Сын игоря и ольги – Святая равноапостольная княгиня Ольга / X век / История церкви / Мир. Человек. Слово.

Дети княгини ольги и князя игоря


Тайны равноапостольной княгини Ольги

Игорь Тычинин

Великая княгиня Ольга наиболее узнаваемый персонаж начальной истории Руси. Известные факты ее биографии многим хорошо знакомы. Особенно, ритуальная месть за убийство мужа, князя Игоря. Путешествие в Константинополь. Крещение в православие, крестный отец император Константин Багрянородный. Недопонимание с сыном, Святославом, непримиримым язычником. Воспитание внуков: Ярополка, Олега и Владимира. Да и многое другое.
Тем не менее, летописная биография Ольги содержит много тайн и недомолвок.
Начать хотя бы с ее происхождения, возраста при замужестве с Игорем и при рождении Святослава.
Или еще. Почему при осуществлении мести древлянам Ольгой никак не пострадал древлянский князь Мал. Каким образом, его дочь Малуша, будучи вроде бы рабыней, оказалась ближайшей к Ольге прислужницей (ключницей, крупная должность при дворе монархов любого уровня). И родила сыну Ольги Святославу великого сына Владимира. А сын Мала, Добрыня оказался наставником  Владимира.
Была ли Ольга легитимной правительницей или опекуншей при своем сыне Святославе? Как получилось, что ее сын Святослав решил перенести столицу Руси из Киева в Болгарию? И почему у него сложились непростые отношения с матерью? Наконец, крестила Ольга своих внуков или нет? И многое, многое другое. Но ограничимся этими вопросами.

По летописям Ольга вышла замуж за Игоря в 903 году. Сын Святослав у Ольги и Игоря родился в 943 году. Игорю в момент свадьбы было от 26 до 38 лет, согласно разным летописям. Соответственно, Святослава он родил в возрасте от 66 до 78 лет.
Сколько лет было Ольге при выходе замуж, мы не знаем. Можно допустить наиболее вероятный разброс от 12 до 15 лет. Тогда Святослава она родила в возрасте от 52 до 55 лет. В принципе это возможно, правда, в наше время. Во времена Ольги и Игоря рожали в гораздо более раннем возрасте. Допустим, до Святослава у Ольги и Игоря рождались только девочки. Но о них точно должно было быть известно. Остается допустить, что на свет появлялись и девочки, и мальчики, но все они умирали в младенчестве, или мы о них почему-то не знаем. И только Святославу, последней попытке родителей, повезло. Тем не менее, все эти выкладки вызывают глубокие сомнения.
Тем более что в деятельности Ольги и Игоря есть еще одна странность. Их опекун, великий князь Олег умер в 915 году (через 12 лет после их свадьбы). Но, придя к власти, Игорь (а вместе с ним и Ольга) никак себя не проявляли лет 25. Что они делали, непонятно. Видимо, накапливали силы для последующего рывка в 40-х годах Х века. Но более логичным выглядело бы то, что и Ольга и Игорь, родились попозже, лет этак на 30. Тогда никаких разночтений сообщения летописей не вызывали бы. Они и вовремя женились, и вовремя бы родили сына, и вовремя бы начали проявлять себя во главе Руси.
Снялась бы и еще одна неясность. Вспыхнувшая любовь императора Константина к 60, а по ряду данных и к 70-летней Ольге во время приема в Константинополе.  В этом случае она бы была молодой, цветущей женщиной лет 30.
Ну а теперь несколько слов о месте рождения Ольги. Это город Плесков. Под этим названием известен Псков на северо-западе Руси и Плиска в Болгарии. Второй вариант выглядит экзотично, однако он более вероятен, если обратить внимание на решение Святослава перенести свою столицу в Болгарию. Возможно, не без влияния с детства рассказов матери о своей родине.
Теперь о мести Ольги. Давно замечено, что все те ужасы, которые она обрушила на древлян, не были ничем необычным, не страшным. Это известная языческая процедура, казалось бы давно утерянная. Другое дело, что в период мести она предстает молодой, решительной женщиной, брызжущей энергией.
Другое дело, судьба Мала, князя древлян. Чаще всего считают, что после гонений Ольги он превратился в Малко Любечанина. Весьма странного, уединенного, но в покое живущего человека. Не надо забывать о том, что Мал сватался к Ольге после убийства его подданными ее мужа. Может быть, это сыграло свою роль, но вряд ли. Сватовство также вытекало из типичного языческого ритуала.
Больше того, похоже, Ольга отказала не только Малу. Из одного известного устного предания следует, что Ольга многих князей женихов перевела, «которого загубит … горазд хитра была».
Но перед Ольгой стояла чрезвычайно важная проблема. Пока ее муж был не похоронен должным образом, сын ее, не важно, ребенок ли, или взрослый был лишен отцовского покровительства. Наоборот, Мал, убив князя соседнего племени, приобретал сакральную силу, а также и его женщин, и его детей. Но Ольга, частично следуя общим правилам, пошла наперекор им. Или все-таки не пошла. И летописи преподносят нам красивую, а порой и кровавую, ужасную сказку. Есть ли основания для такого вывода? Возможно есть. Но вряд ли среди них есть следующее основание. Смотрите. От кого конкретно после всех перипетий начального периода истории Руси пошел род русских великих князей? Правильно, от Владимира Святого. А кем был Владимир Святой по отношению к нашим героям Игорю и Ольге и, внимание, к Малу? Да, внуком он был, вот кем. Внуком по отношению ко всем троим. Напомним, к Игорю — внуком по отцовской линии, к Малу – внуком по женской линии через дочь Мала Малушу, мать Владимира.
И говорить это может о многом. Вариантов развития событий много. Например, такой. Ольга все-таки стала, или почти стала, номинально женой Мала в соответствии с языческими традициями, поэтому Мал и сохранил жизнь. Но супружество это было Ольге поперек горла, чтобы уйти от следования языческим законам, она крестится, принимает христианство. Становится свободной женщиной. Но какой ценой. Вокруг ведь одни язычники, могут ведь, и учинить расправу. А ценой венчания, почему нет, сына Святослава с дочерью Мала Малушей. Так на свет рождается Владимир. При этом и Мал, отказавшись от своих языческих прав, удаляется на почетный покой. Это один из вариантов, можно придумать и другие, но не будем этого делать.
Ну а что же тогда представляли знаменитые три мести Ольги. Все они, конечно, были. Только Ольга тут не очень причем. Разве, что следила, чтобы правильно все было сделано, чтобы прежде, чем заранее подготовленных «смертников» поместили в яму, не забыли поместить дубовых углей. И чтобы перед тем, как жечь в бане других выбранных для этой цели людей (в летописи «послов») их не забыли напоить медом. И, наконец, чтобы число кончающих самоубийством дружинников умершего вождя при насыпании кургана было не меньше 5000. Учет и контроль, только и всего.
Следующий вопрос, была ли Ольга самостоятельной правительницей, или руководила страной от имени сына. По летописям она однозначно была регентшей при сыне, на деле вопрос спорный.
В первую очередь, о ее гораздо большей роли говорит иерархия правящего слоя Руси, описанная Константином Багрянородным. В своем произведении «О церемониях» он описывает прием русской архонтиссы с приближенными в своем дворце и ценность подарков гостям на приеме.  В определенной степени это отражает иерархию русского двора. Так вот после Ольги в этой иерархии поставлен ее племянник. А люди Святослава таятся аж на 11 месте, получая скудное вознаграждение.
В списке есть и 6 архонтисс, которые по табели о рангах находятся выше Святослава. Высказывалось мнение, что это жены из гарема Игоря. Подбрасываю версию, что это могли быть дочери Игоря и Ольги. И она взяла их с собой в Константинополь в надежде подыскать жениха. Почему нет.
Тут важен и такой любопытный момент. При жизни Игоря, в его договоре с Византией, Святослав поставлен на второе место, до Ольги. А через несколько лет после смерти Игоря Святослав в табели занимает уже 11-е место, точнее, его люди (послы), но это дела существенно не меняет.
И говорит это, как минимум, о том, что Ольга не была регентшей при Святославе. Она совершенно самостоятельная, легитимная великая княгиня. А Святослав  пока вообще отодвинут от власти.
Теперь несколько слов о крещении Ольги. В ПВЛ оно описано удивительным образом. Ясно, что далеким от жизни.
Из сообщения ПВЛ следует, что император Константин Багрянородный влюбился в Ольгу во время ее визита вежливости в Константинополь. Стал звать замуж, и это при живой жене, христианнейший государь. Ольга стала отговариваться тем, что она язычница. Тут же ее крестят, император посаженный отец.
После чего приставания продолжаются, но теперь у Ольги есть железобетонный аргумент их отвергнуть. Брак между крестным и крестницей по канонам христианства запрещен. Император раздосадован, Ольга его перехитрила. А мы понимаем, что весь этот рассказ народная выдумка летописца, что чести ему не прибавляет. Но в любой выдумке всегда есть хоть горсточка правды, иначе ее бы вообще не возникло.
Нам кажется, что такие горсточки имеются. Ольга крестилась не только из любви к христианству, у нее были и какие-то политические цели.
Одной из целей могло стать стремление избежать брака с императором. Но с каким? Явно не с Константином. Тогда с кем? Нам кажется, что с князем, а возможно и каганом, т.е. императором Малом, женой которого она должна была стать по языческим законам.
При этом, судя по всему, крещение прошло не гладко. Известно, что  Ольга вернулась в Киев раздосадованной. Отсюда эти недомолвки с Константином в народной легенде. Что-то в крещении Ольги императору не понравилось. Может быть, ее стремление задвинуть сына подальше и не крестить его.
И еще. Из этого отрывка, каким бы фантастическим он не был, явно следует, что Ольга после гибели Игоря была молодой, красивой женщиной. И все эти сказки об ее 40-летнем браке с Игорем и о рождении Святослава в бабушкином возрасте надо решительно  отбросить.
Теперь об отношениях Ольги и Святослава. Почему они были плохими?  Считается потому, что  Ольга стала христианкой, а Святослав креститься не пожелал и остался язычником. Но в этом ли все дело? Мы видим, что Ольга, развязавшись с Малом, который претендовал на престол, еще и решительно отодвинула от него сына. И не факт, чтобы она не сделала этого, если бы он крестился. Вряд ли это сильно понравилось молодому и энергичному князю.
Кстати, если летопись права и Ольге действительно было много лет во время рождения Святослава, то он мог быть и не ее сыном, а сыном одной из других жен Игоря. Это сразу бы многое объяснило. Но это уже чересчур, так редактировать ПВЛ мы не собираемся.
Одно ясно, что характеры у Ольги и Святослава были мощные. И чтобы искры от столкновения их не спалили всю Русь, Святослав Русь покинул. И в Киев не возвращался, разве что приехал при последних днях матери. И то, это не факт. Если внимательно присмотреться к русской истории этого периода. Святослав вообще не был Киевским князем. Он был русским князем вне Киевской Руси, которую он оставил матери, а сам решил создать какую-то новую Русь. Русь, которой бы мать не касалась, причем столицу ее образовать на родине матери, в Болгарии, может быть, в отместку за свою опалу на родине. 
И последнее. Крещение внуков. Очень сомнительно, чтобы бабушка христианка не крестила внуков, имея в стране, напомним, речь идет о Киевской Руси, полную власть.
Другое дело, что Владимир, скорее всего, еще при отце на родине (похоже, Владимир  — старший сын Святослава) был отправлен в Новгород, гораздо более языческий, чем Киев.
Скорее всего, он мог остаться некрещеным. Вполне возможно, утверждать тут нельзя ничего, что после смерти Ольги, Ярополк и Олег, боясь отца, вернулись к язычеству. А после его гибели обратно возвратились к вере бабушки.
Таково наше видение ряда тайн, связанных с великой княгиней Ольгой. Постепенно, думается, они будут раскрываться. И если здесь удалось отгадать, хоть малую часть из них, было бы здорово.

© Copyright: Игорь Тычинин, 2016
Свидетельство о публикации №216122401723

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Игорь Тычинин

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Игорь Тычинин

Первая встреча князя Игоря с Ольгой, Василий Кондратьевич Сазонов

  • Годы жизни: около 878 г. – 945 г.
  • Отец и мать: Рюрик, имя матери неизвестно.
  • Супруга:Ольга.
  • Дети:Святослав Игоревич.

Игорь (≈878 – 945 гг.) – князь Киевской Руси.

В 912 году после смерти отца Игорь принимает власть.

Игорь был первым русским князем, о котором упоминалось в западных источниках.

У Игоря была жена Ольга, которая родила ему сына Святослава.

Древляне, воспользовавшись сменой власти, решили не выплачивать дань. Но Игорь усмирил бунт, и дань была выплачена.

В 913 году Игорь пошел в поход на побережье Каспийского моря.

Но к нему можно было подойти только через территории, принадлежавшие хазарам. Князь Игорь пообещал им половину добычи за то, что они пропустили его войско.

Игорь сдержал свое обещание, но хазары стали претендовать и на другую половину. В результате произошла битва, и князь потерял большую часть своего войска.

Во времена правления Игоря на русские земли впервые напали печенеги.

В 915 году с ними был заключен мирный договор. До 920 года печенеги на русские земли больше не нападали.

В 941 году Игорь совершил поход на Царьград. Византийцы уничтожили большую часть русского флота греческим огнем.

Игорь Рюрикович

В сентябре 941 года после ряда поражений Игорь вернулся в Киевскую Русь.

В 944 году Игорь решил собрать второй поход, чтобы смыть позор из-за своих поражений. Князь собрал войско русичей, славян, варягов и печенегов и пошел на Византию. Император Роман I Лакапин узнал об огромном войске Игоря и послал послов с дарами и предложением заключить мирный договор. Князь принял дары и развернул войско.

В 944 году Киевская Русь и Византия заключили военно-торговый договор.

Игорь больше не воевал, а за данью отправлял дружину боярина Свенельда.

Это вызвало недовольство, т.к. дружина Свенельда богатела, а дружина Игоря нет.

Дружинники Игоря уговаривали его самого отправиться за данью. В результате он согласился и осенью 945 году отправился за данью к древлянам. Игорь обнаружил недостачу и решил собрать дань повторно. Древлян возмутило такое поведение Игоря, и они убили все войско Игоря и его самого.

Вдова Ольга, по преданиям, во время своего правления отомстила за смерть мужа.

Княгиня Ольга правила древнерусским государством с 945 по 960 г. Она первая из древнерусских правителей приняла христианство, когда все ее подданные еще пребывали в язычестве.

  1. Происхождение
  2. Правление и смерь Игоря
  3. Древляне и месть Ольги
  4. Святая равноапостольная великая княгиня Ольга

Происхождение

«Повесть временных лет» поведала, что Ольга стала суженой Игоря в возрасте 10-ти лет.

Князь имел несколько жен, но уважал более других Ольгу за ее мудрость. По поводу происхождения Ольги есть несколько исторических версий.

  • Есть легенда, что она была простой варяжской крестьянкой из-под Пскова, понравившейся князю.
  • Некоторые летописи свидетельствуют, что она происходила из легендарного рода Гостомысла и называлась Прекрасна, но Олег Вещий дал девушке свое имя.
  • Некоторые историки считают ее дочкой Олега, отдавшего дочь за князя Игоря.
  • В рукописи XV века сообщается о ее болгарском происхождении – она была привезена Олегом из города Плиски.

Установить точное происхождение Ольги историкам не удалось.

Правление и смерь Игоря

По данным летописи, князь Игорь был не особо деятельным правителем.

Историческую известность он приобрел благодаря своей трагической смерти. Игорь вступил на княжение в 912 году. После ряда набегов на селения древлян, а так же обложением непомерной данью, те решили не платить новому князю, пришлось их покорять. Князю удалось победить древлян и уличей в 914 году.

В 920 году разразилась война с печенегами, но ее итоги неизвестны.

Слава Олега вызывала у князя Игоря желание прославиться тоже, поэтому он два раза ходил походом в Византию.

Как звали жену князя Игоря «Слово о полку Игореве»?

Первый в 941 окончился поражением князя – византийцы были предупреждены о нападении и сожгли суда нападающих прямо в море. Сам князь с остатками дружины и без славы бежал в Киев.

В 944 состоялся другой поход, в состав войска входили многие славянские племена, в качестве наемников выступали печенеги.

Чтобы избежать измен Игорь взял от них заложников и направил свою рать двумя путями – по суше на конях и по морю на ладьях. Византийского императора опять предупредили булхары. Император, узнав о количестве приближающихся войск, отправил послов к Игорю с предложением мира и щедрой дани. Стороны заключили мир и подписали выгодные соглашения о торговле. В этих договорах впервые упоминается словосочетание «русская земля».

Осенью 945 году по настоянию недовольной дружины князь выдвинулся за данью к древлянам.

Дань была получена, но по пути домой князю этого показалось мало. Часть дружины с данью поехала в Киев, а Игорь возвратился к древлянам и выдвинул новые требования. Древляне возмутились и перебили дружину. Они казнили Игоря, привязав к стволам молодых деревьев, которые разорвали его.

Похоронили князя около Искоростеня в высоком кургане.

Древляне и месть Ольги

После казни Игоря древляне отправили к вдове сватов, чтобы она стала супругой древлянского князя.

Ольга закопала сватов живыми вместе с ладьей, на коей гости приплыли. После этого вдова стала пенять древлянам, что прислали незнатных сватов, она попросила приехать лучших. Новых знатных гостей Ольга сожгла, заманив в баню, чтобы они помылись перед визитом к великой княгине. Потом вдова поехала к древлянам справить тризну на могилке мужа. На тризне Ольга напоила гостей крепким вином и велела всех порубить. В летописях говорится о 5.000 погибших древлян, присутствующих на тризне.

В 946 году Ольга отправилась в поход против древлян и одержала верх в бою.

Последним пал Искоростень – древлянская столица. Осада длилась лето, потом княгиня велела осажденным дать ей дань в виде домашних голубей.

Обнадеженные и измученные осадой древляне выполнили странную просьбу, в надежде умилостивить врагов. Ольга велела прикрепить к лапам птиц подожженную паклю и отпустить их.

Голуби полетели домой в Искоростень, и город сгорел. Подлинность этой легенды отвергается многими историками – они называют это красивой легендой. Княгиня установила на завоеванных территориях новую дань и вернулась в Киев.

Святая равноапостольная великая княгиня Ольга

На момент гибели Игоря его сыну Святославу было всего три года. После мести убийцам мужа Ольга официально правила до совершеннолетия сына.

Фактическое ее правление продлилось и позже – князь Святослав не любил государственных дел, предпочитая проводить время в многочисленных военных походах. В период правления Ольги на Руси стали строить из камня, до этого использовали древесину. Княгиня уделяла много времени благоустройству Киева, Новгорода, Пскова и других подвластных ей земель.

В 955 году Ольга крестилась именем Елена в Константинополе.

По легенде случилось это так. По прибытии в Константинополь Ольга получила предложение о замужестве от самого императора Константина VII. Умная княгиня мягко отклонила это предложение, сославшись на то, что нельзя христианину венчаться с язычницей. Император был вынужден признать ее правоту, предложив женщине креститься. Ольга согласилась, крестили ее патриарх и сам император.

Потом Ольга повторно отвергла притязания императора, заметив, что негоже крестному отцу на крестнице жениться.

Отдельные историки доказывают, что это легенда. Они утверждают, что Ольга посетила Константинополь, будучи уже истовой христианкой. Крестил же ее намного раньше состоящий всегда при ней священник Григорий. Но большинство историков склоняются к тому, что все же Ольга крестилась осенью 957 в Константинополе.

Как бы ни было, но Ольга склоняла к крещению и сына Святослава, тот наотрез отказался.

При жизни матери креститься другим Святослав не запрещал, но насмехался над этим чужеземным обычаем. Вероятнее всего, князь боялся прослыть зависимым от матери и потерять уважение своей дружины. После смерти матушки Святослав казнил своего единственного младшего брата Глеба за приверженность к христианству.

Похоронена Ольга по христианскому обычаю в 969 году.

Внук Владимир Святославович в 1007 году перенес прах княгини в новую церковь Святой Богородицы (Киев). Великая княгиня Ольга причислена к лику святой равноапостольной, кроме нее в христианстве этого удостоены только 5 женщин. Память об Ольге православная церковь празднует 11 июля, святая почитается как защитница новообращенных христиан и вдов.

ekoshka.ru

Как прославился сын княгини Ольги

Сын Ольги, Святослав, прославился как великий воин-завоеватель и сравнение некоторых историков его с Александром Македонским, при более обстоятельном изучении его походов не кажется таким уж сильным преувеличением. И несмотря на то, что Святослав, отказался принимать христианство, деяния Ольги и его политика едины в стремлении к укреплению и расширению молодого Русского государства.

Между матерью и сыном

Провести разграничение между правлением княгини Ольги и её сына Святослава тяжело даже формально. Ольга фактически правила страной за юного наследника Святослава в период его взросления. После вступления князя в правление, она продолжала руководить внутренней политикой молодого государства. После гибели князя Игоря от рук древлян в 945 году, Ольга правила до 964 года, когда на престол вступил её сын. Воинственный Святослав, сосредоточив свое внимание на завоевательных походах против врагов Руси, отдал внутреннее управление страной в руки матери. Ольга умерла в 969 году, однако её сын, прославившийся своим знаменитым девизом «Иду на Вы!», ненамного ее пережил: был убит в бою с печенегами на днепровских порогах в 972 году. Князь Святослав не уделял должного внимания внутреннему управлению и после смерти матери, а тем более при её жизни, поэтому в сфере государственного строительства можно говорить о преемственности их политики.

Укрепление внутреннего управления

Ольга навела порядок на Руси после гибели мужа не только посредством прославивших её жестоких расправ над древлянами, но также путем мирного строительства единого государства. Расправа над князем Игорем имела под собой определенные основания, связанные с явным несовершенством процедуры сбора дани, которая использовалась в русском государстве до Ольги. Ранее существовавшая практика полюдья, то есть, ежегодного выезда князя со своей дружиной для сбора податей среди подчиненных городов и племён, сопровождалась существенными злоупотреблениями, так как единого, чётко установленного размера выплат фактически не существовало, чем и хотел воспользоваться, используя грубую силу дружины, князь Игорь. Показательно наказав восставших древлян, Ольга установила определённые правила взимания дани с подчиненных областей и племён, то что сейчас можно было бы назвать налоговой системой. Объехав все подчиненные Киеву земли, она установила чёткие нормы сбора дани и особые места, погосты, куда представители племён и поселений свозили свои платежи, которые принимали представители княжеской администрации. Фактически, это были первые шаги по созданию полноценной государственности. В свою очередь, Святослав продолжил тенденцию укрепления централизованной власти и оформления единого русского государства, посредством своих военных походов. Он включил последнее славянское племя вятичей, платившее до этого дань хазарам, в состав Киевского государства. До Святослава и Ольги во главе основных русских княжеств, всё ещё сидели местные князья и правители, не связанные с центральной властью или потомками Рюрика. Ольга при организации сбора налогов, поставила своих представителей на местах, а Святослав пошёл в этом вопросе ещё дальше и в наиболее важные города и княжества, направил наместниками своих сыновей. Уходя на войну, он оставил Ярополка в Киеве, Олега в древлянской земле, а будущего крестителя Руси, Владимира с воеводой Добрыней направил в Новгород. Тем самым была сформирована уже династическая власть Рюриковичей, что в тех условиях, стало большим шагом вперёд.

Контакты с Византией и христианство

Несмотря на продолжавшиеся при их правлении многочисленные войны и схватки между Русью и Византией, Ольга и Святослав активно наращивали контакты с империей. Мудрая княгиня прекрасно понимала, что несмотря на все коварство «ромеев», у них многому нужно учиться. Отказав матери в принятии христианства, Святослав, продолжая войны и столкновения с правителями Царьграда, также проявлял к империи не только военный интерес. Святослав не смог или не захотел помешать постепенному продвижению Православия Ольгой внутри страны. Сам не осознавая этого, Святослав, отдавший внутреннее управление в руки своей матери, которая принесла на Русь христианство, тем самым закладывал семена для будущего укрепления создаваемого им государства в культурной и религиозной сфере. Ольга воспитала и детей Святослава, в том числе, будущего крестителя Руси Владимира если и не любви, то в адекватном отношении к православию, а также способствовала созданию первых христианских общин. Тем самым она заложила основу будущего судьбоносного выбора для Руси.

Укрепить государство

В делах Ольги и Святослава видно общее устремление к усилению державы и оформлению новой государственности. Ольга карала мятежников, создавала систему централизованного, упорядоченного сбора налогов, а затем сеяла семена будущей государственной религии на Руси. Святослав завершил дело объединения славянских племён под властью Киева, положил основы династическому правлению Рюриковичей на Руси и разгромил ряд серьёзных и опасных врагов молодого русского государства, в их числе, Хазарию. Военные походы Святослава в большинстве своём направлялись чаще всего против реальных врагов страны и служили расширению её пределов, а политика Ольги, несмотря на жестокость первоначальных действий, в дальнейшем характеризовалась мирным укреплением основ русского государства.

Читайте также:

mt.cyrillitsa.ru

Князь Игорь и Княгиня Ольга


     Имя великой княгини Ольги упоминается всякий раз, когда речь заходит о выдающихся женщинах Древней Руси. Её мужем был князь Игорь. Сменивший Олега на киевском княжеском престоле Игорь подобно его предшественнику изображён в древнерусских летописях во многом как легендарная личность. Вещий Олег приходился родственником и опекуном молодому князю.

Легенда XVI века передаёт сказание о том, как однажды киевский князь Игорь охотился в лесах у Пскова. Здесь он встретил на своём пути реку и увидел стоявший у берега чёлн. Перевозчиком оказалась девушка Ольга. Игорь попросил перевезти его, он был поражён её умом. Когда же он, «некие глаголы претворяше к ней», получил отпор на свои «стыдные словеса», девушка отказала Игорю столь искусно, воззвав к его княжеской чести, что Игорь не только не обиделся, но, согласно легенде, тут же посватался к ней.

Биография Ольги в большей её части загадочна. Даже само появление её на исторической сцене различные летописи датируют по-разному. В «Повести временных лет» под 903 годом читаем: «Игорь вырос и собирал дань после Олега, и слушались его, и привели ему жену из Пскова именем Ольгу». А в Новгородской первой летописи младшего извода в недатированной части, но непосредственно перед статьёй 920 года, сказано, что Игорь «привёл себе жену из Плескова, по имени Ольгу, была она мудрой и смышлёной, от неё родился сын Святослав».

Русская православная церковь причислила Ольгу к лику святых, богословы создали её Краткое и Пространное житие. Житие считает Ольгу уроженкой псковского села Выбуто, дочерью незнатных родителей. Напротив, известная в пересказе В. Н. Татищева поздняя Иоакимовская летопись выводит Ольгу от новгородского князя, или посадника — легендарного Гостомысла. Вряд ли можно сомневаться в том, что она была из знатной семьи, а не крестьянской девушкой.

Девушка пленила Игоря красотой, благонравием и скромностью. Любовь к юной Ольге ослепила Игоря, который, не раздумывая, пожелал взять её в жёны, предпочтя другим, более родовитым невестам.

О времени, месте рождения и происхождении самого Игоря нам ничего с достоверностью не известно. Рождение в Новгороде на Волхове около 879 года вызывает сомнение, поскольку в момент похода Игоря на Константинополь, в 941 году, ему должно было быть от 20 до 25 лет.

Поход Игоря на Константинополь в 941 году отмечен «Повестью временных лет» и упоминается в византийских историографических сочинениях. Но вызывает сомнение сорокалетнее (!) бесплодие Ольги. Весьма сомнительно, что Игорь женился на Ольге в 903 году и в течение 39 лет не имел детей, как и тому, что он взял её в преклонные годы не первым для себя браком. Скорее всего, к моменту рождения Святослава оба они, Ольга и Игорь, были молоды и полны сил.

Кончина Олега побудила древлянские племена к восстанию. Нестор следующим образом описывает вступление Игоря на киевский княжеский престол: «После смерти Олега стал княжить Игорь… И затворились от Игоря древляне по смерти Олега». В следующем году, по свидетельству Нестора, «пошёл Игорь на древлян и, победив их, возложил на них дань больше прежней».

Жаждавшие захватить власть в Киеве древляне замыслили убить Игоря и ждали удобного случая, чтобы расправиться с ним.

Но прежде чем столкнуться в смертельной схватке с вождями племенного союза древлян, князь Игорь предпринял под 941 год поход на Константинополь.

Ольга обладала даром предвидения — она чувствовала опасность, грозившую мужу, и изо всех сил старалась уберечь его от беды. Пророческий сон приснился ей, когда князь Игорь собирался в поход на Константинополь. Ольге привиделись сожжённые ладьи, мёртвые воины, чёрные вороны, кружившие над полем брани… Поражение дружины Игоря представлялось неизбежным.

Встревоженная Ольга пыталась остановить мужа, рассказав о дурных знаках, которые видела во сне, но он не сомневался в скорой победе.

Пророчество княгини сбылось, и войско было разбито. Впоследствии князь Игорь всегда прислушивался к словам Ольги, не раз предсказывавшей ему победу или поражение в ратных делах, следовал её мудрым советам.

Супруги жили счастливо. Вернувшись из похода на Константинополь, князь Игорь стал отцом: родился сын Святослав.

В 944 году князь организовал новый поход на Византию. На этот раз дело кончилось подписанием мирного договора.

Летопись Нестора под 945 годом повествует: «И пришла осень, и стал он (Игорь) замышлять поход на древлян, желая взять с них ещё больше дани. В тот год сказала дружина Игорю: „Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдём, князь, с нами за данью, да и ты добудешь, и мы". И послушал их Игорь — пошёл к древлянам за данью, и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошёл он в свой город. Когда же шёл он назад, [то] поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и пособираю ещё". И отпустил дружину свою домой, а сам с малою частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что [Игорь] идёт снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то выносит всё стадо, пока не убьют его. Так и этот, если не убьём его, то всех нас погубит". И послали к нему, говоря: „Зачем идёшь опять? Забрал уже всю дань". И не послушал их Игорь. И древляне, выйдя из города Искоростеня против Игоря, убили Игоря и дружину его, так как было её мало. И погребён был Игорь, и есть могила его у Искоростеня, в Деревской земле, и до сего времени».

Настоящее погребение зверски убитого Игоря, по прадедовским обычаям языческой веры, не состоялось. Между тем в соответствии с народными поверьями покойник, которого не похоронили согласно обычаю, блуждал среди людей и тревожил их.

Следуя языческим традициям, княгиня Ольга надеялась, что безжалостная месть за смерть мужа исцелит её душу от страданий. Она поклонялась умершему супругу, который, по древним славянским верованиям, и в загробной жизни продолжал следить за своим родом и оказывать ему покровительство.

В годы замужества Ольга обрела ту самую «мудрость», которая позволила ей выдвинуться после смерти князя Игоря в правительницы Русского государства.

Минуло полгода после смерти Игоря, как вдруг весной следующего, 945 года верхушка древлянского союза племён решила восстановить дружеские отношения с Киевом и направила послов к Ольге с предложением выйти замуж за древлянского князя Мала.

Ольга ответила послам, что они могут привести сватов в ладьях к её терему (передвижение посуху в ладьях имело у восточных славян двойной смысл: и оказание почести, и обряд похорон). Наутро доверчивые древляне последовали её совету, а Ольга приказала их сбросить в яму и живыми закопать. Памятуя о мучительной смерти казнённого древлянами мужа, княгиня коварно поинтересовалась у обречённых: «Добра ли вам честь?» Послы ей будто бы ответили: «Пуще Игоревы смерти» (греческий историк Лев Дьякон сообщал, что «Игорь привязан был к двум деревам и разорван на две части»).

Второе посольство «мужей нарочитых» было сожжено, а вдова отправилась на землю древлян якобы для того, чтобы «створить трызну мужу своему». Когда войска встретились, юный Святослав, сын Ольги и Игоря, начал битву, метнув копьё в неприятеля. Пущенное детской рукой, оно не долетело до вражеских рядов. Однако опытные полководцы ободрили своих воинов примером юного князя. Здесь её «отроки» напали на «упившихся» после тризны древлян и перебили их множество — «иссекоша их 5000», как утверждает летопись.

Овладев Искоростенем, Ольга «сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а других людей убила, заставила платить дань… И пошла Ольга с сыном своим и с дружиною по Древлянской земле, устанавливая распорядок даней и налогов. И существуют места её стоянок и охот до сих пор».

Но княгиня на этом не успокоилась. Через год, продолжает свой рассказ Нестор, «отправилась Ольга к Новгороду и установила по Мсте погосты и дани и по Луге — оброки и дани. Ловища её сохранились по всей земле и свидетельства о ней, и места её, и погосты…»

Сказание о мести Ольги отчасти, вероятно, легенда. Обман, жестокость, коварство и другие действия княгини, мстящей за убийство мужа, прославляются летописцем как высший, справедливый суд.

Месть за гибель мужа не избавила Ольгу от душевных мук, а скорее добавила новые терзания. Покой и исцеление обрела она в христианстве, смирившись со своей участью и отказавшись от желания уничтожить всех врагов.

Отказалась Ольга и от брачного союза с византийским императором Константином Багрянородным, храня верность памяти мужа.

В 964 году Ольга уступила престол совершеннолетнему сыну. Но «възрастъший и възмужавший» Святослав длительное время находился в походах, и во главе государства по-прежнему оставалась его мать. Так, во время печенежского нашествия на Киев в 968 году Ольга возглавила оборону города. Предание нарекло княгиню хитрой, церковь — святой, а история — мудрой.

Судя по летописи, Святослав испытывал к матери почтительное уважение до самой её смерти. Когда она стала совсем больной, по её просьбе он вернулся из похода и был с матерью до её последнего часа.

Накануне своей кончины — все летописи датируют её 969 годом — «Ольга завещала не совершать по ней тризны (составной части языческого обряда похорон), так как имела при себе священника втайне».

Многое из того, что задумала, но не смогла осуществить Ольга, было продолжено её внуком, Владимиром Святославичем.

По-видимому, язычник Святослав запретил публичное отправление христианского культа (молебны, водосвятия, крестные ходы), выдвинул на первое место «норовы поганьские», то есть языческие.

smartwebsite.ru

Мать и сын (Княгиня Ольга и Святослав)

Храмоздательство Ольги

Государственную деятельность Ольги-христианки, в отличие от языческих подвигов княгини-мстительницы, на Руси помнили смутно и в самых общих чертах. Иаков Мних знал только, что по возвращении из Царьграда «в землю Русскую» Ольга «требища бесовьская сокруши и нача жити о Христе Иисусе…».

Известие о разрушении языческих капищ заслуживает доверия. Исторический опыт показывает, что христианизация верховной власти в «варварских» обществах неизменно сопровождалась попытками насильственного ниспровержения прежних верований и, как следствие, нарушением гражданского и религиозного мира в стране. Здесь свидетельство Иакова Мниха перекликается с сообщением Степенной книги, где, кроме того, имеется целый ряд новых подробностей: «[Ольга] обходящи грады и веси по всей Русстей земли, всем людям благочестие проповедая и учаше их вере Христове… дани и оброки легки уставляющи и кумиры сокрушающе и на кумирниских местах кресты Христовы поставляющи».

Не все в этом известии поддается проверке. «Русскую землю», в которой звучала христианская проповедь Ольги, несомненно, следует ограничить географически пределами Среднего Поднепровья. Упоминание об «уставлении» легких даней и оброков вроде бы можно понимать в том смысле, что Ольга делала фискальные послабления тем общинам, которые отказывались от язычества, если только мы не имеем дело с простым копированием «урочно-оброчных» мероприятий княгини после подавления восстания «древлян». И лишь храмоздательство Ольги подтверждается другими источниками. В Иоакимовской летописи говорится, что Ольга «церковь святыя Софея древянну устрои, а иконы присла ей патриарх». День освящения этого храма отмечался Русской Церковью как особый праздник. Пергаменный «Апостол» 1307 г. под 11 мая содержит запись: «В тъ же день священие святыа Софья Кыеве в лето 6460 [952 г.]». 952 г. указан явно ошибочно. В современном церковном календаре освящение храма Святой Софии Киевской отмечено 960 г. (Православный календарь на 2004 год. «Русскiй Хронографъ». М., 2003. С. 111).

Деревянный храм во имя святой Софии в Киеве (на территории одноименного монастыря) простоял до 1017 г., как это засвидетельствовано показанием Титмара Мерзебургского. Описывая встречу князем Святополком Владимировичем (Окаянным) польского короля Болеслава I Храброго 14 августа 1018 г., немецкий хронист отметил, что киевский архиепископ «с мощами святых и прочими различными украшениями с почетом встретил прибывших в соборе святой Софии, который по несчастной случайности сгорел в прошлом году». Никоновская летопись в связи с Ольгой упоминает еще церковь Святой Богородицы, но это известие темно и недостоверно.

День освящения Софийской церкви (11 мая) был выбран Ольгой конечно же не случайно. В нем как в зеркале отразился внутренний смысл деяний обращенной княгини. 11 мая Церковь чтит память равноапостольных Кирилла и Мефодия, и освящение храма в Киеве, по-видимому, должно было символизировать завершение их трудов по созданию независимой славянской Церкви. Кроме того, именно в этот день в 330 г. Константин I Великий посвятил свою новую столицу — Константинополь — Богоматери, «что было отмечено в греческом месяцеслове как праздник обновления Царьграда» (Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX – XII вв.). М., 1999. С. 363).

Таким образом, освящением храма Святой Софии 11 мая Ольга еще и показывала всему свету, что предназначает своему стольному городу роль нового Царьграда, третьего Иерусалима (вторым считался Константинополь, чей Софийский собор был возведен во образ ветхозаветного Соломонова храма). Апокрифическая «Иерусалимская беседа» (XII в., в составе «Голубиной книги») предсказывает такое развитие событий устами самого библейского царя Давида: «Будет на Руси град Иерусалим начальный [главный], и в том граде будет соборная и апостольская церковь Софии Премудрости Божия о семидесяти верхах, сиречь Святая Святых». Сооружение Ольгой храма Святой Софии превращало Киев в «мати городом русьским», сиречь Новый Иерусалим, ибо древнерусский христианин не испытывал сомнений в том, что на вопрос: «А который город городам мати?» — имелся лишь один правильный ответ: «Русалим город городам мати» («Голубиная книга»).

По археологическим наблюдениям, в 960-х гг. древнерусское христианство приобретает местные особенности погребального культа. Значительно расширяется география христианских находок (Киев, Шестовицы, Гнездово). Любопытно, что большинство христианских символов этого времени извлечено из женских погребений. Может быть, пример княгини Ольги особенно сильно воздействовал на женскую половину населения Русской земли?

Словом, даже в отрывочных данных древнерусских памятников о деятельности Ольги в начале 960-х гг. просматривается обширный замысел крещения Русской земли, который, однако же, нашел свое воплощение в исторической действительности только четверть века спустя. Княгине суждено было остаться в памяти потомков «предтекущия хрестияньстей земли», «денницей пред солнцем» и «зарей пред светом». Она могла ниспровергать бездушных идолов, но, когда на ее пути встал человек, она должна была отступить. Коса нашла на камень. И это был совсем не тот камень, на котором Иисус собирался воздвигнуть свою Церковь (Мф., 16: 18).

Конфликт Ольги со Святославом

Отношения Ольги с сыном, видимо, и прежде были далеки от идиллии. Взрослея, Святослав должен был все более отчетливо понимать, что надежды сесть на киевский престол при жизни властной матери у него нет никакой. До поры до времени противостояние матери и сына не выливалось в форму публичных скандалов. Но скоро дошло и до открытой размолвки.

По сообщению «Повести временных лет», Святослав сошелся с ключницей Малушей, дочерью некоего Малко Любчанина (Ипатьевский список, под 970 г). Как считается, этот человек скорее мог быть выходцем из города Любеча, находившегося в земле поморских славян (современный Любек в Германии), нежели из одноименного города близ впадения Десны в Днепр, который, по данным археологических раскопок, в то время был ничем не примечателен. Никоновской летописи известно, что добром это не кончилось: Ольга прогневалась на Малушу и отослала ее, уже беременную тем, кому предстояло стать Святым и Красным Солнышком, со «двора теремного» в одно из своих сел. Как свидетельствуют русская литература и мемуаристика, подобные истории, вообще нередкие в русском быту, случались обыкновенно с молодыми баричами, которые изживали свои юношеские комплексы, посещая дворовую девичью. Связь Святослава с Малушей, по всей видимости, следует отнести к той поре, когда он переступил порог совершеннолетия, то есть к 956–957 гг. В таком случае гнев Ольги легко объясним: ведь как раз в это время она прочила Святославу в жены византийскую принцессу, и, конечно, ей не могло понравиться, что сын ее путается с «рабыней». Святослав тогда покорился матери; судя по всему, он даже согласился принять в будущем крещение (без чего речи о сватовстве к дочери Константина VII вообще не могло быть), но то были последние его уступки.

По возвращении Ольги из Царьграда Святослав наотрез отказался креститься: «и учашеть его мати креститися, и небрежаше того, ни во уши приимати». Психологически его поведение вполне понятно. Разлучая сына с Малушей, Ольга наверняка выставляла в оправдание своего поступка уготованную ему великую судьбу — стать зятем василевса. И вот, вместо руки византийской принцессы — оскорбительный отказ. Жертва принесена напрасно. Оказывается, незачем было также изменять старым богам, ибо христианство, как выяснилось, вовсе не было ключом, который отпирает все двери. Поддавшись на уговоры матери, он все потерял и ничего не приобрел. Это был жестокий урок. А теперь его еще и понуждали принять религию надменных греков, его обидчиков. Поступить так означало и дальше жить матерним умом, и главное — материнской волей. И Святослав восстал.

Разумеется, в своем бунте он не был одинок. На «дворе теремном» было немало людей, которым нововведения Ольги пришлись не по нутру. Среди дружинной «руси» во множестве были конечно же и такие, кто относился к христианству враждебно или, по крайней мере, настороженно-неприязненно.

Религиозная и политическая оппозиция княгине сливались в общем недовольстве проводимым ею курсом. Языческая «русь» обступила Святослава, как свое знамя. Он чувствовал эту поддержку и искал ее. По сообщению «Повести временных лет», «князю Святославу возрастъшу и возмужавшу, нача вои совокупляти многи и храбры». В этой компании над христианством смеялись и глумились. По словам той же летописи, «…Ольга часто глаголашеть: “Аз, сыну мой, Бога познав и радуюся; аще ты познаеши, и радоватися почнешь”. Он же не внимаше того, глаголя: “Како аз хочю ин закон прияти един? А дружина моя сему смеятися начнуть”. Она же рече ему: “Аще ты крестишися, все имуть тоже сотворити”. Он же не послуша матери, творяще норовы поганьския…». Святослав и сам охотно высмеивал тех («ругахуся тому»), «кто хотяше креститися». Он уже не старался сдерживать свои чувства и перед Ольгой: «се к тому гневашеся на матерь». Ольга терпеливо сносила выходки сына, дожидаясь приезда в Киев обещанных ей сначала Оттоном I, а затем Романом II епископа и священников.

Языческое восстание в Киеве

Шутки кончились в 960/961 г., когда с благословения греческого «епископа Руси» Ольга приступила к осуществлению своего плана по насаждению христианства в Русской земле. Разрушение ею языческих кумирен вызвало ответную вспышку насилия. Вслед за взглядами мать и сын скрестили мечи. Сведения об этой первой русской междоусобице были старательно вымараны со страниц «Повести временных лет». Но другие летописные списки не стали скрывать правду. Иоакимовская летопись говорит, что «Ольга вельми увесчева сына Святослава [креститься], но Святослав ни слышати хотя, а от вельмож и смерть многие приаша, и велми от неверных ругаемы бяху». Ф. А. Гиляров, который, как и Татищев, пользовался какой-то не сохранившейся до наших дней летописью, выписал из нее следующее известие: «Великая же княгиня Елена, пришед во град Киев, повеле сыну своему Святославу креститися, оному же матери своеи блаженные Елены не послушавшу, креститися не восхотешу и многих христиан изби» (Гиляров Ф.А. Предания русской начальной летописи. М., 1978).

Но даже эти источники оставляют нас в неведении относительно того, какая из борющихся сторон в конце концов одержала верх. «Повесть временных лет», отметив под 965 г. «возмужание» Святослава, переключает все внимание с деятельности Ольги на военные подвиги князя. Данное обстоятельство, в свою очередь, принимается за свидетельство выхода Святослава из-под опеки матери и сосредоточения всей полноты власти в его руках. Таким образом, прошлое здесь поверяется будущим. Другими словами, взгляд исследователя на исход языческого восстания в Киеве напрямую зависит от того, считает ли он, что к середине 60-х гг. Х в. Ольга утратила свои прерогативы верховной «архонтиссы Росии», или нет. И тут я разделяю уверенность Е. В. Пчелова, «что Ольга никогда не отдавала свою власть сыну. Она до смерти сохраняла положение полновластной правительницы, а бурная военная деятельность Святослава, буквально рвавшегося за пределы Руси, ясно показывает, кто на самом деле управлял государством. Интересно отметить, что Святослав, вернувшись из очередного похода, раздал сыновьям уделы на Руси только после смерти матери (в 970 г.), когда уже вся власть полностью принадлежала ему» (Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей IX — начала XI в. М., 2001. С. 141).

Со своей стороны, хочу обратить внимание на то, что для Льва Диакона, современника и летописца балканской эпопеи Святослава, последний был не государем («архонтом Росии»), а «катархонтом тавров» и «катархонтом войска росов», то есть собственно военным предводителем. Политическая неопределенность положения Святослава была замечена уже С. М. Соловьевым: «Можно сказать, что Святослав никогда не имел на Руси значения князя: сначала это значение имела его мать Ольга, потом сыновья его». Действительно, с титулом «великий князь русский» Святослав предстает перед нами только однажды — в его договоре с греками, заключенном уже после смерти Ольги. Думаю, что этого достаточно, чтобы сохранить за Ольгой ее положение верховной правительницы Русской земли, поскольку доказательств обратного не существует вовсе.

Итак, судя по всему, антихристианское выступление Святослава не достигло цели. Возможно, оно не было поддержано «кыянами», среди которых были сильны позиции христиан. Видимо, не случайно Святослав позже признавался, что ему «не любо жити в Киеве». Политика христианизации не была свернута при жизни Ольги. Однако вооруженный отпор со стороны языческой «руси» заставил княгиню отказаться от насильственных методов насаждения новой религии, чем, вероятно, и объясняется то обстоятельство, что, несмотря на активную миссионерскую политику, Ольга так и не вошла в историю с именем «крестительницы Руси». Прозелитизм, осуществляемый путем убеждения и примера, конечно, не мог дать быстрых результатов. Вместе с тем Ольга приняла меры, чтобы языческий мятеж не повторился. Святослав был удален из Киева. Вернуться в стольный град за титулом великого князя ему было суждено лишь после смерти матери.

P.S.

Похожий пример отстранения от власти наследника-язычника имеется в болгарской истории конца IX в. Хан Борис, креститель Болгарии, на старости лет отошел от дел. Удалившись в монастырь, он передал власть в руки своего старшего сына Владимира. Однако, когда тот попытался восстановить в стране языческие порядки, Борис велел ослепить его и сделал своим наследником другого сына, Симеона.

Оригинал статьи на моем сайте "Забытые истории" (всемирная история в очерках и рассказах)

sergeytsvetkov.livejournal.com

Когда сыграли свадьбу Игорь и Ольга? Тайны Древней Руси | Культура

Версия 1, традиционная. Игорь родился в 878 году. Путешествуя по лесам Псковщины, молодой княжич встретил девушку, влюбился с первого взгляда, а там и свадьба. 903 год. Вскоре, в 942, у Игоря с Ольгой родился сын Святослав. Вроде всё нормально. Игорю 64 года, Ольге — 57, ну, может, 55.

Версия 2. Немножко омолодим Игоря — он мог и в 879 родиться. Состарим Святослава, по некоторым данным — 940 год рождения. Мало что даёт. Может, свадьба не в 903? Свадьба — при жизни Олега, это может быть и 912. Новгородская летопись позволяет Олегу протянуть аж до 922. Предположим, Ольга вышла замуж в 922, в возрасте 15 лет. В 940 33-летняя княгиня родила первенца. Оно вроде бы и ничего. Но это же не современная бизнес-леди, которой сначала карьеру надо построить (карьера, кстати, уже построена — выше некуда). Это княгиня, главное предназначение которой — рожать наследников. Чем 18 лет занимались?

Версия 3. Ситуация могла развиваться аналогично такой. В 1425 умер Великий князь Василий I, в возрасте 53 лет. Ему наследовал 10-летний Василий II, в перспективе — Тёмный. Похоже, четверо старших братьев Василия Васильевича умерли в молодом или детском возрасте. Три старших сестры выжили. Наследник престола был аж восьмым ребёнком.
Правда, про старших детей Игоря и Ольги — никаких упоминаний. Это бы ещё ладно, но такой вариант проходит, если свадьба состоялась около 922. То есть Игорь, плейбой этакий, женился только в 43 года. Подозрительно для человека, готовящегося стать правителем монархического типа, можно сказать, основателем династии. А может, Олег не позволял?

Версия 4. Маловероятная, но для порядка упомянуть стоит. Игорь был бесплоден. Ольга терпела, терпела, а потом зачала Святослава от кого-то из ближних дружинников. Не объясняет позднего брака Игоря.

Версия 5. Бесплодная Ольга. Свадьба состоялась в 903 или немного позже. Как Игорь Ольгу ни любил, а государственные интересы важнее. На сцене появилась Ольга Вторая — молодая и здоровая. Родила старому князя Святослава, а потом ещё и Улеба. Но как-то уж слишком поздно она появилась, однако. Джон Безземельный развёлся с Изабеллой де Клер после десяти лет бесплодного брака, практически сразу, как стал королём. Василий III, правда, сослал Соломонию Сабурову в монастырь только через двадцать лет. Но ведь не через тридцать пять. И было ему 46 лет, а не 60. Ещё нужно учитывать, что Джон и Василий были христианами, развод — дело не очень простое и обществом однозначно осуждаемое. А Игорь Рюрикович свободно мог иметь нескольких жён на вполне законных основаниях. Даже если такое дело не приветствовалось общественным мнением, то уж развестись князю-язычнику должно было быть проще, чем его христианским коллегам. Да, кстати, помните, что сотворил Генрих VIII из-за того, что Екатерина Арагонская не могла родить наследника?

Версия 6. Два похода на Константинополь в 941 и 944, плюс несчастное предприятие против древлян совершил не Игорь Рюрикович, а сын его, Игорь Игоревич. Такой вариант устранил бы все неувязки в семейной хронологии. Даже и Повести временных лет не особо противоречит. В 920 Игорь воевал с печенегами. В 941 Игорь ходил на Константинополь. Который Игорь — не уточняется. А строчку «князь умер, да здравствует князь» профилонили безалаберные переписчики. Почему и свекровку, и невестку звали Ольгами — такие совпадения случаются. Тем более что некоторые исследователи считают, что Ольга — вообще не имя, а почётный титул. Приличный вариант. Стрелочник виноват. Впрочем, автору довелось побывать на многих разборах железнодорожных аварий, и всегда ошибка стрелочника (дежурного по станции) была подготовлена логикой ситуации и действиями других работников.

Версия 7. Исчезновение из летописей записи о смерти Игоря Рюриковича в 920-х-930-х годах — не случайность досадная, а вытерли её согласно руководящим указаниям. Некий пришлый варяжский ярл (вариант — лидер недовольных чем-то дружинников, а то и хан печенежский) законного князя свергнул и вряд ли в живых оставил. Власть захватил и стал править государством Русским. Кого из них звали Игорем или обоих — не суть важно. Много позднее потомки узурпатора решили династию удревнить и легитимизировать. Сделано это было не вот как уклюже, но общественность, русская и европейская — поверила. Не только в том смысле неуклюже, что непонятно, кто Святослава родил, но и в том, что в течение двадцати лет на Руси — тишь да благодать. С 920 по 940 включительно не происходило абсолютно ничего.

Версия 8. Снова один Игорь и две Ольги. Жил Игорь с Ольгой Первой нормально, детей нарожали, и всё такое. Когда Ольга умерла, старый князь женился снова, на молоденькой. И сына от второго брака объявил наследником. Сам объявил, или вдова потом провозгласила его последнюю волю, ей втайне поведанную — не суть важно. Старшие сыновья остались изгоями. Небольшой гражданской войны в таких случаях избежать практически невозможно. А разве Ольга не воевала? С древлянами, или не с древлянами, и кто такие вообще эти злобные древляне. Вот некрасиво выглядело то, что баски разгромили отряд префекта Роланда в Ронсевальском ущелье — стали они маврами, где-то даже сарацинами, и ничего. Мавров на Руси затруднительно было сыскать, зато древляне — пожалуйста.

Ни одна из версий не отрицает существования Игоря, Ольги, Олега или Рюрика. Даты, если и гуляют немножко, то в рамках приличий. Летописи, если и лгут, то не глобально, а в частностях. Даже не отрицаю напрочь первую версию, хотя, конечно, родить первого ребёнка в 57 лет — есть женщины в русских селеньях, однако.

Конечно, и сам Игорь — поздний ребёнок. Неизвестно, где и сколько странствовал Рюрик до того как. И всё же, осев в 862 в Новгороде (или Ладоге — не суть важно), должен был бы семьёй обзавестись и о наследнике подумать. Нет же, тянул с этим вопросом полтора десятилетия. Но все-таки не сорок лет, а кроме того — мы так мало знаем о Рюрике, что и предположения строить не на чем.

shkolazhizni.ru

Легенда о любви князя Игоря и княжны Ольги

История любви князя Игоря и Ольги необычна тем, что за давностью лет она превратилась в народную сказку. Поскольку речь в ней велась о правителях династии Рюриковичей, эта легенда имела большой политический смысл для последующих государей. По преданию, Ольга  была простой девушкой, которую полюбил князь Игорь. Она покорила князя умом и смелостью.

Фото: AP

Однажды князь Игорь, тогда еще юноша, охотился в Псковской земле, как вдруг на противоположном берегу реки увидел, по словам летописца, "лов желанный", то есть богатые охотничьи угодья. Однако попасть на тот берег было не так-то просто, потому что речка была стремительной, а у князя не имелось "ладьицы" — лодки.

"И увидел он некоего плывущего по реке в лодейце, и призвал плывущего к берегу, и повелел перевезти себя через реку. И когда плыли они, взглянул Игорь на гребца того и понял, что это девица. То была блаженная Ольга, совсем еще юная, пригожая и мужественная" (так на современный русский язык переводят старинные прилагательные "вельми юна сущи, доброзрачна же и мужествена").

"И уязвися видением… и разгореся желанием на ню (к ней. — Ред.), и некия глаголы глумлением претворяше (бесстыдно начал говорить. — Ред.) к ней", — сообщается о первой встрече Ольги с ее будущим мужем, князем Игорем, в Степенной книге царского родословия. Этот исторический памятник официальной московской идеологии был составлен в середине 16-го столетия сподвижником митрополита Макария, протопопом московского кремлевского Благовещенского собора Андреем, ставшим впоследствии, под именем Афанасий, московским митрополитом.

Правда, автором непосредственно Жития княгини Ольги в составе Степенной книги историки считают другого знаменитого писателя и церковного деятеля — благовещенского священника Сильвестра, который являлся духовным наставником царя Ивана Грозного. О знакомстве на реке Великой рассказали нам не современники князя и княгини, а книжники, жившие спустя шесть столетий.

Но послушаем, что же произошло дальше. Ольга отвечала князю не как юная дева, но как умудренная жизненным опытом женщина — "не юношески, но старческим смыслом поношая ему": "Что всуе смущаешь себя, о княже, склоняя меня к сраму? Зачем, неподобное на уме держа, бесстыдные словеса произносишь? Не обольщайся, видя меня юную и в одиночестве пребывающую. И не надейся, будто сможешь одолеть меня: хоть и неучена я, и совсем юна, и проста нравом, как ты видишь, но разумею все же, что ты хочешь обидеть меня… Лучше о себе помысли и оставь помысел свой. Пока юн ты, блюди себя, чтобы не победило тебя неразумие и чтобы не пострадать тебе от некоего зла. Оставь всякое беззаконие и неправду: если сам ты уязвлен будешь всякими постыдными деяниями, то как сможешь другим воспретить неправду и праведно управлять державой своей? Знай же, что если не перестанешь соблазняться моей беззащитностью (дословно: "о моем сиротстве"), то лучше для меня будет, чтобы поглотила меня глубина реки сей: да не буду тебе в соблазн и сама поругания и поношения избегну…" Мы процитировали этот отрывок в переводе историка и писателя Алексея Карпова.

Остальной участок пути молодые люди проделали в полном молчании. Князь Игорь вернулся в Киев. Спустя некоторое время ему настало время жениться: "и повелению его бывшу изобрести ему невесту на брак". Князю повсюду стали искать невесту. Игорь вспомнил "дивную в девицех" Ольгу, ее "хитростные глаголы" и "целомудренный нрав" и послал за ней "сродника" своего Олега, который "с подобающею честию" привел юную деву в Киев, "и тако сочьтана бысть ему законом брака".

Небольшое отступление. В "Повести временных лет" князь Олег назван правителем Киевского государства в конце IX — начале X столетия. Было ли он на самом деле подлинным правителем Киевской Руси и жил ли он в одно время с Игорем — отдельная и непростая тема для историков, но не имеющая отношения к истории любви Игоря и Ольги.

Вот такое предание об Ольге, которая была одним из любимых персонажей русского фольклора на протяжении столетий, передавали спустя шесть веков после ее жизни и смерти. В народном сознании Ольга оказалась мудрее и киевского князя, и — в других рассказах — византийского императора. А отводимая ей роль перевозчицы, как подчеркивают исследователи народных сказаний, тоже далеко не случайна. Переправа через реку — это не просто перемещение в пространстве. В русских обрядовых песнях переправа через реку символизирует перемену в судьбе девушки: ее соединение с суженым, превращение в замужнюю женщину. Переправу обычно осуществляет мужчина, но есть и обратные примеры. Более того, первая встреча Ольги с Игорем предопределила ее будущее замещение Игоря в качестве правителя его державы.

Князья гибли, а Ольга побеждала

Княгиня Ольга еще до Крещения Руси приняла православие...

Мельница заблуждений: атаман Святослав |

Имя Ольга — русская женская форма мужского имени Олег, скорее всего, также, как скандинавское имя Хельга (Helga), представляет собой женскую форму мужского имени Хельги (Helgi). Значение "святой" оно приобретает только с распространением христианства (не ранее XI века), а в языческую пору означало "удачливый", "обладающий всеми необходимыми для конунга качествами". Этим "княжеским" именем нарекали эпических, легендарных героев.

И хотя Ольга не была единственной женой князя Игоря, имен других княжеских жен в летописях не сохранилось. Точно также, как и имен других его сыновей, кроме сына Игоря от Ольги — знаменитого князя Святослава. В политической жизни Киевского государства другие сыновья, кроме Святослава Игоревича, участия не принимали. А сам брак Игоря и Ольги, точная дата которого также нам неизвестна, некоторыми историками рассматривается как соединение двух изначально не связанных друг с другом династий правителей древней Руси — "киевской" и "новгородской".

Женщины в древней Руси не были бесправными существами. Законная (по-русски, "водимая") супруга правящего князя и мать его сыновей располагала собственным двором, свитой и даже дружиной, отличной от дружины мужа. Именно руками своих дружинников княгиня Ольга осуществила месть древлянам, убивших князя Игоря. Этот рассказ многим хорошо памятен из школьных учебников истории.

Читайте также:

Истории любви: Дали и его Торжество

Истории любви: роман императрицы в летах

Истории любви: королева с принцем и без

Истории любви: диктатор и блондинка Ева

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

www.pravda.ru

Какие реформы провёл Святослав Игоревич? (Сын Игоря и Ольги Мудрой) .

Русский князь Святослав основную часть своей жизни провел в боевых походах. Его первый поход состоялся, когда князю было всего 4 года. Это был поход Ольги на древлян, жестоко убивших ее мужа князя Игоря. По традиции возглавлять его мог только князь. И именно рука малолетнего Святослава бросила копье, отдав первый приказ дружине. Государственные дела и внутренняя политика князя Святослава практически не интересовали, решение этих вопросов князь полностью предоставил своей мудрой матери. Краткая биография князя Святослава Игоревича не будет полной, если не сказать, что страстью и смыслом жизни Святослава была война. Дружина князя-воина двигалась необычайно быстро, поскольку князь, не признающий в походах роскоши, не брал с собой шатров и обозов, которые замедляли бы движение. Пользовался немалым уважением среди воинов, разделяя их быт. Святослав никогда не нападал неожиданно. Предупреждая врага о нападении, князь побеждал в честной битве. В 964 г. начался поход Святослава в Хазарию. Его путь лежал через земли хазарских данников вятичей. Святослав заставил их платить дань себе и только после этого двинулся дальше, к Волге. Жившим на берегах реки болгарам пришлось нелегко. Поход Святослава на Волжскую Болгарию (Булгарию) привел к разграблению многих сел и городов. Полный разгром князем Святославом хазар состоялся в 965 г. Русский князь разорил хазарские земли и захватил их главный город Белую Вежу. Закончился поход победами над жителями Прикавказья, племенами косогов и ясов. Но отдых от ратных трудов в Киеве не был долгим. Посольство императора Никифора 2 Фоки, прибывшее скоро к князю попросило его поддержки против болгар, живущих на придунайских землях. Этот поход, так же, оказался победоносным. Киевскому князю Святославу так понравились болгарские земли, соседствующие с Византией, что он захотел перенести свою столицу из Киева в Переяславец. Территории разгромленного Святославом Хазарского каганата, до того закрывавшие путь кочевникам из Азии теперь были наводнены печенегами, подкупленными императором Византии. Кочевники в 968 г. окружили Киев в отсутстви

князя. Ольга призвала на помощь воеводу Петича. Печенеги отступили, возможно, решив, что возвращается воинственный князь. Появившийся намного позже Святослав прогнал их далеко от границ Киевской Руси.

iotvet.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о