Жертва геракла: Жертва Геракла, какая?

Содержание

Подвиги геракла. Древняя мудрость Руси. Сказки. Летописи. Былины

Подвиги геракла

Подвиги Геракла – это подробное и очень точное описание пути превращения человека в героя и бога. Давайте рассмотрим их.

Геракл – это сын Зевса. Геракл – Жера-кл – Сила Жертвы. Сочетание КЛ – СL – это костяк согласных в русском слове СИЛА. Имя Геракл означает на современном русском Сила Жертвы. Интересно, что это оракул в Дельфах приказал носить ему имя Геракл, а до этого момента он носил имя Алкид – ЛК – ЛС – СЛ – Лиса/Сила, в котором буква Д на конце указывает, как мы знаем, на целое и двойственность. Ещё имя Алкид можно перевести как Да, Сила, а также Диева/Двойственная Сила, то есть обычная сила, которой обладает каждый смертный.

Смена имени указывает на смену целей в жизни: сначала Алкид опирался в жизни на двойственную сил у, а потом Геракл стал учиться жертвовать собой, то есть любить, а сила Любви, как известно, целостная. Следовательно, когда вы, мой читатель, будете перечитывать подвиги Геракла, обращайте внимание не на силу, которую он проявляет во время подвига, а на то, как он приносит себя и свою жизнь в жертву, то есть как он любит. Именно способность жертвовать собой является основным обучающим моментом в подвигах Геракла.

Геракл жертвовал собой, шёл на смерть и в результате получал в своё распоряжение очередную Силу. В каждом подвиге Геракл овладевал очередной Силой. Силы, которые Геракл получил в своё распоряжение, имеют мало общего с силой, которой владел Алкид. О них мы поговорим ниже.

Я думаю, что Геракл олицетворяет Иисуса Христа, ту его часть, которая отвечает за жертву и подвиги. Герой ведь должен всё время жертвовать собой во имя людей, во имя своего народа, во имя будущего, не так ли? И Иисус принёс и приносил себя в жертву, это был его подвиг.

«Сия чаша есть новый завет», – сказал Иисус ученикам (Лука, 22:20). А Грааль, как мы уже знаем (см. выше), означает «Великая Жертва». Поэтому Иисус и Геракл, я считаю, – это одно и то же лицо. А сами подвиги Геракла во имя счастья людей иносказательно рассказывают о той духовной работе, которую проделал над собой Иисус.

И Геракл – сын земной женщины Алкмены. Как и все имена, оно несёт в себе двойной смысл, если читать его прямо и наоборот. Прямо: Алкмена – лк-мн – Луч Ума На. Наоборот: Алкмена – лк-мн – лс-мн – неум-сила – Сила Не-ума. Кроме того, имя Алкмена означает «Луч Перемен». То есть Алкмена была не простой женщиной, она соединяла в себе ум и не-ум, следовательно, она олицетворяет собой Великую Матерь.

А что побудило Геракла начать служить людям? Гера – Жера – изначально враждебно относилась к Алкиду. Это понятно, поскольку обычная сила, используемая в нашем мире, не дружит с жертвой. Гера/Жера наслала на Алкида безумие, и тот в припадке убил своих детей. Так и есть: сила, которой мы привыкли пользоваться в нашем мире, убивает самое дорогое нам, поскольку не дружит с жертвой.

Более того, та сила, которой мы привыкли пользоваться в жизни, которая есть продукт ума-эго, – это демонизированная сила Жертвы. Это Закон: всё лучшее, что мы подавляем в себе, извращается в разрушающие демонические силы. Например, любовь извращается в ненависть и злость, сила жертвы – в силу эго, которая живёт для себя и убивает всё вокруг себя, мудрость – в тупоумие ума, застрявшего в догмах.

Придя в себя после безумия, Алкид уходит в изгнание и прибывает в Дельфы. Оракул в Дельфах приказывает ему носить имя Геракл, поселиться в Тиринфе (труднопереводимое имя, возможно, означает «Это не родная земля»), служить Эврисфею в течение 12 лет и совершить 10 подвигов, после чего он станет бессмертным. А вот имя Эврисфей легко перевести: Эврисфей – Эвристей – врист — наоборот т-серв – Это Служение/Спасение. Помните, что слова, начинающиеся с буквы Э, почти всегда читаются наоборот? Подвиги Геракла – это служение, через которое должен пройти каждый мужчина.

Обратите внимание, что согласно мифу Эврисфей, то есть Служение, потребовал от Геракла совершить всего десять подвигов. Десять подвигов достаточно было совершить Гераклу, чтобы завершить Служение и оправдать данное ему имя. И действительно, именно на десятом подвиге Геракл овладевает Силой Жертвы, то есть он всё-таки пришёл туда, куда вело его присвоенное ему оракулом имя. Прямое указание на то, что Геракл овладел Силой Жертвы, содержится в истории освобождения им Прометея, которую мы с вами рассмотрим, когда закончим разбирать подвиги Геракла. Рассмотрим по порядку подвиги, которые совершил Геракл, и заметьте себе, что, совершая подвиги на благо людей, на самом деле он шёл к себе.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Подвиги Геракла

Геракл поселился в Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея. Эврисфей боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания свои передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея.

Немейский лев

Гераклу недолго пришлось ждать первого поручения царя Эврисфея. Он поручил Гераклу убить немейского льва. Этот лев, порожденный Тифоном и Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немеи [1] и опустошал все окрестности. Геракл смело отправился на опасный подвиг. Прибыв в Немею, тотчас отправился он в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда герой достиг склонов гор. Нигде не видно было ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев. Все живое бежало из этих мест в страхе перед ужасным львом. Долго искал Геракл по лесистым склонам гор и в ущельях логовище льва, наконец, когда уже солнце стало склоняться к западу, нашел Геракл в мрачном ущелье логовище; оно находилось в громадной пещере, имевшей два выхода. Геракл завалил один ив выходов громадными камнями и стал ждать льва, скрывшись за камнями.

Совсем к вечеру, когда уже надвигались сумерки, показался чудовищный лев с длинной косматой гривой. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил одну за другой три стрелы во льва, но стрелы отскочили от его шкуры - она была тверда, как сталь. Грозно зарычал лев, рычанье его раскатилось, подобно грому, по горам. Озираясь во все стороны, лев стоял в ущелье и искал горящими яростью глазами того, кто осмелился пустить в него стрелы. Но вот он увидел Геракла и бросился громадным прыжком на героя. Как молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва. Лев упал на землю, оглушенный страшным ударом; Геракл бросился на льва, обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на свои могучие плечи убитого льва, Геракл вернулся в Немею, принес жертву Зевсу и учредил в память своего первого подвига немейские игры [2]. Когда Геракл принес убитого им льва в Микены, Эврисфей побледнел от страха, взглянув на чудовищного льва. Царь Микен понял, какой нечеловеческой силой обладает Геракл.
Он запретил ему даже приближаться к воротам Микен; когда же Геракл приносил доказательства своих подвигов, Эврисфей с ужасом смотрел на них с высоких микенских стен.

  1. Немея - Город в Арголиде, на северо-востоке Пелопоннеса.
  2. Немейские игры - общегреческое празднество, происходившее каждые два года в Немейской долине в Арголиде; справлялись они в честь Зевса в середине лета. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, состязались в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья; а также в беге колесниц. Во время игр объявлялся всеобщий мир во всей Греции.

Жизнь и подвиги Геракла. АПОФЕОЗ ГЕРАКЛА

418
АПОФЕОЗ ГЕРАКЛА

Посвятив все мраморные алтари и священную рощу на Кенейском мысе своему отцу Зевсу, Геракл готовился к благодарственной жертве за взятие Эхалии. Он уже отправил посла Лихаса к Деянире, чтобы та передала с ним нарядный хитон и плащ, которые он обычно надевал по таким случаям [1].

b. Деянира, которой хорошо жилось в Трахине, уже свыклась с тем, что у Геракла время от времени появлялись новые любовницы, и когда она признала в Иоле последнюю из них, то не почувствовала никакой обиды, а лишь жалость к красивой девушке, из-за которой была разрушена Эхалия. Но невыносима была сама мысль о том, что Геракл решил поселить их под одной крышей. Поскольку сама Деянира была уже немолода, она решила использовать то, что, по словам кентавра

419

Несса, было любовным талисманом, чтобы приворожить к себе мужа. Соткав ему к возвращению новый хитон для жертвоприношений, она тайком раскрыла хранившийся у нее сосуд, смочила кусочек ткани и натерла им одежду Геракла. Когда прибыл Лихас, она дала ему ларец со словами: "Пусть даже луч солнца не коснется хитона, прежде чем Геракл не наденет его, когда будет приносить жертву Зевсу". Лихас уже мчался во весь дух на своей колеснице, когда Деянира, глядя на кусок ткани, брошенный ею на залитый солнцем двор, пришла в ужас: ткань горела, как стружка, а из камней, которыми был вымощен двор, пузырями поднималась красная пена. Поняв, что Несс обманул ее, она отправила гонца вдогонку Лихасу и, проклиная свою глупость, поклялась, что не переживет Геракла ни на день [2].

с. Гонец прибыл на Кенейский мыс слишком поздно. Геракл успел уже надеть присланный хитон и принести в жертву двенадцать отборных быков в качестве первых плодов своей военной добычи. Всего же он принес богам в жертву сто голов различного скота. Он поливал вино из чаши на алтари и бросал в огонь благовония, как вдруг издал истошный вопль, словно его укусила змея. Тепло растопило яд гидры в крови Несса, и хитон прилип к телу героя, вызывая страшные судороги. Ничего не сознавая от невыносимой боли, Геракл опрокинул алтари. Он рвал с себя одежду, но она приросла к нему так крепко, что вместе с ней потянулась плоть, обнажая белые кости. Кровь его шипела и пузырилась, словно родниковая вода, в которой закаляют раскаленный докрасна металл. Геракл бросился в ближайший поток, но яд стал жечь еще сильнее. С тех пор воды потока обжигающе горячи и места, где он течет, называются Фермопилы, что значит "горячие врата" [3].

d. Бросившись в горы и вырывая по пути деревья с корнем, Геракл набрел на испуганного Лихаса, который, спрятав лицо и закрыв голову руками, сидел в какой-то расщелине. Напрасно Лихас оправдывался: Геракл схватил его, трижды прокрутил над своей головой и зашвырнул в Эвбейское море. В море Лихас превратился в невысокую скалу, напоминающую очертаниями человека. Моряки до сих пор зовут ее Лихас и не ступают на нее ногой, опасаясь, что она живая. Наблюдавшие за всем происходящим воины издали громкий вопль. Никто не посмел приблизиться к Гераклу, пока тот не позвал Гилла и не попросил отнести его куда-нибудь прочь, где бы он смог умереть в одиночестве. Гилл отнес отца к подножию горы Эта в Трахине, в край, известный белым морозником, который Дельфийский оракул давно указал Ликимнию и Иолаю как место, где их другу суждено умереть [4].

е. Услышав обо всем, Деянира повесилась или, как говорят, зарезалась мечом на супружеском ложе. Геракл думал лишь о том, как успеть отомстить ей до смерти, но когда Гилл убедил его, что Деянира невиновна, как то показало ее самоубийство, он вздохом простил ее и изъявил желание, чтобы его мать Алкмена и все сыновья пришли к нему, чтобы выслушать его последнюю волю. Но Алкмена с некоторыми из детей была в Тиринфе, а остальные его дети — в Фивах. Поэтому он смог открыть уже свершившееся пророчество Зевса одному только Гиллу: "Ни один живой человек не сможет убить Геракла, только мертвый враг станет причиной его погибели". Гилл спросил, что ему делать, и услышал: "Поклянись головой Зевса, что отнесешь меня на самую вершину этой горы и там без слез сожжешь меня на костре из дубовых ветвей и стволов дикой оливы. Поклянись также жениться на Иоле, как только достигнешь брачного возраста". Хотя ему не понравились услышанные слова, Гилл обещал выполнить их в точности [5].

f. Когда все было готово, Иолай и его спутники отошли на некоторое расстояние. Геракл взобрался на громадную поленницу. Но никто из друзей не решался ее поджечь, и лишь пастух из Эолии по имени Пеант, проходивший мимо, повелел

420

своему сыну от Демонассы Филоктету исполнить то, что приказывает герой. В благодарность Геракл завещал Филоктету колчан, лук и стрелы, а когда пламя стало лизать бревна, он расстелил свою львиную шкуру и лег на верх поленницы, подложив под голову дубину. Со стороны он казался счастливым гостем, украшенным цветами, в окружении винных чаш. С небес упали несколько перунов, и костер мгновенно превратился в кучку пепла [6].

g. На Олимпе Зевс радовался, что его любимый сын вел себя так достойно. "Вечного начала в Геракле, - объявил он,— не коснется смерть, и скоро я буду приветствовать его в стране блаженных. И если какому-то богу или богине придется не по нраву его обожествление, столь заслуженное, им придется смириться с этим!"

Все олимпийские боги согласились, а Гера проглотила обиду, ибо последние слова предназначались ей одной. Однако она уже придумала, как наказать Филоктета за его благое деяние, и подстроила укус лемносской змеи.

h. Перуны поглотили смертное начало Геракла. Ничто более не роднило его с Алкменой; подобно змею, который сбрасывает кожу, он явил себя во всем величии своего божественного отца. Облако скрыло Геракла от глаз его спутников, и среди раскатов грома Зевс доставил его на небеса в своей запряженной четверкой колеснице. Там Афина взяла его за руку и торжественно представила бессмертным [7].

i. Зевс уготовил Гераклу место в сонме двенадцати олимпийских божеств, однако не посмел изгнать никого из богов, чтобы освободить место своему сыну. Поэтому он убедил Геру усыновить Геракла, совершив обряд повторного рождения, а именно: отправиться в постель, притвориться, что у нее начались родовые схватки, а потом извлечь Геракла из-под юбок и показать всем. Такой обряд усыновления до сих пор еще существует у многих варварских племен. После этого Гера стала считать Геракла своим сыном и полюбила его больше, чем кто-либо, за исключением, быть может, Зевса. Все бессмертные приветствовали прибытие Геракла, а Гера женила его на своей прекрасной дочери Гебе, которая родила ему Алексиара и Аникета. Гера действительно была благодарна Гераклу за то, что тот во время бунта гигантов убил пытавшегося обесчестить ее Пронома [8] *.

j. Геракл стал небесным привратником и на закате дня не уставал ждать возвращения Артемиды с охоты. Он весело приветствовал ее и вытаскивал из колесницы добычу, хмурясь и грозя пальцем, когда находил только безобидных коз и зайцев. "Стреляй диких вепрей,- говаривал он,— которые травят хлеба и портят садовые деревья; стреляй быков, львов и волков, которые убивают людей! А какой им вред от коз и зайцев?" После этих слов он сдирал с добычи шкуру и с жадностью поедал приглянувшийся ему кусочек [9]. Правда, в то время, когда бессмертный Геракл пировал за столом богов, его смертная тень бродила по Аиду, держа в руках натянутый лук. Через его грудь проходила золоченая перевязь, украшенная коваными фигурками львов, медведей, диких вепрей и сценами битв и сражений [10].

k. Когда Иолай и его спутники вернулись в Трахину, Менетий, сын Актора, принес в жертву барана, быка и вепря в честь Геракла и учредил его культ как героя в Опунте — городе локров. Его примеру вскоре последовали фиванцы, но афиняне во главе с марафонцами стали первыми поклоняться ему как богу, и все люди теперь следуют их славному примеру [11]. Сын Геракла Фест обнаружил, что сикионцы поклоняются его отцу как герою, и настоял на том, чтобы ему приносили жертвы как богу. До сего дня жители Сикиона после того, как зарежут ягнят и сожгут их бедра на алтаре Зевса, часть мяса жертвуют Гераклу-герою. На Эте ему поклоняются под именем Корнопион потому, что он отпугнул саранчу, которая была уже готова напасть на город. Но ионийцы в Эрифрах поклоняются ему как Гераклу Ипоктону

421

потому, что он уничтожил ipes - червей, которые почти повсеместно портят лозу.

l. Тирское изваяние Геракла, которое ныне стоит в его святилище в Эрифрах, говорят, изображает Геракла Дактиля. Эту статую обнаружили, когда она плыла на плоту в Ионийском море недалеко от мыса Месата, что примерно на полпути между бухтой Эрифр и островом Хиос. Эрифрейцы, с одной стороны, и хиосцы - с другой, предприняли все возможное, чтобы притащить плот к своему берегу, но напрасно. Наконец, эрифрейский рыбак по имени Формион, который потерял зрение, решил, что женщины Эрифр должны сплести канат, отрезав свои косы, и с его помощью мужчины смогут притащить плот к своему берегу. Женщины одного фракийского племени, которое некогда поселилось в Эрифрах, согласились, и плот притянули к берегу. Поэтому только их потомкам сейчас разрешается входить в святилище, где лежит этот канат. Формион вновь обрел зрение и уже не терял его до самой смерти [12] .

1 Софокл. Трахинянки 298 и 752-754; Аполлодор II.7.7; Диодор Сицилийский IV.38.

2 Софокл. Цит соч. 460-751; Гигин. Мифы 36.

3 Софокл. Цит. соч. 756 и сл.; Цец. Схолии к Ликофрону 50-51.

4 Овидий. Метаморфозы IX. 155 и cл.; Гигин. Цит. соч. 36; Софокл. Цит. соч. 783 и cл.; Аполлодор II.7.7; Плиний. Естественная история XXV.21; Диодор Сицилийский IV.38.

5 Аполлодор. Цит. соч.; Софокл. Цит. соч. 912 до конца.

6 Диодор Сицилийский. Цит. соч.; Гигин. Цит. соч. 102; Овидий. Метаморфозы IX.209 и cл.

7 Овидий. Цит. соч. IX.241-273; Аполлодор. Цит. соч.; Гигин. Цит. соч.; Павсаний III.18.7.

8 Диодор Сицилийский IV.39; Пиндар. Истмийские оды IV.59 и Немейские оды Х.18; Аполлодор. Цит. соч.; Цец. Цит. соч. 1349-1350.

9 Каллимах. Гимн к Артемиде 145 и cл.

10 Гомер. Одиссея XI.601 и cл.

11 Диодор Сицилийский IV.39; Павсаний I.15.4.

12 Павсаний II.10.1; IX.27.5 и VII.5.3; Страбон XIII. 1.64.

* * *

1. Прежде чем принести в жертву и тем самым сделать бессмертным царя-жреца - как обещала сделать бессмертным Одиссея Калипсо (см. 170. w), - царица, вероятно, должна была лишить его одежд и регалий. В данном случае нет основания полагать, что он подвергался бичеванию или пыткам, прежде чем его клали на погребальный костер, чтобы сделать бессмертным, однако изображения, которые могли послужить основой для создания подобного рассказа, предполагают наличие истекающего кровью и агонизирующего персонажа, которого стараются запихнуть в белую льняную одежду для принесения в жертву богине смерти.

2. Предание, согласно которому Геракл умер на мысе Кеней, здесь объединено с другим преданием, повествующим о том, что он умер на горе Эта. Найденные надписи и статуэтки говорят о. том, что изваяние царя-жреца сжигали еще в течение нескольких веков после того, как перестали сжигать заживо. Дуб правильно выбран для майского костра, а дикая олива — это дерево, символизировавшее новый год, когда царь начинал свое правление с того, что изгонял злых духов ушедшего года. Пеант или Фил октет, зажегший костер, - это танист царя и его преемник. Он наследует его оружие и ложе. Именно так нужно понимать и брак между Иолой и Гиллом.

422

3. Первоначально душа Геракла отправилась в сад Гесперид, что на крайнем Западе. Причисление Геракла к двенадцати богам на Олимпе, где ему, в отличие от Диониса (см. 27.5), так и не нашлось места, является более поздней концепцией. Геракл фигурирует как небесный привратник потому, что он умирает в день летнего солнцеворота, поскольку год сравнивается с дубовой дверью, поворачивающейся на петлях,- самый широкий раствор соответствовал летнему солнцестоянию, а затем дверь как бы затворялась по мере того, как дни начинали уменьшаться ("Белая богиня", с. 175-177). До конца стать олимпийцем Гераклу помешал, пожалуй, авторитет Гомера: в "Одиссее" говорится, что его тень бродила по Аиду (XI.601 и cл.),

4. Если эрифрейская статуя Геракла была тирского происхождения, то канат, хранившийся в храме, был сплетен не из женских волос, а из волос царя-жреца, срезанных перед его смертью накануне зимнего солнцестояния. Так Далила срезала волосы тирского солнечного героя Самсона. Аналогичного солнечного героя приносили в жертву фракийские женщины, которые переняли этот культ (см. 28. 1). Статую, вероятно, перевозили на плоту потому, что в этом случае не нужно было освящать корабль и изымать его из торговых операций. "Йпоктон" мог быть местным вариантом более известного титула Геракла - Офиоктон, "змееубийца". Перерождение, которое Геракл претерпевает в смерти, "подобно змею, который сбрасывает кожу", очевидно, почерпнуто из египетской "Книги мертвых". Считалось, что змеи избегали старости, сбрасывая старую кожу. Следует отметить, что в греческом языке слова "змеиная кожа" и "старость" обозначались одним словом geras (см. 160.9). Геракл отправляется на небеса в квадриге как солнечный герой и покровитель Олимпийских игр, поскольку каждая лошадь соответствовала одному году между играми или одному времени года, разделенного на четыре части равноденствиями и солнцестояниями. Четырехугольная колонна солнца, именуемого Спасителем, и Геракла стояли на священном участке Великой богини в Мегалополисе (Павсаний VIII.31.4). Это, вероятно, был древний алтарь, как и те несколько блоков, обнаруженных в Кносском дворце, или алтарь, найденный на западном дворе дворца в Фесте.

5. Невеста Геракла Геба могла и не быть вечно юной богиней, а божеством, упомянутым в 48-м и 49-м орфических гимнах под именем "Гипта-матерь земная", которой был отдан на попечение Дионис. Прокл утверждает (Комментарий к "Тимею" Платона II.124.с) *, что она носила его на голове в корзине, которой веют зерно. Гипта отождествляется с Зевсом Сабазием (см.27.3) в двух древних надписях из Меонии, которую некогда населяло лидийско-фригийское племя. П. Кречмер* отождествляет ее с богиней Гепа, Гепит или Геба из Митанни. Эта богиня упоминается в текстах из Богаз-кей*. Очевидно, в Меонию этот культ пришел из Фракии. Если Геракл женится на Гебе, то миф относится к Гераклу, свершившему великие деяния во Фригии (см.131.h), Мисии (см.131.t) и Лидии (см.136.a-f), и его можно отождествить с Зевсом Сабазием. Гипта была хорошо известна на всем Ближнем Востоке. Наскальный рисунок в Хаттусе, в Ликаонии (см.13.2), изображает ее верхом на льве перед вступлением в священный брак с хеттским богом бури. Здесь ее зовут Гепату. Считается, что это хуррйтское слово, и проф. Б. Грозный ("Цивилизация хеттов и субареев", гл. XV) приравнивает ее к богине Хавва ("Матери всего живого"), которая в гл. 2 Бытия появляется под именем Евы. Б. Грозный упоминает хана- анейского принца Абдихепа из Иерусалима, а Адам, который женится на Еве, был героем-хранителем Иерусалима (Иероним. Толкования на "Послание к ефесянам" V.15).

Подготовлено по изданию:

Грейвс, Р.
Мифы Древней Греции / Р. Грейвс; Пер. с англ. К. П. Лукьяненко ; Под ред. и с послесл. А. А. Тахо-Годи. - М. : Прогресс, 1992. - 620 с.
© Издательство «Прогресс», 1992.

Подвиги Геракла. Керинейская лань (Опыт историософско-антропологического прочтения) | Александр Чупров | Онтологические прогулки

 

 

 

Четвертый подвиг Геракла — поимка Керинейской лани — по своему содержанию есть прямая противоположность первым трем, повествующим об усмирении и подчинении воле человека внешней и внутренней природы, то есть среды обитания и своих страстей, связанных с индивидуальной телесностью человека. Здесь же речь идет о самой специфической черте человека, отличающей его от животных: об эстетическом и при этом чувственно-любовном отношении к той же самой природе, с которой он вынужден постоянно бороться.

Сюжет мифа таков. Эврисфей (как обычно, по наущению богини Геры, являвшейся ему во сне) велел Гераклу доставить лань живой в Микены. Это было очень трудное задание, поскольку догнать быстроногую лань, не знаю­щую усталости, никто не мог. За Керинейской ланью Геракл отправился вместе с Иолаем, но тот вскоре отстал, поэтому дальше Геракл преследовал волшебное животное в одиночестве. На это ему потребовался целый год, пока он не настиг лань в северной стране Гиперборее — «земли за спиной у ледяного Борея» и затем на Дунае, откуда принёс росток оливы — символ мира. Впоследствии из него выросла олива в Олимпии, ветками которой увенчивали победителей олимпийских игр. Герой попытался было поймать животное, но оно всякий раз ускользало от него, а затем понеслось обратно на юг к родным местам — Керинейскому холму в Аркадии. Тогда Геракл ранил лань в ногу; когда та замедлила свой бег, намереваясь переправиться через реку Ладон (букв. оливовая, т.е. примиряющая) — приток реки Алфей, чей бог был безответно влюблен в Артемиду. При этом Геракл не пролил ни капли ее крови, поскольку стрела попала между сухожилием и костью. Лишь после этого Геракл смог схватить неуловимую лань и понести ее живой в Микены.

Дорогу ему преградили Артемида и Аполлон, которые потребовали вернуть добычу, поскольку лань — священное животное. Некоторые античные мифографы даже сообщают о столкновении Геракла с Аполлоном. Но Артемиду вполне удовлетворило объяснение Геракла о том, что таков приказ Эврисфея от имени Зевса. К тому же, герой пообещал ей принести обычную лань в жертву в храме Артемиды. На том и разошлись. Когда Геракл принес Эврисфею лань, тот «великодушно» отказался от нее, предложив герою ее зажарить и съесть, но подвиг засчитал. После чего Геракл, действительно, пожертвовал пойманную лань храму Артемиды. Но отломанный золотой рог лани, по-видимому, оставил себе.

Смысл четвёртого подвига мало очевиден. Некоторые мифологи, например, Р. Грейвс, характеризуют его как бы выпадающим из общего содержания мифологического цикла о Геракле[i]. И действительно, во всех других мифах — борьба с разными чудовищами, каковых в мифе о Керинейской лани попросту нет, а вместо борьбы — состязание героя и лани. Между тем этот миф является ключевым для понимания смысла и всей Гераклеи, и каждого последующего подвига героя. Но прежде о толковании самого мифа о Керинейской лани.

Его смысл связан с богами-двойнями Аполлоном и Артемидой, детьми Зевса и богини одухотворенно-возвышенной ночи[ii] Лето, родившейся от звезд и луны. Образ Лето — это образ богини-матери, прославленной в детях. Гера задержала богиню родов Илифию под облаками на Олимпе. Через Ириду (богиню радуги) боги одаривают Илифию ожерельем, и тогда с её помощью появляются на свет сначала Артемида, а затем Аполлон. Более того, родившаяся первой Артемида помогала матери разрешится от бремени. Смысл этой очередности очевиден – красота природы первична по отношению к искусству, покровителем которого стал Аполлон. Его образ соединяет воедино небо, землю и преисподнюю. Оба они символизируют красоту Космоса: Аполлон солнечную, Артемида лунную.

Поскольку Артемида — это олицетворение женского целомудрия, красоты самой природы, поэтому она не терпит, а иногда даже убивает тех, кто, домогаясь ее, пытается свести любовь исключительно к плотским наслаждениям[iii]. Атрибутами вечной девственницы Артемиды являются охотничий лук, стая собак и не знающие усталости лани с золотыми рогами и медными копытами. Их было четыре, а пятая лань не то сбежала по воле Геры, не то была специально послана Артемидой в Аркадию как наказание людям за насилие над девственной природой: лань опустошала поля. Опустошенное поле — аллегория природы, лишенная великолепия своей чувственной красоты. Убегающая лань — символ ускользающей красоты, которую можно созерцать бесконечно (без устали), но невозможно схватить, покуда не ранишь ее. Искупительная жертва Геракла символизирует то, что человеку не дано овладеть красотой девственной природы, не причинив ей боль утраты целомудрия.

А теперь о ключевом характере мифа о Керинейской лани во всем цикле мифов о Геракле. Миф о Керинейской лани — это аллегория привнесения в природный мир чувственной любви и красоты. Он сюжетно связывает предыдущие три мифа о Немейском льве, Лернейской гидре и Стимфалийских птицах со всеми последующими, включая миф об обретении Гераклом бессмертия в сонме Олимпийских богов.

 

 

 

[ii] Есть и другой символ рожденной из Хаоса, так сказать, низменной ночи Нюкты (Νυκτός, ночь) — сестры мрака, Эреба (Ἔρεβος, мрак, тьма).

Мифы Древней Греции. Яблоки Гесперид (Двенадцатый подвиг)

Самым трудным подвигом Геракла на службе у Эврисфея был его последний, двенадцатый подвиг. Он должен был отправиться к великому титану Атласу, который держит на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми смотрели дочери Атласа геспериды, три золотых яблока. Яблоки эти росли на золотом дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно было прежде всего узнать путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз сном.
Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии и Европе, прошел он и все страны, которые проходил раньше по пути за коровами Гериона; всюду Геракл расспрашивал о пути, но никто не знал его. В своих поисках зашел он на самый крайний север, к вечно катящей свои бурные, беспредельные воды реке Эридану. На берегах Эридана с почетом встретили великого сына Зевса прекрасные нимфы и дали ему совет, как узнать путь в сады гесперид. Геракл должен был напасть врасплох на морского вещего старца Нерея, когда он выйдет на берег из морской пучины, и узнать у него путь к гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого пути. Геракл долго искал Немея. Наконец, удалось ему найти Нерея на берегу моря. Геракл напал на морского бога. Трудна была борьба с морским богом. Чтобы освободиться от железных объятий Геракла, Нерей принимал всевозможные виды, но все-таки не выпускал его герой. Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось, чтобы получить свободу, открыть Гераклу тайну пути в сады Гесперид. Узнав эту тайну, сын Зевса отпустил морского старца и отправился в далекий путь.
Опять пришлось ему идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея, сына Посейдона, бога морей, и богини земли Геи, которая его родила, вскормила и воспитала. Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех, кого побеждал в борьбе, немилосердно убивал. Великан потребовал, чтобы и Геракл боролся с ним. Никто не мог победить Антея в единоборстве, не зная тайны, откуда великан получал во время борьбы все новые и новые силы. Тайна же была такова: когда Антей чувствовал, что начинает терять силы, он прикасался к земле, своей матери, и обновлялись его силы: он черпал их у своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли и поднять его на воздух, как исчезали его силы. Долго боролся Геракл с Антеем. несколько раз он валил его на землю, но только прибавлялось силы у Антея. Вдруг во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко на воздух, - иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его.
Дальше пошел Геракл и пришел в Египет. Там, утомленный длинным путем, уснул он в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта, сын Посейдона и дочери Эпафа Лисианассы, Бусирис, и велел связать спящего героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет был неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что прекратится неурожай только в том случае, если будет Бусирис ежегодно приносить в жертву Зевсу чужеземца. Бусирис велел схватить прорицателя Фрасия и первым принес его в жертву. С тек пор жестокий царь приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал великий герой веревки, которыми он был связан, и убил у жертвенника самого Бусириса и сына его Амфидаманта. Так был наказан жестокий царь Египта.
Много еще пришлось встретить Гераклу на пути своем опасностей, пока достиг он края земли, где стоял великий титан Атлас. С изумлением смотрел герой на могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный свод.
- О, великий титан Атлас! - обратился к нему Геракл, - я сын Зевса, Геракл. Меня прислал к тебе Эврисфей, царь богатых золотом Микен. Эврисфей повелел мне достать у тебя три золотых яблока с золотого дерева в садах гесперид.
- Я дам тебе три яблока, сын Зевса, - ответил Атлас, - ты же, пока я буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать на плечах своих небесный свод.
Геракл согласился. Он встал на место Атласа. Невероятная тяжесть опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и удержал небесный свод. Страшно давила тяжесть на могучие плечи Геракла. Он согнулся под тяжестью неба, его мускулы вздулись, как горы, пот покрыл все его тело от напряжения, но нечеловеческие силы и помощь богини Афины дали ему возможность держать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлас с тремя золотыми яблоками. Вернувшись, Атлас сказал герою:
- Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в Микены, а ты подержи до моего возвращения небесный свод; потом я встану опять на твое место.
Геракл понял хитрость Атласа, он понял, что хочет титан совсем освободиться от своего тяжелого труда, и против хитрости применил хитрость.
- Хорошо, Атлас, я согласен! - ответил Геракл. - Только позволь мне прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы не давил их так ужасно небесный свод.
Атлас встал опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл же поднял лук свой и колчан со стрелами, взял свою палицу и золотые яблоки и сказал:
- Прощай, Атлас! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками гесперид, вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу.
С этими словами Геракл ушел от титана, и снова пришлось Атласу держать, как и прежде, на могучих плечах своих небесный свод. Геракл же вернулся к Эврисфею и отдал ему золотые яблоки. Эврисфей подарил их Гераклу, а он подарил яблоки своей покровительнице, великой дочери Зевса Афине-Палладе. Афина вернула яблоки гесперидам, чтобы вечно оставались они в садах.
После своего двенадцатого подвига Геракл освободился от службы у Эврисфея. Теперь он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался там сын Зевса. Ждали его новые подвиги. Он отдал жену свою Мегару в жены другу своему Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф.
Но не одни победы ждали его, ждали Геракла и тяжкие беды, так как по-прежнему преследовала его великая богиня Гера.

Древне-греческая мифология. Геракл

Мифологический словарь
А-Антиг Антик-Аякс Б В Г Д Е З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Э Я
Словарь идентичен словарю расположенному по адресу http://www.mify.org

[1] Геракл (у римлян Геркулес) - величайший герой Греции. Первоначально он считался солнечным богом, разящим своими не знающими промаха стрелами все темное и злое, богом, исцеляющим и посылающим болезни. Он имел много общего с богом Аполлоном. Но Геракл - бог и герой, встречающийся не только у греков; подобных героев-богов мы знаем много. Из них особенно интересен вавилонский Гильгамеш и финикийский Мелькарт, мифы о которых оказали влияние на мифы о Геракле; и эти герои ходили на край света, совершали великие подвиги и страдали, подобно Гераклу. Поэты всех времен постоянно пользовались мифами о Геракле; их внимание привлекали подвиги, и страдания, которые выпали на долю Геракла. В звездную ночь мы можем видеть Геракла (под его римским названием Геркулеса) на небе, так как его именем называется одно из созвездий, а рядом с созвездием Геркулеса мы видим созвездие Гидры, той чудовищной многоголовой гидры, которую убил Геракл.

Мифы о Геракле изложены по трагедиям Софокла ("Трахинянки") и Еврипида ("Геракл"), а также по сказаниям, упоминаемым в "Описании Эллады" Павсания

В Микенах[1] правил царь Электрион. У него похитили телебои[2], под предводительством сыновей царя Птерелая, стада. Телебои убили сыновей Электриона, когда они хотели отбить похищенное. Царь Электрион объявил тогда, что он отдаст руку своей красавицы-дочери Алкмены тому, кто вернет ему стада и отомстит за смерть его сыновей. Герою Амфитриону удалось без боя вернуть стада Электриону, так как царь телебоев Птерелай поручил охранять похищенные стада царю Элиды[3] Поликсену, а тот их отдал Амфитриону. Вернул Амфитрион Электриону его стада и получил руку Алкмены. Недолго оставался Амфитрион в Микенах. Во время свадебного пира, в споре из-за стад, Амфитрион убил Электриона, и пришлось ему с женой Алкменой бежать из Микен. Алкмена последовала за своим молодым мужем на чужбину только под тем условием, что он отомстит сыновьям Птерелая за убийство ее братьев. Поэтому, прибыв в Фивы, к царю Креонту, у которого нашел себе Амфитрион пристанище, он отправился с войском против телебоев. В его отсутствие Зевс, плененный красотой Алкмены, явился к ней, приняв образ Амфитриона. Вскоре вернулся и Амфитрион. И вот от Зевса и Амфитриона должны были родиться у Алкмены два сына-близнеца. В тот день когда должен был родиться великий сын Зевса и Алкмены, собрались боги на высоком Олимпе. Радуясь, что скоро родится у него сын, эгидодержавный Зевс сказал богам:

- Выслушайте, боги и богини, что я скажу вам: велит мне сказать это мое сердце! Сегодня родится великий герой; он будет властвовать над всеми своими родственниками, которые ведут свой род от сына моего, великого Персея. Но жена Зевса, царственная Гера, гневавшаяся, что Зевс взял себе в жены смертную Алкмену, решила хитростью лишить власти над всеми персеидами сына Алкмены - она уже прежде рождения ненавидела сына Зевса. Поэтому, скрыв в глубине сердца свою хитрость, Гера сказала Зевсу:

- Ты говоришь неправду, великий громовержец! Никогда не исполнишь ты своего слова! Дай мне великую нерушимую клятву богов, что тот, который родится сегодня первым в роде персеидов, будет повелевать своими родственниками. Овладела разумом Зевса богиня обмана Ата, и, не подозревая хитрости Геры, громовержец дал нерушимую клятву. Тотчас покинула Гера светлый Олимп и на своей золотой колеснице понеслась в Аргос. Там ускорила она рождение сына у богоравной жены персеида Сфенела, и появился на свет в этот день в роде Персея слабый, больной ребенок, сын Сфенела, Эврисфей. Быстро вернулась Гера на светлый Олимп и сказала великому тучегонителю Зевсу:

- О, мечущий молнии Зевс-отец, выслушай меня! Сейчас родился в славном Аргосе у персеида Сфенела сын Эврисфей. Он первым родился сегодня и должен повелевать всеми потомками Персея. Опечалился великий Зевс, теперь только понял он все коварство Геры. Он разгневался на богиню обмана Ату, овладевшую его разумом; в гневе схватил ее Зевс за волосы и низвергнул со светлого Олимпа. Повелитель богов и людей запретил ей являться на Олимп. С тех пор богиня обмана Ата живет среди людей. Зевс облегчил судьбу своего сына. Он заключил с Герой нерушимый договор, что сын его не всю свою жизнь будет находиться под властью Эврисфея. Лишь двенадцать великих подвигов совершит он по поручению Эврисфея, а после не только освободиться от его власти, но даже получит бессмертие. Громовержец знал, что много великих опасностей придется преодолеть его сыну, поэтому он повелел своей любимой дочери Афине-Палладе помогать сыну Алкмены. Часто приходилось потом печалиться Зевсу, когда он видел, как сын его несет великие труды на службе у слабого трусливого Эврисфея, но не мог он нарушить данную Гере клятву. В один день с рождением сына Сфенела родились и у Алкмены близнецы: старший - сын Зевса, названный при рождении Алкидом, и младший - сын Амфитриона, названный Ификлом. Алкид и был величайшим сыном Греции. Он назван был позднее прорицательницей пифией Гераклом. Под этим именем прославился он, получил бессмертие и был принят в сонм светлых богов Олимпа. Гера стала преследовать Геракла с самого первого дня его жизни. Узнав, что Геракл родился и лежит, завернутый в пеленки, с братом своим Ификлом, она, чтобы погубить новорожденного героя, послала двух змей. Была уже ночь, когда вползли, сверкая глазами, в покой Алкмены змеи. Тихо подползли они к колыбели, где лежали близнецы, и уже хотели, обвившись вокруг тела маленького Геракла, задушить его, как проснулся сын Зевса. Он протянул свои маленькие ручки к змеям, схватил их за шеи и сдавил с такой силой, что сразу задушил их. В ужасе вскочила Алкмена со своего ложа; увидев змей в колыбели, громко закричали бывшие в покое женщины. Все бросились к колыбели Алкида. На крик женщин с обнаженным мечом прибежал Амфитрион. Окружили все колыбель и увидели необычайное чудо: маленький новорожденный Геракл держал двух громадных задушенных змей, которые еще слабо извивались в его крошечных руках. Пораженный силой своего приемного сына, Амфитрион призвал прорицателя Тиресия и вопросил его о судьбе новорожденного. Тогда вещий старец поведал, сколько великих подвигов совершит Геракл, и предсказал, что он достигнет в конце своей жизни бессмертия. Узнав, какая великая слава ждет старшего сына Алкмены, Амфитрион дал ему воспитание, достойное героя. Не только о развитии силы Геракла заботился Амфитрион, он заботился и об его образовании. Его учили читать, писать, петь и играть на кифаре. Но далеко не такие успехи оказывал в науках и музыке Геракл, какие оказывал он в борьбе, стрельбе из лука и умении владеть оружием. Часто приходилось учителю музыки, брату Орфея Лину, сердиться на своего ученика и даже наказывать его. Однажды во время урока Лин ударил Геракла, раздраженный его нежеланием учиться. Рассерженный Геракл схватил кифару и ударил ею Лина по голове. Не рассчитал силы удара юный Геракл. Удар кифары был так силен, что Лин упал убитым на месте. Призвали в суд Геракла за это убийство. Оправдываясь, сказал сын Алкмены:

- Ведь говорит же справедливейший из судей Радаманф, что всякий, кого ударят, может ответить ударом на удар. Оправдали судьи Геракла, но отчим его Амфитрион, боясь, чтобы не случилось еще чего-нибудь подобного, послал Геракла в лесистый Киферон пасти стада.

[1] Одни из древнейших городов Греции, находился в Арголиде на Пелопоннесе.

[2] Племя, жившее на западе средней Греции, в Акарнании.

[3] Область на северо-западе Пелопоннеса.

Вырос в лесах Киферона Геракл и стал могучим юношей. Ростом он был на целую голову выше всех, а сила его далеко превосходила силу человека. С первого взгляда можно было узнать в нем сына Зевса, особенно по глазам, которые светились каким-то необычайным, божественным светом. Никто не был равен Гераклу ловкостью в военных упражнениях, а луком и копьем владел он так искусно, что никогда не промахивался. Будучи еще юношей, Геракл убил грозного киферонского льва, жившего на вершинах гор. Юный Геракл напал на него, убил и снял с него шкуру. Эту шкуру надел он на себя, накинул ее, как плащ, на свои могучие плечи, Лапами он связал ее у себя на груди, а шкура с головы льва служила ему шлемом. Геракл сделал себе огромную палицу из вырванного им с корнями в Немейской роще твердого, как железо, ясеня. Меч Гераклу подарил Гермес, лук и стрелы - Аполлон, золотой панцирь сделал ему Гефест, а Афина сама соткала для него одежду. Возмужав, Геракл победил царя Орхомена Эргина, которому Фивы платили ежегодно большую дань. Он убил во время битвы Эргина, а на минийский Орхомен наложил дань, которая была вдвое больше, чем та, что платили Фивы. За этот подвиг царь Фив Креонт отдал Гераклу в жены свою дочь Мегару, а боги послали ему трех прекрасных сыновей. Счастливо жил Геракл в семивратных Фивах. Но великая богиня Гера по-прежнему пылала ненавистью к сыну Зевса. Она наслала на Геракла ужасную болезнь. Лишился разума великий герой, безумие овладело им. В припадке неистовства Геракл убил всех своих детей и детей своего брата Ификла. Когда же прошел припадок, глубокая скорбь овладела Гераклом. Очистившись от скверны совершенного им невольного убийства, Геракл покинул Фивы и отправился в священные Дельфы вопросить бога Аполлона, что ему делать. Аполлон повелел Гераклу отправиться на родину его предков в Тиринф и двенадцать лет служить Эврисфею. Устами пифии сын Латоны предсказал Гераклу, что он получит бессмертие, если исполнит по повелению Эврисфея двенадцать великих подвигов.

Геракл поселился в Тиринфе и стал слугой слабого, трусливого Эврисфея. Эврисфей боялся могучего героя и не пускал его в Микены. Все приказания свои передавал он сыну Зевса в Тиринф через своего вестника Копрея.

Гераклу недолго пришлось ждать первого поручения царя Эврисфея. Он поручил Гераклу убить немейского льва. Этот лев, порожденный Тифоном и Ехидной, был чудовищной величины. Он жил около города Немеи[1] и опустошал все окрестности. Геракл смело отправился на опасный подвиг. Прибыв в Немею, тотчас отправился он в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда герой достиг склонов гор. Нигде не видно было ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев. Все живое бежало из этих мест в страхе перед ужасным львом. Долго искал Геракл по лесистым склонам гор и в ущельях логовище льва, наконец, когда уже солнце стало склоняться к западу, нашел Геракл в мрачном ущелье логовище; оно находилось в громадной пещере, имевшей два выхода. Геракл завалил один ив выходов громадными камнями и стал ждать льва, скрывшись за камнями. Совсем к вечеру, когда уже надвигались сумерки, показался чудовищный лев с длинной косматой гривой. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил одну за другой три стрелы во льва, но стрелы отскочили от его шкуры - она была тверда, как сталь. Грозно зарычал лев, рычанье его раскатилось, подобно грому, по горам. Озираясь во все стороны, лев стоял в ущелье и искал горящими яростью глазами того, кто осмелился пустить в него стрелы. Но вот он увидел Геракла и бросился громадным прыжком на героя. Как молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва. Лев упал на землю, оглушенный страшным ударом; Геракл бросился на льва, обхватил его своими могучими руками и задушил. Взвалив на свои могучие плечи убитого льва, Геракл вернулся в Немею, принес жертву Зевсу и учредил в память своего первого подвига немейские игры[2]. Когда Геракл принес убитого им льва в Микены, Эврисфей побледнел от страха, взглянув на чудовищного льва. Царь Микен понял, какой нечеловеческой силой обладает Геракл. Он запретил ему даже приближаться к воротам Микен; когда же Геракл приносил доказательства своих подвигов, Эврисфей с ужасом смотрел на них с высоких микенских стен.

[1] Город в Арголиде, на северо-востоке Пелопоннеса.

[2] Немейские игры - общегреческое празднество, происходившее каждые два года в Немейской долине в Арголиде; справлялись они в честь Зевса в середине лета. Во время игр, продолжавшихся несколько дней, состязались в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья; а также в беге колесниц. Во время игр объявлялся всеобщий мир во всей Греции.

После первого подвига Эврисфей послал Геракла убить лернейскую гидру. Это было чудовище с телом змеи и девятью головами дракона. Как и немейский лев, гидра была порождена Тифоном и Ехидной. Жила гидра в болоте около города Лерны[1] и, выползая их своего логовища, уничтожала целые стада и опустошала все окрестности. Борьба с девятиголовой гидрой была опасна потому, что одна из голов ее была бессмертна. Отправился в путь к Лерне Геракл с сыном Ификла Иолаем. Прибыв к болоту у города Лерны, Геракл оставил Иолая с колесницей в близлежащей роще, а сам отправился искать гидру. Он нашел ее в окруженной болотом пещере. Раскалив докрасна свои стрелы, стал Геракл пускать их одну за другой в гидру. В ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла, извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, из мрака пещеры, грозно поднялась на своем громадном хвосте и хотела уже броситься на героя, но наступил ей сын Зевса ногой на туловище и придавил к земле. Своим хвостом гидра обвилась вокруг ног Геракла и силилась свалить его. Как непоколебимая скала, стоял герой и взмахами тяжелой палицы одну за другой сбивал головы гидры. Как вихрь, свистела в воздухе палица; слетали головы гидры, но гидра все-таки была жива. Тут Геракл заметил, что у гидры на месте каждой сбитой головы вырастают две новые. Явилась и помощь гидре. Из болота выполз чудовищный рак и впился своими клещами в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь своего друга Иолая. Иолай убил чудовищного рака, зажег часть ближней рощи и горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл сбивал своей палицей головы. Новые головы перестали вырастать у гидры. Все слабее и слабее сопротивлялась она сыну Зевса. Наконец и бессмертная голова слетела у гидры. Чудовищная гидра была побеждена и рухнула мертвой на землю. Глубоко зарыл ее бессмертную голову победитель Геракл и навалил на нее громадную скалу, чтобы не могла она опять выйти на свет. Затем рассек великий герой тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С тех пор раны от стрел Геракла стали неизлечимыми. С великим торжеством вернулся Геракл в Тиринф. Но там ждало его уже новое поручение Эврисфея.

[1] Город на берегу Арголидского залива в Арголиде.

Эврисфей поручил Гераклу перебить стимфалийских птиц. Чуть не в пустыню обратили эти птицы все окрестности аркадского города Стимфала. Они нападали и на животных, и на людей и разрывали их своими медными когтями и клювами. Но самое страшное было то, что перья этих птиц были из твердой бронзы, и птицы, взлетев, могли ронять их, подобно стрелам, на того, кто вздумал бы напасть на них. Трудно было Гераклу выполнить это поручение Эврисфея. На помощь ему пришла воительница Афина-Паллада. Она дала Гераклу два медных тимпана, их выковал бог Гефест, и велела Гераклу встать на высоком холме у того леса, где гнездились стимфалийские птицы, и ударить в тимпаны; когда же птицы взлетят - перестрелять их из лука. Так и сделал Геракл. Взойдя на холм, он ударил в тимпаны, и поднялся такой оглушительный звон, что птицы громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться над ним. Они дождем сыпали свои острые, как стрелы, перья на землю, но не попадали перья в стоявшего на холме Геракла. Схватил свой лук герой и стал разить птиц смертоносными стрелами. В страхе взвились за облака стимфалийские птицы и скрылись из глаз Геракла. Улетели птицы далеко за пределы Греции, на берега Эвксинского Понта[1], и больше никогда не возвращались в окрестности Стимфала. Так исполнил Геракл это поручение Эврисфея и вернулся в Тиринф, но тотчас же пришлось ему отправиться на еще более трудный подвиг.

[1] Так называли греки Черное море.

Эврисфей знал, что в Аркадии живет чудесная керинейская лань, посланная богиней Артемидой в наказание людям. Лань эта опустошала поля. Эврисфей послал Геракла поймать ее и велел ему живой доставить лань в Микены. Эта лань была необычайно красива, рога у нее были золотые, а ноги медные. Подобно ветру, носилась она по горам и долинам Аркадии, не зная никогда усталости. Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она неслась через горы, через равнины, прыгала через пропасти, переплывала реки. Все дальше и дальше на север бежала лань. Не отставал от нее герой, он преследовал ее, не упуская из виду. Наконец Геракл достиг в погоне за падью крайнего севера - страны гипербореев и истоков Истра[1]. Здесь лань остановилась. Герой хотел схватить ее, но ускользнула она и, как стрела, понеслась назад, на юг. Опять началась погоня. Гераклу удалось только в Аркадии настигнуть лань. Даже после столь долгой погони не потеряла она сил. Отчаявшись поймать лань, Геракл прибег к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань стрелой в ногу, и только тогда удалось ему поймать ее. Геракл взвалил чудесную лань на плечи и хотел уже нести ее в Микены, как предстала пред ним разгневанная Артемида и сказала:

- Разве не знал ты, Геракл, что лань эта моя? Зачем оскорбил ты меня, ранив мою любимую лань? Разве не знаешь, что не прощаю я обиды? Или ты думаешь, что ты могущественнее богов-олимпийцев? С благоговением склонился Геракл перед прекрасной богиней и ответил:

- О, великая дочь Латоны, не вини ты меня! Никогда не оскорблял я бессмертных богов, живущих на светлом Олимпе; всегда чтил я небожителей богатыми жертвами и никогда не считал себя равным им, хотя и сам я - сын громовержца Зевса. Не по своей воле преследовал я твою лань, а по повелению Эврисфея. Сами боги повелели мне служить ему, и не смею я ослушаться Эврисфея! Артемида простила Гераклу его вину. Великий сын громовержца Зевса принес живой в Микены керинейскую лань и отдал ее Эврисфею.

[1] Современный Дунай; греки, плохо зная географию, думали, что Дунай берет свое начало на крайнем севере земли.

После охоты на медноногую лань, продолжавшейся целый год, недолго отдыхал Геракл. Эврисфей опять дал ему поручение: Геракл должен был убить эриманфского кабана. Этот кабан, обладавший чудовищной силой, жил на горе Эриманфе[1] и опустошал окрестности города Псофиса[1]. Он не давал и людям пощады и убивал их своими огромными клыками. Геракл отправился к горе Эриманфу. По дороге навестил он мудрого кентавра Фола. С почетом принял Фол великого сына Зевса и устроил для него пир. Во время пира кентавр открыл большой сосуд с вином, чтобы угостить получше героя. Далеко разнеслось благоухание дивного вина. Услыхали это благоухание и другие кентавры. Страшно рассердились они на Фола за то, что он открыл сосуд. Вино принадлежало не одному только Фолу, а было достоянием всех кентавров. Кентавры бросились к жилищу Фола и напали врасплох на него и Геракла, когда они вдвоем весело пировали, украсив головы венками из плюща. Геракл не испугался кентавров. Он быстро вскочил со своего ложа и стал бросать в нападавших громадные дымящиеся головни. Кентавры обратились в бегство, а Геракл ранил их своими ядовитыми стрелами. Герой преследовал их до самой Малеи. Там укрылись кентавры у друга Геракла, Хирона, мудрейшего из кентавров. Следом за ними в пещеру ворвался и Геракл. В гневе натянул он свой лук, сверкнула в воздухе стрела и вонзилась в колено одного из кентавров. Не врага поразил Геракл, а своего друга Хирона. Великая скорбь охватила героя, когда он увидал, кого ранил. Геракл спешит омыть и перевязать рану друга, но ничто не может помочь. Знал Геракл, что рана от стрелы, отравленной желчью гидры, неизлечима. Знал и Хирон, что грозит ему мучительная смерть. Чтобы не страдать от раны, он впоследствии добровольно сошел в мрачное царство Аида. В глубокой печали Геракл покинул Хирона и вскоре достиг горы Эриманфа. Там в густом лесу он нашел грозного кабана и выгнал его криком из чащи. Долго преследовал кабана Геракл, и, наконец, загнал его в глубокий снег на вершине горы. Кабан увяз в снегу, а Геракл, бросившись на него, связал его и отнес живым в Микены. Когда Эврисфей увидал чудовищного кабана, то от страха спрятался в большой бронзовый сосуд.

[1] Гора и одноименный с ней город в Аркадии на Пелопоннесе, там же и город Псофис.

Вскоре Эврисфей дал новое поручение Гераклу. Он должен был очистить от навоза весь скотный двор Авгия, царя Элиды [1], сына лучезарного Гелиоса. Бог солнца дал своему сыну неисчислимые богатства. Особенно многочисленны были стада Авгия. Среди его стад было триста быков с белыми, как снег, ногами, двести быков были красные, как сидонский пурпур, двенадцать быков, посвященные богу Гелиосу, были белые, как лебеди, а один бык, отличавшийся необыкновенной красотой, сиял, подобно звезде. Геракл предложил Авгию очистить в один день весь его громадный скотный двор, если он согласится отдать ему десятую часть своих стад. Авгий согласился. Ему казалось невозможным выполнить такую работу в один день. Геракл же сломал с двух противоположных сторон стену, окружавшую скотный двор, и отвел в него воду двух рек, Алфея и Пенея. Вода этих рек в один день унесла весь навоз со скотного двора, а Геракл опять сложил стены. Когда герой пришел к Авгию требовать награды, то гордый царь не отдал ему обещанной десятой части стад, и пришлось ни с чем вернуться в Тиринф Гераклу. Страшно отомстил великий герой царю Элиды. Через несколько лет, уже освободившись от службы у Эврисфея, Геракл вторгся с большим войском в Элиду, победил в кровопролитной битве Авгия и убил его своей смертоносной стрелой. После победы собрал Геракл войско и всю богатую добычу у города Писы, принес жертвы олимпийским богам и учредил олимпийские игры[2], которые и справлялись с тех пор всеми греками каждые четыре года на священной равнине, обсаженной самим Гераклом посвященными богине Афине-Палладе оливами. Геракл отомстил и всем союзникам Авгия. Особенно же поплатился царь Пилоса Нелей. Геракл, придя с войском к Пилосу, взял город и убил Нелея и одиннадцать его сыновей. Не спасся и сын Нелея Периклимен, которому дал властитель моря Посейдон дар обращаться в льва, змею и пчелу. Геракл убил его, когда, обратившись в пчелу, Периклимен сел на одну из лошадей, запряженных в колесницу Геракла. Один лишь сын Нелея Нестор остался в живых. Впоследствии прославился Нестор среди греков своими подвигами и великой мудростью.

[1] Область на северо-западе Пелопоннеса.

[2] Олимпийские игры - важнейшее из общегреческих празднеств, во время которого объявлялся во всей Греции всеобщий мир. За несколько месяцев до игр по всей Греции и греческим колониям рассылались послы, приглашавшие на игры в Олимпию. Игры справлялись раз в четыре года. На них происходили состязания в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья, а также в беге колесниц. Победители на играх получали в награду оливковый венок и пользовались великим почетом. Греки вели летоисчисление по олимпийским играм, считая первыми происходившие в 776 г. до н. э. Существовали олимпийские игры до 393 г. н. э., когда они были запрещены императором Феодосием как несовместимые с христианством. Через 30 лет император Феодосий II сжег храм Зевса в Олимпии и все роскошные здания, украшавшие то место, где происходили олимпийские игры. Они обратились в развалины и постепенно были занесены песком реки Алфея. Только раскопки, производившиеся на месте Олимпии в XIX в. н. э., главным образом с 1875 и по 1881 г., дали нам возможность получить точное представление о былой Олимпии и об олимпийских играх.

Чтобы выполнить седьмое поручение Эврисфея, Гераклу пришлось покинуть Грецию и отправиться на остров Крит. Эврисфей поручил ему привести в Микены критского быка. Этого быка царю Крита Миносу, сыну Европы, послал колебатель земли Посейдон; Минос должен был принести быка в жертву Посейдону. Но Миносу жалко приносить в жертву такого прекрасного быка - он оставил его в своем стаде, а в жертву Посейдону принес одного из своих быков. Посейдон разгневался на Миноса и наслал на вышедшего из моря быка бешенство. По всему острову носился бык и уничтожал все на своем пути. Великий герой Геракл поймал быка и укротил. Он сел на широкую спину быка и переплыл на нем через море с Крита на Пелопоннес. Геракл привел быка в Микены, но Эврисфей побоялся оставить быка Посейдона в своем стаде и пустил его на волю. Почуя опять свободу, понесся бешеный бык через весь Пелопоннес на север и наконец прибежал в Аттику на Марафонское поле. Там его убил великий афинский герой Тесей.

После укрощения критского быка Гераклу, по поручению Эврисфея, пришлось отправиться во Фракию к царю бистонов[1] Диомеду. У этого царя были дивной красоты и силы кони. Они были прикованы железными цепями в стойлах, так как никакие путы не могли удержать их. Царь Диомед кормил этих коней человеческим мясом. Он бросал им на съедение всех чужеземцев, которые, гонимые бурей, приставали к его городу. К этому фракийскому царю и явился со своими спутниками Геракл. Он завладел конями Диомеда и увел их на свой корабль. На берегу настиг Геракла сам Диомед со своими воинственными бистонами. Поручив охрану коней своему любимому Абдеру, сыну Гермеса, Геракл вступил в бой с Диомедом. Немного было спутников у Геракла, но все же побежден был Диомед и пал в битве. Геракл вернулся к кораблю. Как велико было его отчаяние, когда он увидел, что дикие кони растерзали его любимца Абдера. Геракл устроил пышные похороны своему любимцу, насыпал высокий холм на его могиле, а рядом с могилой основал город и назвал его в честь своего любимца Абдерой. Коней же Диомеда Геракл привел к Эврисфею, а тот велел выпустить их на волю. Дикие кони убежали в горы Ликейона[2], покрытые густым лесом, и были там растерзаны дикими зверями.

[1] Бистоны - мифический народ, живший, по мнению греков, во Фракии.

[2] Горы на Пелопоннесе.

В основном изложено по трагедии Еврипида "Алкестида"

Когда Геракл плыл на корабле по морю к берегам Фракии за конями царя Диомеда, то он решил посетить своего друга, царя Адмета, так как путь лежал мимо города Фер[1], где правил Адмет. Тяжелое время для Адмета выбрал Геракл. Великое горе царило в доме царя Фер. Его жена Алкестида должна была умереть. Некогда богини судьбы, великие мойры, по просьбе Аполлона определили, что Адмет может избавиться от смерти, если в последний час его жизни кто-либо согласится добровольно сойти вместо него в мрачное царство Аида. Когда настал час смерти, Адмет просил своих престарелых родителей, чтобы кто-нибудь из них согласился умереть вместо него, но родители отказались. Не согласился никто и из жителей Фер умереть добровольно за царя Адмета. Тогда молодая, прекрасная Алкестида решилась пожертвовать своей жизнью за любимого мужа. В тот день, когда должен был умереть Адмет, приготовилась к смерти его жена. Она омыла тело и надела погребальные одежды и украшения. Подойдя к домашнему очагу, обратилась Алкестида к богине Гестии, дающей счастье в доме, с горячей молитвой: - О, великая богиня! Последний раз преклоняю я здесь пред тобой колени. Я молю тебя, защити моих детей-сирот, ведь я должна сегодня сойти в царство мрачного Аида. О, не дай ты им умереть, как умираю я, безвременно! Пусть счастлива и богата будет их жизнь здесь, на родине. Затем обошла Алкестида все алтари богов и украсила их миртом. Наконец, ушла она в свои покои и упала в слезах на свое ложе. Пришли к ней ее дети - сын и дочь. Горько рыдали они на груди матери. Плакали и служанки Алкестиды. В отчаянии Адмет обнял свою молодую жену и молил ее не покидать его. Уже готова к смерти Алкестида; уже приближается неслышными шагами к дворцу царя Фер ненавистный богам и людям бог смерти Танат, чтобы срезать мечом прядь волос с головы Алкестиды. Сам златокудрый Аполлон просил его отдалить час смерти жены его любимца Адмета, но неумолим Танат. Чувствует Алкестида приближение смерти. В ужасе восклицает она: - О, близится уже ко мне двухвесельная ладья Харона, и грозно кричит мне перевозчик душ умерших, правя ладьей: "Что же ты медлишь? Спеши, спеши! Не терпит время! Не задерживай нас. Готово все! Спеши же!" О, пустите меня! Слабеют мои ноги. Близится смерть. Черная ночь покрывает мои очи! О, дети, дети! Уже не жива ваша мать! Живите счастливо! Адмет, мне была дороже моей собственной жизни твоя жизнь. Пусть лучше тебе, а не мне светит солнце. Адмет, ты любишь не меньше меня наших детей. О, не бери ты в дом им мачеху, чтобы она не обижала их!

Страдает несчастный Адмет.

- Всю радость жизни уносишь ты с собой, Алкестида! - восклицает он, - всю жизнь теперь я буду горевать о тебе. О, боги, боги, какую жену отнимаете вы у меня! Чуть слышно говорит Алкестида: - Прощай! Уже навек закрылись мои глаза. Прощайте, дети! Теперь ничто я. Прощай, Адмет! - О, взгляни же еще хоть раз! Не покидай детей! О, дай и мне умереть! - со слезами воскликнул Адмет. Закрылись глаза Алкестиды, холодеет ее тело, умерла она. Безутешно рыдает над умершей Адмет и горько сетует на судьбу свою. Он велит приготовить жене своей пышные похороны. Восемь месяцев велит он всем в городе оплакивать Алкестиду, лучшую из женщин. Весь город полон скорби, так как все любили добрую царицу. Уже готовились нести тело Алкестиды к ее гробнице, как в город Феры приходит Геракл. Он идет ко дворцу Адмета и встречает своего друга в воротах дворца. С почетом встретил Адмет великого сына эгидодержавного Зевса. Не желая опечалить гостя, старается скрыть Адмет от него свое горе. Но Геракл сразу заметил, что глубоко опечален друг его, и спросил о причине его скорби. Адмет дает неясный ответ Гераклу, и он решает, что у Адмета умерла дальняя родственница, которую приютил царь у себя после смерти отца. Велит своим слугам Адмет провести Геракла в комнату для гостей и устроить для него богатый пир, а двери на женскую половину запереть, чтобы не долетали до слуха Геракла стоны скорби. Не подозревая, какое несчастье постигло его друга, Геракл весело пирует во дворце Адмета. Кубок за кубком выпивает он. Тяжело слугам прислуживать веселому гостю - ведь они знают, что нет уже в живых их любимой госпожи. Как ни стараются они, по приказанию Адмета, скрыть свое горе, все же Геракл замечает слезы на их глазах и печаль на лицах. Он зовет одного из слуг пировать с ним, говорит, что вино даст ему забвение и разгладит на челе морщины печали, но слуга отказывается. Тогда догадывается Геракл, что тяжкое горе постигло дом Адмета. Он начинает расспрашивать слугу, что случилось с его другом, и, наконец, слуга говорит ему: - О, чужеземец, жена Адмета сошла сегодня в царство Аида. Опечалился Геракл. Ему стало больно, что пировал он в венке из плюща и пел в доме друга, которого постигло такое великое горе. Геракл решил отблагодарить благородного Адмета за то, что, несмотря на постигшее его горе, он все-таки так гостеприимно принял его. Быстро созрело у великого героя решение отнять у мрачного бога смерти Таната его добычу - Алкестиду. Узнав у слуги, где находится гробница Алкестиды, он спешит скорее туда. Спрятавшись за гробницей, Геракл ждет, когда прилетит Танат напиться у могилы жертвенной крови. Вот послышались взмахи черных крыльев Таната, повеяло могильным холодом; прилетел к гробнице мрачный бог смерти и жадно припал губами к жертвенной крови. Геракл выскочил из засады и бросился на Таната. Охватил он бога смерти своими могучими руками, и началась меж ними ужасная борьба. Напрягая все свои силы, борется Геракл с богом смерти. Сдавил своими костлявыми руками грудь Геракла Танат, он дышит на него своим леденящим дыханием, а от крыльев его веет на героя холод смерти. Все же могучий сын громовержца Зевса победил Таната. Он связал Таната и потребовал как выкуп за свободу, чтобы вернул бог смерти к жизни Алкестиду. Танат подарил Гераклу жизнь жены Адмета, и повел ее великий герой назад ко дворцу ее мужа. Адмет же, вернувшись во дворец после похорон жены, горько оплакивал свою незаменимую утрату. Ему тяжело было оставаться в опустевшем дворце, Куда идти ему? Он завидует умершим. Ему ненавистна жизнь. Смерть зовет он. Все его счастье похитил Танат и унес в царство Аида. Что может быть тяжелее для него, чем утрата любимой жены! Жалеет Адмет, что не допустила Алкестида, чтобы он умер с ней, тогда бы соединила их смерть. Две верные друг другу души получил бы Аид вместо одной. Вместе бы переплыли эти души Ахеронт. Вдруг пред скорбным Адметом предстал Геракл. Он ведет за руку женщину, закрытую покрывалом. Геракл просит Адмета оставить эту женщину, доставшуюся ему после тяжкой борьбы, во дворце до его возвращения из Фракии. Отказывается Адмет; он просит Геракла отвести к кому-нибудь другому женщину. Тяжело Адмету видеть во дворце своем другую женщину, когда потерял он ту, которую так любил. Геракл настаивает и даже хочет, чтобы Адмет сам ввел во дворец женщину. Он не позволяет слугам Адмета коснуться ее. Наконец, Адмет, будучи не в силах отказать своему другу, берет женщину за руку, чтобы ввести ее в свой дворец. Геракл говорит ему:

- Ты взял ее, Адмет! Так охраняй же ее! Теперь ты можешь сказать, что сын Зевса - верный друг. Взгляни же на женщину! Не похожа ли она на твою жену Алкестиду? Перестань тосковать! Будь опять доволен жизнью!

- О, великие боги! - воскликнул Адмет, подняв покрывало женщины, - жена моя Алкестида! О, нет, это только тень ее! Она стоит молча, ни слова не промолвила она!

- Нет, не тень это! - ответил Геракл, - это Алкестида. Я добыл ее в тяжкой борьбе с повелителем душ Танатом. Будет молчать она, пока не освободится от власти подземных богов, принеся им искупительные жертвы; она будет молчать, пока трижды не сменит ночь день; только тогда заговорит она. Теперь же прощай, Адмет! Будь счастлив и всегда блюди великий обычай гостеприимства, освященный самим отцом моим - Зевсом!

- О, великий сын Зевса, ты дал мне опять радость жизни! - воскликнул Адмет, - чем мне отблагодарить тебя? Останься у меня гостем. Я повелю во всех моих владениях праздновать твою победу, велю принести богам великие жертвы. Останься со мной!

Не остался Геракл у Адмета; его ждал подвиг; он должен был исполнить поручение Эврисфея и добыть ему коней царя Диомеда.

[1] Древнейший город в Фессалии.

Девятым подвигом Геракла был его поход в страну амазонок за поясом царицы Ипполиты. Этот пояс подарил Ипполите бог войны Арес, и она носила его как знак своей власти над всеми амазонками. Дочь Эврисфея Адмета, жрица богини Геры, хотела непременно иметь этот пояс. Чтобы исполнить ее желание, Эврисфей послал за поясом Геракла. Собрав небольшой отряд героев, великий сын Зевса отправился в далекий путь на одном только корабле. Хотя и невелик был отряд Геракла, но много славных героев было в этом отряде, был в нем я великий герой Аттики Тесей. Далекий путь предстоял героям. Они должны были достигнуть самых дальних берегов Эвксинского Понта, так как там находилась страна амазонок со столицей Фемискирой. По пути Геракл пристал со своими спутниками к острову Паросу[1], где правили сыновья Миноса. На этом острове убили сыновья Миноса двух спутников Геракла. Геракл, рассерженный этим, тотчас же начал войну с сыновьями Миноса. Многих жителей Пароса он перебил, других же, загнав в город, держал в осаде до тех пор, пока не послали осажденные послов к Гераклу и не стали просить его, чтобы он взял двоих из них вместо убитых спутников. Тогда снял осаду Геракл и вместо убитых взял внуков Миноса, Алкея и Сфенела. С Пароса Геракл прибыл в Мизию[2] к царю Лику, который принял его с великим гостеприимством. Неожиданно напал на Лика царь бебриков. Геракл победил со своим отрядом царя бебриков и разрушил его столицу, а всю землю бебриков отдал Лику. Царь Лик назвал эту страну в честь Геракла Гераклеей. После этого подвига отправился Геракл дальше, и, наконец, прибыл к городу амазонок, Фемискире. Слава о подвигах сына Зевса давно уже достигла страны амазонок. Поэтому, когда корабль Геракла пристал к Фемискире, вышли амазонки с царицей навстречу герою. Они с удивлением смотрели на великого сына Зевса, который выделялся, подобно бессмертному богу, среди своих спутников-героев. Царица Ипполита спросила великого героя Геракла:

- Славный сын Зевса, скажи мне, что привело тебя в наш город? Мир несешь ты нам или войну?

Так ответил царице Геракл:

- Царица, не по своей воле пришел я сюда с войском, совершив далекий путь по бурному морю; меня прислал властитель Микен Эврисфей. Дочь его Адмета хочет иметь твой пояс, подарок бога Ареса. Эврисфей поручил мне добыть твой пояс. Не в силах была ни в чем отказать Гераклу Ипполита. Она была уже готова добровольно отдать ему пояс, но великая Гера, желая погубить ненавистного ей Геракла, приняла вид амазонки, вмешалась в толпу и стала убеждать воительниц напасть на войско Геракла.

- Неправду говорит Геракл, - сказала Гера амазонкам, - он явился к вам с коварным умыслом: герой хочет похитить вашу царицу Ипполиту и увезти ее рабыней в свой дом. Амазонки поверили Гере. Схватились они за оружие и напали на войско Геракла. Впереди войска амазонок неслась быстрая, как ветер, Аэлла. Первой напала она на Геракла, подобно бурному вихрю. Великий герой отразил ее натиск и обратил ее в бегство, Аэлла думала спастись от героя быстрым бегством. Не помогла ей вся ее быстрота, Геракл настиг ее и поразил своим сверкающим мечом. Пала в битве и Протоя. Семь героев из числа спутников Геракла сразила она собственной рукой, но не избежала она стрелы великого сына Зевса. Тогда напали на Геракла сразу семь амазонок; они были спутницами самой Артемиды: никто не был им равен в искусстве владеть копьем. Прикрывшись щитами, они пустили свои копья в Геракла. но копья пролетели на этот раз мимо. Всех их сразил герой своей палицей; одна за другой грянули они на землю, сверкая своим вооружением. Амазонку же Меланиппу, которая вела в бой войско, Геракл взял в плен, а вместе с ней пленил и Антиопу. Побеждены были грозные воительницы, их войско обратилось в бегство, многие из них пали от рук преследовавших их героев. Заключили мир амазонки с Гераклом. Ипполита купила свободу могучей Меланиппы ценой своего пояса. Антиопу же герои увезли с собой. Геракл отдал ее в награду Тесею за его великую храбрость. Так добыл Геракл пояс Ипполиты.

На обратном пути в Тиринф из страны амазонок Геракл прибыл на кораблях со своим войском к Трое. Тяжелое зрелище предстало пред глазами героев, когда они причалили к берегу недалеко от Трои. Они увидели прекрасную дочь царя Трои Лаомедонта, Гесиону, прикованную к скале у самого берега моря. Она была обречена, подобно Андромеде, на растерзание чудовищу, выходившему из моря. Это чудовище послал в наказание Лаомедонту Посейдон за отказ уплатить ему и Аполлону плату за постройку стен Трои. Гордый царь, которому, по приговору Зевса, должны были служить оба бога, грозил даже обрезать им уши, если они будут требовать платы. Тогда, разгневанный Аполлон наслал на все владения Лаомедонта ужасный мор, а Посейдон - чудовище, которое опустошало, никого не щадя, окрестности Трои. Только пожертвовав жизнью дочери, мог Лаомедонт спасти свою страну от ужасного бедствия. Против воли пришлось ему приковать к скале у моря свою дочь Гесиону. Увидав несчастную девушку, Геракл вызвался спасти ее, а за спасение Гесионы потребовал он у Лаомедонта в награду тех коней, которых дал царю Трои громовержец Зевс как выкуп за его сына Ганимеда. Его некогда похитил орел Зевса и унес на Олимп. Лаомедонт согласился на требования Геракла. Великий герой велел троянцам насыпать на берегу моря вал и спрятался за ним. Едва Геракл укрылся за валом, как из моря выплыло чудовище и, разинув громадную пасть, бросилось на Гесиону. С громким криком выбежал из-за вала Геракл, бросился на чудовище и вонзил ему глубоко в грудь свой обоюдоострый меч. Геракл спас Гесиону. Когда же сын Зевса потребовал у Лаомедонта обещанную награду, то жалко стало царю расстаться с дивными конями, он не отдал их Гераклу и даже прогнал его с угрозами из Трои. Покинул Геракл владения Лаомедонта, затаив глубоко в сердце свой гнев. Сейчас он не мог отомстить обманувшему его царю, так как слишком малочисленно было его войско и герой не мог надеяться скоро овладеть неприступной Троей. Остаться же долго под Троей великий сын Зевса не мог - он должен был спешить с поясом Ипполиты в Микены.

[1] Один из Кикладских островов в Эгейском море, славившийся в древности своим мрамором.

[2] Страна на западном берегу Малой Азии с главным городом Пергамом.

Вскоре после возвращения из похода в страну амазонок Геракл отправился на новый подвиг. Эврисфей поручил ему пригнать в Микены коров великого Гериона, сына Хрисаора и океаниды Каллирои. Далек был путь к Гериону. Гераклу нужно было достигнуть самого западного края земли, тех мест, где сходит на закате с неба лучезарный бог солнца Гелиос. Геракл один отправился в далекий путь. Он прошел через Африку, через бесплодные пустыни Ливии, через страны диких варваров и, наконец, достиг пределов земли. Здесь воздвиг он по обеим сторонам узкого морского пролива два гигантских каменных столпа как вечный памятник о своем подвиге.[1] Еще много пришлось после этого странствовать Гераклу, пока не достиг он берегов седого Океана. В раздумье сел герой на берегу у вечно шумящих вод Океана. Как было достигнуть ему острова Эрифейи, где пас свои стада Герион? День уже клонился к вечеру. Вот показалась и колесница Гелиоса, спускающаяся к водам Океана. Яркие лучи Гелиоса ослепили Геракла, и охватил его невыносимый, палящий зной. В гневе вскочил Геракл и схватился за свой грозный лук, но не разгневался светлый Гелиос, он приветливо улыбнулся герою, понравилось ему необычайное мужество великого сына Зевса. Гелиос сам предложил Гераклу переправиться на Эрифейю в золотом челне, в котором проплывал каждый вечер бог солнца со своими конями и колесницей с западного на восточный край земли в свой золотой дворец. Обрадованный герой смело вскочил в золотой челн и быстро достиг берегов Эрифейи. Едва пристал он к острову, как почуял его грозный двуглавый пес Орфо и с лаем бросился на героя. Одним ударом своей тяжкой палицы убил его Геракл. Не один Орфо охранял стада Гериона. Пришлось еще биться Гераклу и с пастухом Гериона, великаном Эвритионом. Быстро справился с великаном сын Зевса и погнал коров Гериона к берегу моря, где стоял золотой челн Гелиоса. Герион услыхал мычание своих коров и пошел к стаду. Увидав, что пес его Орфо и великан Эвритион убиты, он погнался за похитителем стада и настиг его на берегу моря. Герион был чудовищным великаном: он имел три туловища, три головы, шесть рук и шесть ног. Тремя щитами прикрывался он во время боя, три громадных копья бросал он сразу в противника. С таким-то великаном пришлось сражаться Гераклу, но помогла ему великая воительница Афина-Паллада. Едва увидал его Геракл, как тотчас пустил в великана свою смертоносную стрелу. Вонзилась стрела в глаз одной из голов Гериона. За первой стрелой полетела вторая, за ней третья. Грозно взмахнул Геракл своей всесокрушающей палицей, как молнией, поразил ею герой Гериона, и бездыханным трупом упал на землю трехтелый великан. Геракл перевез с Эрифейи в золотом челне Гелиоса коров Гериона через бурный Океан и вернул челн Гелиосу. Половина подвига была окончена.

Много трудов предстояло еще впереди. Нужно было пригнать быков в Микены. Через всю Испанию, через Пиренейские горы, через Галлию и Альпы, через Италию гнал коров Геракл. На юге Италии, около города Региума, вырвалась одна из коров из стада и через пролив переплыла в Сицилию. Там увидал ее царь Эрикс, сын Посейдона, и взял корову в свое стадо. Геракл долго искал корову. Наконец, он попросил бога Гефеста охранять стадо, а сам переправился в Сицилию и там нашел в стаде царя Эрикса свою корову. Царь не захотел вернуть ее Гераклу; надеясь на свою силу, он вызвал Геракла на единоборство. Наградой победителю должна была служить корова. Не по силам был Эриксу такой противник, как Геракл. Сын Зевса сжал царя в своих могучих объятиях и задушил. Вернулся Геракл с коровой к своему стаду и погнал его дальше. На берегах Ионийского моря богиня Гера наслала бешенство на все стадо. Бешеные коровы разбежались во все стороны. Только с большим трудом переловил Геракл большую часть коров уже во Фракии и пригнал, наконец, их к Эврисфею в Микены. Эврисфей же принес их в жертву великой богине Гере.

[1] Столпы Геракла, или Геркулесовы столпы. Греки считали, что скалы по берегам Гибралтарского пролива поставил Геракл.

Едва Геракл вернулся в Тиринф, как уже снова послал его на подвиг Эврисфей. Это был уже одиннадцатый подвиг, который должен был совершить Геракл на службе у Эврисфея. Невероятные трудности пришлось преодолеть Гераклу во время этого подвига. Он должен был спуститься в мрачное, полное ужасов подземное царство Аида и привести к Эврисфею стража подземного царства, ужасного адского пса Кербера. Три головы было у Кербера, на шее у него извивались змеи, хвост у него оканчивался головой дракона с громадной пастью. Геракл отправился в Лаконию и через мрачную пропасть у Тэнара[2] спустился во мрак подземного царства. У самых врат царства Аида увидал Геракл приросших к скале героев Тесея и Перифоя, царя Фессалии. Их наказали так боги за то, что они хотели похитить у Аида жену его Персефону. Взмолился Тесей к Гераклу:

- О, великий сын Зевса, освободи меня! Ты видишь мои мучения! Один лишь ты в силах избавить меня от них! Протянул Геракл Тесею руку и освободил его. Когда же он хотел освободить и Перифоя, то дрогнула земля, и понял Геракл, что боги не хотят его освобождения. Геракл покорился воле богов и пошел дальше во мрак вечной ночи. В подземное царство Геракла ввел вестник богов Гермес, проводник душ умерших, а спутницей великого героя была сама любимая дочь Зевса, Афина-Паллада. Когда Геракл вступил в царство Аида, в ужасе разлетелись тени умерших. Только не бежала при виде Геракла тень героя Мелеагра. С мольбой обратилась она к великому сыну Зевса:

- О, великий Геракл, об одном молю я тебя в память нашей дружбы, сжалься над осиротевшей сестрой моей, прекрасной Деянирой! Беззащитной осталась она после моей смерти. Возьми ее в жены, великий герой! Будь ее защитником! Геракл обещал исполнить просьбу друга и пошел дальше за Гермесом. Навстречу Гераклу поднялась тень ужасной горгоны Медузы, она грозно протянула свои медные руки и взмахнула золотыми крыльями, на голове ее зашевелились змеи. Схватился за меч бесстрашный герой, но Гермес остановил его словами:

- Не хватайся за меч, Геракл! Ведь это лишь бесплотная тень! Она не грозит тебе гибелью! Много ужасов видел на пути своем Геракл; наконец, он предстал пред троном Аида. С восторгом смотрели властитель царства умерших и жена его Персефона на великого сына громовержца Зевса, бесстрашно спустившегося в царство мрака и печалей. Он, величественный, спокойный, стоял пред троном Аида, опершись на свою громадную палицу, в львиной шкуре, накинутой на плечи, и с луком за плечами. Аид милостиво приветствовал сына своего великого брата Зевса и спросил, что заставило его покинуть свет солнца и спуститься в царство мрака. Склонясь пред Аидом, ответил Геракл:

- О, властитель душ умерших, великий Аид, не гневайся на меня за мою просьбу, всесильный! Ты знаешь ведь, что не по своей воле пришел я в твое царство, не по своей воле буду я просить тебя. Позволь мне, владыка Аид, отвести в Микены твоего трехглавого пса Кербера. Велел мне сделать это Эврисфей, которому служу я по повелению светлых богов-олимпийцев. Аид ответил герою:

- Я исполню, сын Зевса, твою просьбу; но ты должен без оружия укротить Кербера. Если ты укротишь его, то я позволю тебе отвести его к Эврисфею. Долго искал Геракл Кербера по подземному царству. Наконец, он нашел его на берегах Ахеронта. Геракл обхватил своими руками, крепкими, как сталь, шею Кербера. Грозно завыл пес Аида; все подземное царство наполнилось его воем. Он силился вырваться из объятий Геракла, но только крепче сжимали могучие руки героя шею Кербера. Обвил хвост свой Кербер вокруг ног героя, впилась голова дракона своими зубами ему в тело, но все напрасно. Могучий Геракл все сильней и сильней сдавливал ему шею. Наконец, полузадушенный пес Аида упал к ногам героя. Геракл укротил его и повел из царства мрака в Микены. Испугался дневного света Кербер; весь покрылся он холодным потом, ядовитая пена капала из трех его пастей на землю; всюду, куда капнула хоть капля пены, вырастали ядовитые травы. Геракл привел к стенам Микен Кербера. В ужас пришел трусливый Эврисфей при одном взгляде на страшного пса. Чуть не на коленях молил он Геракла отвести обратно в царство Аида Кербера. Геракл исполнил его просьбу и вернул Аиду его страшного стража Кербера.

[1] Иначе - Цербер.

[2] Мыс, южная оконечность Пелопоннеса.

Самым трудным подвигом Геракла на службе у Эврисфея был его последний, двенадцатый подвиг. Он должен был отправиться к великому титану Атласу, который держит на плечах небесный свод, и достать из его садов, за которыми смотрели дочери Атласа геспериды, три золотых яблока. Яблоки эти росли на золотом дереве, выращенном богиней земли Геей в подарок великой Гере в день ее свадьбы с Зевсом. Чтобы совершить этот подвиг, нужно было прежде всего узнать путь в сады Гесперид, охраняемые драконом, никогда не смыкавшим глаз сном. Никто не знал пути к Гесперидам и Атласу. Долго блуждал Геракл по Азии и Европе, прошел он и все страны, которые проходил раньше по пути за коровами Гериона; всюду Геракл расспрашивал о пути, но никто не знал его. В своих поисках зашел он на самый крайний север, к вечно катящей свои бурные, беспредельные воды реке Эридану[1]. На берегах Эридана с почетом встретили великого сына Зевса прекрасные нимфы и дали ему совет, как узнать путь в сады гесперид. Геракл должен был напасть врасплох на морского вещего старца Нерея, когда он выйдет на берег из морской пучины, и узнать у него путь к гесперидам; кроме Нерея, никто не знал этого пути. Геракл долго искал Немея. Наконец, удалось ему найти Нерея на берегу моря. Геракл напал на морского бога. Трудна была борьба с морским богом. Чтобы освободиться от железных объятий Геракла, Нерей принимал всевозможные виды, но все-таки не выпускал его герой. Наконец, он связал утомленного Нерея, и морскому богу пришлось, чтобы получить свободу, открыть Гераклу тайну пути в сады Гесперид. Узнав эту тайну, сын Зевса отпустил морского старца и отправился в далекий путь. Опять пришлось ему идти через Ливию. Здесь встретил он великана Антея, сына Посейдона, бога морей, и богини земли Геи, которая его родила, вскормила и воспитала. Антей заставлял всех путников бороться с ним и всех, кого побеждал в борьбе, немилосердно убивал. Великан потребовал, чтобы и Геракл боролся с ним. Никто не мог победить Антея в единоборстве, не зная тайны, откуда великан получал во время борьбы все новые и новые силы. Тайна же была такова: когда Антей чувствовал, что начинает терять силы, он прикасался к земле, своей матери, и обновлялись его силы: он черпал их у своей матери, великой богини земли. Но стоило только оторвать Антея от земли и поднять его на воздух, как исчезали его силы. Долго боролся Геракл с Антеем. несколько раз он валил его на землю, но только прибавлялось силы у Антея. Вдруг во время борьбы поднял могучий Геракл Антея высоко на воздух, - иссякли силы сына Геи, и Геракл задушил его. Дальше пошел Геракл и пришел в Египет. Там, утомленный длинным путем, уснул он в тени небольшой рощи на берегу Нила. Увидал спящего Геракла царь Египта, сын Посейдона и дочери Эпафа Лисианассы, Бусирис, и велел связать спящего героя. Он хотел принести Геракла в жертву отцу его Зевсу. Девять лет был неурожай в Египте; предсказал пришедший с Кипра прорицатель Фрасий, что прекратится неурожай только в том случае, если будет Бусирис ежегодно приносить в жертву Зевсу чужеземца. Бусирис велел схватить прорицателя Фрасия и первым принес его в жертву. С тек пор жестокий царь приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые приходили в Египет. Привели к жертвеннику и Геракла, но разорвал великий герой веревки, которыми он был связан, и убил у жертвенника самого Бусириса и сына его Амфидаманта. Так был наказан жестокий царь Египта. Много еще пришлось встретить Гераклу на пути своем опасностей, пока достиг он края земли, где стоял великий титан Атлас. С изумлением смотрел герой на могучего титана, державшего на своих широких плечах весь небесный свод.

- О, великий титан Атлас! - обратился к нему Геракл, - я сын Зевса, Геракл. Меня прислал к тебе Эврисфей, царь богатых золотом Микен. Эврисфей повелел мне достать у тебя три золотых яблока с золотого дерева в садах гесперид.

- Я дам тебе три яблока, сын Зевса, - ответил Атлас, - ты же, пока я буду ходить за ними, должен встать на мое место и держать на плечах своих небесный свод. Геракл согласился. Он встал на место Атласа. Невероятная тяжесть опустилась на плечи сына Зевса. Он напряг все свои силы и удержал небесный свод. Страшно давила тяжесть на могучие плечи Геракла. Он согнулся под тяжестью неба, его мускулы вздулись, как горы, пот покрыл все его тело от напряжения, но нечеловеческие силы и помощь богини Афины дали ему возможность держать небесный свод до тех пор, пока не вернулся Атлас с тремя золотыми яблоками. Вернувшись, Атлас сказал герою:
- Вот три яблока, Геракл; если хочешь, я сам отнесу их в Микены, а ты подержи до моего возвращения небесный свод; потом я встану опять на твое место.

- Геракл понял хитрость Атласа, он понял, что хочет титан совсем освободиться от своего тяжелого труда, и против хитрости применил хитрость.

- Хорошо, Атлас, я согласен! - ответил Геракл. - Только позволь мне прежде сделать себе подушку, я положу ее на плечи, чтобы не давил их так ужасно небесный свод. Атлас встал опять на свое место и взвалил на плечи тяжесть неба. Геракл же поднял лук свой и колчан со стрелами, взял свою палицу и золотые яблоки и сказал:

- Прощай, Атлас! Я держал свод неба, пока ты ходил за яблоками гесперид, вечно же нести на плечах своих всю тяжесть неба я не хочу. С этими словами Геракл ушел от титана, и снова пришлось Атласу держать, как и прежде, на могучих плечах своих небесный свод. Геракл же вернулся к Эврисфею и отдал ему золотые яблоки. Эврисфей подарил их Гераклу, а он подарил яблоки своей покровительнице, великой дочери Зевса Афине-Палладе. Афина вернула яблоки гесперидам, чтобы вечно оставались они в садах. После своего двенадцатого подвига Геракл освободился от службы у Эврисфея. Теперь он мог вернуться в семивратные Фивы. Но недолго оставался там сын Зевса. Ждали его новые подвиги. Он отдал жену свою Мегару в жены другу своему Иолаю, а сам ушел опять в Тиринф. Но не одни победы ждали его, ждали Геракла и тяжкие беды, так как по-прежнему преследовала его великая богиня Гера.

[1] Мифическая река.

На острове Эвбее, в городе Ойхалии, правил царь Эврит. Далеко шла по всей Греции слава Эврита, как самого искусного стрелка из лука. Сам стреловержец Аполлон был его учителем, даже подарил ему лук и стрелы. Некогда, в юности, учился у Эврита стрелять из лука и Геракл. Вот этот-то царь и объявил по всей Греции, что отдаст свою прекрасную дочь Иолу в жены тому герою, который победит его в состязании в стрельбе из лука. Геракл, только что окончивший службу у Эврисфея, отправился в Ойхалию, куда собрались многие герои Греции, и принял участие в состязании. Геракл легко победил царя Эврита и потребовал, чтобы он отдал ему в жены дочь свою Иолу. Эврит же не исполнил своего обещания. Забыв священный обычай гостеприимства, он стал издеваться над великим героем. Он сказал, что не отдаст свою дочь тому, кто был рабом Эврисфея. Наконец, Эврит и его надменные сыновья выгнали охмелевшего во время пира Геракла из дворца и даже из Ойхалии. Ушел Геракл из Ойхалии. Полный глубокой грусти, покинул он Эвбею, так как полюбил великий герой прекрасную Иолу. Затаив в сердце злобу на оскорбившего его Эврита, он вернулся в Тиринф. Через некоторое время у Эврита похитил стадо хитрейший из греков Автолик, сын Гермеса. Эврит же обвинил в этой краше Геракла. Царь Ойхалии думал, что герой похитил его стада, желая отомстить за обиду. Лишь Ифит, старший сын Эврита, не хотел верить, чтобы мог великий Геракл похитить стада его отца. Ифит даже вызвался разыскать стада, лишь бы доказать невинность Геракла, с которым связывала его самая тесная дружба. Во время поисков пришел Ифит в Тиринф. Геракл радушно принял своего друга. Однажды, когда они вдвоем стояли на высоких стенах крепости Тиринфа, построенной на высокой скале, внезапно овладел Гераклом неистовый гнев, насланный на него великой богиней Герой. Вспомнил Геракл в гневе то оскорбление, которое нанесли ему Эврит и его сыновья; не владея больше собой, схватил он Ифита и сбросил его со стены крепости. Насмерть разбился несчастный Ифит. Этим убийством, совершенным против воли, прогневал Геракл Зевса, так как он нарушил священный обычай гостеприимства и святость уз дружбы В наказание наслал на сына своего великий громовержец тяжкую болезнь. Долго страдал Геракл, наконец, истомленный болезнью, отправился он в Дельфы, чтобы вопросить Аполлона, как избавиться ему от этой кары богов. Но прорицательница пифия не дала ему ответа. Она изгнала даже Геракла из храма как осквернившего себя убийством. Разгневанный этим Геракл похитил из храма треножник, с которого давала прорицания пифия. Этим он прогневал Аполлона. Явился златокудрый бог к Гераклу и потребовал у него возвращения треножника, но отказал ему Геракл. Завязалась жестокая борьба между сыновьями Зевса - бессмертным богом Аполлоном и смертным - величайшим из героев Гераклом. Зевс не хотел гибели Геракла. Он бросил с Олимпа свою блестящую молнию между своими сыновьями и, разъединив их, прекратил борьбу. Примирились братья. Тогда пифия дала такой ответ Гераклу:
- Ты получишь исцеление лишь тогда, когда будешь продан на три года в рабство. Деньги же, вырученные за тебя, отдай Эвриту как выкуп за убитого тобой сына его Ифита. Опять пришлось Гераклу лишиться свободы. Его предали в рабство царице Лидии, дочери Иардана, Омфале. Сам Гермес отнес Эвриту вырученные за Геракла деньги. Но не принял их гордый царь Ойхалии, он остался по-прежнему врагом Геракла.

После того как Эврит прогнал Геракла из Ойхалии, великий герой пришел в Калидон, город Этолии. Там правил Ойней. Геракл явился к Ойнею просить руки его дочери Деяниры, так как он обещал в царстве теней Мелеагру жениться на ней. В Калидоне Геракл встретил грозного соперника. Много героев добивалось руки прекрасной Деяниры, а среди них и речной бог Ахелой. Наконец, решил Ойней, что руку Деяниры получит тот, кто выйдет победителем в борьбе. Все женихи отказались бороться с могучим Ахелоем. Остался один Геракл. Пришлось ему бороться с богом реки. Видя решимость Геракла помериться с ним силой, Ахелой сказал ему:

- Ты говоришь, что рожден Зевсом и Алкменой? Лжешь ты, что Зевс твой отец! И стал Ахелой издеваться над великим сыном Зевса и порочить мать его Алкмену. Нахмурив брови, сурово взглянул Геракл на Ахелоя; огнем гнева сверкнули его глаза, и сказал он:

- Ахелой, мне лучше служат руки, чем язык! Будь победителем на словах, я же буду победителем на деле. Твердым шагом подошел Геракл к Ахелою и обхватил его могучими руками. Твердо стоял огромный Ахелой; не мог свалить его великий Геракл; напрасны были все его усилия. Так стоял Ахелой, как стоит незыблемая скала, и не колеблют ее морские волны, ударяясь о нее громовым шумом. Грудь с грудью борются Геракл и Ахелой, подобно двум быкам, сцепившимся своими кривыми рогами. Три раза нападал Геракл на Ахелоя, на четвертый раз, вырвавшись из рук Ахелоя, обхватил его сзади герой. Словно тяжкая гора, придавил он речного бога к самой земле. Ахелой едва мог, собрав все свои силы, освободить руки, покрытые потом; как ни напрягал он свои силы, все сильней и сильней прижимал его к земле Геракл. Со стоном склонился Ахелой, колени его согнулись, а головой коснулся он самой земли. Чтобы не быть побежденным, Ахелой прибег к хитрости; он обратился в змею. Лишь только обратился Ахелой в змею и выскользнул из рук Геракла, как смеясь воскликнул Геракл:

- Еще в колыбели научился я бороться со змеями! Правда, ты превосходишь других змей, Ахелой, но не сравняться тебе с лернейской гидрой. Хоть и вырастали у нее вместо срубленной головы две новые, все же я победил ее. Схватил Геракл руками шею змеи и сдавил ее, как железными клещами. Силился вырваться из рук героя Ахелой, но не мог. Тогда обратился он в быка и снова напал на Геракла. Геракл схватил за рога быка-Ахелоя и повалил на землю. С такой страшной силой повалил его Геракл, что сломал ему один рог. Побежден был Ахелой и отдал Огней Деяниру в жены Гераклу. После свадьбы Геракл остался во дворце Ойнея; но недолго пробыл он у него. Однажды во время пира Геракл ударил сына Архитела, Эвнома, за то, что мальчик полил ему на руки воду, приготовленную для омовения ног. Удар был так силен, что мальчик упал мертвым. Опечалился Геракл, и хотя простил ему Архител невольное убийство сына, все же покинул герой Калидон и отправился с женой своей Деянирой и Тиринф. Во время пути Геракл пришел с женой к реке Эвену[1]. Через эту бурную реку перевозил за плату путников на своей широкой спине кентавр Несс. Несс предложил перенести Деяниру на другой берег, и Геракл посадил ее на спину кентавра. Сам же герой перебросил палицу и лук на другую сторону и переплыл бурную реку. Только что вышел на берег Геракл, как вдруг услыхал он громкий крик Деяниры. Она звала на помощь своего мужа. Кентавр, плененный ее красотой, хотел ее похитить. Грозно крикнул сын Зевса Нессу:

- Куда ты бежишь? Уж не думаешь ли ты, что спасут тебя твои ноги? Нет, не спасешься ты! Как бы быстро ни мчался ты, моя стрела все-таки настигнет тебя? Натянул свой лук Геракл, и слетела с тугой тетивы стрела. Смертоносная стрела настигла Несса, вонзилась ему в спину, а острие ее вышло сквозь грудь кентавра. Упал на колени смертельно раненный Несс. Ручьем пьется из его раны кровь, смешавшаяся с ядом лернейской гидры. Не хотел умереть неотомщенным Несс; он собрал свою кровь и дал ее Деянире, сказав:

- О, дочь Ойнея, тебя последнюю перенес я через бурные воды Эвена! Возьми же мою кровь и храни ее! Если разлюбит тебя Геракл, эта кровь вернет тебе его любовь, и ни одна женщина не будет ему дороже тебя, натри только ею одежду Геракла. Взяла кровь Несса Деянира и спрятала ее. Умер Несс. Геракл же с Деянирой прибыли в Тиринф и жили там до тех пор, пока не заставило их покинуть славный город невольное убийство Гераклом друга Ифита.

[1] Река в Этолии, области на западе Средней Греции.

За убийство Ифита продан был Геракл в рабство царице Лидии Омфале. Никогда еще не испытывал Геракл таких невзгод, как на службе у гордой лидийской царицы. Величайший из героев терпел от нее постоянные унижения. Казалось, что Омфала находит наслаждение в издевательствах над сыном Зевса. Нарядив Геракла в женские одежды, она заставляла его прясть и ткать со своими служанками. Герой, который поразил своей тяжкой палицей лернейскую гидру, герой, приведший из царства Аида ужасного Кербера, задушивший руками немейского льва и державший на плечах своих тяжесть небесного свода, герой, при одном имени которого трепетали его враги, должен был сидеть, согнувшись, за ткацким станком или прясть шерсть руками, привыкшими владеть острым мечом, натягивать тетиву тугого лука и разить врагов тяжкой палицей. А Омфала, надев на себя львиную шкуру Геракла, которая покрывала ее всю и волочилась за ней по земле, в его золотом панцире, опоясанная его мечом и с трудом взвалив себе на плечо тяжкую палицу героя, становилась перед сыном Зевса и издевалась над ним - своим рабом. Омфала как бы задалась целью угасить в Геракле всю его непоборимую силу. Должен был все сносить Геракл, ведь он был в полном рабстве у Омфалы, и это должно было длиться долгих три года. Лишь изредка отпускала героя из своего дворца Омфала. Однажды, покинув дворец Омфалы, Геракл уснул в тени рощи, в окрестностях Эфеса[1]. Во время сна подкрались к нему карлики-керкопы и хотели похитить у него его оружие, но проснулся Геракл как раз в то время, когда керкопы схватили его лук и стрелы. Переловил их герой и связал им руки и ноги. Геракл продел керкопам между связанных ног большой шест и понес их к Эфесу. Но керкопы так рассмешили Геракла своим кривляньем, что великий герой отпустил их. Во время рабства у Омфалы пришел Геракл в Авлиду[2], к царю Силею, который заставлял всех чужестранцев, приходивших к нему, работать, словно рабов, в виноградниках. Заставил он работать и Геракла. Рассерженный герой вырвал все лозы у Силея и убил самого царя, который не чтил священного обычая гостеприимства. Во время рабства у Омфалы принял Геракл участие в походе аргонавтов. Но, наконец, кончился срок наказания, и снова был свободен великий сын Зевса.

[1] Город на западном берегу Малой Азии.

[2] Город в Беотии.

Лишь только освободился Геракл от рабства у Омфалы, сейчас же собрал он большое войско героев и отправился на восемнадцати кораблях к Трое, чтобы отомстить обманувшему его царю Лаомедонту. Прибыв к Трое, он поручил охрану кораблей Оиклу с небольшим отрядом, сам же со всем войском двинулся к стенам Трои. Только ушел с войском от кораблей Геракл, как напал на Оикла Лаомедонт, убил Оикла и перебил почти весь его отряд. Услыхав шум битвы у кораблей, Геракл вернулся, обратил в бегство Лаомедонта и загнал его в Трою. Недолго длилась осада Трои. Ворвались, взойдя на высокие стены, в город герои. Первым вошел в город герой Теламон. Геракл, величайший из героев, не мог снести, чтобы кто-нибудь превзошел его. Выхватив свой меч, он бросился на опередившего его Теламона. Увидя, что неминуемая гибель грозит ему, быстро нагнулся Теламон и стал собирать камни. Удивился Геракл и спросил:

- Что ты делаешь, Теламон? - О, величайший сын Зевса, я воздвигаю жертвенник Гераклу-победителю! - ответил хитрый Теламон и своим ответом смирил гнев сына Зевса. Во время взятия города Геракл убил своими стрелами Лаомедонта и всех его сыновей; только младшего из них, Подарка, пощадил герой. Прекрасную же дочь Лаомедонта Гесиону Геракл отдал в жены отличившемуся своей храбростью Теламону и позволил ей выбрать одного из пленных и отпустить его на свободу. Гесиона выбрала своего брата Подарка.

- Он прежде всех пленных должен стать рабом! - воскликнул Геракл, - только если ты дашь за него выкуп, будет он отпущен на свободу.

Гесиона сняла с головы покрывало и отдала его как выкуп за брата. С тех пор стали называть Подарка - Приамом (т. е. купленным). Отдал ему Геракл власть над Троей, а сам отправился со своим войском на новые подвиги. Когда Геракл плыл по морю со своим войском, возвращаясь из-под Трои, богиня Гера, желая погубить ненавистного сына Зевса, послала великую бурю. А чтобы не видел Зевс, какая опасность грозит его сыну, упросила Гера бога сна Гипноса усыпить эгидодержавного Зевса. Буря занесла Геракла на остров Кос[1]. Жители же Коса приняли корабль Геракла за разбойничий и, бросая в него камни, не давали ему пристать к берегу. Ночью высадился Геракл на остров, победил жителей Коса, убил их царя, сына Посейдона Эврипила, и предал опустошению весь остров. Зевс страшно разгневался, когда, проснувшись, узнал, какой опасности подвергался его сын Геракл. В гневе заковал он Геру в золотые несокрушимые оковы и повесил ее между землей и небом, привязав к ее ногам две тяжелые наковальни. Каждого из олимпийцев, которые хотели прийти на помощь Гере, свергал с высокого Олимпа грозный в гневе Зевс. Долго искал он и Гипноса, сверг бы и его с Олимпа повелитель богов и смертных, если бы не укрыла богиня Ночь бога сна.

[1] Один из Спорадских островов у берегов Малой Азии.

На остров Кос послал к Гераклу отец Зевс свою любимую дочь Афину-Палладу призвать великого героя на помощь в их борьбе с гигантами. Гигантов породила богиня Гея из капель крови свергнутого Кроном Урана. Это были чудовищные великаны со змеями вместо ног, с косматыми длинными волосами на голове и бороде. Гиганты обладали страшной силой, они гордились своим могуществом и хотели отнять у светлых богов-олимпийцев власть над миром. Они вступили в бой с богами на Флегрейских полях, лежавших на Халкидском полуострове Паллене. Боги Олимпа были им не страшны. Мать гигантов Гея дала им целебное средство, которое делало их неуязвимыми для оружия богов. Лишь смертный мог убить гигантов; от оружия смертных не защитила их Гея. По всему свету искала Гея целебную траву, которая должна была защитить гигантов и от оружия смертных, но Зевс запретил светить богиням - зари Эос и луны Селене и лучезарному богу солнца Гелиосу и сам срезал целебную траву. Не страшась смерти от руки богов, гиганты ринулись в бой. Долго длился бой. Гиганты бросали в богов громадные скалы и горящие стволы вековых деревьев. По всему свету разносился гром битвы. Наконец, явился Геракл с Афиной-Палладой. Зазвенела тетива грозного лука сына Зевса, сверкнула стрела, напоенная ядом лернейской гидры, и вонзилась в грудь самого могучего из гигантов, Алкионея. Грянул на землю гигант. Не могла постигнуть его смерть на Паллене, здесь он был бессмертен, - упав на землю, вставал он через некоторое время еще более могучим, чем прежде. Геракл быстро взвалил его на свои плечи и унес с Паллены; за пределами ее умер гигант. После гибели Алкионея на Геракла и Геру напал гигант Порфирион, сорвал он с Геры ее покрывало и хотел уже схватить ее, но поверг его Зевс на землю своей молнией, а Геракл лишил его жизни своей стрелой. Аполлон пронзил своей золотой стрелой левый глаз гиганту Эфиальту, а Геракл убил его, попав ему стрелой в правый глаз. Гиганта Эврита сразил своим тирсом Дионис, гиганта Клития - Гефест, бросив в него целой глыбой раскаленного железа. Афина-Паллада навалила на обратившегося в бегство гиганта Энкелада весь остров Сицилию. Гигант же Полибот, спасаясь морем от преследования грозного колебателя земли Посейдона, бежал на остров Кос. Отколол своим трезубцем часть Коса Посейдон и навалил ее на Полибота.

Так образовался остров Нисирос. Гермес сразил гиганта Ипполита, Артемида - Гратиона, великие мойры - гигантов Агрия и Фоона, сражавшихся медными палицами. Всех остальных гигантов сразил своей сверкающей молнией громовержец Зевс, но смерть послал им всем великий Геракл своими не знающими промаха стрелами.

Изложено по трагедии Софокла "Трахинянки"

Когда Геракл за убийство Ифита был продан в рабство Омфале, Деянире c детьми пришлось покинуть Тиринф. Жене Геракла дал приют царь Фессалийского города Трахины Кеик. Прошло уже три года и три месяца, как покинул Геракл Деяниру. Жена Геракла беспокоилась о судьбе своего мужа. Не было известий от Геракла. Деянира даже не знала, жив ли еще ее муж. Тяжелые предчувствия мучили Деяниру. Позвала она своего сына Гилла и сказала ему:

- О, возлюбленный сын мой! Позор, что ты не ищешь своего отца. Вот уж пятнадцать месяцев, как он не дает о себе вести. - Если только можно верить слухам, - ответил матери Гилл, - то говорят, что после того как три года пробыл отец рабом у Омфалы, он, когда кончился срок его рабства, отправился с войском на Эвбею к городу Ойхалии, чтобы отомстить царю Эвриту за оскорбление.

- Сын мой! - прервала Гилла мать, - твой отец Геракл никогда не покидал меня раньше, уходя на великие подвиги, в такой тревоге, как в последний раз. Он оставил мне даже при прощании табличку с записанным на ней старым предсказанием, данным ему в Додоне [1]. Сказано там, что если три года и три месяца пробудет Геракл на чужбине, то или постигла его смерть, или же, вернувшись домой, будет вести он радостную и спокойную жизнь. Покидая меня, оставил мне Геракл и распоряжение, что из земель его отцов в случае его смерти должны получить в наследство его дети. Тревожит меня участь мужа. Ведь говорил же он мне об осаде Ойхалии, что он или погибнет под городом, или же, взяв его, будет жить счастливо. Нет, сын мой, иди, молю тебя, разыщи твоего отца. Гилл, покорный воле матери, отправился в далекий путь на Эвбею, в Ойхалию, искать отца. Через некоторое время, после того как Гилл покинул Трахину, прибегает к Деянире вестник. Он сообщает ей, что сейчас придет от Геракла посол Лихас. Радостную весть принесет Лихас. Геракл жив. Он победил Эврита, взял и разрушил город Ойхалию и скоро вернется в Трахину в славе победы. Следом за вестником приходит к Деянире и Лихас. Он ведет пленных, и среди них Иолу, дочь Эврита. Радостно встречает Деянира Лихаса. Посол Геракла рассказывает ей, что Геракл по-прежнему могуч и здоров. Он собирается праздновать свою победу и готовится принести богатые жертвы, прежде чем покинет Эвбею. Деянира смотрит на пленных; заметив среди них прекрасную женщину, спрашивает Лихаса:

- Скажи мне, Лихас, кто эта женщина? Кто ее отец и мать? Больше всех горюет она. Не дочь ли это самого Эврита? Но Лихас отвечает жене Геракла:

- Не знаю, царица, кто она. Наверно, к знатному эвбейскому роду принадлежит эта женщина. Ни слова не сказала она во время пути. Все льет она слезы скорби с тех пор как покинула родной город.
- Несчастная! - воскликнула Деянира, - к этому горю не прибавлю я тебе новых страданий! Веди же, Лихас, во дворец пленных, я сейчас приду следом за вами!

Лихас ушел с пленными во дворец. Лишь только ушел он, как приблизился к Деянире слуга и сказал ей:

- Погоди, царица, выслушай меня. Не всю правду сказал тебе Лихас. Он знает, кто эта женщина; это дочь Эврита, Иола. Из любви к ней состязался некогда Геракл с Эвритом в стрельбе из лука. Гордый царь не отдал ему, победителю, в жены дочери, как обещал, - оскорбив, он прогнал великого героя из города. Ради Иолы взял теперь Ойхалию Геракл и убил царя Эврита. Не как рабу прислал сюда Иолу сын Зевса - он хочет взять ее в жены. Опечалилась Деянира. Она упрекает Лихаса за то, что он скрыл от нее правду, Сознается Лихас, что действительно Геракл, плененный красотой Иолы, хочет жениться на ней. Горюет Деянира. Забыл ее Геракл во время долгой разлуки. Теперь любит он другую. Что делать ей, несчастной? Она любит великого сына Зевса и не может отдать его другой. Вспоминает убитая горем Деянира о крови, которую дал ей когда-то кентавр Несс, и то, что он сказал ей перед смертью. Деянира решается прибегнуть к крови кентавра. Ведь он сказал же ей: "Натри моей кровью одежду Геракла, и вечно будет он любить тебя, ни одна женщина не будет ему дороже тебя". Боится прибегнуть Деянира к волшебному средству, но любовь к Гераклу и страх потерять его побеждают, наконец, ее опасения. Достает она кровь Несса, которую так долго хранила в сосуде, чтобы не упал на нее луч солнца, чтобы не согрел ее огонь в очаге. Деянира натирает ею роскошный плащ, который выткала она в подарок Гераклу, кладет его в плотно закрывающийся ящик, зовет Лихаса и говорит ему:

- Спеши, Лихас, на Эвбею и отнеси Гераклу этот ящик. В нем лежит плащ. Пусть наденет этот плащ Геракл, когда будет приносить жертву Зевсу. Скажи ему, чтобы ни один смертный не надевал этого плаща, кроме него, чтобы даже луч светлого Гелиоса не коснулся плаща, прежде чем он наденет его. Спеши же, Лихас!

Ушел Лихас, с плащом. После его ухода Деянирой овладело беспокойство. Пошла она во дворец и, к своему ужасу, видит, что та шерсть, которой натирала она плащ кровью Несса, истлела. Деянира бросила эту шерсть на пол. Луч солнца упал на шерсть и согрел отравленную ядом лернейской гидры кровь кентавра. Вместе с кровью нагрелся яд гидры и обратил в пепел шерсть, а на полу, где лежала шерсть, показалась ядовитая пена. В ужас пришла Деянира; она боится, что погибнет Геракл, надев отравленный плащ. Все сильней и сильней мучает жену Геракла предчувствие непоправимой беды. Немного прошло времени с тех пор, как ушел на Эвбею с отравленным плащом Лихас. Во дворец входит вернувшийся в Трахину Гилл. Он бледен, глаза его полны слез. Взглянув на мать, восклицает он:

- О, как хотел бы я видеть одно из трех: или чтобы не было тебя в живых, или чтобы другой звал тебя матерью, а не я, или же чтобы лучший разум был у тебя, чем теперь! Знай, ты погубила собственного мужа, моего отца!

- О горе! - в ужасе воскликнула Деянира.

- Что говоришь ты, сын мой? Кто из людей сказал тебе это? Как можешь ты обвинять меня в таком злодеянии!

- Я сам видел страдания отца, не от людей узнал я это! Рассказывает Гилл матери, что случилось на горе Канейоне, около города Ойхалии: Геракл, воздвигнув жертвенник, готовился уже принести жертвы богам и прежде всего отцу своему Зевсу, как пришел Лихас с плащом. Сын Зевса надел плащ - дар жены - и приступил к жертвоприношению. Прежде принес он двенадцать отборных быков в жертву Зевсу, всего же герой заклал сто жертв богам-олимпийцам. Ярко вспыхнуло пламя на алтарях. Геракл стоял, благоговейно воздев свои руки к небу, и призывал богов. Огонь, жарко пылавший на жертвенниках, согрел тело Геракла, и выступил на теле пот. Вдруг прилип к телу героя отравленный плащ. Судороги пробежали по телу Геракла. Почувствовал он страшную боль. Ужасно страдая, призвал герой Лихаса и спросил его, зачем принес он этот плащ. Что мог ответить ему невинный Лихас? Он мог только сказать, что с плащом прислала его Деянира. Геракл же, не сознавая ничего от страшной боли, схватил Лихаса за ногу и ударил его о скалу, вокруг которой шумели морские волны. Насмерть разбился Лихас. Геракл же упал на землю. Он бился в невыразимых муках. Крик его разносился далеко по Эвбее. Геракл проклинал свой брак с Деянирой. Великий герой призвал сына и с тяжким стоном сказал ему:

- О, сын мой, не покидай меня в несчастии, - если даже будет грозить тебе смерть, не покидай меня! Подними меня! Унеси меня отсюда! Унеси туда, где не видел бы меня ни один смертный. О, если чувствуешь ты ко мне сострадание, не дай мне умереть здесь! Подняли Геракла, положили на носилки, отнесли на корабль, чтобы перевезти его в Трахину. Вот что рассказал Гилл матери и закончил рассказ такими словами:

- Сейчас вы все увидите здесь великого сына Зевса, может быть, еще живым, а может быть, уже мертвым. О, пусть накажут тебя, мать, суровые Эринии и мстительница Дикэ[2]! Ты погубила лучшего из людей, которых когда-либо носила земля! Никогда не увидишь ты подобного героя!

Молча ушла во дворец Деянира, не проронив ни одного слова. Там, во дворце, схватила она обоюдоострый меч. Увидала Деяниру старая няня. Она зовет скорее Гилла. Спешит Гилл к матери, но пронзила она уже мечом свою грудь. С громким плачем бросился к матери несчастный сын, он обнимает ее и покрывает поцелуями ее похолодевшее тело.

В это время приносят ко дворцу умирающего Геракла. Он забылся сном во время пути, но когда опустили носилки на землю у входа во дворец, Геракл проснулся. От страшной боли ничего не сознавал великий герой.

- О, великий Зевс! - восклицает он, - в какой стране я? О, где вы, мужи Греции? Помогите мне! Ради вас я очистил землю и море от чудовищ и зла, теперь же никто из вас не хочет избавить меня огнем или острым мечом от тяжелых страданий! О, ты, брат Зевса, великий Аид, усыпи, усыпи меня, несчастного, усыпи быстролетающей смертью!

- Отец, выслушай меня, молю тебя, - просит со слезами Гилл, - невольно совершила это злодеяние мать. Зачем жаждешь ты мести?

Узнав, что сама она - причина твоей гибели, пронзила она сердце острием меча!

- О, боги, умерла она, и я не мог ей отомстить! Не от моей руки погибла коварная Деянира!

- Отец, не виновата она! - говорит Гилл. - Увидав в доме своем Иолу, дочь Эврита, мать моя хотела волшебным средством вернуть твою любовь. Она натерла плащ кровью сраженного твоей стрелой кентавра Несса, не ведая, что отравлена эта кровь ядом лернейской гидры.

- О, горе, горе! - восклицает Геракл. - Так вот как исполнилось предсказание отца моего Зевса! Он сказал мне, что не умру я от руки живого, что суждено мне погибнуть от козней сошедшего в мрачное царство Аида. Вот как погубил меня сраженный мною Несс! Так вот какой сулил мне покой оракул в Додоне - покой смерти! Да, правда, - у мертвых нет тревог! Исполни же мою последнюю волю, Гилл! Отнеси с моими верными друзьями меня на высокую Оэту[3], на ее вершине сложи погребальный костер, положи меня на костер и подожги его. Сделай это скорей, прекрати мои страдания!

- О, сжалься, отец, неужели ты заставляешь меня быть твоим убийцей! - умоляет Гилл отца. - Нет, не убийцей будешь ты, а целителем моих страданий! Есть еще у меня желание, исполни его! - просит сына Геракл. - Возьми себе в жены дочь Эврита, Иолу. Но отказывается Гилл исполнить просьбу отца и говорит:

- Нет, отец, не могу я взять в жены ту, которая была виновницей гибели моей матери! - О, покорись моей воле, Гилл! Не вызывай во мне вновь затихших страданий! Дай мне умереть спокойно! - настойчиво молит сына Геракл. Смирился Гилл и покорно отвечает отцу:

- Хорошо, отец. Я буду покорен твоей предсмертной воле.

Торопит Геракл сына, просит скорее исполнить его последнюю просьбу.

- Спеши же, сын мой! Спеши положить меня на костер, прежде чем опять начнутся эти невыносимые муки! Несите меня! Прощай, Гилл! Друзья Геракла и Гилл подняли носилки и отнесли Геракла на высокую Оэту. Там сложили они громадный костер и положили на него величайшего из героев. Страдания Геракла становятся все сильнее, все глубже проникает в его тело яд лернейской гидры. Рвет с себя Геракл отравленный плащ, плотно прилип он к телу; вместе с плащом Геракл отрывает куски кожи, и еще нестерпимее становятся страшные муки. Одно лишь спасение от этих сверхчеловеческих мук - это смерть. Легче погибнуть в пламени костра, нем терпеть их, но никто из друзей героя не решается поджечь костер. Наконец, пришел на Оэту Филоктет, его уговорил Геракл поджечь костер и в награду за это подарил ему свой лук и стрелы, отравленные ядом гидры. Поджег костер Филоктет, ярко вспыхнуло пламя костра, но еще ярче засверкали молнии Зевса. Громы прокатились по небу. На золотой колеснице принеслись к костру Афина-Паллада[4] с Гермесом и вознесли они на светлый Олимп величайшего из героев Геракла. Там встретили его великие боги. Стал бессмертным богом Геракл. Сама Гера, забыв свою ненависть, отдала Гераклу в жены дочь свою, вечно юную богиню Гебу. Живет с тех пор на светлом Олимпе в сонме великих бессмертных богов Геракл. Это было ему наградой за все его великие подвиги на земле, за все его великие страдания.

Изложено по трагедии Еврипида "Гераклиды"

После смерти Геракла его дети и мать его Алкмена жили в Тиринфе у старшего сына Геракла, Гилла. Недолго прожили они там. Из ненависти к Гераклу Эврисфей прогнал детей величайшего героя из владений их отца и преследовал их всюду, где только не старались они укрыться. Дети Геракла долго скитались во всей Греции: наконец, приютил их у себя престарелый Иолай, племянник и друг Геракла. И у него настигла несчастных ненависть Эврисфея, и пришлось им с Иолаем бежать в Афины, где правил тогда сын Тесея Демофонт. Узнав, что дети Геракла укрылись в Афинах, Эврисфей послал своего вестника Копрея потребовать у Демофонта выдачи гераклидов. Демофонт отказал Копрею, не устрашила его и угроза, что Эврисфей с большим войском нападет на Афины и разрушит город. Демофонт не хотел нарушить обычай гостеприимства. Вскоре Эврисфей вторгся с большим войском в Аттику. Предстояла афинянам битва с многочисленными врагами. Вопросили они богов об исходе битвы и боги открыли им, что афиняне победят лишь в том случае, если будет принесена в жертву богам девушка. Макария, старшая дочь Геракла к Деяниры, добровольно обрекла себя в жертву богам, она решила пожертвовать жизнью ради спасения своих братьев и сестер. Встретились оба войска на поле битвы, пришел и Гилл с отрядом воинов; он нашел помощь против Эврисфея. Перед началом битвы принесена была в жертву Макария. Жесток и кровопролитен был бой. Победили афиняне. Эврисфей обратился в бегство, и Гилл бросился на колеснице преследовать врага своего отца. Увидал это Иолай. Он умолил Гилла уступить ему колесницу - престарелый соратник Геракла сам хотел отомстить за все беды, которые причинил Эврисфей его другу. Иолай быстро помчался на колеснице в погоню. Он уже почти настиг Эврисфея. Тогда Иолай взмолился богам-олимпийцам. Он молил их вернуть ему лишь на один день его юность и его былую силу. Услышали мольбу Иолая боги. Две яркие звезды скатились с неба, темное облако опустилось на колесницу Иолая. Когда расступилось облако, то Иолай стоял на колеснице во всем блеске своей юности, могучий и прекрасный. Настиг Иолай Эврисфея и пленил его. Иолай с торжеством привез связанного Эврисфея в Афины. В неистовый гнев пришла мать Геракла Алкмена, увидав врага своего великого сына. Несмотря на то, что хотели защитить Эврисфея и Гилл, и Демофонт, вырвала Алкмена своими руками глаза Эврисфею и убила его. Так погиб Эврисфей. Афиняне не оставили без погребения побежденного врага; он был погребен в Аттике, у святилища палленской Афины.

[1] Город в Эпире, на западе северной Греции, с знаменитым в древности оракулом Зевса.

[2] Богиня справедливости.

[3] Гора в Фессалии около города Трахины.

[4] По некоторым вариантам мифа, на колеснице была не Афина, а богиня победы - Никэ.

Википедия — свободная энциклопедия

Избранная статья

Прохождение Венеры по диску Солнца — разновидность астрономического прохождения (транзита), — имеет место тогда, когда планета Венера находится точно между Солнцем и Землёй, закрывая собой крошечную часть солнечного диска. При этом планета выглядит с Земли как маленькое чёрное пятнышко, перемещающееся по Солнцу. Прохождения схожи с солнечными затмениями, когда наша звезда закрывается Луной, но хотя диаметр Венеры почти в 4 раза больше, чем у Луны, во время прохождения она выглядит примерно в 30 раз меньше Солнца, так как находится значительно дальше от Земли, чем Луна. Такой видимый размер Венеры делает её доступной для наблюдений даже невооружённым глазом (только с фильтрами от яркого солнечного света), в виде точки, на пределе разрешающей способности глаза. До наступления эпохи покорения космоса наблюдения этого явления позволили астрономам вычислить расстояние от Земли до Солнца методом параллакса, кроме того, при наблюдении прохождения 1761 года М. В. Ломоносов открыл атмосферу Венеры.

Продолжительность прохождения обычно составляет несколько часов (в 2004 году оно длилось 6 часов). В то же время, это одно из самых редких предсказуемых астрономических явлений. Каждые 243 года повторяются 4 прохождения: два в декабре (с разницей в 8 лет), затем промежуток в 121,5 года, ещё два в июне (опять с разницей 8 лет) и промежуток в 105,5 года. Последние декабрьские прохождения произошли 9 декабря 1874 года и 6 декабря 1882 года, а июньские — 8 июня 2004 года и 6 июня 2012 года. Последующие прохождения произойдут в 2117 и 2125 годах, опять в декабре. Во время прохождения наблюдается «явление Ломоносова», а также «эффект чёрной капли».

Хорошая статья

Резня в Благае (сербохорв. Масакр у Благају / Masakr u Blagaju) — массовое убийство от 400 до 530 сербов хорватскими усташами, произошедшее 9 мая 1941 года, во время Второй мировой войны. Эта резня стала вторым по счету массовым убийством после создания Независимого государства Хорватия и была частью геноцида сербов.

Жертвами были сербы из села Велюн и его окрестностей, обвинённые в причастности к убийству местного мельника-хорвата Йосо Мравунаца и его семьи. Усташи утверждали, что убийство было совершено на почве национальной ненависти и свидетельствовало о начале сербского восстания. Задержанных сербов (их число, по разным оценкам, составило от 400 до 530 человек) содержали в одной из школ Благая, где многие из них подверглись пыткам и избиениям. Усташи планировали провести «народный суд», но оставшаяся в живых дочь Мравунаца не смогла опознать убийц среди задержанных сербов, а прокуратура отказалась возбуждать дело против кого-либо без доказательства вины. Один из высокопоставленных усташей Векослав Лубурич, недовольный таким развитием событий, организовал новый «специальный суд». День спустя дочь Мравунаца указала на одного из задержанных сербов. После этого 36 человек были расстреляны. Затем усташи казнили остальных задержанных.

Изображение дня

Эхинопсисы, растущие на холме посреди солончака Уюни

Первые подвиги Геркулеса: Немейский лев

Немейский лев

Первоначально от Геракла требовалось выполнить десять работ, а не двенадцать. Царь Эврисфей решил, что первой задачей Геракла будет принести ему шкуру неуязвимого льва, терроризирующего холмы вокруг Немеи.


Немея, храм Зевса и пейзаж
Общий вид с юго-востока
Фотография любезно предоставлена ​​Департаментом археологии Бостонского университета, Саул С.Коллекция Вайнберга

Отправившись на такую, казалось бы, невозможную работу, Геракл прибыл в город под названием Клеоны, где остановился в доме бедного наемного работника Молорха. Когда его хозяин предложил принести в жертву животное, чтобы помолиться за безопасную охоту на льва, Геракл попросил его подождать 30 дней. Если герой возвращался со львиной шкурой, они приносили жертву Зевсу, царю богов. Если Геракл погиб, пытаясь убить льва, Молорх согласился вместо этого принести жертву Гераклу в качестве героя.


Геракл борется с Немейским львом
Филадельфия L-64-185, красная фигура на чердаке, ок.490 г. до н. Э.
Фотография Марии Дэниэлс, любезно предоставлена ​​музеем Пенсильванского университета.

Когда Геракл добрался до Немеи и начал выслеживать ужасного льва, он вскоре обнаружил, что его стрелы бесполезны против зверя. Геракл взял дубинку и пошел за львом. Следуя за ним в пещеру с двумя входами, Геракл заблокировал один из дверных проемов, а затем подошел к свирепому льву через другой. Обхватив льва своими могучими руками и не обращая внимания на его мощные когти, он крепко держал его, пока не задушил его до смерти.


Геракл борется с Немейским львом
Миссисипи 1977.3.62, Аттическая амфора с черной фигурой на шее, ок. 510-500 до н. Э.
Фотография Марии Дэниэлс, любезно предоставлена ​​университетскими музеями Университета Миссисипи.

Геракл вернулся на Клеону, неся мертвого льва, и нашел Молорха на 30-й день после того, как он отправился на охоту. Вместо того, чтобы принести жертву Гераклу мертвым человеком, Молорх и Геракл смогли вместе принести жертву Зевсу.

Когда Геракл вернулся в Микены, Эврисфей был поражен тем, что герой справился с такой невыполнимой задачей.Царь испугался Геракла и запретил ему входить в городские ворота. Кроме того, у Эврисфея был изготовлен большой бронзовый сосуд и частично закопан в землю, где он мог спрятаться от Геракла в случае необходимости. После этого Эврисфей послал свои команды Гераклу через вестника, отказываясь видеть могущественного героя лицом к лицу.


Геркулес в львиной шкуре
Бостон 99.538, Двуязычная амфора на чердаке, ок. 525-500 до н. Э.
Фотография любезно предоставлена ​​Музеем изящных искусств, Бостон.Фонд Х. Л. Пирса

Часто мы можем идентифицировать Геракла на древнегреческих вазах или скульптурах просто потому, что он изображен в львиной шкуре. Древние писатели расходились во мнениях относительно того, была ли кожа, которую носил Геракл, шкурой немейского льва или шкуры другого льва, которого Геракл убил, когда ему было 18 лет. Драматург Еврипид писал, что львиная шкура Геракла происходит из рощи Зевса, святилища в Немее:

Сначала он очистил рощу Зевса от льва и накинул его шкуру себе на спину, спрятав свои желтые волосы в страшных рыжеватых пастях.

Еврипид, Геркулес, 359

(мкр)

Чтобы узнать больше об этих темах, см. Дополнительные ресурсы.



Эта выставка является частью материалов из цифровой библиотеки Perseus Project и защищена авторским правом. Пожалуйста, присылайте нам свои комментарии.

Геркулес | Факты, информация и мифология

Поклонение Гераклу или Гераклу в Риме и в Италии связывалось поздними, особенно римскими писателями, с походом героя за волами Гериона; и основные моменты заключаются в том, что Геракл на Западе отменил человеческие жертвоприношения среди сабинян, установил поклонение огню и убил Какуса, грабителя, который украл восемь его волов. 1 Аборигены, и особенно Эвандер, почтили героя божественным поклонением. 2 Геракл, в свою очередь, угостил народ и подарил царю земли, прося, чтобы ему ежегодно приносились жертвы в соответствии с греческими обрядами. Две выдающиеся семьи, Потити и Пинарии, были обучены этим греческим обрядам и назначены потомственными управляющими праздником. Но Геракл проводил различие между этими двумя семьями, которые продолжали существовать еще долгое время; поскольку Пинарий прибыл на пир слишком поздно, бог наказал его, заявив, что он и его потомки должны быть навсегда исключены из жертвенного пира.Так возник обычай у пинариев играть роль слуг на пиру. 3

Род Fabia ведет свое происхождение от Геракла, а Fauna и Acca Larentia называются любовницами Геракла. Таким образом римляне связали свои самые ранние легенды с Гераклом. 4 Следует отметить, что в итальянских традициях герой носил имя Рекаран, и впоследствии этот Рекаран был отождествлен с греческим Гераклом.

У него было два храма в Риме, один был небольшим круглым храмом Геракла Виктора или Геракла Триумфального, между рекой и Большим цирком, в Бычьем форуме, и содержал статую, одетую в триумфальные одежды, когда генерал праздновал триумф.Перед этой статуей находился Herculis Invicti Ara Maxima («Великий жертвенник непокоренного Геркулеса»), на котором после триумфа была депонирована десятая часть добычи для раздачи гражданам. 5 Второй храм находился недалеко от ворот Порта Тригемина и содержал бронзовую статую и алтарь, на котором, как полагают, сам Геракл однажды принес жертву. 6 Здесь городской претор ежегодно приносил в жертву молодую корову, которую съели жители святилища.

Римский Геракл считался дарителем здоровья, 7 и его жрецов звали сабинским именем Купенци. 8 В Риме он был связан с музами, откуда его прозвали Musagetes, и был представлен лирой, которой нет в Греции. Тождество итальянца с греческим Гераклом подтверждается не только сходством в традициях и способах поклонения, но и четкой верой самих римлян. Греческие колонии принесли его культ в Италию, а оттуда его перевели в Рим, Галлию, Испанию и даже Германию. 9 Но, тем не менее, в высшей степени вероятно, что греческий миф был привит или заменил миф об итальянском Рекаране или Гаранусе.

В имперский период Геракл считался разрушителем бедствий и катастроф на земле и олицетворением храбрости и отваги. Император Коммод отождествлял себя с Гераклом и изображал себя в образе героя.

Ссылки

Банкноты
  1. Дионисий, i, 14.
  2. Сервий в книге Вергилия Энеида viii, 51, 269.
  3. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека iv, 21; Дионисий, I, 39 сл .; Ливи. История Рима i, 40; v, 34; Корнелиус Непос. О Ганнибале , 3; Плутарх. Римские вопросы , 18; Овидий. Fasti i, 581.
  4. Macrobius. Saturnalia i, 10; Августин. Город Бога vi, 7.
  5. Ливий. История Рима х, 23; Плиний. Naturalis Historia xxxiv, 7, 16; Макробиус. Сатурналии iii, 6; Тацит. Анналы xii, 24; Сервий в книге Вергилия Энеида xii, 24; Афиней, ст, 65; комп. Дионисий, I, 40.
  6. Дионисий, i, 39, 40; Плутарх. Римские вопросы , 60; Плиний Старший. Naturalis Historia XXXIII, 12, 45.
  7. Иоаннес Лидус. De Mensibus p. 92.
  8. Сервий в книге Вергилия Энеида xii, 539.
  9. Тацит. Германия , 2.
Источник
  • Смит, Уильям. (1870). Словарь греческой и римской биографии и мифологии . Лондон: Тейлор, Уолтон и Маберли.

Эта статья включает текст из Словаря греческой и римской биографии и мифологии (1870) Уильяма Смита, который находится в открытом доступе.

Джон Майкл Рисбрак (1693-1770) - Жертвоприношение Гераклу

Овальная мраморная доска с горельефом, изображающая классическую сцену четырех мужских фигур у алтаря с мужской статуей и маской льва наверху.В начале восемнадцатого века применение барельефов с классической тематикой стало характерной чертой украшения английских домашних интерьеров, обычно расположенных высоко над дверными проемами или каминами. Их появление в Англии на данный момент связано с возрождением классицистического неопалладианского стиля, который продвигался и покровительствовал английской аристократии в тот период. Этот овальный барельеф является одним из трех (RCIN 71402, 71404 и 71406), все они основаны на сценах жертвоприношений, изображенных в медальонах, установленных на южном и северном фасадах Арки Константина в Риме.Считается, что они были сделаны фламандским скульптором, работающим в Англии Майклом Рисбрэком, который знал технику резьбы по барельефам из своего обучения и работы в Антверпене, и который после своего прибытия в Англию в 1720 году сделал аналогичные барельефы для заказов в Хьютоне Холл, аббатство Уобурн и другие аристократические дома. Рисбрак, как и многие его современники, никогда не бывал в Риме и не знал оригиналов. Однако предмет и композиция медальонов в Арке Константина были хорошо известны художникам по распространенным гравюрам и копиям, а также потому, что они были воспроизведены и адаптированы для различных носителей художниками со времен Возрождения.Три рельефа имеют общую тему: группа классических фигур, приносящих жертву богу или богине, стоящих у алтаря с горящим огнем наверху и проливающих возлияния (RCIN71404 и 71406). На нем изображено жертвоприношение богу Гераклу, обозначенному львиной головой и дубиной, которую он держит левой рукой, - символами его личной силы и храбрости, а также добродетели. Фигура, стоящая справа от него, собирается венчать его лавровым венком. Это представляет собой добродетель и выбор, который сделал Геракл, отдав предпочтение добродетели над пороком, последний символизируется трубами, плавающими в центре композиции.Точные детали приобретения этих трех объектов неясны, но они были в коллекции к 1906 году, когда зарегистрировано, что они были перемещены из Букингемского дворца в Виндзорский замок.

Темы | hercules

Темы

Американизированные идеалы

Самопожертвование

Роль в обществе

Когда вы были ребенком, все спрашивали вас, кем вы хотите стать, когда вырастете. Это фактически дает детям представление о том, что они должны найти свою роль в обществе и сразу же знать, что они хотят делать со своей жизнью.Дисней продолжает стимулировать эту идею, заставляя юного Геракла не вписываться в нее, что отправляет его на поиски своего места. Они даже сочиняют об этом вдохновляющую и запоминающуюся песню. Другие дети называют его «деструктобой», и очевидно, что его сила отличает его от других детей. Геракл понимает это и отправляется навестить своего настоящего отца Зевса в его храме. Там он спрашивает своего отца, как он может стать богом, потому что он считает, что Олимп - это то место, на котором он принадлежит.По словам Зевса, он должен стать настоящим героем на земле, чтобы стать бессмертным и жить на Олимпе. Для этого Геракл идет к Филоктету, который научит его стать великим героем. После всех тренировок он, наконец, может применить свои навыки. Он побеждает множество страшных монстров, спасает девушку, попавшую в беду, а также жителей Фив. Эти героические поступки не делают его настоящим героем, но, в конце концов, он становится настоящим героем, жертвуя собой и спасая Мэг из преисподней. Получив шанс жить на Олимпе, он вместо этого выбирает жить с Мэг на земле как смертный, потому что именно там, по его мнению, он действительно впишется и будет счастлив.Это показывает, что вам не нужно быть знаменитым, чтобы соответствовать и быть счастливым. Быть простым семьянином - тоже приемлемая роль в обществе.

Самопожертвование - обычная тема в других римских и греческих фильмах. Эта жертва демонстрируется героями, умирающими славной и героической смертью за людей, которых они любят, и за то, во что они верят. В заключительных сценах 300-го мы видим спартанского царя Леонида, прибитого к земле стрелами после тяжелой битвы за удерживайте персов и держите Спарту свободной.

Хотя Дисней даун играет в кровь и избегает смерти главного героя, они все же смогли показать множество самопожертвований со стороны разных персонажей. Это начинается с того, что Мэг выталкивает ослабленного Геракла из-под падающей колонны, но тот сам разбивает его. В результате душа Мэгс отправляется в преисподнюю. Геракл ныряет в реку душ, чтобы спасти ее, что, как он знает, в конечном итоге убьет его, но он жертвует собой, чтобы спасти ее. Это, наконец, приводит к тому, что Геракл становится бессмертным, чего он и хотел добиться на протяжении всего фильма.Он пытался достичь этого, тренируясь с Филом, сражаясь с монстрами, чтобы стать героем и присоединиться к своим биологическим родителям на Олимпе. Он, наконец, достигает этого, но как только его приветствуют на Олимпе, он понимает, что с Мэг он будет по-настоящему счастлив, и жертвует своим бессмертием, чтобы быть с Мэг. Эта тема показывает зрителям, что для того, чтобы стать настоящим героем, нужно пожертвовать всем. Это показывает, что настоящая жертва происходит, когда вы отбрасываете все мысли о себе и делаете что-то для кого-то другого.

Дисней Геркулес имеет схожие темы с другими римскими эпосами, такими как 300, Спартак и Куо Вадис. Темы в «Геркулесе» показывают больше американских идей и пытаются рассказать о них детской аудитории.

Геркулес - это греческий миф, но Дисней воплощает в сюжетную линию много американских идей. Персонажи также следуют гендерным ожиданиям американского общества: Геракл - очень мужественный и сильный герой, а Мег с тонкой талией и выглядит очень женственно. В этой истории мы видим важность мечты и ценность семьи.Это обе очень американизированные ценности. Тема сна нам очень знакома, потому что мы постоянно окружены людьми, которые заставляют нас «следовать своим мечтам». Геракл следует своей мечте, обучаясь стать героем, потому что его мечта - принадлежать кому-то. Он считает, что находится на горе Олимп со своими биологическими родителями. Он проводит большую часть своей жизни, следуя своей мечте и упорно работая над ее достижением. В конце концов, он действительно этого добивается, что демонстрирует, что если вы упорно работаете и упорно работаете, вы можете осуществить все свои мечты, независимо от того, насколько они велики или малы.Эта история также показывает ценность семьи. Это показывает любовь, которую Геракл испытывает к своей биологической семье и приемной семье. Совершенно ясно, насколько сильно Зевс и Гера любят своего сына Геракла, и вы можете видеть, как им грустно, когда они теряют его. Наконец, когда он получает возможность быть со своей семьей и выбирает Мэг, его семья соглашается с этим, потому что они хотят, чтобы он был счастлив. Это показывает, что ваша семья всегда будет поддерживать вас и любить вас. Семья - это то, что всегда будет рядом.Вот почему Дисней подчеркивает ценность семьи для своих зрителей в этом фильме.

Греческий герой, известный как Геракл (Полное руководство)

Выполнив все двенадцать подвигов, Геракл освободился от каких-либо обязательств перед Эврисфеем. Он был предоставлен самому себе. Еврит (Εὐρυτίων), царь Эхалии, предлагал руку своей дочери в жены (Iole, Ἰόλη), если один из женихов мог победить его или его сыновей в соревновании по стрельбе из лука. Пока Геракл получал образование, Эврит обучал юного Геракла стрельбе из лука, о чем король вскоре пожалел.

Геракл выиграл соревнование, но Эврит отказался отдать свою дочь. Еврит боялся, что Геракл может убить ее дочь, как герой убил своих сыновей в безумии. Что еще хуже, часть его скота была украдена Автоликом, главным вором, но Еврит обвинил Геракла в краже.

Геракл в гневе покинул Эхалию, а сын Эврита Ифит (Ἰφιτος) пытался убедить своего отца в том, что герой справедливо завоевал руку Иолы. Еврит изгнал собственного сына из своего царства.Ифит пошел, чтобы отговорить Геракла от войны против своего отца, но Геракл снова, возможно, пораженный безумием, вызванным Герой, убил Ифита в Тиринфе.

(По словам Гомера, Еврит умер молодым, когда он вызвал Аполлона на соревнование по стрельбе из лука. Еврит проиграл Аполлону, и бог убил его за то, что тот бросил ему вызов. Также Ифит был жив и отдал лук своего отца герою Одиссею. Позже Ифит был убит Гераклом, который забрал лошадей Ифита.)

г. Он пытался заставить Нелея, царя Пила, а затем Гиппокоона (Гиппокоона), царя Спарты, очистить его от убийства Ифита, но оба царя отказались.Эти два короля стали его смертельными врагами.

Затем Геракла поразила ужасная болезнь. Он обратился за советом к Ксеноклеи, нынешней Пифии Дельфийской, чтобы помочь вылечить его болезнь, но она отказалась дать совет.

Геракл сердито взял штатив и сказал ей, что установит свой собственный оракул. Аполлон пришел на помощь своей жрице и сразился бы с Гераклом, если бы Зевс не разделил двоих ударом молнии.

Геракл просто хотел совета от оракула, а не битвы с Аполлоном.В то время как Аполлон восхищался смелостью Геракла, бог приказал своей жрице ответить на просьбу героя. Оракул сказал Гераклу, что он должен продать себя как раб, в наказание за убийство и лекарство от болезни.

Гермес договорился о продаже Геракла. Геракл был продан Омфале (Ὀμφάλη), дочери Иардана и царице Лидии. Омфала стала королевой после смерти своего мужа Тмолуса. Все золото от сделки было передано Евриту в качестве компенсации за убийство царского сына, хотя Еврит отказался принять его.

Она заставила его одеться в женскую одежду и шить вместе с другими дамами. Однако Аполлодор никогда ничего не писал о том, что героя заставили носить женскую одежду; он был найден только в римских источниках, таких как Statius Achilleid и Ovid Heroides и Fasti .

Согласно Фасти , Фаунас, лесной бог и последователь Пана и Диониса, пытался изнасиловать Омфалу. Он вошел в комнату ночью и пощупал женскую шелковую одежду.Фаунас был удивлен, почувствовав волосатую задницу, когда он поднял то, что он считал одеждой королевы. Прежде чем он смог проникнуть в предполагаемую королеву, Геракл сразу же проснулся и очень сильно толкнул Фавну, чтобы бог не мог встать. Когда Геракл и Омфала увидели незваного гостя в свете, они засмеялись над смущенным богом. По этой причине он хотел, чтобы все его последователи приходили на его обряды обнаженными.

Она освободила героя после трех лет рабства, после ряда услуг.

Геракл захватил и убил Керкопов в Эфесе.Говорят, что Cercopes были карликовыми обезьяно-подобными или обезьяноподобными людьми. Они были известны своим коварством. Согласно короткому отрывочному стихотворению, названному в их честь, The Cercopes . Их звали Пассал и Акмон, и они были сыновьями Океана и Тейи. Тейя была дочерью неизвестного Мемнона. Тейя предупредила своих беспокойных сыновей избегать Блэкботтома. Они были захвачены в Фессалии Гераклом. Он был привязан и висел вверх ногами на шесте, который Геракл нес через плечо.Под этим углом они могли видеть, что это был тот человек, о котором их предупреждала мать - Блэкботтома. Они смеялись и шутили по поводу волосатых ягодиц Геракла. Геракл не только не обиделся, но и отпустил их. Позже Зевс превратил их в камень, потому что они пытались обмануть бога.

В Авлисе Силей и его дочь Ксенодика заставили путешественников вырубить виноградник Силэуса; герой убил и отца, и дочь. Он также захватил и разрушил город Итони. И, наконец, согласно Гигину в «Поэтической астрономии » , Геракл убил для Омфалы гигантского змея, обитавшего в реке Сагарис, и убил лидийцев у воды.

Геракл, как говорят, переименовал остров Доличе в Икарию, после того, как нашел тело Икара, сына Дедала. Дедал был афинским изобретателем, ранее состоявшим на службе у Миноса, царя Крита.

г. Королева Омфала вышла замуж за Геракла и родила сына по имени Ламус. Вскоре после этого Геракл покинул Лидию, чтобы продолжить свои приключения.

(PDF) Геркулес и триумфальный пир для римского народа

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ПЕЙЗАЖОВ ДРЕВНИХ ИМПЕРИЙ

96

96

изображения общественных деятелей, и акцент на этом

в текстах, которые представляют

больших публичных банкетов практически отсутствуют в сохранившейся иконографии Рима.131 Если у нас

нет изображений триумфального пира, есть, однако,

одно произведение искусства, созданное для римской / курсивной аудитории во втором

веке до нашей эры. который, что интересно, представляет праздник победы

с использованием эллинистической - птолемеевой - иконографической модели. Мозаика Nile

из святилища Fortuna Primigenia в Пренесте,

датируется ок. 120 г. до н.э., в нижнем регистре представлен храм / павильон

, где проходит банкет в честь победы

, на что указывает наличие оружия и фигура

Ники, наполняющей питьевой рог генерала.Как отметили ученые

, хотя источником мозаики является Птолемей, была введена небольшая иконографическая вариация

, изображающая главного героя

как генерала в кирасе, очевидно императора, который, возможно, заказал эту работу

; фактически, ни один правитель Птолемея

никогда не изображался в кирасе (Kuttner 1999, 100).

Влияние эллинизма на определенные типы празднования победы

не может быть более ясным.

Эмилий Павел также имел очень веские причины для почитания

Геракла во время его триумфа, так как бог был защитником

царского дома Македонии, и Павел дал особые обеты

перед битвой, чтобы «победить» Геракла (Геракл). ') благосклонность к римской стороне

.Возможно, он не был первым, кто преобразовал раздачу мяса

после жертвоприношений в Ара Максима в настоящий банкет

, на котором участникам были представлены различные виды продуктов

, но у него, безусловно, были средства

(богатые грабеж) и уже успешно провел этот тип

развлечений (банкетов) в Греции.

БИБЛИОГРАФИЯ

Астин, А. Э. (1989) «Римское правительство и политика, 200–134 Б.C. ’, в

CAH² 8, Кембридж, 163-96.

Balty, J. C. (1961), «Note sur un type italique de l’Hercule Promachos»,

BMAH 33, 2–26.

Bastien, J.-L. (2007), Le triomphe romain et son utilization politique à

Rome aux trois derniers siècles de la République, CEFR 392,

Rome.

Bayet, J. (1923), «Hercule funéraire», MEFRA 40 (1923), 19-102.

Bayet, J. (1926), Les origins de l’Hercule romain, BEFAR 132, Paris.

Борода, М. (2007), Римский триумф, Кембридж, Массачусетс - Лондон.

Бенуа, Ф. (1949), «La légende d’Héraclès et la colonization grecques»

dans le delta du Rhône, Lettres d’humanité 8, 104-48.

Binminger, S. (2006), 'Le Tropaeum Alpium et l'Héraclès Monoikos à

La Turbie', в M. Navarro, JM Roddaz (ред.), La Transmission de

l'ideólogie impériale dans l'Occident Роман, Париж, 179-203.

Bispham, E. (2006), «Coloniam deducere: как римляне были колонией

во время Средней республики?», В G.Брэдли, Дж .-П.

Уилсон (ред.), Греческая и римская колонизация: истоки, идеологии

и взаимодействия, Кардифф, 73-160.

Бордман, Дж. (1972), «Геркулес, Писистрат и сыновья», РА, 57–72.

131 Дунбабин 2003, 72-102 для анализа публичных обедов в образной форме

искусства. Картина, по словам Лив. 24.16.17-19 Ti. Гракха

, посвященного в храме Либертаса в 241 г. до н. Э. изображение пира

, предложенного римской армии жителями Беневентума, имело особую ценность

, так как рабы сражались в той битве и были вознаграждены

свободой, отсюда и посвящение в храме Либертаса.

Бордман Дж. (1975), «Геркулес, Писистрат и Элевсин», JHS 95, 1–12.

Бордман, Дж. (1989), «Геркулес, Писистрат и неубедимые», JHS

109, 159-69.

Бонфанте Уоррен, Л. (1970), «Римский триумф и этрусские короли.

Меняющееся лицо триумфа », JRS 60, 49-66.

Bonnett, C., Jourdain-Annequin C. eds (1992), Héraclès: d'une rive à

l'autre de la Méditerranée: bilan et перспектива: actes de la Table

Ronde de Rome, Academia Belgica- École française de Rome, 15-16

septembre 1989, Bruxelles.

Брэдли, Г. (2005), «Аспекты культа Геракла в Центральной Италии», в

Л. Роулингс, Х. Боуден (редакторы), Геракл и Геркулес. Изучение

греко-римского божества, Суонси, 129-51.

Брелих А. (1938), «Trionfo e morte», SMSR 14, 189-93.

Брюль, А. (1929), «Les влияния hellénistiques dans le triomphe

romain», MEFRA 46, 77-95.

Campus, A. (2005), «Геракл, Алессандро, Аннибале», у П. Бернардини,

R.Zucca (ред.), Il Mediteraneo di Herakles. Studi e Ricerche, Рим,

201-21.

Капини А., Ди Ниро А. (1991), Samnium. Археология дель Молизе,

Рим.

Carrière, J. C. (1995), ‘Héraclès de la Méditerranée à l’océan. Mythe,

conquêt et acculturation », в M. Clavel-Lévêque, R. Plana-Mallart

(ред.), Cité et Territoire: colloque européen. Безье, 14-16 октября

1994, Париж. 67-87.

Cassola, F. (1970–71), «Romani e Italici in Oriente», Darch 4–5, 305–22.

Clemente, G. (1981), 'Le leggi sul lusso e la società romana tra III e II

secolo aC', in A. Giardina, A. Schiavone (eds), Società romana e

produzione schiavistica, vol. . 3, Бари, 1-14.

Коарелли, Ф. (1982), Лацио. Guida archeologica, Бари.

Коарелли, Ф. (1988), Иль Форо Боарио. Dalle Origini alla repubblica,

Рим.

Coarelli, F .; Ла Регина, А. (1984), Абруццо, Молизе. Справочник

Archeologiche Laterza 9, Рим.

Colonna, G. (1970), Bronzi votivi umbro-sabellici a figura umana, I:

Periodo arcaico, Firenze.

Cook, R. (1987), «Pots and Peisistratan Propaganda», JHS 107 (1987),

169-71.

Crawford, M. C. (1974), Roman Republican Coinage, Cambridge.

Cristofani, M. ed. (1990), La grande Roma dei Tarquini: catalogo della

mostra, Roma, Palazzo delle Esposizioni, 12 giugno - 30 settembre

1990, Rome.

D’Arms, J.Х. (1998), «Между публичным и частным: Epulum

publicum и Caesar’s horti trans Tiberim», в M. Cima, E. La

Rocca (ред.), Horti Romani. Atti del Convegno Internazionale, Roma

4-6 Maggio 1995, Рим, 33-44.

D'Arms, JH (1999), «Исполнительская культура: римское зрелище и

банкеты сильных мира сего», в Б. Бергманн, К. Кондолеон (ред.),

Искусство древнего зрелища, Вашингтон, 301 -19.

D’Arms, J. H.(2000), П. Праздники Люцилия Гамалы для остийцев и

их римских образцов », JRA 13.1, 192–200.

De Visscher, F. (1962), Herakles Epitrapezios, Париж.

De Visscher, F. et al. (1963), «Le sanctuaire d’Hercule et ses portiques à

Alba Fucens», MonAL 46, 333-96.

Де Вос, М. (1977), ‘Eracle e Priamo. Trasmissione di potere: mitologia

e ideologia imperiale ’, в A. Mastrocinque (ed.), Ercole in

Occidente, Trento, 81-90.

Di Niro, A. (1977), Il culto di Ercole fra i Sanniti Pentri e Frentani.

Античные и римские документы IX, Салерно.

Дори, Т. А. (1955), «Диктатура Минуция», JRS 45, 92-6.

Дунбабин, К. М. Д. (2003), Римский банкет. Изображения

Conviviality, Кембридж.

Эдельстейн, Л., Кидд, И. Г. редакторы (1989), Истории Посидония. Vol. 1,

The Fragments, Cambridge 1989.

Edmondson, J.К. (1999), «Культурная политика общественного зрелища в

Рим и греческий Восток, 167–166 гг. До н.э.», в Б. Бергманн, К.

Кондолеон (ред.), Искусство древнего зрелища, Вашингтон, 77-95.

9 вещей, которые не имеют смысла о Геркулесе

Disney решил обратиться к греческой мифологии, выпустив в 1997 году нарисованный от руки мюзикл: Hercules . Анимация следует за молодым богом, которого похищает злой Аид и заставляет жить на земле как смертный.Однако подростком он пытается вернуть себе место на горе Олимп, доказывая, что он герой. Несмотря на то, что в фильме использовался саундтрек, очаровательные персонажи и многослойный сюжет, в фильме есть еще несколько деталей, которые никогда не складывались. Сейчас мы сосредоточимся на этом.

СВЯЗАННЫЙ: Кастинг фанатов: 10 актеров, идеально подходящих для живого действия Геркулес

Прежде чем мы начнем, стоит отметить, что мы не будем обращать никакого внимания на что-либо из телесериала Hercules , приквела с прямым просмотром видео или общей греческой мифологии.Мы будем рассматривать только сюжетные дыры в оригинальном фильме. Пришло время перемотать время и отправиться в Древнюю Грецию. Вот десять вещей, которые не имеют смысла в геркулесе Диснея.

10 Почему Зевс не смог сделать Геракла бессмертным, если Аид сделал его смертным?

Похоже, что в Геркулес существует некоторый дисбаланс сил среди богов.Хотя фильм подразумевает, что Аид - самый большой бог подземного мира, он также предполагает, что Зевс - самый могущественный бог на горе Олимп. Так почему же тогда Аид способен сделать смертного младенца Геракла? Если Зевс настолько силен, почему он не может просто его отменить?

Кажется странным, что зелье смертности просто валяется.Разве у Зевса не должно быть силы создавать противоядие?

9 Почему Аид не знал, что Геракл жив?

Боль и паника не смогли убить Геракла, как планировалось изначально, и боги это заметили.Они идут на поиски Геракла и обнаруживают, что он превратился в смертного. Однако Аид не вовлечен в этот поиск и не обнаруживает, что Геракл все еще жив, пока он не станет подростком. Что у него так долго?

СВЯЗАННЫЙ: Дисней: 10 вещей, которые не имеют значения о Золушке (1950)

Аид не был полностью отрезан от других богов.В конце концов, его пригласили на день рождения Геракла, так почему же он никогда не слышал о существовании Геракла?

8 Почему приемные родители Геракла не рассказали Гераклу о его происхождении?

Через несколько секунд после того, как Боль и Паника сделали младенца Геракла смертным, греческая пара натыкается на него и решает усыновить.Они обнаруживают силу Геракла сразу после того, как он связывает приспешников Аида и бросает их вдаль. Они также находят особую золотую медаль, привязанную к его шее.

Став свидетелями всего этого, почему родители Геракла решили сохранить так много его жизни в секрете, особенно когда их сын не мог избавиться от чувства, что он не принадлежит ему? Это могло бы избавить Геракла от множества неприятностей, если бы ему сказали, что он был усыновлен в молодом возрасте.

7 Почему Зевс такой неопределенный?

Zeus имеет много проблем. Как ни плохо, что приемные родители Геракла никогда не рассказывали ему, откуда он, еще хуже то, что его биологический отец никогда не сообщал ему о его происхождении.В конце концов, Зевс - бог. Разве он не был достаточно могущественным, чтобы общаться с ним каким-либо другим способом?

После того, как Геракл посещает статую Зевса, он обнаруживает, что он должен стать героем, чтобы жить среди богов.Однако Зевс не совсем понимает, что это означает.

Кроме того, Зевс говорит Гераклу найти Фила, но он не сообщает подробностей о том, как найти Фила. Геракл просто уносится на своем пегасе с небольшими деталями и сумасшедшей интуицией.

6 Почему Геракл не превратился в бога после победы над Гидрой?

Геракл, наконец, попадает на гору Олимп после того, как спасает Мэг от Аида. Его самопожертвование помогает ему стать настоящим героем и вернуть себе статус бога.Однако странно, что одно из его предыдущих действий не позволило ему попасть на гору Олимп.

Когда Геракл сражается с Гидрой, он спасает не одну девушку, а целый город людей.Может быть, его превратили в бога не из-за своих намерений или потому, что он не был достаточно близок к смерти. Тем не менее, правила, лежащие в основе требований его героя, недостаточно хорошо объяснены.

5 Почему Аид просто не убил Геракла, когда он был смертным?

Аид, несомненно, очень могущественный бог, поэтому удивительно, что он не приложил больших усилий, чтобы убедиться, что Геракл мертв.Несмотря на то, что Аид проверяет силу Геракла, атаковав его с помощью Гидры, он мог легко послать больше врагов на свой путь.

СВЯЗАННЫЙ: Дисней: 10 вещей, которые не имеют смысла о Русалочке

Неужели Аид не убил Геракла раньше? Неужели Боль и Паника не превратились в змей и не убили его своим ядовитым ядом после того, как он вырос? Почему Аид даже рискнул дать Гераклу возможность проявить себя только для того, чтобы в конце концов победить его? Разве Аид не мог легко убить его сразу после того, как он отказался от своих сил, чтобы спасти Мэг? Кстати об этом...

4 Почему Аид изо всех сил не пытался защитить Мэг?

Геракл заключает сделку с Аидом; Он откажется от своей силы, если бог подземного мира не причинит вреда Мэг.Аид соглашается и использует момент слабости Геракла, чтобы атаковать богов.

Однако к этой сделке есть одно условие; Если Мэг будет ранена, Геракл вернет свою богоподобную силу.Это случается, и именно так Гераклу удается свергнуть Аида и спасти положение. Если бы сделку можно было так легко разорвать, можно было бы подумать, что Аид запер бы Мэг от опасности. Его план был плохо продуман.

3

2 Как Аид попал в ловушку реки Стикс?

Мег умирает во время кульминации и застревает в реке Стикс, где души плавают вечно.Геракл заключает сделку с Аидом, предлагая себя за возвращение Мэг в мир смертных, и Аид соглашается при условии, что Геракл сам вернет ее.

После того, как Геракл прыгает в реку, он начинает быстро стареть, и Аид говорит ему, что он действительно умрет, прежде чем достигнет Мэг.Однако Геркулес не умирает, потому что он превращается в бога на полпути в плавании из-за его героической жертвы. Почему же тогда, когда Геракл сбивает Аида в реку, его затягивает известное будущее? Аид также является богом, поэтому разве он не может выбраться с помощью той же логики, которая применима к Гераклу?

1 Стал ли снова Геракл смертным?

Хотя Геракл достигает статуса бога и поэтому его приглашают жить на Олимпе, он предпочитает остаться на земле с Мэг вместо того, чтобы вести бессмертную жизнь.Он целует ее, и его оранжевое божественное сияние исчезает. Он снова выглядит человеком.

Так как поцелуй с Мэг сделал его смертным? Почему любовь должна иметь над ним такую ​​негативную власть? Разве он не мог жить на земле как бог, но при этом любил Мэг?

СЛЕДУЮЩИЙ: Дисней: 10 вещей, которые не имеют смысла о красоте и чудовище (1991)

Следующий 10 лучших научно-фантастических фильмов 90-х для просмотра на Prime Video

Об авторе Брук Байгрович (Опубликовано 370 статей)

Брук - штатный писатель Screen Rant, помешанный на музыке и фильмах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *