Подпольщики в годы великой отечественной войны – РОВЕНСКОЕ ПОДПОЛЬЕ. Герои подполья. О борьбе советских патриотов в тылу немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Выпуск первый

Содержание

Подпольное движение в годы Великой Отечественной войны



Поиск Лекций




Одновременно с вооруженной партизанской борьбой разворачивалась подпольная антифашистская деятельность в городах и других населенных пунктах. Патриоты, которые там остались, несмотря на террор, не давали спуску врагу. Они саботировали хозяйственно — экономические, политические и военные мероприятия захватчиков, совершали многочисленные диверсии.

Именно на это ориентировала директива ЦК КП(б)Б от 30 июня 1941 года «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом». Обращалось внимание на то, что партизанская борьба должна находиться в поле зрения и вестись под непосредственным руководством законспирированных подпольных структур.

Только для организационно-управленческой деятельности в тылу врага было оставлено более 1200 коммунистов, в том числе 8 секретарей обкомов; 120 секретарей горкомов и райкомов партии. Всего же для нелегальной работы в Белоруссии оставалось свыше 8500 коммунистов.

Как и партизанские формирования, возникшее подполье сразу же самостоятельно приступило к диверсионной, боевой и политической деятельности. В Минске уже во второй половине 1941 года подпольщики взрывали склады с оружием и военным имуществом, цехи и мастерские по ремонту боевой техники, продукты питания, уничтожали вражеских чиновников, солдат и офицеров. В декабре 1941 года, во время напряженных боев под Москвой, они осуществили успешную диверсию на железнодорожном узле: итогом ее явилось то, что взамен 90-100 эшелонов в сутки на фронт отправлялось только 5-6.

Оккупационная администрация в Минске получала сведения об активной диверсионно-боевой деятельности подпольщиков Бреста, Гродно, Мозыря, Витебска, Гомеля. В ноябре 1941 г. гомельские подпольщики

Т.С.Бородин, Р.И.Тимофеенко, Я.Б.Шилов заложили в ресторане взрывчатку и мину замедленного действия. Когда там собрались немецкие офицеры, чтобы отметить успехи войск вермахта под Москвой, раздался мощный взрыв. Были уничтожены десятки офицеров и генерал.

На железнодорожном узле в г. Орша эффективно действовала группа К.С.Заслонова. В декабре 1941 года брикетно-угольными минами она вывела из строя несколько десятков паровозов: часть из них была взорвана и заморожена на станции, другие взорвались на пути к фронту. Характеризуя обстановку в прифронтовой полосе, оршанская группа безопасности СД сообщала своему руководству: «диверсии на железнодорожной линии Минск-Орша стали такими частыми, что каждую из них и не опишешь. Не проходит ни единого дня, чтобы не было совершено одной либо нескольких диверсий».



После битвы под Москвой подпольная борьба в городах и населенных пунктах Беларуси активизировалась. Несомненную роль в этом сыграло укрепление связи подполья с населением, партизанскими отрядами и группами, установление связи руководящих подпольных центров с «Большой землей». Подпольщики передавали за линию фронта ценные разведданные, обратно через аэродромы партизанских формирований поступала помощь оружием, минно-взрывной техникой.

Минские подпольщики в 1942 г. основное внимание уделяли массово-агитационной работе среди жителей города, диверсиям, сбору разведданных. Наряду с другими активную деятельность осуществляла в Минске группа подпольщиков-студентов БПИ, впоследствии вошедшая в подпольную организацию, которую возглавлял бывший партийный работник С.А.Романовский. В сентябре 1942 г. члены этой группы студенты БПИ Вячеслав Чернов и Эдуард Умецкий взорвали офицерское казино немецкого авиационного штаба. В результате диверсии было убито и ранено более 30 гитлеровских офицеров-летчиков.

В марте-апреле 1942 г. гитлеровцы нанесли тяжелый удар минскому подполью. Было арестовано более 400 человек, в том числе члены подпольного горкома партии С.Г.Заяц (Зайцев), И.П.Козинец, Р.М.Семенов. 7 мая они в числе других 27 патриотов были повешены. В этот же день были расстреляны еще 251 человек.

Тем не менее минское подполье продолжало действовать. Оставшиеся на свободе члены горкома партии и активисты провели структурную реорганизацию, были созданы 5 подпольных райкомов партии, ряд подпольных групп на предприятиях и в учреждениях. Однако в сентябре-октябре 1942 г. минскому подполью был нанесен еще один удар. Были арестованы сотни патриотов, большинство подвергнуты смертной казни. Среди погибших были секретарь подпольного горкома партии Г.К.Ковалев, члены горкома Д.А.Короткевич, Б.К.Никифоров, к.и.Хмелевский, секретари райкомов П.Е.Герасименко (с семьей), М.К.Коржаневский, И.И. Матусевич, М.А.Шираев, руководители подпольных групп Л.Е.Одинцов, М.А.Богданов, Е.М.Баранов и другие.




Тем не менее подпольщики продолжали действовать. В рядах минского подполья боролись с врагом более 9 тыс. человек, в том числе около 1000 коммунистов и 1500 комсомольцев. За время оккупации в Минске было совершено свыше 1500 диверсий, в ходе одной из них был уничтожен гауляйтер В.Кубе.

В Витебске в 1941-1942 гг. действовало 56 подпольных групп. Одной из них в 1942 году руководила В.З.Хоружая, которая была направлена сюда Белорусским штабом партизанского движения. 13 ноября 1942 года фашисты схватили и после длительных допросов замучили ее, а также С.С.Панкову,

Е.С.Суранову, семью Воробьевых. Посмертно В.З.Хоружей присвоено звание Героя Советского Союза.

Широкий размах приобрело подпольное движение в Осиповичах, Борисове, Бобруйску, Жлобине, Мозыре, Калинковичах, других городах и населенных пунктах Беларуси. Фактически в республике не было ни одной достаточно крупной железнодорожной станции, где бы не действовали патриоты.

Смело и решительно действовали подпольщики на железнодорожной станции Осиповичи. В ночь на 30 июля 1943 г. они совершили одну из самых крупных диверсий второй мировой войны. Руководитель одной из подпольных групп комсомолец Федор Крылович, работая на железнодорожной станции в ночную смену, подложил две магнитные мины под эшелон с горючим, который должен был отойти в сторону Гомеля. Однако произошло неожиданное. Партизаны совершили диверсию на железной дороге и в итоге произошло скопление составов на станции. Эшелон с горючим был переведен в так называемый Могилевский парк, где находились еще три эшелона с боеприпасами и состав с танками «Тигр». После взрыва мин около 10 часов на станции бушевал пожар, который сопровождался взрывами снарядов, авиабомб. В результате операции были полностью уничтожены 4 эшелона, в том числе один с танками, 31 цистерна с горючим, 63 вагоны с боеприпасами.

Подпольная комсомольская организация «Юные мстители», была создана на железнодорожной станции «Оболь» Витебской области весной 1942 г. Возглавила ее бывшая работница витебской фабрики «Знамя индустриализации» комсомолка Ефросинья Зенькова. В состав подпольной группы вошли 40 человек. Молодые подпольщики совершили 21 диверсию, передавали партизанам оружие, медикаменты, разведданные, распространяли листовки. После ареста были замучены до смерти Н.А.Азолина, М.П.Алексеева, Н.М.Давыдова, мать Ефросиньи Зеньковой Марфа Александровна, Ф.Ф.Слышанкова и другие. После войны Ефросинье Зеньковой и Зинаиде Портновой (посмертно) было присвоено звание Героев Советского Союза.

В западной Беларуси также действовали массовые антифашистские организации, созданные по инициативе и под руководством коммунистов, бывших деятелей КПЗБ, других патриотов. В мае 1942 г. на базе подпольных групп Василишского, Щучинского, Радуньского и Скидельского районов был создан «Окружной белорусский антифашистский комитет Барановичской области». Возглавили его Г.М.Картухин, А.И.Иванов, А.Ф.Манкович и Б.И.Гордейчик. К осени 1942 г. под руководством окружного комитета вели борьбу с оккупантами более 260 подпольщиков.

Важная роль в развертывании антифашистского движения в Брестской области принадлежала созданному в мае 1942 года по инициативе членов компартии П.П.Урбановича, М.Е.Криштоповича, И.И.Жижки «Комитету борьбы с немецкими оккупантами». Комитет не ограничивал свою деятельность только Брестской областью, а распространял влияние на ряд районов Барановичской, Белостокской областей.

В Гомеле активную борьбу с врагом вели группы на железнодорожном узле, паровозоремонтном заводе, лесокомбинате и других предприятиях города – всего более чем 400 человек. Их деятельностью управлял оперативный центр в составе Т.С.Бородина, И.Б.Шилова, Г.И.Тимофеенко.

Ни на один день не останавливалась антифашистская борьба в оккупированном Могилеве. Весною 1942 года около 40 групп, более чем 400 человек, объединились в подпольную организацию «Комитет помощи Красной Армии».

Анализ такого исторического явления в период Великой Отечественной войны, как деятельность антифашистского подполья на временно оккупированной немцами территории Беларуси, свидетельствует о том, что подполье с начала и до конца своего существования (а через него прошло 70 тысяч человек) было тесно связано с народными массами, опиралось на их постоянную поддержку. Большую часть белорусских патриотов, принявших участие в партизанском и подпольном движении, составляла молодежь в возрасте до 26 лет. В борьбе с оккупантами участвовала значительная часть населения, представители разных социальных слоев и национальностей. В организации этой борьбы немалую роль сыграли коммунисты, что находились во вражеском тылу и пользовались доверием местного населения. Свидетельством этого является тот факт, что за три года вражеской оккупации в партию непосредственно на оккупированной территории Беларуси вступило более 12,5 тыс. патриотов.

За героизм и мужество 140 тысяч белорусских партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями, 88 человекам присвоено звание Героя Советского Союза. Десятки тысяч патриотов отдали свою жизнь за свободу Родины.

 

Глава 6





Рекомендуемые страницы:



poisk-ru.ru

РОВЕНСКОЕ ПОДПОЛЬЕ. Герои подполья. О борьбе советских патриотов в тылу немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Выпуск первый

РОВЕНСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Уже в первые дни вероломного нападения на нашу страну гитлеровское командование бросило в направлении Луцка, Ровно, Кременца, Дубно танковую армию под командованием генерала Клейста. Перед ней была поставлена задача молниеносно захватить эти города и выйти на оперативный простор Северо–Подольского плато, оттуда развить наступление на юг — на Тернополь, на восток — на Киев, пройти по советским тылам к Днепру, захватить переправы и окружить большую группировку советских войск. На эту операцию Гитлер давал своим войскам две недели.

Быстрое продвижение вражеских войск чрезвычайно осложнило работу обкома партии по созданию подполья. В области, разумеется, было много прекрасных коммунистов. Но ведь подпольная работа особенная. Она требует не только преданности делу, мужества, стойкости, но и хорошего знания местных условий, людей, умения соблюдать строжайшую конспирацию.

Десятки коммунистов — членов обкома, работников райкомов партии — перебирали тогда мы, работники обкома, в своей памяти. Это были стойкие люди, активные участники строительства новой жизни. Они вели большую работу по реконструкции и развитию народного хозяйства области, коллективизации деревень, культурному строительству. Но мало кто из них участвовал в гражданской войне, не многие имели опыт подпольной борьбы.

В июне 1941 года состоялось заседание бюро обкома партии.

В напряжённых думах и спорах мы решили, что в подполье должны остаться главным образом местные коммунисты. Я внёс предложение утвердить руководителем ровенского подполья Терентия Федоровича Новака. Правда, коммунист он был молодой, но опыт подпольной работы имел основательный. До установления Советской власти в западных областях Украины и Белоруссии он был активным членом Коммунистической партии Западной Украины, сидел в Люблинской крепости, куда польская дефензива заточила его за политическую деятельность на 30 лет. Словом, это человек серьёзной закалки, прошедший большую школу революционной борьбы. Немаловажным обстоятельством было и то, что Новак, кроме украинского и русского языков, хорошо владел польским и немецким.

Кандидатуру Новака поддержали все члены бюро обкома. Решено было также оставить в подполье, по их личной просьбе, секретаря Клесовского райкома партии В. А. Сонина и заведующего промышленным отделом обкома партии Чепурного. Но с Чепурным мы допустили большую ошибку. Он проявил трусость, граничащую с предательством, не выполнив возложенной на него задачи.

Прежде чем рассказывать о деятельности ровенских подпольщиков, остановлюсь на обстановке, которая сложилась на Ровенщине после оккупации её фашистскими войсками. А она была очень сложной. Наряду с жесточайшим террором оккупанты всячески стремились разжечь национальную рознь между украинцами и поляками, украинцами и евреями, натравливали местных жителей на «восточников» — людей, приехавших из восточных областей Украины и из РСФСР после освобождения в 1939 году Западной Украины. 6 ноября 1941 года гитлеровцы расстреляли в Ровно 15 тысяч евреев. В городах и населённых пунктах систематически производились облавы и расстрелы коммунистов, комсомольцев, советских активистов. В трёх лагерях для военнопленных под Ровно фашистские палачи уничтожили 80 тысяч советских воинов. Была внедрена гнусная система заложничества. Фашисты объявили, что за каждого убитого гитлеровца будут расстреливать десятки и сотни местных жителей.

Деятельность подпольщиков значительно осложнялась и особым положением Ровно, превращённым Гитлером в центр оккупационных властей на Украине. Здесь размещались рейхскомиссариат Украины во главе с палачом Э. Кохом и верховный суд Украины с его сенатс–президентом Функом. Здесь же были расквартированы ставка главнокомандующего немецкими вооружёнными силами на Украине во главе с генералом авиации Киценгером, ставка командующего особой армией генерала фон Ингеля. В Ровно также находилось центральное управление гестапо и полиции во главе с людоедом генералом Бахом. Город буквально кишел агентами гестапо и полиции. Систематически проводились облавы, расстреливались целые семьи, в чьих квартирах были выявлены посторонние люди. На каждом шагу проверялись документы, жителям даже запрещалось ходить по улицам с засунутыми в карманы руками.

В Ровно подвизались и провокаторы из украинских буржуазных националистов во главе с оуновцами[283] Власом Самчуком и Степаном Скрипником. Через свою грязную газетёнку «Волинь», редактором которой был Самчук, а также через националистическую организацию «Просвіта» оуновцы призывали население всемерно помогать гитлеровцам в борьбе против Красной Армии, поддерживать оккупационный режим, выявлять и выдавать «восточников», коммунистов, комсомольцев и беспартийных советских патриотов. Подлинные наёмники немецких фашистов призывали украинцев бить поляков и русских во имя «соборной Украины».

Но, несмотря на все трудности, подпольная организация, созданная Терентием Новаком, жила, действовала и росла. Весной 1942 года она насчитывала более 100 бойцов подполья. Особое внимание было уделено конспирации. Строилась организация по принципу троек. Связь между ними осуществлялась только через одного члена тройки. Подпольщикам удалось глубоко внедриться во вражеский оккупационный аппарат и на работавшие предприятия. Они имели свои группы при гебитскомиссариате, центральном бюро промышленности, комендатуре, на станции Ровно, на чугунолитейном заводе. Эти группы собирали сведения о противнике, распространяли среди населения листовки с сообщениями Советского информбюро, вели работу по срыву отправки советских людей на каторжные работы в Германию, похищали бланки разных документов и печати оккупационных властей.

В сентябре 1942 года был создан центр ровенской подпольной организации. В его состав вошли Т. Новак, его друг и товарищ по КПЗУ и Люблинской тюрьме И. Луц, Н. Поцелуев, М. Анохин, А. Гуц. Центр координировал действия отделов. Их было образовано пять: организационный, агитационно–пропагандистский, военный, разведывательный и хозяйственный.

Организационным отделом руководил Т. Новак. В функции отдела входило руководство и контроль за работой отделов, подпольных троек, создание новых подпольных групп. Члены военного отдела, реорганизованного потом в диверсионно–боевой отдел, занимались подготовкой диверсий, добычей оружия и боеприпасов, готовили пополнение для партизанских отрядов. Большую работу вёл разведывательный отдел. Он собирал сведения о противнике, добывал секретные документы оккупантов, обеспечивал подпольщиков необходимой документацией. В обязанности хозяйственного отдела входило: добыча медикаментов, продовольствия и одежды, укрытие раненых и больных подпольщиков и партизан, оказание им медицинской помощи.

Агитационно–пропагандистский отдел принимал по радио передачи радиостанций Москвы, имени Тараса Шевченко, «Радянська Україна», «Дніпро». На основе этих материалов составлялись листовки. Кроме того, подпольщики сами составляли тексты листовок. Систематически распространялись такие, например, листовки: «До селян!», «До молоді!», «Хочеш жити —не їдь в Німеччину» и другие, в которых разоблачались фашистская и буржуазно–националистическая ложь, зверства и провокации врага. Подпольная организация призывала население саботировать мероприятия оккупантов, включаться в партизанскую борьбу. Так, например, когда оккупанты огласили и стали проводить в жизнь так называемый новый земельный закон, агитационно–пропагандистский отдел выпустил по этому поводу специальную листовку, разоблачавшую коварную затею гитлеровцев. Крестьянам разъяснялось, что этот закон прямо направлен на их порабощение: колхозы и индивидуальное землепользование крестьян ликвидируются, создаются так называемые экономии и общественные хозяйства во главе с гитлеровцами. Сельские труженики, таким образом, превращаются в батраков — в рабов немецких помещиков. Под влиянием массово–политической работы подпольщиков крестьяне сел Ставки, Грушвицы, Городок Ровенского района, сел Курозваны, Синьково Гощанского района, несмотря на предпринятые оккупантами карательные меры, не пошли работать в экономии оккупантов. Их примеру последовали многие жители других районов. Объектом злой, острой сатиры подпольщиков стал изданный оккупантами в январе 1942 года закон о налоге на собак.

Ровенская подпольная организация распространяла своё влияние на близлежащие к Ровно районы. С её помощью организовались и действовали подпольные группы в Ровенском, Гощанском, Клеванском, Здолбуновском, Тучинском, Корецком районах. Создан был партизанский отряд из советских военнопленных под командованием С. Носенко. Все же деятельность организации могла в тот период быть более широкой и целеустремлённой, если бы она имела связь с Большой землёй и действовала в контакте с другими подпольными организациями там же, в Ровно.

К активным боевым операциям ровенские подпольщики приступили после того, как Новак установил связь с партизанским отрядом, которым командовал И. Шитов, и с отрядом специальнррр : назначения под командованием полковника Д. Н. Медведева.

Высадившись летом 1942 года с самолётов в районе железнодорожной станции Толстый Лес, отряд Д. Н. Медведева в составе 85 человек избрал местом своей дислокации и боевых действий треугольник железных дорог Ровно — Сарны, Сарны — Рокитно — Олевск. Враг очень скоро почувствовал разящие удары «медведей», как любовно называли крестьяне и партизаны других отрядов бойцов спецотряда.

С боевой жизнью этого отряда связаны поразительные по смелости и отваге диверсионно–разведывательные операции Николая Ивановича Кузнецова. Это он, героический советский разведчик, при помощи бойцов отряда Д. Медведева Николая Струтинского, Яна Каминского, Николая Гнидюка и подпольщиков из ровенской подпольной организации Николая Астафова, Павла Мирющенко отправил на тот свет главного фашистского судью на Украине А. Функа, гитлеровского руководителя финансовым отделом доктора Билля, первого и второго заместителей Коха •— П. Дергеля и Г. Кнута. Это он, Н. И. Кузнецов, с помощью членов подпольной организации Новака похитил командующего карательными войсками на Украине гитлеровского генерала фон Ильгена прямо из особняка, который он занимал в Ровно. К сожалению, в настоящем очерке нет возможности подробно рассказать, как были выполнены эти и ряд других смелых операций.

Установив связь с партизанами и спецотрядом Д. Н. Медведева, ровенские подпольщики развернули активную боевую деятельность. Вот лишь некоторые факты. В январе 1943 года диверсионная группа во главе с Николаем Поцелуевым сожгла деревообделочную фабрику, уничтожила её охрану и вооружила захваченным оружием большую группу советских военнопленных, переправив их в партизанский отряд. Примерно в это же время другая диверсионная группа взорвала склад с азотной кислотой на станции Ровно. В июле группа Николая Гнидюка подорвала мост через реку Горынь и пустила под откос воинский эшелон с танками и артиллерийскими орудиями. Эта же группа взорвала эшелон с гитлеровскими солдатами, осуществила диверсию в депо станции Здолбунов, в результате которой железнодорожная ветка Здолбунов — Шепетовка не работала две недели.

Осенью 1943 года подпольщики Ровно в ответ на зверства украинских буржуазных националистов уничтожили 19 активных оуновцев и 7 гитлеровских офицеров. В канун 25–й годовщины Великого Октября подпольщики вместе с Николаем Кузнецовым устроили взрыв на станции Ровно с большими потерями для врага, 27 ноября Новак и Яремчук гранатой взорвали автомашину с радирставдщрц, а на следующий день бросили гранату в один из блоков воинской казармы на ДубенскЬй улице.

Страх и бешенство вызывали у гитлеровцев диверсии подпольщиков, Кузнецова, боевых групп отряда Медведева, других партизанских отрядов. С каждым днём враг усиливал репрессии. Всюду шныряли гитлеровские ищейки. Тяжелые потери понесла организация Новака. Были схвачены гестаповцами Иван Луц, Мария Жарская, Николай Поцелуев, Николай Самойлов, Федор Шкурко и после долгих издевательств повешены на глазах согнанных для устрашения местных жителей.

Сидевший в тюрьме житель города Ровно Валерий Маевский видел, как пытали Федора Шкурко. «Во время допросов, — вспоминал он, — фашисты избивали Федора до полусмерти. Два месяца он не поднимался с пола камеры». Очевидцы рассказывают, как мужественно, гордо приняли смерть герои–подпольщики.

…Фашисты вошли в камеру и объявили об очередной «чистке», то есть об очередной расправе с советскими патриотами.

— Мария Жарская! — прочёл гитлеровец в списке.

— Я.

Сжав кулаки, Жарская сделала несколько шагов вперёд. Из головы все ещё сочилась кровь после очередного допроса, ноги были искусаны овчарками.

— Убивайте, но вас ждёт расплата! — крикнула она и плюнула в лицо гитлеровцу. — Мы ненавидим вас!

На месте казни Жарская обратилась к согнанной толпе:

— Люди! Уничтожайте гадов! Смерть фашистским палачам!

Когда палач набрасывал петлю на шею Ивана Луца, патриот крикнул:

— Прощайте, друзья! Победа будет за нами. Наши идут!

И все выведенные на казнь подпольщики прокричали:

— Смерть фашистским катам! Хай живе коммунізм!

И снова голос Жарской:

— Не забудьте, люди, моих детей!

Ее детей приютила пожилая женщина Любовь Комаровская, которая, как и сотни других советских патриотов, всем, чем могла, помогала подпольщикам и партизанам.

Не ушли от заслуженной кары фашистские палачи, казнившие героев–подпольщиков. 5 января 1944 года Новак и Афонин с помощью комсомолоК. подпольщиц Лизы Гельфонд, Гали Гниденко и Иры Соколовской подвесили под крышей офицерской столовой две мины. Во время обеда раздался взрыв, и немецким санитарным машинам хватило работы на много часов. Взрывом были уничтожены 2 Генерала, 8 высших офицеров, многие офицеры рангом пониже. Еще больше было раненых. В ту же ночь Новак и Афонин подорвали шедший на запад эшелон с гитлеровцами. Прямо на улице выстрелом из пистолета отважный подпольщик Василий Серов покончил с начальником штаба особой группы фашистских войск генералом КацеНРооом фон Клуке.

Оценивая деятельность подпольной организации Терентия Новака, можно с уверенностью сказать: это была самая мощная, самая деятельная из всех подпольных организаций, созданных коммунистами и комсомольцами Ровенщины в тылу фашистских захватчиков.

Несмотря на очень сложные условия, отсутствие непосрйственной связи с подпольным обкомом партии, она всегда находила правильную политическую линию и непрерывно действовала с августа 1941 года до освобождения области Красной Армией.

За выдающиеся заслуги в организации и руководстве ровенской подпольной организацией, мужество и героизм, проявленные в борьбе против фашистских захватчиков, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Новаку Терентию Федоровичу присвоено звание Героя Советского Союза. Близкий друг и боевой помощник Т. Ф. Новака Иван Иванович Луц посмертно награждён орденом Ленина.

В Ровно действовали ещё две подпольные организации. Одной из них руководил бывший секретарь Ленинского райкома комсомола города Львова Павел Михайлович Мирющенко. На подпольной работе он был оставлен Центральным Комитетом КП(б)У. Устроившись заместителем директора созданной оккупантами электромеханической школы, Мирющенко вместе с преподавателем физики коммунистом Г. Ф. Калашниковым организовал группу из учителей и учеников школы. Сначала в организацию входило 17 человек, а осенью 1943 года она насчитывала уже около 200 патриотов—жителей Ровно и сел Грушвицы и Дядьковичи Ровенского района. В течение всей своей деятельности подпольщики вывели из строя 60 автомобилей и бронетранспортёров, телеграфно–телефонную линию Ровно — Здолбунов, Ровно — Сарны, нефтедвигатель на Бабинском сахарном заводе, организовали побег в лес к партизанам 120 юношей, которым угрожала отправка в Германию.

Члены этой организации установили связь с подпольной группой в Красном Кресте, с подпольщиками — врачами Тютьковпцкой больницы В. Убийко, М. Воробьевым и С. Афониным. Последние оказали большую помощь подпольщикам и партизанам медикаментами, во время массовых облав прятали в больнице десятки людей под видом тифознобольных. В декабре 1943 года гестаповцам удалось раскрыть подпольную организацию П. М. Мирющенко. Много людей было арестовано. После зверских пыток гестаповцы расстреляли П. М. Мирющенко и его боевых соратников Павлика, Годжия, Бидыка и Поплавского.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Павел Михайлович Мирющенко посмертно награждён орденом Ленина.

Третьей подпольной организацией в Ровно была группа бывшего секретаря Железнодорожного райкома партии города Киева Николая Максимовича Астафова, аспиранта Киевского государственного университета имени Т. Г. Шевченко. По решению ЦК КП(б)У Астафов был оставлен на подпольной работе в Киевской области, но попал в руки гитлеровцев и был помещён ими в Ровенский лагерь военнопленных. Здесь он создал подпольную группу из коммунистов и комсомольцев. Вскоре группе удалось связаться с организацией П. М. Мирющенко, которая помогла осуществить побег из лагеря нескольких десятков пленных. С помощью Мирющенко Н. М. Астафов организовал позже побег ещё 50 советских военнопленных.

Очутившись на свободе, Астафов создал подпольную группу из семи коммунистов и комсомольцев, которая вскоре переросла в сильную подпольную организацию.

Она вела большую массово–политическую работу в Ровно, на Шпаневском и Бабинском сахарных заводах, в лагере военнопленных. Устроившись на работу в учреждениях и на предприятиях оккупантов, подпольщики собирали по заданиям спецотряда Д. Н. Медведева сведения о противнике, осуществляли диверсии.

В мае 1942 года организация Н. М. Астафова выпустила листовку «К молодёжи Ровно». В этот период фашисты начали массовый угон советских юношей и девушек в Германию. Листовка призывала молодёжь всячески уклоняться от посылки в Германию, пополнять ряды партизан. «Бейте немцев, их помощников всюду и чем только можете! — говорилось в листовке. — Уничтожайте оккупантов и их технику!»[284].

В сентябре 1943 года Н. М. Астафов по заданию спецотряда Д. Н. Медведева отправил большую часть подпольщиков своей организации в партизанский отряд. В декабре 1943 года гестаповцам удалось арестовать ядро организации, в том числе и Н. М. Астафова. Подпольщики были зверски замучены в фашистских застенках.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Партизаны Великой Отечественной войны 1941-1945: список :: SYL.ru

Когда грянула Великая Отечественная, пресса Страны Советов породила совершенно новое выражение — «народные мстители». Ими были названы советские партизаны. Это движение было очень масштабным и блестяще организованным. Кроме того, оно было официально легализовано. Целью мстителей являлись уничтожение инфраструктуры вражеской армии, срыв продовольственных и оружейных поставок и дестабилизация работы всей фашисткой машины. Немецкий военачальник Гудериан признался, что действия партизан Великой Отечественной войны 1941-1945 (имена некоторых будут представлены вашему вниманию в статье) стали настоящим проклятием для гитлеровских войск и сильно влияли на моральный дух «освободителей».

Легализация движения партизан

Процесс формирования партизанских отрядов на оккупированных фашистами территориях начался сразу после того, как Германия атаковала советские города. Так, правительство СССР опубликовало две соответствующие директивы. В документах сообщалось, что необходимо создать сопротивление среди народа с целью помочь Красной армии. Одними словами, Советский Союз одобрил формирование партизанских групп.

Через один год этот процесс был уже в самом разгаре. Именно тогда Сталин издал специальный приказ. В нем сообщались методы и главные направления деятельности подполья.

А в конце весны 1942-го партизанские отряды и вовсе решили легализовать. Во всяком случае, правительство сформировало т.н. Центральный штаб данного движения. И все региональные организации стали подчиняться только ему.

Кроме того, появился и пост Главнокомандующего движением. Эту должность занял маршал Климент Ворошилов. Правда, руководил им всего лишь два месяца, ибо пост был упразднен. Отныне «народные мстители» подчинялись напрямую военному Главнокомандующему.

География и масштаб движения

За первые шесть месяцев войны работали восемнадцать подпольных обкомов. Также действовали более чем 260 горкомов, окружкомов, райкомов и иных партийных групп и организаций.

Ровно через год треть формирований партизан Великой Отечественной войны 1941-1945, список имен которых очень длинный, уже могла выйти в эфир по радиосвязи с Центром. А в 1943-м почти 95 процентов отрядов могли поддерживать с Большой землей посредством раций.

В целом, во время войны насчитывалось почти шесть тысяч партизанских формирований численностью свыше одного миллиона человек.

Партизанские отряды

Эти отряды существовали почти во всех оккупированных территориях. Правда, бывало, что партизаны не поддерживали никого – ни гитлеровцев, ни большевиков. Они просто отстаивали независимость своего отдельного собственного региона.

Обычно в одном партизанском формировании было несколько десятков бойцов. Но со временем появились отряды, в которых насчитывалось несколько сотен человек. Честно говоря, таких групп было очень мало.

Отряды объединялись в т.н. бригады. Цель такого слияния была одна – оказание действенного сопротивления гитлеровцам.

Партизаны, в основном, пользовались лёгким оружием. Имеется в виду автоматы, винтовки, ручные пулемёты, карабины и гранаты. В ряде формирований на вооружении были и минометы, и станковые пулеметы и даже артиллерия. Когда люди вступали в отряды, они должны принять присягу партизан. Разумеется, соблюдалась и жесткая воинская дисциплина.

Заметим, такие группы формировались не только в тылу врага. Неоднократно будущие «мстители» официально обучались в особых партизанских школах. После чего они перебрасывались на оккупированные территории и формировали не только партизанские отряды, но и соединения. Нередко эти группы комплектовались военнослужащими.

Знаковые операции

Партизанам Великой Отечественной войны 1941-1945 г. успешно удалось провести несколько крупных операций в одной связке с Красной Армией. Самой масштабной по результатам и количеству участников кампанией стала операция «Рельсовая война». Центральному штабу пришлось готовить ее довольно долго и тщательно. Разработчики планировали подорвать рельсы в некоторых оккупированных территориях с целью парализовать движение на железных дорогах. В операции участвовали партизаны Орловского, Смоленского, Калининского, Ленинградского регионов, а также Украины и Белоруссии. В целом, в «рельсовой войне» были задействованы порядка 170 формирований партизан.

Августовской ночью 1943-го операция началась. В первые же часы «народным мстителям» удалось подорвать почти 42 тыс. рельсов. Такие диверсии продолжались до сентября включительно. За один месяц количество подрывов увеличилось в 30 раз!

Другая знаменитая операция партизан называлась «Концерт». По сути, это было продолжение «рельсовых баталий», так как к подрывам на железной дороге подключились Крым, Эстония, Литва, Латвия и Карелия. В неожиданном для гитлеровцев «Концерте» участвовали почти 200 партизанских формирований!

Легендарный Ковпак и «Михайло» из Азербайджана

Со временем имена некоторых партизан Великой Отечественной войны и подвиги этих людей, стали известны всем. Так, Мехти Ганифа-оглы Гусейн-заде из Азербайджана партизанил в Италии. В отряде его звали просто «Михайло».

Он был мобилизован в Красную армию со студенческой скамьи. Ему пришлось принять участие в легендарной Сталинградской битве, где он был ранен. Он попал в плен и был отправлен в лагерь на территории Италии. Через какое-то время, в 1944-м, ему удалось сбежать. Там он наткнулся на партизан. В отряде «Михайло» был комиссаром роты советских бойцов.

Он узнавал разведданные, занимался диверсиями, взрывая вражеские аэродромы и мосты. А однажды его рота совершила налет на тюрьму. В результате, 700 пленных солдат были освобождены.

«Михайло» погиб при одной из облав. Он до конца оборонялся, после чего застрелился. К сожалению, о его дерзких подвигах узнали только в послевоенное время.

А вот известный Сидор Ковпак стал легендой при жизни. Он родился и воспитывался на Полтаве в бедном крестьянском семействе. Во время Первой мировой ему вручили Георгиевский крест. Причем, наградил его сам российский самодержец.

В период Гражданской войны он боролся с немцами и белыми.

С 1937-го года его назначили руководителем горисполкома Путивля, что в Сумской области. Когда началась война, он возглавил партизанскую группу в городе, а впоследствии – и соединение отрядов Сумского региона.

Участники его формирования буквально беспрерывно совершали боевые рейды по оккупированным территориям. Общая протяженность налетов — более чем 10 тыс. км. Кроме того, было уничтожено без малого сорок вражеских гарнизонов.

Во второй половине 1942-го отряды Ковпака совершили рейд за Днепр. К этому времени в организации было две тысячи бойцов.

Партизанская медаль

В середине зимы 1943-го была учреждена соответствующая медаль. Она называлась «Партизан Отечественной войны». За последующие годы наградили ей почти 150 тыс. партизан Великой Отечественной войны (1941-1945). Подвиги этих людей навсегда вошли в нашу историю.

Одним из обладателей награды был Матвей Кузьмин. Кстати, он являлся самым пожилым партизаном. Когда началась война, он разменял уже девятый десяток.

Кузьмин родился в 1858-м на Псковщине. Он жил обособленно, в колхозе никогда не состоял, занимался рыбалкой и охотой. К тому же он прекрасно знал свою местность.

Во время войны он оказался в оккупации. Гитлеровцы даже заняли его дом. Там начал жить немецкий офицер, который возглавлял один из батальонов.

В середине зимы 1942-го Кузьмину пришлось стать проводником. Он должен провести батальон к занятой советскими войсками деревне. Но перед этим старику удалось отправить своего внука с целью предупредить красноармейцев.

В результате, Кузьмин долго водил замерзших гитлеровцев по лесу и только наутро вывел их, но не к нужному пункту, а к засаде, которую устроили советские бойцы. Оккупанты попали под огонь. К сожалению, герой-проводник также погиб в этой перестрелке. Ему было 83.

Дети-партизаны Великой Отечественной войны (1941 — 1945)

Когда шла война, наравне с солдатами сражалась настоящая армия детворы. Они были участниками этого всеобщего сопротивления с самого начала оккупации. По некоторым данным, в нем принимало участие несколько десятков тысяч несовершеннолетних. Это было поразительное «движение»!

За боевые заслуги подросткам вручали боевые ордена и медали. Так, несколько несовершеннолетних партизан получили высшую награду — звание Героев Советского Союза. К сожалению, в основном, все они удостаивались им посмертно.

Их имена знакомы с давних пор — Валя Котик, Леня Голиков, Марат Казей…. Но были и другие маленькие герои, чьи подвиги не так широко освещались в прессе…

«Малыш»

«Малышом» называли Алешу Вялова. У местных мстителей он пользовался особой симпатией. Ему стукнуло одиннадцать, когда разразилась война.

Он начал партизанить вместе со старшими сестрами. Этой семейной группе удалось три раза поджигать железнодорожный вокзал Витебска. Также они устроили взрыв в помещении полиции. При случае они были связными и помогали распространять соответствующие листовки.

О существовании Вялова партизаны узнали неожиданным образом. Бойцы сильно нуждались в ружейном масле. «Малыш» был уже осведомлен об этом и, по собственной инициативе, принес пару литров нужной жидкости.

Леша скончался после войны от туберкулеза.

Юный «Сусанин»

Тихон Баран из Брестчины стал воевать, когда ему было девять. Так, летом 41-го в родительском доме подпольщики оборудовали тайную типографию. Члены организации печатали листовки с фронтовыми сводками, а мальчик их распространял.

На протяжении двух лет он продолжал этим заниматься, но фашисты вышли на след подпольщиков. Маме Тихона с сестренками удалось скрыться у родных, а юный мститель ушел в лес и примкнул к партизанскому формированию.

Однажды он навещал родственников. В это же время в деревню прибыли гитлеровцы, которые расстреляли всех жителей. А Тихону предложили сохранить жизнь, если он покажет дорогу к отряду.

В результате мальчик завел врагов в топкое болото. Каратели убили его, но и сами не все вылезли из этой трясины…

Вместо эпилога

Советские герои-партизаны Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) стали одной из основных сил, которая оказывала реальное сопротивление врагам. По большому счету, во многом именно мстители помогли решить исход этой страшной войны. Они сражались наравне с регулярными боевыми частями. Не зря же немцы прозвали «вторым фронтом» не только подразделения союзников в Европе, но и партизанские отряды на оккупированных гитлеровцами территориях СССР. И это, наверное, немаловажное обстоятельство… Список партизанов Великой Отечественной войны 1941-1945 огромен, и каждый из них заслуживает внимания и памяти… Представляем вашему вниманию лишь небольшой перечень людей, оставивших свой след в истории:

  • Бисениек Анастасия Александровна.
  • Васильев Николай Григорьевич.
  • Винокуров Александр Архипович.
  • Герман Александр Викторович.
  • Голиков Леонид Александрович.
  • Григорьев Александр Григорьевич.
  • Григорьев Григорий Петрович.
  • Егоров Владимир Васильевич.
  • Зиновьев Василий Иванович.
  • Карицкий Константин Дионисьевич.
  • Кузьмин Матвей Кузьмич.
  • Назарова Клавдия Ивановна.
  • Никитин Иван Никитич.
  • Петрова Антонина Васильевна.
  • Плохой Василий Павлович.
  • Сергунин Иван Иванович.
  • Соколов Дмитрий Иванович.
  • Тараканов Алексей Федорович.
  • Харченко Михаил Семенович.

Конечно же, этих героев намного больше, и каждый из них внес вклад в дело великой Победы…

www.syl.ru

ПАРТИЗАНСКОЕ И ПОДПОЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Народная война в форме партизанского и подпольного движения в тылу немецких войск в условиях жесточайшего оккупационного режима в годы Великой Отечественной войны.

Это было явление, по своему размаху и эффективности оказавшееся неожиданным как для руководства собственной страны, так и для противника. В СССР не было ни заблаговременно разработанной концепции партизанской и подпольной борьбы, ни подготовленных к ее ведению кадров. Согласно советской предвоенной доктрине, в случае агрессии врага надлежало разгромить в ходе решительного контрнаступления на его собственной территории. Многие военачальники, занимавшиеся вопросом взаимодействия регулярных войск с партизанами, в 1930-х гг. были необоснованно репрессированы, а скрытые базы, которые создавались в западных районах СССР для организации в случае войны партизанского движения, ликвидированы. Германское командование предполагало вероятность сопротивления советских людей на оккупированной вермахтом территории, но лишь в незначительном, ограниченном масштабе. Однако уже через неделю после начала операции «Барбаросса» оно начало осознавать, что для решения «проблемы усмирения тылового района» одних охранных дивизий будет недостаточно и придется снимать с фронта боевые дивизии. В Берлине возлагали надежды на то, что усилением террора удастся в зародыше задушить движение Сопротивления на оккупированных советских земях. Начальник штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршал В. Кейтель 16 сентября 1941 г. издал приказ, согласно которому за покушение на одного немца предписывалось брать в заложники и уничтожать способом, усиливавшим «устрашающее воздействие», от 50 до 100 мужчин и женщин из числа местных жителей. Одновременно захватчики, использовавшие «метод кнута и пряника», тщательно скрывали свои злодейские замыслы превращения территории СССР в колонию «Третьего рейха» и массового уничтожения его населения и вели пропаганду того, что Германия ведет войну против СССР якобы в «освободительных целях» (см. Оккупационный режим). На некоторых граждан эта пропаганда возымела свое действие. К нач. 1942 г. более 60,4 тыс. человек поступило на службу к оккупантам в качестве полицаев, сельских старост, мелких чиновников немецкой администрации. От их рук погибло много советских патриотов. В начале оккупации возможности для сопротивления врагу были крайне незначительны — у людей просто не было оружия. К тому же большинство оказавшегося под игом захватчиков населения составляли женщины, дети, подростки и престарелые мужчины, которые по возрасту не подлежали призыву в армию. Чтобы выжить, они вынуждены были подчиниться оккупантам и их пособникам. Часть населения вступала в создававшиеся коммунистами в городах и поселках подпольные организации или, раздобыв оружие, уходила в партизаны, стремясь продолжить борьбу против бесчеловечного нацистского «нового порядка». Существенную роль в развитии сопротивления играло желание людей защитить своих родных от зверств оккупантов или отомстить захватчикам за замученных и убитых. Побудительные мотивы были разные, но партизанская война вскоре превратилась в реальный факт, который стал сильно беспокоить германское командование. Важную роль в организации партизанского и подпольного движения сыграла директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. советским и партийным организациям прифронтовых областей, а также постановление ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. о развертывании борьбы в тылу врага. Однако эти документы были секретными, их содержание знал лишь узкий круг партийных и советских работников, находившихся главным образом в тылу. Основная масса населения оккупированных территорий о них не догадывалась. В своих поступках и поведении они руководствовались прежде всего осознанием личной ответственности за защиту от иноземных захватчиков своих домов, городов, сел и страны в целом. В июле 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования, Генеральный линии партизанских формирований сыграли советские военнослужащие, оказавшиеся при отступлении в окружении, но избежавшие плена. В 1941 г. их численность среди партизан Ленинградской области составляла 18 %, Орловской области — 10 %, в Литве — 22 %, в Белоруссии — 10 %. Они привносили в партизанские отряды дисциплину, знание оружия и боевой техники. Во время Московской битвы партизаны фактически дезорганизовали снабжение немецкой группы армий «Центр», разрушая в ее тылу участки железных дорог, мосты и устраивая завалы на железнодорожных путях. В январе-феврале 1942 г. партизаны Смоленской области освободили в тылу группы армий «Центр» 40 сел и деревень, где десантировались советские войска. Они отбили у противника Дорогобуж и объединились с частями Красной Армии, совершившими рейд в тыл немецких войск. В ходе этого рейда от врага было освобождено ок. 10 тыс. км2. Немецкое командование было вынуждено бросить против них 7 дивизий. В Московской битве партизаны взаимодействовали со спецотрядами НКВД, которые тоже активно действовали в тылу противника, громя его гарнизоны, уничтожая технику и личный состав соединений вермахта. 30 мая 1942 г. при Ставке Верховного Главнокомандования был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). Этот штаб возглавил видный государственный и политический деятель П. К. Понаморенко, заместителями которого были утверждены представители Генерального штаба и НКВД. ЦШПД, подчиняясь Ставке, осуществлявшей общее руководство партизанским движением, работал в тесном контакте с Генеральным штабом, военными советами фронтов и армий, руководителями партийных органов республик и областей. Он выполнял обширный круг задач по организации, планированию и руководству боевыми действиями партизан, налаживанию связей с подпольем и партизанскими формированиями, их материальному обеспечению с Большой земли, подготовке кадров и специалистов, организации разведки. В действующих фронтах с аналогичными функциями были созданы республиканские и областные партизанские штабы, которые в оперативном отношении подчинялись ЦШПД, а в армиях — оперативные группы этих штабов. Их начальники были включены в состав военных советов фронтов и армий. Деятельность штабов партизанского движения и вызванный разгромом немцев под Москвой патриотический подъем среди населения оккупированных районов оказали большое влияние на рост сопротивления в тылу врага и эффективность партизанских действий. С мая 1942 г. начался рост численности партизанских отрядов и групп. Если в мае 1942 г. в тылу врага действовало 500 партизанских отрядов, включавших в себя 72 тыс. человек, то к середине ноября 1942 г. насчитывалось уже 1770 отрядов, в которых сражались 125 тыс. партизан, а к нач. 1944 г. их численность удвоилась и составила 250 тыс. человек. Речь в данном случае идет только о тех партизанах, с которыми поддерживал связь ЦШПД. Численность партизан особенно быстро стала расти в 1944 г., когда шла борьба за полное освобождение страны от захватчиков. Всего за годы войны в тылу противника действовало свыше 6 тыс. партизанских отрядов, в которых насчитывалось 1 млн человек. Деятельность партизан была многогранной. Они разрушали коммуникации противника, совершали глубокие рейды в его тыл, обеспечивали советское командование ценными разведывательными сведениями и т. д. Наиболее крупной в 1943 г. была проведенная партизанами операция «Рельсовая война». В ее ходе было взорвано 215 тыс. рельсов, что составило 1342 км одноколейного железнодорожного пути. Только в Белоруссии было пущено под откос 836 эшелонов и 3 бронепоезда. Некоторые железнодорожные магистрали были выведены из строя, что создало немало проблем немецким войскам. Свидетельством силы и размаха народной войны были партизанские края — большие территории, отвоеванные у оккупантов и удерживаемые партизанами в Ленинградской, Калининской, Смоленской и Курской областях, в Белоруссии, на севере Украины, в Крыму и т. д. Летом 1943 г. партизаны стали полными хозяевами на одной шестой (свыше 200 тыс. км2) всей оккупированной территории. Здесь трудились и боролись во имя победы над врагом ок. 4 млн человек. Эти края ограничивали полосы отхода врага, затрудняли маневр и перегруппировку его войск, резервов, баз снабжения и командных пунктов. Партизаны немало сделали, чтобы воспрепятствовать массовому угону советских людей на принудительные работы в Германию. В кон. 1943нач. 1944 гг. до 40 % насильственно вывозимых захватчиками граждан освобождалось партизанами и наступавшей Красной Армией. Большой размах во вражеском тылу получило и подпольное движение. Его участники распространяли среди населения газеты и листовки, которые получали из-за линии фронта или издавали сами, обеспечивали партизан разведывательными данными, снабжали их медикаментами, уничтожали наиболее жестоких представителей немецкой администрации и предателей, занимались организацией диверсий на захваченных немцами промышленных предприятиях и т. д. Массовый саботаж населением мероприятий оккупационных властей, действия вооруженных партизанских формирований и подпольных организаций — все это превратило оккупированную территорию в арену ожесточенной битвы с захватчиками. Партизанское и подпольное движение имело крупное военное, экономическое и политическое значение. Партизанское движение принималось в расчет при подготовке советским командованием стратегических операций. Партизанским соединениям в этом случае ставились конкретные боевые задачи. За время войны партизаны отвлекли на себя до 10 % действовавших против СССР немецких войск. Ими было пущено под откос 20 тыс. воинских эшелонов, подорвано 120 бронепоездов, выведено из строя 17 тыс. паровозов и 171 тыс. вагонов, взорвано 12 тыс. мостов на железных и шоссейных дорогах, уничтожено и захвачено 65 тыс. автомашин. Вместе с советскими партизанами и подпольщиками на временно оккупированной территории СССР сражались тысячи иностранных граждан — словаки, поляки, венгры, болгары, испанцы, югославы и др. В то же время в европейском движении Сопротивления участвовало до 40 тыс. советских граждан, оказавшихся за пределами родины. Временно оккупированная советская территория не стала для захватчиков обеспеченным и спокойным тылом. Их расчеты заставить граждан СССР безропотно работать на Германию не оправдались. И в этом была немалая заслуга партизан и подпольщиков, высоко оцененная государством. Более 300 тыс. партизан были награждены орденами и медалями, 249 партизанам было присвоено звание Герой Советского Союза, а двое руководителей партизанского движения — С. А. Ковпак и А. Ф. Федоров — были удостоены этого высокого звания дважды.

Исторические источники:

Всенародное партизанское движение в Белоруссии в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 — июль 1944). Документы и материалы. Т. 1—2. Кн. 1. Минск, 1967—73;

Партийным и советским организациям прифронтовых областей. Из директивы Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) 29 июня 1941 г., в кн.: КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза. Документы. 1917—1968. М., 1969, С. 299—301.

Автор статьи: Кульков Е. Н.

©Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп.// Отв. ред. А.О. Чубарьян; редактор, руководитель авторского коллектива М.Ю. Мягков. М.: Олма Медиа Групп, 2015

w.histrf.ru

Подпольное движение в годы Великой Отечественной войны

Одновременно с вооруженной партизанской борьбой разворачивалась подпольная антифашистская деятельность в городах и других населенных пунктах. Патриоты, которые там остались, несмотря на террор, не давали спуску врагу. Они саботировали хозяйственно – экономические, политические и военные мероприятия захватчиков, совершали многочисленные диверсии.

Именно на это ориентировала директива ЦК КП(б)Б от 30 июня 1941 года «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом». Обращалось внимание на то, что партизанская борьба должна находиться в поле зрения и вестись под непосредственным руководством законспирированных подпольных структур.

Только для организационно-управленческой деятельности в тылу врага было оставлено более 1200 коммунистов, в том числе 8 секретарей обкомов; 120 секретарей горкомов и райкомов партии. Всего же для нелегальной работы в Белоруссии оставалось свыше 8500 коммунистов.

Как и партизанские формирования, возникшее подполье сразу же самостоятельно приступило к диверсионной, боевой и политической деятельности. В Минске уже во второй половине 1941 года подпольщики взрывали склады с оружием и военным имуществом, цехи и мастерские по ремонту боевой техники, продукты питания, уничтожали вражеских чиновников, солдат и офицеров. В декабре 1941 года, во время напряженных боев под Москвой, они осуществили успешную диверсию на железнодорожном узле: итогом ее явилось то, что взамен 90-100 эшелонов в сутки на фронт отправлялось только 5-6.

Оккупационная администрация в Минске получала сведения об активной диверсионно-боевой деятельности подпольщиков Бреста, Гродно, Мозыря, Витебска, Гомеля. В ноябре 1941 г. гомельские подпольщики

Т.С.Бородин, Р.И.Тимофеенко, Я.Б.Шилов заложили в ресторане взрывчатку и мину замедленного действия. Когда там собрались немецкие офицеры, чтобы отметить успехи войск вермахта под Москвой, раздался мощный взрыв. Были уничтожены десятки офицеров и генерал.

На железнодорожном узле в г. Орша эффективно действовала группа К.С.Заслонова. В декабре 1941 года брикетно-угольными минами она вывела из строя несколько десятков паровозов: часть из них была взорвана и заморожена на станции, другие взорвались на пути к фронту. Характеризуя обстановку в прифронтовой полосе, оршанская группа безопасности СД сообщала своему руководству: «диверсии на железнодорожной линии Минск-Орша стали такими частыми, что каждую из них и не опишешь. Не проходит ни единого дня, чтобы не было совершено одной либо нескольких диверсий».

После битвы под Москвой подпольная борьба в городах и населенных пунктах Беларуси активизировалась. Несомненную роль в этом сыграло укрепление связи подполья с населением, партизанскими отрядами и группами, установление связи руководящих подпольных центров с «Большой землей». Подпольщики передавали за линию фронта ценные разведданные, обратно через аэродромы партизанских формирований поступала помощь оружием, минно-взрывной техникой.

Минские подпольщики в 1942 г. основное внимание уделяли массово-агитационной работе среди жителей города, диверсиям, сбору разведданных. Наряду с другими активную деятельность осуществляла в Минске группа подпольщиков-студентов БПИ, впоследствии вошедшая в подпольную организацию, которую возглавлял бывший партийный работник С.А.Романовский. В сентябре 1942 г. члены этой группы студенты БПИ Вячеслав Чернов и Эдуард Умецкий взорвали офицерское казино немецкого авиационного штаба. В результате диверсии было убито и ранено более 30 гитлеровских офицеров-летчиков.

В марте-апреле 1942 г. гитлеровцы нанесли тяжелый удар минскому подполью. Было арестовано более 400 человек, в том числе члены подпольного горкома партии С.Г.Заяц (Зайцев), И.П.Козинец, Р.М.Семенов. 7 мая они в числе других 27 патриотов были повешены. В этот же день были расстреляны еще 251 человек.

Тем не менее минское подполье продолжало действовать. Оставшиеся на свободе члены горкома партии и активисты провели структурную реорганизацию, были созданы 5 подпольных райкомов партии, ряд подпольных групп на предприятиях и в учреждениях. Однако в сентябре-октябре 1942 г. минскому подполью был нанесен еще один удар. Были арестованы сотни патриотов, большинство подвергнуты смертной казни. Среди погибших были секретарь подпольного горкома партии Г.К.Ковалев, члены горкома Д.А.Короткевич, Б.К.Никифоров, к.и.Хмелевский, секретари райкомов П.Е.Герасименко (с семьей), М.К.Коржаневский, И.И. Матусевич, М.А.Шираев, руководители подпольных групп Л.Е.Одинцов, М.А.Богданов, Е.М.Баранов и другие.

Тем не менее подпольщики продолжали действовать. В рядах минского подполья боролись с врагом более 9 тыс. человек, в том числе около 1000 коммунистов и 1500 комсомольцев. За время оккупации в Минске было совершено свыше 1500 диверсий, в ходе одной из них был уничтожен гауляйтер В.Кубе.

В Витебске в 1941-1942 гг. действовало 56 подпольных групп. Одной из них в 1942 году руководила В.З.Хоружая, которая была направлена сюда Белорусским штабом партизанского движения. 13 ноября 1942 года фашисты схватили и после длительных допросов замучили ее, а также С.С.Панкову,

Е.С.Суранову, семью Воробьевых. Посмертно В.З.Хоружей присвоено звание Героя Советского Союза.

Широкий размах приобрело подпольное движение в Осиповичах, Борисове, Бобруйску, Жлобине, Мозыре, Калинковичах, других городах и населенных пунктах Беларуси. Фактически в республике не было ни одной достаточно крупной железнодорожной станции, где бы не действовали патриоты.

Смело и решительно действовали подпольщики на железнодорожной станции Осиповичи. В ночь на 30 июля 1943 г. они совершили одну из самых крупных диверсий второй мировой войны. Руководитель одной из подпольных групп комсомолец Федор Крылович, работая на железнодорожной станции в ночную смену, подложил две магнитные мины под эшелон с горючим, который должен был отойти в сторону Гомеля. Однако произошло неожиданное. Партизаны совершили диверсию на железной дороге и в итоге произошло скопление составов на станции. Эшелон с горючим был переведен в так называемый Могилевский парк, где находились еще три эшелона с боеприпасами и состав с танками «Тигр». После взрыва мин около 10 часов на станции бушевал пожар, который сопровождался взрывами снарядов, авиабомб. В результате операции были полностью уничтожены 4 эшелона, в том числе один с танками, 31 цистерна с горючим, 63 вагоны с боеприпасами.

Подпольная комсомольская организация «Юные мстители», была создана на железнодорожной станции «Оболь» Витебской области весной 1942 г. Возглавила ее бывшая работница витебской фабрики «Знамя индустриализации» комсомолка Ефросинья Зенькова. В состав подпольной группы вошли 40 человек. Молодые подпольщики совершили 21 диверсию, передавали партизанам оружие, медикаменты, разведданные, распространяли листовки. После ареста были замучены до смерти Н.А.Азолина, М.П.Алексеева, Н.М.Давыдова, мать Ефросиньи Зеньковой Марфа Александровна, Ф.Ф.Слышанкова и другие. После войны Ефросинье Зеньковой и Зинаиде Портновой (посмертно) было присвоено звание Героев Советского Союза.

В западной Беларуси также действовали массовые антифашистские организации, созданные по инициативе и под руководством коммунистов, бывших деятелей КПЗБ, других патриотов. В мае 1942 г. на базе подпольных групп Василишского, Щучинского, Радуньского и Скидельского районов был создан «Окружной белорусский антифашистский комитет Барановичской области». Возглавили его Г.М.Картухин, А.И.Иванов, А.Ф.Манкович и Б.И.Гордейчик. К осени 1942 г. под руководством окружного комитета вели борьбу с оккупантами более 260 подпольщиков.

Важная роль в развертывании антифашистского движения в Брестской области принадлежала созданному в мае 1942 года по инициативе членов компартии П.П.Урбановича, М.Е.Криштоповича, И.И.Жижки «Комитету борьбы с немецкими оккупантами». Комитет не ограничивал свою деятельность только Брестской областью, а распространял влияние на ряд районов Барановичской, Белостокской областей.

В Гомеле активную борьбу с врагом вели группы на железнодорожном узле, паровозоремонтном заводе, лесокомбинате и других предприятиях города – всего более чем 400 человек. Их деятельностью управлял оперативный центр в составе Т.С.Бородина, И.Б.Шилова, Г.И.Тимофеенко.

Ни на один день не останавливалась антифашистская борьба в оккупированном Могилеве. Весною 1942 года около 40 групп, более чем 400 человек, объединились в подпольную организацию «Комитет помощи Красной Армии».

Анализ такого исторического явления в период Великой Отечественной войны, как деятельность антифашистского подполья на временно оккупированной немцами территории Беларуси, свидетельствует о том, что подполье с начала и до конца своего существования (а через него прошло 70 тысяч человек) было тесно связано с народными массами, опиралось на их постоянную поддержку. Большую часть белорусских патриотов, принявших участие в партизанском и подпольном движении, составляла молодежь в возрасте до 26 лет. В борьбе с оккупантами участвовала значительная часть населения, представители разных социальных слоев и национальностей. В организации этой борьбы немалую роль сыграли коммунисты, что находились во вражеском тылу и пользовались доверием местного населения. Свидетельством этого является тот факт, что за три года вражеской оккупации в партию непосредственно на оккупированной территории Беларуси вступило более 12,5 тыс. патриотов.

За героизм и мужество 140 тысяч белорусских партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями, 88 человекам присвоено звание Героя Советского Союза. Десятки тысяч патриотов отдали свою жизнь за свободу Родины.

kursak.net

Советское антифашистское подполье во Львове в годы Великой Отечественной войны

 

В
годы Великой Отечественной войны во Львове и Львовской области
действовали не только оуновцы, якобы воевавшие против немецких
оккупантов, но и советские патриоты. Однако эта страница истории Украины
ныне по понятным причинам предана забвению. Те «историки», которые в
советское время защищали диссертации и делали научную карьеру на
изучении «истории революционного и коммунистического движения на
Западной Украине», начисто «забыли» о своих былых изысканиях,
переключившись на «історію визвольних змагань». Имена советских
героев-подпольщиков Львова были забыты…

Советские
войска оставили Львов в ночь на 30 июня 1941 года. Вскоре гитлеровцы
оккупировали всю территорию Львовской и Дрогобычской областей. На
Галичине, как и по всей Украине, фашисты «отметились» террором и
зверствами в отношении местного населения. В одном только Яновском
концлагере в городе Львове они расстреляли более 200 тысяч мирных
жителей. 70 тысяч человек были уничтожены в еврейском гетто, созданном в
северо-восточной части города. 80 тысяч человек из Львова было угнано
на каторжные работы в Германию. Всего же, по неполным данным, во Львове и
Львовской области за годы оккупации гитлеровцы и их пособники из числа
местных националистов уничтожили свыше 550 тысяч человек. И в этих
гнусных делах фашистам помогали националисты и так называемая украинская
полиция. Неоднократно призывал население служить оккупантам митрополит
греко-католической церкви Андрей Шептицкий. Тем не менее нашлись люди,
которые не покорились врагу и продолжили борьбу далеко за линией фронта.

Быстрая
оккупация Львовской и Дрогобычской областей не дали организовать здесь
подполье так, как оно обычно организовывалось на большей части Украины -
на партийно-советской основе. На Западной Украине антифашистское
движение развёртывалось в значительной мере стихийно, именно «снизу»,
поначалу — путём формирования небольших, разрозненных групп «рядовых»
советских граждан. При этом организации подполья чрезвычайно мешала
деятельность украинских и польских националистических группировок, а
также униатской церкви, открыто поддерживавшей фашистов. Понятно, что
условия для подпольной работы на Западной Украине были гораздо более тяжёлыми, чем на Востоке республики.

Но
был в то же время и фактор, способствовавший такой работе. Ядро
подпольных организаций составили бывшие члены Компартии Западной Украины
(КПЗУ) и Компартии Польши (КПП), имевшие большой опыт работы в
подполье, в условиях террора, проводившегося до 1939 года в панской
Польше.

Уже
к концу 1941 года советские подпольщики вели агитационную работу,
принимали и распространяли среди населения сводки Совинформбюро,
совершали акты саботажа и диверсии. Со временем разрозненные группы
сопротивления стали устанавливать между собой связи и контакты. В итоге
осенью 1942 года отдельные группы подпольщиков, действовавшие на
Львовщине, объединились в единую организацию — «Народную Гвардию».
Многие отряды «Народной Гвардии» носили имя Ивана Франко, и позднее это
имя закрепилось за всей организацией в целом.

Численность
«Народной Гвардии» имени Ивана Франко достигала 600 человек. В её рядах
плечом к плечу боролись украинцы, русские, поляки, белорусы, чехи,
словаки, немцы, представители других национальностей. Руководящим
органом «Гвардии» был Военный совет. Боевые группы «Народной Гвардии»
действовали не только во Львове, но также в Винниках (восточный пригород
Львова), Золочеве, Красне, Рава-Русской, в Городокском, Нестеровском,
Бродовском, Камянко-Бугском, Бусском и других районах и населённых
пунктах области. «Народная Гвардия» постепенно распространила свою
деятельность на Станиславскую, Тернопольскую и Дрогобычскую области.

Организаторами
и руководителями «Народной Гвардии» были Н.Д. Березин, В.А. Грушин,
И.П. Вовк, Ф.А. Гаевский, И.В. Дубас, А.Т. Дацюк, А.П. Полубяк и другие.

Организация
сумела наладить выпуск листовок и даже периодической печати. В ноябре
1942 года вышли два номера информационного бюллетеня, а 1 марта 1943
года был издан первый номер газеты «Боротьба». Издавалась она до ноября
1943 года. Затем её сменила газета «Партизан». Кроме того, с весны 1943
года печаталась газета «Новини дня» («Новости дня»). Издавалась и газета
на польском языке: «Głos wolności» («Голос свободы»). Тиражи отдельных
номеров подпольных газет достигали 1000 экземпляров. Газеты печатались
на машинке и размножались при помощи ротатора.

Газеты
выходили на украинском и польском языках, а листовки еще и на немецком и
венгерском, для ведения агитации среди солдат оккупационных армий. В
своих газетах и листовках советские подпольщики сообщали населению о
победах Красной армии, разоблачали сотрудничество украинских
националистов и униатской церкви с немецкими оккупантами, в частности —
при создании дивизии СС «Галичина», раскрывали реакционную политику
польских шовинистов.

Вот для примера текст одной из листовок «Народной Гвардии» (перевод на русский язык): «Граждане!
Настал час расплаты, идите в бой с захватчиками за волю народа, за
родной край! В тяжёлые цепи заковал наш народ проклятый немец. Наши
лучшие земли забрал себе немецкий пан, но обрабатывать их вынужден наш
селянин в ярме самой тяжёлой панщины. Тысячи тысяч юношей и девчат —
цвет и надежду народа — загнал оккупант на каторгу в Германию, на
заводы, фабрики и шахты. Там губят они свою молодую жизнь от
непосильного труда и голода. В час, когда враг начинает задыхаться в
завоёванной Европе, вставайте на священную борьбу против извечного врага
славянских народов…»
(не ранее 1942 года)

А
вот листовка, направленная против буржуазных националистов. Она была
выпущена в типографии «Народной Гвардии» в то время, когда большая часть
Украины и ее столица Киев уже были освобождены от гитлеровских
оккупантов. В листовке говорилось: «Граждане! Мы призываем,
убеждаем, но также и предостерегаем. Помните все те, которых оглушил,
вскружил голову фашистский дурман, которые встали на путь содействия
ОУН-овским преступлениям,- Красная Армия не за горами и нет той силы,
которая бы остановила ее победоносный поход. За пытки и издевательства
над мирным населением будете отвечать перед Народным Судом вы: и те, кто
приказывал, и те, кто выполнял или содействовал преступлению. Везде
найдет вас и накажет справедливый Народный Суд. 9 марта 1944 года. 
Военный Совет Орг(анизации) Партизан(ского) Движения в западных областях
Украины»
.

Действенной формой агитации было и написание в людных местах лозунгов и призывов: «Смерть фашистам!», «Смерть оккупантам!» Подпольщики срывали со стен и столбов немецкие объявления.

Летом
1943 года «Народная Гвардия» была реорганизована в «Партизанское
движение западных областей Украины». Зону его деятельности разделили на
три округа, командование которых подчинялось Военному совету и в свою
очередь руководило боевыми группами. При группах действовали
политические комитеты. В это время усилилась деятельность «Народной
Гвардии» по организации диверсий и вооружённой борьбы против захватчиков
и их пособников. Многое сделали «народогвардейцы» и для освобождения из
фашистских концлагерей наших военнопленных, которые затем вливались в
ряды «Народной Гвардии» и партизанские отряды.

Гестаповцам
удалось-таки внедрить в организацию провокаторов. В феврале — марте
1944 года многие подпольщики были схвачены и казнены, что нанесло
организации тяжёлый удар.

В
апреле 1944 года гестапо смогло выследить В. Грушина, А. Дацюка, И.
Вовка и других. Многих из арестованных после пыток казнили, других
 отправили в Германию в концлагеря. Однако члены Военного совета Н.
Березин и И. Курилович тогда избежали ареста и продолжили борьбу.

Бойцами
отрядов и боевых групп «Народной гвардии» было убито и ранено около
1500 военнослужащих гитлеровской армии и пособников фашистов —
националистов, пущено под откос 30 эшелонов противника с живой силой,
техникой и горючим, выведено из строя около 20 железнодорожных и
автомобильных мостов, уничтожено более 10 работавших на оккупантов
промышленных предприятий, 6 складов военного имущества, 6 самолетов,
приведено в негодность или повреждено 20 танков, несколько десятков
автомобилей…

Самой
громкой диверсией львовских подпольщиков стало уничтожение фабрики
«Ойкос», снабжавшей комплектующими немецкую авиапромышленность. Также в
начале 1943 года «народные мстители» сожгли во Львове несколько немецких
складов с продовольствием, обмундированием и снаряжением.

Сражались
на Западной Украине и советские партизанские отряды. Так, в Золочевском
районе воевал отряд под командованием военного врача А. Кундиуса,
попавшего в 1941 году в окружение. В Глинянском районе борьбу с
фашистами вёл отряд «Визволення Вітчизни» («Освобождение Отчизны»),
возглавляемый В. Дорожко и Ф. Головченко, которые поддерживали связи с
«Народной Гвардией».

В
1943 году на Львовщину прорвался партизанский отряд имени В. Чапаева,
выделенный из соединения А. Ф. Фёдорова. Одним из его руководителей был
Д. С. Хижняк, бывший секретарь Дрогобычского обкома ВКП(б). Однако отряд
попал в окружение, большая часть партизан погибла в неравном бою…

Широко
известный эпизод войны: Карпатский рейд партизанского соединения под
командованием С. А. Ковпака. «Ковпаковцы» прошлись по территории
Золочевского, Перемышлянского, Жидачевского, Стрыйского районов. У них
не раз были серьёзные стычки с отрядами националистов, но в то же время
советские партизаны нередко получали и всестороннюю помощь от местных
жителей. Сидор Артемьевич впоследствии писал, что многие трудящиеся
Львовской области вступали в отряды его соединения.

В
январе 1944 года соединение Ковпака переименовали в Первую Украинскую
партизанскую дивизию имени дважды Героя Советского Союза С. А. Ковпака,
которая под командованием П. П. Вершигоры осуществила смелый
Львовско-Варшавский рейд.

А
в феврале — марте 1944 года рейд по Львовщине провели
кавалеристы-партизаны генерала М. И. Наумова — с его соединением
«народогвардейцы» также установили связь, некоторые из них вступили в
соединение. За два месяца бойцы Наумова осуществили 72 боевые операции,
разгромили 20 немецких гарнизонов.

Кроме
того, во Львове вели работу боевые группы известного партизанского
отряда «Победители», которым командовал Герой Советского Союза Д. Н.
Медведев, здесь выполнял важные и рискованные задания Герой Советского
Союза разведчик Николай Кузнецов — но это уже тема для отдельной статьи.

Участники
«Народной Гвардии» привлекались к ведению разведки в интересах
наступавшего в 1944 году на Львов 1-го Украинского фронта. А уже после
освобождения города из «народогвардейцев» был сформирован отряд
«Львовцы» во главе с П. Ф. Якубовичем. Отряд самолётами перебросили в
Чехословакию, где он сражался с фашистами вплоть до самого конца войны.

Повторюсь,
после 1991 года об этой яркой и славной странице истории Великой
Отечественной войны «постарались забыть». Уж слишком сильно она
противоречит ставшему расхожим представлению о Западной Украине и её
жителях! Во Львове, в частности, переименовали улицу «Народной Гвардии»
имени И. Франко, примыкающую к центральной площади города — площади
Рынок. Теперь она именуется улицей Шевской.

Однако,
к счастью, сохранились архивные документы, старые книги, из которых
можно черпать крупицы правды о событиях 1941-1944 годов. А бойцы
«Народной Гвардии» дают нам замечательный пример стойкости и мужества —
как вести борьбу в глубоком тылу врага в неимоверно сложных условиях.
Хочется верить, что подвиг «Народной Гвардии» ещё будет должным образом
исследован настоящими историками и займёт достойное место в летописи
Великой Отечественной войны.

http://odnarodyna.com.ua/node/11584

ruskline.ru

Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов

История войн говорит о том, что победить партизан силами регулярной армии невозможно. Такие движения известны в разные времена и во всем мире. Однако в СССР в период Великой Отечественной размах и эффективность действий партизан превзошли все примеры как до, так и после.

Организованное движение

Партизаны по определению военнослужащими не являются. Однако это не означает, что они никак не связаны с армией и не имеют центрального руководства. Партизанское движение времен Великой Отечественной как раз и отличалось довольно четким планированием, дисциплинированностью и подчиненностью единому центру.

Сидор Артемьевич Ковпак

29 июня 1941 года (через неделю после начала войны) Директива руководителям партии и советской администрации предписывала создавать партизанские отряды. Мемуары некоторых известнейших партизан (в том числе дважды Героев Советского Союза С.Ковпака и А.Федорова) указывают, что многие партийные лидеры имели подобные инструкции задолго до начала боев. Войны ждали (пусть не так скоро, но все равно), и создание условий для борьбы в тылу врага было составляющей подготовки к ней.

18 июля 1941 года появилось особое постановление ЦК по организации борьбы в тылу. Военную и агентурную помощь оказывало 4-е управление НКВД (руководитель – легендарный Павел Судоплатов). 30 мая 1942 года для руководства партизанским движением создали Центральный штаб (начальник – П.Пономаренко), некоторое время существовал даже пост партизанского Главкома (им был Ворошилов). Центральные органы ведали засылкой в тыл подготовленных кадров (они составляли ядро будущих отрядов), ставили задачи, принимали полученные партизанами разведданные, оказывали материальную помощь (оружием, рациями, медикаментами…).

Борцов в тылу принято разделять на партизан и подпольщиков. Партизаны обычно дислоцируются вне населенных пунктов и ведут преимущественно вооруженную борьбу (пример – ковпаковцы), подпольщики живут легально или полулегально и занимаются саботажем, диверсиями, разведкой и помощью партизанам (пример – «Молодая гвардия»). Но разделение это условно.

Второй фронт

В СССР партизан начали так называть в 1942 году, одновременно и давая высокую оценку их деятельности, и издеваясь над бездействием союзников. Эффект от действий партизан действительно был огромен, они освоили множество полезных военных профессий.

  1. Контрпропаганда. Красные флаги и листовки (иной раз написанные от руки) появлялись в тысячах населенных пунктов с завидной регулярностью.
  2. Саботаж. Партизаны помогали уклоняться от вывоза в Германию, портили оборудование и продукты, прятали и угоняли скот.
  3. Диверсии. Взорванные мосты, здания, железнодорожные пути, уничтоженные высокопоставленные гитлеровцы – в активе партизан все это и еще много всего.
  4. Разведка. Партизаны отслеживали перемещение войск и грузов, определяли места нахождения засекреченных объектов. На базе отрядов часто работали разведчики-профессионалы (пример – Н.Кузнецов).
  5. Уничтожение врага. Крупные отряды нередко совершали долгие рейды и вступали в схватки с крупными соединениями (пример – знаменитый ковпаковский рейд «от Путивля до Карпат»).

Можно представить, насколько такие действия портили жизнь оккупантам, если учесть, что число известных отрядов превышало 6,5 тыс., а партизан – заметно превышало миллион. Партизаны действовали в России, Прибалтике, Украине. Белоруссия вообще прославилась как «партизанский край».

Заслуженная награда

Зоя Космодемьянская

Результативность действий партизан поражает. Только эшелонов (операция «Рельсовая война») ими было повреждено и уничтожено около 18 тыс., что было не последним фактором победы на Курской дуге. К ним добавляются тысячи мостов, километры железной дороги, десятки тысяч уничтоженных гитлеровцев и коллаборационистов, не меньшее количество спасенных пленных и мирных жителей.

По заслугам были и награды. Ордена и медали получили около 185 тыс. партизан, 246 стали Героями Советского Союза, 2 – (Ковпак и Федоров) дважды. Партизанами и подпольщиками были несколько рекордсменов высшей военной награды СССР: З.Космодемьянская (первая награжденная во время войны женщина), М.Кузьмин (самый пожилой награжденный, 83 года), Валя Котик (самый юный Герой, 13 лет).

 

istoriyakratko.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о