Эсеры методы политической деятельности: Методы политической деятельности социалистов революционеров. Лидеры эсеров

Содержание

Эсеры Томской губернии в документах и материалах сибирских органов ВЧК (1920-1921 гг.)

Список литературы

1. Суслов А.И. Социалисты в Советской России: проблемы историографии // Вестник Томского государственного университета. 2008. № 309. С. 103-107.

2. Российский государственный архив социально-политической истории (далее — РГАСПИ). Ф. 274. Оп. 1. Д. 23.

3. Центр документации новейшей истории Омской области (далее — ЦДНИОО). Ф. 19. Оп. 1. Д. 238.

4. Центр документации новейшей истории Томской области (далее — ЦДНИТО). Ф. 1. Оп. 1. Д. 22.

5. История Сибири. Т 4 : Сибирь в период строительства социализма. Л. : Наука, Лениград. отд-е, 1968.

6. Из истории земли Томской. 1917-1921. Народ и власть : сб. док. и материалов. Томск, 1997.

7. Макарчук С.В. Экстремизм в политической культуре большевизма: установление советской власти на Востоке России (1919-1922 годы) // Вестник КемГУКИ. 2015. № 31. С. 112-118.

8. Гагарин А.В. Первые выборы Советов в Сибири после разгрома колчаковщины // К 50-летию освобождения Сибири от колчаковщины : материалы науч. конф. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1970. Вып. 2. С. 19-23.

9. Государственный архив Новосибирской области (далее — ГАНО). Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 84.

10. Томская область: исторический очерк. Томск, 1994.

11. РГАСПИ. Ф. 274. Оп. 1. Д. 23. 83 л.

12. ЦДНИТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 4.

13. ГАНО. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 20.

14. Боженко Л.И. Соотношение классовых групп и классовая борьба в сибирской деревне. Томск, 1968.

15. ГАНО. Ф. Р-1. Оп. 3. Д. 3.

16. Добровольский А.В. Социалисты-революционеры Сибири: от распада к самоликвидации. Новосибирск, 1997.

17. Дело революции. 1920. 26 авг.

18. ЦДНИТО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 55.

19. Измозик В.С. Политический контроль в Советской России (1918 — 1920 гг.) : автореф. дис.. канд. ист. наук. М., 1995.

20. Из истории земли Томской. 1921-1924. Народ и власть : сб. док. и материалов. Томск, 2000.

21. ГАНО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 155.

22. Протокол заседания совещания секретарей губкомов РКП(б) Сибири 19-20 июня 1922 г. // ГАНО. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 339.

Товарищи, граждане, господа!

Название
партии
Конституционно-
демократическая партия (кадеты)
«Союз
17 октября» (октябристы)
Партия
социалистов-
революционеров (эсеры)
РСДРП
(социал-
демократы)
Союз
русского народа (черносотенцы)
Когда основана 1905 г. 1905 г. 1900—1902 гг. 1898—1903 гг. 1905 г.
Политический
лагерь
Либеральный Либеральный Революционный Революционный Монархический
Лидеры П.Н.Милюков А.И.Гучков В.М.Чернов В.И.Ленин, Ю.О.Мартов Г.В.Плеханов, А.Н.Потресов А.И.Дубровин
Численность (в тыс.) 50—100 50—60 50—65 30—35
Около 400
Чьи интересы
выражали
Буржуазии, части интеллигенции Крупной буржуазии, помещиков, военных Крестьян, части интеллигенции Рабочих, деклассированной интеллигенции Рабочих, мещан, мелких чиновников, помещиков
Методы борьбы Легальные методы, парламентская борьба Легальные методы, парламентская борьба Террор, государственный переворот, революция Стачка, восстание, революция Манифестации, парламентская борьба, террор
Цели и задачи Учредительное собрание, развитие системы местного самоуправления, единство России. Равенство всех перед законом, отмена сословий, политические и демократические свободы. Отмена смертной казни. Свобода союзов, право на стачки, 8-часовой рабочий день, охрана труда женщин и детей, страхование рабочих. Предоставление малоземельным и безземельным крестьянам части помещичьих и государственных земель. Сохранение единства и нераздельности России в виде конституционной монархии. Всеобщее избирательное право. Гражданские права, неприкосновенность личности и собственности. Продажа государственных и удельных земель безземельным и малоземельным крестьянам. Развитие местного самоуправления, свобода рабочих союзов и стачек. Бессословный независимый суд. Развитие системы кредита, железных дорог, научных знаний. Уничтожение самодержавия, созыв Учредительного собрания, установление народовластия, федеративное устройство, право наций на самоопределение. «Социализация земли» — передача всей земли общинам и раздача по трудовым нормам всем, кто её обрабатывает, 8-часовой рабочий день, государственное страхование, установление минимума зарплаты. Народовластие, созыв законодательного собрания на основе всеобщего избирательного права, политические свободы (минимум), установление диктатуры пролетариата (конечная цель — максимум). Неприкосновенность личности, свобода передвижений, ликвидация сословий, образование на родном языке, отделение Церкви от государства,
8-часовой рабочий день, бесплатное обязательное образование.
Сохранение
и укрепление самодержавия. Сохранение традиционных основ экономической и политической жизни, возврат к дореформенному времени. Борьба с либералами и революционерами всеми доступными методами.

Томск 1917 года: от Февраля к Октябрю (по страницам музейного фотоальбома)

Сюжетом этой конкретной фотографии стала сцена распространения печатной агитационной продукции эсеровской партии, точнее, если правильно называть, партии социалистов-революционеров. Об этом нам сообщает плакат с лозунгом, на фоне которого сидит распространительница газет и брошюр – интеллигентного вида молодая женщина. Лозунг «Земля и воля» – это характерный опознавательный знак эсеровской партии, выдающий в них наследников российских народнических движений 1860-1880-х годов. В конце ХIХ века народничество как некая организационная структура была разгромлена, а новые реалии в виде развития капиталистического уклада в России разрушили цельность народнической идеи. Тем не менее, к началу ХХ века,  возникают неонароднические движения, которые в 1902 оформляются в партию социалистов-революционеров, сокращённо СР (откуда и взялось это аббревиатурное прозвище «эсеры»; кстати, как и «эсдеки»  – СД – социал-демократы). От своих предшественников, эсеровская партия восприняла представления об особой роли революционного крестьянства в России; о возможности здесь  некоего «особого» пути к социализму, минуя капитализм и пристальный интерес  к развитию кооперативного движения. От предшественников эсеры унаследовали и принятие, в качестве возможных методов борьбы с режимом, революционного террора, который был направлен на высших сановников, чинов полиции и других людей, кто был заподозрен в жестокости по отношению к народу и к революционерам.  Самые громкие теракты в Российской империи  в первое десятилетие ХХ века совершены  особой боевой организацией, созданной в эсеровской партии.

При всём своём интересе к крестьянскому сословию, при том, что лучшие умы  изучали уклад жизни крестьян, социологию и экономику  деревни, и, пожалуй, лучше, чем представители других российских партий представляли себе, чем живёт и дышит российская деревня, по своему социальному составу партия была скорее партией служащих, интеллигентов и офицеров. По подсчётам исследователей, именно из этих категорий граждан выдвигались эсерами депутаты  в разные органы власти и представительства, из них состояли основные работоспособные комитеты и организации. В Томске в интересующий нас период «между двумя революциями»   социальный «расклад» эсеров выглядел примерно так: 65 % — интеллигенция, служащие; по 10 % офицеров и солдат; около 6 % рабочих, 8 % студентов и всего 0,5 % крестьян.  Откуда же тогда общераспространённое мнение о том, что эсеры были «партией крестьян» и почему за них отдавал свои голоса  в выборных баталиях этого периода массовый крестьянский «электорат»?

Эсеровские организации, появившись в Сибири в 1904 году, после активного участия в событиях первой русской революции 1905-1907 годов, отошли от активного участия  в политике, и вплоть до конца 1916 года основной их деятельностью было участие в кооперативном движении и работа в легальных органах печати. Революция, по свидетельствам самих видных представителей этой партии, была для них «как гром среди ясного неба». Но уже с первых дней после Февраля партия социалистов-революционеров быстро увеличивается в размерах; это касается и числа ячеек, и числа членов. Программа партии, в которой было много общих положений «за  всё хорошее, против всего плохого», вызывала симпатию у самых разных людей, а для того, чтобы стать членом партии, нужно было всего лишь выразить своё согласие с программными положениями. К каким-то активным специальным действиям членство не обязывало. У партии эсеров вообще была чрезвычайно  рыхлая аморфная организация, очень долго вообще не было никакого устава, поэтому  к эсерам пошли самые разные люди, которые даже и программы не читали, а были привлечены знаменитым со времён народничества лозунгом «Земля и воля». Трактовать этот лозунг  каждый мог, как хотел. Но политика эсеров по увеличению численности своих членов, активная пропаганда в массах, особенно в деревне, сделала эсеров самой «узнаваемой» партией  именно в среде крестьян, наиболее многочисленного сословия бывшей Российской империи.

Для  пропагандистско-агитационной работы использовались  разные способы. Самый распространённый и обычный способ – это, конечно, издание своих газет и другой периодики.

В Томске эсеры издавали газеты «Путь народа» и «Крестьянский союз». В ряде городов Томской губернии были свои периодические издания, как, например,  в Ново-Николаевске и  Мариинске. Распространение периодики не всегда выглядело так, как на нашем снимке, продажей или раздачей на лавочке.  В  кооперативах и кооперативных объединениях существовали отделы, занимавшиеся не торговлей, а сопутствующими важными делами, например организацией изб-читален и бесплатных библиотек. Инструкторами в таких кооперативных неторговых отделах часто выступали эсеры (или «им сочувствующие»), неудивительно, что в таких библиотеках было много изданий именно эсеровского содержания и идейного наполнения.

Другой важный канал идеологического влияния социалистов-революционеров на массы был создан благодаря активной работе в  организованном партией губернском учительском бюро, а также их активностью в  молодёжных и студенческих клубах.

Все эти  энергичные агитационные действия сказались уже весной, когда в Томске и Томской губернии прошли выборы в народные собрания. В Томском Губернском собрании оказалось около  75 %  эсеров или «им сочувствующих»; в Томском Городском собрании из 98 избранников было 43 эсера, т.е. почти половина.  Так что, несмотря  на рыхлость и аморфность организационной структуры партии эсеров,  несмотря на то, что значительное большинство её новых членов, так называемых «мартовских эсеров» (тех, кто вступил в партию на волне революционного энтузиазма в марте 1917 г.) не вели никакой работы  и, зачастую, знали всего лишь только партийные  лозунги, узнаваемость социалистов-революционеров в широких массах была значительно большей, чем известность  других партий.  А  это  привлекало  весомый, как сейчас бы сказали,  электорат. Вот что пиар, как говорится, животворящий делает!

Дмитрий Карцев о том, почему у Ленина и его соратников получилось — Газета.Ru

Сто лет назад Владимир Ленин праздновал второе рождение: в качестве практического политика на родине, а не одиозного теоретика в эмиграции, как многие годы до этого. Сто лет спустя его никак не похоронят. И дело, конечно, не в теле.

Никто в апреле 1917 года не мог предположить, что возвращение из многолетней эмиграции Владимира Ленина станет судьбоносным не для одной небольшой партии, а для всей страны.

Ему хватило пары часов, чтобы огорошить своих соратников-большевиков требованием немедленно превратить революцию «буржуазную» в революцию «социалистическую» (они-то вместе с остальной «общественностью» только и успели отметить месячный юбилей падения многовекового самодержавия и не обзавелись еще такими далеко идущими планами). И еще пары дней, чтобы разгромить оппонентов и сломить волю сомневающихся однопартийцев.

Новой России, в свою очередь, понадобилось несколько мучительных месяцев на запоздалое осознание того, что она имеет дело не с чудаковатым маргиналом, а с харизматическим лидером, всерьез настроенным, а главное, способным стремительно превратить ее в сверхновую. Со всеми грандиозными катаклизмами, сопутствующими этому космическому процессу.

Но ведь умопомрачительные фантазии подавляющего большинства радикалов прошлого известны сегодня только истории — а точнее, малоизвестны даже ей. А вот памятники Ленину сносят-сносят, да все никак не снесут.

Русские революционеры вели непрерывную борьбу с царским режимом более полувека,

партия эсеров к началу семнадцатого года насчитывала свыше 300 тысяч человек, большевиков было меньше 30. И все-таки именно соратникам Ленина удалось захватить власть и построить свое государство.

Отмахнуться от феномена большевизма и объяснить его оглушительный успех только невероятным стечением обстоятельств не удастся. Но и игнорировать обстоятельства не получится: не большевизм создал их, а они — его.

Большевики, как известно, шли другим путем, но наследовали богатой революционной традиции, самым заметным элементом которой был террор против представителей власти. Эта традиция черпала вдохновение из Великой Французской революции, а точнее якобинской диктатуры, которая первая сделала репрессии против противников главным методом политической борьбы.

«Слишком сильно ненавидя пороки, они слишком мало любят людей», — говорил о революционерах знаменитый английский мыслитель, современник и исследователь французских событий Эдмунд Берк. Можно дополнить: они страдали от слишком большой тяги к обобщениям. Именно эта тяга делала революционеров совершенно нечувствительными к конкретным людям, к деталям их жизни. Отдельного человека в истории для них не существовало, только гигантские общности — народы и классы.

«Борцы за народное счастье», впрочем, не уставали напоминать, что их действия — всего лишь ответная реакция, жестокое, но справедливое возмездие за все тяготы и притеснения, перенесенные в годы монархии. Так, убийство Александра II русские революционеры-народовольцы объявили казнью, совершенной по решению «суда». Однако «приговор» ему был вынесен — как и Людовику XVI — не за какое-то конкретное преступление, а просто за то, что он был «тираном», то есть за сам факт принадлежности к системе.

Но был у этой традиции и еще один источник, вполне доморощенный, — русская духовная культура.

Многие из тех, кого в советской историографии называли «революционными демократами», — тех, кто подстрекал крестьян к бунту, стрелял в губернаторов, взрывал царя, — происходили из семей священников или сами получали богословское образование. У некоторых в ходу был даже собственный «Катехизис», а философ Николай Бердяев сравнивал эти наставления с «сирийской аскезой» — одной из самых тяжелых в монашеской жизни.

Они решились взять в руки меч, занесенный Спасителем над головами своих учеников во имя испытания их веры, и нанести им удар по миру. Их не смущало, что путь к свету они прокладывают, сгущая тьму, — в конце концов, это только дополнительно напоминало о библейском Апокалипсисе. Их кредо: нет смысла ждать Страшного суда над грешниками — надо заняться им самостоятельно. Здесь и сейчас.

Это был в значительной мере бунт традиционной духовности против невозможности реализовать себя в стремительно модернизирующейся и бюрократизирующейся жизни. Бунт, сам насквозь пропитанный духом своей эпохи и мучительно искавший разрешения ее главного парадокса — между верой в разумность человеческой природы, которую давали уже не священные тексты, а достижения науки, и видимым несовершенством социальных условий.

Но, несмотря на все жертвы, которые сами революционеры приносили на алтарь своей борьбы; несмотря на преступления, совершенные ими против общества, — у них были все шансы остаться в истории прежде всего культурным феноменом, отражающим духовные борения русского образованного общества куда больше, чем политические страсти. В область политики их ввела сама власть.

Собственная программа добольшевистского периода революции была проста. Террор должен вызвать панику, раздуть чувство опасности, посеять в обществе сомнения относительно способности власти справиться с внутренним врагом. Но этот враг был слишком малочислен, его идейные установки, а главное — моральные ценности слишком отличались от общепринятых, чтобы он мог представлять реальную угрозу при нормальных условиях.

Однако значительной группе внутри российской элиты и самой было куда удобнее видеть в немногочисленных революционерах фатальную опасность для страны, часть заговора чуть ли не всемирного масштаба. Это легитимировало ее стремление как можно дольше держаться за старые формы управления и нежелание ускорять реформы.

Радикалы никогда не делают революцию сами, они лишь помогают слабому правительству довести страну до нее.

Но результатами этого «парного танца» смогли воспользоваться только большевики. Потому что они первые из революционеров, кто последовательно относился к революции не как к религиозной мистерии, а как к решению вопроса о власти. «Революция для них была уже делом, а не жертвоприношением, — писал философ Георгий Федотов. — Они были профессионалы революции, которые всегда смотрели на нее как на «дело», как смотрят на свое дело купец и дипломат, вне всякого морального отношения к нему, все подчиняя успеху».

Предшественники Ленина воспевали ликвидацию старого строя и именно ей посвящали жизнь. «Мы считаем дело разрушения настолько громадной и трудной задачей, что отдадим ему все наши силы, и не хотим себя обманывать мечтой о том, что у нас хватит сил и умения на созидание», — писал автор вышеупомянутого «Катехизиса» Сергей Нечаев. Само созидание революционеры этого поколения думали вверить непосредственному творчеству освобожденных масс.

У Ленина были куда более конкретные планы на будущее, а главное — идея авангардной партии, которой суждено реализовать эти планы. Кто-то назовет все это прожектерством, имея в виду то, что из этой утопии получилось на практике. Но с точки зрения менеджмента игра «найди десять отличий» не представляет большого интереса. Куда важнее то, что большевики еще до семнадцатого года опробовали внутри своей партии почти все механизмы, необходимые для функционирования полноценной политической системы. Среди них есть и видение перспектив. А кроме того, наличие строгой иерархии, не препятствующей тем не менее полномасштабной и жесткой дискуссии по всем направлениям партийной деятельности, — отдаленный прообраз выработки государственных решений.

Свержение монархии дало старт большой игре без правил. И тут оказалось, что большинство социалистов все еще застряло во временах, когда все это казалось делом неопределенно далекого будущего.

А либеральные представления о том, что само по себе парламентское правление способно успокоить страну, — не менее утопичны, чем культивировавшаяся в семье последнего царя вера в непосредственную связь монарха с народом.

Большевики же представляли собой эффективную политическую машину, которая могла позволить себе выдвигать любые самые радикальные идеи, не опасаясь потерять собственную идентичность. Потому что она была спаяна в единый механизм не вопросом, что нужно будет сделать, придя к власти, а тем, как к ней прийти.

В апреле семнадцатого года путь до власти был еще очень далек. Стартовые позиции Ленина с соратниками были далеко не идеальными. Но своими преимуществами они сумели воспользоваться на полную катушку. И главное из них — то, что огромные массы населения в одночасье освободились от старых представлений о том, что им можно, а чего — нельзя. И ждали того, кто может дать им более устраивающие. Иными словами, новую систему власти, которая в большевистской партии была загодя выработана.

Большевистский рецепт победы в игре без правил прост. Правильная пропорция рефлексии — о том, какие лозунги следует выдвигать на первый план, а какие «диалектически» забыть. И полного ее отсутствия — относительно того, как одни слова «по гамбургскому счету» соотносятся с другими. В некотором смысле общечеловеческая беспринципность, возведенная в революционный принцип.

Это далеко не единственный вариант исхода революции, но самый вероятный, когда никто другой не решается заняться вопросами ни власти, ни созидательной альтернативы, ни собственной политической организации.

Таблица для 9 класса «Политические партии в России в начале XX века».

Название политической партии

Дата создания,  лидер партии

Социальная база, численность

Форма правления, политические преобразования

Аграрный вопрос

Национальная политика

Рабочий вопрос

 

Конституционно-демократическая партия (кадеты)

 

 

Октябрь 1905 г.,

Милюков

Ученые, творческая интеллигенция, врачи, адвокаты, средние и мелкие служащие, либеральная буржуазия, помещики.

50-100 тыс. чел.

Установление конституционного строя в форме парламентской монархии, отмена сословных привилегий, равенство всех перед законом, демократические свободы

Увеличение крестьянских наделов частичное отчуждение помещичьих земель

Сохранение государственного единства, право наций на культурное самоопределение

8часовой рабочий день, сокращение сверхурочных работ, право на стачки

 

 

«Союз  17 октября»

(октябристы)

 

 

 

Октябрь 1905 г.,

Гучков

Крупная буржуазия, помещики.

50-60 тыс. чел.

Конституционно-монархический строй

Уравнять крестьян в правах с другими сословиями, усилить переселенческую политику, продажа крестьянам государственных и удельных земель.

В крайнем случае – возможность отчуждения помещичьих земель

Единство и нераздельность Российского государства. Отрицали возможность предоставления автономии

Не выдвигали требования 8часового рабочего дня ( у русских рабочих очень много выходных в течении года)

Партия социалистов-революционеров

(эсеры)

 

1902 г.

( программа – на I съезде в декабре 1905-январе 1906 гг.),

Чернов

Учителя, инженеры, агрономы, ветеринары, врачи.

50-65 тыс. чел.

Свержение самодержавия, установление режима «народовластия»-демократической республики

Социализация земли, т.е. отмена частной собственности на землю без выкупа и передача ее общественное владение

Федеративное устройство

( широкая автономия и самоопределение)

Социализация предприятий

 

Российская социал-демократическая рабочая партия

(РСДРП).

Радикальное течение – большевики

 ( РСДРП (б).

Реформаторское течение – меньшевики

(РСДРП (м).

 

 

1898 г.

 ( Устав и программа – на II съезде в 1903 г.)

Большевики – Ленин (создание партии нового типа- законспирированной организации со строгой дисциплиной, жестким подчинением. Главная сила революции – рабочий класс, союзник – крестьяне.

Буржуазия – контрреволюционная сила.)

Меньшевики – Мартов ( в партию должен быть открыт доступ всем слоям населения.

Главная сила революции – либеральная буржуазия, ее союзник – пролетариат. Крестьяне – реакционная сила.)

Пролетарско-интеллигентская партия,

150 тыс. чел.

Программа – минимум:

революционное свержение самодержавия,

установление демократической республики, всеобщее избирательное право и демократические свободы.

Программа-максимум:

Победа пролетарской революции, установление диктатуры пролетариата, переход к социализму

Возвращение крестьянам отрезков, отмена выкупных и оброчных платежей

Право наций на самоопределение и их равноправие

8часовой рабочий день, отмена штрафов и сверхурочных работ

Правые, консервативные партии

(черносотенные)

 

 

1905-1907 гг.

Русское собрание, Союз русского народа (Дубровин), Русский народный союз имени Михаила Архангела (Пуришкевич).

 

Дворяне, крестьяне, рабочие, мелкие торговцы и др.

Общая численность – 410 тыс. чел.

Самодержавная монархия

Укрепление крестьянских хозяйств, сохранение общины

Единая и неделимая Россия без права на самоопределение нерусских наций, господствующая роль – русских.

Без изменений.

Законодательная Дума Томской области

В результате объединения ряда народнических кружков и групп в конце 1901 — начале 1902 гг. оформились в партию социалисты-революционеры (эсеры). Хотя Партия эсеров формально и заявила о своем возникновении в 1902 г., но организационно оформилась на ее 1-м учредительном съезде, состоявшемся в конце декабря 1905 г. — начале января 1906 г., на котором были приняты ее программа и Временный организационный устав. Дополнения к уставу были внесены только в 1917 году. 

Перед Первой российской революцией в партии было свыше 40 комитетов и групп, объединявших приблизительно 2–2,5 тыс. человек. Но уже в конце 1906 начале 1907 гг. в партии состояло более 65 тыс. человек. По своему социальному составу партия была преимущественно интеллигентской. Учащиеся, студенты, интеллигенция и служащие составляли в ней более 70%, а рабочие и крестьяне – около 28%. Печатный орган партии — газета «Революционная Россия». 

Среди представителей эссеров – В. М. Чернов, разработчик программы партии; Е.К. Брешковская, Г.А. Гершуни, С.Н. Слетов (С. Нечетный), А.А. Аргунов, Н.И. Ракитников и т.д.

Высшим органом партии являлся съезд, который должен был созываться не реже одного раза в год. Но за все время существования партии состоялось всего лишь четыре съезда – два в период первой революции и два в 1917 г. Непосредственное руководство партией осуществлял Центральный комитет, в количестве 5 человек. ЦК назначал ответственного редактора Центрального печатного органа и её представителя в Международное социалистическое бюро. 

При ЦК создавались специальные комиссии или бюро – крестьянские, рабочее, военное, литературно-издательское, техническое и др., а также институт разъездных агентов. Устав предусматривал и такой институт как Совет партии. Он составлялся из членов ЦК, представителей областных, Московского и Петербургского комитетов. Совет созывался по мере необходимости для обсуждения и решения неотложных вопросов тактики и организационной работы.

Повсеместно деятелями партии создавались местные организации, комитеты и группы. В сложившейся эсеровской организации имелся союз пропагандистов, агитаторская сходка и технические группы (типографская и транспортная), занимавшиеся изданием, хранением и распространением литературы. Организация строились сверху вниз, т.е. сначала возникал комитет, а затем его члены создавали низшие подразделения.

Тактика эсеров предусматривала пропаганду и агитацию, организацию стачек, бойкота и вооруженных акций — вплоть до организации вооруженных восстаний и применения индивидуального политического террора. Впрочем, террор они рассматривали как «крайнее» средство. Им занималась небольшая «Боевая группа», которая вначале насчитывала 10—15, а в ходе революции 1905— 1907 гг. — 25—30 человек. Руководили «Боевой группой» Евно Азеф и Борис Савинков. Они организовали убийства ряда крупных государственных лиц — министра народного просвещения Н. П. Боголепова (1901), министров внутренних дел Д. С. Сипягина (1902) и В. Я. Плеве (1904), генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича (1905). 

Программа эсеров декларировала: свержение самодержавия и установление демократической республики, автономию областей и общин на федеративных началах, широкое применение федеративных отношений между отдельными национальностями, признание за ними безусловного права на самоопределение, введение родного языка во всех местных общественных и государственных учреждениях, всеобщее избирательное право без различия пола, религии и национальности, бесплатное образование, отделение церкви от государства и свободу вероисповедания, свободу слова, печати, собраний, стачек, неприкосновенность личности и жилища, уничтожение постоянной армии и замену ее «народной милицией», введение 8-часового рабочего дня, отмену всех налогов, «падающих на труд», но установление прогрессивного налога на доходы предпринимателей.

Центральное место в эсеровской программе занимал аграрный вопрос. Эсеры требовали изъять землю из частной собственности. Но они выступали не за национализацию ее, а за «социализацию», т. е. передачу ее не государству, а в общенародное достояние. Землей, считали эсеры, должны распоряжаться общины, которые будут распределять ее в пользование по «трудовой» норме среди всех граждан республики, для которых самостоятельный труд на земле является основным источником существования. В перспективе предусматривалось обобществление земледельческого производства путем использования различных форм кооперирования земледельцев. 

Создание трудовых ассоциаций предполагалось не только в сфере земледелия. В этом эсеры видели создание социалистической формы хозяйства. Они выступали за сохранение крестьянской общины как основы создания общественных отношений в деревне социалистического характера.

Представители партии эсеров участвовали в трех коалиционных правительствах: в первом – А.Ф. Керенский – военный и морской министр, В.М. Чернов – министр земледелия; во втором – А.Ф.Керенский – министр-председатель, военный и морской министр, В.М. Чернов – министр земледелия, Н.Д. Авксентьев – министр внутренних дел; в третьем – А.Ф. Керенский на тех же постах, что и во втором правительстве, и С.Л. Маслов – министр земледелия. Партия переставала существовать вскоре после Октябрьской революции 1917 г.

Эсеры методы борьбы. Партия социалистов – революционеров (эсеров)

1 / 5

Историко-философское миросозерцание партии обосновывалось трудами Николая Чернышевского , Петра Лаврова , Николая Михайловского .

Проект программы партии был опубликован в мае 1906 года в газете «Революционная Россия ». Проект с незначительными изменениями был утверждён в качестве программы партии на её первом съезде в начале января 1906 года . Эта программа оставалась главным документом партии на протяжении всего её существования. Основным автором программы был главный теоретик партии Виктор Чернов .

Эсеры являлись прямыми наследниками старого народничества , сущность которого составляла идея о возможности перехода России к социализму некапиталистическим путём. Но эсеры были сторонниками демократического социализма , то есть хозяйственной и политической демократии, которая должна была выражаться через представительство организованных производителей (профсоюзы), организованных потребителей (кооперативные союзы) и организованных граждан (демократическое государство в лице парламента и органов самоуправления).

Оригинальность эсеровского социализма заключалась в теории социализации земледелия. Эта теория составляла национальную особенность эсеровского демократического социализма и являлась вкладом в развитие мировой социалистической мысли. Исходная идея этой теории заключалась в том, что социализм в России должен начать произрастать раньше всего в деревне. Почвой для него, его предварительной стадией, должна была стать социализация земли.

Социализация земли означала, во-первых, отмену частной собственности на землю, вместе с тем не превращение её в государственную собственность, не её национализацию, а превращение в общенародное достояние без права купли-продажи. Во-вторых, переход всей земли в заведование центральных и местных органов народного самоуправления, начиная от демократически организованных сельских и городских общин и кончая областными и центральными учреждениями. В-третьих, пользование землёй должно было быть уравнительно-трудовым, то есть обеспечивать потребительную норму на основании приложения собственного труда, единоличного или в товариществе.

Важнейшей предпосылкой для социализма и органической его формой эсеры считали политическую свободу и демократию . Политическая демократия и социализация земли были основными требованиями эсеровской программы-минимум. Они должны были обеспечить мирный, эволюционный, без особой, социалистической революции, переход России к социализму. В программе, в частности, говорилось об установлении демократической республики с неотъемлемыми правами человека и гражданина : свобода совести , слова , печати, собраний , союзов, стачек, неприкосновенность личности и жилища, всеобщее и равное избирательное право для всякого гражданина с 20 лет, без различия пола, религии и национальности, при условии прямой системы выборов и закрытой подачи голосов. Требовались также широкая автономия для областей и общин как городских, так и сельских и возможно более широкое применение федеративных отношений между отдельными национальными регионами при признании за ними безусловного права на самоопределение . Эсеры раньше, чем социал-демократы , выдвинули требование федеративного устройства Российского государства. Смелее и демократичнее они были и в постановке таких требований, как пропорциональное представительство в выборных органах и прямое народное законодательство.

Издания (на 1913 год): «Революционная Россия» (в 1902-1905 нелегально), «Народный вестник», «Мысль», «Сознательная Россия», «Заветы».

История партии

Дореволюционный период

Партия социалистов-революционеров началась с саратовского кружка, возникшего в и состоявшего в связи с группой народовольцев «Летучего листка». Когда народовольческую группу разогнали, саратовский кружок обособился и стал действовать самостоятельно. В он выработал программу. Она была отпечатана на гектографе под названием «Наши задачи. Основные положения программы социалистов-революционеров». В эта брошюра выпущена заграничным Союзом русских социалистов-революционеров вместе со статьей Григоровича «Социалисты-революционеры и социал-демократы». В саратовский кружок переместился в Москву, занимался выпуском прокламаций, распространением заграничной литературы. Кружок обрел новое название — Северный союз социалистов-революционеров. Руководил им Андрей Аргунов .

Во второй половине 1890-х небольшие народническо-социалистические группы и кружки существовали в Петербурге, Пензе, Полтаве, Воронеже, Харькове, Одессе. Часть их объединилась в 1900 в Южную партию социалистов-революционеров, другая в 1901 — в «Союз эсеров». В конце 1901 «Южная партия эсеров» и «Союз эсеров» соединились, и в январе 1902 газета «Революционная Россия » объявила о создании партии. В неё влилась женевская «Аграрно-Социалистическая лига».

В апреле 1902 года террористическим актом против министра внутренних дел Дмитрия Сипягина заявила о себе Боевая организация (БО) эсеров . БО являлась самой законспирированной частью партии, её устав был написан Михаилом Гоцем . За всю историю существования БО (1901-1908) в ней работали свыше 80 человек. Организация была в партии на автономном положении, ЦК лишь давал ей задание на совершение очередного террористического акта и указывал желательный срок его исполнения. У БО были своя касса, явки, адреса, квартиры, ЦК не имел права вмешиваться в её внутренние дела. Руководители БО Гершуни (1901-1903) и Азеф (1903-1908) (являющийся тайным агентом полиции) были организаторами партии эсеров и самыми влиятельными членами её ЦК.

Период первой русской революции 1905-1907 годов

Особым вниманием эсеров пользовалось крестьянство. В деревнях образовывались крестьянские братства и союзы (Поволжье, Центральный чернозёмный район). Им удалось организовать ряд локальных крестьянских выступлений, но провалились их попытки организовать всероссийские выступления крестьян летом 1905 года и после роспуска I Государственной думы. Не удалось установить гегемонию во Всероссийском крестьянском союзе и над представителями крестьянства в Государственной думе. Но в полной мере доверия к крестьянам не было: они отсутствовали в ЦК, аграрный террор осуждался, решение аграрного вопроса «сверху».

В период революции существенно изменился состав партии. Подавляющее большинство её членов составляли теперь рабочие и крестьяне. Но политика партии определялась интеллигентским руководством. Численность эсеров за годы революции превысила 60 тыс. человек. Партийные организации существовали в 48 губерниях и 254 уездах. Сельских организаций и групп насчитывалось около 2000.

В 1905-1906 годах из партии вышло её правое крыло, образовавшее Партию народных социалистов и отмежевалось левое крыло — Союз социалистов-революционеров-максималистов .

В годы революции 1905-1907 годов приходился пик террористической деятельности эсеров. В этот период было осуществлено 233 теракта (в числе прочих было убито 2 министра, 33 губернатора, в частности, дядя царя , и 7 генералов), с 1902 по 1911 год — 216 покушений.

После Февральской революции

Партия эсеров активно участвовала в политической жизни страны после Февральской революции 1917 года , блокировалась с меньшевиками -оборонцами и была крупнейшей партией этого периода. К лету 1917 в партии было около 1 млн чел., объединённых в 436 организаций в 62 губерниях, на флотах и на фронтах действующей армии.

В начале 1919 года Московское бюро ПСР, а затем конференция эсеровских организаций, функционировавших на территории советской России, высказались против каких-либо соглашений как с большевиками, так и с «буржуазной реакцией» . Вместе с тем было признано, что опасность справа является большей, и потому было решено отказаться от вооруженной борьбы с советской властью. Однако группа эсеров во главе с бывшим главой Комуча Владимиром Вольским, так называемой «Уфимской делегации» , вступившей в переговоры с большевиками о более тесном сотрудничестве, подверглась осуждению.

Для использования потенциала партии эсеров в борьбе с Белым движением , 26 февраля советское правительство легализовало партию эсеров. В Москву стали съезжаться члены ЦК, там было возобновлено издание центральной партийной газеты «Дело народа». Но эсеры не прекращали резкую критику большевистского режима и гонения на партию были возобновлены: было запрещено издание «Дела народа», был арестован ряд активных членов партии. Тем не менее пленум ЦК ПСР, состоявшийся в апреле 1919 г., исходя из того, что у партии нет сил вести вооруженную борьбу сразу на два фронта, призвал пока не возобновлять её против большевиков. Пленум осудил участие представителей партии в Уфимском государственном совещании, Директории, в региональных правительствах Сибири, Урала и Крыма, a также в Ясской конференции российских антибольшевистских сил (ноябрь 1918) , высказался против иностранной интервенции , заявив, что она явится лишь выражением «своекорыстных империалистических интересов» правительств стран-интервентов. Вместе с тем было подчеркнуто, что не должны иметь место какие-либо соглашения с большевиками. IX Совет партии, состоявшийся в Москве или под Москвой в июне 1919 года подтвердил решение об отказе партии от вооруженной борьбы с советской властью при продолжении политической борьбы с ней. Предписывалось направить свои усилия на то, чтобы мобилизовать, организовать и привести в боевую готовность силы демократии, чтобы в случае, если большевики добровольно не откажутся от своей политики, устранить их силой во имя «народовластия, свободы и социализма» .

При этом лидеры правого крыла партии, находившиеся тогда уже за границей, с неприязнью отнеслись к решениям IX Совета и продолжали считать, что может быть успешной лишь вооруженная борьба против большевиков, что в этой борьбе допустима коалиция даже с недемократическими силами, которые можно демократизировать с помощью тактики «обволакивания» . Они допускали и иностранную интервенцию для помощи «антибольшевистскому фронту» .

В то же время Уфимская делегация призвала признать Советскую власть и объединиться под её руководством для борьбы с контрреволюцией. Эта группа стала издавать свои еженедельник «Народ», и поэтому известна также под названием группы «Народ». ЦК партии эсеров, назвав действия группы «Народ» дезорганизаторскими, решил её распустить, но группа «Народ» не подчинилась этому решению, в конце октября 1919 г. вышла из партии и приняла название «Меньшинство партии социалистов-революционеров ».

На Украине существовали Украинская партия социалистов-революционеров , отделившаяся от ПСР в апреле 1917 г., и организации ПСР во главе с Всеукраинским областным комитетом. Согласно указаниям руководства ПСР украинские эсеры должны были бороться с режимом Деникина , однако эти указания не всегда выполнялись. Так, за призывы к поддержке Деникина был исключен из партии киевский городской голова Рябцев, а за солидарность с ним распущена местная городская эсеровская партийная организация. На территории. контролируемой режимом Деникина эсеры работали в таких коалиционных организациях, как Юго-восточный комитет членов Учредительного собрания и Земско-городское объединение. Газета «Родная земля», издававшаяся в Екатеринодаре одним из руководителей Земско-городского объединения Григорием Шрейдером , пропагандировала тактику «обволакивания» деникинцев, пока не была закрыта последними, а сам издатель не был арестован. В то же время эсеры, преобладавшие в Комитете освобождения Черноморья, руководившем «зелёным» крестьянским движением , направляли силы прежде всего на борьбу против деникинцев и признавали необходимость единого социалистического фронта.

В 1920 году ЦК ПСР призывал партию продолжать вести идейную и политическую борьбу с большевиками, но в то же время главное внимание направить на войну с Польшей и борьбу с Врангелем . Члены партии и партийные организации, оказавшиеся на территориях, занятых войсками Польши и Врангеля, должны были вести с ними «революционную борьбу всеми средствами и методами» , включая и террор. Рижский мирный договор , завершивший советско-польскую войну, оценивался эсерами как «изменническое предательство» российских национальных интересов.

Деятельность сибирских эсеров активизировалась под влиянием побед Красной Армии над войсками Колчака . В деле организации антиколчаковских сил эсеры использовали земства . Земский съезд, состоявшийся в Иркутске в октябре 1919 года, на котором преобладали эсеры, принял решение о свержении правительства Колчака. В ноябре 1919 г. в Иркутске Всесибирским совещанием земств и городов был создан Политический центр для подготовки восстания против колчаковского режима, который возглавлялся членом ЦК партии эсеров Ф. Ф. Федоровичем. При приближении Красной Армии к Иркутску Политцентр осуществил в конце декабря 1919 — начале января 1920 года вооруженное восстание и захватил власть в городе, однако, вскоре власть в Иркутске перешла к большевикам. Эсеры входили в созданное большевиками во Владивостоке в конце января 1920 г. коалиционное правительство — Приморскую областную земскую управу и в такое же по составу правительство объединенной Дальневосточной республики , сформированное в июле 1921 г.

К началу 1921 года ЦК ПСР фактически прекратил свою деятельность. Эсеры ещё в июне 1920 года сформировали Центральное Организационное Бюро, куда наряду с членами ЦК вошли некоторые видные члены партии. В августе 1921 года в связи с многочисленными арестами руководство в партии окончательно перешло к Центральному Бюро. К тому времени часть членов ЦК, избранного на IV съезде, погибли (И. И. Тетеркин, М. Л. Коган-Бернштейн), добровольно вышли из состава ЦК (К. С. Буревой, Н. И. Ракитников , М. И. Сумгин), уехали за границу (В. М. Чернов, В. М. Зензинов, Н. С. Русанов, В. В. Сухомлин). Оставшиеся в России члены ЦК ПСР почти поголовно находились в тюрьмах.

Социалистические революционные партии — Партии социалистов-революционеров (эсеры), РСДРП (большевики), РСДРП (меньшевики)

Способы решения главных вопросов революции

Большевики

Меньшевики

1. Политический строй

Демократическая республика

Власть рабочих и крестьян, переходящая в диктатуру пролетариата

Демократическая республика

Максимум демократических прав и свобод

Демократия только для трудящихся классов

Безусловный характер всех демократических прав и свобод

3. Крестьянский вопрос

Ликвидация помещичьего землевладения, передача её в собственность общин и раздел между крестьянами по трудовой или уравнительной норме

Национализация всей земли и раздел её между крестьянами по трудовой или уравнительной норме

Муниципализация земли, то есть передача ее местным органам власти с послелуюшей арендой крестьянами

4. Рабочий вопрос

Производственные коммуны по всей стране с широким народным самоуправлением

Рабочий класс — гегемон революции и творец нового социалистического общества, защита его интересов — высшая цель партии

Защита интересов рабочего класса от произвола капиталистов, предоставление ему всех политических прав и социальных гарантий

5. Национальный вопрос

Федерация свободных республик

Право наций на самоопределение, федеративный принцип устройства государства

Право на культурно-национальную автономию

Либеральные демократические партии — Союз 17 октября (октябристы) и Партия конституционных демократов (кадеты)

Способ решения главных проблем России

Октябристы

1. Политический строй

Конституционная монархия по образцу Германии

Парламентская монархия по образцу Англии

2. Политические права и свободы

Максимум политических прав и свобод при сохранении прочного государственного порядка и единства страны

Максимум демократических прав и свобод вплоть до провозглашения республики

3. Аграрный вопрос

Решение крестьянского вопроса в русле Столыпинской аграрной реформы

Требование об отчуждении части помещичьих земель за выкуп, приемлемый для крестьян

4. Рабочий вопрос

Невмешательство государства во взаимоотношения предпринимателей и наёмных рабочих, право последних на забастовки, за исключением стратегически важных предприятий

Создание при участии государства примирительных камер для улаживания конфликтов между рабочими и предпринимателями, право рабочих на стачки и забастовки

5. Национальный вопрос

Сохранение унитарного российского государства с небольшой автономии для Польши и Финляндии

Программа культурно-национальной автономии, предоставляющей полную свободу культурного развития для всех народов при сохранении территориальной целостности страны

Партия социал-революционеров (ПСР) – это политическая сила, объединявшая в себе все ранее разрозненные силы оппозиционеров, стремившихся свергнуть власть. Сегодня распространен миф, что ПСР – террористы, радикалы, которые методом борьбы выбрали кровь и убийство. Это заблуждение сложилось оттого, что в новую силу вошли многие представители народничества, которые действительно выбирали радикальные методы политической борьбы. Однако ПСР не состояла сплошь из ярых националистов и террористов, в ее структуру входили и умеренно настроенные члены. Многие из них занимали даже видные политические посты, являлись известными и уважаемыми людьми. Однако в партии все же существовала «Боевая организация». Именно она занималась террором и убийствами. Ее цель – посеять страх, панику в обществе. Частично им это удалось: были случаи, что политики отказывались от постов губернаторов, так как боялись быть убитыми. Но не все лидеры эсеров придерживались таких взглядов. Многие из них хотели бороться за власть законным конституционным путем. Именно лидеры эсеров станут главными героями нашей статьи. Но сначала скажем о том, когда официально появилась партия и кто в нее входил.

Появление ПСР на политической арене

Название «социал-революционеры» приняли представители революционного народничества. В этой партии они увидели продолжение своей борьбы. Они и составили костяк первой боевой организации партии.
Уже в середине 90-х гг. 19 века стали образовываться эсеровские организации: в 1894 году появился первый Саратовский союз русских социал-революционеров. К концу 19 века подобные организации возникли почти во всех крупных городах. Это Одесса, Минск, Петербург, Тамбов, Харьков, Полтава, Москва. Первым лидером партии был А. Аргунов.

«Боевая организация»

«Боевая организация» эсеров являлась террористической организацией. Именно по ней судят обо всей партии как о «кровавой». На самом деле подобное формирование существовало, однако оно было автономно от Центрального Комитета, часто ему не подчинялось. Ради справедливости скажем, что многие партийные деятели также не разделяли подобные методы ведения борьбы: существовали так называемые левые и правые эсеры.
Идея террора была не нова в русской истории: 19 век сопровождался массовыми убийствами видных политических деятелей. Тогда этим занимались «народники», которые к началу 20 века влились в ПСР. В 1902 «Боевая организация» впервые себя проявила как самостоятельная организация — был убит министр внутренних дел Д. С. Сипягин. Вскоре последовала череда убийств других видных политических деятелей, губернаторов и др. Лидеры эсеров не могли влиять на свое кровавое детище, которое выдвинуло лозунг: «Террор как путь к светлому будущему». Примечательно, но одним из главных руководителей «Боевой организации» был двойной агент Азеф. Он одновременно организовывал террористические акты, выбирал следующие жертвы, а с другой стороны, являлся тайным агентом охранки, «сливал» спецслужбам видных исполнителей, плел интриги в партии, не допускал смерти самого императора.

Лидеры «Боевой организации»

Лидерами «Боевой организации» (БО) были Азеф — двойной агент, а также Борис Савинков, оставивший мемуары о данной организации. Именно по его заметкам историки изучали все тонкости БО. В ней не было жесткой партийной иерархии, как, например, в ЦК ПСР. По словам Б. Савинкова, была атмосфера коллектива, семьи. В ней царила гармония, уважение друг к другу. Сам Азеф прекрасно понимал, что одними авторитарными методами не удержать БО в подчинении, он позволял активистам самим определять внутреннюю жизнь. Другие активные ее деятели – Борис Савинков, И. Швейцер, Е. Созонов – делали все, чтобы организация была единой семьей. В 1904 году был убит другой министр финансов – В. К. Плеве. После этого был принят Устав БО, но он никогда не выполнялся. По воспоминаниям Б. Савинкова, это была лишь бумажка, которая не имела никакой юридической силы, никто не обращал на нее никакого внимания. В январе 1906 года «Боевая организация» окончательно была ликвидирована на партийном съезде из-за отказа ее лидеров продолжить террор, а сам Азеф стал сторонником политической законной борьбы. В будущем, конечно, были попытки ее реанимировать с целью убийства самого императора, но Азеф все время нивелировал их вплоть до своего разоблачения и бегства.

Движущая политическая сила ПСР

Эсеры в надвигающейся революции делали упор на крестьянство. Это и понятно: именно аграрии составляли большинство жителей России, именно они терпели многовековое угнетение. Так считал и Виктор Чернов. К слову сказать, до первой русской революции 1905 года крепостничество фактически сохранялось в России в видоизмененном формате. Только реформы П. А. Столыпина освободили наиболее трудолюбивые силы от ненавистной общины, тем самым создав мощный толчок для социально-экономического развития.
Эсеры 1905 года скептически относились к революции. Они не считали Первую революцию 1905 года ни социалистической, ни буржуазной. Переход к социализму должен был быть мирным, поэтапным в нашей стране, а буржуазная революция, по их мнению, и вовсе не нужна, ибо в России большинство жителей империи — крестьяне, а не рабочие.
Своим политическим лозунгом эсеры провозгласили словосочетание «Земля и воля».

Официальное появление

Процесс формирования официальной политической партии был долгим. Причина заключалась в том, что лидеры эсеров имели разные взгляды как на конечную цель партии, так и на использование методов осуществления своих целей. Кроме того, в стране фактически существовали две независимые силы: «Южная партия эсеров» и «Союз эсеров». Они слились в единую структуру. Новый лидер партии эсеров в начале 20 века сумел собрать всех видных деятелей вместе. Учредительный съезд проходил с 29 декабря 1905 по 4 января 1906 года в Финляндии. Тогда это была не независимая страна, а автономия в составе Российской империи. В отличие от будущих большевиков, которые создавали свою партию РСДРП за границей, эсеры формировались внутри России. Лидером объединенной партии стал Виктор Чернов.
В Финляндии ПСР утвердили свою программу, временный устав, подвели итоги своего движения. Официальному оформлению партии способствовал Манифест 17 октября 1905 года. Он официально провозглашал Государственную думу, которая формировалась через выборы. Лидеры эсеров не хотели оставаться в стороне – они также начали официальную законную борьбу. Проводится широкая пропагандистская работа, выпускаются официальные печатные издания, активно привлекаются новые члены. К 1907 распускается «Боевая организация». После этого лидеры эсеров не контролируют своих бывших боевиков и террористов, их деятельность становится децентрализованной, численность их растет. Но с роспуском боевого крыла происходит, наоборот, рост террористических актов – всего их насчитывается 223. Самым громким из них считается взрыв кареты московского градоначальника Каляева.

Разногласия

С 1905 года начинаются разногласия между политическими группами и силами в ПСР. Появляются так называемые левые эсеры и центристы. Термин «правые эсеры» в самой партии не встречался. Этот ярлык придумали впоследствии большевики. В самой партии было разделение не на «левых» и «правых», а на максималистов и минималистов, по аналогии с большевиками и меньшевиками. Левые эсеры – это и есть максималисты. Они в 1906 году откололись от основных сил. Максималисты настаивали на продолжении аграрного террора, т. е. свержения власти революционными методами. Минималисты настаивали на борьбе законными, демократическими способами. Интересно, но почти так же разделилась партия РСДРП на меньшевиков и большевиков. Лидером левых эсеров стала Мария Спиридонова. Примечательно, что они слились впоследствии с большевиками, тогда как минималисты объединились с другими силами, а сам лидер В. Чернов входил во Временное правительство.

Женщина-лидер

Эсеры унаследовали традиции народников, видными деятелями которых некоторое время были женщины. В одно время, после ареста основных лидеров народовольцев, на свободе остался только один член исполкома – Вера Фигнер, руководившая организацией почти два года. Убийство Александра Второго также связано с именем другой женщины-народовольца – Софьи Перовской. Поэтому никто не был против, когда Мария Спиридонова стала во главе левых эсеров. Далее — немного о деятельности Марии.

Популярность Спиридоновой


Мария Спиридонова – символ Первой русской революции, над ее сакральным образом трудились много видных деятелей, поэтов, писателей. Мария не сделала ничего сверхъестественного, по сравнению с деятельностью других террористов, осуществлявших так называемый аграрный террор. Она в январе 1906 года совершила покушение на советника губернатора Гавриила Луженовского. Он «провинился» перед русскими революционерами во время 1905 года. Луженовский жестоко подавлял любые революционные выступления в своей губернии, был лидером тамбовских черносотенцев – националистической партии, которая отстаивала монархические традиционные ценности. Покушение для Марии Спиридоновой закончилось неудачно: ее зверски избили казаки и полицейские. Возможно, она была даже изнасилована, но эта информация неофициальная. Особо рьяных обидчиков Марии – полицейского Жданова и казачьего офицера Аврамова – настигла расправа в будущем. Сама же Спиридонова сделалась «великомученицей», пострадавшей за идеалы русской революции. Общественный резонанс по ее делу облетел все страницы иностранной прессы, которая уже в те годы любила говорить о правах человека в неподконтрольных им странах.
Журналист Владимир Попов сделал себе имя на этой истории. Он провел расследование для либеральной газеты «Русь». Дело Марии было настоящей пиар-акцией: описывались в газетах каждый ее жест, каждое сказанное на суде слово, опубликовывались письма родным и близким из тюрьмы. На ее защиту встал один из виднейших юристов того времени: член ЦК кадетов Николай Тесленко, возглавлявший Союз адвокатов России. Фотокарточка Спиридоновой распространялась по всей империи – эта была одна из самых популярных фотографий того времени. Находятся свидетельства, что тамбовские крестьяне молились за нее в специальной часовенке, поставленной во имя Марии Египетской. Все статьи о Марии переопубликовывались, каждый студент считал почетным иметь ее карточку в кармане, наряду со студенческим билетом. Система власти не выдержала общественного резонанса: Марии отменили смертную казнь, изменив наказание на пожизненную каторгу. В 1917 году Спиридонова примкнет к большевикам.

Другие лидеры левых эсеров

Говоря о лидерах эсеров, необходимо упомянуть еще нескольких видных деятелей этой партии. Первый – Борис Камков (настоящая фамилия Кац).

Один из создателей партии ПСР. Родился в 1885 году в Бессарабии. Сын земского врача-еврея, участвовал в революционном движении в Кишиневе, Одессе, за что и был арестован как член БО. В 1907 году бежал за границу, где и проводил всю активную работу. В годы Первой мировой войны придерживался пораженческих взглядов, т. е. активно желал поражения русских войск в империалистической войне. Входил в редакцию антивоенной газеты «Жизнь», а также в комитет помощи военнопленным. Вернулся в Россию только после Февральской революции, в 1917 году. Камков активно выступал против Временного «буржуазного» правительства и против продолжения войны. Убедившись, что он не сможет противостоять политике ПСР, Камков вместе с Марией Спиридоновой и Марком Натансоном инициировали создание фракции левых эсеров. В Предпарламенте (22 сентября – 25 октября 1917) Камков отстаивал свои позиции по миру и Декрету о земле. Однако они были отвергнуты, что привело его к сближению с Лениным и Троцким. Большевики решили выйти из Предпарламента, призвав левых эсеров последовать вместе с ними. Камков решил остаться, но заявил о солидарности с большевиками в случае революционного выступления. Таким образом, Камков уже тогда либо знал, либо догадывался о возможном захвате власти со стороны Ленина и Троцкого. Осенью 1917 года он стал одним из лидеров крупнейшей петроградской ячейки ПСР. После октября 1917 года пытался наладить взаимоотношения с большевиками, заявлял, что в новый Совет Народных Комиссаров должны войти все партии. Активно выступал против Брестского мира, хотя еще летом заявлял о недопустимости продолжения войны. В июле 1918 года начались левоэсеровские движения против большевиков, в которых Камков принял участие. С января 1920 года начинается череда арестов, ссылок, но он никогда не отказывался от верности к ПСР, несмотря на то что когда-то активно поддерживал большевиков. Только с началом троцкистских чисток Сталина 29 августа 1938 года был расстрелян. Реабилитирован прокуратурой РФ в 1992 году.

Другой видный теоретик левых эсеров – Штейнберг Исаак Захарович. Сначала так же, как и другие, был сторонником сближения большевиков и левых эсеров. Был даже народным комиссаром юстиции в Совете народных комиссаров. Однако так же, как и Камков, был ярым противником заключения Брестского мира. Во время эсеровскоско восстания Исаак Захарович находился за границей. После возвращения в РСФСР вел подпольную борьбу против большевиков, в результате чего был арестован ВЧК в 1919 году. После окончательного разгрома левых эсеров эмигрировал за границу, где вел антисоветскую деятельность. Автор книги «От февраля по октябрь 1917», которая издана в Берлине.
Еще одним видным деятелем, который поддерживал связь с большевиками, был Натансон Марк Андреевич. После Октябрьской революции в ноябре 1917 года инициировал создание новой партии – Партии левых эсеров. Это были новые «левые», которые не хотели примкнуть к большевикам, но и не вошли к центристам из Учредительного собрания. В 1918 году партия открыто выступила против большевиков, однако Натансон остался верным союзу с ними, отколовшись от левых эсеров. Было организовано новое течение – Партия революционного коммунизма, членом ЦИК которой являлся Натансон. В 1919 году он понял, что большевики не потерпят никакой иной политической силы. Боясь ареста, уехал в Швейцарию, где и умер от болезни.

Эсеры: 1917 год


После громких террактов 1906-1909 гг. эсеров считают главной угрозой империи. Против них начинаются настоящие облавы со стороны полиции. Февральская революция реанимирует партию, а идея «крестьянского социализма» находит отклик в сердцах людей, т. к. многие желали передела помещичьих земель. К концу лета 1917 года численность партии доходит до одного миллиона человек. В 62 губерниях формируются 436 партийных организаций. Несмотря на большую численность и поддержку, политическая борьба была довольна вялой: так, за всю историю партии проводилось всего четыре съезда, а к 1917 году так и не был принят постоянный Устав.
Быстрый рост партии, отсутствие четкой структуры, членских взносов, учета своих членов приводят к сильному разнобою в политических взглядах. Некоторые ее малограмотные члены и вовсе не видели разницы между ПСР и РСДРП, считали эсеров и большевиков одной партией. Частыми были случаи перехода от одной политической силы к другой. Также в партию вступали целыми деревнями, фабриками, заводами. Лидеры ПСР отмечали, что многие так называемые мартовские эсеры входят в партию исключительно с целью карьерного роста. Это подтвердилось массовым их уходом после прихода к власти большевиков 25 октября 1917 года. «Мартовские эсеры» почти все перешли к большевикам к началу 1918 года.
К осени 1917 года эсеры распадаюстя на три партии: правые (Брешко-Брешковская Е. К., Керенский А. Ф., Савинков Б. В.), центристы (Чернов В. М., Маслов С. Л.), левые (Спиридонова М. А., Камков Б. Д.).

Партия превратилась в крупнейшую политическую силу, достигла по своей численности миллионного рубежа, приобрела господствующее положение в местных органах самоуправления и большинстве общественных организаций, победила на выборах в Учредительное собрание . Её представителям принадлежал ряд ключевых постов в правительстве. Привлекательными были ее идеи демократического социализма и мирного перехода к нему. Однако, несмотря на всё это, эсеры оказались неспособными противостоять захвату власти большевиками и организовать успешную борьбу против их диктаторского режима.

Программа партии

Историко-философское миросозерцание партии обосновывалось трудами Н. Г. Чернышевского , П. Л. Лаврова , Н. К. Михайловского .

Проект программы партии был опубликован в мае г. в № 46 «Революционной России» . Проект с незначительными изменениями был утвержден в качестве программы партии на её первом съезде в начале января г. Эта программа оставалась главным документом партии на протяжении всего её существования. Основным автором программы был главный теоретик партии В. М. Чернов .

Эсеры являлись прямыми наследниками старого народничества , сущность которого составляла идея о возможности перехода России к социализму некапиталистическим путём. Но эсеры были сторонниками демократического социализма, то есть хозяйственной и политической демократии, которая должна была выражаться через представительство организованных производителей (профсоюзы), организованных потребителей (кооперативные союзы) и организованных граждан (демократическое государство в лице парламента и органов самоуправления).

Оригинальность эсеровского социализма заключалась в теории социализации земледелия. Эта теория составляла национальную особенность эсеровского демократического социализма и являлась вкладом в сокровищницу мировой социалистической мысли. Исходная идея этой теории заключалась в том, что социализм в России должен начать произрастать раньше всего в деревне. Почвой для него, его предварительной стадией, должна была стать социализация земли.

Социализация земли означала, во-первых, отмену частной собственности на землю, вместе с тем не превращение её в государственную собственность, не её национализацию, а превращение в общенародное достояние без права купли-продажи. Во-вторых, переход всей земли в заведование центральных и местных органов народного самоуправления, начиная от демократически организованных сельских и городских общин и кончая областными и центральными учреждениями. В-третьих, пользование землёй должно было быть уравнительно-трудовым то есть обпеспечивать потребительную норму на основании приложения собственного труда, единоличного или в товариществе.

Важнейшей предпосылкой для социализма и органической его формой эсеры считали политическую свободу и демократию . Политическая демократия и социализация земли были основными требованиями эсеровской программы-минимум. Они должны были обеспечить мирный, эволюционный, без особой, социалистической, революции переход России к социализму. В программе, в частности, говорилось об установлении демократической республики с неотъемлемыми правами человека и гражданина : свобода совести , слова , печати, собраний , союзов, стачек, неприкосновенность личности и жилища, всеобщее и равное избирательное право для всякого гражданина с 20 лет, без различия пола, религии и национальности, при условии прямой системы выборов и закрытой подачи голосов. Требовались также широкая автономия для областей и общин как городских, так и сельских и возможно более широкое применение федеративных отношений между отдельными национальными регионами при признании за ними безусловного права на самоопределение . Эсеры раньше, чем социал-демократы , выдвинули требование федеративного устройства Российского государства. Смелее и демократичнее они были и в постановке таких требований, как пропорциональное представительство в выборных органах и прямое народное законодательство (референдум и инициатива).

Издания (на 1913 год): «Революционная Россия» (в 1902-1905 нелегально), «Народный вестник», «Мысль», «Сознательная Россия».

Дореволюционный период

Во второй половине 1890-х небольшие народническо-социалистические группы и кружки существовали в Петербурге, Пензе, Полтаве, Воронеже, Харькове, Одессе. Часть их объединилась в 1900 году в Южную партию социалистов-революционеров, другая в 1901 — в «Союз эсеров». В конце 1901 «Южная партия эсеров» и «Союз эсеров» соединились, и в январе 1902 газета «Революционная Россия » объявила о создании партии. В неё влилась женевская «Аграрно-Социалистическая лига».

В апреле 1902 г. террористическим актом против министра внутренних дел Д. С. Сипягина заявила о себе Боевая организация (БО) эсеров. БО являлась самой законспирированной частью партии. За всю историю существования БО (1901-1908) в ней работали свыше 80 человек. Организация была в партии на автономном положении, ЦК лишь давал ей задание на совершение очередного террористического акта и указывал желательный срок его исполнения. У БО были своя касса, явки, адреса, квартиры, ЦК не имел права вмешиваться в её внутренние дела. Руководители БО Гершуни (1901-1903) и Азеф (1903-1908) являлись организаторами партии эсеров и самыми влиятельными членами её ЦК.

В 1905-1906 годах из партии вышло её правое крыло, образовавшее Партию Народных Социалистов и отмежевалось левое крыло — Союз Социалистов-Революционеров-Максималистов .

В годы революции 1905-1907 годов приходился пик террористической деятельности эсеров. В этот период было осуществлено 233 теракта, с 1902 по 1911 год — 216 покушений.

Партия официально бойкотировала выборы в Государственную Думу 1-го созыва , участвовала в выборах в Думу 2-го созыва , в которую было избрано 37 депутатов-эсеров, а после её роспуска снова бойкотировала Думу 3-го и 4-го созывов.

Во время мировой войны в партии сосуществовали течения центристское и интернационалистское; последнее вылилось в радикальную фракцию левых эсеров (руководитель — М. А. Спиридонова), позже примкнувших к большевикам.

Партия в 1917 году

Партия эсеров активно участвовала в политической жизни Российской Республики 1917 года, блокировалась с меньшевиками-оборонцами и была крупнейшей партией этого периода. К лету 1917 в партии было около 1 млн чел., объединенных в 436 организаций в 62 губерниях, на флотах и на фронтах действующей армии.

После Октябрьской революции 1917 г. партии социалистов-революционеров удалось провести в России лишь один съезд (IV, ноябрь — декабрь 1917 г.), три Совета партии (VIII — май 1918 г., IX — июнь 1919 г., X — август 1921 г.) и две конференции (в феврале 1919 г. и в сентябре 1920-го).

В состав Центрального Комитета на IV съезде ПСР было избрано 20 членов и 5 кандидатов: Н. И. Ракитников, Д. Ф. Раков, В. М. Чернов , В. М. Зензинов , Н. С. Русанов, В. В. Лункевич, М. А. Лихач, М. А. Веденяпин, И. А. Прилежаев, М. И. Сумгин, А. Р. Гоц , М. Я. Гендельман, Ф. Ф. Федорович, В. Н. Рихтер, К. С. Буревой, Е. М. Тимофеев, Л. Я. Герштейн, Д. Д. Донской, В. А. Чайкин, Е. М. Ратнер, кандидаты — А. Б. Ельяшевич, И. И. Тетеркин, Н. Н. Иванов, В. В. Сухомлин, М. Л. Коган-Бернштейн.

Партия в Совдепии

«Правые эсеры» были исключены из Советов всех уровней 14 июня 1918 г. решением ВЦИК. «Левые эсеры» сохраняли легальность до событий 6-7 июля 1918. По многим политическим вопросам «левые эсеры» расходились с большевиками-ленинцами. Такими вопросами были: Брестский мир и аграрная политика, прежде всего продразверстка и комбеды . 6 июля 1918 лидеры левых эсеров, присутствовашие на V съезде советов в Москве были арестованы, а партия запрещена (См. Левоэсеровские восстания (1918)).

К началу 1921 года ЦК ПСР фактически прекратил свою деятельность. Эсеры ещё в июне 1920 года сформировали Центральное Организационное Бюро, куда наряду с членами ЦК вошли некоторые видные члены партии. В августе 1921 года в связи с многочисленными арестами руководство в партии окончательно перешло к Центральному Бюро. К тому времени часть членов ЦК, избранного на IV съезде, погибли (И. И. Тетеркин, М. Л. Коган-Бернштейн), добровольно вышли из состава ЦК (К. С. Буревой, Н. И. Ракитников, М. И. Сумгин), уехали за границу (В. М. Чернов, В. М. Зензинов, Н. С. Русанов, В. В. Сухомлин). Оставшиеся в России члены ЦК ПСР почти поголовно находились в тюрьмах. В 1922 году «контрреволюционная деятельность» эсеров была «окончательно всенародно разоблачена» на московском процессе членов ЦК с.-р. партии (Гоца , Тимофеева и др.), несмотря на защиту их лидерами II Интернационала . По итогам этого процесса лидеры партии (12 человек) были условно приговорены к смертной казни.
Из всех лидеров левых эсеров спастись удалось лишь наркому юстиции в первом послеоктябрьском правительстве Штейнбергу. Остальные многократно арестовывались, долгие годы находились в ссылке, а в годы «Большого террора» были расстреляны .

Эмиграция

Начало эсеровской эмиграции положил отъезд Н. С. Русанова и В. В. Сухомлина в марте-апреле 1918 г. в Стокгольм, где они с Д. О. Гавронским образовали Заграничную Делегацию ПСР. Несмотря на то, что руководство ПСР крайне отрицательно относилось к наличию значительной эсеровской эмиграции, за границей в конце концов оказалось довольно много видных деятелей ПСР, в том числе В. М. Чернов, Н. Д. Авксентьев, Е. К. Брешко-Брешковская, М. В. Вишняк, В. М. Зензинов, Е. Е. Лазарев, О. С. Минор и другие.

Центрами эсеровской эмиграции стали Париж, Берлин и Прага. в 1923 г. состоялся первый съезд заграничных организаций ПСР, в 1928 г. — второй. С 1920 г. начинается выход периодических изданий партии за границей. Огромную роль в налаживании этого дела сыграл В. М. Чернов, уехавший из России в сентябре 1920 г. Сначала в Ревеле (ныне Таллин, Эстония), а затем в Берлине Чернов организовал издание журнала «Революционная Россия» (название повторяло заголовок центрального органа партии в 1901-1905 гг.). Первый номер «Революционной России» вышел в декабре 1920 г. Журнал издавался в Юрьеве (ныне Тарту), Берлине, Праге. Помимо «Революционной России» эсеры издавали в эмиграции ещё несколько печатных органов. В 1921 году в Ревеле вышло три номера журнала «За народ!» (официально он не считался партийным и именовался «рабоче-крестьянско-красноармейским журналом»), журналы политики и культуры «Воля России» (Прага, 1922-1932), «Современные записки » (Париж, 1920-1940) и другие, в том числе на иностранных языках. В первой половине 1920-х годов большинство этих изданий было ориентировано на Россию, куда нелегально доставлялась большая часть тиража. С середины 1920-х годов связи Заграничной Делегации ПСР с Россией слабеют, и эсеровская печать начинает распространяться главным образом в эмигрантской среде.

Литература

  • Павленков Ф. Энциклопедический словарь. СПб., 1913 (5-е изд.).
  • Эльцин Б. М. (ред.) Политический словарь. М.; Л.: Красная новь, 1924 (2-е изд.).
  • Дополненіе к Энциклопедическому словарю // В перепечатке 5-го издания «Энциклопедического словаря» Ф. Павленкова, Нью-Йорк, 1956.
  • Radkey O.H. The Sickle under the Hammer: The Russian Socialist Revolu-tionaries in the Early Months of Soviet Rule. N.Y.; L.: Columbia University Press, 1963. 525 p.
  • Гусев К. В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции: Исторический очерк / К. В. Гусев. М.: Мысль, 1975. — 383 с.
  • Гусев К. В. Рыцари террора. М.: Луч, 1992.
  • Партия социалистов-революционеров после октябрьского переворота 1917 года: Документы из архива П. С.-Р. / Собрал и снабдил примечаниями и очерком истории партии в пореволюционный период Marc Jansen. Amsterdam: Stichting beheer IISG, 1989. 772 с.
  • Леонов М. И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг. / М. И. Леонов. М.: РОССПЭН, 1997. — 512 с.
  • Морозов К. Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. / К. Н. Морозов. М.: РОССПЭН, 1998. — 624 с.
  • Морозов К. Н. Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922-1926): этика и тактика противоборства / К. Н. Морозов. М.: РОССПЭН, 2005. 736 с.
  • Суслов А. Ю. Социалисты-революционеры в Советской России: источники и историография / А. Ю. Суслов. Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та, 2007.

См. также

Внешние ссылки

  • Прайсман Л. Г. Террористы и революционеры, охранники и провокаторы — М.: РОССПЭН, 2001. — 432 с.
  • Морозов К. Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. — М.: РОССПЭН, 1998. — 624 с.
  • Инсаров Эсеры-максималисты в борьбе за новый мир

Ссылки и примечания

Развитие оппозиционных идей в царской России
XIX — начала XX веков
1810-е-1826 «Конституция» Н. М. Муравьёва | «Русская правда» П. И. Пестеля
1826-1850-е «Современник » | «Что делать?»
1880-е-1905

Анархизм | Легальный марксизм | Либерализм | Либеральное народничество | Марксизм
Аксельрод П. Б. |

Партия превратилась в крупнейшую политическую силу, достигла по своей численности миллионного рубежа, приобрела господствующее положение в местных органах самоуправления и большинстве общественных организаций, победила на выборах в Учредительное собрание . Её представителям принадлежал ряд ключевых постов в правительстве. Привлекательными были ее идеи демократического социализма и мирного перехода к нему. Однако, несмотря на всё это, эсеры оказались неспособными противостоять захвату власти большевиками и организовать успешную борьбу против их диктаторского режима.

Программа партии

Историко-философское миросозерцание партии обосновывалось трудами Н. Г. Чернышевского , П. Л. Лаврова , Н. К. Михайловского .

Проект программы партии был опубликован в мае г. в № 46 «Революционной России» . Проект с незначительными изменениями был утвержден в качестве программы партии на её первом съезде в начале января г. Эта программа оставалась главным документом партии на протяжении всего её существования. Основным автором программы был главный теоретик партии В. М. Чернов .

Эсеры являлись прямыми наследниками старого народничества , сущность которого составляла идея о возможности перехода России к социализму некапиталистическим путём. Но эсеры были сторонниками демократического социализма, то есть хозяйственной и политической демократии, которая должна была выражаться через представительство организованных производителей (профсоюзы), организованных потребителей (кооперативные союзы) и организованных граждан (демократическое государство в лице парламента и органов самоуправления).

Оригинальность эсеровского социализма заключалась в теории социализации земледелия. Эта теория составляла национальную особенность эсеровского демократического социализма и являлась вкладом в сокровищницу мировой социалистической мысли. Исходная идея этой теории заключалась в том, что социализм в России должен начать произрастать раньше всего в деревне. Почвой для него, его предварительной стадией, должна была стать социализация земли.

Социализация земли означала, во-первых, отмену частной собственности на землю, вместе с тем не превращение её в государственную собственность, не её национализацию, а превращение в общенародное достояние без права купли-продажи. Во-вторых, переход всей земли в заведование центральных и местных органов народного самоуправления, начиная от демократически организованных сельских и городских общин и кончая областными и центральными учреждениями. В-третьих, пользование землёй должно было быть уравнительно-трудовым то есть обпеспечивать потребительную норму на основании приложения собственного труда, единоличного или в товариществе.

Важнейшей предпосылкой для социализма и органической его формой эсеры считали политическую свободу и демократию . Политическая демократия и социализация земли были основными требованиями эсеровской программы-минимум. Они должны были обеспечить мирный, эволюционный, без особой, социалистической, революции переход России к социализму. В программе, в частности, говорилось об установлении демократической республики с неотъемлемыми правами человека и гражданина : свобода совести , слова , печати, собраний , союзов, стачек, неприкосновенность личности и жилища, всеобщее и равное избирательное право для всякого гражданина с 20 лет, без различия пола, религии и национальности, при условии прямой системы выборов и закрытой подачи голосов. Требовались также широкая автономия для областей и общин как городских, так и сельских и возможно более широкое применение федеративных отношений между отдельными национальными регионами при признании за ними безусловного права на самоопределение . Эсеры раньше, чем социал-демократы , выдвинули требование федеративного устройства Российского государства. Смелее и демократичнее они были и в постановке таких требований, как пропорциональное представительство в выборных органах и прямое народное законодательство (референдум и инициатива).

Издания (на 1913 год): «Революционная Россия» (в 1902-1905 нелегально), «Народный вестник», «Мысль», «Сознательная Россия».

Дореволюционный период

Во второй половине 1890-х небольшие народническо-социалистические группы и кружки существовали в Петербурге, Пензе, Полтаве, Воронеже, Харькове, Одессе. Часть их объединилась в 1900 году в Южную партию социалистов-революционеров, другая в 1901 — в «Союз эсеров». В конце 1901 «Южная партия эсеров» и «Союз эсеров» соединились, и в январе 1902 газета «Революционная Россия » объявила о создании партии. В неё влилась женевская «Аграрно-Социалистическая лига».

В апреле 1902 г. террористическим актом против министра внутренних дел Д. С. Сипягина заявила о себе Боевая организация (БО) эсеров. БО являлась самой законспирированной частью партии. За всю историю существования БО (1901-1908) в ней работали свыше 80 человек. Организация была в партии на автономном положении, ЦК лишь давал ей задание на совершение очередного террористического акта и указывал желательный срок его исполнения. У БО были своя касса, явки, адреса, квартиры, ЦК не имел права вмешиваться в её внутренние дела. Руководители БО Гершуни (1901-1903) и Азеф (1903-1908) являлись организаторами партии эсеров и самыми влиятельными членами её ЦК.

В 1905-1906 годах из партии вышло её правое крыло, образовавшее Партию Народных Социалистов и отмежевалось левое крыло — Союз Социалистов-Революционеров-Максималистов .

В годы революции 1905-1907 годов приходился пик террористической деятельности эсеров. В этот период было осуществлено 233 теракта, с 1902 по 1911 год — 216 покушений.

Партия официально бойкотировала выборы в Государственную Думу 1-го созыва , участвовала в выборах в Думу 2-го созыва , в которую было избрано 37 депутатов-эсеров, а после её роспуска снова бойкотировала Думу 3-го и 4-го созывов.

Во время мировой войны в партии сосуществовали течения центристское и интернационалистское; последнее вылилось в радикальную фракцию левых эсеров (руководитель — М. А. Спиридонова), позже примкнувших к большевикам.

Партия в 1917 году

Партия эсеров активно участвовала в политической жизни Российской Республики 1917 года, блокировалась с меньшевиками-оборонцами и была крупнейшей партией этого периода. К лету 1917 в партии было около 1 млн чел., объединенных в 436 организаций в 62 губерниях, на флотах и на фронтах действующей армии.

После Октябрьской революции 1917 г. партии социалистов-революционеров удалось провести в России лишь один съезд (IV, ноябрь — декабрь 1917 г.), три Совета партии (VIII — май 1918 г., IX — июнь 1919 г., X — август 1921 г.) и две конференции (в феврале 1919 г. и в сентябре 1920-го).

В состав Центрального Комитета на IV съезде ПСР было избрано 20 членов и 5 кандидатов: Н. И. Ракитников, Д. Ф. Раков, В. М. Чернов , В. М. Зензинов , Н. С. Русанов, В. В. Лункевич, М. А. Лихач, М. А. Веденяпин, И. А. Прилежаев, М. И. Сумгин, А. Р. Гоц , М. Я. Гендельман, Ф. Ф. Федорович, В. Н. Рихтер, К. С. Буревой, Е. М. Тимофеев, Л. Я. Герштейн, Д. Д. Донской, В. А. Чайкин, Е. М. Ратнер, кандидаты — А. Б. Ельяшевич, И. И. Тетеркин, Н. Н. Иванов, В. В. Сухомлин, М. Л. Коган-Бернштейн.

Партия в Совдепии

«Правые эсеры» были исключены из Советов всех уровней 14 июня 1918 г. решением ВЦИК. «Левые эсеры» сохраняли легальность до событий 6-7 июля 1918. По многим политическим вопросам «левые эсеры» расходились с большевиками-ленинцами. Такими вопросами были: Брестский мир и аграрная политика, прежде всего продразверстка и комбеды . 6 июля 1918 лидеры левых эсеров, присутствовашие на V съезде советов в Москве были арестованы, а партия запрещена (См. Левоэсеровские восстания (1918)).

К началу 1921 года ЦК ПСР фактически прекратил свою деятельность. Эсеры ещё в июне 1920 года сформировали Центральное Организационное Бюро, куда наряду с членами ЦК вошли некоторые видные члены партии. В августе 1921 года в связи с многочисленными арестами руководство в партии окончательно перешло к Центральному Бюро. К тому времени часть членов ЦК, избранного на IV съезде, погибли (И. И. Тетеркин, М. Л. Коган-Бернштейн), добровольно вышли из состава ЦК (К. С. Буревой, Н. И. Ракитников, М. И. Сумгин), уехали за границу (В. М. Чернов, В. М. Зензинов, Н. С. Русанов, В. В. Сухомлин). Оставшиеся в России члены ЦК ПСР почти поголовно находились в тюрьмах. В 1922 году «контрреволюционная деятельность» эсеров была «окончательно всенародно разоблачена» на московском процессе членов ЦК с.-р. партии (Гоца , Тимофеева и др.), несмотря на защиту их лидерами II Интернационала . По итогам этого процесса лидеры партии (12 человек) были условно приговорены к смертной казни.
Из всех лидеров левых эсеров спастись удалось лишь наркому юстиции в первом послеоктябрьском правительстве Штейнбергу. Остальные многократно арестовывались, долгие годы находились в ссылке, а в годы «Большого террора» были расстреляны .

Эмиграция

Начало эсеровской эмиграции положил отъезд Н. С. Русанова и В. В. Сухомлина в марте-апреле 1918 г. в Стокгольм, где они с Д. О. Гавронским образовали Заграничную Делегацию ПСР. Несмотря на то, что руководство ПСР крайне отрицательно относилось к наличию значительной эсеровской эмиграции, за границей в конце концов оказалось довольно много видных деятелей ПСР, в том числе В. М. Чернов, Н. Д. Авксентьев, Е. К. Брешко-Брешковская, М. В. Вишняк, В. М. Зензинов, Е. Е. Лазарев, О. С. Минор и другие.

Центрами эсеровской эмиграции стали Париж, Берлин и Прага. в 1923 г. состоялся первый съезд заграничных организаций ПСР, в 1928 г. — второй. С 1920 г. начинается выход периодических изданий партии за границей. Огромную роль в налаживании этого дела сыграл В. М. Чернов, уехавший из России в сентябре 1920 г. Сначала в Ревеле (ныне Таллин, Эстония), а затем в Берлине Чернов организовал издание журнала «Революционная Россия» (название повторяло заголовок центрального органа партии в 1901-1905 гг.). Первый номер «Революционной России» вышел в декабре 1920 г. Журнал издавался в Юрьеве (ныне Тарту), Берлине, Праге. Помимо «Революционной России» эсеры издавали в эмиграции ещё несколько печатных органов. В 1921 году в Ревеле вышло три номера журнала «За народ!» (официально он не считался партийным и именовался «рабоче-крестьянско-красноармейским журналом»), журналы политики и культуры «Воля России» (Прага, 1922-1932), «Современные записки » (Париж, 1920-1940) и другие, в том числе на иностранных языках. В первой половине 1920-х годов большинство этих изданий было ориентировано на Россию, куда нелегально доставлялась большая часть тиража. С середины 1920-х годов связи Заграничной Делегации ПСР с Россией слабеют, и эсеровская печать начинает распространяться главным образом в эмигрантской среде.

Литература

  • Павленков Ф. Энциклопедический словарь. СПб., 1913 (5-е изд.).
  • Эльцин Б. М. (ред.) Политический словарь. М.; Л.: Красная новь, 1924 (2-е изд.).
  • Дополненіе к Энциклопедическому словарю // В перепечатке 5-го издания «Энциклопедического словаря» Ф. Павленкова, Нью-Йорк, 1956.
  • Radkey O.H. The Sickle under the Hammer: The Russian Socialist Revolu-tionaries in the Early Months of Soviet Rule. N.Y.; L.: Columbia University Press, 1963. 525 p.
  • Гусев К. В. Партия эсеров: от мелкобуржуазного революционаризма к контрреволюции: Исторический очерк / К. В. Гусев. М.: Мысль, 1975. — 383 с.
  • Гусев К. В. Рыцари террора. М.: Луч, 1992.
  • Партия социалистов-революционеров после октябрьского переворота 1917 года: Документы из архива П. С.-Р. / Собрал и снабдил примечаниями и очерком истории партии в пореволюционный период Marc Jansen. Amsterdam: Stichting beheer IISG, 1989. 772 с.
  • Леонов М. И. Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг. / М. И. Леонов. М.: РОССПЭН, 1997. — 512 с.
  • Морозов К. Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. / К. Н. Морозов. М.: РОССПЭН, 1998. — 624 с.
  • Морозов К. Н. Судебный процесс социалистов-революционеров и тюремное противостояние (1922-1926): этика и тактика противоборства / К. Н. Морозов. М.: РОССПЭН, 2005. 736 с.
  • Суслов А. Ю. Социалисты-революционеры в Советской России: источники и историография / А. Ю. Суслов. Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та, 2007.

См. также

Внешние ссылки

  • Прайсман Л. Г. Террористы и революционеры, охранники и провокаторы — М.: РОССПЭН, 2001. — 432 с.
  • Морозов К. Н. Партия социалистов-революционеров в 1907-1914 гг. — М.: РОССПЭН, 1998. — 624 с.
  • Инсаров Эсеры-максималисты в борьбе за новый мир

Ссылки и примечания

Развитие оппозиционных идей в царской России
XIX — начала XX веков
1810-е-1826 «Конституция» Н. М. Муравьёва | «Русская правда» П. И. Пестеля
1826-1850-е «Современник » | «Что делать?»
1880-е-1905 Партия социалистов-революционеров | Российская социал-демократическая рабочая партия
1905-1917

Кто были эсеры?

Эсеры были социалистами в до-большевистской России, которые пользовались большей поддержкой в ​​сельских районах, чем когда-либо удавалось большевистским социалистам Маркса, и были главной политической силой, пока их не перехитрили в революциях 1917 года, после чего они исчезли как заметная группа. .

Истоки эсеров

К концу девятнадцатого века некоторые из оставшихся революционеров-популистов посмотрели на стремительный рост российской промышленности и решили, что городская рабочая сила созрела для перехода к революционным идеям, в отличие от предыдущих (и неудачных) попыток популистов обратить крестьяне.Следовательно, народники взбудоражили рабочих и нашли восприимчивую аудиторию для своих социалистических идей, как и многие другие ветви социализма.

Господство левых эсеров

В 1901 г. Виктор Чернов, надеясь преобразовать народничество в группу с конкретной опорой, основал партию эсеров. Однако с самого начала партия была разделена на две группы: левые эсеры, которые хотели принудить к политическим и социальным изменениям с помощью прямых действий, таких как терроризм, и правые эсеры, которые были умеренными и верили в более мирную кампанию. , в том числе сотрудничество с другими группами.С 1901 по 1905 год левые преобладали, убив более двух тысяч человек: крупная кампания, но она не имела никакого политического эффекта, кроме как обрушить на них гнев правительства.

Господство правых эсеров

Когда революция 1905 г. привела к легализации политических партий, власть правых эсеров выросла, а их умеренные взгляды привели к растущей поддержке крестьян, профсоюзов и среднего класса. В 1906 году эсеры взяли курс на революционный социализм с главной целью вернуть землю от крупных землевладельцев крестьянам.Это привело к большой популярности в сельской местности и к прорыву в поддержке крестьян, о котором их предшественники народники могли только мечтать. Следовательно, эсеры больше смотрели на крестьян, чем на другие марксистские социалистические группы в России, которые ориентировались на городских рабочих.

Возникли фракции, и партия стала общим названием для ряда различных групп, а не единой силой, что им дорого обошлось. Хотя эсеры были самой популярной политической партией в России, пока они не были запрещены большевиками, благодаря их огромной поддержке крестьян, их перехитрили в революциях 1917 года.

Несмотря на то, что на выборах, последовавших за Октябрьской революцией, они набрали 40% по сравнению с 25% большевиков, они были раздавлены большевиками, в немалой степени из-за того, что они были свободной, разделенной группировкой, в то время как большевики, будучи любителями удачного случая, имел более жесткий контроль. В некотором смысле надежда Чернова на прочную основу никогда не была реализована в достаточной степени, чтобы эсеры пережили хаос революций, и они не могли удержаться.

Я был социалистом 60-х.Сегодняшние прогрессисты рискуют повторить ошибки моего поколения.

В январе 1969 года Том Хайден, основатель радикальной организации «Студенты за демократическое общество» и лидер антивоенного движения, выступил в Калифорнийском университете в Санта-Крус от имени отделения SDS, членом которого я был. . В то время многие новые левые думали, что революция неизбежна. Бунтовщики подожгли крупные города; вооруженные оружием члены Партии Черных пантер столкнулись с законодателями в Сакраменто; сотни тысяч шли против войны во Вьетнаме; и с приходом к власти Ричарда Никсона — а война не показывала признаков ослабления — протесты становились яростными.

Хайден тоже был уверен в том, что ждало впереди. Сидя на краю сцены в джинсовой рабочей рубашке и синих джинсах, он изложил свое видение новой американской революции. Я до сих пор помню, как он сказал — на языке того периода — «У нас уже есть черные, коричневые, женщины и студенты», а затем добавил, что если бы мы могли также получить рабочих, у нас была бы основа за революцию. Лично я был немного более пессимистичен. В марксистском журнале «Социалистическая революция», в котором я начал работать в июне 1969 года, экономист Джеймс О’Коннор назвал меня «маленьким черным облаком» из-за моих сомнений в том, что революция не за горами.

И все же, если вы хотели их увидеть, были признаки того, что новые левые — которые были сконцентрированы в университетских городках — могли бы получить поддержку со стороны белого рабочего класса. В течение следующих двух лет студенты присоединились к пикетам бастующих из General Electric, General Motors и Департамента почты США. В специальном выпуске «Семидесятые» Business Week предупредила, что корпорации столкнулись с вызовом со стороны «черных, профсоюзов и молодежи», которые могут сделать «семидесятые годы одним из бурных десятилетий в США».С. история ».

Такие бурные времена могут показаться далеким прошлым, но параллелей с настоящим немало. Уже почти десять лет, возможно, начиная с движения «Захвати» 2011 года, новое поколение левых активистов шевелится. Множество организаций (Indivisible, Sunrise Movement, 350.org, People’s Action, Партия рабочих семей, Black Lives Matter, Демократы справедливости, возрожденные демократические социалисты Америки) и новые публикации (Jacobin, The Intercept, Current Affairs) делают то же самое, что и группы, подобные SDS, в 60-е: продвигают идеи левого крыла и обещают кардинальные изменения в обществе.

Эти активисты и их мировоззрение за относительно короткое время добились значительных успехов в основной политике. В 2016 году Берни Сандерс — социалист, чья платформа была значительно левее платформы Джорджа Макговерна, которая тогда считалась радикальной в 1972 году, — почти выиграл номинацию от демократов. В этом году Сандерс, ратующий за «политическую революцию», снова оказался в верхнем ряду кандидатов. То же самое и с Элизабет Уоррен, которая работает на платформе «больших структурных изменений».

Но в этот момент левого оптимизма стоит вспомнить, что левые 60-х так и не реализовали видение Хайдена и других.В самом деле, даже когда наше дело стало преобладать, мощное правое движение также просачивалось: «Молодые американцы за свободу», кандидаты в президенты Джордж Уоллес и Барри Голдуотер, губернатор Калифорнии Рональд Рейган. К тому времени, когда я увидел выступление Хайдена в 1969 году, Никсон был избран, отчасти из-за негативной реакции новых левых. В 1972 году он разгромил Макговерна на избирательных участках. Менее чем через десять лет Рейган был в Белом доме. Если на повестке дня стояли революционные изменения, то они были совершенно иного характера, чем мы предполагали в 1969 году.

Сойдутся ли сегодняшние новые левые по пути левых моего поколения, становясь в значительной степени неактуальными, а затем, в конце концов, исчезнув из поля зрения? Или он сможет доминировать в американской политике в следующие несколько десятилетий? Из-за ключевых структурных различий между тем и сейчас я на самом деле думаю, что их шансы на успех выше, чем у нас. Но чтобы воспользоваться этими шансами, им придется извлечь уроки из неудач моего поколения — мы, активисты, которым удалось привлечь внимание шумной подгруппы американцев, но так и не приблизились к тому, чтобы получить политическое большинство.И, на мой взгляд, уже есть тревожные сигналы о том, что они повторяют некоторые из наших самых больших ошибок.

Среди лучших кандидатов от демократов в 2020 году есть два убежденных сторонника прогресса: Элизабет Уоррен, которая выступает на платформе «больших структурных изменений», и Берни Сандерс, выступающий за «политическую революцию». (Ник Вагнер / Austin American-Statesman через Associated Press) (Daniel Acker / Bloomberg)

Есть три определяющих особенности сегодняшних левых повстанцев.Во-первых, его приверженцы сконцентрированы среди молодежи — от старшеклассников до тех, кому за 30. На праймериз 2016 года Сандерс получил больше голосов среди молодежи от 18 до 29 лет, чем Хиллари Клинтон и Дональд Трамп вместе взятые. В нынешних президентских выборах сторонники Сандерса и Уоррена сильно тяготеют к молодежи. При опросе на тему «капитализм против социализма» молодежь, как правило, гораздо более критически относится к капитализму, чем американцы старшего возраста, и более поддерживает социализм. Согласно июньскому опросу Pew, 50 процентов молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет очень или несколько положительно относятся к социализму.(Социализм в данном случае кажется критикой существующего американского капитализма слева — предпочтение отдается Скандинавии или даже Канаде, а не Венесуэле или Китаю.)

В 2013 году средний возраст члена DSA составлял 68 лет — группа Другими словами, никогда не уходил от своих корней в моем поколении левых. К 2017 году средний возраст составлял 33 года, а количество членов стремительно росло (с 6000 в 2015 году до 55000 сегодня). «Движение восхода солнца», одна из основных организаций, борющихся за борьбу с изменением климата, заявляет, что «строит армию молодых людей, чтобы сделать изменение климата безотлагательным приоритетом.«Основателям Black Lives Matter было от 20 до 30 лет. Основателями Indivisible были молодые бывшие сотрудники Конгресса. Демократы справедливости были молодыми ветеранами кампании Сандерса.

Вторая особенность сегодняшней левой — географическая: она сосредоточена в постиндустриальных городских районах, а также в студенческих городах. К ним относятся более крупные города на Атлантическом и Тихоокеанском побережьях, а также такие города, как Чикаго, Миннеаполис, Остин и Денвер. Эти области специализируются на том, что экономист Питер Темин назвал FTE — финансах, технологиях и электронике, — а также на правительстве, высшем образовании и специализированном здравоохранении.Политолог Руй Тейшейра и я подсчитали, что в 2000 году 43,7 процента американцев жили в этих городских районах. Вероятно, сейчас оно ближе к половине, и оно растет.

Третья особенность состоит в том, что сегодняшние левые формируются в основном из членов или будущих членов того, что французский социолог Серж Малле однажды назвал «новым рабочим классом». В американских обследованиях рабочей силы они в основном попадают в категорию профессионалов или специалистов более высокого уровня в сфере обслуживания, которые иногда требуют сертификации и обычно, но не всегда, требуют высшего образования.(Один ключ к разгадке политики по крайней мере части этой когорты обнаруживается в опросе, который показывает, что люди с учеными степенями являются наиболее последовательно либеральными из всех образовательных групп.) Они не владеют своим бизнесом, но получают зарплату или зарплату. Они работают в основном в постиндустриальной экономике, производя знания, информацию и услуги высокого уровня; некоторые, но далеко не все, работают в государственном или некоммерческом секторе. Это учителя, медсестры, пилоты, редакторы, писатели, врачи, программисты, графические дизайнеры, социальные работники, архитекторы и инженеры.В отличие от других офисных служащих, таких как продавцы или офисные менеджеры, они судят о своей работе не по деньгам, которые они могут потратить, или по затратам, которые они могут удержать, а по качеству продукта, который они производят, или услуг, которые они предоставляют. оказывать. Софт крутой? Пациенту стало лучше? Дети учились?

Нет ничего парадоксального в том, что люди из верхнего слоя рабочего класса играют ведущую роль на левых. Рабочие движения в Соединенных Штатах, Великобритании и Германии были инициированы более высокооплачиваемыми и более квалифицированными рабочими, а не обычными рабочими.Сегодня эта группа отличается — впервые обещанной в книге Торстейна Веблена в начале 20-го века «Инженеры и система цен» — обладанием знаниями и навыками для управления обществом без необходимости в экспертном руководстве со стороны менеджеров.

Чтобы понять, почему молодые люди с высшим образованием стали склонными к радикальным идеям, полезно рассмотреть определенные долгосрочные тенденции в американской жизни и, особенно, в американском капитализме. Марксисты описывают процесс, называемый «пролетаризацией», который происходит, когда профессии, работники которых ранее обладали некоторой независимостью, ответственностью, статусом и хорошим доходом, теряют свой авторитет и становятся зависимыми от слоев чиновничества и бюрократии.Их рабочие места могут быть разделены на отдельные задачи или полностью ликвидированы, и они могут внезапно столкнуться с ухудшением перспектив их заработка. Так случилось со многими ремесленниками — например, сапожниками, ткачами, резчиками по граниту и кузнецами — в конце XIX — начале XX веков. В ответ на эту пролетаризацию рабочие образовали союзы.

Восстание левых 60-х все чаще принимает религиозную, а не политическую форму. Он заключался в установлении морального авторитета и превосходства перед лицом зла.

Нечто подобное происходило в Соединенных Штатах в последние десятилетия. Многие профессионалы становятся подверженными слоям бюрократии — подумайте о зарегистрированных медсестрах, над которыми стоят врачи, администраторы больниц и страховые компании. Эти работники также становятся предметом серьезных опасений по поводу чистой прибыли. Разработчики программного обеспечения могут больше работать не сами по себе или в небольших компаниях, а в огромных корпорациях, таких как Facebook или Microsoft, где их ответственность — крошечная задача в более крупной системе.Их могут попросить предоставить услуги для страны или компании, которые они не уважают. Инженеры могут быть вынуждены сократить путь; учителей могут заставить преподавать в переполненных классах; социальным работникам может не быть предоставлено время для работы с трудными клиентами.

Те, кто сегодня работает в сфере знаний, также редко могут рассчитывать на пожизненную занятость для себя или своих детей, которой раньше наслаждались многие американцы. Миллениалов часто называют «ищущими работу» из-за того, что они занимают много разных должностей в свои 20 лет.(Я перестал подсчитывать, сколько рабочих мест занимали мои дочери, которым сейчас за 30 с тех пор, как они закончили колледж.) Эти рабочие места требуют высшего образования и, в некоторых случаях, ученых степеней, стоимость которых резко выросла, так как иметь долги, которые пришлось понести студентам. CNBC описал ситуацию так: «С поправкой на инфляцию, по сравнению с обучением в колледже в 1988 году, плата за обучение в частных школах в 2018 году увеличилась на 213 процентов, а плата за четырехлетнее обучение в государственных школах увеличилась на 129 процентов.В результате большая часть поколения тонет в долгах по студенческим ссудам ». И часто выпускники колледжей, которые рассчитывали стать профессионалами, в конечном итоге работают в свои 20 лет барменами или в рамках гиг-экономики.

Стоимость жилья в тех местах, где эти выпускники колледжей хотят работать, также резко выросла. В статье в Atlantic под названием «Почему жилищная политика похожа на войну поколений» Алексис Мадригал цитирует исследование, проведенное агентством недвижимости Unison: «Представьте, что вы 30-летний житель Лос-Анджелеса со средним доходом.По расчетам Unison, вы можете представить себе покупку дома по адресу 73. Для молодых людей, живущих в районах метро с высокими перспективами, путь к приобретению жилья в собственность практически заблокирован без помощи состоятельного члена семьи или некоторых опционов на акции ».

Столкнувшись с неопределенным будущим, студенты и выпускники колледжей страдают от роста тревожности и психических заболеваний. Один опрос, проведенный Американской психиатрической ассоциацией в 2017 году, показал, что миллениалы являются наиболее тревожными из нынешних поколений. (Бэби-бумеров было меньше всего.Business Insider, изучая опросы о психическом здоровье миллениалов, сообщил, что «депрессия и« смерть от отчаяния »растут среди поколения, что связано с такими проблемами, как одиночество и денежный стресс. Миллениалы также считают, что их работа играет огромную роль в их общем психическом здоровье. Из-за более продолжительного рабочего дня и невысокой заработной платы миллениалы страдают от более высокого уровня выгорания, чем другие поколения. Многие из них даже уволились с работы по состоянию психического здоровья ».

Неудовлетворенность работой способствовала росту профсоюзов, забастовкам и политической активности среди этого поколения рабочих.Это касается учителей и медсестер, а также активистов в СМИ, университетах и ​​гигантах высоких технологий, таких как Google и Amazon. (Генеральный директор Amazon Джефф Безос владеет The Washington Post.) В последние годы United Auto Workers удалось добиться большего количества профсоюзов среди аспирантов, сотрудников университетов и работников СМИ, чем среди сборщиков автомобилей.

Эти экономические и психологические факторы послужили причиной разжигания огня; череда крупных бедствий — катастрофическая война в Ираке, Великая рецессия, увеличивающееся неравенство в богатстве и власти, угроза изменения климата, жестко-правая политика и грубая риторика президента Трампа — дали искры, которые породили столь многих молодых людей. люди, чтобы обратиться за ответами налево.Однако возникает вопрос, сохранится ли политика этого поколения с возрастом и смогут ли молодые левые начать привлекать на свою сторону значительное число других избирателей.

Том Хайден, основатель организации «Студенты за демократическое общество», беседует с актрисой и активисткой Джейн Фондой в 1972 году. Хайден считал, что, если оставшиеся 60-е могут победить рабочих, это создаст основу для революции. (Associated Press)

Левые 60-х потерпели крах по многим причинам, но две главные из них особенно важны для перспектив сегодняшних левых — и они движутся в противоположных направлениях.Одно из важных преимуществ современных левых перед левыми 60-х годов состоит в том, что они были созданы условиями, которые никуда не денутся. Вьетнамская война была главной проблемой, объединяющей различные части левых 60-х годов, и она привела в движение сотни тысяч новых сочувствующих. Итак, когда администрация Никсона закончила проект, а затем подписала мирное соглашение с Северным Вьетнамом, то, что мы называли «движением», быстро рассеялось. Женские движения, движения за гражданские права и защиту окружающей среды — если назвать три самые большие группы — продолжались, но они больше не были частью большего целого.Между тем, те группы, которые поддерживали революцию, были вытеснены реформистскими, управляемыми персоналом организациями, работавшими из офисов в Вашингтоне или Нью-Йорке.

Сегодня осталось другое. Из факторов, влияющих на это, истекает только президентский срок Трампа, а этого может не произойти в ближайшие пять лет. Изменение климата будет по-прежнему угрожать береговой линии, создавать экстремальные погодные условия и подвергать опасности сельское хозяйство и рыболовство — и это, к сожалению, произойдет, даже если в этом году президентом станет демократ и вновь присоединится к Парижскому соглашению.По мере того, как политика, связанная с изменением климата, неизбежно становится все более актуальной, аргументы в пользу широкомасштабного подчинения частного капитала общественным приоритетам — требование, лежащее в основе левых политических сил, — будут только усиливаться.

Тем не менее, что наиболее важно, основные экономические условия, которые привели к созданию сегодняшних левых, будут продолжать формировать рабочую силу американского капитализма. Под воздействием искусственного интеллекта многие рабочие места изменятся в мгновение ока или исчезнут, создавая постоянную незащищенность среди молодежи, разжигая недовольство капитализмом и создавая стимул для организации.Сама экономика, возможно, не скоро переживет повторение Великой рецессии, но все более неустойчивый мировой торговый порядок и избыток производственных мощностей будут продолжать угрожать росту. Преобладание финансов и структура, по которой в отрасли высоких технологий принцип «победитель получает все», означают, что неравенство в богатстве и власти будет только расти.

В 60-е годы пролетаризация находилась на ранней стадии. В 1960 году только 8 процентов американцев имели высшее образование или выше. Сегодня ряды людей с высшим образованием — наиболее восприимчивых к привлекательности современных левых — кажутся растущими.Тридцать девять процентов американцев в возрасте 25 лет и старше имеют степень бакалавра или ученую степень, и ожидается, что эта цифра увеличится в течение следующих 10 лет. По данным Бюро статистики труда, профессиональные профессии, для которых требуется как минимум высшее образование, составляли 20,9 процента рабочей силы в 2018 году и к 2028 году составят 21,5 процента. Ожидается также рост числа смежных профессий, таких как поддержка здравоохранения. , с 2,7 до 3 процентов. Ожидается, что в тот же период ряды торгового персонала, офисных и административных работников, а также производственных рабочих, которые не вписываются в профиль сегодняшних левых, будут сокращаться.К концу 2020-х годов работники с высшим образованием, которые постоянно сталкиваются с неуверенностью в своем будущем и обеспокоены стоимостью своей работы, должны составлять от 22 до 25 процентов рабочей силы.

Возможно, из-за того, что эти основные экономические тенденции продолжаются, самые молодые американские избиратели не менее подвержены радикальным призывам, чем миллениалы. На самом деле они могут быть более восприимчивыми. Проведенный в январе 2019 года опрос Harris Poll показал, что 61 процент молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет — поколение Z — положительно относятся к слову «социализм».Для сравнения: 51% миллениалов это делают. Взятые вместе, эти два поколения вполне могут составить серьезный вызов не только консерваторам, но и либералам истеблишмента.

Среди проблем, стимулирующих прогрессивное развитие сегодня, — изменение климата и гражданские права. На фото: протест против изменения климата и социальной справедливости и митинг Black Lives Matter. (Сара Л. Вуазен / The Washington Post) (Кэролайн Ван Хаутен / The Washington Post)

И все же была еще одна ключевая причина краха левых 60-х, которая может сбить с толку современных прогрессивных активистов.Чтобы завоевать политическое большинство, современные молодые левые — которые в основном имеют высшее образование и работают, живут и учатся в высокотехнологичных районах мегаполисов и университетских городках — должны будут заручиться значительной поддержкой своей политики со стороны остального рабочего класса, многие из которых которые не окончили колледж, живут в маленьких или средних городах, работают в обрабатывающей и горнодобывающей промышленности или поблизости от них. Левые из 60-х столкнулись с аналогичной проблемой и потерпели неудачу. Стоит посмотреть, почему.

Всегда были новые левые радикалы, которые пытались навести мосты.Но к концу 60-х, когда Хайден призывал охватить то, что тогда было преимущественно белым рабочим классом, многие революционеры отказались от любых попыток создать популярное американское большинство и вместо этого бросили свою судьбу воображаемой мировой революции, возглавляемой Китаем и Кубой. или даже, в случае одной группы из Беркли, Северная Корея. Они считали Америку (которую они называли «Америккка») врагом, а чернокожие и латиноамериканцы — наряду с вьетнамцами жертвами американского колониализма. Они считали белых рабочих бенефициарами «привилегии белой кожи» с «ставкой в ​​империализм».«Если они были белыми, они считали себя пятой колонной внутри метрополии, сражающейся на стороне национальных меньшинств и врагов Америки за рубежом.

Эти левые считали, что они вводят в действие изощренную неомарксистскую политику — они говорили о пролетариате и культурной революции и цитировали «Красную книгу» председателя Мао — но их деятельность наиболее явно напоминала деятельность американских протестантов 17-го века. секты, возомнившие себя собраниями видимых святых в грешном мире.Фактически, восстание новых левых все чаще принимает религиозную, а не политическую форму. Он заключался в установлении морального авторитета и превосходства перед лицом зла. Этот религиозный пыл, возможно, придавал смысл жизни активистов, но, как писал социальный критик Пол Гудман в «Новой Реформации», «плохая основа для политики, включая революционную политику».

Что также обрекало новых левых, так это то, что, начиная с решения в 1967 году Студенческого координационного комитета ненасильственных действий изгнать своих белых членов, движение начало распадаться на группы идентичности; действительно, это было началом того, что стало известно как «политика идентичности».Группы чернокожих националистов, а затем латиноамериканцев, коренных американцев и феминисток с некоторым успехом преследовали свои собственные требования, но более широкое движение потеряло чувство сотрудничества и согласованности.

Многое из того, за что боролись эти отдельные группы, было полностью оправдано и способствовало расовому и половому равенству. Однако некоторые из их позиций доводили их до крайности: радикальные феминистки ставят под сомнение моральную законность семьи; черные националисты, выступающие за вооруженную борьбу и призывающие к тому, чтобы афроамериканские общины подчинялись ООН, а не ООН.Правительство С. Эти позиции поставили их в противоречие с большей частью Америки. И, наряду с деятельностью революционных групп, таких как Weather Underground, они подпитали негативную реакцию, которая привела к оползню Никсона в 1972 году и победе Рейгана в 1980 году.

Сегодняшние левые не приняли сепаратизм или революционные фантазии последних дней » Остались 60-е, но, как человек, который был там, я нахожу тревожные отголоски в настоящем. Я перечислю три. Во-первых, многие левые, а также многие более умеренные либералы, объясняют победу Трампа в 2016 году и нежелание белого рабочего класса полностью или в первую очередь поддерживать демократов «превосходством белых» или «привилегиями белых».Они отвергают эстакадных американцев, проголосовавших за Трампа, как непоправимых — хотя есть свидетельства того, что многие сторонники Барака Обамы поддерживали Трампа в 2016 году и что многие избиратели Трампа голосовали за демократов в 2018 году. Это отголосок манихейства левых 60-х годов. взгляд американцев.

В результате сегодняшние левые увлеклись политической стратегией, которая в целом принижает важность победы над белым рабочим классом. Такая стратегия предполагает, что демократы могут получить большинство, просто завоевав доверие цветных (термин, который объединяет людей с самым разным происхождением, доходом и мировоззрением), одиноких женщин и молодых.В одной из недавних статей в «Нации левого толка» говорилось: «С 1980-х годов кандидаты от Демократической партии доказали, что они могут побеждать на выборах со значительным отрывом от белых, не имея высшего образования». Это сомнительная стратегия для демократов — на президентских выборах она может уступить многие из колеблющихся штатов Среднего Запада республиканцам — но еще более сомнительна как стратегия для левых, которые исторически стремились к достижению равенства путем построения движения. низов и середины общества против очень богатых и влиятельных наверху.

Во-вторых, левые снова делятся на группы идентичностей, каждая из которых считает оправданным ставить свои интересы выше других. Этим летом в Филадельфии на Netroots Nation — собрании левых и либеральных групп — член палаты представителей Аянна Прессли (штат Массачусетс) сказала начинающим должностным лицам: «Нам больше не нужны смуглые лица, которые не хотят быть смуглым голосом. . Нам не нужны черные лица, которые не хотят быть черным голосом. Нам не нужны мусульмане, которые не хотят быть мусульманами. Нам не нужны квиры, которые не хотят быть гомосексуалистами.Если вас беспокоит маргинализация и стереотипы, пожалуйста, даже не приходите, потому что нам нужно, чтобы вы представляли этот голос ».

В то время как активисты, сосредоточенные на политике идентичности, как и их предшественники из 60-х, выдвигали вполне разумные требования — например, положить конец жестокости полиции или равную заработную плату для мужчин и женщин, — они также выдвигали крайние требования, демонстрирующие безразличие. к созданию политического большинства. Некоторые поддержали репарации за рабство — идею, отвергнутую широким большинством электората, большинство из которых являются потомками иммигрантов, приехавших в Америку после гражданской войны.Другие группы требовали «открытых границ», бросая вызов большинству американцев, которые думают, что страна должна иметь возможность решать, кого принимать в качестве граждан и кто сможет пользоваться правами и преимуществами того, чтобы быть американцем.

В-третьих, многие из этих требований и стратегий сопровождаются квазирелигиозной приверженностью особому языку и жестам, которые перекликаются с опытом 60-х годов. Опять же, на уровне морали эти аспекты левых могут быть убедительными, но на уровне построения политического большинства они проблематичны.Например, член палаты представителей Александрия Окасио-Кортес называет «права ЛГБТКИА +» в числе своих приоритетов, но сколько американцев за пределами самых голубых почтовых индексов знают, что означает «LBGTQIA +»? Согласно недавнему опросу, 98% латиноамериканцев не устраивает левый термин «латиноамериканец». На съезде демократических социалистов Америки, который я посетил летом в Атланте, делегаты называли себя по именным биркам, а когда они говорили, по предпочтительному местоимению («он», «она» или «они») и выражали свое одобрение со стороны вертят руками.Того, кто употреблял в разговоре «парни» для обозначения публики, сурово упрекали. Были обвинения в «эйлизме» и «спровоцировании» из-за громких разговоров. Подобные моральные установки подходят церковному собранию, но не подходят для политической организации, которая хочет завоевать большинство избирателей. Реальность такова, что 80 или более процентов американцев, пришедших на такое собрание, подумали бы, что они находятся на другой планете.

И проблемы, которые я здесь обозначил, только усугубляются важностью социальных сетей для современной политики.В 60-е годы культурная изоляция левых была усилена их географическим положением. Сегодня изоляция левых усиливается Интернетом, который имеет тенденцию притягивать нас к людям, которые думают одинаково, но при этом игнорируют недружественные мнения.

По мере того, как некоторые позиции сегодняшних левых просочились в президентскую политику демократов, стало ясно, что эти ошибки могут иметь реальные электоральные последствия. Уоррен и Сандерс пообещали предложить бесплатную программу Medicare для иммигрантов без документов — чего не предлагает даже Канада — и отменить уголовную ответственность за пересечение границы.Уоррен пообещал 9-летнему мальчику-трансгендеру, что он может иметь право вето на ее назначение на должность министра образования. Сандерс пообещал заключенным преступникам право голоса. Как искушенные политики, Уоррен и Сандерс должны знать, что, если они выиграют номинацию, такие трибуны затруднят им получение голосов за пределами сильно синих городских районов — и, следовательно, трудно собрать большинство коллегии выборщиков.

Некоторые из позиций, которые Уоррен и Сандерс заняли во время конкурса кандидатов от демократов, могут затруднить им получение голосов за пределами сильно синих городских районов на всеобщих выборах.(Чарли Нейбергалл / Ассошиэйтед Пресс) (Джим Янг / Агентство Франс-Пресс / Getty Images)

Очевидно, есть о чем беспокоиться, если вы хотите увидеть триумф левых — по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Но есть также основания полагать, что в последующие десятилетия левые в конечном итоге смогут преодолеть свою культурную замкнутость. Первая причина — демографическая. Несмотря на то, что они отделены от маленьких городков Америки, сегодняшние левые географически намного шире, чем их предшественники, основанные на элитных кампусах, таких как Беркли и Колумбия.Левые сейчас являются частью большого класса американцев, пытающихся смириться со своим местом в экономике и обществе — и хотя этот класс, конечно, представлен не в каждом городе или поселке, он хорошо представлен в некоторых местах в почти в каждом штате.

Как мы с Рюем Тейшейрой два десятилетия назад утверждали в «Развивающемся демократическом большинстве», в Америке наблюдается тенденция к тому, что все больше городов становятся «идеополисами» — метрополитенами, предназначенными для производства идей, в которых члены этого нового пролетаризма класс играют ключевые роли.За последние 40 лет такие города, как Омаха, преобразились; Луисвилл; Колумбус, Огайо; и Канзас-Сити, штат Канзас. Само собой разумеется, что люди в них — включая тех, кто находится на нижних ступенях рабочего класса — стали более восприимчивыми к политике и культуре левых.

Более того, то, что кажется радикальными культурными причинами, часто становится приемлемым после нескольких десятилетий волнений и разоблачений. В 2004 году Джордж Буш смог использовать оппозицию однополым бракам для получения голосов.Сегодня это больше не проблема. Через десятилетие или два немногих американцев могут смутить местоимения или туалеты унисекс.

Существует также процесс политического созревания, через который движения могут проходить, когда они выбирают людей на должности, которые затем вынуждены отвечать гражданам с различными социальными взглядами. Я видел это на примере Демократических социалистов Америки, в состав которых сейчас входит более сотни избранных должностных лиц. Как оказалось, мой собственный представитель штата Мэриленд Вон Стюарт является членом DSA и был избран с помощью активистов DSA, которые постучали в двери.Но Стюарт не сдержал обещания — по словам плаката DSA на демонстрации в Нью-Йорке — «отменить прибыль, отменить тюрьмы, отменить денежный залог, отменить границы»; он работал на платформе «Соседей прежде всего» и недавно представил закон «Жилье для всех», чтобы расширить права арендаторов и возможности для покупателей жилья.

Многие из самых крайних левых настроений были продиктованы крайностями президентства Трампа. Например, в ответ на наглый фанатизм Трампа по отношению к выходцам из Латинской Америки и его план строительства пограничной стены, его противники слева вышли далеко за рамки защиты всеобъемлющей иммиграционной реформы и вместо этого осудили саму идею границ.Если Трамп действительно выиграет второй срок, я опасаюсь, что и левые, и правые могут пойти в крайности, как это произошло во время первого срока Никсона. Времена могут быть неспокойными и опасными. Но когда Трамп уйдет со сцены, левые смогут лучше отличить те проблемы, которые потенциально могут объединить большинство, от тех, которые будут только разделять и разгораться.

Наконец, в политике Северной Америки и Европы происходит более крупный тектонический сдвиг в сторону от предположений рыночного фундаментализма, который помог ускорить Великую рецессию 2008 года.Слева и справа — все больше аргументов — сенаторы-республиканцы Марко Рубио и Джош Хоули в Соединенных Штатах — усиливаются аргументы в пользу усиления роли правительства и государственного сектора в экономической жизни. Критика практики руководителей финансовых компаний и корпораций исходит не только от AFL-CIO, но и со стороны Business Roundtable и Financial Times. Левым, несомненно, будет легче ориентироваться в этих водах, чем в водах антикоммунизма времен холодной войны или рыночного фундаментализма Рейгана.Прогрессисты смогут продвигать свои экономические аргументы, не будучи обвиненными в поощрении «большого правительства»; кандидаты за пределами Нью-Йорка и Вермонта могут вести кампанию как «демократические социалисты», не будучи связанными с коммунизмом.

Однако в обозримом будущем, если левые захотят создать политическое большинство, о котором Том Хайден мечтал в 1969 году, им придется формулировать свои позиции на языке, понятном большинству американцев. Ему также необходимо будет провести четкое различие между позициями, которые он считает необходимыми для «больших структурных изменений», и теми, которые могут быть делегированы сообществам для калибровки и обсуждения.Новые левые 60-х не справились с этой миссией. Мы не просто мечтали о многом; мы поднялись в царство фантазии и видимой святости. Сегодняшним левым нужно будет учиться на своих ошибках.

Исправление: в этой статье изначально упоминалась забастовка рабочих Почтовой службы США. Однако на момент забастовки почтовые отделения находились в ведении Департамента почты США, который позже был заменен Почтовой службой США.

Джон Б. Джудис — автор книги « Националистическое возрождение: торговля, иммиграция и восстание против глобализации .”

Иллюстрации Адам Хейс . Редактирование фотографий Дадли М. Брукс. Дизайн Christian Font .

Политическая значимость Че Гевары сегодня

Эрнесто «Че» Гевара сегодня стал коммерческой иконой футболок, но, что более важно, он является привлекательным символом для легионов молодых повстанцев и революционеров по всему миру. Парадоксально, что с политической точки зрения он стал менее актуальным на сегодняшней Кубе, чем в других странах мира.Тем не менее, он продолжает оказывать тонкое, но реальное влияние на политическую культуру Кубы — не как источник конкретных программных политических или экономических предложений, а как культурная модель жертвенности и идеализма. В этом ограниченном смысле официальный слоган « seremos como el Che » (мы будем похожи на Че), который регулярно повторяют кубинские школьники, вероятно, имеет диффузное, но значительное влияние на общественное воображение, даже если большинство кубинцев также думают о Че. как неудавшаяся донкихотская фигура.

Под руководством Рауля Кастро кубинское правительство стремилось, хотя и с неудачами и противоречиями, к кубинской версии китайско-вьетнамской модели, форме государственного капитализма, призывающей к развитию кубинского и особенно иностранного частного предпринимательства, в то время как государство, под исключительным контролем

от Коммунистической партии, сохраняет командные высоты в экономике, что сильно отличается от предложенной Геварой модели государственного контроля над всей экономикой.

Че совсем не пользуется влиянием среди различных крыльев кубинской оппозиции.Так, например, либеральные кубинцы, сотрудничающие с католическими реформистами в том, что, как они надеются, станет «лояльной оппозицией», отстаивают идеи, которые идут вразрез с наследием Гевары, такие как создание правительства, которое продвигает частное предпринимательство, сопровождаемое либеральными и демократическими политическими реформами. , который кубинское однопартийное государство вряд ли будет рассматривать, учитывая риски, которые это может создать для его контроля. 1 Нарождающаяся кубинская критика левых, выражающая свои взгляды на таких сайтах, как Havanatimes.org и ObservatorioCritico.info, состоящий из людей, находящихся под влиянием анархистской и / или социал-демократической политики, сосредотачивает свои усилия на самоуправлении рабочих и кооперативах как пути к экономической демократии, институциональному устройству, которое было открыто отвергнуто Че Геварой. 2

Политика Че Гевары имеет наибольшую привлекательность за пределами Кубы. Верно, что небольшие политические группы, которые в целом следуют политике и идеологии Гевары, редко достигают какого-либо значения или влияния, но важные группы и движения, которые не являются гевараистскими, тем не менее утверждают, что находятся под влиянием Че, помимо его простого образа романтического и идеалистического революционера. .Это касается таких людей, как Субкоманданте Маркос (теперь переименованный в Субкоманданте Галеано), лидера-основателя EZLN (Ejército Zapatista de Liberación Nacional) в Чьяпасе, Мексика, которых привлекает призыв Че выступить против деспотичных и коррумпированных правительств. Несмотря на то, что Маркос отвергал идею захвата политической власти — идею, лежащую в основе политической идеологии и стратегии Гевары, он выступил против несправедливой системы и сослался на политические идеи и практику Гевары в качестве источника вдохновения.В том же духе восстания повстанцев мексиканское студенческое движение 1968 года захватило аудиторию Хусто Сьерра в UNAM (Национальный автономный университет Мексики, Автономный национальный университет Мексики) и переименовало его в аудиторию Че Гевара.

В более широком смысле для многих мятежных молодых людей во всем мире Че Гевара рассматривается как ключевой лидер кубинской революции — одной из самых важных революций двадцатого века — и единственный, кто последовательно воплощал в жизнь то, что он проповедовал.Еще более привлекательными для многих являются личные ценности Че: политическая честность, эгалитаризм, радикализм и готовность жертвовать ради дела, включая его положение у власти на Кубе. Для многих современных повстанцев, активных в антикапиталистических движениях, Че является не только радикальным, бескомпромиссным противником капитализма, но — учитывая его оппозицию традиционным промосковским коммунистическим партиям — также революционером, который разделяет их собственные идеалы в поисках революционных и революционных идей. антибюрократическая политика.Это то, что делает идеи и практики Че важными, а данное исследование актуальным в современном мире.

В этой книге анализируются основные политические идеи и практики Че Гевары с точки зрения, разделяющей эти антикапиталистические и антибюрократические настроения. Однако он делает это, исходя из убеждения, что социализм и демократия являются необходимыми условиями для реализации этих чаяний. Я родился и вырос на Кубе, участвовал в движении старшеклассников против Батисты в 1950-х годах и участвовал в социалистической политике более пятидесяти лет.Мои политические корни уходят в классическую марксистскую традицию, которая предшествовала сталинизму в Советском Союзе. Советский сталинизм установил структурную парадигму однопартийного государства, управляющего всей экономикой, политикой и обществом — парадигма, которая позже была реализована в своих многочисленных национальных вариациях такими странами, как Китай, Вьетнам и Куба. Центральным для меня является взгляд на социалистическую демократию, в которой институты, основанные на правлении большинства, контролируют основные источники экономической, социальной и политической власти на местном и национальном уровнях.Чтобы быть демократией с полным участием, социализм должен основываться на самомобилизации и организации народа, а правление большинства должно дополняться правами меньшинства и гражданскими свободами.

Я написал три книги и множество статей о Кубе, основанных на этой точке зрения. Че Гевара — центральная часть истории кубинской революции, но его жизнь и политика имеют международные и теоретические последствия, выходящие за рамки самой кубинской истории. В этом смысле это исследование тесно связано с другой моей книгой, До сталинизма: подъем и падение советской демократии , опубликованной в 1990 году. 3 В этой книге о закате русской революции я обсуждал вырождение демократических советов, пришедших к власти с победой Октябрьской революции 1917 года. Четко отделяя ленинизм у власти от сталинизма, я, тем не менее, утверждал, что под сильным давлением гражданской войны и тяжелого экономического кризиса господствующий большевизм изменил свой политический характер, превратив необходимость репрессий в условиях гражданской войны в добродетель, тем самым ослабив сопротивление последующему появлению сталинизма.Эта книга была посвящена проблеме демократии и революции, так же как и это исследование политической мысли и практики Че Гевары. Хотя, конечно, политическая подоплека и исторические условия, в которых Гевара боролся за свои идеи, сильно отличались от русской революции, они также требуют от нас рассмотрения взаимосвязи между революцией и демократией. Как станет очевидно из остальной части этого исследования, в то время как Гевара был честным и преданным революционером, он не разделял ленинское прошлое в классическом марксизме, который принял демократическое наследие радикального крыла Просвещения, а вместо этого рос вместе с политическим крылом. наследие сталинизированного марксизма.Таким образом, его революционные взгляды были непоправимо недемократическими, основанными на концепции социализма сверху, а не снизу, что поднимает серьезные вопросы о социальном и политическом порядке, который он установил бы, если бы ему удалось добиться успеха в своих попытках разжечь победоносные революции в Конго. и Боливия.

Коммунизм Че 4

Че Гевара стал коммунистом, когда ему было за двадцать. Для Че государство было центром перемен, а его захват — целью социалистической революции.Но он был своеобразным коммунистом: он не вступал в Коммунистическую партию и, в конце концов, стал резко критиковать различные особенности советской социальной и политической системы. Он был крайним волюнтаристом, придерживаясь взглядов, больше напоминающих китайскую коммунистическую политику Мао, чем Советского Союза. Но даже когда он стал более критически относиться к советской системе после ухода из кубинского правительства, он до конца своей жизни придерживался монолитного советского взгляда на социализм как однопартийное государство.Че не был ни либертарианцем, ни демократом ни в своей теории, ни в практике. Его социализм / коммунизм исключали любую концепцию автономной рабочей и народной власти или политических условий, необходимых для существования и выживания институтов народного и рабочего контроля, таких как свобода организации для таких групп, как рабочие, чернокожие и женщины. и гражданские свободы, такие как свобода слова и собраний. Для Че сущность социализма заключалась в абсолютном устранении конкуренции и капиталистической прибыли, а также в том, чтобы государство, возглавляемое авангардной Коммунистической партией, контролировало экономическую жизнь страны в целом.Его приоритетом с точки зрения исключительного государственного управления экономикой было устранение привилегий и установление экономического равенства. Его монолитный взгляд на государственный социализм отвергал не только понятие рабочего контроля и самоуправления, но и идею индивидуальной идентичности, интересов и самоопределения (которые не следует путать с индивидуализмом как идеологией и практикой капиталистического строя). В своей концепции экономического равенства и настаивании на исключительной приверженности целям общества он безоговорочно принял старую токвильскую дихотомию равенства и индивидуальности.

Че Гевара и дорога к власти

Взгляды и практика Че Гевары относительно пути к власти повторяют извечный вопрос о взаимосвязи между революционными средствами и целями. Че Гевара считал себя марксистом и серьезно изучал классиков марксизма, но очень избирательно подходил к аспектам марксизма, которые он принимал как свои собственные. Маркс и Энгельс считали, что «освобождение рабочего класса должно быть завоевано самими рабочими классами. 5 Они предполагали, что, когда рабочий класс станет большинством общества, он осуществит свое самоосвобождение через революцию в интересах этого большинства. Но, как мы увидим, еще когда он был в Сьерра-Маэстре в 1958 году, Гевара, напротив, стал основным сторонником точки зрения, что партизанская повстанческая армия сама по себе, а не рабочий класс или, в этом отношении, крестьянство , кроме как поддерживающих субъектов — свергнет диктатуру Батисты и осуществит социальную революцию на Кубе.Че оказался прав в практическом смысле захвата власти, хотя он сильно недооценил важную роль, которую сыграла гораздо более опасная борьба городских революционеров в достижении кубинской революции 1959 года. 6

Хотя подход Гевары был эффективным в ниспровержении старой политической и социальной системы, он отличался от классической марксистской политики самоосвобождения и социалистической демократии. Но это полностью соответствовало установлению социализма сверху, который первоначально пользовался подавляющей поддержкой; в нем подчеркивается участие народа, исключая при этом демократический контроль со стороны народа.Таким образом, система, установленная Геварой и другими кубинскими лидерами, в принципе не позволяла создавать социалистические демократические институты и политические свободы и права, необходимые для их реализации.

То, что политические и военные методы Гевары работали в социальных и политических условиях, существовавших на Кубе 1950-х годов, не означало, что они будут работать где-то еще. Че использовал тот же фундаментальный подход в своих партизанских вылазках в Конго и особенно в Боливию, никогда не пересматривая свои предположения относительно социально-экономических и политических условий, необходимых для успеха партизанской войны.В случае с Конго (хотя позже он признал отсутствие условий для социальной или даже антиимпериалистической революции в восточной части этой страны), куда он привел кубинских и конголезских солдат, он, тем не менее, настаивал на крайнем добровольности. , что решением этих вполне реальных объективных препятствий было создание авангардной партии. В случае с Боливией он посоветовал воинствующим шахтерам отказаться от массовой борьбы в тех местах, где они жили и боролись, и вместо этого присоединиться к его далекой партизанской армии, которая, в отличие от демократических революционных традиций шахтеров, была организована на строго военная иерархическая основа и возглавляемая в основном людьми, чуждыми их классу и стране.В этих двух случаях подход Гевары не был ни эффективным, ни самоосвобождающим — и уж точно недемократическим.

Революция, социализм и демократия

Критическая структура, которую я использую в качестве основы для этого обсуждения политической мысли и практики Че, поддерживает революцию, которую я рассматриваю не как неизбежный взрыв, а как политическую реакцию на изменения реальных условий, преобладающих в обществе. В этом контексте революционное насилие прискорбно, но необходимо и неизбежно в свете того, что репрессивные правящие группы будут делать, чтобы сохранить свою власть.Конечно, есть критики Че, которые утверждают, что его обращение к революции и революционное насилие само по себе является причиной его «ошибок» или «неудач». Один из них, Хорхе Г. Кастанеда, видный мексиканский писатель, имеющий глубокие корни в политическом истеблишменте своей страны (и он, и его отец в разное время были членами правительства его страны), критикует Че «вечный отказ от амбивалентности». Кастанеда сетует на тенденцию поколения 1960-х, к которому он принадлежал, к «полному отрицанию жизненных противоречий» и пренебрежению «самими принципами противоречивых чувств, конфликтующих желаний, взаимно несовместимых целей» в эпоху, которая была «прописана. В черно-белом. 7 В своем аргументе Кастаньеда объединяет в целом оправданную критику, которую он делает партизанской войне как революционной стратегии и ее конкретным приложениям, как в Конго и Боливии, с марксистской революционной политикой и стратегией как таковой. Он ясно подразумевает, что реформа, а не революция, является единственной жизнеспособной и разумной альтернативой в борьбе за свободу и демократию.

Эта точка зрения вряд ли уникальна для Кастаньеды. По крайней мере, после революции в России, это стало почти политическим здравым смыслом, что революция и ее насилие несовместимы с демократией и свободой и что только парламентская социальная реформа может сосуществовать с демократическим политическим порядком.В середине двадцатого века эту точку зрения поддерживали не только известные критики марксизма, такие как философ Карл Поппер, но, по крайней мере, косвенно, подлинные социалистические лидеры, такие как Сальвадор Альенде. Как демократически избранный президент Чили, свергнутый и убитый в результате военного переворота, поддержанного ЦРУ, Альенде пожертвовал своей жизнью, чтобы остаться верным этой идее. Вот почему он отказался прислушаться к призыву своих более воинственных сторонников вооружить людей, чтобы противостоять монополии вооруженных сил на насилие и поддержку капиталистического статус-кво.

Взаимосвязь между революцией и демократией — очень важный вопрос, от которого трудно разобраться. Тем не менее, я бы сказал, что следующие два момента жизненно важны. Во-первых, революция не ведет автоматически к диктатуре, тоталитаризму или демократии. Верно, что любая ситуация активного вооруженного конфликта — революционного или любого другого — неизбежно влечет за собой ограничение демократического процесса и гражданских свобод. Но то, что происходит после прекращения вооруженного конфликта и стабилизации революционной власти, хотя экономический кризис может действовать как сдерживающая и ограничивающая сила, в значительной степени зависит от политики революционных лидеров в определении того, будет ли посягательство на демократию и свободы во время вооруженный конфликт должен стать постоянным, превратив таким образом то, что изначально могло быть необходимостью, в добродетель.Во-вторых, социальная революция не обязательно ведет к коллективному наказанию социальных групп или категорий людей — будь то на основе расы, класса, религии или этнической принадлежности — в отличие от необходимого наказания отдельных лиц или конкретных групп, которые участвуют в вооруженных действиях против революционное правительство. Например, после большевистской революции 1917 года всеобщее избирательное право — огромное достижение демократической борьбы, возникшей на волне эпохальных движений, таких как Французская революция и чартистское движение в Великобритании — было ограничено содержащимися в нем положениями. в главах 5 и 13 Конституции СССР, принятой в июле 1918 г.Эти главы устанавливают, соответственно, обязанность всех граждан работать и ограничивают право на получение права на жизнь тем, кто зарабатывает себе на жизнь производственным или общественно полезным трудом, солдат и инвалидов, и, в частности, исключают лиц, нанимающих наемный труд, рантье, частных торговцев, монахи и священники, чиновники и агенты бывшей полиции. В своей знаменитой брошюре о русской революции Роза Люксембург раскритиковала эти исключения, утверждая, что российская экономика не в состоянии предлагать оплачиваемую работу всем, кто ее просил, тем самым лишая гражданских прав тех, кто мог быть невольно безработным. 8 Хотя это законный момент, Люксембург упустила из виду центральную проблему, лежащую в основе законодательства. Целью большевистского правительства было не лишение избирательных прав праздных или безработных в целом, а наказание каждого члена буржуазии и связанных с ней слоев, таких как церковь, даже если они просили государственной службы после потери своего бизнеса, заводов и т. Д. и церкви. Это понятие коллективного наказания получило распространение в то время, когда Ленин прямо указал, что он рассматривает эти исключения не как вопросы общего принципа относительно общей природы диктатуры пролетариата, а как результат специфических российских условий, то есть крайних мер. сопротивление, оказанное буржуазными и мелкобуржуазными кругами Октябрьской революции и внесенным ею радикальным и изначально демократическим переменам. 9 Тем не менее практика коллективного наказания, первоначально применявшаяся к буржуазии и ее союзным слоям, имела ужасные правовые и политические последствия для всех классов и групп в Советской России. Таким образом, это было то же понятие коллективного наказания, которое использовалось для репрессий и убийств крестьян в Тамбовской области, независимо от того, участвовали ли они лично в так называемых зеленых крестьянских восстаниях в 1920–2021 годах или нет. 10 Люксембург сделала комментарий, относящийся к этому моменту, когда она отметила, что закон об избирательном праве в России «предполагает лишение прав не как конкретную меру для конкретной цели, а как общее правило длительного действия», хотя она и сделала. не делайте это центральным элементом ее критики. 11

Вопрос о лишении избирательных прав также связан с вопросом о том, в какой степени социалистическое демократическое представительство должно быть основано на рабочем месте. Это вопрос, в котором классическая марксистская традиция была не совсем ясна, поскольку ее неотъемлемая критика пороков либерально-капиталистической парламентской демократии не решает вопрос о том, будет ли представительство на рабочем месте само по себе достаточным для представления всех слоев населения. . 12 В любом случае социалистическая демократия, ориентированная на рабочие места и классы, не должна означать лишение избирательных прав и отказ в правах различным типам рабочих, таким как самозанятые, и отдельным членам побежденных классов, которые готовы работать и жить спокойно в новой системе. Рабочий характер новой социалистической системы в большей степени определяется фактическим политическим руководством рабочего класса и его союзников, а также политической системой, структурированной таким образом, чтобы отдавать предпочтение коллективному рабочему месту, а не изолированному отдельному гражданину.Это не должно означать отказ от принципов всеобщего избирательного права и законных прав, за которые пролита так много крови угнетенных.

Че Гевара и революционная политика

Одной из важных черт политической мысли и активности Че Гевары было его пренебрежение конкретными политическими контекстами как важнейшими ориентирами для политических действий. Его исключительное внимание к совершению революции и к тактике вооруженной борьбы привело его к середине 1960-х годов к выводу, что практически все страны Латинской Америки были готовы взяться за оружие в своих сельских удаленных районах, игнорируя сильно различающиеся политические и социально-экономические условия, преобладающие на всем континенте.Эта стратегическая и тактическая слепота отчасти проистекала из его реакции на электоралистские тенденции и политиканство, преобладавшие среди старых промосковских коммунистических партий его времени. Очень показательно, что когда Че Гевара встретился 31 декабря 1966 года с Марио Монье, лидером промосковской коммунистической партии Боливии, чтобы попросить его присоединиться к партизанскому формированию, которое он только что создал в боливийских глубинках, Монхе ответил: «В твоей голове автомат, в моей — политика». 13 Для Монье и его партии дорога к власти могла формально включать, как и для всех коммунистических партий, всеобщее восстание, уличные мобилизации и воинственность шахтеров и профсоюзов.Но их оппортунистическая практика заключения договоров с коррумпированными партиями и лидерами была совершенно другим делом, как это было в случае со старыми промосковскими кубинскими коммунистами в борьбе против диктатуры Батисты. 14

Однако революционный волюнтаризм Че и оппортунизм латиноамериканских коммунистических партий имеют альтернативную перспективу. Это точка зрения, согласно которой революционная политика требует стратегического и тактического мышления и действий для продвижения революционного процесса.В этом смысле политика — это императив, навязанный революционерам суровой политической реальностью, которая включает в себя то, что правящий класс и его союзники будут делать, чтобы предотвратить любые изменения, которые вредят их интересам. Политическая реальность представляет собой огромное количество трудностей и вариантов, которые постоянно заново ставят извечный вопрос о том, что следует делать, а также о политических целях, а также о стратегии и тактике, которые лучше всего подходят для их достижения. По мере развития движений, помимо государственного надзора, провокаций и репрессий, они неизбежно сталкиваются с ложью и пропагандой правителей, чтобы ослабить, разделить и запутать их.Лучшие ответы на эти вызовы часто далеки от очевидности и требуют стратегических и тактических задач, которые помогают мобилизовать и заставляют людей осознавать природу врага и его тактику. Вопреки изречению кубинского революционного правительства о том, что обязанность революционера — совершить революцию, большая часть жизни революционера на самом деле тратится на зачастую опасную задачу ведения политической борьбы за достижение целей и интересов рабочего класса и общества. популярных секторов и в этом процессе подготовиться к революции и революционным ситуациям, которые могут сделать их возможными.Как сказал вождь большевиков В. И. Ленин:

Для марксиста бесспорно, что революция невозможна без революционной ситуации; более того, не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы вообще симптомы революционной ситуации? Мы, конечно, не ошибемся, если укажем следующие три основных симптома: (1) когда правящие классы не могут поддерживать свое правление без каких-либо изменений; когда происходит кризис в той или иной форме среди «высших классов», кризис политики правящего класса, ведущий к трещине, через которую вырываются недовольство и негодование угнетенных классов.Для того, чтобы произошла революция, обычно недостаточно, чтобы «низшие классы не хотели» жить по-старому; также необходимо, чтобы «высшие классы не могли» жить по-старому; (2) когда страдания и нужды угнетенных классов стали более острыми, чем обычно; (3) когда вследствие вышеуказанных причин наблюдается значительный рост активности масс, которые безропотно позволяют ограбить себя в «мирное время», но в неспокойные времена, привлекаются как всеми обстоятельствами кризис и самими «высшими классами» в самостоятельное историческое действие. 15

Вопреки пассивному и механистическому убеждению немецкого социал-демократического лидера Карла Каутского в том, что социалистические партии не планируют революцию, но что революции происходят сами по себе, когда их порождают объективные условия, Ленин был горячим сторонником идеи, что революционная партия серьезно претендовавшие на власть должны были быть готовы в политическом и военном смысле привести революционные движения к захвату власти, что требовало детального внимания к конкретной политической ситуации, чтобы определить подходящий момент для этого.В противном случае, отмечал Ленин, ничего не изменилось бы, и реакция, скорее всего, началась бы. Именно это и происходило во многих случаях — например, во время переворота генерала Аугусто Пиночета в Сантьяго, Чили, 11 сентября 1973 года, когда президент Альенде взял на себя обязательство парламентаризм способствовал падению его конституционного правительства.

Гевара, однако, проигнорировал всю проблематику «революционной ситуации», характерно аргументируя это даже в своем оригинальном и относительно более осторожном трактате 1960 года о партизанской войне, что «нет необходимости ждать, пока не будут созданы все условия для революции. восстание может их создать. 16 Семь лет спустя Гевара оказался настолько изолированным, что боливийская армия, сотрудничая с ЦРУ, могла хладнокровно убить его в боливийских джунглях. Полный провал его партизанского предприятия не был удивительным, учитывая отсутствие революционной ситуации и ошибочную стратегическую ориентацию на крестьянство в изолированной и малонаселенной части страны, которое не могло получить никакой поддержки ни со стороны боливийского крестьянства, ни со стороны его рабочих. класс.

Характер исследования

Цель этого проекта — представить политический портрет, сфокусированный на мысли и практических политических достижениях Гевары.Моя цель — понять его политику и различные ситуации, в которых он действовал, и в процессе помочь развеять многие распространенные мифы о Че. Я использовал множество источников, особенно свои предыдущие работы о Кубе и кубинской революции. Однако два моих самых плодотворных источника — это работы Гевары, которые не предназначались для публикации, но появились между тридцатью и сорока годами позже, когда изменение политических условий, включая распад Советского Союза, убедило кубинское правительство в том, что в этом больше нет необходимости. держать их под замком.Это Африканская мечта: дневники войны за независимость в Конго , опубликованные Grove Press в 2001 году, которые первоначально вышли на испанском языке в 1999 году под названием Pasajes de la guerra revolucionaria: Congo , и записные книжки Гевары, написанные в 1965 и 1966 годах, опубликовано издательством Ocean Press (Австралия) и кубинским Центром исследований Че Гевара в 2006 году под названием Apuntes críticos a laconomía política. Как и в случае с Apuntes , все переводы с испанского являются моими собственными, если не указано иное.

В своем заключении я собираю вместе некоторые из основных тем в моем анализе политики Гевары и вновь заявляю о необходимости политического процесса, который объединяет политику революции, социализма и демократии.

  1. Эту точку зрения до недавнего времени лучше всего выражала публикация Espacio Laical Культурного центра Феликса Варела, спонсируемая католической церковью. В июне 2014 года католическая иерархия назначила новых редакторов, которые с тех пор существенно сократили частоту выхода журнала и его политических вмешательств.Тем временем предыдущие редакторы Роберто Вейга и Леньер Гонсалес Медерос создали новый дискуссионный форум под названием «Cuba Posible», который продолжил редакционную линию и политическую ориентацию, которой они придерживались ранее в Espacio Laical .
  2. Обзор различных тенденций в современной кубинской политике см. В моей статье «Будущее кубинской революции», Jacobin , 5 января 2014 г., http://www.jacobinmag.com/2014/01/the-cu …
  3. Сэмюэл Фарбер, До сталинизма: взлет и падение советской демократии (Кембридж и Нью-Йорк: Polity Press и Verso Books, 1990).
  4. Я использую термины Коммунизм и Коммунист ради ясности, простоты и удобства. Однако, как должно быть очевидно из содержания этой книги, я не связываю современный коммунизм с «классическим» коммунизмом Маркса, Энгельса и многих других революционеров, предшествовавших возвышению сталинизма. Кроме того, я также использую Коммунизм в общем смысле для описания социально-экономической системы, хотя, конечно, каждое коммунистическое государство имеет свои особенности и индивидуальную историю.Марксисты используют термин капитализм аналогично, несмотря на тот факт, что капиталистические государства, такие как США, Япония и Швеция, имеют существенные различия.
  5. Фридрих Энгельс и Карл Маркс, «Правила и административные правила Международной ассоциации рабочих (1867 г.)», Международная ассоциация рабочих, https: //www.marxists.org/archive/marx/iw ….
  6. Подробный отчет и анализ роли городских революционеров в борьбе против диктатуры Батисты см. В Julia E.Sweig, Inside the Cuban Revolution (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 2002).
  7. Хорхе Г. Кастаньеда, Компаньеро: жизнь и смерть Че Гевары (Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1997), xv – xvi.
  8. Роза Люксембург, «Вопрос об избирательном праве», в Русская революция и ленинизм или марксизм? (Ann Arbor: University of Michigan Press, 1961), 64–65.
  9. В. И. Ленин, Пролетарская революция и Каутский-отступник , в Собрание сочинений , т.28 июля 1918 — марта 1919 (М .: Издательство Прогресс, 1965), 255.
  10. Фарбер, До сталинизма , 122–24.
  11. Люксембург, «Вопрос об избирательном праве», 66.
  12. Для подробного обсуждения этого и связанных с ним вопросов см. Статью Моше Мачовера 2009 г. «Коллективное принятие решений и надзор в коммунистическом обществе», LSE Research Online, LSE Library Services, июль 2013 г., http: //eprints.lse .ac.uk / 51148 /.
  13. «En tu cabeza hay una ametralladora, en mi cabeza hay política», Taringa , http: // www.taringa.net/posts/noticias/15 …. Это интервью Леонарда Кочичева с Monje в 2010 году для La Voz de Rusia.
  14. Инти Передо, «En el banquillo. La deserción del P.C. »в Tomo 4 ¿Traición del PCB? Эль Че ан Боливия, Documentos y Testimonios , изд. Карлос Сориа Гальварро Т. (Ла-Пас, Боливия: Ла-Разон, 2005 г.), 142.
  15. В. И. Ленин, «Крах Второго Интернационала», http://www.marxists.org/archive/lenin/wo ….
  16. Че Гевара, Guerrilla Warfare , пер.Дж. П. Моррей (Нью-Йорк: Monthly Review Press, 1961), в Brian Loveman and Thomas M. Davies, Jr, Che Guevara: Guerrilla Warfare (Wilmington, DE: SR Books, 1997), 50.

Революционные движения — обзор

Современные вызовы

Современные вызовы в значительной степени связаны с развитием внутри государств с мусульманским прошлым и культурой. Политические волнения и революционные движения требуют и часто добиваются внедрения религиозных правил в правовых и социальных системах.Жестокая конфронтация, терроризм и военные конфликты коренятся в религиозных убеждениях. Хотя это часто приводит к серьезным ограничениям свободы религии, общественное строительство и миротворческая сила религии осознаются лишь постепенно.

Миграция, в основном, но не исключительно, мусульманского происхождения, бросает вызов традиционным системам отношений между религией и государством во многих странах, поскольку новоприбывшие призывают к равному обращению и удовлетворению своих религиозных потребностей и традиций.Это часто требует изменения глубоко укоренившихся традиций в принимающем обществе, а также среди новоприбывших. Конфликты возникают во многих социальных и правовых областях, таких как правила семьи и наследования, требования к питанию, дни отдыха, нормы захоронения, традиции одежды, строительство религиозных зданий или легитимность религиозных судов, конкурирующих с юрисдикцией штата.

В некоторых частях мира, например, в Европе, прежний интерес к новым и малым религиям ослаб, в то время как в других, например, в Азии, они все еще рассматриваются как повод для беспокойства.

Участие религиозных организаций в том, что считается светской политикой, часто рассматривается скептически или даже полностью отвергается. В то время как с некоторых религиозных взглядов такое политическое участие рассматривается как необходимое выражение религиозной деятельности и свободы религии или убеждений, другие рассматривают его как недопустимое вторжение религии в светский сектор.

Воспитание молодого поколения — постоянная и преобладающая область особого внимания во взаимоотношениях между религиозными организациями и государством.В то время как многие государства разрешают и даже поддерживают образовательные учреждения, принадлежащие религиозным организациям, другие пытаются подавить любое религиозное влияние на образование. Системы специального религиозного обучения в государственных школах значительно различаются. В некоторых штатах такое обучение полностью отсутствует, в других предоставляется информация о различных религиях, а во многих штатах конфессиональное обучение проводится, как правило, самими отдельными религиями.

Некоторые штаты, например США, очень неохотно предоставляют финансовую поддержку религиозным организациям.В этих системах религиозные организации зависят от своего имущества или частных пожертвований. В большинстве других юрисдикций введены системы прямой государственной финансовой помощи религиям. Общей чертой является предоставление налоговых льгот для религиозных организаций. В ряде режимов религиозные организации могут участвовать в государственной системе налогообложения, отдав часть государственного подоходного налога религиозным или благотворительным организациям, таким как Италия, Испания и Венгрия. В некоторых государствах религиозные организации имеют право взимать налоги со своих членов, например, в Германии, Австрии и Швеции или в ряде швейцарских кантонов; такой церковный налог не является государственным налогом в пользу определенных религий, но соответствующая религиозная организация сама имеет право взимать этот налог.Обычно можно найти более одного из этих подходов в сочетании друг с другом. В то время как одни рассматривают государственное финансирование религий как нарушение разделения между государством и религиозными организациями, другие настаивают на том, что государство оказывает финансовую помощь многим группам и не должно исключать религиозные организации, потому что в противном случае государство будет дискриминировать религию. Критики простых моделей пожертвований часто заявляют, что такой подход позволяет оказывать чрезмерное влияние на религиозную организацию со стороны отдельных крупных жертвователей.

Вопросом политических и юридических разногласий часто является статус религиозного и другого персонала религиозных организаций. Многие религии во всем мире содержат больницы и дома, детские сады, школы или университеты, а также содержат фермы и хозяйственные предприятия. При этом религиозные организации во многих случаях являются крупными и влиятельными работодателями. В основном религиозный персонал, такой как священники, служители или члены религиозных орденов, которые предоставляют услуги своей общине, пользуются особым статусом, поскольку их отношения с религиозной организацией в первую очередь рассматриваются не как работа, а как в основном духовные отношения, требующие особых правил. .Многие юрисдикции, такие как США и большинство европейских стран, также предусматривают особые режимы в трудовом законодательстве, которые применяются к религиозно ориентированным учреждениям и обращают внимание на их особый дух. Обычно ожидается, что сотрудники будут соблюдать определенные обязательства лояльности по отношению к своему работодателю, которые часто не применяются или в ином виде применяются в нерелигиозных организациях.

В таких условиях религиозные организации способствуют фундаментальному плюрализму. Они часто предлагают альтернативы в жизни, которая в противном случае полностью контролируется светскими институтами и властью.Хотя рост антагонизма между конкурирующими религиозными группами во многих частях мира рассматривается как одна из преобладающих современных проблем, свобода религии или убеждений может оказаться под угрозой. С другой стороны, свобода религии или убеждений часто рассматривается как одна из основ демократического общества. Он считается одним из важнейших элементов, определяющих личность верующих и их представления о жизни, но также и ценным активом для атеистов, агностиков, скептиков и равнодушных.С этой точки зрения от него зависит плюрализм, неотделимый от демократического общества, который дорого обходился веками. В основном предполагается, что государство обладает законной регулирующей властью в этой сфере и в своих отношениях с различными религиями, конфессиями и убеждениями. Международные инструменты и многие национальные юрисдикции считают, что государство обязано сохранять нейтралитет и беспристрастность при осуществлении этой регулирующей власти. В частности, когда различные религиозные группы вступают в конфликт друг с другом, на карту ставится сохранение плюрализма и надлежащее функционирование демократии, одной из основных характеристик которой считается возможность, которую они предлагают, для решения проблем страны. через диалог, не прибегая к насилию, даже если они утомительны.Соответственно, роль властей в таких обстоятельствах видится не в устранении причины напряженности путем устранения плюрализма, а в обеспечении терпимости конкурирующих групп друг к другу.

Почему революция больше невозможна

Перевод Эрика Батлера

Предоставлено: Flickr / Remo Cassella. Никаких изменений не внесено. Распространяется по лицензии CC 2.0, некоторые права защищены.

Год назад я ответил на презентацию Антонио Негри на Berliner Schaubühne , где столкнулись две критики капитализма.Негри был в восторге от глобального сопротивления «Империи», неолиберальной системе господства. Он представился коммунистом-революционером и называл меня скептически настроенным академиком.

Ревностно он призвал «Множество» — объединенную в сеть массу протестов и революций, которым он явно доверял, чтобы привести Империю к падению. Позиция коммунистического революционера показалась мне излишне наивной и далекой от реальности.

Соответственно, я попытался сказать, почему революция сегодня невозможна.

Почему неолиберальная система господства настолько устойчива? Почему ему так мало сопротивления? Почему сопротивление, которое происходит так быстро, сводится к нулю? Почему, несмотря на постоянно увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными, революция больше невозможна? Чтобы объяснить такое положение дел, нам нужно точное понимание того, как сегодня действуют власть и господство.

Любой, кто хочет установить новую систему правил, должен устранить сопротивление. То же самое и с неолиберальным порядком.Внедрение новой системы господства требует наличия силы, которую предлагает ; часто это влечет за собой применение силы. Однако мощность, устанавливающая систему, не идентична мощности, которая стабилизирует систему изнутри. Как хорошо известно, Маргарет Тэтчер, знаменосец неолиберализма, относилась к профсоюзам как к «внутренним врагам» и жестоко боролась с ними. Тем не менее, использование силы для утверждения неолиберальной повестки дня не означает сохранения системы.

Системосохраняющая сила не репрессивная, а соблазнительная

В дисциплинарном и индустриальном обществе сохраняющая систему власть была репрессивной.Заводских рабочих жестоко эксплуатировали фабриканты. Такая насильственная эксплуатация чужого труда повлекла за собой акты протеста и сопротивления. Там революция могла разрушить существующие производственные отношения. В этой репрессивной системе были видны как угнетатели, так и угнетенные. Был конкретный противник — видимый враг — и можно было оказать сопротивление.

Неолиберальная система господства имеет совершенно иную структуру. Теперь сила, сохраняющая систему, больше работает не через подавление, а через соблазнение, то есть сбивает нас с пути.Его больше не видно, как это было при режиме дисциплины. Теперь больше нет конкретного противника, нет врага, подавляющего свободу, которому можно было бы сопротивляться.

Неолиберализм превращает угнетенного рабочего в свободного подрядчика, частного предпринимателя. Сегодня каждый является самозанятым работником на собственном предприятии. Каждый человек — господин и раб одновременно. Это также означает, что классовая борьба превратилась во внутреннюю борьбу с самим собой. Сегодня всякий, кому не удается добиться успеха, винит себя и стыдится.Люди видят проблему в себе, а не в обществе.

Порабощенный субъект даже не подозревает о своем порабощении

Любая дисциплинарная сила, которая требует усилий, чтобы заставить людей закутаться в смирительную рубашку заповедей и запретов, оказывается неэффективной. Намного эффективнее добиться, чтобы люди сами подчиняли себя господству. Эффективность, определяющая сегодняшнюю систему, проистекает из того факта, что вместо того, чтобы действовать через запреты и лишения, она направлена ​​на удовлетворение и выполнение.Вместо того, чтобы делать людей послушными, они стараются сделать их зависимыми. Эта логика неолиберальной эффективности применима и к слежке. В 1980-х годах, например, были неистовые протесты против национальной переписи населения Германии. Даже школьники вышли на улицы.

С сегодняшней точки зрения запрошенная в нем информация — профессия, уровень образования и расстояние до места работы — кажется почти смехотворной. В то время люди считали, что они столкнулись с государством как с примером доминирования, вырывающего данные у граждан против их воли.Это время давно прошло. Сегодня люди охотно выставляют себя напоказ. Именно это чувство свободы делает протест невозможным. В отличие от времен переписи почти никто не протестует против слежки. Свободное самораскрытие и саморазоблачение следуют той же логике эффективности, что и свободная самоэксплуатация. Против чего протестовать? Себя? Художник-концептуалист Дженни Хольцер сформулировала парадокс нынешней ситуации: «Защити меня от того, чего я хочу».

Важно различать власть, которая утверждает, и власть, которая сохраняет.Сегодня сила, поддерживающая систему, принимает «умный» и дружелюбный вид. Тем самым он становится невидимым и неприступным. Подчиненный субъект даже не осознает, что был порабощен. Субъект думает, что она свободна. Этот способ доминирования довольно эффективно нейтрализует сопротивление. Доминирование , подавляющее и нападающее на свободу, нестабильно. Неолиберальный режим доказывает свою стабильность благодаря иммунизации от всякого сопротивления, потому что он использует свободу вместо того, чтобы подавлять ее.Подавление свободы быстро вызывает сопротивление; эксплуатации свободы нет.

После азиатского финансового кризиса Южная Корея была парализована и потрясена. МВФ вмешался и предоставил кредит. В ответ правительству пришлось отстаивать свою неолиберальную программу силой. Это была репрессивная, постулирующая власть — та, которая часто оказывается насильственной и отличается от сохраняющей систему власти, которой удается выдавать себя за свободу.

По словам Наоми Кляйн, состояние социального шока после таких катастроф, как финансовый кризис в Южной Корее или текущий кризис в Греции, дает шанс радикально перепрограммировать общество с помощью силы.Сегодня в Южной Корее почти нет сопротивления. Напротив: преобладает всеобщий консенсус, а также депрессия и выгорание. В Южной Корее сейчас самый высокий уровень самоубийств в мире. Люди навязывают себе насилие вместо того, чтобы пытаться изменить общество. Агрессия, направленная вовне, которая повлекла бы за собой революцию, уступила место агрессии, направленной внутрь, против самого себя.

Сегодня не существует объединенного в сети множества людей, которые могли бы подняться в глобальной массе протеста и революции.Вместо этого преобладающий способ производства основан на одиноких и изолированных самодеятельных предпринимателях, которые также отчуждены от самих себя. Раньше компании конкурировали друг с другом. Однако внутри каждого предприятия может возникнуть солидарность. Сегодня все соревнуются друг с другом — в том числе в рамках одного предприятия. Хотя такая конкуренция стремительно повышает производительность, она разрушает солидарность и коллективный дух. Никакая революционная масса не может возникнуть из истощенных, депрессивных и изолированных индивидов.

Неолиберализм нельзя объяснить марксистскими терминами. Знаменитого «отчуждения» труда даже не происходит. Сегодня мы с нетерпением ныряем в работу — пока не сгорим. Ведь первая стадия синдрома выгорания — это эйфория. Выгорание и революция исключают друг друга. Соответственно, ошибочно полагать, что Толпа откажется от паразитической Империи, чтобы создать коммунистическое общество.

Совместная экономика ведет к полной коммерциализации жизни

Как обстоят дела с коммунизмом сегодня? «Обмен» и «сообщество» постоянно упоминаются.Экономика совместного использования должна заменить экономику собственности и владения. Разделять — значит заботиться. руководствуется изречением «Круговиков» в недавнем романе Дэйва Эггерса: делиться — значит лечить, так сказать. Тротуар, ведущий к корпоративному офису Circle, украшен лозунгами, такими как Community First и Humans Work Here. Более честный девиз: Забота — это убийство.

Цифровые райдшеринговые центры, которые превращают всех нас в таксистов, также размещают рекламу с призывами к сообществу.Но ошибочно утверждать — как это делает Джереми Рифкин в своей новейшей книге The Zero Marginal Cost Society — что экономика совместного использования ознаменовала конец капитализма и положила начало общественно-ориентированному обществу, в котором совместное использование ценится выше, чем владение. . Дело обстоит наоборот: экономика совместного использования в конечном итоге приводит к тотальной коммерциализации жизни.

Перемена, которую празднует Рифкин — от владения к «доступу» — не освободила нас от капитализма. Люди без денег по-прежнему не имеют доступа к совместному использованию.Даже в эпоху доступа мы все еще живем в пределах того, что Дидье Биго назвал «запретным символом», и те, у кого нет средств, остаются исключенными. «Airbnb» — компьютеризированная торговая площадка, которая превращает каждый дом в отель — даже превратила гостеприимство в товар.

Идеология «сообщества» или «коллективного достояния» ведет к тотальной капитализации существования. Это делает невозможным быть дружелюбным без цели. В обществе непрерывной взаимной обратной связи дружба тоже становится коммерциализированной.Люди дружелюбны, чтобы получать более высокие оценки.

Жесткая логика капитализма преобладает даже в основе экономики совместного использования. Как бы приятно ни было поделиться, никто ничего не раздает бесплатно. Капитализм достигает своей цели, когда продает коммунизм как товар. Коммунизм как товар означает конец революции.

Этот материал был первоначально опубликован в « Süddeutsche Zeitung» от 2 сентября 2014 года.

10 способов, которыми власть людей может изменить мир

Власть людей может принимать разные формы в зависимости от того, каких изменений вы хотите добиться и кто может их осуществить — будь то правительство, компания, сообщество или частное лицо.

Ниже приведен список тактик, основанных на людях, которые, как мы надеемся, помогут вам определить свою стратегию и генерировать идеи. Хотя изначально он был составлен в октябре 2015 года, когда MobLab был частью Гринпис, мы считаем, что тактика и примеры остаются актуальными сегодня, как и тогда, когда это было впервые опубликовано.

1. Потребительское давление

Голоса многих теперь могут соответствовать маркетинговым бюджетам даже крупнейших брендов, что делает давление со стороны потребителей эффективным способом побудить компании изменить их образ жизни.

Компании и бренды, которыми они владеют, все больше и больше реагируют на влияние людей в цифровую эпоху. Исследования показывают, что люди предпочитают бренды, которые они знают и которым доверяют. В результате бренды чувствительны к давлению общественности и будут делать все возможное, чтобы защитить свою репутацию. Бренд включает в себя весь опыт взаимодействия человека с продуктом или услугой, включая название, визуальные эффекты, ощущения, стиль общения, вкус и звук.

Например, бренд Coca-Cola — это не только слово «кока-кола», но и дизайн бутылки, особый рецепт, звук открывания бутылки, история и реклама вокруг него.Любой из этих элементов бренда подвержен давлению.

2. Корпоративное давление

Люди также могут напрямую влиять на компании, обращаясь за помощью к акционерам, сотрудникам, инвесторам или партнерам компании. Любой, кто может оказывать давление на инвесторов, руководителей или даже сотрудников компании, имеет возможность влиять на корпоративное поведение.

Из-за своей непосредственности корпоративное давление может сработать быстро, если вы сможете привлечь эти особые группы людей.

3. Политическое давление

Есть много способов влиять на правительства и политиков, каждый из которых может изменить законы, политику и постановления. Правительственные и политические структуры сложны и сильно различаются по всему миру, а местные законы могут ограничивать возможности организаций участвовать в политике. Вот несколько широко используемых (и эффективных) тактик политического давления.

4. Повышение осведомленности

Выявление проблемы часто является первым шагом к использованию власти людей.Люди будут вкладывать энергию и время в кампанию только тогда, когда поймут, почему это важно, как они могут помочь и каково решение. Информационные кампании часто сочетаются с другими стратегиями изменений, основанными на людях, которые дают людям возможность действовать.

5. Организационная

Организация — это форма лидерства. Выявление, набор и развитие навыков, которые помогают другим действовать и сами стать лидерами, развивают способность сообщества контролировать силы, которые на него влияют.Крупномасштабные изменения возможны, если организация координируется одновременно во многих сообществах.

Есть много отличных примеров организации, которые попали в заголовки газет и привели к реальным изменениям на местах.

6. Волонтерство

Добровольцы привносят новые навыки, энергию и идеи в кампанию или организацию (а также могут увеличить ваши возможности). Выгода идет в обоих направлениях: волонтеры дают навыки, знания и время, получая при этом опыт, новых друзей и удовлетворение.

7. Краудсорсинг

Интернет позволяет большим группам людей брать на себя задачи, участвовать в принятии решений и вносить свой вклад в решение конкретных проблем. Краудсорсинговые кампании объединяют усилия сообществ, социальных сетей и групп, чтобы задействовать более глубокий творческий потенциал, знания и ресурсы.

8. Пожертвование

Пожертвования позволяют кампаниям и организациям проводить постоянные исследования, исследования и обучение, оплачивать оборудование и многое другое.Деньги, конечно, важны, но люди также могут жертвовать товары, которые можно использовать или продать. Пожертвования также предлагают дарителю возможность подключиться к делу, которым они увлечены, и увидеть, что их деньги, товары или услуги могут принести пользу в мире.

9. Изменение поведения

Изменение поведения было (и остается) целью многих адвокационных кампаний. Активисты, например, призывали людей выбирать воду из-под крана, а не воду в бутылках, перерабатывать отходы или покупать товары справедливой торговли.

Онлайн-платформы и социальные сети меняют роль людей в кампаниях по изменению поведения. Сарафанное радио стало сильнее, чем когда-либо в эпоху цифровых технологий: люди могут быстро узнать, во что верят семья, друзья и коллеги, через социальные сети, такие как Facebook, Twitter, или даже текстовые сообщения.

Кроме того, люди все чаще принимают решения, основываясь на влиянии сверстников и им подобных, поскольку доверие к брендам и более традиционным институтам, таким как СМИ или правительство, резко падает.

Интеллектуальные кампании используют сети в качестве платформ социального доказательства и вовлекают больше людей, чем когда-либо, в кампании по изменению поведения — например, использование сайтов онлайн-обзоров, чтобы бросить вызов корпорациям.

10. Ненасильственное прямое действие (NVDA)

Отдельные лица и группы людей могут нарушать или останавливать работу компаний, правительств и других субъектов, причиняющих вред. Эти ненасильственные прямые действия могут повысить уровень и качество общественных дебатов, вовлечь людей и спровоцировать действия тех, кто имеет право изменять законы и политику.Усилия под руководством Ганди и Мартина Лютера Кинга-младшего часто используются в качестве классических примеров, но NVDA имеет долгую историю по всему миру с тысячами новых больших и малых примеров каждый год.

Будущее?

Все, что здесь упомянуто, многократно успешно использовалось; почти каждая кампания включает сочетание этих тактик. Люди меняют мир этими и другими способами каждый день.

Итак, расскажите, чего не хватает в этом списке и что будет дальше?

Если вам нужно больше вдохновения, вот несколько книг о стратегиях, тактиках и инструментах для использования силы людей, которые, по нашему мнению, хороши:


Верхнее фото: Народный климатический марш в сентябре 2014 года собрал вместе миллионы людей в Нью-Йорке и во всем мире, наращивая силу, призывая учреждения принять меры в связи с изменением климата.Фото Шадии Фэйн Вуд / Survival Media.

Мексиканская революция: 20 ноября 1910 года

«Даже земля хранит почтительное молчание перед теми людьми, которые не улыбаются… У них ничего нет, они даже не хозяева праха».

—Педро Анхель Палоу, Сапата

Мексиканская революция, которая началась 20 ноября 1910 года и продолжалась десять лет, признана первой крупной политической, социальной и культурной революцией 20 века.Чтобы лучше понять эту десятилетнюю гражданскую войну, мы предлагаем обзор основных игроков на конкурирующих сторонах, первичные исходные материалы для анализа точек зрения, обсуждение того, как искусство отражало эпоху, и ссылки на Chronicling America , бесплатная цифровая база данных исторических газет, подробно освещающая этот период.

Фон

До прихода европейских конкистадоров регион, ныне известный как Мексика, был домом для одной из самых развитых империй в мире: ацтеков.После жестокого периода колониализма и возможного завоевания в 1521 году самыми влиятельными гражданами были европейцы, испанские граждане или полуостровов , живущие в Новом Свете. Три века спустя, в 1821 году, война за независимость (начавшаяся в 1810 году) закончилась, освободив Мексику от Новой Испании. Эта война, однако, принесла пользу в основном меньшинству criollo (испано-кровный высший класс). Спустя столетие, в 1910 году, большинство населения Мексики составляли метисов , наполовину коренные и наполовину испанской крови мексиканцы, и эти коренные народы снова поднялись в ожесточенной вооруженной борьбе, мексиканской революции.

Мотивы для проведения мексиканской революции выросли из веры в то, что несколько богатых землевладельцев больше не могут продолжать старые способы испанского колониального правления; феодальная система под названием la encomienda . Эту систему необходимо было заменить современной, в которой те, кто на самом деле обрабатывает землю, должны извлекать из нее богатство своим трудом.

Две великие фигуры, Франсиско «Панчо» Вилла с севера Мексики и Эмилиано Сапата с юга, возглавили революцию и остаются ключевыми культурными и историческими символами в этой борьбе за социальные реформы.Идеалы agrarista (сторонник земельной реформы) Сапаты и его последователей, сапатистов , кратко изложены в их девизах: «Tierra y Libertad» («Земля и свобода») и «La tierra es para el que la trabaja » (« Земля для тех, кто ее обрабатывает »). Эти лозунги не перестали находить отклик в мексиканском обществе.

Мексиканская революция началась в 1910 году, когда либералы и интеллектуалы начали бросать вызов режиму диктатора Порфирио Диаса, который находился у власти с 1877 года, срок в 34 года под названием El Porfiriato , нарушая принципы и идеалы мексиканской конституции. 1857 г.

В конце 1910 года Франсиско И. Мадеро, находившийся в изгнании за свою политическую деятельность, составил проект Plan de San Luis Potosí (Plan of San Luis Potosí), который был широко распространен и поддержан повстанческими движениями по всей стране. В этом плане Мадеро призвал к восстанию, которое начнется 20 ноября 1910 года, чтобы восстановить Конституцию 1857 года и заменить диктатора Диаса временным правительством. Его главной целью было создание демократической республики и отмена неограниченного срока президентских полномочий.К началу 1911 года в северном штате Чиуауа велась большая вооруженная борьба, которую вели местный торговец Паскуаль Ороско и Франсиско «Панчо» Вилья. Успех северных войск, или La División del Norte , вызвал восстания против terratenientes по всей стране. (Этот и другие ключевые термины см. В глоссарии).

В южном штате Морелос еще в 1909 году Эмилиано Сапата начал вербовать тысячи крестьян для борьбы за земельную реформу в поддержку El Plan de Ayala , одобренного сторонниками Сапаты в 1911 году.В соответствии с этим планом земельная реформа, направленная на оказание помощи campesinos (безземельным крестьянам) путем перераспределения земли обратно крестьянам и вдали от могущественных землевладельцев, имела первостепенное значение.

25 мая 1911 года президент Мексики Порфирио Диас подал в отставку и покинул страну. Бывший изгнанник Франсиско И. Мадеро, автор Плана Сан-Луис-Потоси (упомянутого выше), стал президентом после выборов в 1911 году. Он был убит в начале 1913 года командующим федеральными силами Викториано Уэрта, который присоединился к возглавляемым контрреволюционерами. племянником Порфирио Диаса с целью захвата власти.Уэрта распустил конгресс после убийства Мадеро и пришел к власти, но столкнулся с серьезным сопротивлением. В 1914 году президент США Вудро Вильсон отправил американских морских пехотинцев в Вера-Крус, Мексика, чтобы поддержать революционеров. Студенты могут изучить это вмешательство на уроке EDSITEment «Избирать хороших людей»: Вудро Вильсон и Латинская Америка ». Проиграв ключевые битвы революционным войскам, Уэрта в том же году подал в отставку и покинул страну.

После окончания президентства Уэрты Венустиано Карранса, богатый землевладелец и глава Северной коалиции, собрал революционных и военных лидеров на конференцию, чтобы определить будущее Мексики.Вилья, Сапата и их последователи поддержали План де Аяла по земельной реформе (см. Выше) в противовес Каррансе и его сторонникам, которые все поддержали План де Сан-Луис-Потоси .

В конце концов, Карранса (теперь поддерживаемый Соединенными Штатами) и его последователи призвали к созыву конституционного собрания для разработки проекта высшего закона Мексики, который позже был представлен конгрессу. Окончательная версия была утверждена в 1917 году и закрепила аграрную реформу и беспрецедентные экономические права мексиканского народа.После утверждения этой конституции в 1917 году Карранса как президент Мексики проигнорировал свои обещания. Как следствие, революция продолжалась до 1920 года. Карранса был убит, и к власти пришел генерал Альваро Обрегон.

Искусство, литература и революция

Мексиканская революция породила множество новых художественных течений в литературе, изобразительном искусстве и музыке. Литература мексиканской революции представляет собой обширную область и включает произведения, признанные шедеврами латиноамериканской литературы, такие как Los de abajo ( The Underdogs ) Мариано Асуэлы, которая была опубликована в 1915 году и остается литературной классикой.

Асуэла родилась в 1873 году и работала полевым врачом в революционных войсках севера. Его собственный опыт и обстоятельства, побуждающие людей сражаться в революции, а также зачастую жестокие условия войны изображены в его романе с порой грубым реализмом. Роман повествует историю campesino Деметрио Масиаса, который считается врагом местного terrateniente и вынужден избегать преследований. Он оставляет свою семью и сбегает в горы, собирая группу людей, чтобы сражаться в мексиканской революции против войск генерала Уэрты.Разные люди, входящие в группу Деметрио Масиаса, представляют различные фракции, сражавшиеся в революции: образованные и идеалистические люди; отчаявшиеся и бедные campesinos ; и разные типы женщин, присоединившихся к борьбе. Ближе к концу книги революционеры, кажется, потеряли из виду свои первоначальные цели и идеалы, и моральный дух исчез.

Более поздний роман Пэм Муньос « Esperanza Rising » рассказывает историю мигрантов, бежавших в Соединенные Штаты, с точки зрения девочки-подростка.Урок EDSITEment Esperanza Rising : Учимся не бояться начинать заново (также доступен в испанской версии) будет полезен для учителей, которые хотят поразмышлять о человеческих жертвах мексиканской революции.

Другие формы культурного самовыражения, связанные с мексиканской революцией, включают движение муралистов в живописи и корридо музыки. Стоит также отметить, что некоторые из самых популярных продуктов питания в Мексике (и за пределами Мексики) происходят со времен мексиканской революции, в том числе знаменитые «продукты на ходу», такие как « буррито, » или « tacos de discada norteña .”

Мексиканское движение муралистов: искусство для народа, рассказывая народные истории

Когда вооруженная борьба закончилась, необходимо было восстановить разрушенную нацию. Новоизбранный президент генерал Альваро Обрегон назначил Хосе Васконселоса секретарем государственного образования. Перед Васконселосом стояла серьезная задача: как преуспеть в обучении людей в стране, в которой подавляющее большинство было неграмотным? Публичное искусство должно было стать частью ответа, и решение начать просвещение нации было предпринято через движение муралистической живописи.Среди наиболее известных художников-муралистов — « Los tres grandes » («Три великих»): Диего Ривера, Хосе Клементе Ороско и Давид Альфаро Сикейрос. Муралисты рассматривали искусство прежде всего не как эстетический или выразительный продукт, а как образовательный, народное искусство.

Движение муралистов просуществовало примерно полвека, с начала 1920-х по 1970-е годы. Благодаря этому искусство и культура Мексики были поставлены на службу обществу и идеалам мексиканской революции.Художники-муралисты, многие из которых были знакомы с политической активностью, использовали стены общественных зданий, дворцов, университетов и библиотек, чтобы рассказывать как историю революции, так и повседневную жизнь людей. Фрески определяли самобытность нации и признавали коренное происхождение Мексики. Они задокументировали страдания коренного населения от рук испанских конкистадоров , а также признали общую историю и культуру Мексики. Мексиканские художники-монументалисты оказали влияние на художников по всей Америке, и некоторые фрески были написаны в Соединенных Штатах, в том числе Эпос американской цивилизации Хосе Клементе Ороско из Дартмутского колледжа.

The

Corridos : Музыкальное наследие мексиканской революции

Традицию коридоров мексиканской революции можно проследить до mester de juglaría средневековой Европы (министерство трубадуров). корридо — запись событий в песне — это истории, рассказанные в поэтической форме и спетые на простую музыку, во многом как английские баллады, в которых используется разговорный язык. Коридос приобрел популярность в Мексике в течение 1800-х годов, но мексиканская революция, которая произошла в преимущественно неграмотной стране с демонтированной инфраструктурой, породила большое количество из них, повествующих о различных событиях, таких как важные сражения. , или прославленные великие лидеры и борцы революции.

Таким образом, коридоры стали способом записывать, праздновать или оплакивать события, места или людей во время революции: очень похоже на газету, помещенную на музыку. Традиция corrido документирует аспекты культуры и самобытности Мексики по широкому кругу вопросов. Например, в каждом штате Мексики есть собственный коридор , в котором задокументированы важные характеристики, продукты, регионы и люди. Есть также коридоров , посвященных солдатам , легендарным культовым женщинам-солдатам революции — и даже знаменитым лошадям.

В корридо певец, или корридиста , обычно предваряет выступление, сообщая публике место, дату и главного героя корридо , а затем развивает историю о нем, рассказанную в песне. . Корридо обычно заканчивается дружеским прощанием. Corridos не стесняются восхвалять и романтизировать великих лидеров как героев и клеймить «предателями» тех, кто выступал против революции. Генерал Викториано Уэрта, который был президентом Мексики менее одного года, упоминается в коридоре «Захват Сакатекаса» как «пьяница» с «искривленными ногами».”

Слушайте корридос и смотрите тексты песен (двуязычные), пока певец Антонио Агилар исполняет в сопровождении мариачи .

  • «La toma de Zacatecas» (ВИДЕО) отмечает, празднует и документирует важную битву во время мексиканской революции.
  • «El centauro de oro» (ВИДЕО) посвящен Франсиско «Панчо» Вилья, назвав его по прозвищу. Его солдат звали «Лос дорадос» («Золотые»).Этот корридо прославляет Франсиско Вилла и его бессмертие в истории Мексики.
  • «Corrido del General Zapata», (ВИДЕО) — это коридор в честь Эмилиано Сапата, также называемый «El Atila del Sur» («Атила Юга»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *