Заповедные лета это годы когда указами запрещалось: «ЗАПОВEДНЫЕ ЛEТА» — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

«ЗАПОВEДНЫЕ ЛEТА» — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

«Заповедные лета» — принятый в историографии термин, обозначавший в Русском государстве годы, в которые запрещался предусмотренный Судебником 1497 (так называемый закон о Юрьевом дне) переход крестьян от одного помещика к другому.

«З. л.» были 1581—1592. Наиболее раннее упоминание о них содержится в записи от 12 июля 1585 на поместье Б. Сомову в Холовском погосте Деревской пятины Новгородской земли. Введение «З. л.» совпадает с составлением писцовых книг 1580-х с целью создания условий для точного учета крестьянского населения. В подвергаемых переписи районах правительство запрещало выход крестьян из тягла.

Отсутствие в распоряжении историков текста закона о «З. л.» обусловило дискуссии о самом факте его существования и территориальном распространении — действовал ли он локально (Р. Г. Скрынников, В. И. Корецкий, А. А. Зимин) или на территории всего Русского государства (Б. Д. Греков, Г. Н. Анпилогов). Неоднозначно трактуется и содержание термина «З. л.». По мнению историков Скрынникова и Б. Н. Флори, режим «З. л.» представлял собой комплекс временных мероприятий в целях прекращения выхода из тягла, как крестьян, так и черных посадских людей. Некоторые исследователи начало закрепощения крестьян связывают с установлением режима сыска беглых, что и подразумевают под термином «З. л.». Согласно В. А. Аракчееву, термин «З. л.» относился к частновладельческим землям, главный его смысл заключался не в запрете перехода, а в розыске по инициативе самих землевладельцев и по суду беглых и вывезенных крестьян. Срок давности по таким делам не был установлен, власти принимали челобитные о крестьянах, бежавших с 1581—1582. Постепенно возникала необходимость определения сроков («урочных лет») в целях сокращения конфликтов между землевладельцами. Таким образом, закреплялся режим розыска беглых, т. е. режим «З. л.».

Последнее по времени упоминание о «З. л.» содержится в грамоте двинскому судейке от 14 апреля 1592. Корецкий считал, что существовал не дошедший до нас указ 1591/92 об отмене «З. л.».

Лит.: Аракчеев В. А. Власть и «Земля». Правительственная политика в отношении тяглых сословий в России второй половины XVI — начала XVII века. М., 2014; Корецкий В. И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVI в. М., 1970; Скрынников Р. Г. Россия накануне «Смутного времени» М., 1981; Флоря Б. Н. Об установлении «заповедных лет» в России // Отечественная история. 2002. № 3.

Вышел указ царя Фёдора Иоанновича об «урочных летах»

24 ноября (4 декабря) 1597 г. вышел Указ царя Фёдора Иоанновича об «урочных летах», которым впервые устанавливался пятилетний срок сыска и возвращения владельцам беглых крестьян. Согласно Указу крестьяне, бежавшие от своих хозяев «до нынешнего… году за пять лет» подлежали сыску, суду и возвращению назад. На бежавших шесть лет назад и ранее Указ не распространялся.

Процесс закрепощения крестьян в России был достаточно длительным и прошёл несколько этапов. Судебник 1497 г. ограничил срок для «выхода» крестьян и перехода к другому землевладельцу двумя неделями в году — неделя до Юрьева дня (26 ноября) и неделя после. Фиксация законом определённого краткого срока перехода свидетельствовала, с одной стороны, о стремлении феодалов и государства ограничить права крестьян, а с другой, о неспособности пока закрепить крестьян за личностью определённого феодала. Эта норма содержалась и в новом Судебнике 1550 г. Однако в 1581 г., в условиях крайнего разорения страны и бегства населения, Иван IV ввёл «заповедные лета», запрещающие крестьянский выход на территориях, наиболее пострадавших от бедствий. Эта мера являлась на тот момент временной.

В 1592-1593 гг. в общегосударственном масштабе «заповедные лета» были вновь введены Указом царя Фёдора Иоанновича, который запрещал крестьянский выход и объявлял писцовые книги юридическим основанием закрепощения крестьян. Содержавшиеся в этих книгах сведения определяли принадлежность крестьян землевладельцу. Таким образом, проводилась перепись населения, позволявшая прикрепить крестьян к месту их жительства и возвращать их в случае бегства и дальнейшей поимки старым хозяевам.

На писцовые книги ориентировались составители Указа 1597 г., установившие так называемые «урочные годы» («урочные лета») — срок сыска беглых крестьян, определённый в пять лет. По истечении пятилетнего срока бежавшие крестьяне подлежали закрепощению на новых местах, что отвечало интересам крупных землевладельцев и дворян южных и юго-западных уездов, куда направлялись основные потоки беглых. Поэтому спор из-за рабочих рук между феодалами центра и южных окраин стал одной из причин потрясений начала XVII в.

По Уложению 1607 г. срок сыска беглых крестьян был увеличен до пятнадцати лет. При царе Михаиле Фёдоровиче снова был введён в действие пятилетний срок сыска. В 1630-х гг. «урочные лета» были увеличены до девяти лет, а в 1640-х гг. — до десяти лет для беглых крестьян, и до пятнадцати лет — для крестьян, насильно увезённых другими землевладельцами. По Соборному уложению 1649 г. вводился бессрочный сыск беглых крестьян, что означало окончательное юридическое оформление крепостного права.

Лит.: Глухов В. П. Россия в XVI-XVII вв. М., 2001; Греков Б. Д. Крестьяне на Руси с древнейших времён доXVII в. Кн. 2. М., 1954; Корецкий В. И. Новое о крестьянском закрепощении и о восстании И. И. Болотникова Вопросы истории. 1971. № 5. С. 130—152; Скрынников Р. Г. Борис Годунов. М., 1978. Гл. 8. Заповедные и урочные годы; Скрынников Р. Г. Россия накануне «смутного времени». М., 1985.

См. также в Президентской библиотеке:

Крестьянский вопрос в России до середины XIX века // Крестьянская реформа 1861 года: коллекция;

Принято Уложение царя Алексея Михайловича // День в истории. 8 февраля 1649 г.

Указ о «заповедных летах», ограничивших выход крестьян от владельцев земли (1581)

9 декабря 1581 года – Указ о «заповедных летах», ограничивших выход крестьян от владельцев земли в Юрьев день. Точка отсчета развития крепостного права в России.

С первых дней русской истории, даже в большом Московском Царстве, крестьянин был лично свободным и держал земельный участок по договору с владельцем поместья. Он обладал правом выхода или отказа; то есть правом уйти от землевладельца. Землевладелец не мог согнать крестьянина с земли перед жатвой, крестьянин не мог покинуть свой участок, не рассчитавшись с хозяином по окончании жатвы. Судебник Ивана Третьего устанавливал однообразный срок для крестьянского выхода, когда обе стороны могли рассчитаться друг с другом. Это неделя до Юрьева Дня (9 декабря по новому стилю) и неделя, следующая за этим днём.

«Заповедные лета» временно ограничили право выхода. Но как говориться, порой нет ничего более постоянного, чем временное. Даже Указ о пятилетнем сыске крестьян от 24 ноября 1597 года не отменял крестьянского «выхода» и не прикреплял крестьян к земле. Этот акт лишь определял необходимость возврата сбежавшего крестьянина к прежнему землевладельцу, если уход состоялся «не в срок и без отказу» (то есть не в Юрьев день и не уплатив «пожилое»).

И лишь при царе Алексее Михайловиче, Соборное Уложение 1649 устанавливает бессрочную прикрепленность к земле (то есть невозможность крестьянского выхода) и крепость владельцу (то есть власть владельца над крестьянином, находящимся на его земле).

Однако, и тогда владелец поместья не имеет право посягать на жизнь крестьянина и лишать его земельного участка. Допускается передача крестьянина от одного владельца к другому, однако и в этом случае крестьянин должен быть снова «посажен» на землю и наделён необходимым личным имуществом («животами»).

Лишь с 1741 года помещичьи крестьяне устраняются от присяги, происходит монополизация собственности на крепостных в руках дворянства и крепостное право распространяется на все разряды владельческого крестьянства; вторая половина века — завершающий этап развития государственного законодательства, направленного на усиление крепостного права в России.

Однако на значительной части территории страны, в Гетманщине, на русском Севере, на большей части Урала и Сибири, в казачьих областях — крепостное право не получило распространения. Россия на абсолютном большинстве своей территории была свободной страной.

И хотя формы крепостного права по закону позволяли в большой степени распоряжаться судьбами крестьян. Всё же лично они считались не рабами, не вещами, «христианами». И за злоупотребления помещиков могла последовать жестокая кара. Да и тысячелетняя традиция общенародной жизни в русской культуре вела к своеобразному «общественному согласию» и негласным рамкам взаимного уважения.

«Когда были введены заповедные лета и когда закончились?» – Яндекс.Кью

«Заповедные лета» были 1581—1592 годы.

«Заповедные лета» — принятый в историографии термин, обозначавший в Русском государстве годы, в которые запрещался предусмотренный Судебником 1497 года (так называемый закон о Юрьевом дне) переход крестьян от одного помещика к другому.

Наиболее раннее упоминание о них содержится в записи от 12 июля 1585 на поместье Б. Сомову в Холовском погосте Деревской пятины Новгородской земли.

Введение нормы «Заповедных лет» совпадает с составлением писцовых книг 1580-х с целью создания условий для точного учета крестьянского населения. В подвергаемых переписи районах правительство запрещало выход крестьян из тягла.

Отсутствие в распоряжении историков текста закона о «Заповедных летах» обусловило дискуссии о самом факте его существования и территориальном распространении — действовал ли он локально ( иссл. Р. Г. Скрынников, В. И. Корецкий, А. А. Зимин) или на территории всего Русского государства (иссл. Б. Д. Греков, Г. Н. Анпилогов). Неоднозначно трактуется и содержание термина «Заповедные лета». По мнению историков Скрынникова и Б. Н. Флори, режим «Заповедные лета» представлял собой комплекс временных мероприятий в целях прекращения выхода из тягла, как крестьян, так и черных посадских людей.

Некоторые исследователи начало закрепощения крестьян связывают с установлением режима сыска беглых, что и подразумевают под термином «Заповедные лета». Согласно В. А. Аракчееву, термин «Заповедные лета» относился к частновладельческим землям, главный его смысл заключался не в запрете перехода, а в розыске по инициативе самих землевладельцев и по суду беглых и вывезенных крестьян. Срок давности по таким делам не был установлен, власти принимали челобитные о крестьянах, бежавших с 1581 по 1582 год. Постепенно возникала необходимость определения сроков («урочных лет») в целях сокращения конфликтов между землевладельцами. Таким образом, закреплялся режим розыска беглых, то есть режим «Заповедных лет».

Последнее по времени упоминание о «Заповедных летах» содержится в грамоте двинскому судейке от 14 апреля 1592.

Корецкий считал, что существовал не дошедший до нас указ 1591-92 об отмене «Заповедных лет».

заповедные лета — это… Что такое заповедные лета?

заповедные лета
запове́дные ле́та

в Русском государстве конце XVI в. В эти годы запрещался переход крестьян от одного феодала к другому в Юрьев день (осенний). Заповедные лета — важный этап закрепощения крестьян.

* * *

ЗАПОВЕДНЫЕ ЛЕТА ЗАПОВЕ́ДНЫЕ ЛЕ́ТА, (от «заповедь» — запрет), в Русском государстве конца 16 века срок, в течение которого запрещался крестьянский выход в осенний Юрьев день (см. ЮРЬЕВ ДЕНЬ), предусмотренный статьей 88 Судебника (см. СУДЕБНИК ИВАНА IV (1550)) (1550).
Заповедные лета начали вводиться правительством Ивана IV Грозного (см. ИВАН IV Грозный) (с 1581) в некоторых регионах страны одновременно с мероприятиями по переписи земель, проводившейся для определения размеров хозяйственного разорения в 1570—1580-х гг. Акта о введении заповедных лет не обнаружено, краткие известия о них содержатся в некоторых грамотах 1580—1590-х гг. В общегосударственном масштабе заповедные лета были введены указом царя Федора Ивановича (
см.
ФЕДОР Иванович) (около 1592—1593). Этот указ запрещал крестьянский выход и объявлял писцовые книги, начатые в 1581 и законченные в 1592—1593, юридическим основанием закрепощения крестьян. Содержавшиеся в писцовых книгах сведения определяли принадлежность крестьян землевладельцу.

Энциклопедический словарь. 2009.

  • заповедник
  • Заполярное месторождение

Смотреть что такое «заповедные лета» в других словарях:

  • ЗАПОВЕДНЫЕ ЛЕТА — в Русском государстве кон. 16 в. годы, в которые запрещался переход крестьян от одного феодала к другому в Юрьев день, осенний. Заповедные лета важный этап закрепощения крестьян …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЗАПОВЕДНЫЕ ЛЕТА — в Русском государстве конца XVI в. годы, в которые запрещался переход крестьян от одного феодала к другому в Юрьев день. Введение З.л. было одним из этапов установления крепостного права …   Юридический словарь

  • ЗАПОВЕДНЫЕ ЛЕТА — наименование в конце 16 в. лет, в которые налагался запрет ( заповедь ) на переход крестьян от одного феодала к другому (согласно традиции осуществлялся в Юрьев день осенний 26 ноября). Введение 3. л. важный этап закрепощения крестьян. Источник …   Русская история

  • Заповедные лета — (от «заповедь»  повеление, запрет)  срок, в течение которого в некоторых районах Русского государства запрещался крестьянский выход в осенний Юрьев день (предусмотренный ст. 57 Судебника 1497 года). Заповедные лета начали вводиться… …   Википедия

  • ЗАПОВЕДНЫЕ ЛЕТА — (от слова заповедь запрещение) срок, в течение к рого в нек рых р нах Рус. гос ва запрещался выход крестьянский в Юрьев день осенний (предусмотренный ст. 88 Судебника 1550). Начали вводиться пр вом Ивана IV в интересах дворянства с 1581… …   Советская историческая энциклопедия

  • Заповедные лета — (от «заповедь» повеление, запрет)         срок, в течение которого в некоторых районах Русского государства запрещался крестьянский выход в осенний Юрьев день (предусмотренный ст. 88 Судебника 1550). З. л. начали вводиться правительством Ивана IV …   Большая советская энциклопедия

  • заповедные лета — в Русском государстве конца XVI в. годы, в которые запрещался переход крестьян от одного феодала к другому в Юрьев день. Введение З.л. было одним из этапов установления крепостного права …   Большой юридический словарь

  • Урочные лета —         в России – срок, в течение которого владельцы могли возбудить иск о возвращении им беглых крепостных крестьян. У. л. введены в 90 х гг. 16 в. после приостановления действия Юрьева дня (См. Юрьев день) и введения заповедных лет (См.… …   Большая советская энциклопедия

  • УРОЧНЫЕ ЛЕТА — срок, в течение к рого владельцы могли возбудить иск о возвращении им беглых крепостных крестьян. Введены в 90 х гг. 16 в. после приостановки действия Юрьева дня (1581) и введения заповедных лет, когда началось описание земель и писцовые книги… …   Советская историческая энциклопедия

  • Крепостное право в России — Крепостное право в России  существовавшая, начиная с Киевской Руси XI века, система правоотношений, вытекавших из зависимости земледельца, крестьянина, от помещика, владельца земли, населяемой и обрабатываемой крестьянином. В Киевской Руси и …   Википедия

Закрепостительные мероприятия в русском государстве в начале 1590-х гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

В. А. Аракчеев

ЗАКРЕПОСТИТЕЛЬНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ В РУССКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ 1590-х ГГ.

Статья посвящена дискуссионной проблеме закрепощения в России начала 1590-х гг. Исследование документов о возвращении прежним владельцам крестьян из города Ельца в 1592 г. убедило, что в южнорусских городах и уездах действовал режим, идентичный «заповедным годам». Нет следов применения новой системы закрепощения и в новгородских по происхождению документах 1594—1595 гг. Сравнение систем сыска беглых крестьян в 1580-х и 1590-х гг. показывает, что принципиальной разницы между ними не было, а значит, гипотезу об указе 1592 г., якобы запретившем выход крестьян в пределах всей страны следует считать недоказанной.

Ключевые слова: крестьяне, «Заповедные годы», беглые, указ, закон, помещики.

V. Arakcheyev ENSLAVEMENT PROCEDURES IN THE RUSSIAN STATE OF THE EARLY 1590s

The paper is devoted to the disputable issue of enslavement in Russia of the early 1590s. The research ofdocuments referring to eviction of peasants to their former owners in Yelets city of1592 convinced of the fact that in southern Russian cities and districts (uyezds) the procedure, identical to the “forbidden years ”, was at work. Likewise, there are no traces ofa new enslavement system in Novgorod-based documents of 1594—1595. Comparison of search systems for runaway peasants in the 1580s and 1590s reveals no principal difference among them, which means that the hypothesis about the edict of 1592 allegedly prohibiting peasants’ release from the countrywide should be considered not evident enough.

Key words:peasants, “forbidden years”, fugitives, edict, law, landowners.

Вопрос о начальном этапе процесса закрепощения в России в исторической науке до настоящего времени не может считаться решенным. Основы понимания этого процесса были заложены еще В. Н. Татищевым, который ввел в научный оборот

тексты указа 1597 г. о пятилетних урочных летах и «уложения» 9 марта 1607 г. Большинство русских историков XIX в. считали, что именно в конце XVI в. были заложены основы крепостной зависимости крестьян. Однако В. О. Ключевский обра-

тил внимание на то, что все известные нам закрепостительные указы конца XVI — первой половины XVII в., включая Уложение 1649 г., не содержат формулировок, прямо запрещающих крестьянские переходы. Об этом недвусмысленно и ясно он писал в 1886 г.: «законодательство не устанавливало крепостного права на владельческих крестьян ни прямо, ни косвенно; оно не только не прикрепляло их к земле, но не отменяло и право выхода, т. е. не прикрепляло крестьян прямо и безусловно к самим владельцам» [8, с. 173].

В. И. Сергеевич, основываясь на данных указа 1597 г., утверждал, что Юрьев день был отменен в 1592 г. [18, с. 224]. После того, как в начале XX в. были введены в научный оборот акты с упоминаниями о заповедных годах, центр внимания исследователей оказался перенесен именно на эти источники [5, с. 128—140]. Б. Д. Греков считал, что указ 1597 г. был вызван усиленным бегством крестьян, порожденным законом о заповедных годах. В спорах историков о сущности первого указа Греков принял сторону тех, кто считал, что указ 1597 г. установил пятилетнюю исковую давность на будущее время [6, с. 872—874].

А. А. Новосельский, не вступая в полемику с Грековым, высказал суждение о том, что урочные годы были введены только правительством Романовых во втором десятилетии XVII в. [15, с. 178—183].

Выдающиеся архивные находки В. И. Корецкого послужили основой для созданной им концепции поэтапного закрепощения крестьян в результате введения заповедных лет, издания указа 1592 г., введения урочных лет для вывезенных (1594 г.) и беглых (1597 г.) крестьян [10, с. 140—153]. Концепция Корецкого была подвергнута жесткой и предметной критике стразу тремя крупными специалистами по социальной истории России XVI—XVII вв. В. М. Пане-ях отверг аргументы Корецкого в пользу реконструированного им указа 1592 г. о полном запрещении крестьянских переходов, склонившись к мнению об определя-

ющем значении заповедных лет [15, с. 160— 163]. Г. Н. Анпилогов, опубликовавший три новых грамоты с упоминанием заповедных лет и Елецкие акты 1592 г., также считал, что во всех материалах 1590-х гг., упоминавших царский указ о запрете выхода, имеются в виду заповедные годы [3, с. 161—171].

Р. Г. Скрынников создал противоречивую концепцию закрепощения, согласно которой к началу 1590-х гг. заповедные годы из временной меры стали превращаться в постоянную, но на многие районы страны, например южные уезды, не распространялись. Скрынников опроверг представления Корецкого о царском указе, воспретившем крестьянский выход и упразднившим Юрьев день, но он предположил, что во избежание конфликтов землевладельцев из-за крестьян с 1594 г. правительство начинает ограничивать давность исков о крестьянах пятилетним сроком. По его мнению, закрепостительные мероприятия 1590-х гг. завершились указом 1597 г., который «подтвердил предыдущие временные распоряжения впервые без ссылки на их временность и возможность их скорой отмены» [19, с. 99—129].

Поскольку настоящая статья является продолжением исследований автора, посвященных закрепощению в Русском государстве конца XVI в., резюмируем основные выводы наших опубликованных работ. Как мы попытались показать, режим «заповедных лет» применялся с 1581 до начала 1590-х годов на частновладельческих землях северо-запада, запада и севера России и предусматривал сыск и возвращение по суду крестьян, чье пребывание на тяглой земле было зафиксировано документально. От режима «заповедных лет» следует отличать практику сыска черносошных крестьян и посадских людей непосредственно писцами, осуществлявшуюся с 1585 г. и не предполагавшую судебного разбирательства [4, с. 39—69].

Одновременное применение двух указанных способов сыска тяглецов, покоившихся на различных принципах, порожда-

ло необходимость временно приостанавливать некоторые закрепостительные мероприятия в отдельных районах страны. Подобная коллизия привела к появлению известного разрешительного распоряжения Торопецкой уставной грамоты 1590/91 г.: «тяглецов…, которые у них с посаду разошлись, в заповедные лета вывозить на старинные их места.» [14, с. 147]. Смысл распоряжения, вопреки мнению большинства исследователей, состоял не в запрете выхода посадским людям, а в разрешении вывоза бывших посадских людей из вотчин и поместий, невзирая на существовавший там режим «заповедных лет».рец-ким указ 1592/93 г. об отмене Юрьева дня. В данной статье ставятся вопросы и предлагаются решения двух аспектов давно обсуждаемой научной проблемы: 1) каково взаимоотношение указов не позднее 1594 и 1597 гг. с указами о заповедных годах;

2) подтверждается ли находящимися в научном обороте данными факт существования гипотетически реконструируемого указа 1592/93 г.?

Заповедные годы упоминаются в источниках лишь в 1581—1592 гг., сменяясь впоследствии указами о пятилетнем сроке сыска беглых. В. И. Kорецкий считал именно исчезновение упоминаний о заповедных годах важнейшим аргументом, подтверждающим точку зрения о существовании указа 1592/93 г. [10, с. 118-119, 128-129]. Грамота двинскому судейке от 14 апреля 1592 г. действительно содержит последнее по времени упоминание о заповедных годах. Но, как верно заметил Р. Г. Скрынни-ков, объяснить исчезновение термина можно ликвидацией самой системы заповедных лет, переставшей соответствовать своим целям [20, с. 204]. Созданная для возвращения частновладельческих кресть-

ян в тягло система заповедных лет предполагала возврат беглых вне зависимости от сроков их бегства и времени пребывания на новом месте. Если крестьянин включался в тягло у нового землевладельца, срывать его с места для возвращения к прежнему помещику было крайне невыгодно для государства.

Значит ли это, однако, что в 1592/93 г. система заповедных лет была заменена полным запретом переходов и отменой Юрьева дня по царскому указу? Проанализируем основные документальные комплексы, которые привлекались исследователями для обоснования собственных концепций. Хронологически самыми близкими к предполагаемому времени издания указа являются хорошо известные в науке и недавно полностью изданные Елецкие акты 1592—1593 гг. [17]. Они дважды подвергались исследованию, но результаты этих изысканий были истолкованы по-разному и повлекли за собой противоположные выводы.

В. И. Корецкий пришел к выводу, что режим заповедных лет не распространялся на южные уезды государства и что там «помещики и крестьяне продолжали в какой-то мере руководствоваться ст. 88 Судебника 1550 г. о крестьянском отказе», а в 1592—1593 гг. правительство «распространило на юг действие указа о повсеместном запрещении крестьянского выхода» [11, с. 96—116]. Г. Н. Анпилогов, наоборот, сделал вывод о том, что режим заповедных лет распространялся на тяглых крестьян южных уездов Русского государства, а осуществленную Корецким реконструкцию указа 1592—1593 гг. он признавал сомнительной [3, с. 164—165]. Р. Г. Скрынников также не признает возможности существования указа 1592—1593 гг., но считает, что на юге «правила Судебника о крестьянских переходах формально не были упразднены» [20, с. 200].

Проанализируем Елецкие акты на предмет отражения в них текущего государственного законодательства о тяглом насе-

лении. Точно датированные документы (значительная их часть датирована суммарно 1592/93 г.) относятся к периоду с 10 августа 1592 г. по 29 марта 1593 г. В 35 документах отразились сведения об отказе или побеге 69 крестьян, оформившихся на службу в Елец казаками, стрельцами или пушкарями. Очевидно, это были лишь те крестьяне, уход которых вызывал судебные иски, причем чаще всего по поводу оставленного имущества, семей или урожая. Как показал Корецкий, многие новоприбран-ные казаки, не удовлетворенные условиями службы, вновь уходили в тягло на посады или в захребетники. Еще до 23 июня

1592 г. шесть казаков с оружием и боеприпасами сбежали со службы и в момент подачи челобитной 1 сентября 1592 г. жили в деревнях пяти помещиков Тульского уезда [17, с. 57-59].

С какими правительственными мероприятиями возможно соотнести факты набора крестьян на службу и условия этого набора? В царских грамотах на Елец от 6 ноября и 31 декабря 1592 г. категорически предписывалось «прибирати иных стрельцов ис вольных людей, а не с пашен и не ис холопства по нашему указу» [17, с. 118, 172]. По ремаркам в других актах видно, что крестьяне уходили на службу или не с тяглых мест («прибирал на Елец в стрельцы сын от отца, брат от брата»), или оставляли вместо себя на тяглом месте других крестьян («в свое государь место яз на тягло посадил Лагутку Васильева сына Шубина») [17, с. 25, 30].

Существенной разницы между принципами передвижения крестьянского населения на северо-западе России в период действия там заповедных лет и в южных уездах не прослеживается. В льготной грамоте, выданной Духову монастырю на вотчины в Деревской и Обонежской пятинах 20 марта 1585 г., переходы крестьян не воспрещаются, но также обуславливаются участием в них нетяглых людей: «И называти ему на те пустые на льготные деревни крестьян нетяглых, з деревень от отцов — де-

тей, и от дядь — племянников, и от братии — братию. А с тяглых ему мест крестьян на те на льготные деревни не называти». В обыскных книгах Деревской пятины 1588 г. также подчеркивался факт выхода крестьян с тягла: «А вси, господине, те крестьяне из-за князя Богдана вышли в государевы заповедные годы с тяглые пашни» [2, с. 414, 416]. Таким образом, нет оснований считать, что в южных уездах России в 1592—

1593 гг. не применялась практика, отождествляемая исследователями с режимом заповедных лет.

Второй комплекс актов, данные которого использовались Корецким для доказательства тезиса о закрепостительном указе 1592—1593 гг., относится к Новгородской земле. В июле 1595 — феврале 1596 г. в Новгородской приказной избе рассматривалось дело Пантелеймонова монастыря об обелении монастырской пашни. В 1588 г. монахи двух монастырей города Ям, оставшегося по Плюсскому перемирию в руках Швеции, были определены на жительство в древнем Пантелеймоновом монастыре под Новгородом, а в качестве вотчинных земель им были переданы «на льготу на 10 лет» запустевшие монастырские деревни в Петровском Рамушевском погосте Дерев-ской пятины. Условием льготы было «оживление» запустевших обеж путем «наведения» в пустые дворы крестьян. В 1595 г., когда срок льготы уже подходил к концу, монахи вернулись в Ям, который был возвращен России по Тявзинскому мирному договору, не выполнив условия предоставления льготы.

Игумен Пантелеймонова монастыря Андреян был обеспокоен возможными санкциями за невыполнение этих условий, которые могли заключаться в том, чтобы «с тех пяти обеж взятии за хоромное по-ставление по пяти рублев за двор, и государевы ямские и приметные деньги и всякие подати, и за посоху за прошлые годы, да и вперед на них с тех пяти обеж государевы подати имати по книгам» [9, с. 313]. Поэтому он подал челобитную с просьбой

«обелить» — освободить от налогов — монастырскую запашку. Объясняя причины, по которым не удалось «оживить» запустевшие деревни, игумен и сослался на царский указ, воспретивший выход крестьянам и бобылям: «И нынеча деи их тем льготным пяти обжам срок находит, и им деи тех льготных пяти обеж крестьяны навести не мочно, потому что ныне по государеву указу крестьянам и бобылям выходу нет, а казны деи у них монастырской в том Пантелееве монастыре нет и подмоги давати крестьяном нечем, и государева деи годового хлебново и денежново жалованья в тот Пантелеев монастырь не идет ничего, и около деи того монастыря пашни и огородцу нет» [9, с. 313].

Корецкий осознавал, что упоминаемый в открытом им документе указ мог быть интерпретирован как «один из обычных указов о заповедных годах», и поэтому он привел два контраргумента. Во-первых, в акте речь идет о запрещении переходов бобылям, в то время как указы о заповедных годах «распространялись лишь на тяглые элементы сельского населения», и, во-вторых, «если в 80-х гг. можно было «называть» крестьян и бобылей и без предоставления им подмоги, то в 1595 г. этого уже нельзя было делать — хозяйственно самостоятельные крестьяне и бобыли правом выхода уже не пользовались» [10, с. 129]. Эти соображения Корецкого можно отвести путем критики их даже только методами формальной логики. В самом деле, как согласовать противоречащие друг другу утверждения, что указы о заповедных годах 1580-х гг. распространялись лишь на тяглые элементы сельского населения и что в это же время можно было перезывать крестьян без предоставления им подмоги? Из сохранившихся порядных грамот известно, что в подмоге не нуждались тяглые крестьяне, переход которых однако уже в 1580-х гг. был запрещен.

Факты, опровергающие построения Корецкого, содержатся и в самом тексте документов, ключевой фразой которых яв-

ляется оборот об отсутствии монастырской казны для предоставления подмоги выходцам. Значит, если бы монастырь располагал средствами, достаточными для предоставления выходцам ссуды, он бы заселил запустевшие обжи, а следовательно, переходы сельских жителей, не являющихся ответственными налогоплательщиками («от отцов — детей, от братьи — братьи»), были возможны и в 1590-х гг. Как явствует из опубликованного Корецким дела Новгородской приказной избы, подобные переходы были осуществлены в монастырских владениях накануне подачи иска старцем Андреяном. 12 декабря 1595 г. губной староста прислал дозорную книгу монастырских владений, из которой следует, что в 102 (1593/94) г. в деревню Липица, о запустении которой сетовал старец, пришли три крестьянина из Ладоги, Городенского погоста и Холмского уезда [9, с. 314]. Значит, условия переходов крестьян после

1592 г. никак не изменились в сторону их большего ужесточения.

Так как существенных отличий в практике крестьянских переходов в 1580-х и 1590-х гг. не наблюдается, наиболее экономным способом объяснения такого порядка вещей является признание того факта, что режим заповедных лет в 1590-х гг. превратился в устоявшийся порядок. Переход же с 1594 г. к ограничению сроков подачи исков о вывезенных крестьянах пятью годами привел к исчезновению термина «заповедные годы». Впрочем, само использование этого выражения в официальной документации спорадически продолжалось вплоть до 1608 г. Именно тогда в жалованной грамоте Василия Шуйского Казанскому Зилантову монастырю появилась цитата из жалованной грамоты тому же монастырю 1574 г.: «Которому крестьянину лучитца пойти за монастырь из-за кого-ни-буди в выход в незаповедные лета, и с тех крестьян пошлин и пожилого имати с ворот с крестьянина по полтине да по два алтына». Однако в тексте грамоты 1574 г. фразы о «незаповедных летах» нет, а значит, она

была вставлена в 1608 г., дабы подчеркнуть различие между заповедными в прошлом и выходными годами [12, с. 14—15].

Вышеприведенные аргументы убеждают в том, что документальные данные, которыми Корецкий обосновывал свои соображения о возможности существования указа 1592 г., не могут быть использованы для характеристики поступательного процесса закрепощения, реконструировавшегося Корецким. Приглядимся к тем чертам, которые были выделены исследователем для характеристики возможного содержания указа. По мнению Корецкого, указ: 1) запрещал выход крестьянам и бобылям на всей территории Русского государства; 2) правовым основанием крепости стала считаться запись в правительственные книги;

3) указ провозгласил принцип обязательной регистрации крестьян в правительственных документах; 4) в отношении вывезенных крестьян был установлен 5-летний срок подачи исковых челобитных, а в отношении беглых сохранен бессрочный сыск [10, с. 145].

Однако все выделенные исследователем характерные черты гипотетического указа легко обнаруживаются в известных административных практиках конца XVI в. Судя по тому, что режим заповедных лет действовал в 1592—1593 гг. и в южных уездах государства (Елецкий, Тульский и другие уезды), с некоторой долей условности можно утверждать, что он охватывал всю ту часть территории России, где имелось постоянное сельское население и посады. При такой постановке вопроса отпадает необходимость относить действие режима заповедных лет к землям Предуралья, Нижней Волги и Северного Кавказа, где никаких условий и необходимости придерживаться подобной практики просто не существовало. Некоторое сомнение вызывает у нас упоминание бобылей в документах Пантелеймонова монастыря, поскольку о сыске этой категории населения в известных грамотах с упоминаниями заповедных лет не говорится. Однако, вполне возможно, сыск

бобылей предусматривался в указе, изданном ранее 5 июня 1594 г. о пятилетнем сроке подачи исковых челобитных в крестьянском вывозе [7, с. 84]. Следовательно, первая из отмеченных Корецким черт гипотетически смоделированного указа была свойственна ранее и позднее существовавшей административной практике.

Запись в правительственные книги, которую Корецкий считал качественно новой чертой предполагаемого указа — очень позднее явление закрепостительной практики, сформировавшееся в полном объеме лишь в 1620-х гг. Однако, судя по тому, что запись в официальных кадастрах требовалась для доказательства владельческой принадлежности крестьян уже в 1580-х гг., новшеством для 1590-х этот порядок также не являлся, о чем писал еще Г. Н. Анпилогов. Третья отмеченная Корецким черта для конца XVI в. анахронистична, ибо, как отметил Анпилогов, в «80-х гг. XVI в. регистрировались только главы крестьянских и бобыльских семей, принадлежавших помещикам и вотчинникам» [3, с. 165]. Вообще принцип регистрации всего мужского населения крестьянского двора утвердился лишь с момента переписи 1678 г.; даже в переписных книгах 1646 г., не говоря уже о писцовых книгах 1620-х гг. фиксировались лишь главы семейств, или иногда взрослые мужчины [13, с. 184—186].

Наконец, пятилетний срок сыска вывезенных крестьян был введен указом, изданным не позднее 5 июня 1594 г. Таким образом, содержание гипотетического указа 1592—1593 гг. В. И. Корецкий сконструировал из известных явлений закрепости-тельной практики в Русском государстве 1580-х и 1590-х гг. — заповедных и урочных лет. Если считать одним из основных требований, предъявляемых к методам моделирования в социальных науках экономность, т. е. использование меньшего количества допущений и реконструкций, то модель, созданная Корецким в 1960-х гг., не обладала качествами экономности. Для того, чтобы объяснить известные нам по

источникам изменения в положении тяглых людей, вполне достаточно известных нам по упоминаниям указов о заповедных летах и урочных годах 1594 и 1597 гг. Гипотетически реконструируемый указ 1592—

1593 гг. в такой модели закрепощения является избыточным.

Итак, по нашему мнению, складывание системы закрепостительных мероприятий в отношении частновладельческих крестьян происходило путем утверждения практики заповедных лет. Принятый в этой системе способ сыска и возвращения беглых

был крайне громоздок и неудобен в применении, поскольку предполагал подачу судебного иска землевладельцев, «обыск» местного населения и саму судебную процедуру. Выполнение решений судов также было сопряжено с многими препятствиями, начиная от открытого сопротивления вывозимых и их соседей. Накопление судебных исков землевладельцев привело правительство к мысли ограничения срока сыска крестьян, которое было предпринято на северо-западе России в указе, изданном ранее 3 мая 1594 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. — СПб., 1841. — Т. 1.

2. Анпилогов Г. Н. Новые документы о России конца XVI — начала XVII в. — М., 1967.

3. Анпилогов Г. Н. К вопросу о законе 1592—1593 гг., отменившем выход крестьянам, и урочных летах // История СССР. — 1972. — № 5. — С. 161—171.

4. Аракчеев В. А. Из истории закрепощения в России: прикрепление к тяглу в конце XVI — начале XVII в. // Очерки феодальной России. — Вып. 5. — М., 2001. — С. 39—69.

5. Аракчеев В. А. «Заповедные годы» на Северо-Западе России историография, источники, методы исследования // Отечественная история. — 2004. — № 3. — С. 128—140.

6. Греков Б. Д. Крестьяне на Руси. — М.; Л., 1946.

7. Законодательные акты Русского государства второй половины XVI — первой половины XVII в. Тексты. — Л., 1986.

8. Ключевский В. О. Собрание сочинений в девяти томах. — М., 1990. — Т. 8.

9. Корецкий В. И. Новгородские дела 90-х годов XVI в. со ссылками на неизвестные указы царя Федора Ивановича о крестьянах // Археографический ежегодник за 1966 год. — М., 1968. —

С. 306—310.

10. Корецкий В. И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVI в. — М., 1970.

11. Корецкий В. И. Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России. — М., 1975.

12. Кунцевич Г. З. Грамоты Казанского Зилантова монастыря. — Казань, 1901.

13. МаньковА. Г. Развитие крепостного права в России во второй половине XVII в. — М.; Л., 1962.

14. Наместничьи, губные и земские уставные грамоты Московского государства. — М., 1909.

15. Новосельский А. А. К вопросу о значении «урочных лет» в первой половине XVII в. // Академику Б. Д. Грекову ко дню семидесятилетия. — М., 1952.

16. ПанеяхВ. М. Закрепощение крестьян в XVI в.: Новые материалы, концепции, перспективы изучения // История СССР. — 1972. — № 1. — С. 160—163.

17. Российская крепость на южных рубежах: Документы о строительстве Ельца, заселении города и окрестностей в 1592—1594 гг. — Елец, 2001.

18. Сергеевич В. И. Русские юридические древности. — СПб., 1903. — Т. 1.

19. Скрынников Р. Г. Заповедные и урочные годы царя Федора Ивановича // История СССР. — 1973. — № 1. — С. 99—129.

20. Скрынников Р. Г. Россия после опричнины. — Л., 1975.

21. Шумаков С. А. Новые губные и земские грамоты. // ЖМНП. — 1909. — Октябрь.

Заповедные лета

Крепостное право – подтверждённое законодательно положение, при котором крестьянин не мог уйти с земли, за которой закреплён, без разрешения власти. Беглого крестьянина ловили, наказывали и насильственно возвращали назад. Крепостного по решению помещика могли продать, сослать на каторгу, отдать в солдаты.  

Блок: 1/8 | Кол-во символов: 308
Источник: https://histerl.ru/lectures/moskovskaia_rusi/zakreposhenie_krestian.htm

Юрьев день

В установленный законом срок – 26 ноября каждый крестьянин, который заключил с господином «порядную» и живший до этого на господских землях имел возможность уйти от своего владельца, но до этого он должен был выполнить все обязательства, взятые на себя по отношению к своему хозяину. В период с конца ноября и по первые числа декабря после завершения всех работ на полях (целых семь дней) крепостной имел возможность сменить своего господина и уйти от него к другому владельцу. Такое было возможно до момента, подписания царского указа, датированного 24 ноября 1597 года и отменяющим право ухода крестьянина от одного господина к другому. Вот так на Руси был отменен Юрьев день и с этого момента крестьянин себе уже не принадлежал, то есть становился крепостным.

Блок: 2/4 | Кол-во символов: 772
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/11553-ukaz-o-zapovednyh-letah-i-kak-razvivalos-v-rossii-krepostnoe-pravo.html

Предпосылки и причины закрепощения крестьян

Закрепощение крестьянства было длительным процессом, растянувшимся практически на всю историю Руси: еще в Древней Руси некоторая часть населения становилась зависимой, попадая по собственной воле или без нее в холопство. В период раздробленности крестьяне были более свободны, так как могли свободно менять место жительства.

В историографии вопросам закрепощения посвящено множество исследований. Но до сих пор нет однозначного мнения о закрепощении. Ранее вопрос концентрировался на направлении закрепощения: часть исследователей считала, что закрепощение происходило «по указке» от правителя, часть – что это был «безуказной» самоорганизующийся процесс.

Замечание 1

На современном этапе зачастую считается, что закрепощение явилось прямым следствием разрушения экономики после опричнины и неудачной Ливонской войны.

Выделим основные предпосылки закрепощения. Природная среда на большей части Русского государства для земледелия была весьма суровой. Изъятие прибавочного продукта для развития государства и общества на обширных территориях страны требовало создание отлаженной системы принуждения.

Рост поместного столкновения сталкивался с представлением, по которому крестьянин сам был хозяином земли, потому что он на ней работал. В целом же, вся земля в сознании крестьянства принадлежала Богу и власти – верховному правителю. Стремление дворянства развивать «барскую запашку», таким образом, встречало сопротивление.

Необходимость сбора налогов вынудила государство переложить это на помещиков; чтобы собрать налоги с крестьян, необходимо было сначала их прикрепить к владельцу.

Наконец, обезлюдивание земель вследствие войны и опричнины подрывало экономику. Необходимо было удержать народ.

Блок: 2/6 | Кол-во символов: 1745
Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_konce_xvi_-_nachale_xvii_v_nachalo_smuty/etapy_razvitiya_krepostnogo_prava_v_rossii/

Как развивалось на Руси крепостное право

Государственная собственность на земли постепенно переходила в форму собственности индивидуального господства. И в тесной связи со сменой земельной формы собственности на Руси стало развиваться крепостное право.
Земельные фонды, в конец 16 века находились в состоянии упадка и разорения. Огромные наделы земли, были попросту брошены и поросли сорняком и бурьяном. И что бы их восстановить требовались немалые усилия и большое количество крестьян, умевших вести сельскохозяйственные работы. Государство, разоренное в то время войнами и природными бедствиями, было не способно поднять сельское хозяйство своими силами, да и казенные денежки не хотелось тратить на непосильное для Государства дело.

Казенный фонд земель пришел в упадок, что и привело к вынужденным мерам со стороны Государства и к жесткой смене жизненного уклада крестьян на Руси. Законы крепостнического характера стали исключительной мерой, некой поддерживающей опоры для пользования государственной собственностью. Государство принимает изначально введение указа о «заповедных летах», как временную и исключительно финансовую меру, не имеющую важного и особого подтверждения со стороны закона. Но сословие мелкого и среднего дворянства быстро разобрались в выгоде этого указа для себя и добилось от Государства перевода указа из временного документа в постоянный, с неукоснительным соблюдением его требований и распоряжений. Временные меры превратились в постоянный порядок.
Все события, что были описаны выше, с исторической точки зрения происходили во времена царствования Ивана Грозного, но более поздние факты, развеяли миф о том, что именно этот царь отменил на Руси Юрьев день. Единственно, что доподлинно известно, что он закрывал житницы, принадлежавшие государству, когда на земле случались неурожайные годы и наступал голод.
И только спустя некоторое время, когда на царский трон занял Борис Годунов, в России стал формироваться крепостной порядок.

Блок: 3/4 | Кол-во символов: 1967
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/11553-ukaz-o-zapovednyh-letah-i-kak-razvivalos-v-rossii-krepostnoe-pravo.html

Первый этап. Конец XV – конец XVI вв

Первым документом, в котором ограничивался уход владельческого крестьянина к другому хозяину, стал Судебник $1497$ года. Переход ограничивался неделей до и после Юрьева дня осеннего ($26$ ноября). Также крестьянин был обязан выплатить «пожилое». Причиной стало развитие поместной системы, по которой земли давались в награду за службу, в том числе, военную. Нормы Судебника $1497$ года соблюдались еще достаточно слабо, так как это был первый кодекс юридических норм для всего государства.

В $1550$ году был издан следующий Судебник. Его статьи подтверждали право перехода и запрещали удержание крестьян после необходимых выплат.

В $1581$ году в условиях истощения страны был издан указ о «заповедных летах». Поначалу он запрещал выход крестьян только в самых пострадавших регионах и считался временным.

Блок: 3/6 | Кол-во символов: 845
Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_konce_xvi_-_nachale_xvii_v_nachalo_smuty/etapy_razvitiya_krepostnogo_prava_v_rossii/

Краткие известия о «заповедных летах»

В распоряжении историков указа о «заповедных летах», имеющего масштаб государственного значения не существует. Лишь краткие сведения об этом содержаться в грамотах конца 16 века. А масштаб общегосударственного сей документ принял после указа царя Федора Ивановича, примерно в 1552 году или чуть позже в 1553 году. Указ носил запретный характер и не разрешал свободно уходить крестьянину от владельца, а так же наряду с этим указом были ведены и писцовые книги, определяющие принадлежность крестьянина одному господину. Теперь указ имел юридическую силу и основания лишать свободы крестьянина, «закрепощать» его.
Тем не менее сказать определенно как были все-таки введены «заповедные лета» и был ли на это единый указ или ряд указов, шедших один за другим в течение нескольких лет. Дошедшие до нас исторические документы, а вернее сказать их фрагменты с большой долей вероятности имеют подтверждение лишь тому, что введенные Государством указы означали лишь временные меры по так называемому «закрепощению» крестьян.

Крепостное право наряду с указами о «заповедных летах» давали возможность землевладельцам возвращать беглых крестьян, а так же крестьян, насильно увезенных.

Четко прописанными нормами «заповедных лет» может похвастаться лишь один документ. Это грамота, пожалованная царем городу Торопцу в 1590 году. Грамота позволяла возвращать беглых людей своему владельцу. Правда, к сельскому люду применять данный документ вообще не планировалось. В нем говорилось о городских жителях. А значит можно чисто формально свести отмену Юрьева дня к указу о «заповедных летах»

Уже на протяжении двух столетий историки всего мира бьются над решением проблемы, которая носит название «заповедные лета». Но с тех пор подтверждены лишь две теории. Первая — закрепощение крестьян происходило по указу Государства. Вторая – закрепощение крестьян было предпринято без всякого царского указа, а просто производилось, как самоуправство владельцами земельных наделов.

Блок: 4/4 | Кол-во символов: 1995
Источник: https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/11553-ukaz-o-zapovednyh-letah-i-kak-razvivalos-v-rossii-krepostnoe-pravo.html

Второй этап. Конец XVI в. – 1649 г

С $1592$ года указ о «заповедных лета» стал бессрочным и запретил выход крестьян по всей стране. Началось составление писцовых книг, т.е. по сути, перепись населения. Барская запашка освобождалась от налогов, поэтому ее количество начало расти.

В $1597$ году был издан указ об «урочных летах». Согласно указу, сыск беглых крестьян продолжался в течение $5$ лет. Данные о беглых черпались из писцовых книг.

В $1607$ году Василием Шуйским был продлен срок сыска беглых крестьян до $15$ лет.

В $1649$ году было издано Соборное уложение. Оно окончательно закрепило крестьян: сыск становился бессрочным, «крепость» крестьян становилась вечной и потомственной.

Блок: 4/6 | Кол-во символов: 687
Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_konce_xvi_-_nachale_xvii_v_nachalo_smuty/etapy_razvitiya_krepostnogo_prava_v_rossii/

Формирование крепостного права в Русском государстве

Таблица: этапы закрепощения крестьян.

Год

Событие

Правитель

Документ

1497

Время ухода от помещика определено двумя неделями (Юрьев день) с уплатой пожилого

Иван III

Судебник

1550

Подтверждено положение о Юрьевом дне, увеличен размер пожилого

Иван IV

Судебник

1581

В определённые годы крестьянам запрещено переходить

Иван IV

Указ о «Заповедных летах»

1597

Введён 5-летний сыск беглых

Фёдор Иванович

Указ об «Урочных летах»

1607

Введён 15-летний сыск беглых

Василий Шуйский

Соборное уложение

1649

Урочные лета отменены, введён бессрочный сыск.

Алексей Михайлович

Соборное уложение

Первым шагом к закрепощению свободных крестьян стал Судебник Ивана III 1497 года. Одним из его положений было назначение срока, когда крестьянина мог уйти от помещика. Это был Юрьев день, праздник святого Георгия Победоносца. Приходился он на 26 ноября по старому стилю (9 декабря). За неделю до и неделю после него землепашец мог уйти от феодала. Посевы к этому времени были уже убраны, а, следовательно, крестьянин рассчитывался по всем государственным налогам и всем видам натуральных и денежных обязанностей в пользу помещика. Крестьянин должен был уплатить пожилое — компенсацию землевладельцу за потерю работника.

Следующим этапом стало введение Иваном Грозным «заповедных лет» — времени, когда крестьянин не мог уйти и в Юрьев день. Введено это правило было в 1581 году.

 В 1597 году появилось понятие «урочных лет», по которому помещик мог разыскивать беглеца до 5 лет. А в 1607 году срок сыска беглых крестьян увеличен до 15 лет.

 А в 1649 году Соборное Уложение Алексея Михайловича Романова окончательно закрепостило крестьян. Сыск беглых стал бессрочным, даже если крестьянин бежал много лет назад, женился на свободной, родил детей. Его находили, и вместе со всеми домочадцами возвращали со всем имуществом барину.

Помимо крестьян-землепашцев в личной собственности помещиков находились многочисленные дворовые люди, прислуга, конюхи, повара. Из дворни набирались крепостные театральные и балетные труппы.

Блок: 3/8 | Кол-во символов: 2015
Источник: https://histerl.ru/lectures/moskovskaia_rusi/zakreposhenie_krestian.htm

Две теории происхождения крепостничества в России

В XIX веке сформировались две теории происхождения крепостного права — указная и безуказная. Согласно указной теории, автором которой был русский историк Сергей Михайлович Соловьёв, крепостное право стало результатом деятельности государства. По его мнению, последовательная политика Московского царства, а позднее Российской империи, закрепила крестьян исходя из потребности страны. Делалось это для того, чтобы обеспечить материальную базу служилому сословию, несущему тяжёлое бремя государевой службы. Таким образом закреплялись не только крестьяне, но и сами служилые люди.

Другой российский историк, Василий Осипович Ключевский, выдвигал другую, безуказную теорию. По его мнению, законодательные акты не формировали, а всего лишь подтверждали фактически сложившееся положение вещей. На первое место он ставил экономический фактор и частноправовые отношения, позволявший одному классу эксплуатировать другой.

Блок: 5/8 | Кол-во символов: 960
Источник: https://histerl.ru/lectures/moskovskaia_rusi/zakreposhenie_krestian.htm

Третий этап. Середина XVII – конец XVIII вв

Крепостное право продолжало усиливаться. Например, помещик становился полным владельцем жизни и собственности крестьянина, мог его продать без земли, сослать без суда и пр.

Блок: 5/6 | Кол-во символов: 217
Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_konce_xvi_-_nachale_xvii_v_nachalo_smuty/etapy_razvitiya_krepostnogo_prava_v_rossii/

Четвертый этап. Конец XVIII в. – 1861 г

Замечание 2

На этом этапе крепостное право переживало разложение. Развитие общественных идей привело к утверждению о негуманности крепостничества; государство начало вмешиваться в отношения «помещик-крестьянин», регулируя произвол. Итогом этого этапа стало издание Манифеста об отмене крепостного права $19$ февраля $1861$ года в правление Александра II.

Блок: 6/6 | Кол-во символов: 398
Источник: https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_konce_xvi_-_nachale_xvii_v_nachalo_smuty/etapy_razvitiya_krepostnogo_prava_v_rossii/

Таблицы: Форма закрепощения крестьян

Исторический период

Форма закрепощения

Описание

Раннефеодальное государство (IX-XI вв.)

 

Смерды – зависимые от князя пахари.

Феодальная раздробленность (XII-XIII вв.)

 

Серебряники (те, то брал в долг деньги – «серебро» — с обязательством их отработать своим трудом), половники или исполовники (те, кто работал на земле, как правило, «исполу» — за половину урожая).

Формирование централизованного государства

Пожилое XV век

Компенсация за опустевший двор и трудовые потери помещику при уходе крестьянина. Судебник 1550 г. – в два раза увеличивалось «пожилое».

 

Юрьев день

Исторически сложившийся срок перехода. Крестьяне-старожильцы, прожившие четыре года и более у землевладельца, в случае перехода уплачивали ему «все пожилое», тогда как новоприходцы платили «часть двора». В Судебнике 1497г. Правило Юрьева дня стало обязательным для всего крестьянства.

 

Заповедные лета

1581-1592гг. – Бегство крестьян из родных мест из-за опричнины → временное запрещение перехода (отмена Юрьева дня).

 

Урочные лета

1597г. – Розыск беглых крестьян и возвращение их феодалам. Пятилетний срок сыска беглых крестьян (попытка удержать крестьянство на месте).

1614г. – как и при введении Юрьева дня, первым льготные права получил в Троице-Сергиев монастырь, которому в качестве награды за оборону в годы интервенции было разрешено сыскивать своих крестьян в течение 9 лет.

1637г. – в ответ на коллективное челобитье дворян об отмене «урочных лет» правительство распространило действие частного указа на всех феодалов и продлило сыск беглых крестьян с 5 до 9 лет.

1641г. – после нового коллективного челобитья дворян срок сыска беглых крестьян был увеличен до 10 лет.

Соборное Уложение 1649г. – провозглашение «сыскивать беглых крестьян бессрочно», утверждалась вечная и бессрочная потомственная крестьянская крепость.

 

Барщина

Работы, выполнявшиеся крестьянами на их господ. Создание основанного на крестьянском труде барщинного хозяйства было для землевладельца необходимостью, если он хотел повысить качество продукции увеличить доходы своего хозяйства.

 

Рента

Отработочная

Продуктовая

денежная

Работа на владельческой пашне и сенокосе, в огородах и садах, по возведению и ремонту усадебных строений, мельниц, плотин и т.д.

Включающая в себя как продукты земледелия и скотоводства, так и изделия домашней промышленности, как никакая другая, способствовала консервации натурального характера экономики.

Денежный оброк в XVII веке за редким исключением еще не играл самостоятельной роли и чаще всего сочетался с барщинными повинностями и натуральными платежами.

Литература:

  1. Литвинов М. А. История крепостного права в России.

Блок: 8/8 | Кол-во символов: 2612
Источник: https://histerl.ru/lectures/moskovskaia_rusi/zakreposhenie_krestian.htm

Кол-во блоков: 17 | Общее кол-во символов: 19568
Количество использованных доноров: 4
Информация по каждому донору:
  1. https://www.istmira.com/drugoe-istoriya-rossii/11553-ukaz-o-zapovednyh-letah-i-kak-razvivalos-v-rossii-krepostnoe-pravo.html: использовано 3 блоков из 4, кол-во символов 4734 (24%)
  2. https://istoriarusi.ru/car/stanovlenie-krepostnogo-prava-v-rossii.html: использовано 1 блоков из 3, кол-во символов 988 (5%)
  3. https://histerl.ru/lectures/moskovskaia_rusi/zakreposhenie_krestian.htm: использовано 6 блоков из 8, кол-во символов 9954 (51%)
  4. https://spravochnick.ru/istoriya_rossii/rossiya_v_konce_xvi_-_nachale_xvii_v_nachalo_smuty/etapy_razvitiya_krepostnogo_prava_v_rossii/: использовано 5 блоков из 6, кол-во символов 3892 (20%)

Королевская прокламация 1763 года [ushistory.org]

Парижский договор, ознаменовавший окончание войны между французами и индейцами, предоставил Великобритании много ценных земель в Северной Америке. Но новая земля также породила множество проблем.

Переданная территория, известная как Долина Огайо, была отмечена Аппалачскими горами на востоке и рекой Миссисипи на западе.

Несмотря на приобретение этого большого участка земли, британцы пытались отговорить американских колонистов селиться на нем.Британцы уже испытывали трудности с управлением заселенными территориями к востоку от Аппалачей. Американцы, двигающиеся на запад, истощат британские административные ресурсы.

Кроме того, то, что французское правительство уступило эту территорию Великобритании, не означало, что французские жители долины Огайо с готовностью откажутся от своих претензий на землю или торговые пути. Разрозненные карманы французских поселенцев заставили британцев опасаться нового затяжного конфликта. Война затянулась достаточно долго, и британское общество устало платить по счетам.

Более того, коренные американцы, которые объединились с французами во время Семилетней войны, продолжали сражаться после достижения мира. Восстание Понтиака продолжилось после того, как имперские державы достигли прекращения огня.

Меньше всего британское правительство хотело, чтобы орды американских колонистов пересекали Аппалачи, разжигая возмущение французов и коренных американцев.

Решение казалось простым. Была издана Королевская прокламация 1763 года, в которой границами поселений жителей 13 колоний были объявлены Аппалачи.

Королевская прокламация от 7 октября 1763 г.

ГОЛОСОМ. ЗАЯВЛЕНИЕ

Принимая во внимание, что Мы приняли в Наше Королевское Соображение обширные и ценные приобретения в Америке, закрепленные за нашей Короной заключенным в последнее время окончательным мирным договором, заключенным в Париже. 10-е число февраля прошлого года; и желая, чтобы все Наши любящие подданные, а также наше Королевство и наши Колонии в Америке могли со всей удобной скоростью воспользоваться огромными выгодами и преимуществами, которые должны быть извлечены из этого их коммерции, производства и навигации, Мы имеем Считаем целесообразным, по совету нашего Тайного совета, издать настоящую нашу Королевскую прокламацию, тем самым опубликовать и заявить всем нашим любящим подданным, что мы, по совету нашего Тайного совета, предоставили наши патентные письма в соответствии с нашим Великим Печать Великобритании, которую необходимо установить, в пределах Стран и Островов, переданных и подтвержденных Нам указанным Договором, Четыре различных и отдельных правительства, стилизованные и названные названиями Квебека, Восточной Флориды, Западной Флориды и Гренады, а также ограниченные и ограниченные следующим образом, а именно.

Первый — Правительство Квебека ограничено на побережье Лабрадора рекой Сент-Джон, а оттуда линией, проведенной от истока этой реки через озеро Сент-Джон до южной оконечности озера Ниписсим; откуда указанная линия, пересекая реку Святого Лаврентия и озеро Шамплейн в 45 градусах северной широты, проходит вдоль Высоких земель, разделяющих реки, впадающие в указанную реку Святого Лаврентия, от рек, впадающих в нее. море; а также вдоль северного побережья залива Бай-де-Шалёр и побережья залива Св.Лаврентия до мыса Розьер, а оттуда, пересекая устье реки Святого Лаврентия у Вест-Энда острова Антикости, заканчивается у вышеупомянутой реки Святого Иоанна.

Во-вторых — Правительство Восточной Флориды. ограничен на западе Мексиканским заливом и рекой Апалачикола; на север линией, проведенной от той части указанной реки, где встречаются реки Чатауучи и Флинт, до истока реки Святой Марии и по течению указанной реки к Атлантическому океану; и на восток и юг — к Атлантическому океану и заливу Флориды, включая все острова в пределах шести лье морского побережья.

В-третьих — Правительство Западной Флориды. на юге граничит с Мексиканским заливом. включая все острова в пределах шести лье побережья, от реки Апалачикола до озера Пончартрейн; на запад по упомянутому озеру, озеру Морепа и реке Миссисипи; на север — линией, проведенной строго на восток от той части реки Миссисипи, которая находится на 31 градусе северной широты, до реки Апалачикола или Чатауучи; и на восток по названной Реке.

В-четвертых — Правительство Гренады, понимающее остров с таким названием вместе с Гренадинами и островами Доминик, Сент-Джонс.Винсент и Тобаго. И для того, чтобы открытый и бесплатный промысел наших субъектов мог быть расширен и продолжен на побережье Лабрадора и прилегающих островов.

Мы сочли целесообразным, по совету нашего указанного Тайного совета, разместить все это Побережье, от реки Сент-Джонс до улицы Гудзон, вместе с островами Антикости и Мадлен и всеми другими меньшими островами, расположенными на указанном Побережье, под присмотром и инспекцией нашего губернатора Ньюфаундленда.

Мы тоже, по совету нашего Тайного совета.сочтено целесообразным присоединить к нашему правительству Новой Шотландии острова Сент-Джонс и Кейп-Бретон, или остров Рояль, с прилегающими к ним меньшими островами.

Мы также, по вышеупомянутому совету нашего Тайного совета, присоединили к нашей провинции Джорджия все земли между реками Алатамаха и Святой Марии.

И хотя то, что наши любящие подданные будут проинформированы о нашей отцовской заботе, в значительной степени будет способствовать скорейшему утверждению наших упомянутых новых правительств, для обеспечения безопасности свобод и собственности тех, кто является и станет их жителями, мы подумали, что Мы можем опубликовать и заявить, посредством этого Нашего Прокламации, что Мы имеем, в Письмах о Патенте под нашей Великой Печатью Великобритании, которыми образованы упомянутые Правительства.даны явные полномочия и распоряжение нашим губернаторам наших указанных колоний соответственно, что, как только состояние и обстоятельства указанных колоний признают это, они, с совета и согласия членов нашего совета, должны созывать и созывать Генеральные ассамблеи в пределах упомянутых правительств соответственно, в таком порядке и форме, которые используются и направляются в тех колониях и провинциях в Америке, которые находятся под нашим непосредственным правительством: и мы также передали власть упомянутым губернаторам с согласия наших упомянутых советов, и Представители народа должны быть вызваны, как указано выше, для принятия, составления и установления законов.Уставы и постановления об общественном мире, благополучии и добросовестном управлении упомянутых нами колоний, а также их жителей и жителей, насколько это может быть согласовано с законами Англии, и в соответствии с такими постановлениями и ограничениями, которые используются в других Колонии; и в то же время и до тех пор, пока такие Ассамблеи не будут созваны, как указано выше, все Лица, проживающие в наших Указанных Колониях или прибывающие в них, могут довериться нашей Королевской Защите, чтобы пользоваться преимуществами законов нашего Королевства Англии; для этой цели Мы передали власть под нашей Великой печатью губернаторам наших упомянутых колоний, соответственно, для создания и создания, по рекомендации наших упомянутых советов, соответственно, судебных и общественных судов в наших упомянутых колониях для слушания и определения всех причин, а также по уголовным и гражданским делам, в соответствии с законом и принципом справедливости, и насколько это может быть согласовано с законами Англии, со свободой для всех лиц, которые могут считать себя ущемленными приговорами таких судов по всем гражданским делам, подавать апелляцию, в соответствии с обычными Ограничениями и Ограничениями, нам в нашем Тайном совете.

Мы также сочли целесообразным, с учетом вышеупомянутого совета нашего Тайного совета, предоставить губернаторам и советам наших упомянутых трех новых колоний на континенте полную власть и полномочия для поселения и согласования с жителями нашей упомянутой новой колонии. Колонии или с любыми другими Лицами, которые прибегают к ним, для таких Земель. Квартиры и наследства, как сейчас, так и в будущем, будут в нашей Власти распоряжаться; и их предоставлять любому такому Лицу или Лицам на таких Условиях и в рамках таких умеренных выходных арендных плат, Услуг и Подтверждений, которые были назначены и урегулированы в других наших Колониях, и на таких других Условиях, которые будут сочтены нам необходимыми. и целесообразно для преимуществ получателей грантов, а также для улучшения и заселения наших упомянутых колоний.

И Принимая во внимание, что Мы желаем во всех случаях свидетельствовать о нашем Королевском чутье и одобрении поведения и храбрости офицеров и солдат наших армий, и вознаграждать их за то же самое, Мы настоящим командуем и уполномочиваем наших губернаторов в соответствии с нашими указаниями. Три новые колонии и всех других наших губернаторов нескольких наших провинций на континенте Северной Америки, чтобы предоставить без гонорара или вознаграждения таким сокращенным офицерам, которые служили в Северной Америке во время поздней войны, и таким рядовым солдатам, которые были или должны быть распущены в Америке и фактически проживают там, и должны лично подать заявку на то же самое, следующие количества земель, при условии, по истечении десяти лет, на такую ​​же арендную плату, что и другие земли, на которые распространяется действие настоящего договора. Провинция, в которой они предоставляются, а также на тех же условиях выращивания и улучшения; а именно

  • Каждому лицу, имеющему звание полевого офицера — 5 000 соток.
  • Каждому капитану — 3000 акров.
  • Каждому младшему или штабному офицеру — 2000 акров.
  • Каждому унтер-офицеру — 200 акров.
  • Каждому частнику — 50 соток.

Мы аналогичным образом разрешаем и требуем, чтобы губернаторы и главнокомандующие всех наших указанных колоний на континенте Северной Америки предоставили такое же количество земли и на тех же условиях таким сокращенным офицерам нашего флота аналогичного ранга. которые служили на борту наших военных кораблей в Северной Америке во время сокращения Луисбурга и Квебека в конце войны, и которые будут лично обращаться к нашим соответствующим губернаторам за такими грантами.

И поскольку справедливо и разумно, и важно для наших интересов и безопасности наших колоний, чтобы несколько народов или племен индейцев, с которыми мы связаны и которые живут под нашей защитой, не подвергались домогательствам или тревогам в Владение такими частями наших доминионов и территорий, которые не были переданы или куплены Нами, сохраняются за ними. или любой из них в качестве их охотничьих угодий. — Поэтому мы, по совету нашего Тайного совета, объявляем это нашей Королевской волей и удовольствием.что нет губернатора или главнокомандующего ни в одной из наших колоний Квебек, Восточная Флорида. или Западная Флорида, под каким бы то ни было предлогом, действительно предполагают, чтобы предоставить ордера на осмотр или передать какие-либо патенты на земли за пределами границ своих соответствующих правительств, как описано в их комиссиях, а также то, что ни один губернатор или главнокомандующий в любом из наших другие колонии или плантации в Америке действительно предполагают в настоящее время и до тех пор, пока не станет известно о нашем дальнейшем удовольствии, предоставить ордера на проведение изысканий или передать патенты на любые земли за пределами истоков или истоков любой из рек, впадающих в Атлантический океан с Запад и Северо-Запад или какие-либо земли, которые не были переданы или куплены Нами, как указано выше, принадлежат указанным индейцам или любому из них.

И мы далее заявляем, что это Наша Королевская Воля и Удовольствие, в настоящее время, как указано выше, сохранить под нашим Суверенитетом, Защитой и Доминионом для использования упомянутыми индейцами все Земли и Территории, не входящие в пределы Наших трех новых правительств или в пределах территории, предоставленной Компании Гудзонова залива, а также всех земель и территорий, лежащих к западу от истоков рек, впадающих в море с запада и северо-запада, как вышесказанное.

И Настоящим мы строго запрещаем, под страхом нашего неудовольствия, всем нашим любящим Субъектам совершать какие-либо покупки или поселения, а также вступать во владение любой из указанных выше земель. без нашего особого разрешения и лицензии для этой цели.

Кроме того, Мы строго предписываем и требуем от всех Лиц, которые намеренно или непреднамеренно заселили себя на каких-либо Землях в пределах вышеописанных Стран или на любых других Землях, которые, не будучи переданными Нам или не купленными нами, по-прежнему принадлежат сказали индейцы, как указано выше, немедленно покинуть такие поселения.

И хотя при покупке земель индейцев были совершены большие мошенничества и злоупотребления, в большой ущерб нашим интересам и к большому неудовлетворению упомянутых индейцев: В конце концов, чтобы индейцы могли быть убеждены в нашей справедливости и решительном решении по устранению всех разумных причин недовольства, мы, по совету нашего Тайного совета, строго предписываем и требуем, чтобы ни одно частное лицо не предполагало совершать какие-либо покупки у указанных индейцев любые Земли, зарезервированные для упомянутых индейцев, в тех частях наших Колоний, где Мы сочли целесообразным разрешить поселение; но что, если в какое-либо время какой-либо из упомянутых индейцев склонится к отчуждению упомянутых земель, то же самое будет Приобретается только для Нас от нашего имени на каком-либо публичном собрании или собрании указанных индейцев, которое должно проводиться с этой целью губернатором или главнокомандующим нашей колонии, соответственно, в пределах которого они будут проживать. то есть: и в случае, если они будут находиться в пределах какого-либо Собственного правительства, они должны быть приобретены только для использования и на имя таких Собственников, в соответствии с такими Директивами и Инструкциями, которые Мы или они сочтем целесообразными дать для этой Цели. : И мы, по совету нашего Тайного совета, объявляем и предписываем, что торговля с указанными индейцами будет бесплатной и открытой для всех наших подданных, при условии, что каждое лицо, которое может склоняться к торговле с указанными индейцами, действительно принимает получение Лицензии на ведение такой Торговли от Губернатора или Главнокомандующего любой из наших Колоний, соответственно, где такое Лицо будет проживать, а также предоставить Обеспечение соблюдения таких Правил, которые Мы сочтем нужными в любое время, нами или нашими Комиссарами. быть назначенным для этой цели, направлять и назначать в интересах указанной торговли:

И мы настоящим разрешаем, обязываем и требуем, чтобы губернаторы и главнокомандующие всех наших колоний, а также те, которые находятся в подчинении нашего непосредственного правительства, а также те, которые находятся в подчинении правительства и управления собственников, выдавали такие лицензии без вознаграждения или вознаграждения, принимая Особое внимание следует уделить тому, чтобы включить в него Условие, что такая Лицензия будет недействительной, а Обеспечение будет утрачено в случае, если Лицо, которому она предоставлена, откажется или пренебрегает такими Правилами, которые Мы сочтем целесообразными предписать, как указано выше.

И мы, кроме того, прямо объединяем и требуем от всех офицеров, в том числе военных, и тех, кто занят в управлении и управлении делами индейцев, в пределах территорий, зарезервированных, как указано выше, для использования указанными индейцами, захватывать и задерживать всех, кого бы то ни было, Кому предъявлено обвинение в государственной измене. Ошибочные сведения об измене, убийствах или других тяжких преступлениях или проступках должны исчезнуть из Правосудия и принять Убежище на указанной Территории. и отправить их под надлежащей охраной в Колонию, где было совершено преступление, в котором они обвиняются, для того, чтобы предстать перед судом по тому же делу.

Подарено при нашем дворе в Сент-Джеймс 7 октября 1763 года, в третий год нашего правления.

БОГ СПАСИ КОРОЛЯ

— Королевская прокламация, 7 октября 1763 г.

Но то, что казалось британцам простым, было неприемлемо для их колониальных подданных. Это средство не помогло решить некоторые проблемы, жизненно важные для колоний. Колониальная кровь была пролита, чтобы бороться с французами и индейцами, а не уступать им землю. Что можно было сказать американским колонистам, уже обосновавшимся на Западе?

Кроме того, сами колонии уже начали нацеливаться на расширение своих западных границ; такое планирование иногда даже вызывает напряженность в колониях.Зачем ограничивать свои аппетиты к расширению? Несомненно, это должен быть заговор с целью держать американских колонистов под властью империи и к востоку от гор, где за ними можно было бы наблюдать.

Следовательно, этот закон соблюдался с тем же почтением, с которым колонисты относились к торговым законам. Десятки фургонов направлялись на запад. Как могли британцы обеспечить выполнение этого указа? Это было почти невозможно.

Прокламация 1763 года просто стала частью длинного списка событий, в которых намерения и действия одной стороны были неправильно поняты или проигнорированы другой.

Немецкий кризис 1931 года: свидетельства и традиции

Еще три публикации свидетельствуют о сохраняющейся жизнеспособности точки зрения Джеймса. Я исследую их довольно подробно, чтобы показать, что они не поддерживают точку зрения о слабой банковской системе, несмотря на их верность историческим рамкам Джеймса, комментируя как их прозу, так и использование имеющихся свидетельств. Примечательно, что почти все банковские данные поступают из одного и того же источника, говорится в ежемесячных отчетах банка.

Balderston проанализировал кризис с большим вниманием к банкам. По его словам, «связь между кризисом наличности в государстве в июне 1931 года и банковским кризисом, который развивался с мая, слишком очевидна, чтобы требовать уточнения (Balderston 1993, p. 312)». Последовавшая дискуссия, а также анализ, проведенный Балдерстоном (1991), показывают, что бюджетные и валютные проблемы Германского Рейха были основной причиной нестабильности. Этот вывод, однако, замаскирован вниманием Балдерстона к банкам и его утверждением о том, что банковский кризис развивался за месяц до июньского кризиса.Однако никаких свидетельств этого развивающегося банковского кризиса представлено не было; утверждение о его существовании представляется обязательным в анализе после Джеймса.

Недавняя статья Шнабеля (2004) твердо придерживается традиции Джеймса, утверждая, что немецкий кризис был двойным кризисом, вызванным неосторожным поведением банков. Он тесно следует аргументам Джеймса, сравнивая кризис 1931 года с двумя предыдущими валютными кризисами и крахом Frankfurter Allgemeine Versicherungs A.G. (FAVAG), возведенным в третий «кризис».Два последовательных абзаца из этого документа разъясняют выраженную точку зрения. Это сводные параграфы примерно на три четверти текста:

Эти наблюдения предполагают следующую интерпретацию: Как и в предыдущие периоды политической неопределенности, иностранные и, в меньшей степени, внутренние инвесторы начали выводить свои деньги из Германии, что проявилось в потерях резервов в Рейхсбанке. Набег на рейхсмарку вылился в набег на немецкие банки, причину которого лежали от валютного кризиса до банковского кризиса.Фактически, это предпочтительная интерпретация кризиса 1931 года практически во всех недавних исследованиях кризиса.

Однако есть ряд различий между кризисом 1931 года и более ранними эпизодами, что позволяет предположить, что это еще не все. Одним из важных отличий является сильная неоднородность снятия депозитов между банками. Более того, кризис не закончился с урегулированием политического кризиса. Вместо этого на валютные события все чаще накладывались проблемы в банковском секторе.Другое отличие состоит в том, что правительство Германии явно исчерпало свои кредитные возможности, что выразилось в отказе от дальнейших международных займов. Международные займы сыграли важную роль в успокоении финансовых рынков в более ранних эпизодах. Эти различия могут объяснить, почему исход кризиса 1931 года был намного хуже, чем во время других кризисов (Schnabel 2004, p. 855).

В первом абзаце говорится о валютном кризисе. Однако во втором абзаце изо всех сил доказывается, что валютный кризис — это еще не все.Через несколько страниц Шнабель пришел к выводу, что «вполне возможно … что кризис 1931 года произошел бы , а не , если бы банки действовали осторожно в 1920-е годы (Schnabel 2004, стр. 867, курсив в оригинале)». Другими словами, финансовый кризис в Германии был вызван неосторожным поведением банков, а не неосторожными политическими действиями. Шнабель перечислил три причины этого вывода. Во-первых, у банков был неоднородный опыт работы с вкладчиками. Во-вторых, кризис длился дольше, чем предыдущие валютные кризисы.И в-третьих, «правительство Германии явно исчерпало свои кредитные возможности». Рассмотрим по очереди эти три причины.

Шнабель указал на неоднородность депозитов в немецких банках как свидетельство важности поведения банков во время кризиса 1931 года. Она утверждала, что валютный кризис — это «макроэкономический шок, поразивший все банки одновременно (Schnabel 2004, стр. 862)». Но хотя макроэкономический шок поражает всех вместе, не все экономические организации одинаково реагируют на шок.В качестве банального примера представьте себе эффект увеличения тепла в комнате, полной мужчин в деловых костюмах. Они снимают куртки из-за жары, но не все снимают куртки одновременно. Мы хотим сказать, что в жаре виноваты мужчины, которые первыми снимают пальто? Danatbank был первым, кто почувствовал давление на депозиты, что может только свидетельствовать о том, что он был самым слабым из великих берлинских банков, а не независимым источником нестабильности.

И Джеймс, и Шнабель уделяют много внимания банкротству Нордволле, крупно задолжавшего Данатбанку в 1931 году.В их рассказах говорится, что эта неудача в середине июня вызвала массовую атаку на Danatbank, а затем и на гигантские берлинские банки в целом. Борн (1967) сообщил, что Нордволле спекулировал ценами на шерсть, но, как выяснилось, все оказалось неудачным. Но спекуляции Нордволле на шерсти могли бы преуспеть, если бы депрессия не углубилась и цены в Германии не восстановились. Судьба Нордволле могла бы сложиться иначе, если бы удалось избежать финансового кризиса в Германии. Фишер (1999) напоминает нам, что «когда институты страны подвергаются сильному давлению из-за разворота потоков капитала, они могут дать трещину, тем самым, казалось бы, оправдывая обратное направление потоков, вызвавшее кризис.«Только оглядываясь назад, стратегия Нордволле выглядит фатально ошибочной.

Спекуляция Нордволле летом 1931 года шла плохо, и время ее провала могло быть связано с действиями Рейхсбанка по сохранению валюты. Настоящий вопрос заключается не в том, плохо ли управляли Nordwolle, а в том, может ли крах одной компании обрушить всю банковскую систему. «Кризис» FAVAG, описанный в данном контексте Джеймсом и Шнабелем, предполагает, что такого рода микроэкономические события обычно не отражаются в макроэкономических данных.

Нет никаких свидетельств того, что нераскрытые проблемы в Danatbank угрожали Рейхсбанку до валютного кризиса в начале июня. У Danatbank не было никаких очевидных проблем до банкротства Nordwolle, и он не потерял много депозитов до июня. Данатбанк, хотя, возможно, неразумно давать ссуду Нордволле так много, возможно, в это время не было бы проблем или проблем, если бы не было проблем с валютой.

В мае не было массовых изъятий в немецких банках. Депозиты, доступные через неделю или меньше в Danatbank, в июне оставались неизменными, несмотря на провал Nordwolle. Сноска 1 Банки не запрашивали ссуды, не было накопления по депозитам до востребования, и только срочные депозиты сокращались в июне. Принятие, в том числе многих иностранцев, действительно росло. Таблица 1 документирует это наблюдение с данными из тех же ежемесячных банковских отчетов, которые использовали Джеймс и Шнабель. Несмотря на то, что они сообщили об общих депозитах, эта таблица позволяет отличить депозиты, которые были доступны сразу, от тех, которых не было. «Депозиты до востребования» (DD) были доступны в течение недели или меньше, «срочные вклады» (TD) были доступны в течение недели до 3 месяцев.Депозиты до востребования вообще не упали во время кризиса, что говорит о том, что среди вкладчиков крупных банков не было паники даже в июне. Срочные вклады также не упали до конца мая; они упали только в июне. Изменения срочных вкладов не сигнализируют о панике — спешке к двери. Вместо этого вкладчики, по-видимому, изменяли положение своих активов в ожидании возможных проблем с валютой, поскольку правительство Веймара делало все более опрометчивые заявления.

Таблица 1 Депозиты Grossbank по скорости доступа (млн. Ринггитов) Данные

Schnabel по иностранным депозитам подтверждают этот вывод.В конце мая иностранные депозиты в крупных банках Берлина составляли 95% от их уровня в конце марта. Внутренние депозиты были на уровне 99% от мартовского уровня. Местные вкладчики, похоже, не испугались, а иностранцы, похоже, внесли лишь небольшие поправки. Дифференциальное снижение указывает на страх перед валютой, а не на страх перед банками. Это также ставит под сомнение утверждение Джеймса о том, что немецкие вкладчики утратили доверие к своим банкам. Первые, относительно слабые признаки проблем с валютой появились к концу мая, когда начали просачиваться слухи о том, что правительство Брюнинга рассматривает вопрос о репарациях в рамках более широкого бюджетного сокращения.В первую неделю июня, когда слухи превратились в факты, проблемы с валютой нарастали. К концу июня иностранные депозиты упали до 75%, в то время как внутренние депозиты остались на уровне 99% (Schnabel 2004, p. 856). Даже с учетом развивающихся проблем Danatbank, внутренние депозиты в крупных банках не падали. Не было внутреннего кризиса доверия к великим банкам, несмотря на утверждение Джеймса (1984) о том, что произошел отток немецкой валюты на долларов. Только иностранцы, уменьшив свои активы в марках из-за опасений девальвации или валютного контроля, сократили свои депозиты.Кризис 1931 года последовал примеру двух предыдущих валютных кризисов, описанных Шнабелем, когда банки реагировали на валютный кризис. Это история Фергюсона и Темина (2003), и данные в статье Шнабеля подтверждают эту историю. Только наличие сильной идеологии может объяснить, почему Шнабель не увидел, что ее данные по иностранным депозитам указывают на внешнюю, а не на внутреннюю утечку, валютный кризис, а не банковский кризис.

Шнабель также утверждал в приведенных здесь абзацах, что кризис 1931 года длился дольше, чем предыдущие валютные кризисы 1929 и 1930 годов.Это отражает тот факт, что этот валютный кризис был более масштабным, чем предыдущие, но ничего не говорит о том, виноваты ли банки. Он путает причины и следствия. Просто потому, что последствия были широко распространены, значит, — кажется, Шнабель, — причины должны были быть такими же.

Ее третий аргумент весьма любопытен. Шнабель сообщил, что «правительство Германии явно исчерпало свои кредитные возможности». Когда правительства не могут брать займы по золотому стандарту, у них возникают валютные кризисы.В этом суть модели Манделла – Флеминга и Кругмана (1979). Это не имеет отношения к банкам. Действия правительства Веймара перекрыли ему доступ к международному рынку капитала и спровоцировали валютный кризис. У Германии закончились международные резервы, и она не могла поддерживать стоимость марки рыночными средствами. Особенностью немецкого кризиса 1931 года является нежелание правительства Веймара девальвировать марку, а не поведение банков.

Шнабель в другом месте утверждал, что хранение резервов в виде векселей, подлежащих учету в Рейхсбанке, было формой морального риска.Это странно по двум причинам. Во-первых, Джеймс опубликовал наблюдение о природе крупных банковских резервов Германии 20 лет назад; Темин повторил это 15 лет назад (Джеймс 1984; Темин 1989). Это вряд ли новость. Во-вторых, кажется странным обвинять банки в структуре банковской системы. При нормальных обстоятельствах Рейхсбанк создавался как кредитор последней инстанции. Но как страж золотого стандарта он не мог выполнять эту функцию, когда марка находилась под угрозой, как отмечалось ранее.Должны ли мы винить банки или политиков, которые поставили Рейхсбанк в такое положение, в конфликте ролей?

Модель Манделла – Флеминга показывает, что эти роли конфликтуют только при фиксированных обменных курсах. Как и следовало ожидать из этого понимания, банки терпели крах только в странах с золотым стандартом во время длительного сокращения в начале 1930-х годов. Это соотношение проблем банков и режимов обменного курса не зависит от структуры банковского дела в разных странах. Именно золотой стандарт, а не структура банковского дела, сделал банки уязвимыми во время Великой депрессии (Grossman 1994).

Последний пример взят из недавней книги Тониоло о Банке международных расчетов. Это большая книга, охватывающая многие годы и бесчисленные события. Обсуждение 1931 года — всего несколько страниц в этом обширном томе. Поэтому его следует рассматривать как краткое изложение текущей мысли, а не как развернутое расследование, как в предыдущем примере.

Раздел Тониоло озаглавлен «БМР и немецкий финансовый кризис», что выражает как его озабоченность на этих нескольких страницах, так и его признание того, что проблема в основном связана с финансами Германии, а не с немецкими банками.Однако он начал свое обсуждение с обязательного комментария о том, что крупные немецкие банки являются универсальными банками, и этот аспект банковского дела больше не появляется и в значительной степени не имеет отношения к кризису. Затем он подробно рассказал о финансовых проблемах Германии, отметив, что Рейхсбанк 13 июня повысил учетную ставку с 5 до 7%. Неявный мотив приводится в следующем предложении, в котором отмечается, что повышение учетной ставки не остановило бегство капитала от марки (Toniolo 2005, стр. 100–101). Другими словами, Рейхсбанк защищал знак, а не берлинские банки.

Вместо того, чтобы продолжить анализ банков, Тониоло затем процитировал Джеймса о том, что Рейхсбанк ожидал, что банки позаботятся о себе сами. Тониоло говорит: «Это было грубое неверное понимание ситуации (Тониоло 2005: 103)». Такое упрощение проблемы Рейхсбанка вводит в заблуждение, потому что оно не включает контекст, в котором действовал Рейхсбанк. Конечно, как сказал Тониоло, просьба к одному банку помочь другому не решила проблему первоначального банка.Если проблема небольшая, новый банк может заплатить за исправление некоторых неудобных финансов. Если проблема серьезна, новый банк может оказаться в опасности, поскольку он берет на себя проблемы другого банка. Но такое заявление о позиции Рейхсбанка звучит как извращенная ошибка.

Однако их позиция была необходимой. Рейхсбанк изо всех сил пытался сохранить стоимость марки, о чем свидетельствует резкое повышение учетной ставки. Он не мог заботиться о банках, пока был занят этим более крупным процессом.В результате кредитные банки остались одни. Модель Манделла – Флеминга ясно освещает эту проблему. При фиксированных обменных курсах центральный банк должен уделять первоочередное внимание сохранению стоимости своей валюты. Когда он так занят, он также не может помочь отечественным банкам; они оставлены сами по себе.

Паника 1907 года | История Федеральной резервной системы


Библиография

Бернанке, Бен С. «Неденежные последствия финансового кризиса в распространении Великой депрессии.» American Economic Review 73, no. 3 (июнь 1983 г.): 257-76.

Брунер, Роберт Ф. и Шон Д. Карр. Паника 1907 года: уроки, извлеченные из идеальной рыночной бури . Нью-Йорк: Wiley, 2007.

.

Чендлер, Лестер В. Бенджамин Стронг, центральный банкир . Вашингтон, округ Колумбия: Институт Брукингса, Faber and Faber, Ltd., 1958.

Ходоров-Райх, Габриэль. «Влияние сбоев на кредитном рынке на занятость: свидетельства финансового кризиса 2008–2009 годов на уровне компаний.» Ежеквартальный журнал экономики 129, вып. 1 (февраль 2014 г.): 1-59.

Фолин, Кэролайн, Томас Гериг и Марлен Хаас. «Слухи и бегство на непрозрачных рынках: свидетельства паники 1907 года». Неопубликованная рукопись, 2015 г., http://ssrn.com/abstract=2591343.

Фридман, Карола, Эрик Хилт и Лили Ю. Чжоу. «Экономические последствия погони за ранними« теневыми банками »: трастовые компании и влияние паники 1907 года». Журнал политической экономии 123, вып. 4 (август 2015), 902-40.

Гортон, Гэри Б. Пощечина невидимой рукой: паника 2007 года . Нью-Йорк: Oxford University Press, 2010.

.

Гортон, Гэри Б. Непонимание финансовых кризисов . Нью-Йорк: Oxford University Press, 2012.

.

Гортон, Гэри Б. и Эллис В. Таллман. «Чем закончилась паника в банке до ФРС?» Рабочий документ NBER 22036, февраль 2016 г. http://nber.org/papers/w22036.

Джалил, Эндрю Дж. «Новая история банковской паники в Соединенных Штатах, 1825-1929 гг .: строительство и последствия.” Американский экономический журнал: Макроэкономика 7, no. 3 (июль 2015 г.): 295-330.

Моэн, Джон Р. и Эллис В. Таллман. «Банковская паника 1907 года: роль трастовых компаний». Журнал экономической истории 52, вып. 3 (сентябрь 1992 г.): 611-30.

Моэн, Джон Р. и Эллис В. Таллман. «Почему Соединенные Штаты не создали Центральный банк до паники 1907 года?» Рабочий документ Федерального резервного банка Атланты № 99-16, ноябрь 1999 г.

Моэн, Джон Р., и Эллис В. Таллман. «Членство в Центре обмена информацией и сокращение депозитов во время паники 1907 года». Журнал экономической истории 60, вып. 1 (март 2000 г.): 145-63.

Моэн, Джон Р. и Эллис У. Таллман, «Закрыть, но не центральный банк: Нью-Йоркская клиринговая палата и вопросы кредитных сертификатов клиринговой палаты», в Текущая политика Федеральной резервной системы под признаком экономической истории . Под ред. Оуэна Хэмпэджа, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2015.

Оделл, Керри А.и Марк Д. Вайденмьер. «Настоящий шок, денежный афтершок: землетрясение в Сан-Франциско 1906 года и паника 1907 года». Журнал экономической истории 64, вып. 4 (декабрь 2004 г.): 1002-27.

Пратт, Серено. The Work of Wall Street , New York: Appleton and Co., 1904.

Роджерс, Мэри Тон и Джеймс Э. Пейн. «Как Банк Франции изменил ожидания по акциям США и положил конец панике 1907 года». Журнал экономической истории 74, вып. 2 (июнь 2014 г.): 420-48.

Роджерс Мэри Тон и Берри К. Уилсон. «Системный риск, недостающие потоки золота и паника 1907 года». Ежеквартальный журнал австрийской экономики 14, вып. 2 (лето 2011 г.): 158-87.

Таллман, Эллис У., «Паника 1907 года», в Справочник основных событий экономической истории , глава 6. Ред., Рэндалл Э. Паркер и Роберт Ваплс, Нью-Йорк: Рутледж, 2013.

Таллман, Эллис В. и Джон Р. Моэн. «Уроки паники 1907 года». Федеральный резервный банк Атланты Экономический обзор 75 (май / июнь): 2-13.

Таус, Эстер Р. Функции центрального банка Казначейства США: 1789-1941 . Нью-Йорк: Издательство Колумбийского университета, 1943.

Тимберлейк, Ричард Х. Денежно-кредитная политика в Соединенных Штатах: интеллектуальная и институциональная история . Чикаго: University of Chicago Press, 1993.

Вудс, Филипп. «Банковская паника октября 1907 года — взгляд зрителя». Общество аналитиков безопасности Нью-Йорка, 6 июня 2011 г., http://post.nyssa.org/nyssa-news/2011/06/the-bank-panic-of-october-1907-a-spectators-view.html.

Всеобъемлющее дело против Ларри Саммерса

REUTERS

Лоуренс Генри Саммерс — один из самых выдающихся экономистов мира. Он выигрывал медаль Джона Бейтса Кларка, вручаемую каждые два года лучшему экономисту страны в возрасте до 40 лет — награда настолько конкурентоспособная, что некоторые экономисты считают ее столь же престижной, как Нобелевская премия. Его коллеги-экономисты ссылаются на его работы даже чаще, чем на работу председателя правления Федеральной резервной системы Бена Бернанке. Саммерс также имеет больше опыта, чем любой старший U.Запомнился С. чиновником, включая Бернанке, в борьбе с финансовыми кризисами, которые стали регулярной обязанностью председателей ФРС со времен Великой депрессии. Он начал в администрации Рейгана, когда он был старшим штатным экономистом в Совете экономических советников, затем стал министром финансов при президенте Клинтоне и, наконец, главным экономическим советником президента Обамы в разгар самого тяжелого финансового кризиса со времен 1930-е гг. Саммерс придерживается в основном промежуточных, но глубоко информированных взглядов на финансы, которые делают его довольно бесспорным в качестве потенциального управляющего мандатом ФРС, который заключается в контроле над инфляцией, сокращении безработицы и управлении экономическим ростом.

Итак, на бумаге Саммерс — превосходный кандидат на смену Бернанке на посту, по которому, по словам давних соратников, блестящий 58-летний профессор Гарварда тосковал с первых дней своего пребывания в Вашингтоне. Обама, как сообщается, настолько любит Саммерса, что он может назвать его в ближайшие несколько недель, упустив возможность назначить Джанет Йеллен, широко уважаемую нынешнюю вице-главу, которая, как говорят, является другим главным претендентом, в качестве первой женщины-главы ФРС. в истории.

И все же Саммерс — очень рискованный выбор для председателя — гораздо более рискованный, чем Йеллен, которая, несомненно, получит неопровержимое подтверждение и недавно была признана самым точным прогнозистом ФРС с 2009 года по вопросам от экономического роста до рабочих мест и инфляции.

Председатель Федеральной резервной системы обладает такой огромной властью и такой небольшой подотчетностью, что он или она считается вторым по значимости лицом в правительстве после президента. Решения обычно принимаются тайно. Работа требует от человека большого личного такта, тонкости и самообладания. Для этого нужен кто-то, кто знает, как достичь консенсуса на самом высоком уровне по поводу правильной политики — кто-то, кто обладает зрелостью и характером, чтобы признать ошибку и изменить курс, когда это необходимо.

Но, согласно многочисленным рассказам тех, кто работал с ним, Саммерс за свою долгую карьеру часто проявлял противоположные качества. За кулисами он использовал свою силу в сочетании с интеллектуальным высокомерием, чтобы заставить оппонентов замолчать, даже если они оказались правы. Он отказался позволить своим несогласным высказаться за столом и принял политику никогда не допускать ошибок.

И Саммерс сделал много ошибок за последние 20 лет, несмотря на выдающиеся результаты своих исследований.Как правительственный чиновник, он помог разработать серию в конечном итоге катастрофических или ошибочных политик, от его больших шагов по дерегулированию в качестве аппаратчика администрации Клинтона до его слишком прохладной реакции на Великую рецессию в качестве главного экономического советника Обамы. Саммерс выдвинул слишком кроткий стимул, и вместе со своим главным союзником, министром финансов Тимоти Гейтнером, он помог гарантировать, что миллионы отчаявшихся держателей ипотечных кредитов останутся под водой, не поддержав «тесноту», которая позволила бы федеральному банкротству. судит, чтобы банки сокращали остатки по ипотечным кредитам, снижали процентные ставки и удлиняли сроки ссуд.В то же время он поддерживал каждую финансовую помощь финансовым фирмам. Все это оставило экономику все еще в депрессивном состоянии через пять лет после краха Lehman Brothers в 2008 году и нанесло ущерб среднему классу. Тем не менее, никогда не было известно, что Саммерс публично признавал ошибку.

Эти личные качества и политические взгляды, которыми владеет председатель ФРС, представляют собой потенциально взрывоопасную смесь в то время, когда Федеральная резервная система стала, более чем когда-либо, самым мощным экономическим институтом на земле, и когда происходит перерегулирование мировой финансовой системы. Система в значительной степени находится в руках ФРС.Человек, которого Саммерс когда-то считал образцовым председателем, Алан Гринспен, предлагает пример опасности быть слишком уверенным в своих взглядах без особой ответственности. Еще в 1994 году Конгресс поручил ФРС пресечь несправедливую и обманчивую практику в отношении ипотечных ссуд. Но поскольку председатель верил в минимальное регулирование, никаких правил не было написано; Гринспен тихо подавил попытки таких губернаторов, как Эд Грамлих, предупредить его; и ФРС мало что сделала, чтобы вмешаться в нарождающееся мошенничество с субстандартными кредитами.

Об интеллекте и опыте Саммерса нет никаких сомнений. Но хватит ли у него характера, темперамента и зрелости, чтобы достаточно выслушать скептиков, чтобы признать ошибку и изменить курс в следующем кризисе? Его история говорит об обратном.

Боевые слова

Никто из тех, кто столько времени работал в правительстве, не имеет безупречной репутации, но Саммерс редко проявлял достаточно смирения, чтобы задаться вопросом, может ли его ответ быть лучшим — отношение, которое заставило его отодвинуть его на второй план. оппоненты вне зависимости от аргументов.«Как всем известно, Ларри очень умен, и ему нравится это показывать», — сказал в интервью несколько лет назад Алан Блиндер, который работал в Совете экономических консультантов Клинтона, а затем был заместителем председателя ФРС. И политические ошибки Саммерса, когда он их допускал, были откровенно катастрофическими.

В середине 90-х, будучи заместителем министра финансов при Роберте Рубине, он уволил таких экспертов, как Блиндер и лауреат Нобелевской премии экономист Джозеф Стиглиц, которые хотели более осторожного открытия глобальных потоков капитала; С тех пор эти неистовые потоки «горячего» капитала вызывали пузыри активов в одной экономике за другой, при слишком слабой институциональной сдержанности со стороны дерегулируемых банков.Саммерс, как известно, — даже жестоко — боролся с усилиями по регулированию деривативов, которые, по сути, представляют собой ставки на рост и падение стоимости активов и которые, увеличиваясь до нескольких триллионов долларов, помогли подвергнуть риску многие финансовые компании. В начале правления Обамы он упорно трудился, чтобы изолировать широко уважаемого бывшего председателя ФРС Пола Волкера, который настаивал на усилении финансового регулирования.

Саммерс помог акушерке совершить серьезную серию политических ошибок 20-летней давности, которые непосредственно привели к тому, что, по мнению многих экономистов, было худшим финансовым кризисом в истории.В частности, противники Саммерса — он сталкивается с фалангой оппозиции среди демократов на холме — указывают на Закон о модернизации товарных фьючерсов 2000 года, который фактически дерегулировал мировой рынок внебиржевых деривативов и явился важным достижением Саммерса на посту министра финансов. В заключительном отчете Комиссии по расследованию финансового кризиса, созванной Конгрессом в 2009 году, неспособность правительства обуздать эти производные финансовые инструменты является «центром бури».

С тех пор Саммерс предпринял то, что кажется попыткой отрицать или скрыть эти ошибки и позицию борца за регулирование — акт искажения фактов, ошеломляющий многих бывших коллег и оппонентов в Конгрессе.Некоторые сторонники прогресса, которые хотят более жесткого регулирования Уолл-стрит, например сенатор-демократ Мария Кэнтуэлл из Вашингтона, говорят, что они не могли голосовать за него, пока не услышали какую-то ошибку. «Никто не получит мою поддержку, если не признаю ошибок прошлого», — сказал Кантвелл недавно в интервью Seattle Post-Intelligencer . С этим соглашается Шейла Бэйр, бывший глава Федеральной корпорации по страхованию вкладов от республиканцев и один из ведущих сторонников более строгого регулирования. «Одна из вещей, которая беспокоит меня в Ларри, — это то, что он на самом деле никогда не говорил, что делал какие-либо ошибки, — сказал Бэр в недавнем интервью CNBC.»Это меня беспокоит.» За лето 19 сенаторов-демократов и один независимый депутат отправили Обаме письмо, в котором одобряли Йеллен в ФРС, что означает, что выдвижение Саммерса, вероятно, будет таким же жестким и спорным, как и кандидатура Чака Хейгела на пост министра обороны.

Другие критики говорят, что природа ошибок беспокоит их не меньше, чем склонность Саммерса оправдать себя. «Если бы вы не совершали много ошибок, это было бы одно», — говорит Стиглиц, который боролся с Саммерсом по широкому кругу вопросов при администрации Клинтона, когда Стиглиц был председателем Совета экономических советников, а затем главным экономистом. во Всемирном банке.«С точки зрения суждения, его результаты были ужасными. Он недооценил серьезность [кризиса] 2008 года. Он недооценил восточноазиатский кризис [конца 1990-х годов]. Он не понимал, что простое повышение процентных ставок могло бы привести к ужасные последствия »в Индонезии.

Даже когда Саммерс оставил за собой ожесточенный след за два десятилетия политической борьбы на высоком уровне в Вашингтоне, у него появилось много защитников: высокопоставленные чиновники, которые восхищаются его проницательностью и говорят, что его личные проблемы преувеличены.Большинство из них, как правило, его бывшие коллеги по администрации Клинтона, у которых есть причины преуменьшать значение ошибок дерегулирования той эпохи. Тем не менее, Саммерс вызывает восхищение у своих подчиненных, которые часто отвечают ему тем же. Он обладает сухим, иногда самоуничижительным чувством юмора и беспокойным интеллектуальным любопытством, которое, как говорят, привлекло Обаму и могло бы быть здоровым в должности главы ФРС при отсутствии других недостатков личности. На протяжении всей своей карьеры Саммерс поражал начальство своей интеллектуальной пиротехникой и удивительной способностью аргументировать обе стороны спора лучше, чем кто-либо — до такой степени, что это заставляло людей сомневаться в его позиции.Эти способности превратили Саммерса в первоклассного помощника, и Обама очень ценил это качество. Саммерс также может указать на некоторые важные достижения, которые помогли американским финансам, такие как введение в казначейство облигаций с индексом инфляции.

Союзники Саммерса говорят, что его высокомерие скорее бессознательное, чем злобное, результат его агрессивных поисков нового мышления. Торговый представитель Клинтона Шарлин Баршефски вспоминает, как Саммерс, будучи заместителем министра финансов в 1990-х годах, унизила своего заместителя в комнате, полной сотрудников, сказав ему, что он завалил бы его как студента, если бы он сделал такую ​​слабость. споры по торговому вопросу.После этого миниатюрный Баршефски подошел к мускулистому Саммерсу и сказал: «Если ты когда-нибудь сделаешь это снова, я сломаю тебе гребаные колени». Саммерс был шокирован и, возможно, встревожен тем, что он оскорбил чиновника кабинета министров. «Он даже не знал, что сделал», — вспоминает Баршефски. Позже Саммерс позвонил своему помощнику, чтобы извиниться.

Но опасность такой склонности к высокомерию и пренебрежению другими заключается в том, что председатель Федеральной резервной системы действует без особых ограничений. (Это одна из причин, по которой Конгресс регулярно пытается навязать большую ответственность Правлению ФРС.) Да, как политик Саммерс не бросает бомбы; всю свою карьеру он двигался осторожно и не новичок в достижении консенсуса, хотя он часто стоял за дерегулированием. Но если бы он был председателем ФРС, США и мировая экономика получили бы, по крайней мере, четыре года властную личность, способную замалчивать различные мнения. Сейчас это важно как никогда. Федеральная резервная система наблюдает за крупными банками и небанковскими «системно важными финансовыми учреждениями» в то время, когда после экономического кризиса перерегулирование мировой финансовой системы становится критически важным вопросом.Но Саммерс провел большую часть своей карьеры в Вашингтоне, выступая за дерегулирование и Уолл-стрит. Он работал платным советником в Citigroup, Nasdaq OMX Group, D.E. По данным The Wall Street Journal , хедж-фонд Shaw & Co. и венчурные капиталисты Andreessen Horowitz. «Его видели и, вероятно, схватили», — говорит Стиглиц, давний стажер.

Недавняя история предлагает два противоположных примера того, почему хроническая неспособность Саммерса признавать ошибки и его склонность отдавать предпочтение Уолл-стрит вызывают беспокойство.Бывший наставник Саммерса, Гринспен (с которым он был прославлен на обложке Time ), не признал несогласия с его взглядами, когда он был председателем ФРС. Будучи неспособным увидеть прошлое своей либертарианской идеологии, Гринспен руководил дерегулированием в течение 18 лет, часто при поддержке Саммерса, отбрасывая все усилия по надзору за банковской деятельностью. Это привело к краху 2008 года.

Преемник Гринспена Бен Бернанке, напротив, смог признать, что был неправ, изначально недооценив последствия катастрофы с субстандартной ипотекой.Кандидат от республиканцев, Бернанке наделил ФРС суперперсоналом, расширив его кредитные полномочия беспрецедентными способами, чтобы спасти экономику от спада и финансовой паники, которые, как он понимал, были слишком похожи на ту, которая привела к Великой депрессии, в центре его жизни как ученый. Действия Бернанке в ФРС фактически затмевали все, что администрация Буша или Обамы делала в финансовой сфере. Он призвал к порядку и смирению, чтобы полностью изменить себя, с огромным эффектом. Мог ли Саммерс, склонный недооценивать системный характер кризиса, сделать то же самое?

Войны за дерегулирование

После распада Советского Союза начала формироваться новая ортодоксия, и Саммерс был одним из самых громких ее сторонников.Он постановил, что Вашингтон должен освободить глобальную экономику, открыв потоки капитала по всему миру, освободить свопы и другие новые производные инструменты от регулирования и защитить растущие финансовые конгломераты от любого дальнейшего надзора. С этой целью Саммерс и его союзники поддержали отмену в 1999 году закона Гласса-Стигалла, разрешив коммерческим банкам вмешиваться в рискованную инвестиционно-банковскую деятельность. Саммерс рассматривал отмену как «исторический закон», который заменит правила эпохи Депрессии »системой 21 века.«Он также стал превозносить Гринспена и догматически поддерживать его либертарианские взгляды на существенную рациональность финансовых фирм и их способность регулировать себя, даже несмотря на то, что эти взгляды иногда противоречили выводам собственной академической работы Саммерса 1980-х годов.

Ежегодное собрание руководителей центральных банков в Джексон-Хоул, штат Вайоминг, в 2005 году, незадолго до того, как риски на рынке субстандартных ипотечных кредитов начали проявляться, экономист Чикагского университета Рагурам Раджан выступил с потрясающе дальновидным докладом о растущих рисках в финансовой системе.Его фундаментальный тезис — гигантские финансовые учреждения Уолл-стрит не всегда действуют рационально — также был неявной критикой высокопоставленных политиков, таких как Саммерс. В течение многих лет Саммерс предполагал, что азиатские финансовые рынки рухнули, потому что они не были такими сложными, как на Западе, и были более склонны к «клановому капитализму». Но Раджан утверждал, что Запад, возможно, не особенный. «Обычная история заключалась в том, что развивающиеся рынки имели эти большие проблемы в последние несколько лет из-за ужасной инфраструктуры, ужасного регулирования, недостаточного раскрытия информации», — вспоминал позже Раджан.У Запада якобы были «системы сдержек и противовесов», которые делали его невосприимчивым к безумию бума. Раджан говорил, что эти проверки — регулирующая структура — были уничтожены во время пребывания в должности Гринспена, Саммерса и других.

Выступая в качестве опровержения, Саммерс рассказал о том, как многому он научился у Гринспена, приверженца Айн Рэнд, который считал, что финансовым учреждениям Уолл-стрит всегда можно доверить сохранение системы, а затем он начал яростную атаку на Раджана, заявив, что он обнаружил, что «основная, слегка луддитская посылка этой статьи в значительной степени ошибочна.Саммерс привел излюбленную аналогию: развитие финансов похоже на транспорт. Мы перешли от примитивной системы, в которой люди обеспечивали свою власть — они ходили — к системе, в которой они использовали собственные инструменты, такие как лошади. посредников, таких как дилижанс. Со временем транспортная система была централизована в аэропортах и ​​на вокзалах. В результате аварии, когда они происходили, были намного крупнее и серьезнее. Но «в высшей степени положительным» моментом было то, что значительно меньше людей умер в целом.По его словам, то же самое происходит и с финансами, поскольку люди начинают полагаться на все более совершенные глобальные банки. Саммерс допустил, что так же, как Федеральное управление гражданской авиации наблюдает за воздушными трассами, некоторые дополнительные правила могут быть рассмотрены в финансовом секторе. Но он предупредил, что слишком большое количество правил повредит всем положительным вещам, например производным финансовым инструментам, происходящим в «финансовых инновациях».

Раджан, однако, блестяще понял риск, и три года спустя Саммерс выглядел поразительно неправым.Вся «транспортная система», то есть финансовая система, превратилась в дым. Комиссия по расследованию финансового кризиса позже пришла к выводу, что несколько шагов Саммерса сыграли ключевую роль в кризисе. Саммерс никогда не признавал, что Раджан, недавно ставший управляющим центрального банка Индии, был прав.

Саммерс также отрицал какие-либо ошибки, когда он консультировал президента во время его пребывания на посту директора Национального экономического совета в 2009-2010 годах. В прошлогодней статье The Washington Post , когда экономический рост замедлился и нарастала критика за то, что он не смог оказать достаточно серьезную стимулирующую меру на Обаму в 2009 году, Саммерс попытался отвести любую вину, заявив, что никто не знает, как Плохо будет спад.«Экономические прогнозисты делятся на две группы: те, кто не может знать будущее, но думает, что могут, и те, кто осознает свою неспособность знать будущее», — написал Саммерс. Но, как задокументировал журналист Ноам Шайбер в своей книге 2012 года The Escape Artists: Как команда Обамы наткнулась на выздоровление, Саммерс как проницательный экономист знал, что запланированные стимулы слишком малы, чтобы повернуть экономику вспять. Когда Кристина Ромер, тогдашняя председатель Совета экономических советников, утверждала, что стимулы должны быть более чем вдвое больше запланированных 800 миллиардов долларов, Саммерс исключил ее из обсуждения и предоставил Обаме, по-видимому, по политическим причинам, только вариант стимула скромного размера.У президента «мало причин подозревать, что эта сумма, возможно, на 1 триллион долларов слишком мала», — писал Шайбер. Вполне возможно, как подозревал Саммерс, Конгресс никогда бы не дал Обаме большего, но такая возможность даже не использовалась.

Саммерс никогда не признавал, что Закон о модернизации товарных фьючерсов 2000 года, который часто называют одним из его главных достижений в качестве министра финансов, привел непосредственно к финансовому краху, как следует из заключения отчета FCIC. Спонсорство Саммерса этого закона стало кульминацией его долгой борьбы за предотвращение регулирования торговли деривативами.Излагая взгляды Уолл-стрит, он полагал, что даже намек на регулирование заставит все деривативы торговаться за границей, что будет стоить Америке бизнеса. (В те годы было невысказанное предположение, что то, что хорошо для Уолл-стрит, хорошо для экономики США, и наоборот.) Когда Бруксли Борн, тогдашний председатель Комиссии по торговле товарными фьючерсами, разработала предложение 1998 года, предполагающее, что чрезмерно — деривативы на счетчике подлежат регулированию, — называл он ее в ярости. Хотя она не сообщила ему об этом, он громко одел ее.Заместитель Борна Майкл Гринбергер говорит, что он вошел, когда разговор заканчивался. «Она была пепельной», — вспоминает он. «Она сказала:« Это был Ларри Саммерс. Он кричал на меня ».

Саммерс сказал Борну, что к нему в офис пришла группа банкиров, которые заявили, что это нанесло огромный ущерб их бизнесу только потому, что она подняла эти вопросы, и он дал ей понять, что она должна просто прекратить это делать. Позднее Борн сказал: «Я был поражен, что вы не должны даже задавать вопросы о рынке, номинальная стоимость которого составляет многие, многие триллионы долларов, и о котором никто из нас ничего не знает.»

Даже после финансового краха 2008 года Саммерс не смягчился в своем мнении, что мало что еще можно было сделать в то время, несмотря на отчет FCIC и другие исследования, которые пришли к другому выводу. Босс и наставник Саммерса, тогдашний министр финансов Роберт Рубин , признал во время слушаний после краха в 2010 году, что Борн был «прав в отношении регулирования деривативов». Даже бывший президент Клинтон позже признал, что ему следовало ограничить торговлю деривативами.

Артур Левитт, руководивший Комиссией по ценным бумагам и биржам в годы правления Клинтона. , сказал мне после аварии, что он и его коллеги допустили серьезную ошибку, поставив Борна на позор.«Все трагедии в жизни всегда сопровождаются предупреждениями», — сказал он. «У нас было предупреждение. Это был Бруксли Борн. Мы его не слушали». Но Саммерс все еще был настолько уверен в своей правоте, что, увидев Левитта на Капитолийском холме в ноябре 2008 года, сопротивлялся. «Я где-то читал, что вы говорили, что, возможно, Бруксли Борн была права. Но вы знаете, что она действительно ошибалась», — сказал Саммерс, по словам человека, подслушавшего разговор, что позже подтвердил Левитт. «Ее план не годился. И мы предложили другой план.«

По правде говоря, не было другого плана, по крайней мере, того, который кто-либо когда-либо пытался ввести. Саммерс, похоже, имел в виду расплывчатую рекомендацию, высказанную в 1997 году, чтобы заставить SEC регулировать брокеров-дилеров деривативов, Когда я спросил его об этой встрече в интервью 2010 года, Саммерс сказал: «Ну, вы знаете, я не сказал, что она действительно ошибалась. Я сказал, что причина, по которой [Левит] занял позицию, [которую он] занял, заключалась в том, что существовала обеспокоенность по поводу того, что подход Бруксли подорвет правовую определенность [в отношении законности триллионов долларов сделок с деривативами, уже выставленных на рынок].Дело не в том, что мы не хотели регулировать деривативы. Мы предложили другой подход ». Но даже Левитт сказал, что это возражение упускает из виду главное: Борн видела опасность на рынке, которую в то время не видел никто, и она заслужила за это уважение. Немного великодушия было необходимо. были рассмотрены в рамках подхода Борна. «Рубин и Гринспен, вероятно, были правы, говоря, что невыполненные контракты были брошены в неопределенность, — сказал Левитт. — Но мы могли бы уйти от них и сказать, что с тех пор мы собираемся регулировать их.

В своем интервью со мной Саммерс, похоже, также искажал свою прежнюю позицию по деривативам, по крайней мере, так, как это запомнилось другим. «Я никогда не предполагал, что рынок деривативов способен контролировать себя, — сказал он. — Я настаивал на том, чтобы то, что сейчас обсуждается, — разместить [внебиржевые деривативы] на биржах. У нас ничего не получилось. В отчете рабочей группы президента в ноябре 1999 г. ФРС не согласилась, но остальные настаивали на регулировании брокерско-дилерских отношений ».

На самом деле, говорит Гринбергер, в то время никто не обсуждал биржи или клиринговые палаты — только простые акт «информирования» о сделках с деривативами регулирующим органам, и это все, что он и Борн считали возможным.Однако Саммерс упрекал Борна даже в том, что он задает вопросы. Гринбергер, которому удалось связаться по электронной почте, сказал, что до того, как он ушел со своего поста в сентябре 1999 года, «я никогда не слышал ни слова об обменах от какого-либо должностного лица Казначейства». И когда Саммерс, в то время министр финансов, возглавил президентскую рабочую группу по финансовой реформе в том году, в его отчете ни разу не упоминались биржи или какие-либо другие правила свопов. «Доказательство тому — письмо Саммерса от декабря 2000 года [сенатору] Филу Грэмму [ведущему спонсору закона], с энтузиазмом одобряющим CFMA», — говорит Гринбергер.«CFMA просто не помешало CFTC регулировать свопы. Он не позволил каждой федеральной регулирующей организации регулировать свопы, и даже закон штата также был почти полностью отменен. Здесь у вас есть два письменных документа Саммерса в ноябре 1999 года и декабре 2000 года, в которых пропагандируется дерегулирование. против настоящего утверждения (не подтвержденного какой-либо другой документацией) о том, что в то время он был сторонником биржевой торговли свопами «.

Такое отношение сохранилось после крупнейшего финансового кризиса в истории в 2008 году.Даже во время борьбы за закон о финансовом регулировании Додда-Франка, говорит Гринбергер, который тогда помогал законодателям составить законопроект, «прогрессивным группам пришлось драться изо всех сил, чтобы внести в законодательство биржевую торговлю. Белый дом и Казначейство во время законодательных баталий по этому вопросу в 2009 году поддержали биржевую торговлю свопами. Фактически, они одобрили первоначальный проект комитета палаты представителей в начале октября 2009 года, который не только не требовал биржевой торговли, но и делал клиринг «добровольным» со стороны. банков.«

Like a Boss

Как все это будет развиваться во главе разросшейся организации с раздробленными избирателями? Время Саммерса на посту президента Гарвардского университета поучительно. По многим оценкам, это была катастрофа из-за его темпераментная непригодность для работы. Его пребывание там было отмечено рядом нескромных замечаний и политической нечувствительности. Во-первых, он оскорбил афроамериканских ученых, подвергнув сомнению исследовательские и рабочие привычки автора и критика Корнела Уэста, который немедленно уехал в Принстон.Затем, на случайном форуме со студентами в январе 2005 года, Саммерс предположил, что одной из причин, по которой мужчин на высших научных и инженерных должностях гораздо больше, чем женщин, является «различная доступность высших способностей» между полами. Одна из участниц, Нэнси Хопкинс, биолог Массачусетского технологического института и выпускница Гарварда, встала и вышла, сказав позже The Boston Globe , что, если бы она не ушла, «меня бы тошнило или вырвало». После того, как кто-то еще разместил комментарии Саммерса в Интернете, на национальном уровне разгорелась полемика.«Было ощущение не только варвара у ворот, но и варвара в месс-холле», — говорит Ричард Брэдли, написавший критическую книгу о пребывании Саммерса в Гарварде. «Это был парень, который, казалось, слишком хотел попасть в Вашингтон, и когда он прибыл туда, казалось, что он усвоил ценности и приоритеты этой культуры. И привез их с собой, вместе с шофером, пресс-секретарем и начальником персонала «.

В Кембридже он проявил и другие признаки своего отвращения к признанию ошибки.На лекции в Гарвардской школе бизнеса в начале 2002 года Саммерс резко раскритиковал статью, написанную недавно назначенным доктором наук Рави Абделалом. В документе говорилось, что решение премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамеда ввести контроль за движением капитала во время азиатского экономического кризиса, против которого в то время выступал Саммерс, в конце концов, возможно, было правильным. Некоторые экономисты уже начали утверждать, что эта тактика сработала — экономика Малайзии теперь работает хорошо. Саммерс размахивал газетой Абделяла перед аудиторией М.Б.А. студенты и академические коллеги — теперь его подчиненные — и предположили, что они не знают реальный мир так, как он. «По моему опыту, контроль за движением капитала не работает», — сказал Саммерс. «Они всегда плохая идея». Позже Абделал сказал мне: «Это было немного раздражающим в том смысле, что мы пытались наладить сократический диалог. Это было тематическое исследование Гарвардской школы бизнеса, которое должно было представить обе стороны. одна сторона.» Сегодня даже Международный валютный фонд признал, что контроль за движением капитала иногда может работать.

Конец Саммерса в университете наступил после последней оплошности. Бывший протеже, экономист Андрей Шлейфер (вместе со своей женой, управляющей хедж-фондом Нэнси Циммерман), начал инвестировать в Россию в середине 1990-х годов, когда он возглавлял там Гарвардскую программу экономических реформ. Это нарушило ограничения Государственного департамента в отношении конфликта интересов, и в 2004 году федеральный суд признал Шлейфера виновным в заговоре с целью обмануть правительство США в связи с конфликтом. В конечном итоге университету пришлось заплатить 26 долларов.5 миллионов на урегулирование дела. Тем не менее, когда преподаватели попросили Саммерса прокомментировать гигантский скандал на собрании преподавателей в 2005 году, он неоднократно заявлял, что недостаточно осведомлен об этом деле. В тот момент, говорит Брэдли, Саммерс потерял университет. («Я должен был подобрать слова по-другому на этом заседании факультета. И я всегда буду желать этого», — нехарактерно сказал мне Саммерс в 2010 году.) 15 марта 2005 г. факультет искусств и наук выразил недоверие руководству Саммерса.Он ушел в отставку всего за пять лет работы, самый короткий президентский пост в Гарварде со времен Гражданской войны.

На каждом этапе своей карьеры Саммерсу помогали друзья и спонсоры, которые уверяли сомневающихся, что он повзрослел, что он сгладил свои острые углы. Так сказал его наставник Рубин поисковому комитету Гарварда. («Рубин внушил нам уверенность в том, что мы не получим быка», — позже сказал член The Boston Globe .) Это то, что сказал сам Саммерс, когда присоединился к администрации Обамы, сказав мне в интервью 2009 года: «Я подозреваю, что со временем может быть, немного меньше резкости, которую люди испытывали, когда я был моложе.(Позднее Ромер пожаловался, что Саммерс обращался с ней «как с куском мяса», по словам автора Рона Зюскинда.) И это то, что защитники Саммерса говорят о нем сейчас как о предполагаемом главе ФРС ». 58-летний Ларри, а не 30-летний Ларри, — сказал мне на этой неделе коллега-экономист из Гарварда Кеннет Рогофф. изменить многое, и эти качества могут легко выйти из-под контроля в закрытом мире Федеральной резервной системы, где один человек управляет всей глобальной экономикой.Готов ли Барак Обама пойти на такой риск?

% PDF-1.6 % 2343 0 объект > эндобдж xref 2343 76 0000000016 00000 н. 0000004254 00000 н. 0000004345 00000 п. 0000004721 00000 н. 0000005237 00000 н. 0000005338 00000 п. 0000005379 00000 н. 0000020742 00000 п. 0000020870 00000 п. 0000021414 00000 п. 0000021455 00000 п. 0000037852 00000 п. 0000037966 00000 н. 0000038501 00000 п. 0000038767 00000 п. 0000038822 00000 п. 0000038937 00000 п. 0000038991 00000 п. 0000039104 00000 п. 0000039575 00000 п. 0000039633 00000 п. 0000044428 00000 п. 0000044993 00000 п. 0000045244 00000 п. 0000045300 00000 п. 0000052860 00000 п. 0000060367 00000 п. 0000067879 00000 п. 0000075333 00000 п. 0000082854 00000 п. 0000083224 00000 п. 0000084440 00000 п. 0000085656 00000 п. 0000086849 00000 п. 0000087026 00000 п. 0000087089 00000 п. 0000087332 00000 п. 0000087441 00000 п. 0000087692 00000 п. 0000095216 00000 п. 0000102115 00000 п. 0000116753 00000 н. 0000123934 00000 н. 0000124012 00000 н. 0000144443 00000 н. 0000144521 00000 н. 0000153941 00000 н. 0000154498 00000 н. 0000154641 00000 н. 0000167475 00000 н. 0000167516 00000 н. 0000168055 00000 н. 0000169089 00000 н. 0000170360 00000 н. 0000171395 00000 н. 0000175183 00000 н. 0000216191 00000 н. 0000274639 00000 н. 0000275735 00000 н. 0000276268 00000 н. 0000276772 00000 н. 0000277913 00000 н. 0000278951 00000 н. 0000280188 00000 п. 0000281234 00000 н. 0000282478 00000 н. 0000293859 00000 н. 0000294125 00000 н. 0000294561 00000 н. 0000294787 00000 н. 0000295072 00000 н. 0000295144 00000 н. 0000295932 00000 н. 0000296664 00000 н. 0000296689 00000 н. 0000001816 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 2418 0 объект > поток xWkp> + [глаз; uBQv4mq1` @ zWaaaɶd -.) ͫ Hɴ () d2I $ & H’2SZz] & 1 {= |

Кризис 1816 года, года без лета и равновесия солнечных пятен — Liberty Street Economics

Джим Наррон и Дональд П. Морган

В 1815 году Англия вышла победителем после почти четвертьвековой войны с Францией. И за эти годы, поощряемая высокими ценами и прибылями, Англия значительно расширила свой сельскохозяйственный и промышленный потенциал за счет земли и новой техники, причем эта деятельность часто финансировалась в кредит.Улучшение урожая с 1812 по 1815 год совпало с бумом экспортного рынка в 1814 году, когда континент начал открываться для торговли, а спекуляции в Южной Америке увеличились. Но спекуляции превратились в безумие по сравнению с бумом 1810 года, когда все, что можно было отправить, было отправлено — до тех пор, пока спекуляции не сломались. Кризис начался сначала с фермеров и помещиков, распространился на бизнес и промышленность, а затем последовал массовый голод на континенте. В этом выпуске Crisis Chronicles мы рассказываем о кризисе 1816 года, году без лета, и об идее равновесия солнечных пятен.


«Избавление от наших нынешних затруднений» (Томас Аттвуд)
До 1812 года в Англии урожай был плохим, а цены на сельскохозяйственную продукцию были высокими. два десятилетия наполеоновских войн сдерживали цены. В 1815 году в Англии был хороший урожай. Было много, что можно было продать, но это держало цены на низком уровне, часто слишком низкими, чтобы покрыть затраты на выращивание, поэтому для оплаты ренты оставалось немного.Как заметил политик-виг и защитник интересов сельского хозяйства Чарльз Вестерн, основной причиной падения цен было «избыточное предложение на рынках, предложение, значительно превышающее спрос и созданное в основном продукцией нашего собственного сельского хозяйства». Чтобы повысить спрос на отечественные культуры, были приняты законы, запрещающие импорт дешевой пшеницы с континента.


Англия также планировала стать мировым поставщиком, и для этого ей нужен был мировой рынок.Однако и континент, и Америка также стремились конкурировать, и поэтому в Англии стали преобладать общие коммерческие проблемы из-за возросшей конкуренции из-за границы. Цена на железо упала, некоторые производства закрылись, а те, кто предоставил кредит, были в беде. А из-за того, что цены на сельское хозяйство были слишком низкими для выплаты арендной платы, многие фермы были заброшены, заложенные земли лежали под паром, а банки остались без оплаты и с землей, которую они не могли использовать.


К 1815 году, когда сельскохозяйственные бедствия ухудшились, торговля застопорилась, и денег стало не хватать.Изобилие бывших солдат и недавно безработных фермеров означало, что безработные голодают. Вспышки насилия среди безработных в апреле и мае 1816 года стали известны как бунты «хлеба или крови». В известной брошюре того времени банкир-консерватор Томас Аттвуд спрашивал: «Какой секретный принцип зла действует, чтобы противодействовать сильной склонности общества к совершенствованию и подорвать основы национального богатства?»


Между тем, на фоне беспорядков спрос на пшеницу на континенте увеличился, и цены в апреле и мае 1816 года пошли вверх.

1816: Год без лета
Финансовые и экономические трудности, связанные с окончанием наполеоновских войн, усугубились чрезвычайно холодной и темной погодой в Северной Европе и на северо-востоке США в 1816 году. Плохая погода была вызвана извержение вулкана Тамбора в Голландской Ост-Индии (Индонезия), выбросившее в атмосферу дым и пепел, заслонившие солнце. Погода была настолько суровой, что в июле в Олбани, штат Нью-Йорк, и в городах северной Европы выпал снег.Холод и темнота вызвали массовые неурожаи и жестокий голод в Северном полушарии, и 1816 год стал известен как «Год без лета» и «Год бедности». Было замечено, что люди ели «хлеб» из опилок и соломы. Лорд Байрон почтил память о бедствии стихотворением «Тьма».


Из-за голода многие жители Германии и Швейцарии бежали от голода, путешествуя по России и Америке, в то время как итальянцы стекались в города. Сотни тысяч умерли от комбинированного воздействия тифа, переохлаждения и голода.К 1817 году цены на продукты питания резко выросли, и это привело к одному из первых прямых государственных вмешательств на обанкротившихся рынках, поскольку местные органы власти координировали импорт продуктов питания, чтобы накормить голодающих. Однако не все были за государственную помощь. Британский политический экономист Дэвид Рикардо утверждал, что средства, собранные для найма нуждающихся людей, расточительно отвлекались от «другой производительной занятости». Но импорт действительно помог экспорту зерна из США к 1817 году и, возможно, способствовал панике 1819 года, но мы расскажем об этом в следующем посте.

Равновесие солнечных пятен? Не совсем
«Год бедности», возможно, был усугублен исторически низкой солнечной активностью около 1816 года. Как объяснили Сун и Яскелл, солнечные пятна являются проявлением величины солнечной магнитной активности. Как это ни парадоксально, чем больше пятен на поверхности Солнца, тем оно ярче. Активность солнечных пятен была необычно низкой в ​​период, окружающий 1816 год, в том числе в 1816 году — тридцать пять групп солнечных пятен наблюдались в 1816 году, по сравнению с обычной сотней, причем 1816 год упал примерно на две трети пути до «минимума Дальтона», т.е. низкая солнечная активность, которая длилась с 1790 по 1830 год, и это отсутствие солнечной активности, возможно, способствовало холоду и темноте.И несмотря на то, что 10 июня 1816 года появилось пять солнечных пятен, шесть — 12 июня и восемь — 16 июня, все аномально большие и видимые невооруженным глазом из-за фильтрующих эффектов избыточных частиц в атмосфере, солнечные пятна больше не появлялись. большие цифры до сентября — слишком поздно, чтобы повлиять на урожай 1816 года. Еще в 1816 году журнал Scots Magazine начал делать некоторые выводы между солнечными пятнами и ценой на пшеницу.


Любопытно, что в современной экономике существует концепция, известная как «равновесие солнечных пятен».«Эта концепция относится к теоретической возможности того, что экономические результаты могут быть изменены случайной внешней переменной (например, солнечным пятном или духами животных, согласно Кейнсу), которая не имеет ничего общего с экономическими основами, такими как пожертвования, технологии или предпочтения. Впервые эта возможность была изложена в контексте особого класса экономических моделей общего равновесия в классической статье экономистов Дэвида Касса и Карла Шелла «Имеют ли солнечные пятна значение?» Конечно, любой эффект низкой активности солнечных пятен в 1816 году нельзя было бы квалифицировать как равновесие солнечных пятен, поскольку низкая солнечная активность могла иметь реальное (внутреннее) воздействие на климат и, следовательно, урожай сельскохозяйственных культур.В целом, существует не так много доказательств наличия равновесия солнечных пятен, хотя есть некоторые доказательства того, что солнечный свет оказывает небольшое, но статистически значимое влияние на доходность акций.

Заявление об ограничении ответственности

Мнения, выраженные в этом посте, принадлежат авторам и не обязательно отражают позицию Федерального резервного банка Нью-Йорка или Федеральной резервной системы. Авторы несут ответственность за любые ошибки или упущения.


Джим Наррон — старший вице-президент Управления кассовых продуктов Федерального резервного банка Сан-Франциско.


Дональд П. Морган — помощник вице-президента Группы исследований и статистики Федерального резервного банка Нью-Йорка.

Почему только один ведущий банкир попал в тюрьму из-за финансового кризиса

Бхарара сосредоточился на инсайдерской торговле, и его офис накопил ошеломляющий рекорд судебных преследований 80-0, заблокировав титана хедж-фонда Раджа Раджаратнама и бывшего Раджата Гупту. управляющий директор McKinsey & Company и директор Goldman Sachs. Они сняли восемь бывших сотрудников Стивена А.Пресловутый хедж-фонд SAC Capital Коэна. (Примечательно, однако, что они не смогли предъявить обвинения самому человеку.) Журнал Time поместил Бхарару на обложку со смелым заголовком: «Этот человек разоряет Уолл-стрит». И все же Бхарара не коснулся реальных игроков Уолл-стрит — ведущих банкиров. Бывший прокурор почти застенчиво относился к случаям инсайдерской торговли, когда я говорил с ним: «Они сделали нашу карьеру, но не меняют мир». Фактически, несколько бывших прокуроров в офисе сказали мне, что преследование банкиров никогда не было реальным приоритетом.«Правительство провалилось», — сказал другой бывший прокурор. «Мы не сделали то, что нам нужно было сделать».

В результате Бхарара и его команда пренебрегли, казалось бы, выигрышными делами на своем собственном заднем дворе, в том числе одним особенно крупным. После того, как Lehman рухнул, штаб-квартира министерства юстиции в Вашингтоне разделила обязанности по расследованию того, что было известно руководству банка, между тремя прокуратурами США: южным и восточным округами Нью-Йорка и операцией в Нью-Джерси. Но для всех этих людей, для тех, кто был наиболее близок к расследованию Lehman, правительственное дело, по-видимому, вело один юрист, Бонни Джонас, помощник У.С. поверенный по Южному округу. Она совершала паломничество в офисы престижной юридической фирмы Jenner & Block, которой было поручено расследовать банкротство Lehman. Йонас изучал 40 миллионов с лишним страниц документов Lehman, собранных фирмой. (Южный округ заявляет, что посвятил расследованию несколько человек и достаточно ресурсов.)

Тем не менее, Министерство юстиции никогда активно не преследовало то, что могло быть наиболее многообещающим. Сентябрь.10 августа 2008 года финансовый директор Lehman Brothers Ян Ловитт сообщил акционерам и общественности, что у банка есть 42 миллиарда долларов наличных денег или ликвидности. Позиция банка, заверил Ловитт, «остается очень прочной». Через пять дней Lehman объявит о банкротстве. «То, что они говорили, было не просто неправильным, а материально неправильным», — сказал мне Роберт Байман, партнер Jenner & Block.

В течение 14 месяцев Jenner & Block привлекла к делу около 130 юристов для подготовки отчета о крахе.В какой-то момент, вспоминает Стивен Ашер, партнер, один из них обнаружил «этот замечательный график», разбивающий показатель ликвидности на три категории: высокая, умеренная и низкая. Из этих миллиардов 15 миллиардов долларов относились к «низкой» категории, как правило, потому, что они были переданы в залог другим банкам. Один из бывших руководителей Lehman сказал мне, что несколько других менеджеров компании понимали, что они не могут получить большую часть этих обремененных денег, если таковые имеются. И по крайней мере два руководителя возражали против того, как банк представляет свою ликвидность, в том числе его международный казначей Карло Пеллерани, согласно отчету Jenner & Block.Юридическая фирма обнаружила, что регулирующие органы, рейтинговые агентства и внешний юрист Lehman понятия не имели, что пул ликвидности на самом деле не был таким ликвидным. Когда Ловитт пришел поговорить с Jenner & Block, он объяснил, что не до конца понимал проблемы, когда заверял инвесторов в ее ликвидных активах. Это может быть разумной защитой, но похоже, что прокуратура и федеральные следователи не предпринимали серьезных попыток проверить, насколько финансовый директор Lehman знал о его собственных бухгалтерских книгах.Трое руководителей Lehman и один регулирующий орган Федеральной резервной системы, все из которых были причастны к отчаянным попыткам банка сохранить свою ликвидность, сказали мне, что у них никогда не было интервью ни с какими должностными лицами федерального правительства.

Когда арестовывают банкиров с Уолл-стрит , они часто проводят то, что в финансах называется анализом ожидаемой стоимости: они взвешивают стоимость борьбы, сколько времени она займет и шансы на лучший и худший исход. Серагельдин был банкиром с Уолл-стрит с иностранным именем, который помогал делать ценные бумаги, которые сыграли роль в взрыве мировой экономики.Казалось, он пришел к логическому выводу: признать себя виновным и рискнуть, вынеся приговор судьи. Другие банкиры сделали противоположный выбор. Игнорируя риски жилищных и кредитных пузырей, они снова пошли на авантюру с высоким риском и высоким вознаграждением, наняв лучших юристов и заявив, что они никогда не собирались обманывать. Как оказалось, они извлекли выгоду из десятилетия тонких изменений, которые благоприятствовали корпоративным руководителям, находящимся под следствием. Серагельдин принял ставку лоха. Прокуратура просто получила своего человека по умолчанию.

В первые месяцы заключения Серагельдин старался сохранять оптимизм. Монах инвестиционного банкинга сейчас проводит ночи в комнате размером с баскетбольную площадку с примерно 70 другими людьми. Если наборы задач не занимают его, ему разрешается пять книг одновременно. После объяснения того, что он жил за границей, Серагельдин стал известен как Лондон. Между тем размер его преступления был пересмотрен. Первоначально прокуратура предположила, что трейдер участвовал в заговоре с целью скрыть убытки на сумму 540 миллионов долларов.К тому времени, когда он был осужден, правительство уже было готово обвинить его в заговоре с целью скрыть около 100 миллионов долларов. Согласно внутреннему анализу Credit Suisse, искажение составило 37 миллионов долларов. «С моей стороны нет ни малейшего сомнения», — сказала мне Фиакра О’Дрисколл, подруга и бывшая коллега Серагельдина, которая была свидетелем-экспертом в частном судебном разбирательстве, в том, что подобное несоответствие произошло где-то еще во время кризиса. «Я видел доказательства того, что подобные вещи происходили десятки раз».

У федеральной прокуратуры есть собственное объяснение того, как только один руководитель Уолл-стрит попал в тюрьму после финансового кризиса.Некоторые сказали мне, что эти дела сложно расследовать, и их было бы чертовски сложно объяснить присяжным. По большей части кризис и проступки банкиров произошли из-за безрассудства, а не из-за преступности. Они также предполагают, что отсроченное судебное преследование — с их миллиардами урегулирований и дополнительным надзором — может быть более строгим наказанием, чем обвинительные заключения. Тем не менее, хотя Министерство юстиции не обошлось без своих успехов — оно выиграло от BP признание вины в разливе Deepwater Horizon и в настоящее время преследует трейдеров после убытков от торговых операций JPMorgan Chase London Whale — они остаются исключениями даже за пределами финансовый сектор.Федеральная прокуратура почти никогда не привлекает к уголовной ответственности руководителей крупных корпораций, от банковского дела до фармацевтики и технологий. В марте Министерство юстиции возбудило отложенное судебное преследование против Toyota, но не предъявило обвинения компании или ее высшим руководителям. По мере того, как экономика восстанавливается после Великой рецессии, компенсация восстанавливается, корпоративные прибыли достигают рекордного уровня, и руководители видят, что немногие из их коллег, если таковые вообще имеются, больше не попадают в тюрьмы. Возможно, одна из причин, по которой американцы стали завидовать богатым, — это возмущение их культурой безнаказанности.

Ларри Томпсон стал известен своей служебной запиской, но еще при администрации Клинтона заместитель генерального прокурора Эрик Холдер изложил свою собственную памятную записку для усиления корпоративного преследования. Но он опроверг свои собственные слова, объяснив также, что прокуратура должна учитывать побочные экономические последствия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.