Мадонна рафаэлева: (1783-1852) [1976 — — ]

Содержание

Нелинейная линия – Weekend – Коммерсантъ

В Эрмитаже открыта «Линия Рафаэля. 1520–2020», не просто лучшая музейная выставка сезона, но и своего рода дворцовый переворот в выставочной политике главного музея страны

Рафаэль умер ранней весной 1520 года — вместе с ним умерли Высокое Возрождение, золотой век римской школы и сам Рим, на который вскоре обрушились наводнение, чума и полчища варваров Карла V,— но о том, что с кончиной Рафаэля ушла целая эпоха, римляне узнают чуть позже. Пока же жизнь идет своим чередом, молодежь влюбляется и женится, и юный аристократ Кристофоро Паоло Стати, готовясь к свадьбе, строит виллу на Палатинском холме, а росписи заказывает — Рафаэль только что умер, но мастерская еще жива — любимому ученику покойного, Джулио Романо. Они ровесники и понимают друг друга с полуслова — особенно в том, как говорить с прекрасными дамами о любви и прочих высоких материях. В ансамбле виллы есть лоджия: вокруг — руины Палатина, и лицезрение античных руин, занятие модное, во многом — стараниями Рафаэля, при папе Льве X сделавшемся своего рода главным римским археологом и хранителем древностей, усиливает в благородных римлянах ощущение преемственной связи с Pax Romana, однако за окнами виднеются не останки дворца Августов, а совсем другие картины.

У лоджии вместо окон — фрески-обманки, и сквозь их арочные проемы видны идиллические пейзажи, где резвятся Пан и Сиринга, проказник Амур, накатавшись верхом на дельфине, поражает стрелой Венеру, и вот уже богиня Любви нежится в объятиях Адониса. Идея в духе Рафаэля: Овидий возвращается в Рим, древняя история и оживший миф сходятся в одной точке — в глазах и сердце искушенного зрителя.

Цикл этих фресок писали ученики Рафаэля под бригадирством Джулио Романо — ему самому приписывают лучшую, «Венеру и Адониса», что подтверждается его собственноручным рисунком и даже фрагментом картона для фрески, привезенными из венской Альбертины. Они не то чтобы долго мучились над замыслом — композиции стали вольным переложением росписей для Стуфетты, ванной комнаты в ватиканских покоях кардинала Биббиены, которую четырьмя годами ранее Рафаэль со своей мастерской украсил не совсем подходящими для Ватикана эротическими сценками. Наследие Рафаэля окажется бездонным колодцем, откуда будут черпать все его ученики — и непосредственные, и воображаемо-духовные, вплоть до Энгра (см.

«Мадонна перед чашей с причастием» из Пушкинского музея в последнем разделе выставки). Среди других членов бригады могли быть Джанфранческо Пенни, Перино дель Вага, Джованни да Удине, Полидоро да Караваджо — вскоре после работы на вилле Стати мастерская распадется, ученики разбредутся кто куда, а кое-кто и перессорится друг с другом. Апостолы, оставшись без учителя, а Рафаэля, при жизни признанного новым Апеллесом, сразу после смерти принялись уподоблять Христу, понесли его учение во все стороны света. Вилла меняла владельцев и перестраивалась, фрески поновлялись и записывались, а в середине XIX века этот палатинский участок достался монашкам, и лоджия с похождениями Венеры должна была стать частью женского монастыря — росписи, переведенные со стен на холст, выкупил и спас знаменитый коллекционер маркиз Кампана, из его собрания они и попали в Императорский Эрмитаж в 1861 году.

Написанные в год смерти Рафаэля фрески виллы Стати-Маттеи открывают выставку к 500-летней годовщине печального события, но эта печаль — светла и исполнена любви, будто Венера, возлежащая у ног прекрасного Адониса. За пятьсот лет, прошедшие с кончины одного из трех «божественных», кому удалось на долгие столетия потеснить и Леонардо, и Микеланджело на ренессансном Парнасе, мы совершенно разуверились в этом божестве, виним его в академизме, приписываем ему холодность классицизма и держим за скучный букварь, разобранный на прописные эстетические истины и затертые цитаты. Но любовь побеждает ненависть и скуку, а цитата есть цикада, неумолкаемость ей свойственна, словно бы говорят нам кураторы выставки, Зоя Купцова и Василий Успенский, эрмитажные хранители итальянской живописи и итальянской гравюры соответственно. И вслед за Аби Варбургом, исследователем миграционных путей образа в искусстве, предлагают ловить в далеких отголосках Рафаэлево эхо — в маньеризме, барокко, рококо, просвещенном классицизме, романтизме, реализме, символизме, авангарде и поп-арте. Так, чтобы различить очертания «Сикстинской мадонны», главной русской иконы XIX века, не только в «Богородицах» Виктора Васнецова и Михаила Врубеля, но и в фигуре вучетичевского «Воина-освбодителя», богоматеринским жестом прижимающего девочку к груди.

И хотя академик Вучетич вряд ли размышлял о гендерных инверсиях в богородичной иконографии, эта забавная аллюзия свидетельствует о том, сколь сильно было влияние Рафаэля на художественное эсперанто даже в XX веке.

Фрески виллы Стати-Маттеи задают выставке не только эту любовную интонацию, но и концептуальный настрой и самый ритм — экспозиционная архитектура построена Агнией Стерлиговой на мотиве повторяющихся арок, что напоминает и об эрмитажных Лоджиях Рафаэля. Фрески реставрируются в Эрмитаже с 2015 года — до окончания работ еще далеко, но те, что уже высвободились из-под поздних записей, на которые по традиции сетовали все музейные каталоги и путеводители, не узнать: в пейзажах проступила сочная зелень, прежде белесые тела налились кровью и задышали, крылышки Амура обнаружили свою орлиную окраску. Впрочем, раньше вы вряд ли обращали внимание на эти росписи, почти сливающиеся со стенами в том «итальянском кабинете», где царит «Скорчившийся мальчик» Микеланджело. Львиная доля вещей на выставке извлечена даже не из эрмитажных запасников (хотя есть и то, что показано впервые в истории музея, скажем, поразительные гризайли Полидоро да Караваджо), а из углов, в которых публика, падкая до громких имен, годами не замечает настоящих шедевров.

Андреа дель Сарто, Понтормо, Россо, Приматиччо, Корреджо, Аннибале Карраччи, Гольциус, Корнелис ван Харлем пришли засвидетельствовать свое почтение виновнику торжества и невольно попали на рафаэлевский пьедестал.

Нет там никакого Рафаэля, возмущались в соцсетях, и если судить о выставке по тому, что написано на этикетках, то это почти что правда: на три сотни экспонатов — лишь шесть рисунков «божественного», их чудом смогли привезти из Британского музея и Альбертины, причем один из выставленных листов, двусторонняя сангина с «Сивиллой Фригийской», и вовсе эталон его зрелого стиля. Рисунки, по словам Василия Успенского, служат здесь камертоном, ведь эта выставка — про линию Рафаэля. Про линию во многих смыслах, не только в плане культа рисунка, но, в частности, и в том, что большинство приверженцев Рафаэлевой партии из разных концов Европы Рафаэлевых оригиналов — картин, фресок, рисунков — не видали, однако знали творчество кумира как «Отче наш» по гравюрам, отсюда это гравюрное изобилие, начинающееся, разумеется, с Маркантонио Раймонди.

Кстати, в XVI веке рисунки Рафаэля ценились выше и гравировались больше, чем картины и фрески: последние делались при участии мастерской, тогда как в первых видели и саму руку мастера, и, главное, его первозданный, неиспорченный при коллективном переводе в живопись замысел. Двух эрмитажных картин Рафаэля на выставке нет — они ранние, а речь идет о зрелом стиле — именно он через учеников и подражателей разошелся по академиям всего мира, вплоть до, возможно, последней в истории — «Новой академии изящных искусств» Тимура Новикова, представленной работой Егора Острова, растрово-волновой «Сикстинской мадонной» 2020 года. Зато есть целый раздел о русском Рафаэле — нет, вовсе не о сикстинском культе, хотя и про него сказано достаточно, а о «Мадонне Альба» и «Святом Георгии», проданных из Эрмитажа в 1931 году — в ходе печально знаменитых распродаж «Антиквариата». Особенно импозантно смотрится полутораметровая ваза с Рафаэлевым «Святым Георгием»: ее как символ Российской империи изготовили на Императорском фарфоровом заводе, чтобы отправить на выставку во Дворец мира в Гааге — дело было в 1914-м, мир занялся мировой войной, и ваза осталась в Петербурге.

Что до картин Рафаэля, из Лувра должна была приехать «Прекрасная садовница», но парижанок (еще на выставку ждали луврскую «Женщину с жемчужиной» Камиля Коро, родную сестрицу «Донны Велаты») не пропустили через санитарные кордоны. И все же коронавирус почти не спутал планы кураторов — все так и было задумано за несколько лет до пандемии: на эрмитажной выставке к траурному 500-летию и не предполагалось такого столпотворения подлинников, какое удалось устроить на злополучной юбилейной выставке в Риме, из-за карантина мало кем виденной. Ведь эта выставка о 500-летней жизни после смерти, и Рафаэль тут, на самом деле, повсюду — в каждой гравюре, шпалере и тарелке. Живее всех живых, молодой и полный сил, в, скажем скромно, объятиях Форнарины, как на скабрезных, но изысканно линеарных (опять же линия!) офортах престарелого Пикассо из «Сюиты 347», привезенных из Британского музея.

Маньеризм, академии, классицизм, романтический миф и его развенчание, консерваторы и авангардисты, чувственное и духовное, археология и фантазия, Рафаэлева линия в модернизме и постмодернизме — выставка затрагивает все самые серьезные академические сюжеты, но они изложены в такой визуально-игровой варбургианской манере, что читатель любого уровня подготовки найдет для себя что-то интересное.

Один с изумлением увидит, что прообразами венециановских крестьянок были флорентийские мадонны; другой узнает, что Иванов самым внимательным образом проштудировал «Преображение», духовное завещание Рафаэля, прежде чем браться за «Явление Мессии»; третий оценит наглость ван Дейка, буквально процитировавшего предполагаемый «Автопортрет» Рафаэля в собственном эрмитажном «Автопортрете»; четвертый отметит скромность Антона Рафаэля Менгса, изобразившего себя в образе Рафаэлевого товарища с «Автопортрета с другом».

«Линия Рафаэля» ломает многие шаблоны не только в восприятии Рафаэля и его роли в истории искусства, но и в том, как делать большие музейные выставки. Мы привыкли называть наши музеи «сокровищницами», но не слишком хорошо представляем себе, что за сокровища там хранятся,— вглядываясь в мельчайшие детали на гравюрах, камеях, майоликовых сосудах и рукоятях кинжалов, кураторы не просто рассказывают нам о приключениях одной группы фигур из «Суда Париса», но одновременно показывают, что запасы незамеченных сокровищ в наших музеях действительно поражают воображение.

Придирчивый критик может сказать, что уж если точно следовать за Варбургом, то в этом сюжете не хватает «Завтрака на траве» Эдуарда Мане из Музея Орсе как кульминации. Однако эта эрмитажная выставка, сделанная на материале преимущественно отечественных музеев — от Москвы до Нижнего Тагила, могла бы и вовсе легко обойтись без «импорта». Мы привыкли считать «блокбастерами» только те дорогостоящие проекты, что напичканы привозными «шедеврами»,— вот вам интеллектуальный блокбастер, поднимающий эрмитажных «Любовников» Джулио Романо или «Святое семейство» Помпео Батони до уровня подлинных шедевров, какими они и были в те времена, когда еще не было книг в жанре «сто великих картин, которые должен знать каждый». Проще говоря, это выставка про искусство видеть и любовь к такому искусству.

«Линия Рафаэля. 1520–2020». Санкт-Петербург, Эрмитаж, до 28 марта

Две рафаэлевских Мадонны встретились в Дрездене

Мадонны Рафаэля

В Дрезденскую картинную галерею прибыла из Ватикана «Мадонна ди Фолиньо» Рафаэля  — «старшая сестра» и прообраз знаменитой  «Сикстинской Мадонны». Впервые за пять веков картины будут выставлены вместе …
 6 сентября 2011 года в Дрездене открылась выставка «Небесный блеск. Рафаэль, Дюрер и Грюневальд пишут Мадонну».

Культовым событием стало то, что большой запрестольный образ Рафаэля под названием «Мадонна ди Фолиньо» покинул Пинакотеку Ватикана впервые за всю историю специально для этой выставки.

«Выставка приурочена к визиту  Папы Бенедикта XVI в Германию в конце сентября 2011 года», — сообщил Его Высокопреосвященство кардинал Джованни Лайоло — губернатор Ватикана.





Рафаэль. «Мадонна ди Фолиньо» 

Рафаэль. «Сикстинская Мадонна»


Эти две картины, — сообщает Deutsche Welle, —  были написаны Рафаэлем почти одновременно: едва закончив в 1512 году работу над образом мадонны по заказу папского секретаря Сиджисмондо деи Конти, художник в том же году принялся за заказ самого Папы. Образ Богоматери, предназначавшийся для церкви Св. Сикста в Пьяченце, был создан в 1512-1513 годах. Известно, что в течение непродолжительного времени оба шедевра одновременно находились в мастерской художника (из-за смерти заказчика «Мадонны ди Фолиньо» картина задержалась у автора).

Конкурс красоты

Негласное «состязание» двух картин началось еще при жизни художника. Большинство его современников склонялось к неоспоримому превосходству «Сикстинской мадонны». Сегодня их мнение разделяет, наверное, большая часть любителей искусства, но в 18 веке, когда «Сикстинская мадонна» была приобретена для дрезденского собрания, «первой красавицей» считалась скорее «Мадонна ди Фолиньо». Именно ее хотел получить поначалу саксонский курфюрст и король Польши Август Третий (August III), но это оказалось по разным причинам невозможно.

Несмотря на минимальную разницу во времени возникновения картин, с точки зрения истории искусства и творческого пути самого Рафаэля между этими картинами — целая вечность. Если «Фолиньо» с точки зрения цвета и композиции выдержана в стиле поздневизантийской иконографии (Богородица на ней — классическая, отрешенно-идеализированная греческая красавица), то «Сикстинская мадонна» — это прорыв к абсолютной свободе. Согласно легенде, прообразом Мадонны стала возлюбленная Рафаэля Маргерита Лути, более известная под прозвищем Форнарина, то есть «Булочница».

Спасибо Папе

Уникальной возможностью увидеть две великие картины в одном зале благодарная общественность обязана нынешнему главе католической церкви. Именно предстоящий визит Бенедикта XVI на родину сделал возможным путешествие «Мадонны ди Фолиньо» из Ватикана в Германию. Это первый случай предоставления этой картины для выставки. Возможно, и последний на ближайшие века.

Одна особенность сразу обращает на себя внимание посетителей выставки: необыкновенная интенсивность красок старшей из картин, «Мадонны ди Фолиньо». Это особенно бросается в глаза в сравнении с приглушенной палитрой «Сикстинской мадонны». Объяснение простое: музеи Ватикана очистили красочный слой. Поскольку краски художник использовал те же самые (и даже цветовое решение костюмов персонажей обеих картин похоже), можно лишь предполагать, как сияла некогда «La Sistina». Однако Дрезденские музеи, опасаясь за сохранность шедевра, пока не намерены следовать примеру итальянских коллег.





Мадонна, немая и сам Рафаэль В Пушкинском музее изобразительных искусств открылась главная выставка сезона: Искусство: Культура: Lenta.ru

«Рафаэль. Поэзия образа. Произведения из Галерей Уффици и других собраний Италии» — проект-событие. Хотя выставка небольшая. Как-никак нужно решиться на то, чтобы отпустить на гастроли даже восемь картин и три рисунка этого художника. В 2020 году мир будет отмечать 500-летие со дня смерти мастера эпохи Высокого Возрождения, и ГМИИ им. Пушкина первым вписался в череду грядущих событий. Первая в России выставка работ Рафаэля инициирована послом Италии в России Чезаре Марией Рагальини и проходит под патронатом президентов России и Италии, а также при спонсорской поддержке «Роснефти».

До этого в Пушкинском показывали в 1955 году «Сикстинскую мадонну», перед возвращением немецкой коллекции в рамках «Выставки картин Дрезденской галереи». В 1989-м на Волхонке побывала «Донна Велата» из флорентийской Палатинской галереи, а пять лет назад — «Дама с единорогом» из римской галереи Боргезе.

Все произведения открывшейся выставки, помещенные в одном зале, можно сразу охватить взглядом: пространство довольно камерное, сильно затемненное, лишь лучи света выхватывают с темно-фиолетовых, приглушенного тона фальшстен драгоценные работы. И хрестоматийный юношеский «Автопортрет», и «Мадонну Грандука». Состояние лирической созерцательности — вот, кажется, что хотели придать нынешней выставке и на уровне экспозиционного решения (которым занималась архитектор Даниэла Ферретти), и на уровне концепции (кураторы проекта — главный научный сотрудник ГМИИ, хранитель итальянской живописи Виктория Маркова и заведующая Кабинетом рисунка и гравюры Галерей Уффици Марция Файетти).

И поскольку живопись Рафаэля многих привлекала своей поэтичностью, и раз многие — от рафаэлева современника, писателя Бальдассаре Кастильоне до Пушкина — с восхищением о его картинах отзывались, устроители выставки решили поместить произведения художника в контекст сделанных ему поэтических оммажей. Включив сюда, кстати, и стихотворение самого главного героя.

37 лет — трагическая для многих гениев цифра, и Рафаэль (1483-1520) из их числа. За короткую жизнь он, искавший в живописи гармонию, успел прославиться и встать в один ряд с Леонардо и Микеланджело. «Поэзию образа» не назовешь ретроспективой — и цель у показа иная, но пунктирно проследить хронологию творчества Рафаэля тут все-таки можно.

Директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак на открытии выставки . Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Искусство уроженца Урбино делят на три этапа. Предположительно в 1497 году Рафаэль поступает в мастерскую Перуджино в Перудже (часто пишут, что это произошло около 1500-го, но выставочная биографическая справка приводит более раннюю дату). Самое раннее произведение здесь — и вообще едва ли не самое раннее из документально известных — «Голова ангела» (1501, Брешиа, пинакотека Тозио Мартиненго). Она была частью алтаря для церкви Сант-Агостино в Читта ди Кастелло, позднее, за исключением нескольких фрагментов, погибшего от землетрясения. Миловидный, розовощекий ангел с золотистыми волосами, золотистость которых Рафаэль дополнительно подчеркивает, пройдясь более светлыми завитками по русым прядям. Он ищет живопись спокойную и гармоничную. Образцом тут можно считать в том числе и его «Автопортрет» (датированный уже флорентийским периодом, 1505 годом, но, как указывают в каталоге, возможно, созданный еще в Урбино), всего в несколько тонов создающий образ и задумчивый, и невероятно нежный (Флоренция, Галереи Уффици, Галерея статуй и картин). Не зря эта картина так растиражирована, что попала в свое время даже на итальянскую лиру, о чем вспоминает посол Чезаре Мария Рагальини.

В 1504 году художник переезжает во Флоренцию, где его живопись постепенно становится, если угодно, более структурной или скульптурной, что видно на парных портретах супругов Аньоло и Маддалены Дони (1505-1506, Флоренция, галерея Уффици), где жест последней напоминает жест леонардовой Джоконды. Но вместе с тем от Леонардо Рафаэль воспринял и мягкую дымку сфумато, придавшую особую интонацию светлой печали Марии с младенцем в знаменитой «Мадонне Грандука» (1504-1508, Флоренция, Галереи Уффици, Палатинская галерея). Эта работа доехала до Москвы вместе с подготовительным рисунком, по которому видно, как изменилось в итоге композиционное решение произведения. Лиричность, хрупкость образа, — то, что Рафаэль разовьет в «Немой» (1507, Урбино, Национальная галерея Марке), смотрящей и на зрителя, и вместе с тем сквозь него, погруженной в свои размышления.

Посетители у картины «Святая Цецилия» на открытии выставки . Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Наконец, в 1508-м Рафаэля зовут в Рим ко двору папы Юлия II и при содействии архитектора Браманте (после смерти которого как раз Рафаэля назначат главным архитектором собора Св. Петра), где он прославится в первую очередь росписями ватиканских станц. В Пушкинском же от позднего Рафаэля есть одна работа — «Экстаз Св. Цецилии со святыми Павлом, Иоанном Евангелистом, Августином и Марией Магдалиной» (ок. 1515, Болонья, Национальная пинакотека). Здесь не только поэтичность, но и музыкальность его живописи явлена почти буквально, через сюжет и, соответственно, слушающую небесную музыку главную героиню-мученицу.

Портреты и мадонны — из главных линий искусства Рафаэля, и как он искал линию гармонии и красоты для этих самых портретов, видно по двум рисункам с женскими профилями. В одном изображение более обобщенное, в другом — детальнее проработанное, но и там, и там важнее всего для художника абрис лица — одновременно скульптурно-точеный и очень плавный.

Экспозиция «Рафаэль. Поэзия образа. Произведения из Галерей Уффици и других собраний Италии» открыта до 11 декабря.

ягненок гневный с Рафаэлева холста


http://www.aiwaz.net/panopticon/holy-family-with-the-lamb/gi3470c489

Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста,—
На холсте уста вселенной, но она уже не та:
В легком воздухе свирели раствори жемчужин боль,
В синий, синий цвет синели океана в»елась соль.
Цвет воздушного разбоя и пещерной густоты,
Складки бурного покоя на коленях разлиты,
На скале черствее хлеба — молодых тростинки рощ,
И плывет углами неба восхитительная мощь.

…Быть может, по какой-то ассоциации Мандельштам вспомнил репродукцию с картины Рафаэля «Мадонна с ягнёнком». Там есть и ягнёнок, и «складки бурного покоя» на коленях преклонённой Мадонны, и пейзаж, и какой-то удивительной голубизны общий фон картины. Как правило, Мандельштам в своих стихах был точен. http://refstudy.ru/dip/has_got_hoarse/m/30873/1.12.html

This is the only Raphael’s painting with a lamb, but I would not call this lamb angry. Moreover, the painting is in private collection, in Lichtenstein. It seems unlikely Mandelstam have seen this painting or even a copy. There is also no «stale» rock with the reeds of the groves. Is this really the painting Mandelstam had in his mind? Even if we assume that the «lamb» refers to Christ, I still cannot figure out what oil paining would match the description. Maybe it was not Raphael’s painting? Then whose?

(1) Adoration of the Lamb (van Eyck, Ghent) Lamb, lots of folds and kneeling, reedy groves, blue tint, but no «stale» rocks and it is not a canvass.
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/8/8c/Lamgods_open.jpg

(2) Leonardo, The Virgin and Child with St Anne. Not quite happy looking lamb, folds, knees, «stale» rocks, sfumato blue with a hint of salt, but no reedy groves. It’s in Louvre and Mandelstam certainly knew the painting.
http://en.wikipedia.org/wiki/Virgin_and_Child_with_St._Anne

(3) Memling, St John diptych (Munich). A lamb, «stale» rocks, reedy groves, knees, folds, dark blue sky, but there is nothing angry about the lamb. Mandelstam could’ve seen it during his studies in Germany. http://www.canvaz.com/gallery/19199.htm

None of these can be taken for Raphael, the technique is too different. I do not know what else to think.

Певица Алла Пугачева умилила фанатов снимком с ребенком

Алла Пугачева умилила фанатов трогательным фото с ребенком на руках

Алла Борисовна Пугачева не только популярная талантливая певица, но и заботливая мама, любящая жена и бабушка, которая трепетно относится к своим внукам. Примадонна не скрывает своих чувств и, не стесняясь, проявляет их даже на снимках, которые появляются в Сети. На днях на фан-аккаунте звезды в Instagram преданные поклонники опубликовали фото, на котором Алла Борисовна с трепетом держала на руках ребенка.

Алла Пугачева. Фото: скриншот Youtube-видео

На фото Пугачева запечатлена, сидя на стуле. А на руках у нее сидит маленькая девочка в нарядном пышном платье, которую Алла Борисовна бережно обхватила за талию. Певица с трепетом и нежностью смотрела на ребенка, который со всей серьезностью задумчиво смотрел в сторону.

На Примадонне тоже нарядное воздушное платье розового цвета с многослойной юбкой. Волосы она заплела в высокий хвост, а по бокам выпустила пряди, которые обрамляют ее лицо. С помощью макияжа звезда подчеркнула черты лица, сделав акцент на губах, которые накрасила коричневой помадой.

Девочка, что была у Аллы Борисовны, является ее внучкой Клавдией, которую родила Кристина Орбакайте от Михаила Земцова.

Столько любви и нежности в этом снимке, который передался даже через объектив камеры. Поклонники, безусловно, это заметили и пришли в восторг, который выразили в многочисленных комментариях. Фанаты написали, что Алла и Клава – это королева и принцесса, а также чем «фото не икона».

Комментарии. Фото: скриншот Instagram

Комментарии. Фото: скриншот Instagram

Комментарии. Фото: скриншот Instagram

Недавно Стена рассказывала, что ослепительная и соблазнительная украинская ведущая Леся Никитюк восхитила поклонников шикарным и стройным телом в эффектном наряде.

Также Стена писала, что красавчик Сергей Лазарев и обворожительная певица Ани Лорак обрадовали многочисленную армию своих фанатов радостной новостью.

Еще Стена сообщала, что соблазнительная и умопомрачительная певица Надя Мейхер воспламенила фантазию мужчин новыми кадрами с пикантной фотосессии.

Популярные новости сейчас Показать еще

Читайте Ukrainianwall. com в:

Мадонна дель Грандука Рафаэля | Произведения искусства

Мадонна дель Грандука — одна из самых известных работ Рафаэля и одно из изображений, отождествляемых с Палатинской галереей, музеем с самым большим в мире количеством полотен и панно художника. Это одна из самых любимых работ Рафаэля, в которой он демонстрирует все свое мастерство в непосредственном, человеческом изображении святых предметов. На этом панно Богородица изображена стоящей с Младенцем на руках. Ее меланхоличный взгляд направлен вниз, когда она протягивает своего ребенка к зрителю, приглашая его или ее созерцать его милое, серьезное лицо.Жесты двух субъектов измеряются; несмотря на свою простоту, вся композиция передает связывающую их глубокую привязанность, а также болезненное осознание грядущей жертвы Христа.Эта картина написана Рафаэлем в 1506-7, во время его пребывания во Флоренции (1504-1508), когда Микеланджело, Леонардо и Фра Бартоломео создавали в городе свои собственные шедевры. Рафаэль, учившийся у Перуджино, повзрослел в этот период и несколько раз использовал в качестве сюжета Мадонну с младенцем вместе с юным Святым Иоанном или Святым Иосифом, рисуя в более монументальном, объемном стиле, полученном с помощью тонкой, тонкой живописи Леонардо. смешанная светотень и стимулирование его внимания к выражениям привязанности к большей эмоциональной интенсивности.Чтобы закончить эту небольшую, но драгоценную картину, Рафаэль смог использовать богатство флорентийской иконографии: бесчисленные Мадонны с младенцем из терракоты, лепнины, дерева, мрамора и даже бронзы, которые мастера 15-го века, такие как Донателло, Гиберти и Лука делла Роббиа произвели в большом количестве, чтобы удовлетворить потребности в религиозных изображениях для размещения в церквях, часовнях, уличных скиниях и комнатах во дворцах богатых клиентов. Композиция не начиналась с темного фона: рентгеновские изображения сделанные Opificio delle Pietre Dura, показали, что под черным, окружающим фигуры, был интерьер с колонной, поддерживающей арки, и проблеск сельской местности справа, как это можно увидеть в Мадонне в розовых тонах или Мадонна с Безбородым Святой Иосиф в Эрмитаже (Санкт-Петербург): декорация, подчеркивающая бытовой тон картины.Вполне вероятно, что после завершения, чтобы привести работу в соответствие с меняющимися вкусами, фон картины был удален, чтобы оставить центральную группу в великолепной изоляции, которую мы наблюдаем сегодня.

Эта знаменитая картина, происхождение и заказчик которой неизвестны, получила свое название от Фердинанда III, великого герцога Тосканы (1769–1824), который разрешил ее покупку в период с осени 1799 по зиму 1800 года, когда она попала к Питти. Он никогда не перемещался отсюда, за исключением периода наполеоновского правления, когда Фердинанд взял его с собой в изгнание.Семья великого герцога особенно любила картину, и по возвращении двора во Флоренцию она была выставлена ​​​​в частных комнатах дворца Питти, а великий князь разрешил показывать ее публично только во время своего отсутствия во Флоренции. В 1882 году картина заняла свое место там, где мы видим ее сегодня, в зале Сатурна.

Отдел эстампов и рисунков хранит композиционное исследование этого панно

Выставка Рафаэля в Пушкинском Адресе. Портретная картина Рафаэля выставлена ​​в ГМИИ.Сколько стоят билеты

«Рафаэль. Поэтический образ. Работы из Галереи Уффици и других собраний Италии» — проект-событие. Хотя экспозиция небольшая. Как — ни в коем случае не нужно принимать решение о выпуске даже восьми гастрольных картин и трех картин этого художника. В 2020 году мир будет отмечать 500-летие со дня смерти Мастера Высокого Возрождения и ГМИ им. Пушкин впервые вписался в череду будущих событий. Первая выставка работ Рафаэля была инициирована послом ИТАЛИИ в России Чезаре Марией Рагалини и проходит под патронажем президентов России и Италии, а также при спонсорской поддержке «Роснефти».

До этого Пушкинский показал «Сикстинскую Мадонну» в 1955 году, перед возвращением немецкой коллекции в рамках «Выставки Дрезденской галереи». В 1989 году на Магонке побывала «Донна Вела» из Флорентийской Палатинской галереи, а пять лет назад — «Дама с единорогом» из Римской галереи Боргезе.

Все работы открывшейся выставки, размещенные в одном зале, сразу же можно охватить взглядом: пространство достаточно камерное, сильно затемненное, только лучи света выхвачены темно-фиолетовым, приглушенным тоном драгоценной работы Фальстена. И юношеский «Автопортрет» и «Мадонна Грандук». Состояние лирического созерцания таково, что кажется, что нынешнюю выставку хотели придать и на уровне экспозиционного решения (которым занимался архитектор Даниэла Ферретти), и на уровне концепции (кураторы проекта — главные научный сотрудник ГМИА, хранительница итальянской живописи Виктория Маркова и заведующая кабинетом и гравюрной галереей Уффици Марсия Файетти).

А так как живопись Рафаэля многих привлекала своей поэтичностью, а так как многие — от Рафаэлева современника, писателя Бальдасса Кастильоне до Пушкина — с восхищением отзывались о его картинах, организаторы выставки решили разместить работы художника в контекст поэтического увлажнения сделал его.Включая здесь, кстати, стихотворение самого главного персонажа.

37 лет — трагическое для многих гениев число, и Рафаэль (1483-1520) из их числа. За недолгую жизнь он, искавший гармонии в живописи, успел прославиться и встать в один ряд с Леонардо и Микеланджело. «Поэты образа» ретроспективой не назовешь — да и цель показа иная, но пунктирно проследить хронологию творчества Рафаэля здесь все же можно.

Искусство уроженца Урбино делится на три этапа.Предположительно в 1497 году Рафаэль поступает в мастерскую Перуджино в Перудже (часто пишут, что это произошло около 1500-го, но выставочная биографическая справка приводит более раннюю дату). Самое раннее здесь находится — и вообще чуть ли не самое раннее из задокументированных — «Голова Анжелы» (1501, Брешиа, пинакотека Тосио Мартиненго). Она была частью алтаря для церкви Сант-Агостино в Читта-ди-Кастелло, позже, за исключением нескольких фрагментов, погибших от землетрясения. Милный, розоватый ангел с золотыми волосами, чью золотистость Рафаэль дополнительно подчеркивает, расхаживая с более светлыми локонами по Русим Прамес.Он ищет картины спокойные и гармоничные. Образцом здесь можно считать в том числе и его «автопортрет» (датируемый уже флорентийским периодом, 1505 г., но, как указано в каталоге, возможно, созданный в Урбино), всего несколько тонов, создающих образ и задумчивость, и невероятно нежный (Флоренция, Галерея Уффици, Галерея статуй и картин). Не зря эта картина настолько переделана, что даже в свое время даже на итальянском Лире, о чем вспоминает посол Чезаре Мария Рагалини.

В 1504 году художник переезжает во Флоренцию, где его живопись постепенно становится, если хотите, более структурной или скульптурной, что можно увидеть на парных портретах супруг Аноло и Маддалена (1505-1506, Флоренция, галерея Уффици), где жест последнего напоминает жест Леонарда Джокона. Но в то же время от Леонардо Рафаэль уловил и мягкую дымку Сфумато, придававшую особую интонацию светлой печали Марии с младенцем в знаменитой «Мадонне Грандук» (1504–1508, Флоренция, галерея Уффици, Палатинская галерея) .Эта работа дошла до Москвы вместе с подготовительной выкройкой, по которой видно, как в итоге изменилась композиция произведения. Лиричность, хрупкость образа такова, что Рафаэль будет развиваться в «Немой» (1507, Урбино, Национальная галерея Марка), смотрящей на зрителя, и в то же время сквозь него, погруженной в свои размышления.

Наконец, в 1508-м имени Рафаэля в Риме ко двору Папы Юлия II и при содействии архитектора Брамте (после смерти которого Рафаэль назначит главным архитектором собора св. Петра), где он будет прославлен в первую очередь росписями ватиканских станов. У Пушкинского имеется одна работа покойного Рафаэля — «Экстаз Цецилии со святым Павлом, Иоанном Евангелистом, Августином и Марией Магдалиной» (ок. 1515, Болонья, Национальная пинакотека). Здесь не только поэзия, но и музыкальность его живописи почти буквально, через сюжет и, соответственно, прослушивание небесной музыки главной героини мученицы.

Портреты и Мадонны относятся к основным линиям искусства Рафаэля, и то, как он искал линии гармонии и красоты для этих частей, видно на двух рисунках с женскими профилями.В одном образе, более обобщенном, в другом — более подробном, но и там, и там есть главное для художника, абис человека — одновременно скульптурно-резкий и очень гладкий.

Экспозиция «Рафаэль. Поэтический образ. Работы из галерей Уффици и других собраний Италии» открыта до 11 декабря.

итальянское искусство для ГМИ им. Пушкин относится к числу приоритетных. Музей уже показывал работы Караваджо, Тициана и Лоренцо Лотто, а этой осенью продемонстрируют сразу 11 работ «Титана» эпохи Возрождения. Всего Б. ГМИИ Привезено восемь картин и три рисунка мастера. И, по словам посла Италии в России Чезаре Марии Рагалини, стоимость этих работ художника оценивается в €500 млн. Все они предоставлены итальянскими музеями, в том числе флорентийской галереей UFFA .

Именно из Уффициан в Москву вышел знаменитый «Автопортрет» Рафаэль. Его художник написал в 22 года. Правильные черты юношеского лица Рафаэля гармонируют с элегантностью одежды.Этот образ не раз вдохновлял художников последующих столетий на создание своих интерпретаций. На выставке Б. ГМИИ основное внимание уделено портретной живописи Рафаэля. Художник создал новый тип ренессансного портрета: его герой, наделенный узнаваемыми чертами конкретного человека, предстает как обобщенный образ своего времени.

В конце 1504 года, после приезда Рафаэля во Флоренцию, его популярность стала расти. Он получил множество орденов святых.Художник создал около 20 образов Мадонны. В Москве покажут «Мадонну Грандук» , написанную в 1505 году. Композиция полотна, ставшего своеобразным эталоном образа Богоматери в творчестве Рафаэля, отражает влияние Леонардо да Винчи. Два великих художника познакомились во Флоренции. А Рафаэль тщательно изучал технику Леонардо. На выставке Б. ГМИ им. Пушкин Также показан подготовительный рисунок, раскрывающий один из этапов работы Рафаэля над «Мадонна Грандук» .

Выставка работ Рафаэля продлится до начала декабря. А перед открытием экспозиции директора ГМИ им. Пушкин Марина Хотоз напророчила на нее очереди. «Мы подготовились, и есть онлайн-билеты. Но все равно очередь будет, я верю в нашего зрителя. Он будет стоять в очередях так же, как мы стоим, придя куда-то, чтобы увидеть что-то важное для себя», — сказал Конь. В музее также введены ограничения по времени посещения выставки.Сеансы будут длиться 45 минут.

Рафаэля Наряду с Леонардо да Винчи и Микеланджело называют одним из «титанов» эпохи Возрождения. Еще при жизни современники наделяли его эпитетом «Божественный», а в его друге Бтембо Эпитафия писала его другу в римском Пантеоне: «Здесь покоится Рафаэль, в жизни которого мать всего сущего — природа — я был боится потерпеть поражение, и после его смерти ей казалось, что она умирает вместе с ним». По словам куратора выставки Виктории Марковой, Рафаэль «абсолютно ассоциируется с эпохой, а Эпоха связана с Рафаэлем.»

Когда Баратынский читал пушкинского «Евгения Онегина», он писал: «Какой слог, блестящий, точный и свободный! Это реверсия Рафаэля, живая и непринужденная кисть живописца-живописца». Кто из нас и сегодня не хотел бы видишь этот рис? А скорее репродукции и редкие встречи с отдельными произведениями! В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина началась выставка нескольких работ Рафаэля Санти, того самого, кто победил природу природы, по словам Лодовико Дольче.

Восемь живописных работ и три графических. Вроде бы цифра не должна впечатлять. Но не в этом случае. Когда пять лет назад в Пушкинском показали рафаэлевскую «Даму с единорогом», выстроилась очередь из желающих увидеть, как она моет музей. Но, конечно, дело не в количестве работ и не в эффекте. Эта выставка тоже подборка, это Рафаэль-портретист.

Рафаэль прибыл, чтобы произвести впечатление и ошеломить. И всему увиденному прежде назначать новую цену.Какие бы формы не принимало искусство, с ним, Рафаэлем, искусствоведы сравнивали и будут сравнивать все, что создавали краски и творят живописцы.

«Для меня, как для директора галереи Уффици, это особенный момент. Стоя перед вами, я счастлив открыть эту прекрасную выставку», — объявил директор галереи Уффици Шмидт.

«Вот если бы привезли какое-то количество вещей Рафаэля, конечно, и этого было бы достаточно. Но тут действительно много смыслов, что они относятся к Рафаэлю и к Эпохе, и к его влиянию на мировую культуру в целом и русскую в В частности, «директор ГМИА.Пушкина Марина Хасп.

Этот выставочный проект готовился очень долго. В Пушкинском музее даже засомневались — неужели сразу три итальянских музея расстанутся со своими шедеврами на четыре месяца. И вот они в Москве. Дорогой, почти бесценный. Это подчеркивает посол ИТАЛИИ в России Чезаре Мария Рагалини.

«Страховая стоимость картины, которая находится у меня за спиной, составляет 100 миллионов евро. Идея такой большой выставки Рафаэля — это попытка посольства выйти на высший уровень из всей серии выставок итальянского роспись, которую мы проводили последние годы.Это и Тициан, и Караваджо, и Беллини, и Мантени. Нынешняя выставка знаменует собой высшую точку этой счастливой серии», — прокомментировал Чезаре Мария Рагалини.

Один из главных шедевров выставки, который непременно будет отмечен посетителями, это, безусловно, «Мадонна Грандук». Картина считается эталонным образом Богоматери в творчестве художника. А вот на автопортрете Рафаэлю 23 года. Большая часть из 37 лет осталась отпущенной Богом. Рафаэль пользовался почетом и преклонением перед гением.Сегодня даже странно, что когда-то Маяковский мог написать такие строки: «А Рафаэль забыл? Растрелли забыли вы? Время пулями на стене музеев тени». Написано в 1918 году.

«Все, что касалось прежнего мира, им было не нужно. Они мешали. Но при этом не говорят, что мы отрицаем эпоху Возрождения, мы отрицаем Микеланджело, Леонардо. Они использовали одно имя — Рафаэль. Следовательно, Рафаэль даже в момент отрицания остается метафора, и ее заменяет целая эпоха, целый мир, целая культура», — рассказала куратор выставки Виктория Маркова.

Интерес к Рафаэлю Беспрецедентная выставка. Поэтому в Пушкинском музее приняли решение Соломона: чтобы посетители элементарно не снесли произведения Великого итальянца, доступ был ограничен, а сами билеты будут продаваться на сеансы продолжительностью 45 минут. Однако в Пушкинском музее уверяют: со временем он не будет так пристально смотреть на руку посетителей, которые смотрят на великое полотно Рафаэля, не выведет из зала зрителей.

ИТАЛИЯ Посол в России Чезаре Мария Рагалини на официальном открытии выставки

Фото: Пресс-служба ГМИ им.В ВИДЕ. Пушкин

Музей Пушкина, где открылся

Одна из самых ожидаемых выставок этого года «Рафаэль. Поэзия образа» приглашает зрителей в мастерскую итальянского гения.

В зале №17 приглушенный свет и почти полная тишина. Около. Звуковая установка Андрея Гурьянова и Антона Курышева мгновенно переносит куда-то в другое измерение, идеальный мир возрождения немного вымышлен, как и все, от которого нас отделяет время, и в то же время осязаем.Здесь откуда-то слева пугается еле цепляющий скрип холста, он прерывается, сменяется шорохом кисти, звуком шагов — то размеренным, то более энергичным. Вы находитесь в мастерской художника. Сам Рафаэль Санти. ТСК! Не отвлекайте его от работы. Давай просто посмотрим.

«Ангел» 1500 лет. Кудри светлых локонов, слегка склоненная голова, мягкий абис ликов — юность, дева? Рафаэль только записался в ученики к Пьетро ди Христофоро Вануччи, знаменитому Перуджино, в мастерской которого напишет свою первую Мадонну — «Мадонну Солли».Именно от него юный художник унаследует плавность линий, ясность и поэтичность образов. Ему суждено будет пережить своего ученика и завершить фрески-неоконченные росписи в церкви Перуджи.

А вот и сам Рафаэль. Обернулся, услышав твои шаги за спиной, и почему-то взглянул. «Автопортрет» 1506 года. У него здесь 22. На два года он покинул мастерскую своего учителя и на два года живет и работает во Флоренции, с увлечением изучая творчество старших современников: Фра Бартоломео, Микеланджело и Леонардо да Винчи, обладающего пластической выразительностью.

Здесь в 1505-1506 годах были созданы парные портреты известного коллекционера Анололо Донона и его жены Маддалены, написанные вскоре после их свадьбы. Это был его первый флорентийский орден, обративший на него внимание богатых горожан. Рафаэль до сих пор находится под сильным впечатлением от «Джоконды», которую Леонардо да Винчи закончил совсем недавно, в 1504-м. Никто из этих двоих не знает, как пристально будут изучать искусствоведы, сколько стихотворений будет заблокировано, какими миллионами оно будет обращено по всему миру.Даже то, что через пятьдесят лет она попадет на «жизненный путь» вазари. Все это в будущем — но пока Рафаэль четко и обдуманно повторяет песню «Мона Лиза» в образе Маддалены Дони: те же руки, поворачивающие корпус, тот же взгляд, устремленный на публику одновременно и скользящий по нему. Но, в отличие от леонардовской сдержанности и даже аскетичности, здесь совершенно иной колорит и подчеркнутый интерес к декоративным деталям модели костюма – массивной подвеске на шее, кольцам, дорогим тканям.Отчасти вынужденно – каждый изображаемый стремился запечатлеть в портрете свой социальный статус, но в то же время отражая формирование собственной манеры Рафаэля.

Все тот же 1505 год. Молодой Рафаэль Санти педантично исследует возможности придуманной да Винчи техники Sphumato. «Мадонна Грандука» — одна из первых его флорентийских мадонн, эталон рафаевского бога, вариациями которого впоследствии станут малые «Мадонна Копье» и «Мадонна Темпи». Перугиновская Самоуверенность и Хисурити и Леонард, укоренившиеся в этой, нашей жизни.Его тёмный фон — о происхождении которого, впрочем, у искусствоведов нет единого мнения. Наносится поверх исходной композиции с окном в сад — эскиз пейзажа виден и на подготовительной фигуре, расположенной на соседней стене. Была ли написана предыстория самого Рафаэля или появилась на картине уже после его смерти усилиями Духовного художника XVII века Карло Дольха, которому она принадлежала, точно неизвестно.

1515-й.За плечами 35-летнего Рафаэля «Афинская школа» для Ватиканского дворца и «Сикстинская Мадонна». Он главный архитектор в Риме собора Святого Петра и прославленный на всю Италию живописец с собственной мастерской и многочисленными учениками. По заказу кардинала Лоренцо Пуччи для одной из болонских церквей Рафаэль пишет «Экстаз святой Цецилии», которому суждено встать в один ряд с его главными шедеврами. И Цецилия, изображенная в сопровождении св. Павла, Иоанна Богослова, Августина и Марии Магдалины, с легкой руки Рафаэля станет покровительством церковной музыки и канонически у этой святой.Никто уже не сможет так правдоподобно передать это состояние транса, пребывания между землей и небом и звуком безмолвного пения.

На открытие выставки:

Посетители ГМИ имени Пушкина впервые увидят восемь шедевров великого итальянского живописца Рафаэля Санти на выставке «Рафаэль.Поэзия образа», которая продлится до 11 декабря.

Долгожданный гость

Экспозиция выставки состоит из восьми живописных работ и трех графических рисунков, принадлежащих кисти Великого Мастера, которые обычно хранятся в различных галереях и музеях Италии, в основном в галерее Уффици и Национальной картинной галерее в Болонье. .

Несмотря на скромное количество экспонатов (всего 11 картин), выставку по праву называют самой масштабной: раньше работы Рафаэля появлялись в России, но в то же время в таком объеме — никогда.Кураторами выставки выступили хранитель итальянской живописи в ГМИИ Виктория Маркова и руководитель отдела рисунка и гравюры галереи Уффици Марси Файетти.

Посетители у картины «Святая Цецилия» на открытии выставки «Рафаэль. Поэзия образа» в ГМИ им. Пушкин

«Выставка очень важна, потому что она первая, потому что она должна помочь понять Рафаэля. Очень важно, чтобы она напоминала вам, что мы должны уважать, любить, переживать и не забывать нашу собственную классику, за которую Рафаэль был легкомысленно» », — сказала Виктория Маркова на открытии выставки.

Рафаэль в контексте русской культуры

Основной идеей экспозиции стала связь русской культуры и литературы с творчеством Рафаэля. По словам Марковой, художник оказал огромное влияние на многих классиков, начиная с Александра Пушкина и заканчивая Федором Достоевским. Воспоминания современников свидетельствуют о том, что созерцание Сикстинской Мадонны (1513 г., ныне хранится в галерее старых мастеров в Дрездене) возродило автора «Преступления и наказания», отпустившего мрачную бездну человеческой природы, к жизни, дало ему свет и надежда.

Пушкину увидеть зарубежные шедевры не довелось. Так как он никогда не выезжал за пределы Российской империи, то довольствовался Малым: в то время в Эрмитаже хранились четыре картины художника, в том числе «Мадонна Конкреат», «Святое семейство» (1506 г. , второе название живописи). картина «Мадонна с Иосифом Безборном»), «Святой Георгий, воздействующий на дракона» (1503–1505) и композиция в круге «Мадонна Альба» (1511). Последние две картины были проданы за границу, сейчас они хранятся в коллекции Национальной художественной галереи в Вашингтоне.


Гость из автопортера художника Рафаэля Санти на открытии выставки «Рафаэль. Поэзия образа» в ГМИИ. Пушкин

Несмотря на это, Александр Пушкин сумел через малое познать великое, понять живопись Рафаэля, духовные устремления его творчества и воплотить в своих произведениях неизгладимое впечатление. Имя художника возникает в стихах поэта на протяжении всей его жизни.

В пространстве экспозиции связь двух творцов прослеживается особенно четко.Стены зала, оформленные в сине-винных тонах, украшают поэтические ряды Пушкина. Также внимательный зритель заметит произведения Гавриила Державина и некоторых итальянских поэтов.

«Осознавая эти связи, мы должны ясно понимать, что русская культура имеет европейские корни, что мы европейцы, что нашей литературы без соприкосновения с Рафаэлем, выразившим сущность европейской культуры, у нас не было бы», — сказал Марков.

Живой портрет

Экспозицию составляют восемь картин, среди которых парные портреты Маддалены и Аноло Донона (1504-1507), написанные по заказу богатой четы во Флоренции, «Молчаливый» (ок. 1507) на глухом черном фоне, «Мадонна с младенец», также известный как «Мадонна Грандук» (1504-1508), в котором отразилось влияние Леонардо да Винчи, портрет Элизабетты Гонзага (1506), а также изысканный автопортрет самого Рафаэля (1505).

Рафаэль Санти. Мадонна Грандука, 1505, Палаццо Питти, Флоренция

Центральным образом выставки становится «Экстаз святой Цецилии со святыми Павлом, Иоанном Евангелистом, Августином и Марией Магдалиной» (1515). Это самая поздняя картина художника в экспозиции, которая считается одной из классических работ.

«Рафаэля называют первым современным художником, потому что он подвел нас к живому человеку. Он попытался убрать из него человеческую сущность, в то же время наделив его чертами, присущими ренессансному образу.Это абсолютно живые люди. Рафаэль все принял, воспринял и усовершенствовал. Он сделал работу в пределах своей собственной, предоставив собственное открытие в области лучшего», — сказала директор музея Марина Соз, добавив, что внутренняя целостность художника обращена к целостности образов, которые он воплощено.

Также на выставке представлены три графических рисунка Рафаэля: эскиз к портрету Элизабетты Гонзаг и два профиля молодых женщин.

По словам куратора Виктории Марковой, Рафаэль выразил суть Высокого Возрождения, ее стремление к идеальному, соединяющему земное и высшее.Именно поэтому герои его произведений при всей человечности не теряют божественного света.



ЖЖ Рафаэль

Выставка «Рафаэль. Поэзия образа» будет сопровождаться обширной образовательной программой. Гости ГМИИ смогут продолжить знакомство с творчеством художника во время лекций, музыкальных и поэтических вечеров.

Передо мной явилось мимолетное видение. «Я помню чудесное мгновение…»

Анна Керн: Жизнь во имя любви Сысоев Владимир Иванович

«Гений чистой красоты»

«В другой день я должен был отправиться в Ригу вместе с сестрой Анны Николаевны Вульф. Он пришел утром и на прощание принес экземпляр второй главы «Онегин» (30), в бесспорных листах, между которыми я нашел сложенный вчетверо почтовый лист бумаги со стихами:

Помню чудное мгновение ;

До меня дошло,

Как бормотание видения,

Как гений чистой красоты.

В томгерах печали безнадежной,

Тревожная шумная возня,

И мечтал о милых чертах.

Прошло

года.Бури несутся непокорные

Разбросанные прежние мечты

Ваши небесные черты.

В глуши, во мраке точим

Протянулись тихие дни мои

Без божества, без вдохновения,

Без слез, без жизни, без любви.

Душа пробуждается:

И вот ты снова пришел

Как бормотание видения,

Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в струе,

И для него снова воскрес

И божество и вдохновение

И жизнь, и слезы, и любовь!

Когда я собиралась спрятать поэтический подарок в коробку, он долго смотрел на меня, потом я выхватила и не хотела возвращать; Насил снова закричал им; что у него мелькнуло тогда в голове, я не знаю.

Какими чувствами тогда владел поэт? Смущение? Волнение? Может быть, сомнение или даже раскаяние?

Было ли это стихотворение результатом мгновенных увлечений — или поэтического прозрения? Тайна гения… просто гармоничное сочетание из нескольких слов, и когда они звучат, в нашем воображении тут же возникает, словно материализуясь из воздуха, легкий женский образ, полное обаятельного милосердия… Поэтическое любовное послание в вечность…

Многим литературным кронам подверглось это стихотворение самая основательная роль.Споры о различных вариантах его интерпретации, начавшиеся еще на заре 20 века, ведутся до сих пор и, вероятно, будут продолжаться.

Некоторые исследователи пушкинского творчества считают это стихотворение всего лишь озорной шуткой поэта, решившего с одной трети XIX века создать шедевр любовной лирики. Ведь из ста трех его слов более шестидесяти составляют скомканные банальности («Голос Нежного», «Введение непокорного», «Божество», «Небесные черты», «Вдохновение», «Сердце бьется в струе «, и т. д.). Не будем всерьез относиться к такому взгляду на шедевр.

По мнению большинства пушкинистов, выражение «гений чистой красоты» — открытая цитата из стихотворения В. А. Жуковского «Руки Лаллы»:

Ой! Не живи с нами

Гений чистой красоты;

Только иногда посещает

Нас с небесной высоты;

Он торопится, как мечтает,

Как воздух в утреннем сне;

И в святой памяти

Не разлучался с сердцем он!

Он только в чистом мгновении

Бытие происходит с нами

И приносит выдающийся

Благотворительные сердца.

Для Жуковского эта фраза ассоциировалась с рядом символических образов – призрачным небесным видением, «поспешным, как сон», с символами надежды и сна, с темой «чистых мгновений бытия», разлуки сердца из «темной области земли», с темой вдохновения и откровений души.

Но этого стихотворения Пушкин, наверное, не знал. Написанная к празднику, данному в Берлине 15 января 1821 года прусским королем Фридрихом по случаю приезда его дочери Александры Федоровны — супруги великого князя Николая Павловича, она появилась в печати только в 1828 году. Жуковский не послал его к Пушкину.

Однако все образы, символически сконцентрированные в словосочетании «гений чистой красоты», вновь предстают у Жуковского в стихотворении «Муза юная, бывало» (1823), но уже в иной экспрессивной атмосфере — ожиданиях «Даро-Вовера». Воспевания», тоски по гениальной Красоте — при мерцании его звезды.

Я молодой человек, так получилось,

я встретил в подземелье,

И вдохновение полетело

С небес, незваных, ко мне;

Для всех земных введенных

Луч животворящий это —

А у меня на тот момент это был

Жизнь и поэзия одна.

Но напорщик кричалок

давно не заходил;

Его долгожданное возвращение

Ждать меня, когда снова?

Или навсегда моя потеря

И вечно гусли не звучат?

Но все красиво,

Когда он был доступен мне,

Все, что есть из прекрасного темного, прозрачного

Я сохранил прошлые дни —

Цветы мечтают о одиночке

И жизнь — это лучшие цветы —

Я положил на твой алтарь священный,

О гении чистой красоты!

Жуковский представил символизм, связанный с «гением чистой красоты», его комментарий. Он основан на концепции прекрасного. «Прекрасное… не имеет ни имени, ни образа; Оно посещает нас в лучшие минуты жизни». «Она лишь минуты нам, ибо единственное говорит нам, оживляет нас, возвышает нашу душу»; «Только только то, чего нет»… Красивое сопряжение с грустью, с желанием «к чему-то лучшему, тайному, далекому, что это связано с ним и что существует для тебя где-то. И это желание есть одно из невыразительных свидетельств бессмертия души».В. Виноградова, образ «гения чистой красоты» возник в поэтическом воображении Пушкиной в это время не столько в непосредственной связи со стихотворением Жуковского «Руки Лаланда» или «Муза юная, бывало», сколько впечатления от его статьи «Рафаэлева Мадонна (из письма о Дрезденской галерее)», напечатанной в «Полярной звезде за 1824 год» и воспроизводящей воспроизводившееся в то время сказание о создании знаменитой картины «Сикстинская мадонна»: « Говорят, что Рафаэль, натягивая свое полотно для этой картины, долго не знал, что оно окажется на ней: не приходило вдохновение. Однажды он заснул с мыслью о Мадонне, а разбудил его не тот Ангел. Он вскочил: она здесь, пронзительно, он указал на ткань и нарисовал первый рисунок. И на самом деле это не картина, а видение: чем больше смотришь, тем больше убеждаешься, что перед тобой происходит что-то неестественное… Вот душа живописца… С удивительной простотой и легкость, я передал ей то чудо, которое внутри совершилось… Я… ясно стал чувствовать, что душа растеклась…Она была там, где только можно было быть в лучшие минуты жизни.

С ней был гений чистой красоты:

Он только в чистом мгновении

Существо летит к нам

И приносит нам видение

Недоступно мечтам.

… И точно приходит к мысли, что эта картина родилась за минуту чуда: занавес вывернулся, и тайна неба открыла глаза человеку… Все, и воздух, нарисованный в чистый ангел в присутствии этой небесной мимо-девы.

Альманах «Полярная звезда» со статьей Жуковского привез в Михайловское А. А. Дельвиг в апреле 1825 года, незадолго до приезда в тригорск Анны Керн, и после прочтения этой статьи образ Мадонны прочно поселился в поэтическом воображении Пушкина.

«Но Пушкину была чужда морально-мистическая основа этой символики», — говорит Виноград. — В стихотворении «Я помню чудное мгновенье» Пушкин воспользовался символикой Жуковского, опустив ее с неба на землю, лишив ее религиозно-мистической основы…

Пушкина, сливая с образом поэзии образ любимой женщины и сохраняя большинство символов Жуковского, кроме религиозно-мистического

Твои небесные черты…

Протянулись тихие дни мои

Без божества, без вдохновения…

И для него снова воскрес

И божество, и вдохновение…

строит из этого материала не только произведение новой ритмико-образной композиции, но и иное смысловое разрешение, чуждую идейно-символическую концепцию Жуковского.

Не надо забывать, что такое заявление Виноградов сделал в 1934 году. Это был период широкой антирелигиозной пропаганды и торжества материалистического взгляда на развитие человеческого общества. Еще полвека советская литература не касаются религиозной темы в творчестве А.С.Пушкина.

Строки «В тишине печали безысходной», «У Дали, во мраке заточки» «Еда» Е.А.Баратынского очень созвучны; Некоторые рифмы Пушкин заимствовал у себя — из письма Татьяны к Онегину:

И в этот момент

Не ты, милое видение…

И нет ничего удивительного — произведение Пушкина насыщено литературными реминисценциями и даже прямыми цитатами; Однако, используя понравившиеся строки, поэт преобразил их до неузнаваемости.

По мнению выдающегося русского филолога и пушкиниста Б. В. Томашевского, это стихотворение, несмотря на то, что он рисует идеализированный женский образ, несомненно, принадлежащий А. П. Керну. «Недаром именно в названии «к ***» обращено к любимой женщине, хотя бы изображенной в обобщенном образе идеальной женщины.

На это указывает и составленный лично Пушкиным Список стихов 1816-1827 годов (он остался среди его бумаг), который поэт не включил в издание 1826 года, а намеревался ввести стихи в свой двух- томное собрание (было опубликовано в 1829 г. ) Стихотворение «Я помню чудное мгновенье…» Здесь имеется заголовок «А.П. к [Эрну], прямо указывающий, кому оно посвящено.

Доктор филологических наук Н. Л. Степанов обозначил сложившуюся в пушкинские времена и ставшую предполагаемой интерпретацию этого произведения: «Пушкин, как всегда, чрезвычайно точен в своих стихах.Но, передав фактическую сторону встреч от Керна, он создает произведение, раскрывающее внутренний мир самого поэта. В тишине михайловского уединения встреча с А.П.Керном вызвала у поэта ссылку и на воспоминания о недавних бурях его жизни, и на сожаление об утраченной свободе, и на радость встречи, преобразившей его однообразные будни, и, прежде всего , радость поэтического творчества.

Другой исследователь, Е.А. Маймин, особо отметил музыку стихотворения: «Это как бы музыкальное произведение, как бы как бы музыкальное произведение, поставленное одновременно и реальными событиями жизни Пушкина, и совершенным образом» гения чистой красоты» заимствовано из поэзии Жуковского. Знаменитая идеальность в решении темы не отменяет, однако, живого носителя в звучании стихотворения и в его восприятии. Это ощущение живого носителя не столько от сюжета, сколько от завораживающей, единственной музыки слов. В поэме много музыки: певцов, длившихся во времени, тянущих ноты стиха, нот чувств. И как в музыке, так и в стихотворении он не непосредственный, не подчиненный осязаемому образу любимой — а образ самой любви. Стихотворение построено на музыкальных вариациях ограниченного круга мотивов: чудесное мгновение — гений чистой красоты — божество — вдохновение.Сами по себе эти образы не содержат ничего прямого, конкретного. Все это из мира рассеянных и высоких понятий. Но в общем музыкальном оформлении стихотворения они становятся живыми понятиями, живыми образами.

Профессор Б. П. Городецкий в своем академическом издании «Лирики Пушкина» писал: «Тайна этого стихотворения состоит в том, что все известное нам А. П. Керном и об отношении Пушкина, несмотря на все огромные выпивки женщины, оказавшейся ни в какой мере, ни в какой мере ни в какой степени к постижению тайны искусства, что делает это стихотворение типичным для огромное множество подобных ситуаций и способных облагородить и отписать миллионы людей. ..

Внезапное и кратковременное появление «мимолетных видений» в образе «гения чистой красоты», мелькавших среди мрака заточки, когда дни поэта тянулись «без слез, без жизни, без любовь, «мог воскресить в душе его» и божество, и вдохновенье, / и Жизнь, и слезы, и любовь» только в том случае, когда все это уже испытано им ранее. Факт переживания переживания имел место в первый период пушкинской связи — они создали тот его душевный опыт, без которого немыслимо появление позднейших и «прощаний», и такие удивительные проникновения в глубины души. человеческий дух, как «заклинание» и «для берегов хрупкого Далуса».Они создали оба душевных переживания, без которых не могло бы появиться стихотворение «Я помню чудное мгновенье». отношение к ней у Пушкина было малозначительным.Без них,конечно,не было бы поэмы.Но поэмы в том,в чем она существует,не было бы,если бы встрече с А.П.Керном не предшествовало прошлое Пушкина и весь тяжелый опыт его изгнания.Реальный образ А. П. Керна, словно воскресший в душе поэта, открыл ему красоту не только безвозвратно минувшего прошлого, но и настоящего, о чем верно и точно сказано в стихотворении:

Душа пробуждается.

Вот почему проблема стихотворения «Я помню чудное мгновенье» должна быть решена, как бы перевернув его другой стороной: не случайная встреча с А. П. Керном пробудила душу поэта и заставила последнего возродиться в Новой Гра, а, наоборот, процесс оживления и восстановления духовных сил поэта, начавшийся несколько раньше, полностью определил все основные характерные черты и внутреннее содержание стихотворения, вызванные встречей с А.П. Керн.

Литературовед А. И. Белецкий Более 50 лет назад впервые робко высказал мысль о том, что главный герой этого стихотворения вовсе не женщина, а поэтическое вдохновение. «Совершенно вторично, — писал он, — мы см. вопрос об имени реальной женщины, которая затем возносилась на высоту поэтического творчества, где исчезали действительные черты, а сама она становилась обобщением, ритмически упорядоченным словесным выражением какой-то общей эстетической идеи…Темы любви в этом стихотворении явно подчинены другим, философско-психологическим темам, а главной его темой является тема разных состояний внутреннего мира поэта в соотношениях этого мира с действительностью.

Далее в отождествлении образа Мадонны и «гения чистой красоты» в этом стихотворении с личностью Анны Керн профессор М.В. Строганов пошел: «Стихи «Я помню чудное мгновение…» Было написано , очевидно, в одну ночь — с 18 на 19 июля 1825 года, после совместной прогулки Пушкина, Керна и Вольфа в Михайловском и накануне отъезда Церна в Ригу.Во время прогулки Пушкин, по воспоминаниям Курнера, говорил об их «первой встрече с оленихой, высказывался о ней восторженно и в конце разговора сказал: Ты была похожа на такую ​​невинную девушку…» Все это включено в память о «чудесном мгновении», которому посвящена первая строфа стихотворения: и сама первая встреча, и образ Керн — «невинной девушки» (Богородицы). Хо это слово — Девственница — означает по-французски Богородицу, нежную деву.Так что здесь некорректное сравнение: «как гений чистой красоты». А на днях утром Пушкин принес Керну стихотворение… Утро оказалось мудрее вечера. Что-то смутило Пушкина в Керне, когда он передал ее стихи. Видимо, он сомневался: может ли она быть этой идеальной моделью? Придет ли она к ним? — И хотел взять стихи. Я не мог подобрать, и Курн (именно потому, что она не была такой женщиной) напечатала их в альманахе Делигус. Всю последующую «сотовую» переписку Пушкина с Керном можно, очевидно, рассматривать и как психологическую месть адресного стихотворения за его излишнюю поспешность и возвышенность сообщения.

Рассмотрев в 1980-е годы это стихотворение с религиозно-философской точки зрения, литературовед С.А. Фомичев увидел в нем отражение эпизодов не столько реальной биографии поэта, сколько биографии внутренней, «трех последовательных состояния души». Именно с этого времени наметился ярко выраженный философский взгляд на это произведение. Доктор филологических наук В. П. Син-Нес, опираясь на метафизические представления пушкинской эпохи, трактовал человека как «малую «, устроенное по закону всего мироздания: Три-ипостасное, подобное Богу существо в единстве земной оболочки («тела»), «Души» и «Божественного Духа», увиденного в «Чудесном мгновении» Пушкина» Всеобъемлющая концепция бытия» и вообще «Тотальный Пушкин». Тем не менее оба исследователя признавали в лице А. П. Керна «живую обусловленность лирического начала поэмы реальным источником вдохновения».

Профессор Ю.А. Н. Чумаков обратился не к содержанию стихотворения, а к его форме, именно к пространственно-временному развитию сюжета. Он утверждал, что «смысл стихотворения неотделим от формы его выражения…» и что «форма» как таковая «сама… выступает содержанием…». По мнению Л. А. Понтифевой, автора последнего комментария к этому стихотворению, Чумаков «увидел в стихотворении вневременной и бесконечной космический комитет самостоятельной Пушкинской Вселенной, созданный вдохновением и творческой волей поэта.

Другой исследователь пушкинского поэтического наследия С. Н. Броатман выявил в этом стихотворении «линейную бесконечность смысловой перспективы». ряды,» он допускает их «вероятную множественность»; В качестве важной составляющей сюжета исследователь предлагает «Провидение» (31).

Теперь познакомимся с довольно оригинальной точкой зрения Л. А. Понтифевой, основанной на метафизическом подходе к рассмотрению и этого, и многих других произведений Пушкина.

Абстрагируясь от личности А. П. Керна как вдохновителя поэта и адресата этого стихотворения и вообще от биографических реалий и исходя из того, что основные цитаты пушкинских стихотворений заимствованы из поэзии В. А. Жуковского, в которой образ Лалл-Руки (впрочем, как и другие образы его романтических произведений) предстает как неземная и неосязаемая субстанция: «Призрак», «Видение», «Грие», «Милый сон», исследование помогает тому, что Пушкинский «Гений чистая красота» она является в своей метафизической реальности «Вестником Неба» как таинственный посредник между авторским «Я» поэта и некой инотворческой, высшей сущностью — «божеством».Она считает, что под авторским «я» в стихотворении подразумевается душа поэта. А «Мимфул Видение» Душа Поэта «Гения чистой красоты» «Это «момент истины», божественное откровение, мгновенная вспышка озаряющего и пронизывающего душу благодати Божественного Духа. В «Томлена печаль безысходная Перфилиан видит болезненность своей души в телесной оболочке, во фразе «Я прозвучал долгим голосом нежным» — Архетипическое, первичное воспоминание души о небе.Следующие два пятна «нарисованы сами по себе, отмечены утомительной для души продолжительностью». Между четвертой и пятой строфами незримо явлено Провидение или «Глагол Божий», вследствие чего «Душа пришла пробуждение». Именно здесь, в промежутке этих строф, «помещена невидимая точка, создающая внутреннюю симметрию циклически замкнутой композиции стихотворения. В то же время это точка поворота-возврата, с которой «пространство-время» Малой Пушкинской Вселенной внезапно поворачивается, начиная действовать на себя, возвращаясь от земной реальности к небесному идеалу.Пробужденная душа снова получает способность восприятия божественного. А это акт ее второго рождения — возвращение к Божественному Праймеру — «Воскресение». Это обретение истины и возвращение в Рай…

Усиление звучания последней строфы стихотворения знаменует собой всю полноту бытия, торжество восстановленной гармонии «малой вселенной» — тела, души и духа человек вообще или лично поэт-автор, то есть «весь Пушкин».

Подводя итоги своего анализа пушкинского творчества, «Перфилиан» предполагает, что оно, «независимо от той роли, которую А.П. Керна, сыгранного в его творчестве, можно рассматривать в контексте пушкинской философской лирики, наряду с такими стихотворениями, как «Поэт» (которые, по мнению автора статьи, посвящены природе вдохновения), «Пророк» ( посвящена провиденциальности поэтического творчества) и «Я памятник себе воздвигаю неудобное…» (посвящается крапиве духовного наследия). В их ряду «Я помню чудное мгновенье…» Действительно, как уже отмечалось, — стихотворение о «всей полноте бытия» и о диалектике души человека; А о «человеке вообще», как о маленькой вселенной, устроенной по законам Вселенной.

Представляется, что возможность появления такой чисто философской интерпретации пушкинских рядов, уже упоминавшаяся Н. Л. Степановым, писала: «В такой интерпретации стихотворение Пушкина лишается своей жизненной конкретности, того чувственно-эмоционального начала, которым обогащается пушкинское пушкинское стихотворение. изображениям, придает им земной, реалистический характер. Ведь если отказаться от этих специфически биографических ассоциаций, от биографического подтекста стихотворения, то образы Пушкина утратят жизненное наполнение, превратятся в условные и романтические символы, означающие лишь тему творческого вдохновения поэта.Пушкина, то можно заменить Жуковского его абстрактным символом «гения чистой красоты». Это снижает реалистичность стихотворения поэта, оно потеряет те краски и оттенки, которые так важны для пушкинской лирики. Сила и пафос пушкинского творчества в слиянии, в единстве отвлеченного и реального.

Но даже ставя сложнейшие литературно-философские построения, трудно оспорить утверждение Н. И. Черняева, принятое через 75 лет после создания этого шедевра: «Своим посланием «К***» Пушкин имммерил ее (А.П. Керн. — В.С.) так же, как Петрака обезличил Лауру, а Данте — Беатриче. Пройдут века, и когда многие исторические события и исторические личности будут забыты, личность и судьба Керн, как вдохновительницы Пушкинской Музы, будут вызывать большой интерес, вызывать споры, предположения и воспроизводиться романами, драматургами, живописцами.

Данный текст является ознакомительным фрагментом. Из книги Вольф Мессинг. Драма из жизни великого гипнотизера автора Димова Надежда

100 тысяч — на чистую бумажку пришел следующий день, и наш герой снова предстал перед высшими очами.На этот раз хозяин был не один: возле него сидел толстяк с длинным блестящим носом и в пенсне. «Ну-ну, Волк, продолжу. Я слышал, ты хорошо умеешь

Из книги Тайна катушки. Очерки истории фальшивомонетничества с древнейших времен и до наших дней автора польского г н

Одинокий «Гений» в одной из картинных галерей США можно увидеть что угодно, в сущности, не нотную картину. За столом сидит семья: муж, жена и дочь, а рядом со столом видно лицо мальчика-слуги.Семейный чино пьет чай, а муж держит в правой руке в Москве, как блюдце, чашку. В.

Из книги Уроки режиссуры К. С. Станиславского Автора Горчаков Николай Михайлович

Пьеса гения В последний раз я встречался с Константином Сергеевичем, как с руководителем новой постановки, при работе над пьесой М. А. Булгакова «Мольер». А. Булгаков написал эту пьесу и дал театру в 1931 году. Работать над ней театр начал в 1934 году. В пьесе рассказывается о

Из книги Повседневная жизнь российского спецназа Автора Дегтярева Ирина Владимировна

За чистую воду полковник милиции Алексей Владимирович Кузьмин служил в соборе Рубопа в Московской области с 1995 по 2002 год, был командиром отделения.В 2002 году Кузьмин возглавил ОМОН на воздушном и водном транспорте. В 2004 году Владимир Алексеевич был назначен начальником

Из книги 100 великих оригиналов и чудаков Автор

Гениальные гениальности, выходящие за рамки обычного, часто выглядят чудаками и оригиналами. Чезаре Ломброзо, о котором уже шла речь, сделал радикальный вывод: «Нет сомнения, что в фиделине и гениальном человеке нет ничего,

Из книги Откровение автора Климов Григорий Петрович

Из книги Вернадский Автор Баландин Рудольф Константинович

Гены и гениальность Почему некоторые люди наделены острым умом, тонкой интуицией, вдохновением? Это особый дар, доставшийся от предков так же, как дедушкин нос, мамины глаза? Результат тяжелого труда? Игра дела возвышающая кого-то над другими, как

Из книги произведений автора Луцкий Семен Абрамович

«Творцы искусств и гении науки». ..» Творцы Искусств и Гении Науки, Избранники среди Племен Земли, вы прожили положенную муку, вы в памяти Народного Пантеона… Но есть и другой… Он между домами страшен Я шел туда, был подавлен и растерян… на бессмертный путь он выложился и

Из книги Легкая ноша автора Кисин Самуил Викторович

«Чисто жениху жгучей любви…» Чистому жениху жгучей любви, вечная риза сжимает подруг.- Я иду к изголовью, мой земной беспорядок друг. Ветерок мой дуновенье — тише верит вся любимая Чела. Может быть, Эдмон во сне услышит ту, что живет им, как

Из книги влюбленные наши Пушкин Автора Егорова Елена Николаевна

Образ «гения чистой красоты» Встреча с Анной, пробудившееся нежное чувство к ней вдохновили поэта на поэму, которая увенчала его многолетние творческие искания на тему возрождения души под влиянием явление красоты и любви.Он шел к этому с юных лет, написав

стихов.

Из книги «Приют Задумчивой Дриады» [Пушкинские усадьбы и парки] Автора Егорова Елена Николаевна

Из книги говорят, что были. .. Знаменитости в Челябинске Автор Бог Екатерина Владимировна

Будущий композитор родился в гениальном гении 11 апреля 1891 года на Украине, в селе Контаузовка Екатеринославской губернии (ныне село Красное Донецкой области). Его отец Сергей Алексеевич был агрономом из мелких дворян, а мать Мария Григорьевна (урожд.

г.

Из книги Художники в зеркале медицины автора Ноймайр Антон.

Психопатические черты у Гойи Гойя Литература о Гойе чрезвычайно обширна по своему объему, но хорошо освещает лишь вопросы, связанные исключительно с эстетикой его творчества и его вкладом в историю искусства. Жизнь художника более-менее

Из книги Бах Автор Нетлугина Анна Михайловна

Глава первая. Там, где растет гений, история рода Баховских тесно связана с Тюрингией. Этот район в центре Германии отличается удивительной культурной насыщенностью и разнообразием.«Где еще в Германии можно найти столько хорошего на таком маленьком участке?» — сказал

Из книги Софи Лорен Автор Надеждин Николай Яковлевич

79. Гениальная шутка В фильме Олдмана огромное количество персонажей, но актеров в разы меньше. Дело в том, что модные деятели, как и многие актеры, в этой картине не играют. У них нет ролей — они действуют как… сами. В кино это называется «Камео» — внешний вид

Из книги Генри Миллер. Портрет в полный рост.от Брассеи.

«Автобиография — чистая романтика» Вольная апелляция Миллера с фактами поначалу меня смутила, даже шокировала. И не один я. Хен Ван Гелре, голландский писатель, страстный поклонник творчества Миллера, который уже много лет издает «Интернационал Генри Миллера

».

«Я помню чудное мгновенье…» Александр Пушкин

Я помню чудный миг:
Предо мною явился,
Как мимолетное видение,
Как гений чистой красоты.

В томгерах печали безысходной
Тревожной шумной суеты,
Звучало долгим голосом нежным
И мечтали милые черты.

Прошло

года. Бури мчат мятежные
Рассыпались былые мечты
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во тьме точа
Протянулись тихие дни мои
Без божества, без вдохновения,
Без слез, без жизни, без любви.

Душа пробуждается:
И вот ты снова пришла
Как мимолетное видение,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в струе,
И для него вновь воскрес
И божество и вдохновение
И жизнь, и слезы, и любовь.

Анализ стихотворения Пушкина «Я помню чудное мгновенье…»

Одно из самых известных лирических стихотворений Александра Пушкина «Я помню чудное мгновенье…» создано в 1925 году и имеет романтическую подоплеку. Он посвящен первой красавице Петербурга Анне Керн (в Девичьей Политоротке), которую поэт впервые увидел в 1819 году на приеме в доме ее тетушек, княгини Елизаветы Вейнениной.Будучи по натуре человеком страстным и темпераментным, Пушкин сразу влюбился в Анну, которая к тому времени была замужем за генералом Ермоламом Керном и воспитывала дочь. Поэтому законы приличия светского общества не позволяли поэту открыто выражать свои чувства женщине, которую представили всего несколько часов назад. В его памяти Керн остался «мимолетным видением» и «гением чистой красоты».

В 1825 году судьба вновь свела Александра Пушкина и Анну Керн. На этот раз — в имении Тригорское, недалеко от которого располагалось село Михайловское, куда за антиправительственные стихи был сослан поэт.Пушкин не только узнал ту, что была захвачена его воображением 6 лет назад, но и открылась в своих чувствах. К тому времени Анна Керн рассталась с «мужем-солдатом» и вела достаточно свободный образ жизни, что вызывало осуждение в светском обществе. О ее бесконечных романах ходили легенды. Однако Пушкин, зная об этом, все же был убежден, что эта женщина — образец чистоты и благочестия. После второй встречи, которая произвела на поэта неизгладимое впечатление, Пушкин и написал свое знаменитое стихотворение.

Произведение представляет собой гимн женской красоте , которая, по мнению поэта, способна вдохновить мужчину на самые безрассудные подвиги. В шести коротких четверостишиях Пушкину удалось уместить всю историю знакомства с Анной Керн и передать те чувства, которые он испытал при виде женщины, захваченной его воображением на долгие годы. В своем стихотворении поэт признается, что после первой встречи «у меня прозвучал долгий голос нежный и мечтающий о милых чертах». Однако волею судьбы юношеские мечты остались в прошлом, а «бури мчащиеся мятежные разметали прежние мечты.За шесть лет разлук Александр Пушкин прославился, но, вместе с тем, утратил вкус к жизни, отметив, что утратил остроту чувств и вдохновенность, которая всегда была присуща поэту. Последняя капля в морем разочарования была ссылка на Михайловское, где Пушкин был лишен возможности блеснуть перед благодарными слушателями — хозяева соседних помещиков не интересовались литературой, предпочитая охоту и пьянство.

Поэтому неудивительно, когда в 1825 году в Тригорском генерал Керн с престарелыми Мамой и дочерьми угодил Кормилице и дочерям, Пушкин тут же отправился к соседям с визитом учтивости.И не только встреча с «гением чистой красоты», но и награждение его благосклонностью. Поэтому неудивительно, что последняя строфа стихотворения наполнена неподдельным восторгом. Он отмечает, что «вновь воскрес и божество, и вдохновение, и жизнь, и слеза, и любовь».

Тем не менее, по мнению историков, Александр Пушкин интересовал Анну Керн лишь как модный поэт, смытый славой нестыковок, цену которым эта свободолюбивая женщина прекрасно знала.Сам Пушкин пропускал знаки внимания со стороны того, кто его баловал. В итоге между ними произошло довольно неприятное объяснение, поставившее все точки над «я» в отношениях. Но даже несмотря на это, Пушкин посвятил Анне Керн еще много восхитительных стихов, много лет считая эту женщину, осмелившуюся бросить вызов нравственным опросам высшего света, своей музой и Божественной, на которую опирался и которой восхищался, вопреки сплетням и перес.

Я помню чудный миг:
Предо мной явился,
Как бормотание видения,
Как гений чистой красоты.

В терниях печали безысходной
Тревожная шумная суета,
Звучал долгий голос нежный,
И приснились милые черты.

Прошли годы. Бури мчат мятежные
Рассыпались былые мечты
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во тьме точа
Протянулись тихие дни мои
Без божества, без вдохновения,
Без слез, без жизни, без любви.

Душа пробуждается:
И вот ты снова пришла
Как бормотание видения,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в струе,
И для него вновь воскрес
И божество и вдохновение
И жизнь, и слезы, и любовь.

Пушкин, 1825.

Курне, Анна Петровна (1800-1879) — Соседская племянница Пушкина П. А. Осипова. Он жил летом 1825 года в Тригорском.

В первой строфе поэт вспоминает первую встречу с ней, в 1819 году, в Петербурге, в Оленьем доме.

Курнер писала о том, как Пушкин вручил ей стихи в день ее отъезда из Тригорского:

« Он пришел утром и на прощание принес экземпляр 2-й главы «Онегина», в бесспорных листах, между которыми Я нашел сложенный вчетверо почтовый лист бумаги со стихами: «Я помню чудесное мгновение» и так далее.Когда я собиралась спрятать поэтический подарок в шкатулку, он долго смотрел на меня, потом я выхватила и не хотела возвращать; Насил снова закричал им; что у него мелькнуло тогда в голове — не знаю ».

    Я помню чудное мгновение, ты предстала передо мной, как мимолетное видение, как гений чистой красоты А.С. Пушкин. К А. Керну … Большой толсто-фразологический словарь Михельсона

    гений — я, м.б. Джини Ф., оно. Гениальный этаж. Гениуш лат.Гений. 1. По религиозным представлениям древних римлян, покровитель человека, города, страны; Дух добра и зла. Сл. 18. Римляне своему ангелу или своему гению приносили благовония, цветы и мед. … … Исторический словарь галликализма русского языка

    — (1799 1837) русский поэт, писатель. Афоризмы, цитаты Пушкина Александра Сергеевича. Биография Презирать суд людей нетрудно, двор презирать нельзя. Болезнь даже без доказательств уходит с Вечных Следов.Критики… … Сводная энциклопедия афоризмов

    Я, м. 1. Высшая степень творческой одаренности, талантливость. Художественный гений Пушкина так велик и прекрасен, что мы привыкли не в силах приобщиться к художественной красоте его творений. Чернышевский, сочинения Пушкина. Суворова нет… … Малый академический словарь

    Ая, ой; Десятка, ТНА, 1. Стандарт. Пролетая, быстро проходя мимо, не задерживаясь. Внезапное жужжание мимолетного жука, легкий дымок мелкой рыбы в кастрюле: все эти слабые звуки, эти шорохи только усугубляли тишину.Тургенев, три встречи. … … Малый академический словарь

    явиться — Джавель/Улыбаясь, Я/Ты, Я/Воля, Поз. Хави/Ля, сов.; Это (в 1, 3, 5, 7 значениях), нсв. 1) прийти, прибыть туда, куда По доброй воле, по приглашению, по служебной необходимости и т. п. явился неожиданно. Приходить без приглашения. Появился только до… … Популярный словарь русского языка

    проклитик — Камотия [от греч. προκλιτικός прогибание вперед (следующим словом)] Языковой термин, безударное слово, передающее свое ударение удару за ним, в результате чего эти слова произносятся пони как одно слово.П.… … Поэтический словарь

    катрен — (от франц. Катрен четыре) Тип строфы (см. Старф): Четверти, строфа из четырех строк: Я помню чудное мгновение: ты явилась предо мною, как мимолетное видение, как гений чистый Красота. В ВИДЕ. Пушкин … Словарь литературоведческих терминов

К 215-летию со дня рождения Анны Керн и 190-летию создания пушкинского шедевра

«Гений чистой красоты» сыграет ее Александр Пушкин, ей посвятят бессмертные стихи… и он напишет полные строки сарказма. «Как подагра у вашего супруга?.. Боже, ради бога, попробуй в карты поиграть и чтоб у него приступ подагры, подагра! Это моя единственная надежда!.. Как же ты можешь быть твоим мужем? Я не могу представить, как не могу представить рая», — в отчаянии писал влюбленный в Пушкина в августе 1825 года из своего Михайловского в Риге красавицу Анну Керн.

Анна девочка и явилась в феврале 1800 г. в феврале 1800 г. в доме своего деда, орловского губернатора Ивана Петровича Вульфа, «под зеленым талдахином с белыми и зелеными страусиными перьями по углам» была уготована необыкновенная судьба.

За месяц до своего семнадцатилетия Анна стала женой дивизионного генерала Ермолая Федоровича Керна. Супруге был пятьдесят третий год. Брак без любви не принес счастья. «Его (мужа) невозможно любить, мне не дано даже в утешение уважать его; скажу прямо — почти ненавижу», — только дневник мог поверить юной Анне горечи его сердца.

В начале 1819 г. генерал Керне (справедливости ради, нельзя не упомянуть его боевые заслуги: он неоднократно, он был своими солдатами, образцами воинской отваги и на Бородинском поле, и в знаменитой «Битве народов» под Лейпцигом) прибыл в св.Петербург по служебным делам. И Анна приехала вместе с ним. В это же время в доме его родной тетки, Елизаветы Марковны, урожденной Полторанс, и ее супруга Алексея Николаевича Оленина, президента Академии художеств, она впервые встретилась с поэтом.

Был шумный и веселый вечер, юноша развлекался играми в шараки, и в одном из них Анна представилась Клеопатре. Девятнадцатилетний Пушкин не удержался от комплиментов в ее честь: «Будет так прелестна!». Несколько шутливых фраз в свой адрес юная красавица нашла в себе смелость…

Им суждено было встретиться всего шесть долгих лет. В 1823 году Анна, бросив мужа, уехала к родителям в Полтавскую губернию, в Лубны. А вскоре стала любовницей богатого полтавского помещика Аркадия Родзянко, поэта и друга Пушкина в Петербурге.

С жадностью, как позже вспоминала Анна Керн, она читала все знаменитые тогда пушкинские поэмы и поэмы и, «любуясь Пушкиным», мечтала о встрече с ним.

В июне 1825 года по дороге в Ригу (Анна решила примириться с супругом) она неожиданно заехала в Тригорскую к тетушке Прасковье Александровне Осиповой, частым и желанным гостям Коя Александра Пушкина.

Тетка Анна впервые услышала, как Пушкин читал «свою цыганку», и буквально «навеяло от удовольствия» и от чудного стихотворения, и от голоса поэта. Она сохранила свои удивительные воспоминания о той чудной поре: «…Я никогда не забуду того восторга, который обнял мою душу. Я был в ревности…»

А через несколько дней вся семья Осиповой-Вульф на двух экипажах отправилась с ответным визитом в соседнее Михайловское. Вместе с Анной Пушкин бродил по аллеям старого заросшего сада, и эта незабываемая ночная прогулка стала одним из любимых воспоминаний поэта.

«Каждую ночь я хожу по своему саду и говорю себе: она была здесь… камень, о который она споткнулась, лежит на моем столе возле ветки увядшего гелиотропа. Наконец, я пишу много стихов. Все это, если хочешь, твердо смотри, как любовь.» Как же больно было читать эти строки бедной Анне Вульф, обращенные к другой Анне, ведь она так беспыльно и безнадежно любила Пушкина! Пушкин писал из Михайловского в Ригу Анне Вульф в надежде, что она передаст эти строки своей замужней кузине.

«Ваш приезд в Тригорское оставил во мне более глубокое и тягостное впечатление, которое когда-то заставило меня встретить нашего оленя, — Он признан поэтом-красавцем, — лучшее, что я могу сделать в своей унылой деревенской глуши, это стараться не думать Еще о тебе.Если бы в душе твоей была хоть капелька жалости ко мне, то и ты бы пожелал мне этого…»

И никогда не забудет Анна Петровна лунную июльскую ночь, когда она гуляла с поэтом по аллеям Михайловского сада…

А наутро Анну возжелали, и Пушкин пришел ее проводить. «Он пришел утром и на прощанье принес мне экземпляр II глав «Онегина», в бесспорных листах, между которыми я нашел сложенный вчетверо почтовый лист бумаги со стихами…».

Я помню чудный миг:
Предо мною явился,
Как мимолетное видение,
Как гений чистой красоты.

В томгерах печали безысходной,
Тревожной шумной суеты,
Звучало долгим голосом нежным

И мечтал о милых чертах.

Прошло

года.Бури несутся непокорные

Рассыпались былые мечты
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке точим

Протянулись тихие дни мои

Без божества, без вдохновения,
Без слез, без жизни, без любви.

Душа пробуждается:
И вот ты снова пришла
Как мимолетное видение,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в струе,
И для него вновь воскрес

И божество, и вдохновение
И жизнь, и слезы, и любовь.

Потом, как вспоминал Керн, поэт вырвал у нее «поэтический дар», и ей удалось вернуть поэзию.

Много позже Михаил Глинка положит на музыку стихи Пушкина и посвятит романс своей возлюбленной — Екатерине Керн, дочери Анны Петровны. Но Екатерине не суждено носить имя гениального композитора. Она предпочла другого мужа — Шокальского. А сын, появившийся в браке, океанограф и путешественник Юлий Шокальский, прославляет его фамилию.

И еще одна удивительная связь прослеживается в судьбе внука Анны Керн: он станет другом сына поэта Григория Пушкина. И всю жизнь будет гордиться своей незабвенной бабушкой — Анной Керн.

Ну и как сложилась судьба самой Анны? Примирение с мужем было недолгим, и вскоре она окончательно ссорится с ним. Ее жизнь изобилует множеством любовных приключений, среди ее поклонников — Алексей Вульф и Лев Пушкин, Сергей Соболевский и барон Выревский…Да и сам Александр Сергеевич не особо поэтично отзывался о победе над доступной красавицей в известном письме другу Соболевского. «Божественная» непостижимым образом трансформировалась в «вавилонскую блудницу»!

Но даже многочисленные романы Анны Керн не переставали удивлять бывших влюбленных ее трепетным благоговением «перед дерном любви». «Вот завидные чувства, которые никогда не сходятся! — искренне воскликнул Алексей Вульф. — После стольких переживаний я и не предполагал, что обмануть себя еще можно…».

И все же судьба сложилась у этой удивительной женщины, одаренной при рождении немалыми талантами и не только жизненными удовольствиями, по-мужски.

В сорокалетнем возрасте, в пору зрелой красоты, Анна Петровна встретила свою настоящую любовь. Ее избранником стал выпускник Кадетского корпуса, двадцатилетний артиллерийский офицер Александр Васильевич Марков-Виноградский.

Анна Петровна вышла за него замуж, совершив, по мнению отца, безрассудный поступок: вышла замуж за бедного молодого офицера и лишилась большой пенсии, которая полагалась ей как вдове генерала (супруг Анны умер в феврале 1841 г.).

Молодой муж (а ему приходилось жениться на младшем брате) нежно и самозабвенно любил свою Анну. Вот образец восторженного преклонения перед любимой женщиной, милой в своей неоткрытости и искренности.

Из дневника А.В. Марков Виноградский (1840): «Глаза моего соседа карие. Они в дивной красоте своей славы на круглом оперении с веснушками. Эти волосы, этого шелкового каштана, нежно очерчивают его и с особой любовью относятся… Ушки к кому дорогие серьги лишнее украшение, они так богаты благодатью, что парят.А носик такой чудесный, что прелесть! ..И все это, полное чувств и утонченной гармонии, составляет мое прекрасное лицо. »

В том счастливом Союзе родился сын Александр. (Намного позже Аглая Александровна, урожденная Маркова-Виноградская, передаст Пушкинскому Дому бесценную реликвию — миниатюру, запечатленную милой внешностью Анны Керн, ее родной бабушки).

Супруги прожили вместе много лет, терпя и бедствия, но не переставая нежно любить друг друга.И умерли чуть ли не в одночасье, в 1879-м неупокоенном году…

Анне Петровне суждено было пережить обожаемого мужа всего четыре месяца. И словно однажды майским утром, всего за несколько дней до гибели, под окном его московского дома на Тверской-Ямской раздается сильный шум: шестнадцать коней, скошенных Цугом, четыре в ряд, волокли огромную платформу с гранитной блок — постамент будущего памятника Пушкину.

Узнав причину необыкновенного уличного шума, Анна Петровна облегченно вздохнула: «И наконец! Ну, слава богу, давно пора!. «.

Осталось жить легенде: будто траурный кортеж с телом Анны Керн встретился на своем скорбно с бронзовым памятником Пушкину, которого увезли на Тверской бульвар, в страстный монастырь.

Итак, когда они виделись в последний раз,

Ничего не помня, мне все равно.

Так метель крыла с вашим безрассудным

Размял их в зеркальный момент.

Так метель ласкала нежно и здорово

Роковая пыль старухи с бессмертной бронзой,

Два страстных влюбленных, парусная роза

То, что я сказал рано и поздно встретил.

Явление редкое: И после смерти Анны Керн вдохновляли поэты! И доказательство тому — эти строки Павла Антокольского.

… прибыл через год после смерти Анны.

«Теперь уже скорбь и слезы захлестнули, и любящее сердце уже перестало страдать, — Князь Н.И. Голицын. — Бережно покойное сердечное слово, как вдохновенного гения-поэта, как он подарил ему столько «прекрасных мгновений». «Она очень любила, и лучшие наши таланты были у ее ног.Сохраните этому «гению чистой красоты» благодарную память за пределами его земной жизни. »

Биографические подробности жизни уже не так важны для земной женщины, обращающейся в Muse.

Последний приют Анны Петровны нашли на кладбище сельской сельской губернии. На бронзовой «странице», впаянной в надгробие, выбиты бессмертные строки:

Я помню чудесный момент:

До меня дошло…

Мгновенье — и вечность. Как это близкие, казалось бы, несоизмеримые понятия! ..

«Прощай! Теперь ночь, и твой образ встает передо мной, такой грустный и сладострастный: Я чувствую, что вижу твой взгляд, твой полуоткрытый рот.

Прости — Я чувствую, что у меня твои ноги… — Я бы всю жизнь отдал за миг реальности. Прощай…».

Странное Пушкинское — то ли признание, то ли прощание.

Специально для века

Мадонна Рафаэля | ЭВТН

Мадонна Рафаэля

Елизавета Лев

Чему он может научить женщин сегодня?

Гармония, спокойствие и послушание по-прежнему считаются качествами современной женщины? Будь то дома или в офисе, наша эпоха, кажется, побуждает женщин к самоутверждению и активной многозадачности, а не к созерцанию и покою. Поэтому нас не должно удивлять, что сегодня Мадонны Рафаэля Санцио, некогда желанные для каждого дома или алтаря в эпоху Возрождения, потеряли популярность, уступив место современным моделям женственности.

Если оставить в стороне современную моду, пленительный стиль Рафаэля по-прежнему заставляет задуматься и задуматься над его прозрением о том, что Матерь Божия преподает ценные уроки для всех женщин любого возраста.

Несмотря на свою безвременную кончину в возрасте 37 лет в 1520 году, Рафаэль оставил в наследство образы Марии от медитативных бытовых произведений до грандиозных запрестольных образов.В них его внимание неизменно было сосредоточено на ее внутренней красоте, а не на ее внешних действиях.

Мария дала Христу Его человеческую природу и привела Его в мир для человечества. Таким образом, самые красивые религиозные Мадонны Рафаэля отлиты в нежных ландшафтных декорациях: его «Прекрасная жардиньерка» (сегодня в Лувре) помещает Пресвятую Деву вместе с младенцами Христом и Святым Иоанном среди мягких холмов тосканского пейзажа. Фигуры, компактные, но объемные, доминируют в пространстве, но вокруг их ног расцветает натюрморт из зелени.Голову и плечи Богородицы обрамляют голубое небо и нежные облака, а кожа сияет небесным светом. Холмы отражают изгиб ее плеч, создавая идеальную посадку. Легкий шелест ее вуали и развевающаяся одежда подчеркивают строение церкви справа от нее. Здесь и много раз Рафаил изображал Марию как врата Благодати: Матерь Христа и Его тела, Церкви.

Однако Рафаэль не был женат на естественном. Точно так же он чувствовал себя как дома, перенося Марию из земной сферы в царство призраков.В своей «Сикстинской Мадонне» (сейчас она находится в Дрезденской галерее) он сделал набег на новую иконографию. Раздвинутые шторы показывают Мадонну с младенцем, парящую в воздухе над парапетом. Вздымающиеся облака, кажется, поддерживают ее ноги, а свет выявляет формы херувимов среди окутывающего ее тумана. Святая Варвара снисходительно смотрит на двух путти, стоящих у ног Марии, а папа святой Сикст обращает внимание Марии на наши прошения. Пресвятая Богородица, однако, смотрит на зрителя безмятежно и обнадеживающе, вселяя надежду.Ее легкая благодать — плод неустанного изучения и размышления художника о Марии как заступнице.

Хотя Рафаэль больше всего известен тем, что изобразил умиротворенную легкость материнства Марии, он также запечатлел самые болезненные моменты ее жизни. В «Погребении» 23-летний художник нарушил традицию, разделив Мать и Сына, поместив их по разные стороны панели. Тем не менее, даже находясь на расстоянии от Иисуса, Мария своим сочувствием закрывает пространство. Как голова Христа безжизненно падает назад, так и Мария сгибается от горя, выставив плечо вперед, выгнув шею.Они отражают друг друга через разделительную полосу, создавая связь столь же тесную и близкую, как физический контакт.

При всех своих экспериментах в искусстве — будь то вдохновленные динамическими отношениями между фигурами Леонардо или скульптурными торсионами Микеланджело — Рафаэль никогда не упускал из виду свою особую цель — укрепить союз Пресвятой Богородицы и Ее Сына.

Подобно успокаивающим молитвам Розария, Мадонны Рафаэля позволяют зрителю размышлять о радости, печали или возвышении, разделяя глубокое спокойствие служанки Господа.Возможно, между тем, чтобы принести домой бекон и отвести детей на футбольную тренировку, сегодняшние женщины все равно извлекут пользу из вневременного идеала, предложенного Рафаэлем.

Взято из:
L’Osservatore Romano
Weekly Edition на английском языке
25 июля 2012 г., стр. 12

Для подписки:
Онлайн: L’Osservatore Romano

Или напишите:
Weekly Edition на английском языке 9071
Европа
[email protected]

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.