Вольтера портрет: Портрет Вольтера

Содержание

Портрет Вольтера

Десятого февраля 1778 года после двадцатилетнего изгнания Франсуа-Мари Вольтер въезжал в Париж. Были сумерки, и таможенный досмотрщик, велев принести фонарь, спросил, как обычно у приезжих, имеют ли они с собой какие-либо контрабандные товары. Фонарь горел тускло, но в его свете было заметно, как приезжие с почтением повернулись к старику, сидевшему в карете. Его худое лицо показалось таможеннику чем-то знакомым.

— Честное слово, господа, контрабандный товар здесь только я, — сказал старик. Его глаза лукаво сверкнули. Таможенник всмотрелся и вдруг узнал Вольтера. Изумленно взглянув еще раз на это живое чудо, он велел скорее поднимать шлагбаум и склонился в почтительном поклоне.

Теперь во Франции стало два короля: Людовик XVI в Версале и Вольтер в Париже. Первый был не прочь избавиться от второго. Узнав о его возвращении, Людовик прежде всего справился у начальника полиции, сохранился ли приказ о высылке Вольтера из Парижа. Но хотя перевернули все дела, приказа не нашли, и решено было пока оставить философа в покое.

С раннего утра возле особняка на набережной Театинцев, где остановился Вольтер, толпились сотни людей. Всякое появление его встречалось бурей приветствий. Стояли очереди желавших нанести ему визит. Это продолжалось изо дня в день. Друзья Вольтера хотели, чтобы скульптор Гудон сделал его портрет. Но Гудон медлил: у него не выходили из головы строки письма, которое показывала ему мадам Неккер, состоявшая в давней переписке с Вольтером.

«Мне семьдесят шесть лет, — писал Вольтер. — Говорят, что господин Пигаль должен приехать, чтобы лепить мое лицо, но, мадам, нужно, чтобы у “меня это лицо имелось; с трудом можно угадать, где оно находится. Глаза мои ввалились на глубину трех дюймов, щеки мои похожи на ветхий пергамент, плохо приклеенный к костям, которые вообще ни к чему не прикреплены. Немногие зубы, которыми я обладал, исчезли. То, что я говорю Вам, не кокетничанье, это чистейшая правда. Никто никогда не лепил статую с человека в таком состоянии».

Это было восемь лет назад, и теперь Вольтер вряд ли выглядел лучше. Гудон хорошо помнил, чем кончилась история с портретом. Это была затея Дидро — представить философа обнаженным, чтобы оттенить чистоту его помыслов и показать Вольтера как великого древнего мыслителя.

Скульптор Пигаль лепил тогда голову Вольтера с натуры. Фернейский патриарх согласился на это с большой неохотой. Его племяннице, мадам Дени, понадобился едва ли не месяц, чтобы уломать упрямого старца. При этом Вольтер требовал, чтобы во время сеансов присутствовал швейцарец Гюбер, который был его хорошим знакомым и который исполнял его портреты, начиная с первых лет жизни в Ферне. Но Гюбер, осведомленный о столь смелом замысле, предугадывая результат и сославшись на занятость (он срочно отправился на охоту), счел за благо не приезжать в эти дни в Ферне.

Всю статую Вольтера Пигаль лепил уже в Париже. Для изображения фигуры ему позировал солдат-ветеран. И хотя скульптор подошел к исполнению статуи весьма серьезно, его и статую осыпали градом насмешек, сам Вольтер аттестовал это изображение коротко: «Обезьяна».

Гудон понимал, что такие оценки портрета Вольтера несправедливы. Пигаль — один из талантливых мастеров, — считал он, — был связан здесь противоречивым замыслом, и не его вина, что так вышло.

Как ни странно, но после всей этой истории Вольтер все же согласился позировать Гудону. Начались сеансы, немногочисленные и короткие. Вольтер был очень занят. Приближалась премьера его пьесы.

Уже при первой встрече с Вольтером скульптора поразила его худоба. Но еще больше удивлял контраст между высохшим лицом старца и его необычайно живым и задорным взглядом, какой бывает свойствен лишь расцвету молодости. Его характеру были присущи непостижимые переходы от гнева к растроганности, от негодования к шутке. Менялись глаза. Они словно пронзали окружающее. Казалось, они видят то, что скрыто от других. Так случалось во время бесед философа с друзьями и при общении с кем-то, но никогда — во время сеансов в мастерской скульптора. Здесь Вольтер словно уходил в себя, как улитка в свою раковину.

Всякий раз после окончания сеанса Гудона охватывало отчаяние, которое затем сменялось яростью. Он выгонял учеников и помощников и сидел, закрывшись, один. Ему хотелось разбить на мелкие куски то, что он вылепил. Но постепенно гнев проходил, и скульптор заставлял себя снимать форму с вылепленной головы, чтобы сделать потом отливку из гипса. После этого он начинал все сначала. Брал глину на другой станок и лепил по памяти голову Вольтера.

Обычно, работая над портретом, Гудон обязательно снимал маску с лица оригинала. Это давало ему необходимую основу, хотя потом он лепил, не связывая себя этой промежуточной стадией. Маска служила ему материалом точных измерений и примером такого решения, которого следовало избегать в конечном результате. Здесь скульптор был лишен этой возможности — нельзя наводить Вольтера на мысль о надвигающемся конце. Тем более, что после приезда в Париж, после многочисленных визитов и волнений у Вольтера хлынула кровь горлом.

Живой взгляд Вольтера Гудон увидел особенно отчетливо в день посещения фернейским патриархом Академии. Вольтер приехал в лазурной карете с золотыми звездами. Он был одет в соболью шубу, присланную ему Екатериной, императрицей Всероссийской. Вместе со всеми академиками Гудон приветствовал его, стоя у входа. Вольтера провели на председательское место. Единогласно его избрали председателем на всю апрельскую четверть года. Затем Вольтер поехал на представление его пьесы «Ирина». Ему рукоплескал весь зал. Гудон видел, как актер Бризар вошел в ложу, где сидел писатель, и возложил на его голову лавровый венок. Театр встретил это овацией, а Вольтер снял венок, воскликнув: «Вы хотите, чтобы я умер от счастья!»

Волнения, связанные с премьерой новой пьесы, сильно переутомили Вольтера. Лишь спустя несколько недель он приехал в мастерскую скульптора. И снова взор его потух. Во время одного из сеансов, глядя в окно на зеленеющие деревья, он неожиданно сказал Гудону:
— Мало любить сады или их иметь, нужны глаза, чтобы ими любоваться, и ноги, чтобы в них гулять, а я скоро лишусь и тех и других…

Гудон впервые встречался с таким отношением человека к своей внешности. Он вспомнил историю, рассказанную маркизом Виллие, мужем приемной дочери Вольтера, как однажды в Женеве фернейский старец, выходя из дома, при виде толпы любопытных закричал: «Что вы хотите, зеваки? Видеть скелет? Так вот вам образец!» Он широко распахнул кафтан, поклонился и под рукоплескания и смех, уехал в карете.

Сеансы приближались к концу, а результат их не радовал Гудона. Как хотел бы он иметь такую возможность, которой обладал швейцарец Гюбер, встречавшийся с Вольтером едва ли не ежедневно в ферненском изгнании. Гудон знал, что в художественном мире к Жану Гюберу относились пренебрежительно как к дилетанту. Но когда ему несколько лет назад показали вырезанные этим швейцарцем силуэты Вольтера, они удивили его. Чувствовалось, что это была не праздная забава любителя, но искусные и тонкие работы, результаты острых наблюдений. Гюбер не копировал внешность Вольтера, а останавливал внимание лишь на самом характерном. Он своими средствами лепил образ, казалось, ни мало не заботясь о сходстве.

Говорили, что Гюбер умел вырезывать профильные изображения Вольтера, держа при этом руки за спиною. Очевидцы рассказывали и другое: Гюбер давал своей собаке в зубы кусок сухого сыра, затем поворачивал его в разные стороны и вынимал бюст Вольтера. Маркиз Виллие нашел способ помочь Гудону. Вместе с Вольтером он приехал в его мастерскую и там во время сеанса неожиданно подошел к философу, сидевшему в кресле на возвышении, и возложил на его голову венок. Тот самый венок, которым увенчали Вольтера в Комеди Франсез.

Словно по волшебству лицо старца переменилось! Глаза вспыхнули и загорелись огнем. Он выпрямился. Он вновь переживал недавний триумф. А Гудон лихорадочно, боясь упустить малейший оттенок ожившего лица, работал. Теперь он знал, чего не хватало в портрете. Вдруг в глазах Вольтера заискрились лукавые искорки, а в уголках рта появилась ироническая улыбка.
— Что вы делаете, молодой человек! Бросьте его в мою открытую могилу, уже скоро…

В наступившей тишине было слышно только, как мягко подается глина под руками скульптора, как тяжело дышит старый человек и как легонько трутся друг о друга листочки лавра в венке, качавшемся в руках Виллие. В следующее мгновение Вольтер поднялся с кресла.
— Прощайте, Фидий, — поклонился он скульптору. — Мой друг, пойдем умирать, — продолжил он, обращаясь к Виллие. Опершись на руку маркиза, Вольтер вышел. В тот день Гудон работал в мастерской допоздна: он должен выполнить не только бюст, но и статую. Нужно представить Вольтера в кресле. На лице должна быть эта ироническая улыбка. Руки вцепились в подлокотники кресла. Это движение рук, кажется, еще никто не использовал в портретной статуе.

Сеанс с венком оказался последним. Вольтер больше не приезжал позировать. Но скульптор теперь не чувствовал прежней скованности и работал свободно. И вдруг поздно вечером его попросили приехать в дом Вольтера. По печальным лицам родственников он догадался о причине вызова. Несколько часов назад Вольтера не стало. Мир потерял великого мыслителя. Гудону предстояло снять посмертную маску и слепки с рук. Вместе со скульптором в комнате возле Вольтера остался слуга Морен, никогда не покидавший философа.

Гудон уже заканчивал последний слепок, когда вошли Виллие и доктор. Оба были сильно встревожены.
— Хорошо, что у вас уже все, — маркиз замялся и потом решительно продолжал: — Мосье Антуан, я ценю не только ваш талант, но искренность и ваши взгляды. Поэтому я могу быть откровенным. Франции и всем нам дорога память… — чувствовалось, что Виллие было тяжело называть имя Вольтера, он не окончил, но Гудон понял. Случилось худшее. Духовные власти столицы намекнули, что не допустят погребения Вольтера. О смерти фернейца пока не знал еще никто, кроме домашних. Как только об этом станет известно, запрещение хоронить может распространиться не только на Париж, но и на всю Францию.

Был лишь один выход. Нужно обогнать печальную весть и совершить похороны в Шампани, в аббатстве Сельер. Верный человек был послан туда. Действовать следовало быстро, но осторожно.

Гудона просили сыграть отвлекающую роль. О слепках никто не должен знать, они останутся пока здесь, в доме. Скульптор возвратится домой, как после затянувшегося визита.
— Выезжаем тотчас в трех каретах,— сообщил маркиз. — В парадной, лазурной со звездами, вас, Антуан, отвезут домой в знак уважения к вашему таланту, и карета вернется сюда: для всех Вольтер спит дома. В других каретах разными дорогами мы мчимся в Шампань.

В полночь по парижским улицам двинулись три кареты. Впереди была лазурная. Затем две кареты обогнали ее. Лазурная поехала еще медленнее. Она свернула к Луврскому дворцу, где в флигеле была мастерская Гудона. Тем временем остальные кареты разделились, направляясь разными путями к городским заставам.

Рядом с Мореном сидел мертвый Вольтер, которого одели в халат, на голову натянули колпак. Карету бросало. Морену становилось все труднее удерживать возле себя Вольтера. Худое тело старца казалось теперь неимоверно тяжелым, часто сползало с сиденья.
— Ну, что за напасть! Будете вы сидеть спокойно? — с сердцем воскликнул Морен после того, как его мертвый господин, в который уже раз метнулся в сторону. Тут же он замолчал, сообразив, что Вольтер его не слышит.

Теперь Морен был рад, что в карете темно и он не видит лица своего беспокойного спутника. После выезда из города в одно из мгновений, когда луна заглянула к ним в карету, ему показалось, он убеждал себя, что ему только показалось, как на этом знакомом ему до последней морщинки лице мелькнула тень усмешки, той усмешки, за которой обычно следовали слова: «Ну, а сейчас, дорогой Морен, послушай меня…»

Через поля и рощи мчалась одинокая карета. В ней сидели двое. Живой держал мертвеца из последних сил. Морен потерял представление о времени. В его памяти все перемешалось. Ему чудилось — какой-то человек склонился над Вольтером и осторожно обмазывает его лицо чем-то белым… Плачет мадам Дени… Вот он видит Вольтера в последние минуты жизни. Губы старца шепчут… Почему-то кричит петух. Зачем он здесь? И вдруг Морен вспомнил. Это тот петух, который не давал ему спать в детстве. Он большой и важный. Морен с сестрой называли его: «Маркиз Кукарекук»…

Морен очнулся. В самом деле, он слышал крик петуха. Видимо, близко деревня. Заржали кони. Кучер щелкнул кнутом. По-прежнему кругом ночной мрак. Когда же он кончится? Они снова скачут сквозь ночь. После двенадцати часов бешеной скачки прибыли в аббатство Сельер.

На другой день, когда Франсуа-Мари Вольтер уже лежал в земле, была получена бумага, подписанная епископом Труа, с запретом хоронить безбожника и вольнодумца. Но епископский указ опоздал. О смерти Вольтера запретили давать сообщение в печати. С этой памятной ночи Гудон не прекращал работы над портретом Вольтера. Но работа шла медленно. Теперь после кончины писателя скульптор еще глубже понял сложность своей задачи. Он вел несколько вариантов портрета и не сразу смог остановиться на одном.

Несколько месяцев спустя Гудон отослал новый вариант портрета в Швейцарию, Гюберу. Скульптора интересовало, как воспримет его художник, изучивший Вольтера как никто. Жан Гюбер не замедлил с ответом.

«Я не могу понять, — писал он Гудону, — чем я заслужил эту честь, которую Вы мне оказываете? Разве лишь тем, что Вы слышали от кого-либо из моих друзей, что ни в ком физиономия и все движения этого блестящего ума, который Вы воскресили, не оставили столь глубокого впечатления, как во мне».

Гюбер вспоминал, что он, проведя двадцать лет вместе с Вольтером и запечатлев его в своем сознании, ловит себя теперь на каждом шагу на том, что пытается овладеть этой превосходной присланной моделью, пытается изучать Вольтера, как прежде, забывая, что его изображение никуда не уйдет. По мнению Гюбера, этот портрет не только всецело осуществляет его идеи, но значительно их превосходит. «Вы вернули его вашим друзьям и вы дарите его потомству. Можно говорить сколько угодно, что сходство имеет мало значения для тех, кто никогда не видел оригинала, но и те, кто по сочинениям Вольтера уловят его дух, узнают его в вашем произведении», — писал Гюбер.

Гудон начал вырубать свое творение в мраморе. Работа осложнялась тем, что он не доверял выполнять ее мраморщикам, а делал все сам. Друзья говорили ему, что он сумасшедший, что надо делать как все, предоставив обрабатывать мрамор опытным рабочим. Но он стоял на своем. Упорства ему было не занимать.

— Хорошо, что они еще не знают, что я выполняю два мраморных варианта, — думал Гудон. Уже и так было немало разговоров, что он делает это из честолюбия. Но вся эта болтовня его не тревожила. Он-то знал, что, работая самостоятельно, добьется того, чего не достигнет никакой мраморщик. Уроки, усвоенные в годы занятий в Италии, были свежи в его памяти.

Особенно много забот доставило скульптору выражение глаз Вольтера. Сколько раз Гудон достигал нужной выразительности в других портретах! Здесь этого было недостаточно. Поискам, казалось, не будет конца. И все-таки Антуан добился своего: он пробудил глаза большой статуи. Старик-солдат, стороживший мастерскую, сказал, что ему не по себе от этого взгляда, и всякий раз спешил завесить лицо статуи, оставаясь с ней один на один.

Предметом особой гордости скульптора было то, как ему удалось передать руки Вольтера. Гудона искренне обижало, что многие видевшие статую обращали больше внимания на лицо. Особенно удивил его живописец Жан-Батист Грез. Он долго разглядывал статую и сказал Антуану, что глаза прекрасно инкрустированы драгоценными камнями. Гудон от изумления не знал, что и ответить, ведь он использовал в статуе только мрамор.

И вот, наконец, Гудон выставил свое творение на суд публики. Статуя Вольтера была показана на выставке в Салоне. Затем она заняла свое место в театре Комеди Франсез. Это был вариант, заказанный племянницей писателя — мадам Дени. Другую статую он проводил в далекую Россию, где она должна была стоять в покоях императрицы. Скульптор услышал множество восторженных отзывов. Но ему особенно запомнились короткие и простые слова Дидро: «У этой статуи есть характер».

Автор: В. Матафонов.

P. S. Старинные летописи рассказывают: Кстати недавно на сайте popsy.ru посмотрел фильм «Неожиданный талант быть хулиганом» и чем-то главный герой мне напомнил Вольтера, хотя конечно в фильме фигурирует другой мальчик, но кто знает, может именно таким Вольтер был в детстве?

175 – Вольтер – краткая биография

Франсуа Вольтер (1694-1778) был одним из наиболее влиятельных представителей просветительной литературы и заслужил название «патриарха философов». Его литературная деятельность продолжалась шестьдесят лет, и писал он в самых различных родах литературы (трагедии, оды, сатиры, повести, исторические труды, философские и моральные трактаты и т. п.). Личный его характер имел много весьма непривлекательных свойств, – в нем мало было правдивости, много суетного тщеславия и большое корыстолюбие, – но в своей общественной деятельности он был замечательно энергичным бойцом против неправды, владевшим притом, как никто, оружием убийственной насмешки.

Вольтер в молодости. Портрет работы Н. Ларжирьера

 

В молодых годах Вольтер два раза посидел в Бастилии, один раз по простому подозрению в авторстве сатирических стихов на только что умершего Людовика XIV, другой – по проискам аристократической семьи де Роганов, спасавшей таким образом одного из своих членов от дуэли с Вольтером. Его даже прибили лакеи этого аристократа, и кончилось дело приказанием обиженному оставить Францию.

Вольтер поехал в Англию и здесь познакомился с сочинениями деистов, Локка и Ньютона, бывшими до него неизвестными французам. По возвращении на родину он и начал распространять английские идеи во французском обществе. Это прежде всего была проповедь деизма, которой Вольтер придал характер враждебный христианству, потому что о последнем он судил почти только по современному ему католицизму с его фанатическою нетерпимостью, лицемерием и иезуитскими интригами; самая религия казалась ему вообще изобретением правителей и жрецов.

Своими сочинениями Вольтер скоро

прославился по всей Европе. Прусский король Фридрих II, будучи еще наследным принцем, вступил с ним в переписку, которая продолжалась до самой смерти Вольтера. Одно время «философ даже жил у прусского короля в его резиденции в Потсдаме. Русская императрица Екатерина II тоже вела переписку с Вольтером. Он вообще искал сближения с монархами, потому что в их власти видел лучшее орудие для искоренения заблуждений и злоупотреблений: это и есть идея просвещенного абсолютизма.

Он прославлял веротерпимость, восставал против крепостного права, нападал на жестокие уголовные законы и был врагом всякого произвола. Особенно замечательно его вмешательство в некоторые судебные дела для защиты невинных. Одним из таких дел был процесс старого протестанта Каласа, которого обвинили в том, будто он повесил своего сына за желание перейти в католицизм. В действительности тут было самоубийство молодого Каласа, ведшего разгульную жизнь, расстроившего свое здоровье и наделавшего долгов; но местное духовенство придало делу иное освещение и даже выставляло самоубийцу, как мученика за веру. Калас-отец, которому было уже около семидесяти лет, был приговорен к смертной казни через колесование, несмотря на полное отсутствие доказательств вины, и жестокий приговор был приведен в исполнение.

Вольтер, до глубины души возмущенный этим делом, три года настойчиво добивался пересмотра процесса, заинтересовав в нем французское общество и некоторых иностранных государей, и в конце концов приговор был объявлен несправедливым. Другое протестантское семейство при подобных же обстоятельствах спаслось бегством к Вольтеру.

В это время (и вообще в последние двадцать лет жизни) он жил в своем поместье Фернее (около Женевы), получившем громкую известность во всей Европе, – Вольтера даже называли «фернейским философом», – но умер он в Париже, въезд в который ему долго запрещался.

 

Парадигма Вольтера. Знаменитые писатели Запада. 55 портретов

Парадигма Вольтера

Работа избавляет нас от трех великих зол: скуки, порока и нужды.

Вольтер

Прекрасно быть скромным, но не следует быть равнодушным.

Вольтер

Вольтер — знаковая фигура в мировой истории и культуре. В былые годы о нем говорили, спорили, шумели. А в последнее время как-то забыли. И не то что забыли, но он перестал быть кумиром российских интеллектуалов. А прежде… В 1746 году Вольтер был избран почетным членом Петербургской академии наук. Его переписка с Екатериной II способствовала распространению среди русских дворян «вольтерьянства». Вольтера ценили Новиков и Радищев, Рылеев и Пестель. Вольтер был любимым поэтом молодого Пушкина («Умов и мод вождь пронырливый и смелый», — писал российский гений про гения французского). «Сделай милость, любезный Пушкин, не забывай, что тебе на Руси предназначено играть роль Вольтера», — писал Пушкину в 1827 году его приятель Туманский.

Среди поклонников Вольтера в России были Белинский и Герцен, последний писал: «Смех Вольтера разрушил больше плача Руссо».

В русском вольтерьянстве, как утверждает академик Нечкина, на первом плане стоит признание человеческого Разума как главного критерия общественной жизни человека. А где Разум, там и Свободомыслие. Однако большинство россиян, закоснелых в самодержавном деспотизме, сторонились идей Вольтера как заразы. Графиня-бабушка в «Горе от ума» в ужасе воскликнула по поводу необычных высказываний Чацкого: «Ах, окаянный вольтерьянец!»

Настроение общества ярко выразил другой персонаж Грибоедова — Скалозуб:

Я князь — Григорию и вам

Фельдфебеля в Вольтеры дам, —

Он в три шеренги вас построит,

А пикнете, так мигом успокоит.

Короче, одни проклинали Вольтера, другие возносили. Спокойного, серединного отношения к нему не было. И не только в России, но и на его родине — во Франции. Вольтер, а точнее, Мари Франсуа Аруэ (это его настоящее имя) родился 21 ноября 1694 года в Париже. По настоянию отца-нотариуса готовился стать юристом, но увлекся литературой и вступил на поэтическую стезю. В дальнейшем он писал не только стихи, впрочем, скажем иначе: чего он только не писал! Своим многогранным талантом Вольтер поставил в тупик потомков: кто он? Поэт? Драматург? Прозаик? Философ? Историк? Популяризатор научных знаний? Общественный деятель? Но это не все, менее известна другая грань Вольтера: он был талантливым предпринимателем, ростовщиком и обладателем к концу жизни миллионов золотых монет, что позволило ему приобрести маленькое княжество Фарне.

Пересказывать жизненный путь Вольтера, его парадигму, зигзаги и отклонения бессмысленно: надо писать авантюрный роман. Если коротко охарактеризовать Вольтера как человека, то он был тщеславен, амбициозен и неуживчив.

Он без стеснения выставлял напоказ свои достоинства и высмеивал чужие недостатки. Не раз он страдал из-за эпиграмм и жалящих острот, которые отпускал вечером и распространял утром.

Вольтер был удивителен: там, где у него отсутствовали враги, он спешил их нажить. Вот одна из его эпиграмм:

Французы, что умом резнулись,

Поход в Италию свершили,

И там они заполучили

Неаполь, Геную и люэс.

Из Генуи прогнали вон,

Неаполь был потерян тоже,

Но кое-что осталось все же,

Поскольку люэс сохранен.

Люэс — это сифилис. Весьма едкая эпиграмма.

У Вольтера были сложные отношения с французским двором. Конечно, он хотел быть при дворе, в эпицентре всех политических, социальных и культурных событий. Но восхвалять монарха или по крайней мере держать язык за зубами — это противоречило его натуре. Не случайно из пяти правителей, лишь один, Людовик XIV не сажал его в тюрьму и не высылал. Да и то, вероятно, потому, что в момент смерти Людовика XIV Вольтеру был всего лишь 21 год и он не успел надерзить королю.

А так большую часть жизни Вольтер провел либо в тюрьме (сидел в Бастилии), либо в ссылке, либо в ожидании ареста. Его язвительный ум сделал Вольтера вечным скитальцем и изгнанником.

Заключительная фраза вольтеровской трагедии «Магомет» гласит: «Мир принадлежит тиранам». А вот тиранию, как и всякую деспотию, Вольтер не переносил органически. По своему духу он был певцом, борцом и защитником свободы. Вольтер — это символ свободомыслия вообще. Отправленный в изгнание из Франции, Вольтер четко сформулировал свои принципы в «Философском письме об Англии». Вольтеру понравилось, что в Англии не одна, а множество религий, что государство далеко не абсолютистское, что английские крестьяне живут лучше французских, и вообще там больше свободы, и главное, как отмечал Вольтер: «В Англии никто ни у кого не спрашивает позволения думать». Сразу мрачно вспоминаются тоталитарные времена нашего великого Советского Союза, вот уже где бы сразу сгноили этого интеллектуального смутьяна и вольнодумца. Вольтеры тоталитарным режимам совсем не нужны, более того, противопоказаны.

А вот современник Пушкина — мемуарист Винский с благодарностью писал: «Первый Вольтер заохотил меня рассуждать».

Большие расхождения у Вольтера были с Церковью. Вольтер спорил не столько о Боге, не столько о делах небесных, сколько о земном учреждении, о служителях соборов и монастырей, которые насаждали нетерпимость и фанатически душили свободу. Знаменитый призыв Вольтера: «Раздавите гадину!»

У Тютчева есть строки о том, что «мы плывем, пылающей бездной со всех сторон окружены». Это подходит к фигуре Вольтера. Он действительно плыл над «пылающей бездной». Нет, глагол «плыл» все же не подходит. Он боролся с этой стихией-бездной и в этой борьбе достиг немало побед (к примеру, само появление во Франции правосудия — в немалой степени заслуга Вольтера). Вольтер стал воплощением воли века к политической и духовной свободе. «Никакой государь не управлял общественным мнением с подобной властностью, как Вольтер», — писал о нем один из его современников.

Природа наделила Вольтера блестящим умом, но безобразной внешностью. Достаточно вспомнить известную статую Вольтера работы Гудона, стоящую в Эрмитаже. Рассказывают, что однажды российский император был взбешен ядовитой улыбочкой плешивого и старого философа и велел: «Уберите эту обезьяну!» «Обезьяну» оставили в покое, но все, кто общался с живым Вольтером, мгновенно забывали о его внешности, как только он начинал говорить. Фейерверк слов и интеллектуальная игра его ума покоряли сразу, тут, конечно, весьма кстати рассказать об отношениях Вольтера с женщинами. В одном из своих стихотворений Вольтер писал:

Красивых женщин и царей

Боюсь я: им всего милей

Держать нас в рабском подчиненье…

Вольтер не то чтобы боялся, но во всяком случае сторонился красивых женщин, а они, покоренные блеском его ума, льнули к нему сами. Тем не менее Вольтер устоял и свою долгую жизнь прожил холостяком. Был только один случай в юные годы, когда он чуть не женился. Это было в Гааге, где ему приглянулась Пимпетта Дю Нуайер, дочь журналиста, ведущего колонку светских сплетен. Вольтер сделал официальное предложение, но родители Пимпетты ему отказали на том основании, что у этого юноши нет никаких перспектив. А он не только вошел, но и стал украшением мировой истории. Ну что ж, подобная близорукость встречается в жизни.

Не заполучив голландскую девицу, Вольтер в дальнейшем обратил внимание на других женщин. У него была, в частности, многолетняя любовь-дружба с актрисой Андриенной Лекуврер. Но, очевидно, опыт общения с дамами у Вольтера был печальный, и в свои 25 лет он написал: «Мне кажется, что я совершенно не приспособлен для проявления бурной страсти. В любви мне видится что-то смешное… Я твердо решил раз и навсегда от нее отказаться».

Любовь и страсть — это всегда потеря разума, а именно этого Вольтер как раз и не мог допустить.

В 46-летнем возрасте Вольтер заявил, что слишком стар, чтобы заниматься любовью. В разные периоды жизни Вольтер неоднократно утверждал, что является импотентом по причине преклонного возраста, болезни, скуки или полнейшего нежелания заниматься любовными играми. Хотя вероятно, в устах Вольтера слово «импотент» — всего лишь остроумная уловка отойти в сторону и не терять головы.

Самый значительный и длительный роман был у Вольтера с маркизой Эмилией дю Шатле, которая приютила вечного скитальца у себя в замке Сире на целых 15 лет. Она была моложе Вольтера на 12 лет и очень богата. «Она немножко пастушка, — сказал однажды о ней Вольтер, — правда, пастушка в бриллиантах, с напудренными волосами и в огромном кринолине». Маркиза Креки, кузина дю Шатле, с черной завистью рисовала ее портрет, что-де она чересчур крупного телосложения, а кожа ее груба, как терка, короче, напоминает идеального швейцарского гвардейца, и «совершенно непонятно, как это она заставила Вольтера сказать себе столько любезных слов».

Старая история: со стороны частенько не понятно, что возлюбленные нашли друг в друге. В случае с Вольтером и маркизой дю Шатле — это интеллектуальное единение двух блестящих и идеально подходящих друг другу умов. Маркиза была умна и начитанна, тяготела к естественным и математическим наукам, да так увлекалась ими, что порой ночь проводила за решением какой-нибудь геометрической задачи. Однако, кроме математики, ее волновала и чувственность. И вот тут начиналось несовпадение со вкусами и пристрастиями Вольтера, он ворчал о том, что ему «хочется, чтобы она была менее ученой и менее умной и чтобы ее сексуальный аппетит был все же несколько менее ненасытным. А более всего мне хочется, чтобы она приобрела, наконец, и способность, и желание сдерживать хоть иногда свой язык».

Следует признать, что умной и богатой женщине трудно сдерживать себя, и поэтому бывали случаи, когда в Вольтера через стол летели тарелки, серебряные приборы и прочие предметы, находящиеся под рукой. Пятнадцать лет — срок немалый, и поэтому бывало всякое. Но когда маркиза дю Шатле умерла от неудачной беременности (нет, не от Вольтера, а от более молодого любовника), философ был безутешен: «Я не просто потерял любовницу, я потерял самого себя. Я потерял душу, для которой была создана моя собственная душа».

Однако Вольтер был настоящим бойцом и в частной жизни и не хотел сдаваться. В 79-летнем возрасте он пытался соблазнить одну молодую особу и в любовном процессе трижды терял сознание. Позже он объяснил это тем грандиозным впечатлением, которое произвела на него дама.

Свой последний роман Вольтер «крутил» с собственной племянницей Мари Дени. Она и скрасила последние дни Вольтера. Он умер 30 мая 1778 года, на 84-м году жизни.

Это печальное событие произошло за 11 лет до Великой французской революции, которую он предчувствовал и боялся и для подготовки которой он столько сделал.

Вольтера похоронили тайно в аббатстве Селье, а через 13 лет его тело эксгумировали, положили на колесницу и в сопровождении гвардейцев и девушек в белом (это было красивое зрелище) привезли в Париж. Шел проливной дождь, но стотысячная толпа не уходила до тех пор, пока останки великого человека не нашли свое последнее пристанище в Пантеоне. На саркофаге, в котором был помещен гроб с прахом Вольтера, была надпись: «В память о Вольтере Национальное собрание 30 мая 1791 года постановило, что он заслужил те почести, которые воздаются величайшим людям».

В парижском Пантеоне пребывает его бренное тело, а вечно живая мысль трепещет со страниц его произведений. В книгах Вольтера тысяча наблюдений, умозаключений, парадоксов — от игрового замечания: «Похоже, что все европейцы стали врачами. Все спрашивают друг друга: „Как вы себя чувствуете?“» — до простого и мудрого наставления вольтеровского Кандида: «Надо возделывать свой сад».

Когда сегодня мы возмущаемся тем, как развивается история, следует вспомнить слова Вольтера: «Каждое событие в настоящем рождается из прошлого и является отцом будущего… вечная цепь не может быть ни порвана, ни запутана… — неизбежная судьба является законом всей природы».

И на этом поставим точку.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Всё к лучшему в этом лучшем из миров». 25 афоризмов Вольтера

Текст: ГодЛитературы.РФ

Фото: портрет Вольтера кисти Мориса Кантена де Латура

Вольтер (фр. Voltaire; 21 ноября 1694, Париж, Франция — 30 мая 1778, там же; имя при рождении Франсуа-Мари́ Аруэ, фр. François Marie Arouet) — стал символом вольнодумства и неуважения к авторитетам. «Ах, окаянный вольтерьянец!» — кричит у Грибоедова старая княгиня. Едва ли она читала сочинения Вольтера, но твердо знает — он учит молодежь плохому. И в то же время стал символом уважения к чуждому мнению. Хотя известной фразы «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить», он, скорее всего в таком чеканном виде не произносил и не писал — у него достаточно чеканных фраз, восхваляющих, с одной стороны, свободомыслие, но с другой — уважение к чужому мнению.

    1. Чтение возвышает душу, а просвещённый друг доставляет ей утешение.                                                                                                                                    «Простодушный»
    2. — Ну и что же? — сказал дервиш. — Какое имеет значение, царит на земле зло или добро? Когда султан посылает корабль в Египет, разве он заботится о том, хорошо или худо корабельным крысам?

                                                                                                                                      «Кандид, или Оптимизм»
    3. Палач святой инквизиции в сане иподьякона сжигал людей великолепно, надо отдать ему должное, но вешать он не умел.                                                                                                                                   «Кандид, или Оптимизм»
    4.    Хорошее подражание — самая безупречная оригинальность.                                                                                                                                   «Вольтер. Сочинения»
    5. Работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду.<…> <…> Будем работать без рассуждений, это единственное средство сделать жизнь сносною.

                                                                                                                                        

                                                                                                                                      «Кандид, или Оптимизм»
    6. Как ненавижу тварей я подобных,

      Солдат под юбкой, дев мужеподобных,

      Которые, приняв мужскую стать,

      Утратив то, чем женщины пленяют,

      И притязая тут и там блистать,

      Ни тот, ни этот пол не украшают!

                                                                                                                                        «Орлеанская девственница»
    7. Не нашли счастья в одном месте, ищите в другом. К тому же, что может быть приятнее, чем видеть и делать что-то новое.

                                                                                                                                        «Кандид, или Оптимизм»
    8. Война неизбежно истощает государственную казну. Разве взятое у побежденных наполнило бы ее? Начиная с древних римлян, я не знаю ни одного народа, который обогатился бы вследствие победы.
    9. Я говорю, что думаю, и очень мало озабочен тем, чтобы другие думали так же, как я.                                                                                                                                   «Кандид, или Оптимизм»
    10. Человек не может сaм себе дaвaть ни ощущений, ни идей; все это он получaет. Печaли и удовольствия приходят к нему извне, рaвно кaк и сaмa жизнь.                                                                                                                                   «Задиг, или Судьба»
    11. Везде слабые ненавидят сильных, перед которыми они пресмыкаются, а сильные обходятся с ними, как со стадом, шерсть и мясо которого продают.                                                                                                                                   «Кандид, или Оптимизм»
    12. Где можно прожить недурно, там и надо оставаться.                                                                                                                                   «Кандид, или Оптимизм»
    1. Я понял, что чем светлее его (человека) разум и чем чувствительнее его сердце, тем он несчастнее…                                                                                                                                   «Философские повести»
    2. Легкость распространения мыслей ведет, очевидно, к уничтожению невежества, охраняющего и спасающего все цивилизованные государства.                                                                                                                                   «О страшном вреде чтения»
    3. Споры древних философов были всегда мирны, а споры богословов часто бывали кровавы и всегда бурны.
    4. Свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов.                                                                                                                                   «О страшном вреде чтения» «Мысли о государственном управлении»
    1. Мудрость — это то, что приходит в старости на смену разуму.
    2. Гордость людей низких состоит в том, чтобы постоянно говорить о самом себе, людей же высших — чтобы вовсе о себе не говорить.
    3. Послушание несправедливым приказам есть преступление.                                                                                                                                   «Китайский сирота», трагедия (1755)
  1. Всё к лучшему в этом лучшем из миров.                                                                                                                                   «Кандид, или Оптимизм»
  2. О, какой необыкновенный человек! — бормотал про себя Кандид. — Какой великий гений этот Пококуранте! Ничто не может ему понравится.                                                                                                                                   «Кандид, или Оптимизм»
  3. Я сотни раз говорил себе, что был бы счастлив, будь я так же глуп, как моя соседка, и все же мне бы не хотелось такого счастья…                                                                                                                                   «История доброго брамина»
  4. Душа — это зеркало, в котором отражается мир, а тело — рама зеркала. По-моему, это совершенно очевидно.                                                                                                                                   «Микромегас»
  5. Случайности не существует, — всё на том свете либо испытание, либо наказание, либо награда, либо предвозвестие.                                                                                                                                   «Задиг, или Судьба»
 

Мастер скульптурного портрета Ж.

-А. Гудон: клейма, выпускаемая продукция Биография скульптора
Скульптуры Гудона
Клейма на изделиях Гудона

Биография скульптора

Известный скульптор Жан-Антуан Гудон вырос в семье художницы и консьержа Королевской школы, благодаря чему он уже с детства оказался в художественной среде. Будучи мальчишкой, будущий мастер тайно проникал в мастерские, где учились стипендиаты Академии художеств, и подолгу лепил из глины. В один прекрасный момент преподаватели школы обратили внимание на то, что у ребенка есть незаурядные способности к скульптурному ремеслу и стали помогать ему учиться. Позже Гудон не только учился в Академии художеств у таких известных мастеров, как Мишель Слодтц, но и за выдающиеся успехи в учебе был отправлен в Рим для дальнейшего освоения ремесла.

Жан-Антуан Гудон (1741-1828).

Более всего Гудона увлекала пластическая анатомия, освоением которой он, по его собственным словам, занимался на протяжении всей жизни. Находясь в Италии, мастер каждый день бывал в анатомическом театре, и это пристальное отношение к анатомическим особенностям человека в дальнейшем позволило ему стать настоящим виртуозом в портретной скульптуре. Именно портреты известных деятелей разных стран, которые он передавал не только с большой живостью и точностью, но и с глубоким пониманием личности человека, прославили его на весь мир и обеспечили крупными заказами от знатных особ.

Одной из крупнейших его работ по изготовлению скульптур видных деятелей была огромная бронзовая статуя Наполеона, на создание которой у автора ушло около четырех лет. К сожалению, статуя до наших дней не сохранилась.

Интересно, что Гудон не только создавал формы, но и сам же отливал их в бронзе и других материалах, что было редким явлением среди скульпторов, и позволяло ему самому тиражировать собственную продукцию.

В начале 19 века Гудону присвоили звание кавалера ордена Почетного Легиона и пригласили на должность профессора в школу живописи Французского института. Там он преподавал вплоть до 1823 года — года смерти своей жены. Вероятно, потеря супруги и преклонный 82-летний возраст мастера не позволили ему продолжить активную творческую деятельность. Скончался знаменитый скульптор в своей мастерской в возрасте 87 лет.

За свою жизнь Жан-Антуан Гудон создал множество замечательных работ, которые увековечили его имя и до сих пор являются достоянием многих музеев и частных коллекций. Бронзовые изделия, созданные по моделям Гудона, представляют значительный интерес с точки зрения коллекционирования.

Скульптуры Гудона

Скульптурные портреты известных деятелей

Гудон прославился в первую очередь как мастер портретной скульптуры, так как умел с небывалой точностью уловить и передать в материале характерные для того или иного деятеля черты.

Первыми работами, после которых об авторе заговорили, стали скульптуры «Святой Бруно» и «Иоанн Креститель». Создавая их, он следовал академическим традициям, которым был обучен в художественной школе. Работы впечатляли своей точностью и глубиной воспроизведения. В дальнейшем Гудон начал отходить от канонов и творил в свойственной только ему манере.

В отличие от других скульпторов и живописцев мастер не пытался приукрасить действительность, но умел в каждом человеке увидеть его таланты, положительные черты. За счет этого даже безобразные лица удавалось сделать прекрасными, ничуть не добавляя какой-то внешней красоты в виде пухлых щек, округлого подбородка или других более привлекательных черт. Как рассказывал Гудон, секрет этого заключался в том, что при работе с натуры он привлекал внимание натурщика каким-либо вопросом и изображал его в тот момент, когда ответ вот-вот готов был сорваться с уст. Передать живость взгляда ему помогала и собственная техника исполнения, благодаря которой глаза скульптуры были полны жизни, блеска, будто бы они были настоящими.

Все эти умения и особое видение Гудон использовал при создании известной скульптуры писателя и философа Дени Дидро. Скульптор отказался от характерной для того времени манеры изображать деятеля культуры в парике. Он изваял его таким, каким представлял в работе, — с философски задумчивым, но в то же время очень живым и ясным взглядом и характерной позой.

Бюст Дени Дидро. Скульптор Гудон.
Париж. 1771 г.

Не менее удался ему и портрет Вольтера. Для создания скульптуры известнейшего философа-просветителя Гудон использовал снятую им маску. В то время как на портретах искусных художников Вольтер представлен в классическом стиле (в нарядном костюме, длинном парике, смотрящим на зрителя), Гудон помещает философа в свободную обстановку. На смену величественной осанке и парадному костюму приходит расслабленная поза в кресле, свободная мантия и повязка на голове. Особенно впечатляющим выглядит взгляд Вольтера, который одновременно полон мудрости и жизненной силы. Библиограф Р. Минцлов писал об этой скульптуре, что на устах философа играет невыразимая улыбка, понимание которой может прийти только после чтения сочинений Вольтера.

Статуя Вольтера.
Терракота.
Скульптор Гудон.
1781 г.

Литейщики охотно делали копии работ Гудона, что также стало одной из главных причин широкой известности мастера во всем мире. В частности, на знаменитом французском заводе Фердинанда Барбедьена работы Гудона отливали неоднократно.

Бронзовый бюст Вольтера. Модель Гудона. Отл. Барбедьен.1880 г.

Успех со скульптурой Дидро привел к тому, что сам Дидро поделился впечатлением со своим приятелем бароном Ф.М. Гримом — корреспондентом Екатерины II. Императрице так понравились работы Гудона, что она неоднократно заказывала ему дорогие скульптуры. Среди них был ее собственный портрет, выполненный в мраморе, несколько скульптур Вольтера и других видных деятелей. Не отставали от Екатерины II и российские аристократы, которые также заказывали у мастера портретные скульптуры или надгробия.

Скульптуры Вольтера и Руссо.
Автор модели Гудон.
Бронза, литье, чеканка.

Гудон создал целую скульптурную летопись своей эпохи, запечатлев в мраморе, терракоте, бронзе и других материалах известнейших людей того времени. Среди них были Джордж Вашингтон, Бенджамин Франклин и многие другие видные деятели. Скульптуру Вашингтона мастеру заказали американцы, пораженные его талантом. Чтобы создать величественную композицию, Гудону пришлось взять на полгода отпуск и ехать в Америку, где он и работал над скульптурой Вашингтона.

Также автору удалось великолепно передать образы своих дочерей. Скульптуры Сабины, Клодины и Анны-Анж показывают, что Гудон не только прекрасно разбирался в характерах своих дочерей, но и мог передать всю невинность детских лиц, еще не омраченных заботами или тревогами.

Статуя Дж. Вашингтона. По модели Гудона. Франция.


Мастерство литейщика

Гудона интересовала не только лепка, но и процесс литья. По его собственным словам, такая разноплановость позволяла ему быть сразу в двух ролях: в роли скульптора он мог творить, а в роли литейщика воспроизводить других. Умение отливать скульптуры по своим моделям давало ему преимущество перед другими скульпторами, так как в этом случае ему не приходилось подписывать контракты с литейными домами, а также платить за каждую форму при отливке, ведь он сам и был их автором.

Печать с бюстом Мольера. Гудон. Франция. XIX век.

Увлечение пластической анатомией привело к тому, что в процессе изготовления скульптур мастер делал точнейшие измерения, чтобы достичь полного сходства с натурой. Известен случай, когда эта точность помогла определить подлинность останков исторического персонажа. В начале двадцатого века американское правительство занялось перевозкой останков адмирала Джона Пола Джонса, участника войны за независимость США. Однако возникли сомнения в том, что останки похороненного человека действительно принадлежат адмиралу. В итоге все сомнения были развеяны после того, как череп умершего сравнили с его скульптурой, созданной Гудоном. Мастер был так точен в своей работе, что вылепленная голова до миллиметра совпала с черепом усопшего.

Скульптура Дж.П. Джонса. Автор Гудон.

Пик литейного дела Гудона приходится на 1780-1790-е годы. Тот факт, что литейщик сам же и был скульптором, давал ему еще одно преимущество. Он вылеплял очередную фигуру в глине, а потом делал для нее гипсовую форму. Это позволяло ему тиражировать свои работы, отливая их в самых разных материалах. Мастер тиражировал собственные скульптуры как в гипсе или терракоте, так и в бронзе или мраморе. Лично участвуя в отливке, он сам дорабатывал каждую модель. Его первые бронзовые скульптуры имели характерную шероховатую поверхность, а более поздние произведение были отполированы.

Классические образы по-новому

Деятельность скульптора началась с создания мифологических образов, к чему его обязывали требования академической системы обучения. В числе первых работ была «Весталка», а наиболее значительными трудами в этом направлении являются «Морфей» и «Диана-охотница».

Скульптура Морфея выглядит очень органично. Спящий бог сновидений словно сливается со скамьей, повторяя своим телом ее форму. В статуе автору удалось передать покой и расслабленность, характерные для ничем не встревоженного спящего человека. Статуя была создана в 1771 году, а восемь лет спустя скульптор выставил уменьшенную версию «Морфея» на конкурсе и был вознагражден званием действительного члена Академии живописи.

Скульптура «Дианы-охотницы» вызвала многочисленные споры о том, можно ли так откровенно выставлять женское тело. Нельзя не отметить, что в обнаженной Диане представлена одновременно грация, женственность и огромная внутренняя сила, которая и должна присутствовать в богине растений, животных, охоты и плодородия. Эта работа считается одной из самых известных скульптур 18 века.

Скульптура богини Дианы. Автор Гудон. Бронза. 1790 г.

Еще больший скандал разразился вокруг работы «Озябшая», выполненной автором в 1783 году и являющейся аллегорией зимы. Классическая школа изображала зиму в виде укутанного в плед и дрожащего от холода старика или старухи. Гудон решил полностью отойти от канонов и изобразил зиму в виде прекрасной юной девушки, которая прикрывает накидкой лишь верхнюю часть туловища. Нижняя часть остается обнаженной.

Скульптура «Озябшая».
По форме Гудона.
1783 г.

Поскольку Гудон был просто виртуозом в плане пластической анатомии, ему удалось передать образ девушки невероятно реалистично, чувственно и женственно. Такой ход был столь смелым для того времени, что даже сам автор сомневался, стоит ли делать скульптуру такой откровенной. Доказательством этого сомнения является один из эскизов, по которому велась работа. На эскизе у скульптуры обнажены только живот и грудь.

Одна из причин, по которой Гудон решился создать такое фривольное произведение, была связана с заказчиком. Статуя создавалась для богатого коллекционера, который планировал выставлять ее в частных помещениях, то есть там, где было значительно меньше запретов и ограничений. Другая причина заключалась в вечном соперничестве с талантливым французским скульптором Огюстеном Пажу и желанием ответить на его обнаженную «Психею».

Интересно, что у «Озябшей» была парная скульптура, являющаяся аллегорией лета. Но первая так затмила вторую, что о существовании последней многие даже не догадываются. Когда в 1785 году Гудон попытался выставить свое творение на популярном салоне в Лувре, руководители выставки долго сомневались, можно ли ее представить публике, и даже планировали поставить скульптуру в угол, чтобы прикрыть ее обнаженную заднюю часть. В итоге в приеме скульптуры было отказано.

Наконец, после революции во Франции, а также революции в сфере искусства «Озябшая» была не только представлена на выставке, но и стала одной из самых продаваемых работ автора наряду с «Дианой-охотницей».

Скульптура «Озябшая».
По форме Гудона. Бронза, 1787 г.

Клейма на изделиях Гудона

С ростом бронзолитейного производства, его механизацией, а также с появлением станков, которые позволяли делать многочисленные копии с оригинальных художественных произведений, проблема определения авторства встала очень остро. Особенно это касается камерной бронзы, где наблюдается как приписывание сходных работ тому или иному известному автору, так и подделка особо популярных моделей.

Гудон, как и его современники, подписывал свои работы довольно редко. Даже те, которые отливал самостоятельно. Зачастую на его работах можно встретить только клейма тех литейных домов, которые делали копии по его оригиналам. В частности, на его изделиях встречается фамилия Ф. Барбедьена и круглое клеймо с портретом А. Колла, так как именно в литейном доме Барбедьена на станке Колла делали отливку в бронзе многих моделей Гудона.


Чаще всего при указании авторства Гудон прописывал в клейме свою фамилию на французском языке: Houdon.


Вероятно, Гудон подписывал только те работы, которые были ему дороги или создавались для важных заказчиков. Так, сотворив мраморную голову своей дочери Сабины, Гудон написал на скульптуре свою фамилию. Именно эта коротенькая надпись определяла ту огромную сумму, за которую оригинальная работа французского мастера могла быть продана на аукционе. Но ей не суждено было попасть в частную коллекцию. Удивительной скульптуре пришлось многое выдержать, прежде чем советский химик Марк Семенович Немцов передал ее в Эрмитаж.

М.С. Немцов передает Эрмитажу скульптуру Гудона.

Другим примером подписанных работ мастера является бюст российской императрицы Екатерины II, который изготавливался с особой тщательностью. Позже этот бюст заказал русский коллекционер граф П.С. Строганов. На обеих работах имеется подпись, которую затем пытались подделывать создатели фальшивых изделий. Интересно, что на одном из бюстов обозначен 1773 год — то время, когда была сделана реплика, а не сама модель. Сам бюст Гудон изготовил двумя годами ранее. Хотя литейщики обычно указывали на изделии дату создания модели, а не дату отливки, Гудон поступал наоборот.

Также фамилия Гудона стоит на ряде известных статуй, таких как «Озябшая».


Клеймом помечены и лучшие бюсты Дидро. Автор создавал несколько вариантов, но только самые лучшие из них, включая терракотовое изделие для Лувра, помечены специальным клеймом с надписью на французском языке: Academ. Royale de peinture et sculpt. Houdon Sc. Это надпись в переводе на русский звучит так: «Академия. Королевская живопись и скульптура. Ск. Гудон». Буквы Sc, вероятно, являются сокращением французского слова sculpteur (скульптор).

Париж 1778 года — Песни странствующего подмастерья — ЖЖ

Машина времени , если бы позволяла выбрать дату и место посещения прошлого, давала бы пространный выбор поучаствовать в событиях и увидеть знаменитостей былых лет. Если переместиться из апреля 2014 в весну 1778 — можно застать в Париже Вольфганга-Амадея Моцарта, и Вольтера и нашего соотечественника Дениса Ивановича Фонвизина и графа Сен-Жермена — полумифическую личность.
Каким был Париж в 1778 ? Это были годы перед французской революцией 1789 года, когда были казнены король и королева, красотка Мария-Антуанетта.  Эпоха рококо, версальских праздников и недовольства масс условиями жизни.

Моцарт приехал в Париж уже во второй раз, через 15 лет, и отметил в письме домой:»Париж сильно изменился; французы далеко не так вежливы, как они были пятнадцать лет назад; их манера теперь граничит с грубостью…» Возможно, что нарождающаяся революция уже повлияла на манеры французов, но, в большей степени, Моцарт  сравнивал отношение к себе как к ребенку-виртуозу, которым восхищались как игрушкой, и отношением к себе как к взрослому человеку. Нельзя сказать, что в Париже в этот раз он имел бешеный успех, к тому же он приехал сюда вместе с матерью, которая умерла у него на руках. Через два года будет написан семейный портрет Моцартов : Леопольд, Вольфганг, Наннерль, любимая сестра, одетая вполне по моде времени рококо, мать на портрете  присутствует.

                       

Моцарт не описывает Париж, в основном пишет о своих музыкальных делах, он многое тут сочинил. Рассказывает в одном из писем о частном концерте у некоей графини, когда ему пришлось долго ждать в холодном помещении и он так замерз, что с трудом позже играл. С отоплением в дворцах было не очень хорошо.
Если бы Денис Фонвизин, тридцатитрехлетний тогда, знал, каким кумиром станет впоследствии Моцарт, он наверняка приложил бы усилия, чтобы встретиться с ним или попасть на концерт. Услышать живого Моцарта ! А ведь был шанс…

Фонвизин относится к Парижу критически, в шестом письме из Парижа, написанном в июне 1778 года, он дает нелицеприятную характеристику городу:
» . ..а французы скуки терпеть не могут. Чего не делают они, чтоб избежать скуки, то есть чтоб ничего не делать ! И действительно, всякий день здесь праздник. Видя с утра до ночи бесчисленное множество людей в беспрерывной праздности, удивиться надобно, когда здесь что делается. Не упоминая о садах, всякий день пять театров наполнены. Все столько любят забавы, сколько труды ненавидят; а особливо черной работы народ терпеть не может. Зато нечистота в городе такая, какую людям, не вовсе оскотинившимся, переносить весьма трудно. Почти нигде нельзя отворить окошко летом от зараженного воздуха. Чтоб иметь все под руками и ни за чем далеко не ходить, под всяким домом поделаны лавки. В одной блистает золото и наряды, а подле неё , в другой, вывешена битая скотина с текущей кровью. Есть улицы, где в сделанных по бокам стоках течет кровь, потому что не отведено для бойни особливого места. Такую же мерзость нашел я и в прочих французских городах, которые все так однообразны, что кто был в одной улице, тот был в целом городе; а кто был в одном городе, тот все города видел. Париж пред прочими имеет только то преимущество, что наружность его несказанно величественнее, а внутренность сквернее. Напрасно говорят, что причиною нечистоты многолюдство. Во Франции множество маленьких деревень, но ни в одну нельзя въезжать, не зажав носа. Со всем тем привычка от самого младенчества жить в грязи по уши делает, что обоняние французов нимало от того ни страждет. Вообще сказать можно, что в рассуждении чистоты перенимать здесь нечего, а в рассуждении благонравия еще меньше».

Надо признать, что в некоторых местах Парижа и сейчас пахнет не лучшим образом.  Письмо это с восторгом прочтут те, кто исповедует идею русской чистоты с её банями супротив французского безобразия, когда писали под лестницей прямо в Версале. Не стихи писали, а опорожнялись. Эта тема популярна и часто обсуждается.
Отдельная интересная тема, которую можно лишь упомянуть, чтобы не влезть по самые уши, — сравнение градостроительных результатов Петра и Парижа того времени, как образца средневекового города до перестройки Османом. Новая столица, «парадис» на Неве — город будущего с просторными улицами, широкой Невской першпективой, когда дома ростом ниже ширины улицы. Сам город еще зелен и достаточно чист в виду молодости. Не то что французская столица, в которой с римских времен нарос не один культурный и некультурный слой.
Да и Москва, где вырос и учился Фонвизин — город , в котором много зелени и пространств, которые окружают отдельные усадьбы. Еще невысокая, в основном деревянная, что же касается лавок, так и наши купцы любили иметь лавку рядом с жильем, все под присмотром.

Словечко «оскотинившийся» — такое фонвизинское, сразу вспоминаешь «Недоросля» и Скотининых. Сам Фонвизин выглядит , как его герой Стародум, резонёрствует. Персонаж резонёра пришел из французской же комедии, у Мольера много таких персонажей, которые не действуют в пьесах, а больше поучают, высказывают нравоучительные выводы, дабы публика не трудилась делать выводы сама, да и что с неё взять, с публики-дуры.  Фонвизин был настроен вообще критически к жизни, писал о российском государственном устройстве недобрым словом и в этом плане был последователем Вольтера, чьи стихи пытался переводить.

                                              

 В феврале 1778 Вольтер вернулся в Париж после 28 -летнего отсутствия. Денис Иванович Фонвизин, будучи в это время в Париже был свидетелем его триумфального возвращения и тоже написал в письмах к сестре и  Панину: «»Я уверен, что если б глубокая старость и немощи его не отягчали и он захотел бы проповедовать теперь новую какую секту, то б весь народ к нему обратился». Вынужденный эмигрировать под защиту прусского короля, а затем долго живший в Швейцарии, великий старец вернулся умирать на историческую родину, 30 мая этого же года его уже не стало. Королевская чета никак не проявилась, при дворе он был в опале, хотя Вольтер был признанной знаменитостью. Фонвизин прикладывает в письме Панину портрет Вольтера:»Сколь он (Вольтер) теперь благообразен, ваше сиятельство увидеть изволите по приложенному здесь его портрету, весьма на него похожему».
Фонвизин трижды видит Вольтера, во время заседания в Академии он может разглядеть его внимательно.
Когда Вольтер оправился после своего путешествия, он посетил Академию, и на всем пути его сопровождали толпы ликующего народа. Все академики вышли навстречу 85-летнему старцу, а на торжественном заседании Вольтер был усажен в директорское кресло. Вот Вольтер покидает Академию, садится в карету и едет к театру, где дают представление его новой пьесы «Ирена, или Алексий Комнин».
(Фонвизин справедливо замечает по этому поводу, что новая пьеса значительно уступает другим произведениям Вольтера, но публика все равно встречает ее с восторгом.)
На всем пути следования кареты народ требовал, чтобы все встречные снимали перед Вольтером шляпы. Так уже давно не встречали даже королей! В театре тоже сплошные восторги и аплодисменты.Под несмолкающие аплодисменты Бризар, старейший актер, надевает на Вольтера венок. Вольтер тут же снимает его со словами: «Ах, Боже! Вы хотите уморить меня!»
30 марта 1778 года парижский театр «Комеди Франсэз» давал уже шестой спектакль «Ирены», на этот раз в присутствии автора.

После торжеств в театре «Комеди Франсэз», уступая просьбе своей племянницы и домоправительницы мадам Дени, Вольтер соглашается позировать знаменитому скульптору Гудону для портрета. Но необычайное напряжение, радость встреч и утомление от приемов подрывают здоровье писателя. Сеансы проходят вяло. Усталый и больной старик тяготится ими. Не удовлетворен и скульптор: недовольное и утомленное выражение лица модели не позволяет ему уловить самое главное в характере философа. Выручает находчивость одного из друзей Вольтера — маркиза Вилливье, бывшего свидетелем работы Гудона. Предварительно условившись с художником, маркиз во время одного из сеансов подошел к сидевшему в кресле Вольтеру и возложил ему на голову специально принесенный лавровый венок, тот самый; которым философ был увенчан после представления «Ирены». Вольтер весь преобразился. Плечи его распрямились, лицо ожило, загорелись торжеством и гордостью глаза, на тонких губах появилась улыбка. Он снова переживал свой триумф в «Комели Франсез». Но это длилось лишь- несколько мгновений. Очнувшись, старик с горечью воскликнул: «Что вы делаете, молодой человек? Бросьте его в мою открытую могилу», — и, простившись со скульптором, покинул мастерскую. 30 мая 1778 года его не стало. А на следующий день Гудон отправился в дом Вольтера и сделал слепки с лица и рук умершего. Позднее Гудон делает три варианта скульптуры, портрет Вольтера в том же 1778 выставлен в Салоне. Один из вариантов мадам Дени дарит «Комеди Франсэз» , один отправляется в далекий Петербург, по заказу Екатерины Второй, которая была с Вольтером в дружественной переписке.
После французской революции наши императоры относились к вольнодумцу Вольтеру без приязни, они поняли, что слова тоже бывают опасны. Из царскосельского павильона статую убрали в библиотеку Эрмитажа, однажды библиотеку посетил Николай I, для которого слово «вольтерьянец» звучало бранью. Увидев статую Вольтера, царь злобно распорядился: «Уберите отсюда эту обезьяну». К счастью, статую не уничтожили под горячую руку и её можно увидеть в залах Эрмитажа.
Вот это фото отсюда : http://expositions.nlr.ru/ex_rare/Voltaire/ демонстрирует Вольтера на фоне книг, мне , кстати, нравится, что он тут не на своем привычном месте, книги — хороший фон для памятника, я думаю, что библиотека была лучшим местом для него.

                                 
                        
Кстати, Джакомо Казанова через год после смерти Вольтера в 1779 написал антивольтеровский трактат «Размышления над «Похвальными словами господину де Вольтеру». Казанова был уже давно выслан из Парижа, а то, как знать, Фонвизин мог бы и с ним встретиться и поспорить как вольтерьянец с антивольтерьянцем, а то и на дуэль вызвать. Казанова был, правда, к тому времени не молод, а Фонвизин в  виду порядочного аппетита не очень ловок.

Встречался в Париже Фонвизин и с «чудотворцем» Сен-Жерменом. Граф Сен-Жермен был загадочной личностью, неизвестного происхождения, но уверял, что королевского,  чей он внебрачный сын так и осталось лишь догадкой. Владел большим количеством языков, включая древнееврейский и арабский, писал обеими руками, был оккультистом и алхимиком. Якобы знал секрет получения золота. Если Вольтер уехал из Парижа отчасти из-за того, что его не взлюбила высокопоставленная фаворитка мадам Помпадур, то Сен-Жермен пользовался её благоволением и попал на дипломатическую работу, которая закончилась плачевно. Указом короля от 30 апреля 1760 года было предписано:«Его величество приказывает объявить этого авантюриста человеком, не заслуживающим доверия» («reclamer cet aventurier comme un homme sans aveu») .

                                                                   

Сен-Жермен занимался многим и предлагал различные проекты поначалу европейским королям, а теперь надеялся через посредничество Фонвизина — русским. 1 декабря 1777 года Фонвизин в письме родным назвал его «первым в свете шарлатаном», а 20 (31) марта 1778 года писал Николаю Панину: «Что ж надлежит до другого чудотворца, Сен-Жерменя, я расстался с ним дружески, и на предложение его, коим сулил мне золотые горы, ответствовал благодарностию, сказав ему, что если он имеет толь полезные для России проекты, то может отнестися с ними к находящемуся в Дрездене нашему поверенному в делах. Лекарство его жена моя принимала, но без всякого успеха; за исцеление ее обязан я монпельевскому климату и ореховому маслу». Надо сказать, что Фонвизины как раз уехали в Париж из-за болезни Катерины Ивановны Фонвизиной.
В момент встречи с Фонвизиным Сен-Жермен был уже стар, через год он признается Ленотру , что ему 88 лет, если поверить, то умер он в возрасте 94х, во всяком случае на него его собственные лекарства точно подействовали, и, удивительно, что в столь беспокойную эпоху при его авантюрном образе жизни он вообще умер своей смертью. Ловкий был человек, одно слово.

И, если подумать, так многие личности еще ходили рядом с Денисом Ивановичем по парижским улицам, только он не знал кто они, не было тогда интернета, информация плохо распространялась…

«Зачем вы не завладели его телом?» Как Вольтер склонял Екатерину II к войне | История | Общество

9 августа 1779 г., в Петербурге с русского купеческого судна на берег выгрузили 12 заколоченных деревянных ящиков невероятно большого размера.

Согласно сопровождающим документам, стоимость груза составляла 135 тыс. французских ливров, четыре су и шесть денье. Но его получатель, русская императрица Екатерина Великая, справедливо считала содержимое этих ящиков бесценным: чёрные доски скрывали 6902 тома — личную библиотеку Мари Франсуа Аруэ, которого больше знают под именем Вольтер.

Казалось бы, велико ли дело? Русская царица захотела купить библиотеку своего любимого автора. Вполне логичное желание, особенно если учесть, что Екатерина долгое время переписывалась с Вольтером. Но этот на первый взгляд безобидный поступок едва не поставил Россию на грань войны с Францией. А вокруг самих книг закрутилась настоящая детективная история.

Эпистолярный детектив

Впрочем, скандал во Франции полыхнул раньше. А именно — 30 мая 1778 г., когда умер «патриарх человечества», как называли Вольтера. Маразм властей дошёл до того, что «безбожника» преследовали даже после смерти. С молчаливого согласия «христианнейшего короля» Людовика XVI парижские священники отказались хоронить Вольтера, заявив, что тот достоин разве что быть выброшенным на пустырь. Друзьям пришлось посадить покойника в карету, сесть с боков и вывезти тело из Парижа в Труа под видом обычного, правда, неразговорчивого путешественника.

Едва получив известие о смерти и посмертных приключениях Вольтера, Екатерина пишет своему постоянному европейскому корреспонденту барону Гримму любопытное послание, причём с таким расчётом, что его содержание станет известно всей Европе: «После всенародного чествования через несколько недель лишать человека погребения, и какого человека! Первого в народе, его несомненную славу. Зачем вы не завладели его телом, и притом от моего имени? Вам бы следовало переслать его ко мне… Но если у меня нет его тела, то непременно будет ему памятник. Если возможно, купите его библиотеку и всё, что осталось из его бумаг, в том числе мои письма. Я охотно и щедро заплачу его наследникам, которые, вероятно, не знают этому цены…»

Конечно, такое заявление Екатерины, особенно в той части, где она сожалеет о том, что тело «безбожника» не удалось похитить, привело французский двор в бешенство. Но ещё больше их взбесил факт, что «русские варвары» намерены наложить лапу на наследие Вольтера. Французский посол в Петербурге заявил официальный протест, настаивая на том, что библиотека — законное достояние Франции и не может покинуть её пределов. Екатерина же весьма ядовито ему заметила: «Нет никакой необходимости сохранять книги великого человека в стране, которая ему самому отказала в могиле».

Так или иначе, но племянница Вольтера госпожа Дени, уступая просьбам русской царицы, согласилась отдать библиотеку своего дяди в дар, милостиво согласившись принять от Екатерины ответный подарок. При этом лицемерка заломила вовсе неподобную цену, так что барону Гримму и графу Шувалову пришлось поторговаться. Кроме денег Дени получила русских соболей, бриллианты и шкатулку с портретом императрицы.

Наконец секретарь писателя Ваньер довёз книги до Петербурга. За эти полгода он так извёлся, что, едва успев передать груз личному библиотекарю Екатерины надворному советнику Александру Лужкову, заболел и отправился домой. Лужков же, оправдывая фамилию, показал себя крепким хозяйственником и быстро обнаружил, что в библиотеке не хватает важных единиц хранения — личных писем самой Екатерины Вольтеру.

То ли госпожа Дени оказалась нечиста на руку, то ли воры сработали отменно, но письма, публикации которых императрица боялась как огня, исчезли. Но не бесследно. Как скоро выяснилось, похищение переписки возглавлял не кто иной, как господин Пьер Бомарше. Екатерина пишет, просит, заклинает не печатать её откровений, но автор «Женитьбы Фигаро» цинично и с удовольствием публикует всю переписку.

Минерва или Минотавр?

Обычно, когда всплывает тема «Екатерина Великая и европейские просветители», матушку-императрицу изображают как двуличную стерву.  

Дружба императрицы с Вольтером делала ей значительный политический пиар — Европа говорила о «Северной Минерве» и «просвещённом монархе». Клеветники же не уставали твердить о том, что Екатерина от идей просвещения далека, а на деле является жестоким правителем, который алчно глядит на соседей в надежде урвать кусок полакомее. Обычно на свет Божий в таких случаях извлекают Греческий проект Екатерины, согласно которому Россия должна была изгнать Турцию с Балкан и перенести столицу в освобождённый Константинополь. Такой проект действительно существовал. Для «нововизантийского» престола Екатерина готовила внука Константина — даже имя было подобрано специально. Но вот в чём фокус. Есть мнение, что эту идею подсказал Екатерине не кто иной, как Вольтер. Он забрасывал императрицу письмами подобного характера: «Ежели они начнут с Вами войну, их постигнет участь, которую предначертал им Пётр Великий, имевший в виду сделать Константинополь столицей российской империи. Клянусь Вам, они будут разбиты. Я прошу у Вашего Величества дозволения приехать, чтоб припасть к Вашим стопам и провести несколько дней при Вашем дворе, когда он будет находиться в Константинополе, так как я глубоко убеждён, что конкретно русским предначертано прогнать турок из Европы».

К сожалению, до сих пор находятся люди, которые бездумно повторяют слова французского историка Жюля Мишле, который заметил портрет Екатерины в замке Вольтера: «Я видел в дикой природе монстров, огромных тропических пауков, чёрных, с длинными волосатыми лапами. Я видел ужасных осьминогов… видел их хоботцы и щупальца, что тянутся к вам, трепеща. Но я не видел ничего подобного гнусному русскому минотавру, чей образ находится в Ферне». Возможно, сама Екатерина, будучи женщиной мудрой, никак не отреагировала бы на подобный выпад. Но, думается, Вольтер поступил бы иначе — одна из книг его библиотеки имеет на полях тёмное пятно. Сам просветитель оставил около него пометку: «Это след плевка, который я посылаю любезному автору».

Портрет Вольтера (1694-1778) 23 лет, 1728 (холст, масло)

Портрет Вольтера (1694-1778) 23 лет, 1728 (холст, масло)

{«event»:»просмотр страницы»,»page_type1″:»каталог»,»page_type2″:»image_page»,»language»:»en»,»user_logged»:»false»,»user_type»:»электронная торговля»,» nl_subscriber»:»ложь»}

{«event»:»ecommerce_event»,»event_name»:»view_item»,»event_category»:»browse_catalog»,»ecommerce»:{«items»:[{«item_id»:»XIR36545″,»item_brand»:»другое «,»item_category»:»иллюстрация»,»item_category2″:»out_of_copyright»,»item_category3″:»стандартный»,»item_category4″:»largiliere_nicolas_de_1656_1746″,»item_category5″:»balown»,»item_list_name»:»search_results», «item_name»:»portrait_of_voltaire_1694_1778_aged_23_1728_oil_on_canvas»,»item_variant»:»undefined»}]}}

Найдите архив Бриджмена, загрузив изображение.
Перетащите файл сюда или нажмите «Обзор» ниже.

Найдите файл


Обратите внимание, что следует загружать только файлы с низким разрешением.
Результаты будут возвращать только точные совпадения.
Любые изображения с наложенным текстом могут не давать точных результатов.
Детали больших изображений будут искать соответствующие детали.

Обработка результатов поиска

Выберите свой цвет

Добавьте до 5 цветов и сдвиньте разделители, чтобы настроить композицию

Добавить цветовой блок

Фильтры

Добавьте ключевые слова для уточнения результатов

Поиск

Текст

Заголовок

Художник

Середина

Расположение произведения искусства

Века

к

Представлять на рассмотрение Весь контентИзображенияВидео

Фильтр regionUnited KingdomGermanyFranceItalyUnited Штаты ——————- AfghanistanÅland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua И BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBosnia И HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Кокосовые) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика Из TheCook IslandsCosta RicaCote D’ivoireCroatiaCubaCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland (Мальвинские) острова Фарерские IslandsFijiFinlandFranceFrench GuianaFrench PolynesiaFrench Южный TerritoriesGabonGambiaGeorgiaGermanyGhanaGibraltarGreeceGreenlandGrenadaGuadeloupeGuamGuatemalaGuernseyGuineaGuinea-б Остров issauGuyanaHaitiHeard И МакДональда IslandsHoly See (Vatican City State) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика OfIraqIrelandIsle Из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика OfKorea, Республика OfKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика OfMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Федеративные Штаты OfMoldova, Республика OfMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNetherlands AntillesNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Марианские островаНорвегияОманПакистанПалауПалестинская территория, оккупированнаяПанамаПапуа-Новая ГвинеяПарагвайПеруФилиппиныПиткэрнПольшаПортугалияПуэрто-РикоКатарРеюньонРумынияРоссийская ФедерацияРуандаостров Святой ЕленыСент-Китт s И NevisSaint LuciaSaint Пьер и MiquelonSaint Винсент и GrenadinesSamoaSan MarinoSao Фолиант И PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика OfThailandTimor-lesteTogoTokelauTongaTrinidad И TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks И Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited Арабские EmiratesUnited KingdomUnited StatesUnited Штаты Экваторияльная IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet Нам Виргинские острова, Британские Виргинские острова, Ю. s.Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Сортировать поСамые актуальныеСамые популярныеСамые последниеНомер активаИмя создателя

Размер результатов306090

Блок метаданных (скрытый)

Свяжитесь с нами для получения дополнительной помощи

Размер файла с высоким разрешением

Поиск других изображений или видео в высоком разрешении

Фото предоставлено
Бриджмен Изображения
Ключевые слова
писатель / писательница / писатели / автор / литература / литературный / просветление / портрет / siecle des lumieres / автор / мужчина / Франсуа Мари Аруэ / Картина / Мзживопись

В корзину

Свяжитесь с нами для получения информации о других вариантах использования

Хотите скачать это изображение сейчас?

Персональное использование 20 фунтов стерлингов. 00

изображение для личного пользования

Личные принты, открытки, подарки, ссылки. Не для коммерческого использования, не для публичного показа, не для перепродажи.

изображение для личного пользования

Презентация 25 фунтов стерлингов.00

изображение для презентации

Использование в презентации. Все языки. 3 года. Некоммерческие или внутренние внутри компании или организации.

изображение для презентации

Веб-сайт или социальные сети 30 фунтов стерлингов. 00

изображение для веб-сайта или социальных сетей

Веб-дисплей, социальные сети, приложения или блоги. Только для частных лиц (без коммерческого использования). Все языки. 5 лет. Нет рекламы.

изображение для веб-сайта или социальных сетей

Журналы и журналы 50 фунтов стерлингов.00

изображение для журналов и журналов

Печатные и/или цифровые. Используйте внутри одного журнала или журнала. Только один язык. Тираж 1500 экз. 5 лет.

изображение для журналов и журналов

Использование книги 50 фунтов стерлингов. 00

изображение для книги

Печатная и/или цифровая/электронная книга, в том числе для использования в онлайновых академических базах данных. Одноразового использования внутри книги. Любого размера. Академическая, торговая или самоизданная книга. Только один язык. Единая территория для торговли; глобальный для академического. Тираж 1500 экз. 5 лет

изображение для книги

Для получения более подробной информации посетите страницу часто задаваемых вопросов

Добавить в корзину

Доступность

Размер [пиксели] Размер в 300 dpi [мм] Размер файла [МБ] Онлайн-покупка
Большой 4255 × 5212 пикселей 360 × 441 мм 21 МБ
Средний 836 × 1024 пикселей 71 × 87 мм 2 МБ

Авторское право
Вне авторских прав

Портрет Вольтера.

Анонимная копия оригинала (фотографии в рамке,…) #8266145

Фоторепродукция портрета Вольтера

Портрет Вольтера. Анонимная копия оригинального портрета Квентина Латура. Холст, масло

© Мэри Эванс/AISA Media

Идентификатор носителя 8266145

Айса Анонимный Копировать Исторический История импорт Ла Тур Оригинал Квентин Вольтер

Печать 10 x 8 дюймов (25 x 20 см)

Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для обрамления

чек

Гарантия Pixel Perfect

чек

Изготовлен из высококачественных материалов

чек

Отделка профессионального качества

чек

Размер изделия 20.3 х 25,4 см (оценка)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Отпечатано на бумаге архивного качества для непревзойденной стойкости изображения и великолепной цветопередачи с точной цветопередачей и плавными тонами. Отпечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г/м². 10×8 для альбомных изображений, 8×10 для портретных изображений. Размер относится к используемой бумаге в дюймах.

Код продукта dmcs_8266145_676_0

Фотопечать Печать плакатов Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Антикварные рамы Художественная печать Установленное фото Премиум обрамление Коврик для мыши Стеклянная подставка Металлическая печать Подушка Сумка Стеклянная рамка Стеклянные коврики акриловый блок

Полный ассортимент художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для оформления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

Фотопечать (8,50–60,80 долл. США)
Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления.

Печать плакатов (13,37–72,97 долл. США)
Бумага для постеров архивного качества, идеальна для печати больших изображений

Печать в рамке (54,72–279,73 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Пазл ($34.04 – 46,21 долл. США) Пазлы
— идеальный подарок на любой праздник

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долл. США)
Поздравительные открытки, подходящие для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (36,48–304,05 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию картины на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Старинные рамы (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских репродукций в рамке со скошенным краем

Fine Art Print (36 долларов США. 48 — 243,24 доллара США)
Наши репродукции произведений изобразительного искусства с мягкой текстурированной натуральной поверхностью – это следующий лучший подарок после обладания оригинальными произведениями искусства, которые соответствуют стандартам самых требовательных музейных хранителей.

Установленная фотография (15,80–158,10 долл. США)
Отпечатанные фотографии поставляются в специальном футляре для карточек, готовые к рамке

Каркас премиум-класса (109,45–352,70 долл. США)
Наши превосходные репродукции в рамке премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Коврик для мыши ($17.02)
Фотопринт архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышами.

Стеклянная подставка (9,72 долл. США)
Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантные полированные безопасные закаленные стекла и термостойкие коврики под тарелки

.

Металлический принт (71,76–363,66 долл. США)
Изготовленные из прочного металла и роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

Подушка (30 долларов США.39 — 54,72 доллара США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка (36,43 долл. США)
Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и снабжены ремнем для удобной переноски.

Стеклянная рамка (27,96–83,93 долл. США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, кроме того, мониторы меньшего размера можно использовать отдельно на встроенной подставке.

Стеклянные салфетки (60,80 долл. США)
Набор из 4 стеклянных салфеток. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое.Соответствующие подставки также доступны

Acrylic Blox (36,48–60,80 долл. США)
Обтекаемый, односторонний современный и привлекательный принт на столешнице

Малоизвестный портрет Вольтера



Анонимный портрет маслом Вольтера; 91 см x 71 см
Дижон, Музей изящных искусств 
Портреты создают иллюзию знакомости – открытие нового, особенно предмета, который, как вам кажется, вы знаете и хорошо знаете, слегка беспокоит….Этот Вольтер, которого я раньше не встречал, из Музея изящных искусств в Дижоне. Раньше считалось, что это Антуан Вестье, но в 2004 году студентка из Сорбонны Мишель Деспе утверждала, что художник на самом деле был фламандским художником и академиком Жаком Андре Жозефом Аведом (1702–1766). Это приписывание теперь принимается на Joconde . Авед вращался в тех же кругах, что и Вольтер в Париже. Он держал салон в своем Hôtel des Théatins на улице Бурбон (ныне улица Лилль), знал Фонтенеля и Титона дю Тиллеля и часто посещал собрания мадам де Ламбер, герцогини дю Мэн и мадам де Тенсен.


В 2006 году La Gazette des Délices опубликовала статью Мишель Деспе, в которой она приписала Аведу в целом более известный портрет Вольтера «в возрасте двадцати четырех лет», приобретенный Теодором Бестерманом в 1948 году и переданный Институту. et Musée Voltaire в 1953 году. Эту картину обычно отклоняют (вполне разумно) как неполноценную копию знаменитого портрета Николя Ларжильера в Версале. В рукописной записке, сделанной рукой XIX века на обороте, указано, что она была подарена самим Вольтером Шарлю Палиссо, автору комедии Les philosophes (1760).

Удивительно, но кураторы Les Délices отнеслись к аргументам Мишель Деспе достаточно серьезно, чтобы описать ее реатрибуцию в своем путеводителе ( Petite histoire des Délices  (2013), p.33-34)

Дело упирается в основном в датировку. В 1718 году, – утверждает Мишель Деспе, молодой Вольтер был слишком беден и не имел достаточного положения, чтобы заказать картину у великого Ларжильера, но гораздо более вероятно, что он встретил Аведа. (Меня немного беспокоит, что Аведу, если он родился в 1702 году, было тогда всего шестнадцать…?). Это может быть так, но, с другой стороны, известно, что Вольтер хранил и дорожил портретом своей матери Largillière (версия которого была продана на аукционе в 1986 году)

Дата портрета Ларжильера в любом случае вызывает сомнения. Согласно примечанию к Версальской картине, дата 1718 года взята из письма, касающегося гравированной версии, выполненной Этьеном-Франсуа Бессоном для Oeuvres complètes de Voltaire , опубликованной в Париже в 1785–1789 годах.Это указывает на то, что модели было двадцать четыре года, когда он позировал. Вольтер выглядит старше этого (хотя у него явно все еще есть зубы!), и эксперты по Ларжильеру считают, основываясь на стиле и палитре, что дата 1724–1725 годов более вероятна. Это ставит портрет на подходящую вершину карьеры Вольтера; он получил пенсию от регента в 1722 году, опубликовал Генриаду в 1723 году, а в 1725 году ему было поручено поставить театральные постановки к свадьбе Людовика XV (1725 год). Его парик и одежда также соответствуют моде эпохи Регентства.

Мишель Деспе также явно хотела бы оспорить идею о том, что     Les Délices Voltaire является «простой копией». По ее мнению, это более естественный стиль, изображающий Аруэ с мечтательным отстраненным выражением лица влюбленного молодого человека, гораздо более спонтанным и свежим, чем «холодный и безличный» Ларжильер. В таком случае, является ли копией законченный Версаль? Как картина Les Délices соотносится с дижонским портретом Аведа? Мне кажется, что есть много трудностей с этой интерпретацией.Гораздо более вероятным кажется общепринятое мнение о том, что картина Les Delices является более поздней копией оригинала Ларжильера.


Каталожные номера

Уведомление о портрете Дижона на Joconde:
http://www.culture.gouv.fr/public/mistral/joconde_fr?ACTION=RETROUVER&NUMBER=1&GRP=0&REQ=%28%28%27CA%20T%20128%27% 29%20%3aИНВ%20%29

Лесп, Мишель, «Clin d’œil: Portrait de Voltaire à l’âge de vingt-quatre ans: une nouvelle hypothèse», L a Gazette des Délices. La revue électronique de l’Institut et Musée Voltaire , 12, hiver 2006.
http://institutions.ville-geneve.ch/wwwextras/bge-gazette/12/pdf_12/12_clin.pdf

Флавио Борда д’Агуа, Франсуа Жакоб, Petite histoire des Délices (2013), стр. 33–34.


[Вольтер, бюст портрет, лицом влево] — черно-белая пленочная копия, нег.

Подробнее об авторских правах и других ограничениях

Для получения рекомендаций по составлению полных ссылок см. Ссылаясь на первоисточники.

  • Консультант по правам : Видеть Страница информации о правах и ограничениях
  • Репродукционный номер : LC-USZ62-116230 (черно-белая копия на пленке, отрицательная)
  • Телефонный номер : БИОГРАФИЯ — Вольтер, Франсуа Мари Аруэ де, 1674-1778 гг. [P&P]
  • Информация о доступе : —

Получение копий

Если отображается изображение, вы можете загрузить его самостоятельно.(Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов за пределами Библиотеке Конгресса из соображений прав, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги тиражирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если поле «Репродукционный номер» выше включает репродукционный номер, начинающийся с LC-DIG…, то есть цифровое изображение, которое было сделано непосредственно с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства целей публикации.
  2. Если есть информация, указанная в поле Номер репродукции выше: Вы можете использовать репродукционный номер для покупки копии в Duplication Services. Это будет сделано из источника, указанного в скобках после номера.

    Если в списке указаны только черно-белые («ч/б») источники и вам нужна копия, показывающая цвета или оттенка (при условии, что они есть у оригинала), обычно можно приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, включая каталог запись («Об этом элементе») с вашим запросом.

  3. Если в поле Номер репродукции выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Duplication Services.Назовите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять бланк вызова в разделе «Печать». и читальный зал фотографий, чтобы просмотреть исходные предметы. В некоторых случаях используется суррогатное изображение (замещающее изображение). доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Элемент оцифрован? (Эскиз (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, элемент оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть просматривать в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленьких) изображений, когда вы находитесь вне Библиотеки Конгресс, потому что права на предмет ограничены или не были оценены на предмет прав ограничения.
      В качестве меры по сохранению мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал просто слишком хрупок, чтобы служить. Например, стекло и пленочные фотонегативы особенно подвержены повреждениям. Их также легче увидеть онлайн, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, элемент не оцифрован. Перейдите к #2.
  2. Указывают ли вышеприведенные поля Access Advisory или Call Number, что существует нецифровой суррогат, например, микрофильмы или копии?

    • Да, другой суррогат существует. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к #3.
  3. Если вы не видите уменьшенное изображение или ссылку на другой суррогат, пожалуйста, заполните бланк вызова в читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют назначения на более позднее время в тот же день или в будущем. Справочный персонал может проконсультировать вас как по заполнению бланка заказа, так и по срокам подачи товара.

Чтобы связаться со справочным персоналом в читальном зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашим Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал между 8:30 и 5:00 по номеру 202-707-6394 и нажмите 3.

Портрет Франсуа Мари Аруэ де Вольтера (1694-1778) (Фото, гравюры,…) #15040948

Фоторепродукция портрета Франсуа Мари Аруэ де Вольтера (1694-1778), 1791 г.

Портрет Франсуа Мари Аруэ де Вольтер (1694-1778), 1791.Находится в коллекции Musee d’art et d’histoire, Genf

.

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 15040948

Аликс Акватинта Изображения изобразительного искусства Франция Графика неоклассицизм Пьер Мишель 1762 1817 Портрет Вольтер

Печать 10 x 8 дюймов (25 x 20 см)

Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для обрамления

чек

Гарантия Pixel Perfect

чек

Изготовлен из высококачественных материалов

проверить

Необрезанное изображение 20.3 х 23,5 см (оценка)

чек

Отделка профессионального качества

чек

Размер продукта 20,3 x 25,4 см (ориентировочно)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Отпечатано на бумаге архивного качества для непревзойденной стойкости изображения и великолепной цветопередачи с точной цветопередачей и плавными тонами. Отпечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г/м². 10×8 для альбомных изображений, 8×10 для портретных изображений.Размер относится к используемой бумаге в дюймах.

Код продукта dmcs_15040948_676_0

Фотопечать Печать плакатов Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Художественная печать Антикварные рамы Фото Кружка Установленное фото Премиум обрамление Металлическая печать Стеклянная подставка Коврик для мыши Подушка Сумка акриловый блок Стеклянная рамка Стеклянные коврики

Полный ассортимент художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для оформления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

Фотопечать (8,50–182,43 долл. США)
Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления.

Печать плакатов (13,37–72,97 долл. США)
Бумага для постеров архивного качества, идеальна для печати больших изображений

Печать в рамке (54,72–279,73 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Пазл ($34.04 – 46,21 долл. США) Пазлы
— идеальный подарок на любой праздник

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долл. США)
Поздравительные открытки, подходящие для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (36,48–231,08 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию картины на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Художественная печать (36,48–486,49 долл. США)
Наши репродукции произведений изобразительного искусства с мягкой текстурированной натуральной поверхностью – это следующий лучший подарок после обладания оригинальными произведениями искусства, которые соответствуют стандартам самых требовательных музейных хранителей.

Старинные рамы (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских репродукций в рамке со скошенным краем

Фотокружка ($12,15)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные кружки с фотографиями станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Установленная фотография (15,80–158,10 долл. США)
Отпечатанные фотографии поставляются в специальном футляре для карточек, готовые к рамке

Рамка премиум-класса (109 долл. США.45 — 352,70 долл. США)
Наши превосходные репродукции в рамке премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Металлический принт (144,73–485,28 долл. США)
Изготовленные из прочного металла и роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

Стеклянная подставка (9,72 долл. США)
Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантные полированные безопасные закаленные стекла и термостойкие коврики под тарелки

.

Коврик для мыши ($17.02)
Фотопринт архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышами.

Подушка (30,39–54,72 долл. США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка (36,43 долл. США)
Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и снабжены ремнем для удобной переноски.

Acrylic Blox (36,48–60,80 долл. США)
Обтекаемый, односторонний современный и привлекательный принт на столешнице

Стеклянная рамка (27 долларов США.96 – 83,93 доллара США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, кроме того, мониторы меньшего размера можно использовать отдельно на встроенной подставке.

Стеклянные салфетки (60,80 долл. США)
Набор из 4 стеклянных салфеток. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Соответствующие подставки также доступны

[Овальный миниатюрный портрет Вольтера]. [Франция?], «1687» [= ок. 1735?]. Овальный портрет (11 х 9 см) гризайлем на меди, с пометкой на обороте «Ж.de Cerf A[nn]o 1687». В позолоченной прямоугольной деревянной раме (34,5 x 28 см). Производитель CERF, J. de.

.

О книге

Мы сожалеем; этой книги больше нет. В AbeBooks миллионы книг. Пожалуйста, введите условия поиска ниже, чтобы найти похожие копии.

Описание:

Овальный миниатюрный портрет известного французского просветителя Вольтера (1694-1778), изображающий его в одной из его любимых поз: сидящего с книгой в руке перед книжным шкафом. На обороте портрета стоит подпись «J. de Cerf A[nn]o 1687», за семь лет до рождения Вольтера! Современная запись на обороте предполагает, что художником является малоизвестный живописец Луи Ле Серф, работавший в Гренобле около 1735 года. Сам портрет находится в очень хорошем состоянии, но рама утратила большую часть позолоты. Инвентарный № продавца B19B80U5FJ79

Библиографические данные

Название: [Овальная миниатюра портретная картина …

AbeBooks предлагает миллионы новых, подержанных, редких и вышедших из печати книг, а также дешевые учебники от тысяч книготорговцев по всему миру. Совершать покупки на AbeBooks легко, безопасно и на 100% надежно: найдите свою книгу, купите копию через нашу безопасную кассу, и продавец отправит ее прямо вам.

Найдите тысячи книготорговцев, продающих миллионы новых и подержанных книг

Новые и подержанные книги

Новые и подержанные копии новых выпусков, бестселлеров и победителей. Экономьте деньги с нашим огромным выбором.

Дом AbeBooks

Редкие и вышедшие из печати книги

От скудных первых изданий до востребованных подписей, найдите множество редких, ценных и коллекционных книг.

Редкие книги

Учебники

Отдохните с большими скидками и фантастическими предложениями на новые и подержанные учебники.

Учебники

Больше книг для знакомства

НЕИЗВЕСТНЫЙ ПОРТРЕТ ВОЛЬТЕРА | Французские исследования

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. При посещении сайта учреждения используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Вход с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.