Захват парижа викинги: —7sbbnhrpcfpibrobpr6b1n.xn--p1ai | 520: Web server is returning an unknown error

Содержание

Викинг рагнар лодброк захватил париж. Эпоха викингов (VIII — XI вв.)

». В третьем сезоне Рагнар поведет своих людей в неизвестность — к берегам Уэссекса. Король Эгберт сулит многое, но непонятно, сдержит ли он свое слово.

Неугомонный странник Рагнар ищет чего-то большего и находит это в легендарном Париже. По слухам, его не могут взять снаружи, и Рагнар с бандой скандинавов должны объединиться, чтобы пробиться через стены города…

Захватывающая семейная сага Рагнара, Ролло, Лагерты и Бьорна продолжается: союзничество и верность в дружбе ослаблены, вера сменяется допросами, отношения становятся напряженными.

Продюсер сериала Майкл Херст о третьем сезоне: «Рагнар теперь король. В середине третьего сезона мы устроим нападение на Париж. Париж известен нападением викингов на 120 суднах. Поэтому с восьми кораблей мы увеличим флот до 120. Шоу станет масштабнее. Это одна из замечательных вещей, когда всё начинается с мелких предприятий. В первом сезоне у нас был корабль, пытающийся найти Англию.

Во втором появились небольшие нападения на Англию. А в третьем 120 кораблей будут атаковать Париж».

Анонс серий на неделю

Понедельник

1-я серия. Флоты Рагнара и Лагерты направляются в Уэссекс. Король Эгберт встречает скандинавов и предлагает им сделку. Несмотря на плохие предчувствия других вождей, Рагнар снова ведет свои войска в бой, но на этот раз в качестве союзника Уэссекса.

2-я серия. Лагерта и Ательстан помогают основанию поселения викингов в Уэссексе. Загадочный путешественник Харбард прибывает в Каттегат и исполняет мечты Аслауга, Сигги и Хельги.

Вторник

3-я серия. Король Эгберт посещает строящееся поселение викингов. Войска Уэссекса и викингов вступают в бой против Мерсии. В Каттегате Харбард прибывает во дворец, и его загадочность очаровывает Аслауг и Хельгу. В Каттегате происходят странные и трагические события, и Сигги подозревает, что это как-то связано с Харбардом.

4-я серия. Викинги-победители возвращаются в Уэссекс. Вскоре в лагере назревает конфликт: союз с Эгбертом раздражает Флоки. Принцесса Квентрит просчитывает политические ходы после битвы на холме в Мерсии…

Среда

5-я серия. Флотилия возвращается в Каттегат. Лагерта узнаёт, что её титул узурпирован, и убеждает Рагнара отправиться вместе с ней в Хедебю. Рагнар всех несказанно удивляет, объявляя о цели следующего похода.

6-я серия. Подготовка к походу на Париж идёт полным ходом. Ролло обдумывает предсказания Провидца о его судьбе. Рагнару сообщают о резне, которую Этельвульф учинил в поселении в Уэссексе. Калф прибывает в Каттегат с новыми союзниками…

Майкл Херст: «У нас есть масштабный план, а также у нас есть новый король со своими новыми возможностями и желаниями. И для меня это прекрасный вызов, так как в «Викингах» параллельно существуют две основные вещи. С одной стороны — это битвы и политика, с другой — его семья. И Рагнар, будучи семейным человеком, неразрывно связан со своей женой и детьми.

И все эти вещи вновь идут бок о бок».

Четверг

7-я серия. Появление флотилии викингов вызывает панику у жителей Парижа. Король Шарль по призыву дочери, принцессы Гислы, объявляет, что не покинет город. Викинги разбивают лагерь ниже по реке и начинают планировать нападение.

8-я серия. Армия викингов садится на корабли, а Париж запирается от врагов: армия под руководством графа Эда готовится к защите города…

Пятница

9-я серия. Викинги предпринимают вторую попытку захватить Париж. Понимая, что положение дел отчаянное, король Шарль вынужден принять сложное решение. Тем временем Юдифь в Уэссексе тоже стоит перед дилеммой…

10-я серия. Участь Ролло ясна, лидером становится Бьёрн. У Рагнара и его викингов остается последний шанс захватить Париж…

В IX веке настоящим бедствием для Европы и других государств стали набеги викингов. Сегодняшние их предки – шведы, датчане, норвежцы – мирные люди, живущие в цивилизованных странах с высоким уровнем жизни и ее продолжительности. Но несколько столетий назад они представляли реальную угрозу для всех, кто оказывался на их пути. Вот и Франция не минула этой участи, и в 845 году произошло нападение викингов на Париж , когда французскому королю пришлось заплатить огромный откуп от вождя воинствующих скандинавов.

Кто такие викинги

По сути, «викингами» были обычные бонды – то есть свободные люди, которые не имели отношения к знати. Среди бондов встречались нищие, крестьяне, охотники и мореходы. В период раннего Средневековья Скандинавия была перенаселена, а жители ее были объединены в мелкие сообщества, которыми заправляла знать. Суровый климат, не слишком плодородная земля, на которой приходилось жить впроголодь и считаться с правилами знатных сословий, подводила большинство скандинавов к поиску лучшей доли. Они были отличными кораблестроителями и отправлялись на своих суднах на другие земли – либо грабить их, либо заселяться там.

Флот викингов состоял из кнорров и драккаров, которые использовались в основном для боевых действий, а также для длительных морских перемещений или перевозок. О драккарах стоит рассказать отдельно, потому что именно на них неустрашимые мореходы совершали свои сокрушительные набеги на чужие земли, и почти всегда успешно. Эти огромные корабли были сделаны из особо прочной и «пластичной» породы дерева. Ученые пришли к выводу, что лучше всего такими качествами обладает ясень, который при специальной обработке можно «изгибать» до нужной формы.

Драккары были узкими и длинными, достигая порою до 60 метров в длину. От этого напрямую зависело, сколько гребцов уместиться на судне. Скамьи для гребцов распределялись вдоль всей длины корабля, причем гребцами были сами воины, а не рабы. На священном судне викингов могли находиться только сами викинги – свободные и бесстрашные. Если когда-то приходилось использовать труд рабов-гребцов, то те обязательно получали свободу.

Кораблям викингов были не страшны никакие ветры, так как сложная система управления огромными овечьими парусами позволяла настроить их под ветер любого направления. Мачта была съемной, поэтому тихо подойдя к чужому острову, викинги могли частично «разобрать» корабль и «спрятать» его.

Нос драккара часто украшали головой дракона, сделанной из дерева, как символ силы, могущества и высокого статуса «хозяина» корабля. Когда викинги подплывали к чужой земле для мирных переговоров, они показывали тем, кто на суше, обратную сторону щита, выкрашенную белым цветом. Приближение к «своим» территориям сопровождалось ритуалом съема драконовой головы – чтобы «духи» не разозлились.

Встав на путь захватов и грабежа…

На другом плавучем транспорте, как лодка-однодревка, викинги могли легко заходить в реки с мелкой заводью и быстро причалить у пологого берега, застав своих врагов врасплох. Таким образом, эти совершенные воины быстро передвигались и часто вплотную подходили к чужим берегам незаметно.

Язычники по своей вере, скандинавы не отличались дружелюбным нравом, поэтому тех, кого они встречали на своем пути, редко оставляли в живых. Обычно, они вырезали местное население или брали людей в плен.

Сначала викинги попробовали свои силы, совершая набеги на Англию и Ирландию.

Но затем, отточив свое разбойничье мастерство, они расширили область захвата. В 789 году викинги тремя кораблями атаковали территорию Англии — это было их первое нападение, возможно, с целью торговли, а не захвата. Через пять-шесть лет их уже интересовала Ирландия, затем Шотландия. А в 830 году они участили свои набеги на Францию, которая к IX веку представляла собой достаточно «легкую» добычу.

Конунг Рагнар или викинги в Париже

В тот период королевство франков погрязло в раздробленности на мелкие области и в династических распрях, чем не преминули воспользоваться викинги. Завоевав часть Франции – Нормандию, они трижды осаждали Париж . В истории скандинавов сохранились имена самых знаменитых и отважных викингов, среди которых числится Рагнар Лодброк. В основном о нем известно из скандинавских саг, в которых рассказано, что Рагнар любил промышлять набегами на христианские поселения во время религиозных праздников.

Предположительно, Рагнар жил в начале IX века и происходил из королевского рода Скьельдунгов и Инглингов.

Его отцом был конунг (правитель) Сигурд Кольцо – король Дании. У Рагнара было прозвище «кожаные штаны», которые якобы служили ему амулетом. Именно Лодброку приписывают захват Парижа в 845 году.

В старинных преданиях сказано, что Рагнару нужны были новые земли для завоевания. В 845-ом он собрал огромное войско, и на 120 драккарах викинги отправились в море. Путь их лежал к земле франков – в ее «сердце». Но почему именно Париж так манил скандинавского конунга? Во-первых, этот город был богат, во-вторых, Рагнар был тщеславен и считал, что ему подвластно все. В-третьих, ему быстро надоедала оседлая жизнь без приключений и грабежей, а здесь такое приключение!

Париж оказалось не так просто взять: горожане сражались и не желали впускать викингов в свой город. Они забрасывали врагов валунами и бревнами с высоких крепостных стен. Тогда Рагнар приказал поджечь два судна и направить их к городу, но пражанам удалось их потопить.

Уйти, чтоб вернуться опять

Проклятым северянам как будто сам черт помогал, так как в конце зимы вода в Сене поднялась, и под напором воды один из мостов был разрушен . Викинги тут же атаковали город, но дальше цитадели и башен дело у них не пошло: горожане их отбросили назад, за городские стены. Тогда Рагнар решил взять город измором: его воины разбили лагерь на левом берегу реки и стали ждать. Упрямые в своем желании достичь цели, они могли ждать сколько угодно. Хитрый викинг понимал, что франкийцы долго не продержаться без продовольствия, а так как у него самого войско уже «устало» от длительной осады Парижа, он потребовал у короля огромный выкуп. Тому не оставалось ничего, кроме как согласиться.

Затребованная сумма была фантастически большая для тех времен – 7 000 фунтов серебром. Рагнар получил свое и как будто убрался с остатками своего войска восвояси. На самом деле он задумал совсем иное. Несколько месяцев он дал своим воинам отдохнуть, чтобы вновь подойти к воротам Парижа.

Город за городом, монастырь за монастырем брали викинги: Руан, Амбуаз. Правда, жители Тура сильно досадили северянам, «встречая» их героическим сопротивлением, после чего им даже пришлось вернуться на свои земли. Но Рагнар не собирался отступить от идеи взять Париж. Через несколько месяцев его красочная флотилия появилась в водах Сены, и в ходе ожесточенных боев город сдался и подвергся разграблению.

Скандинавы прославили Рагнара Лодброка в своих Сагах, правда до сих пор не известно, был ли он на самом деле, так как источники указывают на разное время правления конунга. Сегодня в странах Скандинавии 28 марта каждого года празднуют день Рагнара Лодброка, как храброго и мужественного воина.

А Париж долго еще оправлялся после его походов, пока норманны в 856-857 гг. снова не разорили его левобережную часть. Новый и последний удар северян по Парижу произошел в 885 году и продолжался в течение двух лет.

Специально для Лилия-Тревел.РУ — Анна Лазарева

Рагнар Лодброк является полумифическим персонажем. О его существовании учёные спорят до сих пор. Как исторический персонаж Рагнар Лодброк не фигурирует в летописях, но норвежские саги указывают на то, что он был вполне реальным человеком.

Происхождение Рагнара Лодброка

Если верить сагам, Рагнар являлся представителем славного рода Инглингов, ведущего свою родословную от бога солнечного света Фрейра. Сам же Фрейр является внуком верховного бога Одина, что косвенно причисляет всех его потомков к кровным родственникам Одина. Фрейр был достаточно миролюбивым богом, который не любил воевать, и именно он считается предком всех конунгов Швеции и Норвегии.

Несмотря на то, что Рагнар Лодброк (благодаря сериалу «Викинги») считается простым викингом , который смог «подняться» до конунга, скорее всего он был сыном известного конунга данов Сигурда Кольцо. Сам Сигурд был правнуком Скира из рода Инглингов. Для того чтобы стать королём данов, Сигурду пришлось полностью разбить войско конунга Харольда Беззубого. Так что истории о том, что «простому» викингу Рагнару Лодброку удалось стать героем, который смог завоевать Париж, мягко говоря, сомнительны.

Почему Рагнара звали Лодброком

?

О биографии викинга Рагнара можно узнать из скандинавских саг. Прозвище «Лодброк» (что значит кожаные штаны) он получил или в детстве или после первой женитьбы.

  1. Первая легенда рассказывает, что Рагнар в детстве охотился в лесу и случайно попал в охотничью яму, которую викинги вырыли для крупного зверя. В этой яме скопилось множество ядовитых змей, которые тут же накинулись на будущего короля викингов. На этом историю жизни Рагнара можно было бы закончить, если бы не плотные кожаные штаны. Змеи не смогли их прокусить и будущий «морской король» остался жить;
  2. Согласно второй легенде, своё прозвище Рагнар получил благодаря заботам жены. Именно она сшила ему «волшебные» штаны из кожи в качестве амулета. Скорее всего, штаны были из толстой шкуры с шерстью, иначе викинги не придавали бы такого значения этой детали одежды своего вождя. Толстая шкура прекрасно защищала от режущих ударов холодным оружием, так что, называя её амулетом от травм, жена Рагнара была права.

Лингвисты придерживаются других теорий относительно происхождения прозвища этого легендарного или исторического персонажа:

  1. Некоторые считают, что викинги, давая прозвище «Лодброк», подразумевали тёмно-зелёный цвет штанов;
  2. Другие считают, что данное прозвище вообще не связано с одеждой и происходит от искажённого названия реки Лодбрик, которое переводится как «ручей ненависти»;
  3. Ещё одна гипотеза гласит, что прозвище королю дали исландцы и образовано оно от слова «leodbroga», которое означает «пугающий людей»;
  4. По иной версии Рагнар ходил в бой под знаменем, изображающим одного из воронов-спутников бога Одина. Его прозвище было составлено из двух слов, которые вместе переводятся как «Судьбоносный» (lod – судьба, brog – знамя).

Был ли у Рагнара брат Ролло

В популярном сериале «Викинги» у Рагнара есть брат по имени Ролло. Естественно, что у Рагнара был брат и не один (поскольку конунги не отличались целомудрием), но брата с именем Ролло у Рагнара никогда не было.

Настоящий Ролло является вполне реальным персонажем, правда, родился он примерно на сто лет позже, чем его так называемый «брат» Рагнар. Биография Ролло задокументирована в летописях, так что он вполне историческая личность. Ролло принял христианство и взял в жены дочь короля (тот был вынужден отдать ему свою дочь, чтобы избавить королевство от набегов свирепых викингов с Ролло во главе). Вскоре он стал королём Нормандии и умер в возрасте 72 лет.

Жёны и дети Рагнара Лондброка

Рагнар был достаточно любвеобильным, и только официальных жён у него было три. Согласно традиции той эпохи, женитьба расценивалась викингами как способ поднять свой статус и укрепить материальное положение.

Первой женой (дети от которой ничем не прославились) стала воительница Лагерта. Согласно легенде, для того, чтобы взять её в жёны, Рагнару пришлось сразиться с волком и медведем. Лишь после того, как медведь был убит, Лагерта согласилась стать его женой.

Если навести справки о женщинах-воительницах древней Скандинавии, то становится ясно: сражениями с дикими зверями дело не ограничилось. Взять жену-воительницу Рагнар мог только победив её в бою.

Став ярлом, Рагнар развёлся с Лагертой, использовав в качестве повода знамение, якобы посланное богами, натравившими на него сначала собак, а потом медведя. Реальной причиной развода, вероятнее всего, послужило желание Рагнара породниться с могущественным ярлом Харредом, чью дочь Тору он и взял в жёны. Вторая жена родила Рагнару двоих сыновей и одну дочь.

Но на этом Рагнар не остановился, и оставив вторую жену, женился в третий раз. На этот раз на принцессе Аслауг, чей отец легендарный король Сигурд в свое время убил дракона Фафнира.

От этого брака у Рагнара было пятеро детей:

  1. Бьёрн Железнобокий;
  2. Сигурд Змееглазый;
  3. Ивар Безкостный;
  4. Хвитсерк;
  5. Рагнхильд.

Сыны Рагнара выросли отличными воинами, и хотя исторических доказательств существования братьев Рагнарсонов нет (викинги не вели летописи, их главными историческими источниками были устные саги), множество косвенных источников указывают на то, что сыновья Рагнара так же реальны, как и сам Рагнар.

Самым известным сыном Рагнара является Сигурд Змей в глазу, внук которого впоследствии стал королём Норвегии. Своё прозвище Сигурд получил или за редкую мутацию зрачка, или (что более вероятно) из-за взгляда, который никто не мог выдержать. Вместе с братом Иваром Безкостным они считались самыми жестокими сыновьями Рагнара.

Считается, что только от официальных браков у Рагнара было не менее 11 детей. Кроме этого, он не отличался супружеской верностью, и по всей территории Скандинавии у него было множество внебрачных потомков. Множество историй о том, как он хитростью овладевал женщинами, служат тому подтверждением.

Самым ярким примером может служить легенда, как Лодброк переодевался в женское платье, чтобы тайно пробираться к дочери крестьянина. В этом не было бы ничего необычного, если бы эта история происходила во Франции или Италии. Однако для викингов уподобляться женщине значило навлечь на себя позор. Настоящий язычник-скандинав ни за что не надел бы женское платье. Скорее всего, эта легенда — своеобразная метафора, которая говорит о том, что ради женщин Рагнар был готов переступить через любые нормы морали тех времён.

Великий поход Рагнара на земли франков

Скорее всего, Рагнар не добился бы исторической известности, если бы не его победа над франками. Безграмотный варвар смог захватить Париж, разбив самое сильное войско Европы того времени.

На войну с франками Рагнара подвигла боязнь того, что после его смерти найдутся герои, которые смогут превзойти великого воина. Из-за этого Лодброк брался за самые невероятные авантюры и походы. Обладая невероятными полководческими способностями, Рагнар выходил победителем из самых сложных ситуаций. Именно поэтому его удача привлекла в поход на земли франков разбойников-викингов со всей Скандинавии, когда Рагнар в 845 году отправился к берегам Франции. С ним отчалили около 150 кораблей с 5 000 викингов на борту. Хотя такой бандой управлять было чрезвычайно трудно, авторитет и жестокость Рагнара смогли сплотить их в одну могучую силу.

Как только войско достигло Франции, оно разделилось на две части, чтобы разграбить как можно больше земель, пока жители не ушли вглубь материка, спасаясь от безжалостных язычников. Войска Рагнара пошли по реке Сене, а вторая часть, во главе с Хастингом (верным другом Лодброка) – по Луаре. Грабя окрестные сёла, города и монастыри, викинги вскоре воссоединились в одно войско с целью захвата Парижа.

Король франков Карл Лысый приготовил северным захватчикам западню, поместив своё войско на двух берегах Сены. Но эта хитрость обернулась против него самого. Орда викингов Рагнара и Хастинга молниеносным ударом смяла половину франкского войска, а вторая половина просто не смогла им помочь.

Чтобы избежать опасной битвы с уцелевшей половиной войска франков, Рагнар дал приказ убить всех франков на виду у противника. Викинги, будучи признанными заплечных дел мастерами, повесили больше сотни врагов, а остальных четвертовали и замучили. Франки в ужасе отступили в Париж, и Карл Лысый вскоре согласился откупиться, чтобы сохранить город от разграбления.

28 марта войско викингов торжественно вошло в Париж. Карлу Лысому пришлось заплатить огромный выкуп. Верный своему слову, Рагнар не тронул Париж, но вскоре опять вернулся и разграбил все поселения на берегах Сены. Король назначил огромную награду за голову Рагнара, но никто не отважился на такую авантюру.

Бытует мнение, что захват Парижа викингами был не столько заслугой Рагнара, сколько счастливой случайностью. Франки в то время считались лучшими воинами Европы, имели более качественные доспехи и оружие, к тому же были закалены в постоянных военных стычках. С другой стороны, франкское войско было ослаблено междоусобной войной, инициированной тремя сыновьями Людовика, не сумевшими мирно поделить отцовский трон. Скорее всего, Рагнар знал это: помимо того, что он имел полководческий талант, он не брезговал услугами наёмных шпионов.

Армия франков не пришла к единому мнению, какого претендента на трон поддержать. Поэтому она оказалась просто не готова отразить молниеносный удар дерзких и закаленных в схватках северных разбойников. В поддержку этой точки зрения уместно будет напомнить, что прежние походы викингов на земли Франции не были столь же удачными и больше походили на разбойничьи налёты.

Второй поход викингов закончился неудачей, так как большая часть северян выбыла из строя из-за дизентерии. Вторжение было похоже на обычный разбойничий налёт викингов, и разграблению на этот раз подверглись только монастыри и селения.

Интересен один факт, касающийся Рагнара Лодброка. В Европе его звали «Бич Божий». Такое прозвище Рагнар получил за особую хитрость, кс котрой он покорял христианские города. Дождавшись церковного праздника или хотя бы воскресенья, Рагнар следил, когда все рыцари соберутся в церкви, после чего с лёгкостью захватывал город и безоружных воинов, заблокированных в храме.

Несмотря на то, что викинги обычно разоряли города дотла и убивали всех подряд, Рагнар в этом отношении отличался большей практичностью. Он запрещал жечь город и убивать его жителей, если те соглашались выплатить выкуп. Своим воинам Рагнар говорил, что можно вернуться через несколько лет на это же самое место и опять взять богатую добычу. И обычно он так и делал.

Смерть Рагнара Лодброка

Когда дети Рагнара были уже взрослыми воинами, он решил повторить свой легендарный подвиг с захватом королевства. На этот раз он выбрал Нортумбию. Этот поход оказался неудачным для старого конунга. Воины короля Эллы захватили Рагнара в плен и предали мучительной казни в яме с ядовитыми змеями. Существует несколько версий того, почему войско Рагнара проиграло это сражение:

  1. Согласно первой версии, флот викингов попал в шторм и был практически весь уничтожен, а уцелевших викингов легко добили воины английского короля. Учитывая опыт викингов в мореплавании, в такой вариант поверить довольно сложно;
  2. Согласно второй версии, корабль с Рагнаром, проплывая возле берегов Нортумбии, сел на мель и утонул. Выплывшего Лодброка с лёгкостью взяли в плен;
  3. Третья версия поражает своей наглостью, но зная характер Рагнара, в неё легко можно поверить. Рагнар отправился за выкупом в Нортумбию на единственном корабле. Он настолько был уверен в своих силах, что даже не представлял, что его убьют. Взятый в плен Рагнар надменно требовал немедленно его освободить и выплатить выкуп за оскорбление, которое нанёс ему король Элла.

Умирая от укуса ядовитой змеи, Рагнар произнёс (в надежде, что эти слова расскажут его сыновьям) следующие слова: «Вот мои поросята хрюкнут, когда узнают про смерть старого кабана!» Неизвестно, были эти слова правдой или их добавили скальды, но сыновья Рагнара действительно жестоко казнили короля Эллу, убившего их отца.

Месть сыновей Рагнара Лодброка

Узнав о смерти отца, братья Рагнарсоны были охвачены благородной яростью. Их отец умер как раб, ему не дали даже оружия в руки, лишив тем самым возможности попасть в Вальхаллу. Собрав многотысячную армию, они отправились в великий поход на земли англичан. В 867 году объединённое войско сыновей Рагнара вторглось в Нортумбию, с ходу разгромило армию Эллы, а его самого предали мучительной казни.

Не удовлетворившись этим, братья двинулись дальше и разорили большую часть Англии. Этот факт исторически подтверждён и носит название «Великая языческая армия», хотя часть историков сомневается, что поводом к началу датской экспансии послужила именно смерть Рагнара Лодброка.

Вторжение викингов продолжалось 4 года, и было остановлено королём Альфредом, который за это ещё при жизни получил титул «Великий».

Если у вас возникли вопросы — оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

Увлекаюсь единоборствами с оружием, историческим фехтованием. Пишу про оружие и военную технику, потому что это мне интересно и хорошо знакомо. Часто узнаю много нового и хочу делиться этими фактами с людьми, неравнодушными к военной тематике.

Викингами принято называть жителей Северной Европы , которые в 9–11 вв. совершали походы протяженностью до 8000 км, может быть, и на бóльшие расстояния.

Фрагмент из фильма «И на камнях растут деревья». Харальд Прекрасноволосый считается первым королем Норвегии:

В Скандинавии викинги были известны задолго до того, как приобрели дурную славу в Европе. Французы называли викингов норманнами; англичане всех скандинавов без разбора называли датчанами, а славяне, греки, хазары, арабы именовали шведских викингов русью или варягами.

Предполагается, что в начале IX века в Скандинавии под воздействием изменения климата произошло перенаселение. Младший сын вождя, как правило именно он становился предводителем викингов, собирал дружину из таких же свободных воинов, и они отправлялись в путешествия.

Легендарные короли викингов: ,

по материалам энциклопедии Кругосвет: http://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/VIKINGI.html?page=0,5

Познакомиться с бытом и обычаями викингов можно:

Просмотреть

Франция, Париж

Рагнар Лодброк (Лодброг) — легендарный датский конунг. Личность Рагнара Лодброка считается полумифической, так как достоверных исторических данных о его существовании нет, однако мифы, легенды, былины говорят о том, что Рагнар всё-таки существовал, был известным датским королём, предводителем, ярлом, одним из самых известных представителей рода Инглингов (не путать с современной сектой инглингов). Инглинги — первые исторические правители Швеции и Норвегии.

Рагнар Лодброк известен как Рагнар Кожаные Штаны. Такое прозвище Рагнар получил за то, что носил кожаные штаны, сшитые его женой Лагертой (легендарная женщина-воительница) и которые были для него чем-то вроде амулета или оберега. По другой версии, прозвище Кожаные Штаны Рагнар получил за то, что в детстве носил жёсткие кожаные штаны, и когда случайно упал в змеиное логово, сумел выжить благодаря тому, что змеи не смогли их прокусить. Ещё одним прозвищем известного конунга было «Судьбознамённый». Прозвище является переводом имени Лодброг: lod — судьба, brog — знамя. Легенда гласит, что на знамени Рагнара, которое представляло его войско, изображён ворон Одина, который указывал крылом направление похода.

Рагнар Лодброк считается сыном короля Дании VIII века (после 770 года) Сигурда Кольцо, который также происходил из рода инглингов. Сигурд Кольцо известен как превосходный военачальник, который одержал победу в одной из самых кровопролитных битв, описанных в сагах, над Харальдом Боезубом в битве при Бравеллире в Восточном Гаутланде. Сигурд Кольцо правил Датским государством до самой смерти.

Рагнар Лодброк — легендарный правитель Швеции и Дании, прославленный завоеватель, непобедимый и искусный в бою воин. Стал влиятельным ярлом к 845 году, что делает его современником Рюрика (новгородский князь с 862 года (ум. 879)). Легенды рассказывают о том, что Рагнар постоянно стремился к новым завоеваниям и героическим поступкам, опасаясь, что сыновья смогут затмить его славу. Вероятнее всего, если этот конунг действительно существовал, он совершал набеги в промежуток с 835 до 865 г. н.э. Помимо того, что Рагнар был правителем, он известен как военачальник, искатель приключений, авантюрист, совершавший набеги на другие страны, а также занимавшийся морским разбоем. В Скандинавии он считается настоящим национальным героем. Рагнар был язычником. Мало того, он считал себя прямым потомком бога Одина (если прибегать к славянским аналогиям и сравнениям богов, то Один по многим чертам схож с нашим Велесом).

Скандинавские саги, главным героем которых является Рагнар Лодброк, повествуют о его походах, набегах на чужие земли и морских разбоях. Ему приписывают множество завоевательных походов, которые оказались очень успешными. Один из его самых известных походов до сих пор отмечается и считается праздничным днём — 28 марта «День Рагнара Лодброка». Праздник Рагнара Лодброка, на котором произносятся тосты в честь Рагнара, поются песни о прославленном конунге, читаются саги и проводятся различные массовые мероприятия, считается символом храбрости и мужества. 28 мата 845 года Рагнар Лодброк напал на Францию и захватил Париж. Легенды гласят, что для этого похода Рагнар возглавил 120 кораблей, на которых находилось 5 000 воинов. Корабли поднялись вверх по реке Сена и захватили столицу Франции. Королём тогда был Карл Лысый, который признал поражение, но ему всё же удалось договориться с главным викингом Рагнаром, которому он выплатил 7 000 фунтов серебра. Взамен Рагнар пообещал не трогать Париж и сдержал своё слово, но по возращении домой, разграбил все французские земли, которые пересекал. В одной из молитв французских монахов его времени появилась такая фраза: «Избавь нас Бог от неистовства норманнов!».

Казнь Рагнара Лодброка

Рагнар Лодброк погиб в 865 году. Во время военного похода в Великобританию его корабль сел на мель. Произошло это в Нортумбрии на севере Англии. Здесь на него напали английские войска. В результате Рагнар вместе со своими викингами потерпел поражение. Рагнар попал в плен. Его привезли к королю Эллу II, который приказал сбросить его в яму с ядовитыми змеями, где он умер от многочисленных укусов. Судя по легенде, последними словами Рагнара были: «Как захрюкали бы мои родные поросята, знай бы они, каково сейчас мне, старому кабану!». Этими словами он намекнул королю, что его сыновья отомстят за смерть отца.

Обещание Рагнара сбылось. Сыновья, в числе которых были Ивар Бескостный, Бьорн Железнобокий и другие, отомстили за казнь отца в 867 году. Особую ярость сыновей вызвал тот факт, что Рагнар умер в заточении от укусов змей, а не как полагается великому воину — в сражении. Со своим войском они вторглись в пределы Англии, разбили английские войска, взяли в плен короля Эллу и казнили его, при этом подвергнув жестоким пыткам и мучениям. После этого, разграблению подверглись такие королевства, как Нортумбрия, Мерсия, восточная Англия. Это событие известно, как датское завоевание острова. Закончилось оно в 871 году, когда потомков Рагнара с их войсками разбил Альфред Уэссекский.

У Рагнара было три жены. Первая — прославленная в легендах воительница Лагерта. Некоторые исследователи относят Лагерту к мифическим божествам древних скандинавов, которая под воздействием фольклора перешла в статус жены Рагнара и осталась в памяти народа как бесстрашная воительница. Второй женой Рагнара стала Тора — дочь гаутского Ярла Херрёда. Третьей женой Лодброка стала Аслауг — дочь Сигурда Убийцы Фафнира.

У Рагнара Лодброка было множество сыновей, самыми известными из которых были: Эйрик, Агнар, Сигурд Змей-в-Глазу, Бьорн Железнобокий, Ивар Бескостный, Уббе, Харальд, Хальвдан, Хвитсёрк, Фридлейв, Ульв. Сыновья Рагнара пользовались большим почётом и все являлись конунгами в своих уделах и земельных владениях. Кроме того, у Рагнара было множество внебрачных детей, которые были зачаты от наложниц.

Одним из самых прославленных сыновей Рагнара, который оставил заметный след в истории, стал Ивар Бескостный (Рагнарссон). Известен как вождь датских викингов, отличающийся особым неистовством в бою. Именно Ивар Бескостный возглавил «великое войско язычников» которое в 865 году пошло на Англию, чтобы отомстить за Рагнара Лодброка. Ивар вместе с братьями и войском подчинили Нортумбрию, а затем отдали её во власть норманнов Йорвик в Англии. Ещё одним известным историческим событием, которое связано с Иваром, является его приказ в 870 году убить восточно-английского короля Эдмунда. Достоверно так и не выяснено, почему Ивара Рагнарссона звали Бескостным. Это могло произойти по той причине, что Ивар обладал необычной гибкостью или вследствие каких-либо физических или болезненных отклонений. Не известно достоверно и про потомство Ивара. По одним источникам у него не было детей «У него не было детей, потому что он был таким вспыльчивым, что не встретил ни страсти, ни любви; но у него не было недостатка в мудрости или жестокости; и умер он от старости в Энгланде, и был похоронен в кургане (Прядь о сыновьях Рагнара)», а по другим источникам многие конунги вели свою родословную именно от Ивара Бескостного. О его смерти и дальнейшей судьбе записано в «Саге о Рагнаре и его сыновьях» (XIII век): «Ивар же правил в Англии до самой смерти и умер от болезни. И когда он лежал при смерти, то велел, чтобы его отнесли туда, где было самое уязвимое место, и сказал, что надеется, что те, кто придёт в страну в том месте, не одержат победы. Когда же он умер, сделали так, как он предписал, и положили его в кургане. И многие люди говорят, что когда конунг Харальд сын Сигурда пришёл в Англию, он пристал там, где лежал Ивар, и он пал в этом походе. И когда Вильхьяльм Бастард пришёл в страну, он раскопал курган Ивара и увидел Ивара нетленным. Тогда он велел развести большой костёр и сжечь в нём Ивара, и после этого он бился за страну и преуспел».

Не менее знаменитым сыном Рагнара, который также был прославленным конунгом и завоевателем, является Бьёрн Железнобокий. После смерти Рагнара титул конунга перешёл именно к сыну Бьорну, который стал отныне его полноправным преемником. Личность Бьёрна достоверно подтверждена историческими хрониками. На острове Мунсё на озере Меларен в Швеции до сих пор стоит курган, в котором некогда был похоронен по языческим обрядам Бьёрн Железнобокий.

Бьёрн Железнобокий известен как король Швеции, первый правитель новой династии. Жил в IX веке. Известен не только как король, но и как бесстрашный воин, достойный сын прославленного конунга Рагнара Лодброка. В 859 году Бьёрн завоевал и разграбил средиземноморское побережье Марокко. В 862 году одержал победу над Валенсией. В сагах, которые повествуют о Рагнаре и его сыновьях, говорится о том, что Бьорн со своими братьями завоевал всю Швецию. Судя по сагам и исследованиям историков, у Бьорна было три сына: Эрик Бьёрнсон — следующий после Бьорна конунг Швеции, Рефил и Хроальд.

Сериал «Викинги» – Рагнар Лодброк, Лагерта и Ролло. Завоевания во франции

ПОХОДЫ ВИКИНГОВ.
Воины и колонисты.

Географическое положение Ютландии – на стыке Балтийского и Северного морей – и связь ее с континентом открывали путь датчанам как в западном, так и в восточном и южном направлениях. Но в основном их набеги были нацелены на юг и запад. Походы датского конунга Годфреда в самом начале IX в. против славян-ободритов привели его в соприкосновение с Франкской империей, которая достигла при Карле Великом наибольших размеров. Подчинив саксов, Карл стремился распространить свою власть и на ободритов и другие соседние с датчанами славянские племена. Именно в эти годы началась постройка в южной Ютландии Датского вала (восточной его части). Очевидно, Годфред опасался франкского вторжения и спешил принять оборонительные меры. На море он чувствовал себя сильнее.

Начались нападения датского флота на фризское побережье. Высаживавшиеся здесь отряды громили франкские гарнизоны и облагали население данью. Как писал биограф императора Карла Эйнхард, конунг Годфред считал себя господином Германии, фризов, саксов и ободритов и даже похвалялся, что захватит Аахен – главную резиденцию Карла Великого. Пусть франкский историк и сгущает краски, опасность, нависшая над северными областями империи, была вполне реальна. Карлу пришлось возводить приморские укрепления и снаряжать корабли для борьбы против норманнов, разместив их в устьях рек Франции и Германии, впадающих в Северное море. Дело касалось не одной лишь безопасности его государства, но и прибыльной торговли, которую вели фризские купцы. В разгар борьбы Годфред погиб от руки собственного дружинника (8 Юг. ). Воспользовавшись усобицей между его преемниками, сын Карла Великого, Людовик Благочестивый, перешел в наступление на датчан. Инициатива в войне переходила от одной стороны к другой, ободриты также поддерживали то франков, то датчан, но временно Людовику удалось защитить свои владения от скандинавских пиратов».

К этому моменту относится описание датчан франкским поэтом Эрмольдом Нигеллом. В стихотворении, воспевающем Людовика Благочестивого, Эрмольд говорит о датчанах (или «норманнах», как часто их называют на франкском языке»), что это проворные и быстрые люди, ловко обращающиеся с оружием, «плавание по морю – их ремесло». Датчане «красивы лицом, благородны осанкой и ростом велики. Легенда гласит, что от них происходит и франков род». Поэт повествует далее о том, как император послал: миссию для обращения датчан в истинную веру. Миссия удалась, и в один прекрасный день на Рейне под Ингельхеймом, где пребывал тогда Людовик Благочестивый, показались сотни кораблей, украшенных белыми, как снег, парусами. На первой ладье стоял датский конунг Харальд, прибывший с родней и дружиной принять крещение. После совершения обрядов крестный отец датского конунга, император Людовик, щедро одарил своего крестника, ставшего его ленником.

Неясно, в какой мере заслуживает доверия этот рассказ придворного поэта, стремившегося превознести своего господина. Скорее всего крещение было принято датским конунгом лишь с целью получить дары. Нет оснований считать, что датчане действительно стали в то время христианами. Любопытен в этой связи рассказ сен-галленского монаха. Людовик Благочестивый требовал от всех норманнов, прибывавших к нему, принять крещение. Многие из них так и поступали, но истинная причина заключалась в том, что их привлекала возможность получить при крещении одежды и подарки, которые франки давали вновь обращенным. Так, однажды не хватило крещальных одежд для всех, и тогда они стали рвать ткани на куски и делить их между собой. Один из старейших среди них признался: «Я принимал крещение двадцать раз, и всегда получал хорошее платье, но ныне мне дали мешок, подходящий пастуху, но не воину». И он швырнул с этими словами не понравившееся ему одеяние.

Это стихотворение Эрмольда – свидетельство того, что датские конунги в начале IX в. подчас нуждались в поддержке франкского императора. Однако успехи франков в борьбе с северными соседями не могли быть длительными и прочными. Созданная Карлом Великим держава.неуклонно близилась к феодальному распаду, внутренняя смута ослабляла императорскую власть. Борьба между Людовиком и его сыновьями открывала перед норманнами благоприятные возможности беспрепятственно нападать на еще недавно столь могущественного соседа.

В 833 и 834 гг. им удалось разграбить важнейший торговый пункт в Северной Европе – Дорестад (в устье Рейна), Наложить руку на богатства этого процветавшего фризского центра торговли и мореходства было давней мечтой викингов, которые с жадностью домогались и чеканившихся здесь франкских монет, и товаров, стекавшихся сюда из Англии и Германии, Франкской империи и Северной Европы. Дорестад пережил, однако, датское завоевание и просуществовал еще три десятилетия. В 864 г. он погиб в результате стихийного бедствия: невиданные штормы, сопровождавшиеся огромными наводнениями, затопили обширные районы Фрисландии и Голландии; когда вода спала, эти места оказались покрытыми мощными отложениями песка. Переместилось устье Рейна. Остатки Дорестада и более мелких населенных пунктов были погребены под дюнами…

Между тем датчане продолжали свои разрозненные набеги. Они совершили нападение на остров Вальхерен в устье Шельды, многократно атаковали английские берега. В 841 г. датчане поднялись по Сене почти до самого Парижа. В 842 г. ими был разграблен важный пункт торговли с Англией – Квентовик. В 843 г. они захватили и сожгли другой торговый пункт – Нант. Одновременно норманны утвердились на островке Нуармутье в устье Луары, откуда могли контролировать франкскую торговлю вином и солью. Так норманны впервые утвердились на франкской территории. Хронист говорит, что то были норвежцы. Возможно, они прибыли сюда из Ирландии.

В 845 г. датчанами был разграблен и сожжен Гамбург. Архиепископ Ансгар бежал вместе с монахами, библиотека его погибла в огне. Одновременно легендарный викинг Рагнар (или Регнар) Лодброг вторгся в Северную Францию и, поднявшись по Сене, захватил Париж. К этому времени внутренняя борьба в империи привела к ее распаду: по Верденскому договору 843 г., она была разделена на три части между сыновьями Людовика Благочестивого. Эти раздоры открывали перед норманнами новые возможности для нападений. Датские и норвежские викинги вновь и вновь нападали на Руан, Париж, Шаргр, грабили, жгли, убивали, не встречая серьезного сопротивления. Западно-франкскому королю Карлу Лысому пришлось откупиться от них серебром. Так началось выкачивание предводителями отрядов норманнов «датских денег» из стран Запада. Часть денег давали монастыри, другие собирались в виде налогов с населения, причем взимание этих поборов сопровождалось такими злоупотреблениями со стороны магнатов, что неизвестно, от чего сильнее страдал народ: от сбора «датских денег» или от набегов норманнов» (66).

Для походов викингов в первой половине IX в. были характерны именно никак не согласованные между собой набеги отдельных отрядов искателей наживы и приключений, группировавшихся вокруг прославившихся своими подвигами вождей. Таковы были первые два поколения викингов. Но правители Западной Европы оказались не в состоянии отразить даже такие неорганизованные нападения не столь уж многочисленных норманнов. Пораженные легкостью, с которой викинги достигали своих целей, западные хронисты крайне преувеличивали численность воинов и кораблей норманнов и приписывали им все бедствия, испытываемые населением, каковы бы ни были истинные их причины.

О том, что делалось в то время в самой Скандинавии, известно очень немногое. Главным источником служит «Житие Ансгара», составленное в 70-80 годы его учеником Римбертом. Хотя житие и написано по шаблону, принятому в то время для агиографических сочинений, в нем содержатся некоторые любопытные сведения. Свою миссионерскую деятельность Ансгар начал в Дании. В Хедебю он основал церковь (раскопки не обнаружили ее следов). Датский конунг пожаловал Ансгару землю для постройки церкви другом торговом пункте Дании – Рибе. Но, в отличие от Эрмольда, автор жития не говорит, что датчане в своей массе были христианами. Новую веру приняли лишь немногие из них. Путь из Хедебю в шведскую Бирку, куда Ансгар отплыл на торговом корабле, был полон опасностей. На него напали пираты, отнявшие у монаха все его священные книги, привлекавшие их, разумеется, лишь своими роскошными переплетами. Самому Ансгару, подобно другим путникам, пришлось спасать жизнь, прыгнув за борт. Наконец, он добрался до цели путешествия и почувствовал себя вознагражденным за все перенесенные мытарства и опасности хорошим приемом, оказанным ему конунгом Бьерном. Успехи миссии казались папе римскому столь значительными, что после возвращения в Гамбург Ансгар стал архиепископом, и его назначили легатом среди шведов, датчан, славян и всех других народов Прибалтики. Однако вскоре его преемник, действовавший в Бирке, был изгнан, а датский конунг запретил кому-либо из своих подданных переходить в католицизм. После смерти Ансгар был провозглашен святым; в средние века его превозносили как «апостола Севера», но реальные результаты его христианизаторской деятельности являлись очень скромными и недолговечными. Важно отметить, что миссия Ансгара была связана с торговыми местами в Дании и Швеции: очевидно, лишь среди купцов и других людей, занятых торговлей и поездками в другие страны, церковные проповедники могли в то время рассчитывать на некоторый успех, бонды же оставались чуждыми новой религии.

Со второй половины IX в. походы викингов начинают понемногу принимать новую форму. Вожди викингов, по-видимому, стали испытывать потребность объединить свои силы для нападений. Возможно, что их толкало на это усилившееся сопротивление в подвергавшихся нападениям странах. Так, в 851 г. король Уэссекса (в Южной Англии) Этельвульф сумел собрать большую армию англосаксов и нанести серьезное поражение «язычникам» (так обычно называет «Англосаксонская хроника» викингов), которые уже разграбили Кентербери и Лондон. Вскоре после этого произошло другое событие, не прошедшее бесследно для дальнейших походов викингов: в 854 г. в результате усобиц погибли почти все члены королевского рода в Дании, страна окончательно распалась. Отсутствие политического единства и раздоры в Дании не воспрепятствовали новым походам в другие страны. Напротив, отдельные предводители, хозяйничавшие у себя на родине, более не сдерживались рукой конунга и с новой силой обрушились на Англию и Францию.

Теперь на эти страны нападают более крупные армии датчан. Датские историки пишут даже, что Дания обессилела в походах, поглощавших, по их мнению, значительную часть ее молодежи. Однако никаких достоверных данных о действительной численности этих армий нет. Как уже отмечалось, сообщение западных хронистов об «огромных» войсках викингов внушают серьезнейшие подозрения: в средние века сведения о числе воинов в тех или иных кампаниях, как правило, преувеличивались. Вполне вероятно, что успехи, достигнутые викингами, обеспечивались не их количеством, а мобильностью и превосходством во флоте. Содержание большого войска в тогдашних условиях могло вызвать лишь дополнительные трудности, связанные в первую очередь с его снабжением.

В это время разгорелась борьба за обладание островом Жефосс на Сене (севернее Парижа): Карл Лысый упорно отстаивал его от датских и норвежских викингов. В этом эпизоде войны проявилась одна из коренных причин слабости франков – отсутствие единства, раздоры. В то время как король Карл с помощью своего брата, короля Лотаря, боролся против норманнов, на Францию напал их третий брат – Людовик Немецкий, и Карлу пришлось отступить. Королю Франции не оставалось ничего другого, как нанять за огромную сумму одного из вождей викингов, с тем чтобы он изгнал из Жефосса собственных соплеменников. И впоследствии норманнские предводители часто становились наемниками королей Запада, сражаясь против соотечественников, что, впрочем, не мешало им при случае изменять и своим нанимателям. Операции скандинавов распространяются на северо-западную часть континента – Бретань и далее на западное побережье Франции, вплоть до устья Луары. Здесь орудовали норвежские викинги.

Правители Северной Франции лихорадочно строили укрепления для обороны от усилившихся нападений норманнов. Деревянные и земляные бурги оказались недостаточными и небезопасными, начали возводить каменные башни и стены, укреплять монастыри, строить мосты, с тем чтобы перегородить доступ кораблям викингов в устья рек. Строжайше, под страхом смертной казни, было воспрещено продавать норманнам оружие. Но меры эти не спасали положения. Скандинавы более не довольствуются захватом добычи во время кратких нападений; с середины IX в. они сооружают укрепления в прибрежных районах Франции и Англии и отсюда совершают длительные рейды в глубь страны.

Область по нижнему течению Сены находилась в руках норманнов. «Ни один почти город, ни один монастырь не остались неприкосновенными. Все обращалось в бегство, и редко кто-нибудь говорил: Остановись, окажи сопротивление, защищай свою родину, собственных детей и народ! Не сознавая смысла происходящего и в постоянных раздорах между собой, откупались все деньгами там, где нужно было для защиты применить оружие, и так предавали дело божие». Подобные жалобы часто встречались в хрониках и других сочинениях того времени.

Осада Парижа в 845 году.


В качестве опорных пунктов для вторжения в Англию викинги первоначально использовали два острова – Тенет, у берегов Кента, и Шеппей близ устья Темзы. Но после поражения, понесенного ими в 851 г., они выбрали другой путь – через Восточную Англию. Здесь-то в 865 г. и высадилось многочисленное датское войско, состоявшее из отрядов независимых предводителей, именовавших себя конунгами. Датские легенды приписывают руководство этим войском сыновьям Рагнара Лодброга – самого знаменитого датского викинга IX в. У вождей датского войска, очевидно не было разработанного плана военных действий, но, в отличие от отрядов норманнов, совершавших кратковременные набеги на Англию в предшествующий период и державшихся побережья, это войско двигалось по стране, подвергая разграблению одну область за другой и вынуждая население платить ему дань. В ходе войны обнаружилась способность викингов соблюдать дисциплину и предпринимать согласованные действия. Сначала норманны оккупировали Восточную Англию и в 866 г. захватили Йорк. Датский историк конца XII в. Саксон Грамматик повествует, что сыновья Рагнара Лодброга якобы отомстили королю Нортумбрии за то, что он погубил их отца, попавшего к нему в плен и брошенного им в яму со змеями. Но это – позднейшая легенда. Так или иначе, с независимостью Нортумбрии – королевства на Севере Англии – было покончено.

Вскоре пал от руки норманнов и король Восточной Англии – Эдмунд, через несколько десятилетий провозглашенный церковью святым мучеником. В 870 г. датское войско вторглось в Уэссекс. Хотя дальнейшие военные действия шли с переменным успехом и правителям Уэссекса, братьям Этельреду и Альфреду, удалось нанести поражение противникам, значительная часть их владений была захвачена датчанами. В 871 г., когда после смерти короля Этельреда Альфред вступил на престол, положение страны было отчаянное. Большая часть Англии вместе с Лондоном находилась в руках датчан. Пришлось платить захватчикам большие контрибуции. Насколько тяжелым бременем ложились «датские деньги» на плечи населения, видно из того, что даже церковным прелатам приходилось продавать свои владения, чтобы расплатиться. Угроза для всей Англии оставалась огромной.

В 874 г. датское войско распалось на две самостоятельные части. Часть завоевателей стала делить между собой земли Нортумбрии, намереваясь, очевидно, обосноваться в ней навсегда. По словам автора «Англосаксонской хроники», вождь датчан Хальвдан «поделил земли Нортумбрии, и с этого времени его люди пахали и возделывали поля». Нападающие обрушились и с севера на суше, и с юга и востока со стороны моря. Альфреду с его отрядами пришлось укрываться в лесах западной части своих владений. И все-таки англосаксам удалось нанести поражение датчанам в 878 г. при Эдингтоне, в Уилтшире. Их предводитель Гутрум обязался покинуть пределы Уэссекса и принять крещение вместе со своими главными сподвижниками. Язычник Гутрум стал католиком Этельстаном. Но мир сохранялся недолго. Лишь один Уэссекс сохранял свою независимость, другие англосаксонские королевства оставались в руках датчан. Победа англосаксов не избавила Уэссекс от опасности. В том же году в устье Темзы прибыл новый флот с большим войском норманнов. Его так и называли – «великое войско». Часть его вскоре отплыла на континент и высадилась в нижнем течении Шельды.

Осадой Гента началось тринадцатилетнее хозяйничанье норманнов во Фландрии и примыкающих областях Франции, на Рейне и Мозеле. Хронист, рассказывая о бедствиях, обрушившихся на население, восклицает: «Отчаяние охватило франков: казалось, что христианскому народу пришел конец». Правда, в 881 г. сыну Карла Лысого, Карлу Заике, удалось навести поражение викингам на Сомме. Однако норманны согласились снять осаду Парижа только после уплаты им контрибуции. Местность вокруг Парижа была опустошена. Лишь в 892 г. «великое войско» покинуло берега континента: но прогнали его не франки, а голод и болезни. Франция получила краткую передышку. Викинги отплыли в Англию.

Тем временем земли восточных районов Англии, так же, как ранее в Нортумбрии, начали заселяться скандинавами. Эти районы впоследствии получили название Денло – области датского права. Завоеватели вводили в этой части Англии порядки, существовавшие у них на родине. Началась колонизация скандинавами и некоторых районов Северной Франции.


Альфред взял на себя руководство всеми англосаксами, не подвластными захватчикам. В 886 г. ему удалось освободить Лондон. Вероятно, к этому времени относится договор, который он заключил с Гутрумом. Была определена граница между владениями Альфреда и областями, подчиненными датчанам. Восточная и большая часть Центральной Англии, а также Эссекс признавались сферой господства датчан; линия размежевания в основном шла по Темзе. Договор определял положение англосаксов, подчиненных Гутруму: простые крестьяне, сидевшие на землях лордов, были приравнены по своему статусу к скандинавским вольноотпущенникам, тогда как англосаксонская знать должна была иметь такие же личные права, как и все датские поселенцы в Англии. В Восточной Англии жило уже значительное количество скандинавов. Это были датские, в меньшей мере норвежские бонды – воины и земледельцы одновременно. Однако англосаксонское население не было изгнано из этих районов. Опорными центрами скандинавов в Денло являлись пять укрепленных районов – Линкольн, Стэмфорд, Лейстер, Ноттингем и Дерби. Весь район расположения этих крепостей так и стал называться «Пять бургов».

Договор с Альфредом был заключен Гутрумом от имени датчан, оккупировавших Восточную Англию. Однако он не касался жителей независимых скандинавских (в большей мере норвежских) поселений на северо-востоке, в Нортумбрии.

Когда же в 892 г. большое датское войско, грабившее до этого времени Францию, переправилось в Англию, по сообщению хронистов, на 250 кораблях, его поддержали датчане из восточных областей и Нортумбрии. Альфреду пришлось предпринять ряд мер для того, чтобы спасти положение. Ополчения графств, составлявшиеся преимущественно из крестьян, отвыкших от употребления оружия и поглощенных сельским трудом, не хотели сражаться за пределами своего района. Тогда Альфред решился на некоторые преобразования. Созывая половину ополченцев и позволяя остальным заниматься своим хозяйством, он смог дольше использовать войско. Кроме того, Альфред приступил к сооружению целой системы укреплений из дерева и земли. В них размещались гарнизоны. Заботы об их содержании и пополнении возлагались на местное население, и без того истощенное войнами, датскими поборами и гнетом феодальных землевладельцев. По приказу Альфреда был построен флот. Он состоял из кораблей, которые по размерам превосходили норманнские суда.

В результате всех этих мер новое нашествие викингов было в конце концов отражено, причем англосаксы иногда даже переходили в наступление. Так, в упорных битвах против захватчиков закладывались основы политического объединения Англии под властью уэссекских королей. Однако в Восточной Англии и в Нортумбрии скандинавы засели прочно. Таково было положение к 899 г., когда умер король Альфред.

В то время как датчане грабили и завоевывали Восточную и Северо-Восточную Англию и подвергали опустошениям Северную Францию, норвежские викинги продолжали свои пиратские экспедиции по пути, шедшему от островных баз Северной Атлантики через Ирландию и Ирландское море к западным берегам Франции и далее на юг – к арабской Испании и даже в Средиземное море. Первая их попытка высадиться на побережье Галисии в 844 г. не удалась. Однако норманны подвергли разграблению Лиссабон, Кадис и Севилью. Арабский историк аль-Якуб пишет о нападении на Севилью норманнов, называемых им маджус – неверными, язычниками, огнепоклонниками. «Аль-маджус, которые зовутся ар-рус, ворвались туда, захватывали пленных, грабили, жгли и убивали» (67). «Море, казалось, заполнили темные птицы, – пишет другой арабский хронист, – сердца же наполнились страхом и мукою» (68). Однако значительная часть флота викингов была уничтожена в результате последовавших вскоре нападений со стороны арабов. Захваченных при этом викингов в большом числе повесили в Севилье на пальмах. Двести отрубленных голов норманнов, в том числе голову их предводителя, арабский эмир Абдаррахман послал своим союзникам в Северную Африку в доказательство того, что Аллах уничтожил свирепых маджус в отместку за их злодеяния. Память о понесенном викингами поражении в течение полутора десятков лет удерживала их от повторной экспедиции в арабские воды.

Но отношения между арабами и норманнами в тот период были не только враждебными. Один из арабских историков рассказывает о посольстве, направленном в середине IX в. из Испании Абдаррахманом II к конунгу Аль-маджус в ответ на датское посольство. Во главе арабской миссии стоял придворный поэт Аль-Газал. Конунг хорошо принял его. Аль-Газал рассказывал, что, когда ему предстояла аудиенция у датского государя, он поставил условием, что арабы не будут падать перед конунгом ниц, на что было дано согласие. Однако, придя к палатам конунга, Аль-Газал увидел, что вход в них очень низкий, так что поневоле пришлось бы склонять голову. Посол вообразил, что это сделано умышленно для встречи с ним, и, чтобы избежать унижения, уселся на землю ногами вперед и в такой позе, с поднятой кверху головой полз в зал, после чего встал перед конунгом. Обменявшись с ним речами, он передал послание эмира и подарки, которым конунг был очень рад. Наибольшее впечатление на арабского посланца произвела красота жены конунга. По его словам, поэт проводил с ней много времени. Его опасения ревности со стороны конунга были рассеяны самой женой, сообщившей, что женщины у датчан свободны и могут расторгнуть брак по собственному желанию. Вдохновленный красотой датчанки, Аль-Газал посвятил ей любовные стихи. К сожалению, увлечение, пережитое им при датском дворе, помешало Аль-Газалу увидеть в Дании что-нибудь достопримечательное, помимо красивой женщины.

В 859 г. из Бретани на юг вышел новый норвежский флот из 62 кораблей. Красные паруса викингов появились в водах Западного Средиземноморья, у берегов Испании, Балеарских островов, Марокко и в устье Роны и даже поднялись по ее течению на 260 км. В 860 г. норвежцы разграбили Пизу (Северная Италия). Их вождь Хастинг мечтал о захвате Рима, и «Хроника Нормандии» повествует (по-видимому, не без прикрас) о том, как он «осуществил» свое желание.

Остановившись у одного из итальянских приморских городов, поразившего воображение викингов своими размерами и красотой, они без колебаний посчитали его Римом и осадили его, ожидая богатой добычи и славы. Однако город был хорошо укреплен, и жители его отчаянно сопротивлялись. Тогда норвежцы прибегли к хитрости и направили в город послов с известием о внезапной смерти их вождя, перешедшего якобы перед кончиной в христианскую веру. Северные воины просили епископа осажденного города совершить погребальную службу над телом новообращенного Хастинга. С разрешения епископа гроб с телом хавдинга в сопровождении его свиты был внесен в городской собор. Но перед самым погребением мнимый покойник выскочил из гроба и убил епископа. Воспользовавшись всеобщим смятением, викинги подвергли город опустошению, а жителей его – избиению. Но каково было их разочарование, когда они узнали, что их добычей стал не «вечный город», а заштатный городишко Луна! В гневе, обманутый в своих надеждах, Хастинг велел сжечь город.

Этот рассказ, центральный эпизод которого несколько напоминает историю с троянским конем, возможно, не во всем достоверен, но современные исследователи не сомневаются в том, что за ним скрываются некоторые подлинные факты. Норманны не имели тогда познаний в географии Средиземноморья. В 862 г. норвежская экспедиция с богатой добычей возвратилась в Ирландию. В течение целого века мы не слышим о набегах норманнов в Юго-Западную Европу. Арабский флот отличался высокой боеспособностью, военное могущество арабских правителей было достаточно велико, чтобы держать викингов в отдалении от своих владений.

Примерно к концу IX в. относится обнаруженное археологами погребение викинга на острове Иль де Груа, у южного побережья Бретани. В кургане найдена могила с оружием, остатками ладьи, щитами, утварью, одеждами, шахматными фигурками и игральными костями. Прах покойного был насыпан в железный сосуд. Часть вещей напоминает находки, сделанные в Ирландии, и поэтому вполне возможно, что именно оттуда прибыл этот хавдинг в Бретань.

Рагнар уже давно хотел завоевать этот город. Он манил его своими богатствами и не освоенной территорией. Великому конунгу всегда было мало того, что он уже имел. Да и он быстро начинал скучать по походам, войнам и прочим дикостям, наводившим ужас на всех живых существ. А непокоренный Париж был словно навязчивая идея. Он снился Лодброку по ночам и он мысленно преследовал его утром. И вот, наконец, настал день, когда он и его воины двинулись в путь чтобы стереть с лица земли еще один ничего не подозревающий город.

Рагнар и не предполагал, что осада Парижа затянется на целый год.

И хотя армия Лодброка насчитывала около 40 тысяч человек, викинги несколько раз безуспешно штурмовали город.

В январе они предприняли новое массивное наступление. Под прикрытием из шкур они попытались засыпать рвы вокруг города и установить стенобитные орудия. Но, парижанам удалось быстро разрушить эти машины, сбрасывая на них валуны и бревна. Тогда нападавшее войско подожгло два судна и направили их в сторону города. Но и тут викингов Рагнара ждала неудача. Горожанам удалось задержать пылающие корабли, а затем и вовсе их потопить. Но уже в самом конце зимы ситуация изменилась. Внезапно поднявшаяся вода разрушила один из мостов – викинги немедленно атаковали город. Они отрезали от цитадели одну из башен и перебили ее защитников. Однако дальше дело не пошло. Парижане вновь отбросили врага за городские стены с большими для него потерями.

Уже весной Рагнар почувствовал, что силы его войска почти на исходе. Они держали Париж в осаде и для того, чтобы прорвать осаду, в бою с конунгом захотел принять участие сам император Карл III с большим войском. Но хитрый конунг боя не принял, а велел викингам укрепиться в лагере на левом берегу Сены. Карлу пришлось отступить, ведь для длительной блокады лагеря у франков не хватало продовольствия, да и войско их не отличалось единством. Многие графы и герцоги могли в любой момент покинуть императора, власть которого уже не имела безусловного авторитета, как в былые времена. Рагнар отправил гонца к королю с предложением выплатить выкуп в 60 фунтов серебра и тогда его войска отступят от Парижа. Карл дал свое согласие. Но, как только армия Карла, в свою очередь, отошла от Парижа, Рагнар вернулся туда и вынудил императора заключить договор уже совсем за другую сумму.

За огромный выкуп в 7000 фунтов серебра викинги согласились пощадить франкскую столицу. Карлу ничего не оставалось делать, как опять согласиться, потому, что конунг предупредил его о том, что в противном случае он будет наносить Парижу удар за ударом, пока они сами не сдадутся.

Получив выкуп, Рагнар дал передышку своему войску. В течении пары месяцев они только и делали, что пировали и развлекались с захваченными из некоторых городов женщинами. А затем конунг велел готовиться к новому сражению.

Глупые французы… Они были настолько тупы, что не стали укреплять свое государство после прошлой осады Рагнара. Западная Франкия фактически распалась как единое государство, и дело обороны территории от викингов перешло в руки вельмож, которые слабо представляли, как им защищаться от варваров. Как можно было поверить в то, что потомок Одина отступится от такого лакомого кусочка земли, как Париж. Франки после нового наступления Рагнара почти сразу поняли, что угроза не исчезла, а напротив, викинги снова начали наносить удары, поднимаясь вверх почти по всем крупным рекам, захватывая и грабя их города. Но, что еще хуже, викинги стали действовать как колонизаторы, создавая тут и там свои поселения на французском берегу около устьев рек.

Когда Франция находилась уже в весьма бедственном положении, Один флот викингов вошел в реку Сену, другой – в Луару. Город Руан был разорен, Сент-Уэнский монастырь взят, множество монахов убито или уведено в плен, все места, лежащие между Руаном и морем, а также на прибрежье Сены, были ограблены или обложены данью. Так и монастырь Жюмьеж, на маленьком полуострове Сены, целые тридцать лет с того времени стоял пустой, а монастырь Фонтенель окупился шестью фунтами золота и серебра от грабежа и пожара, в свою очередь Сен-Дениские монахи заплатили 26 фунтов за выкуп 68 пленников.

На Луаре викинги Рагнара опустошили все! Совершили нападение на окрестные города, делали набеги то пешие, то на лошадях, то на лодках по рекам, рассеивая ужас везде, где только появлялись, грабили деревни и монастыри, покоряли замки и крепости и собрали бесчисленное множество золота, серебра и других драгоценностей. И, наконец, спалив город Амбуаз, явились перед Туром. Ужас охватил местных жителей, но их успели предупредить и поэтому, наскоро укрепив стены, они встречали приближавшихся викингов метательными копьями. Воины осадили город, заняли все выходы, построили бастионы, устраивали на город сильные нападения, следовавшие быстро одно за другим, и держали жителей в крепкой осаде.

Тур находился в опасности: ему угрожало взятие приступом. Тогда жители взяли из церкви мощи святого Мартина и носили их по городским стенам. Но вид святых останков покровителя Тура оживил надежду и мужество их защитников. Не искусные в осадном деле и не привыкшие встречать такое храброе сопротивление викинги отступили. В Туре приписали чудесное спасение города святому Мартину: построили в его честь церковь на том месте, куда были принесены мощи. Викинги, воротившись на север, рассказывали Рагнару, что в земле франков надобно больше бояться мертвых, нежели живых. Но едва только Франция оправилась от этого первого страха, как появились новые флоты викингов.

Одним из удачных стоянок стал остров Уазель на Сене, неподалеку от разоренного Руана. Форты викингов не отличались большими размерами и представляли собой насыпи с частоколами, окруженные рвами. Но главное – рядом была главная артерия города река – Сена, которая представляла собой один из наиболее привлекательных маршрутов для викингов. И через несколько месяцев ожесточенных боев Париж был сломлен и подвергся разграблению.

Вы прочитали ознакомительный фрагмент! Если книга Вас заинтересовала, вы можете купить полную версию книгу и продолжить увлекательное чтение.

Нашествие

Первое вторжение викингов на территорию Франкского государства относится к 799 году. В 810 году их разбойничьи отряды едва не дошли до Ахена — столицы империи Карла Великого, а с 834-го по 837-й они безжалостно грабили фризский Дорестад. В 840−843 годах датский викинг Гастинг со своим флотом прошел по течению Сены и Луары, разгромив множество городов, включая Париж. Едва город оправился от нападения, как в марте 845 года его ждало еще более страшное нашествие: на 120 кораблях к стенам Парижа пришло около четырех (по другим источникам, пяти) тысяч викингов. Руководил ими Рагнар, которого принято (но не обязательно!) соотносить с легендарным королем Дании Рагнаром Лодброком, героем известных скандинавских саг. Король Западно-Франкского королевства Карл Лысый попытался оказать сопротивление данам на подходе к городу, но его войска были сметены противником. Перед тем, как идти дальше вверх по Сене, Рагнар повесил на деревьях 111 пленников. Второе войско Карла, пришедшее на подмогу первому, правильно поняло посланный Рагнаром сигнал и пустилось в бегство. Викинг двинулся прямиком на Париж.

В то время город еще не имел той славы, которую приобретет впоследствии в качестве столицы Франции. Благоустройство средневекового Парижа завершится лишь в XIII веке, а пока это одно из многочисленных ярмарочных поселений на Сене. Тем не менее для Рагнара Кожаные Штаны город оказался «лакомым кусочком», за который стоило побиться. Драться при этом было особенно не с кем. Местные жители не могли противостоять могучим, хорошо вооруженным и хладнокровным викингам. А их король был слишком занят, чтобы оказать военную поддержку.

Лысеющая Франкия

Карл II Лысый был поздним ребенком Людовика Благочестивого от второго брака. После смерти отца в 840 году ему пришлось вступить в междоусобную борьбу со сводными братьями за наследство. 11 августа 843 года в Вердене они подписали соглашение о разделе Франкской империи. Карлу Лысому досталась Септимания, Испанская марка, Аквитания, часть Бургундии, Нейстрия, Бретань, Фландрия и «Франция» (так назывались старинные франкские области на севере Галлии). Жители регионов, пострадавшие от набегов норманнов, умоляли трех братьев объединить силы, чтобы навсегда изгнать непрошенных гостей с севера. Однако каждый из внуков Карла Великого куда больше заботился об устойчивости собственного трона.

Карл Лысый. Источник: Pinterest. es

Карлу Лысому для этого пришлось практически заново завоевывать свое королевство. Сначала он был вынужден подавить бунт в отпавшей от него Аквитании, а затем еще бороться с восставшими бретонцами. Естественно, что викингам, устремившим свои ладьи к Парижу, все это было только на руку.

Кровавая Пасха

Свои пиратские набеги викинги обычно осуществляли в конце весны или летом, но в 845 году их предводитель решил начать кампанию раньше обычного. 28 марта 845 года, в дни празднования Пасхи, викинги ворвались в город. Парижане в массе своей разбежались по деревням, тех же, кто остался, нещадно обдирали до нитки и убивали за сопротивление. После того, как город был опустошен, Рагнар отправил Карлу послание, в котором пообещал навсегда покинуть Париж, если он заплатит ему за это 7 тысяч фунтов серебра.

Для Рагнара Кожаные Штаны Париж оказался «лакомым кусочком»

У Карла были все шансы, если не предупредить нападение викингов, то отомстить и изгнать их. Норманны вошли далеко вглубь материка и находились вдали от всегда защищавшего их моря. Ничто не мешало королю франков встретить их на обратном пути. Однако Карл предпочел сберечь армию для наступления на Бретань и его правителя Номиноэ. Поэтому он, скрепя сердце, согласился принять предложение дерзкого норманна и откупиться от него.

Увидеть Париж и не умереть

Дань Рагнару была выплачена. Викингу и его армии позволили уйти с миром со всей награбленной добычей. В истории франков это был первый случай уплаты выкупа датским викингам. Сумма была баснословной, но как это обычно бывает, ее бремя в основном легло на плечи крестьян, а сражаться с ними Карлу было в разы легче, чем с данами.

Получив деньги, викинги не сразу захотели покидать Париж. Однако, как свидетельствуют монахи-хронисты, поторопить непрошенных гостей пришлось божественному вмешательству. По одной из легенд, лагерь норманнов был поражен чумой, в результате которой возмездие за свои скверные дела получили 600 человек. Другой викинг, особо резво грабивший монастырь Сен-Жермен, просто растворился в воздухе. Еще существует версия, что мор, посланный на данов, сподвиг многих из них принять христианство в надежде на спасение от смертельной болезни.

Получив деньги, викинги не захотели покидать Париж

Хронисты описывают, что лодки викингов были настолько тяжелы от добычи, что едва шли по воде. Помимо золота, серебра, богато украшенной церковной утвари, викинги увезли с собой великолепную бронзовую кровлю церкви Сен-Жермен-ле-Доре. И все же несмотря на то, что корабли данов ломились от наживы, на обратном пути к морю они напали на аббатство святого Бертана, поубивали его служителей и разорили.

Скандинавская полночь в Париже

Рагнар пообещал уйти навсегда и исполнил обещание — свои дни он окончит в Британии. Но вместо него пришли другие. В 856 году викинги снова осадили Париж, где сожгли базилику Святого Петра и церковь Святой Женевьевы. Спастись удалось лишь соборам Сен-Жермен, Сен-Дени и Сан-Стефан, которые откупились от данов серебром. За освобождение из плена аббата Сен-Дени викинги получили 311 кг золота и 1474 кг серебра.

В 858 году крестьяне, не видя поддержки от короля, сами начали сопротивляться викингам, но власть восприняла эти действия как вызов против себя, и сама начала «резать» крестьян. Парижанам ничего не оставалось, как (по выражению хрониста) «дрожать от одной мысли о разбойниках, которые рыщут прямо под стенами Парижа».

Эпоха викингов во Франкском государстве завершилась к 950 году

Следующий правитель Западно-Франкского королевства Карл Толстый также был вынужден постоянно отбиваться от викингов, терзавших его территорию. В 885 году их армада снова осадила Париж, но на этот раз у города нашлись защитники: Эд, граф Парижа, Гозлен, епископ города, и около двухсот солдат. К тому же город защищали воздвигнутые к этому времени мощные укрепления и два моста, построенные по обе стороны острова Сите. Целый год викинги не могли взять Париж, несмотря на свои тараны и катапульты. Увязнув у стен города, они устроили лагерь на северном берегу Сены. Раз за разом даны штурмовали город, но парижанам с огромным трудом удалось его отстоять.


Статуя Рагнара Лодброка.


Ragnar Lodbrok and King Ella of Northumbria

Рагнар Лодброк (Ragnar Lodbrock) известен как один из легендарных королей Дании и Швеции, правивший примерно в 8 или 9 веках. Несмотря на то, что его считают национальным героем в родной Скандинавии, жизнеописания Лодброка довольно ненадежны и обрывочны, ориентированы в основном на саги древних викингов.

Рагнар был язычником, провозгласившим себя одним из прямых потомков бога Одина (god Odin). Легенды повествуют, что его излюбленной военной стратегией было совершение набегов на христианские города во время религиозных праздников; Лодброк знал, что именно в такое время все военачальники и солдаты присутствуют на церковной службе.

К 845 году Лодброк был уже влиятельным правителем, и, наиболее верятно, — современником первого правителя Руси , викинга Рюрика . Легенды оставили сведения о том, что Лодброк всегда искал новых приключений, постоянно ощущая беспокойство, что его пиратствующие сыновья когда-нибудь совершат более заметный поступок, затмив тем самым славу отца.

В 845 году Рагнар в очередной раз вышел в море и взял курс на юг в поисках новых земель для завевания. На 120 кораблях и с войском в пять тысяч викингов Лодброк причалил к берегам современной Франции. В результате этого похода Западная Франция была разорена.

В том же 845 году Лодброк захватил Париж, за возвращение которого викинг-захватчик требовал большой выкуп.

Традиционно День Рагнара Лодброка (Ragnar Lodbrok Day) отмечается многими в скандинавских странах 28 марта. В этот день произносится тост в честь Рагнара и читается его Сага. Празднование этого дня сегодня никоим образом не указывает на агрессивный настрой последователей Асатру, скорее всего, в своем современном выражении этот праздник — прославление храбрости и мужества.

Рагнар Лодброк — легендарный датский конунг, представитель рода Инглингов.

Достоверных источников, подтверждающих сущестовование Рагнара, нет. В основном подробности его жизни и деятельности известны из скандинавских саг. Предполагают, что исторический Рагнар (если таковой был) действовал в первой половине IX века и был одним из наиболее влиятельных военных вождей Дании. Вероятно, он был сыном Сигурда Кольцо. Прозвище связано с легендой о том, что Рагнар носил особые кожаные штаны, сшитые его женой и выступавшие в роли амулета. По другой версии, в детстве, случайно угодив в змеиное логово, выжил благодаря жестким кожаным штанам.

Важнейшие события, приписываемые Рагнару — нападение на Францию и захват Парижа в 845 году и нападение на Нортумбрию в 865. В ходе последнего войско Рагнара было разбито, сам он попал в плен и по приказу короля Аэллы был сброшен в яму с ядовитыми змеями, где умер мучительной смертью.

Согласно сагам, многочисленные сыновья Рагнара (Ивар Бескостный, Бьорн Железнобокий и другие) в 867 вторглись в Англию, отомстили за гибель отца и положили начало датскому завоеванию острова. Сыновья Рагнара пленили и затем казнили короля Аэллу, который умер в жестоких мучениях.

28 марта День Рагнара Лодброка
Рагнар был одним из легендарных викингов. В 845 году он совершил легендарный поход на Париж. В этот день язычники почитают этого храброго воина прочтением саг о его подвигах.

Празднование этого дня сегодня никоим образом не указывает на агрессивный настрой последователей Асатру, скорее в своем современном отражении этот праздник — прославление храбрости и мужества.

В этот день произносится тост в честь Рагнара и читается его Сага.

Рагнар, конунг свеев и данов
Рагнар Кожаные штаны
Ragnar Lodbrok (шведск.), Ragnarr Lodbrok (старонорвежск.)
Годы жизни: ок. 770
Годы правления: ок. 770 — 785
Отец: Сигурд Ринг
Мать: ?
Жена: Аслауга (?)
Сыновья: Эрик, Агнар, Бьёрн, Хвитсерк, Сигурд

Рагнар был одним из самых знаменитых предводителей викингов. Под его властью находились Дания и Швеция, кроме того, он часто совершал набеги на другие европейские страны. Рагнар был язычником, и старался нападать на города христиан в дни церковных праздников, когда большинство воинов находились в храмах. Жители захваченных городов платили ему богатые выкупы, чтобы избежать разорения, и Рагнар часто соглашался на это, чтобы затем вновь вернуться и потребовать еще больше.

История сохранила боевую песнь Рагнара, которая в переводе Н.М. Языкова звучит так:

Мы бились мечами на чуждых полях,
Когда горделивый и смелый, как деды,
С дружиной героев искал я победы
И чести жить славой в грядущих веках.
Мы бились жестоко: враги перед нами.
Как нива пред бурей, ложилися в прах;
Мы грады и села губили огнями,
И скальды нас пели на чуждых полях.

Мы бились мечами в тот день роковой,
Когда, победивши морские пучины,
Мы вышли на берег Гензинской долины,
И, встречены грозной, нежданной войной,
Мы бились жестоко; как мы, удалые,
Враги к нам летели толпа за толпой;
Их кровью намокли поля боевые,
И мы победили в тот день роковой.

Мы бились мечами, полночи сыны,
Когда я, отважный потомок Одина,
Принес ему в жертву врага-исполина,
При громе орудий, при свете луны.
Мы бились жестоко: секирой стальною
Разил меня дикий питомец войны;
Но я разрубил ему шлем с головою, —
И мы победили, полночи сыны!

Мы бились мечами. На память сынам
Оставлю я броню и щит мой широкий,
И бранное знамя, и шлем мой высокий,
И меч мой, ужасный далеким странам.
Мы бились жестоко — и гордые нами
Потомки, отвагой подобные нам,
Развесят кольчуги с щитами, с мечами
В чертогах отцовских на память сынам.

Самые горячие персонажи телесериала «Викинги»

Некоторые телевизионные проекты подкупают буквально с первых кадров. Пилотный эпизод «Викингов» сразу же покорил сердца зрителей, его увидели свыше 6-ти миллионов человек всего за одну неделю. Редкий сериал, основанный на исторических событиях и былинных персонажах, способен сравнится с этой великолепной канадо-ирландской драмой.

Главная изюминка – высокая степень проработки героев. Авторы потратили ни один час на изучение скандинавских саг, легенд и летописей. Они отошли от стереотипного образа викинга. Вы не увидите на экране огромных рыжеволосых молодцев в рогатых шлемах. Норвежцы одеты в костюмы, полностью соответствующие IX-X веку. Соблюдены быт и традиции людей того времени, красочно изображены моральные нормы язычников в сравнении со взглядами ранних христиан. Конечно же «Викинги» — это не слишком достоверный источник. Большинство сцен и событий носят собирательный характер и охватывают несколько столетий норманно-английских войн.

В преддверии выхода четвертого сезона хочется отметить наиболее интересных и сексуальных персонажей картины. Я расскажу вам об исторических личностях, ставших их прототипами, и поведаю факты из жизни актеров, сыгравших героев в телепроекте. Уверена, вы узнаете много нового о «Викингах» и, возможно, полюбите сериал еще больше.



1. Рагнар — Трэвис Фиммел


Прообраз
Историки до сих пор сомневаются в существовании великого воина Рагнара Лодброка. В основном информация о его приключениях дошла до наших современников посредством саг. Он был датским вождем, рожденным около 820 года. Ему приписывают масштабные набеги на монастыри, расположенные на английском побережье, захват Парижа и Нортумбрии. Смерть Рагнара была очень жестокой и мучительной. В 865 году он попал в плен к королю Элле II и по его приказу сброшен в яму, кишащую ядовитыми змеями.

В сериале
Лодброк впервые предстает перед зрителями молодым воином, который вынужден заниматься фермерством. В тот период викинги все еще выбирали для своих вылазок Восточную Европу, но взгляд Рагнара был устремлен на неизведанный Запад. Когда его революционные идеи не были восприняты всерьез, Лодброк предпринимает решение ослушаться ярла (правителя, получившего власть на избирательной основе) и самостоятельно снаряжает экспедицию к землям далекой Англии. Удачный набег принес ему богатство, славу и множество злейших врагов.

В реальной жизни
Хитрого и храброго викинга сыграл австралиец Трэвис Фиммел. В детстве парень всерьез увлекался футболом, но из-за травмы не смог продолжить карьеру профессионального игрока. Вскоре он переехал в Америку, где начал подрабатывать рекламой нижнего белья, сотрудничая с известным модельным агентством LA Models. Фотографии полуобнаженного Трэвиса, размещенные на лондонских бигбордах, стали причиной пробок и спровоцировали несколько автомобильных аварий. После ряда неудач и отказов Фиммел смог состояться, как актер, дебютировав в телесериале «Тарзан» от Warner Bros. На данный момент «Викинги» — его наиболее значимая работа. В сериале он частенько появляется с голым торсом и участвует в сногсшибательных пастельных сценах.



2. Лагерта — Кэтрин Уинник

Прообраз
Северная воительница Лагерта фигурирует в нескольких средневековых произведениях, в частности в хрониках Саксона Грамматика. Ее описывают, как маленькую и хрупкую женщину, обладающую отличными боевыми навыками. Лагерта по ярости и безжалостности на поле битвы способна сравняться с лучшими викингами. Девушка не сразу согласилась стать женой Рагнара, она заставила пройти его испытание поединком. В качестве соперников выступали бурый медведь и гончая. Лодброк заколол копьем косолапого и задушил голыми руками пса. Лагерта не была счастлива в браке, хотя и родила Рагнару троих детей – сына и двух дочерей. К разводу привела неверность Лодброка, женщина вышла замуж повторно за неизвестного викинга. О дальнейшей судьбе и обстоятельствах смерти воительницы история умалчивает.

В сериале
Образ, созданный сценаристами, мало отличается от легендарного. Однако количество детей в сериале сократили до двоих – сына Бьерна и дочери Гиды. Лагерта выступает довольно противоречивым персонажем. С одной стороны – она заботливая мать и хорошая хозяйка, с другой – сильная и независимая женщина. На ее долю выпало много невзгод: неспособность забеременеть, измена Рагнара и смерть единственной дочери. События, случившиеся после развода, были придуманы исключительно ради непрерывной сюжетной линии. Второй супруг избивает Лагерту и не считает ее ровней. Женщина не в силах мириться с подобным отношением и убивает нового мужа.

В реальной жизни
С ролью хладнокровной воительницы блестяще справилась канадская актриса украинского происхождения. Родители Кэтрин Винник иммигрировали задолго до ее рождения, но они не теряли связи со своими корнями. До 8 лет девочка разговаривала исключительно на украинском языке. Кэтрин с детства профессионально занималась боевыми искусствами и уже в 13 завоевала черный пояс по тхэквондо. В 21 Винник открыла три собственные школы контактного боя и получила лицензию телохранителя. Не удивительно, что девушка была сразу же утверждена на роль Лагерты.



3. Ролло — Клайв Стэнден

Прообраз
Ролло – реальная историческая личность. Он родился в 860 году и по вполне понятным причинам не мог быть кровным братом Рагнара Лодброка. Ролло, выходец из знатной семьи, после убийства отца был вынужден бежать от зложелателей. Воин примкнул к викингам и стал совершать набеги на северное побережье Англии и Ирландии. Доподлинно неизвестно как юноше удалось заслужить признание норвежцев, но через некоторое время он вновь появляется на страницах хроник уже в качестве вождя. В 879 году Ролло осаждает Париж, после чего берет в жены дочь графа Ренна, основав одну из величайших франкских династий. Фактически он является предком Вильгельма Завоевателя.

В сериале
На протяжении первых двух сезонов экранный Ролло вызывает лишь раздражение. Он завидует успехам брата и ставит ему палки в колеса. Импульсивный характер героя приводит к неприятностям, последствия которых ложатся тяжким бременем на плечи Рагнара. Тайная влюбленность в Лагерту только подливает масла в огонь.

В реальной жизни
Клайв Стэнден родился в Британии. Проходил обучение в специализированной школе с актерским уклоном. Можно смело сказать, что судьба мальчика была предопределена с ранних лет. В юности занимался боксом и фехтованием на международной спортивной арене. С 12 лет зачислен в команду каскадеров, в которой Стэнден мастерски выполнял трюки верхом на лошади, а так же опасные кульбиты с настоящим холодным оружием. Принимает участие преимущественно в исторических телепроектах и является членом общества охраны морских обитателей.



4. Аслауг — Алисса Сазерленд

Прообраз
Согласно повести о Рагнаре Лодброке, Аслауг – дочь легендарного воина Сигурда и не менее прославленной королевы Брунгильды. Ее взял на воспитание приемный отец Брунгильды Хаймер. После неестественной смерти родителей опекун был обеспокоен безопасностью девочки. Старик спрятал Аслауг внутри арфы и под видом странствующего музыканта направился бороздить просторы Норвегии. Дорога привела его в Спангереид, где он остановился у крестьянской супружеской пары. Недобросовестные хозяева решили, что постоялец в арфе прячет сокровища. Поздней ночью они убили Хаймера. Открыв тайник, пара обнаружила прекрасную девочку и решила удочерить ее. Аслауг жила у крестьян до встречи с Рагнаром.

В сериале
Люди Лодброка увидели Аслауг в момент омовения, они были поражены красотой незнакомки и рассказали о ней Рагнару. Викинг попросил позвать девушку своеобразным способом – она должна была прийти «ни голой, ни одетой, ни обутой, ни разутой, ни голодной и ни сытой». Дочь Сигурда и Брунгильды выдержала испытание и стала второй женой славного воина, потеснив Лагерту с ее законного места.

В реальной жизни
Алисса Сазерленд имеет много общего с Трэвисом Фиммелом. Она также родом из Австралии и начинала карьеру с модельного бизнеса. Calvin Klein, Chanel, Bulgari и Ralph Lauren – лишь малый список модных домов, с которыми сотрудничала Алисса. Играла эпизодическую роль в картине «Дьявол носит Prada». В 2012 году они с давним бойфрендом сыграли свадьбу в Тайланде.



5. Бьерн — Александр Людвиг

Прообраз.
Бьерн Железнобокий относится к полулегендарным персонажам. Согласно сагам он приходился сыном Рагнара и Лагерты, однако более достоверные исторические источники умалчивают о предках конунга Швеции, хотя и не отрицают факта существования Бьерна. Начиная с 860 года, он с отрядом викингов бороздил Средиземное море, нагоняя страх на местных жителей. Спустя несколько лет вернулся на Родину очень обеспеченным человеком, где и прожил до глубокой старости. В начале XVIII века на острове Мунсе был обнаружен курган, названный могилой Бьерна Железнобокого.

В сериале
Зритель отчетливо видит процесс формирования личности персонажа. В первой серии Бьерн предстает перед нами маленьким и неуверенным мальчиком, а по мере взросления превращается в отважного мужчину, славного воина, верного сына и преданного возлюбленного. Он поддерживает брошенную мать, осмеливаясь противостоять авторитету отца. По моральному уровню Бьерн стоит намного выше Рагнара. Парень не бросает свою любимую после того, как лицо девушки было обезображено ударом вражеского меча. По моему мнению, он единственный положительный персонаж сериала.

В реальной жизни
Александр Людвиг родился в 1992 году в Ванкувере. Первые шаги в выбранной карьере сделал в возрасте 9-ти лет, его очень поддерживала мать – бывшая актриса театра. Отец был против подобного рода деятельности, только долгие мольбы мальчика убедили Людвига-старшего позволить сыну посещать актерский кружок. В 2011 году Александр прошел кастинг на роль Катона в нашумевшей экранизации романа Сьюзен Коллинз «Голодные игры». В 2012 получил награду в номинации «Лучший злодей года» от Teen Choice Awards. Увлекается музыкой и пишет саундтреки.



Сериал «Викинги» представляет собой хитросплетение реальных фактов, легендарных событий и домыслов сценаристов. Порой начинаешь верить, что происходящее на экране могло быть сущей правдой. Персонажи очень натуралистичны и несколько брутальны, что делает их безумно привлекательными. Моя личная оценка 10 из 10.

Викинги. Полная история читать онлайн Зергиус Ванкукер (Страница 4)

Топ-20 самые знаменитые персонажи истории викингов

РАГНАР ЛОДБРОК (КОЖАНЫЕ ШТАНЫ)

Ragnar Lodbrok. Он же Рагнар Лодброг (Lodbrog). По другой версии — Рагнар Судьбознамённый (от слов lod — судьба и brog — знамя). Согласно преданию, на его знамени, носимом перед войском, был изображен ворон бога Одина, своим крылом указывающий направление похода.

Легендарный датский конунг, классический викинг-авантюрист, представитель скандинавского рода Инглингов.

Достоверных источников, подтверждающих существование Рагнара, не существует. В основном подробности его жизни и деятельности известны из скандинавских саг, повествующих, как он промышлял набегами и морским разбоем. Считатется, что историческим прототипом Рагнара был один из наиболее влиятельных военных вождей Дании, действовавший в первой половине IX века, вероятно, сын короля Сигурда Кольцо (Сигурда Ринга).

Прозвище Рагнара связано с легендой о том, что он носил особые кожаные штаны, сшитые его женой Лагертой и считавшиеся приносящими удачу. По другой версии, изложенной историком Огюстеном Тьерри, свое прозвище Рагнар получил «потому, что он носил, по обычаю всех скандинавских матросов, нижнее платье из бараньей кожи шерстью вверх».

Рагнар очень много воевал. Важнейшие события, приписываемые ему, — это нападение на территорию современной Франции и захват Парижа в 845 году, а также нападение на Нортумбрию в 865 году. Во время похода на Париж он якобы возглавлял эскадру из 120 кораблей с 5000 воинов. Викинги захватили город, и франкский король Карл II Лысый, чтобы уберечь Париж от разрушения, выплатил Рагнару огромный выкуп.

В 865 году, во время экспедиции в Британию, корабль Рагнара сел на мель в Нортумбрии, на севере Англии. Его войско было разбито, а сам он попал в плен. После этого по приказу короля Эллы II его бросили в яму с ядовитыми змеями, где он и умер мучительной смертью.

Согласно сагам, многочисленные сыновья Рагнара в 867 году вторглись в Англию, отомстили за гибель отца и положили начало датскому завоеванию острова.

БЬЁРН ЖЕЛЕЗНОБОКИЙ

Björn Ironside или Björn Järnsida. Король Швеции, живший в IX веке. Он считается первым правителем Швеции из династии Мунсё (по названию холма, где он был похоронен). Прозвище «Железнобокий» ученые связывают с трофейным панцирем наподобие римского или пластинчатым доспехом, защищавшим тело Бьёрна с боков.

Бьёрн был одним из сыновей Рагнара Лодброка. В 859 году он достиг Гибралтара и разграбил средиземноморское побережье Марокко. Затем его путь лежал на Балеарские острова и в Прованс. В 862 году Бьёрн разорил Валенсию.

В 867 году Железнобокий прибыл в Англию в качестве одного из командиров «Великого войска язычников», пришедшего мстить за Рагнара Лодброка, но пробыл там недолго.

После гибели Рагнара Лодброка Бьёрн унаследовал титул конунга. У него родилось двое сыновей, один из которых стал следующим конунгом Швеции.

ИВАР БЕСКОСТНЫЙ

Ivar The Boneless. Он же Ивар Рагнарссон (Ivar Ragnarsson). Сын Рагнара Лодброка, отличавшийся яростью в бою, а также самым большим умом среди многочисленных братьев.

Значение его прозвища «Бескостный» не выяснено до конца. Возможно, это могло обозначать его необычную ловкость и гибкость. Либо какое-либо болезненное состояние, например, заболевание костей и хромоту.

Вместе с братьями Ивар возглавил «Великое войско язычников», которое осенью 865 года вторглось в Восточную Англию. В 867 году он разгромил войско короля Нортумбрии убийцы своего отца Эллы II и предал его мучительной казни. В том же году он подчинил Нортумбрию королевству норманнов в Англии. В 870 году Ивар приказал убить восточноанглийского короля Эдмунда.

Потомства у Ивара не было. Он умер от старости в 873 году, будучи правителем Дублина.

Согласно «Саге о Рагнаре и его сыновьях», записанной в XVIII веке, перед смертью Ивар завещал, что его кости будут охранять страну от любого посягательства извне. Поэтому когда герцог Вильгельм Завоеватель вторгся в Британию, он первым делом раскопал курган, где, по преданию? лежал датский викинг, и предал его огню.

СИГУРД ЗМЕЕГЛАЗЫЙ

Sigurd Snake-In-The-Eye. Он же Сигурд Змей в Глазу. Сын Рагнара Лодброка. Он родился с кольцом вокруг зрачка, вызывавшим ассоциации с Уроборосом, мифологическим змеем, заглатывающим собственный хвост. В настоящее время есть предположение, что эта особенность Сигурда была результатом врожденной мутации.

В юности Сигурд был очень близок к отцу и считался его любимчиком. В 865 году Сигурд и его братья получили известие о гибели отца от посланцев короля Эллы, прибывших в Данию. По легенде, Сигурд в этот момент держал нож, подрезая себе ногти. Когда он услышал эту страшную новость, он даже не заметил, как нож воткнулся в кость.

В 866 году сыновья Рагнара во главе «Великого войска язычников» пересекли Северное море и вторглись в Англию. В битве под Йорком король Нортумбрии Элла II потерпел поражение, был захвачен в плен и предан жестокой казни.

По одной из версий, Сигурд женился на Блайе, дочери короля Эллы, убийцы Рагнара Лодброка. Сложно сказать, насколько добровольным был этот брак, ведь Блайя после гибели отца оказалась в плену. Впрочем, Сигурд прожил с ней много лет, и у них родилось четверо детей.

После возвращения из Британии Сигурд Змееглазый поссорился с конунгом Эрнульфом и погиб в сражении 890 года.

ХАЛЬФДАН РАГНАРССОН

Halfdan Ragnarsson. Еще один из сыновей Рагнара Лодброка. Первый король Йорка (876–877) и король Дублина (875–877).

Хальфдан был сыном наложницы Рагнара, имя которой неизвестно. Имя Хальфдан означает «Полу-датчанин», и это, видимо, указывает, что его мать была не из Дании.

Хальфдан был одним из лидеров «Великого войска язычников», вторгшегося в Англию в 865 году. В конце 866 года викинги завоевали Нортумбрию и заняли Йорк, столицу королевства.

После завоевания Восточной Англии в 870 году Ивар Бескостный, старший брат Хальфдана, исчез из английских хроник, а Хальфдан стал главнокомандующим «Великого войска язычников» и возглавил вторжение в королевство Уэссекс. Однако ему не удалось добиться успеха, и он вынужден был заключить перемирие с Альфредом Великим, новым королем Уэссекса.

Датская армия отступила в захваченный Лондон, где провела зиму 871–872 гг. Кстати, монеты, отчеканенные в Лондоне в это время, носят имя Хальфдана.

В 874 году «Великое войско язычников» разделилось на две части. Одна часть под командованием Гутрума выступила на юг, чтобы продолжить борьбу против королевства Уэссекс, а вторая под предводительством Хальфдана двинулась на север в Шотландию, а затем в Ирландию, где он объявил себя королем Дублина.

В 876 году Хальфдан со своим войском вернулся в Нортумбрию. Согласно древним источникам, с этого времени он носил титул короля Йорка (Йорвика).

Возможно, в это время он лишился контроля над Дублином. Но в 877 году Хальфдан вернулся в Ирландию, чтобы попытаться вернуть город, но был встречен армией «справедливых язычников» (то есть скандинавов, которые уже жили в Ирландии). Хальфдан проиграл сражение при Странгфорд-Лох и был убит.

ГУТРУМ СТАРЫЙ

Guthrum The Old. По одной из версий, еще один сын Рагнара Лодброка. Участник датского вторжения в Британию (865–878), первый скандинавский король Восточной Англии после ее завоевания норманнами (880–890).

Прозвище «Старый» ему дали современные историки, чтобы отличать от другого короля Восточной Англии Гутрума, правившего в начале X века.

После того как в 875 году войско данов разделилось, и часть его во главе с Хальфданом ушла в Нортумбрию, Гутрум получил командование над той частью викингов, которая осталась действовать в Мерсии и Восточной Англии. Во всяком случае, имя Гутрума упомянуто в «Англосаксонской хронике» и ряде других источников.

В 877 году часть воинов во главе с Гутрумом выступила в поход на Мерсию, разграбив те ее области, которые не подчинялись власти ставленника викингов, короля Кёлвульфа Неразумного.

Затем Гутрум участвовал в походе на Уэссекс. Там он сражался с Альфредом Великим у Этандуна (современный Эдингтон), и там победу одержало войско короля Альфреда. Понеся очень тяжелые потери, оставшиеся в живых викинги отступили к своему лагерю. Осада продолжалась две недели, и только после начавшегося среди викингов голода Гутрум вступил в переговоры с Альфредом Великим. Он лично приехал к нему в Эллер (около Этельни), и там, по свидетельству «Англосаксонской хроники», состоялось и крещение Гутрума. Крестным отцом Гутрума стал сам правитель Уэссекса, давший своему крестнику христианское имя Этельстан.

Одновременно с этим был заключен Уэдморский договор, определивший дальнейшие взаимоотношения Уэссекского королевства с викингами, контролировавшими бо́льшую часть современной Англии.

Весь 879 год войско данов провело в своем лагере в Чичестере. Там к нему присоединилось еще несколько отрядов викингов, высадившихся в устье Темзы.

В 880 году Гутрум выступил в поход на Восточную Англию, и вскоре войско данов провозгласило его своим королем. Так на территории современной Англии возникло второе после королевства Йорвик государство викингов, и были заложены основы области под названием Данелаг, где сохранялись скандинавские социальная и правовая система.

Парижские хроники. Медведь и принцесса

Рагнар Лодброк является полумифическим персонажем. О его существовании учёные спорят до сих пор. Как исторический персонаж Рагнар Лодброк не фигурирует в летописях, но норвежские саги указывают на то, что он был вполне реальным человеком.

Происхождение Рагнара Лодброка

Если верить сагам, Рагнар являлся представителем славного рода Инглингов, ведущего свою родословную от бога солнечного света Фрейра. Сам же Фрейр является внуком верховного бога Одина, что косвенно причисляет всех его потомков к кровным родственникам Одина. Фрейр был достаточно миролюбивым богом, который не любил воевать, и именно он считается предком всех конунгов Швеции и Норвегии.

Несмотря на то, что Рагнар Лодброк (благодаря сериалу «Викинги») считается простым викингом , который смог «подняться» до конунга, скорее всего он был сыном известного конунга данов Сигурда Кольцо. Сам Сигурд был правнуком Скира из рода Инглингов. Для того чтобы стать королём данов, Сигурду пришлось полностью разбить войско конунга Харольда Беззубого. Так что истории о том, что «простому» викингу Рагнару Лодброку удалось стать героем, который смог завоевать Париж, мягко говоря, сомнительны.

Почему Рагнара звали Лодброком

?

О биографии викинга Рагнара можно узнать из скандинавских саг. Прозвище «Лодброк» (что значит кожаные штаны) он получил или в детстве или после первой женитьбы.

  1. Первая легенда рассказывает, что Рагнар в детстве охотился в лесу и случайно попал в охотничью яму, которую викинги вырыли для крупного зверя. В этой яме скопилось множество ядовитых змей, которые тут же накинулись на будущего короля викингов. На этом историю жизни Рагнара можно было бы закончить, если бы не плотные кожаные штаны. Змеи не смогли их прокусить и будущий «морской король» остался жить;
  2. Согласно второй легенде, своё прозвище Рагнар получил благодаря заботам жены. Именно она сшила ему «волшебные» штаны из кожи в качестве амулета. Скорее всего, штаны были из толстой шкуры с шерстью, иначе викинги не придавали бы такого значения этой детали одежды своего вождя. Толстая шкура прекрасно защищала от режущих ударов холодным оружием, так что, называя её амулетом от травм, жена Рагнара была права.

Лингвисты придерживаются других теорий относительно происхождения прозвища этого легендарного или исторического персонажа:

  1. Некоторые считают, что викинги, давая прозвище «Лодброк», подразумевали тёмно-зелёный цвет штанов;
  2. Другие считают, что данное прозвище вообще не связано с одеждой и происходит от искажённого названия реки Лодбрик, которое переводится как «ручей ненависти»;
  3. Ещё одна гипотеза гласит, что прозвище королю дали исландцы и образовано оно от слова «leodbroga», которое означает «пугающий людей»;
  4. По иной версии Рагнар ходил в бой под знаменем, изображающим одного из воронов-спутников бога Одина. Его прозвище было составлено из двух слов, которые вместе переводятся как «Судьбоносный» (lod – судьба, brog – знамя).

Был ли у Рагнара брат Ролло

В популярном сериале «Викинги» у Рагнара есть брат по имени Ролло. Естественно, что у Рагнара был брат и не один (поскольку конунги не отличались целомудрием), но брата с именем Ролло у Рагнара никогда не было.

Настоящий Ролло является вполне реальным персонажем, правда, родился он примерно на сто лет позже, чем его так называемый «брат» Рагнар. Биография Ролло задокументирована в летописях, так что он вполне историческая личность. Ролло принял христианство и взял в жены дочь короля (тот был вынужден отдать ему свою дочь, чтобы избавить королевство от набегов свирепых викингов с Ролло во главе). Вскоре он стал королём Нормандии и умер в возрасте 72 лет.

Жёны и дети Рагнара Лондброка

Рагнар был достаточно любвеобильным, и только официальных жён у него было три. Согласно традиции той эпохи, женитьба расценивалась викингами как способ поднять свой статус и укрепить материальное положение.

Первой женой (дети от которой ничем не прославились) стала воительница Лагерта. Согласно легенде, для того, чтобы взять её в жёны, Рагнару пришлось сразиться с волком и медведем. Лишь после того, как медведь был убит, Лагерта согласилась стать его женой.

Если навести справки о женщинах-воительницах древней Скандинавии, то становится ясно: сражениями с дикими зверями дело не ограничилось. Взять жену-воительницу Рагнар мог только победив её в бою.

Став ярлом, Рагнар развёлся с Лагертой, использовав в качестве повода знамение, якобы посланное богами, натравившими на него сначала собак, а потом медведя. Реальной причиной развода, вероятнее всего, послужило желание Рагнара породниться с могущественным ярлом Харредом, чью дочь Тору он и взял в жёны. Вторая жена родила Рагнару двоих сыновей и одну дочь.

Но на этом Рагнар не остановился, и оставив вторую жену, женился в третий раз. На этот раз на принцессе Аслауг, чей отец легендарный король Сигурд в свое время убил дракона Фафнира.

От этого брака у Рагнара было пятеро детей:

  1. Бьёрн Железнобокий;
  2. Сигурд Змееглазый;
  3. Ивар Безкостный;
  4. Хвитсерк;
  5. Рагнхильд.

Сыны Рагнара выросли отличными воинами, и хотя исторических доказательств существования братьев Рагнарсонов нет (викинги не вели летописи, их главными историческими источниками были устные саги), множество косвенных источников указывают на то, что сыновья Рагнара так же реальны, как и сам Рагнар.

Самым известным сыном Рагнара является Сигурд Змей в глазу, внук которого впоследствии стал королём Норвегии. Своё прозвище Сигурд получил или за редкую мутацию зрачка, или (что более вероятно) из-за взгляда, который никто не мог выдержать. Вместе с братом Иваром Безкостным они считались самыми жестокими сыновьями Рагнара.

Считается, что только от официальных браков у Рагнара было не менее 11 детей. Кроме этого, он не отличался супружеской верностью, и по всей территории Скандинавии у него было множество внебрачных потомков. Множество историй о том, как он хитростью овладевал женщинами, служат тому подтверждением.

Самым ярким примером может служить легенда, как Лодброк переодевался в женское платье, чтобы тайно пробираться к дочери крестьянина. В этом не было бы ничего необычного, если бы эта история происходила во Франции или Италии. Однако для викингов уподобляться женщине значило навлечь на себя позор. Настоящий язычник-скандинав ни за что не надел бы женское платье. Скорее всего, эта легенда — своеобразная метафора, которая говорит о том, что ради женщин Рагнар был готов переступить через любые нормы морали тех времён.

Великий поход Рагнара на земли франков

Скорее всего, Рагнар не добился бы исторической известности, если бы не его победа над франками. Безграмотный варвар смог захватить Париж, разбив самое сильное войско Европы того времени.

На войну с франками Рагнара подвигла боязнь того, что после его смерти найдутся герои, которые смогут превзойти великого воина. Из-за этого Лодброк брался за самые невероятные авантюры и походы. Обладая невероятными полководческими способностями, Рагнар выходил победителем из самых сложных ситуаций. Именно поэтому его удача привлекла в поход на земли франков разбойников-викингов со всей Скандинавии, когда Рагнар в 845 году отправился к берегам Франции. С ним отчалили около 150 кораблей с 5 000 викингов на борту. Хотя такой бандой управлять было чрезвычайно трудно, авторитет и жестокость Рагнара смогли сплотить их в одну могучую силу.

Как только войско достигло Франции, оно разделилось на две части, чтобы разграбить как можно больше земель, пока жители не ушли вглубь материка, спасаясь от безжалостных язычников. Войска Рагнара пошли по реке Сене, а вторая часть, во главе с Хастингом (верным другом Лодброка) – по Луаре. Грабя окрестные сёла, города и монастыри, викинги вскоре воссоединились в одно войско с целью захвата Парижа.

Король франков Карл Лысый приготовил северным захватчикам западню, поместив своё войско на двух берегах Сены. Но эта хитрость обернулась против него самого. Орда викингов Рагнара и Хастинга молниеносным ударом смяла половину франкского войска, а вторая половина просто не смогла им помочь.

Чтобы избежать опасной битвы с уцелевшей половиной войска франков, Рагнар дал приказ убить всех франков на виду у противника. Викинги, будучи признанными заплечных дел мастерами, повесили больше сотни врагов, а остальных четвертовали и замучили. Франки в ужасе отступили в Париж, и Карл Лысый вскоре согласился откупиться, чтобы сохранить город от разграбления.

28 марта войско викингов торжественно вошло в Париж. Карлу Лысому пришлось заплатить огромный выкуп. Верный своему слову, Рагнар не тронул Париж, но вскоре опять вернулся и разграбил все поселения на берегах Сены. Король назначил огромную награду за голову Рагнара, но никто не отважился на такую авантюру.

Бытует мнение, что захват Парижа викингами был не столько заслугой Рагнара, сколько счастливой случайностью. Франки в то время считались лучшими воинами Европы, имели более качественные доспехи и оружие, к тому же были закалены в постоянных военных стычках. С другой стороны, франкское войско было ослаблено междоусобной войной, инициированной тремя сыновьями Людовика, не сумевшими мирно поделить отцовский трон. Скорее всего, Рагнар знал это: помимо того, что он имел полководческий талант, он не брезговал услугами наёмных шпионов.

Армия франков не пришла к единому мнению, какого претендента на трон поддержать. Поэтому она оказалась просто не готова отразить молниеносный удар дерзких и закаленных в схватках северных разбойников. В поддержку этой точки зрения уместно будет напомнить, что прежние походы викингов на земли Франции не были столь же удачными и больше походили на разбойничьи налёты.

Второй поход викингов закончился неудачей, так как большая часть северян выбыла из строя из-за дизентерии. Вторжение было похоже на обычный разбойничий налёт викингов, и разграблению на этот раз подверглись только монастыри и селения.

Интересен один факт, касающийся Рагнара Лодброка. В Европе его звали «Бич Божий». Такое прозвище Рагнар получил за особую хитрость, кс котрой он покорял христианские города. Дождавшись церковного праздника или хотя бы воскресенья, Рагнар следил, когда все рыцари соберутся в церкви, после чего с лёгкостью захватывал город и безоружных воинов, заблокированных в храме.

Несмотря на то, что викинги обычно разоряли города дотла и убивали всех подряд, Рагнар в этом отношении отличался большей практичностью. Он запрещал жечь город и убивать его жителей, если те соглашались выплатить выкуп. Своим воинам Рагнар говорил, что можно вернуться через несколько лет на это же самое место и опять взять богатую добычу. И обычно он так и делал.

Смерть Рагнара Лодброка

Когда дети Рагнара были уже взрослыми воинами, он решил повторить свой легендарный подвиг с захватом королевства. На этот раз он выбрал Нортумбию. Этот поход оказался неудачным для старого конунга. Воины короля Эллы захватили Рагнара в плен и предали мучительной казни в яме с ядовитыми змеями. Существует несколько версий того, почему войско Рагнара проиграло это сражение:

  1. Согласно первой версии, флот викингов попал в шторм и был практически весь уничтожен, а уцелевших викингов легко добили воины английского короля. Учитывая опыт викингов в мореплавании, в такой вариант поверить довольно сложно;
  2. Согласно второй версии, корабль с Рагнаром, проплывая возле берегов Нортумбии, сел на мель и утонул. Выплывшего Лодброка с лёгкостью взяли в плен;
  3. Третья версия поражает своей наглостью, но зная характер Рагнара, в неё легко можно поверить. Рагнар отправился за выкупом в Нортумбию на единственном корабле. Он настолько был уверен в своих силах, что даже не представлял, что его убьют. Взятый в плен Рагнар надменно требовал немедленно его освободить и выплатить выкуп за оскорбление, которое нанёс ему король Элла.

Умирая от укуса ядовитой змеи, Рагнар произнёс (в надежде, что эти слова расскажут его сыновьям) следующие слова: «Вот мои поросята хрюкнут, когда узнают про смерть старого кабана!» Неизвестно, были эти слова правдой или их добавили скальды, но сыновья Рагнара действительно жестоко казнили короля Эллу, убившего их отца.

Месть сыновей Рагнара Лодброка

Узнав о смерти отца, братья Рагнарсоны были охвачены благородной яростью. Их отец умер как раб, ему не дали даже оружия в руки, лишив тем самым возможности попасть в Вальхаллу. Собрав многотысячную армию, они отправились в великий поход на земли англичан. В 867 году объединённое войско сыновей Рагнара вторглось в Нортумбию, с ходу разгромило армию Эллы, а его самого предали мучительной казни.

Не удовлетворившись этим, братья двинулись дальше и разорили большую часть Англии. Этот факт исторически подтверждён и носит название «Великая языческая армия», хотя часть историков сомневается, что поводом к началу датской экспансии послужила именно смерть Рагнара Лодброка.

Вторжение викингов продолжалось 4 года, и было остановлено королём Альфредом, который за это ещё при жизни получил титул «Великий».

Если у вас возникли вопросы — оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

Увлекаюсь единоборствами с оружием, историческим фехтованием. Пишу про оружие и военную технику, потому что это мне интересно и хорошо знакомо. Часто узнаю много нового и хочу делиться этими фактами с людьми, неравнодушными к военной тематике.

Медвежья тропа


Глава I

Брендан, дай мне свой меч! Я буду учиться фехтовать! – маленькая разгорячённая принцесса выбежала навстречу братьям, вернувшимся с игрищ.
Старший принц Ворон, прищурившись, посмотрел на брата, увидел, как тот сдерживает смех, и одобрительно кивнул девочке. Воодушевившись согласием, Эдна протянула руки к сверкающему оружию, с которым принц-подросток управлялся не хуже взрослого опытного воина.
— Подожди, — сказал он сестре делано серьёзным тоном. – Я положу его на землю.
Разрумянившаяся от восторга девочка кивнула и попыталась поднять клинок, но не тут-то было. Тяжёлый металл не поддавался. Принцесса вопросительно и жалобно взглянула на брата.
— Эдна, сестрёнка, может быть, не стоит сразу начинать тренировки с такого грозного оружия? И потом, почему именно мой клинок?
— Я слышала, что у тебя лучший меч последних состязаний в Цветущей пустыне… И хотела попробовать, — захныкала пятилетняя Эдна.
— Так это же не про меч говорили, родная, — Тристан поднял сестру на руки. – Это про нашего брата. Фехтуй пока деревянным. Завтра я тебе его подарю. А подрастёшь, глядишь, и с металлом поладишь… Если захочешь… Просто не женское это дело…
— А как же мама? – недовольно спросила Эдна.
— Ну-у, — протянул старший принц. – Всё равно не женское это дело.
— Точно, — раздался звонкий и решительный тонкий голос позади.
Братья оглянулись. Детские руки старшей принцессы Ровены напряглись и оторвали тяжёлое оружие от земли.
— Я буду как мама, — она твёрдо посмотрела на Брендана.
Подростки быстро переглянулись, скрывая удивление. Старший принц Ворон подошёл к девочке и забрал у неё клинок. Ровена с вызовом улыбнулась ему и крикнула:
— Эдна, пойдём скорее купаться. Вода сегодня замечательная, а фехтовать мы с тобой научимся, обещаю!
Услышав призыв сестры, девочка засмеялась и заёрзала на руках у брата. Тристан отпустил её, и скоро две малышки скрылись из вида.

Принцессы бежали по знакомой дорожке родного дома к пруду, веселились и кружились, взявшись за руки. Взглянув в сторону, Эдна выдохнула и прокричала:
— Дядя Артур!
Ровена тоже оглянулась и зажмурилась от яркого летнего солнца и сияния рыжей шевелюры герцога Керна.
— Приветствую вас, ваше высочество, — озорно подмигнул молодой человек устремившейся к нему девочке и поднял её в воздух.
— Вы останетесь сегодня у нас ужинать?! – взахлёб спросила младшая принцесса.
— Если пригласите, — весело отозвался Медведь. – А вы, ваше высочество? Хотите увидеть дядю Артура за своим столом?
— Буду рада, милорд, — неожиданно официально ответила Ровена. – И, пожалуйста, не называйте себя дядей.
Удивившись, Медведь несколько мгновений молча смотрел на неё, а потом сказал:
— Как прикажете, ваше высочество.
— Прекрасно, мы ждём вас сегодня вечером, — произнесла девочка, взяла сестру за руку и чинно последовала к пруду.

Артур проводил детей задумчивым взглядом, потом усмехнулся и пошёл в сторону маленького домика Анны, которая предпочитала жить в нём вместе с детьми даже сейчас, когда стала королевой.
Переступив порог и вдохнув аромат свежей выпечки, лорд Керн погрузился в воспоминания, связанные с этим домом.
— Добрый день, милорд, — послышался голос сзади.
Медведь вздрогнул, оглянулся и озорно улыбнулся двум принцам, появившимся в проходе.
— Ваше высочество!
— Сдаётся мне, ты приблудился на запах пирожков, Артур! – пошутил Тристан, обнял друга и похлопал его по спине.
Смеясь, Брендан проделал то же самое.
— Ты прав! – не стал отрицать герцог.
— А почему ты не принимаешь участия в переговорах? Отец сказал – встреча очень важная, — спросил Тристан.
— А у нас неважных переговоров нет, мой мальчик, — усмехнулся Медведь. – Пусть сегодня Сокол за нас двоих отдувается, как женатый!
— А ты когда женишься? – спросил Брендан.
— О-о, точно ещё нескоро, — хохотнул его брат. – Говорят, рыжие слишком ценят свободу.
— Всё правда, конечно. Однако на днях я расстанусь с ней.
— Вот как? – раздался мелодичный голос Анны.
— Ваше величество, — герцог Керн склонился в поклоне перед молодой красивой женщиной.
— Зачем же так официально, Артур, — улыбнулась Анна. – И кто же твоя избранница?
— Младшая дочь герцога Бейдера. Дальнего родственника нашего Эремана.
— Желаю вам счастья, — ласково произнесла королева.
Медведь оглянулся на дверь, взмахнув длинной рыжей гривой, и увидел двух маленьких принцесс, внезапно вернувшихся с прогулки. От растерянного бледного лица Ровены ему стало не по себе.
— Что случилось, малышка? – пробормотал он. – Тебя кто-то обидел?
— Ты женишься?! – детский голос прозвучал неожиданно надрывно и низко.
— Да… Почему тебя… Что с тобой, Ровена? – растерялся лорд Керн.
Девочка подбежала к нему схватила за пояс и затрясла изо всех сил.
— Зачем, Артур?! Зачем?! Мне уже семь, слышишь! Осталось подождать всего десять лет!!! Не женись на ней! Не надо! Она злая и противная!!!
Вопли всегда сдержанной Ровены потрясли семью. Все молчали не в силах произнести ни слова.
— О боже, нет, — прошептала Анна помертвевшими губами.
— Ровена, — выдавил Артур и попытался схватить её за руки.
Принцесса яростно вырвалась, отступила от него на шаг, тяжело дыша, и снова выкрикнула:
— Ты никогда не будешь счастлив!!! Никогда!
Эти детские слова почему-то прозвучали, как приговор.
Отступив ещё на шаг, принцесса пустилась бежать, не разбирая дороги.
— Ровена, стой, куда ты?! – крикнул Тристан и, заметив одобрительный кивок матери, помчался вслед за сестрой.
— Анна, я… — начал было побледневший Артур.
— Ты ни в чём не виноват, — резко сказала королева и смахнула с ресниц слёзы. – Только прошу тебя, не оставайся сегодня на ужин… Прости… Нам нужно во всём разобраться…
— Да, конечно, — лорд Керн торопливо поклонился и исчез в проёме.
— Мама, — Эдна подошла к Анне и подняла голову, чтобы заглянуть ей в глаза. – Что с Ровеной? Она заболела?
Женщина подняла дочь на руки и прижала к себе.
— Да, доченька, твоя сестра серьёзно больна.
Услышав это, Брендан и Эдна тревожно переглянулись.

Преследуя сестру, Тристан уже почти догнал её и приготовился схватить. Чувствуя погоню, Ровена оглянулась, сверкнула глазами и крикнула:
— Ты не догонишь меня, Тристан!
И тут случилось невероятное. Принцесса на бегу сделала глубокий вдох и неожиданно удвоила скорость, в считанные минуты оставив брата далеко позади.
Ошеломлённый мальчик от удивления даже остановился на несколько мгновений, наблюдая, как маленькая детская фигурка стремительно направляется к замку. Подышав немного, он снова пустился в бег.

Стремительно оказавшись в замке, Ровена мчалась вверх по лестнице в резиденцию короля.
— Пропустите меня! – крикнула она охране, завидевшей принцессу и поставившей щит.

Это не положено, ваше высочество, дождитесь окончания переговоров, уже не долго остало…
Стражник не успел закончить фразу, потому что был сметён магией наследницы рода Воронов.
Вторым магическим ударом девочка сломала замок на дверях и влетела в зал, не обращая внимания на вытянувшиеся от удивления лица аденийской знати и иностранцев.
— Что случилось, Ровена?! – увидев дочь, король вскочил с места.
— Папа, ты должен помочь мне!
— Переговоры объявляют оконченными! – решительно произнёс Ворон.
— Расходитесь, господа! – Сокол поторопил зазевавшихся придворных.
Через несколько минут зал опустел. Тяжело дышащая Ровена подошла к отцу.
— Что случилось, доченька? Расскажи мне.
Король присел перед девочкой и осторожно взял её за плечи. Сокол стоял рядом и внимательно смотрел на них.
— Папа! – в зале появился Тристан, увидев сестру, вздохнул свободнее, и опустился на стул.
— Прошу тебя, запрети лорду Керну жениться, — тяжело роняя слова, произнесла принцесса.
В крайней степени удивления Ворон взглянул сначала на сына, а потом на друга, которые тоже мало что понимали.
— Но почему, доченька, почему?
— Я люблю его и он должен жениться на мне.
С трудом осознавая услышанное, Робин встал и опёрся на стул, на котором сидел его сын. Прошло несколько секунд, король просительно взглянул на Эдварда, и тот пришёл семье на помощь. Он приблизился к принцессе и сказал:
— Сколько тебе лет, Ровена?
— Семь, — почти прошептала девочка.
— Как много. Значит, я могу говорить с тобой, как со взрослым человеком.
Принцесса опустила взгляд, уже понимая, что сейчас услышит.
— Твой отец не может заставить Артура не жениться. Нельзя рушить жизнь человека из-за детских капризов, Ровена. Тебе просто кажется, что ты влюблена в Медведя. За время своего взросления ты полюбишь ещё не раз, поверь мне, девочка.
Принцесса смотрела на Сокола карими глазами, в обычное время пылающими, как у отца, а теперь – тусклыми.
— Я сумел вразумить тебя? – спросил лорд Эреман.
— Да, — кивнула Ровена и упала на пол без чувств.
— Эдвард! – крикнул Робин, мгновенно поднимая ребёнка.
Сокол тоже был уже рядом, как и Тристан.
— Что? – спросил Ворон, наблюдая за другом, осматривающим девочку.
— Сильное нервное истощение, — с волнением в голосе сказал Сокол, окутывая целительской магией голову принцессы.
— Она не приходит в себя, папа! – громко сказал принц Тристан.
— Нужно отнести её к озеру, — решительно произнёс лорд Эреман.
— Это не поможет, — рядом раздался глухой голос Анны.
Целитель тревожно посмотрел на королеву.
— Анна, это опасно? – сдавленно спросил Ворон.
— Не знаю, — его жена покачала головой и погладила дочь, лежавшую на руках у мужа, по голове. Мне нужно посоветоваться с Анеей.
— Пойдём вместе! – громко сказал Робин. – Эдвард, позаботься о послах!
Герцог Эреман молча кивнул.
— Тристан, прошу, вернись и успокой брата с сестрой. Ждите нас дома, — попросила королева сына.

Анея, открой! – державший на руках дочь Ворон стучал в дверь.
— Доброго дня, — начала ведунья весело и осеклась. – Что случилось?!
Потерянная Анна ничего не ответила.
— Мы пришли сюда, чтобы узнать это от тебя, — резко сказал король и, не дожидаясь приглашения, вошёл в дом.
— Вхо-ди-тте, — запоздало предложила травница.
Анна вошла вслед за мужем, и дверь закрылась.
— Вот, скорее, садитесь вот сюда, Анея засуетилась, и разместила Ворона на скамье. Робин одной рукой держал бесчувственную дочь, а второй обнимал Анну, молча сидевшую рядом.
— Так, ну-ка, — ведунья опрыскала лицо Ровены водой, собрала со щеки несколько капель и подошла к котлу.
Влага сползла с ладони травницы и медленно упала в туманное варево. Время шло и выражение лица женщины становилось всё пасмурнее.
— Анея, говори, — тихо приказала Анна.
Ворон сдвинул брови и сжал челюсти.
— Будущего не вижу, — пробормотала ведунья.
— Его нет? – глухо спросила королева.
— Не говори глупостей. Будущее всегда есть. Просто не открывается оно мне.
Анея обошла котёл и продолжила:
— Но и без этого могу сказать, что вашу дочь сжигает огонь неразделённой любви.
— О-о! Ты открыла нам большую тайну! – с издёвкой ответил Ворон и осторожно передал дочь Анне. – Ты можешь объяснить мне какого чёрта!!! Ребёнку всего семь лет! Как она вообще могла влюбиться во взрослого мужчину?!
Молодой король вплотную подошёл к травнице и навис над ней.
— Не знаю как! – проорала в ответ Анея. – Может, вспомнишь, как ты влюбился в Анну?
— Что несёшь?! Мне было за двадцать!
— А это не имеет значения! Любовь нас сама выбирает!
— Да, ей виднее! – снова громко сказал Ворон, потому, что не знал, что сказать.
— Хватит, Анея, — голос Анны прозвучал тихо, а потому неожиданно. – Нужен отворот. У тебя есть рецепт, который подействует, я знаю…
— Опомнись, Анна, — тихо произнесла ведунья. – Нельзя с любовью так. Ты не можешь знать, к чему приведёт её выбор…
— Не могу знать, говоришь, — ещё тише сказала королева. – Никто не заставит меня безмолвно наблюдать за мучениями моей дочери, слышишь… Не сделаешь, землю переверну, найду того, кто сделает.
Услышав это, Ворон подошёл к жене, забрал у неё ребёнка и направился к двери.
— Подождите, — остановила их Анея. – Почему ты так уверена, что будут мучения. Дети ведь растут. Станет девицей, возлюбленный сам обратит на неё внимание.
— Медведь женится в ближайшие дни, — резко бросил король. – Хочешь, чтобы я запретил венчание и выдал за него свою семилетнюю дочь?
— Медведь?! – удивлённо вскрикнула ведунья.
— Да, Медведь, — рассердился Робин. – Это что-то меняет?
— Нет, — женщина потопталась на месте. – Просто… Я как-то не представляю рядом с ним вашу Ровену.
— Хватит, Анея, рявкнул Ворон. — Зачем время тянешь? Хочешь, чтобы я это представил? Говори, поможешь или нет!
— Оставайтесь, — сдалась травница, смахивая непрошенные слёзы. – Я всё приготовлю.
Королева Анна опустилась на скамью и устало закрыла глаза, а бушующее пламя в глазах её мужа немного поутихло.
Почти часовое ожидание показалось Воронам бесконечно долгим. Анея скрупулёзно проводила какой-то ритуал, то и дело подходя то к девочке, то к своему котлу.
Наконец она вручила королю стеклянный сосуд с прозрачным отваром.
— Вот. Это очень сильное средство. И оно не должно навредить девочке. Но есть условие…
— Какое? – спросил Робин. – Рассматривая колбу на свету.
— Ровена не должна видеть Артура десять лет. Даже один взгляд может свести действие зелья на нет.
Анна выжидающе посмотрела на мужа.
— Я позабочусь об этом, — твёрдо сказал Ворон, и пламя снова вспыхнуло в его тёмных глазах. – Спасибо, Анея, я никогда не забуду, как ты помогла мне.
Через минуту дверь за королевской семьёй закрылась, и ведунья в измождении села, прислонившись к стене. Её выражение лица было мрачным.

Отец! – возле открытой двери Воронов встретили их дети.
Брендан держал на руках Эдну, а Тристан стоял рядом. Все трое испытующе смотрели на родителей.
— Всё будет хорошо, — Анна поспешила успокоить детей. – Ровена скоро придёт в себя.
— Да, — подтвердил Робин. – Уложите сестрёнку спать, а потом мы поговорим.

Принцессы спали в одной комнате. Положив на кровать сестру, Бренда вышел.
— Не будем терять времени, — сказал Ворон и подошёл к дочери, держа сосуд с зельем.
— Подожди, — Анна остановила его.
— В чём дело, родная, ты передумала? Другого выхода нет, уверяю тебя.
— Да, нет… Но, она должна знать…
— Что знать? – не понял Робин.
— Завтра утром Ровена придёт в себя, и я поговорю с ней.
— Это неразумно, — прозвенел голос Ворона. – Пойми, Анна, она дитя. И не понимает, что для неё лучше.
— Чушь ты говоришь, Робин. Человек всегда должен сам выбирать свою судьбу. К тому же, дети понимают всё гораздо лучше взрослых.
Ворон скрестил руки на груди и мрачно взглянул в окно, раздумывая. В его глазах снова забушевало пламя.
— Когда женится Артур? – тихо спросила королева.
— Через три дня, — коротко ответил Робин, поправил одеяла на кроватях дочерей, поцеловал Анну и вышел.
Венчание герцога Артура Керна проходило пышно и помпезно в его родовом замке в присутствии большого количества народа. Невесту – красивую юную блондинку в расшитом бриллиантами белом платье — Медведю, облачённому в чёрный костюм с жемчугом, подвёл её отец.

Такой приватный обед с королем означал не просто милость. Оба приглашенных прекрасно это понимали. Королевское угощение было лишь поводом созвать особый совет, обсудить одну пикантную проблему.
— Моя дочь… — король Карл сокрушенно покачал головой и отложил зажаренную утиную ножку. — Гизла огорчает меня.
Как по команде, сидящие по правую и левую руку от него граф Одо и граф Роланд выпрямились: грузный Одо — заставив спинку стула жалобно скрипнуть, Роланд же — скоро, но аккуратно, с некой звериной грацией. Карл, прежде чем продолжить, скорбным взглядом окинул и того, и другого.
— Мне удалось перехватить ее письмо в Рим, где она требует развода. Но моя дочь хитра. То письмо было написано, только чтобы отвлечь внимание. Окольными путями Гизла успела отправить прошение. Папский посланник уже на пути в Париж.
— Может, так было бы и лучше, — пробасил Одо. — Но северянин нам еще нужен.
— Нужен, нужен, — снова закивал Карл. — Только вот насколько хватит терпения герцога Ролло? Я не могу осуждать его за выходку на празднествах святой Евлалии. Во всем виновна моя непокорная дочь! Да-да! Если после нанесенного оскорбления герцог Ролло осуществил бы свое законное право, пусть и против воли Гизлы, — я бы последний его осудил.
Граф Роланд подкрутил ухоженный, лощеный ус, нехитрым жестом скрывая смешок. Уже который месяц весь королевский двор с интересом наблюдал эпопею «дикарь против строптивой принцессы». Поначалу абсолютно все симпатии были на стороне Гизлы. Что греха таить, даже Роланд испытал жалость к убитой горем девушке, несчастной жертве, агнцу, брошенному прямо в пасть лютому зверю. Она старалась сохранить достоинство во время свадебной церемонии и только обливалась слезами. Когда же подошло время брачной ночи, выдержка изменила принцессе. Гизла попыталась скрыться в самой удаленной части дворца и никакими уговорами не соглашалась закрепить договор с новым союзником.
— Желаешь — можешь сам подставить свой изнеженный зад язычнику. Думаю, он не заметит подмены. Я же не позволю грязному зверю запятнать мое тело!
— Это мы еще посмотрим, — без колебаний Роланд выволок смутьянку из ее убежища и, словно мешок, оттащил брыкающуюся, ревущую и ругающуюся, как последняя торговка, принцессу к ее супругу. Северянин не пожелал ждать исполнения всех деталей обряда благословения ложа, рыком изгнав посторонних прочь. И все понимали, что в эту ночь бедной Гизле придется несладко… Но из логова зверя ягненок каким-то чудом вышел даже не помяв шерстку.
Гизла не просто объявила, что брак не подтвержден. Она пригласила несколько достойных, богобоязненных женщин убедиться, что ее тайная дверца не взломана. Те засвидетельствовали правдивость ее слов. Перебравшись в покои подальше от мужа, она приказала навесить изнутри хитроумный замок.
— Он… — демонстрировала Гизла ключ, — гарантия целостности той и этой двери, — принцесса провела рукой от живота вниз.
В тот момент у гордячки почти не осталось приверженцев в мужском стане — разве что те, кто все еще надеялись завоевать ее сердце и получить руку, а в конфузе видели шанс для себя. Но и они задумались. Какой мужчина стерпит такое оскорбление? А викинг стерпел.
Если бы на этом все закончилось… Гизле следовало бы сидеть запершись в своих покоях, тогда как она, продолжая жить той же жизнью, что и до брака, так и норовила вывести из себя супруга, доказывая, насколько он дик. Ехидные замечания, смех или слезы без особого повода — все шло в ход. Ролло и вправду злился, но злость срывал не на супруге, а на мебели. Досталось некоторым слугам и старику исповеднику, но пока обходилось без поломанных рук и ног. Женское сердце, если, конечно, это не сердце принцессы Гизлы, склонно к любви из жалости. Лагерь Гизлы покинуло несколько приверженок, теперь тайно вздыхавших о викинге и проклинавших жестокую деву.
Во дворце начали заключаться споры: сбежит герцог Ролло или же наконец-то силой принудит жену к покорности, и когда то или другое случится. «Может, не зная нашего языка и нравов, он считает все брачным обрядом, своеобразным испытанием?» — выдвинула предположение одна из дам, заверявшая девственность Гизлы, и все решили с нею согласиться. Дозорные башни возводились, корабли строились, и все могло оказаться напрасным, если медведь, не получив желаемого, сбежит в свои леса.
— Возможно, мы все сумеем извлечь из ситуации выгоду. Кровь Карла Великого не разбавит кровь язычника. Для северянина же следует подыскать другую жену: менее родовитую, но более покорную. Посулить еще земель, золота…
— И речи быть не может! — прервал рассуждения графа Одо король Карл. — Это заставит герцога Ролло усомниться не только в брачных клятвах, но и вассальных. Для новообращенной чистой души такие сомнения подобны камню, тянущему в трясину греха.
Графу Роланду вновь пришлось скрыть смешок: королю Карлу более подходило его нынешнее прозвище Простоватый, чем Проповедник. Этот жест не ускользнул от наблюдательного Одо.
— У вас есть что предложить? — мелкие поросячьи глазки пронзали красавчика графа насквозь.
— Чтобы избежать развода, если не удается заставить принцессу замолчать, на время визита папского посланника ее всего лишь нужно устранить, — ничуть не смутившись, предложил Роланд.
— Вы предлагаете убить Гизлу? — граф Одо даже подскочил, стукнув железной дланью по столу.
— Я сказал — «на время устранить», — медленно растолковал молодой граф. — Спрячьте ее в какой-нибудь монастырь.
— Идея хороша, — неожиданно оживился король. — Но я прекрасно знаю свою дочь. Выйдя на волю, она с новой силой возобновит свои попытки. Если нужно, то и до Рима дойдет… Придумал! — через некоторое время Карл вскинул руку указующим перстом вверх. — Ее надо не просто устранить, а испугать так, чтобы забыла свои глупости.

Chapter Text

Шум, гул, нестерпимые муки, сравнимые лишь с даже не нытьем, а чувством чужеродности собственных предплечий.
— Бум! Бум! Бум! Шурх! Плюх!
Проговорив полушепотом то, что слышали уши, Гизла внезапно почувствовала облегчение — не в теле, а где-то в голове.
— Бум! Бум! Бум! Шурх! Плюх! — повторила она, следуя за звуками, извергаемыми чем-то невидимым.
Звуки не прекратились, но стали не такими нестерпимыми. Гизла возвращала себе саму себя и понимала, что совсем не то говорят ее уста.
— Радуйся, Мария, благодати полная… — исправилась она и остановилась. К привычным уже звукам прибавился еще один — шаги. Кто-то приблизился к пленнице, присел рядом с ней. Гизла, даже не видя его, могла предположить, что он довольно грузный, раз такое простое движение сделал, слегка крякнув. И тут же ладонь незнакомца оказалась на ее груди, чувствительно сжав через ткань.
— Ты посмел прервать мою молитву ради гнусных замыслов? — на удивление самой себе грозно и уверенно вопросила Гизла. — Еще одно движение — и, клянусь, твоя голова украсит Большой мост! Я узнала тебя! Узнала! — самообладание ей изменило, она закричала, но это подействовало: предполагаемый насильник убрал руку и, похоже, решил отменить покушение на ее честь. — Трус! Жалкий трус! — Гизле б смолчать, но она расхохоталась — не потому, что ей действительно было смешно. Ей было страшно, но вся эта неизвестность, вся ситуация была настолько нелепой…
Несостоявшийся насильник встал и тут же покинул тюрьму. Должно быть, он решил, что принцесса лишилась рассудка. В какой-то момент Гизла и сама чуть было в это не поверила. За смехом пришли слезы.
— Господь с тобою; благословенна Ты между женами…
Чудесная молитва с первых слов дала утешение. Гизла повернулась на бок — Святая Дева простит, а рукам немного легче. Камень, на который она при этом наткнулась, она сначала восприняла как наказание за пренебрежительную позу, но потом пришла мысль, что это и есть посланное Господом и Девой Марией орудие, чтобы освободиться. Достаточно только перетереть веревку.
После пары часов бесполезных усилий Гизла вынуждена была признать несостоятельность этого плана. Веревки никак не желали поддаваться. Когда Гизла уже отчаялась и оставила попытки освободиться, вновь послышались шаги.
Новый гость приподнял ее, усаживая.
— Вам нужно поесть, герцогиня.
Гизла едва сдержала желание поставить на место нахала, посмевшего назвать ее не титулом, положенным по рождению, а титулом, данным мужем, который и не муж ей вовсе. Сделай она так, и лишиться можно единственного шанса на спасение. Силой ей не победить, следует прибегнуть к уловкам и переговорам, как хитроумный Сигенант в плену у саксов.
— Как же я буду есть, если у меня руки связаны? — Гизла постаралась придать голосу побольше беспомощности.
— Но рот-то свободен. Я покормлю, — гоготнул «благодетель».
— У тебя это даже силой не получится. Ты должен знать, кто я, и должен понимать — я не буду есть с рук недостойного. Если же ваша цель уморить меня голодом…
— Ладно-ладно, — «благодетель» бесцеремонно развернул принцессу, но только для того, чтобы разрезать веревки. — Извольте откушать, госпожа, а там опять вас стреножим.
— И повязку с глаз, — напомнила Гизла.
— А вот это уж нет.
Какое-то время Гизла растирала запястья. Крутила их, чтобы вернуть к жизни. Тюремщик не видел в этом ничего угрожающего. И напрасно… Рука сама собой потянулась к камню. Один удар наотмашь, туда, где, казалось, находился противник, — и камень попал в цель. Тюремщик закричал и схватился за голову. Гизла вскочила на ноги и сорвала повязку. Шанс вырваться из плена был ничтожно мал, но упускать его грех.
Принцесса, быстро обнаружив, где дверь, бросилась к выходу. Крохотная надежда, что тот мужчина был один, тут же растаяла. Их было не меньше десяти. Они сидели у костра и были готовы к нападению, услышав крик товарища. Гизла оглянулась назад. Мельница — вот где ее держали. Вот откуда все эти шумы и скрипы. Ее взгляд упал на дубину, оставленную одним из стражников.
— Не подходи! — схватив ее обоими руками, она замахнулась в воздух.
Тюремщики засмеялись. Медленно встав, они окружали ее, постепенно сужая кольцо. Гизла готовилась принять поражение, но на дороге показался стремительно приближающийся всадник. Эту фигуру невозможно было ни с кем спутать.
— Делай же что-то! Не стой столбом!
Замечание было несправедливым, но вряд ли он понял хоть слово. Зато он верно понял другое…

Chapter Text

Именно так Гизла и представляла расправу над похитителями. Но она не думала, что возмездие придет столь скоро, да еще от рук так называемого мужа. Не верится, что язычник смог так ловко все провернуть. И как он оказался здесь? Звериное чутье? Что ж, не гнать же его теперь камнями. Гизла прекрасно знала Париж и окрестности, но молодой благородной женщине неприлично путешествовать без сопровождения. Ролло выглядел, как франк, но был выше любого франка на голову, а что касается силищи — вряд ли кто-либо решится бросить ему вызов. Он один стоил целого отряда.
— Да, мы поедем вместе. Нет! Не на одной лошади! Следуй за мной, — она говорила с ним, как с молодым, плохо обученным щенком алано, предупреждая некоторые очевидные действия, а он только улыбался, все-таки привел одну из лошадей похитителей и даже подсадил на нее Гизлу.
Принцесса уже осмотрелась: грабители не так далеко увезли ее от конечной цели, нагло похитив чуть ли не посреди города. В момент похищения ее путь лежал в аббатство Святой Женевьевы. Божий дом больше других пострадал от набега викингов. Язычники не сдерживали ненависти, пытаясь разрушить святую обитель, и, понимая невозможность позорного деяния, основательно ее разграбили, оставив после себя трупы безропотных, не пытавшихся защищаться монахов и обесчещенных монахинь. Однако Господь не покинул Париж и свой храм: священная реликвия — рака святой покровительницы уцелела. Почти год прошел с тех страшных событий…
— А его сакральное место так же огромно, как и тело?
— Адель! — Гизла настолько опешила, услышав фривольный вопрос из уст монахини, что, забывшись, назвала ее мирским именем. — Мне не довелось узнать это, сестра Марцелла.
— Правда? Когда ты явилась сюда вся измятая, с соломой в волосах и в сопровождении ручного медведя, я подумала, что все свершилось, — сестра Марцелла, ровесница Гизлы и ее подруга еще по невинным детским временам, лукаво подмигнула.
Всего год назад Гизла бы ответила хлестко — не стоит монахине лелеять такие дурные мысли. Год назад, но не теперь. После того, что сотворили с нею соплеменники Ролло, а может, и он сам, сложно сохранить веру и здравый рассудок — сломанный, растоптанный цветок. Она же выстояла вопреки судьбе святой, чье имя носила: выжила и возродилась, как и их Париж. Адель… Сестра Марцелла смогла оставить все ужасы в прошлом и жить дальше. Она смогла простить. Гизла — нет.
— Нет. Все осталось в том же положении.
Рыжий, неизвестно откуда взявшийся котенок потерся о ногу принцессы. Она подхватила его на руки — чтобы хоть чем-то их занять.
— Его зовут Певун. Погладь его за ухом — узнаешь, почему.
Гизла так и сделала, и благодарный Певун завел свою урчащую песню.
— Папский посланник?
— К вечеру будет в Париже. Но архиепископ надеется не только на щедрые пожертвования, но и на твое приданое как Господней невесты, — сразу посерьезнела сестра Марцелла.
— Он просил тебя поговорить со мной об этом?
— Да, — прямо ответила монахиня. — Просил поведать тебе историю святой Петрониллы, уморившей себя голодом, лишь бы избежать брака с язычником.
— Наверное, так и правда будет лучше, — Гизле пришлось придержать не в меру расшалившегося котенка, пытавшегося залезть ей на плечи. — Получив свободу, я снова стану собственностью отца, а тот опять начнет искать, кому продать меня подороже.
— Ха! Никогда не думала, что вы так просто сдадитесь, ваша светлость!
— Объяснись. — Когда-то дед Адели-Марцеллы выкрал у басков дочь вождя, чтобы жениться на ней. От нее подруге досталась оливковая кожа, темные волосы, густые брови и несносный нрав. Уже второй раз за короткую встречу она посмела перейти грань дозволенного. И на этот раз Гизла не позволила себе замять дерзость.
— Объяснись. Разве ты поступила не так в свое время?
— Для меня монастырь был единственным путем к свободе. Для тебя — это побег. К тому же в детстве ты мечтала иметь ручного медведя.
— Ха! Но совсем не в качестве мужа. Постриги медведя, научи ходить на задних лапах — он все равно останется медведем, — подражая тону подруги, отбила атаку Гизла.
— Сотвори чудо — преврати медведя в человека, а язычника — в доброго христианина, — не сдавалась монахиня.
— Достаточно! — она передала котенка сестре Марцелле. — Ничего уже не изменить.
— Да укрепит тебя Господь в твоем решении.
Нехорошо, если даже искра ярости вспыхнет в Божьем доме, нехорошо, если тут даст росток обида. Гизла молилась, пытаясь изгнать низменные порывы из души своей, и понимала, что ее восхваление Господа — всего лишь слова. Сговор — или же язычник чародей? Иначе как объяснить, что он отнял у нее любимую подругу, единственную утешительницу и советчицу. Адель говорила почти как отец Гизлы. Даже нет — отец говорил о святости брака, а божья женщина — о радости супружества. Может, те узоры, что он нанес на тело, были магическими? Или же дело не в Ролло? Еще ни один человек не вызывал в Гизле таких ощущений. Она объясняла все ненавистью, прозорливостью… Да у нее была тысяча аргументов, почему язычник должен быть изгнан. Она чувствовала себя единственной зрячей в царстве разом ослепших людей. Но что, если слепа она?
У нее как у покровительницы аббатства еще оставались кое-какие дела, а у входа уже ждал Ролло.
— Наверно, тебе никогда не привыкнуть к этому. Хотя, может, и хорошо, что ты тут чужак и ничего не понимаешь. Здесь каждый может доверять только себе. Все продаются и предают. Кто за деньги, кто за выгодные перспективы, кто за высшие идеалы. Или за чудо… Скажи мне, Ролло… — Гизла приложила ладонь к трещине в обожженной стене. — Сможешь ли ты сотворить чудо и залечить эту рану?
— Жена, — Ролло осторожно накрыл ее ладонь своей.
Может, повлиял разговор с Адель, может, пережитое ими приключение, но принцесса не отдернула испуганно руку. Что-то было в этом сакральное, дивное — это их первое невинное единение. Она закрыла глаза, представляя, как со стены сходит сажа, трещина зарастает и стена становится такой же, как до варварского набега. Открыла глаза и грустно вздохнула, разочаровавшись в себе — как можно быть столь наивной? — или в несостоявшемся чуде.
— Поехали домой, — приказала она.

Chapter Text

«Злобная мегера! Дерзкая шлюха, забывшая свое место».
Граф Одо не сдерживал ярости: удар, еще удар. Жертва кричала, билась в цепях, молила о пощаде, только лишь умножая его сладостную эйфорию возмездия, и вдруг затихла. Подобная перемена была как ведро холодной воды на разгоряченную голову Хранителя Парижа, и он остановил руку, занесенную для удара, понимая свою оплошность. И даже не одну. Повисшая на железных путах женщина была Тереза, а никак не принцесса Гизла. Впервые она молила его остановиться, а он нарушил свое же правило: прекратить их забаву по первому требованию. Он непростительно увлекся, теперь белоснежная спина девушки испорчена багровыми полосами. Да и сама она в весьма плачевном состоянии… Жива ли? Слабый стон был ему ответом. Поскорей разомкнув кандалы, он попробовал привести пострадавшую в чувство похлопываниями по щекам и попыткой влить ей в рот немного вина. Тереза, очнувшись, ожидаемо не проявила благодарности за заботу. Она отшатнулась в сторону, словно сам дьявол нависал над нею. Одо не стал препятствовать, когда с перекошенным лицом Тереза неловко отползла от него до места, где лежала одежда, схватила ее, даже не попытавшись одеться, и спотыкаясь, но довольно быстро ринулась прочь. Должно быть, повреждения были не такими уж серьезными, раз после экзекуции Тереза оказалась столь резвой. Граф Одо проводил ее разочарованным взглядом. Девица ловко притворялась, что разделяет его пикантные интересы, что он нашел — нет, никак не жену, но напарника для своих утех. Теперь избитая девица наверняка разболтает всему двору про некоторые его увлечения. В какой-то момент Одо пожалел об упущенной возможности: пока Тереза находилась в его власти, достаточно было бы просто сжать ей горло и навсегда избежать кривотолков.
Все идет наперекосяк из-за дерзкой принцессы. Кем бы ни был ее отец, она всего лишь женщина. Как смела она перечить не просто опытному воину — самому Защитнику Парижа? Как смела она подрывать его авторитет? Они оба проиграли, но для всего королевства Одо, желавший лишь мира, пусть и с некоторыми уступками врагу, — жалкий глупец, впустивший в Париж викингов, а принцесса Гизла, мечтавшая залить город кровью язычников, не принимавшая во внимание, что и добрые христиане принесут кровавую дань, — воплощение святой Женевьевы. Святая… Одо Парижский сам едва не обманулся, когда хрупкая, бесстрашная дева появилась на стене, неся орифламму. Святая? Скорее коварная, подобно Саломее. Ведь именно ее уста произносили приговор пленному ярлу: «Если я хоть что-то для вас значу, граф Одо, — принесите его голову». Он и правда готов был это сделать, он предложил ей союз равных — она отказала. Он отомстил изысканно и жестоко, устроив брак Гизлы с самым ненавистнейшим из варваров, — и попал в ловушку, открыв еще один ее лик: беззащитная и несчастная, отчаявшаяся, загнанная в угол. Ни одна женщина не была ему так желанна. Но когда волей провидения она оказалась в его власти, он ничего не смог сделать. Не испугался возмездия, вовсе нет. Случись все, и Гизла стала бы покорной игрушкой в его руках, пытаясь скрыть позор. Ей пришлось бы смиренно принять то, что для него она всего лишь ступень к трону. Но… Она смеялась ему в лицо, и было в этом смехе нечто дьявольское. Граф Одо был настроен решительно, но его мужская суть взбунтовалась, отказавшись принять бой. Продолжить сражение с риском навлечь на себя позор в случае неудачи, ведь Гизла не станет держать язык за зубами? В какой-то момент его пальцы чуть не сомкнулись на горле пленницы. Разум победил — не та фигура. Единственная дочь короля, исчезнув, поднимет не просто волнение, а целый шторм, который сгубит не одну голову. Он отступил. Потом корил себя за малодушие: как могла принцесса, не имея возможности видеть, его узнать. Могла… Встретив ее несколько часов назад, он даже дар речи потерял на краткое время.
— Вы призрака увидели, граф Одо? — вздернула гордячка подбородок и добавила, обмахнувшись ладонью, словно отгоняя муху: — Здесь просто-таки воняет сандалом…
Какая неосторожность: она узнала его по запаху любимых благовоний.
Одо Парижский обвел взглядом тайную комнату и остановился глазами на отброшенной плети: интересно, почувствовал бы он облегчение, если бы довел до конца их сегодняшнюю игру?

Всякий раз, едва смоченная в кислом вине тряпица прикасалась к ране, Тереза вздрагивала. Когда боль становилась нестерпимой и Тереза всхлипывала, любимый брат губами забирал каждый ее стон. Такое лечение сочетало муку и наслаждение и хоть как-то компенсировало пережитый страх и страдания.
— Если завтра развод состоится, тебе не придется больше ублажать жирного борова, — шепнул ей на ухо Роланд после очередного невесомого поцелуя.
— Ты предлагаешь мне снова попытаться влезть в постель северянина? — Тереза вскрикнула, так как случайно или нарочно Роланд зацепил ногтем кромку еще не затянувшейся раны.
— Я предлагаю тебе статус герцогини Нормандской, — братец как и не заметил ее вскрик.
— Если я снова получу отказ? — Тереза отвернулась. Не очень приятные воспоминания. Казалось бы, язык любви — самый доступный в мире, но на ее попытки показать заинтересованность Ролло рыкнул, как зверь, а потом хохотал над ее испугом.
— Невозможно отказаться, — при каждом слове Роланд захватывал губами край мочки ее уха, но пока что Тереза оставалась безучастной к его ласке. — Еще земель, еще золота и такая красавица из рук короля.
— Может, тогда выбрать в мужья Карла? — ехидно заметила она, отодвигаясь.
Роланд поймал сестру, обхватив за плечи.
— Невыгодная сделка. Ты не станешь королевой, а только женой короля — пленница оказанной чести. Кто знает, возможно, через некоторое время северянин сам станет могущественнее короля. Он будет управлять империей, а ты будешь управлять им. Боров заплатит за каждый твой шрам.
— Если же развод не состоится? — Тереза попыталась сбросить его руки, но хватка вдруг стала железной.
— Невозможно.
— Если… — повторила она.
— Ты снова пойдешь к графу Одо.
— Нет!
— Если вернешься, он будет в твоих руках, и месть так или иначе свершится.
— Нет, — тихонько всхлипывала Тереза.
— Так нужно, — утешал Роланд, и утешения эти были гораздо откровеннее братских.
— Не на спину! — напомнила Тереза об исполосованной плоти.
— На колени, — приказал Роланд.

Chapter Text

Понимая, что план спрятать принцессу Гизлу на время приезда папского посланника провалился, граф Одо резонно предположил в рядах заговорщиков предателя. Но он ошибся, назначив на эту роль брата несчастной Терезы Роланда.
В день, когда похитили принцессу, на приватный обед короля Карла Простоватого был приглашен его зять.
— Невероятно! Герцог Ролло, вы говорите на нашем языке так, словно родились здесь, — король отсалютовал бокалом, и зять повторил его жест.
— Благодарю вас, ваше величество! — ответил Ролло медленно, но чисто, так, что не знающий не распознал бы в нем иноземца.
— Но где моя дочь? — Карл по-воробьиному повернул шею в правую, потом в левую сторону.
— Принцесса? — уточнил Ролло. Хотя он уже год пребывал при франкском дворе и успел постигнуть их наречие, некоторые обряды и церемонии для него оставались загадкой.
— Да-да! Ваша жена Гизла. Разве муж не страж жены своей?
— Она… — Ролло замялся, но тесть не дал ему договорить.
— В паломничестве к аббатству святой Женевьевы, — сообщил он то, что должен был сказать Ролло. — Богоугодное занятие — молитва и помощь страждущим, но сейчас так неспокойно. Как же вы отпустили ее?
— Я…
— Понадеялся на ее сопровождение, — снова закончил за него король. — Но разбойники так коварны. Старая мельница — гиблое место…
— Я сегодня же как можно скорее наведаюсь на старую мельницу, — Ролло начинал понимать намек короля, но сама суть разговора для него оставалась загадкой.
— Конечно, конечно! — тут же согласился тесть. — Но сначала отведайте этот кабаний бок. Все-таки ваш охотничий трофей.
Ролло не удивился, когда Гизла и правда оказалась на мельнице. А дальше случилось то, что случилось.
— Возможно, я и перегнул палку с этими людьми, — оправдывался Ролло, когда Гизла после всех приключений была доставлена во дворец. — Но они, окружив, травили мою жену, словно дикого зверя, и я сам будто озверел.
— Они получили по заслугам! — восседающий на троне король Карл подался вперед. — Я желаю знать другое: крепость пала?
Грозный викинг замялся.
— У вас есть только ночь, герцог Ролло. Если моя глупая дочь не понимает разумных доводов, завоюйте ее, возьмите, как ранее брали Париж, — Карл так распалился, что даже вскочил, взмахнув рукой, будто посылая его на битву.
— Я пойду, ваше величество.
Карл тяжело опустился на трон, жестом разрешил герцогу Ролло удалиться и какое-то время сидел неподвижно, погруженный в раздумья. Разве он просит невозможного? Кровь Карла Великого уже не та. Потомок великого короля знал, о чем шептались за спиной после проявленной им рассудительности, названной многими трусостью. Другое дело Гизла — смелая, дерзкая. Ей бы мужа под стать — такого же неистового, влить новую кровь, укрепить древо. Карл еще не терял надежды, женившись второй раз, завести наследника, но какие же у него могли бы быть чудесные внуки! Будущие завоеватели.
— Ох, дочь моя — печаль моя, — горько вздохнул Карл, не надеясь, что упрямица образумится, поняв все величие возложенной на нее миссии.
На завтра принцесса Гизла приказала приготовить лучший наряд. Последняя ночь ее нелепого брака. Она победила и должна радоваться, но триумф почему-то отдавал горечью. Гизла дотронулась до тыльной стороны ладони, там, где недавно она соприкасалась с Ролло, и как будто снова почувствовала его тепло.
За дверью послышался тихий стук, скорее шорох, а потом, а потом…
— Жена?
Сердце радостно подпрыгнуло. Вот уж вытянутся лица у всех придворных, если сейчас она откроет дверь, а завтра объявит, что никакого развода не будет.
— Жена… — повторил Ролло и снова царапнул дверь.
— Убирайся. Здесь никто тебя не ждет, — ласковый, призывный голос совершенно не соответствовал произносимым словам. Если сейчас, не поняв смысла, язычник ворвется в покои, то ее совесть будет чиста: она гнала его. Но за дверью ничего не происходило. Более того, Гизле послышались удаляющиеся шаги. Она привстала, надеясь, что это уловка. Возможно, муж хочет таким образом заставить ее выглянуть, чтобы проверить, действительно ли он ушел.
— Муж мой? — попыталась она позвать его, но тишина затягивалась. Похоже, Ролло действительно послушался ее и ушел. Так тому и быть. Господь отвел язычника от ее ложа. Гизла, сердитая, улеглась, повернувшись спиной к двери.
Для Ролло она не была серьезным препятствием. Одно движение — и он бы вышиб ее, и разрушил бы не дверь, а ту хрупкую связь, что накануне возникла между ними. Он вспомнил, как в детстве вытащил из гнезда соколиное яйцо, собираясь подложить его под курицу, чтобы потом иметь собственного сокола, но Рагнар крикнул ему в ухо, и Ролло сжал ладонь. Если бы он обладал красноречием Рагнара… Ролло привык считать, что слова — пустая безделушка, выкинь и забудь; серебро и золото — твои дела. Гизла желает доказать, что он чудовище, похотливое животное. Но он всего лишь любит ее, свою принцессу. Ради принцессы он сжег свои корабли, теперь родному племени он враг. Гизла не знала этого — не желала знать. Или же считала, что этот дар принесен ради обещанных земель и славы, а потому ничтожен. Давно пора все прояснить, но не теперь, когда между ними дверь и они не увидят лиц друг друга. Она не желает отворить — он не будет вышибать преграду. Викинг не отступил, просто свой решительный бой он назначил на завтра.

Стоя на крепостной стене и стараясь не подать вида, что дрожит от страха, Гизела не отрывала глаз от обнаженного по пояс, покрытого кровью и грязью человека. Сражаясь за десятерых, он отправлял к праотцам доблестных защитников Парижа — одного за другим. Лишившись своего топора, варвар пустил в ход огромные руки. Гизеле казалось, что до нее доносится хруст костей и вопль несчастного, которому только что выдавили глазные яблоки и сбросили со стены в ров. Не выдержав этого зрелища, принцесса в ужасе зажмурилась…

Гизела открыла глаза. Она стоит, преклонив колени перед алтарем, а рядом с ней — тот самый человек. Он почти на голову выше любого из присутствующих в церкви. Он так огромен, что они едва умещаются в лавке для новобрачных, и принцесса вынуждена жаться к ее краю, лишь бы этот варвар не касался ее своим плечом. Хотя королевский портной сшил ему подобающий для торжественной церемонии наряд, он даже здесь не расстался со своим отвратительным плащом из волчьих шкур.

Ролло ни черта не понимал, что бормочет этот христианский жрец в странном колпаке. В отличие от своего брата Рагнара он относился к этим людям со смесью презрения и жалости за их готовность добровольно отдать себя на растерзание ради какого-то слабого, мертвого бога. Но когда франкский король предложил ему руку своей дочери взамен за защиту от «людей с севера», все это начало его откровенно забавлять. Одно он знал точно: как только завершится эта нелепая церемония, в силу вступит его предназначение. Предназначение, за которым он безуспешно гонялся много лет и в результате отыскал на чужой земле.

Жрец уставился на Ролло выпученными глазами и что-то проговорил, а потом начал активно жестикулировать, указывая на принцессу. После минутного недоумения Ролло догадался, что для скрепления уз брака он должен поцеловать свою невесту, и повернулся к ней. Она отнюдь не вызывала желания ее целовать. Лет четырнадцати отроду, еще угловатая, с квадратным лицом, плотно сжатыми узкими губами и совершенно зеленая от страха. Даром что принцесса. А смотрит на него так, словно готовится к тому, что он сейчас набросится на нее и сожрет живьем. Ролло навис над своей невестой и едва коснулся ее щеки — даже не поцеловал толком, только клюнул ее носом. Девчонка пошатнулась и чуть не упала от избытка впечатлений. Где-то за его спиной завыла странная музыка, все присутствующие поднялись с мест, жрец снова начал нести свою ахинею, а франкская принцесса залилась слезами. Все, кажется, теперь он стал герцогом и зятем короля.

Но унижения, которым подверглась в этот день Гизела, не закончились на мессе. Когда новоиспеченный супруг должен был присягнуть на верность ее отцу, Карлу Простоватому, склонившись перед троном и припав к ногам короля, норманн долго не мог понять, чего от него хотят. Наконец, единственный человек, кое-как владевшим диким северным языком, объяснил «супругу», что от него требуется. Слегка согнув спину, варвар вдруг схватил отца за ногу и резким движением рванул ее вверх, якобы поднося к своим губам в знак вассальной присяги. Король не удержал равновесия, благо, за его спиной был трон. Все присутствующие ахнули и замерли в ожидании, что последует за такой неслыханной дерзостью. Щеки Гизелы запылали от стыда, когда отец вместо того, чтобы обрушить гнев на этого дикаря, обратил все в шутку. Наш почетный гость-де не знает местных обычаев, простим ему это маленькое недоразумение. Не только франкская принцесса в этот вечер стала посмешищем, но и сам король. Гизеле было одинаково противно смотреть и на отца, и на мужа, поэтому она почти не поднимала глаз.

Ролло в глубине души был чрезвычайно доволен своей выходкой. Еще чего захотели, викинг не будет кланяться перед этим тщедушным и трусливым королем. Неизвестно, кто кому оказал большую услугу заключением этого брака. Приближенные короля и знатные дворяне начали по одному подходить к Ролло. Они кланялись и произносили что-то на своем языке, наверное, поздравляли его с выгодной женитьбой. В глазах одних он видел подобострастие, другие старались скрыть презрение и недовольство, третьи откровенно его боялись. Плевать. Наконец-то началось свадебное пиршество, а ничто так не объединяет самых разных людей, как колдовская сила вина. Но, к большому разочарованию Ролло, французское вино оказалось довольно слабым, поэтому он решил достичь желаемого эффекта количеством выпитого.

Обводя помутневшим взглядом зал, Ролло отметил несколько симпатичных дворянок, которые усиленно строили из себя скромниц, хотя постоянно поглядывали на нового зятя короля с почти не скрываемым интересом. Конечно, им было далеко до гордых, смелых, уверенных в себе женщин Севера, которые знали, чего хотят, и не играли в глупые игры. Но особенно была хороша одна рыженькая с карими глазами, которая не побоялась принять приглашение Ролло, когда начались танцы. Сначала они никак не могли согласовать свои движения — он не имел понятия, как танцуют местные, а она тщетно старалась приспособиться к размашистым па северных танцев. Но обоюдное желание сделало свое дело, неловкость была преодолена, и Ролло закружил свою очаровательную партнершу, прижимая ее к себе гораздо сильнее, чем следовало бы. Его жена продолжала кукситься на троне рядом с изрядно подвыпившим отцом.

Гизела покинула свадебный пир гораздо раньше своего мужа. Служанка помогла ей переодеться и распустить волосы, а затем оставила свою госпожу наедине с ее невеселыми мыслями. Девушка чувствовала себя еще более одинокой, чем после смерти матери. Нет, она не была настолько наивна, чтобы мечтать о браке по любви, но король отдал ее на растерзание дикому северному зверю, который не знает жалости — и в этом убедились все во время осады города. Принцессу предал не только собственный отец, но и подданные. С какой легкостью сегодня они признали господина в том, кто вчера убивал их собратьев-парижан! Ну, уж она-то встретит своего «мужа» так, как он этого заслуживает.

Новобрачная села на постели, поджав под себя ноги и спрятав одну руку в складках тяжелого покрывала. Ее пальцы судорожно сомкнулись на рукоятке ножа. Она не позволит этому чудовищу к себе прикоснуться. А «чудовище» вовсе не торопилось на брачное ложе. Гизела потеряла счет времени. Наконец-то дверь распахнулась и, едва не ударившись лбом о притолоку, в комнату вошел проклятый викинг. Он расстегнул застежки на плаще, и шкуры упали к его ногам, затем подошел к лохани с водой, стоявшей у камина. Варвар стащил с себя верхнюю и нижнюю рубашки одновременно, набрал в ладони воды и несколько раз плеснул себе в лицо, а под конец провел руками по шее и волосам. Сняв сапоги и швырнув их перед камином, он соизволил повернуться к кровати, на которой сидела его жена.

Гизела тут же отвела глаза, но не потому, что ей было стыдно смотреть на полуобнаженного мужчину, а потому, что его предплечья, плечи, грудь, а также часть живота покрывал отвратительный, богомерзкий рисунок, изображающий сплетения языческих символов и хищных животных. При каждом движении варвара татуировка начинала змеиться на его теле. Принцесса не могла смотреть на своего мужа без содрогания. Отец твердил, что этот норманн стал христианином, но на нем остался след поганой веры. Нет, она не ляжет в постель с этим человеком, ни за что!

Нетвердой походкой Ролло подошел к кровати и по-хозяйски развалился на ней, заняв большую часть, так что принцесса невольно отпрянула и съехала на самый край. Эх, давно он не лежал на такой мягкой перине, в такой натопленной и богато обставленной комнате. Викинги привыкли к самым суровым условиям, но долгие недели осады Парижа измотали всех, даже неутомимого берсерка. От выпитого у Ролло шумело в голове, а перед глазами водоворотом кружились физиономии франкских придворных. Викинг почувствовал, как его неудержимо клонит в сон, но тут его взгляд наткнулся на девчонку, застывшую у края кровати и смотревшую на него, как затравленный мелкий зверек. Ах да, сегодня же его первая брачная ночь. Если женушка не сменит свое угрюмое выражение лица на более приветливое, она же будет и последней. А, впрочем, черт с этой несмеяной, ею он займется потом…

Гигант посмотрел на Гизелу мутными глазами и, сказав что-то на своем резком, неприятно звучавшем языке, отвернулся с явным намерением заснуть. Это какая-то хитрость, какая-то очередная подлая выходка, как та во время присяги королю. Но варвар не намеревался предпринимать какие-либо действия и в самом деле уснул. Напился как свинья. Его дыхание сначала было шумным, затем стало более ровным и спокойным. Гизела выжидала, стараясь набраться решимости. Надо нанести удар сейчас, пока позволяют обстоятельства. Утром, когда обнаружат его тело, она скажет, что он набросился на нее и пытался убить. Принцесса взглянула на руки своего мужа. Они были такими огромными, что, казалось, могли переломить хребет коня. Во время осады города эти руки показали, на что они способны. Против воли девушка друг представила, как похожие на ястребиные когти пальцы смыкаются на ее шее, как трещат позвонки, а воздух перестает поступать в легкие… Стараясь возбудить ненависть к мужу еще сильнее, Гизела начала воскрешать в памяти сцены набега викингов, которые она предпочла бы навсегда забыть. Подкравшись к спящему, девушка нависла над ним с ножом.

Господи, почему это так трудно? Этого человека невозможно одолеть в битве, но убить его так еще труднее. Он похож на спящего великана: примитивного, простого и кажущегося безвредным. Это только иллюзия, твердила себе Гизела, хотя была изумлена тем, что он не воспользовался своим супружеским правом и не попытался ею овладеть. Пока она собиралась с силами и метила, куда бы лучше нанести удар, викинг перевернулся с бока на спину, да так резко, что девушка отскочила от него в ужасе и едва не выпустила нож из руки. Но мужчина и не думал просыпаться, его лицо по-прежнему было умиротворенным. Черты лица расправились и уже не казались грозными, в них даже было что-то приятное. Язычник причмокнул губами, как дитя, и глубоко вздохнул. По лицу Гизелы потекли беззвучные слезы — слезы злости, беспомощности, жалости к самой себе. Нет, она не в силах убить своего мужа. Принцесса слезла с кровати и уселась на небольшой лавочке перед камином, а варвар продолжал спать безмятежным сном ребенка на ее постели.

Ролло погрузился в пучину сновидений. Несмотря на крепкий и глубокий сон, его собственные мысли вплетались в то, что показывало подсознание. Сначала из темной бездны вынырнуло обезображенное лицо предсказателя, и викинг услышал его хриплый смех: «Медведь женится на принцессе». Затем он увидел самого себя: в богатых одеждах, с мечом в руках и верхом на коне. Вокруг была мгла, но Ролло уверенно куда-то направлялся. Наверное, в свои новые владения. Нормандия — так называются эти земли. Тут же подсознание услужливо нарисовало неприступный замок, вассалов, склонившихся перед господином, раздались хмельные голоса на пиру… Ролло вновь увидел себя, но на этот раз в окружении детей — они бегали и играли. Его дети, его сыновья. Неужели их подарит ему эта худосочная принцесса? Нет, пожалуй, он заведет себе самых красивых наложниц из местных. Северные боги не утратили могущества даже на этой земле. Они помогли викингам победить, а его сделали герцогом… И он слегка улыбнулся сквозь сон.

Принцесса вертела в руках нож, представляя, как его холодное лезвие разрезает ее вены… Был еще один выход — самоубийство. Когда отец поставил ее в известность о своем решении, она грозилась, что покончит с собой. Но король только расхохотался и сказал, что его дочь слишком религиозна, чтобы посягнуть на свою жизнь. Он был прав. Принцесса хотела бы умереть быстро и безболезненно, но ее страшили мысли о непростительном грехе и о том, что вместо долгожданного избавления придет нестерпимая боль. Это было страшнее, чем жизнь с варваром.

Гизела вновь перевела взгляд на Ролло. Может, он не так безнадежен, со временем выучит язык, приобретет манеры и перестанет быть таким неотесанным. Он хоть и дикарь, но не стар и безобразен, как граф Одо, который, пользуясь безнадежностью момента, подло пытался принудить Гизелу к браку. Но он не смог выполнить условия договора, и вот теперь Карл Простоватый, а вместе с ним и весь франкский народ уповали на норманна. Отец призывал Гизелу перестать жалеть себя и подумать о государстве. Действительно, ведь она стала женой этого человека не для того, чтобы реветь целыми днями над своей горькой судьбой, а для того, чтобы выполнить долг, сделать врага союзником и обезопасить подданных от набегов норманнов.

Господь послал ей этого человека как испытание. Она не смогла убить, значит, попробует изменить его. Король решил, что молодожены не сразу отбудут в отведенные для них северные земли, а поживут немного в Париже, чтобы новоиспеченный герцог освоился с местными обычаями и подучил язык. Потом они уедут в Нормандию и останутся один на один. Гизела понимала, что не сотрет языческую татуировку с тела своего мужа, но надеялась, что ей удастся заронить в его дикое сердце искру Божью, сделать его хорошим христианином и правителем.

Стараясь дышать как можно тише и ровнее, Гизела приподняла покрывало и осторожно легла в постель рядом со своим крепко спящим супругом. Пора было привыкать к новой жизни.

Рагнар лодброк вернется в 5 сезоне. Рагнар Лодброк – легендарный датский персонаж скандинавских саг

Телесериал «Викинги» стал самым успешным проектом канадского телеканала «History». За 4 прошедших сезона зрители успели полюбить суровых викингов в исполнении актеров сериала и проникнуться атмосферой мрачного средневековья.

Роскошные декорации, дорогие костюмы, увлекательный сюжет – все это держит в напряжении миллионы поклонников сериала, заставляя их считать дни до выхода нового сезона. А он непременно будет – по словам создателей, проект может быть без труда продлен – сюжет и зрительская поддержка позволят ему существовать долгие годы. Создатель сериала и сценарист Майкл Херст объявил о продлении шоу 12 сентября 2018, а к съемкам приступили летом 2019. Режиссерское кресло по-прежнему занимает Киаран Донелли, на чьем счету работа в таких масштабных проектах как «Тюдоры» и «Титаник: кровь и сталь». 1-я серия 6-го сезона Викингов увидит свет в ноябре 2019 года , всего будет выпущено 20 эпизодов. Также стало известно, что эта часть станет финальной.

Главная особенность сериала – опора на реальные исторические персонажи и события. В центре сюжета величественная фигура потомка самого Одина, отважного викинга — Рагнара Лодброка. Проделав нелегкий путь от рядового воина до вождя викингов, он покоряет земли и народы, совершает легендарные подвиги, но ничто человеческое ему не чуждо: у Рагнара множество сыновей, готовых продолжить его славное дело.

Сюжет

Действие 1 сезона начинается в Скандинавии 793 года, молодой амбициозный воин племени данов – Рагнар — устал от недальновидных решений местного правителя. Заручившись поддержкой своего брата Ролло и кораблестроителя Флоки, он решается на поход в земли Англии. Дальнее путешествие завершается успешно: викинги возвращаются на родину с богатой добычей. Положение Рагнара среди народа укрепляется, он становится правителем данов и организует новые набеги на Нортумбрию. Но предательство ждет молодого правителя от самого близкого человека: Ролло не только желает жену брата, он вступает в сговор против Рагнара с вождем племени гетов – Боргом, назревает междоусобный конфликт.

2 сезон был не менее захватывающим: вышедший победителем в междоусобных войнах Рагнар решается на новый поход – на этот раз трепетать будут земли Уэссекса. Его жена – Лагерта – покидает воина, забрав сына, и становится правительницей Хедебю. В отсутствие лидера его земли захватывает Борг, но Рагнар при поддержке бывшей жены возвращает Каттегат, а затем становится и конунгом, убив Хорика. Лодброк терпит первое поражение от объединенных войск Уэссекса и Нортумбрии, но все завершается миром: викингам в обмен на службу были предложены новые земли.

В 3 сезоне Рагнар и Лагерта воюют на стороне принцессы Квентрит, победно круша войска ее родственников. Но в голове воина уже зреет куда более масштабная идея: захват Парижа. Огромные богатства, которые сулит победа, объединяют вокруг Рагнара даже его врагов. В 845 году викинги выступили: длительная осада завершилась победой и разграблением города. Ролло оставляет брата ради службы французам.

В 4 сезоне Рагнар оказывается тяжело болен, управление Каттегатом переходит в руки его сына – Бьорна. Как только болезнь отступает, неутомимый Рагнар совершает новое нападение на Париж. Но Ролло достойно обороняется, в результате чего викинги терпят сокрушительное поражение. Соплеменники вынуждают Рагнара покинуть селение, вернувшись, он обнаруживает, что его младшие сыновья стали взрослыми мужчинами, которые не испытывают к нему ничего кроме ненависти. По-прежнему любит его лишь Ивар – калека от рождения. Вместе с отцом они совершают неудачное нападение на Англию, в результате которого Рагнара казнят. А Ивар, вернувшись на родину, присоединяется к братьям в великом набеге на Нортумбрию и Уэссекс: гибель отца будет отомщена.

В 5 сезоне в центре сюжета окажутся сыновья легендарного Рагнара, отошедшего от правительственных дел. Триумфальная победа в Париже и завоевание Англии толкают викингов на новые набеги: Бьёрн просит помощи Ролло в завоевании Средиземноморья.

Создатели сериала введут в 5 сезоне много новых персонажей: одну из ролей исполнит голливудский актер ирландского происхождения Джонатан Риз Майерс, известный по проектам «Тюдоры» и «Дракула». В сериале появятся знаменитые исторические персонажи: Альфред Великий, Ивар Бескостный, викинги совершат путешествия в Киевскую Русь и Исландию. Флоки и Бьорн останутся в центре внимания, а вот будущее Лагерты в проекте весьма туманно: ходят слухи, что в новом сезоне ее ждет смерть.

Анонс 6 сезона

В шестом сезоне сериала наши славные воины отправляются по Великому шёлковому пути. Эта дорога стала связью между древним Средиземноморьем и Восточной Азией. Они встретятся с правителями древней Руси и начнут торговлю. Кроме того они доберутся до Китая, который в то время имел невиданные для них технологии и возможности. Боевые корабли проплывут пол света, чтобы привести шелк в Европу.

Съемочный процесс

Большинство съемок сериала – натурные, то есть они проходят в уникальных природных местах. Создателей сериала привлекла Ирландия, и неудивительно, в заповедные места этой древней страны отправлялись за красивыми кадрами режиссеры «Игры престолов» и многих других масштабных исторических проектов. Излюбленным местом для съемок стало графство Уиклоу, расположенное в 100 км от Дублина. Название графства переводится как «луг викингов», место было предопределено для съемок самой судьбой.


Одна из наиболее зрелищных сцен сериала – покорение викингами Парижа, для нее были отстроены уникальные декорации, самые масштабные в Европе. Во время съемок сотни каскадеров буквально горели на работе: их действительно поджигали для сцены взятия замка. Сам замок также заслуживает отдельного внимания: все витражи и статуи, каждая плитка – это ручная работа художников-постановщиков проекта.

Актерский состав

Подбор актеров – важная составляющая съемочного процесса, необходимо разглядеть возможности и потенциал тысяч кандидатов на роли. Для съемок сериала «Викинги» сначала были отобраны исполнители второстепенных ролей, только потом создатели определились с судьбой главных персонажей. Большинство актеров сериала имеют канадское и ирландское происхождение, всем им перед работой пришлось освоить азы фехтования.

На роль Рагнара Лодброка был утвержден австралийский актер Трэвис Фиммел, для уже не юного Трэвиса эта роль стала настоящим прорывом в карьере.
Клайв Стенден блестяще исполнил роль брата Рагнара – Ролло, за его спиной каскадерское прошлое, что не мало повлияло на утверждение в сериале.
У канадской актрисы Кэтрин Винник, которая знакома зрителям по роли Лагерты, необычная фамилия – она настоящая, предки актрисы были родом из Украины.

Густав Скарсгард стал чуть ли не единственным реальным потомком викингов на съемочной площадке – исполнитель роли Флоки родился в Швеции, его рост целых 193 см.

  • Рагнар Лодброк предположительно был правителем Швеции и Дании в IX веке, но никаких исторических документов, подтверждающих этот факт нет.
  • В сериале часто показывают воронов, это не случайно: в скандинавской мифологии эти птицы почитались как спутники Одина, сообщающие ему все события на свете.
  • Викинги наделяли характерными прозвищами самых заметных деятелей истории: «лодброк» переводится как кожаные штаны, «харбард» — седобородый.
  • Все персонажи сериала украшены татуировками: по сведениям историков, нанесение рисунков на тело действительно было присуще скандинавам.
  • Одна из самых необычных татуировок в проекте принадлежит Ролло: на ней изображена классическая сцена апокалипсиса из скандинавской мифологии.

Когда выйдет 6 сезон сериала Викинги

Номер эпизода Название Дата выхода
6×01 Серия 1 27 ноября 2019
6×02 Серия 2 4 декабря 2019
6×03 Серия 3 11 декабря 2019
6×04 Серия 4 18 декабря 2019
6×05 Серия 5 25 декабря 2019
6×06 Серия 6 1 января 2020
6×07 Серия 7 8 января 2020
6×08 Серия 8 15 января 2020
6×09 Серия 9 22 января 2020
6×10 Серия 10 29 января 2020
6×11 Серия 11 25 ноября 2020
6×12 Серия 12 2 декабря 2020
6×13 Серия 13 9 декабря 2020
6×14 Серия 14 16 декабря 2020
6×15 Серия 15 23 декабря 2020
6×16 Серия 16 30 декабря 2020
6×17 Серия 17 6 января 2021
6×18 Серия 18 13 января 2021
6×19 Серия 19 20 января 2021
6×20 Серия 20 27 января 2021

Скандинавские предания рассказывают о том, что Рагнар Лодброк относился к Инглингам и был в родственных отношениях с богом плодородия и солнечного света Фрейром. Отцом Фрейра был ван (божество, следующее в иерархии за асами). Он остался у Одина в заложниках, чтобы ознаменовать перемирие асов и ванов. Говорят, что Фрейр был нечеловечески красив и миролюбив. Он не выносил войн и стал пращуром у первых конунгов (это будущие Шведские и Норвежские конунги).

На самом деле имеется очень мало подтверждений о том, что вообще существовал Рагнар Лодброк, вследствие этого доподлинно узнать о его родословной не представляется возможным. Не исключено, если такой персонаж и был. Тогда он был сыном конунга из Дании Сигурда Кольца. Сигурд — правнук Скирского конунга, который представлял род Инглинг.

Сигурду Кольцу удалось добиться датского трона вследствие победы над одним конунгом. Это был конунг Харольд Беззубый, а само сражение происходило в районе Бравеллира. Эта битва упоминается во многих родовых сагах. Более того эту схватку повсеместно описывают как самую кровавую бойню, которую только могли видеть на Севере.

В соответствии с предположениями некоторых экспертов-историков, Рагнар — это скорее всего один из самых высокопоставленных датских лидеров в первой половине IX столетия. Кроме того, если его в свое время и признавали в качестве ярла, то скорее всего это могло произойти за пять лет до его кончины.

Что означает Лодброк

В соответствии с преданиями, прозвание Лодброк (переводится как «Кожаные штаны») Рагнару присвоили еще в детские годы. Однажды гуляя в лесу, он неожиданно очутился в яме. Она была вырыта охотниками для поимки диких зверей. Яму вырыли слишком давно, поскольку за этот период в нее заползло много змей, которые устроили там себе жилище. В соответствии с этой легендой, от неминуемой смерти Рагнар тогда спасся благодаря плотным кожаным штанам, потому что змеям не удалось их прокусить.

Другая версия гласит, что кожаные штаны Рагнару были пошиты его первой женой Лагертой, либо Лазгертой. Она даровала их супругу в качестве оберега или амулета, который должен был защищать его владельца. В некоторых рассказах утверждается, что датскому конунгу приходилось надевать их перед каждой битвой, а другие говорят, что он пребывал в них и в мирное время.

Ученые и лингвисты все еще продолжают спорить из-за клички Рагнара. Кое-кто думает, что «Лодброк» правильно было бы перевести как «темно-зеленые штаны». Иные думают, что этот элемент одежды не имеет никакого значения. В частности, у писателя и исследователя Рори Мак Терка есть предположение, что Лодброк произошел от искаженного названия речки Лодбрик, протекающей на территории английского графства Девоншир. Переводится это наименование типа «ненавидящего ручья» или «ручья ненависти».

У выдающегося исландского историка и лингвиста Германа Пальссона нет сомнений в том, что «Лодброк» является староанглийским словом. Тем не менее, он считает, что оно происходит от исковерканного исландского «leodbroga», которое можно перевести типа «пугающий людей» или «наводящий ужас».

Имеется и еще одно переведенное прозвище Лодброка как «Судьбознаменный». В соответствии с этой интерпретацией, Рагнар ходил на битвы под стягом, с изображением одного ворона Одина. Этот ворон крылом показывал, куда идти викингам Рагнара.

Семейное положение: жены и дети

В соответствии с «Сагой об Инглингах», Рагнар Лодброк имел трех жен. Первой была Лагерта (Лазгерта), которую называли shieldmaiden (дева-воительница). Рагнару удалось добиться ее руки лишь после прохождения испытания. Он сражался с волком и медведем. От Лагерты у Лодброка был сын и две дочери, но они не сыграли значимых ролей для скандинавов.

В соответствии с легендами, боги посылали Лодброку предзнаменования, напустив на него вначале псов, а после и медведя. Это явилось предлогом, чтобы конунг развелся с Лагертой и женился на Торе, дочери ярла Херреда. От второй жены у Лодброка появилось еще трое детей – два сына и дочь. Тору Рагнар также бросил.

У третьей супруги Аслауг было знатное происхождение. Она была своего поля ягода с самим Лодброком. Аслауг – дочь известного героя, который убил дракона Фафнира. Этот брак Лодброку принес четверо сыновей – Сигурда Змея-в-глазу, Бьорна Железнобокого, Ивара Бескостного, Хвитсерка и дочь Рагнхильду.

Историкам, считающим Рагнара Лодброка реальной исторической личностью, приходится доказывать тот факт, что только официальные браки принесли минимум одиннадцать детей. Некоторые из них начали датское завоевание Англии.

В то же время, многие исследователи придерживаются мнения, что Лодброк был довольно-таки плодовитым и с пренебрежительностью относился к понятию супружеской преданности. Вследствие этого в действительности он обладал множеством бастардов не в одной лишь Дании, но и во всей Скандинавии.

Парижская кампания

Рагнару Лодброку удалось войти в сказания не в результате своей полигонии или родству с божествами. Принято считать, что он трепетал перед тем, как бы его потомкам не получилось превзойти все его успехи. Стремясь к предотвращению этого, он впутывался в самые разнообразные приключения и авантюрные походы. Благодаря этому ему удалось заслужить известность, славу и репутацию. Он слыл опытным мореплавателем и искусным воином.

Потому, когда в 845 году Рагнар обратил внимание на Западно-Франкское королевство, его решили поддержать до пяти тысяч воинов-викингов. Приблизительно полтораста дракаров совместно с могущественными северными воинами покинули датское побережье. Все вместе они отправились на поиски славы и богатств во франкских землях.

Достигнув французского побережья, войска разделились пополам. Воинство Рагнара пошло к Сене, а воины его преданного друга Хастинга отправились в направлении Луары. Оставляя после себя разрушенные храмы, спаленные деревушки и груды трупов, двум воинства соединились на пути в Париж.

Франкскому правителю Карлу II Лысому захотелось обвести вокруг пальца нападающую сторону северян. Он разделид свои войска и расположил их с обоих берегов реки Сены. Тем не менее, Карл II плохо подготовился к обороне. Он не предусмотрел различия в ширине реки. Так, в момент принятия одной половиной французских войск на себя основного удара, другая ничем не могла помочь и просто наблюдала за бойней.

Разбив неприятелей у одного берега, Лодброк распорядился казнить через повешение более ста плененных французов на маленьком острове в середине Сены. Войска, находившиеся на противоположном берегу тут же разбежались, увидев это ужасающее зрелище. 28 марта Рагнару Лодброку удалось войти в Париж в качестве победителя. Как только он получил заслуженный откуп, то сразу же вернулся восвояси. Однако ему этого было мало. Спустя какое-то время он снова вернулся и разорил все селения по берегам в низине Сены.

По мнению некоторых историков, падение Парижа произошло не благодаря полководческим талантам Рагнара, это была счастливая случайность. Французы той поры умели сражаться так же, как и северяне, просто во время агрессии викингов Францию обескровили междоусобные войны. Тогда за трон боролись трое сыновей Людовика Благочестивого. Да и сам Карл II был не самым лучшим военачальником.

Боров с его поросятами: смерть Рагнара Лодброка

Спустя двадцать лет после своего парижского триумфального шествия, Рагнар Лодброк решил вспомнить молодость и снова собрал войско, но теперь для грабежа Британии. Жертвой он избрал одно (а всего их было тогда семь) островное королевство — Нортумбрию. В те времена власть была в руках у короля Элла II.

В соответствии с сагами в этом сражениям боги не были на стороне Лодброка, и армия нортумбрийцев оказала достойное сопротивление. Войско викингов было разбито, а сам Рагнар с многочисленными ранениями был пленен. Местный король приготовил легендарному ярлу утонченную казнь.

Его бросили в колодец с ядовитыми змеями. Саги утверждали, что змеям не удалось укусить Рагнара из-за его кожаной одежды. Однако одной из них удалось укусить его в районе лица, и он умер. Согласно скальдам, его последние слова были типа: «Ой, как захрюкают мои поросята, когда узнают, как скончался старый боров!»

Историки не оспаривают гибель Рагнара вследствие злополучного налета на Нортумбрское королевство. Тем не менее, они считают, что в 865 году вследствие ошибки в навигации его кораблю было суждено сесть на мель. Отчего местная армия без особых проблем разбила северных налетчиков, и, захватила их главаря, после чего предала его смерти. Многие исследователи подвергают сомнению то, что он погиб собственно так, как повествуется в саге, впрочем, как и его поэтичные предсмертные речи. Не исключено, что их добавили уже позднее.

Узнав о кончине родителя, и, что он был предан казни как преступник и не попадет после этого в Вальхаллу, Ивар Бескостный и Бьорн Железнобокий были в гневе. Они договорились с еще несколькими братьями и приступили к организации многотысячной армии, которая 867 году отправилась к британским островам.

После захвата Нортумбрии и отомстив Эллу II, войско двинулось далее, и разгромило часть Англии. В истории оно стало известно как Великая языческая армия (Великая датская армия). Некоторые историки не отрицают того, факта, что было нападение на британские острова большой численности викингов, и что это случилось это во второй половине IX столетия. Тем не менее, не признают, что вторжение датской армии началось из-за мести за Лодброка. Возможно, это было только поводом для прикрытия сыновей Рагнара, чтобы собрать большую армию для похода на новые земли.

На сегодняшний день история, в которой главный герой Рагнар Лодброк, все еще жива. Она все еще обрастает легендами и облекается все новыми интерпретациями. Большая численность книг, фильмов, компьютерных игр, с полулегендарными персонажами, придерживается многовековых традиций мифотворчества. Известные всем истории дополняются новыми красками и сюжетными поворотами, и новым взглядом на дела давно минувших лет.

В истории скандинавских стран есть наполовину мифический персонаж Рагнар Лодброк – талантливый мореплаватель, завоеватель, гроза средневековой христианской цивилизации. Викинги летописей не вели и сведения об исторических персонажах тех лет доходят до нас только в качестве древних саг.

Биография грозного правителя противоречива и в ней нет абсолютно верных сведений. Точно неизвестны и годы жизни прославленного героя (примерно начало IX века). Его рост составлял, опять же примерно, 180 см. По моде того времени он носил бороду и длинные волосы. Жил в небольшом городе Каттегате. Сам Рагнар Лодброк прославился как жесткий правитель Дании и Швеции, завоеватель западных земель и авантюрист.

Что означает прозвище Лодброк

По имеющимся сведениям, Рагнар получил свое известное прозвище Лодброк либо в детстве, либо от первой жены. Дело в том, что lederen broek переводится как кожаные штаны. По первой версии от в юношеском возрасте случайно угодил в глубокую яму полную змей и только штаны из кожи спасли его от смерти, по другой, кожаные штаны сшила ему его жена в качестве амулета с которыми он не расставался.

В истории отмечено, что и те и другие штаны были с мехом внутри, брагодаря чему, в первом случае змеи не смогли добраться зубами до ног Рагнара, во втором это спасало от ранений в сражениях смягчая удары.

Эксперты в области лингвистики выдвигают несколько своих версий происхождения легендарной фамилии.

Одни утверждают, что имя Рагнару дала английская река Лодбрик («ручей ненависти»), другие придерживаются мнения, что конунга так назвали жители Исландии и оно означает «пугающий людей».

Как вариант учеными рассматривается и теория о том, что Лодброк это производное от двух слов – судьба и знамя и дословно переводится как Судьбознаменный.

По свидетельствам современников, викинг воевал под флагом с изображением ворона Одина.

Жены и дети

По дошедшим до нас сведениям, Рагнар Лодброк был трижды официально женат. По сложившимся традициям, викинги за счет вступления в брак увеличивали свои состояния и поднимали общественный статус. Победив дикого волка и свирепого медведя, молодой Лодброк получил возможность сразиться с воительницей Лагертой и впоследствии жениться на ней. Но этот брак длился не долго.

Лагерта родила сына и двух дочерей, а Рагнар, пожелав подняться по социальной лестнице и стать ярлом, развелся с ней и женился на дочери ярла Харреда – Торе.

Ярлом в Скандинавии изначально называли правителя отдельного племени, а в дальнейшем правителя всего народа.

В этом браке у ярла Рагнара и принцессы Аслауг родились пятеро сыновей, оставивших заметный след не только в истории Скандинавии, но и в памяти завоеванными ими народов. Их звали Бьёрн Железнобокий, Сигурд Змееглазый, Ивар Безкостный, Хвитсерк и Рагнхильд. Они продлили родословную и продолжили дело своего отца.

Бьерна называли Железнобоким из-за того, что в многочисленных боях и поединках ему удавалось избегать серьезных травм. Он известен как удачливый завоеватель Средиземноморских и Северо-Африканских земель. Сигурд получил свое прозвище благодаря или мутации зрачка – в нем якобы была видна змея, либо из-за своего пронизывающего насквозь взгляда. Его внуку удалось занять трон Норвегии.


Еще одна колоритная фигура в семье Лодброков – Ивар Безкостный. Мнения исследователей по поводу происхождения его прозвища также расходятся. Одни считают, что он страдал заболеванием костей и не мог ходить на своих ногах. Другие считают, что его назвали Безкостным за счет необычайной ловкости этого воина. Он и Сигурд отличались необыкновенной жестокостью и резким характером.

Кроме упомянутых одиннадцати потомков от официальных браков, у легендарного Рагнара было еще много внебрачных детей и в Скандинавии, и в завоеванных им землях, об именах которых история умалчивает.

Существует даже сага о том, что отважный воин мог переодеться в женскую одежду ради свидания с очередной любовницей.

Хотя, по их традициям язычников, одевать женское платье означало покрыть себя несмываемым позором. Вероятнее всего, имелось ввиду, что этот герой-любовник был готов на все ради победы над очередной женщиной.

Парижская кампания

Наибольшую известность Рагнару принес поход во Франкию – современную Францию. Он смог разгромить сильнейшую европейскую армию и захватить столицу – Париж. Лордброк был безгранично амбициозным и самолюбивым человеком, поэтому ему невыносима была только мысль о том, что кто-то после него, включая и его сыновей, станет более известным и титулованным завоевателем.


В 845 году 150 драккаров – кораблей викингов и 5000 воинов, вооруженных только мечами и щитами, отправились с Рагнаром и его боевым товарищем Хастингом в очередной завоевательный поход. В то время он уже был прославленным полководцем с непререкаемым авторитетом. Его сила воли и жестокость помогла сдерживать и направлять огромное разношерстное войско в этом походе.

По прибытии во Францию он разделил свою армию, или проще говоря, грозную банду северян, на две части. Одни пошли по руслу Сены к Парижу, а другие по Луаре. Это было сделано для того, чтобы ограбить как можно больше поселков и городов, пока их население не разбежалось при виде орды с необычными стрижками.

Они соединились перед Парижем и пошли в наступление. Карл Лысый, правивший в то время Францией, пытался оказать викингам сопротивление, но потерпел сокрушительное поражение. Он расставил своих воинов по двум берегам Сены, намереваясь атаковать язычников с двух сторон одновременно. Но его расчет оказался ошибочным – свирепые викинги разгромили половину французов на одном берегу, а их товарищи с другого берега никак не могли им помочь.

Все пленные французы подверглись пыткам и были жестоко казнены.

Сто одиннадцать воинов из армии Карла были повешены на небольшом острове среди Сены, остальные изрублены топорами. Шокированные европейцы в страхе сбежали и укрылись в городе. Но 28 марта Париж пал и армия Рагнара Лодброка вошла на городские улицы.

Король был вынужден уплатить небывалый выкуп в семь тысяч франков за то, чтобы дикое воинство не разгромило и не разграбило город. Рагнар не тронул Париж и его жителей, но вскоре вернулся и полностью разорил все его предместья и близлежащие села.


Историки утверждают, что в этом походе на стороне воинов – язычников была удача. Лучшие воины Европейского континента, обученные и отлично вооруженные, потерпели поражение от полудиких бойцов из-за того, что их основные силы были ослаблены в бесконечных междоусобных войнах между тремя претендентами на французский престол. Кроме счастливой случайности, на стороне Рагнара был превосходный талант полководца и развитая сеть шпионов.

Во время следующего похода на Францию викингов настигла эпидемия дизентерии и многие из них погибли, так и не вступив в бой с противником. Они ограничились в этот раз разграблением церквей, монастырей и небольших поселений.

Европейцы называли Рагнара Лодброка «Бичом Божьим» потому, что он, пользуясь врожденной хитростью, дожидался воскресенья или церковного праздника и когда все рыцари собирались в церквях на праздничные торжества, внезапно нападал на беззащитный город.

Как правило, викинги разоряли города до основания и убивали всех жителей, но Рагнар действовал иначе. Если он получал с испуганных жителей оговоренный выкуп, то они сами и их жилища оставались нетронутыми. И дело было не в доброте или милосердии завоевателя – он рассчитывал снова вернуться в эти земли через некоторое время и опять получить солидное вознаграждение.

Боров с его поросятами

В 865 году Рагнар решил посетить Британию, но по пути его флот попал в сильный шторм и войско ярла значительно ослабло. Напав на один из британских островов – Нортумбрию, викинги получили решительный отпор. Язычники потерпели поражение, а самого непобедимого Рагнара Лодброка пленили. В этот раз отважного героя постигла неудача – его флот сел на мель и викинги не смогли не то чтобы наступать, а даже защитить себя.


По загадочной иронии судьбы, король Элла решил казнить Рагнара, бросив его в яму со змеями! И в этот раз кожаные штаны не спасли отважного викинга – он умер от ядовитого укуса змеи в лицо. Последние слова легендарного героя скандинавских саг были такими: «Вот уж захрюкают поросята, узнав, как умер старый боров».

Как и следовало ожидать, потомки Рагнара впали в гнев, когда узнали об убийстве отца и поклялись отомстить за него. Особую ярость вызвал тот факт, что, если их отец погиб такой смертью, то не попадет в Валгаллу – рай для викингов. Самые свирепые из его сыновей – Бьерн и Сигурд – собрали несколько тысяч воинов и пошли в поход на Нортумбрию. В итоге, британские войска были разгромлены, а король Элла II был предан жестокой казни и умер в мучениях.

Братья разгромили и разграбили огромную часть Британии, причем, не все согласны, что это было сделано во имя мести. Возможно, под таким благородным предлогом, сыновья Рагнара просто грабили огромное количество жителей Британии в течение четырех лет.

Физическая смерть скандинавского героя Рагнар Лодброка не стерла память о нем в сердцах его соотечественников.

Доподлинно неизвестно место, где он похоронен. По сей день 28 марта отмечается ЕГО день и читается сага о ЕГО подвигах. Он стал неумирающим героем скандинавских сказаний и мифов. Жители Скандинавии отдают дань уважения своим предкам и напоминают всему миру о своих легендарных героях.

Образ Рагнара Лодброка и сподвижников его находит отражение во множестве современных компьютерных игр, снимаются сериалы о подвигах древних героев. Огромную популярность в мире получил сериал «Викинги», в котором представлены основные вехи жизни легендарного героя – Рагнар Лодброка. Его роль в фильме сыграл актер Трэвис Феммел. Благодаря его гениальной игре перед нами предстал образ живого и непобедимого Рагнара.

Видео

    Рагнар Лодброк или Рагнар Кожанные Штаны — персонаж скандинавских исторических саг и главный герой сериала quot;Викингиquot; (скоро можно будет скачать 4 сезон Викинги). По преданиям это датский конунг из славного рода Инглингов. Его жизнь была насыщена событиями, которые можно узнать, если смотреть сериал Викинги онлайн в хорошем качестве или скачать сериал Викинги все сезоны. А вот что касается смерти Рагнар, в каком сезоне умрет Рагнар? Видимо Рагнар умрет в 4 сезоне сериала Викингов, не может же быть сериала без главного героя. А вот саги повествуют что Рагнар умрет в плену у короля Эллы в Нортумбрии на севере Англии, мучаясь в яме с ядовитыми змеями, но будет отомщен своими сыновьями (Бьорном Железнобоким и Иваром Бескостным).

    Есть большая вероятность, что Рагнар может умереть в четвертом сезоне сериала quot;Викингиquot;, и об этом говорят, практически все на форумах, и говорят, что он умрет в плену. Хоть и говорится, что он счастлив и жизнерадостный, но судьба решила по-другому. 4 сезон сериала quot;Викингиquot; уже можно посмотреть.

    Умирает главный герой сериала quot;Викингиquot; очень страшно. Как говорится от судьбы не уйдешь. Такой смертью он мог умереть еще в детстве, когда упал в яму со змеями, но тогда его спасли кожаные брюки, после этого он и получил прозвище Кожаные штаны.

    Рагнара Лодброка кинули в яму со змеями, когда он попал в плен к королю Эллы. Только все случилось это в четвертом сезоне сериала.

    За что не очень люблю сериалы, так это за то, что они с продолжениями. Поэтому главных герое убивать не резон, не получится удлинить сагу, а интрига от этого очень сильно страдает, нет уже той изюминки, той остроты ощущений, которую дает окончательная разборка.

    Если о фильме и третьем сезоне, то уже есть и четвертый сезон, поэтому НЕТ, он восстанет!

    В третьем сезоне сериала Викинги, главный герой, Рагнар Лодброк останется жив.

    А вот в четвертом сезоне его убьют уже окончательно. Бросив в яму со змеями.

    Он придумал такой план (сдаться англичанам, зная что они его не оставят в живых за прошлые заслуги), чтобы его смерть не была напрасной и несла определенные последствия.

    Его сыновья начнут мстить английским Королям за смерть их отца. Это мы и увидим в ближайших сериях (в следующем сезоне).

    Очень интересный сериал, советую посмотреть.

    Правда не знаю как он будет quot;выглядетьquot; теперь, без Рагнара(((.

    Викинги, наверное самый интересный и популярный телесериал о жизни средневековых норманнов, этих бесстрашных завоевателях, покоривших половину Европы. Главный герой всех трех сезонов, снятых на сегодняшний день, Рагнар Лодброк, реальное историческое лицо. Очень примечательна его смерть. Она хорошо описана в романе Гарри Гаррисона Молот и крест. Корабль викингов разбился недалеко от побережья британской Нортумбрии. До берега вплавь добрался только один, сам Рагнар, где его уже поджидали наблюдавшие за крушением олдермены короля Эллы. Его схватили в плен и Элла бросил его в яму со змеями. По видимому, этот эпизод будет в 4-ом сезоне .

    В сериале quot;Викингquot; умирает главный герой. Как люди говорят не так все легко и от судьбы не уйдшь. Он знал то что, мог ещ в детстве умереть, когда упал в яму со змеями. Но когда он спася с помощью своих кожаных брюк. То после он получил прозвище quot;Кожаные штаныquot;.

    А в четвртом сезоне, Рагнара Лодброка кинули в яму со змеями у короля Эллы, когда он попал в плен. Но то все будет аж 4 сезоне сериала.

    Фильмы на исторические темы всегда пользовались популярностью, особенно если сюжет интересно закручен, актерский состав подобран умело, а также имеются красочные сцены сражений. Фильм quot;Викингquot; соответствует ожиданиям зрителя.

    Тема сериала — завоевания викингов, покоривших половину Европы.

    Главный герой сериала — бесстрашный Рагнар Лодброк, который существовал в реальной жизни, завоевал симпатии зрителей, и им хочется подольше видеть его в сериале.

    Создатели сериала quot;растянулиquot; его жизнь до четвертого сезона.

    В реальности Рагнар умер в плену на севере Англии, куда его посадил король Элла в яму с ядовитыми змеями. Однако повод для продолжения сериала есть: за смерть отца отомстят сыновья.

    Король викингов из сериала quot;Викингиquot; Рагнар Лотброк погибает в четвертом сезоне остросюжетного исторического сериала, происходит это после того как Лотброк попадает в плен к королю Эллы, Рагнара долго и жестоко пытают и только после этого король принимает решение сбросить викинга в змеиную яму где естественно и погибает Рагнар.

    По-моему его смерть наступила все-таки в 4 сезоне сериала. Рагнара забирают в плен и помещают в глубокую яму, кишащую ядовитыми змеями. Он умирает от их укусов, при этом испытывает невыносимую боль, страдания и мучения.

    Как выясняется позже, за викинга Рагнара будут жестоко мстить его сыновья. Более точно об этом можно узнать, посмотрев сериал Викинги.

Рагнар Лодброк является полумифическим персонажем. О его существовании учёные спорят до сих пор. Как исторический персонаж Рагнар Лодброк не фигурирует в летописях, но норвежские саги указывают на то, что он был вполне реальным человеком.

Происхождение Рагнара Лодброка

Если верить сагам, Рагнар являлся представителем славного рода Инглингов, ведущего свою родословную от бога солнечного света Фрейра. Сам же Фрейр является внуком верховного бога Одина, что косвенно причисляет всех его потомков к кровным родственникам Одина. Фрейр был достаточно миролюбивым богом, который не любил воевать, и именно он считается предком всех конунгов Швеции и Норвегии.

Несмотря на то, что Рагнар Лодброк (благодаря сериалу «Викинги») считается простым викингом , который смог «подняться» до конунга, скорее всего он был сыном известного конунга данов Сигурда Кольцо. Сам Сигурд был правнуком Скира из рода Инглингов. Для того чтобы стать королём данов, Сигурду пришлось полностью разбить войско конунга Харольда Беззубого. Так что истории о том, что «простому» викингу Рагнару Лодброку удалось стать героем, который смог завоевать Париж, мягко говоря, сомнительны.

Почему Рагнара звали Лодброком

?

О биографии викинга Рагнара можно узнать из скандинавских саг. Прозвище «Лодброк» (что значит кожаные штаны) он получил или в детстве или после первой женитьбы.

  1. Первая легенда рассказывает, что Рагнар в детстве охотился в лесу и случайно попал в охотничью яму, которую викинги вырыли для крупного зверя. В этой яме скопилось множество ядовитых змей, которые тут же накинулись на будущего короля викингов. На этом историю жизни Рагнара можно было бы закончить, если бы не плотные кожаные штаны. Змеи не смогли их прокусить и будущий «морской король» остался жить;
  2. Согласно второй легенде, своё прозвище Рагнар получил благодаря заботам жены. Именно она сшила ему «волшебные» штаны из кожи в качестве амулета. Скорее всего, штаны были из толстой шкуры с шерстью, иначе викинги не придавали бы такого значения этой детали одежды своего вождя. Толстая шкура прекрасно защищала от режущих ударов холодным оружием, так что, называя её амулетом от травм, жена Рагнара была права.

Лингвисты придерживаются других теорий относительно происхождения прозвища этого легендарного или исторического персонажа:

  1. Некоторые считают, что викинги, давая прозвище «Лодброк», подразумевали тёмно-зелёный цвет штанов;
  2. Другие считают, что данное прозвище вообще не связано с одеждой и происходит от искажённого названия реки Лодбрик, которое переводится как «ручей ненависти»;
  3. Ещё одна гипотеза гласит, что прозвище королю дали исландцы и образовано оно от слова «leodbroga», которое означает «пугающий людей»;
  4. По иной версии Рагнар ходил в бой под знаменем, изображающим одного из воронов-спутников бога Одина. Его прозвище было составлено из двух слов, которые вместе переводятся как «Судьбоносный» (lod – судьба, brog – знамя).

Был ли у Рагнара брат Ролло

В популярном сериале «Викинги» у Рагнара есть брат по имени Ролло. Естественно, что у Рагнара был брат и не один (поскольку конунги не отличались целомудрием), но брата с именем Ролло у Рагнара никогда не было.

Настоящий Ролло является вполне реальным персонажем, правда, родился он примерно на сто лет позже, чем его так называемый «брат» Рагнар. Биография Ролло задокументирована в летописях, так что он вполне историческая личность. Ролло принял христианство и взял в жены дочь короля (тот был вынужден отдать ему свою дочь, чтобы избавить королевство от набегов свирепых викингов с Ролло во главе). Вскоре он стал королём Нормандии и умер в возрасте 72 лет.

Жёны и дети Рагнара Лондброка

Рагнар был достаточно любвеобильным, и только официальных жён у него было три. Согласно традиции той эпохи, женитьба расценивалась викингами как способ поднять свой статус и укрепить материальное положение.

Первой женой (дети от которой ничем не прославились) стала воительница Лагерта. Согласно легенде, для того, чтобы взять её в жёны, Рагнару пришлось сразиться с волком и медведем. Лишь после того, как медведь был убит, Лагерта согласилась стать его женой.

Если навести справки о женщинах-воительницах древней Скандинавии, то становится ясно: сражениями с дикими зверями дело не ограничилось. Взять жену-воительницу Рагнар мог только победив её в бою.

Став ярлом, Рагнар развёлся с Лагертой, использовав в качестве повода знамение, якобы посланное богами, натравившими на него сначала собак, а потом медведя. Реальной причиной развода, вероятнее всего, послужило желание Рагнара породниться с могущественным ярлом Харредом, чью дочь Тору он и взял в жёны. Вторая жена родила Рагнару двоих сыновей и одну дочь.

Но на этом Рагнар не остановился, и оставив вторую жену, женился в третий раз. На этот раз на принцессе Аслауг, чей отец легендарный король Сигурд в свое время убил дракона Фафнира.

От этого брака у Рагнара было пятеро детей:

  1. Бьёрн Железнобокий;
  2. Сигурд Змееглазый;
  3. Ивар Безкостный;
  4. Хвитсерк;
  5. Рагнхильд.

Сыны Рагнара выросли отличными воинами, и хотя исторических доказательств существования братьев Рагнарсонов нет (викинги не вели летописи, их главными историческими источниками были устные саги), множество косвенных источников указывают на то, что сыновья Рагнара так же реальны, как и сам Рагнар.

Самым известным сыном Рагнара является Сигурд Змей в глазу, внук которого впоследствии стал королём Норвегии. Своё прозвище Сигурд получил или за редкую мутацию зрачка, или (что более вероятно) из-за взгляда, который никто не мог выдержать. Вместе с братом Иваром Безкостным они считались самыми жестокими сыновьями Рагнара.

Считается, что только от официальных браков у Рагнара было не менее 11 детей. Кроме этого, он не отличался супружеской верностью, и по всей территории Скандинавии у него было множество внебрачных потомков. Множество историй о том, как он хитростью овладевал женщинами, служат тому подтверждением.

Самым ярким примером может служить легенда, как Лодброк переодевался в женское платье, чтобы тайно пробираться к дочери крестьянина. В этом не было бы ничего необычного, если бы эта история происходила во Франции или Италии. Однако для викингов уподобляться женщине значило навлечь на себя позор. Настоящий язычник-скандинав ни за что не надел бы женское платье. Скорее всего, эта легенда — своеобразная метафора, которая говорит о том, что ради женщин Рагнар был готов переступить через любые нормы морали тех времён.

Великий поход Рагнара на земли франков

Скорее всего, Рагнар не добился бы исторической известности, если бы не его победа над франками. Безграмотный варвар смог захватить Париж, разбив самое сильное войско Европы того времени.

На войну с франками Рагнара подвигла боязнь того, что после его смерти найдутся герои, которые смогут превзойти великого воина. Из-за этого Лодброк брался за самые невероятные авантюры и походы. Обладая невероятными полководческими способностями, Рагнар выходил победителем из самых сложных ситуаций. Именно поэтому его удача привлекла в поход на земли франков разбойников-викингов со всей Скандинавии, когда Рагнар в 845 году отправился к берегам Франции. С ним отчалили около 150 кораблей с 5 000 викингов на борту. Хотя такой бандой управлять было чрезвычайно трудно, авторитет и жестокость Рагнара смогли сплотить их в одну могучую силу.

Как только войско достигло Франции, оно разделилось на две части, чтобы разграбить как можно больше земель, пока жители не ушли вглубь материка, спасаясь от безжалостных язычников. Войска Рагнара пошли по реке Сене, а вторая часть, во главе с Хастингом (верным другом Лодброка) – по Луаре. Грабя окрестные сёла, города и монастыри, викинги вскоре воссоединились в одно войско с целью захвата Парижа.

Король франков Карл Лысый приготовил северным захватчикам западню, поместив своё войско на двух берегах Сены. Но эта хитрость обернулась против него самого. Орда викингов Рагнара и Хастинга молниеносным ударом смяла половину франкского войска, а вторая половина просто не смогла им помочь.

Чтобы избежать опасной битвы с уцелевшей половиной войска франков, Рагнар дал приказ убить всех франков на виду у противника. Викинги, будучи признанными заплечных дел мастерами, повесили больше сотни врагов, а остальных четвертовали и замучили. Франки в ужасе отступили в Париж, и Карл Лысый вскоре согласился откупиться, чтобы сохранить город от разграбления.

28 марта войско викингов торжественно вошло в Париж. Карлу Лысому пришлось заплатить огромный выкуп. Верный своему слову, Рагнар не тронул Париж, но вскоре опять вернулся и разграбил все поселения на берегах Сены. Король назначил огромную награду за голову Рагнара, но никто не отважился на такую авантюру.

Бытует мнение, что захват Парижа викингами был не столько заслугой Рагнара, сколько счастливой случайностью. Франки в то время считались лучшими воинами Европы, имели более качественные доспехи и оружие, к тому же были закалены в постоянных военных стычках. С другой стороны, франкское войско было ослаблено междоусобной войной, инициированной тремя сыновьями Людовика, не сумевшими мирно поделить отцовский трон. Скорее всего, Рагнар знал это: помимо того, что он имел полководческий талант, он не брезговал услугами наёмных шпионов.

Армия франков не пришла к единому мнению, какого претендента на трон поддержать. Поэтому она оказалась просто не готова отразить молниеносный удар дерзких и закаленных в схватках северных разбойников. В поддержку этой точки зрения уместно будет напомнить, что прежние походы викингов на земли Франции не были столь же удачными и больше походили на разбойничьи налёты.

Второй поход викингов закончился неудачей, так как большая часть северян выбыла из строя из-за дизентерии. Вторжение было похоже на обычный разбойничий налёт викингов, и разграблению на этот раз подверглись только монастыри и селения.

Интересен один факт, касающийся Рагнара Лодброка. В Европе его звали «Бич Божий». Такое прозвище Рагнар получил за особую хитрость, кс котрой он покорял христианские города. Дождавшись церковного праздника или хотя бы воскресенья, Рагнар следил, когда все рыцари соберутся в церкви, после чего с лёгкостью захватывал город и безоружных воинов, заблокированных в храме.

Несмотря на то, что викинги обычно разоряли города дотла и убивали всех подряд, Рагнар в этом отношении отличался большей практичностью. Он запрещал жечь город и убивать его жителей, если те соглашались выплатить выкуп. Своим воинам Рагнар говорил, что можно вернуться через несколько лет на это же самое место и опять взять богатую добычу. И обычно он так и делал.

Смерть Рагнара Лодброка

Когда дети Рагнара были уже взрослыми воинами, он решил повторить свой легендарный подвиг с захватом королевства. На этот раз он выбрал Нортумбию. Этот поход оказался неудачным для старого конунга. Воины короля Эллы захватили Рагнара в плен и предали мучительной казни в яме с ядовитыми змеями. Существует несколько версий того, почему войско Рагнара проиграло это сражение:

  1. Согласно первой версии, флот викингов попал в шторм и был практически весь уничтожен, а уцелевших викингов легко добили воины английского короля. Учитывая опыт викингов в мореплавании, в такой вариант поверить довольно сложно;
  2. Согласно второй версии, корабль с Рагнаром, проплывая возле берегов Нортумбии, сел на мель и утонул. Выплывшего Лодброка с лёгкостью взяли в плен;
  3. Третья версия поражает своей наглостью, но зная характер Рагнара, в неё легко можно поверить. Рагнар отправился за выкупом в Нортумбию на единственном корабле. Он настолько был уверен в своих силах, что даже не представлял, что его убьют. Взятый в плен Рагнар надменно требовал немедленно его освободить и выплатить выкуп за оскорбление, которое нанёс ему король Элла.

Умирая от укуса ядовитой змеи, Рагнар произнёс (в надежде, что эти слова расскажут его сыновьям) следующие слова: «Вот мои поросята хрюкнут, когда узнают про смерть старого кабана!» Неизвестно, были эти слова правдой или их добавили скальды, но сыновья Рагнара действительно жестоко казнили короля Эллу, убившего их отца.

Месть сыновей Рагнара Лодброка

Узнав о смерти отца, братья Рагнарсоны были охвачены благородной яростью. Их отец умер как раб, ему не дали даже оружия в руки, лишив тем самым возможности попасть в Вальхаллу. Собрав многотысячную армию, они отправились в великий поход на земли англичан. В 867 году объединённое войско сыновей Рагнара вторглось в Нортумбию, с ходу разгромило армию Эллы, а его самого предали мучительной казни.

Не удовлетворившись этим, братья двинулись дальше и разорили большую часть Англии. Этот факт исторически подтверждён и носит название «Великая языческая армия», хотя часть историков сомневается, что поводом к началу датской экспансии послужила именно смерть Рагнара Лодброка.

Вторжение викингов продолжалось 4 года, и было остановлено королём Альфредом, который за это ещё при жизни получил титул «Великий».

Если у вас возникли вопросы — оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

Увлекаюсь единоборствами с оружием, историческим фехтованием. Пишу про оружие и военную технику, потому что это мне интересно и хорошо знакомо. Часто узнаю много нового и хочу делиться этими фактами с людьми, неравнодушными к военной тематике.

Con animo de ofender — ЖЖ

Перво-наперво — вот как выглядит Кэтрин Уинник, канадская актриса украинского происхождения и звезда канадо-ирландского сериала про суровых скандинавов, в реальной жизни:

Она же, кстати, обладательница черного пояса по тхэквондо: вот уж действительно, мечта любого викинга (да и не только викинга). С теми, кто ещё не убежал скачивать сериал, посмотрим, что же зрителям уготовили заключительные эпизоды первого сезона. Последние три выпуска, по сути, представили все типы повествований в сериале: активно-суматошный, медитативно-созерцательный и включающий от себя понемногу от первых двух, но с подвижками по части сюжета.

Итак, серия 7-я. Как можно вспомнить, в финале прошлого эпизода десант викингов опять высадился на берега Нортумбрии, благо прошаренный Рагнар ещё с прошлого раза смекнул, что здесь есть чем поживиться, а сопротивления не оказывают практически никакого. Факт того, что северяне заявляются, словно в супермаркет, понятным образом совершенно не устраивает короля Эллу, однако как такой напасти противостоять — не очень ясно. Но тут ко двору прибывает королевский брат Этельвульф, заявляющий, что, мол, сейчас мы этих дикарей шапками закидаем. А викинги той порой окапываются на берегу. Кстати, я как-то совершенно упустил момент, когда из действия слился Владимир Кулич: и вроде б не убивали его, а героя нет. Хоть не перевелись бородатые мужики — теперь в отряде Рагнара есть весёлый викинг-пенсионер, которого печалит лишь то, что боги не торопятся принять его в Вальгаллу. И я, кстати, богов хорошо понимаю: такую орясину попробуй прокорми ещё.

( Золото, дурман-грибы, прямая линия с богами и клиффхангеры. А ещё собачка!Свернуть )

Собственно, что можно сказать о сезоне в целом? С одной стороны, у нас имеется набор харизматичных актёров и довольно-таки ярких персонажей (так и продолжал радовать Флоки, не посрамивший чести семьи Скарсгардов, Ролло хорош и мрачен, Лагерта красавица, голубоглазый Трэвис Фиммел в роли Рагнара пленяет девичьи сердца и так далее), а также богатый на возможности сеттинг и отход от шаблонов. С другой — Майкл Хёрст вновь показывает своё неумение этими самыми возможностями воспользоваться в полной мере: в итоге, как справедливо замечает aliena_stark, налицо несоответствие заявленной темы и её реализации, а также ощущение нехватки материала, временами доходящее до «переливания из пустого в порожнее». То есть, это не «ужас-ужас», каким был «Камелот» от того же автора, но явно есть куда расти и к чему стремиться — может, второй сезон порадует больше. Хотя грядущий просмотр «Тюдоров», к которым я давно приглядываюсь на предмет изучения деяний будущего Супермена и ранней биографии Маргери Тирелл, в свете всего этого вызывает всё больше опасений (тут, наверное, полагалось бы быть опросу на тему того, стоят ли «Тюдоры» того, чтобы за них вообще браться).

Так что желающие могут сэкономить себе время, просто пробежавшись по предыдущим записям по теме (а я же отдельно поблагодарю voproshatelniza за моральную поддержку).

  • 1-я серия
  • 2-я серия
  • 3-я и 4-я серии
  • 5-я и 6-я серии
  • Осада Парижа (845)

    — Реклама —

    Причины

    Империя Франко впервые подверглась нападению викингов в 799 году, что в конечном итоге привело Карла Великого к созданию системы береговой обороны на севере его территории. Созданная им система успешно отражала множество нападений викингов в устье реки Сены, но в 834 году атаки датских викингов на Фрисландию и Дорасион не удалось сдержать. Эти атаки не были спланированы и не имели политической подоплеки, более систематических атак не было до середины 830-х гг.

    Набеги викингов в ряде случаев были поводом для борьбы за власть и статус среди скандинавской знати, а по отношению к другим соседним народам датчане были настолько хорошо осведомлены о политической ситуации во Франции, что в 830-х и начале 840-х годов они воспользовались гражданской войной во Франции.

    Осада

    В марте 845 года флот из 120 датских кораблей викингов, насчитывавший более 5000 человек, вошел в Сену под командованием датского вождя по имени Регинхеро или Рагнар.Этот Рагнар обычно идентифицируется как Рагнар Лодброк, фигура легендарных саг, но историчность этой связи остается предметом обсуждения среди историков. Где-то около 841 года Рагнар получил земли на территориях Торхаута и во Фрисландии от нынешнего короля Карла Лысого, но в конце концов потерял земли, а позже и помощь короля. Викинги Рагнара начали вторжение с Руана, когда они поднялись по Сене в 845 году. В ответ на вторжение викингов, решивших не допустить разрушения ценной базилики Сен-Дени недалеко от Парижа, Карл Лысый собрал армию. и разделил его на две части, расположив каждую по обе стороны реки.План не удался, потому что Рагнар сосредоточился на одной из дивизий. Затем он атаковал и разбил франкскую армию, взяв в плен около 111 человек и повесив их на острове в Сене. Это было сделано, чтобы почтить скандинавского бога Одина, а также спровоцировать ужас на оставшиеся силы франков.

    Армия викингов наконец прибыла в Париж, вошла и разграбила город в пасхальное воскресенье, 29 марта. Во время осады в их лагерях распространилась чума.Скандинавы познакомились с христианской религией и, помолившись скандинавским богам, постились, следуя совету одного из своих пленников-христиан, и говорят, что чума уменьшила ее воздействие. Франкам не удалось организовать эффективную защиту от захватчиков, и викинги отступили только после получения выкупа в размере 7000 франков серебра и золота, что эквивалентно примерно 2570 килограммам. Учитывая потерю земли, которую понес Рагнар, существенная плата могла быть способом компенсации потери, а само вторжение — актом мести.В любом случае, это будет первая из тридцати выплат так называемого данигельдо, выплаченных франками захватчикам-викингам. Рагнар согласился вывести своих вторгшихся викингов из Парижа, но, вернувшись домой, разграбил несколько городов вдоль побережья, в том числе базилику Сен-Бертен.

    Хотя Карла Лысого жестко критиковали за то, что он предоставил викингам крупный выкуп, в то же время у него были другие важные проблемы, включая споры с его братьями, недовольные региональные восстания и международное давление.Поскольку ему было бы трудно доверить своим графам организовать войска, чтобы победить великую военную силу Рагнара, заплатив им, Карл Лысый сэкономил бы время и возможный мир для будущих вторжений викингов — по крайней мере, в ближайшем будущем.

    Удар

    В том же году флот викингов также разграбил Гамбург, который в 831 г. был возведен в должность архиепископства Папой Григорием IV и Людовиком Благочестивым, чтобы охранять саксонскую территорию и помогать христианству проникать в Скандинавию.В ответ король Людовик Немецкий направил ко двору Хорика дипломатическую миссию во главе с графом Кобоном с просьбой к датскому королю подчиниться французскому сюзеренитету и выплатить репарации за вторжение. В конце концов, Хорик согласился с условиями и запросил мирный договор с Людовиком Благочестивым, пообещав вернуться с сокровищами и пленниками вторжения. Хорик, вероятно, хотел защитить границы с Саксонией, поскольку он столкнулся с конфликтом с королем Швеции Улофом, а также был вовлечен в внутренние драки.В договоре Людовик Благочестивый потребовал от Хорика послушания, которое позже было обеспечено регулярной отправкой Хориком посольств и подарков Луису, а также прекращением его поддержки вторгшихся викингов.

    Хотя многие викинги умерли от чумы во время осады Парижа, Рагнар смог вернуться домой к королю Хорику. Король был так напуган, что приказал казнить большинство выживших и освободить всех пленных христиан. Это событие отчасти привело к тому, что Хорик получил титул «Апостола Севера» от архиепископа Ансгара в дружеских отношениях со своим королевством.Викинги снова вернутся в 860-х годах, завоевав добычу и выкуп. Однако в поворотный момент в истории Франции городские стены устояли против великой атаки викингов во время осады Парижа 885–86 годов.

    Источник:

    Дакетт, Элеонора С. (1988). Каролингские портреты

    Голдберг, Эрик Джозеф (2006). Борьба за Империю

    Хупс, Йоханна; Бек, Генрих (2002). Reallexikon der Germanischen Altertumskunde

    Джонс, Гвин (2001).История викингов

    Кон, Джордж К. (2006). Словарь войны

    Мовер, Аллен (1922). Кембриджская средневековая история III

    Огг, ФА (1908 г.). Справочник по средневековой истории

    Сойер, PH (2001). Иллюстрированная история викингов

    Спраг, Мартина (2007). Норвежская война

    Зупко, Рональд Эдвард (1990). Революция в измерениях

    Связанные

    — Реклама —

    Настоящая причина, по которой Рагнару Лодброку нужно было вернуться в Париж

    В популярном сериале « Викинги » Рагнар Лодброк (Трэвис Фиммел) становится еще более известным, когда находит способ разграбить Париж, несмотря ни на что.Не похоже, что это произойдет, и в последнюю минуту Рагнар бросает вызов шансам, притворяясь мертвым. Однако его вторая попытка совершить набег на Париж носит глубоко личный характер. Читайте дальше, чтобы узнать, почему. Впереди спойлеры.

    Первая попытка разграбить Париж имеет несколько ухабов на дороге

    Трэвис Фиммел | Ричард Добсон/Newspix через Getty Images

    Первая попытка захватить Париж пошла не по плану. Ухищрения, которые Флоки (Густав Скарсгард) строит для взбирания на стены Парижа, работают не так хорошо, как они надеялись.Только слова Провидца (Джон Кавана) помогают взять город. Он говорит Рагнару, что Париж победят мертвые, а не живые.

    Рагнар принимает совет близко к сердцу и притворяется мертвым и нуждается в христианской церемонии для его души. Во время церемонии он вскакивает из гроба, и ему удается открыть городские ворота с небольшой командой люди. Его люди берут Париж благодаря сообразительности Рагнара. Мешок Vikings город и взять то, что они хотят, чувствуя себя победителем.

    Ролло остается позади, и это имеет неприятные последствия для Рагнара

    Поскольку Рагнар слишком слаб после битвы, чтобы протестовать, его брат Ролло (Клайв Стэнден) остается в зимнем лагере в Париже, поскольку они планируют вернуться и снова совершить набег. Это плохая идея, поскольку известно, что Ролло плетет интриги для собственной выгоды. Когда большинство воинов уходят, Ролло заключает сделку с императором Карлом (Лотэр Блюто), чтобы жениться на его дочери Гисле (Морган Полански).

    Ролло так легко переходит на другую сторону, и именно этого Рагнар ожидает от него в ту минуту, когда он узнает, что тот остался в Париже.Когда Рагнар и другие воины снова возвращаются в Париж, чтобы совершить набег, все идет не так, как планировалось. Ролло помогает франкам подготовиться к очередному вторжению викингов .

    Франки даже умудряются перекрывать реки, но это не проблема. Рагнар и его люди буквально поднимают лодки из воды на сушу и снова спускаются в воду на еще большем расстоянии. К сожалению, даже этого гениального мышления им недостаточно, чтобы снова взять Париж.

    Зачем Рагнару нужно было вернуться в Париж

    Рагнар рассказывает его сын Бьорн (Александр Людвиг), что он только вернулся к берегам Париж для Ролло.Он хочет отомстить, тем более, что это не первый время, когда Ролло предал его. К сожалению, Рагнар не может убить Ролло в битва, и викингов уплывают побежденными. Ролло объявлен героем Париж, и дела у него идут еще лучше.

    Путешествие Рагнара принимает худший оборот после неудачи в Париже. Он возвращается домой в Каттегат и исчезает на несколько лет. возвращаясь снова. Вторая попытка взять Париж портит вещи Рагнару и людям. не смотри на него так же после поражения.

    Выбор Рагнара бросить только свой народ и свою семью омрачает его славу. Если бы он никогда не пытался вернуться, чтобы отомстить Ролло, все могло сложиться для него совсем иначе.

    Викинги и Нормандия — Архив карт

      Викинги были скандинавскими мореплавателями, пришедшими из Скандинавии и предпринявшими серию морских набегов с конца 8 века. Им предшествовала их репутация грозных воинов, но в большинстве случаев за их первоначальными набегами следовали периоды мирных поселений и торговли.
    Штурм Парижа
    Викинги начали совершать набеги на то, что впоследствии стало Нормандией в 790-х годах, и начали основывать там постоянные прибрежные поселения. В 845 году 120 датских длинных кораблей с более чем 5000 человек во главе с вождем по имени Рагнар поплыли вверх по реке Сене в Париж, где они разграбили и заняли город, отступив только после того, как Карл Лысый заплатил выкуп в размере 7000 французских ливров. В 885 году викинги снова вошли в королевство западных франков и осадили Сену, в бассейне Парижа.Они плыли на сотнях кораблей, доставляя тысячи воинов викингов к укреплениям вокруг Парижа. Герцог Франции Одо, контролировавший город, отказался платить дань викингам, которые затем осадили город. Герцогу Одо, имея всего 200 человек, удалось отразить попытки викингов взобраться на городские стены с помощью горячего воска и смолы. Викинги штурмовали городские стены в течение года, используя катапульты, тараны и огонь. Наконец, они разрушили башню и получили разрешение пройти через город и совершить набег на долину Марны.В 889 году дальнейшее нападение на Париж провалилось, и викинги покинули Париж после того, как западные франки заплатили им крупную сумму денег.
    Территориальные завоевания
    Вождь викингов Ролло, один из лидеров осады Парижа, захватил Руан в 876 году и обосновался там. Он силой взял Байе, захватил дочь Беренже, графа Реннского, и женился на ней. Впоследствии она родила наследника Ролло, Уильяма. Из прагматичного шага французский король Карл Простой признал право Ролло на земли между рекой Эпт и морем (соответствующие сегодняшней Верхней Нормандии) в Сен-Клер-сюр-Эпт в 911 году.Взамен Ролло обратился в христианство и стал вассалом франкского правителя, защищая его от дальнейших вторжений викингов. Со своей фактической столицей в Руане Ролло иногда (ошибочно) называют первым герцогом Нормандии. После свержения Карла III в 923 году новоизбранный король Западной Франции Рудольф предоставил норманнам дополнительную территорию в Бессене в 924 году и снова в Котантене (Нижняя Нормандия) в 933 году, когда сын Ролло Уильям Длинный меч присягнул на верность Рудольфу, который теперь был помолвлен. в борьбе за власть.В течение одного поколения викинги расширили свое правление на запад до районов Нижней Нормандии. С этого момента норманны укрепили свою власть и приняли католицизм вместе с другими франкскими обычаями.
    Окончательная ассимиляция
    К 990 году викинги, в результате смешанных браков и ассимиляции с франками, стали франкоговорящими христианами. Нормандия больше не была колонией викингов, а стала регионом Франции, где норвежский язык исчез. Хотя норманны признавали превосходство короля Франции, их территория подчинялась королю лишь номинально: они имели больше власти над своей землей, чем другие регионы Франции.Франция, дестабилизированная несколькими веками вторжений викингов, стала децентрализованной, раздробившись на отдельные вотчины. Норманны по-прежнему сохранили любовь своих предков-викингов к борьбе, неугомонность, безжалостность и отвагу, предприняв ряд смелых и жестоких подвигов в чужих землях. С 1027 по 1035 год норманнским герцогством управлял Роберт I. Его внебрачный сын Вильгельм должен был стать Вильгельмом Завоевателем Англии в 1066 году. суматоха там существующая.Византийцы были колониальной державой, противостоящей различным княжествам и городам-государствам. Норманны начинали как наемники, часто сражаясь на обеих сторонах в битвах, но вскоре начали накапливать вотчины в качестве награды за свою службу, становясь, таким образом, могущественными независимыми игроками. Они победили византийцев в пяти последовательных битвах в 1041 году (получив в награду двенадцать баронств от принца Салерно), а в 1053 году Хамфри Отвильский уничтожил объединенные армии папства и Священной Римской империи в битве при Чивитате, заключив в тюрьму Папу Льва IX. .Теперь у власти они убили Таранто (1064 г.) и Бари (1071 г.) в Апулии, а также старого союзника Салерно (1076 г.). У византийцев осталась только точка опоры в Неаполе. Что касается Сицилии, контролируемой Фатимидами, раннее вторжение было отражено «нашествием тарантулов», но они завершили свое завоевание в 1091 году. окутанный мифами или даже считающийся коллективным персонажем нескольких разных лидеров викингов.Он отец знаменитых викингов Бьёрна Железнобокого, Ивара Бескостного, Сигурда Змеиного Глаза, Хальвдана Рагнарссона и Уббы.

    Однако история уверена в одном. Среди всех набегов Рагнара — набег викингов на Париж в 845 году. Предприимчивый датский викинг Регинхери после серии жестоких нападений на регион, который тогда был Франкией, а затем стал известен как Франция, сумел захватить город Париж. По его стопам последовали другие великие предводители викингов — граф Зигфрид и Рольф Гангер.

    В то время Париж, небольшой город-крепость на острове на берегу Сены, был резиденцией франкского короля Карла Лысого. После первой осады Парижа франки продолжали подвергаться нападениям норманнов, но им удалось выдержать еще одну осаду в 885 году. , расположенный на маленьком острове Иль-де-ла-Сите, проснется под звуки городского колокола. На город напали северяне, которые рыскали в этом районе последние 4 года, но никогда не пытались захватить Париж.Весенние воды Сены принесли более 120 барков викингов с 5000 воинами под командованием датского викинга Регинхери. Перед своим прибытием они разграбили город Руан.

    Вождю Рагинхери нужно было свести счеты с франкским предводителем. Не так давно, в 841 году, король Карл подарил ему земли в Турнхольте, где викинги могли построить свое поселение, но датский вождь вскоре лишился благосклонности франкского короля.

    Король Карл, опасаясь потерять аббатство Сен-Дени из-за датчан, которые шли на Париж, собрал свою армию.Король Карл Лысый собрал своих людей, разделил их на два гарнизона и приказал им укрепиться на двух берегах реки Сены. Тактика франкского предводителя, однако, не оправдалась и викинги без особых усилий уничтожили один из гарнизонов и даже взяли в плен.

    Рагнар/Рагинхери и Аслауг

    28 и 29 марта датчане без особого сопротивления и даже необходимости осады взяли Париж. Судьба этих 111 душ, захваченных скандинавами во время сражений с гарнизонами, была слишком предрешена.Их жизни были принесены в жертву могуществу бога северян, всемогущего Одина.

    Цена мира

    Франкский король Карл, опасаясь за безопасность граждан Парижа и свою шкуру, предложил дань вождю Рагинхери. Свобода Парижа стоила 7000 ливров серебра и золота. Рагинхери хотел отомстить за деяния франкского короля, заплатившего солидную сумму. После ухода Рагиньери из города некоторые деревни вдоль побережья все еще были разграблены, в том числе святое аббатство Сен-Дени, которое король так хотел защитить.

    В том же году король викингов Хорик и его люди разорили архиепископский город Гамбург. Король Восточной Франкии отправил своего графа Коббо в качестве дипломата для решения вопроса с викингами и заключил с датским королем мирный договор.

    Когда Рагинхери вернулся к королю Хорику, который был его начальником, он объяснил, с какой легкостью он вошел в город, но потерял много людей из-за чумы в Сен-Жермене в Париже. Король Хорик, опасаясь, что чума станет проклятием для нападения викингов на аббатство, приказал казнить оставшихся в живых налетчиков и освободить захваченного христианина.

    В течение 860 года многие деревни вокруг Парижа и сам город снова подверглись мародерству и опустошению со стороны скандинавов. Король Западной Франкии Карл умер в 877 году и оставил город в хаотичном состоянии. В результате несколько разных правителей безуспешно правили в течение коротких периодов времени, и все они не смогли создать защиту от разбушевавшихся викингов. Наконец, в 884 году король Германии и Италии Карл Толстый занял престол Франкии.

    Год спустя река Сена снова несла северян под командованием графа Зигфрида Синрика.На этот раз лодки северян привезли еще одного из их самых свирепых воинов, Рольфа Гангера, или Ролло. Он совершил набег на регион Нейстрии с 877 года. Легенды гласят, что он был настолько большим, что никакая лошадь не могла его нести, поэтому он получил свое прозвище Ходок.

    Однако на этот раз франки усвоили уроки и провели последние годы, совершенствуя свою систему защиты в ожидании следующей атаки викингов. Граф Одо, сын Роберта Сильного, последовал примеру своего отца и взял на себя обязательство продолжить укрепление Парижа.

    Вдоль реки он возвел оборонительную башню Гранд-Шатле и два моста, оба с оборонительными башнями на каждом конце. Таким образом, в 885 году город Париж на этот раз был подготовлен к нападению викингов.

    Вторая осада викингами Парижа 885-886

    Огромная армия викингов, возможно около нескольких тысяч человек, собралась в Руане под командованием Зигфрида Синрика. Руан, все еще помня последний набег викингов, решил сдаться, чтобы избежать любого вреда.

     

    Сначала викинги потребовали дань от графа Одо, защитника Парижа, но тот отказался.Затем Зигфрид решил повести свои корабли вверх по течению Сены. Тем не менее, он понятия не имел, что франки построили два низких моста, один из камня, а другой из дерева, что не позволяло баркам викингов пройти мимо башен и добраться до Парижа. Сами башни тщательно охранялись людьми графа Одо, его брата Роберта и нескольких других парижских королевских особ.

    В конце ноября того же года датчане потребовали еще одну дань, в которой снова было отказано. В ответ они начали наступление на Гранд-Шатле на правом берегу.Скандинавы использовали мангонели и катапульты, чтобы метать большие куски камня и копья, и начали взбираться на стены, но защитники облили их кипящим маслом и воском. На закате викинги прекратили свои попытки и перегруппировались, парижане воспользовались ночью и восстановили свою башню. Увидев на следующее утро обновленную башню, датчане сосредоточились на сносе городских ворот, но снова безуспешно.

     

    С наступлением ночи викинги переправились через реку, разбили лагерь на противоположном берегу и продолжили строить осадные орудия.На следующий день они возобновили свои усилия, бросая что-то похожее на гранату и пытаясь снести башню и войти в город. Осада викингов продолжалась 2 месяца, в течение которых они приложили неимоверные усилия и тактику, чтобы войти в город и разграбить земли в поисках провизии.

    В феврале 886 года викинги предприняли попытку разрушить деревянный мост, поджег его горящими лодками, но снова безуспешно. Однако ослабевшая опора моста была разрушена наводнением и обломками после сильного дождя.Когда башня моста и ее защитники остались изолированными, он был легкой мишенью. Поскольку укрепившиеся внутри парижские воины отказались мирно сдаваться, датчане убили их во время штурма башни.

    Устав стоять на одном месте, викинги разделились на группы, оставив одних продолжать осаду, а другие пошли дальше и грабили близлежащие земли. Это дало графу Одо возможность послать за помощью, и вскоре варяги, еще державшие осаду, были атакованы с тыла.Граф Зигфрид, зная, что его люди устали и ослаблены, еще раз попросил небольшую дань в размере около 60 фунтов серебра и снял осаду в апреле.

    Статуя Ролло в Фалезе

    Викингами, поддерживавшими осаду, были Рольф Гангер и его люди. После нескольких столкновений с парижанами викинги сумели схватить и убить графа Генриха Саксонского и летом предприняли еще одну попытку взять город, но снова были отбиты. Императорская армия, надежда графа Одо, прибыла в октябре и быстро рассеяла скандинавов и положила конец осаде.

    Король Карл и его имперская армия вместо того, чтобы преследовать скандинавов, отправили их плыть вверх по Йонне в восставшую Бургундию и пообещали им 700 ливров за борьбу с восстанием, которые он заплатил по их возвращении в 887 году.

    Начало Нормандская династия

     

    Викинги отплыли обратно на свои земли, но в 911 году Рольф снова вернулся на земли Франкии с намерением совершать набеги и грабить. Однако Карл Простой провел переговоры с Рольфом, сделал его графом, женил на своей дочери Гизеле и подарил ему город Руан.Позже он развелся с Гизелой и снова женился на своей бывшей жене Поппе. Позднее, примерно в 11 веке, графство Руан стало герцогством Нормандия, а династия Рольфов продолжала править землями и расширять свои территории.

    Рейды викингов во Франции и осада Парижа (882 – 886) » De Re Militari

    В «Анналах Св. Вааста» приводится подробный отчет о набегах викингов в 882–886 годах, включая осаду Парижа в 885–886 годах.

    882  – Северяне в октябре укрепились в Конде и ужасно опустошили королевство Карломан», в то время как король Карл со своей армией занял позицию на Сомме у Барлё.Северяне не перестали грабить и выгнали всех оставшихся жителей за Сомму. . .

    [король Карломан дал им бой], и франки одержали победу и убили почти тысячу северян. Тем не менее, они никоим образом не были сбиты с толку этой битвой. . . . Они вернулись из Конде на свои корабли и оттуда огнем и мечом опустошили все королевство до самой Уазы. Они разрушили дома, а монастыри и церкви стерли с лица земли, а служителей нашей святой религии предали их смерти голодом и мечом или продали их за море.Они убивали жителей земли, и никто не мог им противостоять.

    Аббат Гуго, узнав об этих бедствиях, собрал войско и пришел на помощь королю. Когда северяне вернулись из грабежной экспедиции. . . он вместе с королем бросился за ними в погоню. Они, однако, удалились в лес, разбежались туда и сюда и, наконец, вернулись на свои корабли с небольшими потерями. В этом году умер Хинкмар, архиепископ Реймский, человек, заслуженно уважаемый всеми.

    883  – .. . Весной северяне покинули Кондек и отправились искать страну вдоль моря. Здесь они жили все лето; они вынудили фламандцев бежать из их земель и свирепствовали повсюду, опустошая страну огнем и мечом. С приближением осени король Карломан занял свою позицию со своей армией в кантоне Витман в Майами, напротив Лавье, чтобы защитить королевство. Северяне в конце октября подошли к Лавье с кавалерией, пехотинцами и всем своим багажом. Корабли также пришли с моря вверх по Сомме и заставили короля и всю его армию бежать и вытеснили их через реку Уазу.Захватчики заняли зимние квартиры в городе Амьен и опустошили всю землю до Сены и по обеим сторонам Уазы, и никто не противостоял им; и сожгли огнем монастыри и храмы Христовы. . . .

    884  – В это время умер Энгельвин, епископ Парижский, и на его место был поставлен аббат Гозлен. Северяне перестали брать христиан в плен и убивать их, разрушать церкви и дома и сжигать деревни. По всем улицам лежали трупы духовенства, мирян, дворян и прочих, женщин, детей и грудных младенцев.Не было ни дороги, ни места, где бы не лежали мертвые; и все, кто видел, как убивают христиан, были полны печали и отчаяния.

    Между тем, так как король был еще ребенком, все дворяне собрались в городе Компьене, чтобы решить, что следует делать. Они посовещались и решили послать к северянам датчанина Зигфрида, который был христианином и верным королю, и племянника датчанина Гериха, чтобы он договорился со знатью своего народа и попросил их принять дань. и покинуть королевство.

    Соответственно, он взялся выполнить возложенную на него задачу, отправился в Амьен и объявил о своей миссии вождям северян. После долгих совещаний и долгих скитаний они решили обложить короля и франков данью в двенадцать тысяч фунтов серебра, согласно их способу взвешивания. После того как обе стороны предоставили заложников, люди, жившие за Уазой, в какой-то степени оказались в безопасности. Этой безопасностью они пользовались со дня Очищения св.Марии до октября.

    Северяне, однако, по своему обыкновению совершали набеги за Шельду и все опустошали огнем и мечом, полностью разрушали церкви, монастыри, города и села, а людей предавали резне. После праздника Святой Пасхи начался сбор дани, а храмы и церковное имущество подверглись беспощадному разграблению. Наконец вся сумма наконец собрана; франки собрались, чтобы оказать сопротивление северянам, если они нарушат свои обещания, но норманны сожгли свой лагерь и отступили из Амьена.. . .

    885  – [В декабре того же года Карломан был случайно убит во время охоты на кабана.] Как только император Карл [Толстый] получил известие об этом, он поспешно отправился в путешествие и прибыл в Понтион; и все мужчины королевства Карломана отправились к нему туда и подчинились его влиянию. . . .

    Двадцать пятого июля все войско северян ворвалось в Реймс. Их корабли еще не подошли, поэтому они переплыли Сену на найденных там лодках и быстро укрепились.Франки последовали за ними. Все, кто жил в Нейстрии и Бургундии, собрались, чтобы воевать с северянами. Но когда они дали бой, случилось так, что Рагнольд, герцог Мэн, был убит вместе с несколькими другими. Поэтому все франки отступили в великой печали и ничего не добились.

    После этого ярость северян обрушилась на землю. Они жаждали огня и бойни; они убивали христиан, брали их в плен и разрушали церкви; и ни один человек не мог устоять перед ними.

    Снова франки приготовились противостоять им, но не в бою, а строя укрепления, чтобы предотвратить проход их кораблей. Они построили замок на реке Уазе, в месте, которое теперь называется Понтуаз, и поставили Алетрамна охранять его. Епископ Гозлен укрепил город Париж.

    В ноябре северяне вошли в Уазу и осадили замок, построенный франками. Они перекрыли подачу воды гарнизону замка, так как он зависел от реки и не имел другой воды.Вскоре запертые в замке стали страдать от недостатка воды. Что еще нужно сказать? Они сдались при условии, что им позволят уйти целыми и невредимыми. После обмена заложниками Алетрамн и его люди отправились в Бове. Северяне сожгли замок и унесли все, что осталось от гарнизона, которому было разрешено уйти только при условии, что они оставят все, кроме своих лошадей и оружия.

    Воодушевленные победой северяне предстали перед Парижем и сразу же атаковали башню, уверенные, что смогут взять ее быстро, потому что она еще не была полностью укреплена.Но христиане мужественно защищали его, и битва шла с утра до вечера. Ночь положила конец бою, и северяне вернулись на свои корабли. Епископ Гозлен и граф Одо всю ночь работали со своими людьми, чтобы укрепить башню от нападений. На следующий день северяне вернулись и попытались взять башню штурмом, и яростно сражались до захода солнца. Северяне потеряли многих своих людей и вернулись на свои корабли. Они разбили лагерь перед городом, осадили его и приложили все усилия, чтобы захватить его.Но христиане мужественно сражались и стояли на своем.

    886  – Шестого февраля жители города потерпели тяжелое поражение. Река поднялась и смыла Малый мост. Когда епископ услышал об этом бедствии, он послал храбрых и благородных людей охранять башню, чтобы они могли начать восстанавливать разрушенный мост, когда наступит утро. Северяне знали обо всем, что произошло. Они встали до восхода солнца, поспешили со всеми силами к башне, окружили ее со всех сторон, чтобы никакие подкрепления не могли добраться до гарнизона, и попытались взять башню штурмом.

    Стража мужественно сопротивлялась, и шум толпы поднялся до небес. Епископ находился на городской стене со всеми жителями. Люди плакали и стонали, потому что не могли помочь своим. Епископ отдал их всех Христу, потому что больше ничего не мог сделать. Северяне попытались взломать ворота башни и в конце концов подожгли их. Те, кто был внутри, ослабевшие от ран, были побеждены огнем; и, к позору христианства, они были убиты разными способами и брошены в реку.Затем северяне разрушили башню; и после этого они не переставали нападать на самый город.

    Епископ был убит горем из-за этой тяжелой утраты. Он немедленно послал к графу Геркенгеру и умолял его немедленно отправиться в Германию и попросить Генриха, герцога Австразии, помочь ему и христианскому народу. Геркенгер поспешил выполнить возложенную на него миссию и убедил Генриха прийти с армией в Париж. Однако он ничего там не добился и вскоре вернулся в свою страну.

    Тогда Гозлен, стремившийся всеми возможными путями помочь христианскому народу, решил прийти к дружескому соглашению с Зигфридом, королем данов, чтобы добиться избавления города от осады.

    К несчастью, пока шли переговоры, епископ впал в сильную немощь. Он закончил свою жизнь и был похоронен в своем городе. Северяне знали о его смерти; и прежде чем это было объявлено горожанам, северяне объявили у ворот, что епископ мертв.Народ был измотан осадой и подавлен смертью отца; они потеряли мужество и предались печали. Но Одо, прославленный граф, своими смелыми словами придал им новую силу.

    Северяне перестали ежедневно атаковать город; многие были убиты и еще больше стали инвалидами от ран, и в городе стали выдавать продовольствие. В это время Гуго, почтенный аббат, ушел из жизни и был погребен в монастыре св. Германа Антисдоро. Одо увидел, как люди впадают в отчаяние, и тайно отправился искать помощи у знати королевства и сообщить императору, что город скоро будет потерян, если не придет помощь.Когда Одо вернулся в Париж, он увидел, что люди оплакивали его отсутствие. Не обошлось и без примечательного инцидента. Северяне узнали, что он возвращается, и преградили ему путь к воротам. Но Одо, хотя его лошадь была убита, поразил своих врагов направо и налево, ворвался в город и доставил радость встревоженным людям. . . .

    [Осада длилась восемь месяцев, когда император прибыл, чтобы освободить город.]  Осенью он предстал перед Парижем с очень сильным войском… Но он не заставил их снять осаду.Он договорился с ними и подписал позорный договор. Он пообещал заплатить выкуп за город и разрешил им беспрепятственно идти в Бургундию, чтобы грабить ее зимой.

     

    Этот перевод взят из « Чтений по европейской истории» Джеймса Харви Робинсона (Бостон, 1904 г.).

    Викинги и их память

    «Гнев северян»: викинги и их память

    «Гнев северян»: викинги и их память


    by Christina von Nolcken


    ou will not be удивлен, что викинги обычно рассматривались теми, с кем они сталкивались, в явно негативном свете.Конечно, так было и в Англии, из которой происходит большинство наших ранних записей, и с которой я лучше всего знаком. Действительно, история викингов обычно воспринимается — и не только английскими историками — как начало и конец событий в Англии. Концом часто считают вторжение норманнов в Англию в 1066 г. конец двенадцатого века.

    Начало письменной истории викингов, которое совпадает с началом письменной истории Норвегии, обычно отмечается набегом викингов на северный английский монастырь в 793 году. Но 793 год был не совсем первым случаем, когда викинги нанесли беда в Англии. Вот запись для 787 года в Anglo-Saxon Chronicle , работе, составленной всего несколько столетий спустя, хотя она, похоже, использовала более ранние письменные источники.

    787 [789]. В этом году [ . . .] Сначала прибыли три корабля норвежцев из Хорталанда [вокруг Хардангер-фьорда]: а затем префект поскакал туда и попытался заставить их отправиться в королевское поместье, ибо он не знал, что они такое: и тогда они убили его.Это были первые корабли датчан, пришедшие в Англию. (Гармонсвей, 55)
    Что поражает, так это полная неожиданность происходящего. Наместник рассчитывал найти мирных торговцев, которые, как обычно, доставят свои товары в королевскую резиденцию. А получил он людей, которые жили совсем по другим правилам.

    Событие является подходящей увертюрой к еще более шокирующему рейду 793 года. Вот соответствующая часть записи Хроники за этот год:

    В этот год явились над Нортумбрией страшные предзнаменования и ужасно напугали жителей: это были исключительные вспышки молний, ​​и в воздухе видели летающих огненных драконов.Вскоре за этими признаками последовал сильный голод; и вскоре после этого, в том же году, 8 [июня], гонения язычников с треском разрушили Божью церковь в Линдисфарне путем грабежа и резни. (Гармонсвей, 55, 57)
    Это событие терроризировало весь западный христианский мир. Вот что сказал об этом один англичанин (Алкуин из Йорка):
    Вот, вот уже почти 350 лет, как мы и наши отцы населяли эту прекраснейшую землю, и никогда еще не появлялся такой ужас в Британии, как мы теперь страдаем от языческого народа, и не думали, что такое нашествие с моря можно было сделать.Взгляните на церковь св. Катберта, забрызганную кровью священников Божьих, лишенную всех своих украшений; место более почитаемое, чем все в Британии, отдано в качестве добычи языческим народам. [. . .] Что следует ожидать от других мест, когда божественный суд не пощадил это святое место? (Лойн, 55-6)
    Ну а чего им ожидать, кроме больших неприятностей?

    Досягаемость набегов

    Эти набеги происходят со всех трех скандинавских земель — Норвегии, Швеции и Дании — и рассылают своих молодых людей по всему известному миру в поисках богатства и престижа.

    Норвежцы продолжали продвигаться на запад, иногда просто совершая набеги, иногда также создавая поселения, на шотландские острова, в Ирландию (Дублин был основан как база специально для работорговли в 841 г.), в северную Англию. Они заняли Фарерские острова (825 г.), Исландию (ок. 870-930 гг.) и часть Гренландии (ок. 985 г.), в конце концов создав аванпосты и в Америке (ок. 1000 г.). Они продвигались на юг через Англию, во Францию, вниз к Средиземному морю.

    Датчане расширились на запад вдоль побережья Северного моря в сторону Франции.Они рассредоточились по Франции — Париж был разграблен в 845 г. и снова в 860-х гг. — и отправились на юг, чтобы совершать набеги на Испанию. Пройдя через Гибралтарский пролив в Средиземное море, они разграбили Луну, небольшой городок на севере Италии, по-видимому, думая, что это Рим (860 г.). Они почти полностью захватили Англию в девятом веке (с небольшой помощью норвежцев), а во время более поздней волны вторжения они предоставили английских королей с 1013 по 1035 год: Свейна Вилобородого, Харальда II и Кнута.

    Шведы торговали и колонизировали Балтийское море.Они плыли по рекам России и стали первыми правителями Киево-Русского государства. Они направились в Константинополь и на Восток. Они служили телохранителями византийских императоров.

    И уж точно все это они делали не без того, чтобы не запугать множество людей. Как сказал Прийт Дж. Весилинд в своей статье «В поисках викингов» в выпуске National Geographic за май 2000 г., «В эпоху небрежной жестокости викинги были просто лучшими животными» (Весилинд, 10–11).

    Англичане могли не согласиться с оценкой Весилиндом возраста, но они бы согласились с ним в отношении викингов.После этих травмирующих ранние рейды наступило затишье примерно на целое поколение. Но затем последовали еще две волны атаки. В первом участвовали большие группы датчан, которые приходили иногда за добычей, но также очень часто, чтобы поселиться на зеленой и приятной земле Англии. К концу девятого века казалось, что они захватят всю страну. В конце концов ситуацию переломили король Альфред и его преемники, но затем последовала вторая крупная волна нападений, предвестником которой стала краткая запись в «Хронике года» года под 981 годом: «В этом году впервые пришли семь кораблей и разорили Саутгемптон. (Гармонсуэй, 125).А затем англичане платили, и платили, и платили, пытаясь удержать захватчиков от опустошения страны, и тем не менее их часто грабили.

    К сожалению, в этот более поздний период англичане допустили несколько очень серьезных ошибок. В 1002 году они предприняли глупую этническую чистку:

    1002. В этот год король и его советники решили платить дань флоту и заключить мир при условии, что они прекратят свои злые дела. [. . .] Это было принято, и им заплатили двадцать четыре тысячи фунтов стерлингов.Потом [. . .] в том же году король приказал, чтобы весь датский народ, который был в Англии, был убит в день святого Бриса [13 ноября], потому что королю сказали, что они хотели лишить его жизни предательством, и всех его советников после него, а затем захватить его царство. (Гармонсуэй, 133-5)
    Среди убитых была сестра Свейна Вилобородого, короля Дании. Этот поступок спровоцировал Свейна на оргию мести, которая достигла апогея в 1011 году — по крайней мере, согласно нашему монастырскому летописцу, — когда викинги разграбили Кентербери и схватили всех священнослужителей, включая архиепископа Эльфхера.В следующем году они замучили его:
    1012. Тогда в субботу сильно разгневалось войско на епископа за то, что он не хотел давать им денег, и запретил давать за него выкуп. К тому же они были очень пьяны, так как вино им привезли с юга. Затем они взяли епископа и привели его на свой трибунал в субботу вечером, в пределах октавы Пасхи [19 апреля], и забросали его до смерти костями и головами крупного рогатого скота; и один из них ударил его по черепу железным [наконечником] топора, так что от удара он опустился, и его святая кровь упала на землю, и его святая душа была отправлена ​​в Царствие Божие.(Гармонсвей, 142)
    Англичанам казалось, что наступает конец света.

    Изображение викингов

    Не только англичане жили в страхе перед викингами. Французы тоже были травмированы: «От гнева северян, Господи, избавь нас», — молились они. А на другом конце известного мира арабы были просто потрясены. Ибн Фадхлан, арабский эмиссар, встретивший группу викингов в 920-х годах, описывал их как «самых грязных из созданий Аллаха: они не моются после того, как испражняются или мочатся, ни после полового акта, и не моются после еды.Они похожи на заблудших ослов» (Roesdahl, 34). В другом месте он приводит отстраненный, но ужасающий рассказ очевидца о захоронении корабля викингов на Волге (я привожу удобную сокращенную версию этого; я цитирую так долго, потому что рассказ настолько поразителен). ):

    Когда умирает вождь, рабов и слуг спрашивают, кто умрет вместе с ним. Тот, кто добровольно не может изменить решение. В данном конкретном случае это была женщина, с которой обращались с большой любезностью во время подготовки к погребению.В день похорон корабль атамана был поставлен на берег, и люди ходили вокруг него и произносили слова. На него поставила носилки, а на него положила ткани и подушки старуха по имени Ангел Смерти. Она отвечала за подготовку. Мертвое тело, которое до сих пор лежало в могиле, подняли и облачили в роскошные одежды, специально сшитые для этого случая. Он сидел среди подушек в палатке на корабле, с алкогольным напитком, едой, ароматическими травами и всем своим оружием.Затем закололи и посадили на корабль собаку, двух лошадей, двух коров, петуха и курицу.

    Женщина, которая должна была умереть, обошла каждую палатку в лагере и вступала в половую связь с ее владельцем. После этого она выполняла различные другие ритуалы. Она трижды поднялась над чем-то, похожим на дверной косяк, и сказала: «Я вижу своего господина, сидящего в раю, и он прекрасен и зелен, и с ним мужчины и рабы [или юноши], и он зовет меня. его.» Затем она убила курицу и была доставлена ​​на корабль, сняла с себя украшения, выпила два кубка и спела, и, наконец, Ангел Смерти отнес ее в палатку к своему мертвому хозяину.Шестеро мужчин последовали за ней в палатку и вступили с ней в половую связь, после чего она была убита. Ближайшие родственники погибшего теперь разжигали дрова под кораблем. Другие бросили в огонь еще горящих головней, и в течение часа все сгорело. Затем они построили на этом месте курган и поставили в его центре столб с именем вождя и его царя на нем и ушли. (Росдал, 157)

    Это представление о викингах как о примитивных, безжалостных и часто отвратительных мародерах исходит, конечно, главным образом от их жертв, хотя это подтверждается и такими наблюдателями, как Ибн Фадлан.Это также относительно хорошо известно нам; это, например, помогло вдохновить на создание некоторых ярких произведений искусства. Но это не картина, которая существовала постоянно, даже среди потомков людей, травмированных викингами.

    Позвольте мне очень кратко остановиться на этом вопросе, так как весьма увлекательно проследить различные способы восприятия викингов на протяжении столетий, отделяющих их от наших (здесь я черпаю информацию в основном из главы Ларса Лённрота в Оксфордском журнале Сойера ). Иллюстрированная история викингов ).

    На какое-то время о викингах почти забыли, за исключением самой Скандинавии. Там, и особенно в Исландии, их помнили как славных воинов и исследователей, жителей своего рода золотого века примерно до конца четырнадцатого века. Затем их стали преуменьшать даже в Скандинавии историки, стремящиеся претендовать на место своих стран в цивилизованном мире. Только в конце восемнадцатого века они снова стали самостоятельными, на этот раз в полностью романтизированной форме, как высшие в «Благородных дикарях».Как таковые, они были подхвачены различными националистическими движениями — например, Готским обществом в Стокгольме, которое состояло из ученых и военных, пьющих из рогов и декламирующих скандинавскую поэзию в надежде, что это поможет стране в ее борьбе против России. или датскими школьными учителями, желающими заменить изучение латыни древнескандинавским языком.

    По мере того, как мы продвигаемся в девятнадцатом веке, мы также все чаще обнаруживаем, что викинги снова оставляют свой след за границей. Наиболее печально они сделали это в Германии девятнадцатого века, где древнескандинавская и раннегерманская мифология приобрела новое религиозное значение в руках Рихарда Вагнера (1813-83).Ситуация приняла опасный оборот, когда такие идеи начали сливаться с ницшевской философией сверхчеловека, породив различные расистские идеи немецкого превосходства, кульминацией которых стали ужасы Второй мировой войны. Почти сразу же последовала сильная антивикинговская реакция. Викинги не были полностью забыты после Второй мировой войны, но они, безусловно, перестали быть прославленными. Вместо этого их превратили в комических антигероев популярной культуры, вроде Агари Ужасной. И в то время как это происходило, ученые — здесь с помощью достижений в области археологии — были заняты тем, что преуменьшали деятельность викингов как воинов и вместо этого концентрировались на их деятельности как торговцев и на том, как они регулярно обосновывались как весьма респектабельные земледельцы — и взяли скорее бань больше, чем указывает наш арабский комментатор.

    Эти продезинфицированные викинги в целом являются викингами, с которыми мы в основном знакомы сегодня. Однако после тысячелетней годовщины открытия викингами Америки все, кажется, созрело для перемен. Ибо в нескольких публикациях, приуроченных к этой годовщине — и здесь я имею в виду особенно некоторые сопутствующие художественные работы — мы видим, как викинги снова проявляют себя как бойцы, причем невероятные. Эта картина была бы слишком знакома их средневековым современникам.

    Чтобы просмотреть список источников, цитируемых в этой статье, щелкните здесь.

    ОБ АВТОРЕ | Кристина фон Нолькен

    Кристина фон Нолькен училась в Англии в Оксфордском университете, где специализировалась на средневековом английском языке и литературе. После трех лет преподавания в Колледже Святой Анны в Оксфорде она перешла в Чикагский университет, где стала адъюнкт-профессором кафедры английского языка и Колледжа и председателем Комитета по средневековым исследованиям.Она регулярно преподает курсы древнеанглийского и среднеанглийского языка и литературы, а также историю английского языка. Большая часть ее работ посвящена текстам, подготовленным последователями Джона Виклифа (ум. 1384 г.) в рамках их программы по распространению образования, особенно религиозного, среди людей.

    АВТОРСКОЕ ПРАВО | Вариант этой статьи был прочитан в качестве лекции на Дне открытых дверей по гуманитарным наукам в октябре 2000 года в Чикагском университете. Copyright 2001 Чикагский университет.

    Что такое Осада Парижа? (Пояснение)

    Второй DLC для Assassin’s Creed: Valhalla, Осада Парижа выходит 12 августа 2021 года.У многих игроков, которые не знают о реальных событиях второй Осады, возникает много сомнений, каков Париж в Assassin’s Creed Valhalla, можно ли отправиться во Францию, кто победил, сколько погибло и многое другое. Итак, сегодня мы расскажем вам все о 2-й осаде Парижа, которая является основным сюжетом в дополнении AC Valhalla.

    Действительно ли викинги напали на Париж?

    Да, скандинавы дважды вторгались и совершали набеги на столицу франков Париж. Знаменитый шведский король Рагнар Лодброк руководил первой осадой в 845 году, а Роллон Нормандский руководил второй в 885 и 886 годах.Первая экспедиция Рагнара закончилась добычей и владением городом. Осада завершилась только после того, как Карл Лысый передал захватчикам 7000 ливров серебром и золотом.

    Что такое Вторая осада Парижа викингами?

    Вторая осада Парижа викингами будет состоять из 300–700 кораблей и 30 000–40 000 викингов. Им руководили Ролло, Зигфред и Синрик. Совершив ранее набеги на северо-восточные районы королевства, датские викинги под командованием Зигфреда и Синрика снова отплыли в Западную Францию ​​в 885 году.Зигфред потребовал от Карла дани, но получил отказ, поэтому они начали осаду. Зигфред вел вверх по Сене 700 кораблей, на борту которых находилось от 30 000 до 40 000 солдат. Это самый большой флот викингов, о котором когда-либо сообщалось в исторических отчетах. Осада была выдержана викингами, которые рыли траншеи, строили новые осадные машины и кормились с земли.

    Монарх Каролингской империи Карл III, часто известный как Карл Толстый, заключил мир с набегами викингов и успешно защитил Париж.Затем он позволяет викингам плыть вверх по Сене, чтобы разграбить и уничтожить Бургундию. Когда викинги покинули Францию, он, как и обещал, дал им 700 ливров серебра.

    Осада Парижа в AC Valhalla

    Эйвор ведет клан Ворона в Париж в 885 году, чтобы помочь Ролло Крепкому Сердце из Нормандии в дополнении AC Valhalla’s Siege of Paris. Вы сможете проникать внутрь города и заключать там союзы. Изнутри вы разорвете и уничтожите Западно-Франкское королевство. Все игроки с Season Pass получат The Siege of Paris в день выхода.Все игроки, имеющие только основную базовую игру, смогут купить ее отдельно.

    Это все, что нужно знать о второй осаде Парижа викингами. Теперь вы готовы повести своих людей к воротам Парижа и разрушить Империю.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.