Завоевание батыем руси: МОНГОЛЬСКОЕ НАШЕСТВИЕ НА РУСЬ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

Зал 12. Нашествие монголов на Русь и борьба против захватчиков. 1237–1242 гг.

Основное население Дешт-и-Кипчака до прихода завоевателей составляли тюркоязычные кочевники кипчаки, так их в своих сочинениях называли арабские и персидские авторы; русские летописи именовали их половцами, а иногда и византийским именем – куманы. «В ДРЕВНОСТИ ЭТО ГОСУДАРСТВО (ЗОЛОТАЯ ОРДА) БЫЛО СТРАНОЙ КИПЧАКОВ, НО КОГДА ИМ ЗАВЛАДЕЛИ ТАТАРЫ, ТО КИПЧАКИ СДЕЛАЛИСЬ ИХ ПОДДАННЫМИ. ПОТОМ ОНИ (ТАТАРЫ) СМЕШАЛИСЬ И ПОРОДНИЛИСЬ С НИМИ (КИПЧАКАМИ), И ЗЕМЛЯ ОДЕРЖАЛА ВЕРХ НАД ПРИРОДНЫМИ И РАСОВЫМИ КАЧЕСТВАМИ ИХ (ТАТАР), И ВСЕ ОНИ СТАЛИ ТОЧНО КИПЧАКИ, КАК БУДТО ОТ ОДНОГО (С НИМИ) РОДА, ОТТОГО ЧТО МОНГОЛЫ (И ТАТАРЫ) ПОСЕЛИЛИСЬ НА ЗЕМЛЕ КЫПЧАКОВ, ВСТУПАЛИ В БРАК С НИМИ И ОСТАВАЛИСЬ ЖИТЬ НА ЗЕМЛЕ ИХ (КЫПЧАКОВ)» (Аль-Омари Шихаб ад-Дин Ахмед ибн Яхья ибн Фадлаллах аль-Омари ад-Димашки (12 июня 1301–1349) – арабский учёный, географ, историк, энциклопедист).

Начало государству Золотая Орда в Восточной Европе и Сибири было положено еще при жизни Чингисхана, когда он выделил улус (земли) своему старшему сыну Джучи, – это было небольшое владение в Южной Сибири. К середине XIII века оно уже включало в себя степные пространства Восточной Европы до Дуная, а также большую часть степной Западной Сибири и Казахстана. Эти области назывались Дешт-и-Кипчак (Половецкая земля), основным населением которых были кипчакские (половецкие) племена.

Помимо бескрайних степей Дешт-и-Кипчака в состав улуса Джучи вошли оседлые земледельческие области с многовековым опытом хозяйствования, со старыми центрами ремесла и культуры, такие как Северный Кавказ и государство Волжская Болгария.

Захват Волжской Болгарии положил начало великим завоевательным походам 1236–1242 годов, которые привели к невиданным разрушениям в Восточной Европе, разгрому городов и гибели тысяч людей. Из 74 русских городов 49 были разорены, 14 из них перестали существовать навсегда, а 15 превратились в сельские поселения. Безграничное мужество, проявленное русским народом в борьбе против монгольского нашествия, ослабило силы врага, и он, не дойдя до Великого Новгорода, повернул назад.

Появление монголов в Западной Сибири датируется 1207 годом, через год после признания Чингисхана верховным правителем Монголии, когда его старший сын Джучи совершил поход на «лесные народы» (народов, жившие к северо-западу от Монголии). Степные и отчасти лесостепные земли юго-западной Сибири привлекали монголов обширными пастбищами, пригодными для ведения кочевого скотоводства и просторами, подходящими для передвижения конницы – основы монгольской армии.
Письменных свидетельств о пребывании большинства этих народов под властью монгольских завоевателей почти не сохранилось, поэтому их история XIII–XV веков изучается, в основном, по археологическим и, отчасти, дошедшим до нас литературным источникам.

Захват Волжской Болгарии положил начало великим завоевательным походам 1236–1242 годов, которые привели к невообразимым до того в Восточной Европе разрушениям, разгрому городов и гибели тысяч людей. Описывая их, историк XV века ал-Айни писал, что «опустели земли и обезлюдели страны».

Почти одновременно с монгольским нашествием древнерусские княжества столкнулись с новой угрозой, на этот раз с Запада. Летом 1240 года на Псков и Новгород выступили отряды шведов, а за ними и немецких рыцарей-крестоносцев. Целью агрессии был захват устья реки Невы и города Ладоги, что позволяло контролировать торговый путь «из варяг в греки».
Одновременно рыцари Тевтонского ордена с теми же целями начали «поход на Восток». Однако захватнические притязания завоевателей были пресечены новгородским ополчением и дружиной князя Александра Ярославича в знаменитых сражениях – Невской битве (15 июля 1240 года) и «Ледовом побоище» (5 апреля 1242 года).

Помимо бескрайних степей в состав улуса Джучи вошли оседлые земледельческие области с многовековым опытом хозяйствования, со старыми центрами ремесла и культуры. Среди них был и Северный Кавказ, где в горах и предгорьях жили народности, населяющие Кавказ и в наши дни. По его степным равнинам кочевали тюркоязычные кипчаки, в русских летописях называемые половцами, на Северо-Западе обитали адыго-черкесы, в центральном Предкавказье – аланы и болгары, на землях Северо-Восточного Кавказа – племена вайнахов и народы горного Дагестана. Они занимались скотоводством и земледелием, высокого развития и специализации достигли ремесла. Описывая эти события, египетский чиновник и ученый историк XV в. ал-Айни писал: «ВТОРГНУВШИСЬ В ЭТИ ЗЕМЛИ, ОНИ ПОКОРИЛИ ЖИВШИЕ В НИХ ТЮРКСКИЕ НАРОДЫ И ПЛЕМЕНА КИПЧАЦКИЕ, АЛЛАНСКИЕ, АССКИЕ, АВЛАКСКИЕ, ЧЕРКЕССКИЕ И РУССКИЕ, ДА [ПРОЧИХ] ОБИТАТЕЛЕЙ ЭТИХ СТРАН; ОНИ ОДОЛЕЛИ ИХ РАЗБОЕМ, ГРАБЕЖОМ, ПЛЕНОМ И ОПУСТОШЕНИЕМ». (Бадр-ад-Дин ал-Айни (1361–1451) – исламский ученый.)

Государство Волжская Булгария, первые письменные известия о которой относятся к началу X века, получило свое название от племенного объединения тюркоязычных кочевников, переселившихся из Приазовских степей в VII–VIII веках. Благодаря обилию плодородных почв и выгодному географическому положению на пересечении торговых путей, Волжская Булгария становится сильнейшим государством Среднего и Нижнего Поволжья с многочисленными городами, такими как Болгар (столица государства до XII века), Биляр, Сувар, Ошель и другие.
Булгарские города являлись крупными центрами ремесленного производства. Здесь трудились мастера-ремесленники кузнечного, бронзолитейного, ювелирного, косторезного и гончарного дела. Болгарские мастера первыми в Европе освоили плавку чугуна, из которого отливали котлы.
Осенью 1236 года монгольская армия разорила всю Волжско-Камскую Булгарию. Большая часть населения была истреблена и угнана в плен. От прежде цветущих городов остались лишь пепелища. Волжская Булгария первая из государств Европы испытала ужас монгольского разорения. «В ЛЕТО 6744 [1236 Г.] …ПРИИДОША ОТ ВОСТОЧНЫЕ СТРАНЫ В БОЛГАРЬСКУЮ ЗЕМЛЮ БЕЗБОЖНИИ ТАТАРИИ И ВЗЯША ТАТАРОВЕ НА БОЛГАРСКУЮ ЗЕМЛЮ И ВЗЯША СЛАВНЫИ ВЕЛИКИЙ ГРАД БОЛГАРСКЫИ И ИЗБИША ОРУЖЬЕМ ОТ СТАРЦА И ДО УНОГО И ДО СУЩАГО МЛАДЕНЦА И ВЗЯША ТОВАРА МНОЖЕСТВО, А ГОРОД ИХЪ ПОЖГОША ОГНЕМЪ И ВСЮ ЗЕМЛЮ ИХЪ ПОПЛЕНИША», – говорится в Лаврентьевской летописи о событиях 1236 года.

В отличие от других городов, утративших свое значение, Болгар быстро оправился от разрушения. В 1242 году Батый, возвращаясь из европейского похода, обосновался на территории Волжской Булгарии, и Болгар становится временной резиденцией золотоордынского хана, пережив в XIV веке эпоху своего второго расцвета, превратившись в один из крупнейших городов Европы. Русские летописи именуют его Великим Болгаром, а восточные источники – «Золотым троном».

Российская история :: Выпуск 4 :: Завоевание Руси Батыем

1. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. М.; Л., 1941. С. 34.

2. Петрушевский И.П. Поход монгольских войск в Среднюю Азию в 1219–1224 гг. и его последствия // Татаро-монголы в Азии и Европе. М., 1977. С. 117.

3. Аннинский С.А. Известия венгерских миссионеров XIII–XIV вв. о татарах и Восточной Европе // Исторический архив. Т. III. М.; Л., 1940. С. 72, 90, примеч. I.

4. Описание действий на войне монгольских женщин оставил Фома Сплитский (Фома Сплитский. История архиепископов Салоны и Сплита. М., 1997. С. 110).

5. Христианский мир и «Великая Монгольская империя». Материалы францисканской миссии 1245 года. М., 2002. С. 112.

6. Аннинский С.А. Указ. соч. С. 88. Относительно монгольских послов следует иметь в виду, что их миссия была обычным приёмом завоевателей, сначала проводивших дипломатическую разведку, а затем обрушивавшихся на противную сторону.

7. Магистр Рогерий. Горестная песнь о разорении Венгерского королевства татарами. СПб., 2012. С. 26, 29; Фома Сплитский. История архиепископов Салоны и Сплита. С. 96, 106.

8. Donskoї D. Gevnevalogie des Rurikides. Rennes, 1991. P. 170, 171.

9. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950 (далее – НПЛ). С. 76.

10. Черепнин Л.В. Русская хронология. М., 1944. С. 60 и табл. XVI.

11. До 1274 г. новгородское летописание вёл пономарь Тимофей, современник Батыева нашествия (Гиппиус А.А. История сложения текста Новгородской первой летописи // Новгородский исторический сборник. Вып. 6(16). М., 2006. С. 11–12).

12. Насонов А.Н. История русского летописания XI – начала XVIII вв. Очерки и исследования. М., 1969. С. 193, 195.

13. Прохоров Г.М. Повесть о Батыевом нашествии в Лаврентьевской летописи // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом). Т. XXVIII. Л., 1974. С. 78–83.

14. Забелин И.Е. Опыты изучения русских древностей. Ч. 2. М., 1873. С. 146–147; Тихомиров М.Н. Древняя Москва. М., 1947. С. 19.

15. Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волжско-Камской Булгарии и её территория. Казань, 1975. Карта археологических памятников Волжско-Камской Булгарии.

16. Так можно говорить на основании упоминания в Новгородской I летописи местности или р. Воронажа (современного Воронежа), южного пограничного района Рязанского княжества (НПЛ. С. 74).

17. Рашид-ад-дин. Сборник летописей. Т. II. М.; Л., 1960. С. 38. Упомянутый Рашид-ад-дином город Ике (Ока) – это, скорее, Ростиславль, а не Коломна, стоявшая на р. Москве.

18. Рашид-ад-дин сообщает, что Владимир был взят монголами после восьми дней осады (Рашид-ад-дин. Сборник летописей. Т. II. С. 39).

19. Древняя Русь. Город, замок, село. М., 1985. С. 56, 90, 125 (рис. 2).

20. Бегунов Ю.К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». М.; Л., 1965. С. 178–179.

21. В.Л. Янин считал, что между Владимиром и Торжком было 360–400 км, но монголы преодолевали такое расстояние за две недели (Янин В.Л. К хронологии и топографии ордынского похода на Новгород в 1238 г. // Янин В.Л. Средневековый Новгород. Очерки археологии и истории. М., 2004. С. 206).

22. Фома Сплитский отмечал, что монголы «завоёвывают мир не из жажды власти, а из страсти к наживе» (Фома Сплитский. История архиепископов Салоны и Сплита. С. 105).

23. Кучкин В.А. Волго-Окское междуречье и Нижний Новгород в средние века. Н. Новгород, 2011. С. 56–60.

24. Иоанн де Плано Карпини. История Монгалов. Вильгельм де Рубрук. Путешествие в восточные страны. СПб., 1911. С. 25.

25. Е.Л. Конявская показала, что дата 19 ноября читается также в так называемой летописи Авраамки, т.е. в новгородском владычном своде конца 1460-х гг. Очевидно, она была известна много раньше составления Строевского списка Псковской III летописи. См.: Конявская Е.Л. «Южнорусские» статьи первой половины XIII в. в новгородских летописях // Новгородский исторический сборник. СПб., 2008. Вып. 11(21). С. 108.

26. Полехов С.В. «Список городов Свидригайло». Датировка и публикация // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2014. № 4(58). С. 111–125.

27. Янин В.Л. Новгород и Литва. Пограничные ситуации XIII–XV вв. М., 1998. С. 87–88; Кучкин В.А. К изучению процесса централизации в Восточной Европе (Ржева и её волости в XIV–XV вв.) // История СССР. 1984. № 6. С. 157.

28. Кучкин В.А. Датировка Списка «А се имена градом всѣм рускым далним и ближним» // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2015. № 3(61). C. 70–72.

29. Етимологiчний словник лiтописних географiчних назв пiвденноi Русi. Киев, 1985. С. 72.

30. Тихомиров М.Н. «Список русских городов дальних и ближних» // Тихомиров М.Н. Русское летописание. М., 1979. С. 107.

31. Зайцев А.К. Черниговское княжество X–XIII вв. Избранные труды. М., 2009. С. 138, 166, 172–173, карта между С. 130 и 131.

32. Соловьёв С.М. Сочинения. Кн. I. М., 1988. С. 66.

Майоров, А. В. Завоевание Батыем Южной Руси: к интерпретации одного известия Рашид ад-Дина.

Белецкий, Андрей Александрович. Лексикология и теория языкознания: Ономастика. Киев: Издательство Киевского университета, 1972. 208 с.

Березин, Илья Николаевич. Нашествие Батыя на Россию // Журнал Министерства народного просвещения. 1855. Май. Отд. II. С. 79–114.

Голубовский, Пётр Васильевич. История Смоленской земли до начала XVстолетия. Киев: Типография Университета Святого Владимира, 1895. IV+334+IV с.

Гончаров, Владимир Кириллович. Древний Колодяжин // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. 41. Москва; Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1951. С. 49–53.

Горский, Антом Анатольевич. Проблемы изучения «Слова о погибели Русской земли» // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР. Т. 43. Ленинград: Наука, 1990. С. 19–38.

Горский, Антом Анатольевич. Русь: от славянского расселения до Московского царства. Москва: Языки славянской культуры, 2004. 390 с.

Измайлов, Искандер Лерунович.Походы в Восточную Европу 1223–1240 гг. // История татар с древнейших времен. Т. 3. Казань: Институт истории Академии наук Республики Татарстан, 2009. С. 133–160.

Караимско-русско-польский словарь / Под ред. Николая Александровича Баскакова, Ананиясжа Зайончковского, Сераи Шапшала. Москва: Русский язык, 1974. 687 c.

Каргалов, Вадим Викторович. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. Феодальная Русь и кочевники. Москва: Высшая школа, 1967. 263 c.

Карпов, Алексей Юрьевич. Батый. Москва: Молодая гвардия, 2011. 345 с.

Котляр, Николай Фёдорович. Комментарий // Галицко-Волынская летопись: Текст. Комментарий. Исследование / Под ред. Н. Ф. Котляра. Санкт-Петербург: Алетейя, 2005. С. 177–368.

Лазаров, Иван, Тютюнджиев Иван, Павлов Пламен

. Документи за политическата история на средновековна България, XII–XIV в. Велико Търново: Acta, 1992. 152 c.

Майоров, Александр Вячеславович. Монгольское завоевание Волыни и Галичины: спорные и нерешенные вопросы // Русин. 2015. № 1. С. 11–24.

Майоров, Александр Вячеславович. Повесть о нашествии Батыя в Ипатьевской летописи. Частьпервая// Rossica antiqua. 2012. № 1. С. 33–94.

Мусаев, Кенесбай Мусаевич.Грамматика караимского языка. Фонетика и морфология. Москва: Наука, 1964. 343 c.

Почекаев, Роман Юлианович. Батый. Хан, который не был ханом. Москва; Санкт-Петербург: АСТ, 2007. 350 c.

Природное окружение и материальная культура пратюркских народов / Отв. ред. Анна Владимировна Дыбо. Москва: Восточная литература РАН, 2008. 341 c.

Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Под ред. Ильи Павловича Петрушевского. Т. II. Москва; Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1960. 248 c.

Тизенгаузен, Владимир Густавович. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. Москва; Ленинград: Издательство Академии наук СССР, 1941. 308 c.

Толочко, Пётр Петрович. Кочевые народы степей и Киевская Русь. Санкт-Петербург: Алетейя, 2003. 159 c.

Хрусталев, Денис Григорьевич. Русь. От нашествия до «ига» (30–40 гг. ХIII в.). Санкт-Петербург: Евразия, 2004. 312 c.

Bretschneider, Emil. Mediaeval researches from eastern Asiatic sources: Fragments towards the knowledge of the geography and history of central and western Asia from the 13th to the 17th century. London: Trübner & Company, 1887. 352 p.

Dąbrowski, Dariusz. Daniel Romanowicz król Rusi (ok. 1201–1264). Biografia polityczna. Kraków: Avalon, 2012. 544 s.

Dąbrowski, Dariusz. Genealogia Mścisławowiczów. Pierwsze pokolenia (do początków XIV wieku). Kraków: Avalon, 2008. 816 s.

Minorsky, Vladimir. Caucasica III:The Alān Capital *Magas and the Mongol Campaigns // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. 1952. Vol. XIV. Nr. 2. P. 221–238.

Minorsky, Vladimir.The Turks, Iran and the Caucasus in the Middle Ages. London: Variorum Reprints, 1978. 368 p.

Rashid al-Din. The successors of Genghis Khan / Transl. by John Andrew Boyle. New York; London: Columbia University Press, 1971. 372 p.

Rashiduddin Fazlullah’s Jamiʻuʼt-tawarikh (=Compendium of chronicles) / Transl. by Wheeler M. Thackston. T. I. Part 2. Cambridge, Mass.: Harvard University, Department of Near Eastern Languages and Civilizations, 1999. 348 p.

Монголо-татарское нашествие на Русь. Его роль в истории страны

Многочисленные конные войска Темучина Чингисхана (Великого хана), правителя хитрого и жесткого (1125-1227), его сыновей и полководцев завоевали Среднюю Азию и Закавказье, а его внук хан Бату (Батый) в 1236 году начал поход на русские земли. К 1238 году была разорена вся Владимиро-Суздальская земля от Ростова до Твери. Монголо-татары угоняли оставшихся в живых жителей, отбирали все, что было у них.  Исчезли некоторые виды ремесел, например производство эмали, которым славилась Русь, приостановилось каменное строительство, были полностью разрушены многие города и храмы. Население Руси сократилось почти в два раза.

Первым на пути войск Батыя было Рязанское княжество. Монголо-татары вступили в него зимой 1237 году и потребовали от рязанских князей во главе с Юрием Игоревичем подчиниться им. Князья отвергли эти требования и послали за помощью во Владимир и Чернигов, но никто на призыв не откликнулся. Монголо-татары подступили к Рязани. В летописях записано, что «сеча была зла и ужасна». Хан Батый дивился стойкости и мужеству рязанцев и едва сумел их одолеть. Пять дней войска Батыя неотступно штурмовали город. 21 декабря Рязань пала. Рязанский князь и его жена с малолетним сыном погибли. Расправа была жестокой. Монголо-татары ворвались в город изрубили всех, кто был еще жив. 

Опустошив рязанскую землю, орды Батыя двинулись во владения великого князя Владимирского Юрия Всеволодовича. За Владимир шла жестокая борьба. Врагам удалось разрушить городскую стену. Жители были истреблены, замечательные памятники культуры подверглись безжалостному разорению.

Монголо-татарские войска осадили Торжок, который закрывал им путь на Новгород. Две недели жители города защищали его. Но Торжок был взят и разорен. Перед монголо-татарами открылся путь на Новгород. Однако упорное сопротивление населения Руси и боязнь наступления половодья заставили их отказаться от похода на Новгород. Они повернули обратно и пошли по восточным землям Смоленского и Черниговского княжеств. Здесь им также было оказано ожесточенное сопротивление. Русский летописец особо отметил мужество небольшого Козельска, которые семь недель сражались на разрушенных стенах горящего города. Вооруженные ножами, они бросались в рукопашные схватки с осаждающими, которых в этих боях погибло не мало. Когда же, наконец, Батый взял развалины Козельска, то буквально стер его с лица земли. В 1240 году после осады пал Киев.

Стойкая и мужественная борьба русских городов спутала расчеты завоевателей. Их полки поредели, а впереди осталась незавоеванной еще половина Руси. Монголо-татарские войска повернули обратно, ушли за Волгу. От нашествия на Руси уцелели только полоцко-минские и новгородско-псковские земли. В 1241 году войска Батыя вторглись в Польшу, Венгрию, Чехию, Моравию. В 1242 году они дошли до Хорватии и Далмации (до «последнего моря» — Адриатического). Однако в Западную Европу войска монголо-татар пришли ослабленными героическим сопротивление русских городов и княжеств. Поэтому если на Руси монголам удалось установить свое долгое и жестокое иго, то европейские государства испытали нашествие в меньших масштабах. До германских же княжеств, Италии и Франции завоеватели не дошли.

Защитила ли Русь Европу от монгольского нашествия — Реальное время

Проверяем популярный исторический миф с помощью фактов и источников

Фото: shakko / wikipedia.org (Взятие Батыем Суздаля в 1238 году, иллюстрация из «Жития Ефросинии Суздальской»)

«Реальное время» совместно с Центром исследований Золотой Орды и татарских ханств им. М.А. Усманова Института истории им. Ш. Марджани АН РТ продолжает цикл публикаций к 750-летию курултая на Таласе, который положил начало государственной независимости Золотой Орды. Сегодня кандидат исторических наук Тэймур Галимов проверит с помощью исторических источников расхожее утверждение, будто монголы не дошли до Парижа и Ла-Манша только потому, что на их пути встретилась непобедимая Русь.

Новая жизнь старого мифа

Одним из устойчивых и легендарных представлений о монголо-татарском нашествии 1236—1243 годов является мнение о том, что Русь обескровила орды Батыя, оказавшись своеобразной стеной, защитившей Европу. Данная точка зрения хорошо известна каждому, кто окончил советскую или российскую среднюю школу или вуз. Тезис транслируют школьные учебники, популярная и даже научная историческая литература. В результате на сегодня мнение о решающей роли древнерусских земель в защите Европы от монголов имеет обширную историографию.

Наиболее ярким примером этой идеи стали утверждения, принадлежащие историку и писателю Вадиму Каргалову (1932—2009), который позаимствовал ее у великих российских историков Сергея Михайловича Соловьева и Василия Осиповича Ключевского, придав мыслям ученых XIX в. большую образность и художественность. В результате Русь не только явила собой самопожертвование спасшее мир от Нашествия, но в своей борьбе с монголами отразила извечную борьбы «леса со степью». Доказывая факт совершенного Русью подвига, Вадим Викторович, не имея ни доли сомнения, прямо процитировал в своем труде «Монголо-татарское нашествие на Русь в XIII в.» общественно-политические размышления Пушкина и Чернышевского о защитнической и спасительной функции Руси «от ига монгольского… не допустив его в Европу». Однако, если отбросить эмоциональную и «патриотическую» составляющую суждения и посмотреть на него более объективно, оно становится не таким однозначным.

Монголо-татарское нашествие 1236—1243 годов действительно оставило неизгладимое впечатление у современников событий, отразившееся в текстах многообразных древнерусских и западноевропейских источников. К ним можно отнести: записи древнерусских летописей, западноевропейские хроники, документы и официальные письма. Несомненно, к числу подобных памятников должен быть отнесен такой источник, как «История монголов», составленная персидским летописцем Рашид-ад-Дином в начале XIV века и раскрывающая смысл действий монгольских ханов. Необходимо признать, что дошедший до нашего времени источниковый корпус, освещающий монголо-татарское вторжение, содержит целый ряд фактов и сюжетов, противоречащих мнению выдающихся российских историков и опровергающих многие высказанные ими мнения о монголах.

Следуя тексту «Истории» монголов, составленной Рашид-ад-Дином, на курултае 1235 года Угедей-хан, сын Чингисхана, принял решение о походе на запад. Фото wikipedia.org

Западная Европа ждала повторного вторжения монголов

Во-первых, следуя тексту «Истории» монголов, составленной Рашид-ад-Дином, на курултае 1235 года Угедей-хан, сын Чингисхана, принял решение о походе на запад. Начавшийся в 1236 году поход представлял собой целый комплекс направлений, одним из которых был западный поход в Европу через земли «кипчаков, русских, булар (поляков), маджар, башгирд, асов, Судак и те края для завоевания таковых».

После разорения монголами Киева (1240 г.) и опустошения земель Даниила Романовича Галицкого, на пути орд встала Польша (1241 г.). Ее разорение хорошо отражено в великопольских анналах «Roczniki wielkopolskie». Дальнейшее продвижение монгольского войска в 1241—1242 гг. продолжилось по территории Венгрии и Хорватии, что хорошо представлено в сочинении Магистра Рогерия «Горестная песнь о разорении Венгерского королевства татарами» и в хронике «Poviesti Hrvata». Оказавшись в плену у «татар» магистр Рогерий упоминает и о планирующемся походе монголов в «Тевтонию», земли тевтонского ордена.

Венгрия оказалась самой западной из земель, в которые вошли монголы, но отнюдь не была последней в череде их завоеваний. На обратном пути по возвращении в степь монголо-татарское войско прошло через Сербию и Болгарию за Днепр, тем самым сделав своеобразную петлю, и завершило поход 1236—1243 годов. Как видно из источников, после падения древнерусских княжеств война с монгольскими ордами на территории Европы шла еще целых два года.

Во-вторых, как ни странно, вторжение в центральную Европу было приостановлено в связи со смертью Великого хана Угедея, который был, по сути, зачинателем данного похода. В случае смерти хана Ясса (свод законов и правил, утвержденных еще Чингисханом) предписывала в срочном и безотлагательном порядке созвать сбор — Курултай, призванный избрать нового главу рода. Именно необходимость присутствия военачальников на соборе заставила Бату и его венценосных родственников отправиться обратно в Каракорум, приостановив все военные действия.

Папа Иннокентий IV отправляет доминиканцев и францисканцев послами к монголам. Фото wikipedia.org

В-третьих, весьма красноречивы обстоятельства созыва собора в Лионе в 1245 г. Одной из поднимавшихся на соборе тем было установление степени опасности, исходящей от нового соседа в лице монголов, риск повторного вторжения и меры защиты от него. По всей видимости, помня о недавнем разорении монголами почти всей территории Балкан и Восточной Европы, понимая всю тщетность военного противостояния, римский папа Иннокентий IV еще до Лионского собора направил четыре дипломатических миссии в Каракорум, целью которых было установление контактов с Монгольской империей. В итоге все эти действия и события позволяют с абсолютной уверенностью утверждать, что Европа ожидала повторного нашествия монголов и пыталась всеми силами его предотвратить.

Даниил Романович между Римом и Каракорумом

Весьма спорной является сама спасительная миссия русских дружин. После завоевания монголами Южной Руси галицкий князь Даниил Романович, как и остальные русские князья, был вынужден отправиться в Орду для принятия новых условий княжения и подтверждения собственных прав. Но вернувшись в свою землю, свободолюбивый князь начал искать поддержку против «татар». Галицко-волынская летопись однозначно отражает его борьбу с монголами по возврату собственных земель. Даниил Романович в переписке с римским папой Иннокентием IV принимает его предложение осуществления похода против «татар». Однако сама римская курия не смогла оказать ему никакой поддержки.

Мало того, литовцы, отправив свои войска на Луцк, провоцировали Даниила на совсем иные настроения. Вероятно, что и Даниил до этого причинял литовцам какие-то неудобства, действуя совместно с венгерским королем Беллой IV против Литвы, вызывая территориальные конфликты. Обстоятельства подогревались и откровенным разрывом галицкого князя с римским папой Александром IV. Последний разрешил великому князю литовскому Миндовгу воевать землю Даниила Романовича. В итоге ордынская рать Бурундая, отправившаяся в 1258 году обуздать неугомонного галицкого князя, предложила примирение и разрешила ситуацию в свою пользу.

Боясь оказаться зажатым с двух сторон, Даниил Романович отправил своего брата Василько возглавить войско и вместе с Бурундаем совершить походы на Польшу и Литовскую землю. Тем самым галицкий князь одобрил регулярно совершавшиеся совместные акции устрашения. Последовала незамедлительная реакция папы Александра IV. В своей булле к Тевтонскому ордену от 25 января 1260 году он утверждал права Ордена на русские земли, которые «до сих пор занимают нечестивые татары». Кроме того, дальнейшие нападения соединенных «проклятым союзом» русских и татар на Польшу подтверждает булла папы Урбана IV от 4 июня 1264 года к чешскому королю Пржемыслу II.

дальнейшие нападения соединенных «проклятым союзом» русских и татар на Польшу подтверждает булла папы Урбана IV от 4 июня 1264 года к чешскому королю Пржемыслу II. Фото wikipedia.org

Действительность, открытая историками, дает больше пищи для ума, чем идеологические штампы

В результате такого краткого анализа источников можно уверенно утверждать, что монголы вторглись в Европу, находились там целых два года и имели весьма широкие дальнейшие планы по ее покорению. А русские князья, на протяжении долгого времени после западного похода монголов 1236—1243 годов, оказавшись перед выбором, предпочитали совершать совместные действия с ордынцами в Восточной Европе. В итоге Русь не только не защитила Европу от нашествия, но и оказывала монголам самую деятельную помощь в набегах на европейские земли.

Ключевая роль древнерусских земель и князей «в защите Европы от монгольских орд» является преувеличением и представляет собой историографический вымысел, рожденный обостренным национальным чувством в условиях XIX—XX веков, когда историческая мысль и историческое сознание были подчинены не только научным, но и идеологическим целям. Источником подобного мифотворчества является идеологическое восприятие исторических процессов и событий. Следует осознавать, что средневековые и современные реалии принципиально различаются. Поэтому прочтение средневековых источников требует особого подхода, учитывающего специфику времени.

История как наука должна оставаться историей. Наложение на исторические процессы этого периода моральных норм современного общества — грубейшая ошибка, приводящая к искажению исторической действительности и подменяющая научный взгляд и научные гипотезы идеологическими домыслами и эмоциями. В связи с этим рассуждать о понятиях «хорошо» и «плохо» в отношении деяний как европейских и русских князей, так и монгольских ханов этого периода могут себе позволить только очень смелые дилетанты или исследователи, отказывающиеся различать идеологические и научные ценности. Действительность, которую может нести хорошее и качественное научное исследование благодаря всей своей сложности и неоднозначности, дает намного больше пищи для ума и сердца, чем идеологически выверенные штампы школьных учебников.

Тэймур Галимов

ОбществоИсторияВласть Татарстан

Российская история. 2020. № 4.

Cтатьи

В.А. Кучкин: Завоевание Руси Батыем [3-30]

А.А. Горский: Наследование великого княжения в середине XIII в., Батый и мачеха Александра Невского [31-37]

Л.А. Беляев: Северо-Восточная Русь в середине XIII – второй половине XIV в.: археологические данные [38-48]

A.В. Чернецов, И.Ю. Стрикалов: К 200-летию археологического исследования Старой Рязани [49-55]

П.В. Лукин: «Весь Новгород»: к вопросу о происхождении и содержании понятия [56-63]

Н.А. Петрова: К вопросу о датировке Болотовского договора [64-70]

B.А. Аракчеев: Земцы: эволюция социального статуса и отношений собственности в XV–XVI вв. [71-82]

A.А. Селин, И.В. Яблокова: Местное судопроизводство и правоприменение в Новгороде Великом конца XVI – начала XVII в. [83-93]

B.А. Подолинский: «И выступил с речью довольно искренней и горестной»: индивидуальное измерение Люблинского сейма 1569 г. [94-102]

К.Ю. Ерусалимский: Польско-литовская демократия глазами московской шляхты XVI – середины XVII в. [103-121]

Т. Амброзяк: Характер Люблинской унии и польско-литовской Речи Посполитой в оценке Ивана Ивановича Лаппо [122-133]

Г. Слесорюнас: Проблемные вопросы современных исследований Люблинской унии и её последствий с точки зрения литовской историографии [134-141]

Д.В. Лисейцев: Почему Земский собор – не парламент? [142-150]

 

Диалог о книге. «Государев двор Михаила Фёдоровича Романова: политическая элита Московского государства в отражении просопографии» [151-181]

В.А. Аракчеев: Образцовое просопографическое исследование истории сотен родов, воссоздавших Российское государство [151-156]

А.В. Беляков: «Восточный след» в Государеве дворе первой половины XVII в. [156-160]

A.В. Виноградов: Думные и комнатные люди царя Михаила Романова в дипломатических «ссылках» Российского государства с Крымским ханством [160-165]

М.О. Акишин: Фундаментальное исследование, открывающее новые аспекты познания взаимоотношений самодержца с думными и комнатными людьми [165-170]

П.В. Седов: Научный труд, способный порождать новые книги [170-174]

Д.В. Лисейцев: Долгожданный подарок специалистам по истории России XVII в. [174-181]

Е.А. Самыловская: Рижские католики и протестанты в середине XVIII в. [182-187]

Е.С. Токарева: Эдмунд Уолш, планы Ватикана и российская действительность 1922–1923 гг. [188-204]

М.Г. Вандалковская: История исторической науки в творчестве А.И. Клибанова [205-213]

 

Обзоры и рецензии

B.В. Тихонов: «В великую книгу об истории нашей родины Б.Д. Греков вписал немало ярких страниц» [214-18]

В.Н. Глазьев: А.П. Синелобов. Персональный состав городовых приказчиков и губных старост Московского государства XVI–XVII вв. [218-222]

Н.А. Мининков: В.Н. Глазьев. Очерки истории города Воронежа и Воронежского уезда в конце XVI – XVII вв. [222-226]

A.В. Морохин: Арзамасский уезд в XVII в. Акты приказного делопроизводства допетровской эпохи: сборник документов. В 2 ч. [227-228]

B.Я. Мауль: Новая книга о том, как в середине XVII в. Московское царство сделалось самодержавием [229-236]

О.В. Белоусова: Великокняжеское детство: воспитание и образование царских сыновей в XIX в. [237-241]

Д.А. Андреев: Д.Н. Любимов как мемуарист и историк [241-245]

И.К. Кирьянов: Дуэль в парламентской истории позднеимперской России [245-247]

ЗАЛ 12. НАШЕСТВИЕ МОНГОЛОВ НА РУСЬ И БОРЬБА ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ. 1237 — 1240 ГГ.

В начале XIII века над странами Азии и Восточной Европы ураганом, уничтожая всё на своем пути, пронеслись орды кочевников. Их родина – Центральная Азия, где многочисленные племена кочевников-скотоводов образовали могучее военное государство. Среди племен, носивших различные названия, сильнейшим было племя татар, поэтому соседние народы распространили это название и на другие монгольские племена.
Сразу же после избрания в 1206 году на курултае (совете вождей) предводителем всех монгольских народов Темучина – Чингисхана (обычно переводится как Великий хан), он провозгласил политику широкой военной экспансии.
После покорения Сибири, разгрома Китая, древних государств Средней Азии и Северного Ирана с богатейшими городами – центрами ремесла и торговли – монголы, разбив грузинские войска, вышли на Северный Кавказ и ворвались в половецкие степи. Разгромив часть половцев, они стали продвигаться к русским землям.
«Явился народ незнаемый; пришла неслыханная рать, безбожные татары, о которых никто хорошо не знает, кто они и откуда пришли, и что у них за язык, и какого они племени, и какая у них вера…», — писал древнерусский летописец. Поход монголов в степи Восточной Европы носил характер разведки. 1223 г. в битве на Калке были разбиты объединенные силы русских князей и их союзников – половцев, но монголы повернули назад, и только в 1237 году монгольское войско во главе с внуком Чингисхана Батыем появилось на границах Руси.
Первой после шестидневной осады пала Рязань, — «… и оттуда рассеялись татары по всей земле Владимирской, одни пошли к Ростову, иные погнались за великим князем в Ярославль и к Городцу, и пленили все города на Волге до самого Галича Мерьского; а иные пошли к Юрьеву, и к Переяславлю, и к Дмитрову, и взяли эти города; а еще иные пошли, и взяли Тверь. И все города в Ростовской и Суздальской земле за один февраль месяц, и нет места вплоть до Торжка, где бы они не были». К 1240 г. под ударами захватчиков пали практически все древнерусские княжества, уцелели только новгородские и псковские земли.
Беспредельное мужество, проявленное воинами и всем населением Руси в борьбе против монгольского нашествия, ослабило силы врага, и он, не дойдя до Великого Новгорода, повернул назад. Русь была растерзана и почти 250 лет находилась под гнетом монгольского ига. О пережитой Древнерусским государством трагедии А.С. Пушкин писал: «России определено было высокое предназначение …её необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь».

В 1206 г. хан Темучин, более известный как Чингисхан, объединил монгольские племена Центральной Азии в единое государство с центром в Каракоруме. Менее чем за полвека монгольское завоевание, целью которого было мировое господство, докатилось до Тихого океана на востоке и Средиземного моря — на западе. Монголы захватили Среднюю Азию и Кавказ. В 1236 г. внук Чингисхана хан Бату начал покорение Европы — во исполнение завещания деда дойти «до последнего моря», то есть до Атлантического океана. К 1237 г. под властью монголов оказались Поволжье, Северный Кавказ, Крым, Половецкая степь. На пути победоносного войска лежала Русь

Amazon.com: Почему мы сражаемся во Второй мировой войне

«Битва за Россию» — документальный фильм о войне Советского Союза с Германией с 1941 по начало 1943 года. Он был снят во время Второй мировой войны, отсюда дата окончания — 1943 год. Снятый на доллар налогоплательщиков, теперь он доступен широкой публике. домен, и многие компании воспроизводят и продают его в виде VHS и DVD. В моем обзоре сначала будет рассмотрена эта конкретная версия фильма с ее физическим воспроизведением фильма, а позже — содержание фильма.

Начну с упаковки. На передней панели коробки есть фотографии американского солдата с изморозью на лице, марша американских войск и другого американского солдата, который ест. На оборотной стороне — британская зенитная артиллерийская установка, управляемая британскими солдатами. Правильно — все фотографии, не соответствующие содержанию фильма — советско-германская война. Это предвещало усилия, вложенные Goodtimes в свой продукт.

Особенности: нет. Однако указатель сцены присутствует.

Качество воспроизведения: В начале фильма «Goodtimes» есть заметка о том, как они тщательно реставрировали оригинал.К сожалению, это оказалось ироничным заявлением. Рамки темнее. Это проблема, так как в ряде мест из-за этого ухудшаются детали. Боковые стороны и нижняя часть фильма обрезаются. Это было заметно, когда я проиграл свой VHS одновременно с DVD, чтобы сравнить их. Это было разочарованием, так как я хотел обновить свою VHS-копию этого фильма. В целом версия VHS, записанная в режиме EP, по качеству превзошла этот DVD. Я буду искать другую версию этого фильма на DVD.

Содержание фильма: Фильм рассказывает о сражениях на Восточном фронте в хронологическом порядке, включая в сценарий социальные и политические темы. Небольшое наблюдение, которое я сделал на протяжении многих лет, заключается в том, что документальные фильмы времен холодной войны в значительной степени опирались на кадры этого фильма вместе с немецкой кинохроникой при освещении Восточного фронта. «Немецкое вторжение в Советский Союз» Питера Бэтти дошло до того, что полностью взяли анимированные карты из этого фильма.

Кадры, использованные в «Битве за Россию», не являются сырыми, это скорее лента, нарезанная на фрагменты, большинство из которых длится менее пяти секунд.Это досадная, но обычная практика в документальных фильмах. В документальном фильме представлены кадры из довоенных советских фильмов: «Иван Грозный», «Александр Невский», «Человек с кинокамерой» (документальный), а также кадры парада и маневров (документальный). Кадры военного времени, представленные в фильме, хороши. Его можно дополнить, с некоторым перекрытием, фильмами «Секретные архивы СССР: Русский фронт» (3 части), Россия: «Кровь на снегу» или «Война века: Когда Гитлер сражался со Сталиным».

Некоторые рецензенты назвали этот фильм устаревшим; с мыслью, что теперь мы знаем правду.Я с уважением не согласен с этим. В истории Второй мировой войны у нас еще много умиротворения. Кажется, что материала о советско-германском фронте много, но если мы отфильтруем первичные источники, такие как дневники, журналы и оперативные документы военного времени, то останется не так уж и много. Я считаю, что факты встречаются на более низком уровне, а напыщенные цифры и «факты» ничего не значат, чего мы не знаем (или не заботимся), как они были собраны / откуда они. Этот фильм является про-союзническим американским взглядом на вторую мировую войну.Я храню этот фильм на своей книжной полке и получаю удовольствие от анализа отснятого материала, который он представляет.

Четыре звезды за содержание фильма.

Одна звезда для этой версии DVD.

Будущее завоеваний | Foreign Affairs

Отношения между завоеванием и конфликтом могут показаться простыми: начать войну, победить на поле битвы, взять под контроль желаемую территорию. Тем не менее, государства все чаще забирают земли друг друга по-другому. Вместо этого они используют другую стратегию: быстро и с минимальным кровопролитием захватывают небольшой кусок территории, а затем пытаются избежать войны.Сегодня завоевание похоже на то, что Россия сделала в Крыму и что Китай снова может сделать в Южно-Китайском море.

За последние 20 лет ученые согласились с тем, что завоевание резко сократилось, возможно, приближаясь к моменту, когда оно прекратится совсем. Считается, что глобальная норма уважения территориальной целостности стран, поддерживаемая властью США, стала настолько сильной, что завоевание в значительной степени ослабло. Это общее понимание неприемлемости захвата территории силой, как полагают, закрепилось после Второй мировой войны и приблизилось к прекращению завоевания к концу 1970-х годов.В своей влиятельной книге 2011 года о глобальном спаде насилия Стивен Пинкер был одним из многих ученых, которые нашли причины для оптимизма в этом спаде: «Ноль — это также количество раз, когда любая страна с 1975 года завоевала даже части какой-либо другой страны. ”

Это изображение гибели завоевания обнадеживает, но не является точным. Завоевание остается центральным вопросом международной политики — его просто стало меньше. Да, после Второй мировой войны попытки покорить целые страны стали редкостью: прошло более 30 лет с момента последнего массового завоевания страны, когда Ирак ненадолго завоевал Кувейт.Но с 1945 года было предпринято более 70 попыток завоевать территорию. Как показывает практика, современные завоевания обычно захватывают территории размером не больше одной провинции и, как правило, намного меньше. Когда агрессор захватывает лишь небольшой участок территории, а не всю страну, международное сообщество редко вмешивается, чтобы защитить жертву. Действительно, попытки завоевать территорию оказываются успешными примерно так же часто, как и столетие назад: примерно в половине случаев.

За этими маленькими завоеваниями стоит четкая стратегия.Идея состоит в том, чтобы взять достаточно небольшой участок земли, чтобы жертва смирилась с его потерей, а не обостряет конфликт, чтобы вернуть его. Эта стратегия гораздо реже провоцирует войну, чем попытки напрямую завоевать страны. Это удается гораздо чаще, чем дипломатические угрозы.

Маленькие завоевания не новость; это вековая практика. Однако сейчас они более важны, чем когда-либо прежде, потому что, как и гражданские войны, они сохраняются по мере того, как крупные завоевания и войны великих держав сокращаются.

Глядя только на опыт США, легко упустить из виду важность маленьких завоеваний. Например, за последние два десятилетия Соединенные Штаты вмешивались в гражданские войны в других странах, таких как Сирия и Ливия, и вторгались в страны, чтобы добиться смены режима, как в Афганистане и Ираке. Некоторые считают, что эти войны — это взгляд в будущее, а завоевание — пережиток прошлого. Причина этого заблуждения заключается в том, что вмешательство США в захватнические войны происходит сравнительно редко: хотя Вашингтон вмешался, чтобы противостоять относительно нечастым попыткам завоевания целых стран, как, например, в войне в Корее и в войнах в Персидском заливе, он оставался в стороне во время гораздо более крупных событий. количество завоеваний только части страны.

Если Соединенные Штаты не примут уровень сдержанности, которого не предпринимали со времен Перл-Харбора, отсрочить территориальные конфликты в будущем может оказаться не так легко, как в прошлом. Слишком много самых опасных горячих точек в мире наталкивают Китай или Россию на союзников США, которым угрожает завоевание. Понимание того, как могут возникать эти горячие точки, необходимо для понимания будущих конфликтов на земном шаре и дилемм, которые ждут Соединенные Штаты в грядущие годы.

МАЛЫЕ ТЕРРИТОРИИ, БОЛЬШИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В мае 2020 года китайские солдаты вторглись на территорию вдоль спорной границы их страны с Индией.Они продвинулись в нескольких районах горного региона Ладакх, заняв позиции, которые патрулируются, но не заняты постоянно индийскими войсками. Хотя изначально они были бескровными, их продвижение спровоцировало столкновение в июне 2020 года, в котором погибли 20 индийских солдат и четыре китайских солдата, что стало самым серьезным кризисом между двумя самыми густонаселенными странами мира за более чем полвека. Избегая применения огнестрельного оружия, чтобы ограничить риск эскалации конфликта, обе стороны сражались с использованием импровизированного оружия, в том числе дубинок, забитых гвоздями или обернутых колючей проволокой.

Помимо средневекового оружия, это хрестоматийный пример современного завоевания. Эти захваты небольших территорий наиболее распространены в Азии, а также продолжают появляться на Ближнем Востоке, в Африке, Латинской Америке и Восточной Европе. Такие маневры обычно позволяют избежать войны, но, тем не менее, всегда представляют собой авантюру по поводу того, как отреагирует другая сторона. Действительно, просчитанные небольшие завоевания входят в число важнейших причин современной войны. Именно это произошло в 1962 году почти в том же районе, который продолжает обострять напряженность вдоль китайско-индийской границы.В то время обе страны стремились укрепить свои притязания на спорную территорию и продвигались небольшими частями, строили посты для расширения своего контроля и пытались блокировать посягательства друг друга. Эта стратегическая игра оставалась бескровной в течение нескольких месяцев, но в конце концов Китай перевернул игровую доску и напал, начав китайско-индийскую войну. Эта война продолжает омрачать отношения между Китаем и Индией и подталкивает Индию к разработке ядерного оружия.

Небольшие завоевания продолжаются, а более крупные завоевания и войны великих держав сокращаются.

Некоторые конфликты из-за небольших территориальных захватов перерастают в более крупные войны с долгосрочными последствиями. Например, в 1978 году Уганда захватила небольшую территорию, известную как выступ Кагера у Танзании. Вместо того чтобы смириться с потерей, танзанийские силы атаковали, отбили ее и затем продолжили движение к столице Уганды Кампале, где они свергли печально известного диктатора Иди Амина. Геноцидный режим красных кхмеров в Камбодже потерпел крах при аналогичных обстоятельствах, когда его агрессивные посягательства вдоль ее границы с Вьетнамом спровоцировали вьетнамское вторжение.

Два самых жестоких конфликта, когда-либо происходивших в основном между ядерными державами, возникли из-за небольших территорий, важность которых кажется совершенно несоразмерной опасности ядерной войны. В 1999 году Пакистан проник в вооруженные силы, замаскированные под кашмирских боевиков, чтобы захватить несколько стратегических холмов на индийской стороне Линии контроля. Индия понесла сотни потерь в боях за их изгнание. В 1969 году начались боевые действия между Китаем и Советским Союзом за остров Чжэньбао на реке Уссури.Оба конфликта вызвали опасения по поводу ядерной эскалации во всем мире.

Если заглянуть в будущее, то возможные завоевания Китая и России вырисовываются как многие из наиболее последовательных и вероятных сценариев конфликтов между великими державами мира. Но это не единственные потенциальные завоевания, которые должны беспокоить политиков: продолжающееся соперничество между Индией и Пакистаном будет по-прежнему создавать возможности для территориальных посягательств в Кашмире. Спор по Абьею между Суданом и Южным Суданом — всего лишь одна из многих потенциальных горячих точек, о которых могут не заговорить заголовки, пока не станет слишком поздно.Признание важности небольших завоеваний и понимание того, как они происходили в историческом плане, может помочь политикам управлять ими более эффективно — или вообще предотвратить их.

КИТАЙ И БУДУЩЕЕ ЗАВОЕВ

То, захватит ли Китай территорию и где, будет определяющим фактором двадцать первого века. По мере того, как страна становится более мощной в экономическом и военном отношении, споры со многими из ее соседей грозят перерасти в войну.

Нигде территориальные амбиции Китая не создавали напряженности чаще, чем острова Спратли в Южно-Китайском море.Китай претендует на суверенитет над всеми островами Спратли, но в настоящее время занимает лишь меньшинство из них. Остальное контролируют Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Тайвань. Эти острова, которые настолько малы, что по международному праву могут считаться скалами, представляют собой именно тот тип территории, которая все еще становится жертвой завоеваний.

С 1918 года было зарегистрировано 28 случаев захвата страной одного или нескольких островов у другого в мирное время. Только один — злополучная попытка Аргентины захватить Фолклендские острова в 1982 году — привел к войне.Хотя война за Фолклендские острова сводит на нет любое легкое отклонение опасений по поводу того, что захват островов может спровоцировать серьезные конфликты, она представляет собой исключение, а не правило. В большинстве случаев захвата островов — 15 из 28 — захват территории не привел ни к одному смертельному исходу. Этот послужной список подчеркивает, почему Китаю может сойти с рук захват островов.

Южно-Китайское море не привыкать к подобным событиям. Есть история, когда страны соглашались с потерей малых островов для завоевания, предпочитая мир таким незначительным частям территории.Китай вступил в конфликт с Южным Вьетнамом из-за Парасельских островов в 1974 году, захватив и удерживая их с тех пор. В 1988 году Китай и Вьетнам сражались за Южный риф Джонсона в Спратли, и Китай снова одержал победу. Хотя в целом вероятность успеха попыток завоевания составляет около 50 процентов, она возрастает до 75 процентов, когда захватываются только острова.

В Вашингтоне слишком мало понимают, насколько исторически исключительным — даже отклоняющимся — было бы со стороны Соединенных Штатов воевать с Китаем из-за островов Спратли.

Несмотря на частые интервенции за рубежом, Вашингтон никогда не вмешивался в военном отношении для защиты суверенитета другой страны, когда агрессор захватил остров или небольшой приграничный регион. Действительно, в прошлом веке не было случаев, когда какая-либо страна произвела хотя бы один выстрел в ответ на захват отдаленных островов другой страны — и только несколько случаев для небольших территорий вдоль сухопутных границ. Вмешательства, направленные против завоеваний целых стран, были более обычными, но они остаются редкостью для небольших территорий.

Китай также может оказаться в конфликте с Японией из-за островов Сэнкаку (известных в Китае как острова Дяоюйдао), группы бесплодных пород в Восточно-Китайском море. Хотя Япония более могущественна, чем претенденты на разногласия с Китаем из-за Спратли, она сталкивается с недостатком в Сенкаку: острова в настоящее время пусты. Там нет японских войск в качестве путеводной нити для усиления сдерживания. Японских мирных жителей там нет. И то, и другое увеличивают шансы Китая успешно захватить острова, избегая войны, ставя Японию перед свершившимся фактом.

Хотя прямое вторжение на Тайвань не соответствует модели современного завоевания, захват небольших тайваньских островов подходит.

Китайские солдаты, неожиданно занявшие Сенкаку, — наиболее вероятный путь к вооруженному конфликту между Китаем и Японией. В этом сценарии Пекин захватил бы острова без единого выстрела, но у Токио не было бы возможности вернуть их. Это могло оставить японскому правительству незавидный выбор: атаковать китайские войска или молчаливо согласиться с их присутствием, ответив только дипломатическими и экономическими мерами.Япония может пожалеть о том, что давно воздерживалась от размещения и содержания войск в Сенкаку, когда Китай был слабее.

В отличие от этих отдаленных островов, Тайвань может похвастаться глобально интегрированной экономикой, мощными вооруженными силами, динамичной демократией и населением в 24 миллиона человек. Его насильственное подчинение вызовет геополитический шок по всему миру. Конечно, Пекин будет отрицать, что вторжение в Тайвань представляет собой завоевание; вместо этого Китай будет рассматривать остров как свою законную территорию.Те немногие страны, которые после Второй мировой войны пытались завоевать еще одну атаку, изложили варианты этого аргумента: соответствующие претензии Северной Кореи и Северного Вьетнама к своим южным коллегам были однозначными; Ирак выдвинул аргументы, что Кувейт исторически был частью его территории, когда он вторгся в 1990; и Индонезия поступила так же, завоевывая Тимор-Лешти в 1975 году. Тем не менее, те же самые прецеденты дают основания для оптимизма, поскольку их так мало.

Хотя прямое вторжение на Тайвань не соответствует модели современного завоевания, захват небольших тайваньских островов подходит.Было бы ошибкой планировать возможное китайское вторжение, блокаду или воздушную бомбардировку Тайваня, игнорируя более вероятный сценарий захвата Китаем отдаленных тайваньских островов.

Тайвань контролирует острова Цзиньмэнь и Мацу, расположенные в пределах досягаемости артиллерийских орудий от побережья Китая. Захват этих островов позволил бы Пекину сплотить китайский народ вокруг флага, послать явный сигнал запугивания Тайваню и рисковать военной конфронтацией на наиболее благоприятной почве.Это также поставило бы Вашингтон перед множеством мрачных вариантов: либо вмешаться недалеко от материковой части Китая, чтобы защитить небольшие острова, либо его обвинили в том, что он оставил Тайвань, чтобы потерпеть поражение в одиночку.

На Тайване также находится самый большой из островов Спратли, Иту-Аба и острова Пратас в Южно-Китайском море. Хотя напряженность между Китаем и Филиппинами или Вьетнамом привлекла больше внимания, глубокие разногласия между Пекином и Тайбэем позволяют предположить, что Китай может предпочесть продвигать свои претензии к Спратли, нападая на Тайвань.Трудно избежать вывода о том, что Китай с большей вероятностью захватит Иту-Аба, чем любой другой защищаемый район, среди своих многочисленных территориальных споров.

Наконец, обширная, изрезанная граница между Китаем и Индией всегда будет обеспечивать незащищенные территории, которые обеспечивают благодатную почву для захвата территорий. Большинство кризисов, подобных тому, который произошел в Ладакхе, закончится без войны. Однако опасность войны реальна, как и перспектива на годы, даже десятилетия, противостояния, которое сеет семена будущих конфликтов.Более оптимистично то, что меньшая часть этих эпизодов закончилась взаимными сделками по отказу, подобными тем, которые Индия и Китай заключили в феврале 2021 года в отношении районов вокруг озера Пангонг в Ладакхе.

Однако Нью-Дели не может слишком сильно полагаться на долговечность таких соглашений. Взаимные отступления создают нейтральные зоны между китайскими и индийскими силами, которые становятся заманчивыми целями для захвата территорий в будущем.

РОССИЯ И БУДУЩЕЕ ЗАВОЕВ

Ни одно событие не принесло более тревожных изменений в европейской безопасности после окончания холодной войны, чем вторжение России в Украину в 2014 году.Захват и аннексия Крыма и его более чем двух миллионов жителей разрушили ложные надежды на то, что завоевание в Европе осталось в прошлом. Это подчеркивает, почему следующее российское завоевание является самой серьезной внешней угрозой европейской стабильности. Вопрос в том, где это произойдет?

Наихудший сценарий предполагает открытое вторжение России в страны Балтии — Эстонию, Латвию и Литву. Эти члены НАТО когда-то были частью Советского Союза и содержат русскоязычные меньшинства. Планировщики НАТО опасаются наступления России через Беларусь, чтобы закрыть Сувалки, узкую сухопутную связь между Польшей и Прибалтикой, и завоевать все три страны.

Хотя любой сценарий этой могилы заслуживает серьезной оценки, современная история завоеваний дает основания полагать, что это маловероятно. Попытка России полностью завоевать три страны — после всего лишь четырех попыток сделать это с 1945 года — была бы наиболее агрессивным действием, предпринятым любой страной со времен Второй мировой войны. И это также означало бы отход от поведения России, поскольку Москва стремилась к завоеванию только тогда, когда могла сделать это без чрезмерного риска спровоцировать крупную войну.

Более вероятный сценарий — внезапный захват Россией меньшей территории.Одна из таких целей — эстонский город Нарва, расположенный на территории России и населенный в основном русскоязычным населением. Даже там для страны было бы необычно захватить территорию, на которую у нее нет давних публичных претензий. Тот факт, что Москва не озвучила таких заявлений в странах Балтии, обнадеживает, хотя готовность России разработать доводы, оправдывающие завоевание Крыма, должна умерить любой оптимизм.

Захват Россией Крыма разрушил ложные надежды на то, что завоевание Европы осталось в прошлом.

Присутствие войск НАТО в странах Балтии, служащих опорой для развертывания сети, еще больше усиливает сдерживание российского вторжения. История даже предполагает, что сдерживание России не потребовало бы от НАТО сохранения достаточной военной мощи в Восточной Европе, чтобы немедленно отразить вторжение. На каждую попытку завоевания, потерпевшую поражение, не достигнув поставленных целей, было несколько, когда агрессор достиг своих целей только для того, чтобы быть вытесненным политическим давлением или — чаще — военной силой.У России не было бы веских исторических оснований полагать, что конфликт случайно закончится после начальных успехов, но до мобилизации сил НАТО.

Хотя история современных завоеваний дает основания для оптимизма в странах Балтии, дальнейшие вторжения России в Украину и Грузию остаются слишком вероятными. Ни Украина, ни Грузия не являются договорными союзниками США. Никаких сил США или НАТО не предвидится.

В районе Донбасса Украины, а также в Южной Осетии и Абхазии в Грузии Россия вступила в партнерские отношения с (якобы) местными повстанцами, используя искусство захвата территории, скрывая при этом свою собственную роль.Удаление знаков различия с формы «зеленых человечков» придало завоеванию Россией Крыма потрепанный фиговый листок отрицания. Учитывая успех этой тактики, Москва вполне может снова попробовать ее на Украине, в Грузии и даже против таких союзников по НАТО, как Эстония.

В этой тактике нет ничего нового или изобретательного. По иронии судьбы, в 1919 году Финляндия попыталась извлечь выгоду из хаоса гражданской войны в России, отправив тысячи солдат, замаскированных под независимых добровольцев, для оккупации приграничного региона Восточной Карелии.Красная Армия нанесла поражение силам захватчиков. В 1999 году индийская армия также нанесла поражение кашмирским боевикам, которые на самом деле были пакистанскими солдатами.

Когда это возможно, лучший ответ на тактику «зеленых человечков» — это подавить вторжение, как если бы оппозиция действительно была повстанцами, в противном случае не вступая в бой с Россией. Россия не может поддерживать уловку и полностью вмешиваться, например, с помощью авиации, действующей с российских баз. И позволяя Москве отрицать поражение, этот подход дает надежду на то, что Россия скорее согласится с ограниченным поражением, чем приведет к эскалации конфликта.В Карелии и Кашмире такой подход превалировал, но война не увеличивалась. Соединенные Штаты должны также понять, что их собственная военная мощь мало что делает против этой угрозы, и работать, чтобы помочь своим партнерам укрепить себя, вооружая их, чтобы они побеждали в таких боях. Военные возможности Украины и Грузии — и их присутствие в приграничных районах — вот что будет иметь наибольшее значение для сдерживания будущих российских завоеваний.

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ И БУДУЩЕЕ ЗАВОЕВ

Несмотря на то, что небольшие территориальные захваты происходят почти регулярно по всему миру, Соединенные Штаты почти каждый раз реагируют одинаково: держаться подальше.Только попытки Ирака и Северной Кореи напрямую завоевать соседей спровоцировали американское военное вмешательство. Этот отрезвляющий послужной список подчеркивает, почему небольшие завоевания могут помешать политике США в предстоящие годы.

Сегодня небольшие завоевания напрямую угрожают союзникам и партнерам США в Азии и Европе. Такие операции основываются, прежде всего, на расчете того, что можно захватить, не разжигая войны, исходя из национальных интересов участников. Они лишь вторично вращаются вокруг военных расчетов, и баланс сил не является надежным предиктором результатов небольших завоеваний.Увеличение расходов США на оборону или развертывание дополнительных сил в Азии или Европе будет способствовать лишь незначительному вкладу. Китай и Россия, естественно, будут сомневаться в том, распространяются ли союзы США, рассчитанные на более крупную агрессию, на небольшие территории. История даже предполагает, что Вашингтон не может предполагать, что его союзники потребуют военного вмешательства США для изгнания, например, китайских войск с захваченных островов.

Внезапный захват небольших территорий по-прежнему будет самой распространенной искрой войн и близких войн между могущественными державами.

Есть убедительные доказательства только одного подхода к сдерживанию небольших завоеваний: сил растяжек. На протяжении десятилетий натяжная проволока НАТО защищала Советский Союз и сохраняла анклав Западный Берлин в глубине Восточной Германии, несмотря на то, что Западный Берлин был безнадежно окружен и не защищался. Соединенные Штаты сохраняли в Южной Корее силы растяжения в течение всех последних 75 лет, кроме одного; в тот год вторглась Северная Корея. Компания tripwire готова и дальше обеспечивать безопасность стран Балтии в предстоящие годы.

И наоборот, сдерживание США во многих их потенциальных горячих точках с Китаем страдает из-за отсутствия американских сил растяжения. Нет никаких растяжек, защищающих Сэнкаку, Спратли и Тайвань, и мало политической воли для их развертывания в будущем. В отношении России то же самое верно для Украины и Грузии. Там, где Соединенные Штаты не хотят, растягивающие провода государства-партнера являются самым сильным из доступных инструментов, но они не являются гарантом успеха.

Будущее соперничества великих держав с Китаем и Россией вызывает в воображении образы мировых войн, кибервойн и торговых войн.Эти угрозы реальны, но история говорит нам, что — как ни странно это может показаться — внезапные захваты небольших территорий по-прежнему будут самой распространенной искрой для войн и близких войн между могущественными странами. Несмотря на небольшие размеры захваченных территорий, эти события не имеют малой важности. И последнего из них мир не видел.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Новой холодной войны с Россией и Китаем не идет.


Возможно, это популярная фраза для привлечения внимания и заинтересованности, но Соединенные Штаты определенно не находятся на пороге следующей холодной войны.

Майкл О’Ханлон и Шон Зейглер | Авторы мнений

В кругах национальной безопасности США все чаще можно услышать разговоры о новой холодной войне с великодержавными соперниками. Но такой образ мышления в лучшем случае неточен, в худшем — опасен. Известная группа американских экспертов только что предостерегла от такого мышления в отношении Китая, чтобы оно не породило самоисполняющееся пророчество.Каким бы неподходящим ни было правление Владимира Путина в Москве, нам нужен аналогичный корректив и в отношении того, как мы думаем о России.

Стратегия национальной обороны администрации Трампа на 2018 год, как и концепция «третьего зачета», предложенная администрацией Обамы во второй срок, вновь подчеркивает важность сдерживания конфликта между великими державами. Не может быть никаких сомнений в том, что Россия и Китай в последние годы вели себя гораздо более напористо и угрожающе. Но Соединенные Штаты имеют тенденцию переусердствовать с такой политикой.В случае с Россией, хотя усилия НАТО по модернизации и его скромное военное усиление в таких странах, как страны Балтии и Польша, приветствуются, мы должны избегать всепроникающего менталитета, который предвосхищает борьбу с Кремлем на каждом шагу.

Риторика холодной войны в отношении России неверно истолкована

Опасности и заблуждения в политике холодной войны, политики с нулевой суммой и военного приоритета по отношению к России многочисленны. Во-первых, сегодняшняя Россия, будучи одновременно мстительной и амбициозной, не имеет ничего общего с глобальными амбициями Советского Союза.Хотя он выражает чувство предательства со стороны Запада, в нем нет никакой грандиозной концепции всемирного завоевания. Как справедливо утверждают такие авторы, как Тимоти Снайдер и Роберт Каган, может существовать своего рода авторитарная инфекция, которую могут распространить такие лидеры, как Путин. Но это вряд ли сродни завоевательным амбициям Кремля во время холодной войны.

Другой взгляд: Идем ли мы ко второй холодной войне с Китаем, Россией? Скорее всего, не.

Во-вторых, подход, подобный холодной войне, игнорирует то, как много мы все еще работаем с Россией над ключевыми проблемами глобальной безопасности.Роль России особенно важна с учетом ее права вето в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций, что имеет решающее значение для такой политики, как введение санкций в отношении угрожающих стран. Если когда-нибудь будет заключена новая сделка с Ираном, которая заменит Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года, или если будет достигнут какой-то согласованный план денуклеаризации с Северной Кореей, поддержка России будет иметь решающее значение. Несмотря на непростые отношения в последние годы, Москва в целом поддерживает американскую политику в ООН в отношении этих стран.Даже в тех местах, где политика России неприятна или даже предосудительна, например, в Сирии, будет намного легче решать проблемы, если мы сможем разрешить конфликт наших подходов с Москвой — и, фактически, имели место определенные типы военной деконфликции. на какое-то время, что сделало возможным разгром халифата ИГИЛ.

В-третьих, несмотря на все споры о недостаточной серьезности НАТО, когда дело доходит до разделения оборонного бремени, альянс остается впечатляющим. Хотя только 7 стран достигают официальной цели расходовать не менее 2 процентов ВВП на свои вооруженные силы, на НАТО в совокупности приходится более половины всех мировых военных расходов.Большинство членов значительно увеличили свои оборонные бюджеты после Крымского кризиса 2014 года. НАТО также развернула батальоны усиленного передового присутствия в странах Балтии и Польше. Они не представляют собой надежного защитного периметра, но, по крайней мере, представляют собой более прочную растяжку, чем раньше. НАТО поступило бы неплохо, если бы его возможности по укреплению в этом регионе были более сильными, но трудно представить, чтобы Путин действительно верил, что ему удастся избежать наказания за полномасштабное вторжение, даже сегодня. Пока он осторожно избегает любых военных экскурсий в страны НАТО.

В-четвертых, европейские страны не получают достаточного признания за сохранение своих санкций в отношении России в результате ее агрессии против Украины. За последние полдесятилетия, в значительной степени в результате, российская экономика практически остановилась. Валовой внутренний продукт и прямые иностранные инвестиции в России снизились после вторжения в Крым. Такой исход не только нанес полезный карательный удар по Путину и многим из его соратников, но и, вполне возможно, помог предотвратить любую дальнейшую агрессию России, будь то против Украины, Грузии или даже балтийского государства, добавив еще одно измерение сдерживания к тому, что представляет собой НАТО. делает в военном отношении.В Соединенных Штатах и ​​НАТО следует стремиться к большей интеграции экономических и военных мер сдерживания, как недавно утверждал один из нас в новой книге «Парадокс Сэнкаку». Необходима более надежная политика, в частности, для ограниченных и серых зон конфликтов. Такие сценарии действительно остаются тревожными, поскольку Россия продолжает участвовать в кампании по дезинформации и вмешиваться в выборы, но эти усилия не следует путать с экзистенциальными рисками холодной войны.

Мы можем разрядить напряженность с Россией

И, наконец, мышление в терминах «холодной войны» может закрыть нам глаза на необходимость обсуждения некоторых из наших собственных политик, где могут быть возможности разрядить U.С.-Россия трения с творческими идеями. Показательный пример — будущее расширения НАТО, особенно в бывшие советские республики. С 2008 года НАТО официально обещало в будущем присоединить Украину и Грузию к альянсу. И президент Обама, и президент Трамп оставили эту инициативу администрации Буша в силе. Это было бы ошибкой.

Географически и стратегически такой шаг был бы слишком далеким мостом для альянса, который был разработан для стабилизации Североатлантического региона.Более того, хотя ничто не может служить оправданием агрессии России, конечный эффект этого заявления о НАТО от 2008 года, в котором не было графика возможного членства Грузии и Украины и никаких промежуточных гарантий безопасности, пока они ждали, заключался в том, чтобы нарисовать гигантский «яблочко» на каждой из их метафорических спинок. . Нам необходимо разработать новую концепцию безопасности в Восточной Европе, которая укрепила бы их безопасность без членства в альянсе, а не ухудшила бы ее, как это уже сделано полусерьезным обещанием будущего членства в альянсе.

Все другие национальные возможности, которыми должно пользоваться любое суверенное государство, например, право присоединиться к ЕС в случае приглашения, должны быть защищены таким соглашением, но членство в НАТО было бы контрпродуктивным. Ведь в нынешних условиях это даже невозможно.

Время действовать: Мы должны сдерживать российские кибератаки, чтобы предотвратить цифровую холодную войну

Мир неспокойный и рискованный, да. Но те, кто сравнивает современную среду с холодной войной, возможно, забыли, насколько опасной на самом деле была большая часть последнего периода.

Майкл О’Хэнлон — старший научный сотрудник Брукингса и автор новой книги «Парадокс Сэнкаку». Следуйте за ним в Twitter: @MichaelEOHanlon. Шон Зейглер — политолог и научный сотрудник Вашингтонской семестровой программы Университета Карнеги-Меллона.

Покорение Средней Азии через Туркестан Альбом

«Туркестанский альбом» ( Туркестанский альбом –1871) был одним из величайших проектов колониальной фотографии XIX века.

По заказу первого русского генерал-губернатора Русского Туркестана Константина Петровича фон Кауфмана он стремился упаковать экзотическую приграничную территорию, которая, по мнению многих, не стоила затрат на завоевание, представляя ее как щедрый подарок царю и просвещенному русскому обществу. .Благодаря Библиотеке Конгресса и работе Хизер Зоннтаг он также является одним из наиболее доступных визуальных источников любого рода в Центральной Азии: любой, у кого есть подключение к Интернету, может просмотреть 1300 изображений наиболее полной версии, которые были разделены на четыре раздела — археологический, этнографический, торговый и исторический.

Автор


Александр Моррисон

Александр Моррисон — научный сотрудник и преподаватель истории в Нью-колледже в Оксфорде, специализирующийся на истории современной войны и Российской империи в Центральной Азии.Ранее он был профессором истории Назарбаев Университета, Астана, Казахстан, преподавателем имперской истории в Ливерпульском университете и стипендиатом колледжа Всех Душ в Оксфорде. В 2012 году он получил премию Филипа Леверхульма. Он является автором книги «Русское правление в Самарканде 1868–1910: сравнение с Британской Индией » (Оксфорд, 2008 г.) и в настоящее время завершает историю русского завоевания Центральной Азии, которая будет опубликована в издательстве Cambridge University Press.

Академия

Два тома археологических изображений содержат самые ранние фотографические записи многих великих памятников Средней Азии, таких как мавзолей Ходжи Ахмада Ясави в Туркестане и гробница Тимура и Шахи Зинда в Самарканде.

Сырдарьинская область. Город Туркестан. Главный фасад мавзолея святого султана Ахмеда Яссави Древности Самарканда. Мавзолей эмира Тимура Курагана. Вид на восточный фасад мавзолея. Древности Самарканда. Могила святого Кассима ибн Абасса (Шах Зинде) и прилегающие мавзолеи. Общий вид на юг (вход)

Два «этнографических» тома отражают идеи биологической классификации человека, которые очень напоминают почти современную коллекцию фотографий «Люди Индии» (1868 г.) и, возможно, действительно были созданы по ее образцу.Единственный том, посвященный ремеслам, является сокровищницей для изучающих ремесленные ремесла и торговлю в доиндустриальной Центральной Азии, хотя его первоначальная цель заключалась в том, чтобы показать, насколько процветающим и стоящим приобретением был колониальный Туркестан. И все же именно последний, «Исторический» том, пожалуй, самый любопытный и характерный из трех. В отличие от других, составленных главным редактором альбома востоковедом Александром Людвиговичем Куном, это была работа Михаила Африкановича Терентьева, тогда еще молодого кавалерийского офицера, впоследствии ставшего генерал-майором и автором книги. стандартная история русского завоевания Средней Азии, опубликованная в трех томах в 1906 году.

Это дает ключ к разгадке характера тома, в котором ничего не подозревающий зритель может ожидать, что он будет содержать фотографии мест, связанных с великими событиями и личностями центральноазиатской истории — например, разграблением Отрара силами Чингисхана или местом рождения Тимура в Шахрисабзе. Вместо этого более половины изображений в историческом альбоме — это российские солдаты, офицеры и солдаты, мрачно смотрящие в камеру из-за усов, их темно-синяя форма и шапки, напоминающие кепи, придают им поразительное сходство с юнионистскими войсками Америки. Гражданская война.

Обладатели Георгиевского креста награждены высшей боевой наградой. За боевые действия у Ир-Джара 8 мая 1866 г. Заравшанский округ. Православные церкви

Остальные — изображения крепостей и полей сражений; цветные планы осад, штурмов и сражений; и несколько фотографий православных церквей, чтобы проиллюстрировать растущее присутствие России. «История» «исторического» альбома — это история русского завоевания Средней Азии — и только это. Значимость, придаваемая городам, городам, холмам, рекам и другим особенностям ландшафта, проистекает из той роли, которую они сыграли в этом повествовании, которое в 1871 году едва охватило двадцать лет и которое будет продлено в ходе дальнейших завоевательных кампаний в 1870-х годах. и 1880-е гг.

В историческом альбоме фигурировали те, кто получил Георгиевский крест, высшую награду Российской империи за доблесть, во время ряда сражений, которые сегодня в значительной степени забыты, но которые фон Кауфман стремился превратить в достойную эпопею. обширного региона, которым он теперь правил. В этом повествовании были определенные явные упущения и упущения, наиболее заметными из которых были оппоненты русских в Средней Азии, хотя небольшое количество разведчиков из казака («киргизов»), служивших в составе российских войск, были отмечены их медалями.

Другой момент — отсутствие фотографии генерала Михаила Григорьевича Черняева, предшественника фон Кауфмана и человека, ответственного за один эпизод, который останется в российском воображении: захват Ташкента, крупнейшего города Средней Азии, в июне 1865 года. Не может быть никаких сомнений в том, что это было преднамеренно: фон Кауфман ненавидел Черняева, который так и не принял его увольнение из Туркестана в 1866 году, и использовал свое владение газетой «Русский мир» для неоднократных нападок на администрацию фон Кауфмана.

Обладатели Георгиевского креста награждены высшей боевой наградой. За боевые действия у Икана с 5-7 декабря 1864 г .: Киргиз Ахмед.

Вместо этого исторический раздел открылся драматическим байроническим портретом Василия Алексеевича Перовского, который подростком воевал под Бородино в 1812 году и стал фаворитом Николая I. Как губернатор Оренбурга, он отправился в катастрофическую зимнюю экспедицию в Хиву. 1839 г., а затем искупил себя, взяв Хокандинскую крепость Ак-Масджид на Сырдарье летом 1853 г.За его портретами последовали портреты других высокопоставленных туркестанцев: самого фон Кауфмана; Герасим Алексеевич Колпаковский, губернатор Семиреченской губернии; Александр Константинович Абрамов, губернатор Зарафшанского района, участник штурмов Ташкента, Ура-Тепе, Янги-Кургана и Ургута, носивший черную тюбетейку, чтобы замаскировать рану на голове; Дмитрий Николаевич Романовский, непосредственный предшественник фон Кауфмана на посту губернатора Туркестана, который в 1866 году нанес поражение бухарцам в битве при Ирджаре и захватил Худжанд и Джизак; и Николай Николаевич Головачев, командующий вооруженными силами Сырдарьинской области, победивший над Бухарой ​​при Чупан-Ате и Зирабулаке, а затем ответственный за резню туркмен Йомуд во время вторжения в Хиву в 1873 году.

Что общего у этих мужчин, кроме пышной растительности на лице?

За исключением Романовского, который находился в регионе менее года, все они сделали себе имя благодаря завоеваниям Средней Азии и проведут там остаток своей карьеры. Выбор изображений, представленных в историческом альбоме, был как средством наложения пейзажа Туркестана с ярко выраженным русским историческим повествованием, так и подчеркивания степени военного мастерства и героизма, которые были необходимы для «объединения» региона с Россией и, таким образом, продвижения вперед. карьеры тех, кто руководил кампаниями.

Выбор изображений был одновременно средством наложения пейзажа Туркестана с ярко выраженным русским историческим повествованием и подчеркивания степени военного мастерства и героизма, которые были необходимы для «объединения» региона с Россией.

Альбом продолжался примерно в хронологическом порядке, в первую очередь Ак-Масджид и крепости на линии Сырдарьи (основанные в 1850-х годах), затем — города южной степи — Токмак, Пишпек, Туркестан, Аулие-Ата и Чимкент. — захваченные в начале 1860-х гг.

Затем были Ташкент (уступивший благодаря роли Черняева гораздо меньше места, чем предполагалось), Худжанд, Ура-Тепе и Джизак (1865-1865 гг.). Все эти кампании имели место до назначения фон Кауфмана.

Блокада и осада города-крепости Ташкент с 9 мая по 15 июня 1865 г. Сырдарьинская область. Место осады Ходженда артиллерийской колонной Михайловского полка 24 мая 1866 года. Сырдарьинская область. Цитадель Ура-Тюбе. Вид на западную сторону.Сырдарьинская область. Дизаг [так в оригинале]. Раватликские ворота, место штурма 18 октября 1866 года.

Почти половина тома (изображения 125–211) была посвящена кампании 1868 года в Зарафшанской долине, которой лично командовал фон Кауфман и во время которой древний город Самарканд попал в руки русских. Фотографии полей сражений Чупан-Ата и Зирабулак показали, где были разгромлены бухарские силы. Каждая небольшая цитадель в Зарафшанской долине — Ургут, Пенджикент, Кара-Тепе, Катта-Курган — имела специальную фотографию, хотя в большинстве случаев русские не пострадали при взятии этих городов.

Заравшанский округ. Холм Чопан-Ата, знаменующий победу над войсками бухарского эмира 1 мая 1868 года. Заравшанский округ. Руины цитадели города Ургут Заравшанский округ. Цитадель города, Пянджикент

Были также план и фотографии Самаркандской цитадели, где в течение пяти дней в начале июня находился в осаде небольшой русский гарнизон, в том числе известный художник-востоковед Василий Верещагин, тогда еще младший офицер. Том закончился экспедицией по покорению мятежных городов Китаб и Шахрисабз в 1870 году и захватом Колпаковским верхней Илийской долины, которая восстала против китайского владычества в 1866 году и с тех пор вызывает беспокойство у русских.

Сырдарьинская область. Местоположение бывшей бреши, через которую жители Самарканда ворвались в цитадель во время осады 2/8 июня 1868 г. Оборона Самаркандской цитадели с 1 по 8 июня 1868 года.

Достаточно ясно, как фон Кауфман и Терентьев хотели, чтобы альбом был прочитан, но что историки, работающие сегодня, могут почерпнуть из него?

Поскольку в нем основное внимание уделяется нападениям, которые ознаменовали наступление русских, он обеспечивает непревзойденную визуальную запись этих небольших рыночных городков и крепостей, где в большинстве случаев не сохранилось никаких построек того периода — цитадели в Аулие-Ате (Тараз), Чимкенте, Джизаке. и Катта-Курган все давно исчезли.В то время как портреты имеют обычную жесткость эпохи, когда требовались длительные выдержки, и в них не было попыток выразить характер или эмоции, тот факт, что многие из них имеют морщинистые, обветренные лица обычных солдат — группы, которая в противном случае редко фигурирует на фотографиях того периода — имеет собственный интерес.

Портреты офицеров также разнятся больше, чем можно себе представить, от холерической, довольно приземистой фигуры полковника уральских казаков Василия Родионовича Серова, героя иганского дела 1864 года, в котором одна сотня выдержала большую большая группа хоканди, томно изящная фигура гвардейского капитана Михаила Карловича Мазинга, украшенная за участие в захвате Джизака в 1866 году и гордый обладатель (несмотря на очень жесткую конкуренцию), несомненно, самых великолепных усов во всем мире. альбом.

Между этими двумя фигурами существовала огромная социальная пропасть: первая — карьерный туркестанец скромного происхождения из самого «дикого» и «азиатского» из казачьих полков, вторая — потомок балтийской немецкой аристократии (родственник по материнской линии). семье фон Унгерн-Штернберг), который вырос в Санкт-Петербурге и прослужил всего пять лет в Средней Азии, что сделало его тем, что туркестанские офицеры называли фазаном (фазаном), который прилетел во время кампании, и, следовательно, имел шанс медали, прежде чем вернуться в Санкт-Петербург.Тем не менее, они вместе в альбоме, и каждый играет свою роль в истории завоевания.

Создание этого тщательно продуманного и чрезвычайно дорогостоящего изображения русского завоевания началось задолго до его завершения и продолжалось до начала 20 века.

В Туркестане росло много амбициозных профессиональных офицеров российской армии — это была единственная безусловно успешная военная кампания за весь пост-крымский период, и фон Кауфман и его преемники приложили все усилия, чтобы до осени праздновать это событие. царского режима.Этот рассказ скрывает то, что с чисто военной точки зрения победы русских в основном были очень односторонними, зачастую не обладая храбростью или тактическими навыками, которые требовались ни от офицеров, ни от солдат. Центральная Азия также не была чем-то похожим на однозначный экономический и стратегический актив, которым ее завоевали.

Обладатели Георгиевского креста и награжденные золотым оружием. Для действий у Икана с 3 по 7 декабря 1864 г .: командир полка В. Серов из Уральских казачьих войск Санкт-ПетербургОбладатели Георгиевского креста и награжденные золотым оружием. За взятие Джизакского укрепления 18 октября 1866 года. Капитан Н.А. Мазинг гвардии.

В «Туркестанском альбоме » мы видим начало процесса ретроспективной рационализации этой запутанной исторической реальности, которая тем более поразительна, что имеет визуальную форму.

Завоевание Средней Азии было незапланированным, бессистемным процессом, вызванным опасениями России по поводу исключения из европейского клуба «великих держав», омраченным ожесточенным личным соперничеством, а также изрядной долей военных неудач и логистических катастроф.В «Туркестанском альбоме » мы видим начало процесса ретроспективной рационализации этой запутанной исторической реальности, которая тем более поразительна, что имеет визуальную форму.

Узбекистан — Русское завоевание

Узбекистан Содержание

В девятнадцатом веке интерес россиян к этой местности возрос. в значительной степени, вызванное номинальной озабоченностью британскими проектами на Центральном Азия; гневом по поводу положения российских граждан, удерживаемых в рабстве; и желанием контролировать торговлю в регионе и создать надежный источник хлопка для России.Когда началась гражданская война в США воспрепятствовали поставке хлопка от основного поставщика России — южного США, центральноазиатский хлопок приобрел гораздо большее значение для Россия.

Как только русское завоевание Кавказа было завершено в в конце 1850-х годов Российское военное министерство начало посылать вооруженные силы против среднеазиатских ханств. Три основных населенные пункты ханств — Ташкент, Бухара, Самарканд — были захвачены в 1865, 1867 и 1868 годах соответственно.В 1868 г. Бухарское ханство подписало договор с Россией, делающий Бухару Русский протекторат. Хива стала протекторатом России в 1873 году, и Куконское ханство окончательно вошло в состав Российской империи, также как протекторат, в 1876 г.

К 1876 г. вся территория, в которую входил современный Узбекистан, либо попал под прямое правление России или стал протекторатом Россия. Договоры об установлении протекторатов над Бухарой ​​и Хива передала России контроль над внешними отношениями этих государств и давал русским купцам важные уступки во внешней торговле; в ханства сохранили контроль над своими внутренними делами.Ташкент и Кукон подпал под прямое подчинение российского генерал-губернатора.

В течение первых нескольких десятилетий правления России повседневная жизнь Жители Центральной Азии сильно не изменились. Россияне существенно увеличили производство хлопка, но в остальном они мало мешали коренное население. Некоторые русские поселения были построены рядом с основали города Ташкент и Самарканд, но русские этого не сделали. смешаться с коренным населением.Эпоха русского владычества произвела важные социально-экономические изменения для некоторых узбеков как нового среднего класс развился, и некоторые крестьяне пострадали от возросшего упор на выращивание хлопка.

В последнее десятилетие девятнадцатого века условия начали меняться. изменения, поскольку новые российские железные дороги привлекли большее количество россиян в площадь. В 1890-х годах несколько восстаний, которые были легко подавлены, привели к для усиления российской бдительности в регионе.Русские все чаще вторгался во внутренние дела ханств. Единственный путь для Узбекское сопротивление русскому правлению превратилось в пантюркистское движение, также известный как джадидизм, возникший в 1860-х годах среди интеллектуалов, которые стремились сохранить коренную исламскую культуру Центральной Азии от русских посягательство. К 1900 году джадидизм превратился в первую в регионе главное движение политического сопротивления. До большевистской революции (см. Глоссарий) 1917 г., современные светские идеи джадидизма столкнулись с сопротивление со стороны как русских, так и узбекских ханов, у которых были разные причины опасаться движения.

До событий 1917 года российское правление принесло с собой некоторые промышленные развитие в отраслях, непосредственно связанных с хлопком. Несмотря на то что развиты железные дороги и хлопкоочистительное оборудование, Среднеазиатские текстильная промышленность развивалась медленно, потому что урожай хлопка поставлялся в Россию для обработки. По мере того как царское правительство расширяло выращивание хлопка резко изменило баланс между производство хлопка и продуктов питания, что создает некоторые проблемы с пищевыми продуктами предложение — хотя в дореволюционный период Средняя Азия оставалась в основном самодостаточен в еде.Эта ситуация должна была измениться во время Советский период, когда правительство Москвы начало безжалостную гонку за национальная самообеспеченность хлопком. Эта политика преобразовала почти все сельское хозяйство Узбекистана к производству хлопка, в результате чего ряд последствий, негативное влияние которых все еще ощущается сегодня в Узбекистан и другие республики.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

Советский Союз во Второй мировой войне — Международные отношения

Введение

Советский Союз во Второй мировой войне — это история нескольких войн.Когда началась Вторая мировая война, Советский Союз был фактически союзником нацистской Германии в относительно обычной европейской межгосударственной войне. Хотя немцы вели большую часть боевых действий в Польше, Советский Союз оккупировал восточную часть. До 22 июня 1941 года, когда Германия начала операцию «Барбаросса», Советский Союз поставлял нацистской Германии большое количество стратегического сырья. Кроме того, Советский Союз предоставил Германии доступ на Дальний Восток, особенно каучук, который везли через Сибирь.В это время он также участвовал в «Зимней войне» 1939–1940 годов с Финляндией, а в 1940 году оккупировал Эстонию, Латвию, Литву и территорию, которая сейчас является Молдовой. Однако Советский Союз ожидал от Германии большей технической помощи, чем он был готов предоставить. Гитлер решил завоевать страну, отчасти чтобы захватить ее природные ресурсы. Вторая война не затрагивала Советский Союз и была связана с контролем над Средиземным морем. Третья война, возможно, самая крупная составляющая Второй мировой войны, началась 22 июня 1941 года, когда немцы напали на Советский Союз.В одночасье Советский Союз стал союзником Великобритании и получателем помощи по ленд-лизу от Соединенных Штатов. Эта война, «Война на Восточном фронте», известна в Советском Союзе и России как Великая Отечественная Война — «Великая Отечественная война». Это длилось 1418 дней, и погибло от двадцати шести до двадцати семи миллионов советских людей, в основном мирных жителей. Даже после того, как западные союзники высадились на берегу в Европе, Советский Союз все еще атаковал большую часть немецких войск.Окончательные советские потери на полях сражений составили 8,7 миллиона человек. После поражения Германии Советский Союз вступил в Тихоокеанскую войну, которая началась с нападения Японии на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года. 9 августа 1945 года Советский Союз атаковал японскую армию в Маньчжурии, которая капитулировала восемь дней спустя. Советские усилия, и особенно драматический поворот судьбы, произошедший в 1942 и 1943 годах, превратили «государство-изгой», экспериментирующее с новой экономической и политической системой, в успешного представителя той же самой и в космическую сверхдержаву с возрождением. атрибуты его имперского прошлого.Советская ядерная программа, например, началась в 1942 году. Решающий вклад ее вооруженных сил в общую победу союзников недооценивался на Западе во время холодной войны. Однако процесс примирения, начавшийся в 1980-х годах, и распад Советского Союза в конце 1991 года изменили это.

Общие обзоры на английском языке

«Эриксон 1975» и «Эриксон 1983» останутся окончательной работой на английском и, вероятно, на любом языке, о типе войны, которую вели Советский Союз и Германия, и о том, как она была выиграна, хотя ее не всегда легко читать.Bellamy 2007 и Mawdsley 2005 — более новые однотомные истории, включающие новый материал, который стал доступным с 1980-х годов, и обращаются к новым дебатам и проблемам, которые они открыли. Два тома Зиемке (Ziemke 1987a, Ziemke 1987b) следуют той же дорожной карте, что и работы Эриксона, и образуют более прямую военную историю с превосходными картами. И Беллами, и Модсли в значительной степени полагаются на Кривошеева 1997 г. (см. Также Общие обзоры на русском языке). Boog 1996 и Boog 2001 — выдающиеся новинки с немецкой точки зрения.

  • Беллами, Крис. Абсолютная война: Советская Россия во Второй мировой войне . Нью-Йорк: Кнопф, 2007.

    Полное однотомное издание истории Советского Союза во Второй мировой войне с использованием недавно доступных документов (см. Сборники российских документов). Исследует Россию во Второй мировой войне в целом, а не только в эпоху 1941–1945 годов. Также анализируется политика и внутренняя работа непростого Альянса с великой стратегией Великобритании и США, а также влияние на послевоенную политику.

  • Boog, Хорст. Германия и Вторая мировая война . Vol. 4, Нападение на Советский Союз . Oxford: Clarendon, 1996.

    Первоначально опубликованная на немецком языке в издании Militärgeschichtlisches Forschungsamt (Исследовательский институт военной истории), эта серия, насчитывающая десять томов, фактически является немецкой «официальной историей», хотя многие авторы отрицают это, что заглавие. Замечательная история совместной работы опытных авторов с Хорстом Бугом, Юргеном Фёрстером, Иоахимом Хоффманном, Эрнстом Клинком, Рольфом-Диртером Мюллером, Вернером Раном, Райнхардом Штумпфом, Гердом Р.Убершер и Бернд Вегнер совместно работают над этим томом и только над этим томом The Global War . Германия и Вторая мировая война ценен и авторитетен, а также включает в себя отличные карты.

  • Boog, Хорст. Германия и Вторая мировая война . Vol. 6, Мировая война . Oxford: Clarendon, 2001.

    Другой том из серии Германия и Вторая мировая война (см. Boog 1996), том 6 имеет добавленный том карт, таких как немецкая администрация на оккупированной западной части России.

  • Эриксон, Джон. Сталинская война с Германией . Vol. 1, Дорога на Сталинград . Лондон: Weidenfeld and Nicholson, 1975.

    Непревзойденный в деталях, иногда графически, охватывает период, когда немцы захватили западную часть Советского Союза и продвинулись к Волге. Это была первая история войны 1941–1945 годов, в которой использовались советские, а не преимущественно немецкие источники.

  • Эриксон, Джон. Сталинская война с Германией .Vol. 2, Дорога на Берлин . Лондон: Вайденфельд и Николсон, 1983.

    В том же стиле, что и Эриксон в 1975 году, окончательный отчет о советском возмездии, который привел Красную Армию к Берлину. Резко заканчивается Пражской операцией без анализа социальных и экономических последствий войны для Советского Союза.

  • Кривошеев Григорий Ф. Советские потери и боевые потери в ХХ веке . Лондон: Лайонел Левенталь, 1997.

    Перевод Кривошеева 1993 г. (см. Общие обзоры на русском языке). Самый надежный доступный обзор советских потерь с научным определением того, как эти потери рассчитываются. Некоторые цифры Кривошеева были поставлены под сомнение, но они приняты в качестве окончательного источника, а также перечисляют большинство основных советских операций.

  • Модсли, Эван. Гром на Востоке: нацистско-советская война 1941–45 . London: Hodder, 2005.

    Краткая история советско-германской войны, охватывающая военные, экономические и политические вопросы более высокого уровня.Отмечает важность всех факторов: военных, экономических и демографических. Лучшее введение для студентов и начинающих аспирантов.

  • Зиемке, граф Ф. Москва — Сталинград: решение на Востоке . Вашингтон, округ Колумбия: Центр военной истории, Армия США, 1987a.

    После того, как состояние Германии увеличивалось и уменьшалось, в двух томах, точно так же, как Эриксон 1975 года и Эриксон 1983 год, Зиемке представляет авторитетный общий обзор войны с превосходными картами.Однако из-за даты публикации в работе нельзя использовать только что выпущенные советские материалы.

  • Зиемке, граф Ф. Сталинград — Берлин: поражение немцев на Востоке . Вашингтон, округ Колумбия: Центр военной истории, Армия США, 1987b.

    Второй том отчета Зиемке (см. Ziemke 1987a), предназначенный в первую очередь для военной аудитории. Наиболее полезно для тех, кто интересуется советской и немецкой тактикой, оперативным искусством и логистикой, а также об относительном приоритете, который немцы уделяли борьбе с советскими войсками и западными союзниками.

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Где украинцы готовятся к тотальной войне с Россией

КАЛАНЧАК, Украина. Самодельная плотина из песка и глины, покрытая участками травы, перекрывает один из великих каналов Европы. За ним в оставшейся струйке воды плывут лебеди. Утка скользит в камышовую стену под голыми бетонными берегами.

Это тихое место к северу от Крыма может показаться не таким уж большим.Но некоторые украинцы опасаются, что это может стать причиной тотальной войны с Россией.

«Путин может отправить сюда свои войска в любой момент», — сказала 38-летняя Ольга Ломоносова, объясняя, почему в этом году она собрала чемодан для бегства в своем доме выше по течению. «Ему нужна вода».

Президент России Владимир Путин приказал отвести часть войск, которые он сосредоточил на границе с Украиной этой весной, в прошлом месяце, но до 80 000 человек остаются в пределах досягаемости, и многие украинцы считают, что угроза нового вторжения сохраняется. .Основная причина — это Северо-Крымский канал протяженностью 250 миль, соединяющий Крым с украинской рекой Днепр: главный источник воды для Крыма до тех пор, пока г-н Путин не аннексировал его в 2014 году, а Украина в ходе секретной операции поспешно построила плотину, чтобы заблокировать поток канала.

Теперь плодородная равнина, через которую проходит канал в Херсонской области на юге Украины, превратилась в одну из главных геополитических горячих точек Европы. Напряженность вокруг канала резко возросла в последние месяцы после того, как засуха усугубила водный кризис в Крыму, и риск его эскалации повысился вместе с температурой господина господина.Разборки Путина с Западом.

Мощные телевизионные передатчики поднялись прямо над границей в Крыму, передав нарратив Кремля на контролируемую Украиной территорию. У истока канала огромные буквы советских времен объявляют «Северо-Крымский канал» на русском языке, но теперь они окрашены в синий и желтый цвета — цвета украинского флага.

Канал является конкретным символом узы, которые когда-то связывали Россию и Украину, а также фундаментальной задачи Украины по избавлению от советского прошлого.Вода продолжает течь по каналу на протяжении 57 миль внутри Украины, прежде чем плотина перекрывает поток в Крым, орошая землю с бахчевыми полями и персиковыми садами, где широко говорят по-русски, даже когда формируется украинская идентичность.

Общее советское прошлое с Россией по-прежнему вызывает ностальгию у некоторых пожилых украинцев, и пропагандистские усилия Кремля не утихают в надежде, что пророссийские настроения однажды повернут Киев к Западу. Но этой ностальгии — наряду с сохраняющимся скептицизмом в отношении мотивов Запада и правительства в Киеве — недостаточно, чтобы развеять опасения многих по поводу новой войны с Россией.

«Там нормальные люди», — сказал 62-летний Сергей Пащенко, подрезая розовоцветущие персиковые деревья, о России, напомнив, что он работал на стройке в Москве, когда вспыхнул конфликт в 2014 году. «Но есть правительство. там, которая не признает нас как народ ».

В Крыму после сильной засухи в прошлом году нехватка воды стала настолько серьезной, что российские официальные лица начали вызывать призрак массовой смерти — хотя предупреждения о гуманитарной катастрофе опровергаются заверениями российских официальных лиц о том, что даже туристы в Крым будут не испытывать жажды.

Блокирование канала, как заявил в феврале высокопоставленный чиновник де-факто российского правительства, контролирующего Крым, представляет собой «попытку уничтожить нас как народ, попытку массового убийства и геноцида». Москва пообещала потратить 670 миллионов долларов на решение проблемы нехватки воды, но в этом году водохранилища иссякли, и вода нормируется.

Украинские чиновники равнодушны. В соответствии с Женевской конвенцией, они говорят, что Россия как оккупирующая держава несет ответственность за обеспечение водой, и добавляют, что существует достаточно подземных водоносных горизонтов для обеспечения населения.Кремль заявляет, что Крым сознательно присоединился к России в 2014 году с помощью российских войск после прозападной революции в Киеве; почти все правительства в мире до сих пор считают Крым частью Украины.

«Нет воды для Крыма до деоккупации», — сказал Антон Кориневич, представитель президента Украины Владимира Зеленского в Крыму, разъясняя политику правительства. «Период.»

Зеленский проверил готовность украинских войск во время посещения окопов на границе с Крымом в прошлом месяце.Он предупредил, что даже несмотря на то, что российские войска выводятся, Украина должна быть готова к их возвращению в «любой момент». В Вашингтоне высокопоставленные американские официальные лица считают, что вторжение в систему водоснабжения остается реальной угрозой, хотя затраты и сложность такого шага, похоже, на данный момент достаточны, чтобы отговорить Россию.

Около 10 000 молодых людей со всего Советского Союза помогли построить канал — это чудо инженерной мысли, которое на протяжении первых 129 миль опускается примерно на дюйм в высоту на каждую милю, так что сила тяжести поддерживает течение воды.Саперы и археологи шли впереди, — сказал постоянный историк канала Владимир Скляров; они очистили от боеприпасов Второй мировой войны и случайных кладов древних скифских сокровищ.

У канала даже есть свой гимн, он все еще украшен рамкой на стене здания управления канала. «Мы построили канал мирно, вместе со всей великой и могущественной страной», — говорится в сообщении. «Храни его, как дыхание, для своих детей и внуков!»

Но когда Россия захватила Крым в 2014 году, старший помощник президента Украины Андрей Сенченко организовал строительство канала, чтобы нанести ответный удар.Перед ежегодным открытием канала весной он приказал рабочим сложить пирамиду из мешков из песка и глины недалеко от границы с Крымом. И он приказал им повесить табличку, в которой говорилось, что они устанавливают механизм измерения расхода, чтобы направить российскую разведку на ложный путь.

Он убежден, что блокирование канала было правильным решением, потому что это потребовало затрат для Москвы, как и военное сопротивление.

«Чтобы нанести такой же ущерб Российской Федерации, какой был нанесен семилетней блокадой канала, десятки тысяч должны были бы погибнуть на фронте», — сказал г-н.Сенченко.

Временная плотина по-прежнему сдерживает воду примерно в 10 милях вверх по течению от границы с Крымом. Украина строит более прочную плотину прямо на границе с люками, которые позволили бы восстановить водный сток, если бы правительство решило это сделать, сказал глава канала Сергей Шевченко. Но эти люки еще не работают, что делает физически невозможным возобновление подачи воды в Крым, сказал г-н Шевченко.

Канал вызывает разногласия на местах, где на некоторых жителей влияет то, что они видят по российскому телевидению.

Наталья Лада, 58-летняя директор кафетерия в черноморском прибрежном городке Хорлы недалеко от Крыма, говорит, что она смотрит российское телевидение, хотя это «всего лишь пропаганда против нас», потому что она считает, что это наиболее удобно для приема. Она говорит, что узнала, что Россия, кажется, «готова к войне, готова завоевать нас», возможно, просто для того, чтобы получить контроль над близлежащим каналом.

«Если вопрос звучит так:« Это либо вода, либо мир », тогда мир, конечно, лучше», — сказала г-жа Лада. «Давайте дадим им воды — зачем нам война?»

Украинские официальные лица заявляют, что досягаемость российского телевидения, особенно в приграничных регионах страны, представляет собой угрозу безопасности, которой уделялось недостаточно внимания за семь лет войны.

Они говорят, что Россия устанавливает все более мощные телевизионные передатчики в Крыму и на контролируемой сепаратистами восточной Украине, которые направляют сигналы в подконтрольную правительству Украину. Киев пытается противостоять этому, устанавливая свои собственные новые передатчики, но российские сигналы более мощные, признают официальные лица — это проигрышная игра в Whac-a-Mole в эфире.

«Заполнить все эти дыры очень сложно, потому что у них больше ресурсов», — сказал Сергей Мовчан, чиновник, курирующий радио- и телевещание в областной столице Херсоне.

Судя по заявлениям российских официальных лиц, украинское руководство с 2014 года заставляет русскоязычных жителей страны «отказаться от своей идентичности или столкнуться с насилием или смертью». Реальность иная в Херсоне, где многие жители по-прежнему ценят некоторые общие узы с Россией, в том числе язык, но не хотят участвовать в дальнейшем военном вмешательстве г-на Путина.

Холм за городом Каховка, недалеко от начала канала, является еще одним напоминанием об исторических связях с Россией: высокий советский памятник коммунистам-революционерам с пулеметом на конной тяге, знаменующий ожесточенные битвы здесь во время Гражданской войны в России. век назад.Киев в 2019 году потребовал снести памятник, назвав это «оскорблением памяти миллионов жертв коммунистического тоталитарного режима». Город отказался, и памятник стоит до сих пор, возвышаясь над ржавыми, демонтированными фонарными столбами.

Ухаживая за могилой своей матери на соседнем кладбище, г-жа Ломоносова, садовник, и ее отец, Михаил Ломоносов, 64 года, заявили, что не хотят сносить памятник.

Они говорили по-русски, называли себя «малороссами» и иногда смотрели российское телевидение.Но в случае вторжения российских войск г-жа Ломоносова была готова бежать, а г-н Ломоносов был готов сражаться с ними.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.