Значения и итоги первой мировой войны кратко: Итоги Первой мировой войны для России и США – кратко по пунктам

Содержание

Значение первой мировой войны кратко — о войне 1914

Основные 6 значений первой мировой

О итогах 1 мировой


Содержание:

  • Политическое значение
  • Экономическое значение
  • Военное значение
  • Демогрофическое значение
  • Общественое
  • Новые идеологии

 

Сама Первая мировая война и ее итоги, кратко говоря, имели огромное историческое значение для последующего развития не только европейских государств, но и всего мира. Во-первых, она навсегда изменила существующие до нее миропорядок. А во-вторых, ее исход стал одной из предпосылок к возникновению второго мирового вооруженного конфликта.

Политика

Наибольшее значение война имела для дальнейшего политического взаимодействия стран.
После войны политическая карта мира довольно сильно изменилась. С нее исчезли сразу четыре крупные империи, игравшие немалую роль в мировой политике. Вместо 22 европейских государств по завершении военного противостояния на континенте стало 30 стран. Появились новые государственные образования и на Ближнем Востоке (вместо завершившей свои дни Османской империи). При этом во многих странах сменилась форма правления и политическое устройство.  Если до начала войны на европейской карте было 19 монархических государств и всего три республиканских, то после ее окончания первых стало 14, а вот количество вторых увеличилось сразу до 16.

Огромное влияние на дальнейшие международные отношения оказала новая Версальско-Вашингтонская система, сформированная в большей степени с учетом интересов стран-победительниц (Россия туда не вошла, так как вышла из войны ранее). В то же время интересы вновь образованных государств, а также стран, потерпевших поражение в войне совершенно игнорировались. И даже, наоборот, молодые государства должны были стать послушными марионетками в борьбе с русской большевистской системой и германской жаждой реванша.
Словом, новая система была совершенно несправедливой, несбалансированной, а, следовательно, и неэффективной и не могла привести ни к чему иному, как только к новой широкомасштабной войне.

Экономика

Даже при кратком рассмотрении становится понятно, но не меньшее значение Первая мировая война имела и для экономики всех стран, принимавших участие в ней.
В результате боевых действий большие территории стран лежали в руинах, были разрушены населенные пункты и инфраструктура. Гонка вооружений привела к перекосу экономики во многих индустриальных странах в сторону военной промышленности, в ущерб другим сферам.
При этом изменения затронули не только крупнейшие державы, тратившие колоссальные суммы на перевооружение, но и их колонии, куда переносилось производство, и откуда поставлялось все больше и больше ресурсов.
По итогам войны многие страны отказались от золотого стандарта, что привело к кризису денежной системы.
Чуть ли не единственной страной, которая получила от Первой мировой войны достаточно большую выгоду – США. Соблюдая в первые годы войны нейтралитет, штаты принимали и выполняли заказы воюющих сторон, что и привело к их значительному обогащению.

Однако, несмотря на все негативные моменты в развитии экономики, стоит отметить, что война дала стимул к развитию новых технологий, причем не только в производстве оружия.

Демография

Человеческие потери этого затянувшегося кровопролитного конфликта исчислялись миллионами. Причем они не закончились с последним выстрелом. Многие умерли из-за полученных ран и разразившейся пандемии испанского гриппа («испанки») уже в послевоенные годы. Страны Европы буквально были обескровлены.

Общественное развитие

Немалое значение, кратко говоря, имела Первая мировая война и для развития общества. Пока мужчины воевали на многочисленных фронтах, женщины работали в цехах и на производствах, в том числе и таких, которые считались исключительно мужскими. Это во многом отразилось на формировании женских взглядов и переосмыслении их своего места в обществе. Поэтому послевоенные годы были ознаменованы массовой эмансипацией.

Также война сыграла огромную роль в усилении революционного движения и как следствие в улучшении положения рабочего класса. В одних странах рабочие добивались реализации своих прав посредством смены власти, в других правительство и монополисты сами шли на уступки.

Новые идеологии

Пожалуй, одним из самых значимых итогов Первой мировой стало то, что она сделала возможным появление новых идеологий, таких как фашизм, и дала шанс укрепиться и подняться на новый уровень прежним, например, социализму.
Впоследствии многие исследователи неоднократно доказывали, что именно такие масштабные и затяжные конфликты способствуют установлению тоталитарных режимов.
Таким образом, можно сказать, что мир после окончания войны был уже совершенно не тем, который вступил в нее четырьмя годами ранее.

92. ИТОГИ И ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. История нового времени. Шпаргалка [litres]

Читайте также

3. Брест-Литовский мир и его значение в истории мировой войны

3. Брест-Литовский мир и его значение в истории мировой войны Нас тут Брест-Литовский мир интересует не как событие русской истории, которой мы в этой книге не касаемся, но как событие в истории Запада, и только с этой точки зрения мы постараемся определить его значение.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ИТОГИ И ВЫВОДЫ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, МАСОНСКОЙ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЕЁ «УГЛУБЛЕНИЯ» ГРУППИРОВКОЙ ЛЕНИНА

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ИТОГИ И ВЫВОДЫ ПОСЛЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, МАСОНСКОЙ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ЕЁ «УГЛУБЛЕНИЯ» ГРУППИРОВКОЙ ЛЕНИНА Не претендую на всю полноту выводов в заявленной теме, однако исторических фактов и различной информации вокруг событий 1914-1917 гг. вполне

Накануне Первой мировой войны

Накануне Первой мировой войны Из важнейших внутриполитических событий этого периода следует упомянуть как минимум два: убийство Столыпина и празднование трехсотлетия дома Романовых.Столыпин был смертельно ранен двумя выстрелами из браунинга 1 сентября 1911 года агентом

ИТОГИ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

ИТОГИ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Первая мировая война чуть было не обернулась триумфальной победой Германии. План Шлиффена сработал. Политика Англии, которая предполагала сломить немцев с помощью морской блокады и колониальных операций, предоставив вести сухопутную войну Франции и

4. Какие были итоги Первой мировой войны?

4. Какие были итоги Первой мировой войны? Произошедшая в России Февральская революция взволновала политиков всех ведущих государств. Все понимали, что разворачивающиеся в России события самым непосредственным образом повлияют на ход мировой войны. Было ясно, что это в

7. Какие были итоги Первой мировой войны для стран Латинской Америки?

7. Какие были итоги Первой мировой войны для стран Латинской Америки? Первая мировая война ускорила дальнейшее капиталистическое развитие стран Латинской Америки. Временно уменьшился приток европейских товаров и капиталов. Цены на мировом рынке на сырьевую и

16. Какие были итоги Второй мировой войны? Какие изменения в Европе и мире произошли после Второй мировой войны?

16. Какие были итоги Второй мировой войны? Какие изменения в Европе и мире произошли после Второй мировой войны? Вторая мировая война наложила печать на всю историю мира второй половины ХХ в.В ходе войны были погублены 60 млн жизней в Европе, к этому следует добавить многие

68. ПРИЧИНЫ И ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

68. ПРИЧИНЫ И ИТОГИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В начале XX в. на международной арене обострялись противоречия между различными государствами, что в конечном счете привело к развязыванию в 1914 г. мировой войны. Основными соперниками были ведущие европейские государства – Англия

Тема 9. Украина в годы первой мировой войны, революции и гражданской войны

Тема 9. Украина в годы первой мировой войны, революции и гражданской войны Первая мировая война и украинский вопрос На переломе XIX–XX веков оформились два мощных военно-политических блока, поставившие своей целью передел сфер влияния в мире. С одной стороны — это

49 НАЧАЛО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

49 НАЧАЛО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ Первую мировую войну вызвали противоречия между странами Тройственного союза и Тройственного согласия (Антанты) за сферы влияния, рынки сбыта и колонии.Поводом к войне послужило убийство сербским националистом Г. Принципом в Сараево

2. Итоги Первой мировой: расчистка поля для англосаксонского проекта

2. Итоги Первой мировой: расчистка поля для англосаксонского проекта После Первой мировой войны центр мировой финансовой власти перемещается в США, и именно здесь формируются институты, призванные сыграть решающую роль в создании европейской «опоры» мирового

§ 1. Мир накануне Первой мировой войны

§ 1. Мир накануне Первой мировой войны Индустриальная цивилизация в начале XX в.В конце XIX столетия многим казалось, что мир приобрёл устойчивость в своём развитии. Между тем именно в это время в обществе складывались предпосылки драматичных событий бурного и полного

2. Итоги Первой мировой: расчистка поля для англосаксонского проекта

2. Итоги Первой мировой: расчистка поля для англосаксонского проекта После Первой мировой войны центр мировой финансовой власти перемещается в США, и именно здесь формируются институты, призванные сыграть решающую роль в создании европейской «опоры» мирового

Значение 1 мировой войны. Значение первой мировой войны кратко. Разрушения и людские потери

Первая мировая война – событие, имеющее всемирно-историческое значение. Масштаб Первой мировой войны не имел себе равных в истории человечества. Война продолжалась 4 года и 3 месяца (с 28 июля 1914 по 11 ноября 1918).

В ней принимали участие 33 государства (с доминионами и Индией – 38) с населением 62% от мирового. Во время войны были убиты и скончались от ран примерно 9,5 млн. человек, жертвы гражданского населения – от 7 до 12 млн. человек, около 55 млн. человек было ранено.

Причины Первой мировой войны

Основная причина начала 1 мировой войны – стремление ведущих держав, в первую очередь Англии, Франции и Австро-Венгрии к переделу мира. Дело в том, что колониальная система к началу XX столетия рухнула. Ведущие европейские государства, которые раньше процветали за счет эксплуатаций колоний, теперь нельзя было получать ресурсы просто так, отбирая их у индусов, африканцев и южноамериканцев. Теперь ресурсы необходимо было лишь отвоевывать друг у друга. Потому и возрастали противоречия:

Между Англией и Германией :

Англия не хотела допустить усиления влияния Германии на Балканах. Немцы стремились закрепиться на Балканах и Ближнем Востоке, а также стремились лишить англичан морского господства.

Между Германией и Францией :

Французы хотели вернуть себе земли Эльзас и Лотарингию, потерянные в войне 1870-1871 гг. Так-же Франция желала захватить немецкий Саарский угольный бассейн.

Между Германией и Россией :

Немцы стремились забрать у Российской империи Польшу, Украину и Прибалтику.

Между Россией и Австро-Венгрией :

Конфликт возник из-за стремления обеих государств оказывать влияния на Балканы, а также стремление русских подчинить себе Босфор и Дарданеллы.

Повод Первой мировой войны

Поводом к войне стало убийство наследника австрийского и венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда (). Австро-Венгрией был предъявлен Сербии ультиматум. Сербия не смогла выполнить все его пункты и 28 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила Сербии войну. Российская империя не смогла оставаться в стороне, так как отдать Сербию Австро-Венгрии значило допустить установление господства австро-германского блока над всем Балканским полуостровом.

31 июля в России была начата мобилизация для оказания помощи Сербии. Германия начала требовать от русских прекратить мобилизацию. Российская империя этого не сделала и тогда немцы, как союзники Австро-Венгрии 1 августа объявили России войну.

Цели и планы участников
Россия

1) Контроль над проливами Босфор и Дарданеллы; 2) Усиление влияния на Балканах; 3) Попытка остановить назревающую революцию.

Англия

1) Сохранение своих колоний; 2) Усиление влияния на мировую экономику.

Франция

1) Укрепление колониальных владений; 2) Возвращение области Эльзас и Лотарингия.

Германия

1) Сокрушение Франции и России; 2) Присоединение прибалтийских и польских земель; 3) Присоединение части французских колоний в Африке; 4) Обосноваться в Турции и на Балканах.

Австро-Венгрия

1) Подчинение балканских государств.

Ход Первой мировой войны
Кампания 1914 года

2 августа – немцы полностью оккупировали Люксембург, и Бельгии был выдвинут ультиматум о пропуске германских войск к границе с Францией;

Кампания 1915 года

Зимой 1914-1915 годов шло сражение между русскими и австрийцами за перевалы в Карпатах. 10(23) марта завершилась Осада Перемышля
сражение при Ипре, Дарданелльская операция 19 февраля 1915 г.

Кампания 1916 года
Кампания 1917 года
Кампания 1918 года

Выход России из войны;

В июле-августе произошла вторая битва на Марне;

Итоги Первой мировой войны

Версальский договор подписанный Германией, официально завершил Первую мировую войну.

Гражданская война, и Октябрьская в России, Ноябрьская революция в Германии стали последствиями Первой мировой войны;

Возникли новые государства: Советская Россия, Финляндия, Польша, Венгрия. Австрия, Чехославакия, Югославия, страны Прибалтики;

Германия, перестала быть монархией, лишилась большей части своих территорий, была ослаблена экономически. Так-же, ей было необходимо выплатить репарации европейским странам Кроме всего она была вынуждена отказаться от современных видов вооружения;

Распалась империя Романовых, Габсбургов, Гогецоллернов и турецких султанов;

Сложилась новая система международных отношений;

До 1 мая 1921 г. Германия обязалась выплатить союзникам 20 миллиардов марок золотом, товарами, судами и ценными бумагами;

Карс и Батум отошли Турции;

Америка стала играть ведущую роль в мире;

Возросло влияние Японии, Китая;

Сохранились главные противоречия на международной арене, которые приведут к новой мировой войне.

Первая Мировая война — очень большое и многогранное событие в истории человечества. Для изучения столь емкой темы в этой статье будет сформирована Таблица “Первая мировая война 1914 1918”, где будут изложены основные фронты и ход военных действий на западном и восточном фронтах.

Кратко о войне

Известно, что основной причиной первой мировой войны 1914-1918 стала колониальная гонка между Францией, Британией с одной стороны и Германией с другой. Результатами этой гонки стала война Антанты и Тройственного союза с последующим крушением четырех крупнейших империй мира и изменение политической карты Европы в последующие годы.

На территории бывшей Российской империи возникло более двух десятков различных государств, за счет Австро-Венгрии была создана Югославия и другие государства. Германия, хотя и проиграла, но была готова взять реванш, который и случился в 1939 году.

Рис. 1. Военные альянсы в Европе в 1914.

Хронология события такого масштаба достаточно разнообразна, но мы поговорим кратко о этапах Первой Мировой войны, разберем ее события и итоги, сведя ход войны в хронологическую таблицу.

Предлогом к войне стало убийство 28 июня 1914 года эрцгерцога Австро-Венгрии Франца Фердинанда сербским националистом Гаврилой Принципом. После этого Вена официально объявила войну Белграду, начав обстрел города.

Рис. 2. Гаврило Принцип.

Таблица «Первая Мировая война»

Дата

Событие

Итоги

Объявление войны Австро-Венгрией Сербии

Начало Первой Мировой

Германия объявила войну России

Германия объявляет войну Франции

Начало наступления германских войск на Париж через Бельгию

Русское наступление в Восточной Пруссии

Поражение армии Самсонова

Начало Галицийской битвы

Русские выбивают австрийцев из региона

Сентябрь 1914

Битва на Марне

Германское наступление во Франции остановлено

Операция «Бег к морю»

Установление статичной франко-германской линии фронта

Оборона крепости Осовец

Сарыкамышская операция

Разгром турецких войск на Кавказе

Битва при Ипре

Первое применение отравляющих газов Германией

Горлицкий прорыв

Начало масштабного отступление русских войск на восток

Вступление в войну Италии

Высадка войск Антанты в Греции

Открытие Салоникийского фронта

Начало битвы при Вердене

Нарочская операция

Апрель 1916

Операция Нивеля

Прорвать германский фронт на западе не удалось

Брусиловский прорыв

Вытеснение австрийцев из Галиции

Ютландская битва

Прорвать морскую блокаду немцы не смогли

Битва при Сомме

Первое использование танков

Начало подводной войны

Германия начала топить гражданские суда

Вступление США в войну

Октябрьская революция

Приход к власти в России большевиков

Брестский мир

Россия выходит из войны

Контрнаступление Антанты

Начало разгрома германских войск

Революция в Германии

Свержение германской монархии

Компьенское перемирие

Прекращение боевых действий

Версальский мир

Окончание Первой Мировой войны

Белогвардейское движение в России не признавало итогов Брестского мира и продолжало де юре вести войну против Германии. Верховный Правитель России А. В. Колчак намеревался после наступления на Москву и Петроград продолжить войну против большевиков до полной победы вместе с Антантой.

Рис. 3. Танки на Сомме.

Поражение Германии привело к переделу всех ее колоний между странами-победительницами, не считая России. Новое советское правительство очутилось в политической изоляции, отказавшись от имперского наследия и намеревающееся «разжечь пожар мировой революции».

ТОП-5 статей которые читают вместе с этой

Россия ценой жизни своих солдат дважды спасала Антанту от капитуляции, оттягивая силы немцев с западного фронта во время Прусской операции 1914 и Брусиловского прорыва, хотя сама еще была не готова к ведению таких активных действий на фронте.

Что мы узнали?

Указанные события — далеко не все, которые были за эти годы. Было еще множество трагический страниц, о которых действительно стоит узнать подрастающему поколению. Уроки, которые преподала война, так и не были восприняты победителями, что совсем скоро привело ко Второй Мировой войне.

Тест по теме

Оценка доклада

Средняя оценка: 4.1 . Всего получено оценок: 1033.

Первая Мировая война (1914-1918) имела огромное значение для последующего развития мировой истории. Главным итогом Первой Мировой войны стало крушение четырех крупнейших империй Старого света — Российской, Османской, Германской и Автро-Венгерской. В мире наступал новый виток развития цивилизации.

Итоги Первой Мировой войны для России

Уже за год до окончания военных действий Россия по внутренним причинам вышла из Антанты и заключила с Германией позорный Брестский мир. Революция, проведенная большевиками, изменила ход истории для России, которая теперь никогда не получит выход в Средиземное море.

Еще не окончилась Первая Мировая, как на территориях бывшей Российской империи полыхала Гражданская война вплоть до 1922 года.

Рис. 1. Карта Гражданской войны в России.

Новое правительство взяло курс на построение коммунизма через социализм, что привело к международной дипломатической изоляции.

Разберем по пунктам, какими же были последствия участия в Первой Мировой войне:

ТОП-4 статьи которые читают вместе с этой

  • Вспыхнувшая Гражданская война унесла более 10 млн человек убитыми и искалечила еще больше количество человек.
  • За время Гражданской войны эмигрировало за границу более 2 млн человек.
  • Россия заключила позорный Брестский мир, по которому лишилась огромных территорий на западе.
  • Иностранная интервенция нанесла тяжелый урон приграничным районам бывшей империи.
  • Образованный СССР попал в дипломатическую изоляцию ввиду противопоставления себя капитализму, взявший курс на построение социализма и провозгласивший идею мировой революции, чем отвернул от себя все мировое сообщество, включая бывших союзников.
  • СССР в течении долгих лет не принимали в Лигу Наций, что случилось лишь в 1933 году.
  • Россия навсегда лишилась шанса завладеть Босфором и Дарданеллами.
  • Образованный на территории Российской Империи СССР отказался от исторической преемственности наследия империи, что послужило поводом исключить его из числа стран-победителей. Советский Союз не получил никаких дивидендов после победы над Германией.
  • Огромный экономический урон, нанесенный стране с 1914 по 1922 годы, пришлось восстанавливать несколько десятилетий.

Рис. 2. Территории Советской России по итогам Брестского мира.

Находясь в эмиграции, Русская армия барона Врангеля еще долгие годы не теряла надежды вернуться в Россию и продолжить борьбу против большевизма. Белогвардейцы сражались против большевиков во время революции в Болгарии, в Бизерте (Тунис) белогвардейский флот больше десяти лет находился в состоянии боевой готовности, а Русская армия, находясь в Галлиполи (Турция) и той же Бизерте, каждый день устраивала смотры и демонстрировала высокую боевую готовность. Ни одно государство так и не смогло разоружить белоэмигрантские воинские формирования. Они сделали это сами, когда надежды на возвращение в Россию для продолжения борьбы не осталось.

Кратко об итогах Первой Мировой войны

Результатом победы Антанты стало решение основных задач, которые ставили страны-победительницы перед собой. В ход войны в 1917 году вступили США, избравшей для себя политику вступления в мировые войны в самый последний момент для получения максимальных дивидендов как один из основных участников и позиционируя себя как государство, решившее исход войны.

Рис. 3. Территориальные изменения в Европе после войны.

Всего же после заключения Версальского мирного договора с Германией, в мире произошли следующие территориальные изменения:

  • Британия получила новые колонии в Юго-Западной Африке, Ираке, Палестине, Того и Камеруне, Северо-восточной Новой Гвинее и ряд мелких островов;
  • Бельгия — Руанду, Бурунди и другие мелкие территории в Африке;
  • Греции передали Западную Фракию;
  • Дания — Северный Шлезвиг;
  • Италия расширилась за счет Тироля и Истрии;
  • Румыния получила Трансильванию, Буковину, Бессарабию;
  • Франция взяла под контроль желаемые Эльзас и Лотарингию, а также Сирию, Ливан и большую часть Камеруна;
  • Япония — немецкие острова в Тихом Океане;
  • На территории бывшей Австро-Венгрии была образована Югославия;

Кроме этого, были демилитаризованы Босфор, Дарданеллы и область Рейна. Германия и Австрия стали республиками, как и многие национальные государства на территории бывшей Российской империи.

К военным итогам войны относится ускорение разработки новых вооружений и тактики ведения войны. Первая Мировая дала миру подводные лодки, танки, газовые атаки и противогаз, огнемет, зенитные орудия. Появились новые виды артиллерии и было модернизировано скорострельное оружие. Увеличилась роль инженерных войск и снизилось участие кавалерии.

По всему миру оплакивали огромные человеческие жертвы — более 10 миллионов человек среди военных и более 12 миллионов гражданского населения.

Продолжительная Первая Мировая война нанесла огромный ущерб экономикам стран, работавших 4 года на нужды фронта. За это время усилилась роль ВПК, государственного планирования экономики, развилась сеть дорог с твердым покрытием и возникла продукция двойного назначения.

Что мы узнали?

Окончившаяся война навсегда изменила мировой уклад и политическую карту. Однако не все уроки, которые она преподала, были восприняты победителями, что впоследствии приведет ко Второй Мировой войне.

Тест по теме

Оценка доклада

Средняя оценка: 4.7 . Всего получено оценок: 548.

Начало XX в. характеризуется обострением борьбы между странами за рынки сырья и сбыта товаров, за доминирование на международной арене. В связи с расширением экспансии Германии Россия и Великобритания в 1907 г. подписали соглашение о разделе сфер влияния в Иране, Афганистане и Тибете. Вслед за «сердечным согласием» Франции и Англии в 1904 г. русско-английское соглашение привело к формированию русско-франко-английского союза, окончательно оформившегося в 1907 г. и получившего наименование Антанта . Европа раскололась на два враждебных лагеря — Тройственный союз (Германия, Италия, Австро-Венгрия) и Антанта (Франция, Англия, Россия). Началась Первая мировая война.

Причины первой мировой войны

  • Обострение противоречий между индустриальными державами из-за рынков сбыта источников сырья, сфер влияния.
  • Борьба за передел мира между Тройственным союзом и Антантой.
  • Стремление развитых стран к экспансии — территориальному, военно-политическому, финансово-экономическому, социокультурному расширению.

Цели России в войне

  • Укрепление позиций России на Балканам в ходе оказания помощи славянским народам.
  • Борьба за контроль над черноморским! проливами.
  • Противодействие агрессии Австро-Венгрии, в отношении Сербии.

Повод к войне

28 июня 1914 г . совершено убийство наследника австро-венгерского престола эре-герцога Франца Фердинанда в Сараево боснийским гимназистом Гаврилой Принципом сербом по национальности.

Первая мировая война.
ОСНОВНЫЕ СОБЫТИЯ

1914 год
23 июля Австро-Венгрия при поддержке Германии обвинила Сербию в произошедшем убийстве и выдвинула ей ультиматум.
28 июля Австро-Венгрия заявила о невыполнении ультиматума и объявила Сербии войну.
30-31 июля В России началась мобилизация.
1 августа Германия в ответ на начавшуюся мобилизацию объявила войну России.
3 августа Германия объявила войну Франции.
4 августа В войну вступила Англия.
6 августа Австро-Венгрия объявила войну России.
Осень Проведён ряд боевых операций, захват Львова русскими войсками, разгром 2-й русской армии.
Итоги: 1) сорван стратегический план Германии — молниеносный и поочередный разгром Франции и России, 2) ни одна из сторон не добилась решающих успехов.

1915 год
В течение года Основные боевые действия перенесены на Восточный фронт, цель — разгром русских войск.
Весна — лето Осуществлён прорыв германских войск: русские войска были вытеснены из Галиции, Польши, части Прибалтики, Украины и Белоруссии.
8 сентября Николай II принял на себя роль главнокомандующего.
К концу года Война на всех фронтах приняла позиционный характер, что было крайне невыгодно Германии. Немецкое командование решило вновь перенести свои усилия на Западный фронт, осуществив прорыв в районе французской крепости Верден.
Итоги: 1) сорван стратегический план Германии — вывести Россию из войны, 2) борьба приобрела позиционный характер на всех фронтах.

1916 год
13-16 февраля Русские войска заняли Эрзурум.
18-30 марта Проведена Нарочанская операция — наступление российских войск, не имевшее боевого успеха, но облегчившее положение союзников под Верденом.
22 мая — 7 сентября В ходе Брусиловского прорыва русских войск на Юго-Западном фронте армии Австро-Венгрии и Германии потерпели поражение.
В течение года Германия потеряла стратегическую инициативу.
Итоги: 1) наступление русских войск спасло французскую крепость Верден, 2) Германия утратила стратегическую инициативу, 3) Румыния выступила на стороне Антанты.

1917-1918 гг.
Зима 1917 г. Проведены Митавская и Трапезундская операции.
18 апреля 1917 г. Опубликована нота министра иностранных дел Временного правительства России П. Н. Милюкова о верности России союзным обязательствам. Документ адресован правительствам стран Антанты.
7 ноября 1917 г. Октябрьская революция в России. Пришедшие к власти большевики немедленно приняли Декрет о мире.
15 декабря 1917 г. Советская Россия подписала сепаратное перемирие с Германией и Турцией.
18 февраля 1918 г. Наступление австро-германских войск по всему Восточному фронту после отказа наркома иностранных дел советского правительства Л. Д. Троцкого согласиться на ультиматум немцев.
3 марта 1918 г. Заключён Брестский мир между Советской Россией и центрально-европейскими державами (Германией, Австро-Венгрией), Турцией.
Итоги: 1) русская армия полностью деморализована, народ требует мира, 2) 20 ноября (3 декабря) 1917 г. взявшие власть большевики начали переговоры о мире, а 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир.

Итоги войны для России

  • Российская империя потеряла Польшу, Финляндию, Прибалтику, Украину и часть Белоруссии (территории отходили Германии, некоторые из них были формально провозглашены независимыми).
  • Россия уступала Турции Карс, Ардаган, Батум.
  • Германии выплачивалось 6 млрд марок контрибуции.

Влияние войны на российское общество

В начале военных действий страну захватила волна патриотизма. Но после первых поражений русской армии значительная часть общества осознала бесперспективность войны для России.

Первая мировая война сильно осложнила жизнь людей. Ориентация промышленности на военные заказы привела к нехватке товаров потребления, что вызвало значительный рост цен на них. Кроме того, загруженность железных дорог военными перевозками вела к перебоям в поставках продуктов в крупные города.

К 1916 г. вновь набрало силу забастовочное движение, причём наряду с экономическими требованиями звучат и политические. Из-за тяжёлого экономического положения крестьяне не хотели продавать продукцию сельского хозяйства, предпочитая дождаться лучших времён. К концу 1916 г. в 31 губернии правительство было вынуждено ввести продразвёрстку — принудительную сдачу хлеба по твёрдым ценам.

Волнения в тылу привели и к падению дисциплины на фронте. Огромные и часто неоправданные потери негативным образом влияли на моральный дух армии и общественное мнение по поводу войны. Потери на фронте и нестабильность в экономике также привели к снижению авторитета императорской власти. Доходило до открытой критики действий Николая II со стороны различных партий. Шквал недовольства вызывала фигура Г. Распутина, который был близок к семье императора и, пользуясь своим влиянием на императрицу, вмешивался в дела, касающиеся управления государством. В России постепенно

Первая Мировая война: предпосылки, ход, итоги

Оглавление

Введение 3
1. Предпосылки Первой Мировой войны 5
2. Ход войны 6
3. Итоги войны 8
Заключение 10
Список литературы и источников 11

Введение

В рамках данной работы рассматривается Первая Мировая война, ее предпосылки, ход и итоги. Выбор темы обусловлен несколькими причинами, но, прежде всего, возрастающим общественным и научным интересом к данному событию, который находит выражение в появлении новых исследований, переосмыслении итогов войны, ее влияния на общественно-политическую обстановку и мировой порядок прошлого столетия.

Первая Мировая война представляет собой один из самых широкомасштабных вооруженных конфликтов в истории человечества. Ее отличительными особенностями является также участие в войне большого количества стран (в общей сложности более тридцати), создание противостоящих друг другу коалиций, применение новых сложных видов оружия, боевых стратегий.

Опыт Первой Мировой войны повлиял на практику государственного регулирования во многих странах мира, а также систему международных отношений в целом. В этой связи изучение данного события представляет не только общенаучный и общекультурный интерес, но и приобретает особую степень актуальности в современной международной обстановке, характеризующейся созданием экономических и политических объединений и необходимостью установления нового порядка.

Цель работы: изучение Первой Мировой войны, ее предпосылок, хода, итогов.

Задачи:

1. Определить предпосылки Первой Мировой войны.
2. Рассмотреть ход войны, ее этапы и основные события.
3. Охарактеризовать итоги войны, их влияние на послевоенное устройство мира.
В соответствии с поставленной целью и задачами определена структура работы. Она состоит из введения, основной части, разделенной на параграфы, заключения, списка литературы и источников.

Учимся определять цель и задачи работы

В качестве основных методов использованы:

• Поиск и изучение литературы
• Описание
• Изложение
• Анализ и синтез

Методологическую основу для материалов работы составили научные и учебные издания, посвященные Первой Мировой войне, а также статьи специальной периодической печати.
Над изучением Первой Мировой войны работали и работают ученые многих стран, ее историография постоянно растет и расширяется. Исследование истории войны началось почти сразу по окончании военных действий. За прошедшие годы была создана обширная научная и учебная литература, утвердились концепции истории всей войны и ее важнейших проблем.
После событий 1991 г. встал вопрос о переосмыслении, дополнении и исправлении этих концепций и всей литературы по истории войны. В настоящее время идет поиск новых методологических подходов, новых выводов и оценок с привлечением свежего фактического материала. В этой связи продолжаются исследования, организуются научные конференции, публикуются статьи. Например, значительный материал представлен в сборниках Российской ассоциации историков Первой Мировой войны.

1. Предпосылки Первой Мировой войны

Важнейшим вопросом в изучении Первой Мировой войны является определение ее предпосылок, причин и непосредственного повода. Если с последним ситуация относительно ясна, то определение причин намного сложнее.

К концу XIX века на политической карте мира отчетливо были обозначены сферы влияния и колониальные владения наиболее влиятельных держав, важнейшими из которых были Великобритания и Франция. Государства, позже других вступившие на путь капиталистического развития, такие как Япония, Германия, США, настойчиво стремились к упрочнению своих позиций и добивались передела колоний. Так, острые противоречия сложились между Германией и Англией, интересы которых сталкивались в Африке, Азии и на Ближнем Востоке, Германией и Францией, претендовавших на Эльзас и Лотарингию, а также Марокко, Германией и Россией, стремящихся к упрочнению своих позиций на Балканах.
Одновременно с нарастанием противоречий происходил процесс складывания политических союзов, направленных на укрепление отношений между некоторыми странами и одновременное противостояние с другими. Таким союзами стали Тройственный союз (в составе которого были Германия, Австро-Венгрия и Италия против России и Франции) и русско-французский союз, превратившийся после присоединения к нему Великобритании в Антанту (предусматривавший взаимную помощь стран в случае агрессии со стороны стран Тройственного союза).

Начало XX века ознаменовано обострением империалистических противоречий, возникновением ряда локальных конфликтов и гонкой вооружения между странами. Накануне войны на вооружении государств были скорострельные виды винтовок и пулеметов, нарезных орудий новейших систем, современные корабли и суда.
Однако, несмотря на то, что между европейскими державами на тот момент существовал ряд противоречий, и военное столкновение вполне могло бы стать способом их разрешения, необходимости этой меры не было.

Историки и политики, видные государственные деятели того времени (в их числе В.И.Ульянов-Ленин, Г. Киссинджер, Г.Лебон и др.) единогласны в мнении о том, что война была нужна лишь Германии, накопившей к тому времени военную мощь и желавшей ее продемонстрировать.

Один из современных зарубежных исследователей Дж. Террейн, рассматривая предпосылки и развитие Первой Мировой войны, считал, что война явилась логическим результатом духа, деятельности и доктрины германского милитаризма, ставшего преступлением последней половины XIX века. По мнению автора, медленно протекавшее движение к объединению народа Германии было изначально воинственным, и оно должно было вылиться в создание такой же военизированной империи, какими были Россия, Австро-Венгрия или Франция при втором Бонапарте. Другими словами, германское правительство искало способ сплотить народ, объединив вокруг какой-то общей идеи.

Стоит отметить, что на рубеже XIX и XX веков Германии удалось достигнуть существенных успехов в развитии. Государство, ранее бывшее преимущественно индустриальной державой, стало крупнейшим промышленным центром, основу которого составляла угольная промышленность. Проведенная реформа образования привела к развитию науки и техники, что сделало возможным формирование грамотного инженерного состава для промышленности.

Не последнюю роль в формировании идеи войны играл личностный фактор. После отставки Бисмарка молодой кайзер Вильгельм II получил более сильное и опасное влияние. Будучи человеком образованным и трудолюбивым, но вместе с тем импульсивным и амбициозным, кайзер постепенно переставал быть главой государства, превращая себя в военного министра и сливаясь с военной верхушкой, одержимый идеей мирового господства.

Сущность германской идеи войны сводилась к ведению войны на два фронта – с Россией и Францией. При этом на русском фронте война виделась как оборонительная, а на французском – как молниеносная наступательная кампания.

Как оформить реферат правильно?

2. Ход войны

Непосредственным поводом к началу войны стало убийство наследника австрийского престола эрцгерцога Франца Фердинанда в Боснии. Австрия, обвинив в убийстве сербскую националистическую организацию, потребовала ввода войск на территорию Сербии и проведения расследования. Поскольку Сербия отвергла австрийскую оккупацию, неприемлемую для сербского суверенитета, 15 (28) июля австрийская артиллерия бомбардировала столицу Сербии — Белград.

В последующие несколько дней в войну оказались вовлечены многие другие страны. Так, 30 (17) июля Россия объявила всеобщую мобилизацию, оповестив Берлин, что эти действия не носят антигерманского характера, но заняв жесткую позицию в отношении Австрии. В ответ Германия объявила войну России.

2 августа начала мобилизацию Франция, объявившая о поддержке России. 3 августа Германия объявила войну Франции и начала наступление через Бельгию и Люксембург. 4 августа вступила в войну Англия, 6 августа — Австро-Венгрия, объявившая войну России. Война, таким образом, охватила практически всю Европу, а впоследствии к Антанте присоединилась Япония, в 1915 г. — Италия, в 1917 г. — США. Турция (1914 г.) и Болгария (1915 г.) выступили союзниками Германии и Австро-Венгрии.

Театр военных действий развернулся, как и планировали участники Тройственного Союза, в направлении Франции и России.
На границе Франции франко-английские войска потерпели поражение, и германцы смогли продвинуться вглубь страны. Одновременно началось наступление российских войск в Восточной Пруссии и в Галиции.

В Восточной Пруссии российские войска потерпели поражение, была полностью разгромлена армия генерала Самсонова, а в Галиции армия Брусилова существенно отодвинула австрийскую армию, но впоследствии вынуждена была остановить наступление и отказаться от похода на Берлин.

29 октября в войну вступила Турция, атаковав Севастополь, Одессу, Новороссийск и Феодосию и направив ряд войск на Кавказ.
Основными событиями первого военного года стали битва на р. Марне в сентябре, Галичская операция в августе-сентябре, наступление русских войск в Прусии и их поражение, Варшаво-Ивангородская операция в сентябре-ноябре, Сарыкамысское сражение в декабре.

Таким образом, в 1914 году сложилось два основных фронта боевых действий, и были сорваны планы Германии на быстрые успехи .
1915 год ознаменован морским сражением между английским и немецким флотом близ Доггер-банки (24 января), наступлением французских войск в Артуа и Шампани (январь—март), объявлением Германией «неограниченной подводной войны»
(4 февраля — 1 сентября 1915 г.), начало десантной операции в Дарданеллах (февраль), взятием русскими войсками крепости Перемышль (март), газовой атакой
под г. Ипр (22 апреля 1915 г.), наступлением австро-германских войск на Россию, вступлением в войну Италии и Болгарии.

Второй год войны был ознаменован, таким образом, использованием нового вида оружия – газового, а также проведением ряда серьезных сухопутных и морских сражений (в том числе — подводных).

В 1916 году крупнейшими событиями стали атака турецкой армией Суэцкого канала (январь), сражение под Верденом между германскими и французскими войсками (Верденская мясорубка), поражением англичан в Месопотамии, самым крупным морским сражением в ходе войны (Ютландское морское сражение между английским и немецким флотами 31 мая — 1 июня), «Брусиловский прорыв» (июнь—август), сражение на р. Сомма (июль—ноябрь), вступление в войну Румынии (16 августа 1916 г.)

В 1917 году в войну вступили США, объявив войну Германии. Крупнейшими событиями стали взятие английскими войсками Багдада (март), наступление французов в районе Реймса и Арраса (апрель), наступление англичан в районе Камбре (ноябрь—декабрь).

В этом же году Россия заключила перемирие со странами Четверного союза (декабрь) и вышла из войны. На следующий год, в марте был заключен Брестский мир.
1918 год ознаменован последним наступлением немецких войск и общим наступлением войск Антанты. Австро-Венгрия, Германия и Турция капитулировали. По Компьенскому перемирию, заключенному между Германией и странами Антанты, Германия обязалась вывести свои войска со всех оккупированных ею территорий и, признавая себя побежденной, передать союзникам большое количество вооружения и венного имущества.

Оформляем титульный лист реферата

3. Итоги войны

Первая мировая война закончилась поражением Германии и ее союзников. После заключения Компьенского перемирия державы-победительницы приступили к разработке планов послевоенного урегулирования, которые были окончательно подписаны на Вашингтонской конференции в 1921-1922 годах.

Договоры, с Германией и ее бывшими союзниками и соглашения, подписанные на Вашингтонской конференции, составили так называемую Версальско-Вашингтонскую систему устройства мира, значительная часть положений которой были сформированы под влиянием политических и военно-стратегических соображений стран-победительниц в Первой мировой войне.

Версальская система и установленный ею порядок распространялись на территорию Европы, Вашингтонская – на Азиатско-Тихоокеанский регион.
Данная система была подкреплена целым рядом международных договоров и соглашений, важнейшими из которых стали: Версальский мирный договор, Сен-Жерменский мирный договор, Нёйиский мирный договор, Трианонский мирный договор, Севрский мирный договор.

Особенностью системы послевоенного устройства мира стало закрепление позиций стран-победителей на международной арене и полная дискриминация и ущемление интересов проигравших стран. Так, Германия полностью потеряла право обладания колониями и сферами влияния, а также подвергалась морской и экономической блокаде. В аналогичных условиях находились Турция и Болгария. Австро-Венгрия как единое государство прекратила существование.

Страны-победители, главным образом США, Великобритания и Франция, закрепляли с помощью данной системы свое экономическое, политическое и территориальное лидерство, которое выражалось не только в возможности иметь колонии и сферы влияния, контролировать положение проигравших стран, но и влиять определённым образом на весь мировой порядок. В частности, была создана Лига Наций, которая представляла собой инструмент сохранения статус-кво в системе и имела своей целью разоружение, предотвращение военных действий, обеспечение коллективной безопасности, урегулирование споров между странами путем дипломатических переговоров, а также улучшение качества жизни на планете.

Правила оформления ссылок на литературу

Заключение

Первая Мировая война представляет собой важнейшее событие мировой истории, влияние которого на политическое и экономическое развитие многих стран, а также общий мировой порядок, сохраняется и в наши дни.

В этой связи в последние годы наблюдается повышенный научный интерес к изучению войны, рассмотрению новых аспектов, переосмыслению и переоценке значения отдельных событий.

Изучив ряд современных источников, мы пришли к выводу о том, что Первая Мировая война стала результатом сложившихся противоречий между ведущими странами мира и усугубила их, поскольку в ее результате установился новый мировой порядок с преобладанием интересов тех же государств, которые занимали ведущие позиции на международной арене.

Список литературы и источников

1. Артамошин С. В. Версальский мирный договор в оценке консервативной и националистической публицистики Германии // Чичеринские чтения: Идеология и национальные интересы в системе внешнеполитических координат XIX-XX вв. – Тамбов, 2008. – С. 205–208.
2. Беккер Ж. Первая мировая война. – М.: Астрель, 2006. – 156 с.
3. Версальско-Вашингтонская система: возникновение, развитие, кризис, 1919-1939 гг. Сборник статей / Отв. ред. Е.Ю. Сергеев. — М.: ИВИ РАН, 2011. — 313 с.
4. Козенко Б.Д. Отечественная историография Первой Мировой войны.//Новая и новейшая история. – 2001. — №3. – с.3-27.
5. Костюк Р.В., Новикова И.Н. Первая Мировая война, Версальская система и современность. //Новая и новейшая история. – 2010. — №1. – с. 251-253.
6. Мальков В.Л., Шкундин Г.Д. Мировые войны XX века. Первая мировая война. Исторический очерк. — М.: Наука, 2002. – 686 с.
7. Олейник А. Первая мировая война: причины и результаты. //Обозреватель. — 2004.-№7.- С.102-115.
8. Первая мировая война, Версальская система и современность.// Сб. статей Второй международной научной конференции «Первая мировая война, Версальская система и современность», состоявшейся 7-8 октября 2011 г. в Санкт-Петербурге — СПб, 2012. — 350 с.
9. Первая мировая война: история, геополитика, уроки истории и современность: (к 90-летию окончания Первой мировой войны и началу формирования Версальско-Вашингтонской системы международных отношений) // Материалы международной научной конференции, Витебск, 11-12 ноября 2008 г. – Витебск: Изд-во Витебского государственного университета, 2008. – 321 с.
10. Террейн Д. Великая война. Первая мировая — предпосылки и развитие. — М.: Центрполиграф, 2004. — 256 с.
11. Шацилло В.К. Первая мировая война. 1914-1918. Факты и документы. — М.: Олма-пресс, 2003. — 480 с.

Как оформить список литературы по ГОСТу

Анализ причин Первой мировой войны и его применение к современным международным отношениям

Сходная логика применялась и во время Карибского кризиса, но тогда эскалацию конфликта удалось остановить путем прямого контакта между лидерами СССР и США. Есть подозрение, что если бы число участников в Карибском кризисе было больше, последствия могли бы быть гораздо серьезнее…

Говоря об обстоятельствах возникновения Первой мировой войны, историки, как правило, очень много внимания уделяют политическим и экономическим факторам. Мне представляется, что при всей безусловной значимости этих факторов, недостаточное внимание уделяется чисто военным составляющим ситуации, а именно особенностям и роли мобилизационных планов сторон и техническим возможностям уничтожения живой силы противника. Накануне Первой мировой войны произошли события, существенно изменившие представления о возможности нанесения потерь противнику с использованием тяжелой артиллерии и, в связи с этим, с необходимостью иметь значительно больший по размеру численный состав армии. Эти новые идеи были опробованы в ходе русско-японской войны 1905 года, и в особенности в балканских войнах 1912–13 годов. Балканские войны отличались очень высокой степенью мобилизации населения, что стало возможным в результате исключительно интенсивно ведшейся националистической пропаганды во всех государствах-участниках войны. Уровень мобилизации во время второй балканской войны в Сербии достигал 20 процентов населения, а в Болгарии — 25 процентов населения. Эти совершенно запредельные цифры позволили Сербии — стране с населением в 3,5 миллиона человек, выставить огромную семисоттысячную армию. Еще большую армию выставила чуть более населенная Болгария. Европейские правительства охотно поставляли всем сторонам балканских войн тяжелое вооружение, в результате чего военные действия превратились в гигантскую бойню.

Уже эти события могли бы позволить европейским странам и их правительствам оценить реальные масштабы потерь и характер военных действий в назревающей Первой мировой войне. Но вместо того, чтобы предпринять какие-то меры по предотвращению конфликта, все основные европейские державы лишь ускоряли процесс перевооружения армий и совершенствовали характер мобилизационной системы. Во всех странах-участниках националистическая пропаганда использовалась чрезвычайно широко, ибо без соответствующего идеологического подкрепления просто невозможно было представить себе ведение боевых действий такого масштаба, и в течение столь долгого времени. Между тем структура и характер мобилизационных планов Франции, России, Германии и Австро-Венгрии во многом предопределили ход боевых действий в течение первых месяцев войны.

Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление, и рассмотреть общие проблемы стратегической стабильности. Понятие стратегической стабильности широко используется в настоящее время для определения устойчивости систем ядерного оружия по отношению к случайно или преднамеренно начатому конфликту, а именно стратегически стабильной называется такое соотношение вооружений, когда любая из сторон, несмотря на нанесение первого удара противником, оказывается в состоянии нанести ответный удар, причиняющий заведомо неприемлемый ущерб. Знание каждой из сторон конфликта о неизбежности гарантированного неприемлемого ущерба для себя в случае начала конфликта, является естественным фактом сдерживания, не позволяющим никакой из сторон приблизиться к началу войны, и тем самым удерживающим стороны не только от нанесения первого удара, но и заставляющим их относиться очень осторожно к обычным ситуациям и конфликтам низкого уровня, не доводя до такого положения дел, когда взаимные военные действия могут ускользнуть из-под взаимного политического контроля.

Насколько мне известно, эта чрезвычайно широко распространенная идея в отношении баланса ядерных вооружений, не применялась в отношении обычных вооружений. Между тем, ситуация в Европе летом 1914 года является очень хорошим примером очевидного нарушения принципа стратегической стабильности. Дело в том, что Германия и Австро-Венгрия по совокупному людскому и техническому потенциалу явно уступали России и Франции, но лишь в долговременной перспективе. В реальности баланс наличных вооруженных сил в краткосрочной перспективе значительно отличался от баланса в долгосрочной перспективе благодаря существенному различию в скорости мобилизации. Германия и Франция были в состоянии мобилизовать свои вооруженные силы за время менее недели, в то время как России, обладавшей колоссальными людскими резервами, для мобилизации требовалось как минимум сорок дней. Дисбаланс военной мощи в долгосрочной перспективе заставлял немецких генштабистов очень серьезно задумываться над тем, что можно было предпринять для спасения ситуации. Именно поэтому немецкий генштаб с особой тщательностью разрабатывал мобилизационные планы, проводил постоянные тренировки офицеров, отвечающих за переброску войск, и в результате пристального внимания к этой проблеме довел до совершенства мобилизационный механизм, который работал как часы и был в состоянии перебрасывать огромные массы войск на значительные расстояния, например с западного на восточный фронт. Именно так созрел знаменитый план Шлиффена, который предполагал очень быструю мобилизацию немецких вооруженных сил и использование их для разгрома Франции в течение сорока дней путем вторжения во Францию через нейтральную Бельгию. Таким образом, если мы посмотрим на общую ситуацию с мобилизационными возможностями в Европе, мы обнаружим следующую вещь — благодаря медленным темпам мобилизации российской армии появлялся зазор во времени, который позволял превратить безнадежную с точки зрения долгосрочного использования ресурса войну на два фронта в последовательность двух войн — первую с Францией, вторую с Россией, в которых достижение победы не выглядело столь уж невероятным фактом.

Этот расчет на эксплуатацию существующей стратегической нестабильности опирался, правда, на некоторые неизбежные допущения, а именно:

  1. Бельгия беспрепятственно пропускает немецкие войска через свою территорию;
  2. Англия не вступает в войну.

Оба эти допущения в реальности оказались нарушенными. Бельгия отказалась пропустить немецкую армию и сопротивлялась в течение двух недель, во время которых немецкие войска безуспешно пытались взять крепость Льеж. Второе нарушение условий плана Шлиффена произошло вследствие решения британского правительства, и было в значительной степени инициировано нарушением бельгийского суверенитета. Британцы не могли допустить появления немецких войск на берегу Ла-Манша, и даже родственные связи императора Германии с британским королевским домом не смогли удержать Британию от вступления в войну.

Другим важным элементом стратегической нестабильности в Европе 1914 года было отсутствие у России отдельных планов мобилизации против Германии и Австро-Венгрии. Россия, поставленная убийством эрцгерцога Фердинанда и австрийским ультиматумом Сербии в условия необходимости немедленной мобилизации, автоматически начала мобилизовывать армию и против Германии, чем вызвала паническую реакцию германского военного и политического руководства, так как стало очевидно, что план Шлиффена может провалиться. Император Вильгельм II посылал российскому императору Николаю II телеграммы, умоляя остановить мобилизацию, но в силу планов русского генштаба (это бы означало одновременно остановить мобилизацию против Австро-Венгрии) и общего настроения в стране сделать это уже было невозможно. Таким образом мы видим, что структура мобилизационных планов имеет по существу те же самые черты, и приводит к тем же самым результатам, что и стратегическая нестабильность в случае наличия у сторон ядерного оружия.

Другим, не менее важным фактором чисто военного свойства, была аналогичная структура договора между Францией и Англией о распределении ответственности в защите береговой линии. В соответствии с меморандумом, подписанным только военными властями (о содержании которого не было ничего известно даже британскому кабинету министров, за исключением премьер-министра и лорда Грэя, ответственного за внешнюю политику), ответственность по защите морского побережья определялась следующим образом: британский флот брал на себя задачу прикрытия Атлантического побережья Франции и пролива Ла-Манш, в то время как французский флот сосредотачивался в Средиземном море для защиты южной морской границы Франции. Когда британский кабинет министров узнал о наступлении германских войск на Францию через Бельгию, лорд Грэй обратился к британскому парламенту с просьбой о военных кредитах, и раскрыл перед депутатами реальное положение дел с ответственностью британского и французского флотов. Он сообщил изумленным депутатам, что в силу заключенной конвенции, если Британия немедленно не вступит в войну, то ключевое для обороны Британии французское побережье Ла-Манша останется без прикрытия и, соответственно этому, вступление Британии в войну на стороне Франции в текущей ситуации является неизбежным. Вступление Британии в войну являлось в большой степени неожиданностью для германского руководства, в особенности для императора Вильгельма II, который надеялся удержать Британию от военных действий в силу близкородственных отношений с британским королевским домом. Но, как и в случае с Россией, расчеты Вильгельма II на личные связи монархического характера оказывались недействующими. Впоследствии в многочисленных мемуарах участники событий июля–августа 1914 года неоднократно отмечали, что сползание в войну происходило помимо их воли. Как представляется, дело здесь не столько в конкретной политической воле руководства втянутых в войну европейских стран, сколько в том, что мобилизационные планы имеют скверную особенность оказывать решающее влияние на менталитет военного руководства, которое, в свою очередь, ставит политическое руководство стран перед свершившимся фактом, и настаивает на том, что «изменить уже ничего нельзя». В сочетании с хорошо известным выводом о резком сужении горизонта принятия решений в условиях стресса (а стресс в июле–августе 1914 года с очевидностью наблюдался в руководстве всех европейских стран), война действительно становилась неизбежной и практически ее начало не зависело от воли руководства вступающих в нее стран.

В то же время во Франции и Великобритании после войны наблюдались многочисленные попытки возложить ответственность за начало войны на Германию. Формально это вполне справедливое утверждение, так как именно Германия объявила войну России и Франции, и вторглась на территорию нейтральной Бельгии для того, чтобы получить наиболее легкий доступ на французскую территорию. По существу же все стороны несут ответственность за возникновение вооруженного конфликта, прежде всего из-за наличия тайной дипломатии. Взаимные обязательства между Россией и Францией, Францией и Великобританией держались в глубоком секрете до самого начала войны, создавая искаженную картину ситуации в Европе у германского руководства, и возбуждая у немецкого генштаба надежды на легкую победу с помощью исключительно сложных для выполнения маневров войсковыми ресурсами.

Конечно, это утверждение ни в какой мере не оправдывает германское руководство, которое ввязывалось в войну в условиях достаточно явного дисбаланса сил, но совершенно не случайно после присоединения США к Антанте и победы в войне в ноябре 1918 года, американский президент Гарольд Вильсон начал настаивать на проведении более открытой и ясной для общества политики военных союзов и дипломатической активности. Известный британский дипломат Гарольд Никольсон в своей книге «Как делался мир в 1919 году» даже разделяет мировую дипломатию на две фазы — до и после Версальского мира. Несомненно, после Версальского мира дипломатия не только под влиянием Вильсона, но и под влиянием большевистского правительства стала более открытой. Это не спасло, однако, Европу от Второй мировой войны, причины которой были весьма далеки от описанных выше факторов, способствовавших возникновения Первой мировой войны, и имели существенно более глубокий идеологический характер.

Рассматривая условия возникновения Первой мировой войны в современной перспективе, представляется полезным обратить внимание на процесс эскалации конфликта, который был вызван структурой мобилизационных планов. А именно: Австро-Венгрия, объявив войну Сербии, вызвала вступление в войну России. Объявив мобилизацию против Австро-Венгрии и Германии, Россия, у которой не было отдельного плана мобилизации против Австро-Венгрии, поставила Германию перед необходимостью отмобилизовать вооруженные силы и вступить в войну одновременно против России и Франции. Наступление через Бельгию, предусмотренное планом Шлиффена, в свою очередь поставило перед Великобританией необходимость вступления в войну. Мы видим цепочку эскалационных действий, неизбежно завершающихся всеобщим конфликтом, причем на каждом этапе эскалации решения, принимаемые политическим руководством, представляются достаточно обоснованными, но не учитывают самого факта последующей эскалации.

Сходная логика применялась и во время Карибского кризиса, но тогда эскалацию конфликта удалось остановить путем прямого контакта между лидерами СССР и США. Есть подозрение, что если бы число участников в Карибском кризисе было больше, последствия могли бы быть гораздо серьезнее. Отчасти это подтверждается реакцией Фиделя Кастро на соглашение между СССР и США.

В современном мире, где число участников любого достаточно серьезного конфликта намного больше двух и, по крайней мере, сравнимо с числом участников Европейского конфликта 1914 года, опасность эскалации становится весьма реальной. Особенно велика она в случае, когда некоторые из участников конфликта (даже не самые крупные) ведут себя совершенно безответственно (примером чего является поведение Украины в настоящее время). Возможно, что подобное поведение вызвано внутренней нестабильностью и является средством решения внутриполитических задач.

Но тогда особое значение приобретает комплексный двухуровневый анализ ситуации, учитывающий как внешнеполитические, так и внутриполитические аспекты.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Суровый урок Первой мировой / Войны и конфликты / Независимая газета

Для России это была справедливая война, что придавало уверенности ее дипломатам

Долгое время о русских героях Первой мировой войны говорить было не принято, но сегодня ситуация изменилась кардинально. Фото агентства «Москва»

Первая мировая война – одно из крупнейших, переломных событий, изменивших облик Европы и всего мира. Эта гигантская, невиданная до той поры катастрофа обернулась утратой миллионов жизней, падением могущественных империй, становлением новых национальных государств, коренными переменами в мировом порядке и системе международных отношений. Война, по сути, определила дальнейший ход развития человеческой цивилизации, а для России она стала великим подвигом и вместе с тем – огромной трагедией, ввергнувшей страну в хаос революции и кровопролитной борьбы за власть. Была прервана эволюционная трансформация российского общества, подготовленная реформами второй половины XIX века – начала XX века.

Россия оказалась в уникальной ситуации, проиграв войну проигравшей Германии. Это явилось результатом стечения целого ряда обстоятельств, но главным из них стал курс Временного правительства, нацеленный на подрыв боеспособности страны и ее поражение. После Февральской революции Россия утратила возможность ведения войны с центральными державами. Как показали военные операции лета 1917 года, русская армия была дезорганизована, разложилась и не могла проводить наступательные операции. Дальнейшая деградация России привела к тому, что армия утратила возможность даже обороняться. Русская государственность была разрушена, началась смута, вызванная коренными противоречиями, накопившимися за столетия правления дома Романовых.

Сегодня можно сказать, что России не хватило буквально какого-то года, может быть, полутора лет для того, чтобы достойно завершить эту войну в составе Антанты. Тем не менее, хотя Россия до конца и не выполнила свой союзнический долг, это надо признать, но свой весомый вклад в победу коалиции, безусловно, внесла.

В свое время не кто иной, как Уинстон Черчилль счел своим долгом напомнить западной аудитории о вкладе России в победу Антанты. В начале 1930-х годов под названием «Неизвестная война: Восточный фронт» вышли собранные в одну книгу фрагменты 5-го и 6-го томов его большого сочинения, посвященного Первой мировой войне. В этом названии он метко охарактеризовал степень знания (точнее, незнания) англоязычной публикой результатов участия в этой войне России. Впрочем, оно до сих пор продолжает совершенно точно отражать неосведомленность общества – не только западного, но и российского – о месте нашей страны в той войне, которая, заметим, вызвала в государстве небывалый патриотический подъем и была воспринята как Вторая Отечественная. Но, к сожалению, в советское время мало упоминалось о доблести наших солдат и офицеров, о массовом героизме (погибло более миллиона, было ранено около 4 млн русских солдат и офицеров). За все годы советской власти не было установлено ни одного достойного общенационального памятника героям и жертвам Первой мировой войны.

Сегодня Первая мировая война в нашей стране вызывает смешанные чувства. Как получилось так, что Российская империя оказалась втянутой в эту «чужую» войну? Была ли она готова к ней и нужна ли была эта война России?

ПОПЫТКИ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ВОЙНЫ

Отвечая на эти сложные вопросы, следует подчеркнуть, что еще в 1912 году в военное ведомство Российской империи поступила тревожная записка, которую отправил известный российский геополитик и военный дипломат А.Е. Вандам (Едрихин). Будучи настоящим русским патриотом, Алексей Ефимович изо всех сил предостерегал Россию от возможной войны с Германией в союзе с Британией и Францией. В своей записке военному министру он убеждал, что России нельзя ввязываться в эту войну, что это война несправедливая, что это война между британским и германским милитаризмом, что Франция решает свои задачи, а у России целей в этой войне, по сути, нет.

За неприсоединение к двум противостоящим в Европе блокам государств выступал поначалу и министр иностранных дел Александр Извольский – убежденный сторонник европейской ориентации России. Внешнеполитическая программа Извольского определялась необходимостью обеспечить стране длительную мирную передышку, продолжительность которой он определял в 10 лет. Основой европейского равновесия он считал союз России с Францией. В формировавшейся политике соглашений и внешнеполитического лавирования между двумя блоками держав Извольский придерживался пассивной политики «равноудаленности» России от Берлина и Лондона. С помощью активной дипломатии, опираясь на поддержку тех и других, он видел возможность быстрее восстановить внешнюю безопасность и великодержавные позиции империи и по возможности перейти к решению стоявших на очереди внешнеполитических задач. После образования англо-французской Антанты русской дипломатии приходилось балансировать между своей союзницей и недавним непримиримым врагом – Англией. Россия нуждалась в поддержке Англии для стабилизации положения на Дальнем Востоке: еще будучи посланником в Японии, Извольский пришел к убеждению, что ключ к взаимопониманию между Петербургом и Токио лежит в Лондоне. Курс на соглашение с Англией означал поворот во внешней политике страны. Однако влиятельные консервативные круги в России настаивали на необходимости в условиях революционного кризиса сохранить и укрепить узы с монархическими правительствами Германии и Австро-Венгрии. Извольский должен был считаться с этими взглядами.

Сменивший его министр иностранных дел Сергей Сазонов отошел от принципа балансирования между Германией и Англией и сделал ставку на Антанту при общем курсе на оттягивание большой европейской войны, что резко изменило позицию России по обозначенной проблеме. В этом контексте характерным является согласие Англии и Франции на передачу России Черноморских проливов после войны в случае сохранения Сазонова на посту министра иностранных дел.

В России внимательно следили за созданием так называемого Тройственного согласия, или Антанты (окончательно сформирована в 1907 году), в противовес Тройственному союзу Германии, Австро-Венгрии и Италии и происходящими в связи с этим в Европе событиями. Упрочение Антанты становилось еще одним серьезным фактором, который следовало учитывать при оценке позиции России по отношению к назревающей мировой войне. Но главное, что определило присоединение России к Антанте – это ситуация на Балканах, где в 1912 году при активном участии России сформировался военно-политический союз балканских государств – Болгарии, Сербии, Греции и Черногории, – направленный в первую очередь против Турции, но в перспективе и против Германии и Австро-Венгрии.

Россия не хотела новой войны и всеми силами пыталась ее предотвратить (равно как и Балканские войны 1912–1913 годов). Министр иностранных дел Сазонов и сам Николай II вплоть до последних дней июля 1914 года предпринимали усилия, направленные на дипломатическое урегулирование конфликта.

Рейхсканцлер Германской империи, министр-президент Пруссии Теобальд фон Бетман-Гольвег полагает, что, присоединившись к Антанте, Великобритания поддержала Францию и Россию в их воинственных планах. Абсолютно не обоснованным считает такое утверждение бывший посол Великобритании в России Джордж Бьюкенен. «Россия – а я имел дело лишь с ней – не хотела войны, и во время затянувшегося Балканского кризиса 1912–1913 годов сохранение мира было основным принципом ее политики», – подчеркивает в книге «Моя миссия в России. Воспоминания английского дипломата. 1910–1918» британский дипломат.

Барон Вильгельм фон Шён, посол Германии в России в 1905–1907 годы, в воспоминаниях «Мемуары посла. Вклад в политическую историю современности» заходит гораздо дальше. Он говорит, что причиной Первой мировой войны было желание России избежать осложнений внутри страны. Россия решилась на мобилизацию, считает он, только потому, что рассчитывала на поддержку Великобритании.

По мнению главного научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, президента Российской ассоциации историков Первой мировой войны, доктора исторических наук, профессора Евгения Сергеева, император Николай II до конца колебался – начинать войну или нет, предлагая разрешить все спорные вопросы на мирной конференции в Гааге путем международного арбитража. Такие предложения с его стороны были сделаны Вильгельму II, германскому императору, но он отверг их. И поэтому говорить о том, что вина за начало войны лежит на России, – неверно.

К сожалению, Германия проигнорировала российские инициативы. Дело в том, что германская разведка и правящие круги были прекрасно осведомлены: Россия к войне не готова. Да и союзники России (Франция и Великобритания) не совсем были готовы к ней, особенно Великобритания в части, касающейся сухопутных войск. Россия в 1912 году начала выполнять большую программу перевооружения армии, и закончиться она должна была только к 1918–1919 годам. А Германия фактически завершила подготовку к лету 1914 года. Иными словами, «окно возможностей» было достаточно узким для Берлина, и если начинать войну, то начинать ее надо было именно в 1914 году.

Расчеты германского руководства достаточно ясно изложил в июле 1914 года статс-секретарь ведомства иностранных дел Голиб фон Ягов. «В основном, – писал он послу в Лондон, – Россия сейчас к войне не готова. Франция и Англия также не захотят сейчас войны. Через несколько лет, по всем компетентным предположениям, Россия уже будет боеспособна. Тогда она задавит нас количеством своих солдат; ее Балтийский флот и стратегические железные дороги уже будут построены. Наша же группа, между тем, все более слабеет». Этими последними словами Ягов намекал на прогрессировавшее разложение Австро-Венгрии. «В России, – продолжал он, – это хорошо знают и поэтому безусловно хотят еще на несколько лет покоя. Я охотно верю вашему кузену Бенкендорфу, что Россия сейчас не хочет войны с нами». Вряд ли кто другой доказал более убедительно, что именно Германия развязала войну в августе 1914 года, чем это сделал статс-секретарь МИД Германии.

НАЧАЛО ВОЙНЫ

28 июля 1914 года Австрия объявила войну Сербии. Россия приняла решение поддержать Сербию, и 1 августа 1914 года Германия объявила войну России, за которой 3 августа последовала Франция. При этом война с Францией по замыслу германского командования являлась приоритетной задачей, поскольку, как полагало правительство Германии, после поражения Франции легко было бы взять верх над Россией.

На долю России выпала наиболее тяжелая роль. Российские вооруженные силы не были должным образом реорганизованы и подготовлены к войне, однако с самой лучшей стороны проявили себя в боевых действиях. Ими были выиграны 22 сражения из 55, в которых они участвовали – Галицийская битва, Варшавско-Ивангородская операция, Мазурское и Праснышское сражения, Брусиловский прорыв и др.

Россия была верна союзническому долгу и не раз приходила на выручку партнерам по Антанте. В августе 1914 года Франция, оказавшаяся на грани поражения, обратилась к русскому правительству с просьбой как можно скорее начать наступление в Восточной Пруссии, чтобы ослабить германское давление на западном фронте. Российское командование не успело в полной мере подготовиться к проведению запланированной операции, но, не колеблясь, пришло на помощь союзнику. Платить за это пришлось дорогой ценой – разгромом армии генерала Александра Самсонова. Однако немцы были вынуждены перебросить с Запада на русский фронт два корпуса, и Франция была спасена. Красноречиво признание маршала Фердинанда Фоша: «Если Франция не была стерта с лица земли и Париж не был взят в первые же несколько месяцев, то это только благодаря жертвенному наступлению русских». И в дальнейшем стойкость русской армии сыграла существенную роль в том, что державы «Сердечного согласия» смогли выдержать натиск вражеских сил.

По просьбе французов, на Западный фронт в 1916 году были направлены четыре русские бригады (около 40 тыс. солдат и офицеров), которые принимали участие в боевых действиях на самых трудных участках и проявили исключительные отвагу и мужество.

Однако Россия со стороны союзников практически не имела помощи. Силы России, ослабленной не только военными потерями, но и внутриполитической нестабильностью, были на пределе. Тем не менее в своей резолюции на докладной записке С.Д. Сазонова 7 сентября 1914 года Николай II написал: «Несмотря ни на какие препятствия и потери, Россия будет бороться с противником до конца».

Еще в 1915 году с германской стороны предпринимались попытки сепаратных переговоров с Россией. В феврале 1917 года предполагалась встреча русских и австро-венгерских представителей, но помешала революция, произошедшая в России. Временное правительство, пришедшее на смену монархии, вопреки надеждам подавляющего большинства населения России продолжило войну, доставшуюся в наследство от предшественников. После Октябрьской революции, в результате которой к власти пришли большевики, Россия взяла курс на выход из войны и разрыв с Антантой.

РОЛЬ РОССИЙСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В СДЕРЖИВАНИИ АГРЕССОРА

Как подчеркивается в документах Архива внешней политики Российской империи (АВП РИ), внешняя политика и дипломатия России сыграли активную роль в Первой мировой войне, способствуя повышению значения России как одного из важнейших международных политических, экономических и культурных центров. Впервые наши дипломаты столкнулись с задачами, столь масштабными, от решения которых зависело само существование государства, потребовавших выхода на новый, более высокий уровень политической работы, налаживания интенсивных межгосударственных контактов в двустороннем и многостороннем форматах.

Русские дипломаты активно содействовали укреплению союзнической коалиции, добивались международной изоляции Германии, разрабатывали программу послевоенного сотрудничества. Их достижением стали Босфорские соглашения 1915 года, хотя реализовать их так и не удалось.

Реальность военного времени потребовала от МИД России осуществления информационно-пропагандистских функций, использование внешних рычагов для снабжения армии, заботы о военнопленных и т.д. Все больше заявляли о себе публичная и экономическая дипломатия. Происходила оптимизация структуры внешнеполитического ведомства, в рамках которого были созданы Отдел военнопленных, Особый политический отдел, Правовой и Экономический департаменты.

В контактах с союзниками наши дипломаты не допускали ущемления национальных интересов, показали себя опытными и искусными переговорщиками. Русские дипломаты проявляли личное мужество в чрезвычайных ситуациях (например, в посольстве в Сербии во время наступления войск противника). Многие были мобилизованы в действующую армию и пали на полях сражений.

100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ

В свое время в связи со 100-летней годовщиной начала Первой мировой войны Еврокомиссия приняла решение не проводить в 2014 году памятные мероприятия. Сделано это было по соображениям политкорректности в целях недопущения рецидивов национализма в странах – участницах ЕС из-за разной трактовки конфликта воевавшими государствами. Но через четыре года и сто лет после окончания Первой мировой войны, 11 ноября 2018 года, такие мероприятия в Париже пройдут в формате мемориальной церемонии у Триумфальной арки и Форума мира. На международную церемонию, которая включит отдание почестей погибшим за Францию, возложение цветов и зажжение огня на могиле Неизвестного солдата, приглашены более 120 высоких иностранных гостей, в том числе президент Российской Федерации Владимир Путин.

А сто лет назад Россию на торжество 11 ноября 1918 года не пригласили. Вот что вспоминает по этому поводу бывший российский военный атташе во Франции Алексей Игнатьев: «Утро достопамятного дня 11 ноября 1918 года выпало серое, сырое, неприветливое. Мы уже знали из газет, что ровно в 11 часов утра наступит торжественная минута: на фронтах всех армий прозвучит долгожданный сигнал «Отбой!» – сигнал, знаменующий конец испытаний и страданий четырех лет войны. И все же больно еще было чувствовать, что для меня как представителя той армии, которая принесла столько жертв для разгрома вильгельмовской Германии, нет места на этом торжестве».

Можно понять нашего выдающегося дипломата. Первая мировая война была испытанием России на зрелость. И Россия, увы, к сожалению, этого испытания не выдержала, хотя продемонстрировала невероятные достоинство и героизм. Если история чему-то учит, то эта ее страница должна научить нас очень многому.

Версальский мирный договор открыл дорогу
 к новой мировой войне. Уильям Орпен.
Подписание мира в Зеркальном зале Версальского
дворца 28 июня 1919 года.
Имперский военный музей. Лондон

УРОКИ, КОТОРЫЕ НИКТО НЕ ХОЧЕТ УЧИТЬ

Так какие уроки и выводы мы должны сделать для себя спустя 100 лет после завершения Первой мировой войны?

Первый урок. Эта война является наиболее ярким и наглядным примером злоупотребления политической власти. Многие чиновники были лишены прозорливости, которая помешала им избежать столь масштабной катастрофы для человечества.

В своей книге «Кайзер Вильгельм II» известный австралийский историк, профессор Кембриджского университета Кристофер Кларк утверждает, что истинной причиной столь разрушительного конфликта, а не просто поводом к нему стало убийство эрцгерцога Франца Фердинанда. О случайности и бессмысленности Первой мировой войны, по его мнению, говорят и многие другие события. Она, по его твердому убеждению, была невольным самоубийственным актом, а вовсе не битвой за цивилизацию.

Первая мировая война вскрыла также серьезные пороки российской власти, которая правила страной на тот момент. И эти пороки соединились с беспринципной политикой так называемых «партнеров» Российской империи, которые сотрудничали с Россией, но работали против нее. В итоге наша страна понесла самые большие потери – человеческие и материальные. Англия же добилась тех целей, которые ставила перед собой в войне. Им не нужна была сильная Россия.

Второй урок – верность своему союзническому долгу. Россия к 1914 году находилась в союзных отношениях не с Германией и Австро-Венгрией, а с Францией, а потом и с Великобританией, и сама логика развития кризиса, связанного с убийством наследника австро-венгерского престола, подвела Россию к этой войне.

Союзнический долг – с одной стороны, с другой стороны – боязнь потерять престиж и влияние в Балканских странах. Ведь если бы Россия не поддержала Сербию, это было бы катастрофично для ее престижа. Сказалось, конечно же, и давление определенных сил, настроенных на войну, в том числе связанных и с некоторыми сербскими кругами при дворе, с черногорскими кругами. Известные «черногорки», то есть супруги великих князей при дворе, тоже влияли на процесс принятия решения, полагает профессор Е. Сергеев.

Можно говорить и о том, что Россия была должна значительные суммы денег, полученных в качестве кредитов из французских, бельгийских и английских источников. Деньги были получены именно на программу перевооружения. Но вопрос престижа, который для Николая II был очень важен, все-таки нужно поставить на первый план. Нужно отдать императору должное – он всегда выступал за поддержание престижа России, хотя, может быть, не всегда правильно это понимал.

Одним из очень весомых факторов, может быть, нерешающим – еще раз подчеркивает отечественный историк, – была необходимость России поддержать престиж великой державы и не оказаться ненадежным союзником в самом начале войны. Вот это, по его мнению, главный мотив.

Третий урок. Принимая участие в Первой мировой войне, Россия защищала себя. Ведь именно Германия объявила России войну 1 августа 1914 года. Первая мировая война стала для России Второй Отечественной, а на Парижской мирной конференции, которая проходила с 18 января 1919 года по 21 января 1920 года, союзные державы помимо прочих требований поставили перед Германией условие согласиться со статьей о «военном преступлении» и признать свою ответственность за развязывание войны.

Самое ужасное, считает Е. Сергеев, – то, что Россия вступила в Первую мировую войну, не имея никакой цели, а для того, чтобы помочь союзнице Франции. Это лишь потом, в марте 1915 года, договорились, что Проливы якобы будут контролироваться Россией в случае победы. Во имя чего, почему Россия в 1914 году пошла на распятие, не имея никакой рациональной цели? Это рядовым русской армии, половина которой не умела читать, понять было трудно…

Чего Россия добивалась в Европе? Российские министры иностранных дел А. Извольский и С. Сазонов не сомневались в необходимости поддерживать Францию и всех тех, кто выступит против Германии. Вот слова Сазонова: «Россия в случае победы Германии теряла прибалтийские приобретения Петра Великого, открывшие ему доступ с севера в западноевропейские страны и необходимые для защиты ее столицы, а на юге лишалась своих черноморских владений до Крыма включительно, предназначенных для целей германской колонизации, и оставалась, таким образом, после окончательного восстановления владычества Германии и Австро-Венгрии на Босфоре и на Балканах отрезанной от моря в размерах Московского государства, каким оно было в XVII веке. Страх перед могуществом Германии – это, на взгляд Е. Сергеева, единственная логика, которую мы можем понять и разделить в какой-то мере. Но ведь мы знаем о множестве иных способов решить проблему. Мы знаем об отношениях между Германией и Россией в период Бисмарка, в первую половину ХIХ века. Помним, как мы вместе разбили Наполеона.

Четвертый урок. Во всей этой политико-дипломатической мозаике нужно также помнить о том, что для России Первая мировая война вовсе не закончилась подписанием Версальского мирного договора и Брестского мира. Она продолжилась и после. Зимой 1918/19 года советские войска вновь выходили на западные границы бывшей Российской империи. Да и войну с Польшей в 1920 году тоже есть все основания рассматривать как продолжение Второй Отечественной.

Пятый урок. По итогам Первой мировой войны Германию наказали как проигравшую страну, но сделали это в такой форме, которая вызвала в стране объединение всех сил против Версальского мира. Германию унизили как нацию и как государство. И на почве этого унижения возникла идея реванша, что даже в рамках демократической Веймарской республики привело Германию к нацизму, который вовсю эксплуатировал эту идею. Хотя надо признать, что тогда практически весь политический спектр в Германии – слева направо – объединялся в идее ревизии и отмены Версальского мира. И поэтому один из важнейших уроков Первой мировой войны в том, что государства-победители должны быть осмотрительны в вопросе выдвижения условий мира.

Шестой урок. По итогам Первой мировой войны на политической карте Европы появились новые национальные государства: Литва, Латвия, Эстония, Финляндия, Польша, Австрия, Венгрия, Чехословакия, Югославия и др. Это стало результатом реализации принципа права нации на самоопределение. Но одновременно эти права вступили в противоречие с идеей целостности прежних государств и империй: Османской, Российской, Австро-Венгерской и Германской. Однако тем не менее сама идея этого права и опыт его применения показывают, что многонациональные государства должны быть очень аккуратны и деликатны в национальном вопросе и открыты для понимания, что все национальности должны иметь гарантированные права. Иначе маленькое недовольство вырастает в острые проблемы для страны.

Седьмой урок. Анализ итогов Первой мировой войны заставляет задуматься над тем, что две крупнейшие державы Европы, Германия и Россия, должны мирно жить и сотрудничать ради сохранения мира в Европе. Стабильность баланса сил в Европе в большой мере зависит от отношений между этими странами.

Восьмой, заключительный урок: лучше плохой мир, чем хорошая война.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Современное состояние международных отношений, характеризующееся нарастанием напряженности во взаимоотношениях между ведущими в военном плане державами, большим количеством кровопролитных локальных конфликтов, во многом напоминает события 100-летней давности, что позволяет проведение закономерной аналогии с Первой мировой войной.

Формальной причиной начала Первой мировой войны послужило убийство австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Сейчас нет ни Австро-Венгерской империи, ни эрцгерцогов, но современным эквивалентом сараевского убийства вполне могут стать события на Ближнем Востоке. Как и 100 лет назад, неспокойный Ближний Восток может превратиться в «балканскую бочку с порохом», которая может взорваться в любой момент, втянув в конфликт США, Турцию, Россию и Иран. А у каждой из этих стран в регионе имеются свои интересы и союзники, которых нужно защищать.

Некоторые наблюдатели отмечают, что в 1914 году Германия была на подъеме и бросала вызов главной державе того времени – Великобритании. Сегодняшняя параллель – соперничество Соединенных Штатов и Китая.

В начале XX века зловещую роль, по суждению других, играла убежденность элит и общества в том, что войны не надо бояться и избегать, что, напротив, она может помочь решить накопившиеся проблемы политического, экономического, социального и духовного порядка. Подобные настроения, увы, усиливаются и даже складываются в пугающую картину и в наши дни. Напрашиваются параллели между современностью и ситуацией начала ХХ века, когда любая провокация могла стать (и стала!) искрой, способной вызвать пожар глобальной войны.

Французский маршал Фош, увидев подписанный Версальский мирный договор, воскликнул: «Это не мир. Это перемирие на двадцать лет». Эти слова стали пророческими. Ровно через 20 лет, в 1939 году, Германия развязала Вторую мировую войну.

Эти слова, а главное последствия, заставляют задуматься о механизмах возникновения большого конфликта. И также о том, что при возникновении кризисных ситуаций – и это касается в том числе современной политики – надо быть исключительно осмотрительным. Надо просчитывать, и не на один, а на много шагов вперед, к чему это может привести.

Сегодня мы обращаемся к истории Первой мировой войны не для того, чтобы выявлять ее виновников, делить ее участников на победителей и побежденных. Главный урок заключается в том, что будущее европейского и мирового сообщества заключается в единстве и сотрудничестве, в органичном сочетании национальных, региональных и глобальных интересов, а не в попытках силой, в ущерб другой стороне, обеспечить свою безопасность. Устойчивая безопасность может быть только равной и неделимой. Этот принцип заложен в Концепции внешней политики РФ, ставящей во главу угла установление справедливого и демократического миропорядка, основанного на коллективных началах в решении международных проблем и на верховенстве международного права.

Значение итогов и уроков Первой мировой войны в деле обеспечения прочного мира и всеобщей безопасности не только остается первостепенным, но и по имеющимся признакам, несомненно, растет. Первая мировая война – это суровый урок нашему отечеству, и об этом нужно помнить всегда.             

Парижская мирная конференция и ее решения – Opiq

Германия, названная в Версальском мирном договоре виновницей развязывания войны, была вынуждена согласиться на самые тяжелые условия мира. Так, в пользу победителей ей пришлось отказаться от обширных областей, и по сравнению с 1914 годом территория Германского государства сократилась на одну восьмую часть. Германские колонии также были переданы под управление победителей. Кроме того, немцев обязали возместить одержавшим победу государствам причиненный войной ущерб и выплатить репарации. Германии было запрещено иметь сильную армию, большие военные корабли, подводные лодки, боевые самолеты, танки и тяжелую артиллерию. Разрешалось набрать лишь 100 000 профессиональных добровольцев-пехотинцев и 15 000 военных моряков. Для того чтобы заставить Германию выполнять условия Версальского договора, союзники на 15 лет заняли Рейнскую демилитаризованную зону: левый берег реки Рейн и 50-километровую полосу на правом берегу. На этой территории Германии не разрешалось размещать войска и строить укрепления.

Немцы не могли понять, почему именно их страну заклеймили как виновника развязывания войны. Ведь общепринятым поводом к началу военных действий стало убийство членами тайной сербской организации наследника престола Австро-Венгерской империи Франца Фердинанда. Немцам казалось, что победители поступают несправедливо, принуждая их согласиться на унизительный мирный договор. Именно по этой причине Германия мечтала о возможности отплатить за поражение.

Бывшие союзники Германии также были вынуждены заключить мирные договоры на тяжелых условиях (например, с Венгрией был заключен Трианонский мирный договор). Народы этих стран тоже считали поведение победителей несправедливым, поэтому австрийцы, венгры, болгары и турки также стремились смягчить свое поражение, постоянно выражая недовольство составленными в Версале документами и тем, что французы и британцы навязывали им свои мирные условия. Созданное на Парижской мирной конференции новое политическое устройство получило название Версальской системы, которую часто называли Версальским диктатом.

Последствия Первой мировой войны

Загрузка …

Последствия Первой мировой войны все еще ощущаются спустя столетие после ее завершения. Это была самая смертоносная война, в которой участвовало больше стран, и она была дороже любой другой войны до нее. Оружие, использовавшееся во время Первой мировой войны, также было более совершенным, чем в любой предыдущей войне, с использованием танков, подводных лодок, отравляющих газов, самолетов и дальнобойной артиллерии. Во время этой войны погибло более 9 миллионов военнослужащих, а более 7 миллионов человек остались инвалидами.Неудивительно, что последствия Первой мировой войны все же проявились спустя десятилетия.

Особые последствия мировой войны 1:

  • Первая мировая война вызвала падение четырех монархий: Германии, Турции, Австро-Венгрии и России.
  • Война сделала людей более открытыми для других идеологий, таких как большевики, пришедшие к власти в России, и фашизм, победивший в Италии, а затем и в Германии.
  • Первая мировая война в значительной степени ознаменовала конец колониализма, поскольку люди стали более националистическими, и одна страна за другой начали колониальные восстания в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке.
  • Война изменила экономическое равновесие в мире, оставив европейские страны по уши в долгах и превратив США в ведущую индустриальную державу и кредитора в мире.
  • Инфляция резко выросла в большинстве стран, и на экономику Германии сильно повлияла необходимость выплаты репараций.
  • С войсками, путешествующими по всему миру, грипп легко распространился, и началась эпидемия, унесшая жизни более 25 миллионов человек по всему миру.
  • Со всем новым оружием, которое использовалось, Первая мировая война навсегда изменила облик современной войны.
  • Из-за жестоких методов, применявшихся во время войны, и понесенных потерь, Первая мировая война вызвала много ожесточения среди народов, что также внесло большой вклад в Первую мировую войну спустя десятилетия.
  • Социальная жизнь также изменилась: женщины были вынуждены заниматься бизнесом, а мужчины находились в состоянии войны, а законы о труде начали применяться в связи с массовым производством и механизацией. Все люди хотели повышения уровня жизни.
  • После Первой мировой войны необходимость в международном органе наций, который продвигает безопасность и мир во всем мире, стала очевидной.Это стало причиной основания Лиги Наций.
  • Первая мировая война стимулировала исследования в области технологий, потому что лучший транспорт и средства связи давали странам преимущество перед их врагами.
  • Суровые условия Версальского мирного договора вызвали в Европе множество разногласий, особенно со стороны центральных держав, которым пришлось много платить за финансовые репарации.

Есть много других эффектов, которые можно отнести к Первой мировой войне, но суть в том, что после этой разрушительной войны мир уже никогда не будет прежним.Многие историки согласны с тем, что Первая мировая война создала атмосферу, которая способствовала возникновению нацистской партии и началу Второй мировой войны.

Сколько людей погибло в Первой мировой войне?

Первая мировая война была одним из самых смертоносных конфликтов в истории человечества, в котором погибло более 16 миллионов человек. Общее количество жертв среди гражданского населения и военных оценивается примерно в 37 миллионов человек. В результате войны погибло почти 7 миллионов мирных жителей и 10 миллионов военнослужащих.

Смертность военных и сильвилийцев с обеих сторон

Союзники или державы Антанты насчитали около 6 миллионов смертей, Центральные державы — 4 миллиона.

Многие люди умерли не в результате боевых действий, а от болезней, вызванных войной, и эта цифра оценивается примерно в 2 миллиона смертей. 6 миллионов человек пропали без вести во время войны и считались погибшими.

Двое из трех солдат погибли в бою, остальные погибли от инфекций или болезней. Испанский грипп также убил множество людей в лагерях для заключенных.

Общее количество погибших среди гражданского населения очень сложно определить, в отличие от смертей военнослужащих, которые лучше документированы. Из-за войны многие люди страдали от болезней и недоедания из-за нехватки продовольствия, вызванной перебоями в торговле.Миллионы мужчин также были мобилизованы на войну, отняв свой труд на фермах, что привело к сокращению производства продуктов питания. В Османской империи также были геноциды, в результате которых погибли тысячи людей. Испанский грипп также убил множество людей, но историки часто не учитывают эти цифры.

Наконец, существует еще больше косвенных смертей, вызванных войнами, которые не учитываются в таких отчетах. Геноцид армян, унесший жизни 1,5 миллиона человек в последние годы существования Османской империи, был спровоцирован политическим руководством Османской империи, которое считало, что армянский народ встанет на сторону России в Первой мировой войне, что приведет к краху империи.Чтобы обезопасить свои границы, они поместили армянских мужчин в рабочие лагеря, которые стали центрами уничтожения, и принудительно отправили пожилых людей, женщин и детей в Северную Сирию, что стало маршем смерти.

День памяти

День памяти, часто называемый Днем мака, отмечает жертвы, принесенные военнослужащими во время войны.

В Соединенном Королевстве этот день впервые был отмечен в 1919 году, когда он был известен как День перемирия, с двухминутным молчанием в 11 часов утра 11 ноября.Этот день ознаменовал годовщину подписания перемирия, положившего конец Первой мировой войне в 1918 году. Его название было изменено на День памяти после Второй мировой войны. Этот день отмечают и другие страны Содружества.

В Соединенном Королевстве ежегодно 11 ноября соблюдается двухминутное молчание. Во второе воскресенье ноября, Воскресенье памяти, проводятся специальные службы и возлагаются маковые венки к Сенотафу в Лондоне и к военным мемориалам в городах по всей стране.

Мак используется как символ памяти, и в Соединенном Королевстве Королевский британский легион продает маки за несколько недель до 11 ноября, чтобы собрать деньги для военнослужащих и их семей.

Во время Первой мировой войны одни из самых ожесточенных боев происходили во Фландрии (западная Бельгия). Были разрушены здания, дороги, поля, кусты и деревья. Однако, несмотря на опустошение, каждую весну цвели маки. Семена мака, которые были закопаны в течение многих лет, были вынесены на поверхность взбитой грязью и проросли.

Джон МакКрэй, канадец, сражающийся в окопах Фландрии, написал стихотворение «На полях Фландрии». Поэма была опубликована, а мак стал символом тех, кто погиб в битвах.

На полях Фландрии, Джон Маккрэй, май 1915 г.

На полях Фландрии веют маки
Между крестами, ряд за рядом,
Это обозначает наше место; и в небе
Жаворонки, все еще храбро поющие, летают.
Едва слышно среди пушек внизу.

Мы Мертвые.Несколько дней назад
Мы жили, чувствовали рассвет, видели закат,
Любили и были любимы, а теперь мы лежим
На полях Фландрии.

Возьми нашу ссору с врагом:
Тебе из безвыходных рук бросаем
Факел; будь твоим, чтобы держать его высоко.
Если вы нарушите веру с нами, умирающими
Мы не уснем,
Хотя маки растут
На полях Фландрии.

Эта статья является частью нашего обширного сборника статей о Великой войне. Щелкните здесь, чтобы увидеть нашу исчерпывающую статью о Первой мировой войне.

Цитируйте эту статью
«Последствия Первой мировой войны» История в сети
© 2000-2021, Salem Media.
11 августа 2021 г.
Дополнительная информация для цитирования.

TSHA | Первая мировая война

Убийство 28 июня 1914 года эрцгерцога Австро-Венгерской империи Франца Фердинанда вызвало серию событий, которые быстро привели к глобальной войне, названной Великой войной, а затем Первой мировой войной между центральными державами Германии. Австро-Венгрия, Османская империя и их союзники против Антанты или союзных держав Великобритании, Франции, России, а затем к ним присоединились Япония и Италия.Соединенные Штаты, полные решимости держаться подальше от европейских дел, формально оставались нейтральными до объявления войны Германии и ее союзникам 6 апреля 1917 года и продолжали военные действия до прекращения боевых действий 11 ноября 1918 года. Техас и техасцы внесли значительный вклад в то, что тогда это называлось Великой войной на передовой, в тылу и с позиций в федеральном правительстве. Хотя участие США на передовой было относительно коротким, события и условия войны привели к долгосрочным изменениям в Техасе в военном, социальном, экономическом и политическом отношении.

До вступления США в Первую мировую войну . Техасцев интересовали события Первой мировой войны с самого начала конфликта. Большинство техасцев согласились с решением США оставаться нейтральным и не вмешиваться в европейские дела. Сохранение нейтралитета означало, что они могли продолжать экспорт хлопка, скота, нефти и других товаров в страны по обе стороны конфликта и использовать недавно открытый Хьюстонский судоходный канал. Техасцы, находившиеся в Европе в начале войны, немедленно подготовились к возвращению домой.Юлия Идесон покинула Льеж, Белигум, всего за несколько часов до того, как Германия осадила город в первом сражении войны. И в Германии, Ольга Кольберг и Има Хогг были свидетелями первоначальной мобилизации, прежде чем отправиться домой. Вернувшись в Техас, немецкие и австрийские иммигранты и граждане первого поколения собрали гуманитарную помощь для организаций Красного Креста Германии и Австрии, чтобы помочь раненым и перемещенным лицам, и несколько немецких иммигрантов вернулись в Германию, чтобы присоединиться к вооруженным силам.

Однако большинство техасцев были сосредоточены на войне ближе к дому.Техас был плацдармом и источником контрабанды для мексиканской революции, войны, которая быстро стала составной частью стратегической дипломатии Первой мировой войны между Германией, Великобританией и США, поскольку Мексика была ведущим экспортером нефти. С самого начала в 1910 году насилие на границе резко возросло. Между 1910 и 1920 годами по меньшей мере 127 000 мигрантов бежали из Мексики в Техас, спасаясь от войны. Хотя граница всегда была прозрачной по обе стороны от Рио-Гранде, эти мигранты уезжали дальше в глубь Техаса в поисках работы и оставались там дольше, если не поселились на постоянной основе.

Техасские фермеры почувствовали первый удар войны из-за цен на хлопок. В июле 1914 года хлопковые биржи закрылись на три месяца, и цены на хлопок за год упали в среднем до 7,22 цента за фунт, что на 40 процентов меньше, чем в предыдущем году ( см. ХЛОПНАЯ КУЛЬТУРА). В то время в Техасе производилась треть хлопка в стране и пятая часть хлопка в мире. Однако после возобновления работы хлопковых бирж цены резко выросли и продолжали расти в 1915 и 1916 годах. В 1917 году, когда U.С. вступил в войну, средняя цена за фунт в штате составляла 26 центов и увеличилась до 29,48 центов к концу войны в 1918 году. Это создало ощущение процветания у фермеров, выращивающих хлопок, их кредиторов и сообществ, которые экономически зависели от урожая. К концу десятилетия фермеры увеличили свои посевные площади, но столкнулись с нехваткой рабочей силы, поскольку многие бедные белые и черные сельскохозяйственные рабочие переехали из сельских районов в более крупные города в поисках лучшей работы и возможностей для получения образования ( см. ЭРА ПРОГРЕССИВНОСТИ ).Этот процесс урбанизации усилился по мере того, как началась война в Европе и по мере того, как все больше афроамериканцев вообще покинуло Юг, что историки называют Великой миграцией, в северные города, чтобы найти улучшенные расовые условия и избежать расового насилия ( см. LYNCHING и RIOTS) . Поскольку во время войны нехватка рабочей силы увеличивалась, фермеры больше полагались на мексиканских иммигрантов и мексиканских американцев, чтобы удовлетворить эту потребность и поддерживать низкую заработную плату. По всему штату эти группы также сталкивались с дискриминацией, подобной Джиму-Кроу, сегрегацией, предвзятой, а иногда и карательной системой правосудия и расовым насилием.

В 1915 году ожидаемое пограничное насилие и продолжение неограниченного использования Германией подводных лодок привело к усилению поддержки вступления США в Первую мировую войну на стороне союзников. Газеты Техаса сообщали о слухах о немецких и мексиканских шпионах, путешествующих по штату, и об усилении страха перед саботажем, равно как и о подозрениях в отношении любого иностранца, особенно немецкого или мексиканского происхождения. Торпедирование Gulflight и затопление RMS Lusitania немецкой подводной лодкой также сдвинуло общественное мнение в стране и Техасе в пользу подготовки к возможному U.S. вступление в Первую мировую войну. Gulflight , американский танкер, принадлежащий Gulf Oil Corporation, был торпедирован и серьезно поврежден около островов Силли 1 мая 1915 года. Один из первых американских кораблей, торпедированных немцами во время Мировой войны. Во время Первой войны он стартовал из Порт-Артура, штат Техас, где проживали многие члены его команды, в том числе Юджин Чапанта, который утонул.

Британский пассажирский лайнер Lusitania , следовавший из США в Англию, был торпедирован и затонул у берегов Ирландии 7 мая 1915 года.Из более чем 1100 утонувших пассажиров более 120 были американцами. Несколько пассажиров на борту Lusitania были связаны с Техасом: У. Бродерик Клоэте, британский владелец ранчо и угольной шахты в Мексике, купил билет в Сан-Антонио, где он был частым гостем; Томас Дж. Силва, грузинский покупатель хлопка, жил в Темпле; Ральф Трупп Муди, британский покупатель хлопка, проживал в Гейнсвилле, штат Техас, по крайней мере, с 1910 года. Плаванием с Муди был Роберт Дж. Тиммис, еще один покупатель хлопка из Великобритании (и житель Гейнсвилля), который выжил.Тиммис и Муди передали свои спасательные жилеты, называемые спасательными поясами, испуганным женщинам, прежде чем вода настигла корабль. Другая выжившая, Ада Мина Кэмпбелл, учительница, которая переехала в Даллас, чтобы жить со своим братом в 1913 году, отплыла на судне Lusitania , чтобы вернуться в свой семейный дом в Шотландии. Чарльз Свенсон, инженер-механик из Уичито-Фоллс, написал своей семье, что он забронировал рейс на Lusitania , но в конечном итоге плыл на другом корабле.

Техасцы по-разному отреагировали на трагедию.Отражая общественность в целом, большинство газет осудили нападение как закулисное и нецивилизованное, но неоднозначно высказались по поводу того, как нация должна отреагировать. 10 мая 1915 года сенат Техаса принял несколько резолюций, в которых осуждалось потопление, выражалось доверие президенту Вудро Вильсону и его администрации, а также содержался призыв к Соединенным Штатам разорвать все связи с Германией, но не желал войны. Губернатор Джеймс Фергюсон призвал к осторожным действиям.

Техасцы в федеральном правительстве также неоднозначно отреагировали на нападение, но в конце концов поддержали движение за готовность или потеряли свой пост.Ближайший советник техасца и Вильсона Эдвард Манделл Хаус находился в Лондоне с января, чтобы обсудить возможность военного посредничества, когда он узнал о трагедии. Он посоветовал Вильсону начать подготовку к возможной войне и быть твердым в своем ответе Германии. Уилсон последовал этому совету. Делегация Конгресса Техаса разделилась в своей поддержке предложений Вильсона по обеспечению готовности, особенно его решения об усилении и расширении вооруженных сил. Многие из тех, кто голосовал против, включая Джона Холла Стивенса, Фрэнсиса Оскара Каллэуэя и Джеймса Х.»Циклон» Дэвиса лишился места на следующих выборах. Джеймс Л. Слейден из Сан-Антонио, района с большим немецко-американским населением, удержал свое место, но был отвергнут в 1918 году. В феврале 1916 года, когда Германия возобновила свою политику неограниченной подводной войны, Аткинс «Джефф» МакЛемор представил США Решение палаты представителей запретить американцам путешествовать на воюющих кораблях; Уилсон остановил резолюцию и раскритиковал ее как непатриотичную. Маклемор тоже потерял свое место в 1918 году.

После событий, приведших к бунту 1916 года в Эль-Пасо (включительно) и рейда Панчо Вильи в Нью-Мексико в начале 1916 года, Уилсон приказал генералу.Джон Дж. Першинг преследовал Виллу и его сторонников в карательной экспедиции вдоль границы и вскоре после этого федерализовал Национальную гвардию в приграничных штатах и ​​на Среднем Западе. Хотя эта экспедиция оказалась неудачной, увеличение военных расходов федерального правительства и наращивание сил Соединенных Штатов вдоль границы помогли подготовить вооруженные силы к вступлению в мировую войну. Офицеры Национальной гвардии Техаса приобрели ценный опыт командования, снабжения и маневрирования крупных подразделений.Ощущение возможной войны с Мексикой или Германией также поощряло военную готовность среди гражданского населения. Форт Сэм Хьюстон в Сан-Антонио был одной из многих военных баз по всей стране, где проводился четырехнедельный летний военный тренировочный лагерь для гражданских лиц, где они могли пройти базовую военную подготовку под руководством обычных офицеров без обязательств будущей военной службы.

По мере того, как увеличивалась поддержка готовности, рос и патриотизм. В конце 1915 года и на протяжении 1916 года в городах и поселках по всему штату проводились грандиозные патриотические представления и парады по многочисленным праздникам в течение года.В ноябре 1915 года огромные толпы людей собрались даже после полуночи, чтобы увидеть Колокол Свободы, когда он путешествовал по Техасу ( см. LIBERTY BELL TOUR OF TEXAS). Ко Дню флага в 1916 году Эль-Пасо провел парад «Готовность» с 10 000 участников, держащих флаг. В параде Четвертого июля в Сан-Антонио участвовали местные братские организации, ветеранов гражданской войны и испано-американской войны, а также бостонское чаепитие. В конце сентября 1916 года колонна из почти 15000 солдат, дислоцированных в форте Сэм Хьюстон, прошла восемьдесят три мили от Сан-Антонио до лагеря Мабри в Остине, где их встретили размахивающие флагами толпы, государственные и местные чиновники, муниципальный оркестр и ветераны. из Дома Конфедерации Техаса.По дороге обратно в Сан-Антонио этот город устроил большой банкет с патриотическими песнями и украшениями. С кафедры многие служители проповедовали строгую национальную преданность и что патриотизм является религиозным долгом христиан.

По всей стране и в Техасе патриотизм быстро приравняли к национализму, часто называемому «американизмом», который имел расистский и нативистский подтекст. Начиная с 1915 года в Техасе наблюдалось усиление нетерпимости к инакомыслию и подозрений по отношению к любому, кого считали неамериканским, некоторые из которых поощрялись администрацией Вильсона.В своих речах президент Вильсон открыто подвергал сомнению лояльность иммигрантов, в том числе натурализованных, Соединенным Штатам и включал доску американизма, в которой утверждалось, что это заговор граждан и организаций иностранного происхождения. Чтобы противостоять этой возросшей подозрительности, американцы немецкого происхождения приложили особые усилия, чтобы продемонстрировать свой патриотизм и поддержку принятой ими страны. Орден сыновей Германа в Сан-Антонио провел собственное празднование с выступающими, восхваляющими Джорджа Вашингтона, патриотическими песнями и выставкой Колумбии, первых немецких колонистов, и того, как немцы внесли свой вклад в Соединенные Штаты.Во время парада в Сан-Антонио разъяренная толпа напала на мексиканца, оскорбившего американский флаг. В параде в Эль-Пасо участвовали натурализованные китайские и мексиканские иммигранты, «женщины юго-запада» и делегации от всех афроамериканских организаций во главе с Шестым пехотным отрядом.

Начало Первой мировой войны . В начале 1917 года события быстро подтолкнули Соединенные Штаты к объявлению войны Германии. 31 января 1917 года Германия заявила, что возобновит неограниченную подводную войну, в которой подводные лодки без предупреждения затопляли суда, которые она дважды останавливала после потопления Arabic в 1915 году и Sussex в 1916 году.3 февраля 1917 года США разорвали отношения с Германией. Позже в том же месяце немецкие подводные лодки потопили два американских торговых судна. В ответ на это министр сельского хозяйства Дэвид Франклин Хьюстон, бывший президент Техасского университета и Техасского сельскохозяйственного и механического колледжа (ныне Техасский университет A&M), потребовал от Уилсона просить Конгресс принять закон, часто называемый «законопроект о вооруженном нейтралитете». , »Для вооружения торговых судов. Флибустьер из сторонников невмешательства в Сенат отклонил законопроект.

1 марта 1917 года администрация Вильсона обнародовала записку Циммермана, секретную телеграмму, переданную в кодировке послу Германии в Вашингтоне для передачи президенту Мексики. Перехваченное и расшифрованное Великобританией, сообщение обещало Мексике, что если она присоединится к Германии и побудит Японию присоединиться к Центральным державам, Германия поможет Мексике вернуть свои бывшие территории в Техасе, Аризоне и Нью-Мексико. После поддержки Германией Викториано Уэрты, инцидента в Ипиранге, плана Сан-Диего и рейда Виллы, «Записка Циммермана» прочно связала Мексику и Германию в сознании многих техасцев и заставила многих предположить, что де-факто война уже существует.Dallas Morning News опубликовал политическую карикатуру под названием «Искушение», в которой Германия изображалась как дьявол, заключивший сделку с Мексикой из-за Техаса. San Antonio Light предполагал, что если немецко-мексиканская армия захватит Техас, техасцы будут сражаться насмерть. El Paso Times и Houston Post , однако, призвали к осторожности из-за опасений вступить в войну. Национальная гвардия Техаса остановила демобилизацию.

После того, как в марте немецкие подводные лодки потопили еще три американских корабля, Вильсон попросил Конгресс объявить войну Германии 2 апреля 1917 года, заявив, что «мир должен быть безопасным для демократии.Конгресс принял резолюцию о войне и официально объявил войну четыре дня спустя. Представитель Джефф МакЛемор был единственным техасцем из пятидесяти шести членов Конгресса, проголосовавшим против. Техас продемонстрировал свою поддержку через клятвы верности, парады и учения гражданских военных, проводившиеся на городских площадях, в университетах и ​​в Капитолии штата.

Техасцы дома и в Вашингтоне, округ Колумбия, были более разделены по вопросу о призыве, часто называемом призывом, который обсуждался с 1915 года, но нежелателен по сравнению с добровольчеством до февраля 1917 года.Некоторые утверждали, что это недемократично, и считали, что из добровольцев лучше получаются солдаты. В апреле депутат Дэниел Э. Гарретт, который первоначально выступал против призыва, но в конечном итоге проголосовал за него, напечатал в протоколе Конгресса десятков писем и телеграмм со всего штата, которые отражали различные мнения, но склонялись в пользу проекта.

18 мая 1917 года Конгресс принял Закон о выборной службе, согласно которому все мужчины, включая иностранных жителей, в возрасте от 21 до 30 лет должны регистрироваться для прохождения военной службы.В 1918 году возрастной диапазон расширился и включил мужчин в возрасте от восемнадцати до сорока пяти лет. Это был второй раз, когда страна использовала военную службу, и впервые она использовалась для службы за границей. В отличие от гражданской войны, замены не допускались. Правительство разрешило некоторые исключения, основанные на религии, профессии и / или количестве иждивенцев, но эти руководящие принципы не благоприятствовали издольщикам, фермерам-арендаторам и поденщикам. Иммигранты из невоюющих стран, подавшие заявление о предоставлении гражданства, подлежали призыву до июля 1918 года, когда Конгресс исключил граждан из стран, нейтральных в войне.Системой управляла децентрализованная организация, состоящая из местных и районных призывных комиссий, назначаемых губернаторами штатов и находящихся под надзором генерального департамента провоста маршала США. Эти местные гражданские советы, состоящие из трех членов, наблюдали за регистрацией, рассматривали исключения, обрабатывали повестку в суд на местном уровне и сообщали о тех, кто не зарегистрировался, часто называемых «бездельниками». Регистраторы присвоили каждому мужчине номер. Дни национальной регистрации для всех штатов (территории проводили их в разные дни): 5 июня 1917 г .; 5 июня 1918 г .; 24 августа 1918 г .; и 12 сентября 1918 г.В каждом округе была призывная квота, которая компенсировалась добровольным зачислением. Окружные советы в Остине, Форт-Уэрте, Хьюстоне и Тайлере были назначены губернатором Фергюсоном, рассмотрели апелляции и представили принятые числа на национальном уровне. В Техасе было 280 советов, по одному для каждого округа и каждого города с 30 000 жителей. Хотя некоторые белые женщины служили регистраторами, только белые и, в некоторых приграничных графствах, мексиканские американские мужчины служили в комиссиях по освобождению от налогов. Национальная лотерея выбрала регистрационные номера 20 июля 1917 года.Местные газеты напечатали выбранные номера, а проекты повесток разослали по почте. Затем призывники явились на необходимое медицинское обследование для подтверждения их годности к службе. Если они сдавали экзамен, они получали от местного совета дату, когда они должны были явиться на базовую подготовку. Армия Соединенных Штатов перестала принимать добровольцев из числа афроамериканцев через несколько дней после объявления войны США и всех других добровольческих вербовок 15 декабря 1917 года.

В течение первого периода регистрации в Техасе было зарегистрировано более 409000 человек.Из них были выбраны регистрационные номера для 139 929 техасцев, и 50 108 были признаны годными к военной службе. Правительство внесло в список бездельников еще 14 173 техасцев. К концу войны в Техасе было зарегистрировано около 990 000 человек. Когда контроль находится в руках местных властей, решения о регистрации и принудительном освобождении от уплаты налогов часто сопровождаются предвзятостью местного населения, расизмом и злоупотреблением властью. По статистике, афроамериканские мужчины чаще попадали в армию, чем белые. Комитеты использовали местные правоохранительные органы и отряды ополчения для проведения «облав» бездельников и задержания уклонистов.По данным Федерального бюро расследований, в Техасе было заключено в тюрьму наибольшее количество уклонистов от призыва. Многие из этих так называемых бездельников не намеревались нарушать правила. Некоторые мужчины, особенно в сельской местности, не знали своего возраста, были неграмотными или часто переезжали в качестве сельскохозяйственных рабочих и либо регистрировались не в том округе, либо пропускали вызовы. Многие мексиканские граждане опасались, что они будут призваны в армию, несмотря на освобождение от государственной политики для иностранных резидентов, и вернутся в Мексику.Под давлением англо-фермеров губернатор Фергюсон издал манифест, подтверждающий национальную политику, и напечатал его в английских и испаноязычных газетах. Эти усилия не ограничили эмиграцию, и мексиканских граждан по-прежнему призывали в армию, если они не могли или не знали, как получить подтверждение мексиканского гражданства от консулов.

Открытое несогласие с призывом не получило широкого распространения, хотя несколько инцидентов вооруженного протеста в день регистрации закончились арестами. Многие из них были социалистами, считавшими, что промышленники втянули страну в иностранную войну.Редактор Том Хики из The Rebel выступил против призыва в армию, назвал Уилсона царем и был арестован за подстрекательство к военному сопротивлению. Самым существенным случаем противодействия призыву на военную службу стала радикальная Ассоциация защиты фермеров и рабочих, которая, как утверждается, планировала насильственные меры по призыву на военную службу.

Благодаря призыву и добровольному призыву в общей сложности 184 493 техасца прошли службу в вооруженных силах во время войны. Из них 127 797 человек были призваны в армию США, 37 704 человека пошли добровольцами в армию США.Южная армия и национальная гвардия ( см. ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ ПЕХОТНИЧНЫЙ ОТДЕЛ и ДЕВЯТЫЙ ОТДЕЛ), 16 889 человек пошли добровольцами на военно-морской флот Соединенных Штатов, а 2103 присоединились к морской пехоте Соединенных Штатов. Приблизительно 5000 мексиканских или мексиканских американцев и 31000 афроамериканцев из Техаса служили в вооруженных силах во время Первой мировой войны. Солдаты с испанскими фамилиями, такими как Хосе де ла Лус Саенс, служили вместе с англоязычными солдатами и не подвергались сегрегации, но сталкивались с дискриминационным обращением со стороны офицеров.Несмотря на такое обращение, другие, такие как гражданин Мексики и военнослужащий Марселино Серна, один из самых титулованных солдат в истории Техаса, отклонили предложения об увольнении. Многие афроамериканские солдаты служили в отдельных армейских частях, а немногие чернокожие военнослужащие, допущенные на военно-морской флот США, были ограничены услугами общественного питания. Им не разрешили присоединиться к Корпусу морской пехоты США или Корпусу связи (позже названному Воздушной службой) армии США, а в Техасе не было подразделений черной национальной гвардии. Большинству чернокожих солдат не разрешалось сражаться за свою страну в Европе.Они служили в двадцать четвертой и двадцать пятой пехотных частях Соединенных Штатов, а также в девятой и десятой кавалерийских частях Соединенных Штатов, которые были назначены на гарнизонную службу в Соединенных Штатах или дислоцировались на Филиппинах. После того, как чернокожие солдаты протестовали против расистских действий полиции на Юге, которые привели к насилию в Уэйко, Сан-Антонио и Хьюстоне (см. ХЬЮСТОНСКИЕ БУНТЫ 1917 г.), военное министерство решило использовать призывников-афроамериканцев в первую очередь для работы грузчиков и черных. Под давлением чернокожих лидеров он создал тренировочный лагерь черных офицеров, куда были наняты многочисленные техасцы, в том числе врач Джордж У.Антуан, Аарон Дэй младший, и Картер У. Уэсли, а также два боевых подразделения афроамериканцев. Дэй и Уэсли с Девяносто второй дивизией и Антуан в Девяносто третьей дивизии сражались в наступлении Маас-Аргонн. Также в Девяносто третьей дивизии 369 -й пехотный полк, известный как «Гарлемские истребители ада» или «Черные гремучие», включал более шестидесяти пяти техасцев. Члены этих дивизий, а также несколько целых полков Девяносто второй и Девяносто третьей дивизий получили французский крест Герра.Кроме того, 450 белых женщин Техаса служили медсестрами в Корпусе медсестер армии или Корпус медсестер ВМС в сотрудничестве с Американским Красным Крестом. Первоначально военные и Красный Крест не принимали заявления от волонтеров-медсестер-афроамериканцев. Эта политика встретила общественное давление со стороны черных организаций. Военные и Красный Крест затем сертифицировали более 1800 чернокожих медсестер по всей стране, но разрешили служить только восемнадцати черным женщинам без пенсий и пособий, когда военные столкнулись с критической нехваткой медсестер, вызванной эпидемией испанского гриппа в конце 1918 года.Были ли они из Техаса, неясно. Техасцы, вероятно, были среди 13 329 белых женщин, которые служили «йоменами» в ВМС или Корпусе морской пехоты США, или 223 женщин (позже называемых «Hello Girls»), которые работали операторами на телефонных коммутаторах в Корпусе связи армии США.

По крайней мере, 5 170 техасцев погибли во время службы в вооруженных силах, в том числе семь женщин «Золотой звезды» из медсестер. Более трети всех смертей произошли в Соединенных Штатах, многие из них — в результате пандемии испанского гриппа 1918 года, которая быстро распространилась по армейским лагерям в сентябре 1918 года.Четыре техасца были награждены Почетной медалью: Сэмюэл Сэмплер, Дэвид Хайден, Дэниел Р. Эдвардс и Дэвид Баркли, первый латиноамериканец, получивший Почетную медаль.

В Техасе до войны было множество военных объектов, и во время войны он стал основным районом военной подготовки. Принимая решение о размещении баз и лагерей, военное ведомство в конечном итоге сняло озабоченность по поводу легкого доступа солдат к таким порокам, как алкоголь, проститутки и игорные заведения в Сан-Антонио, Уэйко и других городах.Уже на месте форта Сэм Хьюстон в Сан-Антонио было наибольшее количество военных баз, лагерей подготовки и тренировок, аэродромов и других военных объектов. Военные лагеря, созданные для подготовки мужчин к службе, были Camp MacArthur в Уэйко, Camp Logan в Хьюстоне, Camp Travis (первоначально назывался Camp Wilson) в Сан-Антонио, Camp Mercedes в Харлингене, Camp Scurry в Корпус-Кристи, Camp Crockett в Галвестоне и Camp Bowie. в Форт-Уэрте. Они работали вместе с давно созданными Camp Bullis в Сан-Антонио, Camp Mabry в Остине и теми, которые были созданы для поддержки военных подразделений для пограничного патрулирования: Camp Kingsville в Kingsville, Camp Del Rio в Del Rio, Camp Holland возле Valentine, Camp Marfa в Марфе.Школа подготовки офицеров запаса, военная резервация Леон-Спрингс и школа подготовки офицеров в Кэмп-Стэнли (первоначально называвшаяся Кэмп-Фанстон) были открыты в Леон-Спрингс, недалеко от Сан-Антонио. Военные также в полной мере использовали другие форты Техаса: форт Блисс в Эль-Пасо, форт Браун в Браунсвилле, форт Кларк в Брэкеттвилле, форт Крокетт в Галвестоне, форт Дункан в Орлином перевале, форт Макинтош в Ларедо, форт Рингголд в Рио-Гранде-Сити, Форт Сан-Хасинто и Форт Трэвис в Галвестоне.

К середине 1917 года авиационная секция Корпуса связи армии США начала строительство 28 новых полигонов и школ для авиаторов и наземного вспомогательного персонала. Девять полей, построенных в Техасе, включали Баррон-Филд возле Эвермана в округе Таррант, Брукс-Филд в Сан-Антонио (позже база ВВС Брукс), Талиаферро-Филд в Форт-Уэрте (позже Хикс-Филд), Колл-Филд в Уичито-Фолс, Каррутерс-Филд в Бенбруке недалеко от Форт-Уэрт (позже Бенбрук-Филд), Эллингтон-Филд в Хьюстоне (позднее — база ВВС Эллингтон), Лав-Филд в Далласе, Рич Филд в Уэйко и Келли-Филд в Сан-Антонио (позже база ВВС Келли).

Келли Филд был в авангарде исторической связи Сан-Антонио с авиацией, и больше пилотов времен Первой мировой войны заработали там свои крылья, чем любой другой аэродром в Соединенных Штатах. Летная школа Стинсона, открытая в Сан-Антонио сестрами Кэтрин Стинсон и Марджори Стинсон и их семьей в 1915 году, также служила важным полигоном для обучения пилотов. Кэтрин Стинсон предложила свои услуги в качестве пилота, когда армия США призвала летчиков-добровольцев во время Первой мировой войны, но ей отказали, и в конечном итоге она пошла добровольцем и работала водителем скорой помощи в Европе во время войны.Ее сестра Марджори продолжала работать летным инструктором в Сан-Антонио на протяжении всей войны и была признана единственной женщиной, принятой в резервный корпус авиации США (в 1915 году). Интересно, что аэродромы и военные объекты Сан-Антонио позже стали фоном для фильма времен Первой мировой войны « Крылья » (1927), получившего первую премию «Оскар» за лучший фильм.

Королевский летный корпус (RFC) Канады использовал три тренировочных поля, расположенных недалеко от Форт-Уэрта, для тренировок зимой.В период с ноября 1917 года по апрель 1918 года RFC Canada также подготовила пилотов и вспомогательный персонал для Корпуса связи (позже названного Воздушной службой) армии США и в конечном итоге обучила десять эскадрилий, которые служили в Европе с декабря 1917 по март 1918 года. восемь школ наземной подготовки по всему штату, в том числе одна в Техасском университете в Остине. После наземной подготовки курсанты отправились в концентрационный лагерь Camp John Dick Aviation, построенный на территории выставочного центра штата Техас в Далласе, и ждали назначения на одно из авиационных учебных полигонов.Военная промышленность, созданная в государстве, временно выиграла.

Университеты также использовались для обучения военным и военным навыкам. Техасский университет A&M был первым, кто добровольно предоставил свои земли и обучил тысячи геодезистов, механиков и радистов. В Техасском университете открылась школа военного воздухоплавания. В 1918 году Государственный педагогический и промышленный колледж Прейри Вью (ныне Университет Прейри Вью A&M) готовил медсестер и солдат. После войны во многих университетах Техаса, в том числе в колледжах для чернокожих, были созданы подразделения Корпуса подготовки офицеров запаса (ROTC) для проведения военной подготовки.

Работа в тылу . Чтобы создать и координировать военные программы, федеральное правительство создало бюрократический аппарат из агентств, в который входили Совет национальной обороны, Управление продовольствия, Комитет общественной информации и Министерство финансов — все с государственными чиновниками на уровне штата и на местном уровне. Совет обороны штата Техас был создан для сотрудничества с Национальным советом обороны и организации окружных советов, женских комитетов и вспомогательных организаций чернокожих.Были наложены некоторые ограничения на общепринятую свободу слова и печати. Каждая государственная школа должна была быть оборудована соответствующим флагом и уделять не менее десяти минут в день обучению интеллектуальному патриотизму. «Давай, пока не повредит», «Сделай свою долю», «Покупай больше облигаций» и другие лозунги нашли место в умах людей. Техасцы покупали облигации свободы и победы и военные сберегательные марки и помогали черным и белым вспомогательным организациям Красного Креста, Армии спасения, Христианской ассоциации молодых мужчин, Христианской ассоциации молодых женщин, клубам черных и белых женщин и другим организациям военного времени.Среди медсестер-волонтеров Красного Креста были афроамериканки из Художественного клуба Присциллы в Далласе и Ховита Идар де Хуарес из Кампаменто Амистад. Техасцы также участвовали в программе сохранения продуктов питания, известной как «Hooverizing», получившей такое прозвище в честь администратора пищевых продуктов США Герберта Гувера. Программа включала понедельник и среду без пшеницы, вторник без мяса, четверг и субботу без свинины; жир и сахар нужно было экономить каждый день. Были посажены военные сады, и фермеры Техаса посвятили новое место выращиванию продовольственных культур.Чтобы сохранить продукты питания, отдельные домашние демонстрационные агенты обучали методам консервирования и организовывали консервные клубы. Агенты по распространению сельскохозяйственных знаний, также разделенные, Техасской службы распространения сельскохозяйственных знаний продемонстрировали, что научное земледелие увеличивает производство на акр. Заботясь о моральном и физическом здоровье солдат, Совет обороны штата Техас организовал Комитет гражданского сотрудничества в борьбе с венерическими заболеваниями — заболевания, передаваемые половым путем, считались чрезвычайной ситуацией во время войны.Вследствие этого молодые распутные женщины были арестованы за проституцию и заключены в тюрьму или, если Белые, содержались в исправительных учреждениях и приютах для девочек, финансируемых федеральным правительством. В 1918 году был принят закон штата, запрещавший продажу алкоголя в пределах 10-мильной зоны (называемой белой зоной) вокруг любых военных объектов. В некоторых районах, таких как Сан-Антонио, было принято аналогичное постановление, касающееся проституции. Совет штата также создал комитеты по здравоохранению и санитарии, которые опубликовали руководства по надлежащей санитарии в доме, что стало неотложной задачей, поскольку страна столкнулась с широко распространенным гриппом.

Пандемия испанского гриппа достигла Техаса к концу сентября 1918 года. United Press сообщила, что в двух армейских лагерях — Кэмп Трэвис в Сан-Антонио и Кэмп Логан в Хьюстоне — возникло более 200 случаев (из примерно 20 000 в армейских лагерях по всей стране). Департамент здравоохранения штата Техас предупредил власти города и округа о необходимости проявлять бдительность в отношении вспышки гриппа среди гражданского населения. К октябрю мэры и другие официальные лица в городах по всему Техасу выпустили медицинские прокламации, запрещающие публичные собрания в попытке замедлить распространение болезни.Мэр Август Кляйн в Виктории, например, распорядился закрыть все школы, церкви, кинотеатры и общества — мера, которая продлилась до середины ноября. Больницы, лечившие больных, морги, хоронящие умерших, а также бакалейные лавки и другие предприятия были перегружены последствиями эпидемии гриппа, которая вела особенно жестокую войну со здоровыми взрослыми (от 20 до 40 лет). Почти каждая семья имела дело с разрушительными последствиями пандемии испанского гриппа или знала других, кто пережил это до того, как она окончательно ослабла в 1919 году.

Чтобы подавить инакомыслие внутри страны, федеральное правительство приняло законы о шпионаже и подстрекательстве, частично разработанные генеральным прокурором США Томасом Уоттом Грегори. Генеральный почтмейстер Альберт Сидни Берлесон сыграл важную роль в обеспечении соблюдения этих актов через почтовую службу и преследовал любые радикальные публикации. Rebel , напечатанная в Халлетсвилле, была первой закрытой газетой в стране. Бюро расследований также проверило всех техасских абонентов Chicago Defender .

В отраслях промышленности, считавшихся важными для войны, повысилась заработная плата и стимулировалась дальнейшая миграция из сельских ферм, поэтому заработная плата сельскохозяйственных рабочих также увеличилась. Федеральное правительство национализировало железные дороги и другие отрасли промышленности, необходимые для войны, и создало примирительное агентство в Министерстве труда для урегулирования споров, но активно подавляло более радикальные социалистические или анархистские элементы. Эти усилия не смогли предотвратить забастовку на нефтяных месторождениях 1917 года.

В соответствии с законами о шпионаже и подстрекательстве техасцев поощряли сообщать о любой подозрительной деятельности, и часто иммигранты, американцы мексиканского происхождения, афроамериканцы и американцы немецкого происхождения становились объектом несправедливых нападений.Газеты на иностранных языках должны были предоставить переводы на почту, чтобы гарантировать, что они не критикуют правительство США. В соответствии с законом о регистрации иностранцев все немцы мужского пола в возрасте от четырнадцати лет и старше, которые не подавали заявку на получение гражданства, считались врагами-иностранцами. Если они не начнут натурализацию или не зарегистрируются в местных правоохранительных органах, их могут арестовать, как Макса Веркентина из Уэйко. Веркентин, учитель, лидер бойскаутов и радист, был объявлен Бюро расследований анонимным источником как возможный шпион.Он был арестован и без надлежащей правовой процедуры отправлен в трудовой лагерь во Флориде. Ассимиляция, называемая американизацией, стала главной заботой школьных советов и церковных групп. Бюро образования Соединенных Штатов приняло лозунг «Америка прежде всего» для пропаганды говорения по-английски, а третья кампания по предоставлению кредита свободы использовала на своих плакатах фразу «100 процентов американцев»; фраза была использована позже Ку-клукс-кланом. В начале 1918 года законодательный орган Техаса принял законы о лояльности, запрещавшие использование немецкого языка или демонстрацию немецкой культуры, включая символы в общественных местах.Совет обороны штата Техас мало что сделал для предотвращения нападений боевиков на немцев — в одном из таких инцидентов ополченцы публично пороли, натерли смолой и перьями немца, который не смог купить облигации свободы в округе Уортон.

После окончания войны. Боевые действия в Европе закончились 11 ноября 1918 года, а война закончилась Версальским мирным договором. Война оказала длительное влияние на государство и ускорила процесс урбанизации. Война продвинула усилия кампании воздержания, чтобы добиться национального запрета посредством ратификации Восемнадцатой поправки.После значительной военной работы, проделанной женщинами, Закон о первичном избирательном праве для женщин в Техасе и федеральная Девятнадцатая поправка наконец признали право женщины на голосование ( см. ЖЕНСКОЕ ИЗБИРАТЕЛЬСТВО), но расовая дискриминация по-прежнему не позволяла афроамериканцам и многим американцам мексиканского происхождения иметь полное избирательное право. Война также усилила антииммигрантские и расистские настроения белого общества, которые подпитывали принятие федеральным правительством иммиграционных ограничений и рост Ку-клукс-клана в 1920-х годах. Война за «сохранение мира в безопасности для демократии» стимулировала десятилетие активизма в защиту гражданских прав и организации отделений активистов Национальной ассоциации содействия прогрессу цветных людей (NAACP), а также к созданию многочисленных американских мексиканских организаций, включая Лигу объединенных наций. Граждане Латинской Америки (LULAC).«Красное лето» 1919 года вызвало волну насилия по всей стране и в Техасе, когда правительство расправилось с радикалами и вспыхнули расовые беспорядки. Фермеры, которых во время войны поощряли сажать на всех доступных участках и полях, обнаружили, что их процветание закончилось после войны, когда Европа вернулась к сельскому хозяйству. Избыток предложения и конкуренция привели к резкому падению цен на сельскохозяйственную продукцию. Военное присутствие в Техасе оставалось значительным, и многие военные лагеря и аэродромы оставались еще долгое время после Версальского мирного договора.

США вступают в войну | Национальный музей и мемориал Первой мировой войны


Почему США сражались в Первой мировой войне?

Почему Америка вступила в Первую мировую войну? Когда в 1914 году в Европе началась Первая мировая война, многие американцы хотели, чтобы Соединенные Штаты не участвовали в конфликте, поддерживая политику строгого и беспристрастного нейтралитета президента Вудро Вильсона. «Соединенные Штаты должны быть нейтральными как фактически, так и на словах в эти дни, которые должны испытать человеческие души. Мы должны быть беспристрастными как в мыслях, так и в действиях, должны ограничивать свои чувства, а также любую сделку, которая может быть истолкована как предпочтение одной стороны борьбы перед другой.”

Хотя значительная часть населения выступала за «готовность» к войне (особенно усиление вооруженных сил США), и более ста тысяч американцев добровольно участвовали в международных военных усилиях, поддержка нейтралитета и изоляционизма была сильной.

Несмотря на позицию США, многие американцы лично сочувствовали Великобритании, Франции и их союзникам. Американские организации ссужали большие суммы правительствам союзников, давая США финансовую долю в исходе войны.Около 10% американцев идентифицировали себя как этнические немцы, большинство из которых надеялись, что Соединенные Штаты сохранят нейтралитет в войне.

Общественное мнение начало отходить от нейтралитета после того, как Германия потопила «Лузитанию» в мае 1915 года, в результате чего погибло около 2000 пассажиров, в том числе 128 американцев. Перед лицом резкой реакции США Германия временно прекратила атаки подводных лодок на пассажирские и торговые суда в Атлантике.

Достигнув № 1 в американских музыкальных чартах в 1915 году, песня «I Didn’t Raise My Boy to Be a Soldier» имела сильное пацифистское послание. Из текста песен:

«Пусть народы сами решают свои будущие проблемы. Пора сложить меч и ружье, Сегодня не будет войны, Если бы все матери сказали, я не вырастила своего мальчика, чтобы он был солдатом».

К 1915 году, особенно в восточных городах, появилось новое Движение за готовность, провозгласившее, что США необходимо немедленно создать сильные военно-морские и сухопутные силы для оборонительных целей.Сторонники интервенции, такие как бывший президент Теодор Рузвельт, сплотились, чтобы сформировать общественное мнение. «Готовность к войне не всегда предотвращает войну, точно так же, как пожарные в городе неизменно предотвращают пожар, и есть доброжелательные, глупые люди, которые указывают на этот факт как на предлог для неподготовленности».

Не менее сильной была и поддержка в 1916 году политики строгого нейтралитета в Мировой войне. В июне того же года губернатор Нью-Йорка Мартин Глинн заявил на съезде Демократической партии в Санкт-Петербурге.Луи, «Доктрина нейтралитета настолько тесно вплетена в основу нашей национальной жизни, что разрыв ее сейчас распутал бы самые нити нашего существования. Есть ли такой американец, настолько слепой к нашему прошлому и столь враждебный нашему будущему, что, отступив от нашей политики нейтралитета, он бросил бы нас с головой в водоворот войны через море? »

Что изменилось?

В ноябре 1916 года президент Вудро Вильсон победил на повторных выборах под лозунгом «Он спас нас от войны».Однако в начале 1917 года, когда внутренние политические революции в России фактически вывели их из войны против Германии, перспективы для союзников омрачились. Союзники, уже получившие массовые поставки припасов и почти безграничную кредитную линию от США, нуждались в подкреплении.

Когда ослабление военного давления на Востоке предоставило больше сил для их Западного фронта, Германия почувствовала, что ситуация меняется. Чтобы извлечь выгоду из этого сдвига, в январе 1917 года немецкие лидеры согласились возобновить неограниченную подводную войну, чтобы выйти из разрушительного армейского тупика в Европе и успешной блокады британским флотом важнейших немецких портов снабжения.Это подтолкнуло американское общественное мнение к интервенции.


Разберитесь в этой военной тактике и ее последствиях.

Стратегия неограниченной подводной войны Германии направила все больше торговых и пассажирских судов на дно океана, и число американских жизней возросло. США выразили протест и в феврале разорвали дипломатические отношения с Германией, в то время как Конгресс ассигновал средства на усиление военного дела.

Примерно в то же время британские криптографы перехватили и начали расшифровывать германский «Zimmermann Telegram», предлагающий U.Территория С. к Мексике в обмен на присоединение к делу Германии. Хотя объявление войны Мексикой не воспринималось американским обществом как неминуемая угроза, сенсационные заголовки трубили о каждом новом событии как об одном из самых влиятельных актов взлома кодов в истории. По всей стране росла поддержка интервенции.

20 марта, почти через месяц после того, как Telegram Циммермана попал в американскую прессу, президент Вильсон созвал Кабинет министров, чтобы обсудить переход от политики вооруженного нейтралитета к войне.Все были единодушны: все участники советовали войну. По заявлению президента Вильсона, американский пароход Aztec был торпедирован и потоплен Германией 1 апреля.


Расследуйте предложение Германии Мексике, которое вызвало международную напряженность.

2 апреля президент Вильсон попросил Конгресс объявить войну Германии, в частности, сославшись на возобновленную политику Германии в отношении подводных лодок как на «войну против человечества». Это война против всех народов.Он также говорил о немецком шпионаже в США и предательстве Telegram Циммермана. Уилсон убеждал, что «мир должен быть безопасным для демократии». В течение четырех дней американцы обсуждали важное решение, и большинство крупных газет публиковали сенсационную смесь военных новостей и слухов, которые выставляли Германию как безжалостного врага.

4 апреля Сенат 82 голосами против 6 проголосовал за объявление войны Германии. В 3:12 6 апреля Палата представителей приняла резолюцию 373 голосами против 50.

Соединенные Штаты начали войну.


Узнайте, как США построили военную машину.

Хронология событий: США вступают в войну
Чтобы увидеть полную хронологию глобальных событий Первой мировой войны, посетите интерактивную хронологию Первой мировой войны музея

Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение: Германия до 1914 года ↑

Когда молодой Вильгельм II, немецкий император (1859-1941) отправил в отставку первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка (1815-1898), в 1890 году основы внешней политики Германии изменились, а вместе с ними и политические отношения между основные европейские державы.Бисмарк заявил, что Германия территориально «удовлетворена», но теперь Германская империя вступила в имперскую гонку за колонии вместе с Францией и Великобританией и, кроме того, построила сильный боевой флот в погоне за «мировой политикой» ( Weltpolitik ). Немецкая военно-морская программа, которую адмирал Альфред фон Тирпиц (1849-1930) представил в 1898 году, бросила вызов Великобритании как передовой мировой и военно-морской державе. Следовательно, военное и экономическое соперничество между этими двумя великими европейскими державами усилилось, а гонка вооружений тревожно усилилась, хотя к 1910 году стало ясно, что Германия уже проиграла битву за морское превосходство.

Необычайный экономический подъем, который к 1913 году сделал Германию ведущей экспортной страной в мире, заставил немецкие буржуазные классы поверить в то, что Империя имеет более чем право на международное политическое положение в соответствии с ее экономической мощью и производительностью. Широко известное и публично отмеченное строительство военно-морского флота — несмотря на его сомнительную военную ценность — а также дорогостоящие программы вооружения для сухопутных армий соответствовали этой позиции.Некоторые консервативные политики и военные были даже убеждены, что только европейская война разрубит гордиев узел немецкой «мировой политики» и, таким образом, поможет реализовать их амбиции в отношении колоний и политического престижа в мире.

Между Германией и Францией существовала заметная напряженность, не в последнюю очередь из-за аннексии Эльзаса и Лотарингии после франко-германской войны 1870-71 годов. Значительное напряжение возникло также между Германией и царской Россией, заключившей военный договор с Францией в 1892–1892 годах, что поставило Германию перед потенциальной угрозой войны на два фронта.Двойной альянс Бисмарка ( Zweibund ) между центральными державами Австро-Венгрии и Германии, изначально задуманный как оборонительный союз, тем временем, после вступления Италии, превратился в союз «для защиты и поддержки имперских амбиций» [1] — не в последнюю очередь Италии и ее устремлений в Северной Африке. Однако в тандеме со все более агрессивным характером Тройственного союза ( Dreibund ) связи Антанты между Францией и Великобританией были значительно укреплены военными соглашениями.В целом, это негибкое созвездие сил оставляло европейским правительствам мало вариантов из-за страха потерять честь и престиж. Более того, отказ поддержать своих союзников серьезно поставит под сомнение дальнейшее существование их соответствующих альянсов, на что ни одна из сторон не была готова рисковать. Существующая международная напряженность привела к все более нестабильной международной системе, уменьшила пространство для маневра политиков и, в целом, оказала значительное влияние на ситуацию летом 1914 года.

Июльский кризис ↑

В ответ на убийство наследника Австро-Венгерской империи в Сараево 28 июня 1914 года правительство Германии заверило Вену в своей безоговорочной поддержке действий, направленных на свержение Сербии. Как позже Kaiser Вильгельм II нацарапал на полях телеграммы: «Сейчас или никогда: с сербами нужно покончить и как можно скорее». Вена получила желанный «Бланкошек» ( карт-бланш ), чтобы покончить с сербским «государством сбродов и грабителей» [2] , как публично назвал его Вильгельм II.Берлинские политики во главе с рейхсканцлером Теобальдом фон Бетманом Хольвегом (1856-1921), а также военные вокруг начальника германского генерального штаба Гельмута фон Мольтке (Младшего) (1848-1916) уже заняли позицию, что это было подходящий момент, чтобы дисциплинировать Сербию. В то же время они хотели определить, примет ли Россия, главный союзник Сербии, это унижение. В глазах политической и военной элиты Германии представилась возможность проверить выносливость и стойкость противостоящей (все еще неформальной Тройственной) Антанты между Францией, Россией и Великобританией.Если исход будет благоприятным, эта дипломатическая инициатива может привести к разрыву союза между Россией и Францией. Если произойдет наихудший сценарий, который приведет к войне в Европе, немецкое военное руководство было убеждено, что эта война все еще может быть решена в пользу центральных держав. В связи с продолжающимися военно-морскими дискуссиями между Великобританией и Россией, о которых Берлин был проинформирован в конце мая (через немецкого шпиона в российском посольстве в Лондоне), вызываемое всеми опасение окружающее кольцо (то, что немцы тогда назвали) « Einkreisung ») вокруг Германской империи, казалось, угрожающе сужается.Убежденные, что войну против России следует вести раньше, а не позже (из-за растущего демографического преимущества России, а также ее вооружений), военные, в частности, отвергли все аргументы против такой рискованной стратегии. Ключевым словом политики Германии в отношении сербского конфликта на протяжении всего июльского кризиса было «локализация» ( Lokalisierung ). Фраза «локализация конфликта», казалось, подразумевала, что немецкое правительство взяло курс на примирение, но верно обратное: Германия требовала или, по крайней мере, производила впечатление требования, чтобы великие европейские страны Франция, Великобритания и Россия должна бездельничать, пока Австро-Венгрия наказывала и покорила Сербию.

Германское правительство никоим образом не решило начать тотальную европейскую войну. Для этого ведущие государственные деятели Германии действовали слишком запутанно, непоследовательно и двусмысленно, как если бы они находились в затяжном состоянии паники. Вильгельм II оправдал свое международное прозвище «Уильям, ручной, отважный трус» (« Guillaume le timide, le valeureux poltroon »). Тот же Kaiser , который изначально хотел покончить с сербами раз и навсегда, теперь не видел причин для войны вообще: «Нет нужды воевать» (« [D] amit fällt jeder Kriegsgrund fort ») [3] , как он выразительно написал на полях сербского ответного письма.Канцлер Бетманн Хольвег также начал призывать Австрию к сдержанности — хотя без особого энтузиазма, почти без особого энтузиазма. Его реакцию и вспыльчивость на поздней стадии июльского кризиса, по словам его личного секретаря и советника Курта Ризлера (1882-1955), лучше всего охарактеризовать как маниакально-депрессивный.

Правительство Германии сначала обеспокоилось отсутствием решимости Австрии. Кроме того, его раздражал тот факт, что намеренно жесткие условия ультиматума, направленного Сербии 23 июля, сделали Австро-Венгрию, а не Сербию, агрессором в глазах мировой общественности.Примирительный ответ Сербии двумя днями позже угрожал подорвать всю австро-германскую уловку с целью уничтожить ее как независимое государство, в частности, колебался Kaiser . Такие попытки успокоить ситуацию были вялыми и, наконец, пресечены немецкими вооруженными силами, которые к настоящему времени взяли ситуацию под свой контроль. 28 июля Австро-Венгрия начала боевые действия против Сербии. Поскольку Россия, как и ожидалось, начала мобилизацию сначала против Австрии, а затем, когда правительство Германии объявило это угрозой ее собственной безопасности, против Германии, и глава германского генерального штаба фон Мольтке, и канцлер Бетманн Хольвег воспользовались возможностью, чтобы представить Германию жертвой агрессии и развязать войну, которая максимизирует внутреннюю поддержку, особенно Социал-демократическую партию (СДПГ).Когда Россия не ответила на ультиматум Германии от 31 июля, приостановив свою всеобщую мобилизацию (30 июля), Германия мобилизовала и 1 августа объявила войну России. Поскольку Германия столкнулась с войной на два фронта против Франции и России, военный план Генерального штаба (разработанный в 1905 году графом Альфредом фон Шлиффеном (1833-1913) и позже измененный Мольтке) определял, что Франция будет вторгнута и разбита первой. оставляя более медленную русскую мобилизацию, которую впоследствии должны встретить объединенные силы центральных держав.Чтобы обезопасить и осуществить этот уже почти «священный» план, 3 августа Германия объявила войну Франции. На следующий день немецкая армия ворвалась через границу нейтральной Бельгии по пути к Парижу, сделав неизбежным объявление войны Британией Германии — к негодованию Бетмана Хольвега и большей части немецкого общественного мнения.

«Августовский опыт» ↑

Реакция населения Германии на события, связанные с началом войны, как показало недавнее исследование, более сложна, чем изображение национального единства и патриотической эйфории, условно выраженные понятием «августовский опыт».Последнее в значительной степени является мифом, созданным в то время консервативной прессой и увековеченным долгое время спустя (в том числе национал-социалистами после 1933 года) по политическим причинам. Это правда, что национал-либеральная и консервативная буржуазия ответила на ультиматум Сербии с большим энтузиазмом. Однако известие о российской мобилизации быстро сменилось нервным напряжением. Однако теперь историки согласны с тем, что «немцы пережили начало войны по-разному в зависимости от своего класса, пола, возраста, местоположения и расположения [с чувствами] гордости, энтузиазма, паники, отвращения, любопытства, изобилия, уверенности, гнева, блефа. , страх, смех и отчаяние » [4] .Об общем военном энтузиазме можно говорить как об отказе крестьян и рабочих поддержать войну.

Как и в других воюющих странах, сформировался единый политический фронт, включая СДПГ, которая до этого момента находилась в оппозиции, организовывая демонстрации против перспективы войны вплоть до 29 июля. «Мы не покинем отечество в час опасности» было теперь кредо СДПГ, все депутаты которой одобрили военные кредиты и чрезвычайное законодательство военного времени вместе с остальной частью Рейхстага 4 августа 1914 года.Было объявлено «крепостное перемирие» ( Burgfrieden ) (со ссылкой на единство, которое традиционно царило в осажденном городе), а Kaiser провозгласил: «Я больше не признаю партии, только немцев!» [5] Казалось, не было предела консенсусу и достижению социальной гармонии.

В первые месяцы войны немецкие интеллектуалы и художники пропагандировали новый национальный дух, который встретил значительное одобрение не только среди буржуазии, но и во всем обществе.Некоторые считали начало войны началом новой эры. Многие художники вызвались добровольцами — например, художники Август Макке (1887-1914), Франц Марк (1880-1916), Отто Дикс (1891-1969) и Макс Бекманн (1884-1950) — потому что они ожидали, что от них придут новые художественные импульсы. война. Даже после войны Отто Дикс подтвердил, что опыт войны на фронте обладал радикальными эстетическими качествами, которые ранее были неизвестны: «Война была ужасной вещью, но, тем не менее, она была чем-то мощным. Я ни в коем случае не могу этого отрицать.Чтобы действительно что-то узнать о человечестве, нужно увидеть людей в этом освобожденном состоянии ». [6] Известный гейдельбергский социолог Макс Вебер (1864-1920), который позже стал противником немецкого военного руководства, ответил на начало войны в августе 1914 года, воскликнув: «Независимо от того, будет ли она успешной, эта война поистине велика и прекрасна ». [7]

Военный энтузиазм усилился после очевидно успешных успехов немецких армий и их первых побед в Эльзасе и Бельгии.Даже в некоторых из красных рабочих кварталов Берлина и Гамбурга время от времени появлялся национальный флаг. Прежде всего, было широко распространено мнение, что Германия ведет «справедливую войну» в целях самообороны. В 1914 году значительное количество мужчин, которые не были призваны до войны, теперь пошли добровольцами вместе с другими людьми, еще не достигшими призывного возраста. Последний стал объектом патриотического культа, который перекликался с мифом о добровольцах, объединившихся в прусскую монархию во время наполеоновских войн в 1813 году.Только в Пруссии за первые десять дней войны добровольно ушло около 260 000 человек, из которых 143 000 были тогда официально призваны. Но высшие и средние классы были перепредставлены, и цифры были намного ниже, чем то впечатление, которое произвела газетная пропаганда, изображавшая немецкую молодежь подавленной духом самопожертвования. Подавляющее большинство из 13 миллионов немцев, участвовавших в войне между 1914 и 1918 годами, поступили в качестве призывников, большая часть из них была резервистами, которые уже прошли военную службу до войны.

Война слов ↑

С самого начала была «война слов» и дел. Газеты пестрели патриотическими декларациями и лирическими излияниями. Не только прусская государственная религия, протестантизм, придала войне богословское значение как «воля Бога». Католические и еврейские ассоциации и организации полностью поставили себя на службу национальному делу. В то время как евреи надеялись отвергнуть все признаки антисемитской и антиеврейской полемики, большинство католиков рассматривали поддержку войны как возможность доказать свою непоколебимую лояльность Германской империи после десятилетий отчуждения от прусско-германского государства во время религиозной политики Бисмарка. кампания против католицизма.В многочисленных проповедях духовенство обеих основных конфессий изображало смерть солдата за нацию и жертвенную смерть Христа как имеющие поразительное сходство.

Шовинистические голоса и заявления возникли из множества других источников. В начале октября 93 известных ученых, писателя и художника подписали декларацию, озаглавленную «Обращение к миру культуры». Они стремились как повлиять на общественное мнение в Германии и в нейтральных странах, так и опровергнуть обвинения вражеской пропаганды: «Против лжи и клеветы, которыми наши враги стремятся очернить чистое дело Германии в этой ужасной борьбе за наше существование, которая была вынуждена на нас. [8] Но нарушения международного права, совершенные немецкими солдатами, когда они продвигались в Бельгию и север Франции, отрицать нельзя. К ним относятся расстрел заложников и разрушение знаменитой университетской библиотеки Лувена. В академическом мире за пределами Германии, особенно в нейтральных странах, «Призыв 93» был воспринят в очень негативном свете. Международные ученые были особенно возмущены утверждением о тесной связи милитаризма и культуры: «Без германского милитаризма немецкая культура была бы давно стерта с лица земли.”

Манифест немецких ученых, писателей и художников должен был иметь серьезные последствия для последовавшей «войны умов», которая разделила интеллектуалов и ученых на международном уровне и которая будет ощущаться еще долгое время после окончания военных действий. Для многих немецких интеллектуалов «благо нации» должно было превалировать над всеми другими интересами, чтобы создать «национальное военное общество». [9] Результатом этого интеллектуального дискурса стало романтическое построение «немецкой культуры» ( Kultur ), характеризующееся внутренним созерцанием ( Innerlichkeit ), духом ( Geist ) и моралью.Западная «цивилизация» была ее грубо сконструированной противоположностью. Интеллигенция особенно отвергала идеи демократии, материализма и коммерциализма, которые они приписывали западным народам. Эти так называемые «идеи 1914 года» получили значительное одобрение образованной буржуазии.

Природа Первой мировой войны требовала, чтобы событиям постоянно приписывалось значение, а истоки войны и цели национальной войны постоянно переосмысливались. Контроль над этим процессом был важнейшей задачей пропаганды, которая была быстро использована всеми сторонами и стала чрезвычайно эффективной.В Германии высшая военная организация на родине, заместители командования округов армейских корпусов ( Stellvertretende Generalkommando ), приказала постоянно следить за прессой и контролировать ее. Кроме того, в начале 1915 года в Берлине Верховное командование сухопутных войск (OHL) учредило Главное управление цензуры, которое в конечном итоге стало вновь созданным бюро военной прессы. Однако цензура имела четкие границы. Эти ограничения применялись к полевым постам, доставляемым ежедневно между домашним фронтом и фронтами боевых действий (из которых немецкие военные цензоры могли проверять только часть), а также к прессе из нейтральных стран, которая оставалась доступной.Возможность контролировать информацию, принесенную с войны солдатами в отпуске, также была ограничена. Чем дольше длилась война, тем меньше государственной пропаганды удавалось убедить население в том, что их жертвы того стоили. После трех лет войны и миллионов погибших даже Вальтер Ратенау (1867-1922), выдающийся организатор военной экономики Германии, заметил: «Мы все еще не знаем сегодня, почему мы воюем». [10]

Война 1914 года ↑

Первоначально война на западе шла более или менее в соответствии с планом Шлиффена.Несмотря на неожиданное сопротивление бельгийской регулярной армии и гражданских ополченцев, Бельгия была окончательно побеждена, и большая часть страны была оккупирована, хотя в процессе были разрушены многочисленные города и деревни и казнены тысячи мирных жителей; в результате из страны бежали сотни тысяч бельгийцев. Однако недостаточные резервы и чрезмерно растянутые линии снабжения привели к тому, что немецкий военный план потерпел неудачу в битве на Марне в начале сентября. Последовавшая стабилизация на Западном фронте представляла собой серьезную неудачу, поскольку теперь немцы столкнулись именно с войной на два фронта, которой они стремились избежать.

На востоке недооценка скорости русской мобилизации привела к вторжению, пусть кратковременному, на национальную территорию, поскольку две русские армии заняли большую часть Восточной Пруссии. Мольтке Младший, ныне глава Верховного командования армии (OHL), вызвал Пауля фон Гинденбурга (1847-1934) из отставки и поставил вместе с ним Эриха Людендорфа (1865-1937) в качестве начальника своего штаба, чтобы командовать немецкими войсками на востоке. . Первому (Восточно-Прусскому) армейскому корпусу под командованием Гинденбурга удалось окружить и впоследствии уничтожить вторую русскую армию в период с 26 по 30 августа 1914 года, при этом 140 000 русских солдат были убиты или взяты в плен.

«Битва при Танненберге» была самой яркой победой Германии за всю войну и быстро стала мифологизированной, так как она контрастировала с сражениями на Западном фронте, в которых были понесены тяжелые потери. Название было взято из места в нескольких милях отсюда, где в позднем средневековье тевтонские рыцари потерпели поражение от языческих поляков и литовцев, подразумевая, что на этот раз история была перевернута, и варвары были отброшены современной Германией. Гинденбург приобрел почти легендарную репутацию «Спасителя нации».Когда 12 сентября Генеральный штаб объявил об изгнании последних русских солдат из Восточной Пруссии, Танненберг также послужил противовесом отрезвляющему поражению на Марне. В ходе войны и Гинденбург, и Людендорф приобретали все большую политическую власть и влияние. И все же не было никаких оснований думать, что быстрой победы ни на западе, ни на востоке не будет.

Цели войны ↑

После начала войны во всех воюющих странах общественность начала обсуждать политические и территориальные цели, которые последуют за победой.Дебаты в Германии были инициированы радикальным меморандумом лидера националистической пангерманской лиги Генриха Класса (1868-1953), который требовал далеко идущих аннексий в Бельгии и северной Франции, а также других территориальных приобретений на западе и востоке страны. Европа. Были добавлены многочисленные дальнейшие «программы» и «мирные планы», кульминацией которых стало подписание весной 1915 года меморандума пяти (позже шести) крупных немецких экономических ассоциаций. Параллельно с требованиями промышленников профессора-националисты составили так называемую «петицию интеллектуалов» ( Intellektuelleneingabe ), военные цели которой также были отмечены широкими и агрессивными требованиями.

Секретная «сентябрьская программа» правительства Германии, впервые обнаруженная в 1960-х годах и горячо обсуждаемая немецкими историками того времени, также принадлежит к этим каталогам военных целей Германии. [11] Он содержал «предварительные руководящие принципы германской политики по мирному договору», которые канцлер Германии подписал 9 сентября 1914 года, прежде чем он узнал об исходе битвы на Марне. Среди других целей Бетманн Хольвег требовал понижения статуса Бельгии до статуса немецкого «вассального государства», превращения Франции в державу среднего звена, создания среднеевропейской экономической ассоциации под руководством Германии и территориально интегрированного колониальная империя в Африке.Историки спорят, была ли эта программа ключевым документом в истории германского империализма или просто «формальным компромиссом» между несколькими различными мнениями на правительственном уровне. [12] Каким бы ни был ответ, объяснение того, почему даже в последний год войны, «победоносный мир» ( Siegfrieden ), основанный на гегемонии Германии в Европе, требовался любой ценой со стороны власть имущих, остается фундаментальным вопросом. о немецкой политике.

Споры о целях войны становились все более радикальными в период Третьего Верховного командования армии (Третий ВЛ), которым руководили Гинденбург и Людендорф с августа 1916 года.На этом этапе вряд ли правительственный политик рискнул бы противостоять необузданному стремлению к аннексиям, которое двигало ОХЛ, особенно на востоке. Требования, которые также разделялись широкими слоями национал-консервативной буржуазии, были направлены на обширное «этническое перераспределение земель», означающее, среди прочего, создание территории немецкого поселения, свободной от поляков, по обе стороны от провинции Позен и Западная Пруссия. Существовал также ряд либеральных разновидностей военных целей, в частности концепция Mitteleuropa как экономического блока, которую отстаивал либеральный политик Фридрих Науманн (1860-1919), но ни одна из них не могла быть реализована в результате войны.Основная «философия» немецкого правления в Центральной и Восточной Европе во время Первой мировой войны была основана на политике расширения путем «этнической чистки». Позже это станет ключевым компонентом некоторых радикальных расистских программ и, наполненное биологическим детерминизмом, подготовит почву для нацистских идей о «жизненном пространстве» и поселении на востоке.

Война 1915 года ↑

После неудачи на западе Эрих фон Фалькенхайн (1861-1922) сменил сильно потрясенного Хельмута фон Мольтке на посту главы OHL и пересмотрел план войны Германии.Наивысший приоритет теперь отдавался России. Целью было если не полностью победить царскую империю, то ослабить Россию до такой степени, чтобы впоследствии немецкие армии могли снова сосредоточиться на борьбе с противником на западе. Результатом стало объединенное немецкое и австро-венгерское наступление летом 1915 года, которое изгнало русских из Галиции, а затем и из российской Польши, хотя немцам не удалось уничтожить русскую военную мощь. Новый фронт пролегал на 300 км дальше на восток, от Риги на севере до Румынии на юге.

На западе немецкие армии расширили свои оборонительные линии и оптимально использовали местность и преобладающие условия. Они вырыли глубокие траншеи и построили вдоль фронта многочисленные хорошо укрепленные бетонные бункеры для защиты от вражеских обстрелов. В отличие от немецких военных, союзные армии не могли позволить себе ждать на защищенных позициях. Таким образом, немецкие армии на западе столкнулись с серией крупных наступлений противника в 1915 году. Однако немецкие оборонительные позиции были достаточно сильны, чтобы отразить эти атаки.22 апреля 1915 года немцы применили химическое оружие (газообразный хлор) в Ипре, хотя его использование было запрещено Гаагской конвенцией о наземной войне (статья 21), которую подписала Германия. Перед лицом необходимости положить конец войне на два фронта любые средства казались законными. Но с газом не удалось добиться прорыва, на который рассчитывали немцы, и он принес неожиданную цену в виде общественного возмущения, которое он вызвал в союзных и нейтральных странах. Конечно, союзники также использовали ядовитый газ, оправдывая это необходимостью расправы.Было снято еще одно табу на безудержное применение силы.

Немецкая военно-морская стратегия почти полностью провалилась в начале войны. Имперский флот не только уступал во всех классах Великому британскому флоту, но и решение британского адмиралтейства не устанавливать узкую блокаду германского побережья также сделало военный план германского флота, нацеленный на решающее сражение в водах Германии, неэффективным. . Осенью 1914 года немецкие подводные лодки успешно потопили ряд союзных крейсеров.Этот удивительный успех — командующий капитан Отто Веддиген (1882-1915) стал героем начала войны — открыл дверь для подводного наступления против Великого флота и всех судов (включая суда нейтральных стран), приближающихся к Соединенному Королевству. Но это не смогло парализовать британскую экономику. После катастрофы Lusitania в мае 1915 года, когда лайнер Cunard был потоплен немецкой торпедой у южного побережья Ирландии, что привело к гибели 1198 жизней, 127 из которых были американцами, Германия была вынуждена приостановить неограниченный доступ к подводным лодкам. войны из-за страха вовлечь Соединенные Штаты в войну в лагере союзников.

Военная экономика ↑

В начале конфликта очень немногие политики думали о долгой войне. Они были убеждены, что экономические правила, которые сопровождали мобилизацию, такие как ограничения на экспорт товаров, важных для военной экономики, и большее облегчение импорта продовольствия и удобрений, были достаточными для удовлетворения немедленных требований, созданных короткой кампанией. Учитывая, что общая численность населения и национальный продукт Центральных держав составляла только 46 и 61 процент соответственно от соответствующих цифр для Антанты, Германия и особенно Австро-Венгрия не могли позволить себе затяжную войну, в которую они споткнулись.Однако к концу октября 1914 года возник кризис с поставками боеприпасов, в результате которого солдатам и политикам пришлось столкнуться с необходимостью перестроить экономику для долгой войны.

Одной из основных проблем немецкого экономического планирования во время войны была децентрализация федеральной системы. Все производство вооружений и военных заменителей находилось в ведении Военного министерства Пруссии. Военное министерство Пруссии разделяло ответственность с внутренней военной администрацией, которая осуществляла власть в двадцати пяти округах германских армейских корпусов.Так называемые военные корпорации, которые координировали частные предприятия на национальном уровне, контролировались недавно созданным отделом военных материалов ( Kriegsrohstoffabteilung ) военного министерства Пруссии, которым руководил Вальтер Ратенау, влиятельный промышленник, который позже стал министром иностранных дел в ранней Веймарской республике. В 1916 году Третий OHL передал власть над все еще разделенным экономическим планированием новому Верховному военному ведомству, но даже это учреждение не смогло получить полный контроль над производством боеприпасов.Промышленная мобилизация для производства военных материалов в Германии имела в лучшем случае неоднозначный успех.

Германия выделяла на военное производство более высокий процент совокупного предложения, чем любая другая крупная воюющая сторона (46 процентов в 1917 году). [13] С другой стороны, ВВП Германии упал в 1917 году до 76 процентов от уровня 1913 года (68 процентов в 1919 году), что указывает на то, что немецкой экономике пришлось потратить силы и ресурсы на войну. [14] Особенно сильно пострадало сельское хозяйство: в 1917-18 годах объем производства составлял 60 процентов от довоенного уровня. [15] Это было вызвано уменьшением количества лошадей и техники, доступных фермерам, нехваткой удобрений и кормов, а также меньшим количеством сельскохозяйственных рабочих. Немецкая экономика ответила на нехватку импорта производством материалов, которые ранее импортировались. Ersatz (замена) стал обычным термином и сопровождался процветающей литературой о том, как обходиться альтернативными продуктами питания и материалами. Из-за британской блокады было трудно компенсировать сокращение производства продуктов питания за счет импорта, и оккупация больших территорий Восточной Европы в этом отношении вызвала разочарование.Ситуация усугублялась чрезмерно бюрократическим и, следовательно, неэффективным контролем правительства над экономической системой. Попытка установить максимальные цены на продукты питания началась еще в 1914 году и была направлена ​​на обеспечение продовольственного снабжения. Он не смог справиться с абсолютным дефицитом и в конечном итоге привел к «тупику контролируемой государством экономики». [16] Следовательно, немцы испытали значительное сокращение уровня потребления во время войны.

Война 1916 года ↑

Девятнадцать шестнадцать, год Вердена и Соммы, усилили давление войны на два фронта на Германию, но не разрешили их.Сосредоточив крупное наступление на укрепленной зоне вокруг Вердена, Фалькенхайн взял инициативу на себя на западе, надеясь уничтожить французскую армию и отделить французов от их британских союзников. Однако после битвы, которая длилась с февраля по октябрь и стоила Германии столько же убитых и раненых, сколько французов, решающий психологический удар не был нанесен французской армии, что превратило битву в эпопею национальной обороны и закончилось заново взяв всю землю, которую он изначально утратил.Сомма, напротив, была оборонительной битвой для Германии. Самая дорогостоящая встреча в войне в человеческом и материальном плане, это была очевидная неудача для французов и особенно для британцев, которые надеялись добиться решающего прорыва. Тем не менее, Германия понесла около 400 000 потерь по сравнению с более чем 600 000 союзниками в результате ужасного кровопролития, от которого армия на западе так и не оправилась.

Тем временем, когда Германия находилась под давлением на западе, русские рассчитали наступление под руководством Алексея Алексеевича Брусилова (1853-1926) в июне на Карпатском фронте, который, не добившись решительного изменения позиций на востоке, отвоевал часть территории. проиграл австро-германским войскам в 1915 году.Только быстрое уничтожение Румынии после вступления ее в войну на стороне союзников осенью 1916 г. ослабило это ужесточающееся давление. Перед лицом резкого сокращения армейских резервов, серьезной нехватки боеприпасов и растущей зависимости ослабленной Австро-Венгрии Германии становилось все труднее проводить крупномасштабные операции.

Давление отразилось в особенно оборонительном дискурсе, возникшем во время битвы на Сомме, в котором обвиняли атакующих союзников в разрушительной жестокости войны.Это утверждение бесконечно повторялось как в письмах солдат, так и в публичных отчетах. Это привело к твердому убеждению, что лучший способ защитить свою родину — это занять «передовую оборонительную позицию» на территории врага — защитить Германию на Сомме, а не на Рейне. Та же логика предполагала, что война должна продолжаться до тех пор, пока безопасность не станет постоянной, другими словами, пока Германия не одержит полную победу.

Для немцев Сомма примечательна еще по одной причине.Поскольку были понесены огромные потери, особенно в результате артиллерийских атак союзников, была разработана новая концепция тактической войны: так называемый «штурмовик». Это состояло из развертывания на уровне полка более мелких групп во главе с офицерами с фронтовым опытом. Писатель Эрнст Юнгер (1895-1998) позже создал героический памятник в своих военных мемуарах Storm of Steel ( In Stahlgewittern ) этой новой фигуре на поле битвы, которую Юнгер изобразил стойким борцом, которого вряд ли беспокоили ужасы и страдания индустриальной войны. [17] Этот ультрамилитаристский и антибуржуазный солдат вошел в литературу национализма в Веймарской республике и оставил свой след в образе политического или военизированного «борца» ( Kämpfer ), прославленного нацистами.

31 мая 1916 года немецкий флот открытого моря вышел в море на разведывательной станции. Однако англичане знали об этом маневре и занялись преследованием. В водах между норвежским побережьем и Ютландией серия боевых столкновений между двумя флотами привела к большим потерям.В конце Ютландской битвы, единственного крупного морского сражения войны, потери англичан составили 120 000 тонн и 7 784 человека. Немецкий флот потерял 60 000 тонн и 3093 человека. Несмотря на этот первоначальный успех, немецкий флот остался в меньшинстве и отошел в гавань. Королевский флот продолжал нейтрализовать угрозу со стороны немецких линкоров, оставив войну с подводными лодками в качестве единственной альтернативы.

Третье Верховное командование армии ↑

Неспособность немецкой армии сломать окружающие союзники у Вердена и тяжелые потери, понесенные во время сражений 1916 года, привели к замене Эриха фон Фалькенхайна на посту главы ОХЛ на двойное руководство — Гинденбург и Людендорф.Для «молчаливого диктатора» Людендорфа было создано новое звание первого генерал-квартирмейстера. Немецкое правительство при Бетмане Хольвеге назначило дуумвират не только из-за их ценности как военачальников, но и потому, что они считали, что популярность «победителей Танненберга» поможет обеспечить постоянную общественную поддержку войны. Во время своего руководства Третьей ОХЛ, которая длилась с августа 1916 года до конца октября 1918 года, Гинденбург и Людендорф приняли военные и дипломатические решения, которые коренным образом изменили ход войны Германии: неограниченная подводная война, продиктованный Брестский «мирный договор». Литовск, военная оккупация Восточной Европы от Финляндии до Кавказа и, наконец, массированное весеннее наступление 1918 года.

Третий OHL также предпринял ряд мер в рамках Reich , которые были предназначены для усиления мобилизации населения и адаптации экономики к требованиям тотальной войны. Программа Гинденбурга предусматривала не что иное, как всеобъемлющую реструктуризацию немецкого производства вооружений. Это повлекло за собой бесчисленные инструкции по расширению и интенсификации производства оружия и вооружений, создание новых промышленных предприятий и гораздо более жесткий контроль над рабочей силой, включая принудительное размещение рабочих с оккупированных территорий.Во многих местах он оставался пустотелым. Хуже того, такие решения, как продление военной службы для мужчин с 16 до 60 и введение общей обязательной службы для женщин, вызвали гнев влиятельного профсоюзного движения и вынудили военную бюрократию смириться с организованной рабочей силой и СДПГ. [18] Тем не менее, по словам Макса Вебера, попытка увеличить власть в руках военных достигла размеров, приближающихся к «политической военной диктатуре». Восхождение вооруженных сил вынудило уйти в отставку канцлера Бетмана Хольвега в 1917 году и министра иностранных дел Рихарда фон Кюльмана (1873-1948) в 1918 году.

Еврейская перепись ↑

Вскоре после основания Третьей ВЛ было принято еще одно роковое решение. 1 ноября 1916 г. прусское военное министерство провело перепись всех солдат-евреев. Политики и военные уступили требованиям антисемитских групп, которые неоднократно пытались доказать, что немецкие евреи уклоняются от военной службы и национальной ответственности. В течение войны они вели кампании против еврейских «уклонистов» и агитировали против якобы решающей роли евреев в организации военной экономики.Завершение еврейской переписи сопровождалось личными инсинуациями и нападками. Многие немецкие евреи справедливо считали, что их унижали и подвергали дискриминации. Точные результаты переписи так и не были обнародованы, и в результате антисемитские подозрения еще больше усилились.

Реальность, как позже показал надежный обзор комитета по военной статистике, заключалась в том, что еврейские солдаты служили и были убиты в том же количестве, что и нееврейские солдаты.Около 12 процентов добровольцев, более одной трети были награждены, три четверти всех еврейских солдат сражались на фронте (что всегда оспаривалось антисемитами), а уровень потерь евреев (около 12 процентов) соответствовал уровню те из других конфессий. В феврале 1917 г. перепись была прекращена, но уже был нанесен значительный ущерб. Еврейская перепись 1916 года не только нарушила обещание государства о равенстве, но и подорвала веру многих евреев в нейтралитет государства и защиту, которую им предоставляло немецкое общество.Это также дало новый импульс радикальным антисемитским организациям. Для многих немцев евреи были виновны в военном поражении Германии, к которому после 1917 года добавилась ответственность за «еврейский большевизм». Таким образом, по мнению некоторых историков, еврейская перепись 1916 года представляет собой цезуру современного антисемитизма, от которой напрямую связано убийство немецкого и европейского еврейского населения во время Второй мировой войны. [19]

Война 1917 года ↑

В 1917 году Людендорф и Гинденбург ответили на давление, окружающее военные усилия Германии, не стремлением к компромиссному миру, а, напротив, требованием победоносного мира, который обеспечил бы гегемонию Германии в Европе постоянной, и принятием все более радикального поведения со стороны Германии. война, чтобы добиться этого.Идея постоянной, пусть и неформальной, империи в Восточной Европе, включая районы проживания немцев, пропагандировалась на политическом уровне множеством националистических движений, нашедших свое выражение в новой Партии Отечества ( Vaterlandspartei ), поддерживавшей Третью страну. OHL, и в последний год войны число бумажных членов составило около трех четвертей миллиона.

В военном плане Третья OHL стремилась раз и навсегда положить конец войне на два фронта и добиться решающего результата на западе до того, как баланс материального преимущества необратимо перестанет быть позади союзников.В феврале 1917 года германское военно-морское командование объявило о возобновлении «неограниченной подводной войны». Людендорф и Гинденбург были убеждены, что использование подводных лодок может быстро положить конец войне. Теперь у немцев было в десять раз больше подводных лодок, чем в 1915 году. Военно-морское командование считало, что стратегия ограничения импорта, доступного для Великобритании, путем затопления торговых судов, заходящих в британские воды, вынудит британцев капитулировать перед вмешательством США — предсказуемый результат неограниченного подводная война.Однако, несмотря на некоторый первоначальный успех, намеченный поворотный момент войны не материализовался, поскольку британцы противопоставили новой стратегии Германии систему конвоев. Последствия просчета для Германии были разрушительными, поскольку военный успех оставался недосягаемым, в то время как США вступили в войну в начале апреля.

Раскрытие двусторонних клещей означало переориентацию на Россию как на более слабого союзника, особенно после Февральской революции. Однако это означало усиление оборонительных операций на западе.В результате с 9 февраля по 15 марта 1917 года Третья ОХЛ тщательно подготовила отход к линии Зигфрида, сильно укрепленному комплексу бетонных и стальных защитных сооружений, который ликвидировал широкий выступ между Аррасом и Сен-Кантеном, включая поле битвы на Сомме. Операция «Альберих» была одной из самых успешных немецких операций войны. Заброшенная территория была полностью уничтожена в результате политики выжженной земли, население депортировано в тыл Германии, а планировщики союзников были вынуждены изменить свои планы.В то время как немецкая пресса хвалила точность операции и оправдывала ее как военную необходимость, союзная пропаганда восприняла ее как еще один пример варварского ведения войны немцами.

То, что немецкая армия на Западном фронте преуспела, несмотря на численное превосходство в два-три человека, в отражении атак союзников, в значительной степени объяснялась их практикой доктрины «глубокой эластичной защиты». Это было проиллюстрировано в Третьей битве при Фландрии (немецкое название Третьего Ипра или битвы при Пасшендале).Здесь с июля по декабрь 1917 года 4-я армия под командованием генерала Фридриха Сикста фон Армина (1851-1936) с помощью бетонных пулеметных и артиллерийских позиций отражала массированные атаки 2-й и 5-й британских армий. В то время как немцы потеряли 217 000 человек, потери англичан и союзников составили более 320 000 человек. В очередной раз оборона продемонстрировала свое преимущество.

Фронт тыла ↑

Во всех воюющих странах, но особенно в Германии, после трех лет войны было повсеместное истощение и усталость от войны.Несмотря на развертывание новых военных технологий, ни одной из сторон не удалось добиться решающего прорыва. Воздействие на моральный дух тех, кто руководил войной, было значительным. В конце 1916 года Людендорф безуспешно пытался создать новый боевой дух, вводя в вооруженные силы патриотическое воспитание, проводимое специально обученными офицерами. Но воссоздать furor teutonicus первых месяцев войны оказалось невозможным. Перед лицом огромных жертв и повсеместных бедствий идеи, пропагандируемые националистической риторикой в ​​начале войны, в том числе идеи индивидуального мужества и самоотверженных усилий на благо отечества, устарели.Вместо этого пропаганда сосредоточилась на способности страдать и выносливости в экстремальных условиях военного времени. Многие солдаты и их семьи на родине больше не хотели слышать о целях патриотической войны или христианских оправданиях потерь на полях сражений. Вместо этого смерть солдата все чаще воспринималась как индивидуальная потеря.

Для «военных семей», как называли семьи солдат, и прежде всего для женщин и детей, чьи мужья и отцы были на фронте, война представляла собой особый вызов.Несмотря на военное пособие и другие социальные меры, направленные на уменьшение экономических последствий войны, произошло снижение доходов семей в целом и особенно для вдов, пострадавших от войны. В последний год войны число правонарушений против собственности резко возросло. Юноши мужского пола, избежавшие надзора со стороны родителей, несут особую ответственность за рост преступности. Людей заставляли воровать еду, одежду и другие жизненно важные предметы. В ходе войны нарастала кривая публичных нарушений мира, сопротивления государственной власти и других форм гражданского неповиновения, которые в конечном итоге переросли в бунты и революционные действия.

Вклад женщин был решающим для функционирования общества военного времени в Германии. Сначала обычное разделение труда по гендерному признаку работало достаточно хорошо. Более традиционные роли многих женщин — в домашнем хозяйстве, медсестре и уходе, в качестве сельскохозяйственных рабочих — рассматривались как часть их патриотического долга и как женский вклад в войну, дополняющий, но не оспаривающий мужские роли. Те женщины, которые сломали гендерные стереотипы, выполняя прежде мужскую работу, сначала рассматривались как не более чем замена мужчин, призванных на военную службу.Это особенно относилось к женщинам, работающим с боеприпасами, многие из которых перешли в этот сектор после первоначальной безработицы во время войны. Как и в довоенное время, им платили меньше, чем их коллегам-мужчинам. Якобы освободительный эффект войны был значительно переоценен; в Германии, как и в других европейских странах, то, что произошло, лучше всего можно охарактеризовать как «освобождение в долг». [20] По общему признанию, женщины получили право голоса в результате поражения и революции, что было настоящим достижением по сравнению со многими другими западными странами.Однако социальная реальность фабрик и рабочих мест отрезвляла, и в конце войны многие женщины были изгнаны с «мужских рабочих мест», которые они временно занимали.

В результате британской блокады и продолжительности войны, все более скудные запасы продовольствия во второй половине войны ложились тяжелым бременем на женщин. Экономический и потребительский дефицит достиг своего апогея во время пресловутой «реповой зимы» 1916-17 годов. Потребление было сокращено примерно до 50 процентов от нормального уровня за счет введения системы нормирования продуктов питания, а болезни и смерть из-за нехватки продуктов питания происходили каждый день в последние два года войны.Больше всего пострадали две группы: молодые и старые, а смертность во время войны, прямо или косвенно связанная с недоеданием, составила около 700 000 человек. [21]

Уже в апреле 1917 года, а затем снова в январе 1918 года прошли голодные протесты и, наконец, всеобщие забастовки в Берлине, Лейпциге, Гамбурге и многих других городах. К концу января к забастовке присоединилось более полумиллиона рабочих. Эта забастовка затронула военную промышленность Берлина больше, чем какой-либо другой сектор.По мере того, как они набирали силу, демонстрации становились все более политическими. В ответ правительство ввело чрезвычайное положение и арестовало руководителей забастовки. Кроме того, 50 000 военных в Берлине, которых до этого удерживали с фронта, были мобилизованы. Перед лицом репрессий забастовка была сорвана. Тем не менее революция, определившая последнюю фазу войны и переход к миру, выросла из голода, всеобщей безнадежности и краха традиционного социального и политического договора между правителями и управляемыми.

Конституционные реформы ↑

Хотя правительство Германии при быстро сменяемых канцлерах настойчиво придерживалось концепции победоносного мира до конца лета 1918 года, в Рейхстаге стал обозначаться другой курс немецкой политики, поскольку все большее число депутатов требовали прекращения боевых действий и значительные внутренние реформы. Наиболее откровенно такие голоса высказывались у крайне левых. В декабре 1914 года Карл Либкнехт (1871-1919) был единственным депутатом СДПГ, голосовавшим против Burgfrieden .Год спустя целых 20 депутатов отказались утвердить новые военные кредиты, и в апреле 1917 года оппозиция внутри СДПГ основала новую партию, Независимую социал-демократическую партию Германии (НСДПГ), которая потребовала немедленного прекращения войны.

Более умеренным в своем подходе было растущее большинство Рейхстага , которое выступало против бессрочного продолжения войны и которое в июле 1917 года проголосовало за знаменитую Мирную резолюцию, призывающую к прекращению войны путем переговоров и проведению крупных конституционных реформ. .Заинтересованные стороны, социал-демократы, Партия католического центра, прогрессисты и национал-либералы сформировали Межпартийный комитет Рейхстага , и, хотя они были бессильны против Третьей ОХЛ до тех пор, пока не маячило поражение, они послужили основой для появление парламентской демократии в послевоенной Веймарской республике, в которой они сформировали «Веймарскую коалицию». Тем не менее, хрупкость минимального консенсуса, практикуемого Межпартийным комитетом, должна была быть продемонстрирована ратификацией рейхстагом Брест-Литовского мирного договора в марте 1918 года, которым немецкие военные наложили чрезвычайно жесткие условия на Большевистская Россия.Только USPD отклонил продиктованный договор. СДПГ воздержалась, в то время как все остальные партии ее поддержали. И снова рейхстаг дал военным свободу проводить политическую и экономическую экспансию на восток, что должно было иметь долгосрочные фатальные последствия.

Финал 1918 ↑

Последний год войны для Германской империи начался многообещающе. Боевой дух русской армии был окончательно сломлен поражением наступления Александра Федоровича Керенского (1881-1970) в июне 1917 года.В декабре большевики потребовали перемирия. Чтобы заставить большевистское правительство подписать официальный мирный договор, немецкие войска начали оккупировать значительную часть Украины и Белоруссии и установить на этих территориях дружественные правительства. Брест-Литовский мирный договор, подписанный в марте 1918 года, привел русскую Польшу, а также страны Балтии под власть Германии и фактически предоставил немцам военный контроль над Украиной и Финляндией. Россия потеряла этнически нерусские окраины царской империи вместе с четвертью своего населения.В националистических кругах Германии «победный мир» вызвал эйфорию и восстановил уверенность в конечном исходе войны.

Однако перспективы на Западном фронте были менее обнадеживающими. Людендорф с большим беспокойством относился к продолжающемуся прибытию американских солдат и материалов и решил поставить все на карту в решающем наступлении на западе до того, как американские экспедиционные силы смогут определить исход войны. Целью весеннего наступления, начавшегося в марте 1918 года, было разделение британской и французской армий в надежде заставить каждую державу быстро капитулировать.Была запланирована новая тактика, в том числе использование Sturmtruppen (штурмовые отряды) для прорыва фронта и создания хаоса в тылу врага, а также точное согласование действий пехоты и артиллерии.

Первоначально весеннее наступление было успешным, и с 21 марта по 5 апреля немецкие войска продвинулись на 60 километров. Однако потери немцев в размере около 230 000 человек были настолько огромны, что наступление в конце концов пришлось приостановить. Людендорф, который снова поставил «тактику выше стратегии», теперь мог только предпринять дикие атаки против врага в разных точках фронта, ни одна из которых не могла достичь своей цели изолировать союзников друг от друга. [22] Контрнаступление союзников началось в июне, и 18 июля тщательно подготовленный штурм французских частей в Суассоне в сопровождении 400 танков, наконец, взял на себя всю инициативу немцев. Атака англичан при поддержке танков 8 августа в Амьене стала решающим поворотным моментом в войне на Западном фронте. Хотя союзники продвинулись только на 10 километров, фактический успех был намного больше, чем это могло показаться, поскольку впервые немецкие солдаты капитулировали в большом количестве.Для Людендорфа 8 августа было «черным днем ​​армии». [23] К настоящему времени американцы также в большом количестве присутствовали на Западном фронте и достигли способности к военным действиям независимо от других союзников. Немцы вынуждены были отступить. После многих лет разочарования немецкие солдаты, которые поначалу с энтузиазмом встретили мартовское наступление, теперь чувствовали себя глубоко разочарованными и деморализованными. В нескольких секторах они искали возможности избежать войны, которую они считали бессмысленной.Историки определили цифру до миллиона немецких солдат, которые в последние месяцы войны оставили свои части без разрешения, и в этом контексте некоторые даже говорят о «скрытом военном ударе». [24]

Эти события вызвали панику в Людендорфе к концу сентября. Опасаясь полного краха Западного фронта, он потребовал немедленного перемирия. Для союзников это стало полным шоком. Немецкая армия оставалась способной к ведению боевых действий, ее дивизии все еще находились далеко на вражеской территории, а союзники планировали новое наступление, чтобы прорваться на территорию самой Германии зимой 1918-1919 годов.Для немецкой публики шок был еще большим. До самого конца их кормили идеализированными репортажами с фронта и призывали держаться. Людендорф уже оправдал свои военные неудачи, обвиняя других. Он утверждал, что немецкая армия и особенно ее военное руководство не потерпели поражение. Скорее тыл, «отравленный марксизмом», потерпел неудачу и, по сути, ударил армию ножом в спину. У мифа о «ударе в спину» было много создателей, но Людендорф и Гинденбург были одними из самых известных, особенно когда последний свидетельствовал перед комитетом Рейхстага , созданным в 1919 году для расследования причин поражения Германии.

Новообразованное правительство под руководством либерального политика и последнего канцлера имперской Германии принца Максимилиана Баденского (1867-1929) 4 октября обратилось к президенту США Вудро Вильсону (1856-1924) с просьбой о перемирии и предложило начать мирные переговоры. . В своем ответе Вильсон потребовал — к ужасу консервативных политиков и офицеров — чтобы традиционные правящие элиты Германии были лишены своей власти и неявно потребовал отречения Kaiser от престола.Людендорф снова тщетно пытался изменить курс и теперь выступал за продолжение войны. Но было слишком поздно. Стремление к миру среди большинства населения было слишком велико, и среди матросов Флота метрополии и рабочих стала вспыхивать революция. 26 октября принц Макс Баденский заставил Людендорфа уйти в отставку. 9 ноября он объявил об отречении от престола Kaiser и одновременно передал пост канцлера политическому деятелю СДП Фридриху Эберту (1871-1925).

Условия перемирия, которое вступило в силу 11 ноября в 11 часов утра, были оговорены союзниками таким образом, что Германия не могла возобновить войну. Днем ранее Вильгельм II бежал в изгнание в Нидерланды, но только 28 ноября он заявил в подписанном заявлении, что отказался от короны Пруссии (а с ней и от «связанных прав короны Королевства»). Германская империя »). К этому времени Германская империя уже развалилась как карточный домик.

Заключение ↑

Подобно большинству политических и военных лидеров, немецкие правящие элиты понятия не имели, какую войну они собирались развязать летом 1914 года. Война не была ни короткой, ни решающей, как обещал Кайзер и ожидало большинство генералов (« Домой к Рождеству »), но долгим, трудным и требовательным. Существовавшая ранее политическая и социальная напряженность внутри общества Вильгельмина усилилась, несмотря на официально объявленный Burgfrieden среди партий и общественных групп.Политики и экономические лидеры, в дополнение к многочисленным академикам и деятелям искусства, утратили всякое чувство меры, выступая за тотальный победоносный мир ( Siegfrieden ), перекладывая накопленные гигантские затраты войны на сторону побежденных врагов. После в значительной степени нерешительных сражений 1916 года, повлекших за собой огромные потери людей и материалов, экономические и социальные условия в тылу еще больше ухудшились, в то время как восприятие превосходящей немецкой культурной и политической системы в конечном итоге оказалось химерой.Все попытки исправить политический дисбаланс потерпели неудачу: в то время как формирующееся парламентское большинство Рейхстага (будущая «Веймарская коалиция») проголосовало за знаменитую Мирную резолюцию в июле 1917 года, призывающую к переговорному прекращению войны и крупным конституционным реформам, Подавляющая поддержка рейхстагом военных в стремлении к политической и экономической экспансии на востоке вновь показала хрупкость любого партийного политического консенсуса и, таким образом, продемонстрировала бессилие немецкого законодательства в условиях тотальной войны.С другой стороны, «военно-политическая диктатура» Германии между 1916 и 1918 годами, возглавляемая Гинденбургом и Людендорфом, в значительной степени строилась на песке. Не имея возможности переломить ход войны на западе, военные не обладали ни возможностями, ни стойкостью для достижения своих самопровозглашенных целей (программа Гинденбурга). В конце концов немецкое общество пострадало от глубоких экономических и социальных антагонизмов и противоречий, которые привели к широко ощущаемому отчуждению от правящих политических и военных элит.Германия проиграла войну не потому, что ее армии были решительно разбиты или уменьшены на полях сражений. Скорее, солдаты и гражданские лица страдали от общего истощения и усталости от войны, которая затрагивала все аспекты жизни. Таким образом, революция 1918/19 года была неизбежным результатом этой катастрофы, нанесенной самим себе.


Герхард Хиршфельд, Университет Штутгарта

Это расширенная и переработанная версия моей главы «Германия» в: Хорн, Джон (ред.): Соучастник Первой мировой войны, Оксфорд и др., 2010. Я благодарю редактора и издателя за разрешение использовать его.

Редактор раздела: Кристоф Корнелисен

Что все это значит? Соединенные Штаты и Первая мировая война

1 С момента окончания Первой мировой войны историки пытались объяснить, почему Соединенные Штаты вступили в войну, а затем, выиграв войну, потеряли мир. Природа этих вопросов проливает свет на президента Вудро Вильсона, чьи мысли и действия доминируют в исследованиях, посвященных политике и дипломатии, окружающей войну.Военные историки взвесили американский вклад в возможную победу союзников, оценили боевую доктрину и руководство США и в последние десятилетия больше думали об опыте обычных солдат. Ряд ученых исследовали влияние войны на американское общество, занимаясь гражданскими правами, избирательным правом женщин, гражданскими свободами, иммиграцией и трудовыми отношениями. Оценка растущей мощи и влияния американского государства внутри страны и за рубежом составляет объединяющую тему для этих разнообразных исследований американского военного опыта.

2Эти исследования наглядно демонстрируют влияние, которое Первая мировая война оказала на американское общество. Тем не менее, историки-неспециалисты и широкая общественность по-прежнему не уверены в важности войны для Соединенных Штатов. Таким образом, столетняя годовщина дает историкам возможность выяснить, почему война заслуживает более видного места в американском историческом повествовании.

3 Историки постоянно расходятся во мнениях относительно того, какой фактор оказался решающим, побудив Соединенные Штаты отказаться от нейтралитета в 1917 году.Аргументы в пользу финансовых связей с союзниками, озабоченность по поводу агрессии Германии или желание Вильсона сформировать мир — все это нашло сторонников на протяжении всего двадцатого века. Общие контуры каждой позиции сформировались в 1920-х и 1930-х годах, хотя последующие поколения ученых добавляли важные нюансы на фоне новых свидетельств.

4 В межвоенный период многие американцы считали, что вступление в войну было ошибкой. Гельмут К. Энгельбрехт и Франк К. Ханиген, Торговцы смертью; В исследовании International Armament Industry (Институт Людвига фон Мизеса, 1934) говорилось, что американские банкиры и капиталисты (которых называли «торговцами смертью») обманом заставили нацию бороться, чтобы обеспечить выплату своих частных ссуд союзникам.Другие историки отвергли эту теорию заговора, но при этом признали, что экономические выгоды от торговли, связанной с войной, постепенно втянули Америку в войну. [1] В этой формулировке желание Вильсона сохранить открытыми морские пути между Соединенными Штатами и Великобританией побудило его принять британскую блокаду, потребовав, чтобы Германия отказалась от безоговорочной подводной войны. Когда Германия отказалась, началась война.

5Эти исследования преподали наиболее важный «урок» Первой мировой войны в межвоенный период: чтобы держаться подальше от европейских конфликтов, Соединенным Штатам необходимо ограничить торговлю с воюющими странами.Соответственно, с 1935 по 1939 год Конгресс принял ряд законов о нейтралитете, которые ограничивали продажу оружия, ссуды и перевозки товаров с нациями, находящимися в состоянии войны. Эти законы ограничивали способность Соединенных Штатов помогать Великобритании во Второй мировой войне с 1939 по 1941 год, пока японцы не атаковали Перл-Харбор, и Америка не вступила в войну. Аргумент экономической причинности до сих пор имеет сторонников, таких как Росс Грегори, Истоки американского вмешательства в Первую мировую войну, (W. W. Norton & Company, 1971) и совсем недавно Бенджамин О.Фордхэм. [2]

6 Решение Германии возобновить безусловную подводную войну в 1917 году дало другим ученым, таким как Артур Линк (редактор статей Вильсона), более убедительное объяснение того, почему Америка вступила в войну. [3] Кендрик Клементс согласился с тем, что немецкая агрессия привела к объявлению войны американцами, но обвинил Вильсона в том, что к 1917 году он загнал себя в угол, настаивая на том, чтобы Германия уважала права американцев на торговлю и путешествия, где им нравится. [4] Telegram Циммермана также сильно повлиял на аргументы в пользу вступления Америки в войну, связанные с безопасностью.Перехваченная телеграмма министра иностранных дел Германии Артура Циммермана обещала Мексике территорию в пределах Соединенных Штатов в обмен на начало поддерживаемой Германией пограничной войны. Барбара Тачман ( The Zimmermann Telegram , Random House, 1958) и Фредерик Кац ( Тайная война в Мексике: Европа, Соединенные Штаты и мексиканская революция, Chicago University Press, 1981) рассматривали телеграмму как кульминация длительной немецкой кампании шпионажа и саботажа, направленной на то, чтобы отвлечь внимание Америки от Европы.Совсем недавно Томас Богхардт выразил сомнение в том, что Telegram Циммермана оказал большое влияние на внутренние дебаты по поводу вступления в войну или процесса принятия решений Уилсоном. [5]

7Росс А. Кеннеди продвинул объяснение национальной безопасности в другом направлении, подчеркнув более широкое геополитическое мировоззрение Вильсона. Кеннеди утверждал, что Вильсон все чаще стал рассматривать победу Германии как угрозу способности Америки держаться подальше от европейской политики силы. Когда морская война приблизила войну к американским берегам, Уилсон хотел перестроить международную политическую систему, чтобы защитить Соединенные Штаты от глобальных отголосков европейской борьбы за власть.[6]

8 Третье преобладающее объяснение вступления США в войну подчеркивает желание Вильсона сыграть ведущую роль в перестройке послевоенных международных отношений на основе принципов самоопределения, открытой торговли и коллективной безопасности. Сторонники Вильсона склонны рассматривать его пылкие попытки создать новый мировой порядок как пример американского гуманизма. Противники Вильсона сетуют на его патерналистское стремление переделать мир по образу Соединенных Штатов. Все они подчеркивают непреходящее влияние идеалов Вильсона на внешнюю политику двадцатого века.

9 В издании Woodrow Wilson and World Settlement (N.Y. Garden City, Doubleday, 1922) пресс-секретарь Вильсона Рэй Стэннард Бейкер описал Вильсона как идеалиста, который хотел дать Соединенным Штатам новую международную роль в распространении демократии и капитализма. У этой точки зрения до сих пор есть сторонники, такие как биограф Уилсона Джон Милтон Купер-младший, который положительно оценивает активистскую личность Уилсона. Купер-младший утверждает, что к 1917 году Уилсон пришел к выводу, что Соединенным Штатам необходимо принимать активное участие в боевых действиях, чтобы занять лидирующую позицию за столом мира.[7]

10 Критики Вильсона изображают его в лучшем случае наивным, а в худшем — как скрывающего американские имперские амбиции демократической риторикой. [8] В конце 1950-х и 1960-х годах многие историки рассматривали военные цели Вильсона как закладку основы для будущего американского вмешательства в те области мира, которые напрямую не влияли на национальную безопасность. Арно Дж. Майер, Политические истоки новой дипломатии, 1917-1918 годы (Yale University Press, 1959) подчеркнул успех Вильсона в подавлении привлекательности коммунизма как основы нового мирового порядка, позиционируя Соединенные Штаты как глобальный экономический гегемон ХХ века.[9]

11Больше исторического консенсуса существует в том, что идеалы Вильсона оказали долгосрочное влияние на американскую внешнюю политику, сделав Первую мировую войну поворотным моментом для понимания новой международной роли, которую Соединенные Штаты сыграли в двадцатом веке. «Вильсонизм следует рассматривать не как преходящее явление, отражение некоего абстрактного идеализма, но как мощный фактор, определяющий современную историю», потому что он установил рамки, с помощью которых Соединенные Штаты переопределили себя как глобальную державу, — писал Акира Ирие в 1993 году.[10] Однако историки расходятся во мнениях относительно того, послужил ли вильсонианство основой для того, чтобы Соединенные Штаты творили добро или зло в мире. В то время как Купер-младший приписывал Уилсону изложение фундаментально здоровых демократических ценностей, которые будут определять будущую внешнюю политику, Ллойд Э. Амброзиус сетовал на рождение деструктивного мессианского импульса, который оправдал бы бесчисленные американские интервенции по всему миру в двадцатом веке. [11]

12 Следующий набор всеобъемлющих вопросов касается роли Вильсона на мирной конференции и его неспособности обеспечить ратификацию Версальского мирного договора США.С. Сенат. В своем бестселлере 1920 года « Экономические последствия мира » британский экономист Джон Мейнард Кейнс описал Версальский мирный договор как карфагенский мир, который несправедливо наказал Германию. Был ли Вильсон неуклюжим, «презренным лицемером», обманутым подкованными европейскими государственными деятелями, которых описал Кейнс? Был ли он ответственен за нарушение договора (и, возможно, даже за Вторую мировую войну)?

13 Томас Бейли ( Вудро Вильсон и утраченный мир, , Нью-Йорк: компания Macmillan, 1944), первый историк, работавший с записями мирных разбирательств, осудил Вильсона за согласие исключить Германию из мирного процесса, который стал издевкой над его прежнее требование «мира без победы».Клаузе Швабе, Вудро Вильсон, Революционная Германия и миротворчество, 1918-1919 гг., (Университет Северной Каролины, 1985), считает, что в ходе мирных переговоров Вильсон изменил свое мнение о необходимости осуждать Германию. Ключевая политическая ошибка Вильсона, утверждает Швабе, заключалась в том, что он не смог адекватно объяснить американскому обществу, почему он считал, что Германия должна взять на себя ответственность за свои проступки, прежде чем получить место в Лиге Наций. Артур Линканд и Артур Уолворт утверждали, что компромиссы Вильсона по Версальскому договору отражают политическую силу политических противников Вильсона (как за рубежом, так и внутри страны), а не недостатки его характера или принципов.[12] Совсем недавно Купер-младший ( Вудро Вильсон, биография , Random House, 2009) утверждал, что военный вклад Америки был слишком незначительным для Вильсона, чтобы диктовать условия мира.

14 Отказ Америки присоединиться к Лиге наций усугубил проблемы несовершенного договора, утверждают другие ученые. Эта аргументация смещает акцент с недостатков договора на политическую неспособность Вильсона добиться ратификации договора Сенатом. В 1919 году демократы Сената утверждали, что удар, который Уилсон перенес в октябре 1919 года в критический момент в борьбе за договор, ослабил его политическую проницательность.Эдвард Вайнштейн ( Woodrow Wilson: A Medical and Psychological Biography, , Princeton University Press, 1981) счел это рассуждение убедительным, как и Купер-младший, чтобы объяснить, почему Вильсон отказался пойти на компромисс с республиканцами Сената для обеспечения ратификации.

15 Уильям Виденор ( Генри Кэбот Лодж и поиски американской внешней политики, , University of California Press, 1983) утверждает, что Уилсон и Лодж (сенатор, который руководил борьбой против договора) идеологически расходились во мнениях относительно того, как Соединенные Штаты должны действовать. его новая мировая держава.Герберт Маргули ( The Mild Reservationists and the League Controversy in the Senate , University of Missouri Press, 1989) расширяет дискуссию, сосредотачиваясь на тех сенаторах в середине, поддержки которых желали обе стороны. Эти работы предполагают, что провал договора имел как идеологические, так и политические причины. Не все ученые согласны с тем, что эта трагедия обрекла мир на новую войну. Например, Маргарет Макмиллан ( Париж, 1919: шесть месяцев, которые изменили мир, , Random House, 2001) убедительно утверждала, что дипломатические ошибки в межвоенный период привели к Второй мировой войне, а не к несовершенствам договора или отказу Америки присоединяйтесь к Лиге Наций.

16 Большинство ученых, писавших о тылу военного времени, неохотно называли себя историками Первой мировой войны. Вместо этого они идентифицируют себя в основном как ученых, специализирующихся на отношениях между рабочей силой и капиталом, движениями за внутренние реформы, женской историей, афроамериканской историей и гражданскими свободами. Эти работы связывают вызванные войной изменения в американском обществе с внутренними тенденциями, предшествующими войне, помещая эти преобразования в контекст У.С. история, а не глобальные рамки. Такой «изоляционистский» подход к изучению войны позволяет американским историкам реагировать исключительно друг на друга, редко принимая во внимание обширную мировую литературу, посвященную основополагающим последствиям войны.

17 Война принесла Америке огромные прибыли, поскольку торговля с воюющими странами процветала, а американские предприятия ухватились за возможности выйти на рынки (особенно в Азии и Южной Америке), оставленные британцами. Война ускорила процесс интеграции экономик Западного полушария с превращением Америки в регионального гегемона.Положение Соединенных Штатов в мировой экономике также изменилось, поскольку экспорт увеличился, больше товаров отправлялось за границу на американских торговых судах, а Соединенные Штаты стали крупным мировым кредитором. Однако размер и активность внутреннего рынка по-прежнему поражали американских бизнесменов больше, чем международный. Мобилизация американской экономики для поддержки военных действий привела к созданию процветающей экономики, подпитываемой долларами налогоплательщиков и покупкой военных облигаций. После короткой послевоенной рецессии американцы «непропорционально использовали прибыль, полученную за годы войны, для впечатляющего роста экономики страны, вместо того, чтобы еще больше расширять свое положение в мировой экономике», — заключает Дэвид М.Кеннеди. [13] Поэтому американские ученые сосредоточили свое внимание прежде всего на отслеживании внутреннего воздействия мобилизации военного времени, подсчете экономических победителей и проигравших в период огромных прибылей, технологических инноваций и государственного контроля.

18 Сразу после войны, из первых рук администраторы военного времени нарисовали яркий портрет американцев, объединившихся добровольно, чтобы выиграть войну, принижая значение спекуляций на войне или множества финансовых стимулов, введенных правительством, чтобы побудить промышленников подчиниться мобилизации. указы.(См., Например, Бернард Барух, Американская промышленность в войне: отчет Совета военной промышленности , 1921). Эта история о первоначальном хаосе, уступившем место возможному успеху, сохранялась до 1960-х годов, когда историки-ревизионисты начали прослеживать устойчивое экономическое неравенство еще до Первой мировой войны.

19 Вместо того, чтобы отложить в сторону классовые противоречия и амбиции, чтобы помочь стране выиграть войну, историки Новых левых утверждали, что бизнесмены воспользовались возможностью для продвижения своих собственных экономических интересов.Работая в комитетах, разрабатывающих правила военного времени и добровольно возглавляя агентства военного времени в качестве «мужчин доллара в год», бизнес-элиты преуспели в том, чтобы подорвать импульс довоенных прогрессивных регуляторных реформ, направленных на ограничение монополий и сдерживание растущей мощи промышленников. Габриэль Колко, Джеймс Вайнштейн, Пол Койстинен и Мелвин Урофски изобразили бизнес как диктатор условий мобилизации военного времени, а правительство теперь является добровольным партнером, отстаивающим их интересы. [14]

20Роберт Кафф также оспорил более ранние версии, хотя и с другой стороны.Он исследовал «разрыв между риторикой и реальностью» и пришел к выводу, что администраторы военного времени имели тенденцию преувеличивать свое влияние на экономику военного времени. [15] Однако сложные экономические отношения между отдельными отраслями и государственными учреждениями не поддаются простой классификации. Одни были гармоничными, другие — спорными. Новаторское исследование Каффа побудило других историков бизнеса изучить мешанину личностей, стратегий и политик, присутствующих во время экономической мобилизации.В нарративе, вдохновленном Каффом, отсутствие единообразия в мобилизации различных отраслей не позволило ни правительству, ни бизнесменам получить односторонний контроль над экономикой военного времени. [16]

21 Самым читаемым обобщением по экономической мобилизации остается книга Дэвида М. Кеннеди Здесь: Первая мировая война и американское общество (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1980). Кеннеди объединил многие предыдущие работы «Новых левых» и «Манжета» по экономической мобилизации, чтобы доказать, что война подорвала движение за прогрессивные реформы.Прогрессивные реформаторы разработали программу реформ, основанную на регулировании для защиты общественного блага. Этот образ мышления заставил их согласиться с тем, что государству военного времени необходимы широкие полномочия для эффективной и быстрой мобилизации американского общества. Кеннеди утверждал, что, к большому разочарованию прогрессистов, мобилизация экономики во время войны также требует возобновления сотрудничества между правительством и бизнесом. Это партнерство правительства и бизнеса в конечном итоге подорвало прогрессивный подход к регулированию, направленный на смягчение неравенства при капитализме свободного рынка.

22Влиятельная работа Эллиса Хоули, Великая война и поиск современного порядка: история американского народа и их институтов, 1917-1933 гг. бизнес-государственное партнерство. По его мнению, правительство и бизнес вышли из войны, убежденные в том, что совместное создание добровольных кодексов и руководящих принципов предлагает более гармоничный путь к управлению экономикой, чем регулирование. Взгляды Хоули по-прежнему преобладают, особенно в работах, подробно описывающих межвоенную экономическую политику Герберта Гувера (как министра торговли и президента).Недавние исследования институционального и поведенческого наследия экономической мобилизации начали выявлять другие устойчивые экономические сдвиги. В этих работах исследуются возросшие финансовые возможности ключевых государственных агентств, особенно министерства финансов, и влияние войны на сберегательные стратегии рядовых граждан. Джулия Отт предполагает, например, что кампания по связям с общественностью по продаже военных облигаций создала послевоенную «демократию инвесторов», обучая американцев тому, как выгодно вкладывать свои деньги в акции и облигации.[17]

23 Историки труда также измерили, как война повлияла на рабочее движение. Сначала умеренные профсоюзы пережили кратковременное возрождение из-за поддерживающей федеральной политики, которая включила максимальные часы работы, минимальную заработную плату и защиту профсоюзов в контракты военного времени, предоставляемые американским предприятиям. Однако по окончании войны они потеряли эти права. [18] Научные работы, отслеживающие радикальные рабочие группы (которые часто выступали против войны), показывают, как драконовское государственное подавление и преследование устранило радикальный политический дискурс в Америке на следующие десять лет.[19]

24 Рост федеральной власти служит доминирующей темой для многих жанров работ, прослеживающих влияние войны на американское общество. Среди европейских историков споры о принуждении или согласии касаются в основном вопросов о том, почему мужчины воевали. В Соединенных Штатах научный спор о принуждении или согласии сосредоточен в первую очередь на том, сопротивлялись ли граждане или способствовали ли они разжигаемому войной расширению государственной власти. В совокупности этот сборник работ представляет Первую мировую войну как поворотный момент в отношениях между государством и обществом для Соединенных Штатов.

25 Во время Первой мировой войны Америка порвала со своей прежней традицией полагаться в основном на добровольцев и использовала военную службу, чтобы собрать большую часть сил военного времени. Анализируя влияние призыва на военную службу, Джон Уайткли Чемберс ( To Raise an Army: The Draft Comes to Modern America , NY: Free Press, 1987) утверждал, что новая способность федерального правительства монополизировать рабочую силу ускорила передачу власти от местных властей. и уровень штата к национальному правительству. Жанетт Кейт « Война богатых, борьба бедняков: раса, класс и власть в сельских районах Юга во время Первой мировой войны» (University of North Carolina Press, 2004) основывалась на массовом подходе к изучению призывного сопротивления в сельских районах Юга.Введение законов о подстрекательстве к мятежу во время войны, а также участие местной элиты в процессе призыва затруднили уклонение от призыва. То, что люди изобретают, чтобы избежать призыва, произвело на Кита большее впечатление, чем централизация государственной полиции. «В 1917–1918 годах больше мужчин уклонялись от военной службы, чем в эпоху Вьетнама, что часто считалось вершиной (или надиром, в зависимости от политики) уклонения от призыва», — писал Кейт. [20]

26Кристофер Капоццола Дядя Сэм хочет тебя: Первая мировая война и становление современного американского гражданина (Нью-Йорк: Oxford University Press, 2008) вовлекает местных жителей в это стремление к политическому согласию, утверждая, что недостаточно укомплектованное персоналом федеральное правительство нуждалось в активное и добровольное участие местных сообществ в обеспечении соблюдения большинства правил военного времени.Он ввел термин «принудительный волюнтаризм» для описания вовлечения местных гражданских групп в кампанию по обеспечению активного соблюдения указов военного времени о сохранении продуктов питания, покупке облигаций свободы и сокращении инакомыслия. Капоццола утверждает, что лидеры сообществ на местном уровне и на уровне штата помогли федеральному правительству создать культуру патриотических обязательств, которая заставила граждан предоставить необходимую рабочую силу, материалы и продукты питания.

27Как и историки труда, Капоццола рассматривает появление государства постоянного наблюдения, которое отслеживало и подавляло радикальное политическое выражение, как важнейшее наследие войны для современной Америки.Кристофер Стерба не согласен с тем, что государство, наделенное полномочиями, было главным наследием войны. В книге Хорошие американцы: итальянские и еврейские иммигранты во время Первой мировой войны (Нью-Йорк: Oxford University Press, 2003) Стерба бросил вызов давнему предположению, что нативистские требования полной ассимиляции (100% американизм) определяли опыт иммигрантов во время Первой мировой войны. . Вместо этого Стерба утверждала, что итальянские и еврейские иммигранты, как в тылу, так и за границей, использовали войну, чтобы ассимилироваться в основной культуре на своих собственных условиях.Сочетание озабоченности событиями на своей родине, стремления к признанию в принятой ими стране и гордости за вклад своих общин в военное время подпитывало их желание участвовать в военных действиях в качестве солдат и гражданских лиц. Пройдя свое первое устойчивое взаимодействие с федеральным правительством и коренными американцами, эти иммигрантские общины будут использовать свое участие в гражданской деятельности во время войны как плацдарм для будущего политического участия.

28 Идея о том, что участие в мобилизации во время войны служило политическим опытом, формирует преобладающее повествование во множестве работ, посвященных ветеранам, афроамериканцам и женщинам.Во всех этих работах подразумевается, что служба в военное время (добровольная или принудительная) создавала общественный договор между государством и различными подгруппами американского населения. Соблюдало ли государство свою сторону общественного договора или нет, помогло определить, оказалась ли война поддержкой или препятствием для кампаний социальной справедливости, проводимых этими группами. В большинстве недавних исследований также делается попытка уравновесить признание принудительной силы государства с повествованием, в котором подчеркивается индивидуальная свобода действий и расширение прав и возможностей.

29 В книге Doughboys, the Great War and the Remaking of America (Baltimore: Johns Hopkins University Press, 2001) я утверждал, что призыв на военную службу создает социальный договор между государством и призывными солдатами, который хорошо переносится после их возвращения домой. Ветераны утверждали, что призыв на военную службу, лишающий солдат средств к существованию, возлагает на государство ответственность за справедливое распределение прибылей от войны. Вернувшиеся военнослужащие сосредоточили внимание на крупных суммах, приобретенных производителями военного времени, и успешно потребовали, чтобы часть этой прибыли была передана им задним числом.Ветераны Первой мировой войны расширили этот аргумент до Второй мировой войны, чтобы сформировать современную систему льгот для ветеранов, созданную с помощью Закона о военнослужащих в 1944 году. В Beyond the Bonus March и GI Bill: How Veteran Politics Shared the New Deal Era (NYU Press , 2010), Стив Ортис утверждал, что, критикуя пределы политики Нового курса Франклина Д. Рузвельта эпохи депрессии, ветераны Первой мировой войны сыграли важную роль в пересмотре более широкого общественного договора между всеми американцами и федеральным правительством, который в конечном итоге привел к старому общественному соглашению. пенсии по возрасту и федеральные нормы труда.

30 В течение многих лет книга Артура Барбо и Флоретт Анри Неизвестные солдаты: афроамериканские солдаты в Первой мировой войне (Филадельфия, Пенсильвания: Temple University Press, 1974; перепечатка NY: Da Capo Press 1996) служила независимым исследованием. американских черных войск. Афроамериканцы требовали признания их гражданских прав в обмен на активное участие в военных действиях, но ни федеральное правительство, ни американское общество не признавали существование этого общественного договора.Барбо и Анри рассказали безжалостную историю расовых предрассудков и дискриминации. Напротив, недавние работы подчеркивают способы, которыми афроамериканцы «сопротивлялись» системной дискриминации и бдительности белых. Эта новая интерпретационная структура воссоздает эпоху военного времени как поворотное время, когда новая воинственность, идеологии, члены и стратегии наполнили движение за гражданские права.

31Афро-американские солдаты больше не «неизвестны». В нынешней многолюдной области несколько работ выделяются своим уникальным вкладом.В двух важных книгах: «Видение красного:» Федеральные кампании против воинственности черных, 1919-1925 гг. (Indiana University Press, 1999) и Investigate Everything: Федеральные усилия по принуждению чернокожих к лояльности во время Первой мировой войны (Indiana University Press, 2002) ), Теодор Корнвейбель проследил повсеместную слежку за правозащитными организациями чернокожих со стороны федерального правительства. Чад Уильямс, Факелоносцы демократии: афроамериканские солдаты в эпоху Первой мировой войны (University of North Carolina Press, 2010) подчеркивает различные политические реакции на военную службу в афроамериканском сообществе.Он исследует карьерные амбиции чернокожих с высшим образованием для получения комиссионных, желание более бедных чернокожих с юга материально обеспечивать свои семьи и надежды лидеров движения за гражданские права использовать войну для продвижения дела расовой справедливости.

32 Уильямс и Адрианн Ленц-Смит ( Борьба за свободу: афроамериканцы и Первая мировая война, , Harvard University Press, 2009) рассматривают войну как поворотный момент в движении за гражданские права. Ленц-Смит рассматривает, как афроамериканские солдаты испытали растущее политическое сознание, как и их гражданские защитники.Уильямс проводит обширное расследование политической активности ветеранов послевоенного периода в афроамериканском сообществе, в результате чего многие разочарованы отсутствием расового прогресса. Вместе эти работы демонстрируют, как послевоенный активизм ветеранов, не всегда успешный, заложил основу для того, как активисты отреагируют на следующую мировую войну. В нескольких статьях я также прослеживаю, как военная служба служила средством политизации чернокожих солдат, рассматривая структурные, а не только идеологические, возможности для объединения солдат, и как активисты за гражданские права подняли знамя равного медицинского обращения для чернокожих ветеранов, чтобы продвинуться вперед. все движение за гражданские права.[21]

33Ратификация в 1920 году 19 -й поправки , дающей женщинам право голоса, гарантировала Первой мировой войне видное место в исторических трудах, отданных избирательному движению. [22] В отличие от афроамериканцев, женщины-активистки успешно убедили мужчин-политиков в том, что социальный договор военного времени требует вознаграждения женщин голосом за их лояльную службу в тылу. «Мы сделали женщин партнерами в этой войне. Должны ли мы допустить их только к партнерству страданий, жертв и тяжелого труда, а не к партнерству привилегий и прав? » — провозгласил Уилсон, заявив о своей поддержке поправки к конституции, предоставляющей женщинам избирательное право.[23]

34 Еще одно направление исследований изучает руководящие роли, которые политически мобилизованные женщины взяли на себя в местных сообществах. Капоццола и Ленц-Смит, например, обсуждают, как женщины из среднего класса (которые принадлежали к множеству социальных клубов) стали важными массовыми организаторами, мобилизовавшими белые и черные общины по всей стране для поддержки войны. Капоццола утверждает, что лавры, пожалованные женщинам из рабочего класса за их неустанные жертвы и волонтерскую деятельность, просто замаскировали санкционированную государством эксплуатацию неоплачиваемых женщин-рабочих.В книге Джулии Ф. Ирвин «Как сделать мир безопасным: Американский Красный Крест и гуманитарное пробуждение нации » (Нью-Йорк: Oxford University Press, 2013) подробно описывается иной вид политического пробуждения среди женщин, поскольку они сосредотачиваются на их гуманитарной помощи, часто инициируемой с целью оказания помощи. женщины за границей. Женщины также служили сосудом памяти в послевоенный период, играя полуофициальные роли, помогая нации отмечать память о войне. В книге Of Little Comfort: War Widows, Fallen Soldiers, and the Remaking of the Nation after the Great War (NYU Press, 2012) Эрика Кульман исследует, как военные вдовы стали общественными символами, через которые все общество могло оплакивать погибших на войне. .Лиза М. Будро ( Органы войны: Первая мировая война и политика поминовения в Америке, 1919-1933, , NYU Press, 2010) перекликается с этой темой в своем обсуждении готовности правительства в разгар Великой депрессии финансировать паломничества матерей и вдов к заморским могилам павших воинов.

35 Оценка боевых характеристик американской армии и ее окончательного вклада в победу союзников занимает центральное место в военной истории У.С. Участие в войне. Генерал Джон Дж. Першинг, командующий Американскими экспедиционными войсками (AEF), задал торжествующий тон в своей двухтомной автобиографии « Мои опыты в мировой войне, » (NY: Frederick A. Stokes Company, 1931). В этой автобиографии убедительно утверждается, что под командованием Першинга американская армия стала элитной силой, выигравшей войну для союзников на Западном фронте. Чувствуя себя пренебрежительным со стороны Першинга, начальник штаба Першинга Пейтон Марч, The Nation at War (NY Garden City, Doubleday, 1932), написал свои собственные мемуары, в которых резко критиковал руководство Першинга, но не оспаривал центральную роль, которую Соединенные Штаты играли в конфликт.Эти ранние отчеты, по сути, задают параметры для научных дебатов о том, насколько эффективно Першинг руководил и насколько эффективно сражалась американская армия.

36 Несет историю успеха Першинга в 1960-е годы, Харви А. ДеВерд, Президент Уилсон ведет свою войну: Первая мировая война и американское вмешательство (Нью-Йорк: Макмиллан C °, 1968) и Эдвард Коффман, Война, чтобы положить конец всем Войны: американский военный опыт в Первой мировой войне (NY: Oxford University Press, 1968) считал, что AEF в конечном итоге преодолевает свои «болезни роста» и успешно сражается на Западном фронте.В книге Learning Lessons in the American Expeditionary Force (Центр военной истории армии США, 1997) Кеннет Гамбургер также похвалил AEF за изучение его ошибок и своевременное их исправление, чтобы выиграть войну.

37 Другие ученые основывались на более критической оценке Маршем военных усилий США. Ревизионистская школа 1980-х и 1990-х годов рассматривала высокий уровень потерь в США как признак плохого руководства, а не как необходимую часть обучения армии. Тимоти К.Неннингер и Пол Брэйм утверждали, что командиры AEF совершили ключевые ошибки, которые повлияли на обучение, пути снабжения и стратегические решения. [24] Джеймс У. Рейни язвительно оценивал доктрину, обучение и боевые качества AEF. «В своем стремлении к победе AEF добился успеха не из-за творческих операций и тактики, ни из-за качественного превосходства в открытой войне, а из-за того, что задушил немецкие пулеметы американской плотью», — писал Рейни. [25]

38Першинг хвалил свой успех в сопротивлении требованиям союзников разрешить британцам и французам объединить американских солдат в свои армии.Триумф Першинга заключался в создании независимой американской армии, которая контролировала свой собственный сектор Западного фронта. Дэвид Траск, AEF и разжигание войны коалиции, 1917-1918 гг. (Университетское издательство Канзаса, 1993 г.), Роберт Брюс, Оружейное братство: Америка и Франция в Великой войне (Университетское издательство Канзаса, 2003 г.) и Митчелл Йокельсон, Заимствованные солдаты: американцы под британским командованием, 1918 г. (University of Oklahoma Press, 2008) вместо этого подчеркивают, как Соединенные Штаты сражались в составе коалиции союзников.По словам Майкла С. Нейберга, к победе пришло сотрудничество, а не внедрение уникальных американских стратегий и ценностей (точка зрения Першинга). Его книга «Вторая битва на Марне » (издательство Indiana University Press, 2008 г.) представляет собой первое обширное исследование этой ключевой битвы, в которой британские, французские и американские войска сражались вместе.

39Марк Э. Гротелушен и Эдвард Г. Ленгель сместили акцент на принятие решений внутри компаний и подразделений, а не на высшем руководстве.[26] Гротелушена «Путь войны АЭФ: американская армия и сражения в Первой мировой войне» (Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2007) и Ленгеля «Покорить ад: Маас-Аргонн», 1918 г. (Henry Holt & Company Inc. , 2008) утверждал, что наиболее существенное и эффективное обучение происходит снизу вверх. Эти авторы учитывали средний солдатский опыт, когда еще писали в жанре оперативных, военных историй.

40 Исследование Полом Фасселом британских окопов в году Великая война и современная память (Oxford University Press, 1975) вдохновило американских историков культуры и социальных наук на расширение военной истории за пределы вопросов стратегии и командования.Марк Мейгс, Оптимизм в Армагеддоне: голоса американских участников Первой мировой войны (NYU Press, 1997) исследовал «неофициальные» повседневные ритуалы войск, утверждая, что коллективно новая военная массовая культура возникла во время войны. В книге Doughboys, the Great War and the Remaking of America (Johns Hopkins University Press, 2001) я исследовал внутренние противоречия по поводу обучения, боя, дисциплины, расовых отношений и демобилизации, чтобы доказать, что гражданские солдаты оказали огромную силу в формировании политики. и поведение военных в военное время.Совсем недавно Джонатан Эдель, Вера в битве: религия и американский солдат в Великой войне (Princeton University Press, 2010) исследовал религиозные обычаи солдат. Дэвид Ласкин ( Долгий путь домой: американское путешествие с острова Эллис на Великую войну, , HarperCollins, 2011) и Ричард Слоткин ( Потерянные батальоны: Великая война и кризис американской национальности, , Holt, Henry & Company, Inc, 2005) используют биографический подход к несогласным с жизнью американских солдат во время войны.

41Першинг оставался убежденным, что американская армия необходима для окончательной победы. Джон Мозиер, Миф о Великой войне: новая военная история Первой мировой войны, (HarperCollins, 2001), согласился с тем, что армия США заслужила львиную долю признательности за победу над Германией. Историки Первой мировой войны Тим Трэверс, Робин Прайор, Тревор Уилсон и Гэри Шеффилд не согласились. Они рассматривали тактические инновации Великобритании и Франции, особенно улучшение координации между пехотой и артиллерией, как ключевой элемент выхода из окопного тупика в 1918 году.[27] Большинство американских исследователей AEF уклоняются от смелых заявлений Мозье, но при этом продолжают отстаивать центральную роль Америки в окончательной победе. Большинство источников указывает на участие Америки в пресечении немецких весенних наступлений 1918 года и на решение Германии запросить перемирие, которое однажды столкнулось с перспективой прибытия еще миллионов американцев в 1919 году.

42 Сразу после Первой мировой войны американцы вспоминали войну в романах, фильмах, памятниках, мемуарах, похоронах и церемониях.Романисты «Затерянного поколения» (такие как Эрнест Хемингуэй, Джон Дос Пассос, Ф. Скотт Фицджеральд) написали обрядовые истории, в которых молодые, часто наивные, главные герои утратили свои иллюзии и невинность, сражаясь на войне. Правительство и организации ветеранов сохранили другую память о войне в тщательно продуманных памятниках, заморских кладбищах и ежегодных церемониях Дня перемирия, которые подчеркивали героизм и доблесть американских солдат. Желание извлечь уроки из войны также пронизывало американскую политическую культуру, поскольку политики в 1930-х годах пытались избежать ошибок своих предшественников, вырабатывая собственную политику нейтралитета.

43В отличие от Соммы для британцев или Вердена для французов, Маас-Аргонн (кульминация битвы США в Первой мировой войне) не нашла прочного места в американской памяти. Несмотря на большое количество погибших (53 000 человек за шесть месяцев) генерал Джон Дж. Першинг оставался публично почитаемой фигурой. Американцы сохранили свою враждебность к Вудро Вильсону, репутация которого резко упала в послевоенный период. Быстрое возвращение процветания в 1920-е годы, финансовый кризис Великой депрессии и Вторая мировая война — все это ослабило место Первой мировой войны в американском воображении.

44 Только в 1960-х годах, в разгар другой непопулярной войны во Вьетнаме, появилось первое научное исследование памяти. В книге Стэнли Купермана «Первая мировая война » и в американском романе «» (издательство Johns Hopkins University Press, 1967) было принято сообщение о разочаровании потерянного поколения как главное культурное наследие войны. Перенесемся еще на двадцать пять лет вперед, и новаторская книга Курта Пилера «Вспоминая войну по-американски» (Smithsonian Institution Press, 1995) включает только одну главу о Первой мировой войне, что отражает все еще ограниченный научный интерес к этой теме.Пилер предположил, что увековечение памяти в 1920-х годах приняло утилитарный характер, когда американцы решили вспомнить войну, построив здания, которые улучшили гражданскую жизнь сообщества. Посвящение этих структур памяти тех, кто погиб, пытаясь распространить демократию в «войне за прекращение всех войн», явилось физическим свидетельством прогресса сообщества, которое опровергло утверждения о том, что эти люди погибли напрасно. Однако расстояние до события ослабило связь, которую средний американец установил между войной и обедом на Першинг-сквер или поездкой по Аргонн-стрит.

45 И только в последние несколько лет американские ученые, наконец, присоединились к продолжающемуся десятилетиями диалогу европейских ученых о памяти и скорби. Сейчас это одна из многообещающих и захватывающих областей новой науки, которая фокусируется как на том, что американцы запомнили, так и на том, почему они забыли. Как и Пилер, Лиза Будро задокументировала «американский способ запоминания», который отражает американские политические и культурные ценности. Она сосредоточилась на спорах вокруг захоронения американских погибших на войне, особенно на споре о том, стал ли мертвый солдат частным лицом или остался на службе у государства.[28] Семьи, требовавшие репатриации павших солдат обратно в их местные общины, означали, что во Франции и Бельгии меньше гробов нужно хоронить. Правительство построило зарубежные мемориалы и кладбища, чтобы подчеркнуть превращение Соединенных Штатов в постоянную крупную мировую державу, оставив видимое присутствие американских жертв для Европы. Однако на кладбищах было достаточно места между надгробиями, чтобы замаскировать тот факт, что на них было похоронено так мало американских солдат. Сегодня эти кладбища посещают в основном европейцы, а не американцы.

46 В своих работах об эпидемии гриппа Кэрол Р. Байерли, Лихорадка войны: Эпидемия гриппа в армии США во время Первой мировой войны. Грипп (NYU Press, 2005) и Нэнси К. Бристоу, Американская пандемия: потерянные Миры эпидемии гриппа 1918 года (NY: Oxford University Press, 2012) пытаются восстановить то, что они считают «потерянным воспоминанием» о войне. Чтобы объяснить, почему американцы забыли столь быстро забытые разрушительные последствия эпидемии гриппа, Байерли и Бристоу утверждают, что американское общество отдавало предпочтение оптимизму и прогрессу.В этой культурной среде устойчивое отчаяние и горе были неприемлемы с культурной точки зрения.

47 По словам Стивена Траута, американцы никогда намеренно не исключали войну из своего коллективного сознания. [29] Вместо этого разные группы американцев помнили войну по-разному, что не позволило укорениться единому национальному повествованию о значении войны. Популярные авторы памяти (романисты, драматурги, поэты) часто заимствовали из британских способов памяти, которые подчеркивали ужасы окопной войны, — образ, который плохо резонировал с американскими ветеранами, которые видели войну как подтверждение их доблести и исключительности Соединенных Штатов.

48 Не все американцы быстро забыли войну. Вышеупомянутое обсуждение резюмировало, как военные мемуары подпитывали ветеранскую политическую активность. Память о войне также оставалась сильной в афроамериканском сообществе. Помимо активизации послевоенных движений за гражданские права, война сильно повлияла на искусство, прозу и поэзию художников Гарлемского Возрождения. Марк Уэлен утверждает, что этот вдохновленный войной культурный ответ в сочетании с новой политической воинственностью демонстрирует, как афроамериканцы привнесли вдохновляющий рассказ в свою память о войне.Их чувство предательства, вместо того, чтобы приводить к парализующему разочарованию, вместо этого вдохновляло афроамериканцев на инновации с новыми формами искусства и политическими стратегиями. [30]

49 Соперничающие воспоминания о войне отражали существующие политические и социальные разногласия в американском обществе в двадцатые и тридцатые годы, поскольку американцы расходились во мнениях относительно того, следует ли отмечать или осуждать последствия войны. Означала ли война триумф или трагедию; равенство или дискриминация; гуманизм или империализм; волюнтаризм или принуждение; демократия или угнетение? Эти вопросы все еще с нами, а также некоторые новые.Американские ученые только начали исследовать широкий спектр американских реакций на войну в период нейтралитета, ставя под сомнение, является ли 1917 год подходящей датой для того, чтобы отметить вступление Америки в войну. Точно так же новая работа по солдатам-инвалидам задает вопросы о том, когда война закончилась для отдельного солдата. Старые вопросы или новые, во многих отношениях каждое научное описание войны, написанное с момента ее завершения, пытается предложить ясные и убедительные аргументы в пользу того, почему война имела значение для Соединенных Штатов.Однако никому еще не удалось определить однозначное и бесспорное место войны в американском историческом нарративе.

женщин в Первой мировой войне (Служба национальных парков США)

Джой Брайт Хэнкок была одной из первых женщин, вступивших в военно-морской флот США во время Первой мировой войны. После войны она была гражданским служащим Морского ведомства. В 1942 году Хэнкок снова присоединился к флоту, дослужившись до звания капитана. Благодаря усилиям Хэнкок женщины были интегрированы в регулярный флот.

U.S. Navy / National Archives, 1943

Многие тысячи моряков работали на берегу в качестве клерков, водителей грузовиков, оружейников, инструкторов, медицинских техников, радистов и других должностей — ни один из этих людей не был задействован в работе. флот; Что-то должно было быть сделано. Входит Джозефус Дэниелс, министр флота.

Дэниелс, отчаянно нуждавшийся в матросах для участия в боевых действиях, нашел лазейку в Законе о военно-морском флоте 1916 года, который определял, кто может быть зачислен в военно-морской флот.Нигде в правилах не оговаривалось, что только мужчины могут быть зачислены на военно-морской флот, Дэниэлс воспользовался этой возможностью, чтобы начать активную вербовку женщин в ряды. Ответ был ошеломляющим. Патриотично настроенные молодые женщины, многие из которых, если не большинство, были суфражистками, стекались в военкоматы.

Дэниелс увидел в конечном итоге участие Америки за месяц до того, как Вудро Вильсон решил отправить войска за границу. К марту 1917 года Дэниелс уже вовсю набирал этих нетерпеливых и патриотичных женщин для службы в рейтинге Йомен (F).Они служили стенографистами, клерками, радистами, посыльными, водителями грузовиков, артиллеристами, механиками-криптографами и всеми другими небоевыми береговыми дежурными, освобождая тысячи моряков для присоединения к флоту. В общей сложности 11 272 женщины вступили в ВМС США на время войны. Уходя со службы, Дэниелс позаботился о том, чтобы все они получили статус ветерана и были первыми в очереди на госслужбу.

Корпус медсестер армии и флота предоставил 22 804 медсестры для участия в войне, работая дома, за границей, на госпиталях и на военных кораблях.Лена Сатклифф Хигби, начальник корпуса медсестер ВМС, была первой женщиной, награжденной Военно-морским крестом, уступающим только Почетной медали. Армейские медсестры служили как дома, так и за границей; во Франции, Бельгии, Англии и даже Сибири. Многие из медсестер были ранены и более двухсот человек погибли во время службы; среди рядов корпуса медсестер ВМФ погибли тридцать шесть женщин, служба этим женщинам была не просто неудобством, она часто требовала высшей жертвы.

Битва за избирательное право

Служба американских женщин на войне стоила им большего, чем просто бремя откладывания жизни, откладывания брака и детей или получения высшего образования. Жертвоприношения этих женщин выходили далеко за рамки этого; всего более шестисот этих патриотичных женщин отдали свои жизни, служа своему народу. Вопрос был в том, как нация вернет этот долг?

Суфражистки находились в состоянии войны, многие суфражистки сотрудничали с Уилсоном в надежде заручиться его поддержкой избирательного права, в то время как другие суфражистки были заключены в тюрьму и подвергнуты жестокому обращению за протест против нежелания Вильсона предоставить женщинам право голоса.И умеренные суфражистки, и воинствующие суфражистки оказывали давление на Вильсона, и миллионы американских женщин демонстрировали своим служением и жертвами свои претензии на полное гражданство.

Наконец, Уилсон, в лучшем случае упорный сторонник избирательного права, поддержал этот вопрос. 30 сентября 1918 года, когда до конца войны оставалось несколько недель, Вильсон обратился к Конгрессу:

«Мы сделали женщин партнерами в этой войне… Должны ли мы допустить их только к партнерству страданий, жертв и тяжелого труда, а не к партнерству привилегий?»

Жребий был брошен при поддержке президента.Хотя законопроект Сьюзен Б. Энтони — о предоставлении женщинам права голоса — обсуждался в Конгрессе в течение многих месяцев, и штаты должны были упорно бороться за его ратификацию. Наконец, 18 августа 1920 года поправка Сьюзен Б. Энтони стала девятнадцатой поправкой к Конституции Соединенных Штатов. Таким образом, право голоса получили двадцать миллионов женщин. Им не было предоставлено права голоса ; им ничего не дали. Это была битва, включающая службу, жертвы, протест, тюремное заключение, непоколебимую приверженность войне, даже включая человеческие жертвы, и они победили.Они одержали победу на войне, и эта победа осталась за нами.

Последствия Первой мировой войны — Апокалипсис 10 жизней

Человеческие аспекты

Всего в Первую мировую войну было мобилизовано 73,8 миллиона солдат: 48,2 миллиона для союзников и 25,6 миллиона для центральных держав. По оценкам, 9,5 миллиона из них были убиты или пропали без вести, что эквивалентно более чем 6000 смертей в день. Великобритания потеряла 11% своих комбатантов, Германия — 15%, Франция — 18% и Канада — 9.8%, или 60 661 из 639 626 мужчин и женщин в канадской форме. Пропорционально больше всего пострадала Сербия, потерявшая 40% комбатантов (источник: Инед). Кровавый характер этого конфликта был беспрецедентным.

Не пощадили мирных жителей. Во время вторжения центральных держав в Бельгию и северную Францию ​​в 1914 году с августа по октябрь погибло 6500 человек. В результате бомбардировки Великобритании весной 1917 года 1414 человек погибли и 3416 получили ранения. На Восточном фронте, по оценкам, 800 000 армян были убиты турецким режимом после того, как он пришел к власти в результате государственного переворота в 1913 году.

Всего было ранено 21,2 миллиона человек, в том числе 172 950 канадцев. Многие инвалиды и 300 000 gueules cassées (солдаты, получившие деформирующие лицевые раны) были видимыми напоминаниями о жестокости конфликта. Как национальные правительства могли помочь им в их послевоенной жизни? Вопрос о военных пенсиях был поднят во время написания Версальского мирного договора вместе с вопросом об экономической компенсации. Правительства несут ответственность за будущее ветеранов-инвалидов, вдов и детей героев, погибших за свои страны.(О ситуации в Канаде см. Morton, Desmond and Glenn Wright, Winning the Second Battle: Canadian Veterans and the Return to Civilian Life , Toronto, University of Toronto Press, 1987.)

Это человеческое жертвоприношение имело серьезные демографические последствия после войны. Аномально высокий уровень смертности привел к соответствующему дефициту рождаемости 20 лет спустя с эффектом «пустого класса», вызванным кровоизлиянием целого поколения в его оптимальные репродуктивные годы.

Реконструкция

Территории, расположенные в зонах боевых действий, таких как Бельгия, Италия и Сербия, были опустошены.Франция особенно пострадала на севере и востоке страны, где сражение длилось четыре года. Некоторые деревни были буквально стерты с лица земли, в том числе Курслетт, место памятной победы 22-го (франко-канадского) батальона канадских экспедиционных сил в 1916 году. Сельскохозяйственные земли пришли в негодность из-за разорвавшихся снарядов. Необходимость восстановления этих пространств для хозяйственного использования обусловила жизнь в сельских обществах, которые от них зависели.

Заводы нужно было перестроить или переоборудовать для производства мирного времени.Реконструкция началась в контексте девальвации валюты, инфляции и задолженности. Однако конфликт стимулировал технологическое развитие, которое принесло пользу определенным компаниям в области производства или процессов. Канадское общество, которое на момент начала войны было в основном сельским, стало городским. Индустриализация ускорилась из-за более широкого использования двигателей внутреннего сгорания, электричества и резины. Производство автомобилей расширилось в США и Канаде, затем в Европе. Экономический спад, вызванный войной, длился недолго.Во Франции, например, экономика росла ежегодно на 4–5% с 1907 по 1913 год и на 5–6% с 1922 по 1929 год. Глобальный экономический рост был отражением желания людей повысить свой уровень жизни. после моральных и материальных испытаний Первой мировой войны — это была заря общества потребления, которое началось в Северной Америке в 1920-х годах и распространилось на Западную Европу во второй половине XX века.

В годы войны народы должны были обеспечивать себя, и привычка к самодостаточности сохранялась и в послевоенные годы, в результате чего экономики были обращены внутрь.Более того, в контексте реконструкции внутренний спрос был очень высоким, поглощая многие товары, которые экспортировались до войны. Колебания курсов валют, связанные с политикой девальвации в США и Великобритании, препятствовали развитию внешних рынков. Пришлось реорганизовать торговые сети.

Временно ослабленная, Европа все еще была экономически мощной, но теперь столкнулась с конкуренцией со стороны США и Японии.

Политические беспорядки и новая дипломатия

Европейские державы вовлекали свои колонии в войну, используя их для поиска людей и ресурсов.Это стало бы одним из оправданий националистических и освободительных движений ХХ века. Великобритания, крупнейшая из мировых колониальных империй, признала суверенитет Доминионов Вестминстерским статутом в 1931 году. Эти страны получили равный статус с Великобританией в рамках Империи и были привязаны к «метрополии» только как члены Британское Содружество. Канада была первым Доминионом, которому были предоставлены полные судебные полномочия, за исключением вопроса о конституции, который оставался в руках британской короны до тех пор, пока она не была «репатриирована» в 1982 году.Великобритания установила привилегированные экономические связи со своими бывшими «белыми» колониями, включая Канаду. Индия, которая требовала тех же прав с 1920-х годов, получила независимость от Великобритании в 1947 году.

В России политические перемены были вызваны войной. 3 марта 1918 года Брестский мир установил перемирие между Россией и Германией. Российская империя была свергнута большевистской революцией, ввергнув страну в гражданскую войну, закончившуюся коммунистической диктатурой.Международные отношения с Западной Европой и США были прерваны до времени нацистской угрозы.

Центральных держав больше не было. Веймарской республике в Германии было трудно выполнить условия, налагаемые условиями мирного урегулирования. После того, как ей сначала пришлось защищать демократические институты от коммунистических потрясений, она оказалась бессильной против подъема нацистской идеологии, которая снова разрушила бы мировое равновесие.

Во Франции коалиционное правительство, известное как Union Sacrée, прекратило свое существование в 1917 году.Премьер-министр Жорж Клемансо поставил Францию ​​в центр мирных переговоров, которые начались в Париже в январе 1919 года.

Парижская мирная конференция была местом, где был выработан новый мировой порядок, рожденный войной 1914–1918 годов. Тот факт, что эти мирные переговоры проводились в Париже, укрепил идею о том, что Европа по-прежнему остается центром мировой дипломатии даже после катастрофической войны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *