Бетховен иоганн – Бетховен

Бетховен

Людвиг ван Бетховен (1770 - 1827) - великий немецкий композитор и пианист, один из трех "венских классиков" (наряду с Гайдном и Моцартом). Ключевая фигура переходного периода от классицизма к романтической эпохе в европейской классической музыке, Бетховен по сей день остается одним из самых известных и исполняемых композиторов в мире.

Краткая биография

Дом, в котором родился Бетховен, Bonngasse 20, сейчас это музей Beethoven-Haus

Людвиг ван Бетховен (Ludwig van Beethoven) родился в 1770 году в Бонне, резиденции Кёльнского курфюрста-архиепископа. Курфюршество Кёльнское входило в состав Священной Римской империи Германской нации — таково в то время было официальное название государства со столицей в Вене, позднее распавшегося на Германскую и Австрийскую империи. Основателем музыкальной династии был дед композитора Лодевик ван Бетховен (Lodewijk van Beethoven, 1712–1773), фламандский музыкант (бас), к концу жизни занимавший должность капельмейстера - руководителя придворной капеллы. Его единственным сыном был Иоганн ван Бетховен (Johann van Beethoven, 1740—1792) - отец Людвига, названного так в честь деда. Иоганн, как и его отец, служил в капелле в качестве вокалиста (тенора) и подрабатывал, давая уроки игры на скрипке и клавире. В 1767 году он женился на Марии-Магдалине Кеверих (Maria Magdalena Kewerich, 1748—1787), дочери придворного шеф-повара в Кобленце (резиденция Трирского архиепископа), а через три года родился Людвиг ван Бетховен. Ребенок был крещен по католическому обряду 17 декабря 1770 года, поэтому предположительно датой рождения считается 16 декабря. В то время детей крестили на следующий день после рождения, кроме того, известно, что и родные Бетховена, и один из его учителей Иоганн Альбрехтсбергер (Johann Albrechtsberger) отмечали день его рождения именно 16 декабря. Из семи детей Иоганна и Марии-Магдалины ван Бетховен выжили только трое - второй сын Людвиг и два его младших брата - Каспар Карл (Caspar Anton Carl, 1774 - 1815) и Николаус Иоганн (Nikolaus Johann, 1776 - 1848)

Первым учителем музыки Бетховена был его отец. Традиционно считается, что он был весьма суров по отношению к маленькому Людвигу, который "за инструментом частенько бывал в слезах". Однако, например, авторитетный словарь Гроува (Grove Dictionary of Music and Musicians) утверждает, что для этого нет надежных документальных оснований, и что "спекуляции и мифотворчество сделали свое дело". Другими учителями Бетховена в этот период были: органист капеллы Жиль Ван ден Эден (Gilles van den Eeden, ум. 1782), Тобиас Фридрих Пфайфер (Tobias Friedrich Pfeiffer), друг семьи, который занимался с ним на клавире, и Франц Ровантини (Franz Rovantini) - скрипка и альт. Его музыкальный талант проявился рано, поэтому отец пытался сделать из него вундеркинда и второго маленького Моцарта. Так, например, на афише первого публичного выступления в марте 1778 года Людвиг был объявлен шестилетним ребенком, в то время, как ему уже шел восьмой год.

Портрет Бетховена (?) в 13-летнем возрасте, неизвестный боннский мастер (предположительно 1783 год)

Однако, наибольшее влияние на начальное музыкальное образование Бетховена оказал Кристиан Готлиб Нефе (Christian Gottlob Neefe), назначенный органистом придворной капеллы в 1779 году. Нефе занимался с маленьким Людвигом композицией, под его руководством было написано и издано в марте 1783 года первое опубликованное произведение Бетховена - Вариации на тему марша Дресслера. С Нефе Бетховен внимательно изучал «Хорошо темперированный клавир» И.С.Баха и произведения Генделя, знакомился с музыкой старших современников: Ф.Э.Баха, Гайдна и Моцарта. С 10 лет Бетховен уже работаел в качестве помошника органиста, сначала бесплатно, а с 1784 года - как штатный музыкант капеллы, которой в это время руководил капельмейстер Andrea Luchesi. В 1783 году были опубликованы первые три фортепианные сонаты Бетховена, посвященные тогдашнему курфюрсту Максимилиану Фридриху, и получившие общее название "Курфюрст". Максимилиан Фридрих, который умер в 1784 году, вскоре после назначения Бетховена помощником органиста, обратил внимание на одаренного юношу и субсидировал его музыкальные занятия.

Новым курфюрстом стал Максимилиан Франц, младший сын австрийской императрицы Марии Терезии. Его правление отмечено модными в то время реформами в духе философии Просвещения, более широкой поддержкой образования и искусства. Юный Бетховен наверняка находился под впечатлением этих новых веяний, кроме того, на него могли повлиять идеи масонства, поскольку и Нефе, и многие из его окружения были членами местного отделения масонского ордена Иллюминатов.

В марте 1787 Бетховен впервые посетил Вену (точно неизвестно, кто финансировал это путешествие), видимо, в надежде учиться у Моцарта. Неизвестно, встречались ли они на самом деле, однако легенда приписывает Моцарту слова, сказанные в адрес юного Бетховена: "Обратите внимание на него, он всех заставит говорить о себе". Спустя всего две недели Бетховен узнал, что его мать тяжело больна, и поспешил домой. Вскоре после этого Мария-Магдалина умерла от туберкулеза, а отец запил еще сильнее, так что Людвиг остался фактическим главой семьи, ответственным за судьбу двух младших братьев, и был вынужден провести еще около пяти лет в Бонне.

В это время он знакомится с людьми, составившими его окружение на ближайшие годы. Франц Вегелер, молодой студент-медик, познакомил его с семьей фон Брёйнинг, где Бетховен часто бывал, и в качестве учителя музыки для детей, и в качестве друга. Возможно, здесь он находил ту атмосферу семейного тепла, которой ему так не хватало дома. Пребывание в интеллигентной среде стимулировало его интерес к немецкой и античной литературе, философии, так что Бетховен даже поступил в 1789 году вольнослушателем на философский факультет Боннского университета, правда, пребывание его там было недолгим. В это же время Бетховен познакомился с графом Фердинандом фон Вальдштейн (Ferdinand von Waldstein), который всю жизнь оставался его другом и меценатом.

Дворец Кёльнского курфюрста в Бонне

В 1789 году он получил судебное постановление, по которому половина заработной платы отца переходила непосредственно к нему на содержание семьи. Дополнительным источником дохода для него была служба в оркестре капеллы в качестве альтиста. Бетховен знакомится с итальянскими, французскими и немецкими операми, которые ставились при дворе в это время, среди них были и три оперы Моцарта. Здесь же он подружился со своим сверстником Антоном Рейха (Anton Reicha), флейтистом и скрипачом, а впоследствии известным композитором и теоретиком.

 

Начало карьеры в Вене

В 1792 году с помощью курфюрста Бетховен снова приезжает в Вену. Вероятно, он уже был представлен Йозефу Гайдну в конце 1790, когда тот во время путешествия в Лондон остановился в Бонне на Рождество, и они точно встречались на обратном пути Гайдна из Лондона в Вену в июле 1792. Поэтому вполне вероятно, что тогда же появилась договоренность о том, что Бетховен будет учиться у прославленного мастера. За это время Бетховен написал значительное количество работ (ни одна из них не была тогда опубликована, и большинство не имеют опуса), которые демонстрируют растущее разнообразие и зрелость стиля. Так, в цикле вариаций 1791 года исследователи (Barry Cooper. Beethoven.) находят истоки тем его третьей "Героической" симфонии. В ноябре 1792, на фоне слухов о войне против Франции, Бетховен покидает Бонн и едет в Вену, а вскоре после прибытия узнает, что его отец умер. Граф Вальдштейн в своей прощальной записке Бетховену написал: "Благодаря непрерывному усердию, Вы обретете дух Моцарта из рук Гайдна". Впрочем, Бетховен внутренне поддержал широко распространенное отношение к себе как к преемнику недавно умершего Моцарта, в течение ближайших нескольких лет изучая его работы, и придерживаясь в своем творчестве моцартовского стиля.

Портрет Бетховена, предположительно 1800 год

В Вене Бетховен далеко не сразу получил известность как композитор, несмотря на то, что он много времени уделял именно занятиям композицией. Под руководством Гайдна он стремился овладеть мастерством контрапункта. Кроме того, он брал уроки игры на скрипке у Игнаца Шуппанцига (Ignaz Schuppanzigh) и уроки итальянского вокального письма у Антонио Сальери. Занятия с Сальери продолжались, как минимум, до 1802, а возможно, и до 1809. После отъезда Гайдна в Англию в 1794, Бетховен должен был вернуться в Бонн, к курфюрсту. Но он предпочел остаться в Вене, продолжая обучение контрапункту у Иоганна Альбрехтсбергера. Он перестал получать стипендию от курфюрста, однако множество венских вельмож уже признали его талант и предложили финансовую поддержку. В их числе были князь Йозеф Франц Лобковиц (Joseph Franz Lobkowitz), князь Карл Лихновский (Karl Lichnowsky) и барон Готфрид ван Свитен (Gottfried van Swieten).

К 1793 году Бетховен уже зарекомендовала себя как импровизатор в салонах знати, кроме того, известно, что он часто исполнял прелюдии и фуги из "Хорошо темперированного клавира" И.С.Баха. Его друг Николай Зимрок начал публиковать его сочинения, и первыми, как считается, были изданы вариации для фортепиано на тему из оперы "Красная Шапочка" (Woo 66). Бетховен провел весь 1793 год и большую часть 1794 за сочинением, однако, видимо, воздерживался от "официальной" публикации своих работ.

Первое публичное выступление Бетховена в Вене состоялось в марте 1795, где он дебютировал со своим фортепианным концертом. Точно не установлено, был ли это первый, или второй концерт, оба они находились в этот момент в состоянии, близком к завершению, и оба были закончены и опубликованы через несколько лет. Вскоре после этого выступления Бетховен опубликовал свой первый опус - Фортепианные трио Opus 1, с посвящением его тогдашнему покровителю князю Лихновскому. Издание имело финансовый успех, так что прибыли Бетховена было почти достаточно для покрытия его годовых расходов. Читать дальше →

 

www.beethoven.ru

Бетховен, Людвиг ван – краткая биография

Людвиг ван Бетховен – гениальный композитор, родился 16 декабря 1770 в Бонне, умер 26 марта 1827 в Вене. Его дед был придворным капельмейстером в Бонне (ум. 1773), его отец Иоганн – тенором в курфюрстской капелле (ум. 1792). Первоначальным обучением Бетховена руководил его отец, впоследствии он переходил ко многим учителям, что в последующие годы вызывало у него жалобы на недостаточное и неудовлетворительное обучение его в молодости. Своей игрой на фортепиано и свободным фантазированием Бетховен возбуждал уже рано общее удивление. В 1781 он совершил концертное путешествие по Голландии. К 1782-85 гг. относится появление в печати его первых сочинений. В 1784 он был назначен, 13 лет от роду, вторым придворным органистом. В 1787 Бетховен отправился в Вену, где познакомился с Моцартом и взял у него несколько уроков.

Портрет Людвига ван Бетховена. Художник Й. К. Штилер, 1820

 

По возвращении оттуда материальное положение его улучшилось, благодаря участью, которое в нем принял граф Вальдштейн и семья фон Брёйпинг. В боннской придворной капелле Бетховен играл на альте, совершенствуясь одновременно в игре на рояле. К этому времени относятся дальнейшие композиторские попытки Бетховена, но сочинения этого периода в печати не появились. В 1792, пользуясь поддержкой курфюрста Макса Франца, брата императора Иосифа II, Бетховен отправился в Вену для занятий с Гайдном. Здесь он в течение двух лет был учеником последнего, а также Альбрехтсбергера и Сальери. В лице барона ван Свитена и княгини Лихновской Бетховен нашел горячих почитателей своего гениального дарования.

 

Бетховен. Рассказ о жизни композитора

 

В 1795 он впервые выступил публично, как законченный художник: как в качестве виртуоза, так и композитора. Предпринятые было концертные путешествия в качестве виртуоза Бетховен должен был вскоре прекратить, вследствие появившегося у него в 1798 и все возраставшего ослабления слуха, которое окончилось впоследствии полной глухотой. Это обстоятельство наложило на характер Бетховена свою печать и повлияло на всю его дальнейшую деятельность, заставив его постепенно отказаться от публичного исполнения на рояле.

 

 

Он посвящает себя отныне почти исключительно композиторской и отчасти педагогической деятельности. В 1809 Бетховен получает приглашение занять пост вестфальского капельмейстера в Касселе, но по настоянию друзей и учеников, в которых у него, особенно в высших слоях Вены, недостатка не было, и которые обещали обеспечить его годовой рентой, остается в Вене. В 1814 он еще раз является предметом всеобщего внимания на Венском конгрессе. С этого времени усиливающаяся глухота и ипохондрическое настроение, не покидавшее его уже до самой смерти, заставляют его почти совершенно отказаться от общества. Это, однако, не охладило его вдохновения: к позднему периоду его жизни относятся такие крупные произведения, как три последние симфонии и «Торжественная месса» (Missa solennis).

 

Людвиг ван Бетховен. Лучшие произведения

 

После смерти своего брата, Карла (1815), Бетховен принял на себя обязанности опекуна над его малолетним сыном, причинявшим ему много горя и неприятностей. Тяжелое страдание, придавшее его произведениям особый отпечаток и повлекшее за собой водянку, положило конец его жизни: он умер 57 лет от роду. Останки его, преданные земле на Веринговом кладбище, потом были перенесены в почетную могилу на центральном кладбище в Вене. Бронзовый памятник его украшает одну из площадей г. Бонна (1845), другой монумент был воздвигнут ему 1880 в Вене.

О произведениях композитора – см. в статье Творчество Бетховена – кратко. Ссылки на очерки о других выдающихся музыкантах – см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

 

rushist.com

Николаус Иоганн - младший из братьев Бетховена

Продолжаем рубрику «Семья Бетховена», и сегодня мы поговорим о самом младшем из братьев великого композитора — Николаусе, также известном, как Иоганн.

Напомним, что из всех детей, родившихся у Марии-Магдалины Кеверих и Иоганна ван Бетховена, только трое мальчиков смогли выжить и прожить относительно долгую жизнь (хотя «долгими» их жизни назвать очень трудно, поэтому тут все относительно).

Старшим из братьев был Людвиг — великий композитор, которому посвящен наш сайт. Средним братом был Карл Каспар — его биографии мы уже говорили в этой статье.

Ну и самым младшим из братьев великого композитора был Николаус Иоганн ван Бетховен — именно о его биографии мы сегодня поговорим чуть подробнее (если это можно назвать «подробностями», ибо о данном персонаже известно не так много). 

Очень важно!

Человека, о котором мы сегодня будем говорить, при жизни называли и Николаусом¹, и Иоганном² - оба варианта имеют право на существование.

Только мы в этом выпуске будем называть его именно Николаусом, либо упоминать сразу оба имени в связке, чтобы некоторые новые читатели не путали этого человека с его отцом, которого тоже звали «Иоганном».


  1. В основном, именно так его называли в родном городе — Бонне. Также следует отметить, что некоторые отечественные биографы переводят это имя, как «Николай».
  2. Как правило, это имя использовалось после его переезда из Бонна в Вену.

Как и двое его старших братьев, Николаус родился в Бонне. Известно, что крещен он был 2 октября 1776 года, а значит, он был младше Каспара примерно на 2,5 года и младше Людвига ван Бетховена примерно на 6 лет.

Основной отличительной особенностью характера Николауса в детском возрасте было абсолютное отсутствие каких-либо музыкальных задатков, что является редкостью для мужчин семьи Бетховен.

Ведь отец Николауса, как и его дед по отцовской линии, были музыкантами. Даже Каспар, средний брат, увлекался музыкой и, переехав в Вену, какое-то время подрабатывал преподавателем музыки. Ну а про старшего брата, Людвига, Вы итак прекрасно знаете — его имя абсолютно справедливо занимает первые строчки в самых разных рейтингах величайших композиторов за всю историю человечества.

Однако ни в детском возрасте, ни в более поздние периоды жизни Николаус абсолютно не тянулся к музыке. Известно, что после смерти матери (ему тогда было 11 лет) значительная материальная и моральная ответственность за заботу и воспитание Николауса и среднего брата, Каспара, легла на их старшего брата, Людвига, так как отец этих детей, итак злоупотреблявший алкоголем еще при жизни своей супруги, после ее смерти спился окончательно.

Однако, как известно, чуть позже Николауса отдали на обучение придворному фармацевту. Это решение было экономически правильным, так как юноша в дальнейшем проявлял неплохие успехи в этой области.

Успешный аптекарь

Известно, что в декабре 1795 года Николаус переехал в Вену, где уже проживали его старшие братья: Людвиг и Каспар. В первое время молодой человек подрабатывал помощником самых разных местных аптекарей, параллельно продолжая свое обучение, необходимое для профессионального роста.

Почти ничего не известно об отношениях Николауса с Людвигом в первые годы его жизни после переезда в Австрию. Ведь в отличие от того же Каспара, который, несмотря на частые ссоры, все же вел какие-то общие дела со старшим братом, Николаус был как бы сам по себе, а поэтому об обстоятельствах его жизни в то время мы знаем очень немного.

Некоторые музыковеды обратили внимание на то, что Бетховен в своем «Гейлигенштадском завещании» (о нем мы говорили в этом выпуске) оставил пустые пробелы в трех местах, где должно было стоять имя Николауса. Таким образом, они предположили о негативном отношении Людвига к Иоганну (Николаусу) в момент составления данного письма. Однако другие предположили (скорее всего, так и есть), что пробелы могли быть оставлены лишь вследствие неопределенности Бетховена по поводу того, каким именем ему назвать своего брата: Николаусом или Иоганном.

Стремясь создать свой собственный бизнес, Николаус, неплохо разбиравшийся в фармацевтическом бизнесе, попытался приобрести аптеки в Вене, Граце и в других австрийских городах, но все его попытки были безуспешны.

Удача улыбнулась Николаусу (Иоганну) в марте 1808 года, когда ему удалось собрать достаточное количество денег, чтобы купить в городе Линц аптеку с названием «Zur goldenen Krone» вместе с домом, в котором она была расположена.

Почти сразу же после покупки недвижимости Николаус чуть ли ни стал банкротом, так как накопил много долгов. Сначала он продал железные решетки окон своего дома, но вырученная сумма была незначительной, а поэтому деньги быстро закончились. Позже он обнаружил, что банки и горшки на полках его аптеки были сделаны из высококачественного английского олова.

Напомним, что к тому времени Наполеон учредил так называемую «Континентальную блокаду», вследствие чего запрещался импорт любых британских товаров на континентальную Европу.

Хоть Австрия к тому времени пока еще не присоединилась к этому договору, все же английские товары там весьма ценились. При этом, импортировать эти товары, минуя другие западноевропейские страны-союзники Наполеона, было практически невозможно, вследствие чего значительно увеличилась стоимость этих товаров внутри самой Австрии. Пользуясь моментом, Иоганн (Николаус) продал эти товары за весьма приличные деньги и заменил их более дешевыми, но, при этом, не менее практичными горшками из глиняной посуды.

Затем, в 1809 году, войска Наполеона вторглись в Австрию и осадили Вену, конечным результатом чего стал позорный для Австрии «Шёнбруннский мир» (кстати, потом Австрия также примкнёт к упомянутой выше «Континентальной блокаде»). В процессе самой войны французский император основал свой базовый лагерь в Линце (как раз, где жил Иоганн), и именно туда он отправлял своих раненых солдат.

Так уж получилось, что Николаус Иоганн, воспользовавшись ситуацией, с огромным удовольствием зарабатывал деньги на этой войне, поставляя свои лекарства то французским оккупантам, то своим же австрийским солдатам.

Тем самым, младший брат великого Бетховена вызывал ненависть у местных жителей, так как многие из них считали его предателем.

Но, судя по всему, Николаусу было все равно! Пока старшие братья, Каспар и Людвиг, прятались от артиллерийского обстрела в Вене, их младший брат обеспечивал солдатов обеих противоборствующих сторон лекарствами и другими медицинскими принадлежностями (например, для перевязки раненных), набивая свои карманы, ибо на первом месте у этого человека стояло его материальное положение.

Можно, конечно, по-разному относиться к подобным действиям Николауса Иоганна. С одной стороны это, действительно, можно расценивать, как предательство. С другой стороны, его прагматичный характер позволил ему накопить внушительное состояние! Более того, всегда можно было «отмазаться» тем, что врач должен помогать всем людям.

Брак с Терезой Обермайер

Так уж получилось, что купленный Николаусом в Линце дом был достаточно большим, и поэтому прагматичный молодой человек решил сдать лишние квадратные метры в аренду, дабы заработать еще немного денег. Арендаторами Николауса Иоганна был врач, Георг Иоганн Саксингер и его супруга, Агнесса.

К ним позже переехала сестра Ангессы, Тереза Обермайер. Только что поселившись в этом доме, эта девушка, уже имевшая незаконно рожденную дочь, Амалию, быстро вскружила голову Николаусу. Сначала она побывала в роли его домработницы, а позже стала его любовницей.

В сентябре 1812 года Людвиг ван Бетховен, временно находящийся в Теплице (нынешняя Чехия), узнал о намерении его младшего брата жениться на Терезе.

Разочаровавшись от брака другого своего младшего брата (напомним, что в 1806 году Каспар женился на Иоганне Рейс, которую Людвиг просто ненавидел), узнав новость о том, что Николаус Иоганн хочет повторить эту же «ошибку», композитор впал в ярость и выехал в Линц.

Ярость композитора была вызвана прежде всего наличием у Терезы незаконно рожденной дочери, а также ее неблагородным происхождением. Хотя сам Бетховен тоже не был никаким благородным аристократом, но все же его всегда привлекали дамы высшего общества. Людвиг также подозревал, что эта девушка охмурила его младшего брата только из-за его денег. Да и, вообще, разочаровавшись в браке Каспара, Людвиг не мог себе позволить, чтобы еще один младший брат также женился на простолюдинке, предоставив ей честь носить громкую фамилию «Бетховен», к тому времени уже известную в Европе.

Уже 5 октября 1812 года Людвиг прибыл в Линц, чтобы отговорить младшего брата от этой, по его мнению, глупости. Николаус Иоганн, в свою очередь, сказал старшему брату, чтобы тот думал прежде всего о своих делах, а не лез в его личную жизнь. В процессе словесной перепалки композитору так и не удалось отговорить своего брата.

После этой неудачи Бетховен пытался расстроить эту свадьбу самыми разными способами. В частности, он попробовал убедить местного священника отказаться регистрировать этот брак, мотивируя это прежде всего тем, что у Терезы уже была маленькая дочь от другого мужчины. Однако священник отказался вмешиваться в это дело. Затем Бетховен обратился к местным властям с просьбой изгнать Терезу из Линца на том основании, что она якобы не имела права жить там (вероятно, композитор нашел этому какое-то нормативно-правовое обоснование). Однако попытка была безуспешной —  местные власти учли основания недостаточными и, как следствие, отказали композитору.

В конце концов Бетховен снова устроил скандал, пытаясь лично отговорить Иоганна (Николауса) от женитьбы. Но не только Людвиг был упрямым человеком — младший брат в этом плане немного ему уступал, и поэтому не сдавался. Более того, в этот раз, судя по свидетельствам современников, словесный скандал перерос в физическую драку между братьями, после чего разгневанный композитор покинул Линц. 

Вопреки всем попыткам Людвига ван Бетховена отговорить своего брата регистрировать этот брак, 8 ноября 1812 года Иоганн (Николаус) женился на Терезе, а затем усыновил ее дочь.

Стоит отметить, что, несмотря на более гармоничную жизнь, чем у Каспара и Иоганны Рейс, брак Николауса (Иоганна) и Терезы тоже не был идеальным. У пары за весь период жизни в браке так и не родилось детей.

Более подробно о биографии Терезы Обермайер, супруги Николауса Иоганна, мы поговорим в отдельной статье, которая появится в ближайшее время.

Дальнейшая жизнь Николауса Иоганна

Следующие несколько лет после женитьбы Иоганн (Николаус) и его старший брат почти не общались. При этом, пока Людвиг переживал ряд бытовых проблем (включая конфликт с Иоганной Рейс за опеку над маленьким Карлом: подробнее), Николаус Иоганн лишь укреплял свое финансовое положение.

В декабре 1816 года Николаус продал свой дом с аптекой в Линце и вскоре открыл новую аптеку в Урфаре (Верхняя Австрия, к северу от Дуная). Ну а 2 августа 1819 года он купил себе весьма солидную усадьбу в деревне Гнейксендорф (недалеко от реки Кремс), а в 1821 году он приобрел еще один дом в Линце.

Зимой он обычно оставался в доме в венском пригороде Виндмюле (Название города переводится, как «Ветряная мельница», до 1850 года был независимым муниципалитетом, а позже был включен в состав венского района «Мариахильф», ныне также известного, как «Шестой район»), в доме, принадлежащем Леопольду Обермайеру, брату Терезы.

Интересный факт!

Несмотря на успешность Николауса Иоганна с экономической точки зрения, среди местных жителей он прослыл, так сказать, «человеком с низким уровнем интеллекта».

Про него даже придумали шутку¹, в которой якобы Иоганн после покупки поместья в Гнейксендорфе послал своему старшему брату Людвигу письмо, где саркастически подписался: "От вашего брата, Иоганна - землевладельца".

Людвиг, в свою очередь, в ответном письме подписался: "От вашего брата, Людвига - умовладельца".


  1. Некоторые западные источники позиционируют эту шутку не как анекдотоподобный мемуар австрийского композитора Зайфрида, а, как реальный биографический факт из жизни композитора и его брата. Хотя, теоретически в это очень даже легко поверить. Не исключено, что на самом деле так и было!

Судя по письмам и разговорным тетрадям Бетховена, после 1822 года отношения между братьями стали улучшаться. Однако, судя по этим же записям, отношение композитора к младшему брату менялось очень часто!

Вежливая и чуть ли ни аристократическая манера речи композитора временами чередовалась весьма пейоративными обращениями к младшему брату. Как минимум, в одном письме Бетховен даже назвал Иоганна (Николауса) своим «псевдо-братом».

Сразу вспоминаются два письма композитора с завещательными распоряжениями относительно опеки его племянника, Карла, сына покойного Каспара (напомним, что с 1820 года Людвиг был признан законным опекуном Карла). Эти распоряжения Бетховен отправил своему юристу, Иоганну Баптисту Баху.

В первом из них (от 6 марта 1823 года) композитор назначил Баха своим официальным представителем, доверив ему самостоятельно назначить для его наследника, Карла, любого опекуна на его собственное усмотрение, но только, за исключением Иоганна (Николауса).

Во втором письме (1 августа 1824 года) композитор также оставил Карла в роли наследника. Но Бетховен также дополнил: «Поскольку человек должен завещать что-то своим родственникам, даже, если он не чувствует к ним никакого родства, мой достойный брат должен получить во владение мое фортепиано из Парижа». Таким образом, композитор передал своему брату рояль, полученный им в 1803 году в подарок от мастера Себастьяна Эрара. Известно, что после смерти композитора Иоганн (Николаус) передал этот рояль в музей Линца.

В прочем, отношение Бетховена к младшему брату менялось ничуть не чаще, чем его отношение к другим людям.

Как мы помним, характер самого Людвига был далеко не идеальным, и поэтому он часто ссорился с самыми разными людьми, а потом мирился с ними.

Однако, в общем и целом, высоконравственному Бетховену был не по душе абсолютно корыстный характер его брата, думающего только о своем материальном состоянии. В действительности местные жители считали Иоганна (Николауса) весьма высокомерным, стремящимся получить некий престиж от имени своего брата.

Сразу же вспоминаются слова Морица Лихновского (младшего брата князя Карла Лихновского, друга и покровителя Бетховена), который в 1823 году сказал композитору: «Местные жители презирают Иоганна (Николауса)», добавив, что «единственной его заслугой является то, что он носит Ваше имя».

Известно, что в конце сентября 1826 года Бетховен вместе с Карлом (племянником) приехали к Иоганну (Николаусу) в упомянутый выше дом в деревне Гнейксендорф. Биографы говорят, что на эту поездку Бетховена побудил злосчастный инцидент, когда Карл попытался свести счеты с жизнью. Однако стоит отметить, что задолго до этого инцидента Иоганн несколько раз приглашал Бетховена и его племянника в свое имение.

Известно, что пребывание брата и племянника в доме Иоганна (Николауса) прервалось 1 декабря 1826 года ссорой между братьями (конфликт был как-то связан с их общим племянником), после чего Людвиг с Карлом уехали обратно в Вену. Есть данные, что на тот момент у Иоганна не было нормальной повозки для людей. Тогда Бетховен стал требовать имевшуюся в наличии у брата тележку с открытым верхом (по другим данным у Николауса была повозка, однако он не дал ее своему брату, и тогда композитор самостоятельно нанял грузовую телегу у молочника) и умчался в Вену.

Из-за этого случая многие люди обвиняют Иоганна (Николауса) чуть ли ни в смерти великого Бетховена, так как в процессе этой поездки он сильно заболел, и уже практически никогда не поправился, за исключением некоторых временных улучшений состояния здоровья.

Ложку дегтя в адрес младшего брата подкидывают свидетельства, будто бы он брал с Людвига и Карла по 4 флорина в сутки за проживание у себя дома.

Да, безусловно, Николаус Иоганн был тем еще корыстным человеком. Однако нам с трудом верится, что он собственноручно выгнал своего старшего брата и племянника из дома.

Гораздо более вероятно, что упрямый Бетховен в порыве гнева сам и по своей же инициативе взял своего племянника «за руку» и демонстративно уехал от младшего брата, позабыв, что не имеет нормальней зимней одежды и, «наплевав»  состояние своего здоровья (есть свидетельства, что состояние здоровья композитора ухудшалось еще во время проживания в Гнейксендорфе — то есть, до наступления этого конфликта. Да и, вообще, композитор не любил эту деревню).

Более того, композитор умер совсем не из-за пневмонии, подхваченной в поездке, а из-за цирроза печени в сочетании с водянкой — а значит, как бы нехорошо это ни звучало, у него все равно практически не было никаких шансов на долгую и счастливую жизнь. 

В любом случае известно, что братья быстро помирились, и, более того, в последние дни жизни композитора Иоганн (Николаус), приехавший в Вену,  проводил много времени со своим умирающим братом.

Жизнь Николауса (Иоганна) после смерти Бетховена

Однако современники Иоганна (Николауса) все равно видели в нем никакого не брата великого композитора, а типичного мещанина, руководствующегося только своими личными интересами, а не моральными принципами.

По словам Герхарда Брёйнинга (сына Стефана Брёйнинга, друга детства Бетховена), Иоганн (Николаус), который при жизни своего брата особо не интересовался его творчеством, после его смерти ходил чуть ли ни на все концерты, где исполнялась его музыка, лицемерно притворяясь его самым страстным поклонником. Он садился на первый ряд и громче всего кричал «Браво» даже тогда, когда этого не нужно было делать, громче всех аплодировал, демонстративно размахивая своими руками, и, тем самым, привлекая внимание всего зала.

Более поздняя история Иоганна (Николауса) и Терезы не лишена определенной драмы, поскольку после смерти Терезы в 1828 году было обнаружено, что в ее завещании от 21 мая 1827 года, она указала в качестве единственного наследника свою дочь, Амалию.

Вот только за семь лет до этого случая Людвиг ван Бетховен, будучи еще живым, пытался заставить Николауса (Иоганна) передать свое наследство их общему племяннику, Карлу, лишив этой привилегии его супругу и падчерицу (последних композитор именовал не иначе, как «Толстуха» и «Бастард», соответственно).

Вопреки наставлениям старшего брата, Иоганн заключил с Терезой договор, согласно которому супруги после своей смерти могли оставить свое наследство только друг другу.

Таким образом, исключив супруга из наследников, Тереза нарушила договор семилетней давности. В свою очередь, Амалия, унаследовавшая половину родительского имущества, умерла буквально через 3 года после смерти своей матери, и все ее имущество перешло ее супругу, Карлу Стольцлю.

Согласно свидетельствам современников, Иоганн (Николаус) был просто в бешенстве от выходки своей супруги, так как вследствие ее воли он практически на ровном месте потерял около 20000 флоринов, а это по тем временам была огромная сумма (чтобы Вы понимали, Людвиг при жизни пытался устроиться на постоянную работу в венские театры, требуя за свои услуги лишь 2400 флоринов в год, но ему все равно было отказано, пока трое богатейших аристократов Вены не оказали ему меценатскую поддержку).

Однако, ощутив существенную финансовую потерю, Николаус (Иоганн) продолжал зарабатывать немалые деньги. В 1835 году он продал свое имение в Гнейскендорфе. Свой дом в Урфаре он также продал в 1843 году, а через два года купил весьма приличное поместье в Вайкерсдорф, рядом с Баденом.

Николаус Иоганн, младший брат великого Бетховена, умер 12 января 1848 года, так и не обзаведясь собственными детьми.

По иронии судьбы все свое состояние, оцененное в 42 тысячи флоринов, Иоганн передал единственному биологическому родственнику — своему племяннику, Карлу.

Иронично, не так ли? Ведь именно этого и просил его старший брат, Людвиг.  Именно по причине отказа Иоганна от этой просьбы братья сильно поскандалили и не общались долгое время. Но, так или иначе, воля Бетховена в этом отношении осуществилась.

ludvig-van-beethoven.ru

Людвиг ван Бетховен (1770-1827) » Детская энциклопедия (первое издание)

С самого детства образование Бетховена не было последовательным и не соответствовало возрасту. Его рано проявившиеся музыкальные способности вызывают у отца желание как можно скорее показать всему свету своего «чудо-ребенка». Семья Бетховена издавна музыкальна. Отец, как и дед, — придворный певец в Бонне. Иоганн Бетховен сам занимается обучением сына. Учитель он неумелый, к тому же и человек взбалмошный. Людвиг целые дни простаивает на скамеечке у клавесина, устает, ошибается, за это его бранят, а часто и бьют. Не всегда может защитить своего любимца болезненная мать, которую Людвиг любил, как самого близкого друга.

Иоганн Бетховен устраивает выступления шестилетнего Людвига при Кельнском и Боннском дворе. Но концерты не приносят славы. Через несколько лет Людвиг с матерью едет в Голландию. Там с восхищением принимают его игру и особенно импровизации.

Не по годам быстро, независимо от плохих учителей развивается Бетховен. В десять лет он прославлен в Бонне как органист и клавесинист. Он свободно играет на скрипке в театральном оркестре. И вот тогда отец забирает его из начальной школы. Людвиг твердо решает: «Сам достигну!» Задуманное исполнилось, и не только в музыке. У него сильная воля и ясное стремление к поставленной цели. Он может трудиться дни и ночи.

Детство Бетховена короче, чем у многих его сверстников. Странная задумчивость рано вытесняет шаловливую веселость.

«Он, еще маленький мальчик, два года служил без оклада, играл на органе… хорошие способности…» — докладывают о тринадцатилетнем Бетховене боннскому властителю-курфюрсту. На службу его принимают, но по малолетству денег платят вдвое меньше.

Перемены в жизнь Людвига вносит появление в Бонне талантливого оперного композитора и органиста Г. Неефе, который сразу понял выдающийся талант Бетховена. Он дает Людвигу уроки, пишет о нем статьи в газетах, помогает изданию его первых сочинений. Образованность Неефе, смелый взгляд на жизнь и искусство оказывают большое воздействие на ученика. Впрочем, ученик вскоре свободно может заменить органиста Неефе.

Боннская музыкальная жизнь, постоянный круг друзей, занятия с Неефе постепенно перестают удовлетворять запросы Бетховена.

Май 1787 г. Людвиг уезжает в Вену. Город этот прославлен великими музыкальными традициями. Здесь хотел бы он пополнить пробелы в своем теоретическом образовании.

В Вене живет Моцарт. Учиться у него композиции — давнее желание Людвига. С детства впитал он драматизм моцартовской музыки; самому ему близки внезапные переходы от скорби к счастливой веселости. Такие резкие контрасты проявились в первых же сонатах юного Бетховена — и даже с большей силой и страстностью.

В Вене Людвиг услышал игру Моцарта. Они познакомились. Юный боннский музыкант импровизировал перед великим композитором. «Обратите на него внимание. Он всех заставит о себе заговорить», — Моцарт сумел увидеть будущее в бетховенской музыке.

Несмотря на неустроенность, Людвиг принимает решение навсегда остаться в Вене. Внезапно письмо из Бонна расстраивает планы: тяжело больна мать. Он должен уехать домой.

Сентябрь 1787 г. «Дорогой друг! Я еще застал свою мать в живых. Она умерла… после долгих страданий. Она была для меня такой доброй, милой… моей лучшей подругой…»

В доме Бетховенов все изменилось. Отец поселяется отдельно, он совсем опустился из-за болезненного запоя. Теперь семнадцатилетний Людвиг — глава семьи. На его попечении два младших брата. День поглощают уроки в частных домах, игра на органе в капелле и в соборе, вечер — служба в театральном оркестре.

Музыку он пишет по ночам. Сила бетховенского характера проявляется в самопожертвовании и в самосовершенствовании.

И все же ему приходится преодолевать мучительные приступы мрачных настроений. Он твердо знает: если рассказать в музыке не только о себе, но и о страданиях людей, — тогда освобождаешься от угнетенности, снова веришь и радуешься. Тогда рождаются восхитительные веселые финалы в его сонатах, квартетах и трио. Он способен с равной искренностью передавать в музыке эту смену чувств, рождающую подчас неистовые контрасты. Бетховен пишет не только камерные инструментальные пьесы. У него много чудесных песен, а импровизации Бетховена кажутся слушателям непревзойденно-поэтичными.

1789 г. Обычный ход боннской жизни нарушает известие о революции во Франции.

Бонн взволнован. В университете раздаются вольнолюбивые речи лучших профессоров. Из Франции доходят стихи и песни о свободе. Девятнадцатилетний Людвиг Бетховен — студент философского отделения, вместе с друзьями мечтает о свободе, равенстве и братстве. Он клянется в верности идеям революции. Студенты тайно распевают бетховенскую хоровую песню «Свободный человек». Боннские власти, конечно, не разделяют революционных идей. Студенты наказаны, профессора изгнаны. В Бонне восстановлен прежний уклад жизни.

Бетховен не изменит юношеской клятве. Он выскажет в музыке героические идеи, тревоги, призывы к борьбе и радость победы. Мотивы борьбы останутся навсегда в его сонатах, симфониях, увертюрах.

Знаменитый австрийский композитор Иосиф Гайдн проездом останавливается в Бонне. Услышав пламенные импровизации и сочинения молодого боннского музыканта, Гайдн сразу его отметил и позвал в Вену. Друзья устраивают на службу братьев Людвига, не без труда добиваются для него у курфюрста отпуска в целях совершенствования таланта, а также и ничтожного «денежного пенсиона». Людвиг уезжает.

Два года Бетховен остается для Вены провинциалом с крутым необузданным нравом. Гайдна отпугивает его непомерная жадность к знаниям. «Словно у вас несколько голов, несколько сердец, несколько душ», — неодобрительно укоряет он ученика. Не по духу Гайдну в музыке молодого Бетховена резкие переходы от мрака к свету, героика, стремительность, страстность. Они люди разных поколений: Бетховен воспитан идеями французской революции, Гайдну они чужды. Занятия не ладятся и вскоре, с отъездом Гайдна в Лондон, прекращаются совсем. Молодой боннский музыкант в течение десяти лет берет уроки у оперного композитора Антонио Сальери, у других изучает теорию полифонического искусства и квартетное письмо. В своем мастерстве он достигает совершенства. Учителя уверяют, что Бетховен сам всему научился. Он намерен еще многому учиться.

1794 г. Бетховен приглашен как пианист и композитор на службу к князю Лихновскому. Он живет у него во дворце. Обычно аристократы обращались с музыкантами, как со своими лакеями; Бетховен не допускает унижений, он держится независимо.

Вена, кажется, до последнего закоулка пропитана музыкой. Театры — придворные и народные; хоровые капеллы в соборах и дворцах; симфонические концерты знаменитых оркестров и домашние — любительские; веселые серенады на улицах города.

Величайшему пианисту Людвигу Бетховену ближе всего создание фортепьянных сонат, но с таким же совершенством пишет он скрипичные сонаты, фортепьянные трио и инструментальные ансамбли. А в его струнных квартетах — задушевность изумительных мелодий, чисто бетховенские «титанические неистовства» и спокойное раздумье, страницы лирических откровений, остроумнейшие шутки (скерцо).

Приехав в Вену, Бетховен заново ведет счет своим сочинениям. 44 произведения, написанные в Бонне, он как бы зачеркивает и лишь изредка пользуется музыкальными темами из боннских сочинений.

В венских фортепьянных сонатах Бетховена — героический дух, энергия, неистовое движение, полет мысли, — словом, главные черты зрелого мастера. Музыка передает любовь, величие, восторги и, кажется, всю боль на свете.

Бетховенские сонаты называют инструментальными драмами из-за напряженности резких контрастов. В развитии всех частей — цельность драматического замысла. Медленные части сонат почти всегда скорбные, но среди них есть и трогательно-простодушные «песни без слов». В веселых финалах горестные чувства и отчаяние уже позади, разве что изредка мелькнет отголосок былой печали.

Первые три фортепьянные сонаты посвящены Гайдну. Перед гениальностью этого композитора он по-прежнему преклоняется и, несмотря на разность взглядов, многому продолжает у него учиться. В гайдновской манере шутит Бетховен в финалах и скерцо. Заразительный юмор и лукавую улыбку старого маэстро можно узнать в неисчерпаемо-смелой изобретательности молодого композитора. А вот в первых частях сонат, драматичных, напряженных и медленно скорбных, Бетховен, забыв все упреки «маэстро», говорит своим страстным языком. И здесь больше всего чувствуются его связи с музыкой Моцарта.

Восьмую фортепьянную сонату Бетховен назвал «Патетическая»; это значит — возвышенная, приводящая в волнение. В «Патетической» — острая борьба разнообразных чувств. Медленное вступление: патетически напряженным аккордам отвечают скорбные. В первой части музыка кипит, как гневный поток, и внезапно останавливается, чтобы повторились образы вступления. Вторая часть — певучая, это — спокойное раздумье. Финал навевает мысли о природе, веселые мечты, только в конце — тень былых страданий.

Тем, кто понимает музыку Бетховена, кажется, что и они чувствуют то же и все высказанное композитором случалось с ними самими.

Бетховен написал 32 фортепьянные сонаты. Почти каждая вызвана личным событием и кому-нибудь посвящена. Но композитор обращается к чувствам всех людей. Рядом с внутренним — душевным, лирическим звучат героические идеи, музыка насыщена борьбой.

В фортепьянных сонатах Бетховена богатство интонаций — от человеческого голоса до самых разнообразных звучаний, близких инструментам.

Как и во всем творчестве Бетховена, и в сонатах многое навеяно природой.

В сонатах можно услышать мелодии, выросшие из народных песен и танцев не только немецких; есть в них и славянские мотивы.

Фортепьянные сонаты композитора узнаешь и начинаешь любить с самого детства.

2 апреля 1800 г. В своем первом открытом концерте в венском придворном театре Людвиг ван Бетховен выступает со своей Первой симфонией. Истинные музыканты хвалят его за мастерство, новизну и богатство идей, противники музыкальных новшеств упрекают за чрезмерное употребление духовых инструментов в симфонии.

Простота и стремительность — главные качества музыки симфонии, от душевно-ясной жизнерадостной первой до менуэта последней части. Тут молодой композитор далеко ушел от обычных аристократических изящных, грациозных менуэтов. Бетховенский менуэт в Первой симфонии словно бросает вызов всему старому. Он — шумный и дерзкий. Шутливый финал напоминает последние части гайдновских симфоний: их веселые темы и то, как они появляются, сначала нарочито серьезно, а потом в разбеге. Но есть здесь и настоящий патетический Бетховен.

Уже завоевана слава. Бетховену тридцать лет. Его почитают не меньше, чем престарелого Гайдна. Он горд сознанием своей жизненной силы.

Многие месяцы проводит композитор вдали от шумной Вены. Страстный любитель природы, он вносит ее образы и звуки в музыку. Лето 1801 г. он проводит в гостях у своих друзей в Венгрии. Там среди его учениц появляется семнадцатилетняя Джульетта Гвичарди, неизменно очаровывающая всех окружающих. Веселой шуткой, улыбкой она одна умеет отогнать «меланхолию» Бетховена. Учитель покорён. Так прямо и пишет он боннскому другу юности: «Она меня любит, и я ее люблю… дорогая девочка, чародейка».

Графине Джульетте Гвичарди посвящается соната-фантазия. Безутешные вздохи в печальной, очень сдержанной мелодии. В первой медленной части — ночная тишина и страдание. Вторая — грациозна, шаловлива. Не это ли «портрет души» лукавой Джульетты? Финал — неукротимое движение музыки, пламенной и мрачной. Сонату-фантазию кто-то из поэтов назвал «Лунной», вероятно, ее первая часть вызывает впечатление лунного пейзажа, — так и осталось это название.

Счастливое лето! Но чем объяснить внезапные приступы мрачности? Бывает, что, ничего не объяснив, Бетховен быстро уходит в свою комнату. Тишина… «Как часто жажду я видеть тебя… твой Бетховен очень несчастлив… мой слух так ослабел… Я давно это чувствовал, но скрывал… День и ночь у меня гудение в ушах…

Если бы у меня была другая специальность…

Это ужасно… Просто удивительно, что люди в разговоре со мной не замечают этого, а все приписывают рассеянности… Смогу ли излечиться?.. Надеюсь… и сомневаюсь…»

Врачи пробуют всякие средства, ничего не помогает. Зимой, как всегда, Бетховен напряженно работает. Может быть, покой и одиночество восстановят его силы? Ранней весной композитор поселяется в Гейлигрнштадте, недалеко от Вены. Ежедневно жители видят одинокую фигуру. Иногда до позднего вечера бродит он по полям. В стремительной ходьбе лучше придумываются мелодии. Он сам рассказывал: «…я улавливаю, их на лоне природы, в лесу, в тишине ночи, на заре… они превращаются в звуки, шумят, бушуют, пока не станут передо мной в виде нот».

К концу лета окончена Вторая симфония. Она полна летних впечатлений: много движения, мир лесов и полей—это вторая часть с изобилием мелодий. В третьей— музыка причудлива в быстрой смене, в финале — необузданная сила бетховенского воображения, — так он позволяет себе играть, импровизируя.

Тишина полей и лесов, одиночество не облегчили его болезнь. Он слышит еще хуже. И еще хуже стало осенью, омраченной известием о замужестве Джульетты.

Пусть узнают люди после его смерти, о чем он думал в сумрачные дни этой осенью, один в просторном крестьянском доме в Гейлигенштадте. Бетховен в письмах к своим братьям говорит об охватившем его отчаянии:«… Я должен жить изгнанником… Так было в те полгода, которые я провел в деревне… Какое унижение испытывал я, когда кто-нибудь рядом со мной слышал издали флейту… пение пастуха, а я ничего не слышал!.. Даже высокое мужество, часто вдохновлявшее меня в прекрасные летние дни, исчезло!»

Но нет! На другой же день после этих писем в «Тетради набросков» появляются эскизы новой музыки — это будет Третья симфония.

С друзьями он беседует о новых сочинениях: «Я не всегда доволен моими прежними работами… я хочу вступить на новый путь». У него новые идеи, на целое столетие вперед!

Два года упорной работы. Третья симфония действительно «новый путь»: глубокие значительные мысли, множество музыкальных тем и образов, смелые приемы. И размер симфонии — очень большой. До сих пор Бетховен так не писал. В Третьей симфонии Бетховен впервые так ясно, с необычайной силой передает в музыке революционные идеи. «Орлиным аллегро» назвали первую часть; напряженное развитие музыки создает впечатление героической борьбы, это — картина народного восстания. Вторая — похоронный марш — суровая скорбь о погибшем герое; марш заканчивается победными звуками фанфар, прославляющих подвиг. В третьей части — светлая радость. Финал — «народный праздник». Здесь главная тема — танцевальная мелодия в фольклорном духе, которая развивается подобно старинным народным вариациям.

Вариации всегда оставались излюбленной формой творчества Бетховена и как отдельные пьесы, и как отдельные части в симфонических и камерных инструментальных произведениях.

В эти же годы написаны «Крейцерова соната» для скрипки с фортепьяно, опера «Фиделио» (о преданной любви и торжестве справедливости), фортепьянная соната «Аппассионата». По страстности и героической настроенности она подобна «Героической» симфонии. Во всех этих произведениях Бетховен — борец.

Но за ними идут иные по чувствам и мысли: в них задумчивость, спокойные размышления, приветливая умиротворенность. Изредка прорывается яростное отчаяние (Четвертая симфония, скрипичный концерт, Четвертый фортепьянный концерт, увертюра).

Бетховен подавлен политическими событиями в стране. Вена занята французскими войсками. В завоевателях он не узнает борцов французской революции.

Бетховен страдает, мечется. Силы изменяют ему на короткий период. Но скоро появляется новое героическое произведение — Пятая симфония.

В музыке к трагедии Гёте «Эгмонт» (восстание нидерландского народа против испанских завоевателей) — тот же революционный подъем, призыв к борьбе — трагически взволнованные мелодии сталкиваются со светлыми, ликующими, победными. В музыке «Эгмонту» есть и две замечательные песни Клерхен.

Теперь Бетховен не выступает в концертах как пианист и дирижер. Но глухота не мешает созданию музыки. Его внутренний слух не поврежден, в воображении он отчетливо представляет себе музыку. Глухой композитор пишет гениальные симфонии, увертюры, сонаты, квартеты. Извне никакие звуки не доходят до Бетховена. Разговор с людьми происходит при помощи переписки. В ответ на записи собеседника Бетховен громко выражает свои мнения и на политические темы, причем не только в тесном кругу. Кто-то из друзей просит его быть осторожнее: «Вы умрете на эшафоте». Предостережение напрасно.

Всех поражает «могучий облик Бетховена, физическая и моральная сила, бьющая через край энергия. Она изливается в изумительных мыслях, вспышках фантазии, потоке шуток». Его «движения порывисты», «ничто так не противно ему, как медлительность». В неутомимой ходьбе обдумывает он свои творения. Таким описывают его современники.

Последняя, Девятая симфония — музыкальное завещание Бетховена — это песнь свободы, обращенный к потомкам пламенный призыв.

Светлому ликованию финала симфонии, этого победного гимна освобожденного человечества, предшествуют мрак и отчаяние, громы и скрежет непримиримой борьбы. В заключительной части к оркестру присоединяется огромный хор, звучит ода Шиллера «К радости». Композитор и поэт призывают все человечество к братству: «Обнимитесь, миллионы!» Бетховен завещает потомкам самую необходимую потребность человека: любовь и свободу.

«Искусство и наука были и будут всегда лучшей связью между самыми отдаленными народами». Так думал и предвидел Бетховен 150 лет назад!

Осень 1826 г. Бетховен живет вдали от Вены. Он работает над финалом своего последнего струнного квартета, обдумывает и делает наброски будущей Десятой симфонии. Распорядок дня: «Встает в половине шестого утра, шумно принимается за работу, напевая, грохоча, чертыхаясь, отбивая такт руками и ногами. В половине первого обедает, до трех пишет музыку и… гуляет до позднего вечера». Все эти подробности жизни великого композитора описывает преданный слуга.

«Я надеюсь подарить миру еще несколько больших произведений, а затем…» Это не осуществилось; композитор тяжело заболевает. Он уезжает в Вену. Несколько месяцев борется его могучий организм. Уже сделаны три операции.

«Прискорбнее всего, и я этого не скрываю, что я временно обречен на полное бездействие», — пишет он 18 февраля 1827 г.

В душе его теснятся мелодии, он ищет новые формы и жаждет скорей окончить Десятую симфонию.

27 марта 1827 г. Людвиг ван Бетховен скончался.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вольфганг Моцарт (1756-1791) Франц Шуберт (1797—1828)

.

de-ussr.ru

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН. Тайная жизнь великих композиторов

ЛЮДВИГ ВАН БЕТХОВЕН

16 ДЕКАБРЯ 1770 — 26 МАРТА 1827

АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ ЗНАК: СТРЕЛЕЦ

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ: АВСТРИЕЦ

МУЗЫКАЛЬНЫЙ СТИЛЬ: КЛАССИЦИЗМ

ЗНАКОВОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ: «Ода к радости»

ИЗ СИМФОНИИ № 9 РЕ МИНОР (1824)

ГДЕ ВЫ СЛЫШАЛИ ЭТУ МУЗЫКУ: В «ЗАВОДНОМ АПЕЛЬСИНЕ» В ТОМ ЭПИЗОДЕ, КОГДА ПСИХОПАТУ АЛЕКСУ ДЕЛАРЖУ С ПОМОЩЬЮ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ПРИВИВАЮТ СТОЙКОЕ ОТВРАЩЕНИЕ К НАСИЛИЮ.

МУДРЫЕ СЛОВА: «МУЗЫКА — ЭТО ВИНО. КОТОРОЕ ВОЗБУЖДАЕТ В ЧЕЛОВЕКЕ ТВОРЧЕСКИЕ ПОРЫВЫ. ЛЯ-БАХУС, КОТОРЫЙ ДАВИТ ЭТО ЧУДОДЕЙСТВЕННОЕ ВИНО И ДАРИТ ЛЮДЯМ. ВЫЗЫВАЯ У НИХ ДУХОВНОЕ ОПЬЯНЕНИЕ».

Людвиг ван бетховен преобразил классическую музыку, превратив ее в нечто большее — более смелое и экстравагантное. Самое примечательное в этом деянии то, что совершал его композитор, который был глух, как тетерев.

Глохнуть Бетховен начал рано, с двадцати шести лет, что не помешало ему последующие тридцать лет жизни сочинять музыку. Другого подобного случая история художественного творчества не знает. Вообразите, что Микеланджело ослеп, но все же расписал Сикстинскую капеллу.

К несчастью, глухота ни на йоту не излечила Бетховена от вспышек ярости. По мере ухудшения слуха приступы гнева лишь усиливались, а их причины становились все менее объяснимыми. И однако чем абсурднее вел себя Бетховен, тем возвышеннее звучала его музыка.

РАЗВЕ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ БЫТЬ ВОЛЬФГАНГОМ?!

Бетховен родился в немецком городе Бонне, в семье музыкантов. Его отец Иоганн, певец-тенор при дворе местного правителя и начинающий алкоголик, к рождению сына в 1770 году отнесся индифферентно и не обращал на ребенка внимания до тех пор, пока не сообразил, что мальчик обладает врожденным музыкальным даром. Ранний успех Моцарта произвел на Иоганна глубокое впечатление, и он решил вознестись к вершинам славы, взгромоздившись на хрупкие плечики сына.

Однако если Леопольд Моцарт был хитрым манипулятором, то Иоганн Бетховен был жесток, груб и туп. Соседи долго вспоминали, как маленький Людвиг плакал над клавиатурой. А когда он не сидел за пианино, то усердно изучал теорию музыки либо упражнялся на скрипке. Редко выдавался денек, когда Людвига не запирали в погребе или не пороли.

Методы Иоганна были зверскими, но результативными. К десяти годам Людвиг постиг музыкальную теорию в энциклопедическим объеме и виртуозно играл на клавишных. Однако поскольку на школьные уроки у него всегда не хватало времени, писал он с чудовищными ошибками и был крайне слаб в арифметике — умножение с делением он так и не осилил. (Весьма вероятно, что он страдал дислексией.) В одиннадцать лет Людвиг бросил школу и больше туда не возвращался.

УЧЁНЕЕ УЧИТЕЛЯ

Иоганну так и не удалось сделать из сына концертирующего вундеркинда, но талант Людвига привлек внимание местной знати, и в 1787 году покровители отправили его в Вену учиться у Моцарта. Семнадцатилетнего юношу, исполненного самых радужных надежд, представили великому мастеру, тем не менее приступить к занятиям Бетховен не успел: он получил известие о смертельной болезни матери.

Молодой музыкант устремился домой, мать он застал при последнем издыхании. О том, чтобы немедленно вернуться в Вену, и речи не было: после смерти матери двум младшим братьям Людвига требовался опекун, а папаша Иоганн уже ни на что не годился. За несколько лет старший Бетховен сдал настолько, что его отправили на пенсию, причем на руки он получал только половину содержания, другую половину выплачивали Людвигу, заботившемуся о братьях.

Лишь в 1792 году Бетховен смог вернуться в Вену, где при поддержке богатого спонсора он начал брать уроки у Йозефа Гайдна. Впрочем, Людвиг быстро разочаровался в учителе: по меркам Бетховена, Гайдн не проявлял достаточного наставнического рвения, а Гайдн, в свою очередь, находил двадцатидвухлетнего музыканта чересчур заносчивым. Да так ли уж нуждался Бетховен в дальнейшем обучении? В 1795 году он дебютировал со Вторым концертом для фортепиано с оркестром, в 1800-м представил на суд публики Первую симфонию. Так Вена обрела новую суперзвезду.

МНОЖЕСТВО ОТВРАТИТЕЛЬНЫХ ПРИВЫЧЕК ОДНОГО ВЕСЬМА УСПЕШНОГО КОМПОЗИТОРА

Тем временем друзья Бетховена начали замечать, что он избегает бывать в обществе. Гайдн жаловался, что Бетховен к нему больше не заходит, а гости в доме Бетховена недоумевали, почему у композитора расстроено пианино. Сам Бетховен отлично знал, чтб с ним не так: у него слабел слух. Ухудшение происходило постепенно, но в конце концов до Бетховена уже было не докричаться.

Он маялся и другими недугами: кишечными коликами, приступами диареи и частыми головными болями. Бетховен так измучился, что подумывал свести счеты с жизнью. От самоубийства его удерживала только истовая вера в свое предназначение. Осень 1802 года Бетховен провел в городке Хайлигенштадте, где письменно изложил трогательную историю о том, как преданность искусству не позволила ему умереть: «Казалось немыслимым покинуть этот мир прежде, чем я совершу все то, на что, по моему разумению, я способен». По форме это было письмо, обращенное к братьям, но Бетховен его не отправил; этот документ, позднее названный «Хайлигенштадтским завещанием», пролежал запертым в письменном столе композитора и был обнаружен только после его смерти.

Решение принято, — и Бетховен с еще большей энергией взялся за воплощение своих музыкальных идей. Третья, или «Героическая», симфония (первоначально посвященная Наполеону, однако посвящение было снято, когда Бонапарт вздумал завоевать Австрию, «вторую родину» Бетховена) была настолько революционной, что на репетициях оркестранты в растерянности опускали руки, а критики объявили это произведение «странным». Публику не устроила продолжительность симфонии, ее сочли слишком длинной. «Я бы дал крейцер[6], только бы это закончилось», — жаловался некий слушатель.

«Странности» Бетховена не ограничивались эксцентричностью в музыке. Лучше всего ему сочинялось во время ходьбы, и вскоре горожане привыкли к тому, что композитор частенько бродит по улицам, машет руками и хрипло выкрикивает музыкальные фразы, не замечая любопытных мальчишек, которые толпой следуют за ним.

Бетховен нигде не жил подолгу, в Вене он сменил сорок квартир и, случалось, снимал четыре различных помещения одновременно. Жильцом он был, мягко выражаясь, не из приятных. Один из посетителей, навестивших его в 1809 году, сообщал, что композитор живет «в самой грязной и захламленной квартире, какую только можно вообразить». На стульях высились горы тарелок с объедками, а на спинках висела ношеная одежда. Фортепиано и письменный стол были завалены незаконченными, испещренными чернильными кляксами партитурами. А под фортепиано ютился неопорожненный ночной горшок.

Внешний вид композитора также оставлял желать лучшего — его одежда была такой грязной и рваной, что огорченные друзья периодически покупали ему новую. В молодости Бетховен был смуглым, но болезни сделали его лицо желтым и рябым; с расческой он тоже не дружил, его седые волосы стояли дыбом.

Стоит ли удивляться, что представительницы прекрасного пола не интересовались Бетховеном, несмотря на его пылкий интерес к ним. Композитор имел дурную привычку влюбляться в недоступных женщин — знатных и обычно замужних. Его самая большая любовь обрела мифический статус, поскольку о ее существовании потомки узнали из другого неотправленного письма, на сей раз адресованного «Бессмертной Возлюбленной». Вокруг имени адресата велись жаркие споры, однако современные искусствоведы почти единодушно идентифицируют даму как Антонию Брентано, жену франкфуртского банкира. Утонченная и образованная Антония боготворила Бетховена («Он как божество среди смертных», — писала она), но хранила верность мужу. Бетховен, надо полагать, страдал, однако, возможно, некоторое утешение ему приносила мысль о том, что неразделенная любовь куда как романтичнее, чем жена и хозяйка в доме, которая непременно потребует, чтобы муж складывал грязную одежду в корзину для белья.

ПО СЛОВАМ ОДНОГО ИЗ ПОСЕТИТЕЛЕЙ, БЕТХОВЕН ЖИЛ В «САМОЙ ГРЯЗНОЙ И ЗАХЛАМЛЕННОЙ КВАРТИРЕ, КАКУЮ ТОЛЬКО МОЖНО ВООБРАЗИТЬ», — ЗАВАЛЕННОЙ ОБЪЕДКАМИ И С ВОНЮЧИМ НОЧНЫМ ГОРШКОМ НА ВИДНОМ МЕСТЕ.

СЕМЕЙНАЯ РАСПРЯ, БЕССМЫСЛЕННАЯ И БЕСПОЩАДНАЯ

Бетховен был одержим идеей семьи, но при всем при том умудрился оттолкнуть от себя обоих братьев, поскольку яростно противился их женитьбе (настолько яростно, что в суде Бетховен обозвал их невест «развратными женщинами»). Когда его брат Каспар заболел туберкулезом, Бетховен задался целью во что бы то ни стало получить опеку над сыном Каспара, Карлом. Он уговорил брата назначить его единственным опекуном; впрочем, позднее Каспар внес в договор дополнительное распоряжение, уравнивавшее Бетховена в опекунских правах с Иоганной, матерью Карла.

Когда в ноябре 1815 года Каспар умер, Бетховен сначала обвинил Иоганну в отравлении мужа, а затем отобрал у нее девятилетнего Карла. Его гневные тирады против Иоганны становились все более безумными. Возможно, Иоганна не была идеальной матерью, но вряд ли эта, в общем, обычная женщина походила на «взбесившуюся Медею с зловонным дыханием», которой двигало исключительно стремление «посвятить сына в мерзостные тайны ее вульгарного и порочного окружения». Бедняга

Карл превратился в заложника судебных разбирательств и встречных исков, затевавшихся не столько ради благополучия ребенка, сколько с целью насолить противной стороне. Юридические баталии длились пять лет. Бетховен, располагавший, в отличие от Иоганны, связями и средствами, выиграл дело.

Трудно поверить, что этот странный, своевольный и нездоровый человек всего четыре года спустя напишет торжественный гимн всеобщему братству. Девятую симфонию Бетховена завершает хор, исполняющий «Оду к радости» на слова Фридриха Шиллера, — вопреки тому, что собственная жизнь композитора была исполнена болью и горечью.

ПОСЛЕДНИЕ ТАКТЫ

Несчастный Карл вырос ранимым, неуравновешенным человеком. Бетховен не отпускал его от себя ни на шаг, и когда Карл объявил, что хочет стать военным, его опекун разразился такими жуткими воплями, что хозяин, у которого они снимали квартиру, выставил жильцов вон. Летом 1826 году Карл, не выдержав напряжения, выстрелил себе в голову. Поразительно, но он выжил — одна пуля прошла мимо, другая застряла в черепе, не повредив мозг.

Из больницы Карл вышел с твердой решимостью жить по своему разумению и немедленно записался в армию. По воспоминаниям друзей, Бетховен был сломлен поступком племянника. Брат композитора, Иоганн, пригласил обоих к себе в деревню отдохнуть и набраться сил, прежде чем Карл приступит к службе в армии. Но минуло лето, потянулась осень, а гости и не думали двигаться с места, как ни намекал Иоганн на желательность их отъезда. В конце концов ему пришлось открытым текстом попросить родственников покинуть его дом. По осеннему холоду Бетховен с Карлом ехали в открытом экипаже и ночевали в неотапливаемой гостинице.

В Вену Бетховен прибыл с высокой температурой и воспалением легких. Выздоровление так и не наступило; Бетховен три месяца пролежал в постели, но его состояние только ухудшалось. Грянувший финал разные источники описывают по-разному. Согласно одному из свидетельств, композитор впал в кому, но, когда двое суток спустя, 26 марта 1827 года, разразилась гроза, Бетховен очнулся. При вспышке молнии, осветившей комнату, он открыл глаза, поднял правую руку, сжал пальцы в кулак, затем рука бессильно упала, и Бетховен умер.

К месту упокоения гроб с телом композитора провожало более десяти тысяч человек. Бетховен стал идолом следующего поколения композиторов-романтиков, восторгавшихся не только его насыщенной и выразительной музыкой, но и категорическим нежеланием потакать расхожим вкусам. Однако и сегодня темы и мелодии Бетховена узнаются мгновенно даже теми, кто абсолютно не интересуется классической музыкой.

ВИДИШЬ, КАК РЕВЕТ ТОЛПА?

К 1824 году, когда состоялась премьера Девятой симфонии, Бетховен полностью оглох. Дирижировать своим последним шедевром он, разумеется, не мог, но руководитель оркестра упросил его присутствовать на сцене, задавая темп всем четырем частям.

Музыка наполняла зал более часа, завершившись торжественным финалом. Зал взорвался несмолкаемыми аплодисментами. Все повскакали с мест, хлопая, крича, рыдая и размахивая платками.

Но композитор всего этого не слышал. Он стоял спиной к залу, разглядывая партитуру. Молодая солистка Каролина Унгер тихонько взяла Бетховена за руку и повернула лицом к восхищенной публике. Это был один из самых пронзительных моментов в истории классической музыки. Больной, стареющий гений воочию увидел, как славят его музыку, которую он больше не слышит.

ИЗЯЩНОЕ ИСКУССТВО СОЗДАВАТЬ СЕБЕ ВРАГОВ[7]

Пока Бетховен творил, система патронирования композиторов аристократией, предоставлявшей музыкантам средства к существованию, отжила свой век, и ей на смену пришла эпоха публичных концертов и музыкальных изданий. Каким-то образом Бетховен умудрился восстановить против себя ключевых игроков обеих систем: богатую знать и нотных издателей.

Однажды Бетховен встал перед дворцом своего покровителя князя Йозефа Франца Максимилиана Лобковица и заорал: «Лобковиц — осел!» В другой раз он сломал стул о голову богатого аристократа Карла Алоиса, князя Лихновского. В ответ князь прекратил выплачивать ему пособие, и Бетховен имел наглость обидеться.

Отношения с издателями музыкальных произведений и организаторами концертов у него тоже не заладились. Бетховен был уверен, что все кругом норовят его облапошить, и без устали оспаривал условия контрактов. В математике он был, мягко говоря, не силен, что только осложняло процесс; поля его писем и договоров пестрят лихорадочными и тщетными попытками произвести действие умножения. Но более всего финансам композитора вредила убежденность Бетховена в том, что подобная возня его не достойна. «Человеческий мозг — не товар, он не продается», — высказался он однажды.

Поскольку Бетховен постоянно жаловался, что его обкрадывают, лишают последнего гроша и обрекают на нищету, многие верили в отчаянную бедность композитора. Он и на смертном одре клял свое бедственное положение; узнав об этом, Филармоническое общество в Лондоне поспешило собрать 100 фунтов (приблизительно 1 000 австрийских флоринов) в помощь композитору. После смерти Бетховена его имущество оценили в 10 000 флоринов. Лондонское филармоническое общество это известие не порадовало.

КОМПОЗИТОРЫ, ОНИ ТАКИЕ НЕПУТЕВЫЕ!..

Бетховен любил долгие пешеходные прогулки и однажды, гуляя по сельской местности, забрел в небольшую деревушку. Бдительные деревенские жители приняли его за бродягу и тут же вызвали полицию. Бетховен пытался объясниться, но стражи порядка забрали его в тюрьму. В конце концов кому-то пришло в голову пригласить дирижера из ближайшего города, дабы тот идентифицировал личность «бродяги», что дирижер и сделал. Обнаружив, что они засадили за решетку героя австрийской музыки, деревенские жители устыдились и, купив Бетховену новый комплект одежды, отвезли его домой.

НА «ПЯТУЮ» РАВНЯЙСЬ!

Пятая симфония Бетховена впервые прозвучала в 1808 году, но особое значение она приобрела во Вторую мировую войну. Британцы заметили, что знаменитые начальные такты симфонии (да-да-да-дум) по ритму схожи с передаваемой азбукой Морзе буквой «V» (victory, англ. — «победа»), и таким образом «Пятая» стала символом победы над фашизмом. Все передачи на оккупированную Европу Би-Би-Си начинало с этих четырех нот, символизировавших веру в грядущую победу.

ВОЛОСЫ БЕТХОВЕНА И ТЯЖЕЛЫЙ МЕТАЛЛ

Узнав о кончине Бетховена, его друг Иоганн Гуммель вместе со своим учеником Фердинандом Хиллером явились в дом композитора с выражением скорби и соболезнования. Хиллер, глубоко почитавший Бетховена, срезал с его головы прядь волос. Всю свою жизнь он хранил эти волосы под стеклом как величайшее сокровище.

Почти двести лет спустя срезанные волосы стали решающим аргументом в определении причины смерти Бетховена. Ученые-атомщики из Аргоннской национальной лаборатории (США) исследовали шесть волосинок с помощью ультрасильного источника рентгеновского излучения и обнаружили, что уровень свинца в них в сотню раз превышает норму. По всей вероятности, этот скопившийся в организме свинец и вызывал постоянную тошноту, диарею и головные боли у Бетховена; он же послужил причиной смерти композитора, разрушив его печень. Не совсем ясно, откуда взялось такое количество тяжелого металла. Впрочем, возможно, Бетховен ел рыбу, выловленную в зараженном водоеме, либо пил из кружек со свинцовым покрытием, либо принимал лекарства, изготовленные на основе свинца.

Однако отравление свинцом не приводит обычно к потере слуха, и большинство ученых уверены, что глухота Бетховена имела иное происхождение — скорее всего, композитор страдал отосклерозом, болезнью, вызывающей неправильный рост костей в ухе.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Великий и ужасный Людвиг ван Бетховен

В 1732году в небольшом германском городке Бонне поселился двадцатилетний
певец Людвиг ван Бетховен ( в переводе его фамилия озна-
чает " грядка с красной свеклой ") родом из почтенной семьи
фломандских бюргеров.
Бонн в середине ХVIII насчитывал всего 8 тысяч жителей. Это был красивый
и приветливый городок, расположенный на берегу широкого северного Рейна.
Свою жену, добропорядочный горожанин Бетховен, поместил в монастырь,
т.к. она бросала тень на его доброе имя. Жена так и не вышла из стен
монастыря до самой смерти. Но не был счастлив Бетховен и в своих сыновьях.
Пагубная страсть матери особенно сказалась на втором сыне, Иоганне. Нрав
сына был легкомысленный, непостоянный, он быстро увлекался и так же быстро
остывал. Казалось, что женитьба изменит Иоганна. В 28 лет он взял в жены 19-
летнию вдову придворного камердинера, дочь повара, Марию - Магдалину
Кеверих. Старый Бетховен был против этого брака, но потом Мария - Магдалина
сумела расположить к себе старика. Но вскоре, Мария - Магдалина заболевает
туберкулезом, умирает четверо ее детей. Потом умирает и сам Людвиг ван
Бетховен. Сын пускает все наследство отца по ветру.
Однако не на всех сказывалось зловещая наследственность. И родился у
Иоганна Бетховена и Марии - Магдалины сын. Отец не только не придал этому
событию особого значения, он даже не потрудился сохранить в памяти дату
рождения ребенка. Вероятно, именно по этому она не дошла до нас. Известно
лишь, что " 17 декабря 1770 года в церкви святого Ремигия был крещен
младенец, родившийся у Иоганна и марии - Магдалины Бетховен. Мальчика
назвали Людвигом, и в месте с именем он унаследовал от деда несокрушимое
здоровье и душевную крепость. Ему суждено было прославить имя Бетховена в
веках.
Появление мальчика не сколько не обрадовало отца, как, впрочем, за
полтора года до этого его не сколько не опечалила смерть первенца. Дети
мало занимали Иоганна. Не мудрено, что Иоганн не заметил, как Людвиг встал
на ноги и подрос.
Музыкальные способности проявились у Людвига рано, и отец мечтал при
помощи таланта сына поправить свои материальные дела. По всей Европе
гремело тогда имя Моцерта: каждый мог порассказать тогда немало историй о
гениальном ребенке, поражавшем своей игрой и композициями королей и
музыкантов. Но если отец Моцарта, тоже музыкант, лелеял талант сына и
развивал его продуманными систематическими занятиями, то безалаберность
Иоганна Бетховена проявилась и в воспитании сына. Он задался целью во что
бы то ни стало сделать и Людвига виртуоза и заставлял его до бесконечности
повторять скучные упражнения, не редко доводя ребенка до слез. Отец был
вспыльчив и груб, хотя и любил ребенка на свой лад. А мать, которую Людвиг
обожал, была лишена возможности уделять ему время и внимание.
Людвиг очень быстро овладел нотной грамотой и свободно играл с листа;
почти одновременно у него проявился дар импровизатора. В 8 лет он уже
выступал в Кельне, а в 11 совершил первое заграничное турне, посетив Родину
своих предков.
С учителем Бетховену долго не везло. За четыре года он сменил не менее 5
учителей, многие из которых совсем не заслуживали этого имени. Друг старого
Людвига, придворный органист Эден, некоторое время обучал Бетховена игре на
органе. Затем актер Пфейфер учил его играть на клавесине и флейте. Пфейфер
был другом отца юного композитора,был так же жесток как Иоганн. Вскоре он
был изгнан из театра,что подтвердило его никчемность, как клавесиониста.
"На смену Пфейферу пришел монах Кох, под руководством которого Бетховен
достиг таких успехов в игре на органе, что мог заменить своего учителя во
время церковной службы."Затем был еще один монах, Ханцман. И,наконец,
скрипач Ровантини, научивший Людвига игре на скрипке и альте.
Много лет спустя, Людвиг жаловался своему ученику, что не смог получить
в детстве настоящего музыкального образования.
Общее образование Бетховена было еще более отрывочным и несистематичным.
Но не смотря на это , он упорно занимался изучением языков. Он знал:
французский, немецкий, греческий, итальянский, латынь.
Людвиг рос заброшенным ребенком. Трудные условия жизни, бедность сделали
его взрослым рано, сформировали черты характера. У Бетховена было
необычайно развито чувство собственного достоинства, независимости. Но
мальчик рос задумчивым и замкнутым.
Несмотря на скудное образование, Бетховен выработал хороший

1) Кремнев Б. Бетховен // Жизнь замечательных людей. - выпуск
12, - М., 1961г., стр. 45.
вкус и прекрасно разбирался в литературе. Любимым его чтением была
античная литература. Наряду с античной Бетховен увлекался и английской
литературой, его любимым автором и кумиром на протяжении всей его жизни был
Шекспир. Он так же любил и немецкую литературу, Гете, Шиллера.
В 11 лет у Людвига появился, наконец, настоящий наставник, который
завершил его музыкальное образование и немало сделал для формирования
взглядов и вкусов. Это был Кристиан - Готлоб Нефе. Начав заниматься с
Бетховеном, Нефе сразу же ввел его в театр. На боннской сцене ставились
одновременно и драматические и оперные представления. Людвиг не только
посещал спектакли, присутствовал на репитициях, но и разучивал партии с
певцами. В 1782году, после смерти Эдена, Нефе добился места придворного
органиста в капелле курфюрста и сделал Людвига своим помощником -
кандидатом без оклада, ждущим освобождения штатного места.
Бетховен упорно работал под руководством Нефе, нередко заменял его за
органом, поражая всех своими импровизациями. Нефе предсказывал Бетховену
великое будущее, говорил что тот станет вторым Моцертом. Благодаря своему
учителю Бетховен был знаком с творчеством великих пианистов мира, с их
музыкой, их стилю.
В первых сочинениях юного Бетховена - вариацию на тему марша
малоизвестного композитора Дресслера и трех сонатах для клавесина,
- естественно еще не проявляются свойственные ему черты, хотя жанры
вариаций и сонаты станут типичными для его творчества. Пока же Бетховен
учится и терпеливо ждет места.

2) Юность.

Он получил его в 13 лет, после смерти старого курфюрста. Теперь Бетховен
- придворный музыкант. Постепенно Бетховен завоевывает признание в Бонне -
и не только как великолепный импровизатор - органист и клавесинист, но и
как композитор. В 14 лет им уже написаны 3 квартета, фортепьянные пьесы,
песни и даже задуман фортепьянный концерт. Его приглашают выступать в
аристократические дома, там же он дает уроки музыки. Но теперь это уже не
удовлетворяет его. Бетховен мечтает учится у Моцерта. И, скопив и заняв
денег, весной 1787 года отправляется в Вену.
Столица Австрии поразила 17-летнего провинциального юношу размахом
музыкальной жизни. В этом городе все пело.
Незадолго до приезда Бетховена в Вене были поставлены две оперы Моцерта,
однако композитор нашел время выслушать молодого Бетховена. Тот
импровизировал на заданную Моцертом тему. И Моцерт сказал : " Обратите на
него внимание, он всех заставит о себе говорить". Бетховену удалось взять
несколько уроков у Моцерта, но внезапное известие о тяжелой болезни матери
заставило его поспешно покинуть Вену.
Вернувшись в Бонн Бетховен застал мать при смерти. Мария - Магдалина
умерла от чахотки на руках у сына, который хранил ее святой образ до конца
жизни. Но горе, которое на него обрушилось подорвало его силы: он вскоре
заболел тифом, осложнения после которого мучили его всю жизнь; затем пришла
оспа. Но это не сломило Людвига, потеряв мать он стал главой семьи и
занялся воспитанием братьев. Отец к тому времени совсем спился, а через
пять лет умер. Вдова придворного архивариуса Елена фон Брейнинг заменила
Людвигу мать, а дочь, 15-Лорхен, которой Бетховен давал уроки на клавесине,
первое робкое чувство в душу 17-летнего юноши, бетховен посвятил ей свои
ранние произведения.
Бетховен с первого взгляда привлек к себе внимание. У него характерная,
зопоминающаяся внешность.Перенесенная в 17 лет оспа навсегда оставила свои
следы на лице и сделала Бетховена близоруким.
__________________________________________________________________
1) Альшванг А. Людвиг ван Бетховен // очерк жизни и творчества.
- М., 1966г., стр. 13.

Осенью 1789 года Бетховен поступил в недавно открывшийся Боннский
университет на философский факультет.
В первых числа ноября 1792 года Бетховен на всегда простился с родным
городом. Последние, что он видел на родине, - величественный Рейн, тоска по
которому не покидала его всю жизнь. На правом берегу Рейна происходило
передвижение прусских и австрийских войск (война на Рейне между французами
и немцами). Почтовая карета мчалась во весь дух, так как и почтальону и
пассажирам угрожали многочисленные опасности военного времени. Молодой
боннский музыкант спешил в музыкальную столицу мира - навстречу успехам,
славе, тяжелым страданиям и смерти в такой же бедной комнате, как и та, в
которой он родился. Но за ее порогом Бетховена ждало бессмертие.

3) Встреча с Веной.
Бетховен прибыл в Вену для того, чтобы усовершенствоваться в своем
искусстве у Гайдна. Начались уроки. Однако вскоре они стали тяготить обоих.
В 1793году с Иоганном Шенком. И они стали заниматься вдвоем, втайне от
Гайдна.
Гайдн и Бетховен принадлежали не только к разным поколениям, но и к
разным эпохам. Их взгляды на жизнь и искусство формировались по-разному.
Бетховен многому научился у Гайдна, но пошел по другому пути, отражая в
своем творчестве идеи и чувства бурного революционного времени.
После Гайдна учителем Бетховена около полутора лет был Иоганн
Альбрехтсбергер. Но оба так и не нашли взаимопонимания. Учитель считал, что
Бетховен ничему не научился у него.
Последним и наиболее ценимым венским учителем Бетховена был Антонио
Сальери.
Но не только и не столько непосредственно учителя, сколько вся
музыкальная атмосфера Вены способствовала быстрому созреванию таланта
Бетховена.

а) Игра Бетховена.
Манера игры Бетховена резко противостояла распространенному стилю
исполнительства того времени. Бетховен не владел той легкой, "жемчужной"
техникой, которая была присуща лучшим исполнителям XVIII века. Он с
презрением именовал ее танцем в воздухе и противопоставлял ей связанную
игру легато, подчеркивая характер пения, при котором не должна быть слышна
перемена пальцев, ибо на рояле надо играть так, как будто ведут смычком по
струнам.
Первое публичное выступление Бетховена в Вене состоялось 30
марта 1795 года. Это была благотворительная "академия" в пользу
вдов и сирот музыкантов.

в) Бетховен - композитор.
Вскоре пришло признание Бетховена - композитора. В 1795 году в Вене
были изданы его первые фортепьянные сочинения - 3 фортепьянных трио. Успех
был велик.
Молодой Бетховен верит в свою силу и свое предназначение. Его творчество
развивается бурно и стремительно. За семь лет создано 15 фортепьянных
сонат, 10 циклов вариаций, 2 фортепьянных концерта. Среди первых сонат
Бетховена особую популярность завоевала восьмая.
14 соната ( до - диез минор) вошла в историю музыки под названием
Лунной, названием случайным, далеко не передающим всей глубины содержания
Бетховенской музыки: поэт - романтик Рельштаб услышал в ее первой части
музыкальное воплощение лунной ночи на швейцарском озере. Лунная соната
посвящена графине Джульетте Гвичарди и связана с одним из романтических
эпизодов в жизни Бетховена. 1800 он знакомится с двоюродной сестрой
Брунсвик - Джульеттой, на которой он надеялся женится. Но его надежды не
оправдались. В начале 1802 года соната с посвящением графине Гвичарди
увидела свет. А год спустя Джульетта вышла замуж, за Роберта Галленберг.
Все разочарование бетховена, вся буря страстей, бушевавших в его душе,
глубокие раздумья и скорбное примирение нашли свое воплощение в другой
замечательной сонате для фортепьяно - Nо 17.
Дружба Бетховена с симейством Брунсвик продолжалась многие годы. Францу
Брунсвику он посвятил свою знаменитую сонату "Аппассионата" и фантазию для
фортепьяно (соль - минор), Терези - сонату Nо 24, Жозефине - песню " К
надежде".
Многие годы Бетховен помогал бедной вдове, воспитавшей четырех детей,
делился с ней своими переживаниями, посылал ей письма, которые сохранились
до сих пор, но и этому браку не суждено было состоятся. Ради детей Жозефина
вышла замуж за барона Штакельберга.
Слава Бетховена быстро росла, распространяясь за пределы Австрии и
Германии. Он много выступал, и его имя на афише всегда привлекало
многочисленную публику. 2 апреля 1800 года Бетховен объявил собственную
"академию". Она продолжалась от половины седьмого до половины
одиннадцатого, она состояла из семи номеров, в один из номеров входила
первая симфония. "Академия" была признана...
И вдруг все рухнуло. Страшный недуг - глухота - порозил Бетховена...

4) Героические годы.

Сколько не обращался Бетховен к врачам, сколько не лечили его, но
глухота прогрессировала. Первый ее заметил Рис, но сначала она не была
заметна другим, но в скоре это перестало быть тайной. 1814
- 1816 годах он оглох настолько, что уже не мог воспринимать речь.
Композитор был в ужасе... В порыве отчаянья он пишет предсмертное письмо
своим братьям, Бетховен хочет покончить с собой. К этому времени он
закончил свою вторую симфонию - одно из самых жизнерадостных своих
произведений.
Но не успел он закончить свое завещание, как в его мозгу начал рождаться
величественный замысел новой симфонии - симфонии не похожей ни на одну из
существовавших до сих пор. Первое открытое исполнение Третьей симфонии
состоялось 7 апреля 1805 года. Но симфонию не признали, она оказалась
трудна для публики, но сам Бетховен до конца жизни любил ее больше всего.
Его очень огорчило непризнание симфонии, но еще большим ударом для него
оказалось разочарование в герое, которому он посвятил симфонию. После того,
как пианист узнал о том, что Наполеон провозгласил себя императором, Людвиг
назвал свою симфонию " Героической ".
В 1804 году Бетховен создает еще две сонаты: "Аврора" и " Аппасси

love128.narod.ru

Бетховен, Людвиг ван — WiKi

Происхождение

Людвиг ван Бетховен родился в 1770 году в Бонне 16 декабря, крещён там же 17 декабря 1770 года.

Его отец, Иоганн Бетховен (1740—1792), был певцом, тенором в придворной капелле[9]. Мать, Мария-Магдалина, до замужества Кеверих (1748—1787), была дочерью придворного шеф-повара в Кобленце. Они поженились в 1767 году. Дед, Людвиг Бетховен (1712—1773), был родом из Мехелена (Южные Нидерланды). Он служил в той же капелле, что и Иоганн, сначала певцом, басом, а затем — капельмейстером[9].

Ранние годы

Отец композитора хотел сделать из сына второго Моцарта и стал обучать игре на клавесине и скрипке. В 1778 году в Кёльне состоялось первое выступление. Однако чудо-ребёнком Бетховен не стал, отец же перепоручил мальчика своим коллегам и приятелям. Один обучал Людвига игре на органе, другой — на скрипке.

В 1780 году в Бонн приехал органист и композитор Кристиан Готлоб Нефе. Он стал настоящим учителем Бетховена[10]. Нефе сразу понял, что у мальчика талант. Он познакомил Людвига с «Хорошо темперированным клавиром» Баха и произведениями Генделя, а также с музыкой старших современников: Ф. Э. Баха, Гайдна и Моцарта. Благодаря Нефе, было издано и первое сочинение Бетховена — вариации на тему марша Дресслера. Бетховену в то время было двенадцать лет, и он уже работал помощником придворного органиста.

  Дом, где родился композитор

После смерти деда материальное положение семьи ухудшилось. Людвигу пришлось рано бросить школу, но он выучил латынь, изучал итальянский и французский, много читал. Уже став взрослым, композитор в одном из писем признался[11]:

«Не существует сочинения, которое было бы для меня чересчур учёно; не претендуя ни в малейшей степени на учёность в собственном смысле слова, я всё же с детства стремился понять сущность лучших и мудрейших людей каждой эпохи».

Среди любимых писателей Бетховена — древнегреческие авторы Гомер и Плутарх, английский драматург Шекспир, немецкие поэты Гёте и Шиллер.

В это время Бетховен начал сочинять музыку, но не спешил печатать свои произведения. Многое написанное в Бонне впоследствии было им переработано. Из юношеских сочинений композитора известны три детские сонаты и несколько песен, в том числе «Сурок».

В 1787 году Бетховен посетил Вену. Прослушав импровизацию Бетховена, Моцарт воскликнул[12]: «Он всех заставит говорить о себе!»

Но занятия так и не состоялись: Бетховен узнал о болезни матери и вернулся в Бонн. Она умерла 17 июля 1787 года[13]. Семнадцатилетний юноша был вынужден стать главой семьи и взять на себя заботу о младших братьях. Он поступил в оркестр в качестве альтиста. Здесь ставятся итальянские, французские и немецкие оперы. Особенно сильное впечатление на юношу произвели оперы Глюка и Моцарта.

В 1789 году Бетховен, желая продолжить образование, начинает посещать лекции в университете. Как раз в это время в Бонн приходит известие о революции во Франции. Один из профессоров университета издаёт сборник стихов, воспевающих революцию. Бетховен подписывается на него. Тогда же он сочиняет «Песню свободного человека», в которой есть слова: «Свободен тот, для кого ничего не значат преимущества рождения и титул».

Проездом из Англии в Бонне остановился Гайдн. Он с одобрением отзывался о композиторских опытах Бетховена. Юноша решает ехать в Вену, чтобы брать уроки у прославленного композитора, так как, вернувшись из Англии, Гайдн становится ещё известнее. Осенью 1792 года Бетховен покидает Бонн.

Первые десять лет в Вене (1792—1802)

Приехав в Вену, Бетховен начал занятия с Гайдном. Впоследствии утверждал, что он ничему его не научил; занятия быстро разочаровали и ученика, и учителя. Бетховен считал, что Гайдн был недостаточно внимателен к его стараниям; а Гайдна пугали не только смелые по тем временам взгляды Людвига, но и довольно мрачные мелодии, что в те годы было малораспространённым. Однажды Гайдн написал Бетховену[12]:

 

Ваши вещи прекрасные, это даже чудесные вещи, но то тут, то там в них встречается нечто странное, мрачное, так как Вы сами немного угрюмы и странны; а стиль музыканта — это всегда он сам.

 

Вскоре Гайдн уехал в Англию и передал своего ученика известному педагогу и теоретику Альбрехтсбергеру. В конце концов Бетховен сам выбрал себе наставника — Антонио Сальери.

Уже в первые годы жизни в Вене Бетховен завоевал славу пианиста-виртуоза[14]. Его игра поразила слушателей.

  Бетховен в 30 лет

Бетховен смело противопоставлял крайние регистры (а в то время играли в основном в среднем), широко использовал педаль (к ней тогда тоже обращались редко), употреблял массивные аккордовые созвучия. По сути, именно он создал фортепианный стиль, далёкий от изысканно-кружевной манеры клавесинистов.

Этот стиль можно найти в его фортепианных сонатах № 8 «Патетической» (название дано самим композитором), № 13 и № 14. Обе имеют авторский подзаголовок Sonata quasi una Fantasia («в духе фантазии»). Сонату № 14 поэт Л. Рельштаб впоследствии назвал «Лунной», и, хотя это название подходит лишь к первой части, а не к финалу, оно закрепилось за всем произведением.

Бетховен также сильно выделялся своим внешним видом среди дам и кавалеров того времени. Почти всегда его находили небрежно одетым и непричёсанным.

Бетховен отличался крайней резкостью. Однажды, когда он играл в публичном месте, один из гостей начал разговаривать с дамой; Бетховен тотчас оборвал выступление и добавил[12]: «Таким свиньям я играть не буду!». И никакие извинения и уговоры не помогли.

В другой раз Бетховен гостил у князя Лихновского. Лихновский очень уважал композитора и был поклонником его музыки. Он захотел, чтобы Бетховен сыграл перед собравшимися. Композитор отказался. Лихновский стал настаивать и даже приказал выломать дверь комнаты, где заперся Бетховен. Возмущённый композитор покинул имение и вернулся в Вену. Наутро Бетховен отправил Лихновскому письмо[11]: «Князь! Тем, чем являюсь я, я обязан самому себе. Князей существуют и будут существовать тысячи, Бетховен же — только один!»

Однако, несмотря на столь суровый характер, друзья Бетховена считали его довольно добрым человеком. Так, например, композитор никогда не отказывал близким друзьям в помощи. Одна из его цитат[12]:

 

Ни один из моих друзей не должен нуждаться, пока у меня есть на кусок хлеба, если кошелёк мой пуст и я не в силах помочь тотчас же, ну что ж, мне стоит только сесть за стол и взяться за работу, и довольно скоро я помогу ему выбраться из беды.

 

Сочинения Бетховена начали широко издаваться и пользоваться успехом. За первые десять лет, проведённых в Вене, было написано двадцать сонат для фортепиано и три фортепианных концерта, восемь сонат для скрипки, квартеты и другие камерные сочинения, оратория «Христос на Масличной горе», балет «Творения Прометея», Первая и Вторая симфонии.

В 1796 году Бетховен начинает терять слух. У него развивается тиннитус — воспаление внутреннего уха, приводящее к звону в ушах. По совету врачей он надолго уединяется в маленьком городке Хайлигенштадте. Однако покой и тишина не улучшают его самочувствия. Бетховен начинает понимать, что глухота неизлечима. В эти трагические дни он пишет письмо, которое впоследствии будет названо хайлигенштадтским завещанием. Композитор рассказывает о своих переживаниях, признаётся, что был близок к самоубийству[12]:

 

Мне казалось немыслимым покинуть свет раньше, чем я исполню всё, к чему я чувствовал себя призванным.

 

В Хайлигенштадте композитор приступает к работе над новой Третьей симфонией, которую назовёт Героической.

В результате глухоты Бетховена сохранились уникальные исторические документы: «разговорные тетради», куда друзья Бетховена записывали для него свои реплики, на которые он отвечал либо устно, либо в ответной записи[15].

Однако музыкант Шиндлер, у которого остались две тетради с записями бесед Бетховена, по всей вероятности, сжёг их, так как «в них содержались самые грубые, ожесточённые выпады против императора, а также наследного принца и других высокопоставленных лиц. Это, к сожалению, была излюбленная тема Бетховена; в разговоре Бетховен постоянно возмущался властями предержащими, их законами и постановлениями»[16].

  Случай в Теплице

Однажды Бетховен и Гёте, гуляя вместе в Теплице, встретили находящегося там в это время императора Франца в окружении его свиты и придворных. Гёте, отойдя в сторону, склонился в глубоком поклоне, Бетховен прошёл сквозь толпу придворных, едва притронувшись к шляпе[17].

Поздние годы (1802—1815)

Когда Бетховену было 34 года, Наполеон презрел идеалы Великой французской революции и объявил себя императором. Поэтому Бетховен отказался от намерения посвятить свою Третью симфонию ему[18]: «Этот Наполеон тоже обыкновенный человек. Теперь он будет топтать ногами все человеческие права и сделается тираном». На титульном листе рукописи «Патетической» можно видеть зачеркнутое автором посвящение. Тогда же Бетховен назвал свою Третью симфонию «Героической».

В фортепианном творчестве собственный стиль композитора заметен уже в ранних сонатах, но в симфоническом зрелость пришла к нему позднее. По словам Чайковского[12], лишь в третьей симфонии «раскрылась впервые вся необъятная, изумительная сила творческого гения Бетховена».

Из-за глухоты Бетховен редко выходит из дома, лишается звукового восприятия. Он становится угрюм, замкнут. Именно в эти годы композитор одно за другим создаёт свои самые известные произведения. В эти же годы Бетховен работает над своей единственной оперой «Фиделио». Эта опера относится к жанру опер «ужасов и спасения». Успех к «Фиделио» пришёл лишь в 1814 году, когда опера была поставлена сперва в Вене, потом в Праге, где ею дирижировал знаменитый немецкий композитор Вебер и, наконец, в Берлине.

Незадолго до смерти композитор передал рукопись «Фиделио» своему другу и секретарю Шиндлеру со словами[12]: «Это дитя моего духа было произведено на свет в более сильных мучениях, чем другие, и доставило мне величайшие огорчения. Поэтому оно мне дороже всех…»

Последние годы (1815—1827)

После 1812 года творческая активность композитора на время падает. Однако через три года он начинает работать с прежней энергией. В это время созданы фортепианные сонаты с 28-й по последнюю, 32-ю, две сонаты для виолончели, квартеты, вокальный цикл «К далёкой возлюбленной». Много времени уделяется и обработкам народных песен. Наряду с шотландскими, ирландскими, уэльскими, есть русские и украинские. Но главными созданиями последних лет стали два самых монументальных сочинения Бетховена — «Торжественная месса» и Симфония № 9 с хором.

Девятая симфония была исполнена в 1824 году. Публика устроила композитору овацию. Известно, что Бетховен стоял спиной к залу и ничего не слышал, тогда одна из певиц взяла его за руку и повернула лицом к слушателям. Люди махали платками, шляпами, руками, приветствуя композитора. Овация длилась так долго, что присутствовавшие тут же полицейские чиновники потребовали её прекращения. Подобные приветствия допускались только по отношению к особе императора[12].

В Австрии, после поражения Наполеона, был установлен полицейский режим. Напуганное революцией правительство пресекало любые «свободные мысли». Многочисленные тайные агенты проникали во все слои общества. В разговорных тетрадях Бетховена то и дело встречаются предупреждения[12]: «Тише! Осторожно, здесь шпион!» И, вероятно, после какого-то особенно смелого высказывания композитора: «Вы кончите на эшафоте!»

  Могила Бетховена на центральном кладбище Вены, Австрия

Однако популярность Бетховена была так велика, что правительство не решалось его тронуть. Несмотря на глухоту, композитор продолжает быть в курсе не только политических, но и музыкальных новостей. Он читает (то есть слушает внутренним слухом) партитуры опер Россини, просматривает сборник песен Шуберта[12], знакомится с операми немецкого композитора Вебера «Волшебный стрелок» и «Эврианта». Приехав в Вену, Вебер посетил Бетховена. Они вместе завтракали, и Бетховен, обычно не склонный к церемониям, ухаживал за своим гостем.

После смерти младшего брата композитор взял на себя заботу о его сыне. Бетховен помещает племянника в лучшие пансионы и поручает своему ученику Карлу Черни заниматься с ним музыкой. Композитор хотел, чтобы мальчик стал учёным или артистом, но того привлекало не искусство, а карты и бильярд. Запутавшись в долгах, он совершил попытку самоубийства. Попытка эта не причинила особого вреда: пуля лишь чуть оцарапала кожу на голове. Бетховен очень переживал по этому поводу. Здоровье его резко ухудшилось. У композитора развивается тяжёлое заболевание печени.

  Похороны Бетховена

Людвиг ван Бетховен умер 26 марта 1827 года, на 57-м году жизни. Свыше двадцати тысяч человек шли за его гробом. Во время похорон была исполнена любимая заупокойная месса Бетховена Реквием до-минор Луиджи Керубини. На могиле прозвучала речь, написанная поэтом Францем Грильпарцером[12]:

 

Он был художник, но также и человек, человек в высшем смысле этого слова… О нём можно сказать, как ни о ком другом: он совершил великое, в нём не было ничего дурного.

 
Причины смерти

29 августа 2007 года венский патолог и эксперт судебной медицины Кристиан Рейтер (доцент кафедры судебной медицины Венского медицинского университета) предположил, что неумышленно ускорил кончину Бетховена его врач Андреас Ваврух, который раз за разом протыкал больному брюшину (чтобы вывести жидкость), после чего накладывал на раны примочки, содержавшие свинец. Проведённые Рейтером исследования волос показали, что уровень содержания свинца в организме Бетховена резко возрастал каждый раз после визита врача[19].

Бетховен начал давать уроки музыки ещё в Бонне. Его боннский ученик Стефан Брейнинг до конца дней оставался самым преданным другом композитора. Брейнинг помог Бетховену в переделке либретто «Фиделио».

В Вене ученицей Бетховена стала юная графиня Джульетта Гвиччарди. Джульетта была родственницей Брунсвиков, в семье которых композитор бывал особенно часто. Бетховен увлёкся своей ученицей и даже думал о женитьбе. Лето 1801 года он провёл в Венгрии, в имении Брунсвиков. По одной из гипотез, именно там была сочинена «Лунная соната»[12]. Композитор посвятил её Джульетте. Однако Джульетта предпочла ему графа Галленберга, посчитав именно его талантливым композитором. О сочинениях графа критики писали, что в них можно точно указать, из какого произведения Моцарта или Керубини заимствована та или другая мелодия.

Ученицей Бетховена была Тереза Брунсвик. Она обладала музыкальной одарённостью — прекрасно играла на рояле, пела и даже дирижировала. Познакомившись с известным швейцарским педагогом Песталоцци, она решила посвятить себя воспитанию детей. В Венгрии Тереза открыла благотворительные детские сады для детей бедняков. До самой смерти (Тереза умерла в 1861 году в преклонном возрасте) она осталась верна избранному делу. Бетховена связывала с Терезой длительная дружба. После смерти композитора было найдено большое письмо, которое получило название «Письмо к бессмертной возлюбленной». Адресат письма неизвестен, но некоторые исследователи считают «бессмертной возлюбленной» Терезу Брунсвик.

Доротея Эртман, одна из лучших пианисток Германии, тоже была ученицей Бетховена. Один из современников так отзывался о ней[12]:

 

Высокая, статная фигура и прекрасное, полное одушевления лицо, вызвали во мне… напряжённое ожидание, и все-таки я был потрясён, как никогда, её исполнением бетховенской сонаты. Я ещё никогда не встречал соединения такой силы с проникновенной нежностью — даже у величайших виртуозов.

 

Эртман славилась исполнением бетховенских произведений. Композитор посвятил ей Сонату № 28. Узнав, что у Доротеи умер ребёнок, Бетховен долго играл ей.

  Доротея Эртман, немецкая пианистка, одна из лучших исполнительниц произведений Бетховена

В конце 1801 года в Вену приехал Фердинанд Рис. Фердинанд был сыном боннского капельмейстера, друга семьи Бетховенов. Композитор принял юношу. Как и другие ученики Бетховена, Рис уже владел инструментом и к тому же сочинял. Однажды Бетховен сыграл ему только что законченное адажио. Музыка так понравилась юноше, что он запомнил её наизусть. Зайдя к князю Лихновскому, Рис сыграл пьесу. Князь выучил начало и, придя к композитору, сказал, что хочет сыграть ему своё сочинение. Бетховен, мало церемонившийся с князьями, категорически отказался слушать. Но Лихновский все-таки заиграл. Бетховен сразу догадался о проделке Риса и страшно рассердился. Он запретил ученику слушать свои новые сочинения и действительно никогда больше ему ничего не играл[12]. Однажды Рис сыграл свой марш, выдав его за бетховенский. Слушатели пришли в восторг. Оказавшийся тут же композитор не стал разоблачать ученика. Он лишь сказал ему[12]:

 

Видите, милый Рис, каковы эти большие знатоки. Дай им только имя их любимца, и больше им ничего не нужно!

 

Однажды Рису довелось услышать новое создание Бетховена. Как-то на прогулке они заблудились и вернулись домой к вечеру. По пути Бетховен рычал бурную мелодию. Придя домой, он сразу сел за инструмент и, увлечённый, совсем забыл о присутствии ученика. Так родился финал «Аппассионаты».

В одно время с Рисом у Бетховена начал заниматься и Карл Черни. Карл был, пожалуй, единственным ребёнком среди бетховенских учеников. Ему исполнилось только девять лет, но он уже выступал с концертами. Его первым учителем был отец, известный чешский педагог Венцель Черни. Когда Карл впервые попал в квартиру Бетховена, где, как всегда, царил беспорядок, и увидел человека с тёмным небритым лицом, в жилете из грубой шерстяной ткани, то принял его за Робинзона Крузо.

  Бетховен за работой дома

Черни прозанимался у Бетховена пять лет, после чего композитор выдал ему документ, в котором отмечал «исключительные успехи ученика и его достойную удивления музыкальную память»[12]. Память у Черни действительно была поразительной: он знал наизусть все фортепианные сочинения учителя.

Черни рано начал педагогическую деятельность и вскоре стал одним из лучших педагогов Вены. Среди его учеников был Теодор Лешетицкий, которого можно назвать одним из основателей русской фортепианной школы. С 1858 года Лешетицкий жил в Петербурге, а с 1862 по 1878 год преподавал в только что открытой консерватории. Здесь у него учились А. Н. Есипова, впоследствии профессор той же консерватории, В. И. Сафонов, профессор и директор Московской консерватории, С. М. Майкапар.

В 1822 году к Черни пришли отец с мальчиком, приехавшие из венгерского местечка Доборьян. Мальчик не имел понятия ни о правильной посадке, ни об аппликатуре, но опытный педагог сразу понял, что перед ним необыкновенный, одарённый, может быть, гениальный ребёнок. Звали мальчика Ференц Лист. Лист прозанимался у Черни полтора года. Успехи его были столь велики, что учитель разрешил ему выступать перед публикой. На концерте присутствовал Бетховен. Он угадал одарённость мальчика и поцеловал его. Лист всю жизнь хранил память об этом поцелуе.

Не Рис, не Черни, а Лист унаследовал бетховенскую манеру игры. Подобно Бетховену, Лист трактует рояль как оркестр. Во время гастролей по Европе он пропагандировал творчество Бетховена, исполняя не только его фортепианные произведения, но и симфонии, которые он адаптировал для рояля. В те времена музыка Бетховена, особенно симфоническая, была ещё неизвестна широкой аудитории. В 1839 году Лист приехал в Бонн. Здесь уже несколько лет собирались поставить памятник композитору, но дело продвигалось медленно.

 

Какой позор для всех! — писал возмущённый Лист Берлиозу. — Какая боль для нас! … Недопустимо, чтобы на эту еле сколоченную скаредную милостыню был построен памятник нашему Бетховену. Этого не должно быть! Этого не будет!

 

Лист восполнил недостающую сумму выручкой от своих концертов. Только благодаря этим усилиям памятник композитору был поставлен[12].

Ученики

ru-wiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о