Монологи катерины – Скачать бесплатно mp3 песню Островский Гроза — Монолог Катерины без регистрации. Слова, текст и перевод песни Островский Гроза

Монологи Катерины, Кулигина из пьесы Островского «Гроза» — Тексты монологов — Монологи — к празднику


Русский великий драматург А.Н. Острвский написал огромное множество пьес. Но одна из них считается наилучшей и просто вершиной его творчества. Это пьеса «Гроза». Особую популярность также получили монологи героев данного произведения — Катерины, Кулигина.

 

 

Монолог Кулигина «Гроза» Островский

 

Кулигин. И не привыкнете никогда, сударь.
Борис. Отчего же?
Кулигин. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной, не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: «Послушай, говорит, Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!» Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу, да и говорит: «Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами об таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: недоплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, а у меня из этого тысячи составляются, так оно мне и хорошо!» Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое истеряно. А те им, за малую благостыню, на гербовых листах злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся-судятся здесь, да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат; а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. «Я, говорит, потрачусь, да уж и ему станет в копейку». Я было хотел все это стихами изобразить…

 

 

«Гроза» А.Н Островский — Монолог Кулигина

Вот какой, сударь, у нас городишко! Бульвар сделали, а не гуляют. Гуляют только по праздникам, и то один вид делают, что гуляют, а сами ходят туда наряды показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день и ночь забота. И спят-то всего часа три в сутки. А богатые-то что делают? Ну, что бы, кажется, им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех давно ворота, сударь, заперты и собаки спущены. Вы думаете, они дело делают, либо богу молятся? Нет, сударь! И не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! И все шито да крыто — никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри в людях меня да на улице; а до семьи моей тебе дела нет; на это, говорит, у меня есть замки, да запоры, да собаки злые. Семья, говорит, дело тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих секретов-то, сударь, ему только одному весело, а остальные — волком воют. Да и что за секрет? Кто его не знает! Ограбить сирот, родственников, племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он там творит, пикнуть не смели. Вот и весь секрет. Ну, да бог с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часик-другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара!

 

 

Популярный монолог Катерины из произведения Островского «Гроза»

Отчего люди не летают?
Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь! Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела…Попробовать нешто теперь?!…А какая я была резвая! Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много. А какие сны мне снились, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то…Ох, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или… уж и не знаю. Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что…Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану – мыслей никак не соберу, молиться — не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на уме совсем не то: точно мне лукавый в уши шепчет, да все про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне самое себе совестно сделается. Что со мной? Не спится мне, все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно голубь воркует. Уж не снятся мне, как прежде, райские деревья да горы,а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду…

 

 

Загрузка…

scenki-monologi.at.ua

«Анализ монологов Катерины по пьесе А. Н. Островского «Гроза»»

А. Н. Островский — великий русский драматург, автор множества пьес. Но только пьеса «Гроза» является вершиной его творчества. Критик Добролюбов, анализируя образ Катерины, главной героини этого произведения, назвал ее «лучом света в темном царстве».

В монологах Катерины воплощаются заветные мечты о гармоничной счастливой жизни, о правде, о христианском рае.

Хорошо и беспечно протекала жизнь героини в родительском доме. Здесь она чувствовала себя «на воле». Жила Катерина легко, беззаботно, радостно. Она очень любила свой сад, в котором так часто гуляла и любовалась цветами. Рассказывая потом Варваре о своей жизни в родительском доме, она говорит: «Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю… Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много». Настоящую радость жизни переживает Катерина в саду, среди деревьев, трав, цветов, утренней свежести просыпающейся природы: «Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена, молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так меня и найдут».

Катерина мечтает о земном рае, который представляется ей в молитвах восходящему солнцу, утреннем посещении ключей, в светлых образах ангелов и птиц. Позднее, в трудную минуту жизни, Катерина посетует: «Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да радовалась всему. А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка».

Несмотря на свою мечтательность и восторженность, Катерина еще с детства отличалась правдивостью, смелостью и решительностью: «Такая уж я зародилась горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно, я выбежала на Волгу, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!».

Выступая всей жизнью своей против деспотизма и черствости, Катерина доверяется во всем внутреннему голосу совести и одновременно пытается преодолеть тоску по утраченной душевной гармонии. Когда Варвара вручает ей ключ от калитки, через которую можно выйти на тайное свидание, душа ее полна смятения, она мечется, как птица в клетке: «В неволе-то кому весело! Вышел случай, другая и рада: так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горче покажется». Но тоска по родственной душе и просыпающаяся любовь к Борису берут верх, и Катерина оставляет у себя заветный ключ и ждет тайного свидания.

Мечтательная натура Катерины ошибочно видит мужской идеал в образе Бориса. После ее публичного признания о связи с ним, Катерина осознает, что даже если свекровь и муж простят ее прегрешения, жить по-прежнему она уже не сможет. Ее надежды и мечтания разрушены: «Еще кабы с ним жить, может быть, радость бы какую-нибудь я и видела», и теперь ее мысли не о себе. Она просит у любимого прощения за причиненные ему тревоги: «За что я его в беду ввела? Погибать бы мне одной» А то себя погубила, его погубила, себе бесчестье — ему вечный покор!»

Решение покончить с собой приходит к Катерине как внутренний протест семейному деспотизму и ханжеству. Дом Кабанихи для нее стал ненавистным: «Мне что домой, что в могилу — все равно. В могиле лучше…». Ей хочется обрести свободу после пережитых ею нравственных бурь. Теперь, к концу трагедии, ее тревоги уходят и она решает оставить этот мир с сознанием своей правоты: «Молиться не будут? Кто любит, тот будет молиться».

Смерть Катерины наступает в момент, когда умереть для неё лучше, чем жить, когда только смерть оказывается выходом, единственным спасением того хорошего, что в ней есть.

www.allsoch.ru

Монологи известных авторов. — Прочие — Монологи — к празднику


В Интернете на данный момент очень трудно найти монологи известных авторов. Мы предлагаем вам подборгу монологов известных людей. Заходите на наш сайт и наслаждайтесь разнообразными красивыми монологами.

М.Ю.Лермонтов Маскарад. Баронесса

Подумаешь: зачем живем мы? для того ли,
Чтоб вечно угождать на чуждый нрав
И рабствовать всегда! Жорж Занд почти что прав!
Что ныне женщина? создание без воли,
Игрушка для страстен иль прихотей других!
Имея свет судьей и без защиты в свете,
Она должна таить весь пламень чувств своих
Иль удушить их в полном цвете:
Что женщина? Ее от юности самой
В продажу выгодам, как жертву, убирают,
Винят в любви к себе одной,
Любить других не позволяют.
В груди ее порой бушует страсть,
Боязнь, рассудок, мысли гонит;
И если как-нибудь, забывши света власть,
Она покров с нее уронит,
Предастся чувствам всей душой —
Тогда прости и счастье и покой!
Свет тут… он тайны знать не хочет! он по виду,
По платью встретит честность и порок, —
Но не снесет приличиям обиду,
И в наказаниях жесток!..
(Хочет читать.)
Нет, не могу читать… меня смутило
Все это размышленье, я боюсь
Его как недруга… и, вспомнив то, что было,
Сама себе еще дивлюсь

Чехов. Чайка. Монолог «Почему я не летаю как птица?»

Варвара. Что?
Катерина. Отчего люди не летают?
Варвар а. Я не понимаю, что ты говоришь.
Катерина. Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Знаешь, мне
иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь.
Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. Попробовать нешто теперь?
(Хочет бежать.)
Варвара. Что ты выдумываешь-то?
Катерина (вздыхая). Какая я была резвая! Я у вас завяла совсем.
Варвара. Ты думаешь, я не вижу?
Катерина. Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на
воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не
принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот
я тебе сейчас расскажу. Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на
ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня
цветов было много-много. Потом пойдем с маменькой в церковь, все и
странницы,—у нас полон дом был странниц; да богомолок. А придем из церкви,
сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату золотом, а странницы станут
рассказывать: где они были, что видели, жития’ разные, либо стихи
поют2. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть лягут, а
я по саду гуляю. Потом к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково
хорошо было!
Варвара. Да ведь и у нас то же самое.
Катерина. Да здесь все как будто из-под неволи. И до смерти я любила в
церковь ходить! Точно, бывало, я в рай войду и не вижу никого, и время не
помню, и не слышу, когда служба кончится. Точно как все это в одну секунду
было. Маменька говорила, что все, бывало, смотрят на меня, что со мной
делается. А знаешь: в солнечный день из купола такой светлый столб вниз
идет, и в этом столбе ходит дым, точно облако, и вижу я, бывало, будто
ангелы в этом столбе летают и поют. А то, бывало, девушка, ночью встану — у
нас тоже везде лампадки горели — да где-нибудь в уголке и молюсь до утра.
Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена,
молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так меня и
найдут. И об чем я молилась тогда, чего просила, не знаю; ничего мне не
надобно, всего у меня было довольно. А какие сны мне снились, Варенька,
какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют
невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как
обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по
воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то.
Варвара. А что же?
Катерина (помолчав). Я умру скоро.
Варвара. Полно, что ты!
Катерина. Нет, я знаю, что умру. Ох, девушка, что-то со мной недоброе
делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое
необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или… уж и не знаю.
Варвара. Что же с тобой такое?
Катерина (берет ее за руку). А вот что, Варя: быть греху какому-нибудь!
Такой на меня страх, такой-то на меня страх! Точно я стою над пропастью и
меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что. (Хватается за голову
рукой.)
Варвара. Что с тобой? Здорова ли ты?
Катерина. Здорова… Лучше бы я больна была, а то нехорошо. Лезет мне в
голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану — мыслей
никак не соберу, молиться — не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на
уме совсем не то: точно мне лукавый в уши шепчет, да все про такие дела
нехорошие. И то мне представляется, что мне самое себе совестно сделается.
Что со мной? Перед бедой перед какой-нибудь это! Ночью, Варя, не спится мне,
все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно
голубь воркует. Уж не снятся мне, Варя, как прежде, райские деревья да горы,
а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду
за ним, иду…
Варвара

Уильям Шекспир .Монолог Джульетты:

Прощайте. — Богу одному известно,
Когда мы с ней увидимся опять.
Холодный страх по жилам пробегает;
Мне кажется, что жизни теплоту
Он леденит. Я позову их снова,
Чтобы они ободрили меня.
Кормилица! — К чему? Что ей здесь делать?
Должна одна я сцену разыграть
Ужасную. Сюда, фиал!
Что, если не подействует микстура?
Должна ль тогда венчаться завтра я?
Нет, нет; вот в чем мое спасенье будет.
Лежи вот здесь. А если это яд,
Что мне хитро поднес монах, желая
Меня убить, чтоб свадьбу устранить,
Которою он был бы обесчещен,
Так как меня с Ромео повенчал?
Боюсь, что так. Однако, нет, едва ли, —
Не допущу я этой мысли злой:
Он до сих пор был святостью известен.
Что, если я проснусь в своем гробу
До времени, когда придет Ромео,
Чтоб выручить меня? Вот что ужасно!
Не задохнусь ли в этом склепе я? —
В смердящий рот его не проникает
Здоровый воздух… Не умру ль я прежде,
Чем явится Ромео мой? — А если
Останусь я жива, — то мысль одна,
Что смерть кругом и ночь, весь ужас места,
Старинный склеп, где столько уж веков
Всех Капулетти кости погребались
И где лежит Тибальд окровавленный,
Еще недавно так похороненный,
Гниющий там под саваном своим;
Где, говорят, умерших тени бродят,
В известные часы ночной порой…
Увы, увы! ужель невероятно,
Что рано так проснувшись в этом смраде
И слушая стенания кругом,
Похожие на стоны мандрагоры,
Когда ее из почвы вырывают, —
Возможно ли мне не сойти с ума?
О, если я средь ужасов подобных
Проснуся вдруг, то не лишусь ли я
Рассудка, и в безумии моем
Не стану ль я играть костями предков,
Не вырву ль я Тибальда труп кровавый
Из савана и, в бешенстве, схватив
Кость одного из прадедов моих,
Не размозжу ль той костью, как дубиной,
В отчаяньи я голову себе?
О, это что? Мне кажется, я вижу
Тибальда тень… Ромео ищет он,
Пронзившего его своей рапирой.
Остановись, Тибальд! Иду, Ромео!
Иду! Я пью вот это для тебя.

Островский «Гроза» Монолог Катерины.

Катерина. Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на
воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не
принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот
я тебе сейчас расскажу. Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на
ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня
цветов было много-много. Потом пойдем с маменькой в церковь, все и
странницы,—у нас полон дом был странниц; да богомолок. А придем из церкви,
сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату золотом, а странницы станут
рассказывать: где они были, что видели, жития’ разные, либо стихи
поют2. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть лягут, а
я по саду гуляю. Потом к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково
хорошо было!
Варвара. Да ведь и у нас то же самое.
Катерина. Да здесь все как будто из-под неволи. И до смерти я любила в
церковь ходить! Точно, бывало, я в рай войду и не вижу никого, и время не
помню, и не слышу, когда служба кончится. Точно как все это в одну секунду
было. Маменька говорила, что все, бывало, смотрят на меня, что со мной
делается. А знаешь: в солнечный день из купола такой светлый столб вниз
идет, и в этом столбе ходит дым, точно облако, и вижу я, бывало, будто
ангелы в этом столбе летают и поют. А то, бывало, девушка, ночью встану — у
нас тоже везде лампадки горели — да где-нибудь в уголке и молюсь до утра.
Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена,
молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так меня и
найдут. И об чем я молилась тогда, чего просила, не знаю; ничего мне не
надобно, всего у меня было довольно. А какие сны мне снились, Варенька,
какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют
невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как
обыкновенно, а как на образах пишутся. А то, будто я летаю, так и летаю по
воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то.

Островский «Бесприданница».Монолог Ларисы.

Лариса. Я давеча смотрела вниз через решетку, у меня закружилась
голова, и я чуть не упала. А если упасть, так, говорят… верная смерть.
(Подумав.) Вот хорошо бы броситься! Нет, зачем бросаться!.. Стоять у решетки
и смотреть вниз, закружится голова и упадешь… Да, это лучше… в
беспамятстве, ни боли… ничего не будешь чувствовать! (Подходит к решетке и
смотрит вниз. Нагибается, крепко хватается за решетку, потом с ужасом
отбегает.) Ой, ой! Как страшно! (Чуть не падает, хватается за беседку.)
Какое головокружение! Я падаю, падаю, ай! (Садится у стола подле беседки.)
Ох, нет… (Сквозь слезы.) Расставаться с жизнью совсем не так просто, как я
думала. Вот и нет сил! Вот я какая несчастная! А ведь есть люди, для которых
это легко. Видно, уж тем совсем жить нельзя; их ничто не прельщает, им ничто
не мило, ничего не жалко. Ах, что я!.. Да ведь и мне ничто не мило, и мне
жить нельзя, и мне жить незачем! Что ж я не решаюсь? Что меня держит над
этой пропастью? Что мешает? (Задумывается.) Ах, нет, нет… Не Кнуров…
роскошь, блеск… нет, нет… я далека от суеты… (Вздрогнув.) Разврат…
ох, нет… Просто решимости не имею. Жалкая слабость: жить, хоть как-нибудь,
да жить… когда нельзя жить и не нужно. Какая я жалкая, несчастная. Кабы
теперь меня убил кто-нибудь… Как хорошо умереть… пока еще упрекнуть себя
не в чем. Или захворать и умереть… Да я, кажется, захвораю. Как дурно
мне!.. Хворать долго, успокоиться, со всем примириться, всем простить и
умереть… Ах, как дурно, как кружится голова. (Подпирает голову рукой и
сидит в забытьи.)

Загрузка…

scenki-monologi.at.ua

Монологи Катерины и их роль в раскрытии характера героини (по драме Островского «Гроза»)

Драма «Гроза» —одно из прекрасных произведений Александра Николаевича Островского. В пьесе Островский показал извечную борьбу «темного царства» с людьми «горячего сердца», среди которых и глазная героиня драмы — Катерина Кабанова. Именно в конфликтах между людьми взгляды и убеждения которых расходятся, четко показана вся власть царства диких и кабановых над людьми, которые не могут смириться с жизнью в рабстве.

Катерина принадлежит к числу тех людей, которые не могут и не хотят жить в мире с дикими и кабановыми. Сначала Катерина пытается понять мораль Кабановой, старается приспособиться к ее жизни наперекор своим убеждениям. Но не по ее характеру подобный образ жизни. Жить так — значит прислушиваться к поучениям Кабановой, стараться везде и во всем ей угождать, быть смиренной и покорной.

«Такая уж я зародилась горячая», — говорит Катерина, и это значит вовсе не буйная, строптивая, несдержанная (иначе Кабанова тоже была бы «горячей»), а — решительная, своенравная, с непреклонным чувством собственного достоинства. «И хочу я себя переломить, да не могу». И это «не могу» явилось одной из причин, может быть, даже самой главной, в ее трагической судьбе. «Горячая» — всем существом своей неукротимой натуры жаждущая воли, простора, полета: «Знаешь, мне иногда кажется, что я птица» … В рассказах Екатерины мы часто встречаем слова «птичка на воле», «вольная птица» . И в народной поэзии птица — символ свободы. Катерина же стремится к свободе. Но, попав в страшные сети условностей и «порядка» Кабанихи, она невольна над собой, хоть и готова на все: «Коли мне здесь очень опостылет, так и не удержат меня никакой силой», — говорит она Варваре, и та вдруг умолкает, озадаченная этой решимостью.

С двумя героями связана Катерина: с одним — долгом, с другим — чувством. И ни один из них в страшную для Катерины минуту душевного смятения не поддержал ее, не помог уйти от трагической развязки, от страшного прыжка в пропасть (не Волгу, а в принародное покаяние в грехе, в котором виновна не только ведь она!).

Гибель Катерины — «страшный вызов самодурной силе», но и повод задуматься над вечной темой любви и ответственности за любимое существо. И все это можно найти в монологах героини, которые раскрывают ее душевный мир, ее отношение к людям и тем моральным принципам, по которым она вынуждена жить.

school-essay.ru

Монологи катерины из драмы гроза Перечислите их и их кратный смысл! Срочно!!

1.Катерина рассказывает Варваре о своей жизни в девичестве-В этом поэтичном монологе Катерины нарисован идеальный вариант патриархальных отношений. Главный мотив этого рассказа — все пронизывающая взаимная любовь и воля. “Я жила, ни о чем не тужила, точно птичка на воле.. . что хочу, бывало, то и делаю”.
2.Монолог с ключом -представлена целая гамма переживаний: от стыда и беспокойства, от сомнений в собственной правоте, через отказ от мысли о том, что любовь – это грех, через попытки найти виновного в том, что человеческие желания и чувства приходят в несоответствие с общественными установками – к пониманию того, что главное для человека – быть честным с самим собой и уметь слушать собственное сердце.

3.Она не только не прячется, не таится, но «громко, во весь голос» зовет любимого: «Радость моя, жизнь моя, душа моя, люблю тебя! Откликнись! » Нет, она не чувствует себя рабой, напротив, она свободна, хотя бы потому, что все потеряла, что нечем ей больше дорожить, даже жизнью: «Для чего мне теперь жить, ну для чего? «

4.Последний монолог Катерины рисует ее внутреннюю победу над силами «темного царства». «Опять жить? Нет, нет, не надо.. . нехорошо! » Характерно здесь слово «нехорошо»: жить под игом Кабанихи, с точки зрения Катерины, безнравственно. «А поймают меня, да воротят домой насильно… » Как страшно звучит здесь это слово — поймают, словно не о человеке идет речь! При мысли о насилии, которое совершится над ней, Катерина восклицает: «Ах, скорей, скорей! » Жажда освобождения торжествует и над темными религиозными представлениями. Катерина проникается убеждением в своем праве на свободу чувства, на свободу выбора между жизнью и смертью. «Все равно, что смерть придет, что сама.. . а жить нельзя! » — размышляет она о самоубийстве, которое, с точки зрения церкви, является одним из самых страшных грехов. И далее она подвергает сомнению это представление: «Грех! Молиться не будут? Кто любит, тот будет молиться… » Мысль о любви сильнее, нежели страх перед религиозными запретами, и предсмертные слова Катерины обращены не к Богу и выражают не раскаяние в совершенных грехах — они обращены к любимому: «Друг мой! Радость моя! Прощай! «

otvet.mail.ru

Монологи Катерины и их роль в раскрытии характера героини по драме Островского Гроза

Драма «Гроза» —одно из прекрасных произведений Александра Николаевича Островского. В пьесе Островский показал извечную борьбу «темного царства» с людьми «горячего сердца», среди которых и глазная героиня драмы — Катерина Кабанова. Именно в конфликтах между людьми взгляды и убеждения которых расходятся, четко показана вся власть царства диких и кабановых над людьми, которые не могут смириться с жизнью в рабстве.

Катерина принадлежит к числу тех людей, которые не могут и не хотят жить в мире с дикими и кабановыми. Сначала Катерина пытается понять мораль Кабановой, старается приспособиться к ее жизни наперекор своим убеждениям. Но не по ее характеру подобный образ жизни. Жить так — значит прислушиваться к поучениям Кабановой, стараться везде и во всем ей угождать, быть смиренной и покорной.

«Такая уж я зародилась горячая», — говорит Катерина, и это значит вовсе не буйная, строптивая, несдержанная (иначе Кабанова тоже была бы «горячей»), а — решительная, своенравная, с непреклонным чувством собственного достоинства. «И хочу я себя переломить, да не могу». И это «не могу» явилось одной из причин, может быть, даже самой главной, в ее трагической судьбе. «Горячая» — всем существом своей неукротимой натуры жаждущая воли, простора, полета: «Знаешь, мне иногда кажется, что я птица» … В рассказах Екатерины мы часто встречаем слова «птичка на воле», «вольная птица» . И в народной поэзии птица — символ свободы. Катерина же стремится к свободе. Но, попав в страшные сети условностей и «порядка» Кабанихи, она невольна над собой, хоть и готова на все: «Коли мне здесь очень опостылет, так и не удержат меня никакой силой», — говорит она Варваре, и та вдруг умолкает, озадаченная этой решимостью.

С двумя героями связана Катерина: с одним — долгом, с другим — чувством. И ни один из них в страшную для Катерины минуту душевного смятения не поддержал ее, не помог уйти от трагической развязки, от страшного прыжка в пропасть (не Волгу, а в принародное покаяние в грехе, в котором виновна не только ведь она!).

Гибель Катерины — «страшный вызов самодурной силе», но и повод задуматься над вечной темой любви и ответственности за любимое существо. И все это можно найти в монологах героини, которые раскрывают ее душевный мир, ее отношение к людям и тем моральным принципам, по которым она вынуждена жить.

mirznanii.com

Анализ монологов Катерины по пьесе А.Н. Островского «Гроза» Гроза Островский А.Н. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения

Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!

/ Сочинения / Островский А.Н. / Гроза / Анализ монологов Катерины по пьесе А.Н. Островского «Гроза»

    А.Н. Островский – великий русский драматург, автор множества пьес. Но только пьеса «Гроза» является вершиной его творчества. Критик Добролюбов, анализируя образ Катерины, главной героини этого произведения, назвал ее «лучом света в темном царстве».

    В монологах Катерины воплощаются заветные мечты о гармоничной счастливой жизни, о правде, о христианском рае.

    Хорошо и беспечно протекала жизнь героини в родительском доме. Здесь она чувствовала себя «на воле». Жила Катерина легко, беззаботно, радостно. Она очень любила свой сад, в котором так часто гуляла и любовалась цветами. Рассказывая потом Варваре о своей жизни в родительском доме, она говорит: «Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла, наряжала меня, как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю… Встану я, бывало, рано; коли летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов было много-много». Настоящую радость жизни переживает Катерина в саду, среди деревьев, трав, цветов, утренней свежести просыпающейся природы: «Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена, молюсь и плачу, и сама не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так меня и найдут».

    Катерина мечтает о земном рае, который представляется ей в молитвах восходящему солнцу, утреннем посещении ключей, в светлых образах ангелов и птиц. Позднее, в трудную минуту жизни, Катерина посетует: «Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да радовалась всему. А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка».

    Несмотря на свою мечтательность и восторженность, Катерина еще с детства отличалась правдивостью, смелостью и решительностью: «Такая уж я зародилась горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно, я выбежала на Волгу, села в лодку, да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!».

    Выступая всей жизнью своей против деспотизма и черствости, Катерина доверяется во всем внутреннему голосу совести и одновременно пытается преодолеть тоску по утраченной душевной гармонии. Когда Варвара вручает ей ключ от калитки, через которую можно выйти на тайное свидание, душа ее полна смятения, она мечется, как птица в клетке: «В неволе-то кому весело! Вышел случай, другая и рада: так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горче покажется». Но тоска по родственной душе и просыпающаяся любовь к Борису берут верх, и Катерина оставляет у себя заветный ключ и ждет тайного свидания.

    Мечтательная натура Катерины ошибочно видит мужской идеал в образе Бориса. После ее публичного признания о связи с ним, Катерина осознает, что даже если свекровь и муж простят ее прегрешения, жить по-прежнему она уже не сможет. Ее надежды и мечтания разрушены: «Еще кабы с ним жить, может быть, радость бы какую-нибудь я и видела», и теперь ее мысли не о себе. Она просит у любимого прощения за причиненные ему тревоги: «За что я его в беду ввела? Погибать бы мне одной» А то себя погубила, его погубила, себе бесчестье – ему вечный покор!»

    Решение покончить с собой приходит к Катерине как внутренний протест семейному деспотизму и ханжеству. Дом Кабанихи для нее стал ненавистным: «Мне что домой, что в могилу – все равно. В могиле лучше…». Ей хочется обрести свободу после пережитых ею нравственных бурь. Теперь, к концу трагедии, ее тревоги уходят и она решает оставить этот мир с сознанием своей правоты: «Молиться не будут? Кто любит, тот будет молиться».

    Смерть Катерины наступает в момент, когда умереть для неё лучше, чем жить, когда только смерть оказывается выходом, единственным спасением того хорошего, что в ней есть.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Островский А.Н. / Гроза / Анализ монологов Катерины по пьесе А.Н. Островского «Гроза»

Смотрите также по
произведению «Гроза»:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

www.litra.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о