Война чеченский: «Эта война никому нахрен не была нужна» Как разгоралась первая чеченская и кто помешал победе оппозиции над Дудаевым: Политика: Россия: Lenta.ru

Содержание

«Эта война никому нахрен не была нужна» Как разгоралась первая чеченская и кто помешал победе оппозиции над Дудаевым: Политика: Россия: Lenta.ru

Более четверти века назад в Чечне разгоралась война. Пришедшие к власти сепаратисты во главе с Джохаром Дудаевым объявили о независимости Чеченской республики Ичкерия от России, их противники собрали вооруженное ополчение, начали погибать люди. Однако тогда, в начале 1990-х, российское общество мало интересовалось событиями на Кавказе. Так было вплоть до декабря 1994 года, когда там стали погибать молодые солдаты-срочники. О том, что происходило в Чечне до прихода на ее территорию федеральных сил, кто боролся с боевиками и почему им не дали победить, «Лента.ру» узнала у бывшего пресс-секретаря оппозиционного Дудаеву Временного совета Чеченской республики (ВСЧР) Руслана Мартагова.

Этот текст из цикла «Ленты.ру» к 25-летней годовщине чеченской войны впервые был опубликован 21 ноября 2019 года. Теперь он публикуется повторно. Остальные тексты из цикла читайте ЗДЕСЬ.

***

«Лента.ру»: Конфликт в Чечне для простых россиян не существовал до декабря 1994 года. А для вас, для жителя Чечено-Ингушской АССР, когда все началось? И что это было — сепаратизм, освободительное движение, просто незаконные действия кучки бандитов?

Мартагов: Все началось с митинга [в Грозном] после провала ГКЧП в Москве. Он был крайне малочисленный, потому что сепаратистских настроений в республике просто не было. Дело в том, что она всей своей промышленностью, производством была тесно завязана на рынок Советского Союза. Обрыв этих нитей многим людям грозил безработицей и так далее.

Потом начались какие-то странные движения со стороны Москвы. Начали приезжать сюда люди — Старовойтова, Шилов и другие депутаты — садиться перед республиканским телевидением и восхвалять [Джохара] Дудаева. Они говорили, что он все делает правильно. По правде говоря, население было этим сбито с толку: провинция, а тут из столицы приезжают такие важные люди — академики, генералы. .. И все почему-то хвалят то, что делает Дудаев.

Был и другой момент. Поступило жесткое указание ни в коем случае не трогать митингующих. Оно было дано и КГБ, и МВД.

— Кто его дал?

— Его дали министр внутренних дел на тот момент еще не рухнувшего СССР и глава КГБ — приказы исходили оттуда, из Москвы. В том числе подвизался на этом поприще председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов, который сказал, что если хоть капля крови митингующих прольется, он [председателя Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР] Доку Завгаева в железной клетке привезет в Москву. То есть было такое своеобразное благоволение этим товарищам.

Именно в тот момент и начала оформляться оппозиция. Все, что митингующие говорили на площади Свободы, вело к развязыванию войны с Россией, была проложена прямая дорога к этому. Поэтому выступление оппозиции было против назревающей войны. Оппозицию пытаются представить такими национал-предателями, которые отбросили вековые чаяния чеченского народа и залетели под крылышко Москвы.

— Когда вы сами узнали о Дудаеве и как это произошло?

— Из республиканского телевидения. На тот момент я работал шофером на автобусе, и мне до этой политики было, знаете, как до того, есть ли жизнь на Марсе. А потом, когда начались эти митинги, я ходил на них — ради любопытства, послушать, что они там говорят. И в толпе этих митингующих был очень велик процент криминальных личностей. Республика маленькая, через пятого-десятого человека можно навести справки о любом.

Генерал Джохар Дудаев и его сторонники

Фото: Штейнбок / РИА Новости

Вот, допустим, такой колоритный персонаж выходит на трибуну и начинает говорить: «Я в борьбе с коммунистической заразой отсидел десять лет!» А в толпе смеются и говорят: «Ага, увел у соседа корову». Слишком много было таких. Потом уже, анализируя все это, я понял, что дело идет к большой войне.

В связи с этим я в ноябре 1991 года написал свою первую статью под заголовком «Враги». К сожалению, республиканские газеты побоялись ее опубликовать, исходя из обстановки в республике. В мае 1992 года вышла уже другая моя статья «Время негодяев». С тех пор я уже окончательно встал на позицию противодействия этим товарищам.

— Была в додудаевской Чечне хоть какая-то поддержка сепаратизма, радикального ислама? Или все это появилось совершенно внезапно?

— Понимаете, в последние годы СССР по росту преступности Чечня занимала последнее место среди всех республик Советского Союза. Я, конечно, не могу говорить за всех, но за то время, которое я прожил здесь, в Чечне, за исключением двух лет армии и пяти лет работы на Севере, не встречал людей, которые говорили бы о каком-то сепаратизме. Не было и тех, кто рассуждал бы о радикальном или «чистом» исламе и так далее.

На мой взгляд, к возникновению этих сепаратистских настроений, клерикальных идей, привела именно Москва своими просто идиотскими действиями. Помните знаменитую фразу Грачева «одним полком за два часа»? Он был прав, товарищ Грачев. Но он забыл упомянуть одну вещь: перед введением этого полка должна была хотя бы в течение полугода работать информационно-пропагандистская машина.

Вместо этого все СМИ России облагораживали дудаевцев, представляли их бескорыстными борцами за светлое будущее чеченского народа, а те, кто был против, оказывались «марионетками Москвы», у которых новая власть «отбирает кормушки».

— Как был создан антидудаевский Временный совет Чеченской республики?

— После первых столкновений, которые произошли 3-4 июня 1993 года, когда Дудаев расстрелял городское собрание Грозного из самоходных орудий. Расстреляли его потому, что там хранились бюллетени. Мы намечали проведение референдума по поводу взаимоотношений с Россией, того, нужна ли нам президентская или парламентская республика — ряд судьбоносных вопросов.

Если исходить из того, что 400 лет чеченцы воевали с Россией (какая-то непонятная такая война), что мы всю жизнь мечтали о свободе, товарищ Дудаев должен был за этот референдум уцепиться двумя руками, чтобы подтвердить легитимность своей власти. Вместо этого, зная, каким будет ответ народа, он предпочел расстрелять мэрию. В контролируемых нами районах мы этот референдум провели. Насколько я помню, цифры были такие: 78 процентов за сохранение Чечни в составе РСФСР, 12 процентов за конфедерацию и только где-то 8 процентов выступали за полное отделение.

— То есть реальной поддержки у Дудаева в республике, вы считаете, не было?

— Абсолютно никакой. Иногда в пылу риторики сам веришь в то, что говоришь. Когда у нас был митинг на Театральной площади, они предложили: давайте устроим диспут на телевидении среди молодежи — четыре человека с вашей стороны, четыре — с нашей. Они его проигрывают. Говорят: нет, давайте людей от 30 до 40 лет с высшим образованием. Опять проигрывают. А, нет, давайте тогда от 30 до 40 без высшего образования! И снова проигрывают. И все, тему на этом закрыли.

Потом этот же Дудаев говорит: я не пойду с ними на диалог — мол, не дело царя разговаривать с холопами. Было это вызвано тем, что он пригрозил нам шариатским судом. Руководство оппозиции с радостью приняло этот вызов и сказало: давайте, мы с радостью готовы на шариатский суд. После этого Дудаев опять дает заднюю. Совет алимов республики трижды выносит ему порицание, потому что по всем мусульманским канонам человек, которому предложили шариатский суд, не имеет права отказаться, он тем самым автоматически признает свою вину.

Пост российских войск на границе Дагестана и Чечни, 1992 год

Фото: Юрий Заритовский / РИА Новости

Еще один исключительно интересный момент во время противостояния оппозиции и Дудаева на Театральной площади: Москва ни одним словом не откликнулась на ситуацию в республике, но зато Дудаев сказал, что он разговаривал с Ельциным, и тот якобы пообещал ему два полка МВД, чтобы те разогнали митингующих. Москва не опровергла его слова, вообще никак не отреагировала.

Потом, как вы уже знаете, произошел расстрел городского собрания, митинг разошелся. Затем началось нападение дудаевской гвардии на Предтеречье. Но, получив отпор на хребте рядом со станицей Первомайская, они сразу же перешли к диалогу. Это был первый этап гражданской войны. Кстати, первую кровь в Грозном пролили не российские войска, это произошло именно по вине Дудаева, сепаратистов.

— Если у Дудаева не было поддержки, кто же воевал на его стороне?

— Помните эпизод с захватом архивов КГБ в республике? В 1991 году под руководством [Бислана] Гантамирова произошел захват здания КГБ. Сложилась интересная ситуация: офицерам не разрешили оказывать противодействие. Перед этим были вывезены все досье на важных людей, а все остальные досье на, так скажем, рядовых стукачей были оставлены.

В одном из своих заявлений Дудаев, потрясая этими папочками, говорил: «Я вас всех призову к ответу». Допустим, была такая ситуация: где-то в Казахстане в голодные годы или перед высылкой (23 февраля 1944 года началась депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР — прим. «Ленты.ру») вас завербовали. От вас требовали донести на того, другого, и, спасая свою шкуру, вы занимались этим. Человека посадили в тюрьму по вашему доносу — а он в этой тюрьме умер. Родственники погибшего имеют полное право требовать кровную месть на доносчика. И их потом шантажировали дудаевцы: мол, мы опубликуем все это, если вы не перейдете на нашу сторону вместе со своими родными.

— А вооруженные формирования?

— После того как начали беспощадно бомбить жилые кварталы, уничтожать абсолютно неповинное население… Знаете, сколько, по словам того же Масхадова, у него было вооруженных сил по состоянию на первую войну? Три с половиной тысячи человек. Миллионное население и три с половиной тысячи человек — это все-таки большое несоответствие.

И другой интересный момент. По окончании первой чеченской войны из 440 населенных пунктов в Чеченской республике в той или иной мере были подвержены разрушению только 19. О чем свидетельствует эта цифра? Да о том, что из всех населенных пунктов их просто выгоняли. Война эта, извините за выражение, нахрен никому не нужна была.

«Приземлялись самолеты, битком набитые наличкой»

— Вы говорили, что депутаты, журналисты из центра приезжали и высказывались в поддержку Дудаева. Как вы думаете, они действительно верили в то, что он представляет освободительное движение, или у них какие-то другие цели были?

— Трудно дать однозначный ответ на такой вопрос. Может быть, верили. Может, витали в розовом тумане… У нас же была какая пропаганда: Че Гевара — молодец, ура, вперед, революция! И тут они, что называется, окунулись в историю. Не знаю, не могу сказать.

Джохар Дудаев, 1992 год

Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

— Вы с ними ни разу не встречались? Вы же были пресс-секретарем ВСЧР.

— Встречался. Но когда я стал пресс-секретарем? Уже когда ввели войска, когда война шла полным ходом. Встречался с журналистами, но среди них было много разных людей. Я видел тех, кто приходил ко мне и отмечался на аккредитацию, а потом по своим каналам уходил к боевикам.

Не могу ручаться, что это не фейк, но был на той стороне такой деятель — Султан Гелисханов, в то время занимавший там пост министра внутренних дел. Существовал документ за его подписью о необходимости получения средств для «подпитки» журналистов. Потом мне говорили о якобы существовании определенных расценок: за слово «коллаборационисты» в статье — одна сумма, за термин «марионеточное правительство» — другая сумма…

— Вернемся в 1993 год. Когда противостояние перешло в активную фазу, вас поддерживала Москва? У вас были хоть какие-то связи с федеральным центром?

— Скажу вам одну вещь: знаете, как финансировали Дудаева и его товарищей в тот момент, когда у нас на улице убивали Кан-Калика, Бислиева — ректора государственного университета? (Профессор Виктор Кан-Калик был похищен и убит неизвестными в 1991 году; его коллега Абдул-Хамид Бислиев получил смертельное ранение, попытавшись помешать похищению — прим. «Ленты.ру») Егор Гайдар, который в тот момент был то ли министром финансов, то ли вице-премьером, финансировал дудаевцев по графе «развитие высших учреждений Чеченской республики».

Когда Верховный Совет принял решение о финансовой блокаде республики, в Чечне, в аэропорту, приземлялись самолеты, битком набитые наличкой. Был такой корреспондент «Комсомольской правды» Леонид Крутаков, и мы попросили его провести расследование на предмет того, откуда берутся эти бабки. И вот на первое сентября 1993 года он выпустил статью «Деньги для генерала». Оказывается, деньги для республики в «заботе о бедных чеченских пенсионерах» выделялись [Владимиром] Шумейко — на тот момент председателем Совета Федерации.

Если сравнить помощь Москвы нам и Дудаеву, это будет примерное соотношение один к ста. Есть такое выражение: «в Кремле много башен». Естественно, были политики, завязанные на войну, на конфликт, и были те, кто этого не хотел. Но они были, мягко говоря, довольно слабые.

И еще один момент: в сентябре 1992 года господин Дудаев в пылу своей риторики о борьбе исламского мира с Западом летит в Боснию. Миротворцы ООН арестовывают самолет, набитый оружием и вооруженными людьми. Кажется, все — избавились от сепаратистов, можно что-то делать в республике. Но нет, господин Ельцин, руководитель страны — постоянного члена Совета Безопасности ООН, звонит туда, и самолет снимают с ареста, а всех этих товарищей отпускают обратно домой. Дмитрий Крикорьянц — был такой наш грозненский журналист — написал об этом в газете «Экспресс-хроника», и через неделю или полторы его убили. Вот такая помощь Москвы шла нам и дудаевцам.

— А откуда брали оружие?

— Принято считать, что оно было получено с разворованных арсеналов дивизий, которые здесь базировались. Так вот, первое оружие прибыло из Москвы со всеми сопроводительными документами, товарно-транспортными накладными и в сопровождении сотрудников соответствующих органов.

— Подождите. Дудаеву?

— Для Дудаева.

— Но зачем?

— Естественно, для того, чтобы оно начало там работать.

— Кому-то было выгодно в Москве, чтобы Дудаев продолжал свое дело?

— Конечно. Потому что без влияния Москвы тут бы ничего не было.

— Вы предполагаете, кто в Москве мог быть в этом заинтересован?

— На тот момент — 1991-1992 годы — я этой политикой занимался по-дилетантски. Жил себе человек мирно, никого не трогал, и тут — такие вещи. Но потом уже… Знаете, у Есенина есть хорошие строки: «Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье». Только по истечении времени начинает проясняться картина чеченских войн. Сказать сейчас, кто был заинтересован в этом, я не могу. Многие имена забыты, иных уж нет, а те далече…

Солдаты федеральных войск РФ готовят к выводу из Грозного разбитую боевую технику, 1996

Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

Но могу сказать вам одну вещь: вплоть до начала войны практически раз в неделю сюда по ночам прилетали [Павел] Грачев (в 1991-1992 годах был замминистра обороны; во время первой чеченской уже возглавлял военное ведомство — прим. Ленты.ру), [Петр] Дейнекин (главком ВВС — прим. Ленты.ру). Их возили в сауну на Ташкале (это район старых промыслов), до утра они там сидели и потом улетали обратно. К тому же до начала боевых действий с Дальнего Востока через всю страну везли в Чечню установки «Град». Здесь их перегружали на КамАЗы или самолеты и уже через открытую границу (мы же уже суверенные были, никому неподвластные) переправляли за бугор. А оттуда привозили черт знает что, вплоть до наркоты.

— А откуда оппозиция брала оружие?

— Так его нам давали со складов в Моздоке (Северная Осетия). Кстати, там же получали оружие и дудаевцы, но они его брали еще и в Буйнакске, в бригаде.

— Получали — это в каком смысле? Под расписку, что ли?

— Конечно, под расписку. Мы-то потом это оружие возвращали, у нас изымали его, когда войска вошли. А что касается дудаевских… Когда мы 14 октября 1994 года в первый раз вошли в Грозный, фактически заняли его, боевые действия остановились только ночью, чтобы под огонь не попали мирные люди. Решили, кто из дудаевских хочет воевать, пусть остается, кто не хочет — пусть уходит, время есть. И разошлись.

А ночью поступил приказ. Об этом в свое время «хорошо» рассказывал Гантамиров: по одной его версии, город был заминирован, по другой его версии — вокруг города скопилось около трех-четырех тысяч душманов, они ждали, пока мы зайдем в город, а потом они нас резать будут. .. В общем, какой-то бред.

На улицах Грозного. 5 декабря 1994 года

Фото: А. Бабушкин / ТАСС

Факт состоит в том, что отряды оппозиции вышли из города по приказу. Но было такое впечатление, что дудаевцам было нечем стрелять. Сопротивление было исключительно слабым. Именно после этого, когда наши шоферы поехали в Моздок получать оружие, они вернулись с квадратными глазами. «Вы знаете, а там и дудаевцы оружие получают!» — говорят. И если нам давали оружие уже порядка второй-третьей реконструкции (те же автоматы с замененными стволами), то им давали совершенно новое.

В свое время ко мне приезжал Дмитрий Холодов, ныне покойный, и все интересовался оружием Западной группы войск (ее обвиняли в коррупции и продаже оружия — прим. «Ленты.ру»). Я ему объяснил: смотри, на цевье наших автоматов звездочки — это значит, что они прошли реконструкцию. В Западной группе войск было новейшее оружие. Поэтому оттуда мы оружия не получаем, ищи в другом месте.

— Везде пишут, что неизвестно, кто отдал приказ отходить из Грозного. Вы тоже не знаете?

— Мне-то, конечно, неизвестно, я же не был в военном руководстве!

— А хотя бы предположить можете, кто это мог сделать?

— Я думаю, это было сделано политическим руководством страны. Но на тот момент я могу вам назвать только одного человека: это был Борис Абрамович Березовский, который непосредственно курировал нашу, так сказать, «революцию». Его я могу назвать с полной уверенностью в правоте своих слов.

— И что было дальше?

— Мы отошли в свой район дислокации. Потом, 26 ноября, пошло полновесное насыщение дудаевских отрядов оружием — главным образом, гранатометами, вооружением средней тяжести.

— Оружием из России?

— Из России — из Моздока и Буйнакской бригады в Дагестане.

— Какие были настроения в оппозиции, когда вам приказали отвести силы из Грозного?

— Во всех сражениях наряду с наличием оружия и его качеством очень большую роль играет моральный дух войск, которые участвуют в сражении. После того как появилась весть о том, что дудаевцы получают оружие в Моздоке и в Буйнакской бригаде (там же, где и мы), а также и в других местах, что им перебрасывают вооружение по железным дорогам, — моральный дух наших вояк упал. Распространились настроения: «Да это все бессмысленно, раз их поддерживает Москва, что мы будем зря корячиться?»

Ладно. Вечером 25 ноября в республику заходят танки — около 30 единиц. Идем на исходную и выдвигаемся вместе. Первое боестолкновение происходит на окраине Грозного. Там стояла их пушка, по-моему, 75-миллиметровая. Она взрывает правый каток у первого танка. Но танк подавляет эту точку, и мы двигаемся дальше. Но понимаете, вечером 25 ноября входят танки, а 26-го утром мы выдвигаемся в Грозный. То есть никакой речи о взаимодействии между танками и пехотными подразделениями даже не шло.

Прекрасно зная о снабжении войск Дудаева противотанковыми установками, гранатометами, российские власти вводят танки в город. Это не идиотизм, это было сделано целенаправленно для того, чтобы показать потом взорванные танки, убитых солдат и на весь мир сказать: вот видите, с какой силой столкнулась Российская Федерация!

— То есть вы считаете, что это было сделано специально для того, чтобы оправдать ввод войск?

— Дело в том, что только такая картинка, растиражированная во всех СМИ, не только российских, но и мировых, оправдывала ввод войск, применение оружия массового поражения.

Эвакуация раненого в Грозном

Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

Есть еще вот что: была договоренность, что мы заходим в город, берем столько территории, сколько можем удержать. В это время входят внутренние войска, и дальнейшие действия мы уже совершаем синхронно. Но это не было выполнено, потому что в этом случае мы бы просто не дали потом бомбить мирные кварталы. Ведь в этой ситуации самое лучшее оружие — это автомат и снайперская винтовка. Все. Остальное исключается: самолеты, «Ураганы», ракеты, «Грады»… Но это не было сделано. В результате был получен информационный пропагандистский повод для массового ввода войск, применения самолетов, вертолетов и прочей техники.

Есть вот какой нюанс. В болоте под Тверью находят самолет времен Второй мировой. Искатели вытаскивают его, по номеру двигателя определяют, к какой эскадрилье он принадлежал, на каком заводе был изготовлен, кто был летчиком, вторым пилотом… То есть документы Минобороны сохранились с того времени.

— А насчет чеченской кампании не сохранились?

— А вы попробуйте теперь найти документы того же Минобороны времен первой чеченской войны. Вы их не найдете. Был очень интересный документ, согласно которому при форсировании Терека потери танков Т-80 составили порядка 80 единиц. Но сейчас его не найти, он уничтожен. Так вот: Терек нигде не форсировали, и в свое время я писал в газете «Версия», что создается такое впечатление, будто его форсировали не поперек, а вдоль. Там просто невозможно утопить такое количество танков. И танков Т-80 я там, честно говоря, сам не видел вообще. Были Т-72, Т-62.

Покойный [Юрий] Щекочихин в свое время выпустил на ОРТ передачу, в которой говорил, что за полгода первой чеченской кампании было продано (подчеркиваю — продано!) 280 с лишним единиц летательной техники: вертолеты, самолеты. После того как, условно, первого числа вышла эта передача, второго числа тоже покойный ныне [полевой командир Руслан] Гелаев, выступая на своем телевидении, говорит: «Мы в небе над Бамутом сбили 300 самолетов и вертолетов противника». То есть он прикрывал факт списания и продажи нашей летательной техники.

«Правы были боевики, когда сказали, что купили город»

— Это первая война. Потом ведь было «восстановление республики» в конце 1994-1995 годов.

— Да. Только начинают поступать деньги, вдруг, откуда ни возьмись, те силы, которые вроде как давно были задавлены и разбиты, активизируются под предлогом переговоров. Под эти переговоры войсковые части оттягиваются от уже занятых территорий — потому что как вы будете вести переговоры с теми, кто представляет два-три куста на склоне Кавказского хребта?

Город Гудермес был сдан без единого треснутого стекла в первую войну. Это несмотря на то, что те же Ямадаевы и Кадыровы были против нас. Продолжение — правда, незначительное по масштабам — Гудермес получил только после того, как за нашими спинами ОБСЕ начала вести переговоры с «угнетенным чеченским народом» в лице Радуева и Басаева. И это повторялось несколько раз.

О том, что в августе 1996-го готовится сдача Грозного, мы знали еще в мае. Мы просто не хотели в это верить. 6 августа 1996 года, идет совещание у Доку Завгаева. В нем участвуют Тихомиров, Голубец, Вячеслав Михайлов представляет Министерство по делам национальностей, ну и ваш покорный слуга. Только совещание закончилось, дверь открывается, и в комнату пытается прорваться здоровенный мужик с Урус-Мартана, мой старый знакомый. Охрана его не пускает — а он высокий был, машет рукой: «Руслан, что вы здесь сидите, они уже позиции занимают, а вы все совещаетесь!»

Доку Завгаев

Фото: Анатолий Морковкин, Александр Неменов / ТАСС

Я поворачиваюсь к Завгаеву и говорю: «Я этого человека знаю и доверяю ему, если он говорит — значит, так оно и есть». Завгаев, Тихомиров и Михайлов молчат. Завгаев обращается к Голубцу: «Смотрите, я не могу не верить своему пресс-секретарю». Голубец по-военному раскатисто смеется и говорит: «Вы считайте, что нам повезет, если они зайдут в город». На второй день нам страшно «повезло».

— И что было дальше?

— Абсолютно точно зная, что занимаются позиции по всем главным входам и выходам из Грозного, на этот день намечают проверку паспортного режима в Пригородном районе, в Курчалоевском районе. Все чеченские силы должны выстроиться в походную колонну и выйти из города. Там их ждет засада. Хорошо, что ребята это уже знали, и поэтому они, мягко говоря, послали на три буквы эту ситуацию. После того как в городе развернулись бои, наш второй полк патрульно-постовой службы (Ахмед Телематов был командиром, живой до сих пор, слава богу) начал выдвигаться в сторону Толстой-Юрта. Его обстреляли вертолеты — троих или четверых убили, десять ранили.

Ребята связались с Ханкалой, в Ханкале дико извинялась — мол, мы думали, что это боевики входят в город, туда-сюда… Хотя откуда могли появиться боевики в северных районах? Перегруппировались, пошли снова. Их начали обстреливать из артиллерии. Ребята сказали: все, правы были боевики, когда сказали, что купили город, поэтому мы разворачиваемся и идем по домам, тут делать нечего.

— Так кому заплатили?

— Вы думаете, кто-то справку даст?

— Я же не говорю о справке, я вас спрашиваю.

— Не знаю, были разговоры, но на уровне слухов, поэтому и говорить об этом даже как-то несерьезно. ..

— А вы расскажите, что было на уровне слухов.

— На уровне слухов — якобы заплатили Лебедю. Потому что когда Куликов объявил 48-часовой ультиматум, открыл коридоры, он сказал, что после этого город будет зачищен основательно. Часть боевиков разбежалась — те, которые были не в курсе. Другие, которые были в курсе, остались. И в это время прилетел товарищ Лебедь и «спас Россию от полного разгрома», как это преподносили.

Александр Лебедь в Чечне

Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

«Прогосударственную оппозицию подставили»

— Вернемся в декабрь 1994 года. После совместного штурма Грозного силами оппозиции и находившихся там неофициально российских танкистов вводятся войска. Если руководствоваться тем, что сказали вы, второй штурм был намеренно провален, чтобы показать разрушенную технику, убитых людей… И вот начинается официальный ввод войск. Что испытывали в оппозиции? Это же, наверное, с вашей стороны выглядело как предательство?

— Это было воспринято действительно как предательство. Нас, прогосударственную оппозицию, подставили. Мы стали ассоциироваться с этими зверствами, бессудными казнями, бомбежками… Но скажу еще: это не было повсеместным явлением, хотя и было достаточно распространено. Да и изначальная деятельность Дудаева вела именно к этому, и думающие люди это правильно интерпретировали. Но во всяком обществе думающих всегда меньшинство.

— В 1995 году Доку Завгаев стал главой правительства национального возрождения, Грозный был условно ваш. И тут прилетел Лебедь и стал «урегулировать конфликт». Как это воспринималось с вашей стороны?

— С нашей точки зрения это было, опять же, прямое предательство, неприкрытое. 9 августа Ельцин выступает и приказывает по телефону стабилизировать ситуацию в Грозном. Куликов отдает свой приказ, о котором я уже говорил. И, по-моему, тоже 9-го прилетает Лебедь. Ситуация шаткая, ведь боевики уже начали разбегаться…

Куда он ездил, с кем ездил — понятия не имею. С нами они не контактировали. После этого были подписаны знаменитые Хасавюртовские соглашения. Все проданное оружие Западной группы войск было списано. Все деньги, которые якобы выделялись на восстановление республики, списаны. Но самое главное — была сохранена территория конфликта, которой воспользовались через несколько лет.

Приведу еще один пример отношений с Москвой, связанный со мной. Помните знаменитый рейд Радуева в Кизляр? Мы предупредили дагестанцев о том, что по таким-то маршрутам пойдут боевики. Более того, не надеясь на телефонограмму, мы послали в Дагестан начальника РОВД Шелковского района. На второй день я иду на работу, и в это время мне звонят из «Интерфакса»: вот, мол, такая ситуация, напали на Кизляр. Представьте мое состояние — вроде бы все, что надо, сделали. И тут на тебе!

9 января 1996 года отряды Салмана Радуева и Хункар-Паши Исрапилова атаковали дагестанский Кизляр. Первоначальной целью была вертолетная база федеральных сил, но, потерпев неудачу, они напали на город и соседнее село Первомайское. Боевики взяли заложников в больнице и потребовали вывести войска из Чечни. Погибли около 80 военных, полицейских и мирных жителей, уничтожены более 150 боевиков

Я даю заявление о том, что здесь, на Северном Кавказе, не надо искать исполнителей — всех организаторов ищите в пределах Садового кольца. Помните «Итоги» с Киселевым по НТВ? В ближайшее воскресенье он приглашает [руководителя Российского союза промышленников и предпринимателей] Аркадия Вольского, зачитывает ему мое заявление и говорит: «Смотрите, вот такое скандальное заявление. Как бы вы его прокомментировали?» Вольский приводит пример, когда документом сугубой конфиденциальности, принятым на заседании Совета безопасности в отношении Чечни, ему на второе утро тычет под нос Удугов. И он говорит: у этого человека (то есть у меня) есть все основания делать такие заявления. Это, опять же, к вопросу об отношениях Москвы и Дудаева.

— А откуда вы-то узнали, что радуевцы в Кизляр выдвигаются?

— По нашей ментальности секреты хранятся недолго. У нас так говорят: чтобы узнать, что происходит, пойди на базар и спроси торговку [смеется].

Полевой командир Салман Радуев (в центре)

Фото: Игорь Михалев / РИА Новости

***

— Чем была вторая чеченская? Зачем Басаев и Хаттаб поперлись в Дагестан?

— В мае 1999 года я написал в газету «Правда» статью «За полчаса до войны». Там у меня есть такие слова: в ближайшем будущем ожидается конфликт, и подготовка к нему идет по линии Грозный — Махачкала. Так вот, за два дня до входа Хаттаба и Басаева в Дагестан блокпосты на тех направлениях, по которым они туда проходили, были убраны. Точно так же блокпосты были убраны во время первой войны перед шестым августа — южное направление было полностью оголено. Так что механизм, по которому возникли первая война и вторая война, он еще не разрушен. Он вполне дееспособен, потому что не было ни одного независимого расследования причин начала этих войн. Не было ни одного наказанного чиновника как с той стороны, так и с этой. Завести этот механизм можно в любой момент снова. И общество это проглотит.

Почему нас убрали с политической сцены Чеченской республики в момент начала второй войны? Дело в том, что чеченская оппозиция, как бы героически это ни прозвучало, спасла Россию от большой русско-кавказской войны, которая была запланирована (и об этом неоднократно говорил господин Дудаев) на 1993-1994 годы. Весь Кавказ тогда кипел — сепаратистские движения, отряды, лозунги…

И в это время в Чечне начинается гражданская война. Население той же Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии говорит: нет, то, что вы говорите, конечно, хорошо, красиво, но посмотрите, что в Чечне происходит! Мы не хотим у себя такого. Вот так были спасены и Кавказ, и Россия от большой войны.

Как развивались события чеченской войны, смотрите в хронологии «Ленты.ру».

Четырехсотлетняя война в Чечне может быть окончена | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW

Драма с захватом заложников в североосетинском городе Беслан вновь привлекла внимание к чеченскому конфликту всего мира. Война в Чечне, ведущаяся на протяжении многих лет, ведет все к новым жертвам с обеих сторон. Быстрого решения конфликта не предвидится. Профессор германистики Саид-Хасан Абумуслимов, бывший вице-президентом Чечни с 1996 по 1997 годов, уже год живет в эмиграции в Германии. Абумуслимов считает, что мирное урегулирование между Россией и Чечней возможно.

Продолжение 400-летней войны

Выступая на конгрессе немецких востоковедов в Галле, Абумуслимов попытался осветить не только сам сегодняшний чеченский конфликт, но и вскрыть его исторические корни. Война в Чечне началась не десять лет тому назад, считает ученый, она является продолжением борьбы, которую чеченский народ ведет против России уже 400 лет. Активизация этой борьбы связана с распадом Советского Союза в 1991 году. Республика с населением свыше миллиона человек требует с тех пор независимости и отстаивает эти требования путем вооруженной борьбы. Сам Абумуслимов был в свое время одним из деятелей чеченской политики. После первой чеченской войны он возглавлял делегацию республики на переговорах с Россией. Первоначально с успехом. В конечном итоге в 1996 году было официально объявлено об окончании военных действий. В 1997 году в Чечне состоялись президентские выборы под наблюдением и контролем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Однако в 1999 году произошла новая эскалация конфликта.

С тех пор военные столкновения между чеченскими боевиками и российскими войсками практически не прекращаются.

Независимость как гарантия безопасности

Абумуслимов указывает, что положение в Чечне крайне тяжелое, и каждый день там убивают, похищают, пытают людей. По мнению Абумуслимова, сопротивление чеченцев день ото дня будет сильнее. В войне уже погибло более 250-ти тысяч человек, в том числе 42 тысяч детей. Конфликт дошел до такой остроты, считает ученый, что он не может быть решен только двусторонними усилиями российской и чеченской стороны, а требует вмешательства международного сообщества, прежде всего, Европейского Союза.

Чеченцы хотят независимости только как гарантии для собственной безопасности, считает Абумуслимов. В противном случае жители республики будут по-прежнему опасаться за свою жизнь. Населению нужны международные гарантии. Ученый отмечает, что если Россия будет продолжать свою политику геноцида, то чеченский конфликт не может рассматриваться как внутреннее дело, а требует международного вмешательства.

Экстремизм не имеет корней в чеченском обществе

Абумуслимов особо отметил, что борьба чеченского народа не имеет ничего общего с деятельностью радикальных террористических групп типа Аль-Каиды. Главное отличие состоит в том, что чеченцы борются за свою свободу, и борьба эта обусловлена историческими причинами.

Председатель Немецко-кавказского общества Эккехард Маас (Ekkehard Maas) также считает, что чеченский конфликт не связан с международным терроризмом. По его мнению, радикальные исламистские течения не имеют прочных корней в чеченском обществе. Однако Маас признал, что по мере усиления военного давления на чеченцев экстремистские группировки усиливают свои позиции в Чечне. По мнению Абумуслимова, для чеченцев на первом месте стоит борьба не за исламские ценности, а за свободу. «Мы полны решимости закончить борьбу, которая длится 400 лет». (вш)

Ведат Ачикгёз
(Перевод с немецкого)

Чеченский батальон «Восток» отправили на Украину воевать с ВСУ

+ A —

«Профессиональные бойцы»

Батальон специального назначения, укомплектованный уроженцами Чеченской республики, примет участие в специальной военной операции России на Украине.

Это формирование также известно под неофициальным названием «чеченский батальон «Восток». В украинских социальных сетях пишут, что кадыровцы были замечены в лесах под Киевом.

По словам Рамзана Кадырова, самые ответственные задачи на Украине поручили чеченским бойцам. Глава Чеченской Республики заявил, что его бойцы с удовольствием встретятся с вооруженными силами Украины. Украинского президента Владимира Зеленского Кадыров призвал позвонить Путину и немедленно извиниться, пока не закончился преждевременно его президентский срок.

Рамзан Кадыров заявил: «Мы уничтожили терроризм. Эти террористы были подготовлены могущественными государствами, они в совершенстве владели русским языком и были направлены для развала России через Чеченскую Республику»..

Военный эксперт Алексей Леонков в своем Telegram-канале «Мадуро – не дура» объяснил слова Кадырова: «Глубинный смысл этого заявления становится понятен, учитывая присутствие на территории Украины большого числа ваххабитов, прибывших из Сирии через Турцию». С 1996 по 1999 год в Чечне ваххабиты воевали с чеченскими националистами, а после победы последних ваххабизм был объявлен вне закона. Таким образом, Рамзан Кадыров связывает текущую войну с военными конфликтами, происходившими на территории Чечни.

Когда стало известно о решении Рамзана Кадырова отправить чеченских бойцов в самые горячие точки, пользователи социальных сетей прокомментировали перемещение батальона «Востока» на украинскую территорию.

Кирилл оставил сообщение в Telegram: «Правильно! Нельзя быть милосердными по отношению к нацистам, Донбасс они не жалели!».

Павел Кудашев написал: «Это ужасная новость для украинских солдат. Кадыровцы же больше ничего не умеют делать, кроме как воевать. Они профессиональные бойцы, ВСУ могут с ними и не справится».

Пользователь с ником «UniCat2121» опубликовал свое мнение в комментарии: «Если честно, лично мне очень страшно за украинцев, пусть даже и военнослужащих. Всем известно, что пленных чеченские бойцы никогда не берут».

Впервые батальон «Восток» сформировали в 2003 году. Чеченские бойцы принимали участие во Второй Чеченской войне, Второй Ливанской войне и Войне в Южной Осетии. В 2008 году «Восток» официально расформировали, а сам батальон перевели в Росгвардию. По этой причине это формирование часто называют по-старому – чеченский батальон «Восток».

«Белые колготки» из Прибалтики и «распятые мальчики»: как на Лубянке сочиняли фейки чеченской войны

Разносили же их, как правило, журналисты из числа обретавшихся не там, где шли настоящие бои, а при различных штабах Объединенной группировки войск – на «Моздокском фронте». Затем, ссылаясь на таких «очевидцев», эти страшные байки охотно повторяли уже высокие начальники, которым надо было оправдать свои провалы и сотни зазря погубленных бойцов.

Распятые мальчики Михаила Леонтьева

Именно так обстояло дело с одним из самых громких и ужасающих мифов про то, как в разгар штурма Грозного чеченские боевики распинали пленных солдат на окнах здания Совета министров. Одним из первых эту версию описал «моздокский фронтовик» Михаил Леонтьев из газеты «Сегодня». Расписал все столь сочно, словно сам лицезрел. Процитирую его тогдашнее интервью для «Эха Москвы»:

«…ВОПРОС: Вы говорите, что <…> 9 января чеченцы вывесили на окнах здания СОВМИНА распятых российских пленных, неизвестно, живых или мертвых. Скажите пожалуйста, вы лично видели <…> или нет?

ЛЕОНТЬЕВ: Вывешенных пленных видели из КП (командного пункта. – В.В.) дивизии офицеры <…>» [Эхо Москвы. Интервью, 23 января 1995 г., 20:30, 22:10]

То есть сам – не видел. Какие офицеры это видели, какой именно дивизии, да и вообще с какого КП можно было видеть руины здания бывшего Совмина, да ещё и 9 января – обо всем этом Михаил Леонтьев умолчал. Что неудивительно: в тот день видеть окна Совмина можно было, пожалуй, лишь с одного КП – Дудаева и Масхадова, из здания Рескома (Президентского дворца). При этом нет никаких документальных доказательств и фотографий, нет ни свидетелей (неких офицеров некоей неназванной дивизии), ни имен-фамилий-званий собственно жертв. Не было заведено уголовное дело, никто не проводил расследование. Не было в природе (то есть военной прокуратуре) никакого уголовного дела о «распятых».

Но не один Леонтьев тогда сеял этот миф. Был, например, и репортаж в «Комсомольской правде» Ольги Герасимовой и Василия Устюжанина, которые привели слова некоего 18-летнего Андрея (опять без фамилии) «из (98-й) воздушно-десантной Ивановской дивизии»: «Ребята, побывавшие в боях, подтверждают, что наших раненых подвешивали за ноги в окнах Совмина и из-за их тел вели прицельный огонь» [Герасимова О., Устюжанин В. На 41-й день войны в Грозном сыграна первая свадьба // Комсомольская правда, 1995, 24 января.] Не только сами авторы репортажа ничего своими глазами не видели, но и пересказывают слова некоего бесфамильного «солдата Андрея», который тоже ничего не видел, но лишь что-то и где-то от кого-то слышал, что «ребята рассказывали…».

© Reuters

Мифы хороши лишь тогда, когда их нельзя пощупать, потому и желательно избегать всего того, что можно проверить: точных дат, имен, конкретных наименований и привязки к местности.

Именно тогда, когда, согласно утверждению Михаила Леонтьева, пленных солдат распинали на здании Совмина, автор этих строк находился в том самом здании. И пленных видел именно там – живых, 19 человек из разгромленной 131-й мотострелковой Майкопский бригады. Вглядываюсь в чумазые лица – совсем еще дети! Их блокировали 1 января у железнодорожного вокзала, и когда кончились боеприпасы, а поддержка так и не пришла, они вынуждены были сдаться. В тот подвал мы спустились вместе с коллегой, Александром Колпаковым из «Московского комсомольца», потому просто приведу то, что он позже напечатал в газете: «<…> в здание Совмина вниз по ступеням, туда, где, как я выясняю уже по ходу нашего движения, помещены русские пленные. Их оказывается 19 человек <…> Тьма-тьмущая, зажигаю спичку, чтобы побеседовать с ними, но пламя сразу высвечивает лицо человека в каракулевой шапке, который вдруг категорически отказывается разрешить нам побеседовать с солдатами. Тридцать восемь глаз смотрят на нас с тоской и надеждой.
«Среди вас есть раненые, избитые?» – спрашиваю. «Нет» – отвечают они. «И что с ними будет?» – перевожу я вопрос уже к каракулевой шапке. «Во всяком случае, жизнь мы им гарантируем, а вот российские власти вряд ли», – резко отвечает он. Я подношу спичку ближе к пленным. Мальчишки лет 18–19, в глазах животный страх <…>» [Колпаков А. Война и чир // Московский комсомолец, 1995, 19 января]. Добавлю лишь, что толком поговорить с пленными «каракулевая шапка» нам не дал, потребовав личной письменной санкции… Дудаева. В подвале же Совмина отсиживались все потому, что федеральная артиллерия столь нещадно гвоздила тогда по Совмину, что и носа было не высунуть. Как поговаривал еще один коллега Александр Мнацаканян, бывший в те дни там от «Общей газеты», «хотел бы я видеть того храбреца, который под огнем всех систем и калибров осмелился бы вскарабкаться – вместе с пленными! – по рухнувшим пролетам на второй или третий этаж. И на сплошь простреливаемом пространстве занялся бы сей экзекуцией. Разумеется, чокнутых, решивших повторить «подвиг» солдат Понтия Пилата, просто быть не могло!» Он затем так и написал в своей статье: «А всем верящим в распятие на окнах рекомендую самим попробовать проделать бесполезную и рискованную операцию. Взять пятидюймовые гвозди, молоток, пленного, подняться хотя бы на третий этаж простреливаемого и горящего здания, подойти к окну и быстренько приколотить сопротивляющегося (а как же иначе?) человека к разбитой оконной раме» [Мнацаканян А. Сложнее смерти // Общая газета, 1995, 26 января].

Более того, когда от снарядов и бомб стали рушится перекрытия подвала, вся эта группа из 19 пленных солдат Майкопской бригады была выведена из руин Совмина, никто из них (а других в том здании и не было) не был там «распят» и «вывешен в окнах». Их перевели в подвал парикмахерской на Минутке, где беседу с ними записал на видеокамеру журналист НТВ Вячеслав Грунский, и его репортаж прошел в программе «Сегодня» 16 января 1995 года. Также известно, что все солдаты из этой группы впоследствии были освобождены.

Но кого интересуют факты, если нужны именно мифы? И их продвигали не только журналисты типа «моздокского фронтовика» Леонтьева, но и, например, генерал Лев Рохлин. В одном из интервью он тогда заявил, что «когда мы брали это здание (Совмин. – В.В.), там в каждом окне висел мертвый или раненый наш боец. Почему об этом не говорят правозащитники?» [Аргументы и факты, 1995, № 5, с.2.] «А в здании Совмина в каждом окне дудаевцы вывесили трупы наших солдат» – это уже из интервью генерала военному журналисту Асташкину [Асташкин Н.С. По волчьему следу. Хроники чеченских войн. М., 2005, с. 132]. Схожие слова Рохлина привел в своей книге и другой военный журналист, капитан 2-го ранга Андрей Антипов: «Дудаевцы пошли на самый коварный и подлый шаг. Накануне штурма они вывесили в окнах Совмина трупы наших солдат. На это было трудно смотреть» [Антипов А.В. Лев Рохлин. Жизнь и смерть генерала. М., 1998, с. 189]. Но вот что примечательно: далее этот же автор обильно цитирует «Рабочую тетрадь оперативной группы центра боевого управления 8-го гв. АК», «Журнал боевых действий», рапорты командиров, где поминутно расписаны как собственно штурм Совмина, так и предшествующие ему дни. Однако в тех документах нет ни слова ни о каких вывешенных в окнах телах или еще живых солдат. Но если бы нечто подобное действительно было, это просто невозможно не зафиксировать в документах! Более того, прямой обязанностью и особистов, и военных прокуроров было бы тогда провести дознание и, если факты подтвердились, возбудить уголовное дело. Но ничего этого сделано не было: нечего было проверять, поскольку не было и никаких распятых. Однако умело запущенный миф уже зажил своей жизнью, и в книгах о той войне его часто приводят как якобы неоспоримый факт…

Охота за «белыми колготками»

Незадолго до второй военной кампании в Чечне по российским экранам шумно прошел как бы художественный фильм Александра Невзорова «Чистилище», снятый по заказу и на деньги Бориса Березовского. Картина про штурм Грозного в декабре 1994-го – январе 1995 года, обильно сдобренная матерщиной, вышла громкой и красочной (в прямом смысле), но насквозь не соответствующей реальности. Одним из ключевых сюжетов той агитки стали эпизоды, где дамы из неких прибалтийских стран метко разили бойцов федеральных войск, отстреливая у них именно гениталии. Правда, собственно снайперскую пальбу Невзоров изобразил так: женщины хрупкой «конструкции» ведут огонь из тяжелых винтовок с рук, в положении стоя – в полный рост, торчат у всех на виду в оконном проеме. Попробуйте сами даже не пострелять, а просто подержать снайперскую винтовку Драгунова в вытянутых руках минут десять-пятнадцать (как в кино), выискивая в мощную оптику цель. Но вовсе не эти технические «мелочи» тут главное, а главное то, как удачно в самый разгар пропагандистской кампании подготовки новой войны был «залакирован» замшелый миф о злобных женщинах-снайперах из Балтии.

© youtube.com kadras

О воюющих против федеральных войск в Чечне снайпершах с прибалтийской «пропиской» разговоры пошли уже с декабря 1994 года. Внедрение мифа о том, что чуть ли не главная причина всех неудач российских войск – «белые колготки», воюющие на стороне дудаевцев снайперши из Литвы, Латвии и Эстонии, – одна из самых пикантных пропагандистских спецакций того времени. Кто ещё, как не иноземные «дамы с винтовками», смог тогда остановить неудержимый натиск танковых дивизий и «голубых беретов» Павла Грачева с «краповыми беретами» Виктора Ерина в придачу?

По всей видимости, зачали этот миф в ходе войны в Приднестровье: именно тогда слетевшиеся туда бравые «казаки» вдруг запричитали, что их наступающие цепи выкашивают женщины-снайперши из Прибалтики. Ни одной таковой никто из «очевидцев» и в глаза не видел, ни одной не было взято в плен или хотя бы найдено убитой на поле боя, но легенда зажила своей жизнью. Далее – везде: из траншей Тирасполя и Бендер всего лишь шаг до окопов Гагр и Гумисты, а там и до Чечни уже рукой подать. Само собой разумеется, что ясноглазые блондинки-снайперши из Прибалтики воевали только против российских войск или пророссийских сил. В Приднестровье – на стороне «румын», в Абхазии – на стороне грузин… Отчего снайперы – женщины, да еще с янтарных берегов Балтики? Как тогда уверяли прокремлевские СМИ, именно в Литве, Латвии и Эстонии якобы «скопилось» огромного количество бывших спортсменок – женщин-стрелков, которым позарез нужна работа «по специальности». Чаще всего при этом говорили про биатлонисток. Собственно «прибалтийские мотивы» расшифровывались легко: отношения Москвы с вновь обретшими независимость странами Балтии и тогда были достаточно натянутые, потому как бы само собой подразумевалось, что снайперши «оттуда» воюют везде, где только можно навредить Кремлю. По сути, классическая «черная пропаганда», один из элементов кампании против Литвы, Латвии и Эстонии в прокремлевской прессе. Почему эти снайперши изначально стали проходить под кодовым наименованием «белые колготки», которые возвели в символ, а не, скажем, синие чулки (впрочем, термин «белые чулки» поначалу тоже встречался, но не прижился), толком уже и не понять. Возможно, это просто результат полета фантазии конкретного автора придумки: «а назовем их вот так!..» Само присутствие такой детали женского туалета в окопе – уже свидетельство нарочитости, нелепости этой былины. Правда, были попытки объяснить такое название одеждой биатлонисток: раз они выступают на соревнованиях в обтягивающих бедра трико (или лосинах-легинсах), то в них, мол, им якобы удобно и …воевать, а что белые – так для зимней маскировки же! Хотя о какой маскировке «под снег» могла идти речь в Приднестровье летом 1992 года? Но миф есть миф, и коли уж один раз сказали, то пришлось держаться исходной версии – происхождения явно кабинетного, а не окопного. Во время абхазской войны заговорили было и про грузинских женщин-снайперш – уже в черных колготках. Однако меткие грузинки в черных колготках отчего-то не прижились, быстро сменившись теми, которые в белых колготках и с «прибалтийской пропиской». Не раз в ту пору довелось встречать в Абхазии «очевидцев», утверждавших, что именно такая их чуть не подстрелила, причем метила именно между ног. Ещё в Абхазии рассказывали, как в марте 1993 года латышские женщины-снайперы понесли огромные потери и уехали, вот потому, мол, их уже и не видно… При этом хотя ни один «очевидец» снайперш самолично не видел, зато точно знает (слышал), как их пачками брали в плен, насиловали, а потом привязывали к танкам (бронетранспортерам) – «и на кусочки, и следа не оставалось».

Разумеется, стоило начаться войне в Чечне, как соединения «белых колготок» с вильнюсской, рижской и таллинской пропиской незамедлительно обнаружились и там. Ещё 20 декабря 1994 года директор Федеральной службы контрразведки (ФСК) Сергей Степашин сообщил «Вестям», что в ходе очередного боя в руки оперативников попали два трупа снайперов и было установлено, что один труп – «лицо прибалтийской национальности». Позже директор Степашин в одном из интервью привел «уточненные» данные своего ведомства, согласно которым «порядка 40 женщин там воюют» [Актуальное интервью. Контрразведка в Чечне //Аргументы и факты, 1995, № 5, 01/02/1995].

© Youtube

По части распространения этого мифа среди первопроходцев тогда был и уже упомянутый Михаил Леонтьев. Вот пассаж из опубликованной им в январе 1995 года в газете «Сегодня» (в соавторстве с Марией Дементьевой) статьи «Грязная война против российской армии»: «Так в одной из частей вдруг снайпер стал «снимать» офицеров. Каким образом он пробирался в хорошо защищенный район, было совершенно непонятно. Наконец, солдату удалось снайпера выследить и подранить. След крови, из раны, завязанной в спешке, привел в подвал к беженцам, которых приютили военные. Среди них, выдавая себя за русскую, мирно жила и ходила «на работу» – на крышу – снайпер Лайма». Отметились и другие издания. «Подтверждается конкретными фактами и прибытие наемников из Прибалтики, – сообщал «Коммерсант». – В центральных районах Грозного были замечены женщины-снайперы – члены организации «Белый чулок». 12 декабря в Грозный прибыл отряд снайперов «Черный тюльпан»» [Ромашов Г. Он хату покинул, пошел воевать… // Коммерсант, 1995, 18 января]. Там, в статье «Коммерсанта», в Чечню отправились ещё и афганские моджахеды с… «Физулинского направления Карабахского фронта», которых «спецрейсом» перебросили в Грозный из Гянджи, и «Серые волки», и инструкторы «из Азербайджана, Афганистана, Турции, Пакистана», и десятки иноземных боевиков, которые «прошли подготовку по программе спецназа в Пакистане»… Уже и не «белые колготки», оказывается, а «Белый чулок» – и это целая организация! Которой приданы и отряд снайперов «Черный тюльпан», и «Серые волки», и даже спецназ Пакистана! Откуда все эти сведения? Оказывается, это «по информации ФСК Дагестана».

В самом начале войны основным поставщиком «белоколготочной» фактуры стал центральный орган Министерства обороны России – газета «Красная звезда». Сообщая про злодеяния «белых колготок», издание обычно ссылалось на источники не собственные, да даже не армейские, зато в одной из заметок проскочило, что к кому бы из военачальников, офицеров или бойцов ни обращался ее корреспондент, на вопрос о снайпершах из Балтии всегда получал ответ: «Слышать слышали, но конкретных фактов никаких». Что вовсе не помешало органу Минобороны подать статью под броским заголовком: «Прибалтийский след чеченской трагедии. В зону боевых действий слетаются разноплеменные «Дикие гуси». Ближе к Новому году новые «подробности», например, что «час действий прибалтийских «белых колготок» стоит 50 долларов» [Красная звезда, 1994, 27 декабря]. Никакого соответствующего бухгалтерского документа по «колготкам», пусть и самого завалящего, никто никогда так и не представил.

Уже названный выше военный журналист полковник Николай Асташкин в своей книге приводит шифротелеграмму, якобы направленную 31 декабря 1994 года «старшим оперативной группы Пограничных войск РФ – заместителем главнокомандующего Погранвойсками России» генерал-лейтенантом А. Щербаковым на имя заместителя председателя правительства Николая Егорова и министра обороны РФ генерала армии Павла Грачева. В пункте №2 документа на полном серьезе значится: «Статус особого подразделения имеет формирование «белые колготки», состоящее из женщин-снайперов из Прибалтики. Ежесуточно им выплачивается по 1 тыс. долларов США и 1,5 тыс. долларов за каждого убитого российского офицера дополнительно» [Асташкин Н. С. По волчьему следу, с. 120]. Но, как пишет дальше полковник Асташкин, «Грачев и слышать не хотел о каких-то там наемниках, «белых колготках» и прочей нелепице» [Там же]. Наверное, у Павла Грачева были веские основания игнорировать эту «информацию», и точно, что у него имелись возможности досконально проверить её. Но «Красная звезда» продолжала сообщать, как накрыли минометным огнем снайпера и затем обнаружили еще живую белокурую девушку, а «со временем удалось установить и ее прибалтийскую «прописку»…

По следам Милиты Транкаутене

Все подобные «конкретные факты» выдавались на-гора натужно: ни имен, ни фамилий, ни адресов и явок – вообще ничего. Имена, впрочем, порой звучали, обычно называлось одно и то же – «Лайма». Когда же вдруг называлось не только имя, но ещё и фамилия, за этим всегда следовал конфуз. Так, в марте 1995 года правительственная газета «Российские вести» выдала сенсацию: в Чечне наконец захвачена снайперша, и ей оказалась «известная литовская спортсменка Милита Транкаутене». Представить «белую колготку» суду и общественности возможности так и не появилось, так как её якобы тут же выбросили из вертолета раненые офицеры, обнаружив на прикладе ее винтовки 18 насечек, а в карманах – 15 тысяч долларов. Журналисты «Московских новостей» предприняли тогда свое расследование, прочесав всю Литву вдоль и поперек. «Известную спортсменку» искали везде: в адресных столах и Департаменте физкультуры и спорта, в Министерстве охраны края и Добровольческих силах национальной обороны. Попутно опросили всех литовских экспертов и знатоков стрельбы и биатлона. Итог изысканий: ни спортсменки, ни даже вообще какой-либо «Милиты Транкаутене» в Литве вообще не обнаружено. Журналисты из «Московских новостей» на этом не успокоились, продолжив свои поиски в Латвии и Эстонии – с тем же нулевым результатом. Обратились в Центр общественных связей (ЦОС) тогда еще ФСК, но его руководитель Александр Михайлов заявил, «что ему об этом ничего не известно», да и вообще «о Милите Транкаутене он слышит впервые» [Афанасьева Г. , Какоткин А. «Утка» в белых колготках // Московские новости, 1995, № 11]. «Милита Транкаутене» оказалась мифом. Свои поиски «белых колготок» предприняла и собкор «Комсомольской правды» в Таллине Галина Сапожникова. В феврале 1995 года она тоже опросила массу людей: спортсменов, руководство Эстонского стрелкового союза, директоров охранных фирм, добралась даже до «Кайтселийта» – добровольческого Союза обороны Эстонии – и до добровольческой дружины егерей. Следов того, что эстонки едут воевать в Чечню, обнаружить не удалось. Руководители частных охранных предприятий недоуменно пожимали плечами: для них вообще, как оказалось, проблемой было отыскать в республике кого-то, кто имел профессиональные или хотя бы спортивные навыки стрелка. Все спортсменки-профессионалки были наперечет, а молодых девушек-стрелков и вовсе не оказалось, ибо «не хотят эстонки больше заниматься этим видом спорта» [Сапожникова Г. «Белые колготки» напрочь расползлись… // Комсомольская правда, 1995, 16 февраля].

Но вот однажды, уверял в своей книге полковник Асташкин, установили даже точный адрес этих фурий: «6 января 1995 года военные контрразведчики провели опрос беженцев, во время которого выяснилось, что с началом ведения боевых действий в Грозном боевики Дудаева активно используют женщин-снайперов из так называемого батальона «белые колготки», сформированного из прибалтийских биатлонисток». Но самое главное, «уроженец столицы Чечни Дмитрий Потапов сообщил, что часть из них базировалась в микрорайоне «Сахалин» по улице Малгобекской в доме № 4. По внешнему виду и разговору – это эстонки, маскирующиеся под санитарок, радисток и так далее» [Асташкин Н. С. По волчьему следу, с. 199]. «При опросе беженцев из Чечни, – продолжал полковник Асташкин, – были получены данные о том, что среди литовских женщин-снайперов (вот, а тут страшные эстонки легким движением пера превращаются уже в литовских женщин! – В.В.) в подразделении «белые колготки» находятся несколько осетинок, которых используют в качестве свидетельниц убийств русских военнослужащих. Каждой из снайперш придается по две свидетельницы, они фиксируют результаты стрельбы своих подопечных по живым мишеням: жизнь солдата оценивается в 500 долларов, а офицера, в зависимости от воинского звания, – от 1000 до 1500 «зеленых» [Там же]. Итак, «белые колготки» – это уже штатное воинское подразделение, каждая снайперша которого в обязательном порядке работает с двумя свидетельницами-осетинками, которые «фиксируют результаты стрельбы».

Далее он же цитирует оперативные сводки, которые ему предоставили особисты из Управления ФСБ по Северо-Кавказскому военному округу: «В поселке Ташкала Старопромысловского района города Грозного в общежитии нефтеперерабатывающего завода имени А. Шерипова расположена база женщин-наемниц из Прибалтики («белые колготки»)»; «<…>В парфюмерном магазине, расположенном па пересечении улиц Моздокская и Деловая, проживают 3 женщины из подразделения «белые колготки», говорящие с прибалтийским акцентом»; «…На улице Ульянова проживает Наталья Скворцова – снайпер подразделения «белые колготки», в период боевых действий участвовала в операциях по уничтожению российских военнослужащих, имеет на руках оружие. В настоящее время проживает с чеченцем, бывшим боевиком»; «…В город Серноводск ожидается переброска группы женщин-снайперов из так называемого «женского батальона» Мадины Басаевой (родственницы Шамиля Басаева), который ранее назывался «белые колготки» [Там же]. Никакой «Натальи Скворцовой с улицы Ульянова» никто тоже так никогда и не представил, что не помешало полковнику подробно описать тактику действий «белых колготок», правда, уже не по неким «оперативным сводкам», а со слов «очевидцев»: «Эти наемницы, которых язык не поворачивается назвать женщинами, убивали наших бойцов и офицеров с особой жестокостью. Сначала подранят солдата, скажем, в бедро – он лежит, дергается, а снайперша ждет, пока за ним приползут товарищи, чтобы вытащить его с поля боя, и вот тогда уж она начинает убивать одного русского солдата за другим». Расписал, как «одна из снайперш, по имени Марина» устроила охоту за одним из офицеров, но – «не достала: наш снайпер уничтожил наемницу. <…> Как же нужно ненавидеть россиян, чтобы вот так запросто взять в руки снайперскую винтовку и уничтожать их цинично и хладнокровно, за доллары?! До сих пор подобное было свойственно только одной профессии на земле – профессии палача. Но чтобы палачом стала женщина? Такого мир еще не знал» [Там же, с. 200].

«Эстонки» с Малгобекской

Но где в этом описании факты – где тела, имена, документы? А ведь удача, оказывается, была так близка. «Красная звезда» в материале «Нашим войскам противостоят алчные и жестокие наемники» извещала: «В Грозном, на улице Малгобекской, 4, была создана целая база, где размещались и откуда уходили на свободную охоту женщины-снайперы из Эстонии, других прибалтийских государств. Из них создали целое подразделение, которое трудно понять почему, но назвали «белые колготки» [Красная звезда, 1995, 24 января]. Вот она, та самая Малгобекская, 4, вот она, та самая база «белых колготок» – эстонских! Тогда же про эту «эстонскую базу» с улицы Малгобекской синхронно и дружно заговорили и правительственные телеканалы. Только мифы как раз тем и хороши, что обтекаемы, расплывчаты и неконкретны, что их нельзя пощупать руками или проверить, потому и не стоило тогда называть точный адрес. Поскольку по указанному адресу действительно была «база», где и в самом деле жили женщины «европейской национальности», каждый день уходившие на «свободную охоту», а именно – три журналистки: Галина Ковальская, Ирина Дементьева и Марина Перевозкина. Но однажды из-за сильного обстрела они так и не смогли вернуться на свою «базу», а вскоре квартал заняли федеральные войска и особисты, видимо, тут же кинулись проверять, как мы теперь знаем, показания того самого «уроженца столицы Чечни», который и сообщил про «эстонскую базу» в доме №4 по улице Малгобекской. Как рассказывала тогда сама Марина Перевозкина, на квартире остались их рюкзаки с их личными вещами… Но вот белых колготок, добавила она, у них точно не было. Можно представить, сколь неописуема была радость оперативников, наткнувшихся на эти сокровища, так ведь там должен был ещё и журналистский бронежилет валяться, который женщины тогда с собой не взяли. И вот, спустя 10 лет целый полковник с полной уверенностью продолжает ретранслировать ту байку про эстонскую базу на Малгобекской, 4…

После такого провала, казалось бы, стоило тему приглушить. Но нет. «Красная звезда» помещает огромный материал про подразделение «Летучий голландец» – некую специальную группу федеральных войск по борьбе со снайперами. Один из бойцов этой группы даже рассмотрел лицо стрелка противника: «Именно этот человек учил его азам стрелкового дела, сделал из него кандидата в мастера спорта… Эх, Лидия Андреевна, Лидия Андреевна! Вот и встретились… Спасибо, научила стрелять без промаха, да, видно, на свою же голову… До этого старшина Осипов в существование «белых колготок». .. верил слабо. А тут, в Чечне, столкнулся «прицел в прицел»» [Красная звезда, 1995, 15 февраля]. Раз пошли уже «Лидии Андреевны», то «Лаймы», видимо, закончились? Но и про «Лидию Андреевну» никто ничего не узнал и никаких документов или фотографий не увидел. Потом будут сообщать ещё и о взятой в плен «матери двоих детей», на прикладе винтовки которой «было 20 засечек» [Красная звезда, 1995, 20 апреля]. Тоже никаких имен, документов, фотографий, да и сама «пленная» испарилась.

Olimpinių žaidynių biatlono mišrių estafečių varžybos

© Vytautas Dranginis

Биатлонисты и флористы

Весной 1995 года автор, работавший в газете «Собеседник», решил выяснить вопрос в инстанции, которая, казалось бы, точно должна была владеть информацией на эту тему, – в ФСБ. Но на официальный письменный редакционный запрос редакция ответа так и не дождалась. Правда, заместитель начальника ЦОС ФСБ Владимир Томаровской сообщил в разговоре, что контрразведка фиксировала присутствие женщин-снайперов из стран Балтии в чеченских формированиях. Но каких-либо документальных данных г-н Томаровский предоставить редакции не смог, откровенно признав, что ими его ведомство не располагает. По словам чиновника, были, мол, обнаружены убитые женщины-снайперы явно прибалтийского происхождения. Но вопрос, как определялось «прибалтийское происхождение», остался без ответа. Спросил тогда же чиновника госбезопасности, отчего общественности так и не предъявлены хотя бы снимки или видеосъемки этих убитых женщин-снайперов, на что услышал: это не было сделано «по этическим соображениям».

Тогда же редакция провела и своё мини-исследование: сделали запросы в представительства Литвы, Латвии и Эстонии, через коллег в Вильнюсе, Риге, Таллине попытались разузнать об известных (и не очень) стрелках и биатлонистах, спортсменах и спортсменках из этих республик. Не может же так быть, чтобы в этих небольших странах десятками исчезали молодые женщины-спортсменки, ведь родные и близкие непременно начнут волноваться, станут искать, поползут слухи, поднимется шум… Ничего: никто не пропадал, не исчезал, никого не искали. Ни единого факта присутствия в воюющей Чечне граждан этих республик, будь то спортсмены или не спортсмены. Да и вообще спортсменов-стрелков, как оказалось, там кот наплакал – и женщин, и мужчин. Поднял списки призеров и участников чемпионатов – СССР, мира и Европы, всплыло несколько имен биатлонистов или стрелков из этих трех стран, совсем немного, по пальцам можно было счесть. Но все были на виду, все к тому времени покинули спорт и ни к какой стрельбе больше никакого отношения не имели, кто-то занялся туристическим или спортивным бизнесом, кто-то – флористикой… Никто не исчез, никто не погиб – кроме биатлонистки Анне-Ли Овийр из Таллина, бронзового призера чемпионата СССР 1983 года: 28 сентября 1994 года она стала жертвой крушения парома «Эстония».

Стрелки и биатлонисты из Прибалтики ещё и потому были наперечет, что в советские времена в этих «ненадежных» республиках, где ещё памятны были «лесные братья», Москва не особо стремилась развивать стрелковые виды спорта. И хотя в эстонском городе Отепя тогда был всесоюзный тренировочный центр биатлонистов, тренировались там спортсмены из других союзных республик.

Тогда же довелось проконсультироваться и с российскими специалистами по стрелковому делу, которые внятно разъяснили: снайпер – товар штучный, который готовили не ДОСААФ и массовые спортивные общества, а ограниченный круг конкретных ведомств: КГБ, спецподразделения МВД, Минобороны. Все эти люди известны, все состояли (и состоят) на спецучете, у каждого – свой почерк, да и незаметно «прошвырнуться» на войну «подзаработать» они никак не могли. Что же касаемо спортсменов, то к настоящей боевой снайперской стрельбе они отношения не имеют. Что, кстати, позже подтвердили и биатлонисты, спортсмены и тренеры, с которыми довелось много общаться во время командировок на соревнования по биатлону. Не упустил возможности поговорить с ними и на эту тему, и был, что называется, поднят на смех. «Между стрелком-спортсменом и снайпером, как говорят в Одессе, две большие разницы, – пояснили мне, – а уж между биатлонистом и боевым стрелком – и вовсе пропасть…» Стрельба из малокалиберной винтовки на биатлоне – стоя или лежа (на специальном коврике), на смешной (применительно к боевым условиям) дистанции 50 метров, в тепличных условиях стадионного стрельбища – где пули над головой не свистят, артиллерия и авиация по тебе не бьет, минных полей нет и вместо снайперов противника тебя «выцеливают» лишь судьи, фото- и телерепортеры – всё это вообще не имеет ни малейшей связи с реальной боевой подготовкой. Опровергли специалисты и версию, что по чисто физиологическим причинам женщины якобы гораздо более меткие стрелки, нежели мужчины: никаких особых преимуществ в стрельбе перед мужчинами у женщин нет, скорее даже наоборот.

…И вот так – всю первую войну: ни единого факта, ни одного документа, ни одной живой или мертвой «белой колготки», только умело пущенная в оборот легенда явно пропагандистского характера и спецслужбистского происхождения. Авторство этого «активного мероприятия» особо и не скрывалось: в качестве главных пропагандистов поначалу регулярно и открыто выступали ответственные чины госбезопасности – вплоть до тогдашнего руководителя Лубянки Сергея Степашина. Но акцию надо признать успешной: миф о «белых колготках», – которых никто и никогда самолично нигде не видел, не щупал, в плен не брал и не допрашивал, – стал восприниматься уже как реальность. Неудивительно, что во время начавшейся в 1999 году новой чеченской кампании этот рукотворный миф обрел новое дыхание. И снова новостные сводки заполонили сообщения про «хрупкую невысокую женщину, работавшую снайпером в районе аэропорта Северный в Грозном», на снайперской винтовке которой «оказалось пятнадцать насечек. По числу убитых солдат», а уж «навыки стрельбы и оружие у бывшей спортсменки-биатлонистки были великолепными», хотя это и была «невысокая миниатюрная светловолосая женщина, лет двадцати пяти». Дальше всё по известному сценарию: «Отойди, командир, не мешай, – прохрипел кто-то из солдат. И разведчики потащили снайпершу за ноги к замаскированным в овраге БМПешкам. Взревели двигатели и…»

Разве лишь теперь к вареву «белых колготок» из Прибалтики спецпропагандисты стали добавлять ещё и украинские специи: «Отчаянно действовали девушки-снайперы из Полтавы и Николаева, – на полном серьёзе утверждал генерал Геннадий Трошев, – не одного российского бойца уложили из своих винтовок» [Трошев Г.Н. Моя война. М., 2001, с. 352]. И сценарий везде один и тот же, и детали идентичные, так ведь и доказательства – такие же, то есть – никаких. Да и какие могут быть доказательства, если финал всегда один и тот же: привязали к БТРам (БМП, танкам… – нужное подчеркнуть) – и взревели моторы… Позже из всех этих старых распиаренных фальшивок столь же «естественным» (то есть чисто кабинетным) образом выросли новые – «распятые мальчики» и «мальчики-мишени» с «убитыми снегирями» в придачу.

В США заявили, что конфликт на Украине — «не американская война» — РТ на русском

Член палаты представителей США Пол Госар в ходе своего выступления в конгрессе заявил, что конфликт на Украине не является «американской войной». RT ознакомился со стенограммой речи политика.

«На наше время пришлось крупное международное событие. Моя позиция в отношении российско-украинского конфликта неизменна: это не наша война, и американские силы в ней участвовать не должны. Тем не менее американцы по-прежнему ощущают на себе последствия этого конфликта, что вновь показывает всю опасность нашей нынешней политики зависимости от зарубежных факторов в международной системе, где есть режимы, не признающие норм и претендующие на роль великих держав», — уточнил Госар.

По его словам, «зависимость» в этом отношении отмечается в том числе в энергетической сфере.

Так, внутренний спрос на энергоносители в США не изменился, однако Штаты — прежде «энергетически независимый нетто-экспортёр» — стали покупать «по 600 тыс. баррелей углеводородов у России в день».

«Доходы от нефтегазового экспорта дают России геополитические рычаги влияния на Америку и её союзников и подпитывают российскую военную машину, которая сейчас атакует другую страну», — добавил член палаты представителей.

Как отметил Госар, со времён экс-президента США Барака Обамы российский импорт в США вырос более чем на 22%.

Кроме того, он выразил мнение, что в условиях «спада экономического производства» в России вследствие продолжающегося конфликта и возможности введения ответных санкций, страна может отрезать США и их союзников от «остро необходимой» им продукции.

Доктор политических наук, директор ИМЭМО РАН Фёдор Войтоловский в беседе с RT отметил, что заявление Госара по поводу военного невмешательства США в ситуацию на Украине не отличается от позиции американского лидера Джо Байдена.

«Байден ещё несколько месяцев назад обозначил подход своей администрации к возможному конфликту на Украине. Тогда он сказал, что там не будет американских войск ни при каких обстоятельствах. Совершенно очевидно, что подобная позиция американского руководства консенсусная и в американской элите. Соединённые Штаты, конечно же, не будут участвовать в прямых военных действиях на Украине», — уточнил эксперт.

По его мнению, той же точки зрения придерживаются и все остальные члены НАТО, объединённые статьёй 5 Североатлантического договора.

Тем не менее, по словам Войтоловского, подобная позиция не распространяется на ведение антироссийской пропагандистской кампании, экономической войны, реализацию кибератак, на поставки летального и нелетального оружия, а также на участие военных инструкторов из стран, являющихся членами Североатлантического альянса, в работе с украинской армией.

«Украина с самого начала рассматривается как рычаг давления на Россию — рычаг давления политический. Если посмотреть с 2014 года, США не стали одним из гарантов Минских соглашений, как стала, например, Россия. Соединённые Штаты от них дистанцировались. В этом смысле чем ситуация (на Украине. —   RT) хуже, тем лучше для США. Чем глубже будет текущий конфликт и чем больший опосредованный ущерб он нанесёт России, тем лучше для США. Они исходят из этой логики», — заключил Войтоловский.

21 февраля Владимир Путин объявил о признании независимости Донецкой и Луганской народных республик. На этом фоне США, ЕС и ряд других стран ввели первый пакет новых антироссийских ограничений.

Утром 24 февраля президент сообщил о начале специальной операции на территориях ДНР и ЛНР. Соответствующее решение было принято в ответ на обращение глав республик с просьбой о помощи в отражении агрессии со стороны Украины.

Впоследствии страны Запада и их союзники продолжили введение санкций против России. Они затронули ряд крупных банков и компаний страны. Затем, 27 февраля, западные государства представили третий и, как отмечают специалисты, самый жёсткий пакет ограничений. 

28 февраля Владимир Путин подписал указ о специальных экономических мерах в связи с недружественными действиями иностранных партнёров.

В Твери пройдёт вечер памяти героев Чеченской войны из «бессмертной» роты

4 марта в 15.00 в Малом киноконцертном зале Тверского областного Дворца культуры «Пролетарка» вновь соберется особый  зритель… Повод для встречи и общения — 22-я годовщина со дня страшного сражения 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной Черниговской Краснознаменной Псковской дивизии с армией наемников в Аргунском ущелье Чеченской  республики.

В холле перед залом будут представлены инсталляция событий весны 2000 года и передвижная мини выставка экспонатов времен Великой Отечественной войны, найденных в ходе поисковых работ отрядом «Витязь» (г. Солнечногорск).

Организатором мероприятия выступила областная военно-патриотическая организация «Память 6-й роты ВДВ». Пять лет назад её создала семейная пара Афониных из п. Редкино Конаковского района, а началось всё с одноименного поискового отряда, созданного уже 10 лет назад. Поисковики проводят уроки мужества и вечера памяти, полевые поисковые экспедиции и реконструкции исторических событий, игры «Зарница» и «Снежный десант», а также организовывают поездки с отрядом по местам боевой славы.

Среди погибших в Чечне десантников Псковской дивизии были и наши земляки — уроженец п. Редкино Конаковского района младший сержанта Денис Стребин и наводчик-оператор Сергей Козлов из п. Мирный Оленинского района. Они погибли в 2000 году в Аргунском ущелье Чеченской  республики…Сегодня о  подвиге 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й гвардейской  воздушно-десантной Черниговской Краснознаменной Псковской  знает вся Россия. Ценою своих жизней 84 из 90  героев заслонили путь 3200 наемникам. Именами Стребина Дениса и Козлова Сергея названы школы и улицы,  а сами они были посмертно представлены к высокой Государственной награде – орден Мужества.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

чеченский лидер, союзник Путина, говорит, что его войска переброшены в Украину | Новости

Кадыров говорит, что чеченские подразделения пока не понесли потерь, а российские войска взяли крупные украинские города, включая столицу Киев.

Рамзан Кадыров, руководитель Чеченского региона России и союзник президента России Владимира Путина, заявил, что чеченские боевики были дислоцированы в Украине, и призвал украинцев свергнуть свое правительство.

В видео, размещенном в Интернете в субботу, Кадыров хвастался, что чеченские подразделения до сих пор не понесли потерь, и сказал, что российские войска могут легко взять крупные украинские города, включая столицу Киев, но их задача состоит в том, чтобы избежать человеческих жертв.

«На сегодняшний день, на эту минуту у нас нет ни одного раненого или раненого, ни у одного человека даже насморка не было», — сказал Кадыров, отрицая то, что он сказал, были ложными сообщениями о жертвах из украинских источников.

«Президент [Путин] принял правильное решение, и мы будем выполнять его приказы при любых обстоятельствах», — сказал Кадыров.

Кадыров часто называл себя «пехотинцем» Путина, и его слова перекликались со словами российского лидера, который в пятницу призвал украинцев восстать против собственного правительства, которое, по его словам, состоит из «неонацистов». Украинские официальные лица говорят, что их описание абсурдно.

Кадыров перебрасывал свои силы за границу для поддержки военных операций Кремля и раньше — в Сирии и Грузии.

Кадыров опубликовал свое видео, в котором российские войска в субботу третий день подряд обстреливают украинские города артиллерией и крылатыми ракетами, а непокорный президент Владимир Зеленский заявил, что столица Киев остается в руках Украины.

На коротком видео, опубликованном поддерживаемым государством российским новостным каналом RT, которое, как сообщается, было снято в пятницу, показаны тысячи чеченских боевиков, собравшихся на главной площади столицы региона Грозного, чтобы продемонстрировать готовность воевать на Украине.

Не сразу стало ясно, были ли уже переброшены в Украину те боевики, которых, по данным RT, было около 12 тысяч. В пятницу RT сообщил, что они ждут приказа Путина войти.

Полномасштабная война

Игнорируя предупреждения Запада, российский президент развязал полномасштабное вторжение, которое, по данным агентства ООН по делам беженцев, вынудило почти 116 000 человек бежать в соседние страны.

По оценкам, еще десятки тысяч перемещенных лиц в пределах Украины, многие из которых переезжают в менее пострадавшие западные районы страны.

Министр здравоохранения Украины Виктор Ляшко заявил, что в ходе конфликта погибли 198 мирных жителей, в том числе трое детей, 1115 человек получили ранения.

США, ЕС и западные союзники ужесточили санкции против России, направленные против банков, нефтеперерабатывающих заводов и военного экспорта.

Президент Украины Зеленский пообещал не сдаваться и продолжать борьбу, чтобы защитить свою страну.

Зеленский заявил, что его страна «сорвала» российский план его свержения, и призвал россиян оказать давление на Путина, чтобы тот прекратил конфликт.

Тем временем Россия обвинила Украину в затягивании конфликта, отказавшись принять ее предложение о переговорах в соседней Беларуси, где Россия разместила тысячи военнослужащих.

Лидер Чечни, близкий соратник Путина, заявляет, что его войска переброшены в Украину REUTERS/Chingis Kondarov

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.
com

Регистрация

МОСКВА, 26 фев (Рейтер) — Рамзан Кадыров, глава Чечни и союзник президента России Владимира Путина, заявил в субботу, что чеченские боевики были переброшены в Украину, и призвал украинцев свергнуть их правительство .

В видео, размещенном в Интернете, Кадыров хвастался, что чеченские подразделения до сих пор не понесли потерь, и сказал, что российские войска могут легко взять крупные украинские города, включая столицу Киев, но их задача — избежать человеческих жертв.

«На сегодняшний день, на эту минуту у нас нет ни одного раненого или раненого, ни у одного человека даже насморка не было», — сказал Кадыров, опровергнув ложные сообщения о жертвах из украинских источников. .

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

«Президент (Путин) принял правильное решение, и мы будем выполнять его приказы при любых обстоятельствах», — сказал Кадыров.

Кадыров часто называл себя «пехотинцем» Путина, и его слова перекликаются со словами российского лидера, который в пятницу призвал украинцев восстать против собственного правительства, которое, по его словам, состоит из «неонацистов».Украинские официальные лица говорят, что их описание абсурдно.

Кадыров перебрасывал свои силы за границу для поддержки военных операций Кремля и раньше — в Сирии и Грузии.

Кадыров опубликовал свое видео, в котором российские войска третий день подряд обстреливают украинские города артиллерией и крылатыми ракетами, а непокорный президент Владимир Зеленский заявил, что столица Киев остается в руках Украины. читать далее

Короткое видео, опубликованное поддерживаемым государством российским новостным каналом RT, которое, по его словам, было снято в пятницу, показывает тысячи чеченских боевиков, собравшихся на главной площади столицы региона Грозного в знак готовности воевать на Украине.

Не сразу стало ясно, были ли уже переброшены в Украину те боевики, которых, по данным RT, было около 12 тысяч. В пятницу RT сообщил, что они ждут приказа Путина войти.

Москва вела две кровопролитные войны с сепаратистами в Чечне, преимущественно мусульманском регионе на юге России, после распада Советского Союза в 1991 году, вложил огромные суммы денег в регион, чтобы восстановить его, и предоставил Кадырову значительную степень автономии в управлении делами.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортаж Эндрю Осборна Авторы Андрей Халип и Олжас Ауезов Под редакцией Эндрю Осборна

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Хроники первой и второй чеченских войн

Автор:

Милюков Илья: Адвокат и писатель

Представлено российским писателем и адвокатом Ильей Милюковым. Хроники Первой и Второй чеченских войн представляет основные события Первой (1994-1996) и Второй (1999-2009) войн в Чечне, самых кровопролитных конфликтов России со времен Второй мировой войны .

Первая война началась в декабре 1994 года и длилась один год и девять месяцев, закончившись в августе 1996 года. Было два крупных городских сражения – битва за столицу Чечни Грозный с декабря 1994 по март 1995 года и битва за Грозный в августе 1996 г. – и два крупных боя в сельской местности, наступление русских на юге Чечни в мае и июне 1995 г. и боевые действия в предгорной части республики с февраля по май 1996 г.

Вторая война началась в августе 1999 года и продолжалась гораздо дольше – до середины апреля 2009 года, почти десять лет.В него вошел и крупный городской бой, и он снова произошел в новогоднюю ночь – Грозненский бой в декабре 1999 – феврале 2000 года. Был и крупный бой в сельской местности – Битва за село Комсомольское, расположенное в Урус- Мартановский район, март 2000 г. А также два крупных нападения за пределами Чечни – в Москве в октябре 2002 г. и в североосетинском городе Беслане в сентябре 2004 г. В ходе этих боевых действий российские федеральные войска понесли большие потери, а численность число погибших мирных жителей достигло почти 400 000 человек.

Опытная и дотошная хроника Милюкова трезво и без редакционных комментариев перечисляет основные события этих конфликтов, документируя их события во всей их жестокости и ужасе.

Рынок:

Международные отношения, Политология, Военные исследования, Евразийские исследования, Россия, Политика идентичности, Ислам, Чечня, Кавказ

Дата выпуска:  90 005 1 мая 2020 г.

ISBN:

978-1680530933 Твердый переплет

В Турции чеченский командир строит планы войны в Сирии

R Устам Ажиев, лучше известный как Абдул Хаким, редко покидал свой многоквартирный дом в районе Башакшехир в Стамбуле. Родом из Чечни, Хаким провел почти всю свою жизнь на войне, а сейчас он возглавляет «Аджнад аль Кавказ», или «Солдаты Кавказа», крупнейшую из мусульманских группировок из бывшего Советского Союза, воюющих в Сирии.

Это было осенью 2015 года, и мне не сообщили место встречи, пока я не сел в такси в Стамбуле. «Башакшехир, где находится большой базар», — сказал мне мой контакт по-русски по телефону. — Ты обязательно найдешь.

Я должен был позвонить еще раз, когда доберусь туда, а затем подождать, по-видимому, достаточно долго, чтобы убедиться, что за мной не следят.

Стамбул похож на гигантский зал ожидания на вокзале. Легко оставаться анонимным в этом постоянном потоке людей, въезжающих и выезжающих из города, и именно это и сделали здесь джихадисты, намеревающиеся отправиться в Сирию. Хотя точное число установить сложно, считается, что в Стамбуле проживают тысячи чеченцев и еще больше узбеков, казахов и таджиков. И некоторые из них направляются в Сирию, где вступают в бой с группировками, борющимися с режимом Асада.

На Западе сравнительно мало внимания уделяется чеченцам, направляющимся в Сирию; до недавнего времени они рассматривались как еще одна небольшая этническая группа среди иностранных боевиков.Но июньский взрыв в аэропорту Стамбула, ответственность за который возложили на чеченского вдохновителя, привлек новое внимание к боевикам с Кавказа и другим боевикам из бывшего Советского Союза, пересекающим территорию Турции.

Аксарайский район Стамбула.

Фото: Томаш Гловацки

Я впервые встретился с Абдулом Хакимом в 2014 году. Мы общались через посредника в течение нескольких месяцев, прежде чем он согласился поговорить со мной лично. В то время мы встретились в Аксарае, районе Стамбула, известном как центр торговли и мигрантов из бывшего Советского Союза.Чеченцы чувствовали себя там комфортно — незамеченными среди русских, выходцев из Средней Азии и прочих иностранцев.

Но к осени 2015 года, когда он снова согласился встретиться, милиции на улицах стало больше, а чеченцы предпочитали избегать центра города. Боевики из бывшего Советского Союза, проходящие через Стамбул, полюбили Башакшехир, окраину города.

Когда таксист услышал: «Башакшехир, пожалуйста», ответ был: «Это очень далеко», как будто он боялся, что его клиент не сможет оплатить счет.Туристы, ищущие суеты Гранд-базара и звука муэдзина, не приезжают в Башакшехир, который заполнен бездушными многоквартирными домами, прямыми, широкими улицами и современными торговыми районами. Зелени мало, деревьев тем более. Летом жара невыносимая. Зимой трудно найти место, защищенное от ветра и проливного дождя.

Базар, где мне сказали встретиться с людьми Хакима, оказался обычным торговым центром. Наконец я увидел их издалека — троих — идущих под дождем в медленном темпе.

Чеченцы и другие джихадисты, которых я встретил в Стамбуле по пути в Сирию, старались держаться в тени, но часто имели специфический вид: молодые люди с усами и бородами, коротко подстриженные, одетые так, как будто собирались на природу приключение. Среди более чем двух десятков таких бойцов, которых я там встретил, я заметил особый стиль: они предпочитали свободную спортивную одежду, особенно Gortex, и легкую спортивную обувь, которая идеально подходила для выжженных солнцем пустынь или прогулок по развалинам на улицах сирийских городов. .Их любимыми брендами одежды были The North Face, Columbia и немецкий производитель одежды Jack Wolfskin.

Люди Хакима отвели меня на седьмой этаж в большом анонимном многоквартирном доме с единственным лифтом. Территория была закрыта и охранялась, у ворот стоял сторож. Из окна был вид на еще один такой же жилой дом и детскую площадку.

Станция поезда в Стамбуле. По оценкам, в городе проживают тысячи чеченцев.

Фото: Алессандро Дигаэтано / LUZphoto/Redux

Сама квартира была почти полностью без мебели: ни украшений, ни картин на стенах, ни даже цветов в горшках. В одной комнате стоял диван и журнальный столик. Во втором белые стены, а на полу какие-то подушки и коврики. На окнах не было занавесок, а стекла были покрыты пылью и песком. Вокруг слонялись несколько мужчин лет двадцати, все из Чечни. Для них Абдул Хаким, которому за тридцать, был почти ветераном.

Как и другие боевики, которых я встречал в Сирии и Турции, Хаким любит носить верхнюю одежду, особенно камуфляж. На правой руке нет трех пальцев — результат ранения во время боевых действий в Чечне.

— Я исламист, — с улыбкой сказал Хаким, зная, что это заявление произведет впечатление. «Цель — утвердить религию Аллаха и жить по заповедям Аллаха везде», не только в Чечне.

Хаким и его коллеги — бойцы нового поколения.Они не похожи на ополченцев, в которых воевали их отцы во время первой чеченской войны, и не на бойцов Свободной сирийской армии в первые годы гражданской войны в Сирии. Эти мужчины были одеты в любую одежду, которая была под рукой, а не в западных спортивных брендах. Их оружие часто было устаревшим, излишки оборудования, выброшенного профессиональной армией, сильно использовались. Для этих людей война была временным состоянием. Они защищали свои семьи, дома, города и деревни, надеясь, что когда все уляжется, они вернутся к прежней жизни.

Эти молодые люди в возрасте от 20 до 30 лет уже являются профессионалами. Они выросли на войне, и у них нет другой жизни, к которой можно было бы вернуться, и они не ожидают, что их жизнь когда-либо изменится. Они во многом лучше экипированы, чем их отцы. Большинство тратит свои сбережения на лучшее в военное время оборудование для выживания, одежду и оружие. Они часто дерутся на чужой земле.

Многие из этих молодых людей известны как «фрилансеры», время от времени участвующие в джихаде. Они присоединяются к разным группам; на международном и местном уровнях.Они откладывали деньги на хорошее оружие и боеприпасы. Когда они устают после нескольких месяцев боевых действий или заболевают, они возвращаются к семьям, которые, возможно, оставили в Турции. Они возвращаются и зарабатывают деньги, например, покупая и продавая оружие, а потом возвращаются в Сирию воевать.

Хаким возмущен тем, что на Западе к джихаду относятся как к злу, которое необходимо уничтожить. Если Америка и Россия имеют право вводить войска в Ирак, Афганистан, Сирию, Чечню, Грузию и Украину, то почему, спрашивает он риторически, неправильно вести джихад по всему миру, особенно если ты не воюешь за какой-то мимолетный интерес, как деньги? «Мы пошли на джихад, чтобы защитить нашу землю, потому что к нам пришли враги», — сказал он.

Первая война в Чечне началась в 1994 году, когда Абдулу Хакиму было 12 лет. «Я все видел, — сказал он. «Я видел, как убивали наш народ, и не потому, что мы были террористами. В первую войну терроризма не было. Я видел, как самолеты бомбили деревни, убивая мужчин и женщин».

Солдат Российской Армии с телами чеченских мирных жителей, убитых в ходе боев и эксгумированных для опознания, в Грозном, Чечня, 31 марта 1995 г.

Фото: Александр Неменов/AFP/Getty Images

После окончания первой войны и номинальной независимости Чечни воцарилось относительное спокойствие.Были убийства, похищения людей, но хотя бы войны не было. Он жил в деревне. Как и большинство мальчишек его возраста, он любил спорт, особенно те, что связаны с драками. Прежде чем уйти в леса драться, многие юные чеченцы занимали призовые места по борьбе, дзюдо или карате. Совсем недавно в Чечне стали популярны смешанные единоборства. Младший брат Хакима, Анзор Ажиев, сейчас является одним из самых известных бойцов смешанных единоборств в Польше.

В 1999 году началась вторая чеченская война и школьные друзья Хакима пошли в бой.Более двух месяцев они защищали Грозный, разрушенную столицу Чечни. Потом они убежали в горы. Хаким присоединился к ним в 2000 году. Однако со временем ряды этих бойцов таяли. К 2007 году в живых остались только один или два друга детства Абдул Хакима.

В августе 2009 года чеченские боевики готовили силовую операцию по уничтожению предателя, когда взрывом Хакима сильно ранило руку и повредило зрение. Хаким сбежал в Стамбул, а затем оказался там в ловушке; он не мог вернуться на Кавказ, потому что российское правительство не позволяло ему вернуться, поэтому он отправился на джихад в Сирию.

Теперь он «эмир» или лидер «Аджнад аль Кавказ», боевой группировки, насчитывающей около 100 человек, в основном чеченцев, базирующейся в горах Латакии в Сирии.

Больше всего его беспокоили в эти дни деньги, поэтому он и приехал в Стамбул прямо с сирийского фронта. «Чтобы решить их проблемы», как он выразился. Его бойцов в Сирии нужно было кормить, им нужно было оружие и боеприпасы, а ему приходилось помогать семьям погибших и раненых. Он отвечает за судьбу тех, кто воюет, и за тех, кого поймают и задержат турецкие власти на границе с Сирией.

Он возмущен тем, что большая часть денег на джихад идет Исламскому государству и другим группировкам. Чеченцы ничего не получают, говорит он. Он жалуется, что исламские гуманитарные организации, обвиняемые в поддержке джихада, не помогают чеченцам. «Они просто говорят, что помогут, что-то сделают, но это всегда заканчивается обещаниями», — говорит Хаким.

Тальбисе, Хомс, после авиаударов России, 30 сентября 2015 г.

Фото: Махмуд Таха/AFP/Getty Images

Осенью 2015 года русские начали бомбить Сирию, и Абдул Хаким уехал из Сирии обратно в Турцию, надеясь собрать деньги.Он ошибочно полагал, что получить поддержку своей фракции будет легче, когда к конфликту присоединится Россия. Он был не прав, это было еще хуже. Теперь теракты были в Стамбуле, Анкаре и приграничных городах, а восточнее турки бомбили курдов. Полиции на улицах стало больше, а собрания в центре Стамбула больше не возможны.

Как и у других боевиков в Сирии, у фракции Хакима нет оружия, чтобы защитить себя от ударов российской авиации. Хаким утверждает, что ему все равно; он говорит, что еще в Чечне боевики справлялись с русскими еще меньшим количеством техники.

Ожидалась охота русских; но что беспокоит Абдула Хакима, так это то, что его называют «террористами». Это утверждение было сделано после битвы за Идлиб, где его фракция сражалась вместе с «Джабхат ан-Нусрой», которая в то время была союзником «Аль-Каиды», «Джунд аль-Аксы» и других боевиков. признаны террористами.

Он до сих пор не понимает, почему его маленькую фракцию заклеймили как террористов; они не убивали женщин, детей или стариков. Они воюют только против армии Асада, говорит он.«Мы хотим свергнуть тиранию, — сказал он. «Это все.»

А бдул Хаким говорит что его цель — освободить Чечню. В конечном итоге он хочет, чтобы чеченцы вернулись из Сирии на Кавказ и снова объединились против России. Однако эта цель трудна, потому что Россия контролирует границу. Уехать несложно, но Россия не позволяет вернуться подозреваемым в боевиках. Исход боевиков из России в Сирию пошел на пользу тамошним властям: с начала гражданской войны в Сирии, особенно после провозглашения Исламского государства, активность боевиков на Кавказе снизилась почти вдвое, по данным одного оценивать.Для большинства поездка в Сирию в один конец.

На Западе эксперты спорят о причинах, по которым иностранные боевики присоединяются к Исламскому государству или другим джихадистским движениям в Сирии. Для чеченцев, идущих в Сирию, цель ясна. Хаким считает, что рано или поздно будет глобальная война с Россией, и что этот конфликт даст ему шанс вернуть себе родину. Он вспоминает слова первого президента Чечни Джохара Дудаева, который в середине 1990-х предупреждал, что русские не остановятся на Кавказе.Но тогда его никто не слушал.

«Грузины думали, что не придут. …Украинцы думали, что не придут. Европейцы только сейчас начали об этом задумываться», — сказал Хаким. «Мы надеемся, что русские придут за вами. Будем рады, если они это сделают. Но тогда будет слишком поздно. Тогда вы начнете нас искать, и мы вам скажем: «На Кавказе больше нет людей, только международные террористы». № 2

1.Чеченизация означает, что федеральные власти передали часть своих полномочий местным пророссийски настроенным чеченцам, лояльным Москве. Эта политика была введена в действие в марте 2003 г. после оспариваемого референдума по Конституции Чеченской Республики и усилена в октябре 2003 г. после так называемого избрания Ахмада Кадырова на пост президента. В компетенцию местных властей входит умиротворение Чечни и борьба с террористическими группировками.

2. Интервью с чеченскими беженцами (20 человек), в основном проведенные в Страсбурге и Париже с 2002 по 2004 год.

3. А. Авторханов, чеченский историк, живущий в ссылке, одним из первых опубликовал такую ​​оценку под псевдонимом А. Уралов (1952 г.). Уралов А. (Авторханов А.). (1952) . Народоубийство в СССР, убийство народа . Мюнхен: Свободный Кавказ. [Google Scholar]: стр. 65–66).

4. Термин «ваххабизм» широко используется в русском языке для описания всех течений радикального ислама.

5. См. «Интерактивное интервью с вице-премьером правительства ЧРИ Ахмедом Закаевым читателям bbcrussian.ком ’. http://www.chechenpress.com/news/12_2002/9_25_12.shtml. Последний раз консультировались 10 декабря 2002 г.

6. «Для врагов мы террористы…» Интервью Шамиля Басаева, впервые опубликованное на сайте «Даймох», переведено с русского Кавказ-Центром, 15 марта 2003 г., , последняя консультация состоялась 23 марта 2003 г.

7. Аноним – интервью автора, Париж, 2 марта 2003 г.

8. Несколько международных организаций и неправительственных организаций задокументировали исчезновения.См. Human Right Watch (2005 Human Rights Watch. (2005) . Хуже, чем война: «Исчезновения» в Чечне – преступление против человечества . Доступно на сайте hrw. org.backgrounder/eca/chechnya0305/ (по состоянию на 22 февраля 2006 г. ) . [Google ученый]).

9. См. Эхо Новости , 8 сентября 2003 г.

10 Аноним – Интервью автора, Страсбург, 13 июня 2004 г. :00 PDT Малгобек, Чечня — В конце декабря он покинул свой дом в Сибири, чтобы попытаться спасти свою тетю от войны в Чечне.

41-летний Абдул-Вагап Читаев, директор небольшой строительной компании, так и не добрался до дома своей тети в Грозном. Вместо этого чеченец попал в плен к российским солдатам во время новогодней атаки на столицу.

Сейчас Читаев выздоравливает в больнице в Малгобеке, в 75 милях к северо-западу от чеченской столицы. Он бледен и истощен. У него были проколоты ноги, сломаны ребра, повреждены легкие и почки, и он не может ходить.

«Солдаты сказали нам, что пытаются защитить нас от бомбежек и скоро нас отпустят», — сказал Читаев.Вместо этого, по его словам, его три недели держали в подвале мебельного магазина в Грозном.

Случайные задержания и грубые обыски чеченцев русскими на блокпостах происходят ежедневно, и чеченцы, опрошенные в разных частях самопровозглашенной республики, говорят, что их жестоко допрашивали в следственном изоляторе штаба российской армии в Моздоке, примерно в 70 милях к северо-западу от Грозного.

«Говорили, что убьют меня, если узнают, что я разговаривал с журналистами.Пусть меня убьют. Я лучше умру и пусть люди узнают об этом ужасе», — сказал Читаев корреспонденту.

Заведующий хирургическим отделением чеченской больницы в Малгобеке сообщил, что несколько пациентов рассказали ему о жестоком обращении со стороны российских солдат в Моздоке.

«Все очень бледные и истощенные, с тяжелыми ранениями, психическими расстройствами. Они напуганы, не спят и плачут во сне», — сказал Магомет Кацушадзе.

Читаев заявил, что майор российской армии украл у него более 2000 долларов.

Затем, через полчаса после освобождения 23 января, он был арестован войсками в черных масках, фирменном знаке страшного ОМОНа, спецподразделения МВД.

Чеченцы говорят, что омоновцы, которые часто дежурят на блокпостах вместе с солдатами, внезапно появляются на вертолетах или бронетранспортерах, арестовывают людей и увозят их в Моздок.

В МВД признали, что некоторые чеченцы были избиты во время содержания под стражей, но заявили, что проверяются любые предполагаемые случаи серьезных нарушений.

«При наличии жалоб или подозрений в правонарушениях возбуждается уголовное дело или начальству предлагается провести собственное расследование», — сказал представитель МВД Алексей Петренко.

Российские силы также утверждают, что чеченцы жестоко обращаются с русскими, обезглавливая, скальпируя и иногда уродуя трупы.

После задержания ОМОНом Читаев рассказал, что его сутки продержали в грузовике с еще 17 чеченцами и всех избивали прикладами.

Через день солдаты в черных масках вывезли их на вертолете, напомнил Читаев. Он потерял сознание от удара по голове и не видел, что произошло дальше.

Читаев, придя в себя в аэропорту Моздока, обнаружил, что ему проткнули ноги штыком. Он насчитал всего 13 заключенных; он считает, что остальные были застрелены и сброшены с вертолета.

Руслан Хаджиев, бывший охранник банка «Кредо» в Грозном, ослеп от побоев, которые, по его словам, он получил дубинками по голове.Он потребовал суда и хочет быть свидетелем.

«В Моздоке проверяют людей, пытаясь найти мозоли на плечах и руках от оружия или следы боевых действий», — написал Хаджиев в письме генеральному прокурору мятежной республики.

«Некоторых выпускают на свободу, но большинство сажают в тюрьмы Ставрополя и Пятигорска», двух городов на юге России. «Все камеры заполнены чеченцами. Люди часто умирают после допросов. »

32-летний Сиявизы Гамулаев рассказал, что на одном из блокпостов российские солдаты жестоко избили его на глазах у семьи.

— Я никогда раньше не дрался, — сказал Гамулаев, у которого под глазами были огромные черно-фиолетовые круги. «Но теперь я возьму пистолет, когда выздоровею».

Хроники Кейблгейта: Тайная история чеченской войны

Это часть нашей продолжающейся серии о приключениях американских дипломатов и людей, за которыми они следят.Кнопка ниже приведет вас к другому случайному эпизоду.

Сотрудник Госдепартамента резюмирует, что на самом деле произошло в Чечне.

ОТ: МОСКВА, РОССИЯ
КОМУ: ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ
ДАТА: 30 МАЯ 2006 ГОДА
КЛАССИФИКАЦИЯ: КОНФИДЕНЦИАЛЬНО
ПОСМОТРЕТЬ ПОЛНУЮ КАБЕЛИ

Просмотрите архив Cablegate Chronicle.

Тайная история чеченской войны ————————————-

¶8 . (C) Отсутствие централизованного контроля над армией, а также жадность офицеров, возможно, были основной причиной первой чеченской войны. Сразу после распада Советского Союза цены на энергоносители в «рублевой зоне» составляли 3 процента от мировых рыночных цен. Чиновники и их партнеры покупали нефть по рублевым ценам, направляли ее за границу и продавали на мировом рынке. К этому арбитражу подключились военные. Сообщается, что Павел Грачев, тогдашний министр обороны, перенаправил нефть командующему Западной группой войск Бурлакову, который продал ее в Германии.

¶9. (С) Чечня была крупным перевалочным пунктом по отмыванию нефти для этого арбитража.Судя по всему, его использовали как военные (включая Грачева), так и ось Хасбулатов-Руцкой в ​​Думе. Дудаев провозгласил независимость, но остался частью российской элиты. Независимость Чечни, нефтяные месторождения, нефтеперерабатывающие заводы и трубопроводы сделали Чечню идеальным местом для отмывания нефти. Самолеты, поезда, автобусы, дороги и трубопроводы в Чечню функционировали, позволяя проезжать кому угодно и чему угодно, кроме аудиторов. В начале 1990-х миллионы тонн «российской» нефти поступали в Чечню и магическим образом превращались в «чеченскую» нефть для продажи на мировом рынке по мировым ценам. Часть вырученных средств пошла на покупку чеченского оружия, в основном у российских военных, и возникла еще одна прибыльная торговля. Дудаев получил большую часть своей доли от продажи оружия. Грозный базар в начале 1990-х годов славился количеством и разнообразием продаваемого оружия, в том числе тяжелого.

¶10. (C) Чечня была родиной Руслана Хасбулатова и служила различным целям его фракции российской элиты. Он воспользовался независимостью армии от контроля Ельцина.Информированный источник считает, что именно Хасбулатов, а не «официальное» российское правительство, способствовал переброске Шамиля Басаева и его тяжеловооруженных боевиков из Чечни в Абхазию в 1992 году и отдал приказ российской авиации бомбить Сухуми, когда Шеварднадзе ушел чтобы взять на себя личное командование последней обороной грузин в июле 1993 года. Правительство Ельцина всегда отрицало, что оно бомбило Сухуми, несмотря на показания западных очевидцев, подтверждающие бомбардировку и знаки различия на самолетах. Учитывая неразбериху тех лет, вполне могло быть, что порядок возник в Думе, а не в Кремле.

¶11. (C) После того, как Хасбулатов и Руцкой были вычеркнуты из российского уравнения в октябре 1993 года, Дудаев тоже. По словам участников, тайная поддержка Россией чеченской политической и военной оппозиции Дудаеву началась весной 1994 года. Когда это оказалось неэффективным, были развернуты российские бомбардировки. (Один оппонент Дудаева рассказал, что в 1994 году российский летчик получил задание запустить ракету в один из углов верхнего этажа здания администрации Грозного в то время, когда Дудаев должен был провести там заседание кабинета министров.Не зная Грозного, летчик спросил, какое здание бомбить, и ему ответили: «Самое высокое». Он разбомбил жилой дом.) Когда авиация тоже оказалась неэффективной, для усиления вооруженной оппозиции были тайно введены российские войска. Войска Дудаева захватили около дюжины и показали их по телевидению, и вскоре после этого началось российское вторжение.

¶12. (C) Учитывая бандитский фон войны, неудивительно, что военные вели саму войну как предприятие, направленное на получение прибыли, особенно после захвата Грозного.К маю 1995 года антидудаевский чеченец мог сетовать: «Когда мы пригласили российскую армию, мы ожидали армию, а не эту банду мародеров». Контрабандная торговля нефтью, оружием (включая прямую продажу боевикам из российских военных складов), наркотиками и спиртными напитками, а также «крышевание» законной торговли сделали военную службу в Чечне прибыльной для тех, кто не находится на передовой. Эта прибыльность закончилась только после поражения российских войск в Грозном в августе 1996 года от рук повстанцев и последующего вывода российских войск — поражение стало возможным, потому что российские силы были опустошены коррупцией их офицеров и погоней за экономической прибылью.

¶13. (C) Прежде чем отдать эту «дойную корову» своим врагам, русские офицеры пошли на многое, чтобы удержать своих друзей от вмешательства в их прибыль. 30 июля 1995 года русские и чеченские боевики при посредничестве ОБСЕ подписали соглашение о прекращении огня. Это означало бы постепенный вывод российских войск. Соблюдение режима прекращения огня осуществляла Совместная наблюдательная комиссия («СНК»). Главой СНК был генерал Анатолий Романов, грамотный и честный офицер — большая редкость в Чечне.После двух месяцев на этом задании он был тяжело ранен на мине в Грозном и с тех пор находится в больнице. Информированные наблюдатели считают, что это покушение на убийство совершили собственные коллеги Романова из российских сил. Прекращение огня, которое никогда не соблюдалось, было нарушено.

¶14. (C) Когда в сентябре 1999 года началась вторая война, российские войска снова начали наживаться на торговле контрабандной нефтью. Западные очевидцы сообщают, что колонны российских армейских грузовиков с нефтью покидали Грозный под покровом ночи.В конце концов российские силы достигли договоренности с повстанцами. Увидев один такой конвой, один западный репортер спросил своих партизанских хозяев, нападали ли когда-нибудь боевики на такие колонны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.