Картина ад данте – История одного шедевра: «Карта Ада» Боттичелли

8 произведений искусства, которые воспели дантев Ад

Те, кто читал «Божественную комедию» видят ад глазами Данте, и открывается он перед ними знаменитыми словами «Оставь надежду, всяк сюда входящий».

На протяжении веков лучшие мастера своего времени пытались изобразить эпические масштабы дантевского Ада. Ужасы, которые скрывали врата, становились предметами изобразительного искусства с такой настойчивостью, что почти сразу вставали на одну ступень с «Комедией».

Репродукции этих работ сегодня встречаются почти в каждом современном издании поэмы. И среди этих произведений есть то, которое стало одной из самых узнаваемых обложек дантевской «Комедии» о жизни внутри кругов Ада.

«Данте и Вергилий» (1850) Вильям Бугро

На одном из самых знаменитых творений французского живописца XIX века изображен 8 круг Ада Данте. Здесь за свои прегрешения расплачиваются колдуны, льстецы, обольстители, лицемеры и лжесвидетели. Картина выделяется своим мастерством изображения и гиперреализмом: тень, мышцы тела, позы. Бугро выбрал один из самых пугающих и страшных праздников ужаса, какой только можно было найти в «Комедии».

 

«Ладья Данте» (1822) Эжен Делакруа

Французский художник XIX века Эжен Делакруа «списал» Ад с 8 песни. Здесь Данте и Вергилий пересекают реку Стикс на фоне пылающего Города мёртвых.  Из вод реки, к ладье путников, вздымаются души грешников. В свое время именно эта картина вдохновила Бугро на создание своего шедевра — «Данте и Вергилий».

«Круги ада» (1480-1495) Сандро Боттичелли

Одна из 7 иллюстраций Боттичелли к «Божественной комедии» была создана в конце XV века в стенах Ватиканской апостольской библиотеки. Работа представляет собой настолько детальное изображение путешествия в Ад, что можно проследить даже остановки, которые делали Данте и Вергилий.

 

«Властитель тьмы»  (1965) Сальвадор Дали

Сальвадор Дали к 700-й годовщине со дня рождения Данте создал (более) 100 акварелей на «Божественную комедию». Заказ поступил от правительства Италии, но вскоре был отменен, так как выяснилось, что художник не итальянец. Тем не менее Дали продолжил работу и завершил серию картин к 1965 году.

«Врата ада» (1880-1917) Огюст Роден

Эти впечатляющие ворота в ад является одним из величайших творческих достижений Родена. Врата состоят из более чем 200 фигур: «Мысль», «Поцелуй, «Адам и Ева» и пр. И что интересно, Роден писал свой Ад не только с «Божественной комедии», но и со сборника «Цветы зла» Шарля Бодлера.

 

Иллюстрации к «Божественной комедии» ( 1826 году ) Уильям Блейк

Более 100 иллюстраций в виде карандашных набросков, акварелей и гравюр должны были стать частью большого замысла, который преследовал английский поэт и художник Уильям Блейк. Но увы, в 1827 году Блейк скончался, оставив незавершенным цикл иллюстраций к «Комедии». На картине выше изображен 8 круг, второй ров, в котором искупают свои грехи льстецы. Данте и Вергилий смотрят на льстецов, погруженных в кал. Среди них — гетера Фаида (героиня комедии Теренция «Евнух»).

Люцифер, иллюстрации «Божественной комедии» (1757-1758) Антонио Затта

Антонио Затта миру больше известен как картограф, но он с большим удовольствием брался и за такие художественные материалы. Зетта на одной из самых знаменитых гравюр, посвященных «Божественной комедии», изобразил последний, 9 круг и самого Люцифера.

Иллюстрация к «Божественной комедии», Ад (1861) Гюстав Доре

Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины…

Доре дал графическую жизнь таким великим литературным произведениям, как «Дон Кихот», «Ворон», («Библия») и, конечно, «Божественная комедия». Серия гравюр, посвященная дантевскому аду, стала настолько известная и узнаваема, что встала наряду с самой поэмой. Доре смог перенести темный, мрачный, полный тоски и ужаса атмосферу пути Данте к Беатриче.

Ерицян Мэри

Понравилось? Расскажи друзьям:

interesnoznat.com

Иллюстрации к «Божественной комедии» Данте Алигьери.

1 круг — Лимб


Александр Литовченко

Первый круг ада — Лимб, где пребывают души тех, кто в неправедных делах уличен не был, но умер некрещеным. В Лимбе обитают античные философы и поэты (кроме того, Вергилий): здесь же находились Ной, Моисей и Авраам, — все праведники, упомянутые в Ветхом Завете, но затем им позволили вознестись в Рай.
Страж: Харон.
Наказание: безбольная скорбь.

2 круг — Сладострастие

William Blake

У входа путешественников встречает царь Минос (справедливый судья и отец Минотавра), который распределяет души по кругам. Здесь все покрыто мглой и постоянно бушует буря — порывы ветра швыряют души тех, кого на путь греха толкнула любовь. Возжелал чужую жену или мужа, жил в разврате — твоя душа будет носиться неприкаянной над бездной во веки вечные.
Страж: Минос.
Наказание: кручение и истязание бурей.

3 круг — Чревоугодие

Цербер

В этом круге заключены обжоры: здесь вечно льет ледяной дождь, души вязнут в грязной жиже, а демон Цербер обгладывает попавшихся под когтистую лапу заключенных.
Страж: Цербер.
Наказание: гниение под солнцем и дождем.

4 круг — Жадность

Гюстав Доре

Обитель тех, кто «недостойно тратил и копил», гигантская равнина, на которой стоят две толпы. Толкая грудью грузы, они идут навствечу друг другу, сталкиваются и затем расходятся, чтобы начать все сначала.
Страж: Плутос.
Наказание: Вечный спор.

5 круг — Гнев и Лень

Гюстав Доре

Гигантская река, а вернее Стигийское болото, куда ссылают за лень и гневливость. Все круги до пятого — пристанище несдержанных, а несдержанность считается меньшим грехом, чем «злоба или буйное скотство», и поэтому страдания душ там облегчены по сравнению с теми, кто обитает на дальних кругах.
Страж: Флегий.
Наказание: Вечная драка по горло в болоте.

6 круг — Для еретиков и лжеучителей



Фурии

Пламенеющий город Дит (Дитом римляне звали Аида, бога подземного царства), который сторожат сестры-Фурии с клубками змей вместо волос. Здесь царит неизбывная скорбь, а в раскрытых гробницах, словно в вечных печах, покоятся еретики и лжеучителя. Переход к седьмому кругу огражден зловонной пропастью.
Стражи: Фурии.
Наказание: быть призраком в раскаленной могиле.

7 круг — Для насильников и убийц всех мастей

Гюстав Доре

Степи, где вечно идет огненный дождь, и взгляду предстает одно и то же: страшные муки душ, запятнавших себя насилием. Сюда попадают и тираны, и убийцы, и самоубийцы, и богохульники, и даже игроки (которые бесмыссленно истребляли собственное имущество). Грешников раздирают собаки, на них охотятся гарпии, их варят в алом кипятке, превращают в деревья и заставляют бегать под струями пламени.
Страж: Минотавр.
Наказание: кипеть в кровавой реке, изнывать в знойной пустыне у горящего потока, быть терзаемыми гарпиями и гончими псами.

8 круг — Для обманувших недоверившихся

Сандро Ботичелли

Пристанище сводников и обольстителей, состоит из 10 рвов (Злопазухи, Злые Щели), в центре которых лежит самый страшный девятый круг Ада. Поблизости мучаются прорицатели, гадатели, колдуньи, взяточники, лицемеры, льстецы, воры, алхимики, лжесвидетели и фальшивомонетчики. В этот же круг попадают священники, торговавшие церковными должностями.
Страж: Герион.
Наказание: грешники идут двумя встречными потоками, бичуемые бесами, влипшие в кал зловонный, туловища некоторых закованы в скалы, по ступням струится огонь. Кто-то кипит в смоле, и если высунется — черти вонзают багры. Закованных в свинцовые мантии ставят на раскаленную жаровню, грешников потрошат и мучают гады, проказа и лишай.

9 круг — Для отступников и предателей всех сортов

Гюстав Доре

В самом центре преисподней — ледяное озеро Коцит. Как в аду викингов, тут невероятно холодно. Здесь покоятся вмороженные в лед отступники, и главный из них — Люцифер, падший ангел. Иуда Искариот (предавший Христа), Брут (обманувший доверие Юлия Цезаря) и Кассий (также участник заговора против Цезаря) терзаются в трех пастях Люцифера.

Стражи: гиганты Бриарей, Эфиальт, Антей.
Наказание: вечные терзания в ледяном озере.

This entry was originally posted at http://zharevna.dreamwidth.org/510967.html. Please comment there using OpenID.

zharevna.livejournal.com

Божественная комедия в живописи — Artrue

О влиянии работы Данте на творчество знаменитых живописцев.

Ад Данте в живописи

Со времен написания культовой Божественной комедии прошло немало лет, однако, идеи и образы, созданные Данте, вдохновляют художников на написание иллюстраций к поэме, а скульпторов на создание различных памятников. Некоторые мастера весьма скрупулезно воссоздавали детали произведения, другие привносили свои идеи.

Сандро Боттичелли (1445–1510)

В 1550 году Джорджо Вазари писал следущее:

Являющийся образованным художником, Боттичелли написал комментарии к некоторым частям поэмы Данте, а затем иллюстрировал Ад и собрал все воедино.

Стоит отметить, что первые комментарии к комедии были опубликованы во Флоренции, в 1481 году, когда она только набирала популярность. Иллюстрации мастер создал в 1490-х годах, для Лоренцо ди Пьерфранческо Медичи.

Работа являлась беспрецедентной. В то время было принято создавать иллюстрации книг в формате небольших изображений, акцентируя внимание на тексте, однако, у Боттичелли они больше похожи на картины. Многочисленные и крупные, они сопровождают каждую песнь поэмы. Художник был чрезвычайно внимателен к первоисточнику, точно изображая каждую сцену. Многие иллюстрации были растеряны, некоторые лежат в музеях Ватикана и Берлина.

Карта ада

Боттичелли также составил очень подробную карту подземного мира. Знаменитая карта, как и другие работы художника, считается одним из самых точных изображений ада по Данте. Восхищение, которое живописец испытывает к поэту, можно видеть в портрете Алигьери, созданном в 1495 году для библиотеки Боттичелли.

Сатана

Страданус (1523–1605)

Известный под именами Ян ван дер Страт, Джованни Страдано и Страданус, фламандский живописец жил во Флоренции и был близок с семьей Медичи. Несмотря на то, что художник был одним из ведущих мастеров итальянского маньеризма, он не забывал о своем происхождении, что отчетливо видно в серии иллюстраций к Божественной комедии. Суровый северный характер раскрывается прежде всего в изображениях Инферно, содержащих демонические образы и жуткие ландшафты.

Данте и Вергилий пересекают реку Стикс с помощью паромщика Флегия

Уильям Блейк (1757–1827)

102 рисунка Блейка, иллюстрирующих комедию, были введены в эксплуатацию в 1825 году. После смерти художника, два года спустя, было найдено множество набросков и предварительных композиций.

В отличие от Боттичелли, Блейк не только уделяет внимание деталям поэмы, но и привносит собственную точку зрения на ключевые сцены. Образы, созданные Уильямом, иногда намекают на критическое отношение к труду Данте, хотя и имеют множество признаков, свидетельствующих об интеллектуальной симпатии поэта и художника.

Поль Гюстав Доре (1832–1883)

Доре был известным французским художником. Начав свою карьеру в возрасте 16-ти лет, он работал иллюстратором для газет и издательств. Его работы ценились за то, что удачно совмещали элементы реализма и романтизма, а также хвалились за потрясающее изображения тел и внимание к анатомии. Огромного успеха живописец достигает в 1865 году, благодаря своим иллюстрациям к Библии.

Уже в 1855 году Доре планировал создать серии иллюстраций к шедеврам мировой литературы. В списке авторов, помимо Гомера, Оссиана, Гете и других, был также и Данте Алигьери. Этот проект Гюстав реализовал в промежутке между 1861 и 1868 годами, и был так вдохновлен Божественной комедией, что сам финансировал создание рисунков к Аду.

Восхищение поэмой в 19 веке было велико, поэтому иллюстрированная книга Доре в кротчайшие сроки достигла успеха. В дальнейшем была закончена работа над Чистилищем и Раем, а сама книга переведена на многие языки.

Иллюстрации Доре к комедии шедевральны. Мастер сумел передать сверхъестественную атмосферу поэмы, помогая зрителю погрузиться в сюжеты, поставив себя на место главного героя. Гюстав смог донести структуру жизни и смерти, изобретенную Данте, созданную на четыре века ранее.

Вильям Бугро (1825–1905)

Автор многих реалистичных картин на мифологические и религиозные темы не был по достоинству оценен при жизни, во многом из-за его негативного отношения и отказа от импрессионизма и авангарда. С Божественно комедией связана работа «Данте и Вергилий в аду», в которой герои сталкиваются с алхимиками, фальшивомонетчиками, лжесвидетелями и самозванцами. Джанни Скикки, узурпатор и обманщик, вцепился в шею Капаччо, еретика и алхимика. Они бьют друг друга руками, ногами, головой, разрывая тела на куски.

Данте и Вергилий

Франц фон Байрос (1866–1924)

Австрийский живописец и писатель фон Бойрос известен благодаря иллюстрациям эротических книг (Декамерон Боккаччо, Сказки тысячи и одной ночи). Рисунки Байроса по Божественной комедии наполнены влиянием Густава Климта, Коломана Мозера, Альфонса Мухи, а также стилем прерафаэлитов.

Сальвадор Дали (1904–1989)

По случаю 700-го дня рожденья Данте Алигьери, в 1951 году, Дали было поручено создать набор рисунков к Божественной комедии. Помимо акварельных рисунков, сюрреалист создал ряд гравюр на дереве. В сотнях иллюстраций, кроме образов снов и галлюцинаций, характерных для стиля Дали, можно видеть сырость и материальность Ада Данте. Помимо простого создания рисунков на основе поэмы, художник также хотел передать все эмоции и чувства, которые привели Данте к созданию своей загробной жизни. Серия создавалась в период между 1951–1959 годами.

artrue.ru

Дантов ад на картине Боттичелли и современные преломления | Блог UNV

Наткнулся в посте товарища на картину Боттичелли, иллюстрирующую карту ада из «Божественной комедии» Данте Алигьери. Поначалу даже не понял, что там изображено — детали слишком мелкие, а сохранность оригинала недостаточна.

Я заинтересовался и стал искать схемы Дантова ада в трактовке Боттичелли, разъясняющие структуру его картины. Большинство схем есть лишь на иностранных языках (оно и понятно — ведь это католический ад). Я отобрал из них англоязычные.

Чтобы лучше понимать изображённое, напомню структуру ада по Данте. Это воронка в земле, уходящая концентрическими уступами вглубь аж до центра Земли, где находится Дьявол. Боттичелли изобразил её в виде, напоминающем глубокий карьер, каждый из уступов которого представляет собой соответствующий круг ада. Чем глубже, тем менее материальные и более сознательные грехи караются:
* Преддверие — где томятся души нерешительных людей, не грешивших и не совершавших добродетелей (это те же самые, которых «Пуговичник» из ибсеновского «Пера Гюнта» лишал бессмертия души — расплавляя в общую массу и отливая в новую форму).
* 1-й круг — безбольная скорбь для некрещёных младенцев и добродетельных нехристиан.
* 2-й — 5-й круги — карают невоздержанность (похоть, чревоугодие, скупость, гнев).
* 6-й круг — стены города Дита, подле которых караются еретики.
* 7-й круг — карает сознательных вершителей зла (против ближних — тиранов и разбойников, против себя — самоубийц, игроков и мотов, против естества — содомитов, против естества и искусства — лихоимцев).
* 8-й круг — карает обманувших не доверившихся (сводников, обольстителей, льстецов, воров, прорицателей, фальшивомонетчиков и т.п.).
* 9-й круг — карает обманувших доверившихся им (предателей родных, родины и единомышленников, друзей и сотрапезников, благодетелей, величества божеского и человеческого; последних терзает в трёх пастях сам Люцифер).

Иллюстрация "Dante's Inferno" (автор — Линдсей Маккаллох) воспроизводит картину Боттичелли в схематичном виде, с подписями:

 

В процессе поиска я также наткнулся на замечательную инфографику Райана Флинна, графически соединяющую воедино номера песен поэмы, путь героя, местность, названия грехов и логику их группировки, описания казней и список встреченных героем именитых грешников:

 

Вообще вариантов схемы Дантова ада существует множество (и в сети немало подборок, можете ознакомиться сами). Некоторые из них воспроизводят картину Боттичелли, другие используют свои подходы к описанию.

Мне же хотелось затронуть схемы на русском языке. Я нашёл две — и они занятны тем, что оформлены в виде несерьёзных дизайнерских иллюстраций, чего (несерьёзности и дизайнерства напоказ) в иноязычных схемах почти не наблюдается.

Есть пиксельная иллюстрация «Круги ада по Данте» (авторы — Люся Дурасова, Надежда Авдеева, Антония Гапотченко):

 

Сами авторы называют данную иллюстрацию инфографикой. Но на фоне плотности информации действительно хорошей инфографики Райана Флинна пиксельная шутливость и запутанные выноски данной работы выглядят достаточно слабо.

Ещё есть иллюстрация из «Аргументов и Фактов», «9 кругов Ада "Божественной комедии" Данте Алигьери» (авторы — Елена Слободян, Юлия Осинцева):

 

Наши западники опираются на западную культуру, имеющую католические и протестантские корни (а также более глубокие — и в «Божественной комедии» видно переплетение христианской и дохристианской культуры, даже проводником героя является римский поэт Вергилий, автор «Энеиды»).

Но западные католики отстраняются от зла и относятся к аду серьёзно. Притом, признавая определённое подобие прижизненного буржуазного бытия аду на земле (буржуазные идеологи и формулируют суть капитализма как войну всех против всех, упорядоченную чудовищем-левиафаном национального государства), они говорят, как из этого мира попасть в посмертный рай. В земном аду нельзя не грешить, чтобы быть успешным (а среди протестантов земной успех попросту становится мерилом божественного избрания), но можно всё же стремиться к добродетели — и это противоречие решается концепцией католического Чистилища (в православной культуре, не принявшей буржуазных идеалов, никакого Чистилища нет).

Отечественные либералы-западники по большей части являются людьми светскими, потому образ рая у них необычайным образом сплёлся с буржуазными идеалами якобы живительной войны всех против всех, помноженными на либеральный отказ от чудовищного государства-левиафана (ведь он порождает издержки в процессе вменённого ему упорядочения процесса взаимного пожирания). Подобные установки порождают принятие фактического ада на земле как образа жизни (и видно, что ад помещается в метро или многоквартирном доме). А живя по его правилам и не веря в жизнь после смерти, наши либералы-западники видят, что порок отнюдь не карается по Данте, а вполне себе процветает. Да и существование ледяного озера Коцит в центре Земли не соответствует современному пониманию о температуре земного ядра. Отсюда несерьёзная и даже глумливая форма иллюстраций при сравнительно аутентичном содержании.

Будучи сам светским человеком, замечу, что отсутствие веры в бога не означает отказа от различения добра и зла и понимания о каре за грехи (которая свершится на земле — или при жизни грешника, или после его смерти, в людской памяти). Потому описание ада по Данте, будучи продуктом представлений своего времени (и своей культуры, находящейся в непростых отношениях с русской культурой), всё равно любопытно не только с исторической точки зрения.

Источник: http://unv.livejournal.com/958...

×

cont.ws

Уильям Блейк. Иллюстрации к "Божественной комедии" Данте. Ад (песни 1-10)

Одними из лучших иллюстраций к "Божественной комедии" Данте Алигьери являются акварели и гравюры английского художника и поэта Уильяма Блейка (1757-1827), известного также своми работами по библейской "Книге Иова". Блейк начал работу над циклом иллюстраций к "Божественной комедии" за год до смерти и не успел закончить начатое. Сохранились иллюстрации, в том числе незаконченные, почти ко всем песням "Ада" и частично были проиллюстрированы "Чистилище" и "Рай".

В этой подборке представлены акварели, эскизы и одна гравюра к первым десяти песням "Ада".

Также на сайте можно скачать "Божественную комедию" с гравюрами Гюстава Доре.

 

Песнь 1-я. Вергилий, Данте и три зверя: рысь (символ сладострастия), лев (гордость) и волчица (корыстолюбие).

Песнь 2-я. Данте и Вергилий в сумрачном лесу

 

Песнь 2-я. Вергилий рассказывает Данте, что был призван Беатриче

 

Песнь 3-я. Вергилий и Данте у врат Ада. Надпись "Входящие, оставьте упованья".

 

Песнь 3-я. Харон и ничтожные души на берегу реки Ахерон

 

Песнь 3-я. Харон и души, собирающиеся пересечь реку Ахерон

 

Песнь 4-я. Гомер, Гораций, Овидий и Лукан в Лимбе (первый круг Ада)

 

Песнь 4-я.  Гомер ("с мечом в руке, величьем осиян")

 

Песнь 5-я. Минос, назначающий грешникам степень наказания

 

Песнь 5-я. Второй круг (сладострастники). Знаменитые любовники Франческа да Римини и Паоло Малатеста

 

Песнь 6-я. Треглавый пёс Цербер, терзающий чревоугодников в третьем круге Ада

 

Песнь 7-я. Плутос, охраняющий доступ в четвертый круг Ада, где казнятся скупцы и расточители

 

Песнь 7-я. Богиня Фортуна.

Ты видишь, сын, какой обман летучий

Даяния Фортуны, род земной

Исполнившие ненависти жгучей

 

Песнь 7-я. Круг пятый. Гневные в Стигийском болоте.

 

Песнь 7-я. Круг пятый. Данте и Вергилий у подножия башни на Стигийском болоте

 

Песнь 8-я.  Вергилий отталкивает Филиппо Ардженти (флорентийского рыцаря, отличавшегося при жизни надменностью и бешеным нравом) от лодки Флегия (перевозчика душ через Стигийское болото)

 

Песнь 9-я. Падшие ангелы у ворот города Дита

 

Песнь 9-я. Небесный ангел у ворот города Дита

 

Песнь 10-я. Круг шестой (еретики).  Данте и Фарината дельи Уберти - глава флорентийских гибеллинов, осужденный как подражатель Эпикура.

см. также иллюстрации к песням 12-23 "Ада"

top-antropos.com

Иллюстрации Гюстава Доре к "Божественной комедии" Данте: olenenyok

Гюстав Доре
Земную жизнь пройдя до половины,
Я очутился в сумрачном лесу,
Утратив правый путь во тьме долины.


И вот, внизу крутого косогора,
Проворная и вьющаяся рысь...

Навстречу вышел лев с подъятой гривой.

Он двинулся, и я ему вослед.

Смотри, как этот зверь меня стеснил!
О вещий муж, приди мне на подмогу,
Я трепещу до сокровенных жил!

День уходил...

Я Беатриче, та, кто шлет тебя...

Входящие, оставьте упованья.

И вот в ладье навстречу нам плывет
Старик, поросший древней сединою...

А бес Харон сзывает стаю грешных...

И здесь, по приговору высшей воли,
Мы жаждем и надежды лишены...

Так я узрел славнейшую из школ,
Чьи песнопенья вознеслись над светом
И реют над другими, как орел.

Здесь ждет Минос, оскалив страшный рот;
Допрос и суд свершает у порога
И взмахами хвоста на муку шлет.

То адский ветер, отдыха не зная,
Мчит сонмы душ среди окрестной мглы
И мучит их, крутя и истязая.

Никто из нас не дочитал листа...

Мое чело покрыла смертным потом;
И я упал, как падает мертвец.

Мой вождь нагнулся, простирая пясти,
И, взяв земли два полных кулака,
Метнул ее в прожорливые пасти.

За то, что я обжорству предавался,
Я истлеваю, под дождем стеня.

Молчи, проклятый волк!
Сгинь в клокотаньи собственной утробы!

Все золото, что блещет под луной
Иль было встарь, из этих теней, бедных
Не успокоило бы ни одной.

...Сын мой, перед нами
Ты видишь тех, кого осилил гнев.

Помчался древний струг, и так глубоко
Не рассекалась ни под кем струя.

Тогда он руки протянул к челну;
Но вождь толкнул вцепившегося в злобе.

Расслышать я не мог его речей;
Но с ним враги беседовали мало.

Взгляни на яростных Эриний.
Вот Тисифона, средняя из них;
Левей - Мегера: справа олютело
Рыдает Алекто.

Он стал у врат и тростию подъятой
Их отворил, - и не боролся враг.

Учитель, кто похоронен
В гробницах этих скорбных, что такими
Стенаниями воздух оглашен?

Когда я стал у поднятой плиты,
В ногах могилы, мертвый, глянув строго,
Спросил надменно: "Чей потомок ты?"

Мой вождь и я укрылись за плитой
Большой гробницы, с надписью, гласившей:
"Здесь папа Анастасий заточен,
Вослед Фотину правый путь забывший".

А на краю, над сходом к бездне новой,
Раскинувшись, лежал позор критян,
Зачатый древле мнимою коровой.

Все стали, нас приметив на скале,
А трое подскакали ближе к краю,
Готовя лук и выбрав по стреле.

Хирон, браздой стрелы раздвинув клубы
Густых усов, пригладил их к щекам...

Когтистые, с пернатым животом,
Они тоскливо кличут по деревьям.

Тогда я руку протянул невольно
К терновнику и отломил сучок;
И ствол воскликнул: "Не ломай, мне больно!"

И вот бегут, левее нас, нагие,
Истерзанные двое, меж ветвей,
Ломая грудью заросли тугие.

А над пустыней медленно спадал
Дождь пламени, широкими платками,
Как снег в безветрии нагорных скал.

"Вы, сэр Брунетто?"

И образ омерзительный обмана,
Подплыв, но хвост к себе не подобрав,
Припал на берег всей громадой стана.

А он все вглубь и вглубь неспешно реет...

О, как проворно им удары эти
Вздымали пятки!

Туда взошли мы, и моим глазам
Предстали толпы влипших в кал зловонный,
Как будто взятый из отхожих ям.

Фаида эта, жившая средь блуда,
Сказала как-то на вопрос дружка:
"Ты мной довольна?" - "Нет, ты просто чудо!"

"Кто б ни был ты, поверженный во тьму
Вниз головой и вкопанный, как свая,
Ответь, коль можешь", - молвил я ему.

И зубьев до ста
Вонзились тут же грешнику в бока.

Но он вскричал: "Не будьте злы пока!"

Он прыгнул, крикнув: "Я тебя настиг!"

Но тот не хуже, чтоб нацелить когти,
Был ястреб-перемыт, и их тела
Вмиг очутились в раскаленном дегте.

Чуть он коснулся дна, те впопыхах
Уже достигли выступа стремнины
Как раз над нами.

Все - в мантиях, и затеняет вежды
Глубокий куколь, низок и давящ;
Так шьют клунийским инокам одежды.

Тот, на кого ты смотришь, здесь пронзенный,
Когда-то речи фарисеям вел,
Что может всех спасти один казненный.

Средь этого чудовищного скопа
Нагой народ, мечась, ни уголка
Не ждал, чтоб скрыться, ни гелиотропа.

"Увы, Аньель, да что с тобой такое? -
Кричали, глядя, остальные два. -
Смотри, уже ты ни один, ни двое".

[спасибо]Утащено отсюда, спасибо verbava vasily_sergeev
.

olenenyok.livejournal.com

БОЛЬШЕ АДА. Кого искать на иллюстрации Боттичелли к «Божественной комедии»

02:09 pm - БОЛЬШЕ АДА. Кого искать на иллюстрации Боттичелли к «Божественной комедии»


За основу иллюстрации взят кадр из телефильма De Goddelijke Komedie van Dante en Inferno van Dan Brown, 2013

Спускаемся в глубины дантовского ада и делаем обзор привычек и развлечений его обитателей.
Итак, чем заняться в аду Боттичелли?
Художник Раннего Возрождения Сандро Боттичелли (1440–1510) известен прежде всего лучезарными портретами неопознанных молодых людей, очень напоминающими современные модельные тесты, а уже потом тяжеловесными полотнами на религиозную тему. На одной из таких картин Боттичелли изобразил структуру ада Данте. Попробуем бегло осмотреться в этом детальном универсуме не прибегая к искусствоведческой зауми.


Художник закончил эту работу в 1480 году. В настоящий момент она хранится в Ватиканской библиотеке

Почему вам будет легко понять Боттичелли

1. «Ад» был создан в качестве покаяния, но не в высоком смысле. Вообще-то художник имел весёлый нрав, ему больше всего нравилось писать красивых девочек и мальчиков. Но именно в глубоком аду оказался Боттичелли, потратив все деньги, заработанные на службе у Папы Римского, на излишества и поверхностные увлечения. Пришлось вернуться домой, читать Данте, много думать.

2. Картина стала особенно популярной уже в XXI веке, когда попсовый беллетрист Дэн Браун сделал «Ад» шифром в своём очередном бестселлере про древние шифры «Инферно». Так иллюстрация к одной книге стала героем другой.

3. Из всех западных концепций ада именно эта средиземноморская версия ближе всего нашему культурному коду. Здесь, конечно, есть чуждое православному человеку Чистилище, но уже подробно изображены наказания и мучения грешников, чего не было в более ранних версиях, и что не слишком-то выпукло изображено в пустынном и бесконечно унылом мефистофелевском аду. К тому же, форма воронки!

4. Художник уделяет особое внимание наказанию коррумпированных чиновников. Их мучают в восьмом круге неприятные сущности с копьями, которые, кстати, тоже обречены на вечное мучение в этом месте. Здесь все равны: и высокопоставленные бывшие миряне, и, собственно, черти тоже страдают. Просто за то, что они черти.

5. «Ад» Ботичелли — это, по сути, комикс. И его главные персонажи — он сам и поэт Вергилий. Они, нарядные, изображены множество раз, как в мультипликации. Видения их типичны для творческих людей и вообще крутых парней: путешествие начинается со зрелища мучимых бесами душ сутенеров, стукачей, конъюнктурщиков и проституток, барахтающихся в грязи.

Круг Первый. Лимб

Здесь собрались также не крещённые младенцы, язычники и любители новейших религиозных течений, а ещё античные поэты и мыслители: Гомер, Платон, Сократ. Ветхозаветные праведники Ной и Авраам дождались здесь своей очереди в Рай.

Круг Второй. Сладострастие

Здесь собрались те, кто согрешил во имя любви или перепутал её с банальной похотью. Души грешников крутят порывы ветра, как в центрифуге. Всех тошнит.

Круг Третий. Чревоугодие

Обжоры гниют здесь под снегом и дождём, обдумывая своё поведение. Но всё бестолку — приходит Цербер и поедает загруженных грешников.

Круг Четвёртый. Жадность

Души жадин заняты бессмысленным трудом: две толпы грешников толкают перед собой тяжёлые грузы, двигаясь навстречу друг другу. Сталкиваются и затем расходятся, чтобы начать все сначала.

Круг Пятый. Гнев и лень

В последнее время можно оправдывать свою несдержанность и распущенность повышенной эмоциональностью. Те, кто так делал, в дантовском аду вечно будет драться с себе подобными в бескрайнем болоте.

Круг Шестой. Еретики и псевдогуру

Здесь повсюду летают фурии. Они присматривают за лжеучителями и пророками, которые, придавленные неизбывной скорбью, неподвижно лежат в открытых гробницах.

Круг Седьмой. Душегубы

Души-уголовники всех мастей, при жизни совершавшие насильственные преступления, вечно мучаются под огненным дождём и кипят в кровавой реке. Периодически к исполнению наказаний подключаются голодные собаки и гарпии.

Круг Восьмой. Жулики и воры

«Грешники идут двумя встречными потоками, бичуемые бесами, влипшие в кал зловонный, туловища некоторых закованы в скалы, по ступням струится огонь. Кто-то кипит в смоле, и, если высунется, черти вонзают багры. Закованных в свинцовые мантии ставят на раскаленную жаровню, грешников потрошат и мучают гады, проказа и лишай». Исчерпывающе.

Круг Девятый. Предатели и отступники

Это самый нижний, закованный в лёд, круг. Здесь невыносимый минус. Все знаменитые предатели вроде Брута и Иуды бесконечно пережёвываются самим Люцифером.


Он томится на самом нижнем этаже.

источник

artur-s.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о