Портреты кипренского – ПОРТРЕТЫ О.А.КИПРЕНСКОГО. — РУССКИЕ ЖИВОПИСЦЫ. XVIII-XIX ВЕКА. — ИСКУССТВОВЕДЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ — ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ РЕСТАВРАЦИЯ

Кипренский, Орест Адамович. Все картины художника

Портреты, созданные Орестом Адамовичем Кипренским

Одним из самых видных портретистов начала XIX в. был Орест Адамович Кипренский. Он закончил Академию Художеств в 1803 году, где изучал историческую живопись под руководством Г. И. Угрюмова и Г. Ф. Дуаена.

Однако самое значительное, что он создал – это портреты 1816 – 1823 годов, когда находился в Италии. По возвращению на родину, он был принят довольно холодно, и в 1828 году, гонимый создавшейся вокруг него атмосферой недоброжелательства, вновь уехал в Италию.

Особенно плодотворными для художника были годы обучения в Академии и работа в Петербурге, Москве и Твери. Произведения этого периода характеризуют его как романтика. Если пространственная композиция портретов этих лет традиционна и нейтральна, то в цвете чувствуется свойственное романтизму стремление к динамике: контрасты светлого и темного фона, энергичная светотеневая лепка формы, эффектные сочетания синего, красного, белого в одежде.

Созданный Кипренским портрет его приемного отца Адама Швальбе типичен для романизма интересом к сильной личности, к живописным приемам западноевропейского портрета XVII века.

Характерно и обращение Кипренского к автопортрету. К числу наиболее удачных из его работ в этом жанре принадлежат «Автопортрет с кистями за ухом» и написанный значительно позже «Автопортрет» для галереи Уффици во Флоренции. Первый из них отличается густой живописью, смелой лепкой формы, звучностью светового эффекта. Скользящий луч света очерчивает упругие линии скул и полных губ юноши; все дышит энергией. Во втором создан образ художника как существа, наделенного необычной силой чувства и яркостью воображении. Трепещущее жизнью лицо, пытливый, как бы вопрошающий взгляд, беспокойное движение нервных пальцев, перебирающих воротник – все свидетельствует о внутреннем кипении эмоций.

Одна из лучших работ Кипренского этого периода и одновременно один из самых ярких портретов в русской живописи начала века – портрет Евграфа Давыдова.

В портрете мальчика Челищева перед нами изображение ребёнка, то есть человеческого существа на пороге его жизни. Круглое, ещё не оформившееся личико мальчика с яркими, по-детски пухлыми губами дано в напряженном цветовом контрасте с темными прядями разметавшихся волос, с глубокой темнотой фона. Большие карие глаза кажутся почти чёрными на белом лице. Эти контрасты усиленные звучным сочетанием цветов одежде мальчика, вносят в портрет ноту романтической взволнованности, заставляет зрителя насторожиться, пристальнее вглядеться в юное существо. Перед нами в полном смысле слова момент становления личности: духовный мир человека дан в его развитии, что характерно для романтизма. Это один из самых ранних в русском искусстве подлинно детский портрет, передающий специфику детского возраста.

Свойственное романтизму понимание человеческой личности как чего-то индивидуального, отмеченного печатью «неподражательной странности», встречаем мы и в женских портретах Кипренского.

Женщиной незаурядной, наделенной необычным душевным складом, с оттенком какой-то внутренней неудовлетворенности представляется зрителю Е. П. Растопчина. Несколько пассивной в своей мягкой, женственной мечтательности рисуется Д. Н. Хвостова. Программой элегического романтизма выглядит портрет Е. С. Авдулиной с его своеобразной «поэзией увядания», выраженной в плавных, никнущих линиях складок одежды, в чуть печальном изломе бровей, в одиноком опадающем цветке белого гиацинта на фоне сумеречного серого неба.

В автопортрете Кипренский исходит из романтической концепции портрета-исповеди. Однако если ранние автопортреты мастера несли на себе отпечаток зависимости от некоего «заданного» романтического идеала творчески одаренной личности, то здесь, напротив, более отчетливо стремление утвердить её индивидуальность, «несхожесть», которое было заложено в романтическом методе. Художник не скрывает в своем облике следов житейской усталости.

Отекшие веки, складки вокруг рта придают его полуулыбке что-то печальное и робкое. Вместо сочных цветовых и светотеневых эффектов его более ранних работ перед нами – отсутствие резких теней, сдержанная живописная гамма, приближающаяся к эффектам рассеянного дневного освещения. Романтическая героизация личности уступает место более трезвой оценке человека.

Однако основная масса рисунков Кипренского более специфична с точки зрения её графических особенностей. Для рисунков типичен выразительный штрих бархатисто-черного итальянского карандаша, то мягкий, сочный, плавный, переходящий в пятно. То более тонкий, почти колкий, порой допускающий четкую, быструю штриховку в фоне.

Кипренский достигает точного состояния портретируемого, особенностей его натуры, его мироощущения. В изображении Н. В. Кочубей он передает живое непосредственное душевное движение подростка. В портрете А. Н. Оленина – рассеянную задумчивость. В рисунке, изображающем Е. Чаплица – мягкую сосредоточенность на какой-то мысли или при чтении книги. В наброске, представляющем А. П. Мордвинова – сумрачное равнодушие глубоко усталого или больного человека. Последний портрет – блестящий пример импульсивного, быстрого портретного наброска Кипренского, где образ раскрывается в порывистых – то тонких, то широких – штрихах.

Такова «Калмычка Баяуста», построенная на сочном, теплом тоне красной пастели. Таков портрет француженки Вилло, гувернантки в семье Томиловых. Но во всех портретах работы О. Кипренского перед нами встают живые люди с их печалями и радостями.

gallerix.ru

Орест Кипренский картины

Орест Адамович Кипренский — великий русский художник. Родился в 1782 году в деревне Нежново Ленинградской области. Обучался в Петербургской академии Художеств. Творчество Кипренского высоко оценивается, как в России, так и далеко за её пределами. Стоит сказать, что в своё время картину  этого художника, которая называется «Портрет А. К. Швальбе», итальянские искусствоведы приняли за картину руки Рембрандта.

По большей части искусство Ореста Кипренского принадлежит портрету. Он создал большое количество портретов известных людей, которые в наше время важны не только с культурной точки зрения, но и с исторической. Благодаря высокому искусству этого живописца, мы можем практически точно знать, как выглядели те или иные известные личности прошлого, например: А. С. Пушкин, В. А. Жуковский, Е. В. Давыдов, К. Г. Паустовский и другие.

Современники художника и ценители живописи нашего времени отзывались и отзываются о творчестве Кипренского только с самой лучшей стороны. Портретное искусство этого художника цениться настолько высоко, что его по праву называют лучшим портретистом за всю историю Российской живописи.

Великий русский художник скончался в Риме в 1836 году в результате воспаления лёгких. Похоронен в римской церкви Сант-Андреа-делле-Фратте. В настоящее время его картины выставляются в самых известных музеях мира. В России его искусство можно увидеть в Третьяковской галерее, в Эрмитаже, музее института русской литературы Российской Академии наук в Петербурге.

Художник Орест Кипренский картины

Автопортрет

 

Бедная Лиза

 

Вид Везувия в зимнее время

 

Ворожея со свечой

 

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча)

 

Дмитрий Донской на Куликовом поле

 

Итальянские селянки

 

Конный портрет Александра I

 

Молодой садовник

 

Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева

 

Портрет В. С. Шереметева

 

Портрет Е. С. Семёновой в роли Клеопатры

 

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца

 

Портрет князя Ивана Алексеевича Гагарина

 

Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина

 

Портрет танцовщицы Е. А. Телешовой в роли Зелии

 

Юпитер и Меркурий, посещающие в виде странников Филимона и Бавкиду

art-assorty.ru

Картины, описание картин — Кипренский, Орест Адамович

Описани е картины Ореста Кипренского: Бедная Лиза.

Очень интересный портрет Кипренского. Написан он по одноименной повести Карамзина. Также прослеживается четкая связь с жизнью самого живописца.
Художник был настоящим психологом, который создавал великолепные портреты женщин. Он смог передать женскую душу. Все его героини обязательно о чем-то грустят, мечтают. Они самоотверженно любят, но при этом полностью замкнуты в самих себе и никогда не показывают своих чувств.
Перед нами портрет, который Кипренский написал в 1827 году. Многие увидели, что художник здесь проявил себя здесь большим мастером, чем сам Карамзин. Писатель изображает героиню сентиментально. У художника ощущается романтизм. В процессе работы над этим полотном, Кипренский вспоминал свою горячо любимую мать. Вся ее жизнь оказалась разбитой, а любовь исковерканной.
Кипренский видел те причины, которые стали пагубными для девушки. Его мать стала невинной жертвой законов крепостного времени.
Мы видим девушку, которая тоскует и печалится. Она юна и миловидна. В глазах ее мольба. Она смотрит на того человека, расставание с которым ей предстоит. В руках она держит цветок красного цвета, символизирующий любовь.
Кипренский просто не мог по-другому изобразить крестьянку. Ее чувства ни для кого не имеют значения. Ее любовь просто не имеет будущего. Виной всему стало неравенство социального характера, которое царит в мире. Кипренский знал, что при создании известного литературного образа он укоряет общество в этой несправедливости.
Свои полотном он вызывает слезы в душах тех, кто сострадает этой прекрасной девушке. Публика восторженно приняла лишь живописную силу этого портрета. Но к идее неравенства в обществе она осталась равнодушной. Современники предпочли попросту не заметить эту глубокую мысль автора.
Кипренский остро ощущал это непонимание и понимал, что одинок.

www.art-drawing.ru

картины и их описание. Художник Орест Адамович Кипренский

Русский художник Орест Кипренский, картины которого будоражили российскую общественность всю первую половину 19-го века, родился в 24 марта 1782 года в усадьбе небогатого помещика Ораниенбаумского уезда А. Дьяконова. Мать — крепостная Анна Гаврилова — родила ребенка вне брака. Отцовство приписывают самому помещику, который не гнушался общением со своими крепостными девками. Год спустя после рождения будущего художника Дьяконов дал ему имя Орест и хоть не признал сыном, но всячески опекал мальчика, дал ему вольную и позаботился о будущем. А чтобы у Ореста было отчество, помещик выдал его мать замуж за своего дворового мужика Адама Швальбе.

Первые шаги

В возрасте шести лет рано проявивший свои способности Орест был отдан в обучение в училище при Академии художеств Петербурга. В дальнейшем всему он был обязан своему природному дарованию. Академию Кипренский окончил в 1803 году и продолжил изучать искусство живописи под руководством известного русского художника Г.И. Угрюмова.

Последующие несколько лет Орест Адамович Кипренский провел в тяжелых условиях, жил фактически в казарме, подвергался унижениям, его муштровали, ограничивали свободу. Но как ни странно, лишения и бытовая неустроенность не отняли у художника желания заниматься искусством, наоборот, нелегкая судьба стала стимулом для дальнейшего творческого развития. Друзья прозвали молодого Кипренского «сумасбродным Орестом». Художник постоянно носил с собой альбом с рисунками, которые он создавал буквально на ходу.

Неуверенность

Орест Кипренский, картины которого однозначно представляли собой новое слово в живописи, старался не выделяться из общего числа мастеров кисти. Он считал свои работы достаточно посредственными, чтобы выставлять их напоказ. Однако постепенно друзьям Кипренского удалось убедить его в неординарности полотен, которые он писал очень быстро, что называется на одном дыхании.

Признание

В конце концов Кипренский, картины которого уже обсуждались тайно и явно в Москве, решился на демонстрацию полотен «Мадонна с младенцем» и «Портрет отца Адама Швальбе». Немного позже художник получает большую золотую медаль за полотно «Князь Донской после Куликовской битвы». После этого Орест Кипренский, картины которого были признаны и получили высокую оценку, стал участвовать в оформлении Казанского собора архитектора Воронихина. Однако этот вид творчества не стал для художника возможностью полной реализации своего таланта, и он решил обратиться к жанру портрета.

Орест Адамович Кипренский быстро выдвинулся на передний план как всесторонне одаренный живописец. Портреты, написанные им, поражали новизной и точностью изображения. Художнику каким-то непостижимым образом удавалось ухватить самую суть и уже не упускать ее до конца работы. Одной из самых значительных работ Кипренского является портрет, на котором изображен Александр Сергеевич Пушкин. Картина Кипренского, посвященная светочу русской поэзии, была написана в 1827 году. До создания этого шедевра Орест Адамович успел написать еще 59 портретов, на двух из которых изображены во весь рост полковник Е.В. Давыдов и граф Д.Н. Шереметев. Остальные писались в полроста.

Орест Кипренский, картины которого уверенно завоевывали Петербург и Москву, в одночасье становится выдающимся художником своего времени. За несколько портретов, написанных в 1811-1813 годах, живописец получил звание академика живописи.

Реноме

Однако в судьбе художника не все было так гладко и безмятежно, его одолевали амбиции. Портреты Орест Адамович писал в основном для заработка, а своим призванием он считал историческую живопись и постоянно порывался создать какое-либо монументальное полотно, отражающее великие события из прошлого русского народа.

Тем не менее художник продолжал творить в доступном ему жанре и стал первым русским живописцем, который получил заказ на создание автопортрета для галереи Уффици, известной своим собранием изображений лучших художников с мировым именем. Будучи столь известным, художник Кипренский, картины которого по мере появления становились предметом вожделения для многих коллекционеров мира, вдруг оказался в опале.

Римские неприятности

В то время Орест Адамович находился в русской колонии в Риме, где посланником от российского государства был назначен некто А. Италинский, очень далекий от искусства и в общем-то достаточно невежественный человек. К художникам наместник относился непочтительно, считая их бездельниками. Кто-то распространил слух о преступных намерениях Кипренского, о его связях с итальянскими карбонариями. В результате наветов и заведомо ложных обвинений Орест Адамович вынужден был покинуть Италию.

Успех во Франции

Вернувшись на родину, Кипренский недолго пробыл в Петербурге и вскоре уехал в Париж, где его работы произвели фурор на весенней выставке 1822 года. Тогда у всех на слуху был русский художник Кипренский. Картины, описание которых во всех подробностях было напечатано в специальных справочниках, перевозились из одного французского города в другой, и повсюду они имели ошеломительный успех.

Несмотря на очевидный успех своей портретной живописи, художник продолжает попытки создать историческое полотно, но результатом этих попыток становятся картины, напоминающие пейзаж с Везувием или непроработанный сюжет какой-либо батальной сцены из прошлого. В конце концов к Кипренскому пришла усталость, и он на какое-то время ушел в себя и забросил работу. Ситуация усугубилась тем, что появился талантливый Карл Брюллов, и внимание публики переключилось на него.

Финансовые проблемы

Орест Адамович уже получал меньше заказов и стал нуждаться в деньгах. К тому же как раз в то время художник надумал жениться, а это, как известно, – дорогое удовольствие. Однако вскоре судьба повернулась к Кипренскому лицом, он удачно продал несколько картин, сумел расплатиться с кредиторами, и жизнь для него вновь обрела смысл.

Кончина

Для того чтобы жениться на своей избраннице, художник принял католическую веру. Молодые тихо обвенчались в небольшой церквушке, а спустя некоторое время Орест Адамович Кипренский простудился и умер от воспаления легких. Это произошло 5 октября 1836 года. Спустя четыре месяца у вдовы Кипренского родилась дочь, которую назвали Клотильдой. Ее след потерялся во времени.

Немногочисленные друзья художника вскладчину установили на его могиле скромный памятник. Ни в одной газете на было сообщения о кончине живописца, благодаря которому Европа узнала, что в России есть великое искусство и великие художники.

fb.ru

Художник Орест Кипренский.: philologist

Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.
Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.
Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского
До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского. И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника. Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями. Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю. Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.
Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй. В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К. Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.
Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 

Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.
Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. 
Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?
Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений. Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное». Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру. В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С. Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 
До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. 
Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически — дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). 
Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 
Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению. Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини. И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом. Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 
С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!
Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809
 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. 
Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.
Портрет Сергея Семёновича Уварова.

Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. 
Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.
Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности. Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года. Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности… 
Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа… 
Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н. Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас». Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.
Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827
 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. 
Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

На основе статьи в :»Художественном календаре 100 памятных дат»
Картины Кипренского  
Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого
 

Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ

Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

Неаполитанская девочка с плодами 1831

Молодой садовник. 1817

Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.

Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.

Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802

Натурщик.

Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831

Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее — графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

philologist.livejournal.com

Художник Орест Кипренский. — ru_art links

Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.
Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.
Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского
До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского. И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника. Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями. Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю. Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.
Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй. В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К. Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.
Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 

Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.
Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. 
Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?
Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений. Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное». Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру. В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С. Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 
До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. 
Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически — дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). 
Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 
Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению. Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини. И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом. Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 
С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!
Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809
 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. 
Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.
Портрет Сергея Семёновича Уварова.

Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. 
Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.
Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности. Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года. Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности… 
Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа… 
Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н. Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас». Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.
Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827
 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. 
Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

На основе статьи в :»Художественном календаре 100 памятных дат»
Картины Кипренского  
Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого
 

Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ

Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

Неаполитанская девочка с плодами 1831

Молодой садовник. 1817

Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.

Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.

Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802

Натурщик.

Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831

Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее — графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

art-links.livejournal.com

Художник Орест Кипренский.

Орест Кипренский. Мастера русской портретной живописи.
Автопортрет. 1828.

Орест Адамович Кипре́нский (1782—1836) — русский художник-портретист, исторический живописец, график; представитель романтизма.
Автопортреты Ореста Адамовича Кипренского
До сих пор во многом интригующе загадочными остаются личность, судьба, творческая одиссея лучшего русского портретиста первой трети XIX века Ореста Адамовича Кипренского.

И наиболее резко обнаруживается это, пожалуй, не в разноречивых свидетельствах современников, не в фактах биографии, а в галерее автопортретов (их около десятка), выявляющей почти взаимоисключающие образы художника. Каждый автопортрет представляет нам иного Кипренского, и это связано не только с возрастными, «физиогномическими» изменениями. Сложный конгломерат идей, представлений, причинных связей предлагает эта череда автопортретов зрителю. Здесь и романтический артистизм игры в преображения, и сублимация неясности общественного положения незаконнорожденного дворянского сына, и диаграмма или, может быть, идеограмма душевных, духовных, житейских перипетий, и точки отсчета стремительных превращений Кипренского-художника.
Автопортрет с кистями за ухом. Ок.1808. Х., м. 46х36.5. ГТГ

В «Автопортрете с кистями за ухом» (ок. 1808) перед нами полный творческой энергии, раскованный, уверенный в себе молодой художник. Образную характеристику выдают сразу смелые контрасты светотени, открытая динамичная манера письма, насыщенный цветовой строй. В портрете он только живописец, гордый своим мастерством, гордый тем, что он может написать не хуже (черт возьми!) Рубенса или Рембрандта. И ведь написал! Его «Портрет А. К. Швальбе» (1804) — незаурядный шедевр-«ретро», приведший многих в восхищенное заблуждение и всю жизнь бывший для самого Кипренского предметом особой привязанности.
Портрет отца художника Адама Карловича Швальбе. 1804 

Он впервые померился силами с великими и устоял. Да, впрочем, и сам автопортрет с кистями, несомненно, навеян какими-то классическими образцами (он напоминает, например, ранний кассельский автопортрет Рембрандта). Одновременно с этим произведением был написан и другой автопортрет — в розовом шейном платке.
Автопортрет (с розовым шейным платком). 1809

Он разительно отличается в своей программе от первого: не бравурная энергия самоутверждения, а некое излучение духовной чистоты; искренность поведения не в импульсивной непосредственности, а в раздумчивом контакте со зрителем, на глазах которого живут нисколько не таимые оттенки чувствований. И в этом случае столь же адекватная изобразительная структура произведения. 
Что за «неподражательная странность» Кипренского дробить свой лик на суверенные, почти не совпадающие отражения, обретающие сами в себе ту гармонию, которой, видимо, так недоставало их носителю, их творцу?
Мастерство портретистаЭта способность к острой дифференциации образа, к стереоскопической объемности в изображении личности портретируемого породила бесконечное разнообразие его портретных решений. Один из современников заметил, что «Кипренский очень счастливо придает каждому портрету что-нибудь особенное». Он осознанно выстраивает индивидуальную конструкцию образа, которая диктует и саму исполнительскую манеру. В наиболее чистом виде это относится к первому периоду творчества Кипренского, до его первой поездки в Италию в 1816 году. Даже в заказных парных портретах (Е. П. и Ф. В. Ростопчиных, 1809; Д. Н. и В. С. Хвостовых, 1814), долженствующих представлять собой созвучный изобразительно-выразительный ансамбль, художник достигает индивидуальных и даже контрастных характеристик. 
До поездки в Италию в творчестве Кипренского преобладали два типа портретных решений: подгрудный, в натуру, и парадный, в рост. Каждый из них давал модель в ее естественном, не опосредованном никакими привычными условностями бытии. В этом отношении особенно показательна уникальная в современном русском искусстве линия графического портрета. 
Впоследствии, напитанный традициями высокого классического искусства, он преследует цель подняться на уровень его достижений и обогащает портретный образ аллегорическим подтекстом («Портрет Е. С. Авдулиной», ок. 1822), апологией интеллектуального аристократизма («Портрет А. М. Шереметева», в какой-то степени «Автопортрет», 1819) или столь же аристократически — дистанцированной близостью природе («Портрет А. Ф. Шишмарева», 1827; «Портрет К. И. Альбрехта», 1827), сочинением театрализованных и многофигурных программ («Портрет Е. А. Телешовой в роли Зелии», 1828; «Читатели газет в Неаполе», 1831; «Портрет М. А. Потоцкой, сестры ее С. А. Шуваловой и эфиопянки», ок. 1835). 
Показательно сравнить для демонстрации кардинальных изменений его творческого метода некоторые портреты, исполненные в близкой композиционной схеме, и проследить, как на базе каждый раз индивидуального решения образа, выявляется в то же время образ исторический, фокусирующий нечто, принадлежащее духу времени. 
Портрет Д. Н. Хвостовой и портрет Е. С. Авдулиной несут в себе немало общих исходных моментов в фиксации внешних и внутренних движений модели. Но смещение нескольких акцентов создает образы, едва ли не противоположные по значению. Обращенное к зрителю лицо Хвостовой светится мягкой нежностью, затененной легкой грустью, задумчивостью. Этому состоянию соответствует тонкая гармония цветового и светотеневого построения полотна. Художник словно боится нарушить, боится помешать естественному току душевной жизни героини. И, напротив, в портрете Авдулиной меланхолическое настроение переходит в тему угасания жизни, явленную с безусловной и покоряющей живописно-пластической убедительностью, где каждая деталь и все компоненты полотна исполнены с изысканным классическим артистизмом. Если там, в портрете Хвостовой, главным для художника была личность, то здесь — искусство. Так очевидно и настораживающе нарушается гармония эстетического и этического начал в творческой позиции художника. 
С большей отчетливостью и с большей исторической предопределенностью это обнаруживается в мужских портретах. В портретах Евгр. В. Давыдова (18()9), С. С. Уварова (1816), А. Ф. Шишмарева происходит, в сущности, метаморфоза единого типа парадного изображения. Но как несхожи они!
Портрет Давыдова Ев. В., лейб-гусарского полковника .  1809
 Образ бравого гусара исполнен и в самом деле парадного, не столько героического, сколько геройского пафоса, актуального в канун Отечественной войны с Наполеоном. Хотя эта тема и главенствует в портрете, Кипренский ею не ограничивается. Его Давыдов соединяет «рыцарское чувство чести и личное достоинство», романтическую небрежность и мечтательность. Художник создает глубоко индивидуальный образ и вместе с тем собирательный, включающий отсветы активного романтического идеала и наличную реальность, более того, ставший благодаря полноте и диалектике характеристики символом своей эпохи. 
Иной образ типичного представителя просвещенного дворянства, иной этап развития общественного сознания запечатлел Орест Кипренский в портрете С. С. Уварова.
Портрет Сергея Семёновича Уварова.

Здесь нет той полноты самовыражения, что у Давыдова. Изображен задумавшийся в картинной позе, словно на минуту остановившийся перед выходом, великосветский денди, галломан и щеголь. Благородство и сдержанность цветового исполнения, мягкие ниспадающие ритмы рисуют облик тонко чувствующего, и, может быть, несколько манерно утомленного своей культурной рафинированностью дворянина пушкинской поры. И хотя портрет писался до выступления декабристов, в пору национального подъема и брожения идей, Кипренский в образе Уварова словно предвосхитил скорое наступление долгой полосы общественного спада, правительственной реакции. Кипренский на себе почувствовал неблагополучие в стиле правления Александра, когда, вернувшись в 1819 году в Петербург, начал конфликтовать с Академией, придворными кругами, стал пользоваться поддержкой меценатов. 
Написанный в середине 20-х годов портрет А. Ф. Шишмарева свидетельствует о новых исканиях мастера, о смене проблематики.
Портрет Афанасия Федоровича Шишмарева 1827

Своего героя он ставит в позу Давыдова, но, используя старую схему, художник вводит его не в историю, а в идиллию. Шишмарев показан в саду, в окружении цветов и стрекоз. Кипренский создает гармонию, но ценой отказа от общественно-значимого статуса личности. Изощренная живописная кухня, с ее многослойной системой письма, совершенством фактурной проработки, подчеркнутая эстетизация всего образного строя свидетельствуют о стремлении художника выйти к новым берегам, обрести твердую почву под ногами. Таким он выглядит на своем автопортрете 1828 года. Огромная дистанция между тем первым автопортретом с кистями и этим: и здесь он непараден, в домашнем халате, с карандашом в руке, но и следа нет былой силы и веры. Холеный светский облик и любезно-искательная улыбка, ощущение неуверенности и отзвук некой артистической избранности… 
Художник пережил многое — и европейское признание (галерея Уффици заказала ему автопортрет), и дружбу с великими людьми эпохи, и холод недоброжелательства и даже оскорбительной клеветы, пережил и взлеты гения и падения духа… 
Поразительным было чутье Ореста Кипренского в наиболее светлые периоды его творчества на изменения общественной атмосферы. Оно не было случайным, врожденным, оно воспитывалось в эпицентре духовной жизни эпохи. Художник был близок к кружкам известного мецената А. Р. Томилова, ученого-любителя, а затем президента Академии художеств А. Н. Оленина, где собирались, общались крупнейшие деятели искусства и литературы; он дружил со многими членами литературного общества «Арзамас». Героями его портретов были Крылов и ЖуковскийБатюшков и Мицкевич, а  портрет Пушкина Кипренского по праву занимает самое почетное место в изобразительной пушкиниане.
Портрет поэта Александра Сергеевича Пушкина. 1827
 Кипренский был историческим живописцем по масштабу своего мышления, своих дерзаний. Его мучительная, долгая работа над историческими, символико-аллегорическими произведениями содержала поиски новых путей в осознании происходящих событий. Но одни из этих произведений по прихоти своенравной судьбы не уцелели, другие же так и не были осуществлены. 
Его понимание истории воплотилось в портретах. На протяжении тридцати лет Кипренский создал в портретах подлинную энциклопедию русского общества, поражающую диапазоном индивидуальных характеристик, проникновенной человечностью, художественным мастерством, наконец — личностью ее творца.

На основе статьи в :»Художественном календаре 100 памятных дат»
Картины Кипренского  
Автопортрет. 1820 Уффици

Портрет А.О.Смирновой-Россет, ок. 1830, холст, масло, 64х54

Девочка в маковом венке с гвоздикой в руке (Мариучча). 1819.

Читатели газет в Неаполе. 1831.

Портрет князя H.П.Трубецкого
 

Портрет Олимпиады Александровны Рюминой. 1826.

Портрет Н.С.Семеновой в роли Сивиллы Дельфийской в оп. Г.Спонтини «Весталка». 1828 Х., м. 110х90 ГЦТМ им. А.А.Бахрушина

Портрет мальчика. 1819.

Портрет М.В.Шишмарева. 1827

Портрет К.И.Альбрехта. 1827

Портрет итальянского художника пейзажиста Грегорио Фиданца.

Портрет И.А.Крылова. 1816.

Портрет З.А.Волконской. 1829

Портрет Екатерины Сергеевны Авдулиной. 1822

Портрет художника П.В. Басина.1829.

Портрет танцовщицы Е.А.Телешовой в роли Зелии. 1828

Портрет Петра Алексеевича Оленина. 1813

Портрет В.С. Шереметева. 1825

Портрет В.С. Хвостова 1814

Портрет В.А.Перовского в испанском костюме XVIIвека. 1809.

Портрет Алексея Романовича Томилова. До 1828

Портрет Александра Александровича Челищева. Ок. 1809

Портрет Адама Мицкевича 1824 ГТГ

Портрет Авдотьи Ивановны Молчановой с дочерью Елизаветой. 1814

Портрет А.С.Шишкова. 1825

Портрет А.Р.Томилова.

Неаполитанская девочка с плодами 1831

Молодой садовник. 1817

Мать с ребенком (Портрет г-жи Прейс ). 1809

Конный портрет Александра I. 1820-е.

Калмычка Баяуста. 1812-13.

Итальянские селянки (Italian Peasant Girls).

Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1805 Холст, масло. 118х167 ГРМ

Ворожея со свечой. 1828. Холст, масло. 64х51. ГРМ

Бедная Лиза. На сюжет одноим. пов. Н.М.Карамзина. 1827.

Портрет Г.Г.Кушелева. 1827.

Стоящий натурщик с палкой (со спины). 1801. Б., ит. к. санг. 61,6х40,1. ГТГ. Натурщик, сидящий на камне. 1800-05.

Стоящий натурщик на фоне красной драпировки. 1802

Натурщик.

Портрет датского скульптора Бертеля Торвальдсена. 1831

Портрет Дарьи Николаевны Хвостовой. 1814

Портрет графини М.А.Потоцкой, сестры ее — графини С.А.Шуваловой с мандолиной в руках и эфиопянки 1834

Портрет графини Екатерины Петровны Ростопчиной. 1809 Х., м. 77×61 ГТГ

Портрет графа Ф.В.Ростопчина. 1809
http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/469-kiprenskiy.html

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

art.mirtesen.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о