Восстание в: Восстание в Туркестане в 1916 году

как все было на самом деле

Алексей Вайцен, один из выживших, бежал вместе с Печерским. Он рассказывает:

«Мне, Александру Печерскому и еще нескольким беглецам удалось добраться до Буга. Молодой поляк проводил нас до реки, дал еды, подсказал, как найти партизан. Разные были поляки… Потом мы переплыли Буг и попали на территорию Белоруссии. Лагерь — это ад, это — смерть. Но я остался жив. Видимо, меня оберегал ангел. Вот я и не умер. Переправились через Буг, встретились с партизанами, помогли им нести раненых. Потом я воевал в партизанском отряде имени Фрунзе, затем в Красной Армии, служил в полковой разведке, ходил в рейды».

Такая же небезоблачная судьба ждала и Печерского. Он смог добраться до брестских партизан, был у них подрывником, освобождал Белоруссию, затем попал в штрафбат, где получил ранение, «искупил кровью вину перед Родиной» и был демобилизован. Провалялся в госпиталях (там, кстати, встретил вторую жену). Затем после окончания войны арестован, обвинен в предательстве, но выжил и был освобожден.

Не мог долго найти работу: как гласят его различные письма, он в итоге трудился багетчиком на заводе.

Вновь жизнь Печерского, в этот раз не предвоенную, а послевоенную, можно описать лишь так: она отличается исключительной… обыкновенностью.

«Он хорошо играл на фортепьяно и, как уверяют знавшие его люди, вполне профессионально сочинял музыку — нотная запись его сочинений сохранилась у дочери. Михаил Лев вспоминает, как показал их Дмитрию Шостаковичу, у которого брал интервью в связи с его вокальным циклом «Из еврейской народной поэзии». Тот оставил у себя, а на следующей встрече покачал головой — ничего заслуживающего внимания не увидел. […] В 1968 году из Москвы в Ростов приехал с выставкой известный художник Меир Аксельрод. В те годы художник создал серию акварельных работ «Гетто», и потому его не могла не заинтересовать встреча с героем еврейского сопротивления. Лазарь познакомил Аксельрода с Печерским, тот предложил ему позировать. После двух сеансов, однако, он отказался от замысла, объяснив Любарскому, что, как ни старался, не смог увидеть в Печерском ничего героического».

Сталин И.В. Вооруженное восстание и наша тактика

Сталин И.В. Вооруженное восстание и наша тактика

Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 1. – М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1946. С. 131–137.

 

Примечания 39–40: Там же. С. 403.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Революционное движение “в настоящий момент уже привело к необходимости вооруженного восстания”, – эта мысль, высказанная третьим съездом нашей партии, с каждым днем все более и более подтверждается. Пламя революции разгорается все сильнее и сильнее, то здесь, то там вызывая местные восстания. Три дня баррикад и уличных боев в Лодзи, стачка многих десятков тысяч рабочих в Иванове-Вознесенске с неизбежными кровавыми стычками с войсками, восстание в Одессе, “бунт” в Черноморском флоте и либавском флотском экипаже, тифлисская “неделя” – все это предвестники приближающейся грозы. Она надвигается, надвигается неудержимо и не сегодня – завтра разразится над Россией и могучим очистительным потоком снесет все обветшалое, прогнившее, смоет с русского народа его многовековый позор, именуемый самодержавием. Последние судорожные усилия царизма – усиление разных видов репрессий, объявление половины государства на военном положении, умножение виселиц и наряду с этим соблазнительные речи, обращенные к либералам, и лживые обещания реформ – не спасут его от

[c.131] исторической судьбы. Дни самодержавия сочтены, гроза неизбежна. Уже зарождается новый строй, приветствуемый всем народом, который ждет от него обновления и возрождения.

Какие же новые вопросы ставит перед нашей партией эта надвигающаяся гроза? Как мы должны приспособить свою организацию и тактику к новым запросам жизни для более активного и организованного участия в восстании, которое является единственно необходимым началом революции? Чтобы руководить восстанием, должны ли мы – передовой отряд того класса, который является не только авангардом, но и главной действующей силой революции, – создать специальные аппараты, или для этого достаточно уже существующего партийного механизма?

Вот уже несколько месяцев, как эти вопросы стоят перед партией и требуют неотложного разрешения. Для людей, преклоняющихся перед “стихией”, принижающих цели партии до простого следования за ходом жизни, плетущихся в хвосте, а не идущих во главе, как это подобает передовому сознательному отряду, таких вопросов не существует. Восстание стихийно, говорят они, организовать и подготовить его невозможно, всякий заранее разработанный план действий является утопией (они против всякого “плана” – это ведь “сознательность”, а не “стихийное явление”!), напрасной тратой сил, – у общественной жизни имеются свои неведомые пути, и она разобьет все наши проекты. Поэтому мы, дескать, должны ограничиться лишь пропагандой и агитацией идеи восстания, идеи “самовооружения” масс, мы должны осуществлять только “политическое руководство”, а

[c.132] восставшим народом “технически” пусть руководит кто хочет.

Да ведь мы и до сих пор всегда осуществляли такое руководство! – возражают противники “хвостистской политики”. Понятно, что широкая агитация и пропаганда, политическое руководство пролетариатом совершенно необходимы. Но ограничиться такими общими задачами означает, что мы либо уклоняемся от ответа на вопрос, прямо поставленный жизнью, либо обнаруживаем полное неумение приспособить нашу тактику к потребностям бурно растущей революционной борьбы. Разумеется, мы должны теперь удесятерить политическую агитацию, должны стараться подчинить своему влиянию не только пролетариат, но и те многочисленные слои “народа””, которые постепенно примыкают к революции, мы должны стараться популяризировать во всех классах населения идею необходимости восстания. Но мы не можем ограничиться только этим! Для того чтобы пролетариат мог использовать грядущую революцию в целях своей классовой борьбы, чтобы он мог установить такой демократический строй, который наиболее обеспечил бы последующую борьбу за социализм, – для этого необходимо, чтобы пролетариат, вокруг которого сплачивается оппозиция, оказался не только в центре борьбы, но и стал бы вождем и руководителем восстания. Именно

техническое руководство и организационная подготовка всероссийского восстания составляют ту новую задачу, которую жизнь поставила перед пролетариатом. И если наша партия хочет быть действительным политическим руководителем рабочего класса, она не может и не должна отрекаться от выполнения этих новых задач. [c.133]

Итак, что мы должны предпринять для достижения этой цели? Каковы должны быть наши первые шаги?

Многие наши организации практически уже разрешили этот вопрос, направив часть своих сил и средств на вооружение пролетариата. Наша борьба с самодержавием вступила теперь в такой период, когда необходимость вооружения признается всеми. Но ведь одного сознания необходимости вооружения недостаточно, надо прямо и ясно поставить перед партией практическую задачу. Поэтому наши комитеты должны сейчас же, немедленно приступить к вооружению народа на местах, к созданию специальных групп для налаживания этого дела, к организации районных групп для добывания оружия, к организации мастерских по изготовлению различных взрывчатых веществ, к выработке плана захвата государственных и частных оружейных складов и арсеналов. Мы не только должны вооружить народ “жгучей потребностью самовооружения”, как советует нам новая “Искра”, но и должны “принять самые энергичные меры к вооружению пролетариата” на деле, как обязал нас третий съезд партии. В разрешении этого вопроса легче, чем в каком-либо другом, прийти нам к соглашению как с отколовшейся частью партии (если она действительно всерьез думает о вооружении, а не только болтает “о жгучей потребности самовооружения”), так и с национальными социал-демократическими организациями, как, например, с армянскими федералистами и другими, ставящими перед собой те же самые цели. Такая попытка уже была в Баку, где после февральской резни наш комитет, “Балахано – Биби – Эйбатская” группа и комитет гнчакистов

39 [c.134] выделили из своей среды организационную комиссию по вооружению. Безусловно необходимо, чтобы это трудное и ответственное дело было организовано общими усилиями, и мы полагаем, что фракционные счеты меньше всего должны помешать объединению на этой почве всех социал-демократических сил.

Наряду с увеличением запасов оружия и организацией его добывания и изготовления фабричным способом необходимо обратить самое серьезное внимание на создание всевозможных боевых дружин для использования добытого оружия. Ни в коем случае нельзя допустить таких действий, как раздача оружия прямо массам. Ввиду того, что у нас мало средств и весьма трудно прятать оружие от бдительного глаза полиции, нам не удастся вооружить сколько-нибудь значительные слои населения, и наши труды пропадут даром, Совсем иное дело, когда мы создадим специальную боевую организацию. Наши боевые дружины обучатся хорошо владеть оружием, во время восстания – начнется ли оно стихийно или будет заранее подготовлено – они выступят в качестве главных и передовых отрядов, вокруг них сплотится восставший народ и под их руководством пойдет в бой. Благодаря их опытности и организованности, а также благодаря хорошему вооружению станет возможным использовать все силы восставшего народа и достигнуть тем самым ближайшей цели – вооружения всего народа и приведения в исполнение заранее выработанного плана действий. Они быстро захватят разные склады оружия, правительственные и общественные учреждения, почту, телефон и т.п., что будет необходимо для дальнейшего развития революции.

[c.135]

Но эти боевые дружины нужны не только тогда, когда революционное восстание уже охватило весь город, их роль не менее важна и накануне восстания. За последние полгода мы ясно убедились в том, что самодержавие, дискредитировавшее себя в глазах всех классов населения, направило всю свою энергию на мобилизацию темных сил страны – будь то профессиональные хулиганы или малосознательные и фанатизированные элементы из среды татар – для борьбы с революционерами. Вооруженные полицией и находящиеся под ее покровительством, они терроризируют население и создают тяжелую атмосферу для освободительного движения. Наши боевые организации должны быть всегда готовы дать должный отпор всем попыткам этих темных сил и стараться превратить вызванное их действиями возмущение и отпор в антиправительственное движение. Вооруженные боевые дружины, готовые каждую минуту выйти на улицу и стать во главе народных масс, легко могут достигнуть цели, поставленной третьим съездом, – “организовывать вооруженный отпор выступлению черных сотен и всех вообще реакционных элементов, руководимых правительством” (“Резолюция об отношении к тактике правительства накануне переворота” – см. “Извещение”)

40.

Одной из главных задач наших боевых дружин и вообще военно-технической организации должна быть разработка плана восстания для своего района и согласование его с планом, разработанным партийным центром для всей России. Найти наиболее слабые места у противника, наметить пункты, откуда нужно напасть на него, распределить все силы по району, хорошо изучить топографию города – все это должно быть [c.136] сделано предварительно, чтобы мы ни при каких обстоятельствах не оказались застигнутыми врасплох. Здесь совершенно неуместно подробно разбирать эту сторону деятельности наших организаций. Строгая конспирация в выработке плана действий должна сопровождаться возможно более широким распространением среди пролетариата военно-технических знаний, безусловно необходимых для ведения уличной борьбы. Для этой цели мы должны привлечь военных лиц, имеющихся в организации. Для этого же мы можем привлечь целый ряд и других наших товарищей, которые по своим природным способностям и склонностям будут весьма полезны в этом деле.

Только такая всесторонняя подготовка к восстанию может обеспечить руководящую роль социал-демократии в грядущих боях между народом и самодержавием.

Лишь полная боевая готовность даст возможность пролетариату превратить отдельные стычки с полицией и войсками во всенародное восстание, чтобы взамен царского правительства создать временное революционное правительство.

Организованный пролетариат, вопреки приверженцам “хвостистской политики”, приложит все свои усилия к тому, чтобы сосредоточить в своих руках и техническое и политическое руководство восстанием. Это руководство является тем необходимым условием, благодаря которому мы сможем использовать грядущую революцию в интересах нашей классовой борьбы.

 

Газета “Пролетариатис Брдзола”

(“Борьба Пролетариата”) № 10,

15 июля 1905 г.

Статья без подписи

Перевод с грузинского

[c.137]

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

39

Гнчакисты – члены армянской мелкобуржуазной партии “Гнчак”. Партия возникла в 1887 году в Женеве по инициативе студентов-армян. В Закавказье партия “Гнчак”, приняв название армянской социал-демократической партии, вела раскольническую политику в рабочем движении. После революции 1905 – 1907 годов партия “Гнчак” выродилась в реакционную националистическую группировку. – 134. [c.403]

Вернуться к тексту

40

См. “ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК”, ч. I, изд. 6-е, 1940, стр. 45. – 136. [c.403]

Вернуться к тексту

 


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Восстание в Средней Азии: уроки столетней давности

Формы протеста оказались различными. В одних местах дехкане и кочевники выражали свое возмущение, сжигая почтовые станции и уничтожая телеграфные линии. В других местах туземцы, чтобы избежать отправки на работы в тыл действующей армии, откочевывали далеко в степи, в горы, бежали за границу. В третьих местах мятежные толпы избивали и убивали представителей местной администрации и писарей, а в четвертых — грабили поселки переселенцев. Доходило до нападений на отряды солдат и казаков и боевых столкновений с использованием огнестрельного оружия.

По самому худшему сценарию события пошли в Семиречье (юг современного Казахстана и север Киргизии). В начале ХХ века здесь расселяли прибывших из России крестьян-переселенцев, что обернулось для казахов и киргизов потерей части земель, которые они считали своими.

Это создало почву для конфликта между коренным населением и переселенцами из европейской части России и Малороссии, численность которых на 1 января 1916 года составляла 51 382 человека. Переселенцы образовали в Семиречье 223 селения из 16 409 дворов. Всего же в Семиреченской области проживало 1 362 000 человек.

В августе 1916-го туземцы обрушили свою ярость на переселенцев. Мужчин в небольших поселках было мало, и вооружены они были плохо. Поэтому оказать сопротивление толпам разъяренных туземцев удавалось не везде.

«В сельских районах киргизы безжалостно и бессмысленно истребляли русскую или русскоязычную интеллигенцию. В селе Иваницком был убит пржевальский участковый врач Левин, вырезана партия инженера Васильева, техники в Черикчинской волости, многие учителя и члены их семей. Известно, что мятежниками практиковались такие зверства как отрубание русским мужчинам половых органов, женщинам — грудей; отрезание ушей, выкалывание глаз, разрывание детей на части», — пишет историк Андрей Ганин.

Попытки бежать в более крупные поселки и города были связаны с риском подвергнуться нападению в пути. Настоятель Покровского прихода Евстафий Малаховский вспоминал: «Целую книгу можно написать о зверствах киргиз. Времена Батыя, пожалуй, уступят… Достаточно того, что на дороге попадались трупики 10-ти летних изнасилованных девочек с вытянутыми и вырезанными внутренностями, детей разбивали о камни, разрывали, насаживали на пики и вертели. Более взрослых клали в ряды и топтали лошадьми».

Чтобы прекратить жуткую резню, власти пришлось перебросить в Семиречье войска, а призыв казахов, киргизов, уйгуров и дунган на работы в тылу действующей армии отложить до 15 сентября.

В августе 1916-го некоторые донесения из Семиречья напоминали сводки боевых действий. Так, из рапорта от 12 (25) августа, направленного из Верного Директору Департамента полиции Евгению Климовичу ротмистром Отдельного корпуса жандармов Железняковым, узнаем, что восточнее Верного произошло столкновение правительственных войск с «шайками киргиз; убито восемьдесят киргиз».

100 лет назад началось Кронштадтское восстание

1 марта 1921 года началось восстание в Кронштадте. Тысячи моряков выступили против диктатуры большевиков под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!». После попыток запугать матросов серьезными последствиями Совнарком распорядился провести силовую операцию. Взять Кронштадт штурмом Красной армии удалось со второй попытки. Власть отомстила восставшим матросам арестами и расстрелами.

После эвакуации белых сил под командованием Петра Врангеля из Крыма в 1920 году и локализации очагов Гражданской войны перед большевистским руководством встала задача сокращения численности Красной армии. Одни из самых надежных ее военнослужащих – балтийские матросы – впервые за долгие месяцы получили возможность приехать на побывку к своим семьям. В Кронштадт устремились с фронта десятки тысяч опытных, смелых, закаленных в сражениях бойцов. Реалии советской власти в центральной части страны, между тем, их сильно разочаровали. Родственники рассказывали матросам об ужасах военного коммунизма.

Тяжелейшая ситуация в экономике, разрушительные последствия войны привели к недовольству рабочих и крестьян – они в целом по-прежнему поддерживали власть Советов, но выступали против диктатуры одной партии – РКП(б). Не хватало продовольствия, многие заводы и фабрики закрывались из-за нехватки топлива и сырья, рабочие оказывались на улице. В конце 1920 – начале 1921 года вооруженные крестьянские восстания охватили Западную Сибирь, Тамбовскую и Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Украину, Среднюю Азию.

Неспокойно становилось и в городах, особенно в промышленных центрах.

Сокращались нормы выдачи хлеба рабочим, отменялись пайки, обострялся топливный кризис. Из-за проблем с продовольствием расцветала контрабанда, бороться с которой пытались заградительные отряды. 11 февраля 1921 года в Петрограде узнали о закрытии в срок до 1 марта 93 городских предприятий, в том числе Путиловского завода. Рабочих мест одновременно лишались около 27 тыс. человек. Аналогичные меры принимались в Москве. Все это еще сильнее накалило атмосферу.

24 февраля 1921-го в Петрограде начались забастовки и митинги рабочих с политическими и экономическими требованиями. Петроградский комитет РКП(б) расценил волнения на заводах и фабриках как мятеж и ввел в городе военного положение, арестовав рабочих активистов. События в Петрограде заинтересовали активных участников недавних революционных событий – балтийских матросов. Среди этих людей, когда-то названных Львом Троцким «красой и гордостью русской революции», оставалось все меньше сторонников большевиков, вместе с тем росла популярность левых эсеров и анархистов.

Кронштадтцы отправили своих представителей в Петроград для сбора информации о происходящем. Вернувшись на остров Котлин, матросы рассказали о бунтующих фабриках, окруженных вооруженными красноармейцами. 28 февраля состоялось экстренное собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск», скованных льдами Финского залива. По итогам была принята резолюция с требованиями провести перевыборы Советов, упразднить комиссаров, предоставить свободу деятельности левым партиям, разрешить свободную торговлю – в сущности, кронштадтцы призвали советское правительство соблюдать права и свободы, провозглашенные в октябре 1917 года. Текст документа вынесли на обсуждение представителей всех кораблей и военных частей Балтийского флота. Матросы не призывали к свержению Совнаркома, а высказались за многопартийную систему. Власти в Москве, однако, заподозрили кронштадтцев в намерении свергнуть режим.

1 марта 1921 года на Якорной площади Кронштадта состоялся 15-тысячный митинг под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!».

Было решено поддержать рабочих Петрограда и потребовать освобождения из заключения членов социалистических партий, разрешения крестьянам свободно пользоваться своей землей и распоряжаться продуктами своего хозяйства. Успокоить митингующих попытался председатель ВЦИК Михаил Калинин: в отличие от председателя Петросовета Григория Зиновьева, он не побоялся прибыть на Котлин и выступить перед матросами. Впрочем, те не стали слушать «всероссийского старосту» и оборвали его речь улюлюканьем и выкриками.

«Мы сами знаем, что нам надо. А ты, старик, возвращайся к своей жене», — объявили Калинину.

Перед отъездом из крепости глава советского государства распорядился сосредоточить оставшиеся надежные части в наиболее важных пунктах, пообещав местным большевикам сразу по прибытии в Петроград приложить усилия для «применения репрессивных мер извне».

После митинга состоялось заседание партийного комитета Кронштадта, на котором обсуждался вопрос вооруженного подавления назревавшего восстания. Необходимых для этого надежных частей у коммунистов не нашлось. Не получилось и арестовать наиболее активных «зачинщиков».

2 марта 1921-го в Доме просвещения (бывшее Инженерное училище) в Кронштадте собрались представители, выбранные на делегатское собрание. Его открыл писарь с «Петропавловска» Степан Петриченко. Всеобщее возмущение вызвали слова председателя Кронштадтского совета о том, что коммунисты добровольно от власти не откажутся, а попытки разоружить их приведут к тому, что «будет кровь». Предупреждение поддержал комиссар Балтфлота.

В разгар собрания получили распространение слухи о подготовке коммунистов крепости к сопротивлению сторонникам принятой резолюции.

Сообщалось о 15 грузовиках с людьми, вооруженными винтовками и пулеметами. Скорее всего, матросы приняли за карательный отряд эвакуацию с Котлина Высшей партийной школы и состоявших при ней чекистов. Тем не менее, для поддержания порядка в Кронштадте было решено срочно создать Временный революционный комитет (ВРК) во главе с Петриченко.

Развитие конфликта сопровождалось большим потоком дезинформации. Уже 2 марта английская печать писала о бомбардировке Петрограда кронштадтским флотом и о боях на улицах Москвы, бегстве Владимира Ленина и Льва Троцкого в Крым. Заведомую ложь о происходящем тиражировало и советское правительство, рассмотревшее в сложившейся ситуации след белых генералов. Их якобы определяющую роль в восстании назвал «вполне доказанной» Ленин.

«Совершенно ясно, что тут работа эсеров и заграничных белогвардейцев, и вместе с тем движение это свелось к мелкобуржуазной контрреволюции, к мелкобуржуазной анархической стихии. Это уже нечто новое. Это обстоятельство, поставленное в связь со всеми кризисами, надо очень внимательно политически учесть и очень обстоятельно разобрать», — отметил председатель Совнаркома в отчете о политической деятельности ЦК РКП(б) 8 марта 1921 года.

Эта гипотеза была построена на связи восстания всего с одним бывшим генералом Русской императорской армии – Александром Козловским, который перешел на службу к красным и командовал артиллерией Кронштадта. Большевики объявили Козловского вдохновителем и «главарем мятежа», хотя в реальности его деятельность не выходила за пределы прежних функций – руководителем восстания был матрос Петриченко и его товарищи по ВРК.

«Коммунисты использовали мою фамилию, чтобы представить восстание в Кронштадте в свете белогвардейского заговора только потому, что я был единственный генерал, находившийся в крепости», — говорил Козловский впоследствии.

Для подавления восстания Реввоенсовет приказал восстановить 7-ю армию под командованием Михаила Тухачевского.

Операцию требовалось провести без отлагательств – вскоре ожидалось вскрытие льда Финского залива, что значительно осложнило бы войскам доступ к острову Котлин. 4 марта матросам был выдвинут ультиматум: Троцкий потребовал «немедленной и безоговорочной капитуляции». Первая попытка штурма Кронштадта была предпринята 7-8 марта и окончилась неудачей. 16 марта начался второй штурм, которым руководил лично Троцкий. Тухачевский приказал стрелять снарядами с «удушающими газами». К 18 марта 1921 года красноармейцам удалось взять крепость. Выступление моряков Кронштадта было полностью подавлено войсками. 8 тыс. кронштадтцев, в том числе бывший генерал Козловский и матрос Петриченко, бежали в Финляндию. Против оставшихся начались репрессии: более 2,1 тыс. человек были расстреляны, около 6,5 тыс. – приговорены к различным срокам заключения.

«В истории с Кронштадтом необходимо отметить ряд существенно новых моментов, — уточнял историк Андрей Сахаров. — Во-первых, против большевиков выступили матросы Балтийского флота и гарнизона крепости, которая всегда, даже в труднейшие для большевиков дни, оставалась их надежным бастионом. Во-вторых, поразительное единодушие в рядах восставших, упорство, озлобление и отчаяние, с которым они сражались против большевиков, их готовность умереть, ни на йоту не уступить в своих требованиях. В-третьих, участники мятежа выдвинули такие лозунги: свободные выборы, свобода всем социалистическим партиям, устранение большевистской диктатуры в Советах, свобода слова, печати, собраний, отмена всех мер военно-коммунистического характера, введение рынка и т. п.».

10 января 1994 года президент России Борис Ельцин реабилитировал участников Кронштадтского восстания.

Восстание в Варшавском гетто

22 июля 1942 года, накануне Тиша бе-Ав (национальный день траура еврейского народа), немцы начали крупную акцию по депортации узников Варшавского гетто. Первыми расправились с беженцами, больными и бездомными, за ними последовали безработные. Депортация продолжалась до 21 сентября, 265,000 евреев были отправлены на уничтожение в лагерь смерти Треблинка.

Депортация производилась с находившихся на территории гетто железнодорожной станции и примыкавшей к ней площади — Умшлагплац. Обреченных заталкивали в товарные вагоны, запирали двери, и они отправлялись в свой последний путь – в тесноте, без глотка воды и свежего воздуха.

Чтобы облегчить себе задачу, нацисты обещали, что всякий, кто добровольно явится на Умшлагплац для «переселения на Восток», получит три килограмма хлеба и килограмм повидла. Умирающие от голода люди вначале соглашались  на «переселение», однако вскоре поток «добровольцев» иссяк.

Одновременно с этим, нацисты прибегли к приему «блокад». Улицу гетто блокировали со всех сторон, затем еврейская полиция выгоняла жителей из домов, и немцы производили селекцию. В это же время польские или украинские полицейские проверяли квартиры, чтобы отловить тех, кто пытался спрятаться или выбраться из оцепления, обнаруженных сразу же доставляли на Умшлагплац. Тех, кто пытался скрыться с места проведения селекции, расстреливали на месте. Всех, кого немцы отбирали для депортации, – а таких было большинство, – отправляли на Умшлагплац.

После этого этапа депортаций в Треблинку в Варшавском гетто осталось 55,000 — 60,000 евреев. Территорию гетто урезали и разбили на несколько участков.

Большинство из тех, кого пока оставили в живых, были молодыми людьми. Многие из них остро ощущали свою вину: они обвиняли себя в том, что не сопротивлялись и позволили депортировать свои семьи. Кроме того, стало ясно, что рано или поздно всех узников ожидает та же судьба. Необходимо было  бороться.

Первые попытки создать организацию вооруженного сопротивления были предприняты в Варшавском гетто еще до массовых депортаций. В феврале-апреле 1942 года на базе коммунистической ячейки был создан Антифашистский блок. Однако в мае 1942 года гестапо раскрыло организацию, арестовало и убило ее руководителя Анджея Шмидта (настоящее имя – Пинхас Картин).

С началом депортаций попытки по созданию подпольной боевой организации возобновились. Первую ячейку создали представители трех сионистских молодежных движений (Хашомер Хацаир, Дрор и Акива). В октябре 1942-го к ним присоединились члены «взрослой» довоенной партии «Поалей Цион». Так возникла «Боевая организация  евреев» (БОЕ). Вскоре ее пополнили члены других сионистских молодежных движений, а также несионистские партии – «Бунд» и коммунисты. Во главе БОЕ встал 23-летний Мордехай Анелевич.

Молодежное движение «Бейтар», не пожелавшее войти в «левую» БОЕ, создало свою подпольную организацию – Еврейский военный союз (ЕВС).

18 января 1943 года немцы начали очередную акцию. Руководство еврейского подполья, полагая, что готовится заключительная депортация жителей гетто, решило оказать сопротивление. Получив отпор, немцы прекратили операцию, и это изменило настроение большинства узников: люди поверили, что  борьба имеет смысл, и начали готовиться к массовому сопротивлению.

В канун Песаха 1943 года начался заключительный  этап ликвидации Варшавского гетто. В этот же день, 19 апреля,  в гетто началось восстание, в ходе которого сражались плечом к плечу члены БОЕ под командованием Мордехая Анелевича, а также члены ЕВС под командованием Павла Френкеля. Неожиданно для себя немцы столкнулись с вооруженным сопротивлением, как членов боевых групп, так и рядовых жителей гетто, спасающихся в бункерах и других укрытиях.

Позиции Боевой организации евреев были расположены по всей территории гетто; члены Еврейского военного союза сосредоточили свои силы на Мурановской площади, чтобы не позволить немцам прорваться внутрь гетто. В ответ каратели начали поджигать дома – один за другим –  гетто запылало и превратилось в огненную западню. Повстанцы героически сражались около месяца, пока немцы не подавили все очаги сопротивления. Это было первое народное восстание на территории города в оккупированной нацистами Европе.

Восстание в Варшавском гетто послужило примером для других центров концентрации евреев – гетто и лагерей. Однако, вследствие таких объективных причин, как большая степень изоляции, недостаток оружия и амуниции, а также враждебное окружение, эти восстания не были столь масштабными.

«А чего мы теряем?» Как подавляли первый бунт в ГУЛАГе

Первое вооруженное восстание в системе советских лагерей началось 24 января 1942 года и длилось десять дней. За время мятежа, в ходе противостояния погибли 75 бунтовщиков и сотрудников НКВД. Писатель и бывший сотрудник КГБ Вениамин Полещиков, много работавший в архивах, в интервью корреспонденту сайта Север.Реалии назвал это восстание бандитской выходкой, которую можно было предотвратить.

Село Усть-Уса находится на севере Коми, в 70 км от богатого нефтяными месторождениями Усинска. Сегодня здесь проживают около тысячи жителей, но 80 лет назад село было районным центром с населением в 4,5 тыс. человек. Через эту местность шли этапы на Воркуту. Здесь располагались аэродром, консервный завод, отделение банка, управление речного пароходства. В январе 1942 года здесь прошло первое вооруженное восстание заключенных ГУЛАГа, названное по фамилии одного из его лидеров – Марка Ретюнина – «Ретюнинским мятежом».

Начальник лагпункта и бывший заключенный

Заключенные лагерного пункта «Лесорейд» планировали восстание с осени 1941 года. Их руководителем стал начальник лагеря и бывший заключенный Марк Ретюнин. Ретюнин – уроженец Архангельской области, в 1929 году он был осужден на 13 лет по ст. 59-3 УК РСФСР («Бандитизм») за участие в ограблении банка. В 1939 году он освободился досрочно, но в «добровольно — принудительном» порядке его оставили работать в Воркутинском лагере в качестве вольнонаемного. Там он занял пост начальника отдельного лагерного пункта ОЛП «Кочмес», после чего стал начальником лагпункта «Лесорейд» Воркутлага НКВД.

Вот как описывал Марка Ретюнина один из заключенных лагпункта В.Зубчанинов: «Походкой он напоминал медведя, рыжая лохматая голова была у него немного наклонена вперед, и глазки смотрели тоже по-медвежьи. Но это был романтик. В его избушке, стоявшей на высоких сваях, лежал томик Шекспира. Когда я взялся за него и раскрыл, Ретюнин сказал: «Вот был человек!» И наизусть стал декламировать: Для тех, кто пал на низшую ступень, Открыт подъем, им некуда уж падать. Опасности таятся на верхах, А мы внизу живем в надежде!«

Вениамин Полещиков

Автор книги «За семью печатями. Из архива КГБ» подполковник госбезопасности в отставке Вениамин Полещиков занимался вопросами реабилитации жертв репрессий до начала 1990-х. Он лично изучал дела многих заключенных, в том числе участников первого вооруженного восстания в системе ГУЛАГа. После выхода на пенсию Вениамин Полещиков издал 20 книг о судьбах заключенных лагерей Коми.

– Каким-то героем этого Ретюнина я не могу считать, потому что он судим был за ограбление банка. Другое дело, что когда он организовал это восстание, он был уже свободным человеком. А почему он его возглавил – потому что в верхах приняли постановление, что всех судимых по таким статьям (ст. 59, по которой отбывал срок Марк Ретюнин. – С.Р.) по новой водворить в лагеря. Страх побудил его к таким решительным действиям, он боялся, что его снова посадят! – говорит Полещиков.

«Подохнем завтра или помрем сегодня»

Историк Михаил Рогачев в статье «Усинская трагедия» указывал, что в 1941 году, с началом войны, обстановка в лагерях ухудшилась: заключенные стали часто болеть, работать приходилось больше и в худших условиях, охранники стали чаще бить заключенных – травить их собаками, зверски избивать.

Какая разница, что мы подохнем завтра или помрём сегодня, как восставшие… Я знаю, что нас всех хотят погубить голодной смертью

Осенью 1941 года по «Лесорейду» прошел слух о том, что заключенных ждут новые сроки и массовые расстрелы, «причем санкции эти коснутся не только 58-й статьи, но также 59-й и даже некоторых категорий бытовых статей, в том числе и задержанных вольнонаемных». Марк Ретюнин заявил своим единомышленникам, что он по рации получил сведения, подтверждающие эти слухи. Мятежники решили организовать вооруженное восстание.

«А чего мы теряем, если нас и побьют? Какая разница, что мы подохнем завтра или помрём сегодня, как восставшие… Я знаю, что нас всех хотят погубить голодной смертью… Вот увидите, скоро в лагерях один другого будет убивать, а до этого существующая сейчас власть всех заключённых по контрреволюционным статьям перестреляет, в том числе и нас – задержанных вольнонаемных», – цитировал слова Марка Ретюнина впоследствии на допросе один из задержанных бунтовщиков Афанасий Яшкин.

Из 202 заключенных «Лесорейда» больше половины отбывали наказания по политическим статьям. О предстоящем восстании знали только 15 человек – с осени они собирались на квартире Марка Ретюнина. Заговорщики планировали освободить заключенных, обезоружить охрану, захватить Усть-Усу и тем самым парализовать местную администрацию. Далее основной отряд должен был совершить бросок на Кожву, к железной дороге, а оставшиеся в Усть-Усе для охраны – связаться с управлением Воркутлага и предъявить ультиматум: освободить всех заключенных.

Все время подготовки к восстанию руководитель лагпункта Ретюнин тщательно готовился к бунту: выписывал на склад дополнительное продовольствие и теплую одежду.

10 дней бунта

«24 января (в субботу) 1942 года начальник лагпункта – руководитель вооруженного восстания Ретюнин через заведующего баней заключенного – участника восстания – Лю-Фа передал распоряжение военизированной охране лагпункта всех бойцов вести для мытья в баню, предупредив, что баня будет работать только до 17 часов. Получив такое распоряжение, стрелки охраны свободные от наряда пошли все в баню», – описывают подробности начала восстания в обвинительном заключении по следственному делу задержанных заключенных от 30 июля 1942 года.

В то время, пока стрелки и командиры Военизированной охраны (ВОХР) лагпункта мылись в бане, заговорщики разоружили дневального, освободили заключенных и, выдав им зимнюю форму ВОХРа, предложили присоединиться к бунту. Большая часть – 82 человека – согласилась последовать за Марком Ретюниным, остальные разбежались, испугавшись последствий.

В первый день бунтовщики, или «отряд особого назначения № 41», как они назвали себя сами, дошли до Усть-Усы и захватили телефонно-телеграфную станцию, управление речного пароходства, отделы милиции и НКВД. В перестрелках повстанцы убили 14 человек, в том числе одного ребенка. Прибывший отряд ВОХР застрелил девять заключенных, остальные двинулись по реке на юг – в Кожву, где располагалась железнодорожная станция. Предполагалось, что к восстанию примкнут спецпоселенцы и местные заключенные, однако волнения в других лагерных пунктах были пресечены.

По крайней мере они хотели из республики уйти в другие регионы, там, может быть, поднять заключенных на восстание

О восстании на Печоре руководители НКВД в Сыктывкаре узнали ночью 25 января. Бунтовщиков планировалось обезвредить в течение суток, однако направленный из Кожвы отряд ВОХР был менее подготовлен к таежным морозам. В минус сорок бойцов отправили в плохой обуви и летних брюках. После четырехдневного преследования им удалось нагнать отряд Ретюнина на одном из притоков Печоры, в 100 км от Усть-Усы. Завязался бой. ВОХР потерял 16 человек, столько же погибло на стороне повстанцев. Из 72 охранников 66 заявили об обморожении, половина отказались от преследования.

– Можно предположить, что они хотели с немцами соединиться, война же шла. По крайней мере они хотели из республики уйти в другие регионы, там, может быть, поднять заключенных на восстание. А в конечном счете куда они пойдут? На север, в Финляндию, они не смогут пробиться. В тундру? А дальше куда? А так только разве что в надежде, что немцы придут, – рассказывает Вениамин Полещиков. – Ретюнин хотел поднять восстание и в других регионах тоже. Почему они не начались? Были приняты меры сразу. Крепче заперли на засов ворота. Более строго и внимательно стали относиться к этим вещам. Агитаторы не пришли, не сумели. Они, конечно, хотели пробраться туда, где побольше лагерей, но уже решительные меры были приняты по пресечению этого восстания.

Мятеж под руководством Марка Ретюнина длился 10 дней. За это время повстанцам удалось преодолеть 175 км по зимникам и лесным дорогам. Из-за решения заключенных разделиться на группы бойцам ВОХРа удалось их ликвидировать в течение нескольких дней. Последнюю группу во главе с Марком Ретюниным настигли 1 февраля.

В бою было убито три повстанца. Руководящий состав повстанцев в количестве шести человек, видя безнадежное положение, сами застрелились

«Третья, основная группа руководящего состава повстанцев, во главе с Ретюниным в количестве 11 человек была настигнута вечером 1 февраля, по следам, в верховьях реки Малый Тереховей (приток реки Лыжа), в 175 километрах от селения Усть-Лыжа, окружена и после 23-часового боя, в 16 часов 2-го февраля, также уничтожена. В бою было убито три повстанца. Руководящий состав повстанцев – Ретюнин, Дунаев, Авакьян и другие в количестве шести человек, во время атаки отряда военизированной охраны, видя безнадежное положение, сами застрелились», – говорится в архивных документах УФСБ РФ.

«За семью печатями», книга Вениамина Полещикова

Всего в лесных боях погибли 42 человека из числа заключенных, 33 – из отрядов охраны. В декабре 1942 года 50 задержанных участников восстания в лагпункте «Лесорейд» расстреляли в Сыктывкаре. Еще 18 получили различные тюремные сроки.

– Замашки руководителя у Ретюнина были, он пользовался популярностью. Конечно, он много навредил. Людей-то он вовлек, и чем все закончилось: многие погибли, многие получили новые сроки, очень многих еще и расстреляли. А сколько бед принесли они местным жителям! Вольные люди, которые защищали свой дом, подверглись ограблению, убийствам. Но тут сами власти еще побудили заключенных к решительным действиям, – считает Вениамин Полещиков.

Фальсификации и поиск врагов

По словам Полещикова, за те годы, что он занимался реабилитацией заключенных, ни один из родственников участников восстания к нему не обращался. Многие, однако, просто не знали до 1991 года о судьбах своих родных, погибших в ГУЛАГе. После выходы книги «За семью печатями» в 1995 году Полещиков узнал, что один из заключенных того лагеря, участвовавший в мятеже, – отец главного архитектора Таллина Владимир Брунс.

– О последних годах жизни отца он ничего не знал! Потом этот архитектор позвонил мне сюда, очень меня благодарил, что по прошествии 56 лет моя книга пролила свет на судьбу его отца. Выяснилось следующее. Владимира Брунса арестовали в Риге. Последнее известие пришло его родственникам в начале 1941 года из Усть-Усы, что он осужден на восемь лет по статье 58. Вскоре после войны на запрос матери Владимира Брунса пришло сообщение: он скончался в лагере 24 января 1942 года в возрасте 42 лет и похоронен на станции Кожва. Его супруга, актриса драматического театра, несколько раз обращалась в прокуратуру Латвийской СССР с просьбой о реабилитации, но получала отказы. Только в 1991 году пришло решение о его реабилитации, – рассказывает Полещиков.

Если бы было правовое государство, то ограничились бы беседами и профилактикой этих лиц, но нужны были результаты, надо было показать очередных врагов советской власти

Полещиков говорит, что в одном из донесений, которое он изучал в архивах, именно Владимир Брунс был назван руководителем восстания от 24 января 1942 года. Этот факт он считает фальсификацией истории.

– Брунсу уделено много внимания в одном из донесений агента. Он представлен как руководитель восстания. Это не только преувеличение его роли, но и явная фальсификация. Агент, может быть, писал сообщение под диктовку оперативного работника. Для них надо было раздуть значимость тех событий, которые происходят на «Лесорейде», и кого-то показать руководителями. На самом деле он таковым не являлся. Так подтягивали, фальсифицировали документы, – говорит Полещиков.

Он уверен, что восстание, а значит и десятки жертв, можно было предотвратить, поскольку оперативные работники знали о его подготовке.

– О том, что готовится восстание, оперативным работникам было известно задолго до его начала. Почти за полгода. Но ничего не делали, потому что государство такое, – говорит Полещиков. – Если бы было правовое государство, то ограничились бы беседами и профилактикой этих лиц, но нужны были результаты, надо было показать очередных врагов советской власти.

Восстание в Дублине — Mировая цифровая библиотека

Описание

Пасхальное восстание, состоявшееся в апреле 1916 года, представляло собой попытку ирландских националистов спровоцировать общенациональный мятеж и таким образом обеспечить независимость Ирландии от британского правления. В ходе вооруженного конфликта, происходившего главным образом в Дублине, были убиты 60 повстанцев и 130 военнослужащих и полицейских. Кроме того, под перекрестный огонь попали 300 гражданских лиц. По окончании восстания британцы казнили еще 15 участников заговора, в том числе сэра Роджера Кейсмента, протестанта, ставшего ярым ирландским националистом. Кейсмент вел переговоры о поставках мятежникам оружия из Германии, которая была противником Великобритании в проходившей в то время Первой мировой войне. Книга «Восстание в Дублине» представляет собой рассказ о Пасхальном восстании от имени поэта и писателя-романиста Джеймса Стивенса (1882‒1950 гг.), одного из ведущих деятелей ирландского литературного возрождения начала XX века и сторонника независимости Ирландии. Стивенс был очевидцем событий, описанных в книге, а многие из убитых в ходе восстания были его друзьями и коллегами. Книга начинается со строго хронологического повествования, в котором семь последовательных глав посвящены событиям в период с понедельника, 24 апреля, по воскресенье, 30 апреля. В остальных пяти главах рассказывается о завершении восстания, добровольцах, принимавших в нем участие, его лидерах, а также о роли, которую рабочий класс сыграл в восстании, и об «ирландских вопросах», освещенных в отдельной главе. В этой последней главе Стивенс утверждает, что существуют два ирландских вопроса: международный, связанный с независимостью страны, и национальный, касающийся взаимоотношений между католиками и протестантами, которые живут на острове. Пасхальное восстание стало для ирландских националистов вдохновляющим событием. В конечном счете оно привело к подписанию в декабре 1921 года Англо-ирландского договора, за которым вскоре последовало учреждение Ирландского Свободного государства и разделение Ирландии. Представленное здесь издание книги «Восстание в Дублине» было опубликовано в 1916 году в Нью-Йорке.

Определение восстания Merriam-Webster

вверх · восстание | \ ˈƏp-ˌrī-ziŋ \

: акт или пример восстания особенно : обычно локализованный акт народного насилия в нарушение обычно установленного правительства.

Синонимов Восстания, Антонимов Восстания | Тезаурус Мерриам-Вебстера

открытая борьба против власти (как собственное правительство)
  • восстание было быстро и жестоко подавлено
1 вставать с постели
  • восход ! у нас сегодня много работы!
2 двигаться или вытягиваться вверх
  • По мере того, как мы шли от побережья во внутренние районы штата, на суше постепенно начиналось восстание и, в конце концов, мы оказались на гористой местности
  • возникновение,
  • по возрастанию,
  • стремящийся,
  • альпинизм,
  • подъемная,
  • монтаж,
  • восходящий,
  • парящий,
  • колющий,
  • вверх,
  • воспитание,
  • аптрастинг,
  • подъем
См. Определение словаря

Сердце восстания в Миннеаполисе

1 июня, через неделю после убийства Джорджа Флойда, вспыхнуло национальное восстание, которое затронуло все штаты, сотрясло крупные города, активировало Национальную гвардию и отправило президента Дональда Трампа в безопасный бункер под ними. В Белом доме Терренс Флойд, младший брат Джорджа, посетил перекресток в Южном Миннеаполисе, где погиб его брат.В течение предыдущих семи дней Тридцать восьмая улица и Чикаго-авеню стали местом непрерывного общественного бдения, обозначенного знаками и транспарантами как «священное место». Баррикады вокруг четырех окружающих кварталов препятствовали движению транспорта и правоохранительным органам. Тротуар возле продуктового магазина Cup Foods, где сотрудник вызвал полицию, заподозрив Джорджа Флойда в использовании фальшивой двадцатидолларовой купюры, был завален букетами, сувенирами и самодельными открытками. Активисты произносили речи между бензоколонками на заправочной станции; надписи мелом — « сопротивляйтесь, » « не просыпайтесь » — покрывали улицу.Добровольцы раздавали еду и воду; там было барбекю, музыка, катание на хвосте. Широкое кольцо цветов и свечей ограничивало перекресток, очерчивая своего рода магический круг. Позже в тот же день в кругу группа женщин из числа коренного населения исполнила танец «Джингл-платье» — исцеляющий ритуал, созданный членами племени оджибве во время пандемии гриппа 1918 года.

Прибыл Терренс Флойд, живущий в Нью-Йорке. днём с охраной. Подойдя к входу в Cup Foods, ведомый сторонниками и окруженный международной толпой фотографов и съемочных групп, он остановился, чтобы полюбоваться яркой фреской: лицо его брата внутри гигантского подсолнуха.На заднем плане были имена более двух десятков чернокожих жертв насилия со стороны полиции, включая Майкла Брауна, Бреонну Тейлор, Эрика Гарнера и Фредди Грея. В основании фрески, среди картонных вывесок, стояли кувшины с молоком, которое используется для смягчения действия слезоточивого газа. Несколькими днями ранее полиция провела рейд на это место, очищая людей в нарушение общегородского комендантского часа.

В конце концов, Терренс добрался до тротуара, где два офицера прижали Джорджа к спине и ногам, а третий офицер, Дерек Човен, прижал его коленом к шее Джорджа на восемь минут и сорок шесть секунд, в то время как Джордж повторил: «Я не могу. дыши »по крайней мере шестнадцать раз, прежде чем его глаза закрылись и пульс остановился.Терренс сел на тротуар, где кто-то нарисовал белый силуэт поверженного тела, его руки были скованы за спиной, а ангельские крылья распростерлись от его плеч. Склонив голову, он испустил мучительный крик. Он оставался там несколько минут, затем встал, чтобы обратиться к толпе.

«Я так понимаю, вы расстроены», — сказал он в мегафон. «Но я сомневаюсь, что вы хоть наполовину расстроены, как я. Так что, если я не здесь, дикий — если я не здесь, чтобы взрывать вещи, если я не здесь, чтобы портить свое сообщество, — тогда что вы делаете? Что вы делаете, ? » Он продолжил: «Давайте сделаем это по-другому.Давайте перестанем думать, что наш голос не имеет значения, и проголосуем. . . . Вот как мы их ударим. . . . Давайте переключим его, вы все. . . . Делайте это мирно. Пожалуйста.

Терренс замолчал. Или почти беззвучно. Мегафон усилил его выдох. Преподобный, стоя рядом с ним, потер спину Терренса, наклонился и прошептал ему на ухо: «Дыши. Дышать. Дышать. Дышать.»

Протесты, распространившиеся по стране за последние две недели, были как глубоко конкретными, так и чрезвычайно амбициозными, отдавая дань уважения одной человеческой жизни и одновременно обвиняя национальную историю.В Миннеаполисе они тоже побывали в городе. Отношения между сотрудниками правоохранительных органов Миннеаполиса и его цветными сообществами, хотя они всегда были чумой, резко ухудшились за пять лет до смерти Флойда. В 2015 году белый офицер застрелил двадцатичетырехлетнего безоружного афроамериканца Джамара Кларка в Северном Миннеаполисе. (Другой офицер на месте происшествия утверждал, что Кларк пытался забрать его пистолет; свидетели сказали, что Кларк уже был в наручниках.) Активисты Black Lives Matter расположились лагерем перед участком в течение восемнадцати дней, в снегу и при низких температурах.Однажды ночью белый мужчина открыл по ним огонь, ранив пятерых. Суд над ним, завершившийся вынесением приговора, показал, что он не раз давал расистские комментарии. Полицейские силой снесли лагерь, изгнав протестующих и арестовав восемь из них; в конце концов, офицеру, убившему Кларка, не было предъявлено никаких обвинений.

Год спустя, в пригороде Сент-Пол, тридцатидвухлетний чернокожий мужчина по имени Филандо Кастилия был застрелен полицейским на остановке движения за сломанный задний фонарь, после того как заявил, что у него был огнестрельное оружие.Подруга Кастилии, Даймонд Рейнольдс, и ее маленькая дочь были в машине. Рейнольдс вел прямую трансляцию сразу после стрельбы на Facebook. На видео Кастилия, который имел лицензию на ношение оружия, сидит за рулем, кровь растекается по его футболке, в то время как Рейнольдс кричит: «Оставайся со мной», а офицер продолжает направлять пистолет в окно. Кастилия умер на пленке; Рейнольдса надели наручники и задержали; Офицер, Херонимо Янез, был обвинен в непредумышленном убийстве, но оправдан.

«Убедитесь, что вы видите, насколько я незначителен.Карикатура Колина Тома

В 2018 году в Северном Миннеаполисе двумя белыми офицерами был убит Турман Блевинс, черный отец троих детей. На телекамеру, которую носил один из них, запечатлел убегающий Блевинс — очевидно, с пистолетом — и крикнул через плечо: «Пожалуйста, не стреляйте в меня! Оставь меня в покое! Оставь меня в покое!» В Блевинса стреляли несколько раз. Окружной прокурор не нашел «оснований для возбуждения уголовного дела против любого из офицеров».

Тридцать восьмая улица Чикаго находится на южной стороне Миннеаполиса.Афроамериканцы были сконцентрированы там и по всему городу, на северной стороне, с тех пор, как в начале двадцатого века жилищные соглашения против чернокожих запретили им покупать дома в других частях города. Последующие инфраструктурные проекты и политика «красной черты» закрепили эту фактическую сегрегацию, отвлекая ресурсы от северной и южной сторон, одновременно увековечивая бедность, не давая афроамериканцам получать ипотечные и коммерческие ссуды. В то же время кварталы, в которых преобладают белые, становятся все более богатыми.Сегодня Миннеаполис фигурирует в списках «лучших мест для жизни», несмотря на то, что его расовые различия считаются одними из худших в стране. Средний годовой доход чернокожих жителей городов-побратимов составляет менее половины дохода белых, и, хотя около семидесяти пяти процентов белых семей владеют своими домами, только около четверти черных семей имеют. Безработица среди чернокожих жителей более чем в два раза выше, чем среди белых.

Многие люди в Миннеаполисе считают, что полицейское управление одновременно отражает и поддерживает это неравенство.В 1999 году был отменен закон, обязывающий офицеров проживать в черте города, что позволило жителям пригородов присоединиться к силам; сейчас большинство офицеров белые, и лишь немногие живут в районах, где они полицейские, или приезжают из них. (Шовен жил в Окдейле, в двадцати милях от того места, где он убил Флойда.) Черное сообщество составляет примерно пятую часть населения города; тем не менее, когда офицеры физически подчиняют людей — например, ударяя их или тазируя их, — в 60% случаев субъекты являются черными. Расследование Американского союза гражданских свобод в 2015 году показало, что чернокожие в Миннеаполисе почти в девять раз чаще, чем белые, были арестованы за мелкие правонарушения, такие как проникновение или употребление наркотиков в общественных местах.В том же году город, наконец, отменил постановления против «прятаться» и «плеваться», которые непропорционально применялись против чернокожих жителей. В 2007 году пять высокопоставленных чернокожих офицеров подали в суд на департамент, утверждая, что это широко распространенный институциональный расизм, включая угрозы смертью, подписанные «KKK», которые были отправлены каждому чернокожему офицеру через почтовую систему департамента. Город урегулировал иск во внесудебном порядке.

Пристрастия сопровождаются культурой безнаказанности. Проведенный агентством Reuters анализ почти десятилетних заявлений о неправомерном поведении офицеров в Миннеаполисе показал, что девяносто процентов из них не привели к каким-либо последствиям.Шовен, против которого было подано не менее семнадцати жалоб, был привлечен к дисциплинарной ответственности только один раз; против другого офицера, причастного к смерти Флойда, То Тао, было подано как минимум шесть жалоб, и ему предъявили иск за жестокое обращение со стороны полиции после того, как он якобы избил чернокожего мужчину в наручниках. (Город заплатил двадцать пять тысяч долларов, чтобы урегулировать дело.) Единственный офицер Миннеаполиса на недавней памяти, приговоренный к тюремному заключению за убийство, — это Мохамед Нур, темнокожий мужчина, который застрелил Жюстин Дамонд, белую женщину.

Городские власти назвали профсоюз полиции Миннеаполиса препятствием для привлечения к ответственности. Президент профсоюза лейтенант Боб Кролл был назван в иске о дискриминации 2007 года, в котором утверждалось, что он был одет в «мотоциклетную куртку с нашитым на ней значком« White Power »». Кролл назвал Black Lives Matter «террористической организацией» и продвигал обучение офицеров «киллологии», а не методам деэскалации. «Я сам участвовал в трех съемках, и ни одна из них меня не беспокоила», — сказал он в апреле.«Может, я другой».

Все, кого я встречал, кто жил недалеко от Тридцать восьмой улицы и Чикаго, рассматривали полицию как инопланетную силу, которая постоянно угрожает и преследует. Распространенным возражением была агрессивность офицеров по умолчанию — их склонность к физическим столкновениям, часто под надуманными предлогами. «Копы написали так много ложных отчетов о людях только потому, что хотели надрать кому-нибудь задницу», — сказал мне один темнокожий житель. «Это чистая ненависть. Иногда даже не сажают в тюрьму.Они приведут вас в переулок и выбьют из вас к черту. Здесь безумие, и людям это надоело ». Другой местный житель, выросший в десяти минутах от перекрестка, сказал, что любое нарушение, даже самое незначительное, может спровоцировать жестокость полиции: «То, как они себя ведут в очень незначительных ситуациях, выходит далеко за рамки того, что необходимо. В какой момент граждане сообщества говорят «достаточно»? »

Одной из людей, слушавших выступление Терренса Флойда, была Симона Хантер, невысокая девятнадцатилетняя девушка с рыжими волосами; она жила в Нортсайде, но с тех пор, как был убит Джордж Флойд, стала постоянным участником Тридцать восьмой улицы и Чикаго.Хантер сказал мне, что печально известное видео инцидента на мобильный телефон наполнило ее гневом и отвращением. «Я чувствовала, что меня вырвет», — сказала она. До этого Хантер ни разу не присутствовал на крупномасштабной акции протеста, но через два дня после смерти Флойда, когда люди собрались у полицейского участка в Третьем участке Миннеаполиса — участке Шовена, — она ​​присоединилась к ним. Здание охраняла шеренга офицеров. Хантер, чей маленький рост может затмить ее драчливость, протолкнулась вперед и яростно упрекнула их.«Что бы вы почувствовали, если бы это было сделано с вашими сыновьями и дочерьми?» она сказала. Один офицер обрызгал ее перцовым баллончиком с близкого расстояния; другой ударил ее по ноге деревянной дубинкой, сбив ее с ног. (Департамент полиции Миннеаполиса не ответил на запросы о комментариях к этой статье.)

На следующий день Хантер проснулась с большим темным синяком на внутренней стороне бедра. Все ее тело горело — «как будто кто-то окунул меня в VapoRub», — но ей не терпелось присоединиться к протестующим.

«Дело не только в Джордже Флойде», — сказала она мне.«Это про все невидимое дерьмо, где у нас нет видео ». Хантер была оторвана от сложной семейной ситуации, когда ей было шесть лет, она разлучена с братьями и сестрами и выросла в приемной семье. Всю свою жизнь она чувствовала себя пораженной невидимой, зловредной системой, и для нее список невидимого дерьма был длинным. Неумолимая процессия встреч с расизмом подтвердила ее положение в мире, который, казалось, был организован против нее. Недавно, по ее словам, полиция остановила и допросила ее и ее друга, тоже чернокожего подростка, за вождение с освежителем воздуха, подвешенным к зеркалу заднего вида, что технически является нарушением безопасности.«Мы привыкли к этому, но не должны», — сказал Хантер.

Примерно в 9:30 стр. . м . В четверг, 28 мая, в ночь после того, как Хантера обстреляли перцовым баллончиком и избили, мэр Миннеаполиса Джейкоб Фрей приказал осажденным офицерам, защищающим Третий участок, эвакуироваться. Позже Фрей объяснил, что хотел «предотвратить рукопашный бой». Офицеры бежали из задней части станции пешком и в колонне автомобилей, в то время как протестующие забрасывали их камнями.Через несколько часов Хантер вернулась в этот район и была ошеломлена тем, что она обнаружила: тысячи хрипящих молодых людей собрались на улице, при этом не было видно правоохранительных органов, и станция была в огне. Дым поднимался с первого этажа, и люди бродили по туманному второму этажу, выбрасывая в окна все, что не закреплено на болтах: документы, папки, телефоны. Загорелось и близлежащее почтовое отделение. Посреди перекрестка загорелся перевернутый почтовый грузовик. Внезапно появился второй почтовый грузовик и врезался в пылающую сталь.Водитель выскочил, и люди аплодировали. Машины раскручивали пончики, мотоциклы выскакивали на колесах, фейерверки и выстрелы подчеркивали хаос; в магазин спиртных напитков взломали, затем сожгли, и в толпе циркулировал алкоголь. Люди в лыжных масках и банданах орудовали молотками и бейсбольными битами.

Позже, когда я спросил Хантер, каково было видеть захват Третьего участка, она ответила: «Как чертова терапия. Это было прекрасно. Казалось, что «наконец-то мы атакуем , а вместо наших собственных людей.Наконец, мы не позволяем им угрожать себе ». Это было похоже на победу. Например, Мы можем сделать это ».

Я прибыл на место вскоре после нее. Атмосфера представляла собой электрическую комбинацию гнева, заставлявшего людей сражаться с полицией, и поразительной эйфории от того, что на самом деле преобладала. Но было и кое-что особенное: некоторые люди, многие из которых были белыми, казалось, получали от зрелища непомерное удовольствие. Белый парень в шортах и ​​наушниках Apple, идущий на велосипеде и потягивающий солодовый ликер, подошел ко мне и невнятным голосом объявил: «Они продолжают давать мне выпивку!» В торговом центре напротив станции грабители всех мастей взломали Target, супермаркет Cub Foods и Dollar Tree.«Мишень» почти опустела; вода из установленных на потолке спринклеров лилась дождем, а быстрый поток выносил мусор на парковку. Из входа вышло несколько подростков с закатанными манжетами брюк и обнаженными манекенами под мышками.

Восстание в Миннеаполисе в контексте

Протестующие в Миннеаполисе у горящего Арби, пятница, 29 мая 2020 г. Изображение: John Minchillo / AP

Правильное понимание городского восстания зависит от нашей способности интерпретировать его не как волну преступности, а как политическое насилие.

Вечером в четверг протестующие в Миннеаполисе захватили здание третьего участка городской полиции и подожгли его. Непосредственной причиной пожара стал разрушительный инцидент государственного насилия с глубокими историческими корнями: в понедельник белый полицейский на несколько минут ударил коленом по шее Джорджа Флойда, чернокожего жителя, пока трое других офицеров удерживали тело Флойда. на улице. В свои последние минуты своей жизни Флойд — безоружный и в наручниках — клялся за свою жизнь и неоднократно сообщал офицеру и толпе прохожих, что он не может дышать.

Может быть нелегко представить себе некоторых из наиболее подверженных чрезмерной политике, маргинализированных и изолированных американцев в качестве политических деятелей.

Жители Миннеаполиса слишком хорошо знакомы с этим типом преждевременной смерти. В последние годы город потрясен стрельбой с участием офицеров и последующими протестами. В 2015 году двое полицейских Миннеаполиса не столкнулись с какими-либо последствиями за стрельбу и убийство двадцатичетырехлетнего чернокожего Джамара Кларка. В 2016 году полиция убила Филандо Кастилии, 32-летнего чернокожего, в соседнем Фалькон-Хайтс, столкновение, которое было зафиксировано в социальных сетях и привлекло внимание всей страны.В конечном итоге присяжные оправдали офицера, убившего Кастилию, но это не значит, что полиция Миннеаполиса полностью стоит над законом. Черный офицер из Миннеаполиса убил сорокалетнюю белую женщину в 2017 году и в настоящее время отбывает двенадцать с половиной лет тюремного заключения.

Тысячи людей вышли на улицы в знак протеста в ночь после смерти Флойда, требуя справедливости для своей жизни. Требуя, чтобы на этот раз задействованные офицеры понесли полную ответственность за свои действия. К среде ни одному из офицеров, причастных к смерти Флойда, не было предъявлено уголовных обвинений.Власти пока отказываются привлекать к ответственности ни одного из четырех мужчин.

жителей Миннеаполиса, в свою очередь, отреагировали на рост количества оставшихся без ответа жалоб и отсутствие конкретных изменений в их непосредственных условиях жизни — проблемы недостаточной защиты, преднамеренной сегрегации и структурной изоляции, которые только усугубились из-за COVID-19, — используя имеющиеся в их распоряжении ресурсы: бросание камней, кирпичей, бутылок и коктейлей Молотова в здания, полицейские участки и полицейские крейсеры; и забирая товары и продукты питания у крупных розничных торговцев, таких как Target и AutoZone, а затем сжигая эти и другие учреждения дотла.В ответ полиция применила слезоточивый газ и резиновые пули в протестующих, и была развернута национальная гвардия. Хотя некоторые протесты в городе остаются мирными и распространились на Мемфис, Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Чикаго, Бирмингем и другие крупные города, Миннеаполис продолжает гореть.

Восстания подобного рода были почти постоянным явлением в Соединенных Штатах на протяжении более пятидесяти лет. В течение месяца после убийства Мартина Лютера Кинга-младшего в более чем 125 городах вспыхнули восстания чернокожих, в результате чего 50 человек погибло и более 15 000 арестовано.В последующие годы (1968–72) по меньшей мере 960 сегрегированных чернокожих сообществ стали свидетелями 2310 отдельных инцидентов, которые журналисты и сотрудники органов государственной безопасности описали как «беспорядки», «восстания», «восстания», «рукопашные схватки», «извержения» и т. Д. или «беспорядки». Как и в сегодняшнем Миннеаполисе, этот тип коллективного насилия почти всегда начинался с контакта между жителями и передовыми представителями государства — полицией — а затем быстро переходил в другие учреждения. Действительно, после убийства Кинга многие чернокожие жители городов по всей территории Соединенных Штатов Америки ответили на процесс криминализации и безответные призывы к большей социально-экономической интеграции, бросая камни и удары кулаками в полицейских, взрывая зажигательные бомбы и грабя местные магазины.

Приняв политику «закона и порядка», Трамп продолжает давнюю традицию управления материальными последствиями социально-экономических проблем за счет усиления полиции, слежки и тюремного заключения.

Хотя этот период беспорядков остается в памяти многих людей того периода, он вряд ли был началом жестокого городского восстания чернокожих американцев. Фактически, города США были охвачены восстанием чернокожих с момента принятия Закона о гражданских правах 1964 года.Федеральные политики и официальные лица обвинили этот более ранний период беспорядков (и причиненный им материальный ущерб на сотни миллионов долларов) в первую очередь на поведение молодых чернокожих мужчин. Они стремились решить это как уголовную проблему, начав войну с преступностью и приняв Закон 1968 года о всеобщем контроле над преступностью и безопасных улицах, который стимулировал усиление местной полиции и наблюдения за черными городскими районами, а также формальное обучение «борьбе с беспорядками». Однако правильное понимание городского восстания эпохи шестидесятых — и подобных ему восстаний сейчас — зависит от нашей способности интерпретировать его не как волну преступности, а как период устойчивого политического насилия.

Можно утверждать, что успех ненасильственного прямого политического действия Кинга, который так часто оценивается экспертами по сравнению с «деструктивными» «беспорядками», зависел от наличия этого прямого политического действия. Как признал Кинг, принудительная сила массового ненасилия частично проистекает из его способности предполагать возможность насильственного сопротивления, если требования не будут выполнены. Следовательно, мы должны стремиться рассматривать насильственные и ненасильственные выражения черного протеста как взаимосвязанные силы, которые сформировали десятилетие.Вдобавок, что, возможно, более сложно, нам следует попытаться понять насильственное восстание в его собственных терминах, как форму прямого политического действия, которое было столь же неотъемлемой частью десятилетия.

Может быть нелегко представить себе некоторых из наиболее подверженных чрезмерной политике, маргинализированных и изолированных американцев в качестве политических деятелей, и это предубеждение повлияло на написание истории. Даже те из нас, кто интересуется формами сопротивления структурному расизму, неохотно воспринимают всерьез политическую природу восстаний чернокожих середины века.Однако это не были ни спонтанные, ни «бессмысленные» извержения. Так же, как и ненасильственные прямые действия, восстание предоставило угнетенным и бесправным возможность выразить коллективную солидарность перед лицом карательных государственных сил, эксплуататорских институтов и кальцинированных «демократических» институтов.

Возрождение наших знаний о насильственном восстании середины века против полиции и государственных сил также имеет важные последствия для того, как мы рассказываем историю роста массовых лишения свободы.Некоторые исследователи подъема карцерального государства, в том числе Майкл Джейвен Фортнер и Джеймс Форман-младший, недавно утверждали, что чернокожие американцы призывали больше полиции на улицах, в школах и в жилищных проектах. Эти отчеты, прямо или косвенно, предполагают, что чернокожие американцы отстаивали политику закона и порядка и поэтому частично виноваты в карательном повороте во внутренней политике. Но история забытых восстаний добавляет еще один динамичный пласт и набор действующих лиц к истории так называемого «молчаливого черного большинства».В той мере, в какой некоторые сегменты черного среднего класса, политические лидеры и духовенство присоединились к призыву «закон и порядок», многие другие — которые не фигурируют в традиционных архивах и многие из которых были слишком молоды, чтобы голосовать — коллективно игнорировали легитимность новых полицейских и карцеральных стратегий.

В дополнение к неспособности прислушаться к голосам афроамериканцев из разных слоев общества и за пределами традиционных архивов, важная часть истории о том, как эти восстания затмели в нашей памяти, носит бюрократический характер.К концу шестидесятых годов Закон о безопасных улицах президента Линдона Джонсона и последующая милитаризация местной полиции фактически подавили любое зарождающееся движение политических восстаний, сделав их предметом местной администрации и умиротворения вместо национального политического кризиса. Закон установил беспрецедентные федеральные инвестиции в размере 330 миллионов долларов в борьбу с преступностью, которые фактически положили начало процессу милитаризации местных полицейских сил, действующих в общинах, которые казались уязвимыми для восстания с использованием излишков оружия из Вьетнама, и обучения их систематическим методам борьбы с беспорядками. скопировано почти точно после 11 сентября.Закон, по сути, создал инфраструктуру и карательный аппарат, чтобы небольшие полицейские управления — особенно в деиндустриализованных городах с критической массой чернокожих жителей — могли самостоятельно справляться с восстаниями до того, как они стали достаточно зрелищными, чтобы привлечь внимание национальных СМИ или активистов.

Ближе к концу своей жизни Кинг заметил, что «социальная справедливость и прогресс являются абсолютными гарантами предотвращения беспорядков».

К сожалению, беспорядки в Миннеаполисе напоминают нам о том, что это наследие все еще в значительной степени с нами.Вместо того, чтобы отвечать на насильственный политический бунт политикой — такой как борьба с массовой безработицей, неэффективностью государственных школ и бесчеловечными жилищными условиями — политики и официальные лица, начиная с войны Ричарда Никсона с преступностью и заканчивая двухпартийной войной с наркотиками и принятием Дональда Трампа «закона и порядка» Политики, последовательно стремились справиться с материальными последствиями социально-экономических проблем (например, упадок городов и злоупотребление наркотиками) с помощью большего количества полиции, большего надзора и, в конечном итоге, большего количества тюремных заключений.Мы, как нация, все еще не можем принять во внимание мудрость, которую Король пророчески предложил в конце своей жизни: только «социальная справедливость и прогресс являются абсолютными гарантами предотвращения беспорядков». Другого ответа нет. Конструктивные социальные изменения принесут определенное спокойствие; уклонения просто вызовут беспорядки ».

Вторя королю, примерно пятьдесят лет спустя, президент NAACP в Миннеаполисе Лесли Рэймонд рассказал репортеру о беспорядках в городе: «Мы знаем, что нам нужны системные реформы и перемены.Так на что это похоже? Необходимо вливать ресурсы в афроамериканское сообщество. . . . Система часто делает это неправильно, и черное сообщество действительно должно принимать решения за столом и получать необходимые ресурсы ». По мере того как беспорядки продолжают разворачиваться, вице-президент городского совета Андреа Дженкинс — первая чернокожая женщина-транссексуал, избранная на государственную должность в Соединенных Штатах, — призвала рассматривать расизм в городе как чрезвычайную ситуацию в области общественного здравоохранения. Пока не будут устранены структурные корни коллективного насилия, как указал Кинг полвека назад и Рэймонд и Дженкинс не присоединятся к тысячам протестующих, призывающих к сегодняшнему дню, нарастание напряженности и недоверия между полицейскими и расово маргинализированными гражданами, которых они призваны защищать, будет сохраняться.Действительно, COVID-19 усугубил другой смертельный вирус, который стал причиной смерти Флойда и веками убивал Соединенные Штаты: расизм.

Сирийская гражданская война | Факты и сроки

Восстание

В январе 2011 г. президент Сирии. Башара аль-Асада спросили в интервью The Wall Street Journal , ожидает ли он, что волна народного протеста, захлестнувшая тогда арабский мир — который уже свергнул авторитарных правителей Туниса и Египта — достигнет Сирии.Асад признал, что для многих сирийцев были экономические трудности и что продвижение к политической реформе было медленным и остановившимся, но он был уверен, что Сирия будет пощажена, потому что позиция его администрации в отношении сопротивления Соединенным Штатам и Израилю совпадает с убеждениями Сирийский народ, в то время как лидеры, которые уже пали, проводили прозападную внешнюю политику вопреки чувствам своего народа.

Начало протестов против режима, начавшееся всего через несколько недель после интервью, ясно показало, что положение Асада было гораздо более опасным, чем он хотел признать.На самом деле целый ряд давних политических и экономических проблем толкал страну к нестабильности. Когда Асад сменил своего отца в 2000 году, он пришел к власти с репутацией модернизатора и реформатора. Однако надежды, порожденные президентством Асада, в основном не оправдались. В политике кратковременный поворот в сторону более широкого участия был быстро отменен, и Асад возродил авторитарную тактику администрации своего покойного отца, включая повсеместную цензуру и слежку, а также жестокое насилие против предполагаемых противников режима.Асад также курировал значительную либерализацию сирийской экономики, в которой доминирует государство, но эти изменения в основном служили для обогащения сети клановых капиталистов, связанных с режимом. Таким образом, накануне восстания сирийское общество оставалось крайне репрессивным, со все более заметным неравенством в богатстве и привилегиях.

Экологический кризис также сыграл роль в восстании в Сирии. В период с 2006 по 2010 год Сирия пережила самую сильную засуху в современной истории страны. Сотни тысяч фермерских семей оказались в нищете, что вызвало массовую миграцию сельских жителей в городские трущобы.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Именно в обнищавшей засухе сельской провинции Дарна на юге Сирии в марте 2011 года произошли первые крупные протесты. Власти арестовали и подвергли пыткам группу детей за то, что они написали антирежимные граффити; Возмущенные местные жители вышли на улицы, чтобы продемонстрировать политические и экономические реформы. Силы безопасности ответили жестко, проводя массовые аресты, а иногда и стреляя по демонстрантам.Жестокость реакции режима добавила заметности и импульса протестующим

. С самого начала восстание и реакция режима имели сектантский характер. Многие из протестующих принадлежали к суннитскому большинству страны, в то время как правящая семья Асада была членами «алавитского меньшинства» страны. «Алавиты также доминировали в силах безопасности и нерегулярных вооруженных формированиях, которые применяли одни из самых жестоких актов насилия против протестующих и предполагаемых противников режима. Впрочем, сектантские разделения изначально были не такими жесткими, как иногда предполагают; политическая и экономическая элита, связанная с режимом, включала членов всех конфессиональных групп Сирии, а не только «алавитов», в то время как многие «алавиты» из среднего и рабочего класса не особо выигрывали от принадлежности к тому же сообществу, что и семья Асада, и, возможно, разделяли их некоторые из социально-экономических недовольств протестующих.

Однако по мере развития конфликта межрелигиозные разногласия усиливались. В своих публичных заявлениях Асад стремился изобразить оппозицию как суннитских исламских экстремистов по образцу «Аль-Каиды» и как участников заговора за границей против Сирии. Режим также разрабатывал пропаганду, разжигающую опасения меньшинств, что преимущественно суннитская оппозиция осуществит жестокие репрессалии против несуннитских общин.

По мере того, как протесты становились все сильнее и сильнее, режим ответил более мощной силой.В некоторых случаях это означало окружение танками, артиллерией и боевыми вертолетами городов или кварталов, ставших центрами протеста, таких как Банияс или Хомс, и отключение инженерных сетей и коммуникаций. В ответ некоторые группы протестующих начали ополчаться против сил безопасности. В июне сирийские войска и танки вошли в северный город Джиср аль-Шугур, отправив поток тысяч беженцев, бежавших в Турцию.

К лету 2011 года региональные соседи Сирии и мировые державы начали раскалываться на сторонники и антиасадовские лагеря.Соединенные Штаты и Европейский союз все более критически относились к Асаду по мере того, как его репрессии продолжались, а президент США. Барак Обама и несколько глав европейских государств призвали его уйти в отставку в августе 2011 года. Во второй половине 2011 года сформировался антиасадовский блок, состоящий из Катара, Турции и Саудовской Аравии. США, ЕС и арабские страны Вскоре Лига ввела санкции против высокопоставленных членов режима Асада.

Тем временем давние союзники Сирии Иран и Россия продолжали оказывать поддержку.Первым признаком международных разногласий и соперничества, которые могут продлить конфликт, стал октябрь 2011 года, когда Россия и Китай применили первое из нескольких вето, блокирующих резолюцию Совета Безопасности ООН, которая осудила бы репрессивные меры Асада.

Восстание спартаковцев в Берлине

Побежденная в Первой мировой войне, униженная, отчаянно нуждающаяся в продовольствии и охваченная эпидемией гриппа, охватившей Европу, Германия находилась в критическом состоянии. Кайзер отрекся от престола, и 8 ноября 1918 года социалистическая республика была провозглашена в Берлине умеренным лидером социал-демократов Фридрихом Эбертом, который признался другу, что «ненавидит это как грех», но приступил к формированию правительства.Тем временем в Киле произошел военно-морской мятеж, и порты Балтийского и Северного морей подпадали под контроль советов моряков, солдат и рабочих по русскому образцу.

Ситуация пришлась по душе марксистским лидерам Карлу Либкнехту и Розе Люксембург, которые считали, что революция в России неизбежно распространится на Германию и всю Европу. Либкнехт, чьей целью было стать немецким Лениным, был левым юристом, который в 1914 году был единственным членом рейхстага, проголосовавшим против участия Германии в войне.В конце того же года вместе с Розой Люксембург и другими он основал то, что стало Спартаковской лигой, названной в честь гладиатора Спартака, лидера восстания рабов, которое угрожало римскому правительству в первом веке до нашей эры. Брошюры группы были быстро объявлены незаконными, и Либкнехта отправили на восточный фронт, где он отказался сражаться и проводил время, закапывая мертвых солдат. Вскоре ему разрешили вернуться в Берлин, где он был приговорен к тюремному заключению за государственную измену после спартаковской демонстрации в городе в 1916 году.

Роза Люксембург, дочь польской еврейской семьи, была активна в польской левой политике с подросткового возраста, но большую часть своей взрослой жизни провела в Германии, где ее несколько раз заключали в тюрьму за то, что она выступала против войны и выступала за всеобщую забастовку. В спартаковских публикациях она называла себя Юнием в честь Луция Юния Брута, основателя Римской республики около 500 г. до н.э. Как и Либкнехт, она была отправлена ​​в тюрьму за измену в 1916 году. Она не разделяла его одобрения большевиков, но призывала к диктатуре пролетариата.Она и Либкнехт были освобождены из тюрьмы в 1918 году и основали газету Red Flag (Rote Fahne). В конце года конференция Союза спартаковцев, социалисты и коммунисты основали Коммунистическую партию Германии во главе с Либкнехтом и Люксембург.

За этим почти сразу же последовало восстание в Берлине против режима Эберта при поддержке Советской России. Люксембург первоначально выступала против этого, но присоединилась к нему после того, как оно началось, и оно было поддержано Красным флагом.Начальник берлинской полиции, сторонник радикалов, которого только что уволили, поставлял оружие протестующим, которые возводили баррикады на улицах и захватывали офисы антиспартаковской социалистической газеты. Призывы к всеобщей забастовке привели к центру города тысячи демонстрантов, но Революционный комитет, который должен был возглавить восстание, не мог договориться, что делать дальше. Некоторые хотели продолжить вооруженное восстание, другие начали переговоры с Эбертом.Попытки привлечь к восстанию армейские полки в Берлине не увенчались успехом.

К 11 января Либкнехт и Люксембург потеряли всякий контроль над событиями, и Либкнехт мог только фаталистически сказать: «В конечном итоге следует принять историю по мере ее развития». Попытка левой революции была подавлена ​​силой по приказу Эберта. армия и добровольческие отряды Freikorps, которые были сформированы из солдат, вернувшихся домой с войны, и которые армия потихоньку тренировала. Вооруженные артиллерией, пулеметами и гранатами, они вернули штаб полиции, военное министерство и другие здания, захваченные революционерами, и расстреляли сотни демонстрантов, в том числе многие сдались.Правительство в кратчайшие сроки распустило рабочие и солдатские советы. Результат показал, что не было никакой широкой поддержки коммунизма, на который опирались повстанцы, и выборы 19 января стали триумфом для Эберта и созданием демократической конституции для новой Веймарской республики.

Тем временем 15 января отряд Frei-korps захватил Либкнехта и Люксембург в доме, где их прятали друзья. Их отвезли в отель «Эдем», где череп Люксембург был пробит прикладом автомата.Впоследствии ее застрелили, а ее тело бросили в канал Ландвер. «Старая шлюха сейчас плавает», — сказал один солдат.

Либкнехт также был застрелен, а его труп доставлен в морг. Официальная версия их смерти заключалась в том, что Либкнехт был застрелен при попытке к бегству, а «Красная Роза» была атакована толпой. Тело Люксембург было обнаружено четыре месяца спустя, и она и Либкнехт были похоронены на кладбище Фридрихсфельде в Берлине. Солдат Freikorps по имени Отто Рунге был приговорен в мае к двум годам тюремного заключения за убийство Люксембург.Впоследствии нацисты присудили ему компенсацию.

Когда социалистическая революция пришла в Оклахому и была разгромлена | История

68-летний Тед Эберли, солидный грубоватый мужчина в холщовой жилете и камуфляжной кепке, едет по гравийным проселочным дорогам юго-востока Оклахомы в пикапе, пахнущем оленьим мясом.Говоря резким протяжным голосом, он рассказывает историю за историей об этом районе — убийства — повторяющаяся тема, — пока мы с грохотом прыгаем по невысоким лесистым холмам, изолированным фермам и зарослям, полным диких свиней.

«Графство Семинол было убежищем для преступников, когда оно было индейской территорией, и до сих пор есть места, куда нельзя пойти без приглашения», — говорит Эберле, бывший комиссар графства.

Графство Семинол было также центром последнего вооруженного и организованного восстания против U.Правительство С. Это драматическое, донкихотское восстание обедневших фермеров-арендаторов — в основном белых, но в том числе афроамериканцев и коренных американцев — попало на первые полосы газет по всей стране летом 1917 года, но теперь почти забыто, даже там, где оно имело место.

«Большинство людей здесь никогда не слышали о восстании зеленой кукурузы», — говорит Эберли. «Или это может где-то звонить в колокольчик, но они не могут сказать вам, что произошло. Черт, у меня было два дяди, которые попали в тюрьму за это, и я даже не знаю, как они в это замешались.”

Эберле, однако, знает географию восстания и ведет меня в ключевые места, начиная со скалистого, поросшего кустарником холма на Малой реке. «Это то, что они называют Спирс-Маунтин», — говорит он.

Тед Эберли считает, что двое его дядей-мятежников были обмануты. «Они думали, что могут свергнуть правительство и избежать призыва, но этого не произошло». Тревор Полхус

В начале августа 1917 года несколько сотен повстанцев собрались здесь, у фермы Джона Спирса, поднявшего красный флаг социалистической революции.Социалисты примерно так же обычны, как сатанисты в сельской Оклахоме сегодня, и рассматриваются во многом в том же свете, но в начале 20-го века бедные фермеры стекались к антикапиталистическим убеждениям. Большинство людей на Спирс-Маунтин и в других местах скопления повстанцев были членами Союза рабочего класса (WCU), секретной социалистической организации, поклявшейся уничтожить капитализм, а также сопротивляться военному призыву в Первой мировой войне. разгромить силы правопорядка в Оклахоме, а затем отправиться в Вашингтон, округ Колумбия.C., где они остановят войну, свергнут правительство и осуществят социалистическое содружество. Лидеры повстанцев заверили своих сторонников, что два миллиона рабочих поднимутся вместе с ними, образуя непреодолимую армию. Во время долгого перехода на восток они кормились зеленой (еще не созревшей) кукурузой, собранной с полей. Отсюда и название восстания.

Эберле теперь едет на холм с видом на мелкую песчаную реку Южной Канады. «Дядя Данни взорвал там железнодорожный мост или сжег его, я слышал это в обоих случаях», — говорит он.«Его звали Энтони Эберли. Другим дядей был Альберт Эберли. Мы звали его Чаззи. Он попал в тюрьму за то, что кого-то подвесили на веревке с его инициалами. По крайней мере, такую ​​историю я слышал всегда.

На горе Спирс финальное, напряженное противостояние между отрядом шерифа и сотнями жестко говорящих социалистов закончилось неудачей: повстанцы бежали или сдались. Тревор Полхус

Данни и Чаззи не будут говорить с Тедом о восстании после того, как выйдут из тюрьмы, как и отец Теда.Но другие говорили, что Данни и Чаззи «подкрепили» жестокими угрозами со стороны нескольких сторонних агитаторов. Тед хочет в это поверить, но сомневается, что это правда.

«У них были острые как бритва ножи, они были быстрыми и подлыми», — говорит он. «Дядя Данни убил человека в Арканзасе, отсидел десять лет в тюрьме и приехал сюда, когда территория все еще была вне закона. Трудно представить, чтобы кто-то заставлял Данни или Чаззи делать то, чего он не хотел делать.

Повстанцы взорвали мост через реку Южный Канад недалеко от Сасаквы, но без особого эффекта.«Пожар был потушен, и движение транспорта возобновилось сегодня вечером», — говорится в одном из отчетов. Тревор Полхус

Поразительно, что это жестокое социалистическое восстание против правительства США — единственное в своем роде — в значительной степени стерто из коллективной памяти. Несмотря на свою неудачу, она разрушает давние аргументы в пользу «американской исключительности», как ее назвал Алексис де Токвиль, — представления о том, что Соединенные Штаты обладают уникальной иммунитетом к радикальным классовым восстаниям. Но что больше всего поражает в Восстании Зеленой кукурузы, так это амбиции этих полуголодных сельских фермеров, сочетание смелости и заблуждения, которое побудило их взяться за правительство и капиталистическую экономическую систему.Вооруженные винчестерами, дробовиками и беличьими ружьями, верхом на лошадях и мулах или пешими прогулками, они были уверены в победе.

* * *

Многих, кто сегодня называет себя социалистами, включая членов Конгресса, может удивить тот факт, что центром американского социализма когда-то была сельская Оклахома. В 1915 году в Оклахоме было больше зарегистрированных членов Социалистической партии, чем в Нью-Йорке, где было в семь раз больше населения и были гораздо более сильные традиции левой политики.Социалисты Оклахомы создали движение по всему штату, но завоевали большинство новообращенных в юго-восточных графствах, где небольшая элита преимущественно белых землевладельцев создала хлопковые вотчины на старой индийской территории. Они сдали в аренду большую часть своей земли фермерам-арендаторам, черным и белым, которые мигрировали в Оклахому из Техаса, Арканзаса и Дальнего Юга, мечтая о новых возможностях.

Вид на ферму сквозь деревья, сделанный с железнодорожных путей за пределами Сасаквы, штат Оклахома.Тревор Полхус

Одной из причин процветания социализма здесь была ужасающая эксплуатация фермеров-арендаторов. Помимо того, что они арендовали стеллажи с оплатой аренды хлопком и кукурузой, банки и торговцы взимали с них возмутительные проценты за кредит, необходимый им для выращивания нового урожая. Двадцать процентов были базовым уровнем, 200 процентов — обычным явлением, а самые высокие комбинированные ставки достигли 2000 процентов. Покупатели предлагали низкие цены на хлопок, и фермерам-арендаторам не оставалось ничего другого, как продать и заложить урожай следующего года, чтобы продолжить производство.К этому бремени добавлялись плохая почва и периодические разрушения, вызванные чумной коробочкой долгоносика. Независимо от того, насколько усердно они работали и насколько бережливыми они ни были, фермеры-арендаторы оказались в ловушке вечных долгов и крайней нищеты.

Слева направо: забор, покрытый шипами, недалеко от Сасаквы, Оклахома, и утреннее солнце, сияющее на поле в округе Семинол, Оклахома. Тревор Полхус

В 1907 году уроженец Германии социалистический организатор и редактор Оскар Амерингер встретил этих оборванных, истощенных мужчин и женщин.Он организовывал докеров в Новом Орлеане, когда согласился приехать в Оклахому и распространять зарождающееся социалистическое движение. В юго-восточных хлопковых округах он обнаружил «человечество на самом низком уровне деградации». Фермеры-арендаторы жили в грубых лачугах, кишащих клопами и другими паразитами. Они страдали от недоедания и трудились на полях по 18 часов в день. Хотя Американская социалистическая партия, следуя марксистской ортодоксии, презирала фермеров как мелких капиталистов и утверждала, что сельское хозяйство следует коллективизировать, Амерингер и другие социалистические лидеры в Оклахоме рассматривали «сельскохозяйственных рабочих» как членов рабочего класса и утверждали, что любой, кто обрабатывает землю имеет право владеть землей.Это была марксистская ересь, но она покорила десятки тысяч мелких фермеров, обремененных долгами.

Организаторы Социалистической партии, которые обычно избегают религии, эксплуатируют евангелическое христианство в сельской местности Оклахомы. Они изображали Иисуса Христа как социалистического героя — плотника, который выбросил меновщиков из храма и сказал, что верблюду легче пройти сквозь игольное ушко, чем богачу попасть на небеса. Евангелие социализма распространилось по Оклахоме на еженедельных собраниях летних лагерей, которые привлекали тысячи людей и имели атмосферу пробуждения святости.Религиозным песням были приданы социалистические тексты. «Вперед, христианские солдаты», например, превратились в «Вперед, Друзья свободы» и начали «Труженики нации, мыслители того времени …». Ораторы рассказывали о пороках капитализма, о великом звере, логовом которого была Стена. Улица и скорое появление на земле рая под названием Кооперативное Содружество, в котором каждому будет достаточно, чтобы чувствовать себя комфортно и счастливо. Здесь, наконец, им объяснили деградацию фермеров-арендаторов — причиной была система, а не их собственные недостатки.

В отчете за 1922 год говорится, что фермеры-арендаторы в графстве Семинол часто терпят неудачу, потому что ставки по долгу «составляли от 18 до 60 процентов». Тревор Полхус

Этот неортодоксальный вид социализма завоевал поддержку в Техасе, Арканзасе, Луизиане и Канзасе, но сильнее всего он проявил себя в Оклахоме. В 1914 году штат Сонер избрал 175 кандидатов-социалистов на должности в графствах и поселках, в том числе шесть в законодательный орган штата, что вызвало тревогу у политического истеблишмента. Между 1915 и 1917 годами недавно основанный Союз рабочего класса завербовал тысячи разъяренных, разочарованных мужчин на юго-востоке Оклахомы, возможно, целых 20 тысяч.Их деятельность варьировалась от законных забастовок, бойкотов и судебных исков до ночных поездок, ограблений банков, поджогов сараев и взрыва сельскохозяйственного оборудования.

Ничто не помогло WCU больше, чем решение президента Вудро Вильсона в апреле 1917 года вовлечь Соединенные Штаты в Первую мировую войну. Это означало, что молодые люди будут сражаться и умирать в Европе, не помогая своим семьям собирать урожай. Под харизматическим руководством Его Высочества «Руби» Мансона, своенравного сына преуспевающего фармацевта из Канзаса, и его завораживающего лейтенанта Гомера Спенса WCU окреп, пообещав приютить уклонистов.Фермеры и социалисты Оклахомы называли Вудро Вильсона «большим хитрым» и осуждали дело союзников как «войну богатых, борьбу бедняков».

* * *

Никто не знает о Восстании Зеленой кукурузы больше, чем Найджел Селларс, историк из Университета Кристофера Ньюпорта в Ньюпорт-Ньюсе, Вирджиния, который обнаружил золотую жилу в архиве «Старых немецких файлов» Бюро расследований, предшественника ФБР. Файлы, хранящиеся на микрофильмах в Национальном архиве, содержат записи бюро об антивоенной деятельности с 1915 по 1920 год.«Я нашел письменные показания, отчеты федеральных агентов и интервью с участниками», — сказал мне Селларс по электронной почте. Он предложил мне посмотреть самому.

Литл-Ривер проходит через округ Семинол, штат Оклахома. Тревор Полхус

Именно в отделении Национального архива в Колледж-Парке, штат Мэриленд, я узнал правду о таинственных дядях Теда Эберли, Энтони и Альберте Эберли. Отнюдь не «поддержанные», они были среди лидеров местного WCU и призывного сопротивления.Вот почему дядя Чаззи попал в тюрьму; нет никаких записей о повешении кого-либо во время восстания. У братьев Эберле был динамит для взрыва железнодорожных мостов и стрихнин, чтобы отравить пищу и воду, которые жены мятежников предлагали расследователям закона. Они также угрожали людям присоединиться к восстанию. Дядя Данни, в момент, который запечатлел атавистический пограничный стиль восстания, нацелил две винтовки Винчестера на молодого, колеблющегося новобранца и сказал: «Черт возьми, садись на эту лошадь и поехали.”

Свитки микрофильмов показывают, что WCU, несмотря на его клятву секретности, политику убийств для доносчиков и систему секретных паролей, было тщательно проверено федеральными агентами и информаторами под прикрытием. Один агент пил и играл в карты в течение десяти часов с лидерами WCU в салуне под названием «Мать МакКиверс» в Дьюаре, штат Оклахома, когда они замышляли взорвать газопроводы, ведущие к плавильным заводам на местной шахте. По их словам, саботаж запустит кампанию «грязной работы», столь разрушительной, что «большие кости» или богатые капиталисты будут прятаться в своих подвалах, когда увидят вывеску WCU.Это были не только разговоры в баре. Вскоре после этого взрывы разрушили газопроводы и гидроузлы возле Дьюара, и члены WCU были арестованы за преступления.

25 мая спецагент М.Л. Катлер сообщил, что члены WCU в округе Хьюз, штат Оклахома, набирали людей в больших количествах и покупали оружие и боеприпасы «с намерением бороться с призывом на военную службу». В графстве Семинол «после продолжительного допроса» член WCU из числа коренных американцев по имени Отти Тайгер раскрыл планы убийства местных призывников.

Гомер Спенс был в округе Семинол 8 июня и разговаривал с местным жителем Дружбы WCU. По его словам, если они позволят призывным офицерам осмотреть себя, они «никогда больше не увидят Салли и ребенка». Он изложил некоторые тактики для первой фазы восстания: отравить колодцы, сражаться из подлеска, отбирать оружие у мертвых солдат дяди Сэма, взрывать здания, принадлежащие «Сликам», разрушать железные дороги, грабить все возможное, нести это. домой в вагонах и спрячьте.Тогда будьте готовы к походу в Вашингтон.

Спенс предупредил участников, что он «суб-кот», и спросил, знают ли они, что это означает. Они сказали нет. Он сказал, что это «ангел смерти с повязкой на глазах, который явится им во сне». Согласно письменным показаниям У. Хублера, «это почти напугало мальчиков до смерти, они не знали, что делать».

Местный житель Дружбы возглавляли Джим Дэнли, жилистый 35-летний мужчина с песочным цветом лица, и братья Эберли. Дэнли был переполнен революционным рвением.Он сказал «мальчикам», что восстание будет не только общенациональным, но и глобальным, и что они раз и навсегда обрушатся на класс капиталистов. Тем временем братья Эберле вербовали своих родственников в WCU, убеждали людей не регистрироваться на военную службу и прятали боеприпасы, стрихнин и динамит.

Алонзо «Лонни» Спирс, сын Джона Мередит Спирс, был среди 28 повстанцев, отбывших срок в федеральной тюрьме Ливенворт в Канзасе.Предоставлено Лейтой Спирс Лидер повстанцев Джон Мередит Спирс был среди 28 повстанцев, отбывших срок в федеральной тюрьме Ливенворт в Канзасе. Предоставлено Шэрон Дин 4 августа 1917 года местные газеты трубили о предупреждении шерифа Роберта Дункана революционерам, выступающим против призыва: «Они либо сдадутся, либо мы будем стрелять на поражение.» Newspaper.com Первая фотография, показывающая проект восстания на юго-востоке Оклахомы, напечатанная 14 августа 1917 года в газете San Bernardino News . Newspaper.com 20 июля 1917 года военный секретарь Ньютон Д.Бейкер с завязанными глазами тянет первый номер лотереи, чтобы определить, кто будет призван в американские войска во время Первой мировой войны. Национальный архив США

Ночью 2 августа местный житель Дружбы и местный житель Фрэнсис встретились на отмели реки Южный Канад. Встреча была прервана, когда на муле подъехал «капитан» Билл Бенефилд, глава местного «Одинокого голубя».Согласно отчету историка Джеймса Р. Грина в книге « Grass-Roots Socialism », он был одет в красный пояс с саблей на талии. Он объявил, что некоторые из его членов устроили засаду и убили шерифа Фрэнка Гралла и его заместителя Уилла Кросса, и что восстание уже началось. (Фактически, Гралл был только задет, а Кросс пережил рану на шее.)

Некоторые люди на отмели закинули шляпы в воздух и закричали. Другие испугались и хотели уйти, но Джим Дэнли схватил свой дробовик, братья Эберли выровняли свои винчестеры, а Бенефилд вытащил пистолет.«Первый сукин сын, который уезжает отсюда, — якобы сказал Дэнли, — мы оставим его здесь».

Потом они разошлись группами и приступили к осуществлению своих планов. Они перерезали телефонные и телеграфные линии, подожгли железнодорожные мосты и эстакады. Одна группа попыталась — но безуспешно — взорвать нефтепровод. Утром 3 августа они собрались на горе Спирс (также известной как Спирс-Ридж), около 400 человек. Жарили много кукурузы и украденную телку.Затем они ждали прибытия войск дяди Сэма или сигнала, чтобы начать марш на Вашингтон.

Новости о восстании распространились быстро, частично из-за бегущих призывников, и близлежащие города были в панике. «Царство террора» и «Горит весь регион», — провозгласила одна газета. Белые граждане были особенно встревожены, узнав, что среди восставших были чернокожие и индейцы. В городе Конава женщины ночевали на кукурузном поле, а мужчины лежали на крышах магазинов с винтовками.Шерифы не теряли времени зря. В течение 24 часов у них была 1000 вооруженных людей, которые охраняли города или охотились на повстанцев.

На горе Спирс около 15:00 повстанцы увидели приближающийся отряд. Бенефилд насчитал на расстоянии 30-40 человек и заявил, что убить их всех будет легкой работой. Однако по мере того, как отряд приближался, лидеры повстанцев покидали храбрость. «Сначала Дэнли и Бенефилд приказали« драться как в аду », но прежде, чем было выпущено хоть одно ружье, они приказали« бежать, как в аду »», — говорится в письменных показаниях Ли Адамса, 22-летнего участника «Дружбы». местный.Подавляющее большинство повстанцев бежало через холмы в поисках дома или укрылось на дне рек.

Осталась одна группа, чтобы вступить в бой. Но, ожидая федеральных войск, вместо этого они увидели знакомые лица своих соседей по отряду. Как позже объяснил Уолтер Стронг: «Мы не могли хладнокровно пристрелить их. Так же и мы относились к немцам … Мы вообще не ссорились с ними ». Поэтому они бросили оружие и сдались.

Из всех восстаний в истории Америки очень немногие были столь же амбициозными, как Восстание Зеленой кукурузы, и его следует расценивать как катастрофический провал.Власти использовали восстание как предлог, чтобы арестовать ни в чем не повинных социалистов по всей Оклахоме и навсегда уничтожить социалистическое движение в штате, приравняв его к измене и насильственной анархии. Власти штатов и местные власти установили крайне репрессивный, гиперпатриотический режим, при котором граждан заключали в тюрьмы за неуплату военных облигаций, линчевали и убивали за высказывания антивоенных настроений. Найджел Селларс резюмирует восстание как «единственное явно социалистическое восстание в американской истории и единственное, которое отражает другие революции 1917 года.«Как гордо заявили газеты и политики Оклахомы, марксистская революция могла и победить в том году в России, но в Рано-государстве она ни к чему не привела.

* * *

Виктор Уокер, 75 лет, гениальный менеджер по продажам на пенсии в маленьком городке Конава. Его дед, Уильям Уоллес Уолкер, был одним из лидеров восстания. Доказательством этого был документ, обнаруженный местным журналистом Исторического общества Оклахомы. «В моей семье об этом никогда не говорили», — говорит Виктор.«Моя сестра знала, что дедушка попал в тюрьму, но она думала, что он украл лошадь. Мне пришлось сказать ей: «Нет, он пытался свергнуть правительство США». Она сказала: « Что? ‘Она никогда не слышала о восстании зеленой кукурузы.

Слева направо: старые уличные знаки стоят в поле, а солнце садится над деревьями и лугами в Сасакве, штат Оклахома. Тревор Полхус

Виктор, младший ребенок, узнал о восстании от своего отца Рекса, который наконец нарушил свое молчание к концу своей жизни и рассказал несколько историй о последствиях восстания.Власти и законники прочесывали сельскую местность во время крупнейшей охоты в Оклахоме. Трое повстанцев были убиты в результате перестрелки, а невиновный школьный учитель был застрелен, когда пытался проехать через блокпост. Уильям Уоллес Уокер все еще скрывался, а молодой Рекс разносил ему еду.

«Однажды в дом пришли полицейские и обернули бревенчатую цепь вокруг шеи моего отца, — говорит Виктор. «Ему было 15 или 16 лет, он был еще мальчиком. Они сказали ему: «Мы собираемся повесить твою задницу на дереве, если ты не скажешь нам, где прячется этот сукин сын.«Мой отец не сказал им ни черта, что было типично для него и его братьев. Дедушка вырастил пять или шесть самых подлых мальчиков, которые когда-либо гуляли по этому округу ».

Несколько раз Рекс просыпался посреди ночи и обнаруживал в доме полицейских, держащих керосиновые фонари и обыскивающих единственную комнату, в которой спала семья, чтобы узнать, пробрался ли беглец домой. В конце концов, Уильям Уоллес Уокер сдался; он служил год и один день в федеральной тюрьме в Форт-Ливенворте.«После этого он прожил еще десять лет, но никогда не был прежним», — сказал Виктор. «Он вышел сломленным, морально и физически, и потерял свою ферму, пока находился в тюрьме».

В ходе розыска правоохранительные органы арестовали 458 человек, в том числе многих членов Социалистической партии, не имевших никакого отношения к восстанию. По меньшей мере 16 разыскиваемых мужчин так и не были схвачены, в том числе один из членов WCU, который застрелил шерифа и его заместителя возле Одинокого голубя. Некоторые газеты и политики призывали к линчеванию арестованных, и первоначально У.Прокурор С. заявил, что их измена повлекла за собой смертную казнь. Но две трети из них были освобождены за отсутствием улик, и власти признали, что большинство повстанцев были обмануты или принуждены к участию. Восемьдесят шесть человек, все из которых признали себя виновными, были приговорены к тюремному заключению на срок от одного до десяти лет. Руби Мансон и Спенс получили самые длительные сроки и служили в тяжелых условиях в Форт-Ливенворте.

Полевые цветы растут на поле в округе Семинол, штат Оклахома. Тревор Полхус

Когда бывшие повстанцы Зеленой кукурузы были освобождены, многим пришлось уехать, потому что домовладельцы отказались сдавать им аренду.Остальные держали головы опущенными и закрывали рты. «Капитан» Билл Бенефилд был настолько измучен сожалением и угрызениями совести по поводу восстания, что покончил жизнь самоубийством. Дядя Теда Эберли Данни, если кто-нибудь спросит, сказал, что с радостью сражался бы за дядю Сэма, если бы ему представился еще один шанс. Социалистическая партия Оклахомы распалась в 1918 году.

* * *

В ухоженном районе в пригороде Оклахома-Сити живет учтивый восьмидесятилетний курильщик сигарет по имени Пол Гейнс. В его семейной истории есть горькая сноска к восстанию зеленой кукурузы.В первый день 1920 года, почти через полтора года после подавления восстания, его дед Том Рэгланд, служивший в призывной комиссии графства, проезжал через графство Семинол. Пятеро мужчин, прятавшихся у водопропускной трубы, сбили его с лошади из дробовиков. Его тело было найдено с прикрепленной к груди машинописной запиской, в которой говорилось: «Никогда больше он не будет отправлять людей на войну».

Пол Гейнс в «Эдмонде» вспоминает убийство своего деда Тома Рагланда. «Они узнали, когда его лошадь вернулась домой без него.Это была верная лошадь. Его звали Баттон. Тревор Полхус

«Моя бабушка установила надгробие на том месте, где было найдено его тело, но семья беспокоилась, что оно может быть украдено или подвергнуто вандализму, поэтому теперь оно у меня здесь», — говорит Гейнс. «Я был бы счастлив показать это вам».

Он ведет меня через лужайку к складскому помещению, открывает замок, отодвигает дверь и указывает на плиту из серого камня с надписью: «Том Рэгланд. Погиб здесь 1 января 1920 года.Под ним камень поврежден, но вы все еще можете увидеть большую часть зловещего послания, которое жена Рэглана оставила там его убийцам: «Приготовьтесь к встрече с вашим Богом».

Люди, убившие Тома Рэгланда, члена местной призывной комиссии, так и не были привлечены к ответственности. Мятежники выступали против того, что они называли «войной богатых», но «борьбой бедняков». Тревор Полхус

«Я думаю, будет справедливо сказать, что мой дед стал последней жертвой восстания зеленой кукурузы», — говорит Гейнс, закрывая свой сарай.«И его убийцам это сошло с рук. Дело так и не было раскрыто ».

сельское хозяйство Экономика Правительство Лидеры движения Секреты американской истории Социализм .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.