За что приговорили к смертной казни достоевского: «Ежели было только одно вранье, то и оно в высшей степени преступно»

Содержание

Достоевский был приговорен к смертной казни за чтение письма Белинского | День за днем

9 февраля 1881 года в Санкт-Петербурге скончался великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский. Писатель оказал существенное влияние не только на российскую литературу, но и на мировую в целом. Его творчество не обесценилось с годами, а продолжает интересовать читателем и в России и за рубежом. А ведь Достоевский мог и не написать своих лучших произведений, ведь в возрасте 28 лет он был приговорен к смертной казни за чтение и распространение запрещенного на тот момент «Письма Белинского Гоголю». К счастью, приговор не был приведен в исполнение, а заменен каторгой.

Федор Михайлович родился 11 ноября (по новому стилю) 1821 года в Москве. Отец его был лекарем в больнице для неимущих. Кроме Федора, в семье было ещё семеро детей. Достоевские жили не богато, но родители постарались дать хорошее образование своим детям. Мать Мария Федоровна скончалась от чахотки, когда юноше было всего 16. Федор уже тогда увлекался литературой, много читал и хотел стать писателем, но отец видел будущее сына другим и отправил его в Петербург, для поступления в инженерное училище.

Учеба в училище была для него настоящей каторгой, и в это время он начинает делать первые шаги в литературе. В 1845 году он создает свое первое серьезное произведение «Бедные люди». Роман был высоко оценен самим Виссарионом Белинским, а самого начинающего писателя литературный критик принял в свой кружок. Однако повесть «Двойник», вышедшая следом была воспринята в кружке Белинского крайне негативно. Федор Михайлович стал удаляться от старых и приятелей и все больше проводить времени в кружке Михаила Петрашевского. Именно там он и прочитал то самое запрещенное письмо. После чего весной 1849 года писатель вместе со многими приятелями по кружку был отправлен в Петропавловскую крепость. В ноябре того же года Достоевского приговорили к расстрелу, но уже через несколько дней заменили смертную казнь восемью годами каторги.

Мария Исаева

Мария Исаева

На каторге он отбыл четыре года, после чего отправлен рядовым в Семипалатинск. В этом городе он встретил свою будущую жену Марию Исаеву. Мария имела сына Павла и мужа-пьяницу. После смерти первого мужа, Исаева в 1857 вышла замуж за Достоевского. А вскоре после венчания у Федора Михайловича обнаружили эпилепсию. Брак не оправдал надежд писателя, супруги что называется «не сошлись характерами» и предпочитали жить отдельно друг от друга. Детей в браке не родилось. Через 7 лет Мария Исаева скончалась от туберкулеза, ей было всего 39 лет.

В 1862 году Достоевский отправляется в путешествие по странам Европы. Здесь писатель увлекается азартными играми и постоянно страдает от отсутствия денег. В Европе же он увлекается Апполинарией Сусловой, которая затем стала прототипом многих его героинь. Много лет Федор Михайлович был завсегдатаем казино и ничего не мог поделать со своей зависимостью.

Федор Михайлович и Анна Достоевские

Федор Михайлович и Анна Достоевские

Во время написания одного из своих самых значимых романов «Преступление и наказание» в 1866 году писатель берет себе в помощницы стенографистку 20-летнюю Анну Сниткину, которая вскоре становится второй женой Достоевского. Супруги спасаясь от долгов уезжают в Европу. Здесь пагубная страсть не оставляет его в покое, он проигрывает все, включая вещи жены. 1868 у пары рождается первая дочь, которая прожила всего несколько месяцев, а через год на свет появилась вторая дочь Любовь Федоровна.

Анна Достоевская с детьми

Анна Достоевская с детьми

В 1871 году Федор Михайлович благодаря жене сумел справится с зависимостью. Супруги возвращаются в Петербург, где у них рождается сын Федор Федорович. Анна полностью взяла на себя заботы о хозяйстве и сама вела переговоры с издателями.

8 февраля 1881 года писатель скончался от туберкулеза. Попрощаться с ним пришло огромное количество народа. Его жене Анне на момент его смерти было всего 35 лет, она больше не выходила замуж.

Было интересно? Ставьте лайк (палец вверх) и подписывайтесь на канал

Избавление от смерти. Почему Николай I хотел расстрелять Достоевского | Персона | КУЛЬТУРА

Мировая литература могла потерять значительную часть творческого наследия в январе 1850 года, когда на Семеновском плацу солдаты были готовы расстрелять группу заговорщиков, среди которых был великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский.

SPB.AIF.RU рассказывает, за что император Николай I хотел казнить российского мыслителя.

Вольные мысли

Настойчивый стук жандармов в дверь Достоевского, на тот момент громко отметившегося на литературном поприще романом «Бедные люди», прозвучал ранним утром 5 мая 1849 года. По личному приказу Николая I писателя арестовали и заключили на долгие месяцы в Петропавловскую крепость.

Дружба Достоевского с Петрашевским могла закончиться для писателя трагично. Фото: Commons.wikimedia.org

Причиной заточения 28-летнего автора стали собрания, проходившие в квартире Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского. Последний, как и многие представители интеллектуальной элиты того времени, отличался вольнодумием.  Петрашевский служил переводчиком при МИДе, а в 1840-х совместно с литературным критиком Валерианом Майковым составил «Карманный словарь иностранных слов, вошедших  в состав русского языка». В него Михаил Васильевич начал помещать острые теоретические статьи с пропагандой социализма и демократии. Словарь стал основной уликой во время громкого процесса над «петращевцами» спустя несколько лет.

В квартире Петрашевского в 1840-х годах часто спорили о губительности крепостного права, продажности чиновников и цензуре. У хозяина в личной библиотеке хранилось немало запрещенных тогда в стране книг. Видные писатели, ученые и литературные критики нередко бывали здесь. В число гостей Петрашевского входили Михаил Салтыков-Щедрин, Алексей Плещеев и Федор Достоевский. Автор «Бедных людей» впервые попал в квартиру на организованный вечер в 1846-м. К тому моменту Петрашевский прочитал роман и восхитился им, пригласив Федора Михайловича к публичным диспутам. Он был уверен, что литература – сильный инструмент для пропаганды.

Под прицелом

Весной 1849 года на один из «пятничных» вечеров пришел провокатор, проинформировавший власти, что в квартире собираются заговорщики. Донос стал отправной точкой «Делу Петрашевского», которое следователи держали в тайне. В то время оно рассматривалось как серьезный политический заговор, сравнимый чуть ли не с сорвавшимся государственным переворотом декабристов.

Достоевского, как и остальных арестованных, бросили в одиночную камеру Петропавловской крепости. Лишь в ноябре 1849 года им предъявили обвинение в распространении письма Белинского, которое «наполнено дерзкими выражениями против православной церкви и верховной власти» и недоносительство о проходивших собраниях на квартире.

Петрашевскому и Достоевскому дополнительно вменялись в вину преступные замыслы против государственной власти. К делу отнесли вольнодумные мысли, опубликованные в 1846 году.

«Обряд казни на Семёновском плацу», рисунок Б. Покровского, 1849 год. Фото: Public Domain

Федор Михайлович в ходе многочисленных допросов никого не выдал даже под угрозой четвертования и повешения. Военный суд приговорил отставного инженера-поручика Достоевского к лишению чинов, всех прав состояния и расстрелу, который назначили на 3 января 1850 года.

На приговоренных в тот день на Семеновском плацу Петропавловской крепости надели предсмертные рубахи. Некоторым завязали глаза и поставили к столбу. Окончательно в серьезность приговора осужденные поверили, когда увидели священника, готовившегося освятить каждого. Солдаты подняли оружие, начали целиться, но в этот момент ударили отбой…

Собачья гибель

Трясущимся осужденным развязали глаза и зачитали другой приговор. Император решил помиловать «петрашевцев» и сослать их на каторгу и в арестантские роты. Несколько человек, поставленных в то утро к столбу, сошли с ума. Федор Михайлович, к счастью, не был сломлен восьмью месяцами заключения и инсценировкой казни, хотя имел психические комплексы и страдал от эпилепсии.

В день несостоявшегося расстрела Достоевский написал: «Ведь был же я сегодня у смерти, три четверти часа прожил с этой мыслью, был у последнего мгновения и теперь еще раз живу… Жизнь — дар, жизнь — счастье, каждая минута могла быть веком счастья».

Федора Михайловича лишили дворянства и на четыре года отправили в Омск. По пути к месту каторги «петрошевцев» встретили жены сосланных декабристов Муравьева, Анненкова и Фонвизина и каждому передали Евангелие. Свой экземпляр Достоевский сохранил на всю жизнь.

Федор Достоевский, приручивший пса, второй раз в жизни избежал гибели. Фото: Commons.wikimedia.org

Удивительным образом писателю удалось спасти уже на каторге. Современники вспоминали случай, когда Федора Михайловича уберег от гибели прирученный в Омске пёс. Животное очень привязалось к хозяину. Когда Достоевский подхватил воспаление легких и оказался в больнице, ему прислали большие по тем временам средства – три рубля. Один из уголовников, сговорившись с фельдшером, решил отравить Достоевского и украсть деньги. Яд попал в молоко, предназначавшемуся Федору Михайловичу.

В тот момент, когда писатель собрался выпить отравленную жидкость, пес вбежал к нему, опрокинул чашку и вылакал всё содержимое. Животное принесло себя в жертву, не дав погибнуть русскому творцу, создавшему в дальнейшем великие романы.

Одним из них стал «Идиот», где устами князя Мышкина Федор Михайлович вспомнил о страшном утре на Семеновском плацу: «Один человек был раз взведён, вместе с другими, на эшафот, и ему прочитан был приговор смертной казни расстрелянием, за политическое преступление. Минут через двадцать прочтено было и помилование и назначена другая степень наказания; но, однако же, в промежутке между двумя приговорами, двадцать минут или по крайней мере четверть часа, он прожил под несомненным убеждением, что через несколько минут он вдруг умрёт. Вспоминал об этом он с необыкновенною ясностью и говорил, что никогда ничего из этих минут не забудет…»

Расстрел Достоевского — «Дистопия»

Наверняка, многие наслышаны о псевдоказни Федора Михайловича Достоевского, несостоявшегося расстрела великого русского писателя, но далеко не все знают причины и подробности данной инсценировки.

Все началось с того, что юный Достоевский, после того как написал свой первый роман «Бедные люди», стал узнаваемым в литераторском обществе  (даже получил прозвище «новый Гоголь») и завоевал признание самого Белинского, знаменитого критика 19 века, под влиянием которого загорается в молодой, еще социально не сформировавшейся, личности писателя идея социализма.

Достоевский, уже в возрасте, писал об этом так: «Мы заражены были идеями тогдашнего теоретического социализма… Все эти тогдашние новые идеи нам в Петербурге… казались в высшей степени святыми и нравственными и, главное, общечеловеческими, будущим законом всего без исключения человечества. Мы еще задолго до Парижской революции 48-го года были охвачены обаятельным влиянием этих идей. Я уже в 46-м году был посвящен во всю святость будущего коммунистического общества еще Белинским… в то горячее время, среди захватывающих душу учений и потрясающих тогдашних европейских событий…»

И все же, несмотря на приятельские отношения, пути их вскоре разошлись, так как Белинский был  убежденным атеистом, что являлось причиной разногласий между ними. Именно Белинский проронил семя сомнения по отношению к религии  в сознание Федора Михайловича, но искоренить потребность в вере ему так и не удалось.

В 1847 году Достоевский начинает посещать «пятницы» Петрашевского, где участники кружка толковали о музыке, литературе, коммунизме – словом, о многом, что волновало молодых людей широких взглядов, скучающих в кругу служебных практических интересов, жаждущих интеллектуального общения. Они вели дискуссии о безобразии крепостного права, о продажности чиновничества, со страстным интересом читали и комментировали теории Кабе, Фурье и Прудона.

Сам Петрашевский был убежденным фурьеристом, то есть последователем учения французского философа, социального утописта Шарля Фурье. Его система гармонического общества предусматривала устроение человеческого общежития – фаланстера на разумных началах, на принципах общественной собственности и общего труда, свободы чувств, освобождения от паразитизма государственного чиновничества, семейных обязанностей, религиозных предрассудков, ростовщичества и власти денег.

Единства мнений ни по одному из вопросов в сообществе не было, спорили все. Достоевский,  например, оспаривал убеждения Петрашевского в вопросе о великом назначении России. Так же его волновала проблема свободы печатного слова; сойдясь с Дуровым, Спешневым и Момбелли,   у них возникла общая идея создания собственной типографии, но осуществить в то время задуманное так и не удалось.

С конца февраля 1848 года по Петербургу ходили вести о баррикадах в Париже, о бегстве короля Луи-Филиппа, о сожжении королевского трона. Франция провозглашена республикой. Осталось только воплотить в жизнь лозунг «Свобода, равенство, братство». Революция перекинулась в германские земли, охватила Австрийскую империю. Установившая республиканскую власть Венеция и Неаполитанское королевство, Пьемонт и Флоренция подняли восстание против австрийских завоевателей.

Европейские события обострили до крайности чувствительность молодых людей к мерзостям российской повседневности. Снисходительность к ним и собственная бездеятельность воспринималась теперь слишком болезненно. Провозглашение во Франции республики будоражило воображение Достоевского, но отнюдь не давало лично ему ответа на вопрос о целях борьбы, во имя которой он был готов на любое самопожертвование.

Многие из участников «пятниц», особенно офицеры, видели в себе прямых последователей дела декабристов, патриотизм которых был прямо связан с идеей необходимости освобождения крестьян, совсем недавно прославивших Россию, отстоявших ее честь и свободу. Одни во время участившихся теперь встреч предлагали начать немедленную борьбу за гласное судопроизводство, другие, полагали, что  начало всех начал – в свободе печатного слова. Но вот и 48-й год прошел, закончился тихо, почти незаметно,  хотя и начинался бурными обещаниями европейских событий.

В марте 1849 года удалось наконец заполучить копию письма Белинского к Гоголю – его сумел переписать в Москве и переправить в Петербург Плещеев. Достоевский много слышал об этом письме, написанном во время пребывания критика за границей. Копию письма с нетерпением ждали в кружке, и Достоевский пообещал прочитать его в одну из ближайших «пятниц»; 15 апреля исполнил обещание. Письмо произвело всеобщий восторг.

Отрывок из письма Белинского:

«… Я думаю, это оттого, что вы глубоко знаете Россию только как художник, а не как мыслящий человек, роль которого Вы так неудачно приняли на себя в своей фантастической книге. И это не потому, чтоб Вы не были мыслящим человеком, а потому, что Вы столько уже лет привыкли смотреть на Россию из Вашего прекрасного далека, а ведь известно, что ничего нет легче, как из далека видеть предметы такими, какими нам хочется их видеть; потому, что Вы в этом прекрасном далеке, живете совершенно чуждым ему, в самом себе, внутри себя, или в однообразии кружка, одинаково с Вами настроенного и бессильного противиться Вашему на него влиянию. Поэтому Вы не заметили, что Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиэтизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, не имея на это и того оправдания, каким лукаво пользуются американские плантаторы, утверждая, что негр – не человек; страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Стешками, Васьками, Палашками; страны, где, наконец, нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей. Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отменение телесного наказания, введение, по возможности, строгого выполнения хотя бы тех законов, которые уже есть. Это чувствует даже само правительство (которое хорошо знает, что делают помещики со своими крестьянами и сколько последние ежегодно режут первых), — что доказывается его робкими и бесплодными полумерами в пользу белых негров и комическим заменением однохвостного кнута треххвостую плетью. Вот вопросы, которыми тревожна занята Россия в ее апатическом полусне! И в это-то время великий писатель, который своими дивно-художественными, глубоко-истинными творениями так могущественно содействовал самосознанию России, давши ей возможность взглянуть на себя самое как будто в зеркале, — является с книгою, в которой во имя Христа и церкви учит варвара-помещика наживать от крестьян больше денег, ругая их неумытыми рылами!..»

В последнее время Достоевского раздражал Петрашевский своим глумлением над верой, ведь даже Белинскому он этого не прощал. Он давно уже планировал отделиться от кружка и образовать свое тайное общество. Но не тут-то было.

Рано утром, в 4 часа 23 апреля 1849 года к Ф.М. Достоевскому по личному приказу царя Николая 1 пришли жандармы, арестовали и заключили его в Петропавловскую крепость. Вместе с ним были арестованы еще несколько десятков петрашевцев.

6 мая состоялся первый допрос Достоевского. Одним из главных пунктов обвинения стало чтение этого «преступного» письма, поскольку о планах создания тайной типографии следствие не узнало. Его обвинили в преступном вольнодумстве, приведшем к противозаконным поползновениям, предосудительным в отношении государя и отечества. На все это Достоевский заявил: «Я вольнодумец в том же смысле, в котором может быть назван вольнодумцем и каждый человек, который в глубине сердца своего чувствует себя вправе быть гражданином, чувствует себя вправе желать добра своему отечеству, потому что находит в сердце своем и любовь к отечеству и сознание, что никогда ничем не повредит ему»

Девять месяцев велось следствие по делу петрашевцев. Военный суд нашел, что «пагубные учения, породившие смуты и мятежи во всей Западной Европе и угрожающие ниспровержением всякого порядка и благосостояния народов, отозвались в некоторой степени и в нашем отечестве. Горсть людей совершенно ничтожных, большей частью молодых и безнравственных, мечтало о возможности попрать священнейшие права религии, закона и собственности». Все подсудимые были приговорены к смертной казни – расстрелу. Но принимая во внимание разные смягчающие обстоятельства, в том числе раскаяние всех подсудимых, суд счел возможным ходатайствовать об уменьшении им наказания.  Лично Николай 1 добавил: «Объявить о помиловании лишь в ту минуту, когда все будет готово к исполнению казни». Наказания действительно были смягчены: Петрашевскому назначена каторга без срока, а Достоевскому – каторга на 4 года с отдачей потом в рядовые.

Инсценировка смертной казни состоялась 22 декабря 1849 года. В последний момент осужденным объявили о помиловании. Один из приговоренных к казни, Григорьев, сошел с ума.

Отрывок из романа «Идиот»:

«… — Знаете ли что? — горячо подхватил князь. — Вот вы это заметили, и это все точно так же замечают, как вы, и машина для того выдумана, гильотина. А мне тогда же пришла в голову одна мысль: а что, если это даже и хуже? Вам это смешно, вам это дико кажется, а при некотором воображении даже и такая мысль в голову вскочит. Подумайте: если, например, пытка; при этом страдания и раны, мука телесная, и, стало быть, всё это от душевного страдания отвлекает, так что одними только ранами и мучаешься, вплоть пока умрешь. А ведь главная, самая сильная боль, может, не в ранах, а вот что вот знаешь наверно, что вот через час, потом через десять минут, потом через полминуты, потом теперь, вот сейчас — душа из тела вылетит, и что человеком уж больше не будешь, и что это уж наверно; главное то, что наверно. Вот как голову кладешь под самый нож и слышишь, как он склизнет над головой, вот эти-то четверть секунды всего и страшнее. Знаете ли, что это не моя фантазия, а что так многие говорили? Я до того этому верю, что прямо вам скажу мое мнение. Убивать за убийство несоразмерно большее наказание, чем самое преступление. Убийство по приговору несоразмерно ужаснее, чем убийство разбойничье. Тот, кого убивают разбойники, режут ночью, в лесу, или как-нибудь, непременно еще надеется, что спасется, до самого последнего мгновения. Примеры бывали, что уж горло перерезано, а он еще надеется, или бежит, или просит. А тут всю эту последнюю надежду, с которою умирать в десять раз легче, отнимают наверно; тут приговор, и в том, что наверно не избегнешь, вся ужасная-то мука и сидит, и сильнее этой муки нет на свете. Приведите и поставьте солдата против самой пушки на сражении и стреляйте в него, он еще всё будет надеяться, но прочтите этому самому солдату приговор наверно, и он с ума сойдет или заплачет. Кто сказал, что человеческая природа в состоянии вынести это без сумасшествия? Зачем такое ругательство, безобразное, ненужное, напрасное? Может быть, и есть такой человек, которому прочли приговор, дали помучиться, а потом сказали: «Ступай, тебя прощают». Вот этакой человек, может быть, мог бы рассказать. Об этой муке и об этом ужасе и Христос говорил. Нет, с человеком так нельзя поступать!»

М. М. Достоевскому (22 декабря 1849)

Петропавловская крепость.
22 декабря.

Брат, любезный друг мой! всё решено! Я приговорен к 4-х-летним работам в крепости (кажется, Оренбургской) и потом в рядовые1. Сегодня 22 декабря нас отвезли на Семеновский плац. Там всем нам прочли смертный приговор, дали приложиться к кресту, переломили над головою шпаги и устроилиа наш предсмертный туалет (белые рубахи)2. Затем троих поставили к столбу для исполнения казни. Я стоял шестым, вызывали по трое, след<овательно>, я был во второй очереди и жить мне оставалось не более минуты. Я вспомнил тебя, брат, всех твоих; в последнюю минуту ты, только один ты, был в уме моем, я тут только узнал, как люблю тебя, брат мой милый! Я успел тоже обнять Плещеева, Дурова, которые были возле, и проститься с ними. Наконец ударили отбойб,привязанных к столбу привели назад, и нам прочли, что его императорское величество дарует нам жизнь. Затем последовали настоящие приговоры3. Один Пальм прощен. Егов тем же чином в армию4.

Сейчас мне сказали, любезный брат, что нам сегодня или завтра отправляться в поход. Я просил видеться с тобой. Но мне сказали, что это невозможно5; могу только я тебе написать это письмо, по которому поторопись и ты дать мне поскорее отзыв. Я боюсь, что тебе как-нибудь был известен наш приговор (к смерти). Из окон кареты, когда везли на Семен<овский> плац, я видел бездну народа6; может быть, весть уже прошла и до тебя, и ты страдал за меняг. Теперь тебе будет легче за меня. Брат! я не уныл и не упал духом. Жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и остаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях, не уныть и не пасть — вот в чем жизнь, в чем задача ее. Я сознал это. Эта идея вошла в плоть и кровь мою. Да правда! та голова, которая создавала, жила высшею жизнию искусства, которая сознала и свыклась с возвышенными потребностями духа, та голова уже срезана с плеч моих. Осталась память и образы, созданные и еще не воплощенные мной. Они изъязвят меня, правда! Но во мне осталось сердце и та же плоть и кровь, которая также может и любить, и страдать, и желать, и помнить, а это все-таки жизнь! On voit le soleil!7

Ну, прощай, брат! Обо мне не тужи! Теперь о распоряжениях материальных: книги (Библия осталась у меня) и несколько листков моей рукописи (чернового плана драмы и романа и оконченная повесть «Детская сказка»)8 у меня отобраны и достанутся, по всей вероятности, тебе. Мое пальто и старое платье тоже оставляю, если пришлешь взять их. Теперь, брат, предстоит мне, может быть, далекий путь по этапу. Нужны деньги. Брат милый, коль получишь это письмо и если будет возможность достать сколько-нибудь денегд, то пришли тотчас же. Деньги мне теперь нужнее воздуха (по особенному обстоятельству). Пришли тоже несколько строк от себя. Потом, если получатся московские деньги, — похлопочи обо мне и не оставь меня… Ну вот и всё! Есть долги, но что с ними делать?!

Целуй жену свою и детей. Напоминай им обо мне; сделай так, чтоб они меня не забывали. Может быть, когда-нибудь увидимся мы? Брат, береги себя и семью, живи тихо и предвиденно. Думай о будущем детей твоих… Живи положительно.

Никогда еще таких обильных и здоровых запасов духовной жизни не кипело во мне, как теперь. Но вынесет ли тело: не знаю. Я отправляюсь нездоровый, у меня золотуха. Но авось-либо! Брат! Я уже переиспытал столько в жизни, что теперь меня мало что устрашит. Будь что будет! При первой возможности уведомлю тебя о себе.

Скажи Майковым мой прощальный и последний привет. Скажи, что я их всех благодарю за их постоянное участие к моей судьбе. Скажи несколько слов, как можно более теплых, что тебе самому сердце скажет, за меня, Евгении Петровне. Я ей желаю много счастия и с благодарным уважением всегда буду помнить о ней. Пожми руку Николаю Аполлонов<ичу> и Аполлону Майкову; а затем и всем.

Отыщи Яновского. Пожми ему руку, поблагодари его. Наконец, всем, ктое обо мне не забыл. А кто забыл, так напомни. Поцелуй брата Колю. Напиши письмо брату Андрею и уведомь его обо мне. Напиши дяде и тетке. Это я прошу тебя от себя, и кланяйся им за меня. Напиши сестрам: им желаю счастья!

А может быть, и увидимся, брат. Береги себя, доживи, ради Бога, до свидания со мной. Авось когда-нибудь обнимем друг друга и вспомним наше молодое, наше прежнее, золотое время, нашу молодость и надежды наши, которые я в это мгновение вырываю из сердца моего с кровью и хороню их.

Неужели никогда я не возьму пера в руки? Я думаю, через 4-ре года будет возможно. Я перешлю тебе всё, что напишу, если что-нибудь напишу. Боже мой! Сколько образов, выжитых, созданных мною вновь, погибнет, угаснет в моей голове или отравой в крови разольется! Да, если нельзя будет писать, я погибну. Лучше пятнадцать лет заключения и перо в руках.

Пиши ко мне чаще, пиши подробнее, больше, обстоятельнее. Распространяйся в каждом письме о семейных подробностях, о мелочах, не забудь этого. Это даст мне надежду и жизнь. Если б ты знал, как оживляли меня здесь в каземате твои письма. Эти два месяца с половиной (последние), когда было запрещено переписываться, были для меня очень тяжелы. Я был нездоров. То, что ты мне не присылал по временам денег, измучило меня за тебя: знать, ты сам был в большой нужде! Еще раз поцелуй детей; их милые личики не выходят из моей головы. Ах! Кабы они были счастливы! Будь счастлив и ты, брат, будь счастлив!

Но не тужи, ради Бога, не тужи обо мне! Знай, что я не уныл, помни, что надежда меня не покинула. Через четыре года будет облегчение судьбы. Я буду рядовой, — это уже не арестант, и имей в виду, что когда-нибудь я тебя обниму. Ведь был же я сегодня у смерти, три четверти часа прожил с этой мыслию, был у последнего мгновения и теперь еще раз живу!9

Если кто обо мне дурно помнит, и если с кем я поссорился, если в ком-нибудь произвел неприятное впечатление — скажи им, чтоб забыли об этом, если тебе удастся их встретить. Нет желчи и злобы в душе моей, хотелось бы так любить и обнять хоть кого-нибудь из прежних в это мгновение. Это отрада, я испытал ее сегодня, прощаясь с моими милыми перед смертию. Я думал в ту минуту, что весть о казни убьет тебя. Но теперь будь покоен, я еще живу и буду жить в будущем мыслию, что когда-нибудь обниму тебя. У меня только это теперь на уме.

Что-то ты делаешь? Что-то ты думал сегодня? Знаешь ли ты об нас? Как сегодня было холодно!10

Ах, кабы мое письмо поскорее дошло до тебя. Иначе я месяца четыре буду без вести об тебе. Я видел пакеты, в которыхж ты присылал мне в последние два месяца деньги; адресс был написан твоей рукой, и я радовался, что ты был здоров.

Как оглянусь на прошедшее да подумаю, сколько даром потрачено времени, сколько его пропало в заблуждениях, в ошибках, в праздности, в неуменье жить; как не дорожил я им, сколько раз я грешил против сердца моего и духа, — так кровью обливается сердце мое. Жизнь — дар, жизнь — счастье, каждая минута могла быть веком счастья. Si jeunesse savait!к Теперь, переменяя жизнь, перерождаюсь в новую форму. Брат! Клянусь тебе, что я не потеряю надежду и сохраню дух мой и сердце в чистоте. Я перерожусь к лучшему. Вот вся надежда моя, всё утешение мое.

Казематная жизнь уже достаточно убила во мне плотских потребностей, не совсем чистых; я мало берег себя прежде. Теперь уже лишения мне нипочем, и потому не пугайся, что меня убьет какая-нибудь материальная тягость. Этого быть не может. Ах! кабы здоровье!

Прощай, прощай, брат! Когда-то я тебе еще напишу! Получишь от меня сколько возможно подробнейший отчет о моем путешествии. Кабы только сохранить здоровье, а там и всё хорошо!

Ну прощай, прощай, брат! Крепко обнимаю тебя; крепко целую. Помни меня без боли в сердце. Не печалься, пожалуйста, не печалься обо мне! В следующем же письме напишу тебе, каково мне жить. Помни же, что я говорил тебе: рассчитай свою жизнь, не трать ее, устрой свою судьбу, думай о детях. — Ох, когда бы, когда бы тебя увидать! Прощай! Теперь отрываюсь от всего, что было мило; больно покидать его! Больно переломить себя надвое, перервать сердце пополам. Прощай! Прощай! Но я увижу тебя, я уверен, я надеюсь, не изменись, люби меня, не охлаждай свою память, и мысль о любви твоей будет мне лучшею частию жизни. Прощай, еще раз прощай! Все прощайте!

Твой брат Федор Достоевский.

22 декабря 49-го года.

У меня взяли при аресте несколько книг. Из них только две были запрещенные. Не достанешь ли ты для себя остальных? Но вот просьба: из этих книг одназ была «Сочинения Валериана Майкова», его критики — экземпляр Евгении Петровны. Она дала мне его как свою драгоценность11. При арестеи я просил жандармского офицера отдать ей эту книгу и дал ему адресс. Не знаю, возвратил ли он ей. Справься об этом! Я не хочу отнять у нее это воспоминание. Прощай, прощай еще раз.

Твой Ф. Достоевский.

Не знаю, пойду ли я по этапу или поеду. Кажется, поеду. Авось-либо!

Еще раз: пожми руку Эмилии Федоровне и целуй деток. — Поклонись Краевскому, может быть…

Напиши мне подробнее о твоем аресте, заключении и выходе на свободу.

На обороте:

Михайле Михайловичу Достоевскому.

На Невском проспекте, против Грязной улицы, в доме Неслинда.

__________
Печатается по подлиннику: РГБ. Ф. 93. I. 6. 13.

Впервые опубликовано: Красный архив. 1922. № 2. С. 234–239.

абыло: одели

б Далее было: и нам

вБыло: он

гВместо: и до тебя ∞ за меня. — было: и ты узнал

дВместо: сколько-нибудь денег — было начато: что-ни<будь>

еБыло начато: А затем и всем, кого

жДалее было: был

зВместо: из этих книг одна — было: там

иПисьмо в этом месте повреждено, несколько слов восполняется по первой публикации.

к Если бы молодость знала! (фр.).

__________

1 Каторжные работы Достоевский отбывал не в Оренбургской, а Омской крепости. В Оренбургскую крепость был направлен А. Н. Плещеев.

2 «Предсмертный туалет» — это «техническое выражение обряда смертной казни», по предположению А. Л. Бема в статье «Перед лицом смерти», восходит к «Последнему дню приговоренного к смертной казни» В. Гюго (фр. la toilette d’un condamné — «туалет осужденного» в гл. 48): «Молодой человек, сидевший у окна и записывавший что-то карандашом на портфеле, спросил у сторожа, как называется то, что со мной делают. — Туалет осужденного, — отвечал он. — И я понял, что завтра будет об этом в газетах…» (О Dostojevském. Sbornik statu a materiálu. Praha, 1972. S. 164–165).

3 Подробнее о событиях 22 декабря 1849 г. на Семеновском плацу см.: Биография, письма и заметки из записной книжки Ф.М. Достоевского. СПб., 1883. Отд. I. С. 117–122; Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников. М., 1990. Т. 1. С. 312–324 (воспоминания Д. Д. Ахшарумова).

4 А. И. Пальма в чине поручика перевели в Литовский егерский полк (Одесса).

5 Свидание Достоевского с братом состоялось 24 декабря, в день отправки писателя в Сибирь (см.: Милюков А. П. Литературные встречи и знакомства. СПб, 1890. С. 192–200).

6 По сообщению III отделения, «народа было на Семеновском плацу 3000 человек; всё было тихо, и все были проникнуты особенным вниманием» (Петрашевцы. Изд. В. М. Саблина. М., 1907. С. 153).

7 Видишь солнце! (фр.). Как установил А. Л. Бем в статье «Перед лицом смерти», эти слова — усеченная цитата из гл. 29 «Последнего дня приговоренного к смертной казни» В. Гюго: «Un forçat, cela marche encore, cela va et vient, cela voit le soleil» («Ведь каторжник тоже ходит, движется, тоже видит солнце»). См.: О Dostojevském. Sbornik statu a materiálu. Praha, 1972. S. 158.

Вне сомнения, что вспоминал Достоевский и другие слова из той же гл. 29 книги В. Гюго: «Je veux bien des galères. Cinq ans de galères, et que tout soit dit, — ou vingt ans, — ou à perpétuité avec le fer rouge. Mais grâce de la vie!» («Я согласен на каторгу. Пусть приговорят к пяти годам, или к двадцати, пусть приговорят к пожизненной каторге, пусть заклеймят. Только бы оставили жизнь!»).

8 Под «Детской сказкой» подразумевается «Маленький герой».

9 Переживания Достоевского в ожидании смертной казни, как и чувства, испытанные другими петрашевцами в «три четверти часа» до объявления о «помиловании», нашли отражение в романе «Идиот», в рассказе князя Мышкина, проникнутом протестом против смертной казни.

10 Стоял мороз в 21 градус. «По рассказу <…> Спешнева, несмотря на такую температуру, они должны были снять верхнее платье и простоять в рубашках во всё время чтения приговора <.. .> Всё это, утверждал Спешнев, продолжалось более получаса <…> «Потрите щеку», «потрите подбородок», — говорили они друг другу. По возвращении в крепость всех их обошел доктор Окель вместе с комендантом Набоковым, чтобы освидетельствовать, не простудился ли кто-нибудь» (Биография, письма и заметки из записной книжки Ф. М. Достоевского. СПб., 1883. Отд. I. С. 122). О холоде вспоминает и Д. Д. Ахшарумов: «…нам всем было холодно <…> страшно зябли» (Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 319).

11 Скорее всего речь идет о статьях В. Н. Майкова, собранных его матерью в виде книги. Достоевский писал А. Н. Майкову 18 января 1856 г.: «Получила ли Евгения Петровна книгу — разборы и критики в «Отеч<ественных> запис<ках>», писанные незабвенным Валерианом Николаевичем? Когда меня арестовали, у меня взяли эту книгу, потом возвратили, но под арестом я никак не мог доставить Евгении Петровне, а я знал, что она ей была дорога». По всей вероятности, это собрание позднее послужило основой для публикации в 1899 г. А. Н. Чудиновым в издательстве «Пантеон литературы» сочинений В. Н. Майкова под названием «Критические опыты 1845–1847 гг.» (см.: Бельчиков Н. Ф. Достоевский в процессе петрашевцев. М., 1971. С. 263).

За что Достоевского сослали на каторгу — Рамблер/субботний

22 декабря 1849 года Достоевский с остальными «петрашевцами» ожидал на Семеновском плацу исполнения смертного приговора. Над осужденными переломили шпаги в знак лишения их всех чинов и прав состояния. В последний момент смертную казнь заменили царским помилованием, и Достоевский был отправлен на 4 года в Сибирь. Под впечатлением от заключения в Омском остроге в 1850—1854 годах писатель создал повесть «Записки из Мертвого дома».

Фото: портрет Ф.М. Достоевского кисти В. Перовапортрет Ф.М. Достоевского кисти В. Перова

«Каторга высасывает жизненный сок из человека, энервирует его душу, ослабляет ее, пугает ее и потом нравственно иссохшую мумию, полусумасшедшего, представляет как образец исправления и раскаяния.», —

писал он в «Записках». О бытовых условиях на каторге он вспоминал так:

«Жили мы в куче, все вместе, в одной казарме. Вообрази себе старое, ветхое, деревянное здание, которое давно уже положено сломать и которое уже не может служить. Летом духота нестерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен на вершок, можно скользить и падать. Маленькие окна заиндевели, так что в целый день почти нельзя читать. На стеклах на вершок льду. С потолков капель — все сквозное. Нас как сельдей в бочонке…»

Причиной приговора стало то, что писатель в течение двух лет (1847-1849 гг). посещал устраиваемые Михаилом Петрашевским «пятницы», где собравшиеся обсуждали отмену цензуры, реформы судопроизводства и освобождение крестьян. На «пятницах» бывал широкий круг лиц — чиновники, учителя, писатели, художники, студенты, офицеры. У Петрашевского читали вслух статьи с последующим обсуждением. В один из вечеров был арестован весь основной состав участников — 123 человека. 22 были отданы под военный суд, из них 21 приговорен к расстрелу. Приговор Достоевскому гласил:

«…отставного инженер-поручика Достоевского, за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского и злоумышленного сочинения поручика Григорьева, — лишить … чинов, всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием».

Приговоры другим участникам

Поручик Николай Григорьев написал сатирический рассказ «Солдатская беседа», разоблачающий высшие административные и военные круги. Он был приговорен к 15 годам каторжных работ и выпущен спустя несколько лет на свободу в состоянии умственного расстройства.

Критик Виссарион Белинский, написавший знаменитое письмо Гоголю, к моменту ареста «петрашевцев» успел умереть от туберкулеза и был похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге.

Юристу и общественному деятелю Михаилу Петрашевскому на момент ареста было 27 лет. Смертную казнь ему заменили на бессрочную каторгу, он скончался в Сибири в возрасте 45 лет.

Смертная казнь, бордели и царские дети. Тайны судьбы Федора Достоевского

В российской и мировой культуре Достоевский считается непревзойденным мастером погружения в природу человека. Сегодня Anews хочет погрузиться в биографию писателя и попробовать понять, как появился подобный талант.

За что Достоевского приговорили к смерти? Как он связан с секс-скандалом в царской семье? И что за губительное увлечение привело писателя к настоящей любви?

«Подвергнуть смертной казни»

Мало у кого в жизни настолько отчетливо проявляется переломный момент, как это было у Федора Достоевского. В 28-летнем возрасте писатель оказался на пороге смерти.

«Отставного инженер-поручика Достоевского… подвергнуть смертной казни расстрелянием» — такие слова разнеслись по Семеновскому плацу (сейчас Пионерская площадь) Санкт-Петербурга 22 декабря 1849 года, где писатель стоял на эшафоте перед строем солдат.

Б. Покровский «Обряд казни на Семеновском плацу». Источник — Википедия

Творческая слава пришла к Достоевскому рано — уже в 1844-м его первый роман «Бедные люди» был восторженно встречен самым известным литературным критиком того времени, Виссарионом Белинским.

Позднее писатель вспоминал сказанные ему слова: «Вам правда открыта и возвещена как художнику, досталась как дар, цените же ваш дар и оставайтесь верным и будете великим писателем!..»

Виссарион Белинский на портрете Кирилла Горбунова. Источник — Википедия

Что же привело стремительно восходившего к славе автора, названного в литературных кругах «новым Гоголем», на место казни? Творческая элита того времени была довольно сильно пропитана вольнодумными настроениями. Тот же Белинский отметился скандальнейшим письмом Николаю Гоголю, где звучали следующие слова:

«Ей (России) нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, где нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей».

Этот документ стал одной из главных частей смертного приговора Достоевскому — писателя осудили в том числе и «за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского».

Началось с того, что в 1846-м молодой литератор познакомился с мыслителем Михаилом Буташевичем-Петрашевским, организовывавшим пятничные собрания, где главными обсуждаемыми вопросами были свобода книгопечатания, перемена судопроизводства и освобождение крестьян.

Портрет Михаила Буташевича-Петрашевского. Источник РИА Новости

Со временем «петрашевцы» разделились на несколько течений, и в 1848-м Достоевский примкнул к одному из самых радикальных, целью которого было создание нелегальной типографии и осуществление переворота в России. На тех собраниях, как раз, неоднократно читалось письмо Белинского — и, к сожалению, на чтениях присутствовали агенты царской тайной полиции. Так что, ранним утром 23 апреля 1849 года Достоевский в числе многих товарищей был арестован.

Достоевский в 1847 году. Рисунок К. Трутовского. Источник — Википедия

До того, как вывести на эшафот, арестованных 8 месяцев продержали в Петропавловской крепости. Рассказывается, что во время заключения Достоевский не мог есть из-за болей в желудке, мучился геморроем, по ночам же на него находили припадки смертного ужаса.

Наконец, 22 декабря в 8 утра их вывели на Семеновский плац, зачитали приговор, после чего переодели в предсмертную одежду – просторную с капюшоном и длинными рукавами. Потом приговоренных разделили на тройки — расстреливать должны были по трое. Достоевский оказался во второй тройке.

Первую тройку, где был и Петрашевский, вывели на эшафот, привязали к столбам и закрыли капюшонами лица. Еще одним из трех был участник движения Николай Григорьев, за время заключения потерявший рассудок.

«Момент этот был поистине ужасен, Сердце замерло в ожидании, и страшный момент этот продолжался с полминуты» — вспоминал один из петрашевцев по фамилии Ахшамуров.

И в этот момент раздался стук копыт — начальнику расчета передали пакет с новым приговором. Только тогда заключенные узнали, что их ждет не расстрел, а 8 лет каторги. Позднее Достоевскому заменили срок на 4-летний, остальное постановив отбыть рядовым на военной службе. Почти все время каторги писатель провел в Омске, а с 1854 года служил в линейном батальоне в Семипалатинске.

«Несущий крест» — памятник, установленный Достоевскому в Омске. Фото — Depositphotos

Значительнейшее влияние этого периода на творчество литератора отмечается многими специалистами. Так, по словам философа и культуролога Григория Померанца, Достоевский «до «Записок из подполья» (один из первых трудов, вышедших после заключения) был талантливый национальный писатель, после — один из первой десятки гениев мировой литературы». Первый биограф писателя Орест Миллер считал, что каторга стала «уроком народной правды для Достоевского».

Согласно общепринятой точке зрения, именно в тяжелой каторжной обстановке литератор пришел к религиозным и гуманистическим идеалам, составившим основу его зрелого творчества.

Амнистия и разрешение публиковаться были дарованы Достоевскому в 1857 году, а в Петербург он вернулся в 1859-м. Однако негласное наблюдение за писателем не прекращалось до середины 1870-х. Окончательно Достоевский был освобожден от надзора полиции 9 июля 1875 года.

«Я так распутен, что уже не могу жить нормально»

Проходя службу в Семипалатинске, Достоевский встретил свою первую жену. До этого, в Петербурге, любовный опыт писателя состоял, в-основном, из посещений городских борделей. «Минушки, Кларушки, Марианы и т. п. похорошели до нельзя, но стоят страшных денег. На днях Тургенев и Белинский разбранили меня в прах за беспорядочную жизнь» — писал он брату в 1845-м.

Еще одним ярким впечатлением того периода стала влюбленность в жену журналиста Ивана Панаева Авдотью.

Портрет Авдотьи Панаевой. Источник — Википедия

«Я так распутен, что уже не могу жить нормально, я боюсь тифа или лихорадки и нервы больные» — рассказывал Достоевский об этих чувствах. Впрочем, поговорить с женщиной начистоту он так и не решился — вокруг Панаевой было много поклонников. Самым настойчивым из них оказался поэт Николай Некрасов — Панаева стала его любовницей на долгих 17 лет.

Николай Некрасов. Фото — Википедия

Достоевский тяжело отходил от тех чувств: «Я был влюблен не на шутку в Панаеву, теперь проходит, а не знаю еще. Здоровье мое ужасно расстроено, я болен нервами и боюсь горячки или лихорадки нервической».

В Семипалатинске же он познакомился с женой местного чиновника Марией Исаевой. «Одно то, что женщина протянула мне руку, уже было целой эпохой в моей жизни, — писал Достоевский о себе, только что пришедшим с каторги, — Я не выходил из их дома. Что за счастливые вечера я проводил в ее обществе. Я редко встречал такую женщину».

Портрет Марии Исаевой. Источник — Википедия

Полтора года спустя после знакомства муж Исаевой скончался, а еще через полтора года, 6 февраля 1857 года Достоевский обвенчался с Марией Исаевой в Кузнецке (сегодняшний Новокузнецк).

Достоевский (справа) в 1858 году вместе с этнографом Чоканом Валихановым. Фото — Википедия

К сожалению, этот брак не получился счастливым. Приехав в 1859 году в Петербург, супруги фактически прекратили совместную жизнь. Причинами этого называют сложный нрав жены, а также то, что она изменяла мужу со своим многолетним увлечением — Николаем Вергуновым, учителем начальной школы из Иркутска. Кроме того рассказывается, что изначально холод в отношения внесла новость, что Достоевский подвержен приступам эпилепсии. Сам писатель отмечал: «Женясь, я совершенно верил докторам, которые уверяли, что это просто нервные припадки, которые могут пройти с переменой образа жизни. Если бы я наверное знал, что у меня настоящая падучая, я бы не женился».

Тем не менее, Достоевский сохранил теплые чувства к супруге, заботился о ней, умиравшей от чахотки, и впоследствии поддерживал ее сына Павла от первого брака.

«Она любила меня беспредельно, я любил ее тоже без меры, но мы не жили с ней счастливо. Все расскажу вам при свидании, теперь же скажу только то, что, несмотря на то, что мы были с ней положительно несчастны вместе (по ее странному, мнительному и болезненно фантастическому характеру), мы не могли перестать любить друг друга; даже чем несчастнее были, тем более привязывались друг к другу. Как ни странно это, а это было так» — признавался литератор в письме другу.

Еще будучи в браке, Достоевский познакомился с 21-летней студенткой Аполлинарией Сусловой. Их роман был жарким и страстным, но девушку не устраивало то, что писатель не может окончательно порвать с женой. В итоге она сошлась с испанским студентом Салвадором, после на какое-то время возобновила роман с Достоевским, но все завершилось окончательным расставанием.

«Он не хотел развестись со своей женой, чахоточной, так как она умирала, — рассказывала Суслова, — Через полгода умерла. Но я его уже разлюбила. Потому, что не хотел развестись… Я же ему отдалась, любя, не спрашивая, не рассчитывая, и он должен был так же поступить. Он не поступил, и я его кинула».

Аполлинария Суслова. Фото — Википедия

После смерти жены писатель увлекся молодой дворянкой Анной Корвин-Круковской. Дело дошло даже до предложения руки и сердца, на которое девушка, хоть и уклончиво, но согласилась. Однако в итоге пара не сошлась во взглядах — Круковская, будущая революционерка и участница Парижской коммуны 1871 года, никак не могла найти точек соприкосновения с консервативным к тому времени Достоевским.

«Анна Васильевна — девушка высоких нравственных качеств, но ее убеждения диаметрально противоположны моим, и уступить их она не может, слишком уж она прямолинейна: навряд ли поэтому наш брак мог бы быть счастливым. Я вернул ей данное слово и от всей души желаю, чтобы она встретила человека одних с ней идей и была бы с ним счастлива» — вспоминал писатель.

Анна Корвин-Круковская. Фото — Википедия

Интересно, что в Достоевского страстно влюбилась младшая сестра Анны — Софья. Будучи на тот момент еще девочкой, она так и не вступила с ним в любовные отношения, но свою привязанность пронесла через всю жизнь. Выйдя замуж, она получила фамилию Ковалевская и сделала блестящую научную карьеру, став первой в мировой истории женщиной — профессором математики.

Софья Ковалевская. Фото — Википедия

Губительная страсть и последняя любовь

Великий талант редко обходится без великих демонов. Для Достоевского такими «демонами» были азартные игры.

«Пять дней как я уже в Висбадене (город в Германии), и все проиграл, все дотла, и часы, и даже в отеле должен. Мне гадко и стыдно беспокоить Вас собою. Обращаюсь к Вам как человек и прошу у Вас 100 талеров» — писал он в 1865-м своему выдающемуся коллеге Ивану Тургеневу. Рассылал Достоевский письма и другим своим друзьям, пытаясь расплатиться хотя бы с хозяином отеля, который, как считается, все это время держал нерадивого постояльца на хлебе и воде.

Главным «демоном» Достоевского была рулетка. Писатель проигрывал деньги и в бильярд, но именно рулетка стала его навязчивой идеей. Достоевский был одержим стремлением создать идеальную систему — даже, как ему казалось, создал ее. Когда же система давала сбой, Достоевский винил в этом недостаток собственного хладнокровия.

Своеобразной кульминацией данного аспекта жизни писателя стало появление романа «Игрок». Достоевский заключил соглашение на его написание как раз для того, чтобы выпутаться из карточных долгов. Однако параллельно литератор работал на романом «Преступление и наказание», так что в итоге очутился в страшном цейтноте — дописать «Игрока» казалось физически невозможным. И тут приятель писателя, публицист Александр Милюков, предложил ему найти стенографистку, которая писала бы текст под диктовку.

Это решение оказалось едва ли не важнейшим в жизни Достоевского. Он нанял стенографистку Анну Сниткину, благодаря которой роман был закончен за невероятные 26 дней. Однако, главное, в лице женщины он обрел супругу и преданного спутника жизни.

Анна Достоевская. Фото — Википедия

Пара обвенчалась 15 февраля 1867 года, свадебное путешествие супруги провели в Германии.

Табличка на стене дома в немецком городе Баден-Баден, где жил Достоевский. На ней ошибочно указано:«Здесь был написан роман „Игрок»». В действительности, роман был закончен в Петербурге. Фото — Википедия » data-cke-saved-src=»https://img.anews.com/media/gallery/106781819/420039476.jpg

Молодой жене пришлось в полной мере испытать губительную страсть мужа. Доходило до того, что Достоевский проигрывал даже те деньги, которые были получены под залог имущества для покрытия старых долгов — и писал письма с просьбами прислать еще.

«Скоро я поняла, — писала Анна, — что это не простая слабость воли, а всепоглощающая человека страсть, нечто стихийное, против чего даже твердый характер бороться не может».

Однако женщина была терпелива: «Я никогда не упрекала мужа за проигрыш, никогда не ссорилась с ним по этому поводу (муж очень ценил это свойство моего характера) и без ропота отдавала ему наши последние деньги».

Мудрая супруга даже порой сама побуждала его ехать в казино за границу. Она видела, что игровой конфликт и надрыв очень помогают в творчестве, так что готова была идти на лишения. Через 4 года терпение Анны оказалось вознаграждено. В апреле 1871-го Достоевский проигрался в последний раз и как будто насытился — больше он никогда не подходил к рулетке.

С тех пор жена, родившая писателю четырех детей, твердо взяла управление делами в свои руки. Она стала издателем мужа, добилась достойных выплат за его труды, и со временем рассчиталась с многочисленными кредиторами.

Довелось Анне Достоевской и проводить мужа в последний путь. 23 января 1881 года умиравший от обширного поражения легких писатель сказал ей: «Помни, Аня, я тебя всегда горячо любил и не изменял тебе никогда, даже мысленно».

И. Н. Крамской «Ф. М. Достоевский на смертном одре». Источник — Википедия

Царские дети и эпохальная речь

В последние годы жизни авторитет Достоевского возрос до огромных высот. Писателя, когда-то приговоренного к смерти за антиправительственный заговор, даже пригласили стать наставником для детей императора Александра II. Доктор филологических наук Игорь Волгин рассказывает:

«В начале 1878 года Достоевского посетил Дмитрий Арсеньев, воспитатель великих князей Сергея и Павла, детей Александра II. Он поведал писателю, что государь желает, чтобы Федор Михайлович благотворно повлиял своими беседами на августейших юношей. Это неудивительно, ибо Достоевский к этому времени стал очень популярен в том числе как автор ежемесячника «Дневник писателя». Ни один из его романов не имел тогда такого ошеломляющего успеха. С 1878-го по 1880-й Достоевский (впрочем, не очень часто) посещает великих князей – как в Зимнем, так и в Мраморном дворцах.

Великий князь Павел Романов. Фото — Википедия

Преобладали политические темы, ведь это роковые минуты русской истории. В январе 1878 г. Вера Засулич стреляла в петербургского градоначальника Федора Трепова. Достоевский был свидетелем суда над ней. Наступила эпоха террора – как подпольного, так и правительственного.

Конечно, в период всеобщего смятения умов молодым великим князьям был необходим авторитетный собеседник. Достоевский не только беседовал с взрослеющими представителями дома Романовых, он читал в их кругу отрывки из «Братьев Карамазовых», «Мальчика у Христа на елке»… При одном из этих чтений присутствовала цесаревна – будущая императрица Мария Федоровна, на которую Достоевский произвел сильное впечатление».

Императрица Мария Федоровна с детьми. Крайний справа — последний император России Николай II. Фото — Википедия

Ходили слухи, что Достоевского пригласили, чтобы общепризнанный психолог и моралист повлиял на распущенное (и, предположительно, гомосексуальное) поведение будущего великого князя Сергея, записавшего в дневнике в 1877-м:

«На днях была для меня очень неприятная история: Папá меня обвинил в разврате и что Саша В. мне в этом способствовал, такая клевета и меня горько обидело. Господи, помоги».

Портрет великого князя Сергея Романова. Источник — Википедия

Волгин отмечает, что в кругу императорской семьи Достоевский чувствовал себя вполне свободно:

«Незадолго до своей смерти писатель презентует только что вышедших «Братьев Карамазовых» самому наследнику – будущему императору Александру III и его супруге Марии Федоровне.

По свидетельству его дочери Любови Федоровны, Федор Михайлович вел себя во время этого официального посещения, как у добрых знакомых, не подчиняясь этикету двора: говорил первым, вставал, когда находил, что разговор длился достаточно долго, и, простившись с цесаревной и ее супругом, покидал комнату так, как он это делал всегда, повернувшись спиной. Наверное, это был единственный раз в жизни Александра III, – добавляет Любовь Федоровна, – когда с ним обращались как с простым смертным. Цесаревич, кстати, вовсе не был этим обижен.

Есть сведения, что Достоевский аттестовал великих князей как людей милых, но малообразованных».

Любовь Достоевская (справа) вместе с матерью Анной и братом Федором. Фото — РИА Новости

Как уже было сказано, в то время Достоевский-публицист был известен едва ли не больше Достоевского-писателя. Величайшим шедевром его публицистики стала «Пушкинская речь», произнесенная 8 июня 1880 года по случаю открытия памятника поэту на Страстной площади (сейчас — Пушкинская площадь).

Depositphotos

Речь, в которой через призму творчества Пушкина рассматриваются основы русской культуры и русского мировоззрения, прозвучала на собрании Общества любителей российской словесности и привела собравшихся в полный восторг. Публицист Александр Аксаков сказал Достоевскому: «Вы сказали речь, после которой Тургенев, представитель западников, и я, которого считают представителем славянофилов, одинаково должны выразить вам величайшее сочувствие и благодарность».

С трибуны же Аксаков произнес: «Я считаю речь Федора Михайловича Достоевского событием в нашей литературе. Вчера еще можно было толковать о том, великий ли всемирный поэт Пушкин, или нет; сегодня этот вопрос упразднен; истинное значение Пушкина показано, и нечего больше толковать!»

Достоевский был торжественно увенчан огромным лавровым венком. Ночью писатель поехал к открывшемуся памятнику и положил свой венок к его подножию.

Читайте также:

Казнь без расстрела: 170 лет назад помиловали петрашевцев

3 января 1850 года в Петербурге состоялась инсценировка казни участников кружка Буташевича-Петрашевского.

В тот день 3 января 1850 года (по новому стилю) казнь над петрашевцами, в числе которых был и писатель Ф. М. Достоевский, не состоялась. Это мучительное ожидание собственной смерти Достоевский пронес через всю свою жизнь.

Кружок петрашевцев существовал недолго — с 1845-го по 1849 год. Их встречи  посещали в основном молодые люди: офицеры, чиновники, студенты, литераторы. Среди них были Ф. М. Достоевский, В. Н. Майков, А. Н. Плещеев, М. Е. Салтыков-Щедрин. Позднее к петрашевцам примкнули А. И. Пальм, Н. П. Григорьев, И. М. и К. М. Дебу, П. А. Кузьмин, Ф. Н. Львов, И. Л. Ястржембский.

Петрашевцы изучали экономические и политические теории (прежде всего, Ш. Фурье), критиковали общественно-политический строй Российской империи, обсуждали пути его изменения, попытались создать библиотеку из запрещенных в России книг иностранных авторов. А чтобы пропагандировать материалистические и демократические идеи, утопический социализм, участники кружка составили и издали энциклопедический справочник «Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка». Этим трудом петрашевцы стремились показать, что обновление обветшалых форм жизни — необходимое условие всякого истинно-человеческого существования. 

Из-за европейских революций 1848-1849 годов власти стали пристальнее наблюдать за деятельностью собраний. Так, и кружку петрашевцев придали важное значение. С марта 1849 года «пятницы» у Петрашевского посещал агент полиции П. Д. Антонелли.

23 апреля (5 мая — по новому стилю) 1849 года арестовали 36 участников кружка. Комиссия пришла к выводу, что собрания петрашевцев отличались «духом, противным правительству», но «не обнаруживали… ни единства действий, ни взаимного согласия» и к разряду тайных обществ не принадлежали.

Тем не менее, 15 человек приговорили к расстрелу, 5 человек — к каторге и еще одного — к ссылке. Но приговор был смягчен императором Николаем I. Об этом петрашевцы не знали до самого последнего момента и мысленно готовились к смерти.

22 декабря 1849 года (3 января 1850 — по новому стилю) петрашевцев привезли из Петропавловской крепости, где они провели 8 месяцев в одиночном заключении, на Семеновский плац. Им прочли смертный приговор. На всех, кроме Пальма, надели предсмертные рубахи. Петрашевскому, Момбелли и Григорьеву завязали глаза и привязали их к столбам. Офицер скомандовал солдатам целиться. Григорьев, психика которого пострадала от долгого одиночного заключения, в эти минуты сошел с ума.

Но ударили отбой. Привязанным к столбу развязали глаза. Прочли настоящий приговор, по которому Петрашевскому назначили бессрочную каторгу, Достоевскому — каторгу на 4 года с отдачей потом в рядовые, Толю — 2 года каторги, Плещееву — отдача рядовым в оренбургские линейные батальоны.

После объявления приговора всех отправили обратно в крепость. Лишь Петрашевского тут же на плацу усадили в сани и с фельдъегерем выслали прямо в Сибирь.

Вот как о том страшном моменте вспоминал Ф. М. Достоевский в «Дневнике писателя»:

«Мы, петрашевцы, стояли на эшафоте и выслушивали наш приговор без малейшего раскаяния. Без сомнения, я не могу свидетельствовать обо всех; но думаю, что не ошибусь, сказав, что тогда, в ту минуту, если не всякий, то, по крайней мере, чрезвычайное большинство из нас почло бы за бесчестье отречься от своих убеждений. <…> Приговор смертной казни расстреляньем, прочтенный нам всем предварительно, прочтен был вовсе не в шутку; почти все приговоренные были уверены, что он будет исполнен, и вынесли, по крайней мере, десять ужасных, безмерно страшных минут ожидания смерти».

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях»Instagram и «ВКонтакте».

Читайте нас в «Яндекс.Дзене».

Фото: wikipedia.org

Достоевский и расстрельная команда. Великий русский писатель был почти… | Автор Спенсер Баум

Великий русский писатель был чуть не казнен за участие в подрывной мысли

Набросок Петрашевского кружка перед расстрелом, который, как выяснилось, инсценировал казнь.

Первоначально опубликовано на странице Глубокие размышления о великих книгах Facebook 16 ноября 2017 года, в середине нашего исследования братьев Карамазовых.

В этот исторический день, 16 ноября 1849 года, Федор Достоевский был приговорен к смертной казни за якобы участие в антиправительственной деятельности в радикальном интеллектуальном кругу.

Группа получила название Круг Петрашевского, основанный Михаилом Петрашевским в Санкт-Петербурге в 1840 году.

Михаил Петрашевский

Цель Петрашевского Круга была та же, что и цель этой страницы в Facebook, а именно — собирать провокационные, хорошо- читать мыслителей, которые могли подтолкнуть друг друга к более глубокому пониманию, используя великие тексты западной философии и литературы.

Давайте все заключим договор, что, если когда-нибудь такая группа окажется вне закона, мы продолжим встречаться тайно, как многие нелегальные интеллектуальные круги по всей Европе 19 века.Давайте также поразмышляем, готовы ли мы рискнуть расстрельной командой, которая ждала членов кружка Петрашевского в качестве наказания за то, что их собрания будут заниматься подрывной мыслью.

Мы все должны подготовиться. В жизни есть несколько вещей, за которые стоит умереть, и свободное исследование, обсуждение и дебаты о литературе и философии — одно из них.

Михаил Петрашевский был последователем французского социалиста-утописта Шарля Фурье. У его группы был широкий спектр политических взглядов, но они были объединены в оппозиции к русской феодальной системе, которая держала миллионы крепостных в рабстве без прав собственности или полных законных прав.

Гегель, Кант, Адам Смит, Давид Рикардо и Маркс были одними из писателей, чьи произведения были заметны в кругу Петрашевского. Читая «Братьев Карамазовых», мы видим, что Достоевский был мыслителем, который во многом пошел своим путем, и хотя на него, возможно, повлияли мыслители, обсуждаемые в кругу, он не был последователем ни одного из них.

В 1848 году некоторые члены кружка Петрашевского, особенно те, кто интересовался идеей коммунистической революции, вырвались из простой философской дискуссии и начали участвовать в террористических актах.Добавьте к этому революции 1848 года по всей Европе, и тогда царь Николай I двинется по Петрашевскому кругу.

В 1849 году многие члены кружка Петрашевского, в том числе Достоевский, были арестованы. 16 ноября Достоевский был приговорен к смертной казни.

Достоевского в 1863 году.

22 декабря членов кружка вывели на расстрел. Их разделили на группы по три человека. Достоевский стоял в стороне, вынужденный смотреть, как выстраивается первая группа его интеллектуальных товарищей и привязывается к столбам.

Орудия подняты. Все ждали команды стрелять.

Представьте себе эти секунды тишины. Представьте, что вы смотрите на Достоевского. Представьте, как это подействовало на него.

В своем романе « Идиот », написанном годами позже, Достоевский создал персонажа, которому грозит смерть на эшафоте, и размышляет, что бы он сделал, если бы ему дали еще один шанс выжить:

«Я бы поворачивался каждую минуту. в век ничего не пропадет, каждая минута будет на счету… »

Приказа стрелять по Петрашевскому кругу так и не поступило.Царь заранее написал распоряжение о отсрочке наказания и хотел, чтобы его доставили в последнюю секунду, чтобы устроить зрелище «заговорщиков».

Смертный приговор Достоевскому снижен до четырех лет в сибирском трудовом лагере. Он прослужил те годы, и когда они были закончены, он написал все пять из того, что сейчас считается его основными работами: Записок из подполья , Преступление и наказание , Идиот , Демоны и Братья Карамазовы. .

Достоевский князь Мышкин на гильотине

‘Триумф гильотины в аду’ Николая-Антуана Тауна (1795)

«Сострадание — это все христианство», Федор Достоевский в одном эскизе для , Идиот из его четырех великих романов. Это было тогда, когда он начинал роман. Заканчивая, он написал: «Сострадание — самый важный и, возможно, единственный закон для всей человеческой жизни». Чтобы передать эту центральную идею романа, он создал одного из устойчивых персонажей всей литературы, «идиота» рассказа, князя Мышкина, которого Достоевский слепил по образцу Христа.Нет ничего более трудного, чем следовать за Христом, ни в жизни, ни в литературе. Достоевский не мог этого сделать при жизни: он был занудой порока, особенно азартных игр. Поэтому он осмелился сделать это в литературе, и в значительной степени сделал это, вплоть до внешнего вида Мышкина, который напоминает русские иконы (хотя, при всем их искусстве и красоте, они имеют такое же отношение к настоящим темнокожим семитским образцам). появление Христа в образе Элвиса 1950-х было связано с его обхватом 1970-х).

«Мышкин», — писал Владимир Набоков в своих заметках на «Идиот », «чувствителен до странной степени: он чувствует все, что происходит внутри других людей, даже когда эти люди находятся за много миль.Такова его великая духовная мудрость, его сочувствие и понимание страданий других. Князь Мышкин — сама чистота, искренность, откровенность; и эти качества неизбежно приводят его к болезненным конфликтам с нашим обычным искусственным миром ».

В самом начале романа, когда князь Мишкин ждет встречи с генералом Епанчиным и вовлекает слугу в длительный разговор, к изумлению слуги (этого просто не было сделано: дворянин разговаривает с человеком низшего уровня). звание) разговор как-то переходит к смертной казни.Так всегда бывает в романах Достоевского: в один момент персонаж может говорить о набивке трубки, а в другой — о гильотине. Каждая сцена — это проводник, по которому Достоевский врывается в человеческую психологию, мотивы, культурное и социальное самомнение. Итак, разговор заходит о смертной казни. В частности, гильотина, жестокость и варварство смертной казни («Убийство по приговору гораздо ужаснее, чем убийство, совершенное преступником») и истинная боль смерти, гораздо более сильная, чем сама физическая боль, которая с учетом гильотины, практически не существует: знание уверенности смерти.

Имейте в виду, что молодой Достоевский сам был приговорен к смерти за свою революционную деятельность и находился буквально перед расстрелом, прежде чем была объявлена ​​отсрочка в последний момент. Была ли отсрочка запланирована на все время или нет, это лишь отчасти вопрос: одной из частых жестоких привычек царя было заставить сокамерников поверить в то, что они будут казнены, только для того, чтобы вместо этого отправить их в Сибирь. Достоевский был приговорен к пяти годам каторжных работ в Сибири, в результате чего был создан один из величайших мемуаров тюремной литературы «Сказки из дома мертвых », сравнимый лишь столетием позже с «Архипелагом ГУЛАГ » Солженицына .Так что «Мишкин» Достоевского не совсем понимает, о чем говорит воображаемый персонаж.

Этот отрывок читается как OpEd, с добавленной грацией стиля Дистоевского и толчком (в этом минимально воссозданном марше смерти) idée fixe Идиота : сострадание. Князь Мышкин говорит первым.

–PT

«Да, я видел казнь во Франции, в Лионе. Шнайдер взял меня с собой посмотреть ».

«Что, парня повесили?»

«Нет, во Франции людям головы отрубают.”

«Что сделал этот парень? — ага?»

«О нет, это мгновенная работа. Они помещают человека в раму, и что-то вроде широкого ножа падает от машины — они называют это гильотиной — он падает с ужасающей силой и весом — голова отрывается так быстро, что вы не можете моргнуть в промежутке. Но все приготовления такие ужасные. Когда они объявляют приговор, готовят преступника, связывают ему руки и увозят его на эшафот — это страшная часть дела.Вокруг толпятся люди, даже женщины, хотя им совершенно не нравится, когда на них смотрят женщины.

«Нет, это не для женщин».

Федор Достоевский

«Конечно, нет, конечно, нет! Преступник был прекрасным умным бесстрашным человеком; Его звали Ле Гро; и я могу сказать вам — хотите верьте, хотите нет, — что, когда этот человек ступил на эшафот, он кричал: , так и есть, — он был бел, как кусок бумаги. Разве это не ужасная мысль, что он должен был плакать — плакать! Кто бы ни слышал, что взрослый мужчина плачет от страха — не ребенок, а человек, который никогда раньше не плакал, — взрослый мужчина сорока пяти лет.Представьте, что должно было происходить в голове этого человека в такой момент; какие ужасные судороги должен был вынести весь его дух; это оскорбление души, вот что это такое. Разве он должен быть убит, потому что сказано «не убий», потому что он убил кого-то другого? Нет, это неверно, это невозможная теория. Уверяю вас, я видел это зрелище месяц назад, и до сих пор оно танцует у меня на глазах. Я часто мечтаю об этом ».

Принц оживился, когда он говорил, и его бледное лицо залилось оттенком цвета, хотя его манера говорить была такой же тихой, как всегда.Слуга с сочувственным интересом следил за его словами. Ясно, что он совсем не хотел прекращать беседу. Кто знает? Возможно, он тоже был человеком с воображением и способностью мыслить.

«Ну, во всяком случае, хорошо, что не болит, когда у бедняги отрывается голова», — заметил он.

«А вы знаете, — горячо воскликнул принц, — что вы сделали это замечание сейчас, и все говорят одно и то же, и машина спроектирована так, чтобы избежать боли, я имею в виду эту гильотину; но тогда мне в голову пришла мысль: а что, если это все-таки плохой план? Вы, наверное, можете посмеяться над моей идеей, но я все равно не мог не прийти в себя.А теперь, с репутацией, пытками и прочим — вы, конечно, страдаете ужасной болью; но тогда ваша пытка — это только телесная боль (хотя, без сомнения, у вас ее много), пока вы не умрете. Но здесь Я должен представить, что самая ужасная часть всего наказания — это вовсе не телесная боль, а определенное знание того, что через час, затем через десять минут, затем через полминуты, затем сейчас — это самое мгновенно — ваша душа должна покинуть ваше тело и вы больше не будете мужчиной — и это несомненно, определенно ! В том-то и дело — уверенность в этом.Как раз в тот момент, когда вы кладете голову на блок и слышите, как над головой стучит железная решетка — тогда эта четверть секунды — самая ужасная из всех.

«Это не мое собственное фантастическое мнение — многие думали так же; но я чувствую это так глубоко, что скажу вам, что я думаю. Я считаю, что казнить человека за убийство — значит наказать его неизмеримо более ужасно, чем это равнозначно его преступлению. Убийство по приговору гораздо страшнее убийства, совершенного преступником. Человек, на которого ночью, в темном лесу или где-то еще нападают грабители, несомненно, надеется и надеется, что ему удастся сбежать до самого момента своей смерти.Есть множество случаев, когда мужчина убегал или умолял о пощаде — во всяком случае, в какой-то степени надеясь на это — даже после того, как ему перерезали горло. Но в случае казни эта последняя надежда, имея которой неизмеримо менее страшно умереть, отбирается у негодяя, и ее место заменяется уверенностью ! Это его приговор, а вместе с ним и эта ужасная уверенность в том, что он не может избежать смерти — что, как я считаю, должно быть самой ужасной болью в мире. Вы можете поставить солдата перед ртом орудия в битве и выстрелить в него — и он все еще будет надеяться.Но прочтите тому же солдату его смертный приговор, и он либо сойдет с ума, либо заплачет. Кто осмелится сказать, что любой мужчина может перенести это, не сойдя с ума? Нет нет! это оскорбление, позор, в этом нет необходимости — почему такое должно существовать? Несомненно, могут быть люди, осужденные, которые какое-то время страдали от душевных страданий, а затем получили отсрочку; возможно, такие мужчины могли впоследствии рассказать о своих чувствах. Наш Господь Христос говорил об этой тоске и страхе. Нет! нет! нет! Ни с одним мужчиной нельзя так обращаться, ни с мужчиной, ни с мужчиной! »

Вы можете полностью прочитать The Idiot бесплатно в Интернете на сайте Project Gutenberg.

RallyPoint — Военная сеть

RallyPoint — Военная сеть

Социальная сеть, созданная, для и о военнослужащих и ветеранов. Консультации сверстников. Место работы. Наставничество. Крупнейшая военная социальная сеть, которая поможет вам вести лучшую жизнь.

Причины присоединиться к нам

Общение с другими ветеранами. Одноранговое наставничество. Общайтесь со старыми друзьями. Найдите работу.

Одноранговое наставничество

Военное наставничество

Свяжитесь с военнослужащими, которые в настоящее время служат, чтобы помочь преодолеть препятствия в своей карьере.

Помогите другим

Вы узнали из своего военного опыта. Вы знаете, как указать кому-нибудь в правильном направлении. Посмотрите, что люди спрашивают сегодня.

Связи ветеранов

Военная жизнь не заканчивается, когда мы расстаемся. Оставайтесь на связи со старыми друзьями и встречайтесь с новыми, которые понимают вас так, как никогда не поймут люди на других платформах.

Присоединиться

Сделайте следующий шаг в карьере

RallyPoint помогает преодолеть разрыв между начинающими ветеранами и потенциальными работодателями и учебными заведениями, соединяя вас с дружественными военным организациями, ищущими ваши навыки и интересы.Наши вакансии созданы для вас и вашего карьерного роста

Вакансии

Клиенты, которые поддерживают наше сообщество

Наши консультанты

Последняя пресса

Обеспечение более быстрого реагирования на самоубийства военного сообщества

12 августа 2020

Читать статью>

Использование машинного обучения для решения важнейших мировых проблем

6 июля 2020

Читать статью>

Члены RallyPoint отдают дань уважения ветеранам во время пандемии

28 января 2021 г.

Читать статью>

Миссия RallyPoint по предотвращению самоубийств среди военнослужащих и ветеранов

10 августа 2020

Читать статью>

Совет по трудоустройству для ветеранов, ведущие работодатели-ветераны встречаются на RallyPoint

19 марта 2021 г.

Читать статью>

Достоевский приговорен к смертной казни — Интересная литература

Наиболее значимые события в истории книги 16 ноября

1849: Федор Достоевский приговорен к смертной казни за антиправительственную деятельность.В последний момент смертный приговор был заменен четырьмя годами каторжных работ и ссылкой в ​​лагерь в Омске, Сибирь, с последующей принудительной военной службой. Он станет одним из ведущих русских романистов XIX века вместе со Львом Толстым.

1930: Родился Чинуа Ачебе. Этому нигерийскому писателю при рождении было дано имя Альберт — после того, как принц Альберт, супруг королевы Виктории, Ачебе позже отказался от колониальных ассоциаций своего имени, вернув его: он взял имя Чинуа из строки нигерийской молитвы.Его самый известный роман, вещей, разваливающихся на части (1958), получил свое название от стихотворения У. Б. Йейтса «Второе пришествие». Он также известен своей страстной критикой Джозефа Конрада как «кровавого расиста», особенно в новелле Конрада Сердце тьмы .

1939: Родился Майкл Биллингтон. Он известный театральный критик и рецензент — действительно, театральный критик в Великобритании дольше всех работает. Он также написал официальную биографию драматурга Гарольда Пинтера.

1948: Родилась Бонни Грир. Этот американо-британский драматург и писатель был президентом Общества Бронте с 2011 по 2015 год. В 2011 году она опубликовала биографию поэта Гарлемского Возрождения Лэнгстона Хьюза. Она также является активным твитером, за ней можно следить в Twitter @ Bonn1eGreer.

Изображение: Чинуа Ачебе выступает в Эсбери-холле, Буффало, в рамках серии «Вавилон: 2-й сезон», подготовленной Литературным центром Джаста Баффало, Холлуоллс и Международным институтом; Стюарт С.Шапиро в 2008 году; Wikimedia Commons.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Связанные

Федор Достоевский | Broadway Play Publishing Inc

Федор Достоевский | Broadway Play Publishing Inc

щелкните изображение, чтобы загрузить большую версию

Достоевский Фёдор

Федор Достоевский родился 11 ноября 1821 года в семье Михаила и Марии. Он был вторым из семи детей.Его мать умерла от болезни в 1837 году, а отец умер два года спустя, по сообщениям, убитым собственными крепостными. Вскоре после смерти матери Достоевский был зачислен в Военно-инженерную академию в Санкт-Петербурге, которая служила кадровым резервом для российской бюрократии. Однако, изучая государственное дело, он оттачивал свои писательские навыки, набрасывая черновики своего первого романа « Бедные люди», , опубликованного в 1846 году, и вызвали теплый критический отклик.Достоевский был арестован и заключен в тюрьму в 1849 году за антиправительственную деятельность, связанную с радикальной интеллектуальной группой, Петрашевским кружком, и 16 ноября того же года был приговорен к смертной казни. После инсценировки казни, когда ему грозила инсценировка расстрела, наказание Достоевского было заменено несколькими годами ссылки на каторгу в колонии каторга в Омске, Сибирь. Он был освобожден из тюрьмы в 1854 году и должен был прослужить еще четыре года в Сибирском полку.Это был поворотный момент в жизни автора. Достоевский отказался от своих прежних радикальных настроений и стал глубоко консервативным и чрезвычайно религиозным. Освободившись от заключения и службы к 1858 году, он начал четырнадцатилетний период яростного писания, в ходе которого он опубликовал много значительных текстов. Среди них: Дом мертвых (1862), Записки из подполья (1864), Преступление и наказание (1866), Идиот (1868) и Дьяволы (1871).В 1860 году он вернулся в Петербург, где вместе со своим старшим братом Михаилом вел серию неудачных литературных журналов. Достоевский был опустошен смертью своей первой жены в 1864 году, а вскоре после этого — смертью его брата. 15 февраля 1867 года Достоевский женился на своей стенографистке Анне Григорьевне Сниткиной, которая занималась его делами до своей смерти в 1881 году. За два месяца до своей смерти Достоевский завершил эпилог к ​​книге Братья Карамазовы (1880), которая была опубликована в серийная форма в «Русском Вестнике.Он умер 9 февраля 1881 года.

Для получения информации о потоковых выступлениях посетите нашу страницу Pandemic.

5 глубоких цитат русского писателя Федора Достоевского

22 декабря 1849 года 28-летний Федор Достоевский вышел из сырого Петербурга.Петербургскую тюрьму на лютый мороз и расстреляли. «Через минуту, — думал Достоевский, — он умрет. Он опубликовал два романа — первый имел успех, следующий провалился — но он хотел сказать и сделать гораздо больше.

Когда палачи подняли винтовки, подъехали лошадь с телегой, размахивая белым флагом. Царь Николай, как сообщил вестник, пощадил жизнь Достоевского вместе с жизнями его соратников-радикалов. Вместо этого они проведут следующие четыре года в сибирском исправительно-трудовом лагере, в аду вместо внезапной смерти.

Достоевский вернулся из Сибири другим человеком. Он столкнулся лицом к лицу со своей собственной смертностью и увидел всю глубину жестокости, которую человек может проявить и вынести. Но в отличие от некоторых своих современников, он не потерял веру. Фактически, его вера в Бога и искупительная сила любви никогда не были сильнее.

«Наш образ Достоевского как этого хмурого, хмурого русского писателя тяжелых романов затмевает более тонкую картину настоящего мужчины», — говорит Алекс Христофи, автор книги «Достоевский в любви: интимная жизнь», литературной биографии россиян. писатель.

Да, Достоевский страдал от тяжелых эпилептических припадков и боролся с игровой зависимостью, но он также был преданным семьянином, который нашел любовь всей своей жизни со своей второй женой и близким соратником Анной. Среди его самых известных работ — «Братья Карамазовы», «Записки из подполья» и «Преступление и наказание», книги, сформировавшие экзистенциализм и даже психологию.

Давайте познакомимся с настоящим Достоевским через пять откровенных цитат из его жизни и литературы:

1.«Литература — это картина, или, скорее, в определенном смысле и картина, и зеркало».

В 1846 году Достоевский написал другу, ликуя по поводу успеха своей самой первой книги «Бедные люди», из которой процитирована приведенная выше цитата. Книга только что вышла, чтобы получить восторженные отзывы и прибыльные продажи. «Если бы я начал рассказывать вам обо всех своих успехах, у меня закончилась бы бумага», — писал он.

«В одночасье он стал литературной сенсацией», — говорит Кристофи.

Жизнь Достоевского тогда была нелегкой.Он вырос в Москве, большую часть детства провел в больнице для бедных, где его отец был врачом. В школе он терялся в мечтах, над ним издевались более аристократические одноклассники. Мать Достоевского умерла от туберкулеза, когда ему было 15 лет, а его отец был убит двумя годами позже.

Осиротев, Достоевский сумел окончить военную академию и стать военным инженером («не очень хорошим», — говорит Христофи), но на самом деле он хотел писать, как его литературный герой Николай Гоголь.Итак, он написал рукопись того, что впоследствии станет «Бедным народом», и друг передал ее в руки известного литературного критика Виссариона Белинского, который подумал, что это гениальное произведение.

После успеха своего первого романа Достоевский на короткое время был охвачен русскими литераторами и оставил свою инженерную службу в армии. Но когда его следующий роман потерпел неудачу, его новые литературные «друзья» повернулись против него, высмеивая его странные манеры и манеру говорить. Достоевский всегда был маленьким, бледным и физически слабым, и первые симптомы эпилепсии у него появились еще в подростковом возрасте.

«Вскоре Достоевский попал в гораздо более опасную, революционную группу писателей, у которых был салон, где они обсуждали идеи, бросающие вызов царю, что было огромным запретом», — говорит Христофи. Вот тогда и начались настоящие неприятности Достоевского.

Полная цитата: «Литература — это картина, или, скорее, в определенном смысле одновременно и картина, и зеркало; это выражение эмоций, тонкая форма критики, дидактический урок и документ». «Бедные люди» (1846)

2.«Убийство по приговору гораздо страшнее убийства, совершенного преступником».

Вышеупомянутая строка взята из романа «Идиот», опубликованного спустя десятилетия после казни Достоевского и четырехлетних испытаний в Сибири, но она отражает то, как на его жизнь навсегда повлияли его арест и заключение.

Достоевский и его круг диссидентских мыслителей были сданы секретным офицером царской тайной полиции. Признанный виновным в сфабрикованных обвинениях в «заговоре» — царь Николай опасался государственного переворота, подобного неудавшемуся восстанию декабристов 1825 года — Достоевский и его друзья были приговорены к расстрелу.

Позднее выяснилось, что отсрочка в последний момент была частью хореографической «инсценировки казни», направленной на то, чтобы подвергнуть заключенных психологическим пыткам и вызвать неуместное чувство благодарности за «милосердие» царя.

Хотя мы не можем знать точных мыслей Достоевского перед расстрельной командой, персонаж в «Идиоте» становится свидетелем казни на гильотине и ставит себя на место осужденного, говоря: «[Т] ​​сильнейшая боль может не быть в ранах, а знать наверняка, что через час, затем через десять минут, затем через полминуты, затем сейчас, в эту секунду — твоя душа вылетит из твоего тела и ты перестанешь быть мужчиной.»

Четыре года Достоевского в сибирской тюрьме были невыразимо ужасными. Его содержали в тюрьме с самыми опасными преступниками, а его руки были скованы круглосуточно. Условия в убогих, переполненных камерах были абсолютно адскими, усугубляемыми для Достоевского запретом на совершение преступления. книги.

«Но у него был с собой Новый Завет, — говорит Христофи. — А тюрьма была временем, когда Достоевский очень глубоко задумался о своей духовности как православного христианина. Это тема, которую вы видите в большинстве его произведений после Сибири, включая его величайшие романы.»

Бонусная цитата:« Человек — существо, которое может привыкнуть ко всему, и я думаю, что это лучшее его определение ». « Дом мертвых »(1861)

3.« Я бы скорее останься со Христом, чем с истиной ».

К тому времени, когда Достоевский был освобожден из тюрьмы в 1854 году, некоторые из« радикальных »идей, которые так угрожали царю, теперь были de rigueur среди молодых европейских интеллектуалов и писателей.

«В то время модным был атеизм и новые политические движения, такие как социализм и утилитаризм, отвергавшие религию», — говорит Кристофи.«На этом фоне Достоевский был весьма необычным в своей стойкой защите христианской веры». В письме, которое он написал из тюрьмы, он сказал, что «если бы кто-нибудь доказал мне, что Христос вне истины», он предпочел бы остаться со Христом, чем с истиной.

На протяжении всей своей жизни общаясь с бедными, Достоевский симпатизировал утопическим движениям, направленным на создание более эгалитарного общества, но он боялся того, что произойдет, когда Бог будет без престола, а человек вознесется на его место.Имейте в виду, что это было за полвека до большевистской революции и подъема тоталитарного коммунистического режима, который заключил в тюрьмы и убил десятки миллионов при Сталине.

«Достоевский очень сильно чувствовал, что социализм, основанный на атеизме, закончится насилием», — говорит Христофи. «В этом, я думаю, он был очень пророческим».

Дополнительная цитата: «Если нет Бога и нет загробной жизни, разве это не означает, что мужчинам будет позволено делать все, что они хотят?» «Братья Карамазовы» (1879)

4.«Я признаю, что дважды два — четыре — это отличная вещь, но если мы отдадим все должное, дважды два — пять — тоже иногда очень мило».

Эта цитата взята из «Записок из подполья» (1864 г.), ответа Достоевского на чрезвычайно популярный философский роман другого русского писателя, Николая Чернышевского, под названием «Что делать?»

Имя Чернышевского сегодня не на слуху, но еще в 1860-х годах он своими утопическими идеями повлиял на подающих надежды социалистов, утилитаристов и будущих коммунистов.Согласно Чернышевскому, человеческое поведение подчиняется тем же рациональным, научным законам, что и остальная вселенная.

«Если мы все будем преследовать свои рациональные интересы, мир станет прекрасным местом, и мы сможем покончить с иррациональными представлениями, такими как Бог», — говорит Кристофи. «Но все это основано на идее, что люди — это заводные создания, которые будут делать только то, что наиболее рационально».

По опыту Достоевского, люди работали совсем не так.Как показывает приведенная выше цитата, иногда мы не можем не сказать, что два и два равно пять, просто чтобы доказать, что мы можем.

«Иногда люди делают что-то извращенное, даже если это просто доказывает, что они свободны», — говорит Кристофи.

Сам Достоевский не всегда действовал в своих рациональных корыстных интересах. Например, он был игроком. Сегодня мы бы сказали, что у него пристрастие к азартным играм, но Достоевский знал только, что он не может отказаться от игры в рулетку. Независимо от того, был ли у него весь в наличных деньгах или по уши в долгах, он играл и проиграл гораздо больше, чем выиграл.В таком саморазрушительном поведении не было ничего рационального.

Анонимный главный герой в «Записках из подполья» был мешаниной противоречий, «свободным» человеком, который едва мог функционировать в обществе. Если бы его оставили следовать его «рациональным личным интересам», результатом был бы хаос, а не утопия. Достоевский продолжил эту тему в «Преступлении и наказании», первом из своих великих романов, в котором жестоко рациональные планы человека убить старуху за деньги терпят крах.

Дополнительная цитата: «Для человека, освободившегося от всех религиозных предрассудков, нет большей или более болезненной тревоги, чем то, как он скорее всего найдет новый объект или идею для поклонения.«« Братья Карамазовы »(1879)

5.« Что такое ад? Я утверждаю, что это страдание от неспособности любить ».

Эта цитата взята из последнего и величайшего романа Достоевского« Братья Карамазовы ».« У нас есть этот образ Достоевского как плодовитого писателя, который постоянно что-то строчит за столом или спорит. со своими современниками, но на самом деле он посвятил большую часть своей жизни поиску партнера, с которым он мог бы создать семью », — говорит Христофи.

Достоевский впервые женился на вдове по имени Мария в 1857 году, но вскоре они поняли, что они несовместимы и несчастны. вместе.Мария умерла в 1864 году, в том же году, когда Достоевский потерял своего брата Михаила, и Достоевский оказался материально ответственным за сына Марии и семью Михаила.

Отчаявшись избавиться от долгов с Михаилом, Достоевский подписал контракт на поставку нового короткого романа в течение одного года, но вместо этого он провел 11 месяцев, работая над «Преступлением и наказанием». Оставался всего один месяц, и он попросил стенографистку делать стенографические записи, пока он быстро диктовал роман.

Нанимая им женщина, 20-летняя Анна Григорьевна Сниткина, станет не только его близким литературным соратником и деловым партнером, но и любовью всей его жизни.Анна и Федор поженились в 1867 году, у них родилось четверо детей, только двое из которых дожили до совершеннолетия.

«Я видел все, через что он прошел — инсценировку казни, тюрьму в Сибири, его пристрастие к азартным играм — мне действительно приятно видеть, как он наконец нашел любовь», — говорит Кристофи.

Вместе с Анной (и заботящейся о его финансах) Достоевский опубликовал в 1879 году «Братьев Карамазовы». Масштабная эпопея имела монументальный коммерческий успех.

«В то время« Братья Карамазовы »стали большой сенсацией, — говорит Христофи.«Это сделало его одним из самых известных и почитаемых писателей в России. Когда Достоевский умер в 1881 году [от эпилепсии], на его похороны в Санкт-Петербурге прошла уличная процессия из десятков тысяч человек. Прохожие спрашивали, неужели они. хоронили царя «.

Бонусная цитата: «Красота спасет мир». «Идиот» (1869)

HowStuffWorks получает небольшую партнерскую комиссию при совершении покупок по ссылкам на нашем сайте.

Есть ли место смертной казни в американском обществе? — The Observer

, декабрь.22 февраля 1849 года Федор Достоевский, один из известных российских писателей, был доставлен на Семеновскую площадь для казни вместе с 21 членом Петрашевского кружка, группой русских литературных интеллектуалов и критиков царского режима. Однако в последний момент их помиловал царь Николай. Достоевский повторил свои чувства по поводу этого решения в «Идиоте»: «Вы можете вывести солдата и поставить его лицом к пушке в битве и выстрелить в него, и он все еще будет надеяться; но прочтите приговор о верной смерти тому же солдату, и он сойдет с ума или разрыдется.”

Прав ли Достоевский? Есть ли причина для существования в демократическом обществе действия, вызывающего такой сильный психологический террор? Наши ответы на эти вопросы важны, потому что они повлияют не только на наш национальный имидж и идентичность, но и на судьбу тех, кто в настоящее время находится в камерах смертников.

Короче говоря, мы должны поговорить об этом, потому что наше понимание справедливости во многом зависит от его завершения.

В условиях демократии мы должны принимать обоснованные и точные решения.Каждая принятая политика должна подкрепляться наилучшими доступными исследованиями; Однако если такое исследование ошибочно или вводит в заблуждение, мы должны отклонить его. Особенно это касается смертной казни.

В видео PragerU «Всегда ли смертная казнь моральна?» Деннис Прагер делает множество утверждений, подтверждающих эту практику, но, тем не менее, есть столько же причин для отклонения этих утверждений. Учитывая мощный охват PragerU, мы должны внимательно рассмотреть каждый из них.

Во-первых, Прагер утверждает, что смертная казнь является сильным средством сдерживания насильственных преступлений.Этот аргумент — один из наиболее часто используемых сторонниками смертной казни, но он также является одним из самых неубедительных. Сравнимые показатели убийств в штатах со смертной казнью и без нее. Хотя это не говорит о том, что за этой практикой скрывается нулевой сдерживающий фактор, это свидетельствует о серьезной двусмысленности, которая просто не может существовать для такого постоянного наказания.

Более того, этот аргумент предполагает, что каждый убийца или гнусный преступник все время действует рационально, что совершенно неверно.Некоторые преступления совершаются на почве страсти, гнева или ненависти. Тех, кто хочет лишить жизни ни в чем не повинного человека, не поколеблёт их собственная смерть. Даже самая жестокая форма казни не остановила бы стрелка из ночного клуба Pulse или стрелка из Конгрегации «Древо жизни». Оба действовали нерационально и с полным пренебрежением к святости человеческой жизни. Глупо надеяться, что смертная казнь может спасти жизни ни в чем не повинных людей; мы не можем рассчитывать на это.

Затем Прагер переходит к аргументу о том, что смертная казнь предполагает прекращение наказания жертв и их семей.Этот непроверенный аргумент может показаться убедительным и даже очевидным: «Конечно, мы должны желать, чтобы семьи жертв убийств чувствовали себя закрытыми — они этого заслуживают . »Однако мы должны признать, что каждый человек скорбит по-своему; в то время как одна семья жертвы убийства может поддержать смертную казнь, другая будет категорически против нее. Анекдоты и личные свидетельства, хотя и информативны, не помогают при выборе наилучшего курса действий. Если мы хотим наилучшим образом поддержать этих людей, мы должны мыслить критически и логически.

Смертная казнь непредсказуема в предложении закрытия. Не каждый убийца приговорен к смертной казни, и даже те, кто приговорен к смертной казни, могут быть казнены только спустя десятилетия. Фактически, в некоторых регионах у заключенных, приговоренных к смертной казни, больше шансов умереть естественной смертью, чем казнить. Для горюющих семей смертная казнь является шатким и неустойчивым основанием для закрытия этой главы их жизни. Их горе может даже усугубиться, особенно в результате многочисленных апелляций, которые последовали за такими убеждениями, постоянно возвращая их в самые мрачные моменты их жизни.

Поддержка не может исходить из неопределенности. Мы не должны тратить время и ресурсы на бездоказательные методы наказания, как ради уязвимых семей, так и общества в целом.

Прагер далее переходит к аргументу, что дешевле казнить жестоких заключенных, чем держать их в тюрьме. Если мы хотим опровергнуть это утверждение, мы должны сначала опровергнуть предположение, ведущее к этому утверждению. Во-первых, казнь не дешевле тюремного заключения; это и государственная, и общенациональная тенденция.Исследование, проведенное в 2016 году, показало, что на дела о смертной казни тратится примерно на 1,12 миллиона долларов больше, чем на дела, не относящиеся к смертной казни, по всей стране. Причина этого несоответствия проста: дела о смертной казни — это не просто дело одно и то же. Эти судебные процессы влекут за собой многочисленные апелляционные дела, увеличивая судебные издержки и оставляя заключенных, приговоренных к смертной казни, ждать неопределенной и маловероятной казни в течение десятилетий.

Конечно, к заключенным нельзя относиться как к простым числам или статистике. Человеческие издержки смертной казни еще более серьезны.

Наконец, Прагер предполагает, что доказательства ДНК сделали «практически невозможным казнь невиновного человека». Это просто неверно. Во-первых, доказательства ДНК не так однозначны; он настолько точен, насколько точны люди, которые его используют, а предубеждения могут и будут подавлять стремление к справедливости. В Северной Каролине правоохранительные органы с криминалистическими лабораториями получают вознаграждение в размере 600 долларов за ДНК-доказательства, по результатам которых был вынесен обвинительный приговор. Этот небольшой стимул может сильно повлиять на то, кто приговорен к смертной казни, а кто нет, что приводит к серьезному риску вынесения приговора не тому человеку.Игнорируя предубеждения, анализ ДНК все же может привести к серьезным ошибкам из-за явления, называемого «вторичный перенос», или появления чужеродной ДНК на объектах, к которым люди никогда не прикасались.

Дело об убийстве Равиша Кумры подчеркивает эту особую опасность. Равиш Кумра, 66-летний инвестор из Монте-Серено, Калифорния, был дома и смотрел телевизор в 2012 году, когда группа грабителей ворвалась в его дом, связала его и его жену, украла его вещи и уехала. Позже Равиш задохнулся, заклеив рот изолентой.Следователи обыскали его дом в поисках образцов ДНК, даже проверив его под ногтями. Анализ показал, что, среди других потенциальных подозреваемых, сообщником мог быть 26-летний бездомный по имени Лукис Андерсон; однако записи показали, что он был помещен в больницу на ночь после пьянства. Невозможно представить, каким образом он мог участвовать в преступлении.

Дальнейшее расследование показало, что Андерсон знал одного из преступников и даже встречался с ним за несколько дней до совершения преступления.В результате ДНК была передана от Андерсона ДеАнджело Остину, преступнику, который обратился к Андерсону за советом. Затем эта ДНК оказалась под ногтями Кумры, в результате чего Андерсон был заключен в тюрьму на несколько месяцев за преступление, которого он не совершал .

Даже самые передовые технологии могут стать жертвой человеческой предвзятости и технических ошибок, но что еще более тревожно, так это то, что эти типы ошибок привели и все еще приводят к несправедливому тюремному заключению невинных людей.Трудно подсчитать, сколько невиновных приговорено к смертной казни, но по оценкам, по крайней мере 4,1% приговоренных к смертной казни были бы реабилитированы, если бы оставались в тюрьме на неопределенный срок.

Даже если мы допустим, что дальнейшие усовершенствования технологий приведут к резкому сокращению числа невиновных приговоров, этот показатель никогда не будет равен нулю. Судебная система полагается на убеждение присяжных в том, что человек виновен или невиновен. Предубеждения не исчезают волшебным образом. Кроме того, исходный аргумент основан на утверждении, что фактически невозможно казнить невиновного человека, а не полностью невозможно.Даже один невиновный человек, приговоренный к смертной казни и казненный, остается невиновным, приговоренным к смертной казни и казненным. Это действие необратимо — и хотя ни в чем не повинные люди все равно будут ошибочно осуждены без смертной казни, пожизненное заключение не является пожизненным заключением. У них еще есть шанс доказать свою невиновность.

Понимание исследований, касающихся смертной казни, важно, но есть еще один аргумент, который необходимо учитывать, моральный аргумент: «Является ли смертная казнь когда-либо справедливой?» Хотя это может быть не так просто, но все же чрезвычайно важно рассмотреть этот вопрос, поскольку наш ответ напрямую повлияет на наши ценности и убеждения.

В видео Денниса Прагера он заявляет, что любой, кто обеспокоен справедливостью и справедливостью, должен поддержать смертную казнь. Сторонники, такие как Прагер, предполагают, что смертная казнь является необходимой и существенной частью системы уголовного правосудия. Как и в случае со многими из этих аргументов, существуют основные предположения, которые мы должны изучить.

Если смертная казнь необходима, то есть два скрытых предположения. Во-первых, смертная казнь является единственно возможной формой наказания за тяжкие преступления, а во-вторых, смертная казнь по праву устанавливает справедливость.Мы можем вывести первое предположение из того простого факта, что, если существуют другие мыслимые формы наказания, то нет истинной необходимости в смертной казни — вместо этого преступник может быть наказан другими способами. Второе предположение основано на том, что цель системы уголовного правосудия — установить правосудие; очевидно, что наказание, не устанавливающее справедливости, неприемлемо.

Первое предположение уже приводит к тому, что аргумент начинает разваливаться, так как он сразу же понимается как ложный.Смертная казнь — не единственная возможная форма наказания, которая существует — пожизненное заключение без права досрочного освобождения — одна из таких альтернатив за особо тяжкие и тяжкие преступления.

Второе предположение более сложное и тонкое. Чтобы решить эту проблему, мы должны понять, что значит установить справедливость и что справедливость требует от общества, заботящегося о нравственности.

Видео

Prager использует множество примеров пафоса. В начале видео он цитирует случай доктораУильям Пети, врач, семья которого была жестоко убита, а дом сожжен. Он был единственным выжившим. Рассказывая нам эту историю, Прагер надеется эмоционально убедить аудиторию; он хочет, чтобы мы разозлились на этих убийц и через гнев выступили за «справедливую» форму наказания, которая, как оказалось, является смертной казнью. Как он очень ясно дает понять, он хочет, чтобы мы задались вопросом, почему кто-либо вообще мог предложить, чтобы убийцы Пети, или любые другие убийцы, в этом отношении, были наказаны только пожизненным заключением.

Но являются ли гнев и ненависть хорошими основаниями для справедливости? Или это просто жестокая форма убийства из мести? Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны оглянуться назад в историю, особенно во времена Римской республики. В 63 г. до н.э. римский политик Катилина попыталась свергнуть Цицерона, одного из двух консулов. Заговор, известный как Заговор Катилины, был пресечен, Катилина и его люди были схвачены и доставлены в Сенат для вынесения приговора. Большинство политиков предлагали казнь, кроме одного человека: Юлия Цезаря.

Из многих известных деяний Цезаря в его жизни, речь, которую он произнес в Сенате, особенно впечатляет, поскольку он попытался убедить сенаторов в том, что казнь — это неправильный подход, вместо этого он предпочел изгнание. Цезарь приводит около 33 основных аргументов на протяжении всей речи; ради нас мы остановимся лишь на некоторых из них.

В начале речи Цезарь говорит: «Ум, когда [гнев и ненависть] мешают ему видеть, не может легко увидеть, что правильно … Когда ум свободно действует, его рассуждения здравы: но страсть, если она овладевает им, становится его тираном, а разум бессилен.Говоря более ясным языком, он говорит, что мы должны действовать не по страсти, а по разуму. Если мы действуем со страстью, тогда невозможно решить, что правильно, а что нет.

Можно ли добиться справедливости на основе гнева? Нет. Судебная система требует, чтобы каждый участник действовал рационально. В суде нет места сильным эмоциям. Это не означает, что люди не могут горевать или выражать себя эмоционально, потому что любой порочный поступок станет для любого человека тяжелым эмоциональным бременем. Это означает, что, решая, как наказать преступников, мы всегда должны действовать сдержанно и разумно, чтобы система уголовного правосудия не превратилась в средство убийств из мести.

Аргумент необходимости, однако, является лишь одним из многих моральных аргументов, которые используют консерваторы, такие как Прагер. Более спорным аргументом является то, что убийцы заслуживают смерти. Это можно сформулировать как обычную поговорку: око за око, зуб за зуб. Те, кто отнимают жизнь, заслуживают того, чтобы ее отняли. Когда мы подошли к другим аргументам, мы должны задать себе вопрос: действительно ли кто-нибудь заслуживает смерти?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо изучить идею общественного договора, самого основы нашей демократической республики.Социальный договор существовал во многих формах на протяжении всей истории: его можно увидеть в Декларации независимости, в трудах Жан-Жака Руссо, а также в трудах политического философа ХХ века Джона Ролза. О какой бы форме вы ни говорили, общественный договор всегда предполагал, что все люди должны рассматриваться как равные.

Джон Роулз провел мысленный эксперимент, чтобы объяснить эту концепцию, в котором он просит нас подумать о времени до основания какой-либо нации — своеобразное исходное положение — где мы можем решить, какие правила и ценности должно иметь наше общество.В этом исходном положении существует «завеса невежества», так что мы не знаем ни одной из наших личных характеристик — нашей расы, пола, религиозности, уровня дохода. По сути, Ролз хочет знать, каким правилам и ценностям люди будут отдавать приоритет, не зная их личных дескрипторов.

Если мы как разумные люди решим, что некоторые люди заслуживают смерти, то мы нарушим этот договор. Мы не можем относиться ко всем как к равным, если говорим, что какая-то часть населения заслуживает смерти.Наша демократия не может так работать. Никто не должен заслуживать смерти, и мы не можем предоставить государству такую ​​власть над нашей жизнью. Такая власть легко может быть связана с злоупотреблениями и коррупцией.

В то время как кто-то вроде Прагера скажет, что смертная казнь — единственный моральный вариант для наказания преступников, совершивших насильственные преступления, правда в том, что здесь нет никакой пользы. Это наносит вред ни в чем не повинным людям, истощает ресурсы и деньги и оставляет семьям мало надежды на то, что они смогут найти утешение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.