерживалось из-за борьбы с киргизскими, тубинскими князьцами и джунгарами. В 1702 году джунгарский хан переселил значительную часть енисейских киргизов их Абаканских степей долину р. Или. Оставшиеся аборигены составили, затем основу ханства и вошли в состав русского государства. Постройка Абаканского (1707год) и Саянского (1709 год) острогов окончательно обеспечили безопасность русскому и местному населению Енисейского края.

Впервые в Якутию русские промышленники проникли в 20-х годах 17 века из Мангазеи. Вслед за ними сюда пришли служилые люди и начали объясачивать местное население, что вызвало сопротивление. В 1632 году Бекетов поставил на р. Лена острог. В 1643 году его перенести на новое место в 70 верстах от старого и назвали Якутском. Но постепенно борьба с русскими прекратилась, т. к. якуты убедились в выгодности мирных связей с русским населением. К середине 17 века завершилось, в основном, вхождение Якутска в состав русского государства.

Двигаясь по Лене, русские люди в 1633 году вышли к Ледовитому океану и следуя морским путем на восток, открыли Юкагирскую землю. Одновременно были открыты и сухопутные пути. В 40-х годах 17 века русские землепроходцы проникли на Колыму. И наконец в 1648 году был совершен знаменитый поход С. Дежнева и Ф. Попова, в результате которого русские впервые обогнули крайнюю северо-восточную оконечность Азиатского континента, открыв пролив, разделяющий его с Америкой. Продвижение от Лены на восток началось еще в процессе присоединения Якутии. Впервые к берегам Охотского моря вышел с группой казаков И. Москвитин. Из-за климатических и природных условий на большей части Якутии русское освоение носило промысловый характер. С упадком соболиных промыслов русские промышленники стали уходить из Якутии. В 1697-1699 годах В. В. Атласов прошел весь Камчатский полуостров, и составили его географическое и этнографическое описание.

Во втором десятилетии 18 века были присоединены к России Курильские и Шантарские острова.

otvet.mail.ru

Сибирь, присоединение к России // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009) | ИРКИПЕДИЯ

ПРИСОЕДИНЕНИЕ СИБИРИ К РОССИИ, включение Сибири и ее населения в состав Российского государства во второй половине XVI — начале XVII в. Сопровождалось военно-политическим и административно-правовым подчинением сибирских народов российской власти, их политико-правовой и культурный интеграцией в российский социум, географическим и историко-этнографическим изучением новых территорий, их хозяйственным освоением государством и переселенцами из России. Присоединение Сибири к России было продолжением русской (восточно-славянской) колонизации и расширения Русью—Россией своей государственной территории, оно обеспечило превращение России в европейско-азиатскую державу.

Причинами, непосредственно обусловившими в XVI—XVII вв. продвижение русских на восток, явля­лись ликвидация военной угрозы со стороны Сибирского ханства, добыча пушнины как важной статьи русского эк­спорта, поиск новых торговых путей и партнеров, занятие территорий, имевших экономического потенциал (сельскохозяйственные угодья, полезные ископаемые и т. д.), увеличение числа подданных-налогоплательщиков путем объясачивания сибирских аборигенов, стремление части русского населения (крестьян, посадских, казаков) избежать усиления крепостничества и фискального гнета в Европейской России. С начала XVIII в. все большую роль играли геополитические интересы российского правительства — укрепление позиций России в Азиатско-Тихоокеанском регионе и претензии на статус великой колониальной империи. Предпосылками присоединения Сибири к России стали укрепление военно-политического потенциала Московской Руси, расширение торговых связей с Европой и Азией, присоединение Приуралья и Поволжья (Казанского и Астраханского ханств). Главные русские маршруты по Сибири во многом определялись гидрографией региона, его мощными водными артери­ями, являвшимися для русских в XVII в. основными путями передвижения. В присоединении Сибири к России органично сочетались и взаимодействовали государственная и вольнонародная колонизация, казенный и частный интерес. Главная роль в этом процессе во второй половине XVI — начале XVIII в. играли служилые люди, действовавшие как по правительственными предписаниям, так и по собственной инициативе (преимущественно в Восточной Сибири), а так­же промышленные люди, шедшие на восток в поисках новых районов добычи пушнины. В XVIII—XIX вв. основную роль военно-колонизационного элемента выполняло казачество. Завершением процесса присоединения являлось установление российской политической власти и юрисдикции, выражавшееся на первых порах в создании опорных укрепленных пунктов, декларации от имени монарха подданства местного населе­ния («государево жалованное слово»), его приведении к присяге (шерти) и налогообложении (объясачивании), включении территории в государственную административно-территориальную систему управления. Важ­нейшим фактором, обеспечившим успех присоединения, стало переселение на новые земли и оседание там русского населения (прежде всего крестьянства).

В исторической литературе существуют разные оценки присоединения Сибири к России. В зарубежной историографии оно трактуется преимущественно как завоевание в рамках концепций «русской восточной эк­спансии» и «русского империализма». Среди отечественных исто­риков до середины XX в. превалировало мнение о завоевании Сибири, затем возобладала концепция преимущественно мирного и даже добровольного присоединения (или вхождения) сибирских народов в состав России. В настоящее время признается, что присоединение Сибири к России по своему характеру представляло сложный и противоречивый процесс этнокультурного взаимодействия, в котором переплетались как силовые, военные, так и мирные способы подчинения аборигенов русской власти. То и другое вызывалось правительственными установками, которые, с одной стороны, сводились к необходимости сохранения максимального числа ясачноплательщиков и, соответственно, предписывали обходиться с инородцами «ласкою, а не жесточью», с другой стороны, требовали их безусловного подчинения вплоть до применения вооруженной силы. Существенные коррек­тивы в эти установки вносили действия непосредственных исполнителей (сибирской администрации и служилых людей), нередко стремившихся к наживе и практиковавших грабеж инородцев, а также вторжения промышленных людей в охотничьи и промысловые угодья местного населе­ния. Но в целом отношение русские власти и русских людей к аборигенам определялось традицией толерантности, проистекавшей из многовекового опыта общения с неславянскими этносами, отсутствием резкого и категоричного неприятия или отторжения чужих культур. Ни государство, ни землепроходцы, ни переселенцы не ставили своей целью изгнание или уничтожение коренного населения (см. также Аборигенная политика).

Сибирские этносы воспринимали установление русской власти по-разному, в зависимости от особенностей этногенеза, уровня их социально-экономического и политического развития, степени зна­комства с системой господства-подчинения, этнополитической ситуации, заинтересованности в русской защите от враждебных соседей, наличия внешнего влияния со стороны иностранных государств. Темп и характер присоединения во многом определялись сущест­вовавшими у сибирских народов межэтническими и внутриэтническими про­тиворечиями, которые, как правило, существенно облегчали подчинение разрозненных аборигенных социумов. Свою роль сыграли умелые действия русского правительства по привлечению на сторону России аборигенной верхушки (раздача подарков, ока­зание почестей, освобождение от уплаты ясака, зачисление на службу с выплатой жалованья, крещение и т. п.), что превращало ее в проводника русской политики.

Присоединение разных территорий Сибири имело широкий спектр вариантов: от быстрого до длительного, от мир­ного до военного. Русско-аборигенное вооруженное противостояние, однако, не носило характера широкомасштабной войны: воен. действия, сопровождавшиеся подчас серьезными сраже­ниями и взаимной жестокостью, перемежались периодами мирных контактов и даже союзнических отношений.

Знакомство русских с Сибирью началось в конце XI в., когда новгородцы проложили путь в землю за­гадочной югры, располагавшейся на севере Приуралья и Зауралья (см. Походы новгородцев в Северное Зауралье в XII—XV вв.). В XII — первой половине XV в. новго­родские дружины периодически появлялись в Югре, вели здесь пушной промысел, меновой торг и сбор дани. В XII - начале XIII в. на «меховом пути» с новгородцами соперничало Владимиро-Суздальское княжество, под­чинявшее Прикамье. Однако экспансия была прервана монгольским нашествием. В 1265 Югорская земля упоминалась среди подчиненных Новгороду волостей. Но зависи­мость югорских князцов от боярской республики была номинальной и ограничивалась нерегулярной уплатой дани-ясака. К началу XIV в. большая часть приуральские югры, спасаясь от новгородских походов и объясачивания, мигрировала за Урал. К 1364 относится 1-й известный поход новгородцев за Урал, в Нижнем Приобье. Со второй половины XIV в. на Приуралье стало распространяться вли­яние Московского княжества, организовавшего христианиза­цию коми-зырян и подчинение Прикамья. Во второй половине XV в. московские войска провели несколько рейдов на Урал и в Сибирь, в низовья Оби и Иртыша, где собирали дань в великокняжескую казну (см. Походы московских воевод в Северное Зауралье в XV—XVI вв.). После утраты Новгородом в 1478 независимости все его северные владе­ния вошли в состав Московского государства. К концу XV в. власть Москвы формально признал ряд остяцких и вогульских княжеств Нижнего Приобья, а московский великий князь Иван III присвоил себе титул «князя Югорского, Кондинского и Обдорского». К 1480 Москва установила отношения с Тюменским ханством, которые из первоначально союзных перешли во враждебные: в 1483 московская рать воевала с татарами на Тавде и Тоболе, в 1505 тюменские татары совершили набег на русские владения в Перми Великой. В начале XVI в. Тюменское ханство исчезло, его земли отошли к возникшему Сибирскому ханству, в котором утвердилась династия Тайбугидов.

В первой половине XVI в. Московское государство не проявляло ак­тивности на сибирском направлении. Инициатива перешла к купцам и промышленным людям, которые, помимо сухопутного, освоили морской маршрут из Двины и Печоры на Обь. Около середины XVI в. на севере Западной Сибири стали возникать первые русские поселения — торговые и промысловые фактории-зимо­вья. Во время московско-казанских войн 1445—52 правители Сибирского ханства участвовали в антирусской коалиции, их отря­ды совершали набеги на Пермь Великую. В 1550-х гг. произошел перелом в русско-татарских отношениях. К Московскому государству были присоединены Казанское и Астраханское ханства, русское подданство признала Большая Ногайская Орда. В 1555—57 сибирский хан Едигер, ища поддержки в борьбе с Кучумом - сыном бухарского правителя Муртазы, признал себя вассалом Ивана IV с ежегодной уплатой дани. Однако начавшаяся Ливонская война не позволи­ла царю оказать помощь Едигеру, который в 1563 потерпел поражение от Кучума. Новый правитель Сибирского ханства повел враждебную политику в отношении Москвы, в 1573—82 его отряды при поддержке пелымского князца Аблегирима совершили нападения на русские владения в Приуралье. В условиях Ливонской войны Иван IV по­ручил оборону северо-восточных границ государства купцам, солепро­мышленникам и землевладельцам Строгановым, которые наняли вольных казаков. В 1581 или 1582 казачий отряд под руководством атамана Ермака по собственной инициативе, поддержанной Строгановыми, двинулся в сибирский поход, который, начавшись как типичный казачий разбойничий набег, кардинально изменил ситуацию в Западной Сибири и характер русско-сибирской политики. Разгромив в сражениях на урочище Бабасан (река Тобол) и на Чувашевом мысу (река Иртыш) войско Кучума и союзных ему остяцких и вогульских князцов, Ермакова дружина заняла столицу ханства - Кашлык. К 1585 казаки нанесли еще ряд поражений кучумовским татарам и объясачили часть татар, остяков и вогулов. После гибели Ермака остатки его дружины в 1585 ушли на Русь. Но к этому времени российское правительство, узнав об успехах казаков, приняло решение о занятии восточных территорий, богатых пушниной.

С 1585 в Западную Сибирь стали прибывать правительственные отряды. Они занялись строительством острогов и подчинением окрестного населения. К концу XVI в. были основаны Об­ский городок (1585), Тюмень (1586), Тобольск (1587), Лозьвинский городок (1588), Пелым (1593), Берёзов (1593), Сургут (1594), Тара (1594), Обдорский горо­док (1595), Нарым (1595), Кетск (1596), Верхотурье (1598), Туринск (1600), и земли сибирских татар, обских угров (остяков и вогулов) и части самоедов оказались в составе России. Некоторые из местных князцов (например, Лугуй, Алач, Игичей, Бардак, Цынгоп) без сопротивления признали русскую власть и оказали ей военную поддержку. Но Пелымское, Кондинское, Обдорское, Куноватское, Ляпинское княжества, а также Пегая Орда были покорены силой оружия. В Сибирском ханстве началась междоусобица: против Кучума выступил последний представитель династии Тайбугидов — Сейид-Ахмад (Сейдяк), на его сторону переметнулся ряд кучумовских мурз. Кучум бежал в Барабинскую степь и продолжил борьбу с русскими. В 1587 Сейид-Ахмад был пленен. После этого большая часть сибирских татар признала новую власть, их знать была зачислена на русскую службу. В 1598 русско-татарский отряд А. Воейкова на реке Ирмень (приток Оби) нанес окон­чательное поражение Кучуму. Сибирское ханство прекратило свое существование.

К началу XVII в. русское подданство признали тарские, барабинские и чатские татары. Приехавший в Москву князец еуштинских татар Тоян Ермашетев обратился с просьбой о строительстве в его землях русские укрепления для защиты от набегов енисейских кыргызов. В 1604 русско- татарский отряд при поддержке кодских остяков основал Томск, ставший опорной базой русского освоения Среднего Приобья. В 1618 на земле кузнецких татар (абинцев и кумандинцев) был поставлен Кузнецк. В результате почти вся территория Западной Сибири была подчинена русскими. Однако отдельные группы местного населения на протяжении XVII в. периодически поднимали восстания (волнения вогулов на Конде в 1606, осада Берёзова пелымскими вогулами и сургутскими остяками в 1607, выступление остя­ков и татар против Тюмени в 1609, вогулов - против Пелыма и Верхотурья в 1612, остяков и самоедов — про­тив Берёзова в 1665, попытки восстания нижнеобских остяков и самоедов в 1662-63 и в начале XVIII в., и т. д.). Долгое время на особом положении, с сохранением статуса княжеств и полусамостоятельности, оставались Кодское княжество (до 1644), возглавляемое князьями Алачевыми, и Обдорское княжество (вплоть до XIX в.), где утвердилась династия князей Тайшиных. Практически вне досягаемости русской власти были тундровые самоеды, кочевавшие от Печоры на западе до Таймыра на востоке, нерегулярно платившие ясак и неоднократно в XVII-XVIII вв. совершавшие нападения на остяков, ясачных сборщиков, промышленных и торговых людей, на русские зимовья и даже Обдорск (1649, 1678/79). От­ношения с ними коронная администрация предпочитала строить через обдорских остяцких князцов.

Главная цель русского движения в Сибирь - добыча пушнины - определяла и основные его маршруты - по таежной полосе, где была незначительная плотность аборигенного населения. К 1580-м гг. русские мореходы освоили морской путь из Бе­лого моря в Мангазею — район устьев рек Таз и Енисей. К началу XVII в. промышленные люди основали здесь зимовья и наладили торговлю с местными самоедами. В 1600—01 поя­вились правительственные отряды. На реке Таз они основали город Мангазею (1601), который стал важной опорной базой для землепроходцев, отправлявшихся далее на восток. К 1607 были сооружены Туруханское (в устье Турухана) и Инбацкое (в устье Елогуя) зимовья, затем началось продвижение русских по Подкаменной и Нижней Тунгускам, Пясине, Хете и Хатанге. Подчинение и объясачивание обитавших здесь кочевых самоедов и тунгусов затянулось на весь XVII в., причем некоторые их группы («юрацкая пуровская самоядь») оказывали русским сопротивление и в последующем.

В Мангазею русские попадали в основном морем, но к 1619 правительство, обеспокоенное попытками английских и голландских мо­реплавателей освоить путь на Обь и Енисей и недоволь­ное беспошлинным вывозом сибирской пушнины, запретило мангазейский морской ход. Это привело к освоению южных путей из Западной Сибири в Восточную — по притокам средней Оби, прежде всего по реке Кеть. В 1618 на волоке между Кетью и Енисеем был основан Маковский острог, на Енисее в 1618 — Енисейск и в 1628 — Красноярск, в 1628 на реке Кан — Канский острог и на реке Ангара — Рыбенский острог. Самодийские и кетоязычные народы Среднего Енисея достаточно быстро признали русское подданство, но жившие к востоку от Енисея в Западное Приангарье тунгусы оказали упорное сопротивление, их подчинение затяну­лось до 1640-х гг. И в дальнейшем, до начала XIX в., часть тунгусов, кочевавшая в отдаленных от русских поселений таежных районах, стремилась минимизировать контакты как с представителями власти, так и с русскими поселенцами.

Продвижение русских на юг Сибири в XVII в. на­толкнулось на активное сопротивление кочевых народов. В западно-сибирских степях противодействие русской власти пытались оказать потомки Кучума — кучумовичи, которые, поль­зуясь поддержкой сначала ногайцев, затем калмыков и джунгар, совершали набеги на русские и ясачные поселения и инициировали восстания в 1628—29 тарских, барабинских и чатских татар, в 1662 — части татар и вогулов. К началу XVIII в. кучумовичи как активная политическая сила сошли с исторической сцены. В первой  половине XVII в. русское степное пограничье тревожили калмыки, кочевавшие по Казахстану из Монголии в Поволжье, во второй половине века — башкиры, подымавшие антирусские восстания (1662—64 и 1681—83). С конца XVII в. начались набеги казахов, подкочевавших к западно-сибирским границам. В верховьях Иртыша, Оби и Ени­сея русские столкнулись с военно-политическими объединениями телеутов (улус Абака и его потомков) и енисейских кыргызов (Езерское, Алтысарское, Алтырское и Тубинское княжества), не желавших мириться с потерей подвластной им территории и зависимого от них населе­ния — кыштымов, которых русские стремились перевести в свое подданство. Опорными базами распространения русские власти в степи служили Томск, Кузнецк, Енисейск и остроги — Мелесский (1621), Чатский (около 1624), Ачин­ский (1641), Караульный (1675), Ломовский (1675). Из части местных «татар» (еуштинцев, чатов, телеутов) в Томске, Красноярске, Кузнецке были сформированы подразделения служилых татар.

Основное беспокойство русским доставляли кыргызские княжества, сами являвшиеся вассалами и данниками сначала западно-монгольского (хотогойтского) государства алтын-ханов, затем Джунгарского ханства. Лавируя между интереса­ми русского царя, монгольского алтын-хана и джунгарского хунтайджи, кыргызы то заключали мир и даже соглашались платить ясак, то совершали нападения на русские и ясачные волос­ти Томского, Кузнецкого и Красноярского уездов, в том числе осаждали Томск (1614), Красноярск (1667, 1679, 1692), Кузнецк (1700), сжигали Абаканский (1675), Ачинский (1673, 1699), Канский (1678) остроги. Отношения с телеутами из первоначально союзных (договора 1609, 1621) превращались также то во враждебные (участие телеутов в татарском восстании 1628—29), то в мирные. Русская сторона, используя противоречия между алтын-ханами и Джун­гарией, телеутами и кыргызами, не только сдерживала натиск кочевников, но и наносила им неоднократные ощутимые поражения и упорно объясачивала пестрое в этническом отношении южно-сибирское население — кумандинцев, тубаларов, телесов, тау-телеутов, челканцев, теленгитов, чулымцев, качинцев, аринцев, кызыльцев, басагарцев, мелесцев, сагайцев, шорцев, мадов, маторов, саянцев-сойотов и других. Помимо военной силы царское правительство стре­милось использовать для своего закрепления в Южной Сибири переговоры с кыргызскими князьями, алтын-ханами и хунтайджой.

Борьба за подданных между Россией, алтын-ханами и Джунгарией, а также между Россией, телеутским и кыргызским княжествами привела к установлению в Барабинской степи, на Алтае, в Горной Шории, Кузнецкой и Хакасо-Минусинской котловинах и Западных Саянах (Саянская и Кайсоцкая землицы) многоданничества, когда значительная часть местного населения вынуждена была платить дань русским, кыргызам, телеутам, джунгарам и хотогойтам. В ходе этой борьбы кыштымы ориентировались на того, кто в данный момент был сильнее. Они то признавали русскую власть, то отказывались платить ясак и участво­вали в антирусских выступлениях. Но число самостоятельных восстаний ясачных кыштымов было невелико, они, как правило, присоединялись к кыргызам, телеутам, джун­гарам или пользовались их поддержкой. В 1667 гос-во алтын-ханов было разгромлено Джунгарией и в 1686 исчезло. После этого Алтай (Телеутская землица) и юг Хакасо-Минусинской котловины (Кыргызская землица) вошли в состав джунгарских владений. На русско-джунгарском пограничье установился режим двоеданничества. Отдельные группы телеутов, не признав господство Джунгарии, в 1660—70-х гг. перекочевали в российские пределы, были рас­селены в Кузнецком и Томском уездах, часть из них вместо уплаты ясака обязалась нести военную службу царю (так называемые выезжие телеуты).

Достигнув Енисея, русские в 1620-х гг. двинулись далее на восток и начали подчинение Прибайкалья, Забайкалья и Якутии. В отличие от Западной Сибири, где в основном по правительственным предписаниям проводили операции относительно крупные воинские контингенты, в Восточной Сибири действовали хотя и под общим контролем и руководством властей, но зачастую по собственной инициативе и на свои средства небольшие отряды землепроходцев.

В 1625—27 В. Тюменец, П. Фирсов и М. Перфильев прошли вверх по Ангаре и собрали сведения о «братских людях» (бурятах). В 1628 в Прибайкалье совершили походы П.И. Бекетов — по Ангаре в верховья Лены и В. Черменинов — по Уде. Прибайкальские буряты (булагаты, ашехабаты, икинаты, эхириты, хонгодоры, хоринцы, готелы) первоначально отнеслись к русским миролю­биво, однако объясачивание и грабежи, учиненные казаками (действия отряда Я.И. Хрипунова и красноярской казачьей вольницы в 1629), а также строительство Илимского (1630), Братского (1631), Киренского (1631), Верхоленского (1641), Осинского (1644/46), Нижнеудинского (1646/48), Култукского (1647) и Балаганского (1654) острогов вынудили их взяться за оружие. В 1634 буряты разгромили отряд Д. Васильева и уничтожили Братский острог, в 1636 осаждали Братский, в 1644 — Верхоленский и Осинский остроги, в 1658 значительная часть икинатов, ашехабатов, булагатов, эхиритов и хонгодоров, подняв восстание, бежала в Монголию. Но сопротивление бурят было разрозненным, среди них продолжались междоусобицы, в которых соперничавшие роды пытались опереться на казаков. К 1660-м гг. активное сопротивление прибайкальских бурят было подавлено, они признали русское подданство. Прибайкальские тунгусы, являвшиеся данниками бурят, относительно быстро и мирно пере­ориентировались на признание русские власти. С основани­ем в 1661 Иркутска присоединение Прибайкалья было закончено. В 1669 поставлен Идинский острог, в 1671 — Яндинский, около 1675 — Чечуйский, в 1690-х гг. — Бельский, в 1676 — Тункинский острог, обозначивший границу русских владений в Восточных Саянах.

В 1621 в Мангазее были получены первые известия о «большой реке» Лене. В 1620-х — начале 1630-х гг. из Мангазеи, Енисейска, Красноярска, Томска и Тоболь­ска на Лену, Вилюй и Алдан ходили военно-промысловые экспедиции А. Добрынского, М. Васильева, В. Шахова, В.Е. Бугра, И. Галкина, П.И. Бекетова и другие, которые объясачивали местное население. В 1632 основан Якутсский (Ленский) острог, в 1635/36 — Олёкминский, в 1633/34 — Верхневилюйское зимовье, в 1633/35 — Жиганское. Якутские роды (бетунцы, мегинцы, катылинцы, дюпсинцы, кангаласцы и другие) на первых порах пыта­лись оказать сопротивление казачьим отрядам. Однако существовавшие между ними противоречия, использо­ванные русскими, обрекли их борьбу на провал. После разгрома в 1632—37 и 1642 наиболее непримиримых тойо­нов якуты быстро признали русскую власть и в последую­щем даже оказали помощь в покорении других народов.

Заняв центральные районы Якутии, казаки и промышленники устремились далее на северо-восток. В 1633—38 И. Ребров и М. Перфильев вышли по Лене к Ледовитому океану, по морю достигли Яны и Индигирки, открыв Юкагир­скую землицу. В 1635—39 Е.Ю. Буза и П. Иванов проложили сухопутный маршрут из Якутска через Верхоянский хребет к верховьям Яны и Индигирки. В 1639 отряд И. Москвитина вышел к Тихому океану (в устье реки Улья на Охотском побережье), в 1640 совершил плавание к устью Амура. В 1642—43 землепроходцы М.В. Стадухин, Д. Ярило, И. Ерастов и другие проникли на Алазею и Колыму, где познакомились с алазейскими чукчами. В 1648 С.И. Дежнев и Ф.А. Попов морем обогнули северо-восточную оконечность Азиатского материка. В 1650 на Анадырь по сухопутью с Колымы вышли М.В. Стадухин и С. Мотора. С середины XVII в. отряды землепроходцев и мореходов стали осваивать пути на Чукотку, в Корякскую землицу и на Камчатку. В при­соединяемых землях во второй половине 1630—40-х гг. начали возводить остроги (Верхоянский, Зашиверский, Алазейский, Среднеколымский, Нижнеколымский, Охотский, Анадырский) и зимовья (Нижнеянское, Подшиверское, Уяндинское, Бутальское, Олюбенское, Верхнеколым­ское, Омолонское и другие). В 1679 был основан Удский острог — крайняя южная точка русского присутствия на Охот­ском побережье. Все эти укрепления стали опорными базами для подчинения окрестного населения — юкагиров, тунгусов, коряков и чукчей, большая часть которых с оружием в руках пыталась воспротивиться объясачиванию, неоднократно нападая на русские отряды, остроги и зимовья. К началу XVIII в. русским в основном удалось сломить сопротивление юкагиров и тунгусов.

В 1643 русские — отряд С. Скороходова — впервые вышли в Забайкалье, в район реки Баргузин. Во второй половине 1640—50-х гг. за Байкал, где обитали буряты-хоринцы, монголы-табангуты, тунгусы и самодийско-тюркоязычные кайсоты, югдинцы и сойоты (в Восточных Саянах), про­никли отряды В. Колесникова, И. Похабова, И. Гал­кина, П. Бекетова, А.Ф. Пашкова. Казаки основали Верхнеангарский (1646/47), Баргузинский (1648), Баунтовский (1648/52), Иргенский (1653), Теленбинский (1658), Нерчинский (1658), Кучидский (1662), Селенгинский (1665), Удинский (1666), Еравнинский (1667/68, 1675), Итанцинский (1679), Аргунский (1681), Ильинский (1688) и Кабанский (1692) остро­ги. Присоединение Забайкалья носило преимущественно мирный характер, хотя и происходили отдельные вооруженные столкновения с табангутами и тунгусами. Близость крупных северо-монгольских (халхаских) ханств заставляла русских действовать с большой осторожностью и лояльно относиться к местному населению. В то же время монгольские набеги подтолкнули забайкальских хоринцев и тунгусов достаточно быстро при­нять русское подданство. Монголы, считавшие Забайкалье своей кыштымской территорией, но озабоченные в это время угрозой, исходившей от маньчжуров и джунгар, не препятствовали русским, чья малая численность первона­чально не вызвала у них особого беспокойства. Более того, северо-монгольские правители Тушэту-хан и Цэцэн-хан одно время рассчитывали получить поддержку России в борьбе против возможной агрессии маньчжуров. Но вскоре ситуация изменилась. В 1655 Халха-Монголия попала в вассальную зависимость от маньчжурского импе­ратора. С 1660-х гг. начались нападения монголов и табангутов на русские остроги и поселения в Прибайкалье и Забайкалье. Одновременно шли русско-монгольские переговоры о принадлежности территории и населения, но успеха они не имели. В 1674 казаки на реке Уда нанесли поражение табангутам, которые оставили свои земли в Еравнинской степи и ушли в Монголию.

Одновременно с Забайкальем русские начали занимать Приамурье. В 1643—44 В. Поярков, выйдя из Якут­ска, поднялся по Алдану и его притоку Учуру на Становой хребе

irkipedia.ru

Присоединение Сибири к России. Кратко история покорения Сибири

Присоединение Сибири к России

 «И когда совсем готовый, населенный и просвещен-ный край, некогда темный, неизвестный, предста-нет перед изумленным человечеством, требуясебе имени и прав, пусть тогда допрашиваетсяистория о тех, кто воздвиг это здание, и также недопытается, как не допыталась, кто поставилпирамиды в пустыне... А создать Сибирь не таклегко, как создать что-нибудь под благословен- ным небом...» Гончаров И. А.

Русскому народу история отвела роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивали с оружием в руках в борьбе с многочисленными врагами. В итоге русскими людьми были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и ее важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

Случайные фото природы
В конце XVI в. началось освоение русским народом Сибири. Оно открыло в истории нашей Родины одну из самых интересных и ярких страниц, наполненных примерами величайшей стойкости и мужества. «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков перешли на свой страх и риск океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки на мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана»,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Сотни, а затем и тысячи людей пошли с конца XVI в. на восток— "встречь солнца» —через горные хребты и непролазные болота, по дремучим лесам и необозримой тундре, пробираясь сквозь морские льды, преодолевая речные пороги. Неимоверно трудным было в то время продвижение по угрюмым просторам Северной Азии. За «Камнем» (так называли Урал) русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Это было стремительное, грандиозное по своим масштабам движение. Как упорные, неиссякаемые ручьи разлился по бескрайним сибирским просторам поток народной колонизации — заселения и освоения пустующих окраинных земель. Всего за полвека он пробился на побережье Тихого океана, а впоследствии вынес отважных первопроходцев и на Американский континент. За одно столетие они в три раза увеличили территорию России заложили основу всему, что дает и будет давать нам Сибирь

Страна Сибирь

Сибирь сейчас называют часть Азии площадью примерно в 10 млн. км2, простирающуюся от Урала до горных хребтов Охотского побережья, от Северного Ледовитого океана до казахстанских и монгольских степей. Однако в XVII в. «сибирскими» считались еще более обширные территории, в них включали и дальневосточные, и уральские земли.

Вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Ее северную часть занимала пустынная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, протянулись на тысячи километров бескрайние непроходимые леса, составлявшие знаменитую «тайгу», ставшую со временем величественным и грозным символом этого края. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи, замыкающиеся цепью гор и холмистых нагорий.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную низменность. Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород; в XVII в. она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и... манило богатством. Перед оказавшимся в Сибири русским человеком представали леса, наполненные пушными зверями, реки, немыслимо рыбные, луга, словно предназначенные для выпаса множества скота, прекрасные, но неиспользуемые пахотные угодья.

Что означает название «Сибирь»? О его происхождении высказывалось множество суждений. В настоящее время наиболее распространены две точки зрения. Одни ученые выводят слово «Сибирь» от монгольского «шибир» («лесная чаща») и полагают, что во времена Чингисхана монголы так называли пограничную с лесостепью часть тайги. Другие связывают слово «Сибирь» с именем «сабиров» или «сипыров» — народа, возможно, населявшего лесостепное Прииртышье. Как бы то ни было, но распространение названия. «Сибирь» на всю территорию Северной Азии было связано с русским продвижением за Урал с конца XVI в.

Первые шаги за Урал

С Сибирью русские люди впервые могли познакомиться на рубеже XI—XII веков. Во всяком случае, в летописях сохранились сведения, что новгородцы именно в это время ходили «за Югру и Самоедь» (т. е. проникли в Северное Зауралье). Доподлинно известно, что в XIV в. их боевые суда уже плавали в устье Оби.

В XV в. за Урал северным «чрезкаменным» путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. Самый крупный поход был ими предпринят в 1499 г. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла через «Камень» там, где горы достигали наибольшей высоты. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы «взяли» в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 «князцов» и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовьев Оби. Однако на этой территории из-за ее отдаленности и труднодоступности в XV—XVI вв. было невозможно создать базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Положение коренным образом изменилось после падения в 1552 г. Казанского ханства: перед русскими открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам (близко подходившим к западным притокам Тобола). Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды — Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена. В 1555 г. под впечатлением одержанных русскими войсками побед «Сибирский юрт» (так называли татары свое государство) признал вассальную зависимость от Москвы. Но в 1563 г. власть в нем захватил чингисид (потомок Чингисхана) Кучум, выходец из Бухары и ярый противник России. Из-за Урала на русские поселения стали совершаться опустошительные набеги.

В поход против Кучума отправился отряд волжских казаков (около 600 человек) во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем. Их позвали к себе «на службу» и помогли снарядить богатые камские солепромышленники и купцы Строгановы, земли которых страдали от набегов «сибирцев». Однако хорошо вооруженные и закаленные в походах и боях вольные казаки повели себя как самостоятельная грозная сила. Покинув владения Строгановых на Каме, казаки двинулись на речных судах — стругах — вверх по рекам Чусовой, Серебрянке, с большим трудом преодолели по более мелким рекам и волокам Уральские горы, спустились по Тагилу в Туру, а затем в Тобол, разгромили основные силы Сибирского ханства и поздней осенью 1582 г. заняли его столицу Кашлык («град Сибирь», как называли его русские).

Подвиг «Ермаковых казаков» произвел ошеломляющее впечатление уже на их современников, а сам Ермак вскоре стал одним из самых любимых героев народных преданий, песен, былин. Причины этого понять нетрудно. Русские войска тогда терпели поражения в затянувшейся и разорительной Ливонской войне. Не только южные и восточные окраины, но и центральные районы страны подвергались опустошительным набегам крымцев и ногайцев. За десять лет до «взятия Сибири» крымские татары сожгли Москву. В памяти народной были еще свежи ужасы монголо-татарското ига. Помнил народ и об огромных трудностях, которые пришлось преодолеть возглавляемым самим царем войскам при взятии Казани. И вот еще целое татарское царство, державшее в страхе окрестные племена и народы, казавшееся таким могущественным и крепким, рухнуло — рассыпалось вдруг, и не в результате похода правительственных войск, а от дерзкого удара горстки казаков.

Но значение «Ермакова взятья» было шире его понимания современниками. Произошло событие огромной исторической важности. Как писал Карл Маркс, «последний монгольский царь Кучум... был разбит Ермаком» и этим «была заложена основа Азиатской, России».

Дружина Ермака в Сибири неизменно одерживала победы, но быстро таяла, теряя людей в боях, от голода, морозов и болезней. В августе 1585 г. во время неожиданного нападения врагов погиб (утонул) и сам Ермак, заночевавший с небольшим отрядом на речном острове. Потеряв предводителя, оставшиеся в живых казаки (около 100 человек) спешно вернулись «на Русь». Однако нанесенный Ермаком удар оказался для татарского царства Сибири смертельным. Будучи крайне непрочным, основанном на голом насилии и завоеваниях, оно быстро (и окончательно) распалось под ударами первых же отрядов царских войск, пошедших по проложенному Ермаком пути.

В 1585 г. в Сибирь прибыл сравнительно небольшой, но хорошо снаряженный отряд ратных людей под предводительством Ивана Мансурова. Они были посланы правительством на помощь Ермаку и, не застав никого из его казаков, проплыли до устья Иртыша. Там их настигла зима. Служилые люди быстро «срубили» «городок», названный впоследствии Обским, где тут же были осаждены большим остяцким войском.

Сражение за городок длилось целый день, и лишь к вечеру с большим трудом отряду Мансурова удалось отбиться. Столь ожесточенный натиск остяков объяснялся просто: русские укрепились в так называемом Белогорье — крупном религиозном и политическом центре Западной Сибири, месте, где находилось одно из самых главных святилищ края. Обладание им значило в глазах окрестного населения очень много.

Потерпев неудачу при первом штурме, остяцкие «князцы» на следующий день прибегли к «помощи» знаменитого «бело-горского шайтана» — деревянного идола, пользовавшегося особым почитанием у ханты-мансийских племен. Это сразу же решило исход дела. На «шайтана» навели пушку, и меткий выстрел разнес его в куски. Осада была немедленно снята. Под впечатлением происшедшего часть местных жителей в знак покорности принесла ясак Мансурову, а представители шести «городков» по нижнему течению Оби и Северной Сосьве на следующий год отправились в Москву с просьбой о российском подданстве.

После того как Мансуров вернулся «на Русь», московское правительство поняло, что Сибирью не овладеть одним ударом, и перешло к иной, проверенной жизнью тактике. Было решено закрепляться на новых землях, строя города-крепости, а опираясь на них, продвигаться дальше, сооружая по мере надобности все новые и новые опорные пункты.

Случайные фото природы

Присоединение к России Западной Сибири

В 1586 г. в Сибирь по приказу из Москвы был послан новый отряд — 300 человек. Во главе его встали воеводы Василий Сукин и Иван Мясной, а среди подчиненных им ратных людей «за Камнем» вновь оказались «Ермаковы казаки» — те, кто уцелел, кто вернулся из зауральского похода. Вскоре судьба разбросала их по сибирской земле, сделав активными участниками дальнейших событий.

Сукин и Мясной в 1586 г. построили на Туре крепость, давшую начало Тюмени — старейшему из ныне существующих сибирских городов. В 1587 г. русские ратники получили подкрепление и во главе с Данилой Чулковым двинулись дальше, построив недалеко от столицы Сибирского ханства другую крепость — будущий Тобольск.

В Кашлыке в это время обосновался Сейдяк — представитель соперничавшей и враждовавшей с Кучумом местной татарской династии. Чулкову удалось заманить к себе и захватить в плен нового претендента на сибирский престол, после чего Кашлык опустел и потерял прежнее значение, а Тобольск надолго стал главным городом Сибири.

Взятые русскими в плен представители татарской знати (включая Сейдяка) получали в Москве высокие чины и щедро жаловались «за службу». А между тем лишенный трона и поддержки большинства прежних подданных хан Кучум не думал складывать оружия. Он неизменно отвечал отказом на предложения стать зависимым от московского «государя» правителем (даже на условиях возвращения ему сибирского престола) и усиливал противодействие русским. Люди Кучума жестоко мстили татарскому населению за переход в подданство «белому царю» и однажды даже приблизились к Тобольску, убив там несколько человек.

С 90-х гг. XVI в. русское правительство перешло к более решительным действиям по присоединению зауральских земель. В 1591 г. отряд, состоявший из тобольских служилых людей и принявших российское подданство татар, во главе с воеводой Владимиром Кольцовым-Мосальским настиг войско Кучума на Ишиме и нанес ему сильное поражение у озера Чиликула.

В 1593 г. в северных русских уездах и Приуралье были специально сформированы войска, направленные против Пелымского княжества — сильного вогульского объединения, которое активно поддерживало Кучума и наносило большой ущерб русским селениям в Приуралье. В центре этого княжества на берегу Тавды служилыми людьми был построен Город Пелым, вскоре, правда, потерявший военное значение.

Вскоре к России была присоединена территория «Пегой орды». В русских документах так называлось объединение селькупов во главе с воинственно настроенным и, по-видимому, союзным Кучума «князцом» Воней. В центре «Пегой орды» ратные люди построили крепость Нарым, а позднее неподалеку от нее Кетск. Это значительно ослабило позиции Кучума, который к тому времени подкочевал к владениям Вони, но уже не мог рассчитывать на совместное с ним выступление.

Окончательный разгром сибирского «царя» произошел в августе 1598 г. Объединенный русско-татарский отряд численностью 400 человек под предводительством воеводы Андрея Воейкова вышел из Тары и после долгих поисков «сошёл» войско Кучума (500 человек) в Барабинской степи близ Оби. Ожесточенный бой продолжался полдня и закончился сокрушительным поражением кучумлян. Сам хан в разгар боя бежал с ближними людьми в небольшой лодке и скрылся. Покинутый всеми, нищий и больной, он вскоре погиб при не вполне ясных обстоятельствах. Удалось избежать гибели и плена нескольким сыновьям.

Кучума, но они не скоро смогли оправиться от удара и возобновить набеги на русские владения (это стало возможным позднее, когда «кучумовичи» нашли себе союзников среди калмыков). В это же время шли энергичные поиски наиболее удобных путей «с Руси» в Сибирь и принимались серьезные меры к тому, чтобы сделать продвижение по ним по возможности более удобным и безопасным. К началу XVII в. путей «за Камень» было выявлено немало, но редкие из них отвечали возросшим требованиям. Объем всякого рода перевозок резко возрастал с началом колонизации края, и то, что могло удовлетворить торговцев, промысловиков и отряды ратных людей, изредка наведывавшихся в Сибирь, не годилось для организации постоянного сообщения, для регулярной переброски большого количества людей и грузов.

Этой цели, прежде всего не отвечали северные «чрезкаменные» пути, самые древние, проложенные в обход Казанского ханства задолго до присоединения Сибири. Они были труднодоступны и слишком удалены от экономически развитых районов Российского государства. По печорским путям (с выходом по восточным притокам Печоры на нижнюю Обь Собью или Северной Сосьвой) можно было отправить донесения, небольшие грузы (например, пушнину), но широко пользоваться ими могли лишь люди «торговые и промышленные». Существовал и морской путь в Сибирь — «Мангазейский морской ход». Им ходили из Белого моря в устье реки Таз, в район, называемый «Мангазея». При этом полуостров Ямал суда обычно не огибали, а пересекали по рекам и волоку. Однако поддерживать постоянное сообщение с Сибирью морем было по силам лишь привычным к такого рода плаваниям поморам, к тому же только в очень короткий для русского Севера и Сибири период летней навигации. Камские пути (по восточным притокам Камы) были в то время наиболее пригодны для налаживания регулярных связей с Сибирью. Но и среди них не сразу удалось выбрать самый удачный. Путь, по которому шли «Ермаковы казаки» (через Тагильский волок), в значительной части проходил по мелким и бурным рекам. Однако до 90-х гг. XVI в. ничего лучшего найдено не было, и основные перевозки осуществлялись по нему. В 1583 г. для его закрепления был даже поставлен Верхтагильский городок, простоявший семь лет, пока не был найден и освоен более удобный Чердынский путь. По нему с Вишеры перетаскивали суда волоком в Лозьву, а из нее по Тавде и Тоболу можно было попасть как в Туру, так и в Иртыш. Эта дорога была объявлена главной, и в 1590 г. на ней был построен Лозьвенский городок. Но и он просуществовал недолго.

В 1600 г. для лучшего обеспечения перевозок на полпути между Верхотурьем и Тюменью был выстроен еще один город — Туринск (его долгое время называли также Епанчин) В Тюмень «с Руси» можно было добраться и по старой Казанской дороге. Она, правда, проходила через степи и потому была довольно опасной — из-за угрозы неожиданного нападения кочевников. В 1586 г. на этой дороге русскими был построен город (Уфа), и впоследствии ее стали использовать в особых случаях — для срочной переброски войск, посылки гонцов и т. д.

Присоединение к России Восточной Сибири

Следующий этап присоединения Сибири начался с выходом русских на Енисей. Северную его часть промышленники начали осваивать как и низовья Оби, еще до присоединения Западной Сибири к Русскому государству - сразу же после открытия реки Таз. Примыкавший к Тазу район - «Мангазея» – был хорошо известен в России уже в 70-х гг. XVI в. (Первоначально это район русскими назывался «Молгонзеи»; его наименование видимо, восходит к коми-зырянскому «молгон» - «крайний» «конечный» — и обозначает «окраинный народ».). В это же время появились в документах первые упоминания о «Тунгусии» (тунгусы жили за Енисеем). С Таза волоком можно было перебраться в Турухан, а по нему выплыть в Енисей. Далее открывался путь к Таймыру, на Нижнюю Тунгуску и другие реки Восточной Сибири. Ее освоение русскими, таким образом, началось с северных районов и также было связано с «Мангазеей», где создали свою опорную базу русские и коми-зырянские промышленники. К концу XVI в. они столь основательно освоились в «Мангазее», что построили там свои городки, наладили оживленную торговлю с местными жителями, а часть их даже подчинили и, как позднее выяснилось, «дань с них имали... на себя». От Енисея в глубь Восточной Сибири русские продвигались стремительно. Это движение по-прежнему сильно замедлялось лишь по мере приближения к степной полосе, населенной сильными и воинственными кочевыми племенами, но в восточном и северном направлениях оно пошло с невероятной быстротой. Необычными были не только темпы продвижения: сам процесс присоединения восточносибирских земель отличался большим своеобразием. Если для Западной Сибири московское правительство тщательно разрабатывало план присоединения той или иной «землицы» и для его осуществления нередко посылало войска непосредственно из Европейской России, то в Восточной Сибири действовать такими методами становилось трудно, а потом и вовсе невозможно. Слишком далеко оказывались русские отряды от «Руси», слишком велики были размеры открывавшегося перед землепроходцами края, слишком редким и разбросанным по нему было коренное население. И по мере углубления в восточносибирскую тайгу местная администрация получала все больше власти, а вместо подробнейших инструкций у воевод все чаще оказывались предписания поступать «смотря по тамошнему делу». Управление на местах становилось более гибким и быстрым, однако, представители сибирской администрации теперь часто теряли согласованность действий. Движение на восток становилось не только более стремительным, но и более стихийным, нередко просто хаотичным. В поисках еще не объясаченных и богатых соболем «землиц» небольшие (иногда в несколько человек) отряды служилых и промышленных людей, опережая друг друга, преодолевали за короткий срок огромные расстояния. Они проникали на никому, кроме местных жителей, не известные реки, в «дальние, от века, не слыханные земли», ставили там наскоро укрепленные зимовья, «приводили под высокую государеву руку» встреченные на пути племена и народы, воевали и торговали с ними, брали ясак и сами промышляли соболя, весной после вскрытия рек отправлялись дальше, действуя, как правило, на свой страх и риск, но всегда от имени «государя». В таких походах они проводили годы, а когда, изнуренные выпавшими на их долю невзгодами, возвращались в свои города и остроги, то будоражили других рассказами о сделанных открытиях, часто добавляя к увиденному полученные от коренных жителей и совершенно невероятные сведения о богатствах «землиц», еще не «проведанных». Дух предпринимательства разгорался с новой силой. По следам первопроходцев отправлялись новые экспедиции и, в свою очередь, находили неясачные и богатые соболем земли. Отряды землепроходцев часто представляли собой объединения служилых и промышленных людей. Во время совместных походов, писал известный дореволюционный историк Н. И. Костомаров, «промышленники и торговые люди были товарищами служилых людей в их изумительных подвигах открытия новых землиц и вместе с ними выдерживали героическую борьбу с ужасною стужею... и дикими народами» Однако нередко такие отряды соперничали и враждовали друг с другом. Тем не менее, все они, в конце концов, раздвигали пределы известного им мира и увеличивали число подвластных российскому царю земель и народов.

Продвижение на восток в 20—40-е гг. приобрело столь большой размах, что вскоре пошло более быстрыми темпами, чем промысловое освоение края. Добывавшие соболя промышленники задерживались на «проведанных» землях, в то время как служилые люди продвигались все дальше. Однако и действия казаков и стрельцов постепенно попадали под контроль правительственной администрации. Во время походов она, правда, сильно не сковывала волю служилых. Подобно казакам Дона или Яика, «государевы служилые люди» в Сибири нередко сами решали, собравшись «на круг», многие важные вопросы и, например, могли «по приговору всего товарищества», «всего войска» изменить маршрут похода и его цели. Власти считались с бытовавшими в служилой среде порядками, заносимыми в Сибирь вольными казаками еще с «Ермакова взятья», но при всем этом в организации военных экспедиций играли важную роль. Администрация снабжала (пусть не всегда и не полностью) «поднимавшихся» в поход служилых оружием, боеприпасами, продовольствием, а после завершения похода, памятуя о наградах и продвижении по службе, стремилась «учинить государю многую прибыль» закреплением достигнутых результатов: строительством и заселением новых острогов, организацией местного управления, ясачного и таможенного сбора, казенной пашни, связи и т. п.

От Енисея к Лене и Тихому океану

Движение землепроходцев на восток от Енисея шло двумя основными, часто смыкавшимися потоками — северным (через Мангазею) и южным (через Енисейск).

В Мангазее уже в 1621 г. от живших по Нижней Тунгуске эвенков-буляшей были получены смутные сведения о «большой реке» Лене. К 20-м гг. относится и предание об удивительном путешествии на эту реку промышленного человека Пенды (или Пянды). Он совершил выдающийся географический подвиг. Во главе отряда в 40 человек Пенда в течение трех лет, преодолевая противодействие эвенков, пробирался вверх по Нижней Тунгуске, на четвертый год по Чечуйскому волоку достиг Лены, проплыл вниз по ее течению до места, где в будущем возник Якутск, вернулся в верховья Лены, бурятской степью перешел на Ангару, а затем по уже знакомому русским Енисею добрался до Туруханска. Известие об этом походе может показаться фантастическим из-за его дальности и длительности, но оно подтверждается отдельными документальными записями, в том числе и названиями основанных на этом пути зимовий (Верхне-Пяндинского и Нижне-Пяндинского), надолго переживших своего основателя.

В 30-е гг. по Вилюю и Лене прошло несколько групп ясачных сборщиков из Мангазеи. Они поставили несколько острожков и зимовий, вокруг которых, в свою очередь, возникли зимовья торговых и промышленных людей, ринувшихся в Приленский край после похода Добрынского и Васильева.

В 1633 г. на те же «за хребетные» (т.е. находящиеся за горными хребтами) реки иным, более северным путем - с Нижней Тунгуски на Вилюй, минуя Чону, — отправилась новая тобольская экспедиция в составе 38 человек во главе с Воином Шаховым. Разделившись на несколько мелких групп, этот отряд в течение шести лет укреплял власть «великого государя» в Вилюйском крае, сооружая зимовья. Взимая ясак с тунгусских и якутских племен и «десятую пошлину» (десятипроцентный налог) с русских промышленников. Экспедиция Шахова снаряжалась всего на два года, поэтом» служилые люди быстро израсходовали и продовольствие, и подарки «иноземцам» (необходимое в то время условие уплати ясака), запасы пороха и свинца. К 1639 г. из отряда уцелели лишь 15 человек. Изредка покупаемую у промышленником муку служилые тратили на «аманатов» (заложников из подчинившихся родов), а сами питались лишь рыбой и дикорастущей травой - «борщём» и слезно просили в отправляемым в Тобольск письмах о замене.

Гораздо больших успехов удалось добиться к этому времени отрядам служилых и промышленных людей, продвигавшихся в глубь восточносибирской тайги более удобными южным путями из Енисейска.

В 1627 г. 40 казаков во главе с Максимом Перфильевым добрались по Ангаре до Илима. Там они взяли ясак с окрестных бурят и эвенков, поставили зимовье и через год вернулись степью в Енисейск, дав толчок новым походам в «проведанные» земли.

В 1628 г. на Илим отправился десятник Василий Бугор с десятью служилыми. С притока Илима Идирмы казаки дошли через волок до Куты, а пустившись по ней, попали в Лену и, собирая, где могли, ясак, проплыли по течению реки до Чаи. В 1630 г. Бугор вернулся в Енисейск, оставив для «службы» на верхней Лене в зимовье у устья Куты двух, а у устья Киренги четырех человек.

В 1630 г. у волока на Лену был построен Илимский острог — важный опорный пункт для дальнейшего продвижения на эту реку. В том же году по приказу енисейского воеводы Шаховского «для государева ясашного сбору и острожные поставки» на Лену был отправлен немногочисленный, но хорошо оснащенный отряд под предводительством атамана Ивана Галкина. Весной 1631 г. он добрался до Лены, открыв с Илима на Куту более короткий путь, поставил небольшое (на 10 человек) «зимовье по-промышленному» в устье Куты и проплыл по Лене гораздо дальше Бугра — до «Якутской земли». Там Галкин сразу же встретил сопротивление пяти объединившихся «князцов», однако вскоре подчинил их, после чего предпринял походы по Алдану и вверх по Лене, собирая ясак с якутов и тунгусов и отражая нападения отдельных их объединений. Летом 1631 г. на смену Галкину из Енисейска прибыл с дополнительным отрядом в 30 человек стрелецкий сотник Петр Бекетов и стал посылать служилых людей вверх и вниз по Лене. Используя как силу оружия, так и незаурядный дипломатический талант, Бекетов привел «под государеву руку» еще несколько якутских, тунгусских, а также бурятских родов и для закрепления своих успехов в соответствии с царским указом поставил в 1632 г. острог в центре Якутской земли в ее наиболее заселенном районе.

Вернувшийся с прежними полномочиями на Лену Иван Галкин в 1634 г. приказал перенести эту крепость (будущий Якутск) на менее затопляемое место. Он собрал значительные в тех условиях силы (около 150 человек) из служилых и скопившихся в новом остроге промышленных людей и предпринял энергичные действия по упрочению в Якутии царской власти, опираясь на тех якутских «князцов», которые «государю прямили». Оказавшимся на Лене русским на этот раз пришлось очень тяжело. Они совершали конные походы, покупая лошадей, как потом сообщалось, «на последние свои товарёнка», брали в ходе двух- и трехдневных штурмов хорошо укрепленные якутские городки, сами месяцами сидели в осаде, отбивая «жестокие приступы», «помирали голодною смертью», «перецынжали» и т. д. Но в конце концов служилым людям удалось поладить с местной знатью, и Якутская земля стала частью Российского государства.

Слухи о богатствах ленских земель привлекали в Якутию самых различных людей из самых различных мест. Так, даже из далекого Томска на Лену был в 1636 г. снаряжен отряд: 50 казаков во главе с атаманом Дмитрием Копыловым, несмотря на недовольство и противодействие енисейских властей, не жаловавших конкурентов, добрались до верховьев Алдана, где построили Бутальское зимовье.

Оттуда 30 человек во главе с Иваном Москвитиным в поисках неясачных земель отправились дальше на восток. Они спустились по Алдану до устья Маи, поднялись за два месяца вверх по ее течению до горного перевала хребта Джугджур, перешли по нему в верховье реки Ульи и по ней, преодолев пороги и сделав новое судно, через две недели в 1639 г. первыми из русских вышли на побережье Тихого океана.

Находясь на Алдане, отряд Дмитрия Копылова был втянут в межплеменной конфликт, который затем привел к вооруженному столкновению с находившимися по соседству енисейскими служилыми людьми. Это не явилось случайностью.

На свой страх и риск мангазейские, тобольские и енисейские отряды в поисках «новых неясачных землиц» забирались в самые отдаленные и глухие уголки Приленского края, торговали и воевали с «иноземцами», оспаривали друг у друга право собирать ясак с них и пошлину с встречавшихся русских промышленников.

В итоге местное население бывало вынуждено платить дань по два, а то и три раза и разорялось, служилые же, как стало известно властям, «богатели многим богатством, а государю приносили от того многого своего богатства мало». В распри между отдельными группами русских вовлекались коренные жители, дело нередко доходило до настоящих сражений. В Москве скоро узнали, что «меж себя у тех тобольских и у енисейских и у мангазейских служилых людей... бывают бои: друг друга и промышленных людей, которые на той реке Лене промышляют, побивают до смерти, а новым ясачным людям чинят сумнение, тесноту и смуту, и от государя их прочь отгоняют».

В ходе продвижения русских по Сибири такое положение складывалось и в некоторых других ее районах (например, несколько позднее — в Бурятии). Московское правительство не на шутку встревожилось, ясно увидев в таком состоянии дел серьезные убытки для казны. Было решено запретимть самовольные походы на Лену из сибирских городов и создать в Якутии самостоятельное воеводство. Это и было сделано в 1641 г. В результате Якутский острог стал не только прочной базой дальнейшего освоения Восточной Сибири, но и центром самого обширного в Российском государстве уезда.

К Байкалу и Приамурью. На Камчатку

Дальнейшее освоение южных путей было, прежде всего связано с закреплением русских в Прибайкалье, с последующим выходом в Забайкалье и «Даурию» (Приамурье). Начало присоединению этих земель было положено постройкой Верхоленского острога (1641 г.) и первым походом русских на Байкал, осуществленным в 1643 г.

Байкал для России и всего мира открыл якутский пятидесятник Курбат Иванов, возглавивший в этом походе отряд служилых и промышленных людей. Значительная часть прибайкальских бурят без сопротивления согласились тогда принять российское подданство, однако в 1644—1617 гг. отношения с ними испортились. Главной причиной этого были самоуправство и злоупотребления, допущенные по отношению к бурятам присланным из Енисейска атаманом Василием Колесниковым. Но его экспедиция имела для освоения края и положительные результаты: она достигла северных берегов Байкала, где в 1647 г. был построен Верхне-Ангарский острог.

В том же году отряд енисейца Ивана Похабова совершил переход по льду на южный берег Байкала. В 1648 г. Иван Галкин обогнул Байкал с севера и основал Баргузинский острог. В 1649 г. казаки из отряда Галкина добрались до Шилки.

В середине XVII в. в Забайкалье действовали еще несколько отрядов служилых и промышленных людей. Один из них, возглавлявшийся основателем Якутска Петром Бекетовым, в 1653 г. предпринял поход на юг вверх по Селенге, а затем повернул в восточном направлении по Хилку, где в его верховьях основал Иргенский острог (у озера Иргень), а в районе будущего Нерчинска—Шилкинский («Шильский»).

Вхождение прилегающих к Байкалу земель в состав Российского государства произошло в довольно короткий срок и вскоре было закреплено сооружением еще целого ряда опорных пунктов — Балаганского, Иркутского, Телембинского, Удинского, Селенгинского, Нерчинского и др. острогов. В чем причина столь быстрого присоединения этого сравнительно густозаселенного края к России? Дело в том, что значительная часть его коренных обитателей стремились опереться на русских в борьбе с разорительными набегами монгольских феодалов. Сооруженная в районе Байкала цепь крепостей длительное время и обеспечивала защиту населения от вражеских вторжений.

Одновременно с закреплением русских в Забайкалье сложные и драматические события разыгрались в Приамурье. Слухи о наличии в этом районе большой и «хлебной» реки, серебряной, медной и свинцовой руды, ископаемой краски и иных «угод» доходили до сибирских воевод от различных групп служилых и промышленных людей уже с 30-х гг. и не могли не будоражить воображение. Однако первые достоверные и подробные сведения об Амуре и его притоках были получены в результате похода «письменного головы» (так называли помощников воевод, выполнявших особые поручения) Василия Пояркова с отрядом якутских служилых и небольшого числа «охочих людей» в 1643-—1646 гг.

Хорошо снаряженный и крупный по сибирским представлениям отряд (132 человека) поднялся по Алдану, Учуру, порожистому Гонаму до волока на Зею.

Главным результатом этого похода было то, что русские власти узнали не только о реальных богатствах «Даурской земли», но и о политической обстановке в ней. Оказалось, что берега Амура в основном заселяли фактически ни от кого не зависимые племена.

Слухи об открытых экспедицией Пояркова благодатных землях распространились по всей Восточной Сибири и всколыхнули сотни людей. На Амур были проложены новы более удобные пути. По одному из них в 1649 г. отправился отряд промышленника из устюжских крестьян Ерофея Хабарова.

Хабаров в 1652 г. наголову разгромил большой маньчжурский отряд, «подступивший» к нему с «огненным боем»; только убитыми враги потеряли 676 человек, тогда как казаки –10; однако было ясно, что на Амуре русских ждут более жестокие испытания.

Маньчжурское вторжение усиливалось и усугубляло урон, нанесенный хозяйству местного населения действиями хабаровской вольницы. Чтобы лишить русских продовольственной базы, маньчжуры применили привычный для их стратегии метод: насильственно переселили в долину Сунгари дауров и дючеров и совершенно разрушили местную земледельческую культуру.

В 1653 г. Хабарова отстранили от руководства «войском» и увезли в Москву. Царь, правда, наградил его, но не разрешил вернуться на Амур. Хабаровскими казаками там стали распоряжаться представители царской администрации. Общим итогом этих бурных событий стало присоединение к России Приамурья и начало массового переселения туда русских людей.

На исходе XVII столетия началось присоединение к России новых обширных земель и в северных районах Дальнего Востока. На временами посещавшуюся русскими еще с 60-х гг. Камчатку зимой 1697 г. «для прииску новых неясачных людей» отправились из Анадырского острога на оленях 60 служилых и промышленников, а также 60 ясачных юкагиров. Во главе экспедиции стоял казачий пятидесятник Владимир Атласов. Она в общей сложности продолжалась три года. За это время Атласов прошел тысячи километров по самым заселенным районам Камчатки (не дойдя лишь около 100 км до южной оконечности полуострова) «повоевал» одни родовые и племенные объединения и взял ясак «ласкою и приветом» с других. В основанном в центральной части полуострова Верхне - Камчатском остроге он оставил 16 человек (через три года они погибли на обратном пути), а сам в сопровождении 15 русских и 4 юкагиров вернулся с богатым ясаком в Анадырский острог, а оттуда в Якутск, где сообщил подробные сведения о пройденных землях и некоторые известия о Японии и «Большой земле» (видимо, Америке).

В Москве, куда вскоре прибыл Атласов, большой интерес вызвали как его рассказы, так и привезенный с камчатки японец Денбей, занесенный бурей к южному побережью полуострова в 1695 г. и находившийся в плену у камчадалов. Петр I велел Денбею обучать русских японскому языку.

Причины начала освоения Сибири в конце XVI веке

";s:4:"TYPE";s:4:"HTML";s:4:"TYPE";s:4:"HTML";

Назад в раздел

Новый год и Рождество

Праздничные и активные туры на Новый год и Рождество по России. Средняя полоса, Карелия, С.Петербург, Север, Юг России, Урал, Алтай, Байкал, Камчатка, Дальний Восток, Сахалин, Курильские острова и другие районы России.

Экскурсии по Москве

Пешие, автобусные экскурсии на автомобиле по Москве. Во время экскурсии по Москве Вы сможете познакомиться с самыми интересными уголками города, сможете сделать красивые фотографии и услышать подробный рассказ о достопримечательностях от опытного гида. Вы сможете увидеть Красную площадь, ГУМ, Храм Христа Спасителя и многое другое.

Легендарная Тридцатка, маршрут

Через горы к морю с легким рюкзаком. Маршрут 30 проходит через знаменитый Фишт – это один из самых грандиозных и значимых памятников природы России, самые близкие к Москве высокие горы. Туристы налегке проходят все ландшафтные и климатические зоны страны от предгорий до субтропиков, все ночёвки в стационарных приютах.

www.svastour.ru

Сибирь, история. Присоединение Восточной Сибири к Русскому государству // «История Сибири с древнейших времен...» (1968) | ИРКИПЕДИЯ

Несмотря на то, что время выхода в свет неизбежно повлияло на некоторые выводы и оценки, 5-томное академическое издание «История Сибири с древнейших времен до наших дней», вышедшее в 1968-1969 годах под редакцией академика Алексея Павловича Окладникова, и поныне остаётся авторитетнейшим комплексным исследованием по истории Сибири, являя собой замечательный памятник советской научной мысли.

Том 2. Раздел 1. Глава первая. Параграф 2.

Присоединение к России народов, населявших Восточную Сибирь, происходило в основном на протяжении первой половины XVII в.; окраинные территории на юге, востоке и северо-востоке Сибири вошли в состав России во второй половине XVII в.; Камчатка и прилегающие к ней острова — в самом конце XVII—первой половине XVIII в.

Присоединение Восточной Сибири началось с бассейна Енисея, прежде всего с его северной и северо-западной части. Во второй половине XVI в. русские промышленники из Поморья стали проникать в Обскую губу и далее по р. Тазу на восток к низовьям Енисея. Промысловое предпринимательство осуществлялось различными путями, которые к началу XVII в.были уже традиционными. Промышленники проходили в указанный район или морским путем (через Югорский Шар, Карское море и полуостров Ямал), или «чрезкаменным» путем (через Урал) в его различных вариантах.45 В 1616—1619 гг. русское правительство, опасаясь проникновения в устье Оби кораблей английских и голландских компаний, запретило пользоваться морским путем, что, впрочем, не нарушило промысловых связей с низовьями Оби и Енисея.46 

Промысловое освоение этого района осуществлялось одновременно с освоением более северных арктических областей. Известно, например, что Строгановы основали свою факторию на Новой Земле не ранее середины XVI в.47  

Целые поколения поморских промышленников преемственно были связаны с пушными промыслами в Енисейском крае. Их деятельность была начальным этапом в процессе образования там постоянного русского населения и установления тесных взаимоотношений с местным населением. Промышленники основали там многочисленные зимовья и даже «городки», служившие опорно-перевалочными пунктами, устанавливали с местными жителями разнообразные связи - экономические, бытовые, а иногда и родственные. Известно, что в самом начале XVII в. один из родов хантыйских энцев назывался родом Яши Вологжанина.48 В первые десятилетия XVII в. русские промышленники стали энергично осваивать районы по крупнейшим восточным притокам Енисея — Нижней и Подкаменной Тунгуске, а также продвигаться вдоль побережья Северного Ледовитого океана к устью р. Пясины, до северо-восточных берегов Таймыра.49 В первой половине XVII в. мангазейскими промышленниками были основаны на Енисее Дубчесская слобода (1637 г.), Хантайская слобода, выросшая из зимовья (1626 г.), заимки в верховьях Нижней Тунгуски и другие населенные пункты с постоянным населением.

 Правительственная деятельность по установлению политического господства началась только на рубеже XVII в. Летом 1600 г. из Тобольска по Оби и Обской губе двинулись к устью Таза первые воеводы кн. М. М. Шаховской и Д. Хрипунов со 150 служилыми людьми. Русские промышленники, стремясь сохранить за собой монопольное право на эксплуатацию местных пушных промыслов, по-видимому, сумели организовать выступление самодийских племен против установления над ними политического господства царского правительства. В бою, происшедшем где-то в районе устья Таза, воеводы потерпели поражение, но все же сумели укрепиться в каком-то промысловом городке. В 1601 г. на берегах Таза был основан город Мангазея, ставший местным административным центром и важнейшим торгово-перевалочным пунктом. Приблизительно до 30-х годов XVII в. в Мангазее зимовало до тысячи промышленников, готовившихся к очередному промысловому сезону и составлявших там подавляющую часть русского населения.  

Основную часть коренного населения Мангазейского уезда в это время составляли   предки   трех   современных   этнических   групп  северных   самодийцев—нганасанов, тундровых и лесных энцев, предки современных кетов-остяков и предки современных эвенков-тунгусов. Объясачивание этого населения, раздробленного и не имевшего сколько-нибудь прочных племенных организаций, затянулось тем не менее вплоть до 1630-х годов. К 1607 г. на нижнем Енисее были основаны Туруханокое и Енбатское (Инбацкое) зимовья, и ясачный режим был распространен на большинство энецких и остяцких родов.50 Тунгусские родовые объединения, обитавшие к востоку от Енисея, до середины 20-х годов XVII в. ясачного режима практически не знали.

После образования в Мангазее в 1625 г. постоянного гарнизона (100 служилых людей) местные власти, частично опиравшиеся и на промышленников, создали сеть ясачных зимовьев, охватившую весь Мангазейский уезд, и процесс объясачивания коренного населения в нижнем течении Енисея, по Подкаменной и Нижней Тунгуске, на Пясине, Хете и Хатанге к 1634 г. был в целом завершен.51 Только северная группа самодийского населения — юраки (ненцы) вошла в состав ясачного населения с середины XVII в.52

Таким образом, рассматриваемая территория политически вошла в состав Русского государства к моменту, когда пушные промыслы русских промышленников и их экономические связи с местным населением были уже в расцвете. Постоянное промысловое русское население начало складываться в Мангазейском уезде к середине XVII в. По мере удаления на восток основных районов пушных промыслов Мангазея с 30-х годов стала терять свое значение торгово-перевалочного пункта, и ее роль перешла к Туруханскому зимовью в низовье Енисея. Оседавшее там промысловое население, по данным начала XVIII в., концентрировалось в местах, удобных для рыболовства, прежде всего по берегам Енисея ниже Туруханска, заселяло низовья Пясины, Хеты и Хатанги, постепенно осваивая для постоянного жительства прибрежные районы Ледовитого океана. С р. Таза русское население ушло на восток в 60-х годах, и Мангазея была тогда же заброшена. К 1721 г. русское население в Мангазейском уезде насчитывало с женщинами и детьми до 1.5 - 2 тыс. человек.53  

Проникновение русских в бассейн среднего течения Енисея началось с XVII в. После основания в бассейне Оби Сургута (1594 г.) и Нарыма (1596 г.), а несколько позже Томска (1604 г.) и Кетска (1602 г.) отряды служилых людей по речным системам Вах-Елогуй, Тым-Сым и по р. Кети вышли к Енисею. Одновременно с основанием Мангазеи в первое десятилетие XVII в. вошли в состав России немногочисленные родовые объединения остяков, а также аринцы, обитавшие вверх по Енисею в районе, где позднее был основан Красноярский острог.54 В это время туда приходили и русские промышленники,55 хотя массовый приток русского населения начался только с середины 1620-х годов. Присоединение этих районов тормозилось противодействием некоторых тунгусских, бурятских, ойратских и киргизских князцов, рассматривавших приенисейское население как подвластное им и беспощадно его разорявших. Тунгусские князцы оказали сопротивление служилым людям при постройке Маковского и Енисейского острогов (1618 и 1619 гг.). Особенно упорно вел борьбу князец Тасей. Однако его непримиримая позиция не встречала поддержки со стороны других представителей родоплеменной тунгусской верхушки.

В 1628 г. на Ангаре в устье р. Рыбной сотник П. Бекетов нанес поражение «немирным» тунгусам и, вероятно, заключил с ними соглашение; тунгусские князцы получили право самостоятельно собирать ясак со своих родоплеменных групп и сдавать его ясачным сборщикам и окончательно присоединились к России.56  

Таким образом, присоединение питских, варгаганских и приангарских тунгусов, как и асанов, обитавших по притоку Ангары  -  р. Тасеевой, произошло на протяжении 20-х годов XVII в.57 К этому времени Енисейский острог становится важным перевалочным центром для русских промышленников, а около него стало развиваться русское сельское хозяйство. Складывавшееся с 1620-х годов постоянное русское население на среднем течении Енисея первоначально концентрировалось вокруг Енисейского острога. До середины XVII в. русские деревни и заимки возникали на основных промысловых и торговых путях, тянувшихся из Западной Сибири через Маковский острог к Енисейскому и от него далее на восток по Ангаре или на север вниз по Енисею.

Во второй половине XVII в. после сооружения в 1669 г. Кемского и Вельского острогов наиболее интенсивно стал заселяться бассейн Кеми и Белой, привлекавший переселенцев «великими и хлебородными» полями, обилием покосов и строевым «красным лесом». Вторым наиболее заселенным районом был район между Енисейском и устьем Ангары и третьим  -  по нижней Ангаре и ее притоку Тасеевой, от которой к югу тянулись Канские степи.   К 1719 г. в Енисейском уезде насчитывалось 120 деревень. Общая численность русского населения уезда к этому времени достигала 18 тыс. человек (мужского и женского пола).58

Подавляющая часть населения всего Енисейского края сложилась в результате стихийного народного переселения; в Мангазейском уезде оно образовалось из русских промышленников. В Енисейском уезде наиболее интенсивное заселение в XVII в. происходило в 1640-х и в конце 1660-х -  начале 1670-х годов, т. е. в моменты обострения классовой борьбы в европейской части России. Ссыльные растворялись среди массы русских переселенцев.59  

Присоединение к Русскому государству мелких тюркских племенных образований  -  тубинцев, аринцев, камасинцев, моторцев и других, обитавших в бассейне Енисея южнее Красноярска, затянулось на долгие десятилетия. До конца XVII в. в этом районе шла ожесточенная борьба, вызванная агрессией киргизских князцов, опиравшихся на сильные политические образования, сложившиеся в Западной Монголии, сначала на Алтын-хана, а во второй половине XVII в.  -  на джунгарских ханов. До 1640 г. она осложнялась вторжениями в бассейн р. Кана сильного бурятского князца Оилана. Агрессия киргизских и бурятских князцов распространялась по Енисею даже на территорию остяцких родов. Упрочение русской государственности в этом районе несло безопасность местному населению от грабительских поборов, препятствовало их физическому уничтожению, обеспечивало распространение земледельческого русского хозяйства. В 1628 г. русские власти после четырехлетней подготовки основали на Енисее Красноярский острог, который в дальнейшем стал основным оплотом русской обороны Енисейского края на юге.

После основания этого острога борьба с киргизскими князцами обострилась и продолжалась до 1642 г. Она сопровождалась чуть ли не ежегодными набегами киргизских отрядов на окрестности Красноярска, осадами самого острога, истреблением и угоном в плен коренного и русского населения, захватом скота и лошадей, уничтожением посевов. Местное население, не раз угонявшееся киргизами или уходившее с ними под давлением их угроз, как правило, всякий раз после воинских успехов красноярских служилых людей стремилось вернуться назад на свои «породные» земли. Только в 1642 г. томские отряды под начальством Н. Тухачевского и красноярцы, возглавлявшиеся М. Кольцовым и С. Коловским, в решительном бою за р. Белый Июс (приток р. Чулыма) нанесли киргизским князцам поражение. Однако в результате этой победы только аринцам и в 1647 г. качинцам удалось окончательно войти в состав России.

Присоединение населения по р. Кану к Русскому государству началось сразу же после постройки Красноярского острога, но в борьбе с тубинскими и бурятскими князцами и отрядами Алтын-хана русским служилым людям удалось укрепиться там только с 1636 - 1637 гг., когда был сооружен Канский острог. После победы над киргизскими князцами красноярские отряды атаманов М. Кольцова и Е. Тюменцева совместно с аринцами, качинцами и канским населением в августе 1645 г. после тяжелого трехнедельного похода на восток где-то «промеж Оки реки» нанесли сокрушительное поражение бурятскому князцу Оилану и принудили его дать «шерть навечно». Спустя семь лет, в 1652 г. красноярское ополчение, состоявшее в основном из ясачных людей (аринцев, качинцев и др.), разбило младших родственников Оилана и окончательно обезопасило бассейн Кана с востока.60   В 1660-х годах киргизские князцы, опираясь на усилившихся джунгарских ханов, в 1667 г. разгромивших Алтын-хана, возобновили войну. Среди них выделялся своей энергией в организации грабительских набегов Ереняк, сын Ишея, одного из инициаторов борьбы с русскими в 1620 -  1640-х годах.

Эта война была наиболее длительной и тяжелой из всех военных столкновений, которые происходили на юге Сибири с кочевыми феодальными образованиями. Киргизские и тубинские князцы стремились не только вернуть под свою власть местное коренное население, искавшее спасение в русском подданстве, но и разорить районы интенсивного русского заселения. На протяжении 60 - 90-х годов XVII в. енисейские и красноярские власти вынуждены были проводить серьезные фортификационные работы, усиливать артиллерию острогов и гарнизон Красноярска. В 1667 г. отряды Ереняка и джунгарского тайши Сенге осадили Красноярск. Такая же осада последовала в 1679 г. В 1673 г. киргизские отряды дошли до Вельского острога (на р. Кеми), где были отбиты героически оборонявшимися казаками во главе с А. Клеопиным.

В 1677 -  1678 гг. тубинцы захватили Канский острог, а затем осадили Тасеевский острог. Однако это не могло остановить русского продвижения в степь. Походы на юг томских и красноярских служилых людей в 1680 и 1682 гг. не имели успеха. Только в 1692 г. красноярский отряд численностью около 750 человек, среди которых было 182 русских добровольца (крестьян и посадских людей) и 87 ясачных людей, под командой B.   Многогрешного   разгромил   тубинских    князцов,    вторгшихся   в    Канскую   землю.   В   1701   г.   последовал  новый   большой   поход  красноярских, кузнецких   и  томских служилых  людей   в   степь.   Красноярский   отряд  во главе с С. Самсоновым  (728 человек)  дошел до устья Абакана, где имел тяжелые бои с киргизами. Решительность  и последовательность  русского-наступления заставила киргизских князцов искать мира  (1701  г.).61 Становилось  очевидным,   что   киргизская   и    джунгарская    агрессия    терпела крах,  чего  не  могли  не  понимать  ее  инициаторы.  Кроме  того,  джунгарский   владетель  Галдан   (Бошокту-хан),  вступивший  в  войну  с  маньчжурами   из-за   Северной   Монголии,   после   ряда   блестящих   военных   успехов  был отброшен  маньчжурами  от  Великой  Китайской  стены,  потерпел тяжелое поражение и в 1697 г. погиб. При этих обстоятельствах дальнейшая   борьба  киргизских  князцов   с  Россией   могла   расцениваться   преемником Галдана  -  его племянником Цэван-Раптаном как слишком опасная. Поэтому в  1702 г. Цэван-Раптан увел часть енисейских киргизов из Абаканской степи  в долину р. Или.62

Оставшееся коренное население, составившее затем основу хакасов, вошло в подданство России. Постройка Абаканского (1707 г.) и Саянского (1709 г.) острогов окончательно обеспечивала безопасность русскому и ясачному населению Енисейского края.   Неблагоприятные внешние обстоятельства сильно задерживали сельскохозяйственное освоение Красноярского уезда. На протяжении всего XVII в. русское население осваивало земли южнее устья Ангары по Енисею вплоть до Казачинского порога, где с конца 1630-х годов стали возникать селения. Во второй половине XVII в. там образовался сельскохозяйственный микрорайон с центром в селе Казачинском. К 1700 г. в Красноярском уезде было 42 деревни; расположены они были главным образом на более безопасном правом берегу Енисея, причем только две из них  -  чуть выше Красноярска.

По данным 1710 г., в Красноярске и его уезде проживало около 8 тыс. человек русского населения.63 Дальнейшее продвижение русских на юг по Енисею в Минусинскую котловину относится к XVIII в.  

Освоение русскими нижней и средней части бассейна Енисея было важным этапом в процессе присоединения к России народов Сибири, населявших бассейн р. Лены и Прибайкалья. Присоединение Якутии и Бурятии к России началось почти одновременно, но происходило в своеобразных условиях и имело свои особенности. Впервые в Якутию русские промышленники проникли в начале 20-х годов XVII в. из Мангазеи, по Нижней Тунгуске. На их сведения о богатстве новой «землицы» обратили внимание мангазейские власти. В конце 1620-х годов во время похода   C.   Навацкого по Нижней Тунгуске    далее на восток  был отправлен небольшой отряд служилых людей во главе с А. Добрынским и М. Васильевым и проводником промышленным человеком Алимпом Тефиловым Лупачко. Есть указание, что этот отряд дошел до р. Алдана.

По   данным, привезенным участниками этого похода, мангазейский воевода А. Ф. Палицын составил в 1632 г. записку о путях на «великую реку» и в  1633 г. передал ее в Москве в приказ Казанского дворца. Чуть раньше, в 1629 -  1630-х годах, енисейский воевода С. И. Шаховской на основании материалов,  собранных    енисейскими    служилыми    людьми     (М.  Перфильевым, П. Бекетовым) в 1627 - 1629 годах во время походов вверх по Ангаре, в свою очередь составил «роспись имянную рекам и новым землицам и князцом», в которой уделил внимание более южным путям с Енисея на Лену.64 Еще до возвращения отряда Добрынского из Енисейска через Ангару на Лену прошли отряды служилых людей В. Бугра (1628 г.) и И. Галкина (1630 г.), а из Мангазеи  -  отряд П. Юрлова и С. Ефремова (1629 - 1630 гг.). Наибольшую энергию проявил атаман Галкин, который достиг Якутской земли весной 1631 г. После ряда столкновений с якутскими князцами он дошел до Алдана.

Летом того же года ему на смену прибыл из Енисейска стрелецкий сотник П. Бекетов. Первоначально тойонская знать попыталась отстоять исключительное право на эксплуатацию своих сородичей и активно выступала против отрядов служилых людей, начавших объясачивание местного населения. В 1632 г. Бекетов поставил на Лене острог «против якуцкого князца Мымакова улуса и меж иными многими улусами среди всей земли» и начал посылать служилых людей для сбора ясака в различные районы Якутии (вниз по Лене в «Жиганы», на Вилюй, Алдан, Олекму). Галкин, вновь прибывший в Якутию в 1633 г. на смену Бекетову, в 1634 г. перенес острог с низменного берега на более удобное место, но не изменил местоположения этого опорного пункта «на многих на больших дорогах в ыные землицы».

Острог по-прежнему часто страдал от половодья. Поэтому в 1643 г. по распоряжению воеводы П. Головина он был перенесен на Эюков луг, расположенный в 70 верстах от старого острога вверх по Лене. Новый острог был назван Якутским.65   В конце 1633 г. якутские князцы, по-видимому, извещенные о выступлении бурятских князцов против русских отрядов, попытались объединиться. В январе 1634 г. отряды кангаласцев, катулинцев, бетунцев и других родов, численностью до тысячи человек, нанесли поражение отряду Галкина в количестве 50 человек и около двух месяцев осаждали его в Ленском остроге. Противоречия среди родоплеменной верхушки привели к распаду их объединения.66 В 1636 г. некоторые якутские князцы во главе с кангаласцами и бетунцами вновь начали активную борьбу, опять осадили Ленский острог и снова потерпели неудачу. Служилые люди под началом Ивана и Никифора Галкиных перешли в наступление и после ожесточенного штурма овладели острожками кангаласцев.

В те же годы (1634 -  1638) прибывший из Тобольска через Мангазею Воин Шахов объясачил местное население на Вилюе.   Эта борьба, в которую были втянуты и рядовые улусные люди, отнюдь не отражала всей сути процесса присоединения Якутии к России. Отряды русских служилых людей были настолько немногочисленны, что, несмотря на превосходство в вооружении, практически не могли установить контроль над местным населением. Даже наиболее крупные отряды Галкина, Бекетова и Шахова состояли из 30 - 50 человек. Далеко не все якутские роды принимали участие в борьбе. Ее обострение сплошь и рядом объяснялось межплеменной рознью, стремлением отдельных князцов использовать русские отряды в междоусобных распрях.

В 1634 г., например, во время выступления кангаласцев и поддерживавших их других князцов против Галкина борогонский тойон Логуй перешел на сторону русских. При вторичном выступлении в 1636 г. кангаласцы направили свой удар прежде всего против Логуя. Тогда же отряд Д.Копылова объясачил алданских якутов при активной  поддержке мегинцев и кангаласцев.   Неудачи якутских князцов  показали    сложность    борьбы  с  русскими служилыми людьми,  но она не была основной причиной  прекращения  их сопротивления: во время восстания 1642 г. якуты быстро уничтожили отряды   ясачных  сборщиков,  по  численности  не  уступавшие  отрядам,   действовавшим в Якутии в  1630-х годах. Большая часть якутского населения быстро убедилась в выгодности мирных связей с русским населением, пришедшим в Якутию,  -  промышленниками  и торговыми людьми. При всех «неправдах»,  чинимых  русскими  промышленниками,  неэквивалентном  обмене, вооруженных столкновениях на промыслах выгоды от контакта с ними были   главным   стимулом,   ускорявшим   присоединение   Якутии   к   России. Русские промышленники, впервые проникшие в Якутию, и в да

irkipedia.ru

Присоединение Сибири (1581 - 1598) - Российская Империя

Вот почему:
в январе 1555 г. в Москву приезжали послы Сибирского хана Едигера поздравить Ивана IV с приобретением Казанского и Астраханского ханств и просить взять всю Сибирскую землю под свою руку.
Иван Грозный согласился и положил дань: давать по 1 (одному) соболю и по 1 белке от каждого человека. "А людей у нас, - сказали сибирские послы, - 30700 чел." [Надо полагать, что эта цифра включала только взрослое население и была, по вполне понятным причинам, занижена.]
В Сибирь был направлен из Москвы посол и сборщик дани Дмитрий Куров, который вернулся в Москву в конце 1556 г., через два года, вместе с сибирским послом Бояндой. Они привезли только 700 соболей дани, т.е. "недособрали" 30 тыс. штук, или 98,7% дани!
Царь посадил посла Боянду под стражу, конфисковал все его личное имущество, а в Сибирь послал московских татар с грамотой - собрать всю дань непременно.
В сентябре 1557 г. посланные вернулись, привезя 1000 соболей и 104 соболя взамен 1000 белок, а также письменное обязательство Едигера платить дань ежегодно с объяснением, что ввиду его непрерывной войны с Шейбанидами (узбеками, казахами) собрать всю дань было невозможно.
Но Москву внутренние распри татар не интересовали, царь даже отказался понять намек Едигера о необходимости оказать ему помошь против Шейбанидов.
Ивана IV интересовало лишь одно - получить как можно большую дань, и он требовал ее, грозя карами.
В 1563 г. Едигер был убит новым ханом - шейбанидом Кучумом. Последний решил, что в силу дальности расстояния до Москвы и невозможности контроля он может позволить себе прекратить собирать дань для Ивана IV. Чтобы это было совершенно ясно, он убил московского посла, приехавшего с напоминанием о своевременном сборе дани. Более того, Кучум стал преследовать манси и хантов (вогулов и остяков), плативших дань Москве в Пермском крае.
В 1572 г. он окончательно разорвал отношения вассальности с Москвой. [Как видим, враждебность политики Кучума по отношению к Москве особенно усилилась после набега на Москву крымского хана Девлет-Гирея в 1571-1572 г.]
В 1573 г. хан стал беспокоить захвативших Пермскую землю в собственность Строгановых. (Войско царевича Маметкула (сына Кучума, по другим сведениям его племянника) пришло на р.Чусовую.) Строгановы для охраны своих владений стали нанимать казаков.
В июле 1579 г. к ним пришли 540 чел. волжских казаков во главе с атаманом Ермаком Тимофеевичем и его подручными - Иваном Кольцо, Яковом Михайловым, Никитой Паном, Матвеем Мещеряком. Они прослужили два года у Строгановых, до сентября 1581 г.
В июле 1581 г. было совершено нападение около 700 чел. татар и остяков (из ханства Кучума) на Строгановские городки. Нападавшие были разбиты казаками Ермака. В связи с этим возникла идея преследовать их за Уралом, послать военную экспедицию в Зауралье, "воевать Сибирского салтана".
1 сентября 1581 г. Ермак и его товарищи, имея 840 чел. (300 ратников дали Строгановы), вооруженных пищалями и пушками, с необходимыми запасами зимней обуви, одежды, продовольствия, снабженные местными проводниками по рекам Сибири и переводчиками (толмачами) с местных языков (татарского, мансийского, хантыйского, пермяцкого), отправились на завоевание Сибирского ханства.

Поход Ермака Тимофеевича в Сибирское ханство

(1 сентября 1581 г. - 15 августа 1584 г.)

1 сентября 1581 г. начало похода [по мнению Р.Г.Скрынникова поход Ермака начался ровно на год позднее - 1 сентября 1582 г.]

1. Четыре дня отряд шел [от Нижне-Чусовского городка] на стругах вверх по р.Чусовой до устья р.Серебряной.
2. Затем два дня плыли по р.Серебряной вверх до сибирской дороги, проходившей через волок, разделявший бассейны р.Камы и Оби.
3. От Кокуя по волоку перетащили лодки в р.Жаровлю (Жеравлю).

весна 1582 г.

4. Поплыли Жаровлей, Баранчей и Тагилом в р.Туру, где начиналось татарское Тюменское (Сибирское) ханство со столицей в Чимге-Туре, перенесенной затем в XVI в. в г.Искер, на Иртыш.
5. Плывя вниз по Туре, казаки захватывали татарские городки и дважды разбили войска татар, которые панически бежали от численно меньшего русского войска, снабженного огнестрельным оружием, совершенно неизвестным татарам Сибири.
Не случайно, характеризуя причины быстрого завоевания Сибири Ермаком, русский историк С.М.Соловьев ограничивается единственной, но исчерпывающе объясняющей ситуацию фразой - "Ружье победило лук и стрелы".

лето 1582 г.

6. Перейдя из Туры на р.Тавду, отряды Ермака продолжали наводить страх на татар и стремились выяснить местонахождение главных военных сил хана Кучума. В устье Тавды разбили отряды татар.
7. Между тем, хан Кучум, поджидая подход русских казаков, укрепился в г.Искер (Сибирь) на крутом правом берегу Иртыша, в устье р.Сибирки, на косогоре, поднимающемся на 11,5 м над уровнем реки.
8. Навстречу Ермаку, который подошел уже к Тоболу, Кучум выслал войско царевича Маметкула, которое Ермак также без труда разбил в урочище Бабасан, на берегу Тобола.
9. Следующая битва произошла уже на Иртыше, где войско под руководством Кучума вновь потерпело поражение. Здесь казаки взяли городок Атик-Мурзы.

23 октября 1582 г.

10. В связи с наступлением морозов царевич Маметкул и союзные с ним остяцкие князья надеялись, что русские будут остановлены, тем более что перед Искером была устроена специальная засека, препятствующая движению противника.
11. Однако Ермак предпринял ночную атаку на позиции противника, задействовал артиллерию и в ожесточенном бою одержал победу, заставив татар бежать, бросив столичные укрепления.

зима 1582-1583 гг.

12. 26 октября 1582 г. отряды Ермака вошли в опустевшую столицу ханства, где и зазимовали. В декабре 1582 г. они подверглись неожиданному нападению татар, однако, понеся потери людьми, удержали свои позиции.

весна 1583 г.

13. Ермак вновь начал военные действия против татар и разбил отряды Маметкула окончательно в его стане на р.Вагае, а самого Маметкула взял в плен.
лето 1583 г.

14. Ермак предпринял покорение татарских поселений вдоль Иртыша и Оби. Он взял также столицу хантов Назым.

сентябрь 1583 г.

15. Возвратившись в Искер (Сибирь), Ермак дал знать о своих успехах, во-первых, Строгановым, а во-вторых, в Москву, послав Ивану IV, в качестве личного представителя атамана Ивана Кольцо с подарками (в основном, с мехами - собольими, беличьими).
В своем послании Ермак сообщал, что он победил хана Кучума, пленил его сына и главнокомандующего - царевича Маметкула, захватил столицу ханства г.Сибирь, подчинил всех его жителей в населенных пунктах по главным рекам.

ноябрь-декабрь 1583 г.

16. Царь, получив известие от Ермака в Москве, тотчас же отправил двух царских воевод - князя Семена Болховского и Ивана Глухова с 300 чел. ратников на подкрепление Ермаку с целью принять от Ермака "Сибирское ханство".
В начале декабря 1583 г. воеводы покинули Москву и направились к Строгановым, от которых должны были узнать путь до Ермака.

зима 1584 г.

17. Царские воеводы прибыли к Строгановым в Чусовские городки только в феврале 1584 г., т.е. в самый разгар зимы, и немедленно с большим трудом стали продвигаться к Иртышу, где находился Ермак, прихватив с собой еще 50 чел. ратников у Строгановых.
18. В это время в Москве спохватились, что по сути дела направили в неизвестность совершенно неподготовленных людей и что их надо задержать, пусть перезимуют у Строгановых, ибо передвигаться зимой по сибирскому бездорожью опасно.
7 января 1584 г. царь посылает Строгановым распоряжение соорудить к весне 15 стругов, с командой по 20 чел. на каждом, с запасом продовольствия, строительных материалов, одеждой, инструментов, чтобы весной переправить все это Ермаку вместе с послами.

весна-лето 1584 г.

19. Однако Болховский и Глухов уже вышли на Иртыш, куда прибыли только в конце лета, без продовольствия, оружия, без еды, без нарт и тем самым не только не смогли оказать помощь Ермаку, но и оказались еще обузой.
Когда татары увидели, что Ермак решил серьезно обосноваться в Сибири, что к нему приходят подкрепления, то это их чрезвычайно обеспокоило и активизировало их действия против Ермака.
20. Между тем силы Ермака, вынужденного непрерывно воевать в течение двух лет, истощались. Неся потери людьми, испытывая постоянно нехватку продовольствия, недостаток обуви и одежды, отряды Ермака постепенно стали терять боеспособность. Кучум же, откочевавший в недоступные для стругов Ермака верховья рек - Иртыша, Тобола и Ишима, все время пристально следил за всеми действиями и передвижениями Ермака и его дружин и старался неожиданными нападениями на части отрядов Ермака наносить им урон.
21. Вслед за уничтожением отряда Никиты Пана в Назыме (летом 1583 г.) были убиты вернувшиеся из Москвы Иван Кольцо и Яков Михайлов (март 1584 г.), а также понес большие потери, хотя и разбил кучумовский отряд, атаман Мещеряк (лето 1584 г.).

август 1584 г.

22. В ночь с 5 на 6 августа 1584 г. погиб и сам Ермак, вышедший с небольшим отрядом в 50 чел. по Иртышу и попавший в татарскую засаду. Все его люди также были перебиты. [По мнению Р.Г.Скрынникова, которое он обосновывает в указанной ниже книге, и большинства других исследователей хронология похода Ермака сдвинута на один год и, соответственно, Ермак погиб в августе 1585 года и обстоятельства гибели были несколько иными. Собственно, В.Похлебкин косвенно подтверждает эту дату приводимыми ниже фактами. Иначе трудно объяснить разрыв в целый год между гибелью Ермака и экспедицией И.Мансурова.]
23. Казаков оставалось так мало, что воевода Глухов и единственный из оставшихся в живых атаманов Матвей Мещеряк решили 15 августа 1584 г. оставить г.Сибирь и бежать по Иртышу и Оби, а затем через Уральский хребет в Россию.

Таким образом, через два года после "победоносного завоевания" Сибирь была потеряна. Там было восстановлено ханство Кучума. К этому времени умер и Иван IV, а новый царь - Федор I Иоаннович еще не знал о гибели Ермака и бегстве своих воевод из Сибири.
Не получая никаких известий из Сибири, Борис Годунов, управлявший фактически при Федоре I государственными делами, принял решение послать в ханство Кучума нового воеводу и новый военный отряд.

Вторичное завоевание Сибирского ханства

(лето 1585 г. - осень 1598 г.)

1. Летом 1585 г. в Сибирь был послан воевода Иван Мансуров с отрядом стрельцов и казаков, который встретил на р.Туре возвращавшегося из Сибири атамана Матвея Мещеряка. По другим сведениям, Мансуров не встретил Мещеряка, а придя в г.Сибирь и не застав там никого из русских, зазимовал при слиянии Иртыша с Обью, основав на правом берегу Оби Большой Обский городок (до XVIII в. именовался по хантыйски Руш-Ваш - Русский город, [по другим сведениям Обский городок просуществовал только до 1594 года]).
2. Вслед за Мансуровым из Москвы были посланы в Сибирь стрелецкие головы - Василий Сукин, Иван Мясной, Даниил Чулков с тремя сотнями ратников и с запасом огнестрельного оружия, артиллерией. Эти отряды не пошли к столице Кучума на Иртыше, а дошли вверх по Туре до бывшей татарской столицы Чимги-Тура и в устье р.Тюменки основали крепость Тюмень (1586 г.), а в устье р.Тобола - крепость Тобольск (1587 г.).
Эти крепости стали базами всего дальнейшего продвижения русских в Сибири. Занимая стратегически господствующие высоты и ключевые пункты на реках, они становились прочной военно-оборонной основой для дальнейшей колонизации края и для контроля за местным населением.
3. Тактика скоропалительных военных походов была изменена на тактику последовательного закрепления на реках путем строительства на них крепостей и оставления в этих крепостях постоянных гарнизонов.
4. Неуклонное, последовательное движение русских и закрепление гарнизонных точек проводятся в первую очередь по рекам Туре, Пышме, Тоболу, Тавде, а затем Лозьве, Пелыму, Сосьве, Таре, Кети и, конечно, Оби.
5. В 90-х годах создается следующая сеть русских крепостей:
1590 Лозьвинский городок на р.Лозьва;
1592-1593 г.Пелым на р.Тавде;
1593 г.Сургут на р.Оби;
г.Березов на р.Сосьве;
1594 г.Тара на р.Тара;
г.Обдорск на Нижней Оби;
1596 Кетский городок на р.Оби;
1596-1597 Нарымский городок на р.Кеть;
1598 Основан г.Верхотурье, в котором помещалась таможня;
Открыта официальная Бабиновская дорога в Сибирь

6. Все это вынудило Кучума, фактически вытесненного из наиболее привлекательного района Сибири, откочевать со своими ордами на юг, и, продолжая беспокоить время от времени колонизированные русскими земли, в то же время сокращать свою активность, будучи лишенным основной транспортно-водной сети и оперативного простора.
7. В то же время разработанный Борисом Годуновым новый план покорения Сибири практически исключал кровопролитные сражения и другие прямые военные действия (и потери!), заставляя противника занимать пассивно-оборонительные позиции.
8. Попытки Кучума в 90-е годы XVI в. неоднократно накопить силы и взять реванш, подвергнув нападению скопления русских сил, или взять крупную русскую крепость неизменно оканчивались поражением.
В 1591 г. Кучум был разбит воеводой Владимиром Масальским-Кольцовым.
В 1595 г. войска Кучума были обращены в бегство воеводой Доможировым.
В 1597 г. отряды Кучума безрезультатно пытались захватить крепость Тару, и
в августе 1598 г. войско Кучума было разбито наголову отрядами воеводы Андрея Матвеевича Воейкова, почти все оно было перебито, семейство захвачено в плен. Сам же хан едва спасся и позднее был убит в Ногайских степях [Дальнейшая судьба Кучума достоверно не известна: по другим сведениям бухарцы, заманив его "в Колмаки, оманом убили", по третьим - утонул в Оби].
Эта последняя битва русских войск с отрядами хана Кучума, которой завершилось ведшееся в течение двух десятилетий завоевание Сибирского ханства, позднее расписанное красочно в различных художественных романах, исторических сочинениях, отраженное в народных песнях и даже в картинах Сурикова, в действительности вовсе не носила никакого эпического, грандиозного характера и даже не имела сколь-нибудь значительных военных масштабов.
Если в завоевании Казани принимало участие русское войско в 150 тыс. чел. и в боях, а тем более в репрессиях после русской победы, погибло в общей сложности около четверти миллиона татар, чувашей, марийцев и русских, то в последней решающей битве с Кучумом за Сибирское ханство с русской стороны участвовало всего-навсего 404 чел.:
397 солдат, среди которых были литовцы (пленные, сосланные в Сибирь), казаки и замиренные татары, а в командный состав входили: 3 сына боярских (русские), 3 атамана (казацких), 1 татарский голова, т.е. 7 человек офицеров в ранге командиров рот, взводов (или сотских).
Со стороны Кучума войско тоже было не более 500 чел. и не имело никакого огнестрельного оружия.
Таким образом, в "великой битве" за завоевание Сибири с обеих сторон участвовало менее одной тысячи человек!
9. Кучуму в качестве Сибирского хана номинально наследовал его сын Али (1598-1604), который вынужден был кочевать по незаселенным, пустынным территориям Западной Сибири, не имея пристанища, и с его смертью история Сибирского татарского государства и формально и фактически прекратилась (захвачен в 1604 г., окончил жизнь в русском остроге в 1618 г., его младший брат Алтанай был пленен в 1608 г. в возрасте около 12 лет и отправлен в Москву).

В 1594 г. после долгой борьбы к России было окончательно присоединено Пелымское княжество - наиболее значительное из мансийских княжеств (известно с середины XV в., включало в себя бассейны рек Пелыма и Конды). Пелымские князья неоднократно вторгались в пределы России. Например, в 1581 г. пелымский князь Кихек захватил и сжег Соликамск, разорил слободы и деревни, увел их жителей. Дальнейшее присоединение Сибири к России протекало относительно мирно и в 1640 году русские пришли уже на берег Тихого океана.

"От Руси Древней до Империи Российской". Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.
А.Н.Радищев  "Сокращенное повествование о приобретении Сибири".
Скрынников Р.Г. "Сибирская экспедиция Ермака". Новосибирск, "Наука" Сибирское отделение, 1982.

www.rusempire.ru

15. Присоединение Восточной Сибири к России в хуiIв.

Освоение Восточной Сибири русскими началось с ее северных районов. Первые плавания русских промышленных людей из Поморья в междуречье рек Оби и Енисея относятся к 70-80 годам XVI века. Известно, что уже в 70-е гг. XVI века на р. Таз существовал поселок поморов-промышленников. Примыкавший к Тазу район - «Мангазея» - был хорошо известен в России уже в 70-х гг. XVI в. В это же время появились в документах первые упоминания о «Тунгусии». Освоение русскими Восточной Сибири, таким образом, началось с северных районов, и также было связано с «Мангазеей», где создали свою опорную базу русские и коми-зырянские промышленники.К концу XVI в. они столь основательно освоились в «Мангазее», что построили там свои городки, наладили оживленную торговлю с местными жителями.

Впервые в Якутию русские промышленники проникли в 20-х годах 17 века из Мангазеи. Вслед за ними сюда пришли служилые люди и начали объясачивать местное население, что вызвало сопротивление местной знати, не желавшей терять право на исключительную эксплуатацию сородичей. В 1632 году Бекетов поставил на р. Лена острог. В 1643 году его перенести на новое место в 70 верстах от старого и назвали Якутском. Но постепенно борьба с русскими прекратилась, т.к. якуты убедились в выгодности мирных связей с русским населением. К середине 17 века завершилось, в основном, вхождение Якутска в состав русского государства.

Двигаясь по Лене, русские люди в 1633 году вышли к Ледовитому океану и следуя морским путем на восток, открыли Юкагирскую землю. Одновременно были открыты и сухопутные пути. В 40-х годах 17 века русские землепроходцы проникли на Колыму. Из-за климатических и природных условий на большей части Якутии русское освоение носило промысловый характер. С упадком соболиных промыслов русские промышленники стали уходить из Якутии.

С 20-х годов XVII в. начинается колонизация территории Прибайкалья. С появлением русских в Прибайкалье началась перестройка общественного разделения труда, рост экономического общения. Сюда проникли товарно-денежные отношения. Эти процессы оказали огромное влияние на социальную структуру туземного общества, на его политическую организацию. Они коренным образом изменили характер международных отношений в регионе.

Форпостами колонизации стали остроги. Первым был поставлен в 1630 году Илимский острог, ставший с 1647 г. центром самостоятельного Илимского воеводства. С продвижением русских в Прибайкалье стала развиваться земледельческая культура, которую местные бурятские племена заимствовали как совершенно новое занятие. Наличие пашенных земель сделало Братский, Илимский, Иркутский остроги центрами земледелия. Они кормили хлебом огромный край. Местными аграрными центрами стали Верхоленский, Усть-Кутский, Киренский, Илимский, Чечуйский и Тункинский остроги. В конце 17 века в Прибайкалье насчитывалось около 1000 крестьян-дворовладельцев. Остроги были не только форпостами колонизации края, но и символами военного могущества России. Они символизировали стабильность русского присутствия в регионе.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *