1735 год в истории россии – 1735 ::

Русско-турецкая война 1735-1739 гг.: причины, итоги

В XVIII веке главным яблоком раздора между Россией и Турцией было Крымское ханство. Татары регулярно появлялись на территориях казаков, что вызывало неизбежные конфликты. В мае 1735 года в Санкт-Петербург пришла новость о том, что войско хана пересекло российскую границу, чтобы добраться до Персии. Это было достаточным поводом для объявления очередной войны с Турцией (крымские татары были ее вассалами).

Поход Леонтьева

В это время Россией правила Анна Иоанновна (1730 – 1740). Незадолго до того как вспыхнул конфликт с Османской империей, ее войска отправились в Польшу, чтобы поддержать в борьбе за местный престол курфюрста Августа. Кампанией руководил фаворит императрицы Миних. Именно ему пришла телеграмма из столицы, в которой Анна просила немца отправиться с армией на юг. Так началась русско-турецкая война 1735 – 1739 гг.

Миних решил подождать до зимы и с наступлением холодов начать блокаду Азова – важной крепости, за которую сражался еще Петр I. В сентябре фаворит и его советники заболели лихорадкой. Из-за этого он изменил свои планы и отправил генерала Леонтьева в Крым.

В его войске было порядка 40 тысяч человек и десятки орудий. Однако никаких успехов он не добился. Осенние дожди и распутица сыграли с ним злую шутку. В армии начались болезни и массовый падеж лошадей. Потеряв 9 тысяч человек, Леонтьев вернулся ни с чем. Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. началась с привычного головотяпства высших чинов и неудач.

Осада Азова

Для того чтобы армии было легче вести боевые действия в окрестностях Азова, в 30 километрах от него была построена временная база – крепость святой Анны. Миних прибыл сюда в марте 1736 года. В конце месяца началась осада, которая была рассчитана на истощение противника. Турки плохо подготовились к такому повороту событий и практически без боя сдали все окружающие фортификации.

Однако и со стороны русских генералов было много глупостей. Например, в апреле граф Петр Ласси получил приказ отправиться под Азов, чтобы участвовать в руководстве боевыми действиями. Он так торопился, что взял с собой лишь крохотный отряд из дюжины казаков. Рядом с Изюмом (город в современной Харьковской области) на него напала ватага татар. Отряд был рассеян, а сам генерал едва унес ноги.

Сдача Азова турками

В мае к Азову прибыла российская эскадра, спустившаяся по Дону. Корабли привезли новую артиллерию. С этого момента около 40 орудий беспрестанно вели огонь по крепости. Однажды снаряд угодил в склад пороха, из-за чего в городе произошел сильнейший взрыв, разрушивший сотню домов и убивший более трехсот жителей.

На фоне этих успехов турецкий наместник решил сдать Азов, так как его соотечественники не могли прийти ему на помощь. Это случилось 19 июня. Были согласованы условия капитуляции. Все мусульманское население города могло свободно покинуть его стены. Из Азова ушло около 40 тысяч жителей. Русские войска освободили из местной тюрьмы сотни православных заложников. Также победителям достались множество пушек. Из-за регулярного огня мортир городские постройки были по большей части уничтожены или сильно повреждены. Русско-турецкая война (1735 – 1739) ознаменовалась первым серьезным успехом нашей армии.

Миних в Крыму

В апреле 1736 года Миних повел 54-тысячное войско в Крым. 18 числа оно подошло к Перекопу – форпосту, стоявшему на единственном узком перешейке, который вел на полуостров. Вокруг него был глубокий ров. Это неприятно удивило Миниха, так как накануне его уверяли, что инфраструктура турок в плохом состоянии.

Перед тем как приступить к штурму, фельдмаршал решил отправить грамоту хану. В ней он предлагал татарам перейти в подданство российской императрице, а также обвинял соседей в регулярных набегах. Хан в ответ прислал мурзу, который сообщил, что никаких атак не было, а на месте грабителей были ногайцы. Русско-турецкая война (1735 – 1739) могла бы закончиться, если бы парламентеры нашли общий язык.

Однако Миних не смог договориться с мурзой. Тогда он отправил посла обратно, обещая хану, что тот увидит свои города пылающими и разрушенными за то, что не захотел принять милость Анны Иоанновны.

Штурм Перекопа

Русские начали штурм. Солдатам удалось быстро форсировать ров, а также бруствер. Серьезной проблемой остались башни, беспрерывно обстреливавшие пехоту. Одну из них удалось захватить роте Преображенского полка, состоявшей из 60 человек. Здесь было изрублено 160 турок. Остальные гарнизоны бежали вслед за татарами.

Последним оплотом противника осталась крепость. Паша сдал ее 22 мая, после того как договорился, что туркам будет разрешено беспрепятственно уйти из осажденной фортификации. Так был захвачен Перекоп.

Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. продолжалась. Следом за Перекопом сдалась крепость Кинбурн. К ней отправился генерал Леонтьев, в распоряжении которого было около 10 тысяч солдат. Это был важный форт, контролировавший устье Днепра.

Поход вглубь полуострова

После первых успехов на военном совете возник спор. Миних предлагал продолжать наступление вглубь полуострова всеми возможными силами. Он считал, что благодаря этому русско-турецкая война (1735 – 1739 гг. – ее фактическая длительность) окончится быстрее. Некоторые другие генералы думали иначе. Они объясняли опасность похода в земли, где практически нет воды. Как правило, армии, оторванные от коммуникаций, в таких условиях становились легкой добычей для татар. Однако точку зрения Миниха все же поддержали, и 25 мая он отправился на юг.

Первым пал город Козлов, или современная Евпатория. Когда отряд казаков пошел на штурм, обнаружилось, что крепость оставлена и подожжена, а ее жители бежали в Бахчисарай. 17 июня русские подошли к столице. Взять ее прямым штурмом было непросто, так как единственная проходимая дорога была под наблюдением. Поэтому Миних оставил всех больных и раненных с обозами в стороне под охраной небольшого отряда, а сам с отборными войсками двинулся в обход города. Маневр удался: татары не заметили, как под покровом ночи казаки оказались рядом с Бахчисараем. Им навстречу был отправлен лучший полк из татар и янычар. Сперва им удалось смять русских и даже отобрать несколько пушек. Однако в итоге контратака привела к поражению турок. Бахчисарай был взят, а жители бежали.

Возвращение на зимние квартиры

Татары скрылись в горах, а турки эвакуировались в Кафу. Сначала Миних хотел отправиться в этот город, чтобы также разрушить его. Однако русская армия была крайне изнурена. Особенно жестокой была жара – полки выступали после рассвета и весь день шли при косящем зное. Это была европейская стратегия войны, которая не подходила для кампаний в степях с таким климатом. Из-за многочисленных человеческих потерь Миних повернул назад. В Перекопе он задержался также ненадолго. Собрав все свои отряды, фельдмаршал посчитал потери – около 30 тысяч человек, большая часть из которых погибла от болезней или жары.

Разоренный полуостров был оставлен, а Миних поехал в Петербург объясняться перед императрицей. Так закончилась кампания, которой ознаменовалась русско-турецкая война (1735 – 1739). Причины больших потерь заключались в неумении Миниха приспособиться к местным южным условиям.

Австрия присоединяется к войне

Победа российского оружия убедила Австрию в том, что Турция беззащитна. Монархия Габсбургов хотела продолжить свою экспансию на Балканах. Однако армии императора Карла VI потерпели на своем фронте ряд чувствительных поражений, что только укрепило положение Османской империи. Неудачи были связаны с плохой организацией и шапкозакидательством в австрийском штабе.

Бои за Очаков

Тем временем Миних приехал в Киев, где его ждало войско, состоявшее из 70 тысяч свежих солдат. Его целью была важная крепость Очаков. В гарнизоне Миниха было около 20 тысяч человек. Русская армия пришла к стенам города внезапно. Ее артиллерия сильно отстала от пехоты. Миних решил не ждать подвоза орудий, а начать штурм теми силами, которые у него были на тот момент. Ситуация была довольно шаткой, так как турки собирали вспомогательную армию около Бендер.

В первый же день неожиданно почти весь гарнизон вышел за ворота и атаковал осаждающих. Однако смелость турок не помогла, и им пришлось отступить. Их армия понесла большие потери. Ситуация осажденных стала критической, когда в городе взорвался пороховой склад и начался серьезный пожар. Смятением в гарнизоне воспользовался русский флот. Казаки сошли с кораблей и захватили крепость с моря. После этого комендант отдал приказ поднять белый флаг.

Однако успех осады Очакова вскоре был сведен на нет. Через несколько месяцев в городе вспыхнула эпидемия, из-за которой в массовом порядке умирали солдаты. В сентябре 1739 года военный совет решил оставить крепость. Такая же судьба ждала солдат в Кинбурне. Так закончилась еще одна кампания, которой запомнилась русско-турецкая война (1735 – 1739). Таблица, представленная ниже, показывает соотношение сторон во время осады Очакова.

Осада Очакова в 1737 году
РоссияТурция
ВоеначальникиБурхард МинихМустафа-Паша
Силы сторон70 тысяч20 тысяч
Потери3 тысячи15 тысяч

Поход к Бендерам в 1738 году

Новой целью основной армии Миниха оказались Бендеры. Чем дальше русские продвигались на запад вдоль побережья Черного моря, тем больше было шансов, что скоро закончится русско-турецкая война (1735 – 1739 гг.). Итоги похода, однако, были неутешительными. Миниху не удалось захватить хотя бы одну важную крепость и закрепиться в регионе.

Последним рубежом оказалась река Днестр. Когда сюда пришел фельдмаршал, он встретил на противоположном берегу огромное 60-тысячное войско турок, с которым было очень тяжело сражаться из-за отсутствия нормальной переправы. Инженеры не могли навести временные мосты из-за того, что по ним постоянно открывали огонь. Стояние на Днестре привело к тому, что у армии начали кончаться припасы.

Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг., кратко говоря, шла с переменным успехом. Поэтому Миних не решился давать генерального сражения и вновь отступил на зимние квартиры.

Кампания 1739 года

Уже в следующем году армии все-таки удалось форсировать Днестр. Сделано это получилось благодаря тому, что путь до этой реки был значительно сокращен. Миних уговорил императрицу дать ему разрешение пройти на юг через Польшу, что было заметно легче, чем по дикой степи.

Главным успехом русского оружия в этот год оказалось взятие крепости Хотин, которая открывала путь на Бендеры. Генерал Левендаль стал комендантом этого важного города. В то же время Миних подошел к Яссам, где проживало молдавское этническое большинство.

Белградский мир

Тем временем в Петербург пришли удивительные новости. В сентябре 1739 года Австрия подписала мир с Турцией в обход своих договоренностей с Россией. Кроме того, шведское правительство вело переговоры с Османской империей о союзнических действиях. На финскую границу был отправлен дополнительный корпус из 10 тысяч солдат. Стало ясно, что перед Россией возникает угроза войны на два фронта. В Петербурге этого явно не хотели, поэтому и начали переговоры с турками об окончании вооруженного конфликта.

29 сентября 1739 года был подписан договор между двумя странами. Парламентеры встретились в Белграде. Главные тезисы документа были следующие. России доставался Азов, однако все укрепления крепости должны были быть срыты, что делало город беззащитным. Кроме того, Россия не могла иметь собственный флот на Черном море. Торговля в регионе должна была проводиться только с помощью турецких судов. Это означало, что Россия не получила практически ничего после кровопролитной четырехлетней кампании, которая стоила жизней 100 тысячам солдат. Русско-турецкая война (1735 – 1739), кратко говоря, не оправдала ожиданий Санкт-Петербурга. Тем не менее, Анна Иоанновна попыталась сохранить репутацию и устраивала в столице бесконечные маневры и праздники по случаю подписания договора.

Причины малых успехов

Такой осталась в истории русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. Причины неудачи России заключались еще и в том, что все европейские державы выступили против нее. Это касалось австрийцев, а также французов, которые были официальными посредниками между сторонами конфликта, но не сделали ничего, чтобы поддержать Романовых. Парижу было важно обеспечить свои интересы в регионе, после того как окончилась русско-турецкая война 1735 – 1739 гг. Таблица ниже показывает основных военачальников этого конфликта.

Военачальники русско-турецкой войны (1735 — 1739)
РоссияТурция
Бурхард МинихМахмуд I
Петр ЛассиМенгли Гирей

Следует отметить и стратегические ошибки главных генералов — Миниха и Ласси. Они не жалели солдат. Кроме того, фельдмаршалы использовали боевое каре, которое было крайне неэффективно против ударов мобильной и быстрой конницы. Это показали итоги русско-турецкой войны 1735 – 1739 гг. Солдаты отстреливались от кавалерии, в то время как бой штыком почти не использовался, что было грубой ошибкой командования.

fb.ru

Русско — турецкая война (1735 — 1739) — Российская Империя

Турция тогда воевала с Персией, с которой российская дипломатия заключила союз. Договоренность о совместных действиях против турок была достигнута и с Австрией. Таким образом, границы Османской империи от Адриатического моря до Персидского залива оказались под натиском враждебных ей держав.

Кампания 1735 года. На первом этапе Россия фактически воевала лишь с Крымским ханством. Воспользовавшись уходом основных сил хана в Дагестан (для помощи Турции в войне в Персией), российское командование попыталось захватить опустевший Крым. Осенью 1735 г. туда двинулось войско генерала Леонтьева (40 тыс. чел.). Но и на сей раз сама природа защитила Крым. С 13 октября пошли дожди. Затем выпал снег и ударили морозы. Пройдена была лишь половина пути, а от бескормицы и болезней уже пало 9 тыс. солдат и 3 тыс. лошадей. Впереди лежала голая заснеженная степь, идти через которую на верную смерть Леонтьев не решился. Таким образом, уже в который раз Дикое поле лучше всяких крепостей и войск защитило северные владения Османской империи.

Кампания 1736 года. Взятие Азова. План российского командования на 1736 год предусматривал одновременное проведение двух крупных самостоятельных операций — против Азова и Крыма. Их захват разрывал кольцо османских владений на азово-черноморском побережье. Кампания началась в марте осадой Азова. Против него действовала армия под командованием фельдмаршала Петра Ласси (25 тыс. чел.). Крепость предполагалось взять к 15 мая, чтобы использовать часть войск для высадки в Крыму. Но осада затянулась, и штурм начался лишь 17 июня. Русские преодолели ров и закрепились в палисаднике у самых крепостных стен. До генерального штурма дело не дошло, ибо 19 июня 1736 г. азовский гарнизон выбросил белый флаг. В плен было взято 4 тыс. чел. Это взятие Азова обошлось русским малой кровью — 200 убитых и 1500 раненых. Тем не менее затяжка с осадой не позволила Ласси нанести удар по Крыму. Пока шла осада Азова, главная русская армия во главе с фельдмаршалом Бурхардом Минихом (58 тыс. чел.) двинулась 17 апреля к Перекопу. Учтя неудачный опыт предыдущих кампаний, Миних особое внимание уделил вопросам снабжения. Его армию сопровождал колоссальный обоз в 40 тыс. телег (почти по одной телеге на каждого воина). Для защиты от неожиданных нападений войско двигалось одним большим каре. Преодолевая по 8-10 верст в сутки, Миних 20 мая подошел к стенам Перекопа. Перед этим русская армия отразила в урочище Черная долина (40 км севернее Перекопа) атаки крымской конницы (20 тыс. чел.).

Взятие Перекопа. Основу перекопских укреплений составляли восьмикилометровый ров, протянувшийся от Черного до Азовского моря, а также земляной вал с каменными башнями. 21 мая (фактически без осадной подготовки) русские войска пошли на штурм Перекопа, который защищал 3-тысячный турецкий гарнизон. Штурмовые отряды перебрались через ров, а затем с помощью пик и рогаток стали карабкаться на вал. Через полчаса они уже были на его вершине. Ожесточенное сопротивление оказал турецкий отряд лишь одной из сторожевых башен. Он защищался целый час и был полностью истреблен. Остальные сдались с условием, что их отпустят домой. Взяв Перекоп, Миних решил обезопасить свой правый фланг со стороны Днепра и отправил туда 10-тысячный корпус генерала Леонтьева против турецкой крепости Кинбурн. Сам же фельдмаршал вступил в Крым. 5 июня русские овладели Евпаторией, где захватили значительную добычу. Это позволило им продолжить наступление и 16 июня 1736 г. впервые в истории русско-крымских войн овладеть столицей ханства — Бахчисараем. Однако укрепиться в Крыму не удалось. Из-за недостатка воды и распространившихся болезней Миних потерял почти половину армии (из 30 тыс. выбывших из строя боевые потери составили менее 7 %). Впереди его ждал августовский зной, предвещавший лишь рост жертв. Миних также располагал сведениями о движении турецкой армии к Дунаю, Ее удар со стороны Очакова мог запереть русских в Крыму. В августе русская армия покинула Крымский полуостров. Из-за больших потерь и недостатка фуража Миних отказался от нового похода в Крым осенью того же года. «Для русской армии всего менее были страшны турки и татары… Гораздо гибельнее действовали на нее голод, жажда, постоянные труды и переходы в самое ужасное время года», — вспоминал по этому поводу участник той войны генерал Манштейн.

Кампания 1737 года. Эта кампания началась крупным зимним нападением крымского хана на Украину. Переправившись по льду через Днепр у Переволочны, крымцы разгромили отряд генерала Лесли и вторглись на территорию Левобережья. Но в бою с отрядом подполковника Свечина они были отражены. 16 февраля хан отошел за Днепр, опасаясь вскрытия реки из-за рано наступившей оттепели. Весной российское командование возобновило наступательные действия. Теперь основной удар предполагалось нанести по ключевому пункту Турции в Северном Причерноморье — крепости Очаков. Взяв ее, русские отрезали Крымское ханство от турецких владений, получали контроль над устьем Днепра и открытый выход в Черное море. Вспомогательный удар планировался по Крыму. За этот период произошли изменения в международной обстановке. Несмотря на договоренности с Россией, Персия прекратила войну с Турцией. Зато в 1737 г. против Османской империи выступила, наконец, Австрия. Это вынудило турок перебросить основные силы в Сербию и Боснию.

Взятие Очакова (1737). В конце апреля 1737 г. войско Миниха (60-70 тыс. чел.) с обозом из 28 тыс. повозок двинулось к Очакову. Чтобы помешать движению русских войск, крымцы зажгли степь. Это затормозило поход, который проходил в огне, пыли и пепле. Для защиты от огня войскам приходилось рыть по периметру мест своих стоянок глубокие траншеи. Наконец, 30 июня армия подошла к стенам крепости, гарнизон которой (вместе с семьями) насчитывал 17 тыс. чел. 1 июля начался обстрел крепости, а 2 июля русские войска уже пошли на приступ. Столь недостаточная подготовка объяснялась двумя основными причинами. Во-первых, вокруг Очакова на десятки километров простиралась выжженная степь. Длительная осада была невозможна, так как запаса продовольствия и фуража в войсках оставалось на 8 дней. Во-вторых, Миних опасался подхода к Очакову морем и из крепости Бендеры (на Днестре) крупных подкреплений. Так что войска пошли на штурм без разведки. Отсутствие сведений о крепостных сооружениях привело к тому, что атака началась против наиболее укрепленной стороны Очакова. Приблизившись к крепости, атакующие были остановлены глубоким рвом. Не располагая приспособлениями для его преодоления, солдаты спустились в ров, но не могли оттуда вылезти. Атака застопорилась. Под губительным огнем русские, не имея возможности двигаться вперед, начали пятиться назад. Турки сделали вылазку и бросились добивать отступавших. По мнению участников битвы, если бы в контратаку перешел весь гарнизон, то русской армии грозил полный разгром. Миних пришел в отчаяние. Он уронил шпагу и, ломая руки, закричал: «Все пропало!» От грозящей катастрофы Миниха спасло мастерство русских артиллеристов. Благодаря их точному и интенсивному огню, в городе к тому времени уже вовсю полыхали пожары, от которых начали рваться пороховые склады. Спасаясь от огня, турки стали покидать город и отходить в сторону моря. Увидев, что южные ворота открыты и плохо защищены, гусары с казаками бросились в контратаку и сумели ворваться в крепость. Это вынудило очаковского сераскира капитулировать. В плен попало 4 тыс. чел. Остальные погибли в основном от пожара и взрывов. Русские потеряли во время приступа около 4 тыс. чел. Из-за недостатка продовольствия и фуража Миних вскоре отступил на Украину. Как и в прошлом походе, основные потери его армии пришлись не на бои, а на болезни (15 тыс. чел.). Укрепив Очаков, «неприятельскую в ноги занозу» (по словам Миниха), фельдмаршал оставил там 9-тысячный гарнизон во главе с генералом Штофельном. 14-28 октября 1737 г. тот сумел отразить атаки 50-тысячного турецкого войска, прибывшего из Бендер, чтобы отбить Очаков. Потеряв на приступах 10 тыс. чел., турецкое войско отступило.

Сражение на Салгире (1737). Почти одновременно с Минихом 3 мая 1737 г. из Азова в Крым выступила армия фельдмаршала Ласси (40 тыс. чел.). Хан с основными силами (45 тыс. чел.) поджидал ее у Перекопа. Но Ласи решил обойти перекопские укрепления. 7 июля его войско форсировало озеро Сиваш и двинулось в Крым по Арабатской стрелке. Выйдя в тыл группировки хана, Ласси 12 июля атаковал у реки Салгир отряд крымских войск (15 тыс. чел.) и нанес ему полное поражение. Затем Ласси 14 июля разбил крымцев под городом Карасу-Базар. Опасаясь удара в тыл, хан Фетхи-Гирей покинул перекопские укрепления и отступил в горы. Несмотря на достигнутый успех, Ласи был вынужден вскоре уйти из Крыма из-за сильной жары, недостатка кормов и воды. Так, подобно первому, закончился второй Крымский поход. Тем временем атакованная с двух сторон Турция склонялась к миру. Но на созванном ею Немировском конгрессе (1737) союзники выставили требования, не соразмерные с результатами действий их армий. Терпящая поражения Австрия требовала у Турции Молдавию и Валахию. Россия добивалась Азова, Крыма, Кубани и Северного Причерноморья. Кстати, российские требования отвергли не только турки, но и австрийцы. Так, австрийский посол Остейн заявил, что никто не позволит России овладеть Крымом. Конгресс окончился безрезультатно, и военные действия возобновились.

Кампания 1738 года. Главной целью кампании 1738 г. стал опорный турецкий пункт на реке Днестр — крепость Бендеры. Владея ею и Очаковом, русские могли полностью вытеснить турок за Днестр. Вспомогательный удар вновь планировалось нанести по Крыму. 18 мая 1738 г. 55-тысячная армия Миниха (больше не удалось привлечь из-за крупных потерь прошлых лет) с 40 тыс. повозок двинулась от Днепра к Днестру. Это был самый длинный степной поход Миниха, в течение которого пришлось преодолеть более 300 км сплошной степи. Подойдя 26 июля к Днестру, севернее Бендер, русская армия так и не смогла переправиться. На правом берегу ее поджидало 60-тысячное войско бендерского сераскира Вели-паши, который расставил на господствующих высотах артиллерию и блокировал переправу. Попытки русских форсировать реку были отражены. Тогда Миних решил маневрировать вдоль реки, но ничего не добился. Август прошел в жарких стычках русской армии с турецко-татарскими отрядами, которые переправились на левый берег и наносили Миниху чувствительные удары. «Здешние места, — писал фельдмаршал, — для воинской операции такой большой армии очень трудны… воды не довольно, высокие и каменистые берега мешают приблизиться со скотом для водопоя … нет ни кормов в достаточном количестве, ни удобных дорог, но везде пустые и глухие горы и буераки…». В кампании 1738 г, особенно сказалась характерная для этой войны перегруженность армии обозами, мешавшими маневренным действиям против турецко-татарских отрядов. Австрийский военный посланник, капитан Парадис, участник того похода, писал, что русские затрудняют себя излишним обозом, который при этом распределен крайне неравномерно. Майоры, к примеру, имели до 30 телег на каждого. «Неслыханно большой обоз эту знатную армию сделал неподвижною, — свидетельствовал Парадис. — При беспорядке обоза возы так между собою перепутываются и сцепляются, что армия принуждена по два и по три часа на одном месте стоять, тогда когда воздух наполнен криком множества извозчиков… Русская армия употребляет более 30 часов на такой переход, на какой другая армия употребляет четыре часа… Уход за больными невелик: недостает искусных хирургов, всякий ученик, приезжающий сюда, тотчас определяется полковым лекарем». В конце августа Миних отошел за Буг. Немалую часть артиллерии пришлось оставить из-за падежа лошадей и волов — пушки были брошены в колодцы, снаряды зарыты в землю. По возвращении в строю оставалась лишь половина армии. Другую свалили, в основном болезни. В 1738 г. в степях разразилась чума. Она выкосила две трети очаковского гарнизона. Спасая от эпидемии остатки войск в Кинбурне и Очакове, российское командование было вынуждено оставить эти крепости. Третий Крымский поход также окончился плачевно. Подойдя в июне к Перекопу и овладев его укреплениями, Ласси вскоре повернул назад из-за бескормицы и утомления войск. Итак, кампания 1738 г. завершилась с отрицательным для России результатом. Ее войска не только не выполнили поставленных задач, но и покинули Очаков с Кинбурном, перечеркнув тем самым свое наиболее крупное достижение. После четырех кампаний в руках у русских оставался лишь Азов.

Кампания 1739 года. Основные действия вновь развернулись в районе Днестра. Наученный ужасами прошлого похода, Миних решил идти в Молдавию более северным путем, через заселенные и не засушливые районы Подолии. Правда, они входили тогда в состав Речи Посполитой. Но на польском престоле тогда находился ставленник России — король Август III, и российский фельдмаршал посчитал, что поляки не выступят против прохода его войск. Целью русской армии стала турецкая крепость Хотин в верхнем течении Днестра. Заняв данный район, Миних выходил к границе Австрии и мог наладить связь со своими союзниками. Они терпели поражения и уже давно добивались от России военной помощи. 28 мая 1739 г. пополненная резервами 68-тысячная армия Миниха пересекла польскую границу и двинулась к Днестру. Эта водная преграда была успешно форсирована 19 июля благодаря умелому маневру. Миних оставил основные силы отвлекать стоящее на правом берегу войско хотинского сераскира Гуссейна-паши (30 тыс. чел.). Сам же с 20-тысячным корпусом скрытно двинулся к селу Синковцы, где и переправился без помех. Гуссейн поздно спохватился. Его атаки Синковиц 22 июля были отражены. Причем, по словам Миниха, «люди наши несказанную охоту к бою показывали». Гуссейн-паша отошел к селу Ставучаны (2 км южнее Хотина), где соединился с армией бендерского сераскира Вели-паши (60 тыс. чел.). Имея полуторное превосходство в силах и в придачу мощную крепость, турки разбили у Ставучан укрепленный лагерь и стали спокойно ждать дальнейших действий Миниха. В тылу у русских был Хотин, впереди огромная османская армия. Русским оставалось или отходить обратно за Днестр, или впервые за всю войну давать генеральное сражение. Миних выбрал второй вариант.

Битва при Ставучанах (1739). 17 августа 1739 г. русская армия начала сражение. Ее главные силы Перешли на правом фланге через речку Шупанец и приблизились к турецкому лагерю. Вели-паша решил окружить их фланговыми ударами. Конница Колчак-паши атаковала левый фланг армии Миниха. Одновременно мощному натиску турецкой кавалерии подверглись войска, перешедшие Шупанец. Но русские сумели отразить первый яростный удар и сами перешли в контратаку. Они отбросили турецкие войска на правом фланге и ворвались в лагерь Вели-паши. После этого в турецком стане началась паника, и армия Вели-паши обратилась в бегство. Турки потеряли в этой битве 1 тыс. чел. убитыми. Русские — до 2 тыс. убитыми и ранеными.

Белградский мир (18(29) сентября 1739). Ставучанское сражение стало крупнейшей победой российских войск в русско-турецкой войне 1735-1739 гг. После него турецкая армия спешно отступила за Дунай, а Молдавия приняла российское подданство. 19 августа оставленный на произвол судьбы гарнизон Хотина капитулировал. 3 сентября русские вступили в Яссы. Миних готовился к походу на Дунай, но тут пришло громом поразившее его известие — после новых поражений от Турции Австрия заключила сепаратный мир. Побитые турками австрийцы вышли из игры, приглашая тем самым своих победителей выпроводить русских из Молдавии. Теперь две трети наиболее боеспособных турецких войск, которые доселе находились на австрийском фронте, срочно перебрасывались в Молдавию. Над Минихом нависла тень Прутского похода. Близились холода, а зимовать в Молдавии при приближении новых турецких сил, нехватке продовольствия и боеприпасов представлялось малореальным. Скорее всего, Миниху предстоял обратный путь домой, чтобы со следующего года начинать все сначала. Кроме того, по данным петербургской дипломатии, у Турции мог Появиться новый союзник — Швеция, которая с каждым годом увязания русских на юге становилась все более воинственной. Возможная борьба в одиночку на два фронта после стольких лет изнурительной войны рисовалась Петербургу в мрачных тонах. Время на раздумья оставалось мало. Спустя 17 дней после австро-турецкого мира к нему присоединилась и Россия. Ее дипломатии удалось добиться от Турции в основном лишь уступки Азова и то при условии срытия всех его укреплений. Кроме того, Россия закрепляла за собой перешедшее в ее подданство Запорожье. Российское государство по-прежнему оставалось без права иметь на Черном море свой флот. Подписанный мир в целом соответствовал сложившейся ситуации. Фактически русские уверенно могли удержать лишь Азов. Правда мир не соответствовал успехам военной кампании, оплаченной к тому же значительными жертвами. Но здесь сказалась специфика данной войны, в которой воевать в основном пришлось не с людьми, а с природой. Не проиграв ни одного сражения, взяв три мощных крепости, русские потерпели поражение в битве со степью. Гибель солдат от жары, голода и эпидемий составила основную часть всех безвозвратных потерь русской армии, которые превысили 100 тыс. человек.

Итак, четвертая русско-турецкая война завершалась для России тяжелыми потерями и скромными результатами. И все же одержанные победы впервые обеспечили прочный мир на юге, надолго охладив агрессивность Османской империи и прежде всего ее крымского вассала по отношению к России. Постепенно чаша весов склонялась в пользу русских. Эта война в какой-то мере стала переходным моментом, когда завершалась великая эпоха грозных австро-турецких столкновений и начинался новый этап борьбы Европы с Турцией. На смену обессилившей в борьбе с турками Австрии выходила Россия.

Шефов Н.А. Самые знаменитые войны и битвы России М. «Вече», 2000.
«От Руси Древней до Империи Российской». Шишкин Сергей Петрович, г. Уфа.

www.rusempire.ru

Русско-турецкая война 1735—1739 гг. Состояние русской армии » Военное обозрение

280 лет назад, в 1735 году, началась очередная русско-турецкая война (её ещё называют австро-русско-турецкой). Три великие державы (Россия, Австрия и Турция) надеялись изменить расстановку сил в Причерноморье и на Балканах. Ни одна из сторон не смогла добиться выполнения поставленных задач, однако расстановка сил в регионе действительно изменилась. Война привела к ослаблению Австрии, которой пришлось уступить османам Сербию с Белградом, часть Баната и Боснии и способствовала усилению Российской империи. Русская армия взяла ряд сильных крепостей и временно заняла Крымский полуостров, по сути сокрушив Крымское ханство. Стратегический успех не был закреплен, но русские войска показали свою силу, предвосхитив будущий триумф. Османская империя сумела возвратить значительную часть владений на Балканах, но потеряла военно-стратегический перевес в Причерноморье.

Положение внутри России

В правление Петра I Россия два раза воевала с Турцией. Борьба шла с переменным успехом. В ходе Азовских походов Россия смогла получить Азов и начать строительство военной флотилии в Причерноморье. Однако этот успех был перечёркнут Прутским походом 1711 г. Россия вернула Турции Азов, ликвидировала крепости на юге, флотилия была уничтожена. В царствование Екатерины I и Петра II отношения с Турцией были мирные. Россия была занята внутренними проблемами.

Вступление на престол в 1730 г. курляндской герцогини, племянницы Петра Великого Анны Иоанновны, стало следствием ожесточенной борьбы за власть. Анна при поддержке гвардии, выражавшей интересы основной части дворянства, отвергла ограничения наложенные верховниками. Верховный тайный совет был распущен. Анна Иоанновна начала правление с наказания своих реальных и мнимых противников. Сначала она действовала весьма осторожно. Отцу несостоявшейся царицы А. Г. Голицыну приказали жить безвыездно в имении, а прочих видных представителей рода разослали губернаторами по окраинам империи. Князь Дмитрий Михайлович Голицын и его брат фельдмаршал Михаил Михайлович Голицын сохранили на некоторое время свои высокие чины и звания. Однако вскоре начались репрессии. Род Голицын был разгромлен. А. Г. Голицына вместе с семьей сослали в Соловки, а его сына Ивана, друга покойного императора — в Березов. Фельдмаршал М. Голицын, измученный тревогами за свою судьбу, скончался от сердечного приступа. Другой фельдмаршал, В. В. Долгорукий в конце 1731 г. был заточен в Шлиссельбургскую крепость, хотя он в свое время протестовал против попытки возведения на престол Екатерины Долгорукой. В 1736 г. Д. М. Голицына обвинили в злоупотреблениях по службе, взяточничестве и «произнесении богомерзких слов». Дмитрия Голицына отправили в Шлиссельбург, где он и умер в 1737 г. Еще через два года началось новое следствие по делу Долгоруких, в результате которого князь Иван Алексеевич был подвергнут в Новгороде мучительной казни «через колесование», а Василию Лукичу, Сергею и Ивану Григорьевичам Долгоруким отсекли головы.

Уничтожив Верховный тайный совет, Анна Иоанновна создала в октябре 1731 г. Кабинет министров, сходный с Советом по функциям, но еще более узкий по составу. Первоначально в него вошли три сановника: А. И. Остерман, князь А. М. Черкасский и граф Г. И. Головкин. В 1735 г., после смерти Головкина, членом кабинета был избран П. И. Ягужинский, а еще позже, в 1738 г. — А. П. Волынский. Фактически Кабинетом министров руководил Остерман. Он сделал головокружительную карьеру в России, начав службу в 1708 г. переводчиком в Посольском приказе. Энергичный дипломат, Остерман проявил себя, как хитрый и даже коварный царедворец. При Екатерине I он всячески демонстрировал свою верность Меньшикову, при Петре II активно способствовал падению бывшего фаворита и возвышению Долгоруких, а при Анне Иоанновне преследовал уже самих Долгоруких. Он также отличался тем, что никогда не покровительствовал никому из своих друзей и не был алчным, не нажил больших богатств, хотя мог.

Кроме того, ведущие позиции в империи занимали генерал-фельдмаршал Б. К. Миних, который в 1730 г. занял пост президента Военной коллегии и фаворит императрицы Э. И. Бирон. Руководитель вооруженных сил Российской империи Бурхард Кристоф фон Миних начал службу у Петра Великого в 1721 г. Царь Петр I поручил Миниху составить новый план укреплений Кронштадта, затем послал его инспектировать Рижскую крепость и остался доволен выполненной работой. В 1722-1725 гг. Миних принимал участие в сооружении Ладожского канала. Его настойчивость и исполнительность очень понравились государю. При одном из посещений строительства царь Петр даже заявил: «Он скоро приведет Ладожский канал к окончанию; из всех иностранцев, бывших в моей службе, лучше всех умеет предпринимать и производить великие дела». Прусский посланник Аксель фон Мардефельдт заметил как-то о Минихе, что он «постигнул дух Петров». И действительно, подобно императору, этот генерал не просто старался достичь поставленной цели, но шел к ней неуклонно, не щадя ни себя, ни других.

Несмотря на очень натянутые отношения с Меньшиковым, Миниху удалось избежать опалы при Екатерине I. При Петре II Миних возвысился. Царь пожаловал Миниху графское достоинство и назначил его на пост генерал-губернатора Санкт-Петербурга, Ингерманландии и Карелии. Как и Остерман, Миних проявил осторожность и гибкость. Во время подготовки верховниками кондиций, занял выжидательную позицию, а после явного провала их планов, встал на сторону Анны Иоанновны. Опала фельдмаршалов М. М. Голицына и В. В. Долгорукого расчистила ему путь к самым высоким воинским постам и чинам. Императрица Анна Иоанновна назначила Миниха президентом Военной коллегии и генерал-фельдцейхмейстером (начальником всей артиллерии), дала ему чин генерал-фельдмаршала. В 1734 г. во время Войны за польское наследство Миних взял Данциг.

Историк Д. М. Бантыш-Каменский дал Миниху следующую характеристику: «Граф Миних был роста высокого, величественного. Глаза и все черты лица показывали остроумие, неустрашимость и твердость характера; голос и осанка являли в нем героя. Он невольным образом вселял в других уважение к себе и страх; был чрезвычайно трудолюбив и предприимчив; не знал усталости, мало спал, любил порядок, отличался, когда хотел любезностью в обществах, стоял в ряду с первыми инженерами и полководцами своего времени; но вместе был горд, честолюбив, лукав, взыскателен и жесток; не дорожил для своей славы кровью вверенных ему солдат; казался другом всем, не любя никого».

Фаворит императрицы Анны Иоанновны Эрнст Иоганн Бирон официально находился на придворной службе (он был обер-камергером), но при этом оказывал сильнейшее влияние на все государственные дела. Он был человеком низкого происхождения, но смог стать камер-юнкером при дворе Анны Иоанновны. Вскоре ловкий курляндец превратился в возлюбленного Анны. Вскоре после восшествия Анны Иоанновны на престол, Бирон был утвержден в дворянстве, а затем возведен в графское достоинство Священной Римской империи. В 1737 г. он получил титул герцога Курляндского и Семигальского. Никакими особенными качествами Бирон не отличался. При этом смог сохранить своё положение и безжалостно расправлялся с противниками. Кроме подозрительности, Бирон отличался большим тщеславием, тягой к казнокрадству, мотовством, и неоднократно участвовал в различных темных махинациях. Одним из сообщников Бирона был обер-гофмаршал Карл Рейнгольд Левенвольде, который пользовался также покровительством Остермана.

К собственно военной элите принадлежал также генерал-поручик (с 1736 г. — генерал — фельдмаршал) Петр Петрович Ласси, ирландец по происхождению. Он поступил на русскую службу ещё в 1700 г., участвовал в войнах Петра Великого. По оценке Д. М. Бантыш-Каменского, Ласси «с просвещенным умом сочетал доброе сердце, возвышенные чувства… был решителен в военных предприятиях, осторожен в мирное время; не знал придворных интриг…». Не вмешиваясь в придворные дела Ласси нередко бывал оттеснен от решения важных государственных вопросов и редко выходил за границы своей профессиональной деятельности.

Таким образом, во главе России в годы войны с Турцией стояли, как откровенные паразиты, временщики вроде Бирона и Левенвольде, так и талантливые дипломаты и военные вроде Остермана, Миниха и Ласси. Они не обладали высокой духовностью, но дело своё знали и неразрывно связали свою судьбу с судьбой России. Императрица Анна особыми государственными талантами не блистала.


Императрица Анна Иоанновна

Генерал-фельдмаршал Бурхард Кристоф фон Миних

Состояние вооруженных сил

Сразу после прихода к власти новой императрице и её приближенным пришлось решать сложные проблемы, касавшиеся вооруженных сил Российской империи. Во время правления Екатерины и Петра II они пришли в упадок. Петр II в течение своего кратковременного царствования армией и флотом почти не интересовался, занимался только охотой. После отставки в 1727 г. А. Д. Меньшикова, Пётр II даже не потрудился назначить нового президента Военной коллегии. Больших парусных кораблей при нём вообще не строили, а сооружали одни лишь гребные суда. В апреле 1728 г. на заседании Верховного тайного совета император приказал, чтобы из всего российского флота постоянно выходили в море лишь четыре фрегата и два флейта, да еще пять фрегатов были готовы к крейсированию. Прочим кораблям, для «сбережения казны» надлежало оставаться в портах. На доводы военных моряков о необходимости постоянно держать флот на море, царь ответил: «Когда нужда потребует употребить корабли, то я пойду в море; но я не намерен гулять по нем, как дедушка».

В июне 1730 г. императрица Анна Иоанновна распорядилась учредить специальную Воинскую комиссию, целью которой было наведение порядка в армии. Комиссию возглавил Миних. Основу русской армии к началу царствования Анны Иоанновны составляла регулярная пехота. Она включала два гвардейских полка (Преображенский и Семеновский), сорок армейских полков и семнадцать полков отдельного Низового корпуса, созданного на случай войны с Персией. Одной из первых мер стало создание в 1730 г., в Москве, нового гвардейского полка, названного Измайловским (названный так по имени подмосковного поселения Измайлово, в котором жила императрица). Анна Иоанновна и её любимцы с недоверием относились к «старым» Преображенскому и Семёновскому гвардейским полкам, в которых служили представители знатнейших родов российского дворянства, и которые отличились в дворцовых переворотах. Новый гвардейский был набран из однодворцев (потомков служилых людей, живших на границах страны, «окраинцев-украинцев»), не связанных с аристократией. Полковником и шефом измайловцев стал генерал-адъютант Левенвольде, а помощником к нему назначили Якоба Кейта, шотландца по происхождению. В 1731 г. полк перевели в Петербург.

В 1731 году два армейских полка расформировали. В 1733 г., в связи с подписанием союзного договора с Персией, полки Низового корпуса были возвращены в Россию и присоединились к армейским, причем пять полков расформировали. В результате к началу войны с Портой, русская пехота насчитывала три гвардейских и пятьдесят армейских полков.

Согласно выработанным Воинской комиссией штатам, армейский полк в мирное время должен был насчитывать 1406 человек: 38 офицеров, 68 унтер-офицеров (сержантов, капралов и т.д.), 1152 рядовых и 148 нестроевых солдат. В военное время численность полка увеличивалась до 1556 человек. Каждый армейский полк делился на два батальона, а каждый батальон — на четыре роты. Гвардейские полки были многочисленнее армейских. Преображенский полк включал четыре батальона, а Семеновский и Измайловский — по три батальона. Пехотинцы именовались фузилерами. Они были вооружены кремневыми ружьями (фузеями) и шпагами. В 1731 г. для них была принята фузея нового образца. Она, как и прежняя, взятая на вооружение еще при Петре I, имела калибр 19,8 мм, но отличалась несколько большой длиной (147 сантиметров вместо 142) и большим весом (5,7 кг вместо 5,5). Прицельная дальность стрельбы не превышала трехсот шагов. Каждый рядовой имел при себе двадцать пуль, которые носил в двух патронных сумках. Еще по тридцать пуль на человека полагалось возить в ящиках на специальных фурах. Для ближнего боя ружья были снабжены трехгранным штыком длиной 44,5 см. В 1737 г. фузеи решили вновь укоротить. Кроме того, ствол стал крепиться к ложу не железными шпильками, как у фузей образца 1715 и 1731 гг., а с помощью ложевых колец, что очень упростило изготовление оружия и удешевило его. Однако снабдить все армейские полки единообразным оружием в царствование Анны Иоанновны не удалось, и часто даже в одном полку соседствовали фузеи, отличавшиеся друг от друга.

Кроме фузилеров в состав пехоты входили гренадеры, солдаты вооруженные, помимо фузей, ручными гранатами. Ещё при Петре I были созданы специальные гренадерские полки, но в 1731 г., по инициативе Миниха, их расформировали, а гренадеров распределили по пехотным полкам из расчета по десять человек на роту. Так как гранаты в то время были довольно тяжелыми (2,5 кг), в гренадеры отбирали наиболее крепких и рослых солдат.


Рядовой гренадер Преображенского полка с 1700 по 1732 год

Сержанты пехотных полков вооружались алебардами — небольшими топориками на длинных древках. Нестроевые солдаты вместо шпаг носили полусабли прусского образца. Офицерам полагалось иметь шпаги и эспантоны. Эспантон — это короткое копье с плоским и широким наконечником и был оружием скорее церемониальным, нежели боевым. В 1736 г. Миних распорядился, чтобы офицеры в поход эспантонов не брали «ибо в них против нынешнего неприятеля нужды не признается». Вместо бесполезных копий офицеры получили короткие ружья со штыками. По инициативе Миниха, для борьбы с татарской конницей пехотные полки стали снабжаться пикинерными и рогаточными копьями. Первыми вооружали, при развернутом строе, солдат второй шеренги. Вторые, более тяжелые, закреплялись в специальных брусьях и превращались в своего рода противокавалерийские ежи. В каждом полку, идущем в поход, должно было быть 288 пикинерных копий, 1200 рогаточных копий и 48 брусьев.

Явно неудачным новшеством было введение в 1730-е годы для солдат напудренных причесок с косами. Эти прически отнимали у воинов много времени и оказались очень негигиеничными, тем более что в некоторых полках за неимением пудры использовали муку, смешанную с квасом.

Подверглась серьёзной реорганизации кавалерия. К 1730 г. регулярная конница состояла только из драгун, которых насчитывалось 33 полка. Драгуны были своего рода «ездящей пехотой» и обучались ведению боя, как в пешем, так и в конном строю. Однако драгуны, хотя и могли выполнять роль пехоты, не были полноценной кавалерией. Миних составил новые штаты для армии, заменившие старую «табель» 1704 г., ввёл в армии корпус тяжёлой конницы (кирасир). Кирасиры должны были стать ударной силой русской кавалерии. Они снабжались защищавшими грудь доспехами (кирасами), получали самых лучших лошадей и проходили усиленную подготовку. Кирасиры должны были выдержать удар тяжелой кавалерии противника и действовать против турецких войск. К сожалению, из-за финансовых затруднений к началу войны с турками успели создать всего три кирасирских полка.

Кроме того, в начале 1731 г. императрица Анна Иоанновна издала указ, гласивший: «Бывший Лейб-Регимент назвать Конная гвардия, а в ранг быть против гвардии, а быть в полку унтер-офицеров и рядовых тысячу человек». Так появился Лейб-гвардии Конный полк, один из наиболее привилегированных в русской армии. Себе царица присвоила звание полковника этого полка, а подполковником назначила Ягужинского. Таким образом, после всех переформирований русская кавалерия включала один гвардейский, 3 кирасирских и 29 драгунских полков, насчитывающих почти 36 тысяч человек.

По штату 1731 г. численность одного драгунского полка составляла 1093 человек в мирное время и 1225 человек в военное время. Численность кирасирского полка не менялась, всегда равняясь 974 человек. Каждый драгунский или кирасирский полк делился на десять рот. Драгуны были вооружены ружьями со штыками, палашами и пистолетами. Кирасирам вместо фузей предписывалось иметь укороченные карабины, а палаши у них были заметно длиннее и тяжелее драгунских.



Артиллерия во времена Анны Иоанновны делилась на полевую, осадную и крепостную. В каждом пехотном армейском полку, по штатам 1731 г., необходимо было иметь две пушки, бившие ядрами весом по три фунта (1,2 кг). Драгунам полагалось только по одной пушке на полк, но не все полки их имели. Имелся также отдельный Артиллерийский полк численностью в 1046 офицеров и нижних чинов. Как отдельное соединение он не действовал, но в полевых условиях из его десяти рот формировались бригады произвольной величины, которые в зависимости от обстановки придавались войскам. К Артиллерийскому полку, по штатам 1731 г., приписывалось 63 орудия. На вооружении полевой артиллерии находились пушки калибром в три, шесть, восемь и двенадцать фунтов, пудовые и полупудовые гаубицы, а также мортиры — особые артиллерийские орудия, предназначенные для ведения навесного огня. Трехфунтовые пушки были наиболее употребительными и составляли до четверти артиллерии. Стреляли пушки ядрами, разрывными гранатами, [металлическими пульками — картечью и брандскугелями (специальными зажигательными снарядами). На каждую трехфунтовую пушку, например, полагалось иметь 120 ядер, 25 гранат и 30 картечных зарядов.

В 1737 г. Миних пришел к выводу о необходимости усиления полковой артиллерии, чтобы усилить огневую мощь армии. По его предложению императрица Анна Иоанновна приняла именной указ, который предписывал иметь при каждом пехотном полку по четыре трехфунтовые пушки, а при каждом драгунском полку — по две. В результате огневая мощь полевой артиллерии увеличилась вдвое, что принесло большую пользу в боях с османами и крымскими татарами. Увеличение артиллерии было достигнуто за счет трехфунтовых пушек, самых легких в то время, поэтому подвижность полков практически не снизилась.

Осадная артиллерия делилась на три корпуса. Ее основу в описываемое время составляли мортиры, а не крупнокалиберные осадные пушки, как при Петре I. Крепостная артиллерия находилась в гарнизонах и крепостях и включала, наряду с орудиями, которые соответствовали требованиям времени, большое количество устаревших моделей. Штаты осадной и крепостной артиллерии претерпевали многократные изменения, но ни один из выработанных Комиссией вариантов так и не был утвержден. Основные ее базы располагались в Петербурге, Брянске, Осереде.

В русской армии также имелся Инженерный полк и минерная рота. Кроме того, существовали гарнизонные войска, предназначенные для внутренней службы. Они также состояли из пехоты и драгун. К 1730 г. гарнизонные войска насчитывали сорок девять полков и два отдельных батальона пехоты, четыре полка и два отдельных эскадрона драгун. В 1734-1736 гг. к ним были добавлены еще три драгунских полка. Кроме основной функции, гарнизоны занимались первоначальной подготовкой новобранцев перед отправкой в полевую армию.

Наряду с регулярными воинскими частями в состав русской армии входили многочисленные иррегулярные формирования. В основе это были казаки: донские, малороссийские, чугуевские, яицкие, слободские и пр. Количество реестровых (т.е. официально взятых на учет властями) донских казаков в царствование Анны Иоанновны составляло около 15 тысяч человек. Миних очень высоко оценивал донцов и писал в одном из своих приказов, что они «так верно и радетельно к службе и отечеству поступали, как более требовать невозможно». Казаки чаще всего выполняли роль легкой кавалерии и войсковой разведки. Лошадей, оружие и одежду они приобретали на свой счет. Вооружение казака состояло из пики, сабли, ружья без штыка, но, в силу отсутствия регулярности, отличалось большим разнообразием. Казаки заказывали ружья и сабли на русских мануфактурах, покупали у отдельных ремесленников, использовали трофейное оружие. Отправляясь в поход, они объединялись в полки разного состава.

Стоит отметить, что казачество ещё сохранило часть внутренней автономии. С особенным подозрением власти относились к малороссийским казакам (численность реестровых малороссийских казаков составляла около 50 тыс. человек — целая армия). Еще при Петре I, в 1722 г. была ликвидирована выборность гетманов, а управление всей Левобережной Украиной передано Малороссийской коллегии. Но, постоянная угроза войны с Османской империей заставила власть пойти на уступки казакам. В 1727 г. царь Петр II упразднил Малороссийскую коллегию и разрешил выборы гетмана, которым стал миргородский полковник Данила Апостол. К гетману для контроля был приставлен «министр» Федор Наумов. В январе 1734 г. Апостол умер и, по решению Кабинета министров, власть перешла к Правлению гетманского уряда — коллегиальному органу из царских чиновников и представителей казачьей старшины. Это решение вызвало сильное недовольство казачества, которое мутила старшина. Старшина была своеобразной социальной группой, впитавшей худшие качества польской шляхты — непомерную спесь, глупость и жадность.

Поэтому во время войны с Турцией 1735-1739 гг. русское командование относилось к малороссийским казакам с большим подозрением. Так Миних в 1739 г., будучи проездом в Глухове и узнав о невыгодном для него решении местного суда, кричал на судей: «Таких судей повесить надо или, бив кнутом, в Сибирь сослать!» Об украинских законах фельдмаршал выразился с военной прямотой: «Шельма писал, а каналья судил».

Наиболее организованными в военном отношении были слободские и чугуевские казаки. Слободские казаки и в мирное, и во время войны объединялись в пять полков, которые составляли бригаду, подчиненную командиру Украинской дивизии. С 1729 по 1731 г. в четырех из пяти слободских полков было сформировано из казаков по одной регулярной роте. В 1736 г. таких рот стало по две в каждом полку, а в 1739 г. все десять регулярных казачьих рот были сведены в Слободской регулярный полк. Чугуевские казаки были объединены в один полк пятисотенного состава, причем три сотни составляли собственно казаки, а две сотни — крещенные калмыки. В 1734 г. в русское подданство вновь были приняты запорожские казаки, поселившиеся в Новой Сечи при устье реки Бузувлук. Большой опыт борьбы с османами делал их очень ценными для русской армии, но, привыкшие к вольнице запорожцы отличались также крайней недисциплинированностью, что раздражало командование.

В составе русской армии также были гусары. Еще царь Петр I поручил своим дипломатам привлекать на службу сербов, хорватов, венгров, которых расселяли в Малороссии и обеспечивали жалованием «как они оное получали от цесаря римского». К 1731 г. числилось около четырехсот гусар, в основном сербов. В 1737 г., уже в ходе войны, полковник Стоянов смог сформировать Сербский гусарский полк, а еще год спустя полковник Куминг привел из Венгрии две роты кавалеристов, которые свели в Венгерский гусарский полк. В 1739 г. князь Мамуков-Давыдов получил разрешение сформировать Грузинскую гусарскую роту в составе 74 человек. Все гусары, на прежних основаниях, получая от правительства жалование и участки земли в приграничных районах, должны были содержать себя сами.

В 1731 г., Миних предложил для защиты Малороссии от татарских набегов устроить «между Северским Донцом и Берестовой и Орели реками и по Северскому Донцу линию и, усмотря, где опасные места к проходу неприятельскому, сделать крепости». Оборона этой линии возлагалась на ландмилицию, реорганизацию которой поручили полковникам Тараканову и Дебриньи. В результате их деятельности было создано двадцать ландмилицейских полков, из которых девять (четыре пехотных и пять конных) поселили на линии, а прочие собирали только в военное время. Милиционеры жили в своих домах и имели хозяйство, но, при этом постоянно (а не периодически, как большинство казаков) несли службу. В летнее время их собирали на учения в специальных лагерях.

Кроме того, в состав русской армии входили отряды калмыков, которыми руководили свои старшины. Они были вооружены луками, саблями, копьями и другим оружием.

Продолжение следует…

topwar.ru

Русско-турецкая война 1735-1739 годов

В первой половине XVIII в. на юге России обстановка продолжала оставаться сложной и опасной. Крымские татары регулярно нарушали границы Рос­сии, что стало поводом для новой русско-турецкой войны 1735-1739 гг. Экономическое развитие огромного государства не­обходимо требовало выхода к Черному морю для налажива­ния регулярных торговых связей с Европой и странами Ближнего Востока.

Юго-восточные окраины России развива­лись главным образом по линии традиционных торговых свя­зей с Востоком. Султанская Турция, подвергая постоянной угрозе южные окраины Европейской России и ведя успеш­ную борьбу с Персией, грозила перерезать все торговые пути на Восток. Поэтому возник вопрос о прикаспийских провин­циях.

Поход Петра I дал России обширные территории на западном и южном побережьях Каспия. Однако экспансия Турции в Закавказье и в Персии грозила потерей для России не только их, но и всех ее юго-восточных владений вплоть до Астрахани. Это было чревато огромным политическим и экономическим ущербом.

Экспансию Турции активно поощ­ряли, с одной стороны, Англия, а с другой — Франция. Не прочь была обострить отношения России с Турцией и Шве­ция. В персидско-турецком конфликте 1724-1727 гг. Россия заняла сторону Персии. Персидское государство переживало в этот период тяже­лую внутреннюю усобицу между афганцем Ашрафом, захва­тившим столицу Исфахан и трон, и законным шахом Тахмаспом. А Турция тем временем занимала одну персидскую про­винцию за другой.

На предупреждение России о том, что захваты Турции приближаются к русским владениям, а этого Россия не потерпит, великий визирь цинично отвечал: «Сами вы ничего не делаете и Порте советуете, чтоб сложа руки сидела». И тем не менее Россия выжидала, хотя армяне не­однократно просили русской помощи в борьбе с турками.

Портрет Миниха Х.А., худ. Е. Чемесов

В 1725 г. в турецко-персидской войне произошел пере­лом. Султанские войска были изгнаны из Армении, потерпе­ли ряд поражений в Персии и были оттеснены к берегам Тигра. В итоге был заключен мир, которому способствовали Франция, Англия и даже Швеция, стремясь переключить си­лы Турции на Россию. Однако Турция, опасаясь за захвачен­ную ею Грузию, пока воздерживалась от конфликта с Рос­сией.

Тем временем новый персидский шах Ашраф прими­рился с отходом к России всех территорий, захваченных Петром I. Правда, Россия добровольно вернула Персии про­винции Мазендаран и Астрабад. Этот редко встречающийся в истории акт был подсказан следующим: а) целесообразно­стью возврата их Персии, а не захвата их Турцией, б) для укрепления этих территорий России нужны были большие средства, а их не было.

Взамен этих потерь по договору 1729 г. Россия получала свободную торговлю через Персию с Ин­дией и Бухарой. Однако, едва договорившись с Ашрафом, России пришлось вести заново вторичные переговоры с вер­нувшимся на шахский престол Тахмаспом. В итоге этих пе­реговоров по Рештскому договору 1732 г. Россия передавала Персии не только Мазендаран и Астрабад, но и Гилян. Более того, в тексте договора было обещано в дальнейшем вернуть и Баку, и Дербент.

Русская армия против Крымского ханства

Наконец, после очередного свержения Тахмаспа и раз­грома турок в ирано-турецкой войне 1730-1736 гг. новым шахом Надиром, России пришлось в третий раз идти на пе­реговоры по тем же вопросам. Теперь пришлось уже не обе­щать, а отдать окрепшей Персии по условиям нового Гянджинского договора 1735 г. и Баку, и Дербент, и крепость Святого Креста с территорией на север от нее вплоть до р. Терек.

Торговые привилегии за Россией сохранились, и тем не менее, в целом это было отступление российской дипло­матии, слишком глубоко увязшей в борьбе за «польское на­следство». Правда, в русско-персидских договорах 1732 г. и 1735 г. Персия в случае войны России с Турцией обязывалась действовать против турок.

Турция и ее сильнейший форпост Крымское ханство из­давна вели постоянную агрессивную политику по отношению к России. Давно пало татарское иго. Русское государство стало могучим и независимым. Но его южные границы в ши­роких просторах степей, полностью лишенных каких-либо естественных преград, были слабейшим и легко уязвимым местом. Парадокс развития заключался в том, что с освое­нием безлюдных степных просторов крестьянской мирной колонизацией, с развитием земледелия в этих краях, с уве­личением плотности населения ущерб, наносимый граби­тельскими набегами татарской конницы, не уменьшался.

Каждый такой набег уносил тысячи русских пленных в раб­ство. В 1725-1735 гг. набегам неоднократно подвергались территории вокруг Полтавы, Миргорода, Бахмута и других районов. Страдали от набегов Дон, Правобережная Украина, степное Предкавказье и др. Борьба с сильнейшей конницей крымского хана, с огромной армией султанской Турции была долгой, тяжелой и изнурительной, унесшей сотни тысяч рус­ских солдат. Вместе с тем эта борьба была жизненно необ­ходимой проблемой.

После смерти Петра I на южных границах России армия была растянута в гигантскую нить. Этот тонкий кордон был легко пробиваем, и для предупреждения внезапных набегов татарской конницы крайне необходимы были форпосты. Один из таких важнейших форпостов — Азов — был поте­рян по Прутскому договору 1711 г. Разумеется, кардиналь­ным решением вопроса была бы ликвидация агрессии Крыма.

Но это было в ту пору почти невыполнимой задачей. Крым представлял собой естественную неприступную крепость. Во-первых, он был отделен от земледельческих окраин Рос­сии широкой каймой безводных жарких степей, пройти ко­торые само по себе было крайне трудно. Во-вторых, с севера территория Крыма, как известно, неприступна для враждебных войск — узкий перешеек был превращен в сплошную крепость с валом в 7 верст длиной и глубоким рвом. В-треть­их, за Перекопским валом вновь шла безводная степная часть Крыма, завершавшаяся горной местностью. Даже если про­никнуть внутрь полуострова, то татарские конники усколь­зали в горы. А ведь в ту эпоху вопрос окончательной победы — это вопрос о генеральном сражении.

После заключения Гянджинского договора 1735 г. Тур­ция сразу же попыталась через Северный Кавказ проникнуть на Каспийские земли Персии. Но тут позиция русской дип­ломатии стала непримиримой. Русский посланник в Констан­тинополе Неплюев И.И. передал визирю: «Я не ручаюсь за последствия, если татары не переменят этой дороги и кос­нутся земель ее величества». Татары все-таки совершили свой переход, пройдя русскими владениями и имея сражения с пограничными войсками.

Вскоре стало известно о предсто­ящем новом, втором, переходе 70-тысячного войска крым­ских татар. Таким образом, конфликт был налицо, и из Пе­тербурга был дан приказ войскам о походе на Крым.

Осенью 1735 г. корпус генерала Леонтьева М.И. спешно ринулся было к Крыму в тот момент, когда полчища Каплан-Гирея двигались к Дербенту. Однако плохо подготовленное войско еле перемещалось, и, потеряв тысячи людей и лошадей от болезней и голода, генерал вернулся, не дойдя до Пере­копских укреплений.

В следующем году военные действия возглавил фельд­маршал Миних Х.А. Поход был более подготовлен — на пу­ти к Перекопу оборудованы опорные пункты. Оставив резерв в Казыкермене, Миних, построив свыше 50 тыс. войска в нескладнейший гигантский четырехугольник с обозом в се­редине, едва двигался к Перекопу, отбивая постоянные мел­кие налеты татар.

В конце концов лавина русских солдат смяла Перекопские укрепления. В мае 1736 г. Миних, оста­вив небольшой гарнизон у Перекопа, пошел внутрь полуост­рова. Вскоре была взята столица татар Бахчисарай и город Султан-Сарай. Но Миних не одержал ни одной серьезной победы, так как главные силы татар ускользнули. Истощенные жарой и нехваткой продовольствия русские войска, не рискуя оказаться запертыми с севера возвращавшимся с Кав­каза крымским ханом, покинули Крым, потеряв только от болезней почти половину состава, т.е. около 25 тыс. человек.

В 1736 г. кроме крымского похода развернулась осада Азова. В марте были взяты две наблюдательные каланчи на берегах Дона вверх по течению от крепости Азов и форт Лютик. Затем в течение двух месяцев более 20 тыс. русских войск возводили осадные укрепления. К середине июня часть сооружений крепости была уже в руках русских, и комен­дант Мустафа-ага сдал крепость на милость победителя.

В 1737 г. Россия сделала два главных удара: поход в Крым Ласси П.П. и действия Миниха Х.А. по освобождению Бессарабии. В июле сильно ослабленная при плохо подготов­ленном походе через степь 90-тысячная армия Миниха стала сразу же штурмовать крепость Очаков. Только отвагой сол­дат крепость в итоге была взята, потери были огромны и вновь не столько боевые, сколько из-за болезней и голода. Наступление заглохло.

В это же время Ласси П.П. с 40-тысячным войском снова проник в Крым, перейдя вброд и на плотах Гнилое море (Си­ваш). После ряда крупных сражений с татарским ханом рус­ская армия взяла Карасу-Базар. Но жара и безводная степь вынудили Ласси вновь оставить Крым.

С целью захвата Валахии и Молдавии Австрия начала военные действия лишь летом 1737 г. Другой удар по Тур­ции должен был быть нанесен в Боснии, которую Австрия была намерена присоединить к себе. В Боснии успехи авс­трийцев были незначительны. В Валахии они взяли ряд го­родов. Из Белграда третья часть армии двигалась по Дунаю и осадила г. Видин.

Серьезные потери крымских татар и турок заставили последних выступить с мирной инициативой. В местечке Немирове в августе 1737 г. собрался конгресс воюющих сторон — Турции, России и Австрии, который окончился безрезуль­татно. Война продолжалась. В 1738 г. русские войска в тре­тий раз вступили в Крым и снова из-за бескормицы и отсут­ствия воды вынуждены были его покинуть.

Летом 1738 г. 300-тысячная армия Миниха попыталась проникнуть за Днестр, но поход оказался неудачным и Миних ушел к Ки­еву. В сентябре из-за жестокой эпидемии чумы русские вой­ска оставили удерживаемые до тех пор Очаков и Кинбурн.

Снова начались переговоры, но теперь уже надвигалась новая опасность с севера. Франция и Турция вели диплома­тическую подготовку нападения на Россию Швеции. В этих условиях Остерман А.И. готов был вернуть Турции Очаков и Кинбурн, оставив за Россией лишь Азов. А Австрия уже сама нуждалась в русской помощи.

Весной 1739 г. состоялась последняя попытка России и Австрии оружием вырвать «пристойный мир». Армия Миниха двинулась к Хотину через Черновицы и 17 августа 1739 г. встретила войска Вели-паши под Ставучанами (непода­леку от Хотина). Сражение было выиграно благодаря отваге солдат и умелому действию ряда генералов (например, Румянцева А.И. – отца будущего фельдмаршала Румянцева-Задунайского П.А., и др.). Вскоре сдался и Хотин, русские вступили в Молдавию. Это привело к добровольному переходу Молдавии в российское поддан­ство с сохранением внутренней самостоятельности. С мол­давской депутацией 5 сентября 1739 г. был заключен дого­вор.

Тем временем Австрия, терпя одно поражение за другим, заключила с Турцией сепаратный мир, позорно изменив всем договоренностям с Россией. В этих условиях Россия вынуж­дена была пойти на заключение Белградского мира, отдав почти все, что с такими огромными жертвами было завоевано. Азов остался за Россией, но все его укрепления были срыты. Россия не могла держать корабли ни на Черном, ни на Азовском морях.

voynablog.ru

Война с Турцией при Анне Иоанновне (1735—1739)

Русско-турецкая война 1735—1739 — война между Российской и Османской империями, вызванная возросшими противоречиями в связи с итогом Войны за польское наследство, а также с непрекращавшимися набегами крымских татар на южнорусские земли. Помимо этого, война соответствовала долгосрочной стратегии России по обретению выхода к Чёрному морю.

Предыстория

В царствование Екатерины I и Петра II отношения с Турцией были мирные. Столкновение произошло при Анне Иоанновне. Повод подали польские дела. Вопрос о диссидентах в Польше повел к вмешательству в её дела русских. Порта, подстрекаемая французским посланником Вильневом, потребовала на основании договора, заключённого при Петре I, невмешательства России в польские дела. Русский резидент Неплюев устранил недоразумения, и Порта нашла вмешательство России в польские дела естественным, лишь бы русское правительство находилось в мире с Турцией. Другим поводом к недоразумениям послужила Кабарда, которую Россия хотела присвоить себе, а Турция считала собственностью крымского хана; третьим поводом был своевольный проход войск крымского хана по дороге в Персию через русские владения, поведший к кровавому столкновению русских с татарами на Кавказе. Все эти недоразумения Неплюеву удалось устранить, несмотря на все старание Вильнева раздуть их. Устранить их было тем легче, что Турция в то время вела неудачную войну с Персией. Когда после смерти Августа II (см.), в1733 г., при помощи России польским королём был избран Август III (см.), а не Станислав Лещинский (см.), за которого хлопотала Франция, Вильнев стал употреблять все усилия, чтобы поссорить Россию с Турцией. Для того, чтобы успешней сделать это, он при помощи интриг свергнул великого визиря Али-пашу, расположенного к миру с Россией. Его заменил Измаил-паша, человек опрометчивый и малоопытный. Около того времени Ахмет был свергнут и на престол возведен двоюродный брат его Мегмет. В Константинополе происходили смуты. Неплюев и помощник его Вешняков, видя все это, советовали своему правительству теперь же начать войну с турками, которая, по их мнению, была рано или поздно неизбежна. Неплюев скоро был отозван в Петербург, а резидентом остался Вешняков. В Петербурге большинство правительственных лиц стояло за безотлагательную войну, и в 1735 г. граф Остерман, указывая в письме к великому визирю ряд нарушений со стороны Порты мирных условий, просил высылки уполномоченных на границу для устранения недоразумений. Уполномоченные не были высланы, и Россия сочла условия мира нарушенными. Тогда началась война.

Основные события

В 1736 российское командование установило в качестве военной цели взятие Азова и Крыма. 20 мая 1736 российская днепровская армия, насчитывавшая 62 тысячи человек и состоявшая под командованием Христофора Миниха взяла штурмом турецкие укрепления у Перекопа, а 17 июня заняла Бахчисарай. Однако недостаток в продовольствии, а также вспышки эпидемий в рядах русской армии заставили Миниха отступить на Украину. 19 июня донская армия из 28 тысяч человек под предводительством Петра Ласси с помощью Донской флотилии осадила Азов. В июле 1737 армия Миниха взяла турецкую крепость Очаков. Армия Ласси, к тому времени увеличившаяся до 40 тысяч человек, одновременно вторглась в Крым, нанеся армии крымского хана ряд поражений и захватив Карасубазар. Но и она была вскоре вынуждена покинуть Крым из-за недостатка снабжения.

Осмелев на фоне российских побед Австрия в июле 1737 объявила Турции войну, однако довольно скоро потерпела ряд поражений. Таким образом её вступление в войну лишь усугубило ситуацию для союзников и укрепило позиции Турции. В августе Россия, Австрия и Турция начали мирные переговоры в Немирове, оказавшиеся однако безрезультатными. В течение 1738 существенных военных действий не велось, однако русской армии пришлось оставить Очаков и Кинбурн из-за вспышки чумы.

1735 год

В июне 1735 г. для войны с Турцией был вызван из Польши Миних, который решил сделать нападение на Крым. По болезни он не мог сделать это сам, и дело было поручено генерал-поручику Леонтьеву (см.). Имея под своим начальством до 20 тысяч войска, Леонтьев в конце лета вступил в черноморские земли, жестоко покарал ногайцев, но вследствие недостатка воды и продовольствия пришлось, не добравшись до Крыма, возвратиться на Украину. Вслед за тем Леонтьев был заменён фельдмарш. Минихом (см.), энергично принявшимся за приготовления к новому походу, который и начался ранней весной 1736 г.

1736 год

Анна Иоанновна

Армия была разделена на две части: главной назначено спуститься по Днепру и занять Крым; другой же части — идти от Изюма к Азову. При последней сначала находился сам Миних. Неожиданно явившись перед Азовом, он почти без выстрела захватил две Т. каланчи и с ничтожной потерей овладел крепостью Лютик, а по прибытии ген. Левашова с подкреплениями сдал ему начальство и сам отправился к главной армии. Хотя по прибытии Миниха в Царицынку (18 апреля) оказалось, что войско ещё в неполном сборе, но это не воспрепятствовало ему немедленно выступить в поход с тем, что было под рукой. Опрокидывая дорогой толпы татар, русские 28 мая дошли до Перекопа и 1 июня взяли его штурмом. Выдвинув затем особый отряд под начальством ген. Леонтьева к Кинбурну, Миних вступил в Крым и дошёл до Бахчисарая, предавая все огню и мечу. Однако полное изнурение войск от непривычного климата и всякого рода лишений заставило его уже 17 июля вернуться в Перекоп, где он получил известие о занятия Кинбурна без боя. 28 августа войска наши, разорив перекопские укрепления, выступили в обратный поход и 27 сентября прибыли в Самару. Вслед за тем и оставленный у Перекопа для прикрытия обратного движения войск отряд ген. Шпигеля отошёл к Бахмуту. Между тем, прибывший ещё в начале мая на театр войны и назначенный начальником осадного корпуса под Азовом фельдмаршал Ласси (см.) успел овладеть этой крепостью. Оставив в ней гарнизон, он с остальными войсками двинулся было к Перекопу, но, встретив на пути отряд ген. Шпигеля, узнал об очищении Крыма нашими войсками. В следующую за тем зиму татары отомстили нам опустошительным набегом на Украину. Захваченные ими пленные были, впрочем, отбиты донским атаманом Краснощёковым. Действия наши против татар конечно возбудили сильнейшее негодование в Стамбуле, однако Т. правительство, озабоченное известиями о союзе России с Австрией, не предпринимало в течение 1736 г. ничего решительного. Завязанные было в Немирове переговоры не привели ни к каким результатам, и весной 1737 г. военные действия возобновились. Для развлечения внимания турок поручено было калмыцкому хану Докдук-Омбо (см.) при содействии донских казаков произвести набег на Кубань, в земли ногайцев; а между тем Миних, усилив свою армию до 70 тыс., в исходе апреля переправился через Днепр и двинулся к Очакову.

1737 год

2 июля крепость эта была взята, и в ней оставлен русский гарнизон под начальством Штофельна. Другая русская армия (около 40 тыс.), предводимая фельдмаршалом Ласси, двинулась с Дона к Азовскому морю; затем, наступая по Арабатской косе, переправилась через Сиваш против устья р. Салгир и вторгнулась в Крым. При этом весьма важное содействие ей оказал начальник Азовской флотилии, вице-адмир. Бредаль (см.), доставивший к Арабатской косе разные запасы и продовольствие. В конце июля Ласси дошёл до Карасубазара и овладел им; но по усилении болезненности в войсках и истощении провианта должен был оставить полуостров. Разорив на обратном пути Перекоп, он в начале октября был уже опять в Украйне. Между тем Миних, готовившийся овладеть Бендерами, остановлен был в этом предприятии нападением турок на Очаков. Крепость, однако же, устояла благодаря геройской защите гарнизона; но Миних, успокоившись насчёт её участи, уже ничего не предпринимал против Бендер, а выступал обратно в пределы России. Подобно предыдущим, кампания 1737 г. благодаря климатическим условиям и скоплению всяких непорядков в администрации войск стоила нам огромных потерь в людях; а вследствие падежа лошадей пришлось на обратном пути оставить часть артиллерии в Очакове и в устроенном на р. Буге укреплении Андреевском. Союзникам нашим, австрийцам, счастье тоже не благоприятствовало, так что они завязали с турками мирные переговоры, к которым приступило и наше правительство. Ободрившийся неприятель предъявил, однако, такие требования, согласиться на которые признано было невозможным. Война возобновилась; но кампания 1738 г. была неудачна для союзников. Миних с своей ослабленной армией, в пополнении которой ему было отказано, с большими затруднениями дошёл в начале августа до Днестра; но узнав, что по ту сторону реки стоит сильная Т. армия и что в Бессарабии появилась чума, Миних решился на отступление.

1738 год

Обратное движение в Украйну по безводной и пустынной местности, при непрестанно угрожавшей опасности от преследовавших армию татар снова повлекло за собой весьма чувствительные потери. Поход Ласси в Крыму, по опустошённым ещё в прошедшем году местам, тоже был бедственным, так как на этот раз Т. флот воспрепятствовал вице-адм. Бредалю доставлять сухопутной армии нужные припасы. Войска наши должны были оставить Крым и в конце августа возвратились в Украйну. Для австрийцев год этот был особенно несчастлив: одно поражение следовало за другим. Ряд всех этих неудач не повёл, однако, к заключению мира. Изменён был только план действий на будущую кампанию, Ласси должен был ограничиваться обороной Украины.

1739 год

Положено вывести русские войска из Очакова и Кинбурна, где они быстро таяли от разных болезней и трудов. Миниху разрешено действовать по личному усмотрению, и армия его была усилена. В начале июня 1739 г. он перешёл Днепр; 15 августа был уже за Днестром, а 27 одержал блестящую победу при Ставучанах (см.), последствием коей была сдача русским крепости Хотин. Политические обстоятельства воспрепятствовали дальнейшим успехам Миниха, и между воюющими сторонами был заключён мир.

Составлен был новый проект ведения войны в 1739 г. Были образованы две армии — одна, главная, должна была двинуться через Польшу к Хотину, другая, вспомогательная, в Крым и на Кубань. Первая под начальством Миниха в конце мая перешла польскую границу и в конце июля подошла к Пруту. Здесь у мст. Ставучан, возле Хотина, 17 августа русское войско встретилось с Т. 90-тысячным отрядом под начальством сераскира Вели-паши. Миних разбил турок наголову. Вслед за ставучанской битвой пал и Хотин, а 1 сентября русские войска вступили в Яссы, жители которых обязались содержать первый год 20 тыс. русского войска и подарили Миниху 12000 червонных. Вскоре Австрия без ведома России заключила отдельный мир с Турцией, по которому уступила последней Белград, Орсову и всё сербское королевство.

Белградский мирный договор

Продолжать войну было опасно одной России, и через посредство французского посла Вильнева начались переговоры с Турцией о мире. Переговоры шли долго, наконец в сентябре 1739 г. был заключён мирный договор в Белграде. По договору, Россия оставляла за собой Азов, но обязывалась срыть все находящиеся в нём укрепления. Кроме того, ей запрещалось иметь флот на Чёрном море, а для торговли на нём должны были использоваться турецкие суда. Таким образом, задача выхода к Чёрному морю практически не была решена.

Белградский мирный договор фактически сводил на нет результаты русско-турецкой войны 1735—1739 гг.. Действовал фактически до заключения Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г.

Примечания

  1. История русской армии. М.:»Эксмо», 2007.С. 88

Wikimedia Foundation.
2010.

dic.academic.ru

Итоги русско-турецкой войны 1735-1739

По итогам Русско-турецкой войны в период с 1735 по 1739 было подписано 2 договора. «Белградский договор» от 21 августа 1739 года, и «Нишский мир» от 03 октября 1739 года. В условиях Белградского мирного соглашения прописано, что Османская империя получила от Австрии Сербию с Белградом, а также части Бонаты и Боснии. Россия так и не добилась права иметь военный флот в Черном и Азовском морях. Однако Россия получила Азов, а также небольшую береговую линию вдоль Днепра, но с условием, что все боевые сооружения и укрепления будут полностью уничтожены. Кабардинские орды получили полную независимость от Османской империи.

По итогам Нишского мира России снова пришлось подтвердить свой отказ на земли в Причерноморском регионе, в том числе на Крымский полуостров и Молдавию. Но России досталось право создать свой коммерческий порт в Азове, при этом ей снова пришлось подтвердить, что в этом порту не будет ни каких военных сооружений и укреплений.

Все это означало, что кроме Азова Россия ни чего не получила. Это еще раз подчеркнуло необходимость иметь свой военный флот в Черном море, после этой кровопролитной четырех летней войны, которая унесла жизни более 100 тысяч российских солдат, а также огромное количество потраченных на войну денег и ресурсов. Не смотря на это, Анна Иоанновна постаралась «сохранить лицо» и всячески старалась преподать подписание этих договоров, как победу. Причиной столь малых успехов в Русско-турецкой войне, что Россию не поддержали почти все Европейские державы. Это в большей мере относится к Французам и Австрийцам, которые, будучи официальными посредниками, между Россией и Портой не предприняли ни каких шагов, что бы хоть как-то поддержать Россию в этой войне. При этом они старались обеспечить свои интересы в этих регионах даже после окончания русско-турецкой войны 1735-1739 годов. Следует, обратит внимание и на огромные ошибки ведения войны Миниха и Ласси, т.к. они использовали малоэффективную и устаревшую тактику ведения войны, против хорошо подготовленной турецкой армии и, особенно от ее конницы. Пешие солдаты были мало эффективны против кавалерии, а штыковой бой (для чего больше всего пахота подходила) использовался очень мало. Многочисленные поражения российской армии показали ее слабые стороны в организации ведения войны, снабжения войск и отсутствие качественного стратегического планирования.

Австрия (священная римская империя), предательски заключившая мир с Турцией, поставила Россию в очень невыгодное положение. России, поскольку она осталась одна, пришлось отдать все завоеванное таким трудом, и такими большими людскими потерями.
Австрия, по итогам этой войны потеряв Белград и Сербию, значительно утратила свое влияние на Балканах. Османская же империя, укрепила свое влияние на Балканах. Однако, не значительно потеряла его в черноморского региона (в связи с потерей Азова).

Россия усвоила урок, что в войнах с Османской империей ей нельзя надеяться на союзников, особенно европейских, и целиком рассчитывать только на себя, а уничтожение Османской империи и захват Константинополя превратились для России в несбыточную мечту.

Права христиан проживающих в османской империи также улучшить не удалось. Вопрос с набегами крымских татар на близлежащие к ним территории России со стороны Украины и разорение большого количества деревень тоже пока решить в ходе этой войны не удалось. Все эти нерешенные проблемы России еще долго пришлось и придется решать в многочисленных русско-турецких войнах.


www.istmira.com

Кратко о Русско-турецкой войне 1735 – 1739.

Началу русско-турецкой войны в 1735-1739 послужили основные три причины. Во-первых, участие России во внутри польских делах, в которых она не имела право принимать никакого участия, о чем четко было сказано в договоре, подписанном при Петре I. Второй причиной послужила Кабарда (феодальное княжество в составе Черкесии, располагавшееся на территории Северного Кавказа), которая хотела видеть Россию в качестве своего покровителя. Третья причина заключалась в стремлении графа Остермана, неоднократно указать великому визирю, на нарушения договоренностей мирного соглашения Портой, он требовал прислать представителей от Порты на границу для рассмотрения конфликтов, но представителей Порта так и не отправила. После этого, Россия посчитала, что нарушены мирные условия и объявила Турции войну. Основными целями, которые российское командование поставила перед военными, было взятие крепости Азов и захвата полуострова Крым. В мае 1736 года Российская днепровская армия, с численностью более 60 000 человек возглавляемая Христофором Минихом захватила турецкие позиции у Перекопа, к середине июня захватила Бахчисарай. Но Миниху пришлось сдать позиции, из-за возникшей эпидемии среди солдат русской армии. 19 июня 28 000 армия, возглавляемая Петром Ласси, не без поддержки донской флотилии, окружила Азов. А через год армия, возглавляемая Минихом, захватили Крепость Очаков. В это же время войска Ласси вошли в Крым, победив в нескольких битвах, оказала мощную атаку войскам крымского Хана и заняла Карасубазар. Но, как и армии Миниха, пришлось сдать позиции по причине дефицита припасов. Австрия, воодушевляемая победами русских, тоже решила поучаствовать в военных событиях, и в 1737 году начала с Турцией войну. Но очень быстро потерпела ряд неудач. После чего, в августе в Немирове начались мирные переговоры между Россией, Австрией и Турцией, но, к сожалению, никакого результата они не принесли. На протяжении всего 1737 года было небольшое затишье, принципиальных военных событий не было. Однако российская армия покинула захваченные Очаков и Кинбурн из-за эпидемии чумы. В 1738 году почти все военные события были негативными для стран-союзников. Миниху отказали в пополнении его армии, он едва, как дошел до Днестра, но пришлось ему отступить, поскольку за рекой стояла мощная турецкая армия и в Бесарабии гуляла чума. Возвращаясь обротано в Украину, ему приходилась отбиваться от преследуемых их татар, дорога домой была крайне тяжелой, по безводной пустыне, он нес многочисленные потери в рядах своей армии. Поход Ласси в Крым тоже был неудачным, т.к. турецкий флот помешал поставлять его солдатам необходимые им припасы и снаряжение. Войскам Ласси пришлось покинуть Крым, и вернуться в Украину. Это был самый тяжелый военный период для австрийцев, отличался чередой поражений во многих битвах. Но эти события так и не смогли посадить враждующие стороны за стол переговоров. Утвердили новый план военной стратегии на будущий год. В 1739 году ряды армии Миниха пополнили новыми частями и ему разрешили действовать самостоятельно. После чего он перешел реку Днепр, и уже к концу лета был за Днестром, победил в сражении при Ставучанах. Вследствие чего, русские легко захватили крепость Хотин. Под давлением политической коньюктуры Миниху пришлось остановить наступление, и был заключено мирное соглашение. В последствии была утверждена новая стратегия ведения войны, организовали две армии. Одна пошла на Хотин, через территорию Польши, а другая направилась в Крым и Кубань. Армия, отправленная взять Хотин, в конце июля была у Прута. В месте Ставучан в середине августа русские войска столкнулись с 90 000 турецким отрядом. Стремительным ударам Миних разгромил турецкую армию и, развивая наступление, сходу захватил Хотин. После чего русские воска вошли в Яссы, оккупантам пришлось в на протяжении года содержать 20 000 русские войска и Миниху был вручен презент в размере 12 000 червонных. Страна союзник — Австрия, не предупредив о своих планах Россию, договорилась о мире с Турцией, с крайне тяжелыми для себя условиями. По принятому договору Турции переходили Белград и все сербское королевство. На фоне этих событий, России было неблагоприятно находиться в состоянии конфликта с Турцией один на один, и поэтому России пришлось начать с Турцией переговоры о мировом соглашении. Переговоры проходили крайне тяжело и долго. Только к концу сентября 1739 года в Белграде было подписано мировое соглашение, по которому, только крепость Азов оставалась за Россией, но очистить все от оборонительных сооружений, кроме того России так, и не разрешили иметь черноморский флот, а для перевозок и торговли можно было использовать только турецкие суда. Следовательно, условия, прописанные в белградском мирном договоре, свели на нет все успехи, достигнутые в итоге этой войны.


www.istmira.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о