Жанры повесть временных лет: Летопись как жанр древнерусской литературы: характеристика, особенности, примеры

Содержание

Черты жанра летописи повесть временных лет. «Повесть временных лет». Летопись как жанр исторического повествования

Анализ литературы по вопросу истории появления «Повести временных лет» показывает его дискуссионность в науке. Вместе с тем, во всех публикациях о «Повести временных лет» подчеркивается историческое значение летописи для истории и культуры России. Уже в самом названии «Повести временных лет» содержится ответ на вопрос о предназначении летописи: чтобы рассказать «откуду есть пошла Руская земля, кто въ Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть». Иными словами, поведать о русской истории от самого начала ее и до становления православного государства под собирательным названием Русская земля.

Раскрывая вопросы летописной терминологии, И.Н. Данилевский писал, что традиционно летописями в широком смысле называют исторические сочинения, изложение в которых ведется строго по годам и сопровождается хронографическими (годовыми), часто календарными, а иногда и хронометрическими (часовыми) датами.

По видовым признакам они близки западноевропейским анналам (от лат. annales libri — годовые сводки) и хроникам (от греч. chranihos — относящийся ко времени). В узком смысле слова летописями принято называть реально дошедшие до нас летописные тексты, сохранившиеся в одном или нескольких сходных между собой списках. Но научная терминология в летописных материалах в значительной мере условна. Это связано, в частности, с «отсутствием четких границ и сложностью истории летописных текстов», с «текучестью» летописных текстов, допускающих «постепенные переходы от текста к тексту без видимых градаций памятников и редакций». До настоящего времени «в изучении летописания употребление терминов крайне неопределенно». При этом «всякое устранение неясности терминологии должно основываться на установлении самой этой неясности. Невозможно условиться об употреблении терминов, не выяснив, прежде всего, всех оттенков их употребления в прошлом и настоящем».

По мнению М.И. Сухомлинова «все русские летописи самым названием «летописей», «летописцев», «временников», «повестей временныхъ летъ» и т.

п. изобличают свою первоначальную форму: ни одно из этих названий не было бы им прилично, если бы в них не было обозначаемо время каждого события, если бы лета, годы не занимали в них такого же важного места, как и самые события. В этом отношении, как и во многих других, наши летописи сходны не столько с писателями византийскими, сколько с теми временниками (annales), которые ведены были издавна, с VIII века, в монастырях Романской и Германской Европы — независимо от исторических образцов классической древности. Первоначальной основой этих анналов были пасхальные таблицы».

Большинство авторов полагают, что идея заголовка «Повести временных лет» принадлежит Нестору, книжнику широкого исторического кругозора и большого литературного дарования: еще до работы над «Повестью временных лет» он написал «Житие Бориса и Глеба» и «Житие Феодосия Печерского». В «Повести временных лет» Нестор поставил перед собой грандиозную задачу: решительным образом переработать рассказ о древнейшем периоде истории Руси — «откуда есть пошла Русская земля».

Однако, как показал А.А. Шахматов, «Повести временных лет» предшествовали иные летописные своды. Ученый приводит, в частности, следующий факт: «Повесть временных лет», сохранившаяся в Лаврентьевской, Ипатьевской и других летописях, существенно отличалась в трактовке многих событий от другой летописи, повествовавшей о том же начальном периоде русской истории, о Новгородской первой летописи младшего извода. В Новгородской летописи отсутствовали тексты договоров с греками, князь Олег именовался воеводой при юном князе Игоре, иначе рассказывалось о походах Руси на Царьград и т. д.

А.А. Шахматов пришел к выводу, что Новгородская первая летопись в своей начальной части отразила иной летописный свод, который предшествовал «Повести временных лет».

Видный исследователь русского летописания В.М. Истрин предпринял неудачные попытки найти различиям «Повести временных лет» и рассказа Новгородской первой летописи иное объяснение (что Новгородская летопись будто бы сокращала «Повесть временных лет»). В результате выводы А.А. Шахматова были подтверждены многими фактами, добытыми как им самим, так и другими учеными.

Интересующий нас текст «Повести» охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII в. Вполне обоснованно считается, что это один из древнейших летописных сводов, текст которого был сохранен летописной традицией. Отдельных списков его не известно. По этому поводу В.О. Ключевский писал: «В библиотеках не спрашивайте Начальной летописи — вас, пожалуй, не поймут и переспросят: «Какой список летописи нужен вам?» Тогда вы в свою очередь придете в недоумение. До сих пор не найдено ни одной рукописи, в которой Начальная летопись была бы помещена отдельно в том виде, как она вышла из-под пера древнего составителя. Во всех известных списках она сливается с рассказом ее продолжателей, который в позднейших сводах доходит обыкновенно до конца XVI в.». В разных летописях текст Повести доходит до разных годов: до 1110 г. (Лаврентьевский и близкие ему списки) или до 1118 г.

(Ипатьевский и близкие ему списки).

На начальной стадии изучения летописей исследователи исходили из того, что встречающиеся в списках разночтения являются следствием искажения исходного текста при неоднократном переписывании. Исходя из этого, например, А.Л. Шлецер ставил задачу воссоздания «очищенного Нестора». Попытка исправить накопившиеся механические ошибки и переосмысления летописного текста, однако, не увенчалась успехом. В результате проделанной работы сам А.Л. Шлецер убедился, что со временем текст не только искажался, но и исправлялся переписчиками и редакторами. Тем не менее был доказан непервоначальный вид, в котором до нас дошла «Повесть временных лет». Этим фактически был поставлен вопрос о необходимости реконструкции первоначального вида летописного текста.

Сопоставив все доступные ему списки летописей, А.А.Шахматов выявил разночтения и так называемые общие места, присущие летописям. Анализ обнаруженных разночтений, их классификация дали возможность выявить списки, имеющие совпадающие разночтения. Исследователь сгруппировал списки по редакциям и выдвинуть ряд взаимодополняющих гипотез, объясняющих возникновение разночтений. Сопоставление гипотетических сводов позволило выявить ряд общих черт, присущих некоторым из них. Так были воссозданы предполагаемые исходные тексты. При этом оказалось, что многие фрагменты летописного изложения заимствовались из очень ранних сводов, что, в свою очередь, дало возможность перейти к реконструкции древнейшего русского летописания. Выводы А.А. Шахматова получили полное подтверждение, когда был найден Московский свод 1408 г., существование которого предсказал великий ученый. В полном объеме путь, который проделал А.А. Шахматов, стал ясен лишь после публикации его учеником М.Д. Присёлковым рабочих тетрадей своего учителя. С тех пор вся история изучения летописания делится на два периода: до-шахматовский и современный.

При редактировании первоначальный текст (первая редакция Повести временных лет) был изменен настолько, что А.А. Шахматов пришел к выводу о невозможности его реконструкции. Что же касается текстов Лаврентьевской и Ипатьевской редакций Повести (их принято называть соответственно второй и третьей редакциями), то, несмотря на позднейшие переделки в последующих сводах, Шахматову удалось определить их состав и предположительно реконструировать. Следует отметить, что Шахматов колебался в оценке этапов работы над текстом Повести временных лет. Иногда, например, он считал, что в 1116 г. Сильвестр лишь переписал Несторов текст 1113 г. (причем последний иногда датировался 1111 г.), не редактируя его.

Если вопрос об авторстве Нестора остается спорным (в Повести содержится ряд указаний, принципиально расходящихся с данными Чтений и Жития Феодосия), то в целом предположение А.А. Шахматова о существовании трех редакций Повести временных лет разделяют большинство современных исследователей.

Исходя из представления о политическом характере древнерусского летописания, А.А. Шахматов, а за ним М.Д. Присёлков и другие исследователи полагают, что зарождение летописной традиции па Руси связано с учреждением Киевской митрополии. «Обычай византийской церковной администрации требовал при открытии новой кафедры, епископской или митрополичьей, составлять по этому случаю записку исторического характера о причинах, месте и лицах этого события для делопроизводства патриаршего синода в Константинополе». Это якобы и стало поводом для создания Древнейшего свода 1037 г. Позднейшие своды, составлявшиеся на основе Повести временных лет, исследователи представляют то cyгyбo публицистическими произведениями, написанными, что называется, на злобу дня, то некоей средневековой беллетристикой, то просто текстами, которые систематически с удивительными упорством и настойчивостью «дописывают» — едва ли не по инерции.

Вместе с тем, вся историю изучения Повести показывает, что цель создания летописей должна быть достаточно значимой, чтобы на протяжении ряда столетий многие поколения летописцев продолжали труд, начатый в Киеве в XI в. Тем более, что «авторы и редакторы держались одних и тех же литературных приемов и высказывали одни и те же взгляды и па общественную жизнь и на нравственные требования».

Как полагают, первая редакция «Повести временных лет» до нас не дошла. Сохранилась вторая ее редакция, составленная в 1117 г. игуменом Выдубицкого монастыря (под Киевом) Сильвестром, и третья редакция, составленная в 1118 г. по повелению князя Мстислава Владимировича. Во второй редакции была подвергнута переработке лишь заключительная часть «Повести временных лет»; эта редакция и дошла до нас в составе Лаврентьевской летописи 1377 г., а также других более поздних летописных сводов. Третья редакция, по мнению ряда исследователей, представлена в Ипатьевской летописи, старший список которой — Ипатьевский — датируется первой четвертью XV в.

С нашей точки зрения, окончательная точка в исследовании вопроса происхождения «Повести» еще не поставлена, это показывает вся история изучения летописи. Не исключено, что учеными на основе вновь обнаруженных фактов, будут выдвинуты новые гипотезы относительно истории создания величайшего памятника древнерусской литературы — «Повести временных лет».

Стилевое своеобразие «Повести» заслуживает особого внимания, поскольку в современной литературной традиции летописный жанр отсутствует. Природа летописного жанра весьма сложна; летопись относится к числу «объединяющих жанров», подчиняющих себе жанры своих компонентов — исторической повести, жития, поучения, похвального слова и т. д. См.: Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1971, с. 48-50. И тем не менее летопись остается цельным произведением, которое может быть исследовано и как памятник одного жанра, как памятник литературы см.: Еремин И. П. Повесть временных лет как памятник литературы. — В кн.: Еремин И. П. Литература Древней Руси (этюды и характеристики). М.-Л., 1966; Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение, гл. 7; Он же. Человек в литературе Древней Руси. М.-Л., 1970, гл. 2 и 3; Творогов О. В. Сюжетное повествование в летописях XI-XIII вв. — В кн.: Истоки русской беллетристики, с. 31-66. . В «Повести временных лет», как и в любой другой летописи, можно выделить два типа повествования — собственно погодные записи и летописные рассказы. Погодные записи содержат сообщения о событиях, тогда как летописные рассказы предлагают описания их. В летописном рассказе автор стремится изобразить событие, привести те или иные конкретные детали, воспроизвести диалоги действующих лиц, словом, помочь читателю представить происходящее, вызвать его на сопереживание.

Так, в рассказе об отроке, бежавшем из осажденного печенегами Киева, чтобы передать просьбу княгини Ольги воеводе Претичу, не только упоминается сам факт передачи сообщения, но именно рассказывается о том, Как отрок бежал через печенежский стан с уздечкой в руке, расспрашивая о будто бы пропавшем коне (при этом не упущена важная деталь, что отрок умел говорить по-печенежски), о том, как он, достигнув берега Днепра, «сверг порты» и бросился в воду, как выплыли ему навстречу на лодке дружинники Претича; передан и диалог Претича с печенежским князем. Это именно рассказ, а не краткая погодная запись, как, например: «Вятичи победи Святослав и дань на них възложи», или «Преставися цариця Володимеряя Анна», или «Поиде Мьстислав на Ярослава с козары и с касогы» и т. п.

В то же время и сами летописные рассказы относятся к двум типам, в значительной мере определяемым их происхождением. Одни рассказы повествуют о событиях, современных летописцу, другие — о событиях, происходивших задолго до составления летописи, это устные эпические предания, лишь впоследствии внесенные в летопись.

В рассказах торжествует то сила, то хитрость. Так, воевавший с Русью печенежский князь предложил Владимиру выставить из своего войска воина, который бы померился силой с печенежским богатырем. Никто не решается принять вызов. Владимир опечален, но тут к нему является некий «старый муж» и предлагает послать за своим младшим сыном. Юноша, по словам старика, очень силен: «От детьства бо его несть кто им ударил» (т. е. бросил на землю). Как-то, вспоминает отец, сын, разгневавшись на него, «преторже череви руками» (разорвал руками кожу, которую в этот момент мял: отец и сын были кожевниками). Юношу призывают к Владимиру, и он показывает князю свою силу — хватает за бок пробегающего мимо быка и вырывает «кожю с мясы, елико ему рука зая». Но тем не менее юноша — «середний телом», и поэтому вышедший с ним на поединок печенежский богатырь — «превелик зело и страшен» — смеется над своим противником. Здесь (как и в рассказе о мести Ольги) неожиданность поджидает отрицательного героя; читатель же знает о силе юноши и торжествует, когда кожемяка «удави» руками печенежского богатыря.

Некоторые рассказы летописи объединены особым, эпическим стилем изображения действительности. Это понятие отражает прежде всего подход повествователя к предмету изображения, его авторскую позицию, а не только чисто языковые особенности изложения. В каждом таком рассказе в центре — одно событие, один эпизод, и именно этот эпизод составляет характеристику героя выделяет его основную, запоминающуюся черту; Олег (в рассказе о походе на Царьград) — это прежде всего мудрый и храбрый воин, герой рассказа о белгородском киселе — безымянный старец, но его мудрость, в последний момент спасшая осажденный печенегами город, и является той характерной чертой, которая завоевала ему бессмертие в народной памяти.

Другая группа рассказов составлена самим летописцем или его современниками. Ее отличает иная манера повествования, в ней нет изящной завершенности сюжета, нет эпической лаконичности и обобщенности образов героев. Эти рассказы в то же время могут быть более психологичными, более реалистичными, литературно обработанными, так как летописец стремится не просто поведать о событии, а изложить его так, чтобы произвести на читателя определенное впечатление, заставить его так или иначе отнестись к персонажам повествования. Среди подобных рассказов в пределах «Повести временных лет» особенно выделяется рассказ об ослеплении Василька Теребовльского (в статье 1097 г.).

Эмоционально ярким предстает эпизод о страшной участи оклеветанного князя, он вызывает сочувствие к нему, выраженное им желание предстать перед богом «в той сорочке кроваве» как бы напоминает о неизбежном возмездии, служит публицистическим оправданием вполне «земным» действиям князей, выступивших войной против Давыда Игоревича с тем, чтобы восстановить права Василька на отнятый у него удел.

Так, вместе с летописным повествованием начинает формироваться особый, подчиненный летописному жанр — жанр повести о княжеских преступлениях Лихачев Д. С. Русские летописи и их культурно-историческое значение, с. 215-247..

Все летописное повествование пронизывает этикетность, особенно в той его части, которая выдержана в стиле монументального историзма. Летописец отбирает в этих случаях для своего повествования только наиболее важные, государственного значения события и деяния. В стиле монументального историзма ведется, например, изложение событий времени Ярослава Мудрого и его сына — Всеволода. Например, описание битвы на Альте, принесшей Ярославу победу над «окаянным» Святополком — убийцей Бориса и Глеба (в «Повести временных лет» под 1019 г.).

Сочетание стилей монументального историзма и эпического в «Повести временных лет» создали ее неповторимый литературный облик, и ее стилистическое влияние будет отчетливо ощущаться на протяжении нескольких веков: летописцы станут применять или варьировать те литературные формулы, которые впервые были употреблены создателями «Повести временных лет», подражать имеющимся в ней характеристикам, а иногда и цитировать «Повесть», вводя в свой текст фрагменты из этого памятника Прохоров Г. М. «Повесть о нашествии Батыя» в Лаврентьевской летописи. — «ТОДРЛ». Л., 1974, т. XXVIII, с. 77-80..

1. Летопись — жанр древнерусской литературы.

2. «Повесть временных лет»: о чем она?

3. Произведение, пронизанное патриотизмом и лю­бовью.

Прежде чем говорить о «Повести временных лет» необходимо сказать, что же представляет собой летопись. Летописи — это памятники исторической письменности и литературы Древней Руси. Особенность летописи состоит в том, что все записи в ней велись в хронологической последовательности по годам. Летописи не создавались одним человеком, над ними трудились многие летописцы. Новая летопись непременно опиралась на предыдущие, составители включали в свои тексты материалы других летописцев. Отличительная особенность летописи состояла в том, что она не была сухой и беспристрастной. Летописцы давали событиям свои субъективные оценки, сопровождали различными дополнениями, комментариями. Итак, летопись можно назвать сводом разнородных жанров. В летопись входили тексты погодных записей, воинские повести, материалы из княжеских архивов. По определению Дмитрия Сергеевича Лихачева, летопись относится к числу «объединяющих жанров».

Самыми древними летописными сводами являются Лаврентьевская и Ипатьевская летописи. Лаврентьевская получила свое название по имени монаха Лаврентия, который переписал ее по заказу нижегородско-суздальского князя Дмитрия Константиновича в 1377 году. Ипатьевская летопись названа по Ипатьевскому монастырю в Костроме.

Вообще, летопись можно назвать главным, основополагающим жанром древнерусской литературы.

Летописание на Руси началось очень давно: примерно в первой половине.XI века. Центрами летописания стали крупные и развитые города — Киев и Новгород. Как правило, летописи писались монахами. Ведь именно монастыри в то время были центрами грамотности. Дело это было государственное, и зачастую летопись составлялась по поручению князя, игумена или епископа. Порой летопись отражала именно те события, которые были угодны князю, и реальное поражение на бумаге превращалось в победу. Но составители летописей, даже выполняя определенный «заказ», нередко проявляли самостоятельность, независимость мысли, а порой подвергали критике действия и поступки князей, если они казались им заслуживающими порицания. Летописец стремился к правдивости.

«Повесть временных лет» является выдающимся памятником не только древнерусской литературы, но и истории. Читая его, мы можем проследить историю становления древнерусского государства, его политический и культурный расцвет, начавшийся процесс феодального дробления.

«Повесть временных лет» была создана в первые десятилетия XII века, но до современного читателя дошла в составе летописных сводов более позднего времени. К самым старшим из них относятся вышеупомянутые Лаврентьевская и Ипатьевская летописи, а также Первая Новгородская летопись, датированные 1377, 1420, и 1330 годами.

Все последующие летописные своды XV-XVI веков непременно включали в себя «Повесть временных лет», кончено, подвергая ее обработке — как редакционной, так и стилистической.

Летописец, создавший «Повесть временных лет», не известен нам. Ученые лишь могут предполагать, что автором ее был Нестор, монах Киево-Печерского монастыря.

Летописец сравнивал книги с реками: «Се бо суть реки, напояющие вселенную». Это сравнение можно применить и к самой летописи. Ведь она является не только литературным, но и историческим памятником. Летопись величаво, неспешно, повествует нам о событиях, происходивших на русской земле, и каждый ее герой — реально существующее лицо. Самые различные жанры, входящие в «Повесть временных лет», являются как бы притоками этой.полноводной и бурной реки. Они не только делают ее уникальным произведением, но и придают ей неповторимые, яркие черты, делают этот памятник более сильным в художественном смысле.

«Повесть временных лет» — это зеркало, в котором ярко и четко отразилась жизнь того времени. Здесь мы видим и идеологию верхов феодального общества, и народные думы и чаяния.

Великий памятник начинается простыми и вместе с тем величественными словами: «Вот повести минувших лет, откуда пошла русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла русская земля».

Изначально летопись повествует о славянах, их возникновении, обычаях, жизненном укладе, отделении от тех 72- х народов, которое произошло после вавилонского столпотворения.

Летопись рассказывает нам о самых важных событиях в истории страны: создании славянской азбуки Кириллом и Мефодием, призвании варягов, походе на Византию, завоевании Киева Олегом, его жизни и смерти, о княжении Ольги.

Большую роль в «Повести временных лет» играет такая тема, как крещение Руси. Ведь с приходом христианства на Русь жизнь наших предков сильно изменилась.

Немалое место в «Повести…» отводиться различным преданиям и сказаниям, созданным народом. Они не только обогащают летопись как художественное произведение, но и выражают точку зрения простых людей на историю нашей страны.

«Повесть временных лет» проникнута патриотической идеей объединения русской земли против внешних врагов и осуждением братоубийственных усобиц. Этим объясняется введение в летопись исторических свидетельств княжеских преступлений.

В летописи также можно встретить большое количество похвал — как князьям, так и книгам. По мнению летописца, мудрый князь непременно должен быть начитанным, а книга есть источник мудрости: «Велика ведь бывает польза от учения книжного: книгами наставляемы и поучаемы на путь покаянья, ибо мудрость обретаем и воздержание в словах книжных. Это реки, напояющие вселенную, это источники мудрости, в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они — узда воздержания».

«Повесть временных лет» стала также источником вдохновения для многих талантливых писателей. Образы Владимира, Святослава, Олега отразились в произведениях А. С. Пушкина, К. Ф. Рылеева и др.

На мой взгляд, главный урок, который мы можем извлечь из «Повести временных лет» — это уважение к историческому прошлому нашего народа. Прикасаясь к истории нашей родины, мы лучше понимаем своих предков, их психологию и уклад жизни.

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ ЛЕТОПИСЬ – древнерусская летопись, созданная в 1110-х. Летописи – исторические сочинения, в которых события излагаются по так называемому погодичному принципу, объединены по годовым, или «погодичным», статьям (их также называют погодными записями). «Погодичные статьи», в которых объединялись сведения о событиях, произошедших в течение одного года, начинаются словами «В лето такое-то…» («лето» в древнерусском языке означает «год»). В этом отношении летописи, в том числе и Повесть временных лет , принципиально отличаются от известных в Древней Руси византийских хроник, из которых русские составители заимствовали многочисленные сведения из всемирной истории. В переводных византийских хрониках события были распределены не по годам, а по царствованиям императоров.

Самый ранний дошедший до нашего времени список Повести временных лет относится к 14 в. Он получил название Лаврентьевская летопись по имени переписчика, монаха Лаврентия, и был составлен в 1377. Другой древнейший список Повести временных лет сохранился в составе так называемой Ипатьевской летописи (сер. 15 в.).

Повесть временных лет – первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первоначальном виде. Благодаря тщательному текстологическому анализу Повести временных лет исследователи обнаружили следы более ранних сочинений, вошедших в ее состав. Вероятно, древнейшие летописи были созданы в 11 в. Наибольшая признание получила гипотеза А.А.Шахматова (1864–1920), объясняющая возникновение и описывающая историю русского летописания 11– начала 12 в. Он прибегнул к сравнительному методу, сопоставив сохранившиеся летописи и выяснив их взаимосвязи. Согласно А.А.Шахматову, ок. 1037, но не позже 1044, был составлен Древнейший Киевский летописный свод , повествовавший о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 в Киево-Печерском монастыре, вероятно, монахом Никоном был закончен первый Киево-Печерский летописный свод . В нем новые известия и сказания соединялись с текстом Древнейшего свода и с заимствованиями из Новгородской летописи середины 11 в. В 1093–1095 здесь же на основе свода Никона был составлен второй Киево-Печерский свод ; его также принято называть Начальным . (Название объясняется тем, что первоначально именно этот летописный свод А.А.Шахматов счел самым ранним.) В нем осуждались неразумие и слабость нынешних князей, которым противопоставлялись прежние мудрые и могущественные правители Руси.

В 1110–1113 была завершена первая редакция (версия) Повести временных лет – пространного летописного свода, вобравшего многочисленные сведения по истории Руси: о войнах русских с Византийской империей, о призвании на Русь на княжение скандинавов Рюрика, Трувора и Синеуса, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских преступлениях. Вероятный автор этой летописи – монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде эта редакция не сохранилась.

В первой редакции Повести временных лет были отражены политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 Святополк умер, и на киевский престол вступил князь Владимир Всеволодович Мономах . В 1116 монахом Сильвестром (в промономаховском духе) и в 1117–1118 неизвестным книжником из окружения князя Мстислава Владимировича (сына Владимира Мономаха) текст Повести временных лет был переработан. Так возникли вторая и третья редакции Повести временных лет ; древнейший список второй редакции дошел до нас в составе Лаврентьевской , а самый ранний список третьей – в составе Ипатьевской летописи .

Почти все русские летописи представляют собой своды – соединение нескольких текстов или известий из других источников более раннего времени. Древнерусские летописи 14–16 вв. открываются текстом Повести временных лет .

Название Повесть временных лет (точнее, Повести временных лет – в древнерусском тексте слово «повести» употреблено во множественном числе) обыкновенно переводится как Повесть минувших лет , но существуют и другие толкования: Повесть, в которой повествование распределено по годам или Повествование в отмеренных сроках , Повествование о последних временах – рассказывающее о событиях накануне конца света и Страшного суда.

Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о расселении на земле сыновей Ноя – Сима, Хама и Иафета – вместе со своими родами (в византийских хрониках начальной точкой отсчета было сотворение мира). Этот рассказ заимствован из Библии . Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом русская история включалась в состав истории всемирной. Целями Повести временных лет было объяснение происхождения русских (восточных славян), происхождения княжеской власти (что для летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и распространения христианства на Руси. Повествование о русских событиях в Повести временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских) племен и двумя преданиями. Это рассказ о княжении в Киеве князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди; о призвании враждующими северно-русскими племенами трех скандинавов (варягов) Рюрика, Трувора и Синеуса, – чтобы они стали князьями и установили в Русской земле порядок. Рассказ о братьях-варягах имеет точную дату – 862. Таким образом в историософской концепции Повести временных лет устанавливаются два источника власти на Руси – местный (Кий и его братья) и иноземный (варяги). Возведение правящих династий к иностранным родам традиционно для средневекового исторического сознания; подобные рассказы встречаются и в западноевропейских хрониках. Так правящей династии придавалась бóльшие знатность и достоинство.

Основные события в Повести временных лет – войны (внешние и междоусобные), основание храмов и монастырей, кончина князей и митрополитов – глав Русской церкви.

Летописи, в том числе и Повесть …, – не художественные произведения в строгом смысле слова и не труд ученого-историка. В состав Повести временных лет включены договоры русских князей Олега Вещего, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича с Византией. Сами летописи имели, по-видимому, значение юридического документа. Некоторые ученые (например, И.Н.Данилевский) полагают, что летописи и, в частности, Повесть временных лет , составлялись не для людей, но для Страшного Суда, на котором Бог будет решать судьбы людей в конце мира: поэтому в летописях перечислялись грехи и заслуги правителей и народа.

Летописец обычно не истолковывает события, не ищет их отдаленные причины, а просто описывает их. В отношении к объяснению происходящего летописцы руководствуются провиденциализмом – все происходящее объясняется волей Божьей и рассматривается в свете грядущего конца света и Страшного Суда. Внимание к причинно-следственным связям событий и их прагматическая, а не провиденциальная интерпретация несущественны.

Для летописцев важен принцип аналогии, переклички между событиями прошлого и настоящего: настоящее мыслится как «эхо» событий и деяний прошлого, прежде всего деяний и поступков, описанных в Библии. Убийство Святополком Бориса и Глеба летописец представляет как повторение и обновление первоубийства, совершенного Каином (сказание Повести временных лет под 1015). Владимир Святославич – креститель Руси – сравнивается со святым Константином Великим , сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (сказание о крещении Руси под 988).

Повести временных лет чуждо единство стиля, это «открытый» жанр. Самый простой элемент в летописном тексте – краткая погодная запись, лишь сообщающая о событии, но не описывающая ее.

В состав Повести временных лет также включаются предания. Например – рассказ о происхождении названия города Киева от имени князя Кия; сказания о Вещем Олеге, победившем греков и умершем от укуса змеи, спрятавшейся в черепе умершего княжеского коня; о княгине Ольге, хитроумно и жестоко мстящей племени древлян за убийство своего мужа. Летописца неизменно интересуют известия о прошлом Русской земли, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти имена. Об этом также сообщают предания. В Повести временных лет доля преданий очень велика, так как описываемые в ней начальные события древнерусской истории отделены от времени работы первых летописцев многими десятилетиями и даже веками. В позднейших летописных сводах, рассказывающих о современных событиях, число преданий невелико, и они также находятся обыкновенно в части летописи, посвященной далекому прошлому.

В состав Повести временных лет включаются и повествования о святых, написанные особенным житийным стилем. Таков рассказ о братьях-князьях Борисе и Глебе под 1015, которые, подражая смирению и непротивлению Христа , безропотно приняли смерть от руки сводного брата Святополка, и повествование о святых печерских монахах под 1074.

Значительную часть текста в Повести временных лет занимают повествования о сражениях, написанные так называемым воинским стилем, и княжеские некрологи.

Издания: Памятники литературы Древней Руси. XI – первая половина XII века . М., 1978; Повесть временных лет . 2-е изд., доп. и испр. СПб., 1996, серия «Литературные памятники»; Библиотека литературы Древней Руси , т. 1. XI – начало XII в. СПб., 1997.

Андрей Ранчин

Литература:

Сухомлинов М.И. О древней русской летописи как памятнике литературном . СПб, 1856
Истрин В.М. Замечания о начале русского летописания . – Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук, т. 26, 1921; т. 27, 1922
Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение . М. – Л., 1947
Рыбаков Б.А. Древняя Русь: сказания, былины, летописи . М. – Л., 1963
Еремин И.П. «Повесть временных лет»: Проблемы ее историко-литературного изучения (1947 ). – В кн.: Еремин И.П. Литература Древней Руси: (Этюды и характеристики). М. – Л., 1966
Насонов А.Н. История русского летописания XI – начала XVIII в . М., 1969
Творогов О.В. Сюжетное повествование в летописях XI–XIIIвв. . – В кн.: Истоки русской беллетристики. Л., 1970
Алешковский М.Х. Повесть временных лет: Судьба литературного произведения в Древней Руси . М., 1971
Кузьмин А.Г. Начальные этапы древнерусского летописания . М., 1977
Лихачев Д.С. Великое наследие. «Повесть временных лет» (1975). – Лихачев Д.С. Избранные работы: В 3 тт., т. 2. Л., 1987
Шайкин А.А. «Се повести временных лет»: От Кия до Мономаха. М., 1989
Данилевский И. Н. Библеизмы «Повести временных лет» . – В кн.: Герменевтика древнерусской литературы . М., 1993. Вып. 3.
Данилевский И.Н. Библия и Повесть временных лет (К проблеме интерпретации летописных текстов ). – Отечественная история, 1993, № 1
Трубецкой Н.С. Лекции по древнерусской литературе (пер. с нем. М.А. Журинской). – В кн.: Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М., 1995
Приселков М.Д. История русского летописания XI–XV вв . (1940). 2-е изд. М., 1996
Ранчин А. М. Статьи о древнерусской литературе . М., 1999
Гиппиус А.А. «Повесть временных лет»: о возможном происхождении и значении названия . – В кн.: Из истории русской культуры , т. 1 (Древняя Русь). М., 2000
Шахматов А.А. 1) Разыскания о древнейших русских летописных сводах (1908). – В кн.: Шахматов А.А. Разыскания о русских летописях. М. – Жуковский, 2001
Живов В.М. Об этническом и религиозном сознании Нестора Летописца (1998). – В кн.: Живов В.М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры . М., 2002
Шахматов А.А. История русского летописания , т. 1. СПб., 2002
Шахматов А.А. . Кн.1 2) Повесть временных лет (1916). – В кн.: Шахматов А.А. История русского летописания. Т. 1. Повесть временных лет и древнейшие русские летописные своды . Кн. 2. Раннее русское летописание XI–XII вв. СПб., 2003



До появления повести временных лет, на Руси существовали другие сборники сочинений и исторические записки, составляли которые, в основном, монахи. Однако все эти записи носили локальный характер и не могли представить полную историю жизни Руси. Идея же создания единой летописи принадлежит монаху Нестору, жившему и работавшему в Киево-Печерском монастыре на стыке 11 и 12 веков.

Среди ученых существуют некоторые расхождения по поводу истории написания повести. Согласно основной общепринятой теории, летопись была написана Нестором в Киеве. В основу первоначальной редакции легли ранние исторические записи, легенды, фольклорные рассказы, поучения и записи монахов. После написания, Нестор и другие монахи несколько раз перерабатывали летопись, а позднее сам автор добавил в нее христианскую идеологию, и уже эта редакция считалась окончательной. Что касается даты создания летописи, то ученые называют две даты – 1037 год и 1110.

Летопись, составленная Нестором, считается первой русской летописью, а ее автор – первым летописцем. К сожалению, до наших дней не дошло древних редакций, самый ранний вариант, который существует сегодня, датируется 14 веком.

Жанр и идея повести временных лет

Основной целью и идеей создания повести было желание изложить последовательно всю историю Руси, начиная от библейских времен, а затем постепенно дополнять летопись, кропотливо описывая все происходящие события.

Что касается жанра, то современные ученые полагают, что летопись нельзя назвать чисто историческим или чисто художественным жанром, так как в ней присутствуют элементы и того и другого. Поскольку Повесть временных лет несколько раз переписывалась и дополнялась, то ее жанр – открытый, о чем говорят порой не согласующиеся друг с другом по стилю части.

Повесть временных лет отличалась тем, что события, рассказанные в ней, не истолковывались, а просто пересказывались максимально бесстрастно. Задача летописца – передать все то, что происходило, но не делать выводов. Однако стоит понимать, что летопись создавалась с точки зрения христианской идеологии, поэтому и носит соответствующий характер.

Помимо исторического значения, летопись также была юридическим документом, так как содержала некоторые своды законов и наставления великих князей (например, поучение Владимира Мономаха )

Повесть можно условно разделить на три части.

В самом начале рассказывается о библейских временах (русские считались потомками Иафета), о происхождении славян, о призвании варяг для княжения, о становлении династии Рюриковичей, о Крещении Руси и становлении государства.

Основную часть составляют описания жизни князей (Олега, Владимира, Ольги ,Ярослава Мудрого и других), описания жизни святых, а также истории о завоеваниях и великих русских героях (Никита Кожемяка и другие).

Заключительная часть посвящена описанию многочисленных походов, войн и сражений. Также в ней содержатся княжеские некрологи.

Значение Повести временных лет

Повесть временных лет стала первым письменным документом, в котором была систематически изложена история Руси, становление ее как государства. Именно эта летопись в дальнейшем легла в основу всех исторических документов и сказаний, именно из нее черпали и черпают свои знания современные историки. Кроме того, летопись, имея открытый жанр, также стала литературным и культурным памятником русской письменности.

Уроки 12-13. «Повесть временных лет» как литературный памятник. Из древнерусской литературы. Уроки литературы в 5 классе


Урок 12. «Повесть временных лет» как литературный памятник
Урок 13. Из «Повести временных лет»: «Подвиг отрока-киевлянина и хитрость воеводы Претича»

УРОК 12
«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»
КАК ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПАМЯТНИК

Основное содержание урока:
Начало письменности у восточных славян и возникновение древнерусской литературы. Культурные и литературные связи Руси с Византией. Древнехристианская книжность на Руси. Понятие о летописи. Сюжеты русских летописей.

Основные виды деятельности:
Изучение статьи учебника «Из древнерусской литературы». Составление плана статьи с указанием основных этапов развития древнерусской литературы. Восприятие, выразительное чтение и пересказ фрагментов летописи. Комментирование незнакомых слов и понятий с помощью словарей и справочной литературы. Определение главной мысли фрагмента. Оценка поступков героев. Сопоставление летописного сюжета с иллюстрацией. Устное рецензирование выразительного чтения и пересказов одноклассников.
Самостоятельная работа. Составление толкового словарика незнакомых слов из древнерусских летописей. Выразительное чтение текста учебника. Поиск незнакомых слов и определение их значения. Пересказ сюжетов древнерусских летописей. Обсуждение произведений изобразительного искусства на древнерусские сюжеты.

СОДЕРЖАНИЕ УРОКА

I. Начало письменности у восточных славян и возникновение древнерусской литературы

1. Рассказ учителя о начале письменности у восточных славян и возникновении древнерусской литературы. (см. материал ниже)

2. Ответ на вопрос 1 учебника из раздела «Проверьте себя».
Дополнительные материалы для рассказа учителя можно найти на сайте http://www.drevne.ru/study/vozn.htm

II. Культурные и литературные связи Руси с Византией.
Древнехристианская книжность на Руси

Изучение статьи учебника «Из древнерусской литературы»: (см. статью ниже)

1. Комментирование (по группам) незнакомых слов и понятий
(принятие христианства, церковно-славянский язык, византийская литература, половцы, киевский престол, «Хождение за три моря» Афанасия Никитина).
Учитель должен прокомментировать эти слова и понятия или подготовить карточки-информаторы, чтобы комментарии сделали учащиеся. При подготовке этой информации можно использовать материалы Википедии.

2. Составление плана статьи с указанием основных этапов развития древнерусской литературы
(задание 2 из раздела учебника «Проверьте себя»):
•возникновение древнерусской литературы — конец X века;
•летописи XI века не сохранились;
•первый сохранившийся летописный памятник — «Повесть временных лет» — начало XII века;
•литература XIII—XV вв. — национально-патриотическая; описание борьбы с захватчиками;
•литература XIV—XV вв. — отражение борьбы русских земель за объединение вокруг Москвы;
•литература XV—XVI вв. — появление повестей и хождений;
•XVII век — завершение древнерусской литературы.

III. Понятие о летописи. Сюжеты русских летописей

В рассказе учителя можно подчеркнуть, что в древнерусской литературе было множество жанров, главные из них — летопись, повесть, поучение, житие и слово.

Следует подробнее остановиться на летописи, дать доступное пятиклассникам определение этого жанра, например:
Летопись — ежегодная запись исторических событий древнего времени, которая возникла и первоначально велась в монастырях, например: Новгородская летопись, летопись Нестора. «Ещё одно последнее сказанье, и летопись окончена моя» (Пушкин)

IV. Знакомство пятиклассников с наиболее известными сюжетами «Повести временных лет» (см. материал о «Повести…» ниже)
Полный текст этой летописи можно найти в электронной библиотеке «Либрусек».

Группа 1.
Легенда о Кые, Щеке, Хориве и их сестре Лыбеди. (см. материал ниже)

Группа 2.
Легенда о крещении Руси и сбрасывании языческих богов в Днепр. (см. материал ниже)

Группа 3.
Легенда о мести княгини Ольги. (см. материал ниже)

Группа. (см. страницу: Житие Бориса и Глеба (Из «Повести временных лет»))
Легенда о Борисе и Глебе.

Алгоритм работы групп:

1. Выразительное чтение (пересказ) фрагмента летописи.

2. Комментирование незнакомых слов (с использованием словарей).

3. Определение главной мысли фрагмента.

4. Оценка поступков героев.

5. Сопоставление летописного сюжета с иллюстрацией. См. иллюстрации ниже.
(Иллюстрации подбирает учитель и демонстрирует их в формате презентации.)

Домашнее задание

Прочитать сюжет «Подвиг отрока киевлянина и хитрость воеводы Претича» из летописи «Повесть временных лет» и подготовить его краткий пересказ.

Индивидуальное задание. Составить толковый словарик незнакомых слов. (См. образец в материалах следующего урока)

УРОК 13
ИЗ «ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»:
«ПОДВИГ ОТРОКА КИЕВЛЯНИНА И ХИТРОСТЬ ВОЕВОДЫ ПРЕТИЧА»

Основное содержание урока:
Отзвуки фольклора в летописи. Герои летописного сказания и их подвиги во имя мира на родной земле. Нравственная основа подвигов героев древнерусских летописей. Летописный сюжет в актёрском исполнении.

Основные виды деятельности учащихся.
Чтение и пересказ летописного сюжета. Устные и письменные ответы на вопросы. Чтение и комментирование фрагмента «Прошлое должно служить современности» из книги Д. С. Лихачёва «Земля родная». Участие в коллективном диалоге. Нравственная оценка поступков героев летописного сказания. Характеристика героев летописного сюжета. Обсуждение произведений изобразительного искусства на летописные сюжеты. Прослушивание и рецензирование актёрского чтения фрагментов летописи. Работа над коллективным учебным проектом.
Практическая работа. Поиск цитатных примеров, иллюстрирующих сходство летописи и фольклора.
Самостоятельная работа. Сочинение по картине А. Иванова «Подвиг молодого киевлянина». Чтение «Повести об отроке Тверского князя» из практикума «Читаем, думаем, спорим…».
Проект. Составление электронного альбома «Сюжеты и герои русских летописей».

СОДЕРЖАНИЕ УРОКА

I. Отзвуки фольклора в летописи

Чтение и пересказ фрагментов летописного сюжета «Подвиг отрока киевлянина и хитрость воеводы Претича»

II. Комментирование незнакомых слов с помощью составленного дома толкового словарика.

В словарик можно включить как слова, нуждающиеся в толковании лексического значения, так и историко-культурные реалии:

ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРИК

Незнакомые слова

Историко-культурные реалии

осадили
ладья
тужить
отрок
дружина
воевода
княжичи
кольчуга
отчина

В лето 6476 (968)
Святослав
Переяславец на Дунае
Ольга
Киев
Лыбедь
Претич (этимология слова)


II. Беседа по тексту летописного сюжета:

Чем этот летописный сюжет напоминает произведения фольклора
(изображается борьба с захватчиками, совершаются подвиги, герои идут на хитрость и т. п.; интонации летописного сюжета напоминают сказывание сказки)?

Ответьте на вопросы и выполните задания 1—3 из раздела учебника «Читаем древнерусскую летопись».

Ответьте на вопросы и выполните задания 1—5 из раздела учебника «Обогащаем свою речь».

III. Герои летописного сказания и их подвиги во имя мира на родной земле

Прочитайте в учебнике и прокомментируйте фрагмент «Прошлое должно служить современности!» из книги Д. С. Лихачёва «Земля родная».

Ответьте на вопросы учебника и выполните задания 1—3 из раздела «Размышляем о героях литературы Древней Руси».

Ответьте на вопросы и выполните задания 1—2 учебника из раздела «Литература и изобразительное искусство».

Почему юный киевлянин и воевода Претич не испугались печенегов и сделали всё, чтобы защитить родной город? Какие чувства помогали им в борьбе с врагами?

Охарактеризуйте героев летописного сюжета: отрока и воеводу. Что у них общего?

Как вы думаете, какие внутренние убеждения помогали им совершать патриотические поступки?

IV. Летописный сюжет в актёрском исполнении

Послушайте по фонохрестоматии звукозапись летописного сюжета в актёрском исполнении.

Ответьте на вопросы 1—3 учебника из раздела «Фонохрестоматия. Слушаем актёрское чтение».

Дайте оценку актёрскому чтению летописи.

Домашнее задание

Написать небольшое сочинение по картине А. Иванова «Подвиг молодого киевлянина»,
используя слова и словосочетания из притчи.

Прочитать «Повесть об отроке Тверского князя» (см. практикум «Читаем, думаем, спорим…»).

Индивидуальное задание.

Выполнить задание 4 учебника из раздела «Фонохрестоматия. Слушаем актёрское чтение».

Групповые задания.

Найти в справочной литературе и ресурсах Интернета (под руководством учителя) сведения о М. В. Ломоносове: занимательные факты биографии, изображения учёного и мест, связанных с его именем (по группам).

Следующие уроки: Урок 14. М.В.Ломоносов — учёный, поэт, художник, гражданин >>>

Источник: Беляева Н.В. Уроки литературы в 5 классе. – М.: Просвещение, 2016.


ЛИТЕРАТУРА
КИЕВСКОЙ РУСИ

(XI-XII вв.)

Осваивая общеславянскую литературу-посредницу, занимаясь переводами с греческого, древнерусские книжники одновременно обращаются к созданию оригинальных произведений различных жанров. Мы не можем с точностью указать, когда появились первые записи исторических преданий, когда они стали объединяться в связное историческое повествование, но несомненно, что уже в середине XI в., если не ранее, составляются первые русские летописи.

В это же время киевский священник Иларион (будущий митрополит) пишет «Слово о законе и благодати» — богословский трактат, в котором, однако, из догматических рассуждений о превосходстве «благодати» (Нового завета) над «законом» (Ветхим заветом) вырастает отчетливо выраженная церковно-политическая и патриотическая тема: принявшая христианство Русь — страна не менее авторитетная и достойная уважения, чем сама Византия. Русские князья Игорь и Святослав прославились своими победами и «крепостью»; Владимир, крестивший Русь, по значительности своего поступка достоин сравнения с апостолами, а киевский князь Ярослав Владимирович (при котором и писал свое «Слово» Иларион) не «рушит», а «утверждает» начинания отца. Он создал храм святой Софии (Софийский собор в Киеве), подобного которому нет в «округних» странах, украсив его «всякой красотой, златом и сребром и камением драгим», как пишет Иларион. Д. С. Лихачев пояснил, почему так важно было подчеркнуть именно строительство этого храма: «строя храм Софии в Киеве, Ярослав «строил» русскую митрополию, русскую самостоятельную церковь. Называя вновь строящийся храм тем же именем, что и главный храм греческой церкви, Ярослав претендовал на равенство русской церкви с греческой».[2] Именно в этом осознании равенства Руси и Византии заключалась основная идея «Слова» Илариона. Эти же патриотические идеи легли и в основу древнейшего русского летописания.

Русские книжники выступают и в агиографическом жанре: в XI — начале XII в. были написаны жития Антония Печерского (оно не сохранилось), Феодосия Печерского, два варианта жития Бориса и Глеба. В этих житиях русские авторы, несомненно знакомые с агиографическим каноном и с лучшими образцами византийской агиографии, проявляют, как мы увидим далее, завидную самостоятельность и обнаруживают высокое литературное мастерство.

В начале XII в. (видимо, около 1117 г.) киевский князь Владимир Мономах пишет «Поучение», обращенное к сыновьям, но одновременно и к тем русским князьям, которые пожелали бы прислушаться к его советам. «Поучение» удивительно и тем, что совершенно выпадает из строгой системы жанров, не имея себе аналога в древнерусской литературе, и тем, что Мономах обнаруживает в нем не только государственный кругозор и богатый жизненный опыт, но также высокую литературную образованность и безусловный писательский талант. И «Поучение», и сохранившееся письмо Мономаха к Олегу Святославичу[3] не только литературные памятники, но и важные памятники общественной мысли: один из наиболее авторитетных киевских князей пытается убедить современников в пагубности феодальных раздоров — ослабленная усобицами Русь не сможет активно противостоять внешним врагам. Этой основной идеей произведения Мономаха перекликаются со «Словом о полку Игореве».[4]

Десятилетием ранее, чем было написано «Поучение» Мономаха, игумен одного из русских монастырей — Даниил посетил Иерусалимское королевство (основанное крестоносцами в отвоеванной у арабов Палестине) и составил подробный рассказ о своем путешествии, который известен под названием «Хожение Даниила Русской земли игумена». Путешественник подробно описывает увиденные достопримечательности, пересказывая при этом связанные с ними библейские сюжеты и апокрифические легенды. Даниил выступает как патриот родной земли, не забывающий в дальних странах о ее интересах, заботящийся о ее престиже.

Вторая половина XII в. отмечена бурным развитием летописания. Об этом нам позволяет судить южнорусский свод начала XV в. (Ипатьевская летопись), в составе которого сохранились фрагменты из летописных сводов более раннею времени.

В конце XII в. создавал свои произведения епископ города Турова — Кирилл, один из самых блестящих древнерусских писателей. Особо значительное место в его творчестве занимают слова на церковные праздники, рассчитанные на произнесение в церкви во время торжественного богослужения. Продуманность композиции, богатство языка, смелость и яркость метафор и сравнений, мастерство в построении фраз и периодов со всеми ухищрениями риторического искусства (синтаксический параллелизм, обращения, выразительные антитезы и т. д.) — все эти достоинства произведений Кирилла ставят его на один уровень с прославленными византийскими писателями.[5]

Венчает литературное развитие этой эпохи «Слово о полку Игореве».

Краткость перечня памятников оригинальной русской литературы XI-XII вв. — а здесь названы почти все наиболее значительные произведения — заставляет нас задуматься над тем, сколь неполны, видимо, наши сведения о литературе Киевской Руси. Мы знаем лишь какую-то небольшую долю из числа созданных тогда произведений, лишь те из них, которым посчастливилось пережить страшные годы монголо-татарского нашествия.

Невольно напрашивается такое сравнение. Художники эпохи классицизма любили изображать романтический пейзаж: среди полей, поросших кустарниками, где пасутся стада овец и наигрывают на свирелях красочно одетые пастушки, высятся руины прекрасного и величественного храма, который, казалось бы, должен стоять не здесь, в сельской глуши, а на площади оживленного античного города…

Нечто подобное представляет для нас литература Киевской Руси: несколько шедевров, которые составили бы славу любой богатой памятниками литературе, — «Повесть временных лет», «Житие Бориса и Глеба», «Житие Феодосия Печерского», «Слово о полку Игореве», творения Кирилла Туровского… Но где связывающие их звенья, то окружение, в котором создавались эти шедевры? Именно такие чувства владели когда-то А. С. Пушкиным, с горечью писавшим: «К сожалению, старинной словесности у нас не существует. За нами темная степь — и на ней возвышается единственный памятник — «Песнь о полку Иг[ореве]».[6] В те годы древнерусская литература была еще не «открыта», русские исследователи познакомятся с ней глубже двумя-тремя десятилетиями позже. Но то же ощущение «одинокости» шедевров не покидает нас до сих пор. В чем же причина этого странного явления?

Разумеется, эти дошедшие до нас памятники были не одиноки, они просто не могли быть одинокими, поскольку свидетельствуют о существовании литературных школ, о высоком уровне и литературного мастерства, и самой породившей их литературы.

Прежде чем подойти к ответу на наш недоуменный вопрос, приведем один достаточно яркий пример. В Ипатьевской летописи мы читаем в статье 1147 г. о митрополите Клименте Смолятиче (то есть происходившем из Смоленской земли) — «бысть книжник и философ так, якоже в Руской земли не бяшеть». Но что нам известно о творчестве этого «книжника и философа», равного которому, по словам летописца, не было в Русской земле? Мы знаем лишь начало его «Послания Фоме прозвитеру». Это и очень мало, но и весьма много: дело в том, что из письма мы узнаем о чрезвычайно интересном и знаменательном факте литературного быта Киевской Руси: Климент отстаивает перед своим оппонентом правомерность «приточного» толкования Священного писания, то есть толкования с помощью аллегорических рассказов — притч. Итак, с одной стороны, и летопись, и известный нам повод, вызвавший спор Климента с Фомой, говорят об одном и том же — Климент Смолятич был писателем несомненно образованным и начитанным (Фома даже упрекал его в том, что он пишет «от Омира [Гомера], и от Аристоля [Аристотеля], и от Платона») и, вероятно, достаточно плодовитым, если пользовался такой славой и авторитетом. С другой стороны, если бы не случайно уцелевшее в единственном списке XV в. «Послание», мы бы совершенно ничего не узнали о Клименте, за исключением приведенной выше характеристики в летописи. Еще один пример. В XII в, в Киевской Руси существовало несколько летописных центров, при княжеских дворах составлялись «родовые» летописцы. И эти летописцы и местные летописи утрачены, и если бы не южнорусский свод конца XII в., включивший в свой состав фрагменты из этих источников, и не Ипатьевская летопись начала XV в., сохранившая этот свод, мы бы ничего не знали ни о летописном деле на Руси XII в., ни о самих событиях этого времени — в других летописях события в Южной Руси упоминаются крайне скупо.

Если бы не сохранилась Лаврентьевская летопись 1377 г., мы бы отдалились от времени создания «Повести временных лет» на три века, ибо следующие по старшинству списки «Повести» относятся уже к XV в.

Словом, мы очень мало знаем о литературе и книжности Киевской Руси. Монголо-татарское нашествие привело не только к гибели десятков или сотен тысяч людей, не только к запустению городов, в том числе крупнейших центров письменности, оно самым жестоким образом истребило и саму древнерусскую книжность. Лишь те произведения, спискам которых удалось уцелеть и привлечь к себе внимание книжников XIV или XV в., стали известны исследователям нового времени. Так, путешествие игумена Даниила состоялось в начале XII в., тогда же он и написал свое «Хожение», однако старшие списки памятника относятся лишь к XV в.

Древнейший список «Истории Иудейской войны», переведенной в XII в., относится к концу XV в. При этом, как полагает Н. А. Мещерский,[7] списки древнего перевода были на Руси утрачены. Но в 1399 г. в Константинополе русский писец Иоанн переписал находившийся там русский список; от этой рукописи Иоанна, вернувшейся снова на Русь, и возродилась рукописная традиция памятника.

Итак, сохранившиеся до нового времени литературные памятники XI-XII вв. — это лишь по счастливому стечению обстоятельств уцелевшие остатки литературы, находившейся в канун монголо-татарского нашествия в поре расцвета. О высоком уровне этой литературы свидетельствуют, в частности, и те произведения, к анализу которых мы сейчас обратимся.
Источник: Творогов О.В. Литература Древней Руси: Пособие для учителя. М., 1981. 128 с. (вернуться)


«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»

Каждый народ помнит и знает свою историю. В преданиях, легендах, песнях сохранялись и передавались из поколения в поколение сведения и воспоминания о прошлом. Летопись — систематическая, из года в год ведущаяся хроника — выросла в значительной мере на основе устного исторического эпоса.

Летопись как литературный жанр (а не исторические записи вообще!) возникает, видимо, в середине XI в. Однако древнейшие списки летописей относятся к более позднему времени: XIII и XIV вв. датируется Синодальный список Новгородской первой летописи.

Лаврентьевский список относится к 1377 г., Ипатьевский список Ипатьевской летописи — к первой четверти XV в. Остальные списки летописей более позднего времени. Поэтому историю древнейшего периода развития русского летописания ученым приходится восстанавливать, опираясь на тексты упомянутых выше списков, отделенных от времени составления самих летописей значительным промежутком времени.

Изучение летописания осложняется еще и следующим обстоятельством. Почти каждая летопись представляет собой свод. Это значит, что летописец, как правило, не только фиксировал современные ему события, но дополнял своими записями текст более ранней летописи, повествовавшей о предшествующем периоде. Поэтому оказывается, что почти в каждой летописи история Руси излагается «с самого начала» — приводится полностью или в сокращении, иногда очень значительном, текст «Повести временных лет», рассказывающей, «откуда есть пошла Русская земля». Составляя новый летописный свод, летописец не относился к своим источникам формально, механически «складывая» их: он редактировал текст своего предшественника, сокращал его или дополнял по другим источникам, а иногда в соответствии со своими историографическими взглядами изменял оценку событий или по-новому интерпретировал отдельные факты.[8] Все эти особенности работы древнерусских историографов значительно осложняют изучение летописей. Однако наука выработала достаточно совершенную методику исследования летописных текстов: путем их сопоставления устанавливаются сходства или различия фрагментов, повествующих об одних и тех же событиях, выясняются источники изучаемого свода, степень и характер их переработки в нем, предполагаемое время его составления.[9]

«Повесть временных лет», о которой речь пойдет далее, создана в начале XII в. Составителем ее первой редакции традиционно считается Нестор, хотя вопрос о возможности отождествления Нестора-летописца и Нестора-агиографа, автора «Жития Бориса и Глеба» и «Жития Феодосия Печерского», по сей день остается дискуссионным. В богатой летописной традиции Древней Руси «Повесть временных лет» занимает совершенно особое место. По словам Д. С. Лихачева, она явилась «не просто собранием фактов русской истории и не просто историко-публицистическим сочинением, связанным с насущными, но преходящими задачами русской действительности, а цельной, литературно изложенной историей Руси.

— Можно смело утверждать, — продолжает ученый, — что никогда ни прежде, ни позднее, вплоть до XVI в., русская историческая мысль не поднималась на такую высоту ученой пытливости и литературного умения».[10]

Древнейшая редакция «Повести временных лет» до нас не дошла, но сохранилась вторая редакция «Повести» в составе Лаврентьевской и Радзивиловской летописей, видимо лишь в незначительной степени изменившая ее первоначальный текст.

«Повесть временных лет», как и большинство летописей, — свод, произведение, основанное на предшествующих летописных сочинениях, включившее в свой состав фрагменты из различных источников, литературных, публицистических, фольклорных и т. д. Отвлечемся здесь от вопроса о происхождении компонентов «Повести временных лет» и, в частности, о взаимоотношениях ее с предшествующим летописным сводом конца XI в. (ученые именуют его Начальным сводом) и взглянем на нее как на цельный памятник.

«Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть» — с этих слов начинается летопись, и эти первые слова стали традиционным ее названием — «Повесть временных лет».[11]

Для памятников средневековой историографии, посвященных проблемам всеобщей истории, то есть для хроник, было характерно начинать изложение «с самого начала», с сотворения мира, а генеалогические линии правящих династий возводить к мифическим героям или даже богам.

«Повесть временных лет» не осталась в стороне от этой тенденции — Нестор начинает свое повествование также с некоего исходного момента. Согласно библейской легенде, бог, разгневавшись на людской род, погрязший во всевозможных, грехах, решил уничтожить его, наслав на землю всемирный потоп. Все «допотопное» человечество погибло, и лишь Ною, его жене, трем сыновьям и невесткам удалось спастись. От сыновей Ноя — Сима, Хама и Иафета — и произошли люди, населяющие ныне землю. Так говорилось в Библии.

Нестор и начинает поэтому «Повесть временных лет» с рассказа о разделении земли между сыновьями Ноя, подробно вслед за византийскими хрониками перечисляя земли, доставшиеся каждому из них. В этих хрониках Русь, разумеется, не упоминалась, и летописец искусно вводит славянские народы в контекст мировой истории: в названном перечне после упоминания Илюрика (Иллирии — восточного побережья Адриатического моря или народа, там обитавшего) он добавляет слово «славяне». Затем, в описании земель, доставшихся потомкам Иафета, в летописи появляются упоминания русских рек — Днепра, Десны, Припяти, Двины, Волхова, Волги. В «части» Иафета, сообщает летописец, и живут «русь, чюдь и вси языци: меря, мурома, весь…» И далее следует перечень племен, населяющих Восточно-Европейскую равнину.

После этого летописец переходит уже к истории славян, рассказывает, как они расселялись по земле и как прозывались в зависимости от того места, где оставались жить: те, кто сели по реке Мораве, назвались марава, кто осел на берегах реки Полоть, — «прозвашася полочане», а словени, поселившиеся на берегах озера Ильмень, «прозвашася своим именем». Летописец повествует об основании Новгорода и Киева, об обычаях полян, которые, в отличие от древлян, вятичей и северян, были «мужи мудри и смыслени» и хранили обычай отцов своих «кроток и тих». Эта вводная историографическая часть «Повести временных лет» завершается сюжетным эпизодом. Хазары потребовали от полян (племени, жившего в Киеве и окрест его) дани, те же выплатили им дань мечами. И сказали хазарские старцы своему владыке: «Не добра дань, княже! …Си имуть имати [будут собирать] дань на нас и на инех странах». «Се же сбысться [сбылось] все», — с гордостью заключает летописец.

Эта вводная часть «Повести временных лет» имеет немаловажное историографическое значение. В ней утверждалось, что славяне, и Русь в числе славянских народов, как равные среди равных упоминаются среди других народов — потомков самого достойнейшего из сыновей Ноя — Иафета. Славяне, словно бы осуществляя какие-то предначертания свыше, заселяют отведенные им земли, а поляне, на земле которых находилась будущая столица Руси — Киев, издавна выделялись мудростью и высокой нравственностью среди прочих племен. И наконец сбылось предсказание мудрых хазарских старцев — Русь ныне никому не подчиняется, она сама собирает дань с окрестных народов. Так определено Нестором место славян и Руси во всемирной истории. Не менее важной задачей было обоснование прав киевских князей на владение всей Русской землей. Легенда о призвании варягов появилась еще в Начальном своде, у Нестора она получила окончательное завершение. Согласно этой легенде, среди славянских племен начались распри, «вста род на род», и было решено пригласить из-за моря чужих князей, чтобы те пришли установить порядок, «княжить и володеть» ими. На Русь, рассказывается в летописи, пришли три брата — Рюрик, Синеус и Трувор. Двое из них умерли, а Рюрик стал княжить в Новгороде. После смерти Рюрика князем стал его родственник Олег, так как сын Рюрика — Игорь был еще «детеск велми». Олег вместе с младенцем Игорем отправился из Новгорода на юг, хитростью (и в то же время законно, ибо он действовал «от имени» сына Рюрика) захватил Киев и стал там княжить. После смерти Олега киевским князем стал Игорь, тот Игорь, потомки которого и ныне (в годы создания «Повести временных лет») княжат в Киеве и в других уделах Русской земли.

Исследователи без особого труда вскрыли легендарность истории о призвании варягов. Достаточно упомянуть, что древнейшие русские памятники возводят династию киевских князей к Игорю, а не к Рюрику; странно и то, что «регентство» Олега продолжалось при «малолетнем» Игоре ни много ни мало 33 года, и то, что в Начальном своде Олег именуетсяне князем, а воеводой…[12] Но эта легенда явилась одним из краеугольных камней древнейшей русской историографии. Она отвечала прежде всего средневековой историографической традиции, где правящий род часто возводился к иноземцу: этим устранялась возможность соперничества местных родов. «В происхождение французских королей от троян верили даже в XVI в. Многие из своих династий немцы выводили из Рима, швейцарцы — от скандинавов, итальянцы — от германцев», — иллюстрирует эту мысль Д. С. Лихачев.

Во-вторых, утверждение, что династия Рюриковичей уходит своими корнями в глубокую древность, должно было, по мнению летописца, поднять престиж кровного родства князей Рюриковичей, укрепить их сознание братских уз, предотвратить междоусобицу. Однако феодальная практика оказалась на деле сильнее самых убедительных историографических концепций.

Вводная часть «Повести временных лет» не имеет дат. Первая дата в летописи — 6360 (852) г. С этого времени, утверждает летописец, «нача ся прозывати Руска земля». Основанием для этого ему послужил рассказ византийской «Хроники Георгия Амартола» о походе Руси на Константинополь, который уже сам летописец отождествил с походом киевских князей Аскольда и Дира (убитых впоследствии Олегом). В той же статье 852 г. содержится традиционный для византийской хронографии расчет лет, прошедших от одного знаменательного события всемирной истории до другого. Он начинается, как обычно, подсчетом лет, прошедших от Адама до потопа, от потопа до Авраама и т. д., но, упомянув византийского императора Михаила III (842-867), летописец переходит к событиям русской истории: «А от первого лета Михайлова до первого лета Олгова, рускаго князя, лет 29…» И в этом случае история Руси под пером летописца естественно сливается со всемирной историей, продолжая ее.

Широта исторического кругозора, отличающая вводную часть «Повести временных лет», присуща и ее дальнейшему изложению. Так, рассказывая о «выборе вер» Владимиром, летописец приводит пространную речь, будто бы произнесенную перед князем греческим миссионером, в которой кратко пересказывается вся священная история (от «сотворения мира» до распятия Христа), комментируются решения семи вселенских церковных соборов, на которых решались спорные догматические вопросы христианского вероучения, обличаются «латине», то есть сторонники католического вероисповедания, открыто противопоставившего себя греческой церкви после 1054 г. Мы видим, что летопись и в этих случаях выходит за рамки собственно русской истории, поднимает проблемы мировоззренческого и церковно-догматического характера.

Но особенно глубоко анализирует и осмысляет летописец, разумеется, события на Руси. Он оценивает значение ее христианизации, деятельность русских переводчиков и книгописцев при Ярославе Мудром; рассказывая о возникновении Киево-Печерского монастыря, настойчиво подчеркивает связь русских монастырей с прославленными монастырями Византии.

Летописцы не просто излагают события, а пытаются, разумеется в традициях средневековой христианской историографии, осмыслить их и объяснить. Поражение русских князей в войне 1068 г. с половцами летописец осмысляет как следствие «божьего гнева» и даже находит конкретный повод для проявления божественного возмездия: на Руси, по его словам, еще много христиан, лишь на словах являющихся такими, они суеверны, дьявол всякими соблазнами отвлекает их от бога, «трубами и скоморохы, гусльми и русальи [праздниками поминовения умерших]». На игрищах, сокрушается летописец, «людей много множество», «а церкви стоять, егда же бывает год молитвы [час богослужения], мало их обретается в церкви».

Снова возвращается летопись к теме «казней божьих» в статье 10S2 г., рассказывая о поражении русских князей в битве с половцами уТреполя (южнее Киева). После обильно пересыпанных библейскими цитатами рассуждений о причинах, навлекших божественную кару, летописец рисует драматическую картину: половцы уводят захваченных русских пленников, и те, голодные, страдающие от жажды, раздетые и босые, «ногы имуще сбодены терньем [раненные о колючие травы], со слезами отвещаваху друг к другу, глаголюще: «Аз бех сего города», и други: «Яз сея вси [деревни, селения]»; такс съупрашаются [расспрашивают] со слезами, род свой поведающе и въздышюче, очи возводяще на небо к вышнему, сведущему тайная». Нетрудно понять чувства людей того времени и сложность задачи книжников и церковных проповедников: приняв новую религию, русские люди, казалось бы, отдали себя под покровительство могущественного и справедливого бога. Так почему же этот бог дарует победу поганым (язычникам) половцам и обрекает на страдания своих благоверных христиан? Так возникает постоянная для средневековой литературы тема божественного возмездия за грехи.

К этой же теме обращается летопись и в статье 1096 г., повествующей о новом набеге половцев, во время которого пострадал и Киево-Печерский монастырь. Летописцу не остается ничего другого, как обещать, что страдающие на земле христиане удостоятся за свои муки царства небесного. Но мысль о могуществе «поганых» не оставляет летописца, и он приводит обширную выписку из апокрифического слова Мефодия Патарского, «объясняющего» происхождение различных кочевых народов и упоминающего, в частности, о легендарных «нечистых народах», которые были загнаны Александром Македонским на север, заточены в горах, но которые «изидут» оттуда «к кончине века» — в канун гибели мира. Опасности приходили на Русскую землю не только извне: страну терзали междоусобные войны князей. Летописцы страстно выступают против братоубийственных усобиц. Не случайно, видимо, приводится безымянная (и быть может, сформулированная самим летописцем) речь князей на снеме (съезде) в Любече: «Почто губим Русьскую землю, сами на ся котору деюще? А половци нашю землю несуть розно, и ради суть, оже межю нами рати. Да ноне отселе имемся в едино сердце и блюдем Рускые земли».

Однако Любечский снем не положил конец «которам»; напротив, сразу же после его окончания свершилось новое злодеяние: был оклеветан и ослеплен князь Василько Теребовльский. И летописец вставляет в текст летописи отдельный подробный рассказ о событиях этого времени, страстную «повесть о княжеских преступлениях» (слова Д. С. Лихачева), которая должна убедить не только ум, но и сердце читателей в настоятельной необходимости искреннего и действительного братолюбия среди Рюриковичей. Только их союз и совместные действия могут оградить страну от разорительных набегов половцев, предостеречь от внутренних усобиц.

«Повесть временных лет», как памятник историографии, пронизана единой патриотической идеей: летописцы стремятся представить свой народ как равный среди других христианских народов, с гордостью вспоминают о славном прошлом своей страны — о доблести князей-язычников, благочестии и мудрости князей-христиан. Летописцы говорят от лица всей Руси, поднимаясь над мелочными феодальными спорами, решительно осуждая распри и «которы», с болью и тревогой описывая бедствия, приносимые набегами кочевников. Словом, «Повесть временных лет» — это не просто описание первых веков существования Руси, это рассказ о великих началах: начале русской государственности, начале русской культуры, о началах, которые, по убеждению летописцев, сулят в грядущем могущество и славу их родине.

Но «Повесть временных лет» не только памятник историографии, она и выдающийся памятник литературы. В летописном тексте можно различить как бы два типа повествования, существеннейшим образом отличающихся друг от друга. Один тип — это погодные записи, то есть краткие информации о происшедших событиях. Так, статью 1020 г. составляет одно сообщение: «Родися у Ярослава сын, и нарече имя ему Володимер». Это фиксация исторического факта, не более того. Иногда в летописную статью входит ряд таких фиксаций, перечень различных фактов, иногда даже достаточно подробно сообщается о сложном по своей структуре событии: например, сообщается, кто принимал участие в какой-либо военной акции, где собрались войска, куда они двинулись, чем закончилась та или иная битва, какими посланиями обменялись князья-враги или князья-союзники. Особенно много таких подробных (порой многостраничных) погодных записей в Киевской летописи XII в. Но дело не в краткости или подробности повествования, а в самом его принципе: информирует ли летописец о происшедших событиях и ли рассказывает о них, создавая сюжетное повествование. Для «Повести временных лет» характерно наличие именно таких сюжетных рассказов. Приведем один наглядный пример небольшого летописного рассказа.

В статье 968 г. рассказывается об осаде Киева печенегами. Князь Святослав находится далеко от своей столицы: он воюет в Болгарии. В осажденном Киеве осталась его мать, престарелая княгиня Ольга, и его сыновья. Люди «изнемогаху… гладом и водою [от нехватки воды]». На противоположном берегу Днепра находится с дружиной русский воевода Претич. Летопись рассказывает, как было передано воеводе послание княгини Ольги из осажденного города. Приведем этот летописный фрагмент в переводе Д. С. Лихачева: «И стали тужить люди в городе и сказали: «Нет ли кого, кто бы смог пробраться на ту сторону и сказать им: если не подступите утром к городу, — сдадимся печенегам». И сказал один отрок: «Я пройду», и ответили ему: «Иди». Он же вышел из города, держа уздечку, и побежал через стоянку печенегов, спрашивая их: «Не видел ли кто-нибудь коня?» Ибо знал он по-печенежски, и его принимали за своего. И когда приблизился он к реке, то, скинув одежду, бросился в Днепр и поплыл. Увидев это, печенеги кинулись за ним, стреляли в него, но не смогли ему ничего сделать. На том берегу заметили его, подъехали к нему в ладье, взяли его в ладью и привезли к дружине. И сказал им отрок: «Если не подойдете завтра к городу, то люди сдадутся печенегам».

На этом рассказ не заканчивается: повествуется о том, как воевода Претич хитростью заключил мир с печенегами и как Святослав избавил свою столицу от врагов. Однако вернемся к рассмотренному эпизоду. Перед нами не просто информация, что некий отрок, добравшись к Претичу, передал ему просьбу княгини, а попытка описать, как именно отроку удалось осуществить свой дерзкий замысел. Отрок бежит через стан врагов с уздечкой в руке, расспрашивая на их родном языке о будто бы пропавшем коне, — все эти детали делают рассказ зримым и убедительным; это художественно организованный сюжет, а не сухая информация о происшедшем. Итак, помимо собственно погодных записей, летопись знает и сюжетные рассказы, и именно они ставят летописный жанр в ряд других жанров древнерусской литературы.

В «Повести временных лет» особое место занимают рассказы, восходящие к устным историческим преданиям и легендам. Именно таковы рассказы о первых русских князьях: Олеге, Игоре, княгине Ольге, о Святославе, о времени Владимира. В этих рассказах особенно проявился тот стиль летописного повествования, который Д. С. Лихачев назвал эпическим стилем.

Здесь необходимо подчеркнуть, что стиль в древнерусской литературе — это не узкоязыковое явление, не только слог и собственно языковые средства. Стиль — это особое видение мира, особый подход к его изображению, а также, разумеется, и сумма приемов (в том числе языковых), с помощью которых этот подход реализуется.

Так, для повествования в эпическом стиле характерно, что герой — это человек богатырского подвига, отличающийся каким-либо необыкновенным качеством — хитростью, умом, храбростью, силой; такой «герой тесно связан с одним или несколькими подвигами, характеристика его едина, неизменна, прикреплена к герою».

Рассказ о подобном герое — это обычно рассказ о его подвиге, отсюда непременной чертой такого повествования является наличие острого, занимательного сюжета. Очень часто формирующей силой сюжетной коллизии является хитрость героя. Перехитрил печенегов киевский отрок, о котором речь шла выше. Хитростью отличается в народных преданиях и княгиня Ольга: успех всех ее «местей» древлянам за убийство мужа определен коварной мудростью княгини, хитроумно обманывающей простодушных и чванливых древлян. Проследим, как построены эти летописные рассказы о мести Ольги.

В статье 945 г. повествуется, что после убийства Игоря древляне посылают к его вдове послов с предложением выйти замуж за их князя Мала. Древлянские послы, приплыв на ладьях к Киеву, пристали под Боричевом. И тут любопытное уточнение: «бе бо тогда вода текущи въздоле [у подножья] горы Киевския и на подольи не седяху людье, но на горе», далее объясняется, где именно располагался тогда Киев, где стоял терем княгини и т. д. Зачем эти подробности, на первый взгляд лишь замедляющие течение рассказа? Видимо, это след устного повествования, когда рассказчик, обращаясь к слушателям, стремился добиться их зрительного или, лучше сказать, пространственного сопереживания: теперь, когда границы Киева стали иными, слушателям необходимо пояснить, каким был город тогда, в далекие времена княжения Игоря и Ольги.

«И поведаша Ользе, яко древляне придоша…» — продолжает рассказ летописец. Далее следует диалог Ольги с древлянскими послами. Живой, непринужденный диалог — непременный элемент рассказа, он часто бывает психологически бесстрастен, для него характерна иллюстративная речь, важно, не как говорится, а лишь то, что именно говорится, так как в этом «что» и заключается зерно сюжета. Итак, Ольга предлагает древлянским послам отправиться на ночь в свои ладьи, а наутро потребовать у киевлян: «не едем на ко-нех, ни пеши идем, но понесете ны в лодьи». Это благоволение Ольги к послам убийцы своего мужа неожиданно, и благодаря этому сюжет приобретает определенную напряженность, занимательность. Однако автор тут же перестает интриговать слушателя, сообщая, что Ольга «повеле ископати яму велику и глубоку на дворе теремьстемь». Здесь, как и в других эпических рассказах, в неведении до последнего момента остается отрицательный герой, а читатель догадывается (либо даже определенно знает) о хитрости положительного героя и заранее предвкушает победу, интрига приоткрыта для «своего» читателя и остается загадкой для противника в рассказе.

И действительно, древлянские послы, не подозревая обмана, требуют нести себя в лодье, как советовала им княгиня: летописец подчеркивает, что они сидят в ней «гордящеся»; это еще более обостряет развязку сюжета: упоенных оказываемыми им мнимыми почестями древлян неожиданно для них сбрасывают в яму, а Ольга, подойдя к краю ее, со зловещей иронией спрашивает: «Добра ли вы честь?» И приказывает засыпать их живыми.

По той же схеме построен и рассказ о последней, четвертой мести Ольги: осадив столицу древлян Искоростень, Ольга вдруг объявляет о своей милости: «А уже не хощю мъщати, но хощю дань имать помалу, и смирившися с вами пойду опять [назад]». Дань, которую требует Ольга, действительно, ничтожна: по три голубя и по три воробья со двора. Но когда древляне приносят требуемых птиц, воины Ольги, по приказу княгини, привязывают к каждой из них «церь [трут], обертывающе въ платкы мали, ниткою поверзывающе [привязывая] к коемуждо их». Вечером птиц отпускают на волю, и они несут на лапках зажженный трут в город: «голуби же и врабьеве полетеша в гнезда своя, голуби в голубники [голубятни], врабьеве же под стрехи; и тако възгарахуся голубьници, ово клети, ово веже, ово ли одрины [сараи, сеновалы], и не бе двора, идеже не горяше».

Итак, занимательность сюжета построена на том, что читатель заодно с положительным героем обманывает (зачастую по-средневековому жестоко и коварно) врага, до последнего момента не подозревающего о своей гибельной участи.

Важно и другое: живость, естественность рассказа достигается не только непременным введением в него диалога персонажей, но и детальным, скрупулезным описанием каких-либо деталей, что сразу вызывает у читателя дсонкретный зрительный образ. Обратим внимание, как подробно рассказывается о способе, каким трут прикреплялся к ногам птиц, как перечисляются различные постройки, которые «возгорешася» от вернувшихся в гнезда и под стрехи (опять конкретная деталь) воробьев и голубей.

Все те же, уже знакомые нам черты эпического предания встречаем мы и в рассказе об осаде печенегами Белгорода, читающемся в «Повести временных лет» под 997 г. В осажденном городе начался голод. Собравшись на вече, горожане решили сдаться на милость врагам: «Въдадимся печенегом, да кого живять, кого ли умертвять; уже бо помираем от глада». Но один из старцев не присутствовал на вече и, узнав о решении народа, предложил свою помощь. По приказу старика было выкопано два колодца, горожане собрали по горстям немного овса, пшеницы и отрубей, раздобыли меда из княжеской медуши (кладовой), и из этих припасов приготовили «цеж», из которого варят кисель, и сыту — напиток из разбавленного водой меда. Все это влили в кадки, установленные в колодцах. Затем в город были приглашены печенежские послы. И горожане сказали им: «Почто губите себе? Коли [когда же] можете престояти нас? Аще стоите за 10 лет, что можете створити нам? Имеем бо кормлю от земле. Аще не веруете, да узрите своима очима». И далее — снова с подробностями — рассказывается, как печенегов привели к колодцам, как черпали из них цеж и сыту, варили кисель и угощали послов. Печенеги поверили в чудо и сняли осаду с города.

Мы рассмотрели лишь некоторые рассказы фольклорного происхождения. К ним относятся также предание о смерти Олега, послужившее основой сюжета для пушкинской «Песни о вещем Олеге», рассказ о юноше-кожемяке, победившем печенежского богатыря, и некоторые другие.

Но в летописи мы встречаем и другие рассказы, сюжетами которых явились те или иные частные факты. Таково, например, сообщение о восстании в Ростовской земле, возглавлявшемся волхвами, рассказ о том, как некий новгородец гадал у кудесника (оба — в статье 1071 г.), описание перенесения мощей Феодосия Печерского (в статье 1091 г.). Подробно повествуется о некоторых исторических событиях, причем это именно рассказы, а не просто подробные сюжетные записи. Д. С. Лихачев, например, обратил внимание на сюжетность летописных «повестей о княжеских преступлениях». В «Повести временных лет» к их числу относится рассказ об ослеплении Василька Теребовльского в статье 1097 г.

Что же отличает подобные рассказы от погодных записей? Прежде всего — организация сюжета. Рассказчик подробно останавливается на отдельных эпизодах, которые приобретают особый смысл для идеи всего повествования. Так, рассказывая об ослеплении Василька Теребовльского — событии, приведшем к длительной междоусобной войне, в которую были втянуты многие русские князья, летописец всеми средствами стремится обличить преступников: киевского князя Святополка Изяславича и волынского князя Давида Игоревича.

Этот эпизод русской истории заключается в следующем. В 1097 г. князья собрались в г. Любече на снем (съезд), где порешили жить в единомыслии («имемся в едино сердце») и строго соблюдать принцип: «кождо да держит отчину свою». Но когда князья стали разъезжаться по своим уделам, свершилось неслыханное доселе (как утверждает летописец) «злб». Бояре оклеветали перед Давыдом Игоревичем (князем Владимира-Волынского) Василька Ростиславича, князя Теребовльского. Они убедили своего сюзерена, что Васильке сговорился с Владимиром Мономахом напасть на него, Давыда, и на киевского князя Святополка. Летописец, правда, объясняет наговор происками дьявола, который, опечаленный только что провозглашенной дружбой князей, «влезе» в сердце «некоторым мужем», но так или иначе Давыд им поверил и убедил в этом же Святополка. Князья уговаривают Василька по пути в родной свой удел задержаться и погостить у них в Киеве. Васильке сначала отказывается, но потом уступает их просьбам.

Летописец нарочито подробно (при обычном лаконизме летописного повествования!), описывает, как развивались дальнейшие события. Вот три князя сидят у Святополка в избе и беседуют. При этом Давыд, сам же убеждавший пленить Василька, не может сдержать волнения: он «седяше акы нем». Когда же Святополк выходит, якобы для того, чтобы распорядиться о завтраке, и Давыд остается с Васильком, то беседа вновь не клеится: «И нача Василко глаголати к Давыдови, и не бе в Давыде гласа, ни послушанья [как бы не мог ни говорить, ни слушать]: бе бо ужаслъся [пришел в ужас] и лесть имея в сердци». Давыд не выдерживает и спрашивает слуг: «Кде есть брат?». Они отвечают: «Стоить на сенех». И, встав, Давыд рече: «Аз иду по нь, а ты, брате, поседи». И, встав, иде вон». Едва вышел Давыд, избу заперли, а Василька заковали. Наутро, посовещавшись с киевлянами, Святополк приказывает увезти Василька в городок Белгород под Киевом и там, по совету Давыда, ослепить его. Со всеми подробностями описывается, как княжеские слуги с трудом одолевают могучего и отчаянно сопротивлявшегося князя…

Но вернемся к изложенному выше эпизоду беседы князей. Он примечателен тем, что здесь летописец умело передает не только действия (их-то почти и нет), а именно душевное состояние заговорщиков, и особенно Давыда Игоревича. Этот психологизм, в общем весьма редкий для древнерусской литературы старшего периода, говорит и о больших художественных возможностях, и о литературном умении древнерусских книжников; возможности эти и это умение давали о себе знать, как только для того представлялся достаточный повод, когда нужно было создать определенное отношение читателя к описываемому. В этом случае летописец отступал от традиции, от канона, от обычного бесстрастного, этикетного изображения действительности, которое в целом присуще летописному повествованию.

Именно в «Повести временных лет», как ни в какой другой летописи, часты сюжетные рассказы (мы не говорим о вставных повестях в летописях XV-XVI вв.). Если брать летописание XI-XVI вв. в целом, то для летописи как жанра характернее определенный литературный принцип, выработанный уже в XI-XIII вв. и получивший у исследовавшего его Д. С. Лихачева название «стиля монументального историзма».

Монументальный историзм пронизывает всю культуру Киевской Руси; его отражение в литературе, а еще более узко — в летописании является только частным, конкретным его воплощением.

По представлениям летописцев, история — это книга человеческого бытия, в значительной степени уже написанная заранее, предначертанная божественным промыслом. Вечна в мире борьба добра и зла, вечной оказывается и ситуация, когда народ пренебрегает своими обязанностями перед богом, нарушает его «заветы» и бог наказывает непокорных — мором, голодом, «нахожением иноплеменников» или даже полной гибелью государства и «расточением» народа. Поэтому летопись вся полна аналогиями, широкими историческими перспективами, событийная канва предстает в ней лишь как частные проявления упомянутых «вечных» коллизий. Поэтому в летописи говорится о главных героях этой исторической мистерии — царях, князьях, воеводах и о главных, отвечающих их положению в обществе функциях. Князь изображается по преимуществу в самые центральные моменты своей деятельности — при вступлении на престол, во время битв или дипломатических акций; смерть князя — своеобразный итог его деятельности, и летописец стремится выразить этот итог в церемониальном посмертном некрологе, в котором перечисляются доблести и славные деяния князя, при этом именно те его добродетели, которые приличествуют ему как князю и христианину. Церемониальность изображения требует соблюдения этикета словесного выражения. Нарисованная здесь картина — идеал, своего рода идеологическое и эстетическое кредо древнерусских авторов. Мы видели при анализе «Повести временных лет», что летописец зачастую (и именно в «Повести временных лет» в отличие от последующих летописных сводов) переступает это кредо, то давая дорогу сюжетам исторических преданий, то предлагая занимательные рассказы очевидцев, то сосредоточиваясь на изображении отдельных, наиболее значительных исторических эпизодов. В этих случаях церемониальность также отступала перед напором действительности, как мы видели это в рассказе об ослеплении Василька Теребовльского.

Но если оставить в стороне эти нарушения правил, эти примеры литературной свободы, которые позволяли себе летописцы, создатели «Повести временных лет» и предшествовавших ей сводов, то в целом летопись — это жанр, в котором в наибольшей степени отразились основные, магистральные положения стиля монументального историзма.

«Повесть временных лет» не осталась только памятником своего времени. С «Повести» начинались почти все летописные своды последующих веков, хотя, разумеется, в сокращенных сводах XV-XVI вв. или в местных летописцах древнейшая история Руси представала в виде кратких выборок о главнейших событиях. И тем не менее история в них начиналась с самого начала, историческая преемственность продолжала осознаваться русскими книжниками вплоть до XVII в.

В XI — начале XII в. создаются первые русские жития: два жития Бориса и Глеба, «Житие Феодосия Печерского», «Житие Антония Печерского» (до нового времени не сохранившееся). Их написание было не только литературным фактом, но и важным звеном в идеологической политике Русского государства. В это время русские князья настойчиво добиваются у константинопольского патриарха прав на канонизацию своих, русских святых, что существенно повысило бы авторитет русской церкви. Создание жития являлось непременным условием канонизации святого.

Мы рассмотрим здесь одно из житий Бориса и Глеба — «Чтение о житии и о погублении» Бориса и Глеба и «Житие Феодосия Печерского». Оба жития написаны Нестором. Сопоставление их особенно интересно, поскольку они представляют два агиографических типа — жития-мартирия (рассказа о мученической смерти святого) и монашеского жития, в котором повествуется о всем жизненном пути праведника, его благочестии, аскетизме, творимых им чудесах и т. д. Нестор, разумеется, учитывал требования византийского агиографического канона. Не вызывает сомнения и то, что он знал переводные византийские жития. Но при этом он проявил такую художественную самостоятельность, такой незаурядный талант, что уже создание этих двух шедевров делает его одним из выдающихся древнерусских писателей независимо от того, является ли он также составителем «Повести временных лет» (этот вопрос остается пока спорным).
Источник: Творогов О.В. Литература Древней Руси: Пособие для учителя. М., 1981. 128 с. (вернуться)


ИЗ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Возникновение русской литературы относится к концу X века, когда с принятием на Руси христианства как государственной религии появились церковно-служебные и историко-повествовательные произведения на церковно-славянском языке.

Древняя Русь через посредство Болгарии, откуда по преимуществу шли эти тексты, приобщилась к высокоразвитой византийской литературе и литературе южных славян. Темы литературы XI — начала XIII века касались русской истории и её связи с историей всемирной, истории возникновения Руси, борьбы с внешними врагами (печенегами — Печенеги — объединение тюркских (группа восточных народов, родственных по языку) и других племён в заволжских степях-, половцами), борьбы за киевский престол…

Летописи XI века не сохранились. Первый памятник, дошедший до нас, — «Повесть временных лет» (начало XII века).

Основной темой литературы XIII—XV веков была национально-патриотическая. Большое значение приобретает идея княжеской власти, героическая борьба с поработителями. Литература XIV—XV веков отражает тему борьбы княжеств за объединение вокруг Москвы.

Во второй половине XV — начале XVI века появляются повести, создаётся самый замечательный памятник хождений — «Хождение за три моря» Афанасия Никитина.

Семнадцатым веком завершается древнерусская литература.
По Л. Дмитриеву

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ

1. Когда возникла древнерусская литература? С чем это связано?

2. Постарайтесь коротко передать содержание статьи Л. Дмитриева, отметив основные этапы развития древнерусской литературы.
Источник: Литература. 5 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин. — М.: Просвещение, 2015. (вернуться к уроку)

ЧИТАЕМ ДРЕВНЕРУССКУЮ ЛЕТОПИСЬ

1. Какой подвиг совершил отрок-киевлянин и в чём заключалась хитрость воеводы Претича?

2. Обратите внимание на повторяющиеся союзы «и», «а». Какую роль они играют в тексте?
«И собрались люди той стороны Днепра в ладьях, и стояли на том берегу. И нельзя было ни одному из них войти в Киев, ни из Киева к ним. И стали тужить люди в городе и сказали…», «И сказал один отрок…», «И ответили ему…», «А тот ответил ему…», «А ты не князь ли?».

3. Чем заканчивается это повествование и что хотел сказать им автор? Как относится он к героям?
Источник: Литература. 5 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин. — М.: Просвещение, 2015. (вернуться к уроку)

«ПРОШЛОЕ ДОЛЖНО СЛУЖИТЬ СОВРЕМЕННОСТИ!»

В Древней Руси имели огромное значение исторические сочинения: летописи, исторические повести, жития. Литература повествовала только о том, что, по мысли их авторов, было, существовало в прошлом, — вернее, происходило в прошлом, совершалось… Героями литературных произведений Древней Руси были по преимуществу люди высоких. .. положений: князья, иерархи[1] Церкви или «иерархи духа»; выдающиеся храбрецы или святые; люди, занимающие высокое положение…

Мы должны быть благодарными сыновьями нашей великой матери — Древней Руси. Прошлое должно служить современности!

1. Иерарх — один из высших чинов Церкви.

Из книги Д. Лихачёва «Земля родная»

РАЗМЫШЛЯЕМ О ГЕРОЯХ ЛИТЕРАТУРЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ

1. Какое положение занимают герои прочитанного вами летописного рассказа «Подвиг отрока-киевлянина и хитрость воеводы Претича»?

2. Как вы понимаете слова учёного, исследователя древнерусской литературы Дмитрия Сергеевича Лихачёва: «Мы должны быть благодарными сыновьями нашей великой матери — Древней Руси»? За что мы должны быть благодарными и как это может проявляться (в каких делах, поступках)?

3. Д. С. Лихачёв говорит, что литература Древней Руси повествовала только о том, что было, существовало в прошлом, и что «прошлое должно служить современности». Как вы думаете, может ли повествование о подвиге отрока-киевлянина «служить современности»?
Источник: Литература. 5 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин. — М.: Просвещение, 2015. (вернуться к уроку)

ОБОГАЩАЕМ СВОЮ РЕЧЬ

1. Вспомните, какими словами начинается повествование о подвиге отрока-киевлянина.

2. О чём говорят первые слова этого повествования?

3. Прочитайте диалоги с отроком. Что для них более характерно (краткость, напевность и т. д.)? Какие ещё особенности повествования вы заметили?

4. Как вы понимаете слово «отрок»? Составьте предложение с этим словом.

5. Подберите синонимы к словам: отрок, осада, дружина.
Источник: Литература. 5 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2 ч. / В.Я.Коровина, В.П.Журавлев, В.И.Коровин. — М.: Просвещение, 2015. (вернуться к уроку)

ЛИТЕРАТУРА И ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

1. Рассмотрите репродукцию картины А. Иванова «Подвиг молодого киевлянина». Подумайте, таким ли вы представляли этого героя.

2. Какие краски использовал художник? Какие особенности ситуации и характера героя ими передаются?

ТВОРЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ

Напишите небольшое сочинение по картине А. Иванова «Подвиг молодого киевлянина», используя слова и словосочетания из притчи.

ФОНОХРЕСТОМАТИЯ
Притча «Подвиг отрока-киевлянина и хитрость воеводы Претича»

1. Вы прослушали рассказ о тревожных военных событиях, угрожавших городу Киеву разорением, жителям погибелью. Но тон повествования спокойный, бесстрастный. Ни автор летописи, ни актёр, читающий текст, не дают волю чувствам. Как вы думаете почему?

2. Но в одном месте спокойно-торжественное повествование всё же прерывается призывно-взволнованным обращением к князю Святославу: «Ты, князь, ищешь чужой земли, а свою покинул…» Как вы думаете, почему именно эти строки актёр читает с эмоциональным накалом?

3. Как вы считаете, какова основная мысль, главная идея этого произведения?

4. Подготовьте текст диалога читателей, размышляющих о подвиге отрока-киевлянина. (вернуться к уроку)


ЛЕГЕНДА О КИЕ, ЩЕКЕ, ХОРИВЕ И ИХ СЕСТРЕ ЛЫБЕДИ
Фрагмент «Повести временных лет»
Перевод Д. С. Лихачёва

Поляне же жили в те времена отдельно и управлялись своими родами; ибо и до той братии (о которой речь в дальнейшем) были уже поляне, и жили они все своими родами на своих местах, и каждый управлялся самостоятельно. И были три брата: один по имени Кий, другой — Щек и третий — Хорив, а сестра их — Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъём Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по имени его Хоривицей. И построили город в честь старшего своего брата, и назвали его Киев. Был вокруг города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве.

Некоторые же говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев». Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то, говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил. Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нём со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то — Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались.

И после этих братьев стал род их держать княжение у полян, а у древлян было своё княжение, а у дреговичей своё, а у славян в Новгороде своё, а другое на реке Полоте, где полочане…
Источник: Повесть временных лет / Подгот. текста Д.С. Лихачева; Пер. Д.С. Лихачева и Б.А. Романова Под ред. чл.-кор. АН СССР В.П. Адриановой-Перетц Акад. наук СССР. Ч. 1-2. — 1-е изд. Часть 1. Текст и перевод. — М.; Л., Изд-во и 1-я тип. Изд-ва Акад. наук СССР в Л., 1950. — 407 с. — (Литературные памятники). (вернуться к уроку)

МЕСТЬ КНЯГИНИ ОЛЬГИ
Фрагмент «Повести временных лет»
Перевод Д. С. Лихачёва

Ольга же была в Киеве с сыном своим, ребенком Святославом, и кормилец его был Асмуд, а воевода Свенельд — отец Мстиши. Сказали же древляне: «Вот убили мы князя русского; возьмем жену его Ольгу за князя нашего Мала и Святослава возьмем и сделаем ему, что захотим». И послали древляне лучших мужей своих, числом двадцать, в ладье к Ольге, и пристали в ладье под Боричевым. Ведь вода тогда текла возле Киевской горы, а люди сидели не на Подоле, но на горе. Город же Киев был там, где ныне двор Гордяты и Никифора, а княжеский двор был в городе, где ныне двор Воротислава и Чудина, а место для ловли птиц было вне города; был вне города и другой двор, где стоит сейчас двор доместика, позади церкви святой Богородицы; над горою был теремной двор — был там каменный терем. И поведали Ольге, что пришли древляне, и призвала их Ольга к себе, и сказала им: «Гости добрые пришли». И ответили древляне: «Пришли, княгиня». И сказала им Ольга: «Так говорите же, зачем пришли сюда?». Ответили же древляне: «Послала нас Деревская земля с такими словами: «Мужа твоего мы убили, так как муж твой, как волк, расхищал и грабил, а наши князья хорошие, потому что берегут Деревскую землю, — пойди замуж за князя нашего за Мала»». Было ведь имя ему Мал, князю древлянскому. Сказала же им Ольга: «Любезна мне речь ваша, — мужа моего мне уже не воскресить; но хочу воздать вам завтра честь перед людьми своими; ныне же идите к своей ладье и ложитесь в ладью, величаясь, а утром я пошлю за вами, а вы говорите: «Не едем на конях, ни пеши не пойдем, но понесите нас в ладье», — и вознесут вас в ладье», и отпустила их к ладье. Ольга же приказала выкопать яму великую и глубокую на теремном дворе, вне града, На следующее утро, сидя в тереме, послала Ольга за гостями, и пришли к ним, и сказали: «Зовет вас Ольга для чести великой». Они же ответили: «Не едем ни на конях, ни на возах и пеши не идем, но понесите нас в ладье». И ответили киевляне: «Нам неволя; князь наш убит, а княгиня наша хочет за вашего князя», — и понесли их в ладье. Они же сидели, величаясь, избоченившись и в великих нагрудных бляхах. И принесли их на двор к Ольге, и как несли, так и сбросили их вместе с ладьей в яму. И, склонившись к яме, спросила их Ольга: «Хороша ли вам честь?». Они же ответили: «Горше нам Игоревой смерти». И повелела засыпать их живыми; и засыпали их.

И послала Ольга к древлянам, и сказала им: «Если вправду меня просите, то пришлите лучших мужей, чтобы с великой честью пойти за вашего князя, иначе не пустят меня киевские люди». Услышав об этом, древляне избрали лучших мужей, управлявших Деревскою землею, и прислали за ней. Когда же древляне пришли, Ольга приказала приготовить баню, говоря им так: «Вымывшись, придите ко мне». И натопили баню, и вошли в нее древляне, и стали мыться; и заперли за ними баню, и повелела Ольга зажечь ее от дверей, и тут сгорели все.

И послала к древлянам со словами: «Вот уже иду к вам, приготовьте меды многие в городе, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и сотворю тризну по своем муже». Они же, услышав об этом, свезли множество меда и заварили его. Ольга же, взяв с собою небольшую дружину, отправилась налегке, пришла к могиле своего мужа и оплакала его. И повелела людям своим насыпать высокий холм могильный, и, когда насыпали, приказала совершать тризну. После того сели древляне пить, и приказала Ольга отрокам своим прислуживать им. И сказали древляне Ольге: «Где дружина наша, которую послали за тобой?». Она же ответила: «Идут за мною с дружиною мужа моего». И когда опьянели древляне, велела отрокам своим пить в их честь, а сама отошла недалеко и приказала дружине рубить древлян, и иссекли их 5000. А Ольга вернулась в Киев и собрала войско на оставшихся.

В год 6454 (946). Ольга с сыном своим Святославом собрала много храбрых воинов и пошла на Деревскую землю. И вышли древляне против нее. И когда сошлись оба войска для схватки, Святослав бросил копьем в древлян, и копье пролетело между ушей коня и ударило коня по ногам, ибо был Святослав еще ребенок. И сказали Свенельд и Асмуд: «Князь уже начал; последуем, дружина, за князем». И победили древлян. Древляне же побежали и затворились в своих городах. Ольга же устремилась с сыном своим к городу Искоростеню, так как те убили ее мужа, и стала с сыном своим около города, а древляне затворились в городе и стойко оборонялись из города, ибо знали, что, убив князя, не на что им надеяться. И стояла Ольга все лето и не могла взять города, и замыслила так: послала она к городу со словами: «До чего хотите досидеться? Ведь все ваши города уже сдались мне и согласились на дань и уже возделывают свои нивы и земли; а вы, отказываясь платить дань, собираетесь умереть с голода». Древляне же ответили: «Мы бы рады платить дань, но ведь ты хочешь мстить за мужа своего». Сказала же им Ольга, что-де «я уже мстила за обиду своего мужа, когда приходили вы к Киеву, и во второй раз, а в третий — когда устроила тризну по своем муже. Больше уже не хочу мстить, — хочу только взять с вас небольшую дань и, заключив с вами мир, уйду прочь». Древляне же спросили: «Что хочешь от нас? Мы рады дать тебе мед и меха». Она же сказала: «Нет у вас теперь ни меду, ни мехов, поэтому прошу у вас немного: дайте мне от каждого двора по три голубя да по три воробья. Я ведь не хочу возложить на вас тяжкой дани, как муж мой, поэтому-то и прошу у вас мало. Вы же изнемогли в осаде, оттого и прошу у вас этой малости». Древляне же, обрадовавшись, собрали от двора по три голубя и по три воробья и послали к Ольге с поклоном. Ольга же сказала им: «Вот вы и покорились уже мне и моему дитяти, — идите в город, а я завтра отступлю от него и пойду в свой город». Древляне же с радостью вошли в город и поведали обо всем людям, и обрадовались люди в городе. Ольга же, раздав воинам — кому по голубю, кому по воробью, приказала привязывать каждому голубю и воробью трут, завертывая его в небольшие платочки и прикрепляя ниткой к каждому. И, когда стало смеркаться, приказала Ольга своим воинам пустить голубей и воробьев. Голуби же и воробьи полетели в свои гнезда: голуби в голубятни, а воробьи под стрехи, и так загорелись — где голубятни, где клети, где сараи и сеновалы, и не было двора, где бы не горело, и нельзя было гасить, так как сразу загорелись все дворы. И побежали люди из города, и приказала Ольга воинам своим хватать их. А как взяла город и сожгла его, городских же старейшин забрала в плен, а прочих людей убила, а иных отдала в рабство мужам своим, а остальных оставила платить дань.

И возложила на них тяжкую дань: две части дани шли в Киев, а третья в Вышгород Ольге, ибо был Вышгород городом Ольгиным. И пошла Ольга с сыном своим и с дружиной по Древлянской земле, устанавливая дани и налоги; и сохранились места ее стоянок и места для охоты. И пришла в город свой Киев с сыном своим Святославом, и пробыла здесь год.

В год 6455 (947). Отправилась Ольга к Новгороду и установила по Мсте погосты и дани и по Луге — оброки и дани, и ловища ее сохранились по всей земле, и есть свидетельства о ней, и места ее и погосты, а сани ее стоят в Пскове и поныне, и по Днепру есть места ее для ловли птиц, и по Десне, и сохранилось село ее Ольжичи до сих пор. И так, установив все, возвратилась к сыну своему в Киев, и там пребывала с ним в любви.
Источник: Повесть временных лет / Подгот. текста Д.С. Лихачева; Пер. Д.С. Лихачева и Б.А. Романова Под ред. чл.-кор. АН СССР В.П. Адриановой-Перетц Акад. наук СССР. Ч. 1-2. — 1-е изд. Часть 1. Текст и перевод. — М.; Л., Изд-во и 1-я тип. Изд-ва Акад. наук СССР в Л., 1950. — 407 с. — (Литературные памятники).

Комментарий:
Игорь был убит древлянами. Боясь мести за убийство Киевского князя, древляне отправили послов к княгине Ольге, предлагая ей вступить в брак со своим правителем Малом. Ольга сделала вид, что согласна. Хитростью заманила она в Киев два посольства древлян, предав их мучительной смерти: первое было заживо погребено «на дворе княжеском», второе — сожжено в бане. После этого пять тысяч мужей древлянских были убиты воинами Ольги на тризне по Игорю у стен древлянской столицы Искоростеня. На следующий год Ольга снова подошла с войском к Искоростеню. Город сожгли с помощью птиц, к ногам которых привязали горящую паклю. Оставшихся в живых древлян пленили и продали в рабство.
Наряду с этим летописи полны свидетельств о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью построения политической и хозяйственной жизни страны. Она добилась укрепления власти Киевского великого князя, централизовала государственное управление с помощью системы «погостов». (вернуться к уроку)

КРЕЩЕНИЕ РУСИ
Фрагмент «Повести временных лет»
Перевод Д. С. Лихачёва

После всего этого Владимир взял царицу, и Анастаса, и священников корсунских с мощами святого Климента, и Фива, ученика его, взял и сосуды церковные и иконы на благословение себе. Поставил и церковь в Корсуни на горе, которую насыпали посреди города, выкрадывая землю из насыпи: стоит церковь та и доныне. Отправляясь, захватил он и двух медных идолов и четырех медных коней, что и сейчас стоят за церковью святой Богородицы и про которых невежды думают, что они мраморные. Корсунь же отдал грекам как вено за царицу, а сам вернулся в Киев. И когда пришел, повелел опрокинуть идолы — одних изрубить, а других сжечь. Перуна же приказал привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил 12 мужей колотить его палками. Делалось это не потому, что дерево что-нибудь чувствует, но для поругания беса, который обманывал людей в этом образе, — чтобы принял он возмездие от людей. «Велик ты, Господи, и чудны дела твои!». Вчера еще был чтим людьми, а сегодня поругаем. Когда влекли Перуна по Ручью к Днепру, оплакивали его неверные, так как не приняли еще они святого крещения. И, притащив, кинули его в Днепр. И приставил Владимир к нему людей, сказав им: «Если пристанет где к берегу, отпихивайте его. А когда пройдет пороги, тогда только оставьте его». Они же исполнили, что им было приказано. И когда пустили Перуна и прошел он пороги, выбросило его ветром на отмель, и оттого прослыло место то Перунья отмель, как зовется она и до сих пор. Затем послал Владимир по всему городу сказать: «Если не придет кто завтра на реку — будь то богатый, или бедный, или нищий, или раб, — будет мне врагом». Услышав это, с радостью пошли люди, ликуя и говоря: «Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре». На следующий же день вышел Владимир с попами царицыными и корсунскими на Днепр, и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, молодые же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, а уже взрослые бродили, попы же, стоя, совершали молитвы. И была видна радость на небе и на земле по поводу стольких спасаемых душ; а дьявол говорил, стеная: «Увы мне! Прогнан я отсюда! Здесь думал я обрести себе жилище, ибо здесь не было учения апостольского, не знали здесь Бога, но радовался я служению тех, кто служил мне. И вот уже побежден я невеждой, а не апостолами и не мучениками; не смогу уже царствовать более в этих странах». Люди же, крестившись, разошлись по домам. Владимир же был рад, что познал Бога сам и люди его, воззрел на небо и сказал: «Христос Бог, сотворивший небо и землю! Взгляни на новых людей этих и дай им, Господи, познать тебя, истинного Бога, как познали тебя христианские страны. Утверди в них правильную и неуклонную веру, и мне помоги, Господи, против дьявола, да одолею козни его, надеясь на тебя и на твою силу». И сказав это, приказал рубить церкви и ставить их по тем местам, где прежде стояли кумиры. И поставил церковь во имя святого Василия на холме, где стоял идол Перуна и другие и где творили им требы князь и люди. И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов и приводить людей на крещение по всем городам и селам. Посылал он собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное. Матери же детей этих плакали о них; ибо не утвердились еще они в вере и плакали о них как о мертвых.

Комментарии:

Повенчавшись с царевной, Владимир привез из Корсуни в Киев священников, книги, утварь. Крещение киевлян произошло в 989 или 990 г., может быть, по внешней обстановке так, как рассказано в «Повести». Несомненно, новая вера встречала некоторое сопротивление, о котором молчат источники. Только про Новгород мы знаем из так называемой летописи Иоакима, что там дело не обошлось без вооруженной борьбы. Христианство распространялось в Руси при Владимире медленно. Существовали ли при нем русские митрополиты — вопрос нерешенный.
Источник: Повесть временных лет / Подгот. текста Д.С. Лихачева; Пер. Д.С. Лихачева и Б.А. Романова Под ред. чл.-кор. АН СССР В.П. Адриановой-Перетц Акад. наук СССР. Ч. 1-2. — 1-е изд. Часть 1. Текст и перевод. — М.; Л., Изд-во и 1-я тип. Изд-ва Акад. наук СССР в Л., 1950. — 407 с. — (Литературные памятники). (вернуться к уроку)

Сочинение на тему «Повесть временных лет». Летопись как жанр исторического повествования»

«Повесть временных лет». Летопись как жанр исторического повествования 1. Летопись — жанр древнерусской литературы. 2. «Повесть временных лет»: о чем она? 3. Произведение, пронизанное патриотизмом и лю­бовью. Прежде чем говорить о «Повести временных лет» необходимо сказать, что же представляет собой летопись. Летописи — это памятники исторической письменности и литературы Древней Руси. Особенность летописи состоит в том, что все записи в ней велись в хронологической последовательности по годам. Летописи не создавались одним человеком, над ними трудились многие летописцы. Новая летопись непременно опиралась на предыдущие, составители включали в свои тексты материалы других летописцев. Отличительная особенность летописи состояла в том, что она не была сухой и беспристрастной. Летописцы давали событиям свои субъективные оценки, сопровождали различными дополнениями, комментариями. Итак, летопись можно назвать сводом разнородных жанров. В летопись входили тексты погодных записей, воинские повести, материалы из княжеских архивов. По определению Дмитрия Сергеевича Лихачева, летопись относится к числу «объединяющих жанров». Самыми древними летописными сводами являются Лаврентьевская и Ипатьевская летописи. Лаврентьевская получила свое название по имени монаха Лаврентия, который переписал ее по заказу нижегородско-суздальского князя Дмитрия Константиновича в 1377 году. Ипатьевская летопись названа по Ипатьевскому монастырю в Костроме. Вообще, летопись можно назвать главным, основополагающим жанром древнерусской литературы. Летописание на Руси началось очень давно: примерно в первой половине. XI века. Центрами летописания стали крупные и развитые города — Киев и Новгород. Как правило, летописи писались монахами. Ведь именно монастыри в то время были центрами грамотности. Дело это было государственное, и зачастую летопись составлялась по поручению князя, игумена или епископа. Порой летопись отражала именно те события, которые были угодны князю, и реальное поражение на бумаге превращалось в победу. Но составители летописей, даже выполняя определенный «заказ», нередко проявляли самостоятельность, независимость мысли, а порой подвергали критике действия и поступки князей, если они казались им заслуживающими порицания. Летописец стремился к правдивости. «Повесть временных лет» является выдающимся памятником не только древнерусской литературы, но и истории. Читая его, мы можем проследить историю становления древнерусского государства, его политический и культурный расцвет, начавшийся процесс феодального дробления. «Повесть временных лет» была создана в первые десятилетия XII века, но до современного читателя дошла в составе летописных сводов более позднего времени. К самым старшим из них относятся вышеупомянутые Лаврентьевская и Ипатьевская летописи, а также Первая Новгородская летопись, датированные 1377, 1420, и 1330 годами. Все последующие летописные своды XV-XVI веков непременно включали в себя «Повесть временных лет», кончено, подвергая ее обработке — как редакционной, так и стилистической. Летописец, создавший «Повесть временных лет», не известен нам. Ученые лишь могут предполагать, что автором ее был Нестор, монах Киево-Печерского монастыря. Летописец сравнивал книги с реками: «Се бо суть реки, напояющие вселенную». Это сравнение можно применить и к самой летописи. Ведь она является не только литературным, но и историческим памятником. Летопись величаво, неспешно, повествует нам о событиях, происходивших на русской земле, и каждый ее герой — реально существующее лицо. Самые различные жанры, входящие в «Повесть временных лет», являются как бы притоками этой. полноводной и бурной реки. Они не только делают ее уникальным произведением, но и придают ей неповторимые, яркие черты, делают этот памятник более сильным в художественном смысле. «Повесть временных лет» — это зеркало, в котором ярко и четко отразилась жизнь того времени. Здесь мы видим и идеологию верхов феодального общества, и народные думы и чаяния. Великий памятник начинается простыми и вместе с тем величественными словами: «Вот повести минувших лет, откуда пошла русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла русская земля». Изначально летопись повествует о славянах, их возникновении, обычаях, жизненном укладе, отделении от тех 72- х народов, которое произошло после вавилонского столпотворения. Летопись рассказывает нам о самых важных событиях в истории страны: создании славянской азбуки Кириллом и Мефодием, призвании варягов, походе на Византию, завоевании Киева Олегом, его жизни и смерти, о княжении Ольги. Большую роль в «Повести временных лет» играет такая тема, как крещение Руси. Ведь с приходом христианства на Русь жизнь наших предков сильно изменилась. Немалое место в «Повести…» отводиться различным преданиям и сказаниям, созданным народом. Они не только обогащают летопись как художественное произведение, но и выражают точку зрения простых людей на историю нашей страны. «Повесть временных лет» проникнута патриотической идеей объединения русской земли против внешних врагов и осуждением братоубийственных усобиц. Этим объясняется введение в летопись исторических свидетельств княжеских преступлений. В летописи также можно встретить большое количество похвал — как князьям, так и книгам. По мнению летописца, мудрый князь непременно должен быть начитанным, а книга есть источник мудрости: «Велика ведь бывает польза от учения книжного: книгами наставляемы и поучаемы на путь покаянья, ибо мудрость обретаем и воздержание в словах книжных. Это реки, напояющие вселенную, это источники мудрости, в книгах ведь неизмеримая глубина; ими мы в печали утешаемся; они — узда воздержания». «Повесть временных лет» стала также источником вдохновения для многих талантливых писателей. Образы Владимира, Святослава, Олега отразились в произведениях А. С. Пушкина, К. Ф. Рылеева и др. На мой взгляд, главный урок, который мы можем извлечь из «Повести временных лет» — это уважение к историческому прошлому нашего народа. Прикасаясь к истории нашей родины, мы лучше понимаем своих предков, их психологию и уклад жизни.

Сочинение на тему «Повесть временных лет». Летопись как жанр исторического повествования»
Другие
Стр. 1

Сочинение на тему «Повесть временных лет». Летопись как жанр исторического повествования»
Другие
Стр. 2

Тема №13309 Тест по «Повесть временных лет» 6 класс 2 варианта

Тема №13309

Данный тест предназначен для закрепления повести. Все вопросы напрямую связанны с изучаемым материалом. Для успешного выполнения теста рекомендуется прочитать Повесть временных лет, иначе будет туго. Всего 24 вопроса, каждый имеет один правильный ответ. Не исключено что данные вопросы могут попасться на итоговой работе, поэтому необходимо тщательно подготовиться.

Вариант I

1. Выберете определение, характеризующее понятие «летопись».

а) Лиро-эпический жанр народной поэзии, произведение имеет сю­жет и, как правило, включает диалог

б) Жанр русского фольклора, эпическая песня героического харак­тера, повествующая о подвигах богатырей

в) Жанр русской средневековой литературы, содержащий описание реальных и легендарных событий

2. Когда началось летописание на Руси?

а) в IX веке; б) в XI веке;

в) в XIII веке.

3. Кто автор «Повести временных лет»?

а) Иван; б) Нестор;

в) Варфоломей.

4. Приведите примеры летописей.

5. Какие жанры народного творчества использует в своей летописи Нестор?

а) былины; б) загадки;

в) пословицы и поговорки.

6. С какого времени начинается летописный рассказ?

а) с описываемого исторического события;

б) с библейских времен;

в) с описания ныне живущего князя.

7. Что определяло для летописца необходимость строить свое пове­ствование «от сотворения мира»?

а) Летописец, обычно монах, не мог жить и создавать произведения вне христианских традиций.

б) Летописец находился на службе, и его труд ценился тем дороже, чем больше был объем книги (стоимость книг в те времена была очень велика).

8. Определите, из какой книги приведены слова в «Повести вре­менных лет»:

…Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит?

а) Ветхий завет; б) Новый завет; в) другая книга.

9. Как автор «Повести временных лет» относится к войне?

а) призывает к войне;

б) призывает к миру, любви и согласию»;

в) не касается этой темы.

10. К какому жанру литературы относится «Повесть временных лет»?

а) рассказ; б) повесть;

в) летопись; г) житие.

11. Почему «Повесть временных лет» является памятником древне­русской литературы?

а) ее автор неизвестен;

б) в ней отражено мировоззрение древнерусского человека;

в) в ней упоминаются языческие божества.

12. Как автор летописи отображает происходящее и высказывает свое отношение к нему?

а) объективно описывает события;

б) дает только собственную оценку происходящему;

в) прислушиваясь к князю, выражает его мнение.

13. Вставьте пропущенное имя русского князя, о котором вы узна­ли, читая «Повесть временных лет».

…этот, как мы сказали, любил книги и, много переписав их, положил в церкви святой Софии, которую создал сам. Украсил он ее золотом и сосудами церковными, в ней возносят к Богу положенные молитвы в назначенное время… И радовался____________, видя множество церк­вей и людей крещеных, а враг сетовал на это, побеждаемый новыми людьми крещеными…

а) Владимир; б) Ярослав; в) Константин.


Контрольный тест по теме «Повесть временных лет»

Вариант II

1. Когда появилась «Повесть временных лет»?

а) в 1423 году;

б) в 1113 году;

в) в 1876 году.

2. Кто автор «Повести временных лет»?

а) Кирилл;

б) Мефодий;

в) Нестор.

3. Вставьте слова, с которых начинались летописи:

«________пришли печенеги и встали под Белгородом. И не давали

выйти из города».

4. Какие жанры народного творчества использует в своей летописи Нестор?

а) былины;

б) загадки;

в) пословицы и поговорки.

5. Кто герой летописного сказания?

… — Соберите хоть по горсти овса, пшеницы или отрубей.

Они собрали. И повелел женщинам сделать болтушку, из чего кисель варят, выкопать колодец, а болтушку налить в кадку и опустить ее в колодец. И велел выкопать другой колодец, и вставить в него кадку, и поискать меду…

а) старец; б) князь Владимир; в) печенег.

6. Завершите высказывание.

Летописи — это исторические повествования о днях прошлых и рас­сказ о современных событиях, в которых рассказ начинается

7. Почему летописец начинал летопись от «сотворения мира»?

а) Чтобы передать опыт прошлого

б) Чтобы сохранить христианскую традицию

в) Чтобы рассказать интересную историю, похожую на сказку

8. Какое слово по мысли автора «Повести временных лет», опреде­ляет то, что поможет избежать войны?

…Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит?.. В любви ведь все совершается. Любви ради грехи исчезают. Любви ради и Господь сошел на землю, и распял себя за нас грешных; взяв грехи наши, пригвоздил себя к кресту, дав нам крест свой, чтобы отгонять им ненависть бесовскую. Любви ради мученики проливали кровь свою.

9. К какому жанру литературы относится «Повесть временных лет»?

а) былина;

б) сказание;

в) летопись.

10. Почему «Повесть временных лет» является памятником древне­русской литературы?

а) Эта книга стала очень редкой;

б) Она была написана в давние времена;

в) «Повесть временных лет» — источник сведений о мировоззрении людей Древней Руси, их культуре и истории.

11. Кто выражает свою позицию в приведенном фрагменте?

Зачем губим русскую землю, сами между собой устраиваем рас­при?.. Да отныне объединимся единым сердцем и будем блюсти рус­скую землю, и пусть каждый владеет отчиной своей.

а) Нестор; б) Русские князья; в) И князья, и автор.

Жанры и Предупреждения — фанфик по фэндому «Повесть временных лет»

Набросок из нескольких строк, еще не ставший полноценным произведением
Например, «тут будет первая часть» или «я пока не написала, я с телефона».

Мнения о событиях или описания своей жизни, похожие на записи в личном дневнике
Не путать с «Мэри Сью» — они мало кому нравятся, но не нарушают правил.

Конкурс, мероприятие, флешмоб, объявление, обращение к читателям
Все это автору следовало бы оставить для других мест.

Подборка цитат, изречений, анекдотов, постов, логов, переводы песен
Текст состоит из скопированных кусков и не является фанфиком или статьей.
Если текст содержит исследование, основанное на цитатах, то он не нарушает правил.

Текст не на русском языке
Вставки на иностранном языке допустимы.

Список признаков или причин, плюсы и минусы, анкета персонажей
Перечисление чего-либо не является полноценным фанфиком, ориджиналом или статьей.

Часть работы со ссылкой на продолжение на другом сайте
Пример: Вот первая глава, остальное читайте по ссылке…

Нарушение в сносках работы

Если в работе задействованы персонажи, не достигшие возраста согласия, или она написана по мотивам недавних мировых трагедий, обратитесь в службу поддержки со ссылкой на текст и цитатой проблемного фрагмента.

Особенности жанра хроники повести давно минувших лет. «Повесть временных лет». Хроника как жанр исторического повествования

Анализ литературы по истории появления «Повести временных лет» показывает ее противоречивый характер в науке. При этом во всех публикациях о «Повести временных лет» подчеркивается историческое значение летописи для истории и культуры России. В самом названии «Повести временных лет» содержится ответ на вопрос о цели летописи: рассказать, «куда пошла земля русская, кто в Киеве стал первыми князьями, и откуда стала вкушать русская земля» .Иными словами, рассказать о русской истории с самого ее начала до образования православного государства под собирательным названием Русская земля.

Раскрывая вопросы летописной терминологии, И.Н. Данилевский писал, что традиционно летописями в широком смысле называют исторические сочинения, изложение в которых ведется строго по годам и сопровождается хронографическими (годовыми), часто календарными, а иногда и хронометрическими (часовыми) датами. По видовому признаку они близки к западноевропейским летописям (от лат. annales libri — годовые отчеты) и хроникам (от греческого chranihos — относящимся ко времени).В узком смысле слова летописями принято называть действительно дошедшие до нас летописи, сохранившиеся в одном или нескольких подобных списках. Но научная терминология в летописных материалах во многом условна. Это связано, в частности, с «отсутствием четких границ и сложностью истории летописных текстов», с «текучестью» летописных текстов, допускающей «постепенные переходы от текста к тексту без видимых градаций памятников и издания.До сих пор «при изучении летописей употребление терминов крайне расплывчато». Более того, «любое устранение неоднозначности терминологии должно основываться на установлении этой самой неоднозначности. терминов без выяснения, прежде всего, всех оттенков их употребления в прошлом и настоящем».

По данным М.И. Сухомлинова, «все русские летописи имеют само название «летописи», «летописцы», «писцы времени», «повесть временных лет» и т. обнажают их первоначальную форму: ни одно из этих названий не было бы им прилично, если бы они не указывали на время каждого события, если бы лето, годы не занимали в них такое же важное место, как и сами события. В этом отношении, как и во многом другом, наши хроники сходны не столько с византийскими писателями, сколько с теми временами (анналами), которые велись издавна, с VIII века, в монастырях романской и германской Европы — вне зависимости от исторических образцов. классической древности. Первоначальной основой этих летописей были пасхальные таблицы.»

Большинство авторов считает, что идея названия «Повести временных лет» принадлежит Нестору, писцу с широким историческим кругозором и большим литературным талантом: еще до работы над «Повестью временных лет» он написал «Житие Бориса и Глеба». и Житие Феодосия Печерского. В «Повести временных лет» Нестор поставил перед собой сложнейшую задачу: решительно переработать рассказ самого раннего периода истории России — «откуда взялась земля русская».

Однако, как отмечает А.А. Шахматова, «Повести временных лет» предшествовали другие летописи. Ученый приводит, в частности, следующий факт: «Повесть временных лет», сохранившаяся в Лаврентьевской, Ипатьевской и других летописях, существенно отличалась в толковании многих событий от другой летописи, рассказывавшей о том же начальном периоде русской истории, о Новгородская первая летопись младшей редакции. В Новгородской летописи текстов договоров с греками не было, князь Олег именовался воеводой при малолетнем князе Игоре, иначе рассказывалось о походах Руси на Царьград и т.д.

А.А. Шахматов пришел к выводу, что Новгородская Первая летопись в своей начальной части отразила иной летописный набор, предшествовавший «Повести временных лет».

Крупный исследователь русской летописи В.М. Истрин предпринимал безуспешные попытки найти иное объяснение отличий «Повести временных лет» от рассказа Новгородской первой летописи (которую Новгородская летопись якобы сокращала как «Повесть временных лет»). В результате А.А. Шахматов был подтвержден многими фактами, полученными как им самим, так и другими учеными.

Текст интересующей нас Повести охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII века. Совершенно справедливо считается, что это один из древнейших летописных сборников, текст которого сохранился летописной традицией. Отдельных списков по нему нет. По этому поводу В.О. Ключевский писал: «В библиотеках не спрашивайте Первую летопись — быть может, вас не поймут и спросят: «Какой список летописей вам нужен?» «Тогда ты, в свою очередь, будешь в растерянности.До сих пор не найдено ни одной рукописи, в которой бы Начальная летопись помещалась отдельно в том виде, в каком она вышла из-под пера древнего составителя. Во всех известных списках он сливается с историей его преемников, которая в более поздних сводах обычно доходит до конца XVI века. В разных летописях текст Повести доходит до разных лет: до 1110 г. (Лаврентьевский и родственные списки) или до 1118 г. (Ипатьевский и близкие списки).

На начальном этапе изучения летописей исследователи исходили из того, что встречающиеся в списках разночтения являются следствием искажения исходного текста при многократном переписывании.Исходя из этого, например, А.Л. Шлецер поставил задачу воссоздать «очищенного Нестора». Попытка исправить накопившиеся механические ошибки и переосмыслить летописный текст, однако, не увенчалась успехом. В результате проделанной работы А.Л. Шлецер убедился, что с течением времени текст не только искажался, но и исправлялся переписчиками и редакторами. Тем не менее была доказана неподлинность формы, в которой дошла до нас «Повесть временных лет». Это фактически поставило вопрос о необходимости воссоздания первоначальной формы летописного текста.

Сопоставив все доступные ему списки летописей, А.А. Шахматов выявил несоответствия и так называемые общие места, присущие летописям. Анализ обнаруженных несоответствий, их классификация позволили выявить списки, в которых имеются совпадающие несоответствия. Исследователь сгруппировал списки по изданиям и выдвинул ряд взаимодополняющих гипотез, объясняющих возникновение расхождений. Сравнение гипотетических сводов позволило выявить ряд общих черт, присущих некоторым из них.Вот как был воссоздан предполагаемый исходный код. Вместе с тем оказалось, что многие фрагменты летописного изложения заимствованы из очень ранних сводов, что, в свою очередь, позволило перейти к реконструкции древнейшего русского летописного письма. Выводы А.А. Полное подтверждение Шахматов получил, когда был найден московский склеп 1408 года, существование которого предсказывал великий ученый. В полном объеме путь, который А.А. Шахматова, стало ясно только после того, как его ученик М.Рабочие тетради учителя Д. Присёлкова. С тех пор вся история изучения летописи делится на два периода: дошахматный и современный.

При редактировании исходный текст (первое издание Повести временных лет) был изменен настолько, что А.А. Шахматов пришел к выводу, что реконструировать ее невозможно. Что же касается текстов Лаврентьевской и Ипатьевской редакций «Повести» (их обычно называют второй и третьей редакцией соответственно), то, несмотря на позднейшие переделки в последующих сводах, Шахматову удалось определить их состав и предположительно реконструировать.Следует отметить, что Шахматов колебался в оценке этапов работы над текстом «Повести временных лет». Иногда, например, он считал, что в 1116 году Сильвестр лишь переписал текст 1113 года Несторовым (последний иногда датировался 1111 годом), не редактируя его.

Если вопрос об авторстве Нестора остается спорным (Сказание содержит ряд указаний, принципиально отличающихся от данных Чтений и Жития Феодосия), то в целом А.А. Шахматова, существование трех редакций «Повести временных лет» разделяет большинство современных исследователей.

Основываясь на представлении о политическом характере древнерусской летописи, А.А. Шахматов, а затем М.Д. Приселков и другие исследователи считают, что зарождение летописной традиции на Руси связано с учреждением Киевской митрополии. «Обычай византийского церковного управления требовал при открытии новой кафедры, епископской или митрополичьей, составлять по этому поводу записку исторического характера о причинах, месте и лицах сего события для делопроизводства Патриаршего Синода в Константинополе. .Это якобы и стало причиной создания Древнего Уложения 1037 года. Более поздние сборники, составленные на основе «Повести временных лет», исследователи представляют теперь как публицистические произведения, написанные, что называется, на злобу дня. , сейчас какая-то средневековая фантастика, а то и просто тексты систематически поражающие упорством и упорством «дописать» — чуть ли не по инерции.

В то же время вся история изучения Повести показывает, что цель создания летописей должна быть достаточно значимой для того, чтобы многие поколения летописцев продолжали дело, начатое в Киеве в XI веке, на протяжении ряда столетий.При этом «авторы и редакторы придерживались одних и тех же литературных приемов и выражали одни и те же взгляды и общественные житейские и нравственные требования. »

Считается, что первое издание «Повести временных лет» до нас не дошло. Сохранились второе ее издание, составленное в 1117 г. настоятелем Выдубицкого монастыря (под Киевом) Сильвестром, и третье издание, составленное в 1118 г. по приказу князя Мстислава Владимировича. Во втором издании переработана только заключительная часть «Повести временных лет»; это издание дошло до нас в составе Лаврентьевской летописи 1377 г., а также других более поздних сводов летописей.Третья редакция, по мнению ряда исследователей, представлена ​​в Ипатьевской летописи, старший список которой — Ипатьевский — относится к первой четверти XV века.

С нашей точки зрения, окончательная точка в изучении вопроса о происхождении «Повести» еще не поставлена, об этом свидетельствует вся история изучения летописи. Не исключено, что ученые, основываясь на вновь открывшихся фактах, выдвинут новые гипотезы относительно истории создания величайшего памятника древнерусской литературы — «Повести временных лет». »

Особого внимания заслуживает стилистическое своеобразие «Повести», так как в современной литературной традиции отсутствует жанр хроники. Природа жанра хроники очень сложна; летопись — один из «объединяющих жанров», подчиняющих жанры своих составляющих — исторического рассказа, жития, поучения, хвалебных слов и др. См.: Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской словесности. Л., 1971, с. 48-50. И тем не менее летопись остается целостным произведением, которое можно изучать и как памятник одного жанра, и как памятник литературы, см.: И.Еремин П. А. «Повесть временных лет как литературный памятник». — В кн.: Еремин И.П. Литература Древней Руси (очерки и характеристики). М.-Л., 1966; Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение, гл. 7; Он такой же. Человек в литературе Древней Руси. М.-Л., 1970, гл. 2 и 3; Творогов О.В. Сюжетное повествование в летописях XI-XIII веков. — В кн.: Истоки русской художественной литературы, с. 31-66. …В «Повести временных лет», как и в любой другой летописи, можно выделить два типа повествования — сами погодные записи и летописные рассказы. Записи о погоде содержат отчеты о событиях, а хроники предлагают их описания. В летописном рассказе автор стремится изобразить событие, привести определенные конкретные детали, воспроизвести диалоги действующих лиц, словом, помочь читателю представить происходящее, вызвать у него сопереживание.

Так, в рассказе о юноше, бежавшем из осажденного печенегами Киева, чтобы передать просьбу княгини Ольги воеводе Претичу, упоминается не только сам факт передачи послания, но речь именно о как юноша бежал через печенежский стан с уздечкой в ​​руке, расспрашивая о якобы потерянной лошади (не упуская при этом важной детали, что отрок мог говорить по-печенежски), о том, как он, достигнув берегов Днепра, «опрокинул порты» и бросился в воду, как воины Претича выплыли ему навстречу на лодке; также был передан диалог Претича с печенежским князем.Это просто рассказ, а не краткая погодная летопись, типа: «Победа в вятичах Святослава и дань на них возложи», или «Царица Владимирия Анна умерла», или «Поиде Мстислав на Ярослава с Козары и с Касоги», и т. д.

При этом сами летописные рассказы относятся к двум типам, во многом определяемым их происхождением. Одни рассказы рассказывают о событиях, современных летописцу, другие — о событиях, происходивших задолго до составления летописи, это устные эпические сказания, лишь позднее вошедшие в летопись.

В рассказах побеждает то сила, то хитрость. Так, печенежский князь, воевавший с Русью, предложил Владимиру выставить из своего войска воина, который померился бы силой с печенежским богатырем. Никто не осмеливается принять вызов. Владимир опечален, но тут к нему приходит некий «старый муж» и предлагает послать за младшим сыном… Молодой человек, по словам старика, очень силен: «С детства, кто его ударит» (тот то есть бросил его на землю).Как-то, вспоминает отец, сын, рассердившись на него, «преторо руками» (руками рвал кожу, которая была ему в этот момент смята: отец и сын кожевники). Юношу зовут к Владимиру, и он показывает князю свою силу — хватает за бок пробегающего мимо быка и вытаскивает его «со шкурой от мяса, только рука заячья ему». Но тем не менее юноша «среднего телосложения», а потому вышедший с ним на дуэль печенежский богатырь — «великий, очень и страшный» — смеется над своим противником.Здесь (как и в рассказе о мести Ольги) отрицательного героя ждет сюрприз; читатель, напротив, знает о силе юноши и торжествует, когда кожемя «удавится» руками печенежского богатыря.

Некоторые рассказы летописи объединяет особый, эпический стиль изображения действительности. Это понятие отражает, прежде всего, подход рассказчика к предмету изображения, его авторскую позицию, а не только чисто языковые особенности изложения. В каждом таком рассказе в центре находится одно событие, один эпизод, и именно этот эпизод характеризует героя и выделяет его главную, памятную черту; Олег (в рассказе о походе на Царьград) прежде всего мудрый и отважный воин, герой рассказа о белгородском киселе безымянный старец, но его мудрость, в последний миг спасла осажденный печенегами город , и является той характерной чертой, которая снискала ему бессмертие в народной памяти.

Другая группа рассказов составлена ​​самим летописцем или его современниками. Его отличает иная манера повествования, нет изящной завершенности сюжета, нет эпической лаконичности и обобщенности образов персонажей. В то же время эти рассказы могут быть более психологическими, более реалистическими, литературно обработанными, так как летописец стремится не только рассказать о событии, но и представить его так, чтобы произвести на читателя определенное впечатление, заставить ему так или иначе относиться к героям рассказа.Среди подобных историй в составе «Повести временных лет» особенно выделяется история о слепоте Василька Теребовльского (в статье 1097).

Эпизод о страшной судьбе оклеветанного князя предстает эмоционально ярким, он вызывает к нему сочувствие, выраженное им желание предстать перед Богом «в той окровавленной рубахе» напоминает о неминуемой каре, служит публицистическим оправданием вполне «земного» действия князей, пошедших войной на Давыда Игоревича, чтобы восстановить права Василька на отнятое у него наследство.

Так, вместе с летописным повествованием начинает формироваться подчиненный летописи особый жанр — жанр рассказа о княжеских злодеяниях Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение, с. 215-247 ..

Все летописное повествование пронизано этикетом, особенно в той его части, которая выдержана в стиле монументального историзма. Летописец выбирает в этих случаях для своего повествования только самые важные события и дела государственного значения.Например, события времен Ярослава Мудрого и его сына Всеволода описаны в стиле монументального историзма. Например, описание битвы на Альте, принесшей Ярославу победу над «окаянным» Святополком — убийцей Бориса и Глеба (в «Повести временных лет» под 1019 г.).

Сочетание монументального историзма и эпических стилей в «Повести временных лет» создало ее неповторимый литературный облик, и ее стилистическое влияние будет отчетливо ощущаться на протяжении нескольких столетий: летописцы будут применять или варьировать литературные формулы, впервые использованные создателями «Повести временных лет». Повести временных лет, подражают имеющимся в ней характеристикам, а иногда и цитируют «Повесть», вводя фрагменты из этого памятника Г. М. Прохорову в «Повесть о нашествии Батыя» в Лаврентьевской летописи.- «ТОДРЛ». Л., 1974, т. 1, с. ХХVIII, с. 77-80 ..

1. Летопись — жанр древнерусской литературы.

2. «Повесть временных лет»: о чем она?

3. Произведение, пропитанное патриотизмом и любовью.

Прежде чем говорить о «Повести временных лет», необходимо сказать, что такое летопись. Летописи являются памятниками исторической письменности и литературы Древней Руси. Особенность летописи в том, что все записи в ней велись в хронологическом порядке по годам.Хроники не были созданы одним человеком; над ними работали многие летописцы. Новая летопись, безусловно, опиралась на предыдущие; составители включили в свои тексты материалы других летописцев. Отличительной особенностью летописи было то, что она не была сухой и беспристрастной. Летописцы давали свои субъективные оценки событиям, сопровождаемые различными дополнениями и комментариями. Итак, хронику можно назвать собранием разнородных жанров. В летопись вошли тексты метеосводок, военные рассказы, материалы из княжеских архивов.По определению Дмитрия Сергеевича Лихачева, хроника является одним из «объединяющих жанров».

Наиболее древними летописными сводами являются Лаврентьевская и Ипатьевская летописи. Лаврентьевская получила свое название от имени монаха Лаврентия, переписавшего ее по приказу Нижегородско-Суздальского князя Дмитрия Константиновича в 1377 году. Ипатьевская летопись названа по Ипатьевскому монастырю в Костроме.

Вообще летопись можно назвать основным, основополагающим жанром древнерусской литературы.

Летопись на Руси началась очень давно: примерно в первой половине XI века. Центрами летописания были крупные и развитые города — Киев и Новгород. Как правило, летописи писали монахи. Ведь именно монастыри в то время были центрами грамотности. Это было государственным делом, и часто летопись составлялась по указанию князя, игумена или епископа. Иногда летопись отражала именно те события, которые радовали князя, и реальное поражение на бумаге оборачивалось победой.Но составители летописей, даже выполняя определенный «заказ», нередко проявляли самостоятельность, самостоятельность мысли, а иногда и критиковали действия и поступки князей, если они казались им заслуживающими порицания. Летописец стремился к правдивости.

«Повесть временных лет» — выдающийся памятник не только древнерусской литературы, но и истории. Читая ее, мы можем проследить историю становления древнерусского государства, его политический и культурный расцвет, начало процесса феодальной раздробленности.

«Повесть временных лет» создана в первые десятилетия XII века, но до современного читателя дошла как часть летописных сводов более позднего времени. Древнейшими из них являются вышеупомянутые Лаврентьевская и Ипатьевская летописи, а также Новгородская Первая летопись, датированная 1377, 1420 и 1330 годами.

Все последующие летописные сборники XV-XVI веков непременно включали «Повесть временных лет», разумеется, подвергая ее обработке — как редакционной, так и стилистической.

Летописец, создавший «Повесть временных лет», нам не известен. Ученые могут лишь предположить, что автором был Нестор, монах Киево-Печерского монастыря.

Летописец сравнил книги с реками: «Это реки, дающие воду вселенной». Это сравнение можно применить и к самой хронике. Ведь она не только литературный, но и исторический памятник… Летопись величественно, неторопливо рассказывает нам о событиях, происходивших на Русской земле, и каждый ее герой — реальная личность.Самые разнообразные жанры, вошедшие в «Повесть временных лет», являются как бы притоками этой полноводной и бурной реки… Они не только составляют ее неповторимое произведение, но и придают ему неповторимые, яркие черты, делают этот памятник сильнее в художественном смысле.

«Повесть временных лет» — это зеркало, ярко и ярко отразившее жизнь того времени. Здесь мы видим и идеологию верхушки феодального общества, и народные мысли и чаяния.

Великий памятник начинается простыми и в то же время величественными словами: «Это рассказы минувших лет, откуда взялась русская земля, кто стал первым княжить в Киеве, и как возникла русская земля. »

Вначале летопись рассказывает о славянах, их происхождении, обычаях, быте, отделении от тех 72 народов, которое произошло после вавилонского столпотворения.

Летопись повествует нам о важнейших событиях в истории страны: создании славянской азбуки Кириллом и Мефодием, призвании варягов, походе на Византию, завоевании Киева Олегом, его жизни и смерти, о княжении Ольги.

Важную роль в «Повести временных лет» играет такая тема, как крещение Руси.Ведь с приходом христианства на Русь жизнь наших предков сильно изменилась.

Немалое место в «Повести…» отведено различным легендам и преданиям, созданным народом. Они не только обогащают летопись как художественное произведение, но и выражают точку зрения простых людей на историю нашей страны.

«Повесть временных лет» проникнута патриотической идеей объединения Русской земли против внешних врагов и осуждения братоубийственной розни.Этим и объясняется введение в летопись исторических свидетельств княжеских преступлений.

В летописях тоже можно найти большое количество восхвалений — как князьям, так и книгам. По словам летописца, мудрый князь непременно должен быть начитан, а книга есть источник мудрости: «Ведь велика польза от учения книги: книгами нас наставляют и наставляют на пути покаяние, ибо в словах книжных приобретаем мудрость и воздержание. Это реки, питающие вселенную, это источники мудрости, в книгах безмерная глубина; мы утешаемся ими в печали; они узда воздержания.»

«Повесть временных лет» также стала источником вдохновения для многих талантливых писателей. Образы Владимира, Святослава, Олега нашли отражение в творчестве А.С. Пушкин, К.Ф.Рылеев и другие.

На мой взгляд, главный урок, который мы можем извлечь из «Повести временных лет», — это уважение к историческому прошлому нашего народа. Прикоснувшись к истории нашей родины, мы лучше понимаем наших предков, их психологию и образ жизни.

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕНИ ЛЕТОПИСЬ — Древнерусская летопись, созданная в 1110-х гг. Хроники — это исторические сочинения, в которых события описываются по так называемому погодовому принципу, объединенному ежегодными, или «годовыми», статьями (их еще называют метеорологическими летописями). «Статьи о погоде», в которых объединены сведения о событиях, происходивших в течение одного года, начинаются словами «Летом таким-то…» («лето» в древнерусском языке означает «год»). В этом отношении летописи, в том числе Повесть временных лет , принципиально отличаются от известных в Древней Руси византийских летописей, из которых русские составители заимствовали многочисленные сведения из всемирной истории…В переводных византийских хрониках события распределялись не по годам, а по правлениям императоров.

Самый ранний из сохранившихся списков Повести временных лет относится к 14 веку. Она получила название Лаврентьевская летопись по имени писца монаха Лаврентия и была составлена ​​в 1377 году. Другой древнейший список Повести временных лет сохранился в составе так называемой Ипатьевской летописи (середина 15 века).

Повесть временных лет — первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первозданном виде.Путем тщательного текстологического анализа Повести временных лет исследователи обнаружили следы более ранних сочинений, вошедших в ее состав. Вероятно, самые старые летописи были созданы в 11 веке. Наибольшее признание получила гипотеза А.А. Шахматова (1864-1920), в которой объясняется возникновение и описывается история русского летописания XI — начала XII вв. Он прибегал к сравнительному методу, сопоставляя сохранившиеся летописи и выясняя их взаимосвязь.По мнению А.А. Шахматов, ок. 1037 г., но не позднее 1044 г. был составлен Древнейший киевский летописный свод , повествующий о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 г. в Киево-Печерском монастыре, вероятно, монах Никон выполнил первый свод Киево-Печерской летописи … В нем новые известия и предания сочетались с текстом Древнейший свод и с заимствованиями из Новгородской летописи середина 11 века В 1093-1095 годах здесь на основе кодекса Никона был составлен второй Киево-Печерский свод ; его также называют Новичок . .. (Название объясняется тем, что первоначально А.А. Шахматов считал именно этот сборник летописей самым ранним.) В нем осуждалась глупость и слабость нынешних князей, противостоявших прежним мудрым и могущественным правителям Руси.

В 1110-1113 гг. завершено первое издание (версия) Повести временных лет — пространный свод летописей, вобравший в себя многочисленные сведения по истории Руси: о войнах русских с Византией, о призыве на Русь за время правления скандинавов Рюрика, Трувора и Синея, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских злодеяниях.Вероятным автором этой летописи является монах Киево-Печерского монастыря Нестор. Это издание не сохранилось в первоначальном виде.

В первом издании Повести временных лет отразились политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 году Святополк умер, и на киевский престол взошел князь Владимир Всеволодович Мономах. Текст Повести временных лет переработан. Так возникли вторая и третья редакции. Повести временных лет ; древнейший список второго издания дошел до нас в составе Лаврентьевской , а наиболее ранний список третьего — в составе Ипатьевской летописи .

Почти все русские летописи представляют собой своды — совокупность нескольких текстов или известий из других источников более раннего времени. Древнерусские летописи 14-16 веков. открыть с текстом Повести временных лет .

Наименование Повести временных лет (точнее Повести временных лет — в древнерусском тексте слово «повесть» употребляется во множественном числе) обычно переводится как Повесть о годах минувших , но есть и другие интерпретации: История, в которой повествование распределено по годам или Повествование в измеренном времени , История последних времен — повествующий о событиях накануне конца света и Страшного суда.

Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о поселении на земле сыновей Ноя — Сима, Хама и Иафета — вместе с их семьями (в византийских хрониках отправной точкой было сотворение мира) . Эта история взята из Библии. Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом, русская история была включена в состав всемирной истории. Задачи Повести временных лет имелись объяснение происхождения русских (восточных славян), происхождение княжеской власти (что для летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и Распространение христианства на Руси.Повествование о русских событиях Повести временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских) племен и двумя легендами. Это рассказ о княжении князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди в Киеве; о призвании враждующими северными русскими племенами трех скандинавов (варягов) Рюрика, Трувора и Синея, чтобы они стали князьями и навели порядок в земле русской. История братьев-варягов имеет точную дату — 862 год.Таким образом, в историософской концепции «Повести временных лет » установлено два источника власти на Руси — местный (Кий и его братья) и иноземный (варяги). Возведение правящих династий к иноземным родам традиционно для средневекового исторического сознания; подобные рассказы встречаются в западноевропейских хрониках. Таким образом, правящей династии придавалось большее благородство и достоинство.

Основные события Повести временных лет — войны (внешние и междоусобные), основание церквей и монастырей, смерть князей и митрополитов — глав Русской Церкви.

Хроники, в том числе Повесть …, — не художественные произведения в строгом смысле этого слова, и не труд ученого-историка. В состав Повести временных лет вошли договоры русских князей Олега Вещего, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича с Византией. Сами летописи, по-видимому, имели значение юридического документа. Некоторые ученые (например, И.Н. Данилевский) считают, что летописи и, в частности, Повесть временных лет , составлены не для людей, а для Страшного суда, на котором Бог решит судьбы людей в конце мира: поэтому летописи перечисляли грехи и заслуги правителей и людей.

Летописец обычно не интерпретирует события, не ищет их отдаленных причин, а просто описывает их. В отношении объяснения происходящего летописцы руководствуются провиденциализмом — все происходящее объясняется волей Божией и рассматривается в свете грядущего конца мира и Страшного суда. Внимание к причинно-следственным связям событий и их прагматическая, а не провиденциальная интерпретация неуместны.

Для летописцев важен принцип аналогии, совпадения событий прошлого и настоящего: настоящее мыслится как «эхо» событий и деяний прошлого, в первую очередь деяний и поступков, описанных в Библии .Летописец представляет убийство Бориса и Глеба Святополком как повторение и возобновление первоубийства, совершенного Каином (легенда Повести временных лет под 1015). Владимира Святославича – крестителя Руси – сравнивали со святым Константином Великим, сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (предание о крещении Руси под 988 г.).

Повести временных лет чуждо единство стиля, это «открытый» жанр. Самый простой элемент в летописном тексте — краткая запись погоды, которая только сообщает о событии, но не описывает его.

Part Tales of Bydone Years легенды также включены. Например — рассказ о происхождении названия города Киев от имени князя Кия; предания о Вещем Олеге, победившем греков и погибшем от укуса змеи, спрятанной в черепе умершего княжеского коня; о княгине Ольге, хитро и жестоко мстящей древлянскому племени за убийство мужа. Летописца неизменно интересуют известия о прошлом Русской земли, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти названия.Об этом рассказывают и предания. В Повести временных лет доля легенд очень велика, так как начальные события, описанные в ней древнерусской истории, отделены от времени первых летописцев многими десятилетиями и даже веками. В более поздних сводах летописей, повествующих о современных событиях, количество легенд невелико, и они также обычно встречаются в части летописи, посвященной далекому прошлому.

Часть Повести временных лет включены также повествования о святых, написанные в особом агиографическом стиле.Это история братьев-князей Бориса и Глеба под 1015 годом, которые, подражая смирению и непротивлению Христа, безропотно приняли смерть от руки своего сводного брата Святополка, и история святых иноков Печерских под 1074.

Значительную часть текста в Повести временных лет занимают повествования о сражениях, написанные в так называемом военном стиле, и княжеские некрологи.

Издания: Литературные памятники Древней Руси.XI — первая половина XII века … М., 1978; Повесть временных лет … 2-е изд., доп. и обр. СПб., 1996, серия «Литературные памятники»; Библиотека литературы Древней Руси , т. 1. XI — начало XII века. СПб., 1997.

.

Андрей Ранчин

Литература:

Сухомлинов М.И. О древнерусской летописи как литературном памятнике … СПб, 1856
Истрин В.М. Заметки о начале русской летописи . .. — Вестник Отделения русского языка и словесности АН, т. 26, 1921; об. 27, 1922
Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение … М. — Л., 1947
Рыбаков Б.А. Древняя Русь: сказания, былины, летописи … М. — Л., 1963
Еремин И.П. «Повесть временных лет»: проблемы историко-литературоведческого изучения ( 1947 г. ). — В кн.: Еремин И.П. Литература Древней Руси: (Исследования и характеристика).М. — Л., 1966
А.Н. Насонов История русской летописи XI — нач. … — В кн.: Истоки русской фантастики . Л., 1970
Алешковский М.Х. Повесть временных лет: Судьба литературного творчества в Древней Руси … М., 1971
Кузьмин А.Г. Начальные этапы древнерусской летописи … М., 1977
Лихачев Д.С. Великое наследие.«Повесть временных лет» (1975). — Лихачев Д.С. Избранные произведения: В 3-х т., Т.1. 2.Л., 1987
Шайкин А.А. «Се повесть временных лет»: От Кия до Мономаха. М., 1989
Данилевский И.Н. Библейская «Повесть временных лет» … — В кн.: Герменевтика древнерусской словесности … М., 1993. Вып. 3.
Данилевский И.Н. Библия и Повесть временных лет ( К проблеме толкования летописных текстов ).– Отечественная история, 1993, № 1
Трубецкой Н.С. Лекции по древнерусской литературе (перевод с немецкого М.А.Журинской). — В кн.: Трубецкой Н.С. Сказка. Культура. Язык. М., 1995
Приселков М.Д. История русского летописания XI-XV веков … (1940). 2-е изд. М., 1996
Ранчин А.М. Статьи о древнерусской литературе … М., 1999
А.А. Гиппиус «Повесть временных лет»: о возможном происхождении и значении имени … — В кн.: Из истории русской культуры , т. 1 (Древняя Русь). М., 2000
А.А. Шахматов один) Исследования о древнейших летописных сводах России (1908 г.). — В кн.: А.А. Шахматов. Исследования о русских летописях. М. — Жуковский, 2001
Живов В. М. Об этническом и религиозном сознании Нестора Летописца (1998). — В кн.: Живов В.М. Исследования в области истории и предыстории русской культуры … М., 2002
А.А. Шахматов История русской летописи , т. 1, с. 1. СПб., 2002
А.А. Шахматов … Книга 1 2) Повесть временных лет (1916). — В кн.: А.А. Шахматов. История русского летописания. Том. 1. Повесть временных лет и Древнейшие русские летописные своды … Кн. 2. Древнерусская летопись XI-XII веков СПб., 2003



До появления повести временных лет на Руси существовали и другие сборники очерков и исторических заметок, которые в основном составлялись монахами.Однако все эти записи носили локальный характер и не могли отразить полноценную сюжетную жизнь России. Идея создания единой летописи принадлежит монаху Нестору, жившему и работавшему в Киево-Печерском монастыре на рубеже XI и XII веков.

Ученые расходятся во мнениях относительно истории этой истории. Согласно основной общепринятой теории, летопись была написана Нестором в Киеве. Первоначальное издание было основано на ранних исторических записях, легендах, народных сказаниях, поучениях и записках монахов.После написания Нестор и другие монахи несколько раз пересматривали летопись, а позже сам автор добавил в нее христианскую идеологию, и это издание уже считалось окончательным. Что касается даты создания летописи, то ученые называют две даты — 1037 и 1110 годы.

Летопись, составленная Нестором, считается первой русской летописью, а ее автор — первым летописцем. К сожалению, старинные издания не сохранились до наших дней, самая ранняя версия, существующая сегодня, относится к 14 веку.

Жанр и идея повести давно минувших лет

Главной целью и идеей создания повести было стремление изложить последовательно всю историю России, начиная с библейских времен, а затем постепенно дополнять летопись, старательно описывая все происходившие события.

Что касается жанра, то современные исследователи считают, что хронику нельзя назвать ни чисто историческим, ни чисто художественным жанром, так как она содержит элементы того и другого. Поскольку «Повесть временных лет» несколько раз переписывалась и дополнялась, жанр ее открыт, на что иногда указывают не согласующиеся друг с другом по стилю части.

Повесть былых лет отличалась тем, что рассказанные в ней события не интерпретировались, а просто максимально бесстрастно пересказывались. Задача летописца — передать все происходившее, а не делать выводы. Однако следует понимать, что летопись создавалась с точки зрения христианской идеологии, а потому имеет соответствующий характер.

Помимо исторического значения, летопись была еще и юридическим документом, так как содержала некоторые своды законов и наставления великих князей (например, учение Владимира Мономаха )

Повесть можно условно разделить на три части.

В самом начале рассказывается о библейских временах (русские считались потомками Иафета), о происхождении славян, о призвании варягов на княжение, об образовании династии Рюриковичей, о г. Русь и становление гос.

Основную часть составляют описания жизни князей (Олег, Владимир, Ольга , Ярослав Мудрый и др. ), описания житий святых, а также рассказы о завоеваниях и великих русских герои (Никита Кожемяка и др.).

Заключительная часть посвящена описанию многочисленных походов, войн и сражений. Он также содержит княжеские некрологи.

Смысл Повести временных лет

Повесть временных лет стала первым письменным документом, в котором систематически изложена история России, ее становления как государства. Именно эта летопись позже легла в основу всех исторических документов и легенд, именно из нее черпали и черпают свои знания современные историки.Кроме того, летопись, имея открытый жанр, стала еще и литературно-культурным памятником русской письменности.

жанров в древнерусской литературе. Урок

В этой статье мы рассмотрим особенности древнерусской литературы… Литература Древней Руси была прежде всего церковной … Ведь книжная культура на Руси появилась с принятием христианства. Монастыри становятся центрами письменности, а первые литературные памятники представляют собой в основном произведения религиозного характера. Так, одним из первых оригинальных (то есть не переведенных, а написанных русским автором) произведений было «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона. Автор доказывает преимущество Благодати (с ней связан образ Иисуса Христа) над Законом, который, по мнению проповедника, консервативен и национально ограничен.

Литература создана не для развлечения, а для обучения … Учитывая особенности древнерусской литературы, следует отметить ее назидательность.Она учит любить Бога и свою русскую землю; она создает образы идеальных людей: святых, принцев, верных жен.

Отметим одну, казалось бы, незначительную особенность древнерусской литературы: она была рукописной … Книги создавались в единственном экземпляре и лишь потом переписывались от руки, когда нужно было сделать копию или исходный текст пришел в негодность временами. Это придавало книге особую ценность, вызывало уважение к ней. Кроме того, для древнерусского чтеца все книги были производными от главной — Священного Писания.

Так как литература Древней Руси была в основном религиозной, то в книге видели кладезь мудрости, учебник праведной жизни. Древнерусская литература не художественная литература в современном понимании этого слова. Она всячески избегает вымысла и строго следует фактам. Автор не проявляет своей индивидуальности, прячется за повествовательной формой. Он не стремится к оригинальности, для древнерусского писателя важнее оставаться в рамках традиции, не нарушать ее.Поэтому все жития похожи одно на другое, все биографии князей или военные рассказы составлены по общему плану, с соблюдением «правил». Когда «Повесть временных лет» рассказывает нам о гибели Олега от коня, эта красивая поэтическая легенда звучит как исторический документ, автор действительно верит, что все так и было.

Герой древнерусской литературы не обладает ни личностью, ни характером в нашем представлении сегодня. Судьба человека в руках Бога.И в то же время его душа является ареной борьбы добра и зла. Первая восторжествует лишь тогда, когда человек будет жить по данным раз и навсегда нравственным правилам.

Конечно, в русских средневековых произведениях мы не найдем ни отдельных характеров, ни психологизма — не потому, что древнерусские писатели этого не умели. Точно так же и иконописцы создавали плоские, а не объемные изображения не потому, что не могли написать «лучше», а потому, что перед ними стояли другие художественные задачи: лик Христа не может быть похож на обычное человеческое лицо.Икона есть знак святости, а не образ святого.

Литература Древней Руси придерживается тех же эстетических принципов: она создает лица, а не лица , дает читателю образец хорошего поведения , а не изображает характер человека. Владимир Мономах ведет себя как князь, Сергий Радонежский — как святой. Идеализация — один из ключевых принципов древнерусского искусства.

Древнерусская литература всячески избегает приземленности : она не описывает, а повествует. Причем автор не повествует от своего имени, он только передает то, что написано в священных книгах, то, что он читал, слышал или видел. В этой истории не может быть ничего личного: ни проявления чувств, ни индивидуальной манеры. («Слово о полку Игореве» в этом смысле одно из немногих исключений.) Поэтому во многих произведениях русского средневековья анонимных авторы не ожидают такой нескромности — ставить свое имя. А древний читатель и представить себе не может, что слово не от Бога.А если устами автора говорит Бог, то зачем ему имя, биография? Поэтому доступная нам информация о древних авторах так скудна.

В то же время в древнерусской литературе особый, национальный идеал красоты запечатлен древними книжниками. Прежде всего, это красота духовная, красота христианской души. В русской средневековой литературе, в отличие от западноевропейской той же эпохи, гораздо меньше представлен рыцарский идеал красоты — красота оружия, доспехов, победоносного боя.Русский витязь (князь) воюет ради мира, а не ради славы. Война ради славы и наживы осуждается, и это ясно видно в «Слове о полку Игореве». Мир оценивается как безусловное благо. Древнерусский идеал красоты предполагает широкое пространство, необъятную, «украшенную» землю, и украшают ее храмы, ибо они создавались именно для возвышения духа, а не для практических целей.

Мироощущение древнерусской литературы также связано с темой красоты. к устному и поэтическому творчеству, фольклору. С одной стороны, фольклор имел языческое происхождение, поэтому не вписывался в рамки нового, христианского мировоззрения. С другой стороны, он не мог не проникнуться литературой. Ведь письменный язык на Руси с самого начала был русским, а не латинским, как в Западной Европе, и непроходимой границы между книжным и устным словом не было. Народные представления о красоте и добре также в целом совпадали с христианскими, христианство почти беспрепятственно проникало в фольклор.Поэтому героический эпос (эпос), начавший формироваться в языческую эпоху, представляет своих героев и как воинов-патриотов, и как защитников христианской веры, окруженных «погаными» язычниками. Так же легко, иногда почти бессознательно, используются древнерусскими писателями фольклорные образы и сюжеты.

Религиозная литература России быстро переросла узкие церковные рамки и стала литературой подлинно духовной, создавшей целую систему жанров. Таким образом, «Слово о Законе и Благодати» относится к жанру торжественных проповедей, произносимых в церкви, однако Иларион не только доказывает Благодать христианства, но и прославляет землю Русскую, сочетая религиозный пафос с патриотическим.

Жанр жизни

Важнейшим для древнерусской литературы был жанр жития, жизнеописания святого. При этом преследовалась задача, рассказывая о земной жизни канонизированного церковью святого, создать образ идеального человека в назидание всем людям.

Жития святых мучеников Бориса и Глеба «Князь Глеб обращается к своим убийцам с просьбой пощадить его: «Не срезайте колос еще не созревший, наполненный молоком добродушия! виноградная лоза, не вполне взрослая, но плодоносящая!» Покинутый своей дружиной, Борис в своей палатке «плачет сокрушенным сердцем, но радуется душою»: смерть страшна для него и в то же время он сознает, что он повторяет судьбу многих святых, принявших мученическую смерть за свою веру.

V « Жития Сергия Радонежского » говорится, что будущий святой в отрочестве имел трудности в постижении грамоты, отставая от сверстников в обучении, что доставляло ему много страданий; когда Сергий удалился в пустыню, к нему стал наведываться медведь, с которым отшельник делился своей скудной пищей, последний кусок хлеба отдавал зверю.

В традициях жившего в XVI веке « Сказка о Петре и Февронии Муромских », но она уже резко расходилась с канонами (нормами, требованиями) жанра и поэтому не вошла в сборник из жизни «Великого Чети-Мена» вместе с другими биографиями.Петр и Феврония – реальные исторические личности, княжавшие в Муроме в 13 веке, русские святые. У автора XVI века была не жизнь, а занимательный рассказ, построенный на сказочных мотивах, прославляющий любовь и верность героев, а не только их христианские подвиги.

А « Жизнь протоиерея Аввакума », написанная им в XVII веке, превратилась в яркое автобиографическое произведение, наполненное достоверными событиями и реальными людьми, яркими подробностями, чувствами и переживаниями героя-рассказчика, за которыми стоит яркое характер одного из духовных лидеров старообрядчества.

Жанр обучения

Поскольку религиозная литература предназначалась для воспитания истинного христианина, преподавание стало одним из жанров. Хотя это церковный жанр, близкий к проповеди, он применялся и в светской (светской) литературе, поскольку представления людей того времени о правильной, праведной жизни не отличались от церковных. Вы знаете « Поучение Владимира Мономаха «, написанное им около 1117 года «сидя на санях» (незадолго до смерти) и адресованное детям.

Перед нами предстает идеальный древнерусский князь. Он заботится о благополучии государства и каждого своего подданного, руководствуясь христианской моралью. Еще одна забота князя касается церкви. Вся земная жизнь должна рассматриваться как работа по спасению души. Это и дело милосердия и доброты, и воинский труд, и умственный. Трудолюбие – главная добродетель в жизни Мономаха. Он совершил восемьдесят три крупных похода, подписал двадцать мирных договоров, изучил пять языков и делал то, что делали его слуги и дружинники.

Хроника

Значительную, если не самую большую, часть древнерусской литературы составляют произведения исторических жанров, вошедшие в летописи. Первая русская летопись — «Повесть временных лет » создана в начале XII века. Его значение чрезвычайно велико: это было доказательство права России на государственную независимость, самостоятельность. Но если недавние события летописцы могли фиксировать «по былинам этого времени», достоверно, то события дохристианской истории приходилось реконструировать по устным источникам: преданиям, преданиям, поговоркам, географическим названиям.Поэтому составители летописи обращаются к фольклору. Таковы легенды о гибели Олега, о мести Ольги древлянам, о белгородском киселе и т. д.

Уже в «Повести временных лет» проявились две важнейшие черты древнерусской литературы: патриотизм и связь с фольклором. В «Слове о полку Игореве» тесно переплелись книжно-христианская и фольклорно-языковая традиции.

Элементы фантастики и сатиры

Конечно, древнерусская литература не была неизменной на протяжении семи веков. Мы видели, что со временем она становилась более светской, усиливались элементы беллетристики, все чаще в литературу, особенно в XVI-XVII вв., проникали сатирические мотивы. Таковы, например, « Повесть о горе-зле» , показывающая, до каких бед может довести человека непослушание, стремление «жить, как ему вздумается», а не так, как учили старшие, и « Повесть о Ерш Ершович », высмеивающий так называемый «провинциальный суд» в традициях народных сказок.

Но в целом о литературе Древней Руси можно говорить как о едином явлении, с его сквозными идеями и мотивами, прошедшими через 700 лет, со своими общими эстетическими принципами, с устойчивой системой жанров .

В Древней Руси церковь играла важную роль в литературном процессе. Наряду со светской широко развивалась и церковная литература. Средневековая литература в России существовала только в рамках рукописной традиции. Даже появление печатного станка мало изменило ситуацию до середины 18 века. Материалом для письма служил пергамент, специально изготовленная телячья кожа. Бумага окончательно вытесняет пергамент только в XV-XVI веках.Писали тушью и киноварью и до 19 века. использовали гусиные перья. Дороговизна материала обусловлена ​​экономией письма: текст подавался в одну строку без слогового раздела, слова которого часто сокращались под так называемыми заглавиями. Почерк XI-XIII ст. в науке он называется уставом из-за ясного, торжественного характера. Тип древнерусской книги представляет собой объемную рукопись, составленную из тетрадей, сшитых в деревянное плетение, обтянутых тисненой кожей.Уже в XI в. В России появляются роскошные книги с киноварными буквами и художественными миниатюрами. Их плетение переплетали золотом или серебром, украшали жемчугом, драгоценными камнями (Остромирово Евангелие (XI век) и Мстиславово Евангелие (XII век) 1 .

В основе литературного языка лежит живой разговорный язык Древней Руси, точнее — ее региональные диалекты, южный и северный (Днепровский и Великий Новгород). При этом в процессе его формирования важную роль сыграл близкий ему язык — старославянский, церковнославянский. Именно на него во второй половине IX века были переведены моравские братья Кирилл и Мефодий. книги Священного Писания. На его основе в России развивалась церковная письменность, совершались богослужения. Являясь одним из диалектов древнеболгарского языка, церковнославянский имел большой набор отвлеченных понятий, настолько прочно закрепившихся в древнерусском языке, что стали его неотъемлемым достоянием: пространство, вечность, разум, истина.

Вся древнерусская литература делится на две части: переводную и оригинальную.Перевод рассматривался как часть собственной национальной литературы. Церковный характер древнерусской литературы определил выбор переводных произведений, существовавших в рукописной традиции и подход авторов, который прослеживался даже в описании истории, в бытовых рассказах и в других, казалось бы, светских сюжетах. Начальный этап переводной древнеславянской письменности определялся наряду со Священным Писанием достижениями раннехристианских родителей церкви IV-VI веков: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Ниского, Кирилла Иерусалимского.

Были переведены и достижения массовой литературы — Летопись Иоанна Малали, «Христианская топография» Косми Индикоплова, апокрифы, патерикон. Самой популярной была Псалтырь.

Первые оригинальные произведения восточнославянских авторов относятся к концу XI — началу XII века. Среди них такие выдающиеся памятники, как «Повесть временных лет», «Сказание о Борисе и Глебе», «Житие Феодосия Печерского», «Слово о законе и благодати».

Жанровая разновидность древнерусской литературы XI-XII веков. мал.: летопись, житие и слово.

В литературоведении жанром принято называть вид достижения, который развивается постепенно и развивается во времени. В связи с тем, что средневековые достижения, как правило, преследовали утилитарные целые, к формальным содержательным признакам всегда добавляются функциональные, которые становятся для них главными. Распределение достижений древнерусской литературы по жанрам весьма условно.Это связано с тем, что сами восточнославянские книжники не имели единых представлений о жанровых категориях. Таким образом, писатели употребляли самый общий термин «слово» для обозначения как торжественного языка митрополита Илариона, так и военной сказки.

Среди жанров древнерусской литературы центральное место занимают летопись, , которая развивалась на протяжении восьми столетий (XI-XVIII вв.). Ни в одной другой европейской традиции не было столько летописей, как в древнерусской.В основном, хотя и не всегда, летописи на Руси велись монахами, прошедшими специальную подготовку. Летописи составлялись от имени князя, игумена или епископа, иногда по личной инициативе. Если хроника велась по прямому указанию, то она носила более или менее официальный характер, отражая политическую позицию, симпатии и антипатии заказчика. Но не следует преувеличивать официоз древнерусской летописи, как это иногда делает историческая наука.В действительности же летописцы проявляли самостоятельность мысли, обескураживая точку зрения широких масс на то или иное событие, часто критиковали действия князей, показывая «все хорошее и дурное» и «не украшая писателя».

Древнейшая летопись называется «Повесть временных лет» (1068 г.). В оригинале она имеет более длинное название: «Сия повесть о временах, откуда пошла русская земля, кто стал княжить в Киеве в первый раз, и откуда русская земля существует непрестанно.Эта летопись дошла до нас в рукописных списках не старше XIV века. Из них наиболее примечательны два: сборники 1377 года, условно называемые Лаврентьевской летописью по имени писца-монаха Лаврентия, переписавшего ее для суздальского великого князя Дмитрия Константиновича, и собрание начала XV века, получившее название Ипатьевская летопись по месту хранения — Ипатьевскому монастырю в Костроме

Основное расхождение между обоими списками «Повести» — в ее концовке.Лаврентьевская летопись заканчивается коротким на полуслове рассказом о чудесном явлении огненного столпа 11 февраля 1110 года над Киево-Печерским монастырем. В Ипатьевском списке эта история завершена и следует еще несколько легенд о 1111, 1112 и 1113 годах. Авторство «Повести» приписывается иноку Киево-Печерской Лавры Нестору, создавшему ее около 1113 года.

Основная идея достижения глубоко патриотична – единство Русской земли.Княжеские междоусобицы и кровавые междоусобицы, начавшиеся тогда в Древнерусской земле, осуждаются летописцем. Таким образом, Киев стал местом зарождения первой общерусской летописи, повествующей об истории Русской земли в целом.

Другим распространенным жанром древнерусской литературы является « житие» — буквально соответствует греческому «жизнь». В нем представлены жизнеописания известных архиереев, патриархов, монахов — основателей монастырей, реже жизнеописания светских лиц, но только тех, кого церковь считала святыми.Отсюда жизнь в науке часто также называют термином «агиография» (писание о святых). Составление житий требовало соблюдения правил и стиля изложения. К ним относился неторопливый рассказ от третьего лица, композиционное соблюдение трех частей: вступления, самой жизни и заключения. Главный герой изображался неоспоримо святым, а плохой парень был введен для контраста и играл на заднем плане. Согласно пересказу, летописцу Нестору принадлежит авторство всех дошедших до нас первых трех житий — двух житий первых христианских мучеников князей-братьев Бориса и Глеба и жития игумена Феодосия — основателя Киевская Лавра.

Языки, которые издавна назывались учениями и словами, относятся к жанру красноречия , «золотой век» развития которого в России приходится на XII век, но уже на XIII век. оно приходит в упадок и совершенно исчезает из литературной жизни в XIV веке.

Ярким образцом этого жанра является «Поучение Владимира Мономаха», дошедшее до нас в Лаврентьевском списке «Повести временных лет» в 1096 году. В начале «Поучения» один из выдающихся князей в свое время Владимир Мономах дает своим сыновьям ряд нравственных наставлений в учении, записывая для них цитаты из Священного Писания.Однако очень скоро эта нравоучительная тема, данная церковной традицией, перерастает в политическое завещание, в урок сыновьям, как царствовать, руководить государством. В конце «Наставления» есть автобиография князя.

Торжественное красноречие – область творчества, требовавшая не только глубины идейного замысла, но и большого литературного мастерства. Древнейшим памятником этого жанра, дошедшим до нас, является «Слово о законе и благодати», авторство которого приписывается первому киевскому митрополиту Илариону и датируется между 1037 и 1050 годами.

Жанр — исторически сложившийся вид литературного произведения, реферативный образец, на основе которого строились тексты конкретных литературных произведений… Система жанров литературы Древней Руси существенно отличалась от современной. Древнерусская литература развивалась во многом под влиянием византийской литературы и заимствовала у нее систему жанров, перерабатывая их по национальному признаку: специфика жанров древнерусской литературы заключается в их связи с традиционным русским народным творчеством…Жанры древнерусской литературы принято делить на основные и объединяющие.

Основные жанры

Эти жанры называются первичными, потому что они служили строительными блоками для объединения жанров. Основные жанры:

  • Жизнь
  • Слово
  • Обучение
  • История

Основные жанры также включают запись погоды, хронику, летописную легенду и церковную легенду.

Жанр жития заимствован из Византии.Это самый распространенный и любимый жанр древнерусской литературы. Жизнь была непременным атрибутом, когда человека канонизировали, т.е. канонизировали. Жизнь создавали люди, которые непосредственно общались с человеком или могли достоверно свидетельствовать о его жизни. Жизнь всегда создавалась после смерти человека. Она выполняла огромную воспитательную функцию, потому что жизнь святого воспринималась как пример праведной жизни, которой необходимо подражать. Кроме того, живое лишало человека страха смерти, проповедуя идею бессмертия.человеческая душа… Жизнь строилась по определенным канонам, от которых не отходили до 15-16 веков.

Каноны жизни

  • Благочестивое происхождение героя жизни, чьи родители должны были быть праведниками. Родители святого часто просили Бога.
  • Святой родился святым и не стал им.
  • Святитель отличался подвижническим образом жизни, проводил время в уединении и молитве.
  • Обязательным атрибутом жития было описание чудес, происходивших при жизни святого и после его смерти.
  • Святой не боялся смерти.
  • Житие закончилось прославлением святого.

Одним из первых произведений агиографического жанра в древнерусской литературе было житие святых князей Бориса и Глеба.

Древнерусское красноречие

Этот жанр был заимствован древнерусской литературой из Византии, где красноречие было формой ораторского искусства. В древнерусской литературе красноречие появилось в трех разновидностях:

  • Дидактическая (поучительная)
  • Политическая
  • Торжественная

Обучение

Урок — род жанра древнерусского красноречия.Поучение – это жанр, в котором древнерусские летописцы пытались представить модель поведения для любого древнерусского человека: и для князя, и для простолюдина. Самый яркий образец этого жанра входит в «Повесть временных лет» «Учение Владимира Мономаха». В «Повести временных лет» «Учение Владимира Мономаха» датировано 1096 годом. В это время усобицы между князьями в битве за престол достигли своего апогея. В своем учении Владимир Мономах дает советы, как устроить свою жизнь.Он говорит, что нет нужды искать спасения души в уединении. Служить Богу необходимо, помогая нуждающимся. Отправляясь на войну, следует молиться – Бог обязательно поможет. Эти слова Мономах подтверждает примером из своей жизни: он участвовал во многих битвах — и Бог хранил его. Мономах говорит, что надо смотреть на то, как устроен мир природы, и пытаться устроить общественные отношения по образцу гармоничного мироустройства. Учение Владимира Мономаха обращено к потомкам.

Слово — это род жанра древнерусского красноречия. Примером политического разнообразия древнерусского красноречия является «Слово о полку Игореве». Это произведение вызывает много споров по поводу его подлинности. Это потому, что первоначальный текст «Слова о полку Игореве» не сохранился. Он был уничтожен пожаром в 1812 году. Сохранились только копии. С тех пор стало модным опровергать его подлинность. Слово повествует о военном походе князя Игоря на половцев, состоявшемся в истории в 1185 году.Исследователи предполагают, что автор «Слова о полку Игореве» был одним из участников описываемого похода. Споры о подлинности этого произведения велись, в частности, потому, что оно выбивается из системы жанров древнерусской литературы используемой в нем необычностью. художественные средства и приемы. Здесь нарушается традиционный хронологический принцип повествования: автор переносится в прошлое, затем возвращается в настоящее (это было не характерно для древнерусской литературы), автор делает лирические отступления, вставляются эпизоды (сон Святослава, крик Ярославны ).В слове много элементов традиционного устного народного творчества, символов. Явно чувствуется влияние сказки, былины. Политическая подоплека произведения очевидна: в борьбе с общим врагом русские князья должны быть едины, разобщенность ведет к гибели и поражению.

Еще одним образцом политического красноречия является «Слово о гибели земли русской», созданное сразу же после прихода на Русь монголо-татар. Автор воспевает светлое прошлое и скорбит о настоящем.

Образцом торжественного разнообразия древнерусского красноречия является «Слово закона и благодати» митрополита Илариона, созданное в первой трети XI века. Слово было написано митрополитом Иларионом по случаю завершения строительства военных укреплений в Киеве. Слово несет в себе идею политической и военной независимости Руси от Византии. Под «Законом» Иларион понимает Ветхий Завет, который был дан евреям, но не устраивает русский и другие народы.Поэтому Бог дал Новый Завет, который называется «Благодать». В Византии почитается император Константин, способствовавший распространению и утверждению там христианства. Иларион говорит, что князь Владимир Красно Солнышко, крестивший Русь, ничем не хуже византийского императора и тоже должен почитаться русским народом. Дело князя Владимира продолжает Ярослав Мудрый. Основная мысль «Слова Закона и Благодати» состоит в том, что Россия ничем не хуже Византии.

Повесть представляет собой эпический текст, повествующий о князьях, о военных подвигах, о княжеских злодеяниях. Примерами военных рассказов являются «Повесть о битве на реке Калке», «Повесть о разорении Рязани ханом Батыем», «Повесть о жизни Александра Невского».

Объединение жанров

В состав объединяющих жанров были включены первичные жанры, такие как летопись, хронограф, чет-менея, патерик.

Хроника – это рассказ об исторических событиях.Это древнейший жанр древнерусской литературы. В Древней Руси летопись играла очень важную роль, так как не только сообщала об исторических событиях прошлого, но и являлась политико-правовым документом, свидетельствовавшим о том, как действовать в тех или иных ситуациях. Древнейшей летописью является «Повесть временных лет», дошедшая до нас в списках Лаврентьевской летописи XIV века и Ипатьевской летописи XV века. Летопись повествует о происхождении русских, генеалогии киевских князей и возникновении древнерусского государства.

Хронограф — это тексты, содержащие описание времени 15-16 веков.

Четя-Минея (дословно «чтение по месяцам») — собрание произведений о святых.

Патерик — описание жития святых отцов.

Отдельно следует сказать о жанре апокрифа. Апокрифы — дословно переводится с древнегреческого языка как «сокровенное, тайное». Это произведения религиозно-легендарного характера.Особое распространение апокрифы получили в 13-14 веках, но церковь этого жанра не признавала и не признает по сей день.

Литература петровского времени

Начало XVIII века было бурным для России. Создание собственного флота, войны за выход к морским путям, развитие промышленности, расцвет торговли, строительство новых городов — все это не могло не сказаться на росте национального самосознания. Люди петровского времени чувствовали свою причастность к историческим событиям, величие которых они чувствовали в своих судьбах.Боярская Русь ушла в прошлое.

Время необходимых дел. Каждый был обязан трудиться на благо общества и государства, подражая неутомимому «труженику на троне». Каждое явление оценивалось прежде всего с точки зрения его полезности. Литература же могла быть полезна, если бы она прославляла успехи России и разъясняла государеву волю. Поэтому главные качества литературы этой эпохи – злободневность, жизнеутверждающий пафос и установка на общедоступность.Так в 1706 году появились так называемые «школьные драмы», пьесы, написанные преподавателями духовных учебных заведений.

Школьная драма могла быть наполнена политическим содержанием. В пьесе, написанной в 1710 году по случаю победы под Полтавой, библейский царь Давид прямо уподобляется Петру Великому: как Давид победил великана Голиафа, так и Петр победил шведского короля Карла XII.

Многочисленное духовенство относилось к реформам враждебно. Петр не раз безуспешно пытался склонить на свою сторону руководителей Церкви.Он искал верных людей, обладающих даром слова и убеждения, и послушно следовал его линии среди духовенства.

Таким человеком стал Феофан Прокопович, церковный деятель и писатель. Проповеди Феофана — это всегда политические речи, талантливое изложение официальной точки зрения. Их печатали в государственных типографиях и отправляли в церкви. Великие публицистические произведения Феофана — «Духовные уставы» (1721) и «Правда государевой воли» (1722) — написаны от имени Петра.Они посвящены оправданию неограниченной власти монарха над жизнями своих подданных.

Поэтическое творчество Прокоповича многообразно. Он сочиняет духовные стихи, элегии, эпиграммы. Его «Победная песнь на славную Полтавскую победу» (1709 г.) положила начало многочисленным одам XVIII века победе русского оружия.

Феофан был не только практиком, но и теоретиком литературы. Он составил курсы «Поэтика» и «Риторика» (1706-1707) на латыни.В этих произведениях он защищал литературу как искусство, подчиненное строгим правилам, приносящее «удовольствие и пользу». В поэзии он требовал ясности и осуждал «мрак» ученой поэзии XVII века. В «Риторике» он, вслед за европейскими авторами, предложил различать три стиля: «высокий», «средний» и «низкий», относя каждый из них к определенным жанрам. Трактаты Прокоповича не были своевременно опубликованы, но стали известны теоретикам русского классицизма — Ломоносов изучал их в рукописи.

Эпоха классицизма

Литература петровского времени во многом напоминала литературу прошлого века. Новые идеи говорили на старом языке — в церковных проповедях, школьных драмах, рукописных рассказах. Только в 30-х и 40-х годах русская литература открыла совершенно новую страницу — классицизм. Однако, как и литература петровского времени, творчество писателей-классиков (Кантемир, Сумароков и др.) тесно связано с текущей политической жизнью страны.

В русской литературе классицизм появился позже, чем в западноевропейской. Он был тесно связан с идеями европейского просвещения, такими как: установление твердых и справедливых законов, обязательных для всех, просвещение и образование нации, стремление проникнуть в тайны мироздания, установление равенства людей всех классы, признание ценности человеческой личности независимо от положения в обществе.

Русскому классицизму свойственна также система жанров, обращение к человеческому разуму, условность художественных образов… Важно было признать решающую роль просвещенного монарха. Идеалом такого монарха для русского классицизма был Петр Великий.

После смерти Петра Великого в 1725 году возникла реальная возможность свернуть реформы и вернуться к старому быту и государственному устройству. Под угрозой оказалось все, что составляло будущее России: наука, образование, долг гражданина. Вот почему сатира особенно характерна для русского классицизма.

Наиболее видным из первых деятелей новой литературной эпохи, писавших в этом жанре, был князь Антиох Дмитриевич Кантемир (1708-1744).Его отец, влиятельный молдавский аристократ, был известным писателем и историком. Сам князь Антиох, хотя в своей писательской скромности и называл свой ум «незрелым плодом недолговечной науки», на самом деле был человеком высочайшего по европейским меркам образования. Он прекрасно знал латинскую, французскую и итальянскую поэзию. В России его друзьями были архиепископ Феофан Прокопович и историк В.Н. Татищев. Последние двенадцать лет своей жизни Кантемир был посыльным в Лондоне и Париже.

С ранних лет Антиох хотел видеть вокруг себя знатное общество образованным, свободным от предрассудков. Он считал предрассудком следовать древним нормам и обычаям.

Кантемир более известен как автор девяти сатиров. В них обличаются разные пороки, но главные враги поэта — святой человек и бездельник — франт. Они отображены в строках первой сатиры «О богохульном учении». Во второй сатире «На зависть и гордость злонравным дворянам» представлен никчемный бездельник Евгений.Он проматывает состояние своих предков, надевая камзол стоимостью в целую деревню, и в то же время завидует успехам простых людей, добившихся высоких чинов своими заслугами перед царем.

Идея естественного равенства людей — одна из самых смелых идей литературы того времени. Кантемир считал, что нужно воспитывать дворянство, чтобы не дать дворянину опуститься до состояния непросвещенного крестьянина:

«Бесполезно называть тебя даже сыном короля,

Если ты не отличаешься от подлого подлым нравом. »

Кантемир посвятил одного из своих сатиров именно образованию:

«Главное в воспитании

Чтоб сердце, изгнав страсти, младенца созрело

Подтвердите хорошим тоном, чтобы через это было полезно

Ваш сын был за отечество, между людьми он был добр и всегда желанен. »

Кантемир писал и в других жанрах. Среди его произведений «высокие» (оды, поэмы), «средние» (сатиры, стихотворные письма и песни) и «низкие» (басни).Он пытался найти в языке средства, чтобы писать по-разному в разных жанрах… Но и этих средств ему все равно не хватало. Новый русский литературный язык не установлен. Чем «высокий» слог отличается от «низкого», было не совсем понятно. Собственный стиль Кантемира красочен. Он пишет длинными фразами, построенными по латинскому образцу, с резкими синтаксическими переносами, нет заботы о том, чтобы границы предложений совпадали с границей стиха. Очень тяжело читать его произведения.

Следующим выдающимся представителем русского классицизма, имя которого известно всем без исключения, является М. В. Ломоносова (1711-1765). Ломоносов, в отличие от Кантемира, редко смеется над врагами просвещения. В его торжественных одах преобладало «утверждающее» начало. Поэт прославляет успехи России на поле брани, в мирной торговле, в науках и искусстве.

«Наша литература начинается с Ломоносова… он был ее отцом, ее Петром Великим». Вот как В.Г. Белинский.

М.В. был рожден. Ломоносова близ города Холмогоры, на берегу Северной Двины, в семье зажиточного, но неграмотного крестьянина, занимавшегося мореплаванием. Мальчик почувствовал такую ​​тягу к учебе, что в 12 лет пешком отправился из родного села в Москву. Поэт Н. Некрасов рассказал нам, «как архангельский человек по своей и божьей воле сделался разумным и великим».

В Москве Михаил поступил в Славяно-греко-латинскую академию и, несмотря на то, что жил в крайней нужде, блестяще ее окончил.В числе лучших выпускников Академии Ломоносов был отправлен на учебу в Петербург, а затем, в 1736 г., в Германию. Там Ломоносов прошел курс всех наук, как математических, так и словесных. В 1741 году Михаил Васильевич вернулся в Россию, где до конца жизни служил в Академии наук. Ему покровительствовал граф И.И. Шувалов, возлюбленный императрицы Елизаветы Петровны. Поэтому и сам Ломоносов был в милосердии, что позволило по-настоящему раскрыться его талантам. Ему принадлежат многие научные работы… В 1755 г. по его предложению и плану был открыт Московский университет. В служебные обязанности Ломоносова входило также сочинение стихов к придворным праздникам, и большинство его од было написано по таким случаям.

«Архангельский человек», первый из деятелей русской культуры, завоевавший мировую известность, один из выдающихся педагогов и просвещеннейший человек своего времени, один из величайших ученых XVIII века, замечательный поэт Ломоносов стал реформатор русского стихосложения.

В 1757 году ученый написал предисловие к собранию сочинений «О пользе церковных книг на русском языке», в котором изложил известное учение о «трех успокоениях». В ней Ломоносов выдвигал национальный язык как основу литературного языка. В русском языке, по Ломоносову, стилистически слова можно разделить на несколько родов. К первым он относил лексику церковнославянского и русского языков, ко вторым — знакомые по книгам и понятные церковнославянские слова, но редкие в разговорном языке, к третьим — слова живой речи, которых нет в церковных книгах.Отдельную группу составляли простые люди, которых можно было использовать в работах лишь ограниченно. Ломоносов почти полностью исключает из литературной письменной речи устаревшие церковнославянские слова, вульгаризмы и варваризмы, неуместно заимствованные из иностранных языков.

В зависимости от количественного смешения слов трех родов создается тот или иной стиль. Так сложились «три тишины» русской поэзии: «высокая» — церковнославянские слова и русская,

«средние» (средние) — русские слова с небольшой примесью церковнославянских слов, «низкие» — русские слова разговорной речи с добавлением общеупотребительных слов и небольшого количества церковнославянских.

Каждый стиль имеет свои жанры: «высокий» — героические поэмы, оды, трагедии, «средний» — драмы, сатиры, письма дружбы, элегии, «низший» — комедии, эпиграммы, песни, басни. Такое четкое разграничение, теоретически очень простое, на практике привело к обособлению высоких жанров.

Сам Ломоносов писал преимущественно в «высоких» жанрах.

Так, «Ода на день восшествия не на престол императрицы Елизаветы Петровны 1747 г.» написана «в высоком спокойствии» и прославляет дочь Петра Великого.Отдавая должное добродетелям императрицы, ее «кроткому голосу», «доброму и прекрасному лицу», стремлению «расширять науки», поэт говорит о ее отце, которого он называет «человеком, от века не слышанным». » Петр – идеал просвещенного монарха, отдающего все силы своему народу и государству. Ода Ломоносова дает образ России с ее бескрайними просторами, огромными богатствами. Так возникает тема Родины и служения ей — ведущая в творчестве Ломоносова.С этой темой тесно связана тема науки, познания природы. Заканчивается она гимном науке, призывом к юношам дерзать во славу земли русской. Таким образом, в «Оде 1747 года» нашли выражение просветительские идеалы поэта.

«Науки юношества питают,

Радость старым подается

V украшение для счастливой жизни,

При несчастном случае они позаботятся;

Радость от домашних трудностей

И в дальних странствиях не помеха.

Наука используется везде

Среди народов и в пустыне,

В городском шуме и одиночестве

Они сладки в мире и в труде. »

Вера в человеческий разум, стремление познать «тайны многих миров», достучаться до сути явлений через «знак мелочи» — вот темы стихотворений «Вечернее размышление», «Два астронома случились вместе на праздник…».

Чтобы принести пользу стране, нужен не только трудолюбие, но и образование, считает Ломоносов.Он пишет о «красоте и важности учения», которое делает человека творцом. «Используй свой ум», — призывает он в стихотворении «Послушай, пожалуйста». ..

При Екатерине II русский абсолютизм достиг небывалого могущества. Дворянство получило неслыханные привилегии, Россия стала одной из первых мировых держав. Ужесточение крепостного права стало основной причиной крестьянской войны 1773-1775 гг., под руководством Е.И. Пугачева

В отличие от европейского классицизма, русский классицизм более тесно связан с народными традициями и устным народным творчеством.Он часто использует материал из русской истории, а не античности.

Гавриил Романович Державин был последним среди крупнейших представителей русского классицизма. Он родился 3 июля 1743 года в семье мелкого казанского дворянина. Все состояние рода Державиных состояло из дюжины крепостных душ. Бедность помешала будущему поэту получить образование. Лишь в шестнадцать лет он смог поступить в казанскую гимназию, да и то проучился там недолго. В 1762 году Гавриил Державин был призван на военную службу.Сказалась и здесь бедность: в отличие от большинства знатных неучей, он был вынужден начать службу рядовым и лишь через десять лет получил офицерский чин. В те годы он уже был поэтом. Не странное ли это сочетание: обычная царская армия и поэт? Но пребывание в солдатской, а не в офицерской среде позволило Державину проникнуться, что называется, духом русского народа. Он пользовался огромным уважением у солдат, задушевные беседы с выходцами из русских крестьян научили его воспринимать народную нужду и горе как государственную проблему.Слава пришла к Державину лишь в сорокалетнем возрасте, в 1783 году, когда Екатерина II прочитала его «Оду мудрой киргиз-кайсацкой царевне Фелице». Незадолго до этого Екатерина в нравоучительном рассказе представилась под именем княгини Фелицы. Поэт обращается к княжне Фелице, а не к императрице:

Просто так никого не обидишь,

Ты никого не обижаешь

Сквозь пальцы видно дурачество

Только один не может терпеть зла;

Вы управляете своими проступками по снисходительности,

Ты не давишь людей, как овца-волк,

Вы сами знаете их стоимость.

Самые высокие похвалы выражаются самым распространенным разговорным языком. Автор выводит себя «ленивым мурзой». В этих насмешливых стихах читатели усматривали весьма едкие намеки на самых могущественных вельмож:

То, что приснилось, что я султан,

Я пугаю вселенную своими глазами

И вдруг, соблазнившись нарядом,

Пойду к портному за кафтаном.

Так описывают всемогущего любимца Екатерины князя Потемкина.По правилам литературного этикета все это было немыслимо. Сам Державин боялся его дерзости, но императрице ода понравилась. Автор сразу же стал известным поэтом и попал на милость суда.

Екатерина неоднократно говорила Державину, что ждет от него новых од в духе Фелицы. Однако Державин был глубоко разочарован, увидев вблизи жизнь двора Екатерины II. В аллегорической форме поэт показывает свои чувства, которые он испытывает от придворной жизни, в небольшой поэме «О птице».

И сожмите его рукой.

Бедняжка не свистит, а пищит,

А ей говорят: «Пой, птичка, пой!»

Был обласкан Екатериной II — Фелицей — и вскоре получил назначение на должность губернатора Олонецкой губернии. Но чиновничья карьера Державина, несмотря на то, что он не был оставлен царской милостью и получил не одну должность, не сложилась. Причиной тому были честность и прямота Державина, его настоящее, а не традиционно напускное, рвение к благам Отечества.Например, Александр I назначил Державина министром юстиции, но затем отстранил его от дел, объяснив свое решение недопустимостью такой «усердной службы». Литературная слава и государственная служба сделали Державина состоятельным человеком. Последние годы жизни он провел в мире и достатке, живя то в Петербурге, то в собственном имении под Новгородом. Самой яркой работой Державина была «Фелица», принесшая ему известность. В нем сочетаются два жанра: ода и сатира. Это явление было поистине революционным для литературы эпохи классицизма, ибо, согласно классицистской теории литературных жанров, ода и сатира относились к разным «штилям», и смешение их было недопустимо.Однако Державину удалось соединить не только темы этих двух жанров, но и лексику: в «Фелице» органично сочетаются слова «высокий штиль» и общий язык. Таким образом, Гавриил Державин, всесторонне развивший в своих произведениях возможности классицизма, стал в то же время первым русским поэтом, преодолевшим классицистические каноны.

Во второй половине XVIII века наряду с классицизмом складываются и другие литературные направления. В период, когда классицизм был ведущим литературным течением, личность проявляла себя преимущественно на государственной службе.К концу века сформировалось представление о ценности личности. «Человек богат своими чувствами».

Эпоха сентиментализма

С шестидесятых годов XVIII века в русской литературе возникло новое литературное направление, которое получило название сентиментализма.

Подобно классикам, писатели-сентименталисты опирались на просветительское представление о том, что ценность человека зависит не от его принадлежности к высшим классам, а от его личных заслуг.Но если для классицистов на первом месте стояли государственные и общественные интересы, то для сентименталистов — конкретный человек с его чувствами и переживаниями. Классики все подчиняли разуму, сентименталисты — чувствам, настроению. Сентименталисты считали, что человек по своей природе добр, лишен ненависти, коварства, жестокости, что на основе врожденной добродетели формируются социальные и общественные инстинкты, объединяющие людей в общество. Отсюда убеждение сентименталистов в том, что именно природная чувствительность и добрые наклонности людей являются залогом идеального общества.В произведениях того времени главное место отводилось воспитанию души, нравственному совершенствованию. Сентименталисты считали первоисточником добродетели чувствительность, поэтому их стихи были наполнены состраданием, тоской и печалью. Изменились и предпочтительные жанры. Первое место заняли элегии, послания, песни и романсы.

Главные герои — обычный человек, стремящийся слиться с природой, обрести в ней умиротворяющую тишину и обрести счастье.Сентиментализм, как и классицизм, также страдал некоторыми ограничениями и слабостями. В произведениях этого направления чувствительность перерастает в меланхолию, сопровождающуюся вздохами и слезами.

Идеал чувствительности оказал сильное влияние на целое поколение образованных людей как в Европе, так и в России, определив образ жизни многих. Чтение сентиментальных романов было нормой для образованного человека. Пушкинская Татьяна Ларина, «полюбившая» обманы и Ричардсона, и Руссо, таким образом получила такое же воспитание в русской глуши, как и все барышни во всех европейских столицах.Литературные герои сочувствовали как реальным людям, подражали им. В общем, сентиментальное воспитание принесло много пользы.

В последние годы царствования Екатерины II (примерно с 1790 г. до ее смерти в 1796 г.) в России то, что обычно происходит в конце долгих царствований: в государственных делах начался застой, высшие должностные лица заняли старые сановники, образованной молодежи не видать возможность применения своих сил на службе отечеству. Затем вошли в моду сентиментальные настроения — не только в литературе, но и в жизни.

Николай Михайлович Карамзин, писатель, с именем которого принято связывать понятие «русский сентиментализм», стал владыкой дум молодежи 90-х годов. Родился 1(12).12.1766 в с. Михайловка Симбирской губернии. Воспитывался в частных интернатах Симбирска и Москвы. Посещал лекции в Московском университете. Он знал несколько новых и древних языков.

В 1789 — 1790 годах писатель совершил путешествие по Европе. Он посетил Германию, Швейцарию, Францию, Англию, а в Париже был свидетелем событий Французской революции, видел и слышал почти всех ее деятелей.Поездка дала Карамзину материал для его знаменитых «Письма русского путешественника», которые представляют собой не путевые заметки, а произведение искусства, продолжающее традиции европейского жанра «путешествия» и «просветительских романов».

Вернувшись летом 1790 года в Россию, Карамзин развивает бурную деятельность, собирая вокруг себя молодых писателей. В 1791 году он начал издавать «Московский журнал», где печатал свои «Письма русского путешественника» и рассказы, положившие начало русскому сентиментализму: «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь».

Главной задачей журнала Карамзин видел перевоспитание «злых сердец» силами искусства. Это требовало, с одной стороны, сделать искусство понятным людям, освободить язык художественных произведений от напыщенности, а с другой стороны, выработать вкус к изящному, изображать жизнь не во всех ее проявлениях (иногда грубый и некрасивый), но в тех, что приближаются к идеальному состоянию.

В 1803 г. Н.М. Карамзин начал работу над задуманной им «Историей государства Российского» и ходатайствовал об официальном назначении его историографом.Получив эту должность, он изучает многочисленные источники — летописи, письма, другие документы и книги, пишет ряд исторических трудов. Восемь томов «Истории Государства Российского» были изданы в январе 1818 г. тиражом 3000 экземпляров. и был немедленно распродан, поэтому потребовалось второе издание. В Петербурге, куда Карамзин переехал для издания «Истории…», он продолжил работу над последними четырьмя томами. 11-й том вышел в 1824 г., а 12-й — уже посмертно.

Последние тома отразили изменение взглядов автора на исторический процесс: от апологии «сильной личности» он переходит к оценке исторических событий с нравственной точки зрения. Смысл карамзинской «Истории…» в широких кругах дворянского общества, воспитанного преимущественно на античной истории и литературе и знавшего о древних греках и римлянах больше, чем о своих предках.

Н. М. Карамзин скончался 22 мая (3.6). 1826.

Творчество Николая Михайловича Карамзина сыграло огромную и неоднозначную роль в русской культуре.Карамзин-писатель выступил реформатором русского литературного языка, став предшественником Пушкина; основоположник русского сентиментализма, он создал абсолютно идеальный образ народа, не имеющий ничего общего с действительностью. Со времен Карамзина язык литературы все более приближался к разговорной речи — сначала дворянской, а затем и народной; однако в то же время разрыв в мировоззрении этих двух слоев российского общества становился все более заметным и усиливался.Как журналист Карамзин демонстрировал образцы самой разной периодики и приемы тенденциозной подачи материала. Как историк и общественный деятель он был убежденным «западником» и оказал влияние на целое поколение сменивших его творцов русской культуры, но стал настоящим просветителем дворянства, заставив его (особенно женщин) читать по-русски и открыв мир русской истории ему.

Заключение

Таким образом, в литературе XVIII века существовало два течения: классицизм и сентиментализм.Идеал писателей-классиков — гражданин и патриот, стремящийся трудиться на благо отечества. Он должен стать активной творческой личностью, бороться с общественными пороками, со всеми проявлениями «злобы и произвола». Такой человек должен отказаться от стремления к личному счастью, подчинить свои чувства долгу. Сентименталисты все подчиняли чувствам, всевозможные оттенки настроения. Язык их произведений становится подчеркнуто эмоциональным. Герои произведений – представители среднего и низшего сословия.Процесс демократизации литературы начался в XVIII веке.

И снова русская действительность вторглась в мир литературы и показала, что только в единстве общего и личного, притом при подчинении личного общему, могут состояться гражданин и человек. Но в поэзии конца 18 века понятие «русский человек» отождествлялось только с понятием «русский дворянин». Державин и другие поэты и писатели XVIII века сделали лишь первый шаг в понимании национального характера, показав дворянина и на службе Отечеству, и дома.Целостность и полнота внутренней жизни человека еще не раскрыты.

Дополнение:

Литература 18 века.

Одной из основных задач при изучении литературы XVIII века является раскрытие характерных черт динамики историко-литературного процесса в России того времени. Поэтому основное внимание на уроке уделяется анализу идейно-эстетического содержания, становлению, взаимопроникновению, борьбе и смене литературных направлений, а также деятельности тех писателей, которые сыграли решающую роль в развитии художественного творчества. , литературный язык и эстетическое мышление.

Известно, что определяющим этапом в жизни русского народа и в его литературе XVIII века был период петровских преобразований, когда в лице европейских стран появилась «новая Россия»

Возрастающий интерес русских писателей XVIII века к человеческой личности углубил гуманистическое начало в искусстве. И просвещение опять-таки русской литературы 18 века повлекло за собой утверждение ценности человека.

С 60-х годов 18 века, наряду с возникновением сентиментально-доромантического направления, резко усилился рост реалистических тенденций, неразрывно связанных с дальнейшим развитием сатирической линии. Русская литература стала искать подходы к социальному анализу, объясняя характер в результате воздействия на него среды, внешних обстоятельств. Анализируя произведения школьников-фантастов 18 века, мы обращаем пристальное внимание на «результат воздействия» на личность среды и внешних обстоятельств.А именно: эти тенденции не сложились в определенную идейно-эстетическую систему, но формирование реализма (как и романтизма) начинается в 18 веке. С этого времени начинает возрастать интенсивность одного из главных процессов развития русской литературы, ее неуклонной демократизации. Таким образом, у школьников формируется представление о том, что к концу века намечается синтез личного и общественного начал в рамках одного произведения (ода Карамзинскому милосердию, ряд произведений Радищева). И, наконец, в одном из важнейших произведений русской литературы XVIII века «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев придет к твердому выводу о необходимости и неизбежности народного восстания.

При изучении литературы XVIII века учащиеся должны быть ознакомлены с периодизацией в истории русской литературы этой эпохи. Это позволит учащимся понять важнейшие процессы в развитии литературы той эпохи, ее мировое значение.Здесь можно наметить 4 периода:

1 период — литература петровского времени. Он пока носит переходный характер. Его особенностью является замена литературы светской религиозной литературой.

2-й период (1730-1750) характеризуется становлением классицизма, созданием новой жанровой системы, углубленным развитием литературного языка.

3-й период (1760-е — первая половина 70-х гг.) — дальнейшая эволюция классицизма, расцвет сатиры, появление предпосылок для возникновения сентиментализма.

4-й период (последняя четверть века) — начало кризиса классицизма, формирование сентиментализма, усиление реалистических тенденций. Изучение русской литературы XVIII века не ограничивается тем, что в ней ставились и, по возможности, решались животрепещущие вопросы своего времени. Она во многом произвела блестящие достижения 19 века.

Особенности сентиментализма в жанрах.

Аналогичная информация.

Жанры древнерусской литературы

совокупность жанров, возникших и развившихся в рамках древнерусской литературы.

«Литературные жанры Древней Руси имеют весьма существенные отличия от жанров нового времени: их существование в гораздо большей степени, чем в новое время, обусловлено их применением в практической жизни. Они возникают не только как разновидности литературного творчества, но и как определенные явления древнерусского быта, быта, быта в самом широком смысле слова» (Д. С. Лихачев).

Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению. От аллегории к ямбу.- М.: Флинта, Наука… Н.Ю. Русова. 2004.

Смотреть что такое «жанры древнерусской литературы» в других словарях:

    БИБЛИОГРАФИЯ БОГОСЛОВСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ — БИБЛИОГРАФИЯ [от греч. βιβλίον книга и γράφω пишу] БОГОСЛОВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, сведения о изданиях, относящихся к комплексу научных богословских дисциплин. Термин «библиография» появился в dr. Греция и первоначально означало «переписывание книг». … … Православная энциклопедия

    1) жанр прозы древнерусской литературы дидактического или политического содержания в виде письма реальному или вымышленному лицу.Рубрика: жанры и жанры литературы Жанр: жанры древнерусской литературы Пример: Послание Ивана Грозного князю… …

    1) основная единица языка, служащая для обозначения предметов, лиц, процессов, свойств. Категория: язык. Изобразительно-выразительные средства Всего: лексика Другие ассоциативные связи: знак, значение слова … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    Исторический жанр древнерусской литературы. Рубрика: жанры и жанры литературы Жанр: жанры древнерусской литературы Пример: Повесть временных лет… Рождается новый жанр летописи. Повесть временных лет, одно из значительных произведений… … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    Жанр древнерусской литературы, повествующий о жизни людей, причисленных церковью к лику святых. Рубрика: жанры и жанры литературы Жанр: жанры древнерусской литературы Пример: Житие Феодосия, Житие Александра Невского относятся к XI веку… первому… Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    1) жанр древнерусской литературы дидактически-проповеднического характера.Рубрика: жанры и жанры литературы Жанр: жанры древнерусской литературы Пример: Учение Владимира Мономаха Заботами о судьбе страны проникнута глубокая человечность… … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    — (фр. жанр, род, вид) исторически сложившийся и развивающийся вид художественного произведения, который определяется на основании: 1) принадлежности произведения к тому или иному литературному роду; 2) преобладающее эстетическое качество… … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    Жанр путешествия в древнерусской литературе. Рубрика: Жанры и жанры литературы Синоним: ходьба Жанр: Жанры древнерусской литературы Пример: Афанасий Никитин. Хождение за три моря Самым ранним хождением в Древней Руси является хождение игумена… … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    Включает произведения XI-XVII веков, причем не только литературные, но и исторические (хроники), описания путешествий (походов), поучений, житий, сообщений и т. п.Все эти памятники содержат элементы художественного творчества … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    Ритуальное произведение фольклора, элегическая импровизация, связанная с похоронами, свадьбой, вербовкой и другими обрядами, неурожаем, болезнью и др. Рубрика: жанры и жанры литературы Синоним: причитание Род: обрядовая поэзия Другие ассоциативные … Терминологический словарь-тезаурус по литературная критика

Книги

  • Шедевры древнерусской литературы,.»Рукописи не горят» — это высказывание одного из булгаковских героев по праву можно отнести к древнерусским литературным памятникам, чудом обретенным, сгоревшим во время пожара 1812 года, да еще так…

Древнерусский ( или русская средневековая , или древневосточнославянская ) литература совокупность письменных произведений, написанных на территории Киевской, а затем Московской Руси в период с 11 по 17 век … Древнерусская литература это общая древняя литература русского, белорусского и украинского народов .

Карта Древней Руси
Крупнейшие Исследователи древнерусской литературы — академики Дмитрий Сергеевич Лихачев, Борис Александрович Рыбаков, Алексей Александрович Шахматов.

Академик Д.С. Лихачев
Древнерусская литература не была результатом художественной литературы и имела ряд черт .
1. Художественная литература не допускалась в древнерусской литературе, так как художественная литература есть ложь, а ложь греховна.Вот почему все произведения были религиозного или исторического характера … Право на художественную литературу поняли только в 17 веке.
2. Из-за отсутствия художественной литературы в древнерусской литературе отсутствует понятие авторства , так как произведения либо отражали реальные исторические события, либо представляли собой изложение христианских книг. Поэтому произведения древнерусской литературы имеют составителя, переписчика, но не автора.
3. Произведения древнерусской литературы создавались в соответствии с этикетом , то есть по определенным правилам. Этикет состоял из представлений о том, как должен развиваться ход событий, как должен вести себя герой, как обязан описывать происходящее составитель произведения.
4. Древнерусская литература развивалась очень медленно : за семь столетий было создано всего несколько десятков произведений. Объяснялось это, во-первых, тем, что произведения переписывались от руки, а книги не тиражировались, так как до 1564 г. в России не было книгопечатания; во-вторых, количество грамотных (читающих) людей было очень мало.


Жанры древнерусская литература отличалась от современной.

жанр Определение Примеры
ХРОНИКИ

Описание исторических событий по «годам», то есть по годам. Восходит к древнегреческим хроникам.

«Повесть временных лет», «Лаврентьевская летопись», «Ипатьевская летопись»

ПРЕПОДАВАНИЕ Духовное завещание отца детям. «Учение Владимира Мономаха»
ЖИВАЯ (АГИОГРАФИЯ) Жизнеописание святителя. «Житие Бориса и Глеба», «Житие Сергия Радонежского», «Житие протоиерея Аввакума»
ПРОГУЛКА Описание путешествий. «Хождение за три моря», «Хождение Богородицы»
ИСТОРИЯ ВОИНА Описание военных походов. «Задонщина», «Легенда о Мамаевом побоище»
СЛОВО Жанр красноречия. «Слово о Законе и Благодати», «Слово о погибели Русской земли»

Что такое историческая фантастика? — Определение, характеристики, книги и авторы — видео и стенограмма урока

Примеры исторической фантастики

В литературе целью исторической фантастики может быть как развлечение, так и помощь читателям в переоценке прошлого общества.Однако ведутся споры о том, какое расстояние необходимо, чтобы история превратилась в исторический вымысел. Некоторые считают, что это все, что написано не менее чем через 50 лет после событий рассказа, а другие говорят, что через 25 лет. Как бы то ни было, идея та же — между временем написания истории и событиями, о которых она написана, должна быть заметная дистанция, чтобы ее можно было считать исторической.

Историческая фантастика будет иметь одну из трех техник. Во-первых, некоторые будут использовать реальные события, но с вымышленными людьми.Хорошим примером может служить роман о Второй мировой войне с вымышленными военачальниками в качестве персонажей и придуманными сценами и диалогами. Во-вторых, в некоторых исторических произведениях будут использоваться вымышленные события, но с реальными людьми. Хорошим примером может служить роман о президенте Джордже Вашингтоне, в котором исследуется вымышленный роман, который у него был с коренной американкой. Наконец, история может включать как реальные события, так и реальных людей. В этом случае сценарист должен придумывать сцены, диалоги и общий сюжет; в противном случае рассказ стал бы научно-популярным.

Книги и авторы

Давайте взглянем на несколько примеров исторической фантастики. Во-первых, у нас есть Приключения Гекльберри Финна , написанные в 1885 году Марком Твеном. Действие этого романа разворачивается на Юге задолго до того, как Гражданская война отменила рабство, с точки зрения молодого подростка Гека Финна. Сбежав от пьяного отца, Гек прячется с Джимом, рабом, который также сбежал, чтобы найти свою давно потерянную жену. Использование Твеном сленга и аутентичного, но резкого народного языка помогает поместить историю в эпоху, которой больше не существует.Изображение Твеном рабства и расизма заставило читателей задуматься о расизме, который все еще преследовал страну в конце 19 века, несмотря на отмену рабства.

Далее давайте взглянем на Мемуары гейши , написанные в 1997 году Артуром Голденом. Этот роман включает в себя настоящие японские города и реальные события во время Второй мировой войны, чтобы создать вымышленную историю женщины по имени Чиё, которую в детстве продали на кольцо гейш. Голден использует персонажа Чиё, чтобы изобразить скрытное японское общество высшего класса, а также трудности, с которыми сталкиваются женщины.Хотя история Чиё является вымышленной, сам роман был вдохновлен реальной женщиной, которая помогла Голдену получить справочную информацию о жизни гейши. К несчастью для Голдена, женщина в конце концов подала на него в суд за раскрытие ее личности, поскольку ей начали угрожать смертью за нарушение кодекса молчания гейши.

Наконец, давайте посмотрим на Проклятый , написанный в 2013 году Джойс Кэрол Оутс. Действие этого романа происходит в студенческом городке Принстон, штат Нью-Джерси. В нем участвуют реальные исторические личности начала 20 века, такие люди, как Вудро Вильсон, Гровер Кливленд и Марк Твен.Хотя многие персонажи Оутса реальны, события, «преследующие» этот роман, вымышлены. Проклятый исследует проклятие, поразившее город и его богатые семьи. Его фантастическое включение вампиров, призраков и демонических существ сочетается с, казалось бы, аутентичным историческим графиком города и его сообщества, чтобы сделать потустороннее явление правдоподобным.

Краткий обзор урока

Историческая фантастика — это литературный жанр, реконструирующий прошлые события в вымышленных рассказах.Общими характеристиками этого жанра письма являются включение исторических событий или исторических людей, выдуманных сцен и диалогов, а также аутентичных и правдоподобных деталей.

Чтобы история казалась читателю достоверной, писатели должны исследовать эпоху, о которой они пишут, чтобы использовать соответствующий язык, обстановку и характеристики. Три метода исторической фантастики включают в себя реальные события и вымышленных людей, вымышленные события и реальных людей или реальные события и реальных людей.

Прекрасные примеры исторической фантастики в литературе включают Приключения Гекльберри Финна Марка Твена, Мемуары гейши Артура Голдена и Проклятые Джойс Кэрол Оутс. Рассказывая о реальных событиях и реальных людях в истории, эти три романа создают аутентичную атмосферу своим выдуманным историям, которые интересно читать.

Результаты обучения

К концу урока вы должны уметь:

  • Объяснять термин «историческая фантастика»
  • Обсудите основные приемы, используемые в исторической фантастике
  • Вспомните популярные книги и авторов, специализирующихся на исторической фантастике
Обзор

: Поездка на могилу Джеронимо и другие рассказы Джо Р.Lansdale

Поездка на могилу Джеронимо и другие рассказы Джо Р. Лэнсдейла

 


Из пыльной Великой депрессии в далекое будущее, на Дикий Запад, в эру больших автомобилей, газированных напитков и двойных функций , а также темное путешествие по ледяному океану, полному хищных акул, и фантастическое кораблекрушение, которое ведет выживших в кошмарный Лавкрафтовский мир монстров и тайн, Джо Р. Лэнсдейл возвращается с набором историй для вашего чтения и удовольствия.

Есть даже машины-убийцы, большой старый медведь гризли и занимательные рассказы.

Джо Р. Лэнсдейл пишет романы и рассказы, а также сценарии и комиксы уже более сорока пяти лет, и это его последняя разработка, охватывающая рассказы, написанные в самых разных жанрах, но не вполне подходящие ни для одного из них. их.

Причина проста.

Джо Р. Лэнсдейл — это его собственный жанр.


Похвала за поездку на могилу Джеронимо и другие рассказы:

«Лэнсдейл ( Хэп и Леонард ) далеко ушел в этом коротком, но остром сборнике из шести рассказов в самых разных жанрах… И оставьте лучшее напоследок, Лэнсдейл добавляет к своей истории чернокожей ковбойской легенды Нэта Лава, посылая маршала за четырьмя сбежавшими убийцами, которые также навлекают на себя гнев одной большой, плохой мамочки гризли.Лэнсдейл постоянно развлекает читателей всех жанров не только своей художественной литературой, но и болтливым вступлением и послесловием каждой пряжи».
  – Publishers Weekly

«В романе «В безумных горах», как и следовало ожидать, есть ужасы, но есть также набеги на криминальную фантастику эпохи Великой депрессии, фантастику о роботах-апокалипсисе и вестерн-сказка о разъяренном медведе. Несмотря на смену жанров, мастерство рассказчика Лэнсдейла делает каждое произведение достойным внимания.Особенно впечатляет то, насколько отчетливо чувствуется каждая история: стиль и диалоги кажутся идеально подходящими для требований каждого жанра, хотя сценарий везде одинаково силен».
  – Booklist

«Эти истории пронизаны нотками ностальгии и жестокости. Такие эпохи, как Великая депрессия и 1950-е годы, воспроизведены в терминах, которые имеют не столько отношение к натурализму, сколько к популярной иконографии… Твердый и пробуждающий воспоминания набор историй, несущих грубое удовольствие».
  – Kirkus Reviews


Reviews:

Здесь есть кладезь повествования со всем, что заставляет сердце чувствовать и трепетать, персонажи, созданные в воображении, которые обладают выдержкой, борьбой, отвагой, приключениями и правдой.Он пишет своим собственным мощным голосом, своим юмором, а иногда и яростью, через своих персонажей о несправедливостях, которым они подвергаются. Ремесленник, использующий вымышленный мир как средство передвижения, зеркально отражает жизненные трудности, любовь и войну. Художник с его руками и умом, мастер боевых искусств и метатель слов, стреляющий в вас шестью запоминающимися, красиво составленными, занимательными короткими рассказами.

Воскресенье, 7 октября 2018 г.
Размышления во время длительного прогона после крупного титульного боя UFC после боя и чтения «Историй Лэнсдейла».
Чемпионаты, слава, популярность, этот автор никогда не колебался, оставался верным форме, с упорством во всем, за что он выступает, писатель с юга Америки, остающийся верным своим корням, в то же время его мощный голос против несправедливости и предрассудков, сердце, сражающееся с самим собой со всеми ужасами в мире, рабочий человек, вторящий Фолкнеру, Стейнбеку и Фланнери О’Коннор, никогда не предающийся тому, что люди хотят услышать, и не теряющий себя во всех шумах и ярости и слава.

Эта коллекция начинается с «Поездки на могилу Джеронимо», в эпоху депрессии, в былые дни, в дороге с автомобильными проблемами, с мертвыми и одной конкретной могилой Джеронимо в пути.

В Безумных Горах:
Во вступлении к этому рассказу есть некоторые личные размышления об истории, об авторах, людях и ненависти. Эти предисловия стоит прочесть, они содержательны, это воин со словами, с разумом и душой.
Это повествование основано на рассказе Лавкрафта.
Первые предложения зацепят вас: «Луна была яркой. Море было черным. Волны катились, и тела катились вместе с ними. Мертвые и живые, кричащие и умирающие, умоляющие и умоляющие, молящиеся и плачущие беззаботному морю.
Повествование о выживших в море в поисках тепла и провизии, которые встречают старую лодку и сцены ужаса и ужаса, затем другие вещи, существа и гору.
Наслаждение яркой мрачной историей, прекрасно сочетающей в себе все странности, приключения и тайны, созданные Лавкрафтом, с неизвестностью того, что скрывается, прошло и грядет, что будет преследовать вас во сне.

Борьба Иисуса:
Очень личная история авторов с любовью и войной, хулиганами, отцами и сыновьями.
Борьба в каждом, передача наследия, бойцы, наберитесь мужества, боритесь или бегите, а остальные, борясь вперед, проза, повелевающая сердцам надеяться, бороться, стремиться и побеждать.
Очень искреннее высказывание, оставленное автором в последнем предложении вступления:
«Одним из величайших даров, которые дал мне мой отец, была уверенность в себе и любовь к боевым искусствам. Окольными путями он дал мне эту историю, а теперь я передаю ее вам».

Robo Rapid:
С этим у вас есть родня на волоске, жизнь и смерть, в дюнах против машин.
Раньше на равнинах люди сражались с инопланетянами, потом пришли машины с ужасающими ритуалами жертвоприношений, человеческих.
Об этом он упоминает в предисловии:
«Правда в том, что я пишу много разных историй, и не многие из них являются научной фантастикой. Но, как я уже сказал, научная фантастика была моей первой страстной любовью».

Все сверкает в аду:
Была зима, и они в гуще снега идут по следу банды преступников, нужно тепло, Нат Лав, маршал США, друг и следопыт Чокто, и один адский медведь там тоже.
Джо Лэнсдейл представляет собой великолепный рассказ, в котором есть все острые ощущения и приключения, необходимые для вестерна.
«…был далеко от Арканзаса и далеко за пределами моей юрисдикции, но я поклялся себе, что доставлю этих четырех убийц живыми или мертвыми. Они были одними из худших. Я был чертовски уверен, что готов к этому. У меня был свой Винчестер, а на бедре я нес переделанный пистолет Кольт 44-го калибра и ЛеМат».
Во введении он упоминает о персонаже Нэт Лав:
«Был настоящий Нэт Лав, но мой персонаж представляет собой смесь многих чернокожих жителей Запада, от ковбоев до солдат, стрелков и маршалов.
Любовь Ната, однако, послужила толчком для написания нескольких рассказов о герое вестерна с таким же именем, а также романа «Райское небо», который на сегодняшний день является моим любимым из всех моих романов».
«Эта история происходит после событий Paradise Sky. Это не только история Ната, но и история чокто, который появляется в конце романа. Мне понравился этот парень, и я вернул его».

 


Выдержки:

Введение 

Истории создаются разными способами.Одни приходят к писателю, как вспышка молнии, и рождаются как по волшебству. Другие приходят по частям и со временем, и это может быть проблемой. Мне повезло, что многое из того, что я пишу, удобно. Я встаю, история есть. Я пишу около трех часов, заканчиваю за день, затем встаю на следующее утро и делаю это снова.

Большую часть времени именно так. Некоторые гестаты, как я уже говорил ранее, прибывают медленнее, по кусочкам. У меня может мелькнуть идея, персонаж, и я напишу начало истории, а потом… это может уйти.Для меня это редкость, но некоторые истории такие. Я подозреваю, что истории, которые появляются каждое утро или на самом деле из глубокого колодца информации, мифов и наблюдений. Подозреваю, выбранная мной история все время вырабатывается вместе со многими другими, и мне нужно только бросить ведро в колодец и начать раскручивать одну из них.

Многое из того, о чем я пишу, исходит из моего прошлого, или прошлого родственников, или, по крайней мере, элементов их прошлого, которые они мне передали.Если фон кажется правильным, если голос кажется правильным, история обычно появляется.

Эти рассказы написаны недавно, и большинство из них посвящены взрослению молодых людей, поиску своего места в мире или просто выживанию в нем. «Все сверкает в аду» — исключение из этого правила, но остальные вполне подходят под эту концепцию или, по крайней мере, как «Прожекторист», заигрывают с ней.

Вместо того, чтобы писать длинное введение, я приберегу свои комментарии для отдельных историй, коснусь некоторых вещей, которые я упомянул здесь.Если вы не читатель, который заботится о вступлении или примечаниях к рассказам, не стесняйтесь прыгать прямо. Но будьте готовы, эти истории не все одного типа. Они различаются. Мне это нравится. Когда я иду по магазинам, мне нравится разнообразие продуктов, а не что-то одно, что я должен есть снова и снова. Я хочу иметь разные кулинарные впечатления, даже если они простые. Я хочу посмотреть, смогу ли я взять стандартные ингредиенты и приготовить интересное блюдо. Эти истории — моя еда. Я подготовил их специально для себя в надежде, что вам они тоже понравятся.

 

Поездка на могилу Джеронимо 

Не успел я проснуться и пяти минут, как вошла мама и сказала: Дядя Смэт.

Я все еще сидел на кровати, просыпаясь, в ночной рубашке, пытаясь сообразить, какая нога в какой туфле, когда она вошла и сказала это. Ее темные волосы были собраны на затылке и стянуты клетчатым шарфом.

«Зачем мне ехать в Оклахому и забирать дядю Смэта?»

«Ну, я получил письмо от людей, которые получили его тело, и вам нужно вернуть его, чтобы мы могли его похоронить. Вентворты сказали, что оставят его в курятнике, если никто за ним не придет. Я ответил ей и отправил письмо, уже сообщая ей, что ты приедешь».

«Дядя Смэт умер?» Я сказал.

— Иначе мы бы не стали его хоронить, — сказала Мама, — хотя он умер гораздо дольше, чем я думала, потому что он дурачился и дурачился с дурными людьми.Кто-то ударил его ножом. Я полагаю, засунул его, как свинью, в один из этих питейных заведений.

— Меня никогда никуда не возили, кроме как по городу, — сказал я. «Я даже не знаю, где находится Оклахома».

— На север, — сказала мама.

— Ну, это я знал, — сказал я.

 

В Безумных Горах

Луна была яркой. Море было черным. Волны катились, и тела катились вместе с ними. Мертвые и живые, кричащие и умирающие, умоляющие и умоляющие, молящиеся и плачущие беззаботному морю.

Позади них огромный корабль накренился, словно желая в последний раз продемонстрировать свое былое великолепие, его нос рассек ночные воды, как нож сквозь шоколад, направив корму к небу, медленно скользя под холодными волнами, разбиваясь о наполовину, когда он скакал вниз в бездонное море. Шипели котлы, пар вырыгивал огромное белое облако. Облако прижалось к залитому лунным светом небу, а затем исчезло, как мимолетный сон.

Спасательные шлюпки покачивались, и выжившие в воде плыли к ним, звали их.Одна из лодок, номер три, набитая человеческими страданиями и набирающая воду, пыталась спасти еще выживших, но когда это ей удалось, она накренилась, выбросив двух своих пассажиров, а затем снова выпрямилась. Из него выпали мужчина в пижаме и женщина в шубе. Пальто налилось водой, стало тяжелым и потянуло ее вниз. Вплотную к лодке поднялась акула с широко раскрытой пастью и блестящими, словно натертыми тряпками, зубами. Его глаза закатились в экстазе, а затем человек оказался в его пасти. Зубы акулы щелкнули вместе, и кровь хлынула в лодку вместе с мягкой тапочкой.Акула утащила половину человека под воду, другую половину качнуло, а затем снизу подплыла другая акула и укусила другую половину, унесла ее вниз и прочь в шкафчик Дэви Джонса.

 

Борьба с Иисусом

Сначала они забрали у Марвина обед, потом его деньги, а потом надрали ему задницу. На самом деле, он чувствовал, как хлещут по заднице, если поставить его по шкале от одного до десяти, то, наверное, около четырнадцати. Однако Марвин учел, что некоторые избиения были непоследовательными, поскольку один из нападавших остановился, чтобы закурить сигарету, а после этого двое из них выглядели уставшими и запыхавшимися.

Лежа, ощущая вкус крови, ему нравилось думать, что, учитывая паузу для перекура и явное истощение парочки нападавших, из их общего выступления можно снять баллы, а их рейтинг был бы просто девятью. или десять вместо полных четырнадцати.

Это, однако, ничуть не помогло его ребрам, и это не убрало пятна, плававшие перед его глазами как раз перед тем, как он потерял сознание от боли. Когда он очнулся, его разбудил один из хулиганов, который хотел знать, есть ли у него золотые зубы.Он сказал, что нет, и головорез настоял на том, чтобы посмотреть, и Марвин открыл рот, и грабитель взглянул.

 

Робо-Рапид

Когда я размотал плащ, он был тяжелым и широким, он принадлежал моему отцу и был сшит с учетом его размера. Я положил половину его, а другую половину накрыл собой, прикрывая голову от дующего песка. Если бы мне повезло, песок не засыпал бы меня так глубоко, что я бы задохнулся. Хотя ночной воздух был холодным, мне было тепло под складками плаща.Моя меньшая сумка с вещами покоилась под моей головой вместо подушки. Я смотрел на звезды, пока не заснул.

Я отсутствовал два дня, и до сих пор я нашел только больше песка, и когда наступило утро и ярко светило солнце, я увидел, что воздух был украшен тонкими линиями песка, которые, казалось, висели в воздухе, как бусинка. штора.

Я подумал о плохих вещах, которые привели меня сюда, и на мгновение я пожалел, что не пришел, что остался с дедушкой на Флатландии. Но эта мысль прошла.Где-то там были мои брат и сестра, и я планировал их найти.

Пока приседаний не нашел и в зубах был песок.

 

Киномеханик 

Кое-кто думает, что мне легко справлялся с работой, но они не знают, что это означает нечто большее, чем подключение проектора. Вы должны быть там в нужное время, чтобы сменить барабаны, и вы должны настроить его так, чтобы он был плавным, чтобы ни один фильм не заикался, понимаете. Вы делаете это неправильно, ну, вы можете заставить катушку хлопать, и фильм пойдет прямо на хорошей части, или он может зависнуть, и лампочка сгорит.Потом все там внизу начинают орать, а это нехорошо для дела, да и тебе нехорошо, начальник об этом слышит, а с грохотом, который они устраивают, когда картина ляпнет, он слышит нормально.

Со мной такое редко случалось, два или три раза на хлопанье, один раз я получил ожог на пленке, но когда мы ее получили, все испортилось. Упакован был неправильно и получил изгиб, который я не мог видеть, когда вытаскивал его. Это была не моя вина. Это видел даже начальник.

Тем не менее, вы должны это посмотреть.

Это не такая тяжелая работа, как копать канаву, которую я делал, потому что не закончил среднюю школу. Не хватило чуть больше года, но пришлось бросить из-за некоторых моментов. Не так много возможностей, если у вас нет этого диплома.

 

В аду все сверкает (отрывок)

Сразу говорю, как стрела, я не ожидал того, что произошло. Судья Паркер послал меня за паршивым резчиком по имени Дункан Рейкс вместе с тремя другими хулиганами, но когда я нашел Дункана, он был уже мертв.Он был первым, кого я нашел, потому что в какой-то момент от него откололись остальные трое. Это был его след, по которому было легче всего идти, и то, как вы это делаете, вы пытаетесь взять человека отдельно от других, если можете, потому что тогда он всего лишь один человек, но также потому, что он менее вероятен. почувствует, что ему есть что доказывать своим приятелям.

Я преследовал Дункана несколько недель, и, как оказалось, зима добралась до него и сделала его несчастным. Единственное, что может быть хуже, чем выслеживание в Скалистых горах посреди зимы со снегом на земле, — это выслеживание.Это сбивает человека с толку и заставляет его нервничать. Зима добралась до него, да, но так и не удосужилась его прикончить. Он сам об этом позаботился. Он уселся между развилками мертвого дерева, вытащил пистолет, приставил ко лбу, вероятно, двумя руками, и выстрелил себе в голову.




 

Отзыв от Lou Pendergrast от 31 октября 2018 г.Наши электронные книги охватывают все: от боевиков до саг, от детективов до зомби-хорроров и напряженных психологических драм.

Buckinghamshire, England Великобритания

Carnation Books

Carnation Books — независимое издательство электронных книг, посвященных странным персонажам, странным романам и фантастическим историям. Фэндомное издательство художественной литературы в жанре LGBTQIA+/MOGAI. Приветствуем новых авторов!…

Сан-Хосе, Калифорния   США

Cemetery Dance Publications

Компания Cemetery Dance Publications, основанная Ричардом Чизмаром в 1988 году, широко известна как ведущее в мире специализированное издательство, посвященное ужасам и мрачному саспенсу….

Forest Hill, MD   США

Centrinian Publishing

Centrinian — это небольшое независимое издательство, основанное в Лондоне 5 августа 2011 года. Наша компания публикует широкий спектр качественных художественных и научно-популярных произведений. ..

Лондон, Англия Великобритания

Cerebro Press

Компания Cerebro Press, основанная в самом сердце юга, была создана с одной целью: публиковать лучшую мрачную фантастику от талантливых американских авторов.Помимо художественной литературы для взрослых, Cerebro издает научную фантастику/фэнтези для подростков…

Ноксвилл, Теннесси, США

Chamber Press

Начинающий издатель, который ищет рукописи для научной фантастики, фэнтези, ужасов и некоторых подростков. …

Greensboro, NC   US

ChiZine Publications

World Fantasy, British Fantasy и Bram Stoker Award ChiZine Publications публикует такие же странные, тонкие, сюрреалистические, тревожные фильмы ужасов, научную фантастику и фэнтези. что Чизин.com (интернет-журнал) стал известен с 1997 года, только…

Peterborough, ON CA

Comfort Publishing

Comfort Publishing — это издательская компания с полным спектром услуг, выпускающая ряд отмеченных наградами книг как художественной, категории научно-популярных книг….

Concord, NC   США

Constable & Robinson

Независимые издатели научно-популярных и художественных книг, романов и электронных книг, включая бестселлеры и отмеченные наградами.Наши художественные книги включают криминальную литературу от C&R Crime, отмеченные наградами издательства Corsair и Canvas, а также…

Лондон, Англия Великобритания

Crimson Frost Books

Crimson Frost Books — это независимое небольшое издательство, расположенное в в Камлупсе, Британская Колумбия, Канада. Наши книги доступны в электронном формате, поскольку мы являемся электронным издателем и доступны по всему миру. Мы также предлагаем печать некоторых изданий через нашего дистрибьютора Amazon….

Kamloops, BC  CA

Curiosity Quills Press

Curiosity Quills Press (CQ) публикует лучшие произведения художественной литературы в самых разных жанрах и темах. с кончиком шляпы в сторону более уникальных и острых историй высокого уровня….

Reston, VA   US

Dark Regions Press

Dark Regions Press — независимое специализированное издательство ужасов, темной фантастики, фэнтези и научной фантастики, специализирующееся на ужасах и темной фантастике в бизнесе с 1985 года…

Portland, OR   США

Darkwater Syndicate

Darkwater Syndicate — ваш источник необычайно хорошего чтения. Каждую неделю мы публикуем новый рассказ, который можно прочитать бесплатно. Мы также издаем качественные книги с упором на новые голоса.В настоящее время наш каталог невелик, но он растет…

Майами-Лейкс, Флорида США

Desert Palm Press

Основанная в 2014 году Р. Ли Фицсиммонсом миссия Desert Palm Press была и остается. быть публикацией историй, которые точно и уважительно отражают разнообразную жизнь лесбийского сообщества. Мы стремимся к тому, чтобы женские голоса были услышаны…

Watsonville, CA   US

Dorchester Publishing

Dorchester Publishing было независимым издателем торговых книг в мягкой обложке и электронных книг, специализирующихся на романах, ужасах, вестернах и триллерах, которые закрылся в феврале 2012 года.В августе того же года Amazon Publishing приобрела права на более чем …

New York, NY   US

DSP Publications

DSP Publications — бутик-издатель исторических произведений, научной фантастики, фэнтези, мистики/саспенса, ужасов. , паранормальные явления и духовная литература….

Таллахасси, Флорида  США

Franklin/Kerr Press

Franklin/Kerr Press — это небольшое издательское предприятие, предоставляющее полный спектр услуг и помогающее нашим авторам преуспеть в их литературной карьере.Мы уделяем особое внимание публикации качественных художественных произведений, в первую очередь в жанрах ужасов, научной фантастики и триллеров. фокусируется на поиске авторов, специализирующихся в области научной фантастики и ужасов. В настоящее время мы принимаем заявки на короткометражные рассказы….

Hattiesburg, MI   US

Genius Book Publishing

Genius Book Publishing — независимое издательство, специализирующееся на реальных преступлениях, темной и светлой фантастике, в частности научной фантастике. , мистика, триллер, ужасы, легкое фэнтези, фантастика.Другие категории документальной литературы также представляют интерес для …

Castaic, CA   US

Grey Sky Publishing

Grey Sky Publishing — это частная семейная издательская компания, специализирующаяся на литературе ужасов и романтических романах. Мы будем публиковать электронные книги и новеллы при условии, что материал является 100% оригинальным. Мы стремимся создавать первоклассные леденящие кровь ужасы и …

Бурбонне, Иллинойс, США

Grey Gecko Press

Grey Gecko фокусируется на новых и новых авторах и великих книгах, которые в противном случае могли бы не увидеть свет дня.Мы публикуем все наши издания в твердом переплете, мягкой обложке и форматах электронных книг (как Kindle, так и ePub), а также аудиокниги и … является одним из двух оттисков Grove Atlantic в твердом переплете. Как издательство книг, основанное на авторитетном журнале Atlantic Monthly, AMP завоевало множество Пулитцеровских премий и Национальных книжных премий, а так чтобы ужаснуть и поразить вас рядом лучших антологий, романов и сборников от ведущих мировых авторов.Мы стремимся создавать одни из самых изобретательных и захватывающих игр на инди-сцене, чтобы…

Лондон, Англия Великобритания

Jolly Fish Press

Jolly Fish Press, отпечаток North Star Editions, Inc., который базируется в Миннесоте. Мы публикуем художественную литературу и выбираем научно-популярную литературу на национальном и международном рынке….

Миннесота, Миннесота, США

Korero Press

Korero Press — лондонское издательство.В основе всего, что мы делаем, лежит любовь к низкопробной и нестандартной культуре. Наш список в основном состоит из поп-культуры, уличного искусства, эротики и фильмов ужасов. Мы публиковали книги таких известных современников…

Лондон, Англия Великобритания

Kraken Press

Kraken Press — детище Джорджа Котрониса. Созданный в 2012 году, он базируется в северных дебрях Швеции. Мы публикуем мрачную фантастику; ужасы, темное фэнтези, нуар и триллеры….

LuleÃ¥,   SE

Lakewater Press

Lakewater Press — бутик-издатель, который в настоящее время открыт для публикаций во всех жанрах для взрослых, новых взрослых и молодых взрослых….

Varsity Lakes, QLD   AU

Lethe Press

Lethe Press — независимое издательство, специализирующееся на спекулятивной фантастике и книгах, представляющих интерес для геев. Названная в честь греческой реки памяти и забвения, Lethe Press посвящена идеям, которыми часто пренебрегают или забывают ведущие…

Maple Shade, NJ   US

Line by Lion Publications

Line by Lion Publications, LLC это независимое небольшое издательство, состоящее из команды профессионалов, занимающихся публикацией лучших новых голосов в современной литературе.Несмотря на то, что у нас есть обширная линейка книг, относящихся к традиционным жанрам, мы…

Louisville, KY   US

LoveLove Publishing

Love-Love Publishing — очень небольшое книжное издательство, специализирующееся на многих жанрах. Наши книги варьируются от нежных тем любви, романтики, саспенса, исторических драм и комедий до эпических любовных историй и триллеров. Мы стремимся предоставить нашим читателям качествен…

Мэдисон, Висконсин   США

Martian Migraine Press

Мы небольшая независимая канадская пресса, специализирующаяся на странных, необычных и иногда трансгрессивных материалах.Художественная литература, которая играет с границами, прежде чем полностью их игнорировать; эротика с черным юмором, любовь к эксцентричности и поэзия для…

Виктория, Британская Колумбия, Калифорния

Medallion Press

Причудливое маленькое независимое книжное издательство, предлагающее лучшие на сегодняшний день художественные и научно-популярные издания. Публикует художественную литературу в жанрах фэнтези, исторические, ужасы, литературные, мейнстримные, мистические, паранормальные, романтические, научная фантастика, саспенс, триллеры, YA (для ag…

Сент-Чарльз, Иллинойс, США

Mocha Memoirs

Mocha Memoirs ООО «Пресс» — жанрово-ориентированное издательство.Мы публикуем рассказы в следующих жанрах: научная фантастика, фэнтези, ужасы и мелодрама, включая поджанры стимпанк, киберпанк, дизель-панк, альтернативная история, странный вестер… Horror, LLC

Мы публикуем детективы, романы ужасов, антологии и сборники рассказов. Мы также публикуем забавные ужастики….

Tarpon Springs, FL   US

New Libri Press

Мы являемся микропрессой, что означает, что мы публикуем только несколько наименований в год.Мы ориентируемся на причудливые книги, а не на определенный жанр….

Mercer Island, WA   US

New Libri Press

Мы являемся микроизданием, что означает, что мы публикуем только несколько наименований в год. Мы придерживаемся традиционной модели публикации с некоторыми оговорками. Обычно мы сначала публикуем электронную книгу. До сих пор мы сопровождали все наши полные электронные книги…

Mercer Island, WA   US

NewCon Press

NewCon Press — независимое издательство, удостоенное многочисленных наград, специализирующееся на научной фантастике, фэнтези, темных фэнтези и ужасы.Компания NewCon Press, основанная в 2006 году автором и редактором Яном Уотсом, зарекомендовала себя как компания, специализирующаяся на качестве…

Alconbury Weston, England Великобритания

Odyssey Books

Odyssey Books стремится издавать увлекательные и красиво написанные книги. книги. Книги, которые расширяют воображение, бросают вызов ранее существовавшим взглядам и убеждениям или уводят читателей в далекие края. Книги — это всегда путешествие. И, как следует из нашего названия…

Fyshwick, ACT AU

Pagan Publishing

Pagan Publishing — небольшой издатель материалов для ролевых игр, специализирующийся на игре Chaosium Call of Cthulhu, посвященной ужасам Лавкрафта….

Seattle, WA  US

Penmore Press

Penmore Press — независимое издательство в Аризоне, специализирующееся на публикации художественной и научно-популярной литературы от начинающих и признанных авторов….

Tucson, AZ  US

9 Pint Bottle Press

Pint Bottle Press — небольшое независимое издательство из центральной Алабамы, специализирующееся на мрачной криминальной фантастике для взрослых. …

Fultondale, AL   US

Polis Books

Polis Books — независимое книжное издательство, основанное в 2013 году и стремящееся предоставлять все услуги и профессионализм крупного отраслевого издательства с инновациями и скоростью, необходимыми для процветания. быстро меняющийся книжный рынок….

New York, NY   US

Prospective Press

Мы являемся активным независимым издателем, который знакомит вас с замечательными историями великих авторов. Мы производим книги традиционным способом — приверженность качеству и большой интерес к убедительному содержанию. Тем не менее, мы также смотрим в будущее, что…

Winston-Salem, NC   US

Ravenswood Publishing

Ravenswood — независимое книжное издательство, специализирующееся на привлечении популярной художественной и тщательно отобранной документальной литературы.Мы небольшая команда преданных своему делу профессионалов в области литературы, и мы страстно заботимся о каждой книге, которую мы выпускаем, будь то …

Autryville, NC   US

Ring of Fire Publishing

Ring of Fire Publishing — это независимая пресса. свежие голоса во всех жанрах художественной литературы…

Сиэтл, Вашингтон, США

Rogue Phoenix Press

Rogue Phoenix Press — издатель электронных книг и печатных изданий POD, специализирующийся на жанрах художественной литературы….

Salem, OR   US

Sakura Publishing

Sakura Publishing — это небольшая независимая пресса, которая любит авторов, обладающих страстью и стремлением к тому, чтобы их рукописи стали опубликованными произведениями искусства. Мы издаем все, от художественной до научной литературы, поэзии и книг для детей. Тем не менее, мы предпочитаем…

Hermitage, PA   US

Samhain Publishing

Основанная в 2005 году с целью донести необычайную художественную литературу до маниакальных читателей (которые иногда не могут дождаться, когда книга действительно будет напечатана). Samhain Publishing — международный издатель электронных книг и традиционной печатной литературы, гордящийся t…

Cincinnati, OH   US

Severn House

Severn House публикует широкий спектр качественной художественной литературы, от детективов и детективов до романтических, исторических и триллеров. Впечатляющий список уважаемых британских и американских авторов, книги от Severn House гарантированно развлекут и просветят…

Суррей, Англия Великобритания

Shalako Press

Shalako Press — небольшая независимая издательская компания, занимающаяся издательской деятельностью. несколько качественных книг в год, с упором на книги на темы американского вестерна, как исторические, так и современные….

Oakdale, CA   US

Simon & Schuster Inc

Simon & Schuster ежегодно публикует более двух тысяч наименований под 35 различными издательствами и является одним из четырех крупнейших англоязычных издательств….

Нью-Йорк, штат Нью-Йорк   США

Speaking Volumes

Speaking Volumes — это традиционное издательство, которое представляет многих авторов New York Times, USA Today, национальных бестселлеров и авторов, отмеченных наградами. Мы публикуем широкий спектр жанров, включая научную фантастику, фэнтези, приключенческий боевик, ужасы…

Санта-Фе, Нью-Мексико   США

Subterranean Press

Subterranean Press создает читаемые произведения искусства, публикуя роскошные специализированные, ограниченные издания и новаторские оригинальные произведения в жанрах научной фантастики, фэнтези и ужасов. Subterranean работает с широким кругом авторов, от культовых фаворитов до некоторых…

Burton, MI  US

Sunbury Press

Sunbury Press — быстро развивающееся издательство широкого спектра категорий.В настоящее время фирма публикует книги в таких категориях, как: история, историческая фантастика, полицейские расследования, криминальные триллеры, ужасы, стим-панк, молодежная литература, детская, современная электроника… основана в марте 1999 года в Северной Каролине Деброй Стейплз и с тех пор переместила свою базу операций в центральную часть Теннесси. За последние несколько лет SynergEbooks зарекомендовала себя как компания, прочно закрепившаяся на рынке…

Columbia, TN   US

Tartarus Press

Tartarus — это небольшое британское независимое издательство, основанное в 1990 году. электронные книги. Мы получили пять наград World…

Leyburn North Yorkshire, England Великобритания

The Book Folks

The Book Folks посвящен продвижению самой лучшей художественной литературы, предлагая читателям литературу, криминальную и криминальную литературу. жанры триллера самое лучшее из современной литературы….

Херефордшир, Англия   Великобритания

Tiwaz Press

Tiwaz Press — громкое и радикальное, хотя и небольшое, издательство как художественной, так и документальной литературы. У нас есть инновационная маркетинговая политика, ориентированная на читателей, предпочитающих темы сопротивления, однополой любви и языческой гордыни. Мы полностью доверяем…

Vinemont, AL   США

Triplicity Publishing

Издательство, представляющее общий интерес и ориентированное на ЛГБТ, специализирующееся на: художественной, документальной и ЛГБТ-книгах, а также детских книгах.Включая поджанры: романтика, интрига, криминал, убийство/тайна, боевик/приключение, история, ужасы, научная фантастика, фанат…

Джексонвилл, Флорида США

Turnstone Press

Старейший литературный дом Манитобы , Turnstone Press выпускает художественную литературу, поэзию и творческую научно-популярную литературу и положила начало карьере отмеченных наградами поэтов. Его издательство Ravenstone публикует спекулятивную фантастику, фильмы ужасов и детективы…

Winnipeg, MB  CA

Twelfth Planet Press

Бросайте вызов статус-кво с помощью книг, которые исследуют, комментируют и вдохновляют.Демонстрируя глубину и широту австралийской художественной литературы для более широкой аудитории, TPP стремится повысить осведомленность о женских голосах в научной фантастике, фэнтези, ужасах и криминале. тайны, романтики, научной фантастики, молодежной и другой художественной литературы….

Kingsport, TN   US

Two Dollar Radio

Two Dollar Radio — это семейная компания, основанная в 2005 году с целью подтверждения культурный и художественный дух издательской индустрии.Мы стремимся сделать это, представляя смелые литературные произведения, каждую книгу, отдельно и собирая…

Колумбус, Огайо  США

Vintage/Anchor

Vintage Books — ведущее литературное издательство в мягкой обложке. Anchor, основанная в 1953 году, является старейшим торговым издательством в мягкой обложке в Америке….

New York, NY  US

Wannabe Press

Wannabe Press была основана в 2014 году Расселом Нохелти после успешного запуска на Kickstarter Икабода Джонса: Охотник на монстров.С тех пор компания выпустила «Катрину ненавидит мертвых», «Мальчик-огурец», а также романы и детские книги… небольшое семейное литературное издательство, расположенное в Солт-Лейк-Сити и Хьюстоне и занимающееся публикацией выдающихся книг в самых разных жанрах. Мы выпускаем от двенадцати до пятнадцати книг в год…

Солт-Лейк-Сити, Юта  США

Издательство Wild Child

Издательство Wild Child Publishing — это небольшое независимое издательство, известное тем, что работает с новыми/неопубликованными авторами и редактирует книги. стандартам нью-йоркских издателей….

Culver City, CA   США

Wolfpack Publishing

Мы специализируемся на цифровых публикациях и интернет-маркетинге, и нам нужен продукт для продажи этой постоянно растущей, постоянно расширяющейся глобальной читательской аудитории. Если вы являетесь опубликованным автором с бэк-листом, права на который вы восстановили, если вы являетесь экспертом по…

Лас-Вегас, Невада   США

Публикации Zumaya

Zumaya публикует книги в мягкой обложке и электронные книги во всех популярных жанрах и категориях….

Остин, Техас   США

Жанр литературной сказки ❤️

Слово «сказка» появилось в русском языке в семнадцатом веке. За четыре столетия значение термина изменилось, и теперь им обозначают литературное произведение эпического характера. Сюжет данного произведения ориентирован на фантастику. Он может содержать элементы реальной жизни, иногда даже много, но с персонажами происходят события, которых в реальности быть не может. Принято различать фольклорные и литературные сказки.

Чем литературная сказка отличается от фольклора?

Основное отличие заключается в способах распространения. Конечно, сейчас люди часто находят народные сказки в книгах. Но, прежде чем появиться на бумаге, фольклорная сказка проходит долгий путь. Его пересказывают из уст в уста, иногда длятся многие века. Потом есть собиратель фольклора, который его записывает и обрабатывает.

Совсем другая судьба у литературной сказки. Конечно, это может быть связано с какой-то фольклорной повестью, но ее сочиняет и пишет писатель, и она доходит до читателей

сразу в виде книги.Фольклорная сказка возникла раньше литературной. Одной из ее функций было воспитание подрастающего поколения, поэтому в фольклорной сказке, как правило, ярко выражен дидактический элемент. Это характерно и для литературной сказки. Выражение «Сказка ложь, да в ней намек, добрый молодец урок» довольно точно определяет одну из главных целей этого жанра.

Жанры литературной сказки

Как и всякое авторское произведение, литературная сказка может иметь одну из трех основных конструкций.Различают прозаические, поэтические и драматические конструкции. Ярким представителем прозаической литературной сказки был, например, Г.-Х. Андерсен. В этом жанре работали и В. Ф. Одоевский, и А. Линдгрен, а также многие другие прекрасные авторы детских и взрослых книг.

Прекрасные образцы поэтических сказок оставил А.С.Пушкин. Пример драматической сказки – «Двенадцать месяцев» С.Я. Маршак. В то же время авторы литературных сказок не всегда берут за основу фольклорные сюжеты.Например, у Астрид Линдгрен или Туве Янссон сюжеты оригинальны и не имеют аналогов в народном творчестве, а «Гусятница идет» Шарля Перро основана на народных сюжетах.

Сюжеты авторских сказок можно разделить на три группы: эпические, лирические и драматические. Бывают случаи, когда автор, сочиняя литературную сказку, не останавливается на достигнутом, развивает свой замысел и создает авторизованный эпос.

Краткое содержание «Сказка о Фроле Скобееве» ❤️

Псевдоновелла семнадцатого века.достигает своего совершенства в «Сказке о Фроле Скобееве». В отличие от бедного неудачника «Сказки о Шемякинском дворе» Фрола, мелкого чиновника (он уездный писарь или махинатор, торгует перепиской и составлением юридических бумаг и ведет дела своих клиентов), он настойчиво и во что бы то ни стало устраивает свои дела. судьба. Он хитро женится на дочери знатной сподвижницы Надина-Нащокина Аннушке и становится наследником движимого и недвижимого имущества своего тестя.

Приключенческий рассказ о Фроле Скобееве интересен нам не столько, сколько приключениями героя: в нем знаменуется решительный отказ от всех тех условностей в изображении характеров, поведения и передачи речи персонажей, которые так отягощали, например , занимательный рассказ «Сказка о Савве Грудцыне.Здесь герои говорят не бойкими книжными фразами и не изящными, а безликими репликами

сказочных героев, а языком, свойственным людям определенного социального положения и определенных характеров. Вот небольшой фрагмент из этой истории. Фрол приходит с женой Анншкой в ​​дом своего тестя. После гневных упреков дочери и зятя, Нардин-Нащокин отправляется к ним обедать, наказывая слуг отвечать всем посетителям: «Нет такого времени, чтобы видеть нашу табуретку, чтобы поесть с братом- зять и вор Фролкой.

После обеда между стюардом и Фролом происходит этот разговор. «Ну, плут, на что жить будешь?» – «Если ты узнаешь обо мне», то более непонятно, что нужно идти за приказом. — «Стой, читеришь, ходишь за тявканьем!» Есть имение, мое имение, в Сибирском уезде, состоящее, по переписи, из 300 дворов. А Фрол Скобеев отдал свой лук жене Аннушке и свою благодарственную перед ним. «Ну ты, плут, не кланяйся, иди и сам посмотри», — нетерпеливо заканчивает стольник.

Живость и естественность диалога

и всей сцены не вызывает сомнений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.