Фото битва на куликовом поле – На поле Куликовом… — история в фотографиях

У истоков России. Куликовская битва (8 фото)

Когда-то в одном из вузов довелось услышать шуточную студенческую песенку, начинавшуюся словами «Как на Поле Куликовом собирались кулики, и в порядке бестолковом быстро строились полки. Как дохнули перегаром – за версту разит. Поднатужимся ребята! Будет враг разбит!» В советское еще время это было. К чему сейчас вспомнилась эта шутейная песня?

Да к тому, что восьмого сентября 1380 года, то есть 637 лет тому назад произошло Мамаево побоище, или Куликовская битва, в которой русское войско, собранное московским князем Дмитрием Донским, разбило войско одного из, как бы сказали теперь, лидеров Золотой Орды — Мамая. Некоторые историки считают, что эта победа стала своеобразным истоком появления России – во всей ее силы и славе, во всем ее величии. Так что, какие уж тут шутки? Правда, есть и другая точка зрения, которая гласит, что Куликовская битва – лишь один из эпизодов, ничем не выделяющийся из ряда других таких же эпизодов, предопределивших будущий подъем Руси и ослабление ее соперников.

История, мифы и легенды

Как бы там ни было, событие, прямо скажем, неординарное. Даже, можно сказать, величественное. И это несмотря на то, что, возможно, правы те, кто говорит о побоище как всего лишь об эпизоде. К этому вопросу мы еще вернемся. Сейчас же лишь отметим, что Куликовская битва до сих пор остается в большой мере тайной, покрытой мраком. Уж как ни старались и ни стараются ученые приоткрыть завесу этой тайны, а все равно каждая новая версия опровергает предыдущую, чтобы самой оказаться опровергнутой через некоторое время. Много различных наслоений, противоречащих друг другу преданий, обрывочных сведений, невнятных легенд. Хотя что-то ученым все же удалось разгадать. В чем-то они сходятся. Но кто знает, не появится ли что-то, что снова заставит их вступить в полемику даже по уже, казалось бы, проясненным вопросам.

Казус белли

Все сходятся на том, что непосредственным, формальным поводом, приведшим в конце концов к битве, стало то, что Дмитрий Донской отказал Мамаю в его требовании увеличить размер дани. Мамай потребовал, чтобы ему платили столько, сколько платили при Джанибеке. Однако если верить историкам, это действительно лишь формальный повод. Историки сообщают нам, что во второй половине XIV века происходило одновременное усиление и Московского княжества, и позиций Мамая, боровшегося за власть в Золотой Орде. Не будем сейчас вдаваться в подробности политики Мамая и Дмитрия, скажем только, что они просто не могли не столкнуться. И вот момент настал.

«Но разведка доложила точно»

Да, о планах Мамая в Москве стало известно заранее. Дело в том, что к нему был послан Захарий Тютчев с золотом. Для переговоров. Но, видимо, не только для переговоров. Потому что именно от него и стало известно о союзе Мамая с великим князем литовским Ягайлом и Олегом Рязанским. Затем еще посылались две так называемые сторожи за языком. Сведения подтвердились. Даже примерное время предполагаемого вторжения Мамая с союзниками стало известно.

Сколько их было?

Вот теперь стоит поговорить о разночтениях, преданиях, мифах, путанице в оценках фактов и цифр. Начнем, пожалуй, с численности русского войска, готовившегося отразить нападение. Тут, как говорят бухгалтеры, цифры не бьют. Достаточно сказать, что говорилось и о двухстах тысячах воинов Московского княжества вкупе с союзниками и о четырехстах тысячах. Однако позже ученые сошлись на пятидесяти-шестидесяти тысячах. Но и это еще не всё. Некоторые исследователи отмечают, что на самом деле непосредственно в битве от московского войска могло участвовать шесть-десять (6-10) тысяч человек, как, кстати, и от войска Мамая. При этом в основном – всадников. И, таким образом, это была, по сути, конная схватка, причем длившаяся не три летописных часа, а около получаса. Такие же нестыковки и в оценке численности войска Мамая: от шестидесяти до восьмисот тысяч человек. Ну и, конечно, шесть-десять тысяч всадников, если принять версию о кратковременной конной схватке.

«И вот нашли большое поле»

Ученые, опираясь на сведения из летописей, где говорилось, что сражение случилось на Дону усть Непрядвы, выяснили, что в те времена на левом берегу Непрядвы был… лес. Сплошной. Никакого тебе поля. Однако все-таки обнаружился безлесный участок. И был определен, собственно, размер места боевых действий – два километра в длину, восемьсот (максимально) метров в ширину. Вот, получив такие размеры, и стали говорить о том, что в битве принимало участие от шести до десяти тысяч всадников с обеих сторон.

Благословение Сергия Радонежского

Всем, мало-мальски интересующимся историей Куликовской битвы, известен, несомненно, эпизод благословения русского войска Сергием Радонежским. Как отмечается, такое распространение сведения о нем получили, благодаря житию преподобного. Говорится, что поначалу Сергий Радонежский посоветовал князю проявить смирение и почтить Мамая дарами, чтобы сберечь жизни христианские. Когда же Дмитрий сказал, что уже сделал это, а Мамай не угомонился, старец благословил его, предсказав победу. Но также отмечается, что в ранних источниках о сражении факта такого благословения нет.

Пересвет и Челубей

Такая же история со знаменитой схваткой перед сражением инока Пересвета с татарским воином Челубеем. И сам ход их поединка описывается в разных источниках по-разному, и даже факт его проведения признается не всеми историками.

Донская икона Божией Матери

Есть еще одна интересная легенда, связанная с Мамаевым побоищем. Якобы уже после битвы, возвращаясь в Москву, князь заехал в Сиротин, казачий городок. И там получил в дар икону, которая после стала одной из русских величайших святынь. По другой версии, казаки сами прибыли с иконой в стан русского войска еще до битвы, и во время сражения она находилась в этом стане, и победа была одержана, благодаря ее заступничеству. В любом случае сегодня она известна, как Донская икона Божией Матери. В Российской империи она была особо чтимой святыней, и к ней всегда обращались, когда возникала опасность нашествия врага.

Сжечь за собой мосты

У нас не стоит задачи давать подробное описание самой Куликовской битвы. Там было всё. И трезвый расчет, и удача, и хитрость, и дерзость. Поначалу русское войско оказалось в очень тяжелом положении, но затем ход сражения был переломлен, и только большие потери, как отмечают некоторые историки, не позволили развить успех. Одно можно выделить: не будет, пожалуй, слишком большим преувеличением, если сказать, что битва была выиграна еще до ее начала. Дмитрий перевел войско на южный берег Дона и уничтожил мосты за собой, таким образом решив две задачи: не дал Мамаю соединится с союзниками и обеспечил тыл войска в случае их подхода.

Чем сердце успокоилось

А теперь вернемся к оценке историками последствий Куликовской битвы. Как было сказано выше, кто-то полагает, что с нее, в какой-то мере, началось, вернее, получило возможность продолжиться, становление великой Руси. Той Руси, которая затем выросла до империи и под разными наименованиями, пережив не единожды смену политического строя, существует по сей день. Поскольку это и огромный шаг к освобождению от зависимости от Золотой Орды, и христианский подвиг противостояния агрессии иноверцев. Другие же, как было отмечено, говорят, что значение этого сражения не стоит преувеличивать, что реальным его бенефициаром стал Тохтамыш, получивший ослабление и Мамая, и Дмитрия, что никуда не делось владычество золотоордынских правителей. Но ведь и факт того, что после битвы Москва превратилась в своеобразный идеологический центр объединения восточнославянских земель, нельзя упускать из виду.

Символ духовного подвига

Как бы там ни было, здесь мы подходим к вопросу о том, что реальные исторические факты (реальность и интерпретация которых настолько разнятся в изучении и осмыслении ученых) и их символическое значение зачастую не совпадают. У символов свое содержание. И оно часто и густо играет гораздо более важную роль в становлении того или иного государства, нежели историческая реальность (снова-таки, реальность, которая различна для различных исследователей). Куликовская битва как раз и стала одним из таких символов. Содержание его для русского человека (русского в самом широком, наднациональном смысле) духоподъемно. Здесь есть на что опереться, от чего оттолкнуться, чтобы устремиться ввысь.

Другие статьи:

nlo-mir.ru

Музей на Куликовом поле (фото) — Сайт Александра Нечаева

Статус Куликовской битвы в русской истории очень высок. Как-никак первая крупная победа над татаро-монголами, показавшая нации, что избавиться от ига это вполне посильная задача. Про битву много спорят, ибо достоверных данных слишком мало, а с 1380 года много воды утекло. Однако это не мешает функционировать в Тульской области музею, который как может рассказывает историю одной из самых известных в нашей истории битв.

В музей-заповедник «Куликово поле» входят три объекта. Непосредственно с битвой связаны два. Первый – мемориал на Красном холме. Представляет собой большую стелу, которую установили в 1850 году (потом реставрировали, конечно), да маленький домик, в котором продают сувениры. Я мрачно пошутил, что самый классный объект на Красном холме это туалет (а он там и правда крут, да еще и бесплатный). В историческом смысле на Красном холме располагалась ставка Мамая – это не само Куликово поле.

[row_fluid][one_half]  [/one_half][one_half]  [/one_half][/row_fluid]

 

Комплекс в селе Монастырщино производит совсем другое впечатление – тут церковь, хороший музей и благоустроенная территория. Хотя это тоже не совсем Куликово поле – тут хоронили после битвы русских солдат.

[row_fluid][one_half]  [/one_half][one_half]  [/one_half][/row_fluid]

 

Перфоманс начинается прямо с парковки. Что это за конь я так и не понял.

 

Музей тоже поначалу удивляет. На первом этаже – вот такие экспонаты. А что, аутентичный пистолет времен Куликовской битвы.

 

Но на втором этаже становится интересно. Как известно для сражения свои войска прислали множество русских городов. Все они своеобразно высечены в камнях.

[row_fluid][one_half]  [/one_half][one_half]  [/one_half][/row_fluid]

 

А вот быт, из которого люди уходили на войну.

 

Символично представлена земля, на которой проходило сражение.

 

На фоне предметов утвари и посуды того времени, заметно выделяются доспехи для коня. Реконструкция, конечно, но как выглядит.

 

Залов всего три и самый большой посвящен вооружению участников битвы. Глядя на отлично реконструированные доспехи я недоумевал: как же наши сумел одержать победу, по всем раскладам выиграть должны были монголы. Посудите сами. Вот в чем сражались иноземцы.

[row_fluid][one_half]
 [/one_half][one_half]  [/one_half][/row_fluid]

 

А это обмундирование русских воинов.

[row_fluid][one_half]  [/one_half][one_half]  [/one_half][/row_fluid]

 

Русские князья одевались побогаче.

 

Но все равно с монголами не сравнить.

 

Учебники истории традиционно рассказывают, что монголы были на более низком культурном уровне, чем русские, но экспонаты в музее прямо говорят об обратном. И с искусством, и с военной техникой, и с ремеслом у монголов все было хорошо. Тем ценнее выглядит победа.

 

Судя по всему, происходила она как-то так.

 

Отдельный блок посвящен наследию Куликовской битвы в наши дни.

 

В целом, музей в с. Монастырщино мне понравился. Недорогой билет, красивые экспонаты, хоть и новодельные. Впрочем, сейчас музей-заповедник ведет строительство большого корпуса непосредственно на месте битвы. Обещают достроить к концу этого года. Будет повод прокатиться еще раз.

anechaev.org

16 сентября - День Победы русских войск в Куликовской битве. ФОТО

Сегодня, 16 сентября ровно 632 года назад в 1380 году произошла одна из величайших вех в русской истории - легендарная победа русских войск в Куликовской битве...

Куликовская битва (Мамаево или Донское побоище) — сражение войск русских княжеств против ордынцев 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира) на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча на территории, в настоящее время относящейся к Кимовскому и Куркинскому районам Тульской области, на площади около 10 км².

БУБНОВ Александр - Утро на Куликовом поле

Летом 1378 года московское войско нанесло поражение татаро-монголам на р. Вожа. После этого темник, фактический правитель Золотой Орды Мамай начал готовиться к большому походу на Русь. В этом он нашел поддержку у литовского князя Ягайло и рязанского князя Олега. Летом 1380 года войско Мамая, в состав которого также входили наемные отряды из половцев, аланов (осетин), касогов (черкесов), кавказских евреев, армян и крымских генуэзцев, переправилось через Волгу и остановилось в устье р. Воронеж. Во время остановки Мамай принял послов Олега и Ягайла. По заключенному между ними договору золотоордынская и литовская армии должны были соединиться на р. Ока для дальнейшего совместного наступления на Русскую землю.

Литва была старинным врагом Москвы. Олег же пристал к татарам потому, что Рязанская земля лежала на пути татар, и, чем бы ни кончилось дело, он одинаково опасался и Орды, и Москвы.

Предстояние. Центральная часть триптиха. Юрий Ракша. 1979 г.
Государственная Третьяковская галерея

Московский князь Дмитрий, готовясь к решительной борьбе, известил всех русских князей о нависшей опасности и призвал их объединить усилия для отражения врага. В это время в Москву прибыли послы Мамая требовать обычной дани и покорности. Дмитрий, по совету бояр и духовенства, одарил послов и от себя послал в Орду с богатыми дарами Захария Тютчева для переговоров о мире. Тютчев был опытным дипломатом и, по-видимому, получил задачу выяснить силы и намерения противника, а также следить за его действиями и своевременно сообщать в Москву об изменении обстановки. Ему удалось известить Дмитрия о том, что рязанский князь Олег и Ягайло присоединились к Мамаю для совместного похода на Москву. Вскоре эти данные были подтверждены войсковой разведкой русских.

Тем временем русские люди, конные и пешие, разными путями стекались в Москву. Снаряжение и вооружение ратников различалось в зависимости от достатка: более богатые и знатные ехали на добрых конях, были одеты в кольчуги, с нагрудниками и наручниками, имели шишаки, круглые щиты, мечи, колчаны со стрелами и луки; бедные ратники шли с топорами, копьями, кистенями или палицами.

Люди жертвовали на общее дело деньги, запасы, посуду; всякий давал, что мог.

Сбор русских военных сил был назначен в Коломне15 августа. Из Москвы в Коломну выступило ядро русского войска тремя частями по трём дорогам. Отдельно шёл двор самого Дмитрия, отдельно полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и отдельно полки подручных белозёрских, ярославских и ростовских князей.
Получив сведения об этом и учитывая поражение на р. Вожа, Мамай послал к Дмитрию своего посла для мирных переговоров. Он потребовал дань, превосходившую ту, о которой договаривался раньше. Дмитрий предложил дань в размере прежней договоренности, но Мамай не согласился.

Посещение Великим князем Дмитрием преподобного Сергия Радонежского. Алексей Кившенко

6 августа московское войско численностью 20—25 тысяч человек достигло Коломны. Из других княжеств пришло 25—30 тысяч ратников. Таким образом, в поход против золотоордынцев выступило 50—60 тысяч воинов, первоначально организованных в полки под командованием 23 князей и воевод. Позже к ним присоединились псковские и брянские дружины под началом двух литовских князей — братьев Ягайло. По разным причинам не было полков смоленских, нижегородских, новгородских и рязанских. Ополчение состояло из князей, бояр, духовенства, купцов, ремесленников и вооруженных холопов, то есть из всех слоев населения. Конница по численности не уступала пехоте. В ее состав уже входили отдельные ударные соединения тяжелой кавалерии — "кованая рать".

Е. Данилевский. К полю Куликову 1980

В тот же день Дмитрий произвел смотр русской рати и отдал приказ об организации ее для похода и боя. Прибывшие полки были сведены в пять тактических единиц — передовой (сторожевой) полк, большой полк, полки правой и левой руки и засадный ("западной") полк. В каждый тактический полк Дмитрий назначил воеводу, которому подчинялись князья и воеводы организационных полков.

Оценив обстановку и стремясь не допустить соединения Мамая и Ягайло, Дмитрий решил идти навстречу золотоордынскому войску и разбить его еще до подхода литовских сил. Двигаться было решено кружным путем, по окраинным рязанским землям. Дмитрий не хотел усугублять положения Олега Рязанского (он поневоле должен был держаться Мамая из расчета спасти свое княжество, многие волости и села которого были опустошены татарами осенью 1378 года) и провоцировать его на выступление против Москвы. По этой же причине Дмитрий приказал всем полкам, чтобы при движении по Рязанской земле "никто же не коснулся ни единому власу" рязанцев.

30 августа русская рать переправилась через Оку у устья р. Лопасня и направились затем к верховьям Дона. Конная разведка сообщала о передвижениях и численности неприятельского войска. Наконец, 5 сентября русские войска вышли к устью р. Непрядва, где и сосредоточились, пройдя за семь суток расстояние около 125 км. На военном совете в деревне Чернова было решено переправиться на правый берег Дона и вступить в смертельный бой с неприятелем.

А. Плотнов. Перед Куликовской битвой.

"Братья, — заявил на совете князей и воевод Дмитрий, — лучше есть честна смерть злого живота; лучше было не идти против безбожных сил, нежели, пришел и ничтоже сотворив, возвратиться вспять; перейдем ныне в сей день за Дон все и там положим головы свои все за святые церкви и за православную веру и за братью нашу, за христианство!" В спешном порядке началось строительство мостов для каждого из пяти полков; одновременно разведывались броды: местность была болотистая, неудобная. Переправа через Дон завершилась в ночь на 7 сентября. После этого были уничтожены мосты, чтобы никто из воинов не думал об отступлении.
Переправа через Дон имела не только моральное, но и огромное военно-тактическое значение, предопределив дальнейший способ действий русской рати. На левом берегу реки можно было только обороняться. Переправившись же и уничтожив за собой мосты, необходимо было действовать наступательно. Кроме того, водная преграда в тылу русских обеспечивала их от возможного удара с тыла, где могли появиться литовцы и рязанцы.

Елена Доведова. Куликовская битва

7 сентября разведывательный отряд Семена Медика вступил в бой с передовыми частями Мамая и нанес им значительный урон. Узнав о приближении неприятеля, находившегося в тот момент на расстоянии ночного перехода, Дмитрий поручил воеводе Дмитрию Боброку-Волынскому построить рать для боя.
Под прикрытием сторожевого полка под командованием князей Симеона Оболенского и Ивана Тарусского и "крепких сторож" на флангах Боброк "урядиша полци и поставиша по достоянию, елико где коему подобает стояти". В этом ему помогали литовские князья.
В центре боевого порядка находился большой полк князя Московского Дмитрия, на флангах — полки правой и левой руки, общим резервом являлся засадный полк, в частном резерве, за левым флангом большого полка, находилась дружина под командованием литовского князя Дмитрия Ольгердовича. Большим полком командовал московский боярин Тимофей Вельяминов, полком правой руки — литовский князь Андрей Ольгердович, полком левой руки — князья Василий Ярославский и Федор Моложский, засадным — князь Владимир Андреевич и воевода Дмитрий Боброк-Волынский.

Владимир Андреевич Храбрый (Донской)

Боевой порядок русской рати имел большую тактическую глубину, что позволяло командованию влиять на ход сражения. В ночь на 8 сентября войскам был отдан приказ оставаться в боевом порядке, сохранять бдительность и готовиться к утреннему бою. Засадному полку Дмитрий приказал расположиться в Зеленой Дубраве — большой дубовой роще, расположенной в 2 км юго-восточнее устья Непрядвы.

Михаил Шаньков. Засадный полк

Утром 8 сентября над холмистой местностью, известной под именем Куликова поля, долго стоял густой туман. К 11 часам туман рассеялся, и русская рать двинулась вперед. Навстречу ей выступили войска Мамая, имея в центре боевого порядка наемную пехоту, а на флангах конницу. Неприятель имел численное превосходство, но не мог его реализовать из-за ограниченного фронта развертывания: равнинная (центральная) часть поля имела по фронту всего 4—5 км и столько же в глубину. Построение татарского войска было глубоким, но не расчлененным. Вероятно, Мамай рассчитывал одним ударом сломить сопротивление русских. Однако, атакуя фронтально, он не имел возможности для обхода или охвата боевого порядка русской рати. Этот факт свидетельствует о том, что стратегическая инициатива с первых минут боя находилась в руках русского командования.

После сближения противников, по описанию очевидцев, произошло единоборство русского и татарского богатырей. С русской стороны выехал инок Пересвет, а со стороны неприятеля — татарский богатырь Темир-Мурза. Ударили бойцы один другого — и оба упали мертвые. Тем временем Дмитрий возвратился из сторожевого полка и переоделся в простую одежду для того, чтобы сражаться в первых рядах вместе со всеми. Княжескую одежду надел Михаил Андреевич Бренок, он участвовал в бою под великокняжеским знаменем. Затем русский сторожевой полк выдвинулся вперед и более часа бился с неприятелем в полуокружении. Мамай наблюдал за ходом битвы с Красного холма (в 6—7 км южнее устья Непрядвы), где находилась его ставка.

Маторин Виктор - Хан Мамай

Когда Дмитрий увидел, что сторожевой полк истекает кровью в неравной схватке с неприятелем, он вернулся к своим главным силам, чтобы ввести их в бой. В двенадцатом часу дня главные силы русских двинулись навстречу татарам. Полк правой руки примкнул к оврагам и перелескам у речки Нижний Дубяк; полк левой руки уперся в крутогорья речки Смолка. Условия местности не позволяли татарской коннице обойти фланги русского боевого порядка. Это вынуждало неприятеля наносить главный удар в центре.

Маторин Виктор - Удар Засадного полка

"И тако сступишася обе силы великиа на бой, — сообщает летописец, — и бысть брань крепка и сеча зла зело, и лиашеся кровь, аки вода, и падоша мертвых множество бесчислено от обоих сил, от татарскиа и русскиа...; всюду бо множество мертвых лежаху, и не можаху кони ступати по мертвым; не токмо же оружием убивахуся, но сами себя бьюще, и под коньскыми ногами умираху, от великие тесноты задыхахуся, яко немощно бе вместитися на поле Куликове..."

«Куликовская битва» Адольф Ивон (1859)

Самым устойчивым оказался правый фланг русского боевого порядка, отразивший все атаки. Но в центре, где разворачивались главные события, после трех часов боя противник стал одолевать. Русские несли большие потери, особенно досталось пешей рати. Только стойкость владимирских и суздальских полков во главе с Глебом Брянским и воеводой Вельяминовым позволила восстановить положение и предотвратить прорыв неприятелем фронта большого полка.

Билибин И., Куликовская битва. 1935 г.

Критическая обстановка складывалась на левом фланге, где под натиском превосходящих татарских сил полк левой руки стал отходить к Непрядве. Неприятель усилил натиск, постепенно охватывая обнажившийся левый фланг большого полка. Лишь выдвижение резерва под командованием Дмитрия Ольгердовича устранило угрозу, нависшую над главными силами русской рати. В случае неудачи ей угрожала гибель, потому что сзади не было путей. В оврагах, кущах и лесах — перед Доном и Непрядвой — татары могли порубить все войско, однажды сбитое с места. Приближался кульминационный момент битвы.

МАТОРИН Виктор - Герой Куликовской битвы. Боброк Волынский

В это время в Зеленой дубраве Боброк удерживал князя Владимира Андреевича и своих воинов от преждевременного вступления в бой, несмотря на очевидность нараставшего превосходства неприятеля.

Воевода не спешил с подмогой еще и потому, что в лицо дул сильный ветер. Лишь к трем часам дня ветер переменился, и Боброк сказал своим ратникам: "Господине, отцы, и братиа, и чада, и друзи! Подвизайтеся, время нам благо прииде, сила бо Святого Духа помогает нам".
Конница засадного полка внезапно обрушилась с тыла на главные силы татар, увлеченных преследованием остатков полка левой руки. Впрочем, золотоордынцы к тому времени были сильно изнурены, резервов у Мамая не осталось. Стремительный удар засадного полка определил перелом в ходе битвы. В наступление перешли полк правой руки и остатки большого полка. Крупные неприятельские силы были опрокинуты в Непрядву, многие утонули. Татары стали в беспорядке отступать к Красному холму.

Куликовская битва.Присекин Н.С.

Мамай не стал дожидаться полного разгрома своей армии. С малой дружиной он бежал с поля битвы. Остатки разбитой татарской рати бежали в южном направлении. Русские преследовали их до р. Красивая Меча на расстоянии около 50 км, умножая потери неприятеля. Спаслись только те, которые имели запасных коней, как, например, сам Мамай. Весь татарский лагерь попал в руки победителей. Там оказалось множество шатров, телег, лошадей, верблюдов, навьюченных товарами, одеждой, оружием, коврами, утварью, деньгами.

Назарук Вячеслав Михайлович .Куликовская битва.

Узнав о поражении татар, "князь Ягайло со всею силою литовскою побежа назад с великой скоростью, никем же гоним..." Литовцы, находившиеся в 35— 40 км от Куликова поля, отступали так быстро, как будто их преследовала русская конница. Олег же Рязанский, услышав о выступлении победоносной русской рати в обратный путь, бежал в Литву. Свое поведение он мотивировал так: "Аз хощу зде ждати вести, как князь велики пройдет мою землю и приидет в свою отчину, и яз тогда возвращуся восвояси".

Дмитрия Ивановича нашли рядом с полем битвы под срубленной берёзой оглушённым.

Борис Артемьевич Чориков (1802–1866).Wounded Dmitry Donsky

Когда преследование противника закончилось, Дмитрий приказал произвести подсчет оставшихся в живых. По свидетельству летописца, русская рать после битвы насчитывала 40 тысяч воинов, что вполне вероятно. Следовательно, потери убитыми немногим превышали 20 тысяч, а с умершими от ран доходили до 25—30 тысяч человек.

Игорь Панов. Куликово поле.

Тараторин Валентин Вадимович. Конец Куликовской битвы

Восемь дней русские подбирали и хоронили своих товарищей. Затем русская рать выступила в обратный поход и 21 сентября прибыла в Коломну. В Москву она вступила 28 сентября. Здесь победителей ожидала торжественная встреча. За победу над татарами московский князь Дмитрий был прозван "Донским".

Валентин Серов. После Куликовской битвы

С победой. Присекин Н. С.

Политические результаты победы на Куликовом поле трудно переоценить. Успех русского оружия разрушил прежнее убеждение в непобедимости Золотой Орды, увеличил число сторонников объединительного процесса и "сообщил московскому князю значение национального вождя Северной Руси в борьбе с внешними врагами" (В.О. Ключевский). Кроме князя Тверского, непримиримого врага Москвы, а также князя Рязанского, который поневоле должен был держаться Мамая, все русские князья и все русские земли выразили готовность участвовать в предстоящей борьбе русского народа с татарами. В 1381 году и Олег Рязанский признал, что все его отношения с Ордой и Литвой должны регулироваться московским князем Дмитрием.

На поле Куликовом. Вечная память. Андрияка С.Н.

Однако праздновать свержение даннической зависимости было еще рано. На месте Орды Мамая было образовано новое государство во главе с чингисидом Тохтамышем. После того, как он возвестил о своем воцарении в Золотой Орде, русские князья признали его власть и послали к нему послов с подарками. После неожиданного нападения Тохтамыша на Москву в 1382 году и других устрашающих акций московский князь был также вынужден подчиниться ордынскому хану.

***

Церковь узаконила совершать по убиенным поминовение в Дмитриеву родительскую субботу, «пока стоит Россия».

В 1852 году на том месте, которое считалось Куликовым полем, по инициативе первого исследователя великой битвы обер-прокурора Священного Синода С. Д. Нечаева, был поставлен и торжественно открыт памятник-колонна, изготовленный на заводе Ч. Берда по проекту А. П. Брюллова. В 1880 торжественно отпразднован на самом поле, у с. Монастырщины, день 500-летней годовщины битвы.

Памятник на Куликовом поле по проекту А. П. Брюллова. 1848. Дореволюционная открытка

Русская православная церковь празднует годовщину Куликовской битвы 21 сентября, так как 21 сентября по ныне действующему гражданскому григорианскому календарю соответствует 8 сентября по используемому РПЦ юлианскому календарю.

В XIV веке григорианский календарь ещё не был введён (он появился в 1584 г.), поэтому события до 1584 г. на новый стиль не переводят. Однако Русская Православная Церковь отмечает годовщину битвы именно 21 сентября, потому как в этот день празднуется Рождество Пресвятой Богородицы — по старому стилю именно 8 сентября (день битвы в XIV веке по Юлианскому календарю).

КУЛИКОВСКВЯ БИТВА в живописи.

Присекин Николай Сергеевич.Куликовская битва.

Vasiliy Sazonov.Дмитрий Донской на Куликовом поле. 1824. Холст, масло. 131,5x194 см. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Виктор Михайлович Васнецов.Поединок Пересвета с Челубеем.1914

КУЛИКОВО ПОЛЕ .Павел Рыженко

Победа Пересвета.Павел Рыженко


zema.su

Картинки «куликовская битва» (35 фото) ⭐ Забавник

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

Куликовская битва — часть истории России. Подборка картинок связанных с этим событием. Вспомним как это было.

Сражение на куликовском поле

Раненый солдат

Куликовская битва

 

 

 

Куликовская битва

Куликовская битва

zabavnik.club

Место Куликовской битвы искали шесть веков. А нашли только этим летом

21 cентября 1380 года на территории нынешней Тульской области, между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча, на Куликовом поле случилось решающее сражение между русским войском во главе с Московским князем Дмитрием Донским и войском хана Золотой Орды Мамая. За 6 веков эта победа, положившая начало избавлению Руси от татаро-монгольского ига, обросла мифами. А само Куликово поле оказалось... затерянным.

Первым место побоища пытался определить Петр Первый. Он, приезжая на Иван-озеро для проверки работ по сооружению Ивановского канала, соединяющего Дон и Волгу (через Оку), посетил Зеленую Дубраву, где приказал заклеймить оставшиеся дубы у Куликова поля. Там у села Монастырщино позже появились музей и храм. Но крестьяне, которым платили за археологические находки, нечасто радовали ими своих помещиков и историков.

Поиски места сражения не прекращались. Но, как стало известно «Комсомолке», определил и зарисовал место битвы лишь в 2014 году начальник военно-исторического отряда Верхне-Донской археологической экспедиции Олег Двуреченский. Подтвердить свою версию он не успел - уехал ополченцем в Донбасс. Выводы историка подтвердили этим летом поисковики.

Шлем князя Ярослава Всеволодовича обнаружен крестьянкой в XIX веке. Фото: wikipedia.org

- Место, где было крупное сражение, - рассказал «КП» сотрудник музея «Куликово поле» Николай Овечкин, - левее бывшего села Моховое, что на 9 километров южнее села Монастырщино (см. карту). Там мы подняли много наконечников стрел, фрагментов доспехов, восточные сабли.

На найденном месте сражения 19 сентября будет открыт новый музей. Историки обратились к местным жителям: попросили нести любые находки, семейные предания, что могут рассказать о битве.

А блогеры привели в пример рассказ местной жительницы Домны Лазаревой о ее предках, которые в конце XIX века зацепили плугом недалеко от Куликова поля 6-килограммовый серебряный шлем Дмитрия Донского. Удивительная находка, сенсация! Где же можно увидеть сокровище?

- Это семейная легенда местной жительницы, - пояснил нам заместитель директора музея-заповедника «Куликово поле» Андрей Наумов, - мы проверять ее не беремся: два года назад ее опубликовали в книге «История села Головинщино» местные краеведы. Но мы рады даже такой новости.

Историки объяснили «Комсомолке», откуда взялась легенда о шлеме Дмитрия Донского. В музейной описи говорится, что на самом деле крестьянка из Владимирской губернии Ларионова ощипывала близ реки Колокши орешник и заметила под кочкой у куста какой-то блеск. Женское любопытство подарило России самый старый русский шлем, что хранится теперь в Оружейной палате Кремля.

Удивительно, как трансформировалась легенда за сотни лет. Она перекочевала в Тульскую область из Владимирской, где во время Липецкой битвы 1216 года бросил свои шлем и кольчугу, убегая от войск Мстислава Новгородского, прапрапрадед Дмитрия Донского и отец Александра Невского князь Ярослав Всеволодович.

ЗАГАДКИ СТАРИНЫ

Откуда на шлемах русских князей надписи об Аллахе

Накануне годовщины Куликовской битвы в интернете как по заказу появились фотографии шлемов русских князей и царей с арабской вязью. «Вот свидетельство того, что русские веками плясали под дудку Орды!» - тут же посыпались злорадные комментарии блогеров. Знатоки истории, конечно, посмеются над такими умозаключениями. Но и правда интересно: откуда арабские слова на наших шлемах? (подробности)

www.kp.ru

Куликово поле: 12 картин

Воинский подвиг стал ещё и подвигом духовным, подвигом священным. Как катализатор он запустил мощные процессы, способствовавшие объединению разрозненных земель в единое государство. Нет, Куликовская битва не была окончательной победой над татаро-монголами. Иго было сброшено только сто лет спустя. Однако именно Куликовская битва развеяла миф о непобедимости Золотой Орды, дала надежду и породила героев.

XVI-XVII века: житийная икона

Куликовская битва на многие столетия остается в поле внимания художников. И если в XVI-XVII веках речь идет о редких и каноничных изображениях в рамках летописных списков и житийных клейм на иконах, то тремя веками позже, с развитием интереса к истории и исторической картине, – сюжет Куликовской битвы становится одной из центральных тем исторического жанра.

Исторический жанр в живописи во все времена был идеологическим. Но это никогда не мешало художникам делать свои работы концептуальным высказыванием и личным переживанием.

 
Преподобный Сергий Радонежский. Житийная икона

В 1959 году реставраторами была раскрыта одна из икон ярославской школы. Под темным слоем олифы и верхними записями было открыта так называемая наделка (то есть дополнение к иконе) с сюжетом о «Мамаевом побоище». По всей видимости, наделка была сделана в восьмидесятые годы XVII века.

В центре композиции изображен легендарный поединок Пересвета с Челубеем, справа – воинство Дмитрия Донского, готовое к бою, слева – лагерь Мамая. В самой нижней части композиции изображены встреча победителей и погребение воинов, погибших за други своя. Икона находится в собрании Ярославского художественного музея.

Первая половина XIX века: «Поднять из гроба знаменитых предков»

Развитие искусства, вектор его движения напрямую зависит от среды и общества, времени и его моды. Военные потрясения начала XIX века, победное шествие Наполеона по Европе, война 1812 года, – эти события так или иначе коснулись практически всех сфер русской жизни и определили всплеск интереса не только к настоящему, но и к героическому прошлому страны.

Изданная в 1918 году «История государства Российского» Карамзина буквально взорвала общественное мнение и надолго стала предметом бурных салонных дискуссий. Перу Карамзина также принадлежала и статья «О случаях и характерах в Русской истории, которые могут быть предметом художеств». Этой статьей историк задал планку и определил тему актуальную в искусстве:

«Мысль задавать художникам предметы из отечественной истории достойна вашего патриотизма и есть лучший способ оживить для нас ее великие характеры и случаи, особливо пока мы еще не имеем красноречивых историков, которые могли бы поднять из гроба знаменитых предков наших и явить тени их в лучезарном венце славы… Должно приучить россиян к уважению собственного; должно показать, что оно может быть предметом вдохновений артиста и сильных действий искусства на сердце. Не только историк и поэт, но и живописец и ваятель бывают органами патриотизма…

Мы приблизились в исторических воспоминаниях своих к бедственным временам России; и если живописец положит кисть, то ваятель возьмет резец свой, чтобы сохранить память русского геройства в несчастиях, которые более всего открывают силу в характере людей и народов. Тени предков наших, хотевших лучше погибнуть, нежели принять цепи от монгольских варваров, ожидают монументов нашей благодарности на месте, обагренном их крови. Может ли искусство и мрамор найти для себя лучшее употребление?»

Но еще задолго до карамзинской статьи профессура Академии художеств в качестве экзаменационных испытаний предлагала выпускникам тему «Дмитрий Донской на Куликовом поле», причем программа четко оговаривала, как должен быть изображен князь: «Представить Великого Князя Дмитрия Донского, когда по содержании победы над Мамаем, оставшиеся Князья Русские и прочие воины находят его в роще при последнем почти издыхании, кровь струилась еще из ран его: но радостная весть о совершенном поражении татар оживляет умирающего великого князя».

Одной из таких академических работ является картина Ореста Кипренского, написанная им в 1805 году и названная «Дмитрий Донской на Куликовом поле». Такое же название имеет и созданная двадцатью годами позже, в 1824 году, работа Василия Сазонова.

 
Орест Кипренский. Дмитрий Донской на Куликовом поле

Лучшие произведения итальянской и фламандской школы живописи были ориентирами для молодого Ореста Кипренского, взявшегося за разработку сюжета выпускного экзамена в Академии художеств. Наверное, поэтому на его картине героический защитник отечества, князь Дмитрий Донской, меньше всего похож на русского князя, каким мы привыкли его себе представлять. Отсутствие национального колорита ничуть не смущало автора, как не удивило оно и экзаменаторов.

«Голова великого князя исполнена выражения. И радость об одержанной победе, его одушевляются, купно с благодарностью ко Всевышнему, живо изображены в томных взорах его, устремленных к небесам. Сие произведение есть первый опыт трудов сего молодого художника, подающего о себе большую надежду», – говорилось в отзыве на работу будущего первого русского портретиста. 1 сентября 1805 года Кипренский был удостоен за картину большой золотой медали. Сейчас работа находится в собрании Русского музея (Санкт-Петербург).

 
Василий Сазонов. «Дмитрий Донской на Куликовом поле»

Крепостной графа Николая Румянцева Василий Сазонов был определен своим патроном в 1804 году на учебу в Академию художеств. Успехи молодого живописца в области рисования были настолько выдающимися, что граф дал крепостному вольную. Блестящий выпускник Академии, Сазонов при поддержке графа продолжил обучение в Италии, где делал копии работ Караваджо и Тициана.

Вернувшись в Россию, художник обратился к учебной теме Академии художеств и написал картину «Дмитрий Донской на Куликовом поле». Сазонов изобразил раненого князя в окружении воинов. Перед ним коленопреклоненные казаки и человек в латах и царской мантии. По всей видимости, это боярин Михаил Бренок, с которым князь поменялся одеждой и конем в самом начале сражения. За эту картину, а также выполненные в Италии копии, Сазонов в 1830 году был удостоен звания академика. Картина находится в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге.

Вторая половина XIX века: недостижимая историческая достоверность

К середине XIX века история Куликовского сражения исчезает из поля зрения художников, уступая место сюжетам современности. И даже попытки Николая I превратить Зимний дворец, переживши в декабре 1837 года страшный пожар, в «Новый Ватикан», остались нереализованными. В том пожаре погибли уникальные интерьеры, выполненные Растрелли, Монферраном, Кваренги, и были утрачены росписи, описывающие ключевые события отечественной истории. Новый цикл картин из русской истории не получился, однако официальный запрос не остался без внимания академическим сообществом.

 
Ивон Адольф. «Битва на Куликовом поле»

В 1850 году по заказу Николая I французский баталист Ивон Адольф в Париже пишет монументальное полотно «Битва на Куликовом поле». Первоначально планировалось, что картина украсит интерьеры нижнего коридора Храма Христа Спасителя, задуманного как храм-памятник героям войны 1812 года. Однако планы изменились. Сегодня работа украшает пролет лестницы (аванзал), ведущий в Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца.

В 1870-е годы «Куликовская битва» как тема включалась в программу оформления интерьеров Исторического музея. Одно из панно было заказано Валентину Серову, историческим консультантом которого стал Иван Забелин. Забелин был не только руководителем Исторического музея, но и одним из авторитетнейших специалистов по истории Древней Руси. На стенах музея он желал видеть народный эпос, который не оставит зрителя равнодушным и даст почувствовать связь времен.

Но ни Серов, ни Сергей Малютин, которому после Серова было поручено сделать панно, ни Сергей Коровин, так и не завершили работу. Слишком много противоречий возникало между заказчиками и исполнителями. Всех требований ученых так и не удалось удовлетворить ни одному живописцу. Рама, в которой планировалось разметить панно, пустовала вплоть до 1950 года, пока в ней не был помещен нейтральный пейзаж с видами Москвы.

 
Валентин Серов. После Куликовской битвы, эскиз

Серов напряженно работал над эскизом к панно. В 1894 году, побывал на Куликовом поле, детально прорабатывал композицию. Сохранились сотни набросков и восемь эскизов, часть из которых была выполнена в масле. Работа регулярно обсуждалась на заседаниях Ученого совета Исторического музея, менялась композиционно и даже художественно по настойчивому требованию Забелина.

Первое время Серов послушно следовал указаниям, но в 1898 году после очередного заседания отказался от продолжения работы над эскизом и вернул деньги, выданные ему Историческим музеем в счет оплаты картины. Многочисленные эскизы сегодня хранятся в собраниях Третьяковской галереи и Исторического музея.

Чуть раньше к теме событий Куликовской битвы обратился выходец из уфимского купечества Михаил Нестеров. Впрочем, выпускника Московского училища живописи, ваяния и зодчества интересовала не только батальная сторона событий 1380 года.

Нестеров был тем художником, который одним из первых обратился к теме религиозной самобытности страны и сделал героем живописного полотна – святого отшельника. Троице Сергиева лавра, рядом с которой поселился художник (он гостил в имении Мамонтовых в Абрамцево), прочно вошла в его жизнь. Здесь он черпал вдохновение и силы.

Первой работой над образом святого стала картина «Видение отроку Варфоломею» (1889-90). Работа была куплена Третьяковым, имела успех, но публикой была оценена неоднозначно. Зато сам Нестеров утвердился в своем желании написать «житие» великого подвижника земли русской, тем более что в 1892 году в России должно было отмечаться 500-летия со дня Успения преподобного Сергия, игумена Радонежского. Так появляется «Юность преподобного Сергия» (1892), триптих «Труды преподобного Сергия» (1896-97) и «Преподобный Сергий Радонежский» (1899).

С каждой новой работой образ святого становился все выразительнее, монументальнее и глубже. Не мог Нестеров обойти вниманием и встречу князя Дмитрия с преподобным Сергием.

 
Благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Эскиз Нестерова

Всю русскую землю, а не только свой личный удел шел защищать молодой князь Дмитрий. Он твердо верил в помощь Божию: и когда перед Донской иконой Божией Матери читал «Бог нам прибежище и сила», и когда пришел взять благословение у старца вступить в бой с безбожниками.

Для Нестерова ключевой темой стало напряжение той минуту, когда преподобный благословляет коленопреклоненного князя. Впрочем, эскиз «Благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву» так и не был завершен Нестеровым. Он был не удовлетворен своими набросками и писал о них Елизавете Мамонтовой: «…тема давно была намечена мной для серии картин к истории Радонежского чудотворца, но все наброски, что я делал, не были интереснее любой программы…» В 1897 году «Юность преподобного», «Труды преподобного» и акварель «Преподобный Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского на битву с татарами» были переданы художником в дар городской галерее братьев Третьяковых.

XX век: главный герой – народ

В самые сложные и тяжелые годы Второй мировой войны заработала идеологическая машина. Мобилизованы были все силы, в том числе изобразительное искусство, перед которым стояла цель через воскрешение народной памяти, через примеры доблестных побед над агрессором поддержать дух народа. Александр Бубнов пишет свое знаменитое «Утро на Куликовом поле» (1943-47), а баталист Михаил Авилов создает «Поединок на Куликовом поле» (1943).

 
Александр Бубнов. «Утро на Куликовом поле»

Александр Бубнов окончил Высший художественно-технический институт. Увлекаясь творчеством художников-передвижников и русским реализмом, он сосредоточился на историческом жанре. Молодой романтик, Бубнов в начале своей творческой карьеры грешил чрезмерной идеализацией советской действительности. Но именно в годы Великой Отечественной войны, работая над агитационными плакатами и листовками, он серьезно обращается к историческому жанру.

В 1943 году Бубнов работает над своим программным произведением «Утро на Куликовом поле». Замысел «Утра» возник у художника еще в 1938 году. Первоначально темой его картины была история битвы на Чудском озере, однако обращение к документам и серьезное погружение в историческую литературу убедило Бубнова писать именно Куликовское сражение.

Полтора года работы над эскизами, поиск образов и пластических решений, долгая и тщательная проработка деталей, исключающая даже намека на бутафорность персонажей, позволили художнику создать характерное полотно. В картине есть не только историческая правда, в ней читается эпический размах и посыл: главный герой любого сражения – народ.

За картину «Утро на Куликовом поле» в 1948 году Бубнов был удостоен Государственной премии СССР. Его картина, репродукции которой вошли в учебники по истории, находится в собрании Третьяковской галереи, в Москве.

 
Михаил Авилов. Поединок Пересвета с Челубеем

Выпускник батальной мастерской Академии художеств, участник Первой мировой и гражданской войн, Михаил Авилов в своих работах демонстрирует не только мастерство живописца, он поражает убедительностью изображения батальных сцен.

К теме поединка богатыря-монаха Александра Пересвета и татарского мурзы Челубея Авилов обратился еще в 1917 году. Но тогда картина не получилась и даже была уничтожена автором.

В 1942 году, приехав в Москву из эвакуации, художник получил большую мастерскую, что позволило ему вернулся к теме Куликовского сражения. «Дмитрий Донской у Сергия Радонежского», «Дмитрий Донской решает переправляться за Дон», «Куликовская битва», «Бегство Мамая» – четыре больших эскиза были созданы Авиловым, но лишь один из них – противостояние русского витязя и татарского богатыря – стал законченным произведением, вошедшим в анналы мирового изобразительного искусства. В 1946 году за картину «Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле» Авилов был награжден Сталинской премией первой степени. В настоящее время картина находится в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге. 

1980-й: новая волна интереса

80-е годы XX века стали следующим периодом и новой волной интереса к теме Куликовского сражения: в 1980 году страна отмечала 600-летие со дня Куликовской битвы. К этому юбилею были приурочен цикл «Поле Куликово» Ильи Глазунова, триптих «Поле Куликово» Юрия Ракши, а на киностудии Мосфильм режиссером Романом Давыдовым снят мультипликационный фильм «Лебеди Непрядвы».

 
Илья Глазунов. Цикл «Поле Куликово». Дмитрий Донской. 1980  
Илья Глазунов. Цикл «Поле Куликово». Канун. 1978

Ленинградец, блокадник, Илья Глазунов, как и многие, потерял в той страшной войне родителей. После эвакуации вернулся в Ленинград, окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина. Изучая историческую литературу, летописи, жития, Глазунов двадцать лет своей жизни посвятил работе над циклом «Поле Куликово», в который вошло тридцать картин. В шестидесятые годы появились первые полотна: «Гонец», «Штурм города», «Хан Мамай», а знакомство публики с циклом было приурочено к грандиозному юбилею, 600-летию Куликовской битвы.

В 1980 году Глазунов был удостоен звания народного художника СССР. Говоря о своем цикле, Глазунов поясняет, что стремился «передать только жизненную достоверность, истинность происходящего, чтобы еще раз наш современник прикоснулся к великому прошлому Родины, с новой силой почувствовал бы неразрывную связь времен, связь поколений, свою сопричастность к событиям давно минувших эпох».

 
Юрий Ракша. Триптих “Поле Куликово”. 1980. Левая часть – “Благословение на битву”

Юрий Ракша с детства увлекался не только рисованием, но и историей. Он с серебряной медалью окончил Суриковскую художественную школу, ВГИК, работал на Мосфильме, участвовал в съемках десятка фильмов и никогда не оставлял живопись. Каждый новый фильм рождал в нем замысел для будущего полотна. Так было и с картиной «Восхождение» по роману В. Быкова. «Без сцены казни главного героя Сотникова, – вспоминал Ракша, – я не решился бы на громаду “Куликова поля”».

Работать над картиной он начал в 1879 году и уже тогда понял, что она станет его главным и последним творением. В ноябре врачи поставили страшный диагноз – лейкоз, пообещали «максимум месяц». Жена художника вспоминает, как Юрий работал до изнеможения, мужественно боролся со смертью и старался скрыть физические муки. «Он торопился, – вспоминала Ирина Ракша, – держался за кисть, как за спасательный круг, и тогда же сказал, что у каждого должно быть свое поле Куликово».

 
Юрий Ракша. Триптих “Поле Куликово”. Центральная часть – “Предстояние”

Ракша любил работы Нестерова и ориентировался на них в своем замысле, но его композиционное решение было все-таки иным, кинематографичным. Три места действия, разбросанные по времени, даны одновременно. Эта авторская находка, имеющая иконописные истоки, позволяет зрителю последовательно воспринять события. «Благословение на битву», «Проводы ополчения» и ключевой центр «Предстояние» – рождают состояние народного духа. Духовный подвиг совершается именно здесь и сейчас, когда стоят бок о бок святой отшельник и молитвенник, матери, сестры и жены, среди которых смиренная и мужественная Евдокия и воины, вглядывающиеся вдаль, туда, где лагерем стоит враг.

 
Юрий Ракша. Триптих “Поле Куликово”. Правая часть – “Проводы ополчения”

Ракша писал о своей картине: «Почему же Куликово поле осталось в веках? Да потому, что здесь утверждалась идея и вера в русскую государственность. Русь поверила в себя. Русь стала Русью… по-прежнему главное должно быть в лицах, в глазах, и я высвечиваю их, а потому меньше костюмности, антуража. Очень важен пейзаж. Единый для всех частей горизонт объединяет и Москву, и Троицкий монастырь, и поле Куликово. Объединяет в одно целое, и все это – Родина. Благословенная наша Родина, которую надо отстоять».

Дарья Рощеня

STSL.Ru

www.stsl.ru

Куликово поле

Эта победа стала важным событием на пути к освобождению нашей страны от ордынского ига. Сегодня здесь находится музейный и мемориальный комплексы, посвященные победе русского войска.

Куликовская битва

Куликовская битва была примечательна тем, что под знаменами московского князя Дмитрия Ивановича объединились войска прежде раздробленных, разрозненных русских княжеств. Им противостояло хорошо обученное ордынское войско темника Мамая и хана Тюляка.

Войска сошлись 8 сентября 1380 года на сравнительно небольшом безлесном участке, ограниченном реками Доном, Непрядвой и Смолкой и многочисленными оврагами и балками. Когда золотоордынская конница прорвала левый фланг и стала заходить в тыл, возникла угроза страшного поражения. Но в битву вступил Засадный полк, до того скрывавшийся в лесном массиве Зеленая Дубрава. Этот удар переломил ход боя. Мамай, издали наблюдавший за ходом сражения, бежал. Войска Золотой Орды были разгромлены наголову, однако и русские понесли огромные потери: погибших хоронили в братских могилах в течение нескольких дней.

Название «Куликовская битва» ввел в обращение в XIX веке историк Николай Карамзин. А первым исследователем места сражения стал помещик и краевед Сергей Нечаев. Ему принадлежало село Куликовка Шаховское недалеко от Поля битвы. Нечаев собирал находки с места сражения, выкупал их у крестьян, которые жили в районе Поля битвы. Он впервые в исторической науке попытался соотнести ход битвы с реальной местностью. Сергей Нечаев писал научные статьи о своих находках, их истории и битве в целом в журнал Карамзина «Вестник Европы», а позднее основал первый музей Куликовской битвы в усадьбе Полибино Рязанской губернии (сегодня - Липецкая область). Первые археологические находки с Куликова поля (фрагменты панцирей, кольчуг, мечей, копий) оседали в коллекциях местных помещиков: Олсуфьевых, Чебышевых, Сафоновых. Иногда их дарили представителям высшей власти. Большую часть находок с Куликова поля, хранившихся в частных коллекциях, утратили в революционные годы.

Мемориальный комплекс на Куликовом поле

По инициативе Нечаева и его сына тульский губернатор Владимир Васильев ходатайствовал императору Александру I о возведении памятника князю Дмитрию Донскому. Этот памятник - величественная черная колонна, увенчанная золотым куполом и крестом, - был создан по проекту Александра Брюллова и установлен в 1850 году на Красном холме Куликова поля. Принято считать, что на этом месте была ставка Мамая. Позже рядом с памятником построили караульные помещения для отставных солдат. Они же проводили первые экскурсии на Красном холме.

К 500-летнему юбилею сражения в селе Монастырщино, расположенном близ слияния рек Дона и Непрядвы, где стояли русские войска и где, по преданию, находились братские захоронения погибших воинов, построили храм. Храм был освящен в честь Рождества Богородицы (в этот день и произошло памятное сражение). Храм находится в ведении музея, однако в нем проходят церковные службы.

Еще один храм в районе Красного холма начали возводить в 1913 году по проекту архитектора Алексея Щусева. Его строительство окончилось через четыре года. Храм освятили в честь преподобного Сергия Радонежского, благословившего и вдохновившего Дмитрия Донского на ратный подвиг. Сейчас этот храм передан в ведение Троице-Сергиевой лавры и является действующим.

После революции предпринимались редкие попытки изучения Куликова поля, но в основном его памятники подвергались разрушению.

Великая Отечественная война и первые послевоенные десятилетия лишь усугубили плачевную ситуацию, хотя попытки археологического исследования поля периодически предпринимались. Лишь к 600-летию битвы на Куликовом поле по-настоящему вспомнили. Отреставрировали памятники и храмы, благоустроили территорию, создали новую музейную экспозицию.

Музей-заповедник «Куликово поле»

В 1996 году был создан Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле». Его экспозиция находится в селе Монастырщино, поселке Епифань, музейно-выставочном центре “Тульские древности” и в музейном комплексе “Куликово поле”.

Музейный комплекс «Куликово поле» расположился в непосредственной близости от места легендарного сражения. С октября 2016 года здесь действует основная экспозиция - “Сказание о Мамаевом побоище. Новое прочтение”. Она состоит из трех блоков. В вводном зале “Битва и битвы” посетители познакомятся с похожими на Куликовскую битву сражениями - осадой Орлеана 1429 года, Грюнвальдской битвой, битвой на Косовом поле, Бородинским сражением и битвой у Прохоровки. Два других зала знакомят с историей Куликовской битвы - на основе “Сказания о Мамаевом побоище” и современных научных исследований. Здесь представлены находки археологов, реконструкция исторического ландшафта XIV века, воссозданные картины из жизни древних поселений Куликова поля, письменные источники и многое другое.

В музейном комплексе также есть смотровая площадка: с одиннадцатиметровой высоты можно взглянуть на эпицентр сражения, Хворостянку, где выстраивались перед схваткой ордынское войско, на реку Смолку, Зеленую Дубраву и другие другие места.

В селе Монастырщино, по преданию, были похоронены русские воины, павшие в Куликовской битве. В XIX веке здесь построили храм во имя Рождества Богородицы и приходскую школу.

19 сентября 2000 года в Монастырщино открыли музейно-мемориальный комплекс. В августе 2017 года в здании бывшей приходской школы появилась экспозиция “Дон. Вся история на берегах одной реки”. Она рассказывает о формировании древнерусской народности и жизни поселений в бассейне Дона. В залах - древние клады, предметы быта и торговли, которые сопровождаются макетами со сценами жизни этих поселений.

Недалеко от храма во имя Рождества Богородицы в 1980 году поставили памятник великому московскому князю Дмитрию Донскому. Здесь также заложили Аллею памяти и Единства, где установили памятные знаки городов и земель - участников Куликовской битвы. В 2012 году в селе открыли Конный двор на 35 лошадей.

В поселке Епифань в усадьбе Байбаковых находится музей купеческого быта. Здание усадьбы - типичный образец архитектуры уездных городов России конца XIX - начала XX века. Музей был создан на базе материалов краеведческого музея Кимовского края и открыт в годовщину Куликовской битвы, 21 сентября 1998 года.

В музее можно прогуляться по мещанской гостиной, кабинету купца, женской половине дома, кухне купеческой лавке и спуститься в подвал. Во всех комнатах воссоздали подлинную обстановку конца XIX - начала XX века, в них: старая мебель и посуда, старинные фотоаппараты и книги, шкатулки и вазы, кухонная утварь и посуда. Во время экскурсии можно узнать о культуре купеческого чаепития и принять в нем участие.

Музейно-выставочный центр «Тульские древности» основали в 1993 году. Через два года появилась первая археологическая экспозиция, посвященная истории Тульского края — от каменного века до создания Тульской губернии в XVIII веке.

Экспозиция «Сказание о Мамаевом побоище» - это познавательно-игровая выставка, где можно составить летописные миниатюры, сплести кольчугу в оружейной мастерской, примерить вооружение русских и ордынских воинов. Экспозиция «Секреты тульских мастеров» знакомит с творчеством умельцев XVI-XVIII веков. В залах представлены как подлинные предметы, так и копии, выполненные современными тульскими мастерами.

www.culture.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *