Голицын князь – Голицын, князь Александр Михайлович — это… Что такое Голицын, князь Александр Михайлович?

Содержание

История князей Голицыных. Василий Голицын (князь)

Род князей Голицыных имеет довольно длинную и интересную историю. Ей посвящено большое количество трудов специалистов по генеалогии. Особую славу имеет родоначальник одной из ветвей этого семейства – Василий Васильевич. Нами будет изучена биография этой личности, а также история князей Голицыных.

Возникновение рода Голицыных

Род Голицыных берёт свое начало от Великого литовского князя Гедимина и его сына Наримонта. Сын последнего, Патрикей, в 1408 году перешел на службу к московскому князю Василию I. Так был основан род Патрикеевых.

У внука Юрия (сына Патрикея) – Ивана Васильевича Патрикеева – было прозвище Булгак. Поэтому все его дети стали писаться как князья Булгаковы. Один из сыновей Ивана – Михаил Булгаков – получил прозвище Голица, а все благодаря своей привычке ношения на левой руке латной перчатки. Его единственный сын Юрий, находившийся на службе у царя Ивана Грозного, иногда писался как Булгаков, а иногда как Голицын. Но уже потомки последнего именовались исключительно князьями Голицыными.

Разделение на четыре ветви

Юрий Булгаков-Голицын имел сыновей – Ивана и Василия Голицыных. Василий Булгаков имел трех сыновей, правда, все они были бездетными. Данная ветвь Голицыных оборвалась. Одним из сыновей Юрия Булгакова-Голицына был полководец и государственный деятель периода Смуты Василий Васильевич.

Зато линия Ивана Юрьевича дала многочисленное потомство. Его внук Андрей Андреевич имел четверых сыновей, которые являлись родоначальниками ветвей рода Голицыных: Ивановичи, Васильевичи, Михайловичи и Алексеевичи.

Молодость Василия Голицына

Князь Василий Голицын был рожден в 1643 году в Москве. Он являлся сыном боярина Василия Андреевича Голицына, который занимал высокие должности при царе, и Татьяны Ромодановской. В семье было четыре ребенка, но, учитывая, что старший сын Иван не оставил после себя потомков, Василий стал родоначальником старшей ветви князей Голицыных – Васильевичей.

Василий Голицын потерял отца в девятилетнем возрасте, после чего забота о сыне и других детях полностью была возложена на плечи матери. Молодой князь испытывал пристрастие к познанию наук и получил неплохое для того времени домашнее образование.

На государственной службе

С наступлением пятнадцатилетия начался новый этап его жизни: Василий Голицын (князь) перешел на службу к русскому царю Алексею Михайловичу. Он занимал должности чашника, стольника и возницы. Но особенно продвигаться по службе князь Василий Голицын стал после воцарения Фёдора Алексеевича в 1676 году. Ему сразу же была пожалована боярская должность.

При царе Федоре Василий Голицын в достаточно короткое время возвысился. Уже в 1676 году ему поручено было заниматься вопросами Малороссии (нынешней Украины), поэтому он отбыл в Путивль. Следует отметить, что отлично решил поставленные задачи Василий Голицын. Князь после этого вынужден был столкнуться с турецко-татарской угрозой, особенно обострившейся в 1672-1681 годах, когда шла русско-турецкая война, участвовал в Чигиринских походах. В 1681 году был заключен Бахчисарайский мир, фактически установивший статус-кво. После этого Василий Голицын вернулся в Москву.

Возглавив Владимирский судный приказ, Василий довольно тесно сблизился с сестрой царя царевной Софьей и её родней Милославскими. Тогда же он стал главой комиссии, которая заведовала реформами в армии, что в немалой степени способствовало усилению российского войска, чему ярким доказательством служат будущие победы Петра I.

Возвышение

В 1982 году царь Федор умер. В результате Стрелецкого восстания к власти пришла царица Софья, которая благоволила к князю Голицыну. Она стала регентом при малолетних братьях Иване и Петре Алексеевичах. Главой посольского приказа был назначен Василий Голицын. Князь стал фактически управлять внешней политикой Русского царства.

А времена были неспокойные: обострились отношения с Речью Посполитой, с которой Россия была де-юре в состоянии войны; начались боевые действия с крымскими татарами, несмотря на заключенный совсем недавно Бахчисарайский мирный договор. Все эти вопросы приходилось решать именно Василию Васильевичу. В целом в этом плане он действовал довольно успешно, предотвратив прямое столкновение с поляками и турками в то время, когда России это было невыгодно.

Впрочем, Василий Голицын отличался проевропейскими взглядами и всегда искал сближения с западными государствами для противостояния турецкой экспансии. В связи с этим он временно отказался от борьбы за выход к Балтийскому морю, подтвердив в 1683 году договор, заключенный ранее со шведами. Через три года посольство Голицына заключило Вечный мир с Речью Посполитой, юридически завершивший русско-польскую войну, длившуюся с 1654 года. Согласно этому договору, Россия и Речь Посполитая обязывались начать военные действия против Османской империи. В связи с этим началась очередная русско-турецкая война, в рамках которой нашими войсками в 1687 и 1689 годах были предприняты не очень удачные Крымские походы.

Одним из наиболее известных дипломатических событий того времени стало заключение Нерчинского договора с Империей Цин. Это был первый официальный документ, положивший начало истории многовековых дипломатических отношений между Россией и Китаем. Хотя нужно сказать, что в целом этот договор был невыгоден для России.

Во время правления царевны Софии Алексеевны Василий Голицын стал не просто руководящей фигурой во внешней политике страны, но и самым влиятельным чиновником в государстве, фактически являясь главой правительства.

Опала и смерть

Несмотря на свои таланты государственного деятеля, Василий Голицын в немалой степени был обязан своим возвышением тому факту, что являлся фаворитом царевны Софьи. А это и предопределило его падение.

По достижении совершеннолетия Петр I отстранил от власти Софью Алексеевну, и Голицын пытался добиться приема государя, но ему было отказано. Василий Васильевич был взят под стражу по обвинению в неудачных Крымских походах и в том, что действовал в интересах регентши, а не царей Петра и Ивана. Жизни его не лишили только благодаря заступничеству двоюродного брата – Бориса Алексеевича, являвшегося воспитателем Петра I.

Василия Голицына лишили боярского звания, но оставили в княжеском достоинстве. Его вместе с семьей ждала вечная ссылка. Вначале местом её отбывания был назначен Каргополь, но затем ссыльных несколько раз перевозили в другие места. Последним пунктом ссылки стало село Кологоры Архангельской губернии, где прежде всесильный государственный деятель умер в 1714 году в безвестности.

Семья Василия Голицина

Был дважды женат Василий Голицын. Князь первым браком сочетался с Феодосией Долгоруковой, но она умерла, так и не подарив ему детей. Затем Василий Васильевич женился на дочери боярина Ивана Стрешнева — Евдокии. От этого брака было шесть детей: две дочери (Ирина и Евдокия) и четыре сына (Алексей, Петр, Иван и Михаил).

После смерти Василия Голицына семье было разрешено вернуться из ссылки. Старший сын князя Алексей Васильевич страдал расстройством рассудка, из-за чего не мог состоять на государственной службе. Всю свою жизнь он прожил в имении, где и умер в 1740 году. От брака с Марфой Квашниной у него был сын Михаил, который впал в немилость императрицы Анны Иоанновны и стал при ней придворным шутом. Умер в 1775 году.

Другой сын Василия Голицына – Михаил – прославился службой во флоте. Был женат на Татьяне Нееловой, но детей не имел.

Дмитрий Голицын – государственный деятель петровской эпохи

Одним из наиболее выдающихся государственных деятелей своей эпохи был Дмитрий Михайлович Голицын. Князь, рожденный в 1665 году, был сыном родоначальника ветви Михайловичей Михаила Андреевича и, таким образом, приходился двоюродным братом Василию Васильевичу, о котором мы говорили выше. Но, в отличие от своего родственника, за свое возвышение он должен быть благодарен Петру Первому.

Первой его значимой должностью был пост стольника при государе. Позже князь Дмитрий Голицын участвовал в Азовских походах и в Северной войне. Но главные его достижения были на гражданской службе. В 1711-1718 годах он был Киевским губернатором, в 1718-1722 – президентом Камер-коллегии, что соответствовало современной должности министра финансов. Кроме того, Дмитрий Михайлович стал членом Сената. При Петре II, с 1726 года по 1730 год, являлся членом Верховного тайного Совета, а с 1727 года – президентом Коммерц-коллегии (министр торговли).

Но с приходом к власти императрицы Анны Иоанновны (имя которой сам же и назвал при выборе кандидатуры, достойной занять трон), из-за того, что пытался законодательно ограничить её власть, подвергся опале. В 1736-м был заключен в Шлиссельбургскую крепость, где в следующем году умер.

Михаил Голицын – генерал времен Петра Первого

Братом Дмитрия Голицына был рожденный в 1675 году князь Михаил Михайлович. Он прославился как знаменитый полководец.

Хорошо зарекомендовал себя князь Михаил Голицын ещё во время Азовских походов Петра I (1695-1696 гг.), но настоящую славу приобрел во время Северной войны. Именно он руководил многими блестящими операциями против шведов, в частности в битве при Гренгаме (1720 г.).

Уже после смерти Петра I князь Голицын был удостоен высшего на тот момент военного звания генерал-фельдмаршала, а при Петре II стал сенатором. С 1728 года до самой смерти (1730 г.) являлся президентом военной коллегии.

Михаил Михайлович был дважды женат. От обоих браков имел 18 детей.

Примечательно, что одного из его младших братьев, как ни странно, тоже звали Михаилом (родился в 1684 г.). Он также снискал славу на военной стезе, участвуя в Северной войне. А с 1750-го до самой смерти в 1762 году руководил всем российским флотом, являясь президентом Адмиралтейств-коллегии.

Александр Голицын – продолжатель дела отца

Одним из сыновей генерал-фельдмаршала Михаила Михайловича являлся князь Александр Голицын, рожденный в 1718 году. Он также прославился на военном поприще. Был одним из руководителей российских войск во время Семилетней войны против Пруссии (1756-1763), а также во время русско-турецкой воны (1768-1774), окончившейся подписанием знаменитого Кючук-Кайнарджийского мира.

За свои заслуги перед Отечеством и воинские способности, как и отец, был удостоен чина генерал-фельдмаршала. В 1775 году, а также с 1780 года до смерти в 1783 году являлся генерал-губернатором Санкт-Петербурга.

Их брак с княжной Дарьей Гагариной был бездетным.

Пётр Голицын – победитель Пугачева

Младшим сыном Михаила Голицына, того из братьев, который был президентом Адмиралтейств-коллегии, являлся князь Пётр Голицын, рожденный в 1738 году. Ещё в ранней молодости он участвовал в Семилетней и русско-турецкой войнах. Но историческую известность приобрел как человек, командовавший войсками, направленными на подавления восстания Пугачева, которое сотрясало Российскую империю. За победу над Пугачевым был возведен в чин генерал-поручика.

Неизвестно, сколько бы пользы принес Российскому государству Пётр Голицын, если бы в том же 1775 году, в 38-летнем возрасте, не был убит на дуэли.

Лев Голицын – известный винодел

Князь Лев Голицын родился в 1845 году в семье Сергея Григорьевича, принадлежавшего к ветви Алексеевичей. Прославился как промышленник и предприниматель. Именно он наладил промышленное производство вин в Крыму. Так что этот регион является винодельческим не в последнюю очередь благодаря Льву Сергеевичу.

Умер в преддверии эпохи перемен в 1916 году.

Голицыны сегодня

На данный момент род Голицыных является самым многочисленным российским княжеским семейством. В настоящее время из четверых его ветвей осталось три: Васильевичи, Алексеевичи и Михайловичи. Ветвь Ивановичей оборвалась в 1751 году.

Род Голицыных дал России множество выдающихся государственных деятелей, полководцев, предпринимателей, деятелей искусства.

fb.ru

Княжеский род Голицыны — это… Что такое Княжеский род Голицыны?

Голицыны
Описание герба : В верхней части щита в красном поле герб литовский. В нижней, — разрезанной перпендикулярной чертой, в правом серебряном поле герб новгородский; в левом поле голубого цвета серебряный крест, имеющий в середине чёрного двуглавого орла. Щит покрыт княжескими мантией и шапкой.
Том и лист Общего гербовника :1, 2
Титул :Князья
Губернии, в родословные книги которых внесён род :Московская, Тверская, Курская, Владимирская, Нижегородская, Рязанская, Смоленская, Тульская и Черниговская
Части родословной книги, в которые внесён род :5 часть
Имя известного лица, от которого ведёт своё происождение род :Михаил Иванович Голица Булгаков
Роды того же происхождения :Воронецкие (Корибут-Воронецкие), Куракины, Курцевичи (Кориатович-Курцевичи), Лукомские, Полубинские, Сангушко, Трубецкие, Хованские, Чарторыйские.
Период существования рода :С XV века по настоящее время.
Страна или регион происхождения рода :Великое княжество Литовское
Подданство :Великое княжество Московское,
Царство Русское,
Российская империя,
Франция,
СССР,
Великобритания.
Имения :Архангельское, Большие и Малые Вязёмы, Назарьево, Свиблово, Яковлево, Петровское, Спасо-Губино-Гореево, Кузьминки
Гражданская деятельность :бояре, руководитель Приказа, генерал-губернатор, председатель Совета министров Российской империи, писатель, художник, винодел.
Военная деятельность :воевода, генерал-фельдмаршал.
Религиозная деятельность :католический миссионер в Америке.

Голи́цыны — старинный русский княжеский род, Гедиминовичи, ветвь князей Патрикеевых. Голицыны — самый многочисленный княжеский род России, с XVIII века разделявшийся на четыре крупные ветви. При записи латиницей традиционно использовался акающий вариант фамилии: Galitzine.

Происхождение рода

Род князей Голицыных происходит от великого князя литовского Гедимина. Внук Гедимина — князь звенигородский Патрикей, прибыв в Москву в 1408 году, поступил на службу к великому князю Василию Дмитриевичу. Сын его — князь Юрий Патрикеевич, женат был на дочери великого князя Василия Дмитриевича и имел двух сыновей. Внук его — князь Иван Васильевич, прозванный Булгак, имел четырёх сыновей. Из них второй сын — князь Михаил Иванович Голица, был боярином при великом князе Василии Ивановиче.

В пятом поколении от родоначальника, Михаил Ивановича Голицы, род разделился на четыре ветви от сыновей князя Андрея Андреевича, из которых три существуют и сейчас. Князья Голицыны занимали видное место в истории России. Из рода происходило 22 боярина и 3 окольничих, фельдмаршалы и другие знатнейшие чины. При этом Голицыны входили в числе 16 родов, представителей которых в XVII веке возводили в боярский чин прямо из стольников, минуя чин окольничего. Многие Голицыны были жалованы поместьями и вотчинами.[1]

Московский генерал-губернатор князь Дмитрий Владимирович получил в 1841 году титул светлости, став родоначальником ветви светлейших князей Голицыных. В 1863 году князь Мстислав Валерианович Голицын получил титул графа Остермана, став родоначальником рода князей Голицыных-Остерманов. В 1854 году князю Александру Фёдоровичу Голицыну и его потомству передан титул князя Прозоровского с правом писаться князем Голицыным-Прозоровским.

Род князей Голицыных был внесен в V часть родословной книги Санкт-Петербургской, Московской, Тверской, Курской, Владимирской, Нижегородской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тульской и Черниговской губерний Российской империи.

В связи с присутствием имен, связанных с тюркскими прозвищами — см. Булгак, Едиман, Нариман, Курака, — известный востоковед Н. А. Баскаков вполне допускает тюркское происхождение Голициных, может быть, даже от булгар, бежавших от монгольского нашествия вначале в Литву, а затем вышедших на Русь. Активная жизнь потомков, приходящаяся на XVII — XVIII вв., нередко была связана с Поволжьем и Казанью. Голицын Борис Александрович в 1683—1713 годы возглавлял Казанский приказ, то есть был фактически правителем Поволжья; Голицын Василий Васильевич участвовал в событиях 1610—1613 гг., был одним из претендентов на российский трон; позднее — князья, сенаторы, учёные, военные.

Описание герба

Щит горизонтально разделён на две равных части. В верхней части в красном поле изображён герб литовский, а именно скачущий на белом коне воин с поднятым вверх мечом. В нижней части, разрезанной перпендикулярной чертой, обозначены: в правом серебряном поле герб новгородский — малинового цвета стул, на котором положены крестообразно державный жезл и длинный крест, над стулом тройной подсвечник с горящими свечами, по сторонам стула два чёрных медведя, стоящие на задних лапах; в левом поле голубого цвета серебряный крест, имеющий в середине чёрного двуглавого орла. Щит покрыт мантией и шапкой, принадлежащих княжескому достоинству.[1]

Известные представители рода Голицыных

  • Голицын, Александр Михайлович (1718—1783) — князь, генерал-фельдмаршал; генерал-губернатор Санкт-Петербурга в 1780—1783.
  • Голицын, Александр Михайлович (1723—1807) — князь, дипломат; способствовал вступлению на престол Екатерины II. Вице-канцлер, вице-президент Коллегии иностранных дел, сенатор.
  • Голицын, Александр Николаевич (1773—1844) — князь, государственный деятель.
  • Голицын, Борис Алексеевич (1654—1713) — князь, политик времён царевны Софьи и Петра Великого, руководитель Приказа Казанского дворца, воспитатель юного Петра I («дядька царя»).
  • Голицын, Борис Борисович (1862—1916) — князь, физик
  • Голицын, Василий Васильевич (1643—1714) — князь, воевода
  • Голицын, Владимир Михайлович (1847—1932) — московский градоначальник
  • Голицын, Георгий Сергеевич (род. 1935) — геофизик, академик РАН, князь
  • Голицын, Григорий Сергеевич (1838—1907) — князь, российский государственный и военный деятель, генерал от инфантерии, генерал-адъютант.
  • Голицын, Дмитрий Владимирович (1771—1844) — русский государственный деятель, генерал-губернатор Москвы
  • Голицын, Дмитрий Дмитриевич (1770—1840) — католический миссионер в Америке
  • Голицын, Дмитрий Михайлович (1665—1737) — русский государственный деятель
  • Голицын, Дмитрий Михайлович (1721—1793) — князь, действительный тайный советник, камергер и полномочный при римском императорском дворе министр
  • Голицын, Иван Васильевич, князь — стольник при царе Борисе
  • Голицын, Иван Юрьевич (? — 1583) — князь, боярин и воевода
  • Голицын, Илларион Владимирович (1928—2007) — русский художник
  • Голицына, Ирен (1916—2006) — знаменитая итальянская модельер.
  • Голицын, Лев Сергеевич (12.8.1845 — 26.12.1915) — князь, главный винодел Удельных имений Крыма и Кавказа, основатель винзавода в своём имении Новый Свет (Судак), основатель комбината Массандра (Большая Ялта). В честь него названо массандровское вино «Седьмое небо князя Голицына».
  • Голицын, Михаил Михайлович (1675—1730) — генерал при Петре I, генерал-фельдмаршал с 1725 года.
  • Голицын Михаил Михайлович (1684—1764) — генерал-адмирал c 1756 года.
  • Голицын, Николай Дмитриевич — князь, российский государственный политический деятель, последний председатель Совета Министров Царской России (27 декабря 1916 (12 января 1917) — 27 февраля (12 марта) 1917).
  • Голицын, Пётр Михайлович (1738—1775) — князь, один из главных военачальников, участвовавших в подавлении Пугачевского восстания.
  • Голицын, Сергей Григорьевич (1803—1868) — по прозвищу «Фирс», князь, меломан, писатель.
  • Голицын, Сергей Михайлович (1909—1989) — русский советский детский и юношеский писатель.
  • Голицын, Юрий Николаевич (1823—1872) — известный дирижёр.

Примечания

  1. 1 2 Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской Империи

См. также

  • В 1960-е именно эта фамилия была выбрана для героя песни «Поручик Голицын» из-за наиболее расхожих «аристократических» ассоциаций.

Ссылки

Литература

  • Дворянские роды Российской империи. Том 1. Князья / Авторы-составители Станислав Думин, Гребельский Петр, Шумков Андрей, Юрий Катин-Ярцев, Ленчевский Томаш. — СПб.: ИПК «Вести», 1995. — 264 с. — 10000 экз. — ISBN 5-86153-012-2
  • Голицын Н. Н. Материалы для полной родословной росписи князей Голицыных, собранные князем Н.Н. Голицыным. — СПб.. — Киев: типография Е. Я. Фёдорова, 1880.
  • Голицын Н. Н. Род князей Голицыных. Материалы родословные. — СПб.. — 1892 Т. 1.
  • Голицыны в системе Литсовет

Wikimedia Foundation.
2010.

dic.academic.ru

Голицын Василий Васильевич. Биография князя

Князь Голицын

Содержание статьи:

Голицын Василий Васильевич (рожд. 1643 г. — смерть 21 апреля (2 мая) 1714 г.) — князь, крупный политический деятель, полководец, дипломат, боярин. Выдвинулся во времена правления Федора Алексеевича. Принимал участие в защите южных рубежей государства в 1670-1680 годы. Возглавил комиссию, выработавшую решение об отмене местничества. 1686 год — смог добиться от Польши заключения Вечного мира. Руководитель неудачных Крымских походов 1687 и 1689 годов. Сторонник сближения с Западом, использования европейского опыта в реформировании России. Фаворит царевны Софьи и фактический правитель страны. После ее падения лишился боярского звания, имущества и был сослан с семьей.

Происхождение. Ранние годы

Княжеский род Голицыных происходит от потомков великого литовского князя Гедимина. Княжич Василий молодые годы свои провел в придворном кругу царя Алексея Михайловича. Василию было 9 лет, когда он остался без отца. Он смог получить редкое по тем временам образование благодаря стараниям матери которая происходила из рода князей Ромодановских. Начав службу в 15-ти летнем возрасте, княжич в течении долгого времени занимал положение царского стольника (1658–1676 гг.) Он прислуживал за царским столом, сопровождал государя в поездках, принимал участие в придворных церемониях и выполнял другие незначительные поручения.

На государевой службе

Во времена царствования Федора Алексеевича, вокруг него собирались представители нового поколения знати. Василий Васильевич был первым, получившим чин боярина при новом государе. И в 1676 году, уже в звании боярина, Василий Голицын был отправлен в Малороссию принять меры для охранения Украйны от набегов крымцев и турок и участвовал в знаменитых Чигиринских походах.

1681 год — после заключения мира с турками Василий Васильевич был отозван в Москву. За время Чигиринских походов он не только выполнял особые поручения государя, но и приобрел боевой опыт и обзавелся полезными связями, которые в будущем помогут ему достичь высокого положения в государстве. На последующем этапе своей карьеры князь возглавил Владимирский судный приказ. Он активно участвовал во внутренних преобразованиях, главными направлениями которых были правый суд, справедливое налогообложение и регулярная армия. Все это проходило при полном ободрении и поддержки государя Федора, который выдвинул Василия Голицына на первое место в боярском списке. Как результат проведенных реформ основой русской армии становятся «полки нового строя» и стрелецкие полки, подчинявшиеся единому руководству, а управление ими сосредотачивалось в трех приказах— Разрядном, Рейтарском и Иноземном.

И все-же именно Федор в 15 лет унаследовал престол. Нового царя венчали на царство…

1682 год — во время Московского восстания Василий Васильевич выступил на стороне партии Милославских и царевны Софьи Алексеевны. Князь был поставлен во главе посольского приказа. Ролью первого человека в государстве на протяжении 7-и летнего правления царевны Софьи (1682-1689 гг.) Голицын, кроме личных дарований, обязан был еще близостью своею к Софье, которая пылко его любила.

В чине наместника новгородского и ближнего боярина Василий Васильевич, кроме сношений с иностранными державами, заведовал приказами рейтарским, владимирским судным, пушкарским, малороссийским, смоленским, новгородским, устюжским и галицкой четвертью. 1683 год — ему был пожалован титулован «Царственныя большия печати и государственных великих посольских дел оберегателем», которым до него носили только Ордин-Нащокин и Матвеев.

Во внутренней политике яркого следа князь Голицын по себе не оставил. А его внешняя политика ознаменована заключением 21 апреля 1686 года вечного мира с Польшей. Обязательство польских властей не притеснять своих православных подданных стало основанием для последующего российского вмешательства во внутренние дела Польши. Предопределенный договором с Польшей поход (так называемый Первый крымский) 1687 года под началом князя был неудачным. Награжденный правительницей как победитель, Голицын в 1689 году предпринял второй поход, который закончился так-же безрезультатно. Больших трудов стоило Софье уговорить Петра назначить князю и его товарищам награды за эту кампанию.

Опала. Смерть

Слухи о необыкновенной царевне распространялись за пределами дворца, а царь гордился дочерью и…

Свержение Софьи привело и к опале Василия Голицына. Князь был обвинен в нерадении в ходе последнего крымского похода и в излишнем возвышении царевны Софьи в ущерб чести обоих царей. Так, указом от 9 сентября он был лишен боярства, всего имущества и ссылался вместе с семейством в Каргополь, а оттуда был переведен в Яренск (в те времена — глухая зырянская деревня). Изветная челобитная Шакловитого, будто бы князь активно участвовал в заговоре стрельцов в ночь на 8 августа 1689 года, подкрепленная новым изветом о сношениях Голицына с Софьею уже после ссылки, еще больше отяготила его судьбу. Было приказано везти опального князя с семьею в Пустозерский острог, на низовья Печоры.

Непогода на море помешала ехать дальше Мезени (1691 г.) Трудности пути и челобитные Голицына оказали свое действие: опальной княжеской семье было дозволено остаться в Мезени. Последним этапным пунктом ссылки князя была Волоко-Пинежская волость (Архангельская губ.), где (в селе Кологорах) он и скончался 21 апреля 1714 года. Похоронили князя Василия Васильевича Голицына по его завещанию в соседнем Красногорском монастыре. После смерти князя семью его вернули из ссылки.

 

 


 

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Князь Василий Васильевич Голицын. Князь Василий Васильевич Голицын

Князь Василий Васильевич Голицын

Василий Васильевич Голицын.

Гравюра 1689 г.

Младшим из предшественников Петра был князь В. В. Голицын, и он уходил от действительности гораздо дальше старших. Еще молодой человек, он был уже видным лицом в правительственном кругу при царе Федоре и стал одним из самых влиятельных людей при царевне Софье, когда она, по смерти старшего брата, сделалась правительницей государства. Властолюбивая и образованная царевна не могла не заметить умного и образованного боярина, и князь Голицын личной дружбой связал свою политическую карьеру с этой царевной.

Голицын был горячий поклонник Запада, для которого он отрешился от многих заветных преданий русской старины. Подобно Нащокину, он бегло говорил по-латыни и по-польски. В его обширном московском доме, который иноземцы считали одним из великолепнейших в Европе, все было устроено на европейский лад: в больших залах простенки между окнами были заставлены большими зеркалами, по стенам висели картины, портреты русских и иноземных государей и немецкие географические карты в золоченых рамах; на потолках нарисована была планетная система; множество часов и термометр художественной работы довершали убранство комнат. У Голицына была значительная и разнообразная библиотека из рукописных и печатных книг на русском, польском и немецком языках. Здесь между грамматиками польского и латинского языков стояли «Киевский летописец», немецкая геометрия, Алкоран в переводе с польского, четыре рукописи о строении комедий, рукопись Юрия Сербенина (Крижанича). Дом Голицына был местом встречи для образованных иностранцев, попадавших в Москву, и в гостеприимстве к ним хозяин шел дальше других московских любителей иноземного, принимал даже иезуитов, с которыми те не могли мириться.

Разумеется, такой человек мог стоять только на стороне преобразовательного движения – и именно в латинском, западноевропейском, не лихудовском[1] направлении. Один из преемников Ордин-Нащокина по управлению Посольским приказом, князь Голицын развивал идеи своего предшественника. При его содействии состоялся в 1686 г. Московский договор о вечном мире с Польшей. По нему Московское государство приняло участие в коалиционной борьбе с Турцией в союзе с Польшей, Германской империей и Венецией. Этим оно формально вступило в концерн европейских держав, за что Польша навсегда утверждала за Москвой Киев и другие московские приобретения, временно уступленные по Андрусовскому перемирию.

И в вопросах внутренней политики князь Голицын шел впереди прежних дельцов преобразовательного направления. Еще при царе Федоре он был председателем комиссии, которой поручено было составить план преобразования московского военного строя. Эта комиссия предложила ввести немецкий строй в русское войско и отменить местничество (закон 12 января 1682 г.). Голицын без умолку твердил боярам о необходимости учить своих детей, выхлопотал разрешение посылать их в польские школы, советовал приглашать польских гувернеров для их образования. Несомненно, широкие преобразовательные планы роились в его голове. Жаль, что мы знаем только их обрывки или неясные очерки, записанные иностранцем Невиллем, польским посланцем, приехавшим в Москву в 1689 г. незадолго до падения Софьи и Голицына. Невилль видался с князем, говорил с ним по-латыни о современных политических событиях, особенно об Английской революции, мог от него кое-что слышать о положении дел в Москве и тщательно собирал о нем московские слухи и сведения.

Голицына сильно занимал вопрос о московском войске, недостатки которого он хорошо изведал, не раз командуя полками. Он, по словам Невилля, хотел, чтобы дворянство ездило за границу и обучалось там военному искусству. Он думал заменить хорошими солдатами взятых в даточные и непригодных к делу крестьян, земли которых оставались без обработки на время войны. Взамен их бесполезной службы, обложить крестьянство умеренной поголовной податью. Значит, даточные рекруты из холопов и тяглых людей, которыми пополняли дворянские полки, устранялись, и армия, вопреки мысли Ордин-Нащокина, сохраняла строго сословный дворянский состав с регулярным строем под командой обученных военному делу офицеров из дворян же.

Военно-техническая реформа в мыслях Голицына соединялась с переворотом социально-экономическим. Преобразование государства Голицын думал начать освобождением крестьян, предоставив им обрабатываемые ими земли с выгодой для царя, т. е. казны, посредством ежегодной подати, что, по его расчету, увеличивало доход казны более чем наполовину. Иноземец кое-чего недослышал и не объяснил условий этой поземельной операции. Так как на дворянах оставалась обязательная и наследственная военная служба, то, по всей вероятности, насчет поземельного государственного оброка с крестьян предполагалось увеличить дворянские оклады денежного жалованья, которые должны были служить вознаграждением за потерянные помещиками доходы с крестьян и за отошедшие к ним земли.

Таким образом, по плану Голицына операция выкупа крепостного труда и надельной земли крестьян совершалась посредством замены капитальной выкупной суммы непрерывным доходом служилых землевладельцев, получаемым от казны в виде возвышенного жалованья за службу. При этом не стесненный законом помещичий произвол в эксплуатации крепостного труда заменялся определенным поземельным казенным налогом. Подобные мысли о разрешении крепостного вопроса стали возвращаться в русские государственные умы не раньше как полтора века спустя после Голицына.

Прения о вере в Грановитой палате (1682 г.)

Много другого слышал Невилль о планах этого вельможи, но, не передавая всего слышанного, иноземец ограничивается общим, несколько идилличным отзывом: «Если бы я захотел написать все, что узнал об этом князе, я никогда бы не кончил. Достаточно сказать, что он хотел населить пустыни, обогатить нищих, дикарей превратить в людей, трусов в храбрецов, пастушечьи шалаши в каменные палаты». Читая рассказы Невилля в его донесении о Московии, можно подивиться смелости преобразовательных замыслов «великого Голицына», как величает его автор. Эти замыслы, переданные иностранцем отрывочно без внутренней связи, показывают, однако, что в основании их лежал широкий и, по-видимому, довольно обдуманный план реформ, касавшийся не только административного и экономического порядка, но и сословного устройства государства и даже народного просвещения. Конечно, это были мечты, домашние разговоры с близкими людьми, а не законодательные проекты.

Личные отношения князя Голицына не дали ему возможности даже начать практическую разработку своих преобразовательных замыслов. Связав свою судьбу с царевной Софьей, он пал вместе с нею и не принимал участия в преобразовательной деятельности Петра, хотя был ближайшим его предшественником и мог бы быть хорошим его сотрудником, если не лучшим. В законодательстве слабо отразился дух его планов: смягчены условия холопства за долги, отменены закапывание мужеубийц и смертная казнь за возмутительные слова. Усиление карательных мер против старообрядцев нельзя ставить целиком насчет правительства царевны Софьи: то было профессиональное занятие церковных властей, в котором государственному управлению приходилось обыкновенно служить лишь карательным орудием. К тому времени церковные гонения вырастили в старообрядческой среде изуверов, по слову которых тысячи совращенных жгли себя ради спасения своих душ, а церковные пастыри ради того же жгли проповедников самосожжения. Ничего не могло сделать и для крепостных крестьян правительство царевны, пристращавшей буйных стрельцов дворянами, пока не явилась возможность припугнуть дворян стрельцами и казаками.

Письмо царевны Софьи к князю В. В. Голицыну в 1689 г.

Однако несправедливо было бы отрицать участие идей Голицына в государственной жизни; только его надо искать не в новых законах, а в общем характере семилетнего правления царевны. Свояк и шурин царя Петра, следовательно, противник Софьи, князь Б. И. Куракин оставил в своих записках замечательный отзыв об этом правлении. «Правление царевны Софьи Алексеевны началось со всякою прилежностью и правосудием всем и ко удовольству народному, так что никогда такого мудрого правления в Российском государстве не было; и все государство пришло во время ее правления через семь лет в цвет великого богатства, также умножилась коммерция и всякие ремесла, и науки почали быть восставлять латинского и греческого языку… И торжествовала тогда довольность народная». Свидетельство Куракина о «цвете великого богатства», по-видимому, подтверждается и известием Невилля, что в деревянной Москве, считавшей тогда в себе до полумиллиона жителей, в министерство Голицына построено было более трех тысяч каменных домов. Неосторожно было бы подумать, что сама Софья своим образом действий вынудила у противника такой хвалебный отзыв о своем правлении. Эта тучная и некрасивая полудевица с большой неуклюжей головой, грубым лицом, широкой и короткой талией, в 25 лет казавшаяся 40-летней, властолюбию пожертвовала совестью, а темпераменту стыдом. Но, достигнув власти путем постыдных интриг и кровавых преступлений, она, как принцесса «великого ума и великий политик», по словам того же Куракина, нуждаясь в оправдании своего захвата, способна была внимать советам своего первого министра и «голанта», тоже человека «ума великого и любимого от всех». Он окружил себя сотрудниками, вполне ему преданными, все незнатными, но дельными людьми вроде Неплюева, Касогова, Змеева, Украинцева, с которыми и достиг отмеченных Куракиным правительственных успехов.

Продолжатель Ордин-Нащокина. Князь Голицын был прямым продолжателем Ордин-Нащокина. Как человек другого поколения и воспитания, он шел дальше последнего в своих преобразовательных планах. Он не обладал ни умом Нащокина, ни его правительственными талантами и деловым навыком, но был книжно образованнее его, меньше его работал, но больше размышлял. Мысль Голицына, менее сдерживаемая опытом, была смелее, глубже проникала в существующий порядок, касаясь самых его оснований. Его мышление было освоено с общими вопросами о государстве, его задачах, строении и складе общества. Недаром в его библиотеке находилась какая-то рукопись «О гражданском житии, или О поправлении всех дел, яже належат обще народу». Он не довольствовался, подобно Нащокину, административными и экономическими реформами, а думал о распространении просвещения и веротерпимости, свободе совести, свободном въезде иноземцев в Россию, улучшении социального строя и нравственного быта. Его планы шире, отважнее проектов Нащокина, но зато идилличнее их.

Представители двух смежных поколений, оба они были родоначальниками двух типов государственных людей, выступающих у нас в XVIII в. Все эти люди были либо нащокинского, либо голицынского пошиба. Нащокин – родоначальник практических дельцов Петрова времени; в Голицыне заметны черты либерального и несколько мечтательного екатерининского вельможи.

Подготовка и программа реформы. Мы видели, с какими колебаниями шла подготовка реформы. Русские люди XVII в. делали шаг вперед и потом останавливались, чтобы подумать, что они сделали, не слишком ли далеко шагнули. Судорожное движение вперед и раздумье с пугливой оглядкой назад – так можно обозначить культурную походку русского общества в XVII в. Обдумывая каждый свой шаг, они прошли меньше, чем сами думали. Мысль о реформе вызвана была в них потребностями народной обороны и государственной казны. Эти потребности требовали обширных преобразований в государственном устройстве и хозяйственном быту, в организации народного труда. В том и другом деле люди XVII в. ограничились робкими попытками и нерешительными заимствованиями у Запада.

Но среди этих попыток и заимствований они много спорили, бранились и в этих спорах кое о чем подумали. Их военные и хозяйственные нужды столкнулись с их заветными верованиями и закоренелыми привычками, вековыми предрассудками. Оказалось, что им нужно больше, чем они могут и хотят, чем подготовлены сделать, что для обеспечения своего политического и экономического существования им необходимо переделать свои понятия и чувства, все свое миросозерцание. Так они очутились в неловком положении людей, отставших от собственных потребностей. Им понадобилось техническое знание, военное и промышленное, а они не только не имели его, но и были дотоле убеждены, что оно ненужно и даже греховно, потому что не ведет к душевному спасению. Каких же успехов достигли они в этой двойной борьбе со своими нуждами и с самими собой, со своими собственными предубеждениями?

Для удовлетворения своих материальных нужд они в государственном порядке произвели не особенно много удачных перемен. Они нанимали несколько тысяч иноземцев, офицеров, солдат и мастеров. С их помощью кое-как поставили значительную часть своей рати на регулярную ногу, и то плохую, без надлежащих приспособлений, и построили несколько фабрик и оружейных заводов. А с помощью этой подправленной рати и этих заводов, после больших хлопот и усилий, с трудом вернули две потерянные области, Смоленскую и Северскую, и едва удержали в своих руках половину добровольно отдавшейся им Малороссии. Вот и все существенные плоды их 70-летних жертв и усилий!

Государственного порядка они не улучшили, напротив, сделали его тяжелее прежнего, отказавшись от земского самоуправления, обособлением сословий усилив общественную рознь и пожертвовав свободой крестьянского труда. Зато в борьбе с самими собой, своими привычками и предубеждениями они одержали несколько важных побед, облегчивших эту борьбу дальнейшим поколениям. Это была их бесспорная заслуга в деле подготовки реформы. Они подготовляли не столько самую реформу, сколько себя самих, свои умы и совести к этой реформе, а это менее видная, но не менее трудная и необходимая работа. Попытаюсь обозначить в коротком перечне эти их умственные и нравственные завоевания.

Во-первых, они сознались, что многого не знали из того, что нужно знать. Это была самая трудная победа их над собой, своим самолюбием и своим прошедшим. Древнерусская мысль усиленно работала над вопросами нравственно-религиозного порядка, дисциплиной совести и воли, покорением ума в послушание вере, тем, что считалось спасением души. Но она пренебрегала условиями земного существования, видя в нем законное царство судьбы и греха, и потому с бессильною покорностью отдавала его на произвол грубого инстинкта. Она сомневалась, как это можно внести и стоит ли вносить добро в земной мир, который по Писанию во зле лежит, следовательно, и обречен во зле лежать. Она была убеждена, что наличный житейский порядок так же мало зависит от человеческих усилий, так же неизменен, как и порядок мировой. Вот эту веру в роковую неизменность житейского порядка и начало колебать двустороннее влияние, шедшее изнутри и извне.

Внутреннее влияние исходило из потрясений, испытанных государством в XVII в. Смутное время впервые и больно ударило по сонным русским умам, заставило способных мыслить людей раскрыть глаза на окружающее, взглянуть прямым и ясным взглядом на свою жизнь. У писателей того времени, у келаря А. Палицына, у дьяка И. Тимофеева, у князя И. Хворостинина ярко просвечивает то, что можно назвать исторической мыслью, наклонность вникнуть в условия русской жизни, в самые основы сложившихся общественных отношений, чтобы здесь найти причины пережитых бедствий. И после Смуты до конца века все увеличивавшиеся государственные тягости поддерживали эту наклонность, питая недовольство, прорывавшееся в ряде мятежей.

На земских соборах и в особых совещаниях с правительством выборные люди, указывая на всяческие непорядки, обнаруживали вдумчивое понимание печальной действительности в предлагаемых средствах ее исправления. Очевидно, мысль тронулась и пыталась повлечь за собою застоявшуюся жизнь, не видя в ней более свыше установленного неприкосновенного порядка. С другой стороны, западное влияние приносило к нам понятия, направлявшие мысль на условия и удобства именно земного общежития и ставившие его усовершенствование самостоятельной и важной задачей государства и общества. Но для этого нужны были знания, каких не имела и которыми пренебрегала Древняя Русь, особенно изучение природы и того, чем она может служить потребностям человека: отсюда усиленный интерес русского общества XVII в. к космографическим и другим подобным сочинениям. Само правительство поддерживало этот интерес, начиная подумывать о разработке нетронутых богатств страны, разыскивая всякие минералы, для чего требовалось то же знание.

А. Васнецов. Книжные лавочки на Спасском мосту в XVII веке. 1916 г.

Новое веяние захватывало даже таких слабых людей, как царь Федор, слывший за великого любителя всяких наук, особенно математических, и, по свидетельству Сильвестра Медведева, заботившийся не только о богословском, но и о техническом образовании. Он собирал в свои царские мастерские «художников всякого мастерства и рукоделия», платил им хорошее жалованье и сам прилежно следил за их работами. Мысль о необходимости такого знания с конца XVII в. становится господствующей идеей передовых людей нашего общества, жалобы на его отсутствие в России – общим местом в изображении ее состояния. Не подумайте, что это сознание или эта жалоба тотчас повели к усвоению понадобившегося знания, что это знание, став очередным вопросом, скоро превратилось в насущную потребность. Далеко нет: у нас необыкновенно долго и осторожно собирались приступить к решению этого вопроса.

Во весь XVIII в. и большую часть XIX в. размышляли и спорили о том, какое знание пригодно нам и какое опасно. Но пробудившаяся потребность ума скоро изменила отношение к существующему житейскому порядку. Как скоро освоились с мыслью, что помощью знания можно устроить жизнь лучше, чем она идет, тотчас стала падать уверенность в неизменности житейского порядка. И возникло желание устроиться так, чтобы жилось лучше. Возникло это желание прежде, чем успели узнать, как это устроить. В знание уверовали прежде, чем успели овладеть им. Тогда принялись пересматривать все углы существующего порядка и, как в доме, давно не ремонтированном, всюду находили запущенность, ветхость, сор, недосмотры. Стороны жизни, казавшиеся прежде наиболее крепкими, перестали возбуждать доверие к своей прочности. До сих пор считали себя сильными верой, которая без грамматики и риторики способна постигать разум Христов, а восточный иерарх Паисий Лигарид указывал на необходимость школьного образования для борьбы с расколом. И русский патриарх Иоаким, вторя ему, в направленном против раскола сочинении писал, что многие и из благочестивых людей уклонились в раскол по скудости ума, недостатку образования.

Печатный двор в Москве, на Никольской улице, в конце XVII века.

По рисунку конца XVII в.

Так ум, образование были признаны опорами благочестия. Переводчик Посольского приказа Фирсов в 1683 г. перевел Псалтырь. И этот чиновничек Министерства иностранных дел признает необходимым обновить церковный порядок помощью знания. «Наш российский народ, – пишет он, – грубый и неученый; не только простые, но и духовного чина люди истинные ведомости и разума и Святого Писания не ищут, ученых людей поносят и еретиками называют».

В пробуждении этой простодушной веры в науку и этой доверчивой надежды с ее помощью все исправить, по моему мнению, и заключался главный нравственный успех в деле подготовки реформы Петра Великого. Этой верой и надеждой руководился в своей деятельности и преобразователь. Та же вера поддерживала нас и после преобразователя всякий раз, когда мы, изнемогая в погоне за успехами Западной Европы, готовы были упасть с мыслью, что мы не рождены для цивилизации, и с ожесточением бросались в самоуничижение.

Но эти нравственные приобретения достались людям XVII в. не даром, внесли новый разлад в общество. До той поры русское общество жило влияниями туземного происхождения, условиями своей собственной жизни и указаниями природы своей страны. Когда на это общество повеяла иноземная культура, богатая опытами и знаниями, она, встретившись с доморощенными порядками, вступила с ними в борьбу, волнуя русских людей, путая их понятия и привычки, осложняя их жизнь, сообщая ей усиленное и неровное движение. Производя в умах брожение притоком новых понятий и интересов, иноземное влияние уже в XVII в. вызвало явление, которое еще более запутывало русскую жизнь. До тех пор русское общество отличалось однородностью, цельностью своего нравственно-религиозного состава.

При всем различии общественных положений древнерусские люди по своему духовному облику были очень похожи друг на друга, утоляли свои духовные потребности из одних и тех же источников. Боярин и холоп, грамотей и безграмотный запоминали неодинаковое количество священных текстов, молитв, церковных песнопений и мирских бесовских песен, сказок, старинных преданий, неодинаково ясно понимали вещи, неодинаково строго заучивали свой житейский катехизис. Но они твердили один и тот же катехизис, в положенное время одинаково легкомысленно грешили и с одинаковым страхом Божиим приступали к покаянию и причащению до ближайшего разрешения «на вся».

Такие однообразные изгибы автоматической совести помогали древнерусским людям хорошо понимать друг друга, составлять однородную нравственную массу. Они устанавливали между ними некоторое духовное согласие, вопреки социальной розни, и делали сменяющиеся поколения периодическим повторением раз установившегося типа. Как в царских палатах и боярских хоромах затейливой резьбой и позолотой прикрывался простенький архитектурный план крестьянской деревянной избы, так и в вычурном изложении русского книжника XVI–XVII вв. проглядывает непритязательное наследственное духовное содержание «сельского невегласа, проста умом, простейша же разумом».

Западное влияние разрушило эту нравственную цельность древнерусского общества. Оно не проникало в народ глубоко, но в верхних его классах, по самому положению своему наиболее открытых для внешних веяний, оно постепенно приобретало господство. Как трескается стекло, неравномерно нагреваемое в разных своих частях, так и русское общество, неодинаково проникаясь западным влиянием во всех своих слоях, раскололось. Раскол, происшедший в Русской церкви XVII в., был церковным отражением этого нравственного раздвоения русского общества под действием западной культуры. Тогда стали у нас друг против друга два миросозерцания, два враждебных порядка понятий и чувств. Русское общество разделилось на два лагеря, на почитателей родной старины и приверженцев новизны, т. е. иноземного, западного.

Руководящие классы общества, оставшиеся в ограде Православной церкви, стали проникаться равнодушием к родной старине, во имя которой ратовал раскол, и тем легче отдавались иноземному влиянию. Старообрядцы, выкинутые за церковную ограду, стали тем упорнее ненавидеть привозные новшества, приписывая им порчу древнеправославной Русской церкви. Это равнодушие одних и эта ненависть других вошли в духовный состав русского общества как новые пружины, осложнившие общественное движение, тянувшие людей в разные стороны.

Особенно счастливым условием для успеха преобразовательных стремлений надобно признать деятельное участие отдельных лиц в их распространении. То были последние и лучшие люди Древней Руси, положившие свой отпечаток на стремления, которые они впервые проводили или только поддерживали. Царь Алексей Михайлович пробудил общее и смутное влечение к новизне и усовершенствованию, не порывая с родной стариной. Благодушно благословляя преобразовательные начинания, он приручал к ним пугливую русскую мысль, самым своим благодушием заставляя верить в их нравственную безопасность и не терять веры в свои силы.

Боярин Ордин-Нащокин не отличался ни таким благодушием, ни набожной привязанностью к родной старине и своим неугомонным ворчанием на все русское мог нагнать тоску и уныние, заставить опустить руки. Но его честная энергия невольно увлекала, а его светлый ум сообщал смутным преобразовательным порывам и помыслам вид таких простых, отчетливых и убедительных планов, в разумность и исполнимость которых хотелось верить, польза которых была всем очевидна. Из его указаний, предположений и опытов впервые стала складываться цельная преобразовательная программа, не широкая, но довольно отчетливая программа реформы административной и народнохозяйственной. Другие, менее видные дельцы, пополняли эту программу, внося в нее новые мотивы или распространяя ее на другие сферы государственной и народной жизни, и таким образом подвигали дело реформы. Ртищев пытался внести нравственный мотив в государственное управление и возбудил вопрос об устройстве общественной благотворительности. Князь Голицын мечтательными толками о необходимости разносторонних преобразований будил дремавшую мысль правящего класса, признававшего существующий порядок вполне удовлетворительным.

Этим я заканчиваю обзор явлений XVII в. Он весь был эпохой, подготовлявшей преобразования Петра Великого. Мы изучили дела и видели ряд людей, воспитанных новыми веяниями XVII в. Но это были лишь наиболее выдававшиеся люди преобразовательного направления, за которыми стояли другие, менее крупные: бояре Б. И. Морозов, Н. И. Романов, А. С. Матвеев, целая фаланга киевских ученых и в стороне – пришлец и изгнанник Юрий Крижанич. Каждый из этих дельцов, стоявших в первом и втором ряду, проводил какую-нибудь преобразовательную тенденцию, развивал какую-нибудь новую мысль, иногда целый ряд новых мыслей. Судя по ним, можно подивиться обилию преобразовательных идей, накопившихся в возбужденных умах того мятежного века. Эти идеи развивались наскоро, без взаимной связи, общего плана, но, сопоставив их, видим, что они складываются сами собой в довольно стройную преобразовательную программу, в которой вопросы внешней политики сцеплялись с вопросами военными, финансовыми, экономическими, социальными, образовательными.

Вот важнейшие части этой программы: 1) мир и даже союз с Польшей; 2) борьба со Швецией за восточный балтийский берег, с Турцией и Крымом за Южную Россию; 3)завершение переустройства войска в регулярную армию; 4) замена старой сложной системы прямых налогов двумя податями, подушной и поземельной; 5) развитие внешней торговли и внутренней обрабатывающей промышленности; 6) введение городского самоуправления с целью подъема производительности и благосостояния торгово-промышленного класса; 7) освобождение крепостных крестьян с землей; 8) заведение школ не только общеобразовательных с церковным характером, но и технических, приспособленных к нуждам государства, – и все это по иноземным образцам и даже с помощью иноземных руководителей. Легко заметить, что совокупность этих преобразовательных задач есть не что иное, как преобразовательная программа Петра. Эта программа была вся готова еще до начала деятельности преобразователя. В том и состоит значение московских государственных людей XVII в. Они не только создали атмосферу, в которой вырос и которой дышал преобразователь, но и начертали программу его деятельности, в некоторых отношениях шедшую даже дальше того, что он сделал.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Князь Н.Д.Голицын

ИСТОРИЯ КАЛУГИ В ЛИЦАХ

КНЯЗЬ Н. Д. ГОЛИЦЫН

Древний род князей Голицыных произошел от великого князя литовского Гедимина. Второй сын Гедимина Наримонт (Глеб) имел праправнука князя Михаила Ивановича Булгакова, по прозвищу Голица, происшедшее по преданию от привычки князя носить железную перчатку на одной руке. Князья Голицыны, верой и правдой служили царю и отечеству в самых знатнейших чинах — боярах, воеводах, в фельдмаршалах; жалованы были многочисленными поместьями и вотчинами. Род князей Голицыных состоит в родстве с великими князьями Московскими Рюриковичами и с царским Домом Романовых. Из этого славного рода происходил калужский губернатор, последний глава правительства Российской империи, тайный советник, князь Николай Дмитриевич Голицын (1850-1925). Николай Дмитриевич Голицын родился 31 марта 1850 года в селе Поречье Можайского уезда Московской губернии. Его отец— князь Дмитрий Борисович Голицын (1803 — 1864), мать — Софья Николаевна, урожденная Пущина (26.01.1827 — 26.07.1876), бывшая начальница Санкт-петербургского Елизаветинского института.

Детские и юношеские годы Николай Дмитриевич провел в имении своих родителей — селах Владимирском и Лыткине Дорогобужского уезда Смоленской губернии. Он окончил полный курс Императорского Александровского лицея, из которого был выпущен 22 мая 1871 года с чином коллежского секретаря. Сразу же причислен к Министерству внутренних дел и назначен во временную комиссию по крестьянским делам Царства Польского. Спустя два года, 1 июня 1873 года, Голицын был назначен исправляющим должность комиссара по Крестьянским делам Кольненского уезда Ломжинской губернии, утвержден в должности 12 сентября 1874 года. 25 января 1874 года он получил чин титулярного советника, 27 июня 1875 года ему был пожалован орден святого Станислава 3 степени. С 25 января 1876 года — коллежский асессор. 26 августа 1876 года получил звание камер-юнкера. 25 января 1879 года произведен в надворные советники. 30 ноября 1879 года Голицын был назначен архангельским вицегубернатором. «3a отличную усердную службу»на этом посту он был награжден орденом святой Анны 2 степени и чином коллежского советника.

С 14 июня 1884 года Николай Дмитриевич занимал пост вице-директора хозяйственного департамента Министерства внутренних дел под председательством тайного советника Качалова. В 1884-1885 годах князь Голицын назначался от Министерства внутренних дел членом комиссий: при хозяйственном департаменте для обсуждения мероприятий по улучшению экономических условий севера; при Министерстве путей сообщения для составления проекта путей сообщения, при Морском министерстве для составления правил для крейсеров и плавающих в наших территориальных водах Восточной Сибири иностранных судов, при Министерстве финансов для составления инструкции «по предмету обложения торговых и промышленных предприятий дополнительным сбором» и «для составления соображений по предмету привлечения железнодорожных предприятий к платежу торговых пошлин обложение налогом в казну доходов с акций железных дорог».

В 1885 году Голицын производится в статские советники и назначается исполняющим должность архангельского губернатора. В Архангельской губернии по его инициативе было осуществлено обследование хозяйственного и культурного состояния Печерского края. В докладной записке князь пишет о необходимости улучшения медицинского обслуживания населения, развития народного образования и культуры края. В 1880 году Голицыну был пожалован орден святого Станислава 1 степени и объявлено высочайшее благоволение за «содействие успешному поступлению в 1889 году окладных сборов».

Калужским губернатором князь Голицын был назначен 3 июня 1893 года. В годы его правления в губернии снова пробудилась общественная жизнь, угасшая после ухода из Калуги губернатора-реформатора В. А. Арцимовича. В 1896 году в Калуге вновь начал издаваться «Калужский вестник», в котором публиковалось много интересного. К примеру, в нем было опубликовано сообщение об издании работы К. Э.Циолковского «Железный управляемый аэростат на 200 человек, длиною с большой морской пароход». 20 апреля 1897 года в Палатах Коробовых в Калуге открылся губернский исторический музей.

В годы губернаторства князя Голицына в Калуге было открыто несколько библиотек. 2 ноября 1897 года по инициативе местной интеллигенции с целью «доставить возможность жителям Калуги и Калужского уезда безвозмездно пользоваться книгами для чтения на дому, а также в самой библиотеке» была открыта Калужская бесплатная народная библиотека-читальня, просуществовавшая до 1902 года. Содержалась она на взносы ее членов, а также пожертвования разных лиц и сбора с лекций, спектаклей и концертов.

Другая библиотека открылась Козельском уезде. 8 декабря 1897 года козельский уездный исправник Я. И. Генерозов пишет рапорт калужскому губернатору: «При сличении каталога Козельской земской публичной библиотеки с алфавитным списком произведений печати, которые… воспрещены министром внутренних дел к обращению в публичных библиотеках и общественных читальнях, в названной библиотеке оказались следующие книги, значащиеся в алфавитном списке: 1) Сочинения графа Л. Н.Толстого… 2) Короленко В. Очерки и рассказы… и 3) Сочинения Н. В. Шелгунова. Перечисленные произведения Толстого, Короленко и Шелгунова мною опечатаны казенной печатью и сданы впредь до распоряжения на хранение ответственному библиотекарю г-ну Никольскому».

Еще одной заслугой князя Голицина является открытие 22 января 1894 года в Калуге Работного дома. Инициатива его организации принадлежала протоиерею отцу Иоанну Ильичу Сергиеву (Кронштадтскому), который одним из первых внес пожертвования на его устройство. Став губернатором, князь Голицын организовал особое Попечительство и разработал Устав Работногo дома.

К 1894 году Калуга имела одну земскую больницу с терапевтическим, хирургическим, родильным и психиатрическим отделениями, созданную на основе Хлюстинских заведений. В декабре 1894 года очередному губернскому земскому собранию был представлен доклад губернской управы об устройстве близ Калуги колонии для душевнобольных. Для этого губернатор велел подыскать подходящее место вблизи Калуги. Губернская управа остановилась на имении г-на Дитрих при селе Бушмановке, в трех верстах от Калуги. Так возникла 1-я Калужская областная психиатрическая больница. С 14 ноября 1896 года в Калуге начала действовать община сестер милосердия, готовившая опытных медицинских сестер для ухода за больными и ранеными.

5 мая 1892 года умер владелец села Бабаево помещик Семен Александрович Гурьев, завещав свое состояние на создание благотворительных заведений и сельскохозяйственной школы в селе Бабаеве Калужского уезда. А для осуществления своих проектов завещатель назначил душеприказчиком самого калужского губернатора — представителя верховной власти. Князь поручил губернскому инженеру Савицкому составить проект школы-интерната с церковью, богадельной, амбулаторией с аптекой и помещением для фельдшера с акушеркой. Строительство началось в 1894 году, и несмотря на финансовые трудности продолжалось безостановочно два года. Открытие же школы состоялось в октябре 1896 года в присутствии князя Голицына и принятых в школу 26 учеников.

В конце XIX века в Калуге был необычайно популярен велосипед. В 1895 году было даже учреждено общество велосипедистов-любителей с принятым уставом. В Калуге тех лет регулярно устраивались гоночные соревнования. А 17 сентября 1895 года при большом скоплении народа губернатором был открыт стадион для любителей велосипеда -«циклодром».

За время пребывания калужским губернатором, князь Голицын получил многие правительственные награды и ордена; орден святой Анны 1 степени, орден Александра Невского, серебряную медаль на Андреевской ленте и другие. Кроме того, князь имел звание почетного члена российского общества Красного Креста, калужского окружного правления Императорского российского общества спасания на водах, был почетным пожизненным членом Попечительского общества над Работным домом, почетным попечителем Калужской ученой архивной комиссии, президентом калужского Общества охотников конского бега.

7 ноября 1897 года высочайшим указом князь Голицын был назначен тверским губернатором, где он и прослужил до 1903 года. б декабря 1903 года Николай Дмитриевич был назначен сенатором, а в 1915 году — членом Государственного совета и председателем Комиссии по оказанию помощи русским военнопленным, состоявшей под покровительством императрицы Александры Федоровны. 27 декабря 1916 года, по настоянию императрицы и ее окружения, Голицын вопреки его желанию был назначен Председателем Совета Министров. 27 февраля 1917 года вместе с другими членами Совета Министров он получил отставку и был арестован Временным правительством во главе с Керенским. По окончании следствия в апреле 1917 года был освобожден с разрешением выезда из страны при условии полного отказа от политической деятельности. После ареста Николай Дмитриевич остался с семьей в Петрограде. Князь отошел от политической деятельности и занимался сапожным ремеслом. После Октября 1917 года Николай Дмитриевич дважды арестовывался по подозрению в связях с контрреволюционерами. Последний раз он был арестован 12 февраля 1925 года и осужден по постановлению коллегии ОГПУ от 22 июня. Расстрелян 2 июля 1925 года в Ленинграде.

Николай Дмитриевич был женат на Евгении Адреевне, урожденной Грюнберг, лютеранского вероисповедания. Его старший сын Дмитрий (27.02.1882—1928) закончил Морской кадетский корпус; расстрелян в 1928 году; средний — Николай (17.07.1883—1931) закончил Александровский лицей, в 1928 году был арестован НКВД и сослан на Соловки, где был расстрелян; младший сын — Евгений (25.11. 1888 — 1928) расстрелян большевиками в 1928 году.

Олег МОСИН,

Светлана МОСИНА

Источн. и лит.: Копия формулярного списка калужского губернатора князя Н. Д. Голицына за 1897 г. // ГАКО, ф. 62, оп. б, д.1243, лл.6; Калужский край: Документы и материалы. — Калуга, 1977. — Кн.2; Князья Голицыны // Дворянские роды Российской Империи. — СПб., 1995. — Т.2; Князья Голицыны // Дворянские роды внесенные в общий гербовник Всероссийской Империи / Сост. гр. А.Бобринский. — СПб., 1890; Князья Голицыны // История родов русского дворянства. — М., 1991; Голицын А. М. Голицын Николай Дмитриевич // Политические деятели России. 1917, Биогр. словарь / ред. П. В. Волобуев. — М., 1993; Т рофименко Н. Д. Работный дом // Памятная книжка Калужской губернии на 1896 год. — Калуга, 1895; Малинин А. Д. Калуга. Опыт исторического путеводителя по Калуге и главнейшим центрам губернии. — Калуга, 1992

www.librero.ru

Голицын, Василий Васильевич Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Голицын; Голицын, Василий; Голицын, Василий Васильевич (значения).

Василий Васильевич Голицын

Князь Василий Голицын с наградной медалью
Глава Посольского приказа
1682 — 1689
МонархИван V, Пётр I
ПредшественникЛарион Иванович Иванов
ПреемникЕмельян Игнатьевич Украинцев
Царственных больших печатей и государственных великих посольских дел сберегатель, ближний боярин и наместник новгородский
1682 — 1689

Рождение 1643(1643)

  • Москва, Русское царство
Смерть 21 апреля (2 мая) 1714(1714-05-02)
Пинега
Место погребения Красногорский Богородицкий монастырь
 Василий Васильевич Голицын на Викискладе

Князь Васи́лий Васи́льевич Голи́цын (1643 (1643), Москва — 21 апреля (2 мая) 1714, Пинега, Двинской уезд, Архангелогородская губерния) — русский боярин, дипломат, государственный деятель и фаворит царевны Софьи Алексеевны. Фактический глава русского правительства во время регентства царевны Софьи Алексеевны (1682—1689) в звании воеводы и с титулом «Царственныя большия печати и государственных великих посольских дел сберегатель, ближний боярин и наместник новгородский». Видный реформатор, но неудачливый полководец, потерпевший серьёзные поражения в Крымских походах 1687 и 1689 годов. Родоначальник старшей ветви рода Голицыных («Васильевичи»).

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Браки и дети
  • 3 Предки
  • 4 В литературе
  • 5 Примечания
  • 6 Литература
  • 7 Ссылки

Биография[

ru-wiki.ru

Князь Голицын

Князь Голицын в русскую историю вошел как царский шут, поплатившийся княжеской честью за измену православию: из любви к женщине он отрекся от веры отцов и принял католичество, что было условием женитьбы на красавице итальянке, моложе его на двадцать лет, поставленным ему родителями невесты.

Это было действительно неслыханной дерзостью, т.к. в русских семьях жена принимала веру мужа, но не наоборот. У русских самодержцев и дворян невест выбирали либо из православных (царские смотрины) либо девица, которую присмотрели в царские невесты за границей, должна была принять православие и получить православное имя.

Понятно, почему, совершив сей шаг, князь Голицын испугался возвращаться в Петербург, а тихо уединился со своей молодой женой в Московской усадьбе, надеясь отсидеться от гнева государыни.  Однако нашлись «добрые люди», доложившие кому следует о князе и его деяниях.

Слух дошел и до Анны Иоанновны, немедленно вызвавшая его ко двору и озвучившая ему свой приговор. Жену с дитём – выслать, его перекрестить обратно и надеть на его дурную голову шутовской колпак. С тех пор он стал уже не князем Голицыным, а шутом по прозвищу Квасник, получивший его за обязанность подавать к царскому столу русский квас.

А между тем князь Голицын (выведенный писателем Лажечниковым в «Ледяном доме» как Кульковский) был рода знатного. Его дед, Василий Васильевич, которого иностранцы из большого уважения прозвали Василием Великим, был фаворитом сводной сестры Петры I царевны Софьи, претендовавшей на престол. После низвержения Софьи, Василия Васильевича с сыном и внуком сослали на север, в Архангельскую глухомань.

Сын вскоре умер, а дед занялся образованием внука Мишеньки, благо, что знаний деду было не занимать: Василий Васильевич изъяснялся на нескольких европейских языках, знал латынь и греческий, хорошо разбирался в европейской культуре, хороших манерах, политике и дипломатии. Так что было что передать.

Но говорят, внук с трудом усваивал знания, т.к. страдал то ли врожденным слабоумием то ли просто нерадением. Слабоумие и спасло его от смертной казни за вероотступничество: дурак, что с него взять. Но за это же его  зачислили в штат царских шутов. Правда, Анна Иоанновна не любила вообще весь голицынский род, стремившийся ограничить ее власть.

Как бы то ни было, до совершеннолетия Михаил Алексеевич прожил в деревне, а потом Петр I решил вернуть его обратно в столицу и отправить учиться за границу, что было уже скорее поощрением, чем очередным наказанием.

Чему выучился там князь, неизвестно, но вернувшегося из заграницы Петр I отправил Михаила Алексеевича служить в армию, но успехи князя Голицына оказались более чем скромными — к сорока он едва дослужился до майора. Правда, в слабоумие князя верится все-таки с трудом, если учесть байки, ходившие про Голицына-Кульковского, когда тот уже числился в шутах. Скорее они говорят об обратном – его остром уме. Например:

«Поэт Тредиаковский, желая сконфузить Кульковского, спросил у него: «Какая разница между тобою и дураком?» — «Дурак спрашивает, а я отвечаю», — был ответ. Или вот эта.  В застолье у одного из придворных возник спор о лекарях и медицине. «Я сам лекарь, — сказал один из гостей, — и, не защищая себя, скажу: на меня никто не пожалуется». — «Из ваших больных, наверное, никто не остался в живых и жаловаться некому», — парировал Кульковский.

Однажды Бирон спросил Кульковского: «Что думают обо мне россияне?» — «Вас, Ваша Светлость,— отвечал он,— одни считают Богом, другие сатаною и никто — человеком». Вот еще одна: Старик Кульковский, уже незадолго до кончины, пришел однажды рано утром к одной из молодых и очень пригожих оперных певиц. Узнав о приходе Кульковского, она поспешила встать с постели, накинуть пеньюар и выйти к нему. «Вы видите,— сказала она,— для вас встают с постели». «Да,— отвечал Кульковский вздыхая,— но уже не для меня делают противное»».

Вообще до девиц князь Голицын был большой охотник. Четырежды  женат, что было нарушением православного канона о трех венчаниях, не говоря уже о любовницах. И детей у него было тоже довольно много. От первого брака двое, от второго с итальянкой – один, от третьего, самого знаменитого, известного как свадьба в ледяном доме с шутихой Бужениновой, двое, и от последнего – еще трое.

Как дураку при дворе в обязанности князя Голицына входило по словам Анны Иоанновны изображать нечто такое, что никто из ее шутов еще не изображал. У него была одна такая черточка, которая позволяла ему, с одной стороны, всем угождать, а с другой – быть самым унижаемым из всех.

Этой чертой была его потрясающая покорность, если не сказать раболепие, проявившаяся очень рано. Он раболепствовал перед Меншиковым, перед Петром II, перед своей непосредственной начальницей Анной Иоанновной и особенно перед ее фаворитом Бироном. Императрица так была довольна, что писала московскому градоначальнику, что князь Голицын затмил собой всех ее шутов.

Но главное событие, увековечившее его имя, случилось, когда колченогая шутиха Авдотья Буженинова решила стать женой родовитого князя Голицына. Буженинова умела угодить своей хозяйке, за что та ее и выделяла среди остальных. Анна Иоанновна захотела сама устроить свадьбу своей любимицы.

Свадьба должна была быть особенной, наподобие тех шутовских проказ, которые устраивал Петр Первый. Ей сразу вспомнилось фольклоризированное посвящение любимого Петром шута Лакосты в короля самоедов. Обряд был взят за основу свадебного праздника с некоторыми прибавлениями.

Для молодоженов решили построить ледяной дом. В нем они должны были провести брачную ночь. Но предварительно перед этим императрица приказала  устроить фольклорный фестиваль, на который собрали делегации от всех народов России: лопарей, самоедов, черемисов, татар, самоедов, башкир, мордвы, чувашей, казаков, калмыков и других.

Процессия, насчитывавшая более двухсот человек, двигалась впереди и сзади новобрачных. Каждая делегация была наряжена в свои праздничные национальные костюмы и ехала в национальных повозках, запряженных оленями, свиньями, кабанами, волами, собаками, козами. Новобрачные сидели в клетке, водруженной на слона.

Свадьба состоялась 6 февраля 1740 года. Князю Голицыну было 52 года. Жених ничему не сопротивлялся, невеста была довольна. Свадебный ужин устроили для всего свадебного картежа. После него состоялся как бы сегодня сказали гала-концерт, на котором выступали участники процессии – каждый со своим национальным номером.

Французский посланник, присутствовавший на празднике, с ужасом писал своему правительству о случившемся: «Только здешняя страна может доставить развлечение в таком роде, какое устроила себе царица». Ледяной дом тоже удался на славу. Мороз стоял под сорок, пилить ледяные глыбы было легко. Фасад дома был шестнадцати метров в длину, пять – в ширину и пять в высоту.

Он был разделен надвое, в каждой половине – по две комнаты. Выстроили и баню. В доме все было как в обычном дворце: и зеркала, и мебель, и свечи, их намазывали нефтью и они горели. Горели и намазанные нефтью дрова в бане и камине. Новобрачные должны были находиться здесь до восьми утра и если бы не предусмотрительность Авдотьи Ивановны Бужениновой, тайком пронёсшей в дом полушубок, пара бы точно замерзла.

Впрочем, все равно она сильно простудилась и через два года умерла, оставив князю Голицыну двоих малолетних детей: Андрея и Алексея, при родах которого она и умрет. Для Анны Иоанновны эта свадьба стала последней и самой мерзкой шуткой: через восемь месяцев она тоже умрет, а ее преемница распустит всех шутов, одарив их богатыми подарками и покончив с этим безобразием, унаследованным от Петра I.

Авдотья Ивановна не стала последней женой  князя Голицына. После ледяной свадьбы он прожил еще 38 лет, женился в четвертый раз на женщине, моложе его на 45 лет и прижил еще троих детей. Умер князь Голицын в девяносто лет и, несмотря на всю свою незадачливую жизнь, он остался в памяти потомков как жених самой оригинальной свадьбы.

Тина Гай

sotvori-sebia-sam.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о