Обязательное право по русской правде – 5.Обязательственное право по Русской Правде.

5.Обязательственное право по Русской Правде.

Обязательства возникали из причинения вреда и из договоров. Например, человек, нанесший ранение другому человеку, кроме уголовного штрафа, должен был оплатить убытки потерпевшему, в том числе услуги врача. Для древнерусского обязательственного права характерно обращение взыскания не только на имущество, но и на саму личность должника, а порой даже на его жену и на детей. Так, злостного банкрота можно было продать в холопы.

Русская Правда знает определенную систему договоров. Наиболее полно регламентирован договор займа. Закон в виде объекта займа предусматривает не только деньги, но и хлеб, мед. Существует три вида займа: обычный (бытовой) заем, заем, совершаемый между купцами, с упрощенными формальностями, заем с самозакладом - закупничество. Предусматриваются различные виды процентов в зависимости от срока займа.

В Русской Правде упоминается и договор купли-продажи. Русская Правда упоминает также о договоре хранения (поклажи). Поклажа рассматривалась как дружеская услуга, была безвозмездной и не требовала формальностей при заключении договора.

Феодализму не свойствен наемный труд. Тем не менее Русская Правда упоминает об одном случае договора личного найма: наем в тиуны (слуги) или ключники. Уже Краткая редакция Русской Правды содержит "Урок мостникам", где регламентируется договор подряда на сооружение или ремонт моста. Порядок заключения договоров был преимущественно простым. Обычно применялась устная форма с совершением некоторых символических действий - рукобитья, связывания рук и т.п. В некоторых случаях требовались свидетели.

6.Наследственное право по Русской Правде.

Наследственное право характеризовалось открыто классовым подходом законодателя. Так, у бояр и дружинников наследовать могли и дочери, у смердов же при отсутствии сыновей имущество считалось выморочным и поступало в пользу князя. Завещания были, конечно, устными.

При наследовании по закону, т.е. без завещания, преимущества имели сыновья умершего. При их наличии дочери не получали ничего. Наследственная масса делилась, очевидно, поровну, но младший сын имел преимущество - он получал двор отца. Закон нигде не говорит о наследовании мужа после жены. Жена тоже не наследует после мужа, но остается управлять общим хозяйством, пока оно не будет разделено между детьми. Если это имущество будет делиться между наследниками, то вдова получает определенную сумму на прожиток. Если вдова вторично выходит замуж, она ничего не получает из наследства первого мужа.

7.Уголовное право по Русской Правде.

Древнерусское законодательство большое внимание уделяет уголовному праву. Своеобразно трактует Русская Правда общее понятие преступления: преступно только то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. Русская Правда знает лишь два рода преступлений - против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения не исключает ответственности. Русской Правде известно понятие соучастия. Эта проблема решается просто: все соучастники преступления отвечают поровну.

Русская Правда дифференцирует ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла - прямой и косвенный. Что касается объективной стороны состава преступления, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в весьма немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга). Среди преступлений против личности следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление действием. рассматриваются также половые преступления и преступления против семейных отношений, подлежащие церковному суду, - самовольный развод, прелюбодеяние, похищение женщины, изнасилование и др.

Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Самым тяжким видом татьбы считалось конокрадство. В княжеских уставах предусматривались и преступления против церкви, а также против семейных отношений.

studfiles.net

Обязательственное право по Русской Правде

Основными способами установления обязательств были заключе­ние договора или причинение вреда (деликт). Лицо, нарушившее ин­тересы другого лица, обязывалось совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в Русской Правде еще не существовало отличия гражданско-правового деликта от уголовно-правового. В древ­нерусском законодательстве обязательства из деликтов влекли ответ­ственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий хо­лопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. 11 Краткой Правды). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и зап­латить 3 гривны штрафа (ст. 12—13 Краткой Правды).

Договорные обязательства оформляются в систему при становле­нии частной собственности, хотя еще не существует ни термина «дого­вор», ни определения его понятия. Очевидно, что под договором по­нимали соглашение двух или нескольких лиц, в результате которого у сторон возникали юридические права и обязанности. Для заключения договора стороны должны были отвечать следующим требованиям: воз­раста, правоспособности (умалишенный или раб не имели ее) и свобо­ды (или доброй воли). Договоры, заключенные по принуждению, не имели силы.

Поначалу договоры заключались, как правило, в устной форме, с соблюдением символических обрядов (магарыч, рукобитье) и обяза­тельным присутствием свидетелей (послухов). Система договоров была простой и предусматривала следующие их виды: мены, купли-прода­жи, займа, поклажи, личного найма.

Договор мены — один из самых древних. Из него как особая раз­новидность мены вырос договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым имуществом, к которому принадлежа­ли и холопы. Сделки с холопами заключались при обязательном их присутствии (послухов было недостаточно). Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет качества вещи, или признан несо­стоявшимся, если обнаруживалось, что продавец не имел права соб­ственности на проданную вещь.

Весьма распространен был договор займа. Предметом займа мог­ли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и другие вещи. Заем на сумму более трех гривен заключался с обязательным присутствием свидетелей. Заем на меньшую сумму свидетелей не требовал и мог быть подтвержден клятвой кредитора. Русская Правда знает несколько ви­дов займа:

1) простой заем, предполагавший возврат долга с процентами, ко­торые назывались

резом (с занятых денег), наставим (с меда), при-сопом (с жита). Проценты делились на годовые, третные и месяч­ные. Размер годовых равнялся 20%, третные и месячные были еще выше. Нарушение договора, неисполнение обязательств вели к поте­ре свободы;

2) торговый заем или заем, совершаемый между купцами. Он зак­лючался в упрощенной форме, не требовал свидетелей и мог быть под­твержден клятвой. Если товар погибал в результате несчастного слу­чая (кораблекрушение, пожар, действия неприятеля), должнику дол­жны были предоставить рассрочку для выплаты долга. Но если непла­тежеспособность была результатом небрежности или порочности (на­пример, пьянства) должника, кредитор мог или предоставить отсроч­ку, или обратить взыскание на имущество и личность должника. Если имущества не хватало, должник был обязан отработать долг. При этом в первую очередь и в полном объеме удовлетворялись требования князя и иностранных кредиторов, требования местных кредиторов удовлет­ворялись пропорционально выданным средствам;

3) своеобразной формой займа было закупничество, или само­заклад, заем с отработкой процентов в хозяйстве кредитора. Он офор­млял право заимодавца на личность должника вплоть до продажи не­исправного должника в рабство.

Поклажа — передача вещей на хранение. Передача вещей на хра­нение могла совершаться без свидетелей. Русская Правда предпола­гала, что в случае обвинения хранителя в утаивании какой-то части вещей он очищался от него принятием присяги (клятвы).

Договор личного найма в Русской Правде упоминался только в отношении тиунства и ключничества и влек за собой право нанимате­ля на личность наемного работника, что в конечном счете приводило к холопству. Наем в услужение, по Русской Правде, не приводил к хо­лопству только в случае, если это специально было оговорено в дого­воре.

magref.ru

Вещное и обязательное право по Русской Правде.

ТОП 10:

Обязательственное право

Обязательство представляет собой правоотношение, возникающее меж­ду лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора), либо вследствие правонарушения (деликта)

. В любом случае, лицо, нарушившее интересы другого лица, обязывается совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в Русской Правде ещё не существовало отличия граж­данско-правового обязательства от уголовно-правового. Четкие границы между ними будут определены позднее в процессе формирования отраслей гражданского и уголовного права. В древнерусском законодательстве обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и воз­мещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. 11 Кр. Пр.). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. 12–13 Кр. Пр.).

Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, хотя ещё не существует ни самого термина «договор», на определения его понятия. Очевидно, что под договором по­нималисоглашение двух или нескольких лиц (контрагентов), в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. Для за­ключения договора стороны (субъекты) должны были отвечать следую­щим требованиям: возраста, правоспособности

(умалишенный или раб не имели ее) и свободы (или доброй воли). Договоры, заключенные по при­нуждению, не имели силы.

Поначалу договоры были, как правило, словесные, с употреблением и ходе их заключения символических обрядов (магарыч, рукобитье) и с обя­зательным присутствием свидетелей (послухов). Система договоров была простой и предусматривала следующие их виды: мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договор мены – один из самых древних; из него как особая разновидность мены вырос договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым имуществом, к которому принадлежали и холопы. Сделки с холопами заключались при обязатель­ном их присутствии (послухов было не достаточно). Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет качества вещи, или признан несо­стоявшимся, если обнаруживалось, что продавец не имел права собствен­ности на проданную вещь.

Заем – следующий вид договора, он оформлял право заимодавца на личность должника, вплоть до продажи неисправного должника в рабст­во. Предметом займа могли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и др. вещи. Русская Правда знает несколько

видов займа: 1) Простой заем,предполагавший возврат долга с процентами, которые назывались резо.м (с занятых денег), наставим (с меда), присопом (с жита). Проценты были велики и делились на годовые, третные и месячные. Размер годовых рав­нялся 20 (1 к 5), третные и тем более месячные были ещё выше. Нарушение договора, неисполнение обязательств, вело к потере свободы. 2) Своеоб­разной формой займа было закупничество или так называемый самозакладный заем и заем с отработкой процентов в хозяйстве кредитора.

Поклажа – передача вещей на хранение. Русская Правда предполага­ла, что в случае утайки какой-то их части и обвинения в этом хранителя он очищался от него принятием присяги (клятвы).

Договор личного найма влёк за собой право нанимателя на личность наймита, что, в конечном счете, приводило к холопству. Это разновид­ность самозакладного займа, в котором имеет место задаток, некая сумма найма, уплачиваемая в двойном размере в случае, если наймит захочет оставить своего хозяина до срока («Правосудие Митрополичье»).

Обязательное право - вид правовых норм регулирует правоотношения людей по поводу вещей. Наиболее полным правом на вещь является право собственности. Однако, скорее всего, оно возникло только в XII в. Производительность труда в IX–XI вв. была крайне низкой, а образ жизни – коллективный. Человек не мог осознавать себя независимой личностью, претендующей на субъективные права. Поэтому, во-первых, вещное право существовало в виде более примитивной (чем право собственности) формы – в виде владения. Под владением понимается фактическое обладание вещью, отношение к ней как к собственной.

Во-вторых, под «собственностью» понималась лишь «движимая собственность». Такой вывод можно сделать, в частности, на основании статей 12 и 17 «Краткой редакции «Русской Правды», где перечисляются виды собственности: конь, оружие, одежда. Для подавляющей массы народа земля, луга, выгоны для скота – то есть недвижимая собственность – оставались в коллективном пользовании. Вся эта земля распределялась между членами общины поровну и перераспределялась через определенное количество лет. Лишь двор и огород принадлежали отдельным семьям, и то без права передачи посторонним лицам. В городах существовало представление об имуществе вне оборота, например, городские мостовые.

В «Русской правде» понятия «владение» и «собственность» едины. Под собственностью понималась, прежде всего, движимая собственность: деньги, одежда, челядь, рабочий скот. «Русская правда» определяет стоимость ряда вещей: княжеский конь с пятном ценился 3 гривны, а кони смердов – в 2 гривны. Остальные предметы имели цену без различия владельцев.

За нарушение прав собственности полагались серьезные наказания. Так, за перепахивание межи устанавливался очень крупный штраф – 12 гривен. Суровые наказания вводились и за кражу или порчу чужого коня, кражу другого имущества, незаконное пользование чужим имуществом, порчу межевых знаков.

«Русская правда» знает понятие «давность владения».

Хотя судя по статьям 13 и 14, законодатель различал «незаконное добросовестное» и «незаконное недобросовестное» владение, его не интересовало, собственник ли владел вещью или нет. Главное для него – нарушены ли права владельца.

В XII в. появилась княжеская, а также боярская и монастырская собственность.

Основными источниками княжеского имущества до XII в. являлись военные захваты, сбор дани, продажа пленных, судебные и торговые пошлины. При низкой производительности труда захватывать землю в частную собственность не имело смысла. Но сам факт начала в XII в. процесса удельной раздробленности и прекращение борьбы Рюриковичей за киевский престол является основанием для утверждения, что земля начала представлять в глазах князей значительную ценность. Княжеская земля состояла из бывшей государственной собственности.

Боярская собственность вырастала из «кормления», то есть оплаты князем боярской службы в виде разрешения взимать дань с определенного района в определенных размерах.

Монастырская собственность формировалась в ходе освоения незанятых крестьянами труднодоступных земель. Но церковно-монастырская собственность под определение частной не совсем подходит: это собственность не индивидуальная, а корпоративная, где даже самые высокие иерархи не столько наживались на ней, сколько управляли этой собственностью.

Субъектами гражданских правоотношений были все свободные люди. Объектами – вещи и действия.

Уголовное право Русской Правды.

Уголовное право

Как уже отмечалось, Русская Правда не отделяет гражданско-правовые нарушения от уголовных. Не знает она и термина «преступление», хотя этот термин из переводной греческой литературы был известен на Руси. Нарушение закона, преступление, носит в ней название обиды, под чем понимаетсяпричинение лицу или группе лиц физического, материального или морального ущерба. Не выделяя особо государственного преступления, защищая права частных лиц, Русская Правда, однако, обнаруживает и полное понимание государственных интересов: все штрафы за «обиду» поступают не в карман потерпевшего, а в пользу общественной власти (князя). Этот уголовный штраф Русская Правда называет продал/сей.

Субъектами преступления, т.е. лицами, способными отвечать за кри­минальные действия, могли быть все свободные люди при наличии у нихясного сознания. Злодеяния, совершенные холопами, преступлениями не считались и не влекли за собой уголовных взысканий. За их деяния отве­чали их хозяева, которые либо выкупали провинившегося, либо выдавали его «лицом» потерпевшему. По Правде Ярослава, раба, ударившего сво­бодного мужа, можно было убить, но сыновья Ярослава это наказание «установили на куны», т.е. перевели на денежный выкуп, разрешив при этом побить холопа.

О возрасте при уголовном вменении ни Русская Правда, ни другие па­мятники публичного права не содержат данных вплоть до середины XVII в. Очевидно, им было время, когда дети начинали «сами себя печаловати». Зато Русская Правда знает о субъективной стороне преступления, относя к ней умыселили неосторожность. И хотя четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности ещё не существует, они уже намечают­ся в законе. Так, ст. 6 Пространной Правды говорит об убийстве «в сваде или на пиру», по которому виновный наказывается штрафом. Другое де­ло, если убийство произошло в разбое, во время грабежа. Тогда преступ­ник вместе с семьей подвергается самому тяжкому наказанию – отдается на поток и разграбление. К отягчающим вину обстоятельствам закон отно­сит корыстный умысел, а к смягчающим вину, кроме опьянения («на пиру»), – состояниеаффекта («если кто ударит кого батогом, а тот, не стерпевши, ткнет мечом, то вины ему в этом нет»).

Объекты преступления – это личность и имущество. Среди преступ­лений против личности Русская Правда знает убийство, телесные повреж­дения, побои, оскорбления (преступления против чести). Преступления имущественные (против собственности) – это разбой, кража, нарушение земельных границ, незаконное завладение или пользование чужим имущест­вом. Государственные преступления в Русской Правде не просматривают­ся и скорее всего потому, что абстрактного понятия «государство» ещё не существовало, и интересы государства отождествлялись с интересами кня­зя. Поэтому жизнь представителей княжеской администрации (княжих мужей, огнищан, конюхов и других тиунов) защищена двойной вирой.

Но история Киевской Руси знает государственные преступления, такие, как восстания горожан, к участникам которых применялась смертная казнь. Существовали и междукняжеские споры, завершавшиеся нередко весьма жестоко. Но все это ещё не отражено в законодательстве.

Не из Русской Правды, а из церковных уставов известно, что имели ме­сто ипреступления против церкви: зелейничество и ведовство (т.е. чародеяние и волхование – знахарство и колдовство) остатки язычества. Кро­ме них преследовались моления в рощах и у воды, под овином, ограбления трупов, введение в церковь собак и птиц и т.п.

Объективная сторона преступления распадалась на 2 стадии: покушение на преступление (вынул меч, но не ударил) и оконченное преступление – действие (вынул меч и ударил). Наказание, естественно, разное (1 и 3 гривны кун). Знает Русская Правда и такое понятие как соучастие, но ро­ли соучастников в преступлении ещё не разделяет (ст. 40 Кр. Пр.). Закон требовал привлечения к одинаковой ответственности всех лиц, совершив­ших его (если 10 человек украли 1 овцу, то каждый платит по 60 резан продажи).

Существует в Русской Правде и представление о превышении пределов необходимой самообороны (нельзя убивать вора, если в его действиях нет непосредственной опасности).

Наказания за уголовные преступления. Русская Правда употребляет раз­ные термины, имеющие смысл «наказания»: казнь, месть, продажа и др. Начнем их характеристику с мести. Это возмездие за деяние, совершаемое руками потерпевшего или его родичей. В Краткой Правде она не только признана, но и предписана, однако только в соединении с судом (нужна санкция суда, разрешающая месть или оправдывающая акт мести). Ранен­ный, к примеру, должен доказать на суде справедливость обвинения и только после этого может мстить или взять за обиду 3 гривны.

Месть обиженного или членов его семьи полагалась за такие преступ­ления, как убийство, увечье или нападение на здоровье и честь. Очевидно, месть не означала отдачу преступника на полный произвол мстителя. Термин смирять,употреблявшийся для обозначения акта мести, означал, скорее всего, не только лишение жизни, но и простое телесное наказание. Под влиянием христианства, в условиях дальнейшего оформления госу­дарственных структур, месть постепенно вымирала. Уже сыновья Яросла­ва отменили «убиение за голову», т.е. месть за убийство, и ввели денежный штраф.

Именно штрафы доминируют в системе наказаний Русской Правды как своеобразный денежный эквивалент причиненного ущерба. Штрафы делятся на уголовные (в пользу общественной власти) и частное вознагра­ждение потерпевшему. За убийство уплачивается вира (в пользу князя) и половничество (родственникам потерпевшего). За прочие преступления –продажа (князю) и урок (потерпевшему). Уголовные штрафы за посяга­тельство на личность, как уже отмечалось, носят ярко выраженный со­словный характер, при посягательстве на имущество это проявляется ме­нее резко. Вира, взыскиваемая с общины – верви (мира), — это дикая вира (в случае, когда совершено непредумышленное убийство, и преступник защищен круговой порукой общины, или когда убийство умышленное, но община не ищет и не выдает преступника).

Третий вид наказания – поток и разграбление. Он назначался в 3 слу­чаях: за кражу коня, поджег дома или гумна, профессиональный разбой. Поток и разграбление – не что иное, как лишение всех прав, как личных, так и имущественных, которое в условиях дикой природы обрекало чело­века на неминуемую смерть. Известны также случаи убийства и полного уничтожения имущества, отданных на поток и разграбление людей. «Заутра убиша Семена Борисовца, – говорит источник, – и дом его весь разграбиша и села и жену его яша». Имущество осужденного делилось ме­жду общинниками либо отходило к князю. Во времена Русской Правды возможно было и обращение такого человека в рабство.

Из других видов наказаний известны также наказания, обращенные на свободу,и наказания, обращенные на здоровье. К первым относились: из­гнание, ссылка, заключение (в железо – цепи, и более тяжёлое – в погребе),заточение (заключение, соединённое со ссылкой), обращение в рабство. Ко вторым – членовредительство (битье кнутом, вырывание ноздрей), широ­ко распространившееся позднее как заменяющее денежные выкупы в слу­чае имущественной несостоятельности виновного.




infopedia.su

вещное, обязательственное, наследственное право — Мегаобучалка

Начнем их характеристику с права собственности (вещного права). Русская Правда и другие источники не знают единого общего термина для обозначения этого права. Причина, очевидно, заключается в том, что со­держание этого права было тогда различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственно­сти. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет о праве собственности людей на движимое имущество, движимые вещи, но­сившие общее название «имения» (того, что можно взять, «имати»). Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой, твой, его и т.д. В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие, кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Право частной собст­венности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими вла­деть (фактически обладать ими), пользоваться (извлекать доходы) и рас­поряжаться (определять юридическую судьбу вещей) до их уничтожения, вступать в договоры, связанные с вещами, требовать защиты своих прав на вещи и др. То есть можно говорить, что собственность на Руси – весь­ма древний институт, считавшийся во времена Русской Правды объектом полного господства собственника.

Можно предполагать, что субъектами права собственности в указанное время были все свободные люди (без холопов, ибо последние относились к разряду имущества). Собственник имел право на возврат своего имущест­ва из чужого незаконного владения на основе строго установленной в Рус­ской Правде процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб назначался штраф. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Причем можно утверждать, что охрана частной собст­венности усиливается от Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела только от вида и количества украденного ско­та, то в последней (ст. 41–42) она определяется и местом совершения преступления (украден ли скот из закрытого помещения или с поля).

Гораздо сложнее обстоит дело с собственностью недвижимой и, в пер­вую очередь, с земельной собственностью. В Русской Правде ей посвяще­но всего несколько статей (ст. 70–72 Пр. Пр., ст. 34 Кр. Пр.), в которых устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. О том, кому принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит. Большой размер штрафа вызвал предполо­жение ряда исследователей о феодальном владении, скорее всего, княже­ском. Но есть и другое мнение, что это могла быть межа любого конкрет­ного индивидуального хозяйства или общих владений деревни, а значи­тельный размер штрафа – лишь показатель уважения законодателем прав землевладельца.



Тем не менее, Русская Правда в первой своей редакции не знает недви­жимости как предмета сделок между живыми или на случай смерти, из-за земли ещё не возникало споров. Отношение к ней поначалу, как считал М.Ф. Владимирский-Буданов, было не юридическое, а фактическое. Зем­лю занимали для скотоводства или земледелия, пользовались ею, пока она не истощалась, и переходили на другом участок. Первый же, по восста­новление производительных сил, становился достоянием другого лица. Существует также предположение, что поскольку каждое отдельное лицо было членом общины (или рода), именно община выступала в качестве юридического лица, в том числе и в праве владения землей. И лишь со временем, в результате войн, выделения богатых общинников, дружинников и торговцев, появления капиталов, личное начало одолевает общин­ное и появляется индивидуальная собственность на землю.

Это мнение не является, однако, единственным. Ряд учёных, напротив, полагает, что укрепление общинных порядков последовало за индивидуализацией хозяйства и явилось результатом фискальной политики Москов­ского государства.

Как бы то ни было, можно смело утверждать, что в XII в. земельная собственность существовала в виде княжеского домена (ряд сел принадле­жали княгине Ольге уже в X в.), боярских и монастырских вотчин, общин­ной и семейно-индивидуальной собственности. Очевидно, уже тогда суще­ствовали и внутрифеодальные договоры о земле и нормы, регулировав­шие землевладельческие отношения. Но о том, как они выглядели, можно судить только по более поздним источникам.

Самым древним способом приобретения права собственности на землю была заимка – завладение свободной землей, без строгого определения границ (а «куды соха, топор и коса ходили») владения. Главным же осно­ванием существования права собственности на землю стали давность вла­дения и труд (мы увидим это далее в нормах Псковской судной грамоты,). Позднее к заимке прибавляются другие способы: прямой захват общин­ной земли, княжеские раздачи земель дружинникам, тиунам и церкви, и, наконец, купля.

Обязательство представляет собой правоотношение, возникающее меж­ду лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора), либо вследствие правонарушения (деликта). В любом случае, лицо, нарушившее интересы другого лица, обязывается совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в Русской Правде ещё не существовало отличия граж­данско-правового обязательства от уголовно-правового. Четкие границы между ними будут определены позднее в процессе формирования отраслей гражданского и уголовного права. В древнерусском законодательстве обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и воз­мещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. 11 Кр. Пр.). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. 12–13 Кр. Пр.).

Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, хотя ещё не существует ни самого термина «договор», на определения его понятия. Очевидно, что под договором по­нималисоглашение двух или нескольких лиц (контрагентов), в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. Для за­ключения договора стороны (субъекты) должны были отвечать следую­щим требованиям: возраста, правоспособности (умалишенный или раб не имели ее) и свободы (или доброй воли). Договоры, заключенные по при­нуждению, не имели силы.

Поначалу договоры были, как правило, словесные, с употреблением и ходе их заключения символических обрядов (магарыч, рукобитье) и с обя­зательным присутствием свидетелей (послухов). Система договоров была простой и предусматривала следующие их виды: мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договор мены – один из самых древних; из него как особая разновидность мены вырос договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым имуществом, к которому принадлежали и холопы. Сделки с холопами заключались при обязатель­ном их присутствии (послухов было не достаточно). Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет качества вещи, или признан несо­стоявшимся, если обнаруживалось, что продавец не имел права собствен­ности на проданную вещь.

Заем – следующий вид договора, он оформлял право заимодавца на личность должника, вплоть до продажи неисправного должника в рабст­во. Предметом займа могли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и др. вещи. Русская Правда знает несколько видов займа: 1) Простой заем,предполагавший возврат долга с процентами, которые назывались резо.м (с занятых денег), наставим (с меда), присопом (с жита). Проценты были велики и делились на годовые, третные и месячные. Размер годовых рав­нялся 20 (1 к 5), третные и тем более месячные были ещё выше. Нарушение договора, неисполнение обязательств, вело к потере свободы. 2) Своеоб­разной формой займа было закупничество или так называемый самозакладный заем и заем с отработкой процентов в хозяйстве кредитора.

Поклажа – передача вещей на хранение. Русская Правда предполага­ла, что в случае утайки какой-то их части и обвинения в этом хранителя он очищался от него принятием присяги (клятвы).

Договор личного найма влёк за собой право нанимателя на личность наймита, что, в конечном счете, приводило к холопству. Это разновид­ность самозакладного займа, в котором имеет место задаток, некая сумма найма, уплачиваемая в двойном размере в случае, если наймит захочет оставить своего хозяина до срока («Правосудие Митрополичье»).

Наследство в Русской Правде носит название статка или задницы, то есть того, что оставляет после себя уходящий в другой мир. Русская Правда, перечисляя вещи, переходящие к наследникам, знает лишь движимости (дом, двор, товар, рабов, скот), ничего не говоря о землях, очевидно, в си­лу того, что право собственности на землю находилось, как мы уже отме­чали, в стадии становления и не достигло того уровня, при котором закон определяет процедуру передачи собственности по наследству. Наследова­ние осуществлялось по двум основаниям: по завещанию и по закону (или по обычаю). Наследование по завещанию (ряду) по своей сути не отличалось от наследования по закону, ибо допускало к наследованию только тех лиц, которые бы и без него вступили в обладание имуществом. То есть завеща­ние имело целью не изменение обычного (законного) порядка наследова­ния, а лишь простое распределение имущества между законными наслед­никами.

Согласно выражению «если без языка умрет», завещания в древности выражались в словесной форме как коллективная воля всей семьи под ру­ководством её главы –- отца. А вообще правом делать завещание облада­ли в Русской Правде отец и мать по отношению к детям и муж по отноше­нию к жене (выдел части имущества).

Кто же обладал правом наследования? Исключительно члены семьи. Лицам, не принадлежащим семье, завещать имущество было нельзя. Как правило, имущество делилось поровну между всеми сыновьями без преимуществ старшинства. Более того, младший сын пользовался той приви­легией, что в его долю всегда входил дом с двором. Она объясняется, ве­роятно, тем обстоятельством, что старшие братья ко времени открытия наследства успевали уже обзавестись собственным хозяйством.

Разрушение патриархальных отношений рождает тенденцию к разви­тиюсвободы завещательных распоряжений, но она не выходит за рамки права отца завещать одним сыновьям и лишать наследства других. Кроме того, христианские традиции заставляют включать в число наследников церковь,получающую часть имущества «по душе» (на помин души). Важно отметить, что матери располагали большей свободой распоряжения своим имуществом, чем отцы. «А матерня часть детям ненадобна, – гласит за­кон, – кому мать захочет, тому и отдаст». Мать могла отдать добро од­ному из сыновей первого или второго мужа, если он был, отдать тому, кто был к ней «добр». Если же все сыновья оказывались «недобрыми», непоч­тительными («лихими»), то можно было отдавать имущество дочерям. Таково было наследование по завещанию.

В наследовании по закону участвовали дети умершего, вдова и церковь. Жена могла пользоваться имуществом или его частью только до смерти, после чего оно переходило к детям. После матери наследовали те дети, у которых она проживала. К наследованию без завещания призывались все сыновья («паки без ряду умрет, то всем детем»). Дочери же при сыновьях исключались от наследства, ибо, выйдя замуж, основав свою семью, они полностью переходили на обеспечение мужа. Единственное, на что они могли претендовать, это содержание до замужества и приданое при вступ­лении в брак. Дочери смердов не могли наследовать и при отсутствии сы­новей-наследников. Имущество таких семей считалось выморочным и по­ступало в княжескую казну. «Аще смерд умре, то задница князю, аще будут дщери у него дома, то даяти ни нее, аще будут замужем, то не даяти час­ти им».Только имущество бояр, не имевших сыновей, переходило по на­следству к дочерям (ст. 91 Пр. Пр.).

От наследства исключались также незаконнорожденные дети (вне цер­ковного брака) и дети от рабынь – наложниц, которые по смерти отца получали вместе с матерью лишь свободу.

Итак, можно сделать вывод, что наследование по древнерусскому праву ограничивалось тесным кругом семьи. Боковые родичи не имели никаких прав на наследство. Этот принцип постепенно меняется, и можно говорить о том, что именно в расширении круга родственников, призываемых к на­следованию, состоит, как мы увидим далее, сущность исторического раз­вития русского наследственного права. Этот процесс идет параллельно с расширением прав частной собственности, с ростом индивидуализма и значения личности, с постепенным ослаблением связей между членами родственного союза – семьи.

Семейно-брачное право

Семья представляет собой союз лиц, состоящих в браке, и лиц, от них происходящих. Это союз людей, связанных кровными узами. До возникно­вения семьи имел место родовой и даже племенной «кровный» союз, и брака, как такового, не существовало: женщины племени составляли дос­тояние мужчин всего племени. Вторая ступень в развитии этого института –полигамия, когда племя начинает делиться на отдельные кровные группы во главе с матерью, прародительницей рода. В общественном устрой­стве – это время материнского права – матриархата (мать знают все, отец неизвестен). Следующая ступень – полигамная семья под властью отца-патриарха –патриархат (один отец, много матерей). И лишь затем в процессе развития общества возникает моногамная семья (один отец и одна мать).

Уже в языческую эпоху восточные славяне знали брак, т.е. такой союз с целью сожительства мужчины и женщины, который основывался на взаим­ном согласии и был заключен в установленную форму. Невест либо выбира­ли на игрищах, либо родители по предварительному соглашению приво­дили их в дом жениха (у полян), получая затем плату (вено). Имело место и похищение (умыкание) невесты. До принятия христианства и некоторое время после него славяне допускали многоженство, как это мы знаем на примере самого Владимира-крестителя. Летописец-христианин, явно не одобряя славян-язычников, пишет об этом так: «И радимичи, и вяти­чи, и север один обычай имяху, имяху же по 2 и по 3 жены, си же творяху обычая кривичи, прочие погане, не ведуще закона Божия, но творяще сами собе закон».

В языческие времена брак не прекращался смертью мужа, за кото­рым у некоторых племен должна была следовать жена. Это не проти­воречило, однако, полной свободе развода.

Принятие христианства изменило брачное право. Брак укрепляется и приобретает значение некоего таинства. Под влиянием византийско­го права православная церковь установила пределы свободы расторже­ния брачных уз,устранила многоженство, ввела церковную форму за­ключения брака(венчание). Правда, все эти новшества с трудом про­бивали себе дорогу, ибо семейно-брачные отношения составляют весь­ма консервативную сторону народной жизни. Источники содержат многочисленные факты полного игнорирования церковного венчания; вплоть до XVIII в. встречаются следы свободного расторжения брака по обоюдному соглашению.

Вместе с тем, под влиянием римского права, на Руси начинают при­давать особое значение обручению жениха и невесты, которое, получив религиозное освещение, становится нерасторжимым и равным по силе венчанию. На языке обычного права оно называлось «сговором», а по сути представляло собойдоговор между сторонами о будущем браке, в частности, определяло имущественные последствия несостоявшегося брака. Теперь обручение как обязательная процедура непременно предшествует браку.

Условия совершения брака. 1. Брачный возраст. По византийским зако­нам он равнялся 15 годам для мужчин и 13 годам для женщин. На Руси эти сроки не соблюдались, браки совершались и в более юном возрасте (11 и 10 лет). Что касается крайнего старческого возраста, за пределами кото­рого брак невозможен, то русское право такого возрастного предела не знало. Во всяком случае, данных на сей счет нет. 2. Свободная ноля и согла­сие родителей. 3.Свобода брачующихся от другого брака. 4. Не допускалось вступление в 3-й брак. 5. Отсутствие близкого родства. 6. Венчание (при исключениях, о которых шла речь). Несоблюдение указанных условий могло стать причиной признания брака недействительным, со всеми выте­кающими юридическими последствиями.

Условия расторжения брака. По церковному учению брак прекращает­ся только физической смертью одной из сторон. Однако вследствие важ­ных причин брак подлежал расторжению. Ими могли быть прелюбодеяние, неспособность мужа к супружеской жизни, неспособность жены к дето­рождению, поступление одного из супругов в монашество (принятие по­стрига), «заразительная» болезнь, покушение на жизнь, и т.п.

Жена находилась под властью мужа. Отцовский обычай позволял ему наказывать жену по своему усмотрению. Имущественные права супругов, не в пример нравственным, склонялись к большему равенству. И в этом отношении права жены постоянно росли. Кроме прав на приданое, она. с принятием христианства, получает право на общесемейное имущество, оставаясь после смерти мужа либо его распорядительницей, либо приоб­ретая выдел наравне с сыновьями.

Отношения между родителями и детьми строились на условиях неукос­нительного подчинения последних первым. Отец – глава семьи – поль­зовался неограниченной властью над своими детьми. Родители имели право продать своих детей в холопы, лишить наследства и даже убить, не неся за это никакого наказания. Первое наказание в русском законода­тельстве за убийство детей было установлено только в Соборном Уложе­нии 1649 г., причем это наказание было более мягким, чем за убийство постороннего человека.

По смерти отца детей опекала мать, а в случае её повторного выхода замуж назначался опекун. Им мог быть отчим, но предпочтение отдава­лось одному из ближайших родственников. Мать же при этом обязыва­лась вернуть своим детям и всё наличное, и всё растраченное ею в процес­се управления имущество. Опека прекращалась с достижением зрелости, когда опекаемые «будут сами собой печаловати». Возраст зрелости источ­ники не указывают. Возможно, он равнялся 15 годам, как в более поздние времена.

megaobuchalka.ru

Обязательственное право по «Русской Правде»

    Содержание

  1. Обязательственное право по «Русской Правде»…………………………………..………………..3

1.1 Решение задачи: Как мог освободится закуп, не выплатив «купу» хозяину?.......................................................................................................................................................4

  1. Преступление и наказание по «Воинскому артикулу» 1715 г………………………………………
  2. Конструкция Советской власти по Конституции 1918 г.
  3. Список использованных источников и литературы……………………..

 

     1. Обязательственное право

    Обязательство представляет собой правоотношение, в силу которого лицо, нарушившее интересы другого лица, обязано совершить  определенные действия в пользу потерпевшего. Отличия гражданско-правового обязательства  от уголовно-правового возникают  лишь, на определенном уровне правового развития, в древней же период они смешиваются. Только с формированием отраслей гражданского и уголовного права законодатель вносит ясность в эти вопросы.

    В древности существовало два вида обязательств из правонарушений (деликтов) и договоров, причем первые, видимо, возникли раньше. В Русской Правде обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф. Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа. Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, но понятия абстрактного понятия договора еще не существует. Позднее под договором (Стали понимать соглашение двух или нескольких лиц.) В результате, которого у сторон возникают юридические права и обязанности. В Древней Руси существовало несколько разновидностей договоров.

    Стороны (субъекты) договоров должны отвечать требованиям возраста, правоспособности и свободы. Мы ничего не знаем о возрасте вступавших в обязательства в дохристианский период. С принятием христианства действовал, видимо, общий принцип, согласно которому вступление в брак было юридическим фактором достижения и имущественной самостоятельности лица. Неизвестны нам и те аспекты заключения договоров в языческий период, которые определялись полом лица. В Русской Правде женщина уже могла выступать собственников имущества. В этом сборнике законов закреплено влияние на обязательства статуса свободы. Холоп не являлся субъектом правоотношений и не мог отвечать по обязательствам, всю имущественную ответственность нес за него хозяин. Имущественные последствия сделок холопа, совершенных по поручению господина, также ложились на последнего.

    Древнему  праву известны два вида ответственности по договорам: личная и имущественная (в историческом отношении более поздняя и развитая). В Древнем Риме лишь закон Петелия (VIв. до н.э.) устанавливал имущественную ответственность. В первом случае лицо, не выполнившее обязательств превращалось в раба, во втором случае его собственность переходила кредитору. В Русской Правде доминирует ответственность имущественная. Однако закуп в случае нарушения условий обязательств мог обращаться в полного холопа, злостный купец-банкрот также обращался в рабство. При неразвитости рабства зарождается принцип, согласно которому не выполнивший обязательств, становился зависимым от кредитора на тот срок, в течение которого отрабатывал ему весь объем долга и убытков. 

    В IX—ХII вв. письменная форма договоров еще не развилась, они совершались, как правило, в устной форме. Для устранения последующих взаимных претензий, при заключении сделок должны были присутствовать свидетели, но суд принимал и любые- другие доказательства, удостоверяющие договоры. Число известных Русской Правде сделок еще не очень значительно.

    В обиходе договор купли-продажи  был самым распространенным. Продавались  имущество (движимое и недвижимое) и  холопы, причем продаже последних  в законодательстве того времени  уделяется весьма большое внимание. В Русской Правде регламентировался не столько сам договор купли-продажи (его условия зависели от воли сторон) сколько споры, возникавшие в результате взаимных претензий. Стороны могли распоряжаться, лишь своей собственностью, имущество краденое или неизвестного происхождения оспаривалось после покупки в присутствии администрации. Если законность принадлежности проданного не доказывалась, сделка расторгалась и имущество возмещалось оспаривавшему его лицу. Сделка о продаже сколько-нибудь значимых вещей совершалась на торгу публично во избежание последующих претензий.

    Продажа недвижимости, видимо, ранее всех начала оформляться письменными актами (дошедшие до нас  датируются начиная с ХП в.). С.В.Юшков полагал, что существовали сроки предъявления претензий по недостаткам купленной вещи. Существовал и договор самопродажи в холопство в присутствии свидетелей.

    По  мнению С.В. Юшкова, этот договор был  достаточно распространен в рассматриваемый  период и исторически предшествовал  договору купли-продажи. Хотя в Русской Правде он не упоминается, условия его заключения, скорее всего, были аналогичными договору купли-продажи. 

    В Русской Правде имеется упоминание о найме рабочих «мостников»  для ремонта и строительства  мостов. Устанавливается размер платы за работы и питание. В ХП-ХШ вв. появляется категория «наймитов», которых закон отграничивал от других групп зависимого населения, и их отношения с наймодателем оговаривались договором. Наймит волен был расторгнуть договор, возместив убытки. В то же время имеются упоминания о челядных-наймитах, закупах-наймятах сохранявших зависимость. Характер имущественного найма в Русской Правде не раскрывается.

    В XII-XV вв. проявились три тенденции развития обязательственного права. Во-первых, развитие товарно-денежных отношений привело к появлению новых видов договоров (ударение, залог, поручительство) и умилению имущественной ответственности сторон в обязательствах. Обязательства из правонарушений постепенно смещаются в область уголовно наказуемую. Во-вторых, при господстве феодальных отношений сохранялась личная ответственность должников. Должники попадали в хозяйственную зависимость от заимодавцев, обязаны были отрабатывать долг, находясь как бы под патронатом. Личная зависимость распространялась даже в среде феодалов в вассальных, отношениях с государством или сюзереном. В-третьих, в Новгороде и Пскове формировалась система обязательственного Права с развитой имущественной ответственностью, основанной на товарнно-денежном обмене. 

 

    

    1.1 Решение задачи 
 
 

    По  статье 61 Пространной редакции Русской Правды, в случае если господин распорядится закупом как холопом и продаст его, сделка не может быть признана действительной (и господин обязан, вероятно, вернуть покупателю деньги за него), закуп получает свободу, а господин наказывается, кроме того, высшей продажей.

    Законодательство  стоит на защите социально зависимого и юридически не полноправного положения  трудящегося земледельца, но препятствует его окончательному закабалению и полному лишению прав. Это отражает, очевидно, существование различных тенденций в эволюции феодальной эксплуатации в Х I I – X I I I вв. Правда ничего не говорит о возможности закупа выкупиться из его зависимого положения. В Правосудии митрополичьем зафиксирована, вероятно, старая норма (которую, однако, нет оснований связывать с Владимиром Мономахом) о внесении закупом для этого двойной купы (дати ему вдвое задаток). [1, с. 105]

 

     Преступления и  наказания по воинским артикулам 1715 г 
 
 

    Первая  петровская систематизация уголовно-правовых норм была произведена в 1715 г. при создании "Артикула воинского".

    Воинские  артикулы состояли из двадцати четырех  глав и двухсот девяти статей и  были включены в качестве Части второй в Воинский устав. Юридическая техника  этого кодекса достаточно высокая: законодатель впервые стремился использовать наиболее емкие и абстрактные юридические формулировки и отходит от традиционной для русского права казуальной системы.

    Законодатель  обращал внимание на степень случайности - грань между неосторожным и случайным  преступлениями была весьма тонкой. Выделив субъективную сторону преступления, законодатель все же не отказывался от принципа объективного вменения: нередко неосторожные действия наказывались так же, как и  умышленные: для суда был важен результат действия, а не его мотив. Вместе с преступником несли  ответственность лица, не совершавшие преступления, - его родственники. Ответственность снималась или  смягчалась в зависимости от объективных обстоятельств. К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние  аффекта, малолетство преступника, "непривычку к службе" и служебное рвение, в пылу которого было совершено преступление.

    Характерно, что к отягчающим обстоятельствам  закон впервые стал относить состояние  опьянения, прежде всегда бывшее обстоятельством, смягчающим вину. Законодатель вводил понятия крайней необходимости (например, кража от голода) и необходимой обороны. В ряде случаев законодатель предусматривал наказание за один только умысел (в государственных преступлениях). 

    

    Артикулы  включали следующие виды преступлений:

    1. Против религии. В эту группу  входили чародейство, идолопоклонство,  которые наказывались смертной  казнью (сожжением) при условии,  что будет доказано сношение  обвиняемого с дьяволом. В противном  случае назначалось тюремное  заключение и телесное наказание.

    Богохульство  наказывалось усечением языка, а  особая хула девы Марии и святых - смертной казнью. При этом учитывался мотив злостности в богохульстве.

    Несоблюдение  церковных обрядов и непосещение  богослужений, нахождение в церкви в пьяном виде наказывались штрафом или тюремным заключением. Наказывалось и недоносительство в богохульстве.

    "Совращение  в раскол" наказывалось каторгой, конфискацией имущества, а для  священников - колесованием.

    Божба, т.е. произнесение "всуе" имени  божьего наказывалось штрафом и церковным покаянием.

    2. Государственные. Простой умысел  убить или взять в плен царя  наказывался четвертованием. Так  же наказывалось вооруженное  выступление против властей (одинаковое  наказание - четвертование несли  исполнители, пособники и подстрекатели).

    Оскорбление, словом монарха наказывалось отсечением головы.

    3. К должностным преступлениям  относили взяточничество, наказываемое  смертной казнью, конфискацией имущества  и телесными наказаниями.

    4. Преступления против порядка  управления и суда. К ним относились срывание и истребление указов, что наказывалось смертной казнью. Сюда же относились такие действия, как подделка печатей, писем, актов и расходных ведомостей, за что полагались телесные наказания и конфискация. За подделку денег - сожжение.

    К преступлениям против суда относились лжеприсяга, которая наказывалась отсечением двух пальцев (которыми присягали) и ссылкой на каторгу, лжесвидетельство, наказываемое, как и лжеприсяга (кроме того, назначалось церковное покаяние).

    5. Преступления против "благочиния", близко стоящие к предыдущей группе, но не имеющие прямой антигосударственной направленности. К ним относили укрывательство преступников, каравшееся смертной казнью, содержание притонов, присвоение ложных имен и прозвищ с целью причинения вреда, распевание непристойных песен и произнесение нецензурных речей.

    В дополняющих Артикулы указах предусматривались  наказания за буйство, пьянство, игру в карты на деньги,  драки и  нецензурную брань в публичных  местах.

    6 Убийство. Артикулы различали умышленное (каравшееся  отсечением головы), неосторожное (наказываемое телесным заключением, штрафом, шпицрутенами), случайное (ненаказуемое). К наиболее тяжким видам убийств законодатель относил убийство по найму, отравление, убийство отца, матери, младенца или офицера. Особая этическая окраска этих составов очевидна, за этим следовал и особый вид наказания - колесование.

    Неудачно  покушавшийся на самоубийство после  благополучного спасения приговаривался к смертной казни. Оставшиеся в живых  дуэлянты наказывались повешением, тела погибших на дуэли (как и самоубийц) подвергались надругательству.

stud24.ru

Обязательственное право по «Русской правде». Дальнейшее развитие системы договоров в ПСГ.

Обязательственное право

Обязательство представляет собой правоотношение, возникающее меж­ду лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора), либо вследствие правонарушения (деликта). В любом случае, лицо, нарушившее интересы другого лица, обязывается совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в Русской Правде ещё не существовало отличия граж­данско-правового обязательства от уголовно-правового. Четкие границы между ними будут определены позднее в процессе формирования отраслей гражданского и уголовного права. В древнерусском законодательстве обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и воз­мещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. 11Кр. Пр.). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. 12–13Кр. Пр.).

Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, хотя ещё не существует ни самого термина «договор», на определения его понятия. Очевидно, что под договором по­нимали соглашение двух или нескольких лиц (контрагентов), в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. Для за­ключения договора стороны (субъекты) должны были отвечать следую­щим требованиям: возраста, правоспособности (умалишенный или раб не имели ее) и свободы (или доброй воли). Договоры, заключенные по при­нуждению, не имели силы.

Поначалу договоры были, как правило, словесные, с употреблением и ходе их заключения символических обрядов (магарыч, рукобитье) и с обя­зательным присутствием свидетелей (послухов). Система договоров была простой и предусматривала следующие их виды: мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договор мены – один из самых древних; из него как особая разновидность мены вырос договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым имуществом, к которому принадлежали и холопы. Сделки с холопами заключались при обязатель­ном их присутствии (послухов было не достаточно). Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет качества вещи, или признан несо­стоявшимся, если обнаруживалось, что продавец не имел права собствен­ности на проданную вещь.

Заем – следующий вид договора, он оформлял право заимодавца на личность должника, вплоть до продажи неисправного должника в рабст­во. Предметом займа могли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и др. вещи. Русская Правда знает несколько видов займа: 1) Простой заем, предполагавший возврат долга с процентами, которые назывались резо.м(с занятых денег), наставим (с меда), присопом(с жита). Проценты были велики и делились на годовые, третные и месячные. Размер годовых рав­нялся 20 (1 к 5), третные и тем более месячные были ещё выше. Нарушение договора, неисполнение обязательств, вело к потере свободы. 2) Своеоб­разной формой займа было закупничествоили так называемый самозакладный заем и заем с отработкой процентов в хозяйстве кредитора.



Поклажа – передача вещей на хранение. Русская Правда предполага­ла, что в случае утайки какой-то их части и обвинения в этом хранителя он очищался от него принятием присяги (клятвы).

Договор личного найма влёк за собой право нанимателя на личность наймита, что, в конечном счете, приводило к холопству. Это разновид­ность самозакладного займа, в котором имеет место задаток, некая сумма найма, уплачиваемая в двойном размере в случае, если наймит захочет оставить своего хозяина до срока («Правосудие Митрополичье»).

3. Гораздо более развита в ПСГ и система договоров (обяза­тельственное право). Мы находим в ней, во-первых, богатое видовое раз­нообразие договоров. Кроме известных нам мены, купли-продажи, лично­го найма, займа, появляются дарение, наем помещений, изорничесгво (приходит на смену закупничеству). Во-вторых, меняется форма заключе­ния договора, на смену устной форме приходит письменная.

Письменная грамота оформляется при купле-продаже, мене, поклаже, займе и других видах договоров. Разве что дарение, чтобы быть действи­тельным, достаточно было засвидетельствовать перед попом или другими «сторонними» людьми. Причем для ряда договоров грамоту нужно было писать обязательно на пергамене или бумаге, а не на диске (поклажи, зай­ма на сумму свыше 1 рубля, доски признавались недействительными). Ин­тересно отметить, что ПСГ признает недействительными договоры купли-продажи или мены, если они заключены в пьяном виде («во время пируш­ки») и если последовал протест одной из сторон.



4. В Пскове гораздо жестче закон о росте (процентах) на заем. ПСГ на­зывает его гостинцем. Взыскание гостинца допускается лишь тогда, когда требование уплаты долга предъявлено в срок, а не по истечении срока. Не уплачиваются проценты и при требовании долга до окончания срока. А вот должник, предложивший уплату денег до срока, получает право на снижение процентов, он платит их по расчету времени (ст. ст. 73–74). Эти статьи ограничивали самоуправство ростовщиков-банкиров.

5. Две статьи (40 и 41) ПСГ посвящены яичному найму. Первая разре­шает дворному наймиту уйти от своего государя до срока, установленного договором (урока), при этом государь вправе заплатить ему заработанное лишь за последний год. Все остальные не в счет, даже если их было 5 или 10. Но не это главное. Главное, что наймит имеет право оформить такой иск, а следовательно, наем не ведет к холопству. А вот плотник (ст. 41), нанявшийся на работу, обязан завершить свой «урок» (ибо у него есть ко­нец, тогда как дворовое дело бесконечно), причем и в том случае, если нет письменного договора. Чтобы плотник доделал свое дело, «государю» достаточно поцеловать крест.

6. В ПСГ, регулирующей отношения в крупном торговом центре, появляется договор найма помещений (аренды) – складов, амбаров, квартир и пр. Для обозначения нанимателя используется термин подсуседник(ст. 103).

cyberpedia.su

Вещное право по Русской Правде

Право Древней Руси уже много внимания уделяет закреплению и защите прав отдельных лиц на их имущество. Русская Правда и другие источники не содержат единого термина для обозначения права соб­ственности. Причина, очевидно, заключается в том, что содержание этого права было тогда различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственно­сти. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет о праве собственности на движимое имущество, носившее общее на­звание «имения». В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие, кони и другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Пра­во частной собственности на них было полным и неограниченным. Соб­ственник мог ими владеть, пользоваться, извлекать доходы и распоря­жаться вещами, вплоть до их уничтожения, вступать в договоры, свя­занные с вещами, требовать защиты своих прав на вещи и др. То есть во времена Русской Правды имущество, находившееся в собственнос­ти, считалось объектом полного господства собственника.

Можно предполагать, что субъектами права собственности в ука­занное время были все свободные люди. Собственник имел право на возврат своего имущества из чужого незаконного владения. За причи­ненный имуществу ущерб, незаконное использование чужого имуще­ства назначался штраф. Причем можно утверждать, что охрана част­ной собственности усиливается от Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела только от вида и количества украденного скота, то в последней (ст. 41 —42) она определяется и ме­стом совершения преступления (украден ли скот из закрытого поме­щения или с поля).

Гораздо сложнее обстоит дело с собственностью на недвижимость и в первую очередь с земельной собственностью. Первоначально земля составляла общественный (общинный) фонд. Землю занимали для скотоводства или земледелия, пользовались ею, пока она не истощалась, и переходили на другой участок. Заброшенный участок после восстанов­ления плодородия становился достоянием другоголица. Поскольку каж­дое отдельное лицо было членом общины (или рода), именно община обладала правом владения землей. И лишь со временем, с ростом иму­щественного расслоения, зарождением феодализма и феодальных от­ношений появляется индивидуальная собственность на землю. Источ­ники говорят о принадлежности ряда сел княгине Ольге уже в X в.

К XII в. земельная собственность существовала в виде княжеского домена, боярских и монастырских вотчин, общинной и семейно-индиви-дуальной собственности. Очевидно, уже тогда существовали и феодаль­ные договоры о земле и нормы, регулировавшие землевладельческие отношения. Но о том, как они выглядели, можно судить только по более поздним источникам. По-видимому, поземельные отношения регулиро­вались главным образом нормами обычного права. В Русской Правде этому посвящено всего несколько статей. Статьи 33 Краткой Правды и 63—66 Пространной устанавливают штраф в 12 гривен за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. Такой же штраф следует за разорение пчельника (борти), бобриных и других охотничьих угодий. О том, кому принадлежит земля, — закон молчит. Большой размер штра­фа вызвал предположение ряда исследователей о феодальном владении, скорее всего, княжеском. Но есть и другое мнение, что это могла быть межа любого конкретного индивидуального хозяйства или общих владе­ний деревни, а значительный размер штрафа — лишь показатель ува­жения законодателем прав землевладельца.

Самым древним способом приобретения права собственности на землю была заимка — завладение свободной землей без строгого оп­ределения границ владения («куды соха, топор и коса ходили»). Глав­ным же основанием существования права собственности на землю ста­ли давность владения и обработки. Позднее к заимке прибавляются другие способы: прямой захват общинной земли, княжеские раздачи земель дружинникам, тиунам и церкви и, возможно, покупка. Но Рус­ская Правда в первой своей редакции не выделяет недвижимость как объект сделок.

magref.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *