Виктор гюго кто это: Виктор Гюго биография кратко для детей – самое важное и творчество писателя

Содержание

Последний раз в Нотр-Дам де Пари я был 20 лет назад — Российская газета

Мюзикл любим в нашей стране невероятно. Помимо того, что на сцене Театра оперетты шла его русская  версия, где роль Квазимодо исполнял Вячеслав Петкун, а капитана Феба де Шатопера играл Антон Макарский, в Москву время от времени приезжают из-за рубежа те, кто имеет непосредственное отношение к известной постановке. Аншлаги каждый раз. Более всего любим в России певец Гару — лучший исполнитель всех времен и народов роли «мюзикального» Квазимодо. Что бы ни составляло репертуар Гару, как только он начинает петь арии из «Нот-Дама…», все остальное — меркнет. К нам в страну также привозили концерт, где арии из мюзикла представляли первые исполнители главных ролей французской версии. И вот сейчас — новая современная постановка «Нотр-Дам де Пари», где упор сделан на хореографию, а оригинальные декорации, весящие 200 тонн, совершенно преображают сцену Кремлевского дворца, где идет спектакль. Партии исполняют новые молодые актеры.

Но энтузиазма у них не меньше, чем у  предшественников. Однако человеческая история все же важнее — праправнук великого писателя, оказывается, всегда мечтал побывать на родине своей бабушки — графини Шереметьевой. Его прапрадедушка мог бы написать об этом еще один роман… Но ограничимся интервью: с Пьером Гюго встретилась обозреватель «РГ».

Вы, насколько я знаю, изучаете историю своего рода. Какова основная фамильная черта Гюго?

Пьер Гюго: Отец Виктора Гюго был генералом. Он состоял в армии Наполеона и участвовал в наполеоновских походах. Именно это позволило Виктору Гюго посещать разные школы. Например, в Испании  — известно, что он очень хорошо говорил по- испански. Он также учился и в Париже. Литературный талант Гюго передался ему от матери. Она была женщиной из очень культурной семьи, много читала, увлекалась литературой… Виктор Гюго, по сути, начал карьеру литератора в возрасте 14-ти лет и дальше развивался самостоятельно.

То есть саморазвитие и стремление к всесторонней образованности и есть основная черта рода?

Пьер Гюго: Конечно. Воспитание и знания, которые мой прапрадед получил в молодом возрасте, имели в его жизни очень большое значение.

Это передавалось по наследству?

Пьер Гюго: Да, потому что двое детей Гюго были журналистами. Мой дедушка был министром и одновременно художником. Моя бабушка была русской графиней, а в роду моего отца художником и писателем был дядя, а мой отец выбрал профессию ювелира, как и впоследствии я.

Мюзикл «Нотр-Дам» показали в Москве

 

Большая сейчас семья Гюго?

Пьер Гюго: У меня пятеро детей. Из них двое — журналисты, шеф-повар, продавец картин и, как мы его называем, «маленький принц» — мой младший сын Теодор. У меня семь двоюродных братьев и сестер, и у них у всех есть дети. Я старший в семье. Не то, чтобы меня особенно слушают, но по возрасту я  — старше всех.

Вы первый раз в России. Успели побывать в каких-то местах, связанных с графиней Шереметьевой?

Пьер Гюго:  Нет, к сожалению, я не смог посетить Шереметьевский дворец в Останкино, потому что он закрыт с 30-го сентября. Мы видели в Москве два красивых собора Успенский  — в  Кремле и Собор Василия Блаженного. Хотели поехать в усадьбу Кусково. Но пока не получилось. Зато были в Третьяковской галерее. Прекрасное собрание живописи!

Но как получилось, что у вас в роду оказалась русская?

Пьер Гюго:  Моя бабушка прибыла из России во Францию почти что пешком. И случайно встретилась с моим дедушкой. И поскольку она была очень красива, дедушка сразу же ее «похитил». Надо сказать, что мой дедушка недолго оставался холостяком, потому что как только он увидел такую красавицу, так все сразу и свершилось.

Среди произведений Виктора Гюго у вас есть любимые?

Пьер Гюго: Да. Это роман «Труженики моря». Это книга, в которой много любви и восхищения по отношению к людям, которые живут у моря. В этом романе нет никакого призыва к сражениям. Я тоже очень люблю море, бывал во многих морских путешествиях и продолжаю их совершать.

Вы живете в Париже?

Пьер Гюго: Нет, я живу на юге Франции недалеко от Марселя.

Часто ли вы бываете в столице и заходите ли в Нотр-Дам де Пари?

Пьер Гюго: Мне кажется, что последний раз я был в Нотр-Даме 20 лет тому назад. Я все искал в этом соборе знаменитое слово, под символом которого был написан роман. Слово, что в переводе означает «Рок». Я не нашел его! Мне кажется, что оно существовало, но потом исчезло. Может быть, оно было написано рукой на стене собора как раз во времена Виктора Гюго. Хотя, возможно, это был и вымысел. Потому что весь роман «Собор Парижской богоматери» базируется на судьбе. На роке! Любовь Квазимодо к Эсмеральде, запретное влечение к ней Клода Фролло, смерть красавицы-цыганки — это все фатальные события.

А вас не раздражает, что по такому серьезному роману сегодня делают мюзиклы и мультфильмы?

Пьер Гюго: Как раз вчера я разговаривал по этому поводу с Рикардо Коччанте — композитором, написавшим музыку к «Нотр-Дам де Пари». Я ему сказал, что музыкальные спектакли  —  это, может быть, новый способ выражения идей и очень важный язык для молодого поколения. Потому что молодые люди, к сожалению, читают все меньше и меньше.

А в вашей семье, в частности, книги Виктора Гюго новое поколение читает?

Пьер Гюго: Мало. Мой младший сын Теодор еще очень молод —  ему всего 12 лет. Думаю, что ему рано читать Гюго. Нужно подождать хотя бы пока ему исполнится 16 или 17.

Как вам российская премьера?

Пьер Гюго: Я знаю этот спектакль наизусть, потому что видел его не один раз.

Но вы не видели его в Кремле.

Пьер Гюго: Это правда. Но во Франции — несколько раз. Интерес привезенного к вам спектакля заключается в том, что в нем участвуют новые молодые певцы, которых я не знал раньше. Помимо нового состава, режиссура немного другая. Но музыка звучит также прекрасно, как и всегда.

Вам нравится Гару в роли Квазимодо?

Пьер Гюго: Да. Мы с ним знакомы. Он, кстати, недавно женился.

На Эсмеральде?

Пьер Гюго: (смеется).Первую Эсмеральду, которая играла в Париже, зовут Элен Сегара. Она приезжала к вам в Россию. А сейчас это — итальянка Алессандра Феррари. Ей всего 22 года. Роль Квазимодо играет Мэтт Лоран.

Тёмный романтик Виктор Гюго — Все интересное в искусстве и не только. — LiveJournal

Виктор Гюго (1802-1885), знаток французского романтизма, как мы все знаем — гениальный писатель. Эмоциональная сила, присущая его романам, очаровывает всемирную аудиторию по сей день. Он родился в эпоху имперской славы, пережил революции, восстания и резню, был свидетелем и даже участвовал в великих политических судорогах своего времени. Гюго предстает перед потомками как само воплощение французского 19 века.


Но у писателя была еще и художественная страсть: на протяжении десятилетий он сделал более 4000 рисунков, особенно в 1848-1851 годы, в период, в течение которого он решил прекратить писать и посвятить себя политике.

Он рисовал на бумаге, как правило, пером и черной тушью, тонировал бумагу древесным углем или кофе, рисовал пальцами, экспериментировал с другими нетрадиционными методами. Он воздал должное Франсиско де Гойе.

В сказочных изображениях соборов и замков он вызывал духов прошлого.

Надо сказать, что Гюго реально увлекался оккультизмом и посещал спиритические сеансы, модные в Париже в 1850-х годах. Он задокументировал свой опыт и считал, что может вызывать духов, которые помогали ему создавать его искусство.

Свобода Виктора Гюго при работе с художественными материалами была почти безграничной: говорят, что он пытался регулярно рисовать левой рукой или, не глядя на лист, пытался заставить подсознание создавать композиции; работая в сепии, иногда используя нетрадиционные материалы, такие как кофейная гуща или пыль, он часто допускал преобладание случайного принципа, и это поражает – на дворе стоял конец 19 века, а не сегодняшний день, и до новаторских поисков изобразительных материалов было еще далеко.

Но не для Гюго. Он передовой безумец. Почувствуйте силу его рисунков.


Сам Гюго мог быть неуверен в своем искусстве, он считал его второстепенной деятельностью. Но это было не просто хобби и, кстати,  к его работам серьезно относились выдающиеся друзья-художники.

Эжен Делакруа сказал, что если бы Гюго решил стать художником, а не писателем, он был бы одним из величайших в столетии, а поэт и критик Теофил Готье, отметил в одной из первых статей, что «если бы он не был поэтом, то был бы художником первого ранга. Он преуспевает в смешивании в своих диких и мрачных фантазиях светотени Гойи с ужасающими архитектурными эффектами Пиранези».

Кошмарные  «Кружева и привидения» (1855/56). Частная коллекция.

Виктор Гюго — афоризмы и цитаты

Виктор-Мари Гюго, (1802—1885 гг.), писатель

Аскетизм — это предельный эгоизм, искупаемый предельным самоотречением.

Банальность — недостаток поэтов со слабым взором и слабой грудью.

Бесстыдство порой скрывает стыд.

Ближе всего к великому стоит честность.

Больше всего походят на нас наши фантазии. Каждому мечта рисуется соответственно его натуре.

Будущее отныне принадлежит двум типам людей: человеку мысли и человеку труда. В сущности, оба они составляют одно целое, ибо мыслить — значит трудиться.

Будьте милосердны к несчастным, будьте снисходительны к счастливым.

Будьте человеком прежде всего и больше всего. Не бойтесь слишком отяготить себя гуманностью.

Быть добрым очень легко, быть справедливым — вот что трудно.

Быть погруженным в созерцание не значит быть праздным. Созерцать — все равно что трудиться. Мыслить — все равно что действовать.

Взгляд, устремленный к небесам, — деяние.

В человеческом сознании мир может быть установлен торжеством справедливости, в сфере материальных интересов — торжеством прогресса, между народами — торжеством братства.

Великие люди редко появляются в одиночестве.

Великие люди сами сооружают себе пьедестал; статую воздвигает будущее.

Близкая тема:
    Отправить на свалку истории

    Как предполагают польские филологи В. Маркевич и А. Романовский («Крылатые слова», Варшава), выражение «свалка истории» восходит к стихотворной строке французского писателя Виктора Гюго (перевод Г. Шенгели): «Дни, вроде наших, — сток истории, клоака» (1853, изЧитать дальше…

Величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служит его умственное развитие и его нравственный уровень.

Во внутреннем мире человека доброта — это солнце.

Воспитание — дело совести; образование — дело науки. Позднее, в уже сложившемся человеке, оба эти вида познания дополняют друг друга.
Всегда любите друг друга всей душой. В мире нет почти ничего, кроме любви.

Всякая социальная доктрина, пытающаяся разрушить семью, негодна и, кроме того, неприменима. Семья — это кристалл общества.

Всякого рода грубость тает, словно на огне, под влиянием ежедневного чтения хороших книг.

Вылечив подбитое крыло коршуна, становишься ответственным за его когти.

Высота чувств — в прямом соотношении с глубиной мыслей. Сердце и ум — две конечности баланса. Опустите ум в глубину познания — вы поднимете сердце до небес.

Высшее счастье в жизни — это уверенность в том, что вас любят; любят ради вас самих, вернее сказать — любят вопреки вам.

Высший суд — суд совести.

Грандиозные вещи делаются грандиозными средствами.

Смежная тема:
    Афоризмы и цитаты Пьера Даниноса

    Пьер Данинос, французский писатель Англичане пишут слова “Я” и «Бог» с большой буквы, но “Я” — с несколько большей, чем «Бог». В Англии искусство говорить заключается в искусстве молчать. В жизни говорят или слишком много,Читать дальше…

Дай дозреть мысли, но не перезреть: перезрелые мысли, как и плоды, впрок не идут.

Дерзать! Ценой дерзаний достигается прогресс. Все блистательные победы являются в большей или меньшей степени наградой за отвагу.

Дети сразу и непринужденно осваиваются со счастьем, ибо они сами по природе своей — радость и счастье.

Для меня не важно, на чьей стороне сила; важно то, на чьей стороне право.

Есть нечто более сильное, чем все на свете войска: это идея, время которой пришло.

Животные суть не что иное, как прообразы наших добродетелей и пороков, блуждающие перед нашим взором призраки наших душ.

Живые борются… А живы только те,
Чье сердце предано возвышенной мечте.

Идеал — не что иное, как кульминационный пункт логики, подобно тому, как красота — не что иное, как вершина истины.

Истина и свобода тем замечательны, что все, что делают для них и против них, в равной степени им служит.

Истинная любовь не знает пресыщения. Будучи всецело духовной, она не может охладиться.

Посмотрите также:
    Цитаты Мартена дю Гара

    Роже Мартен дю Гар, 1881 – 1958 — французский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе 1937 года «За художественную силу и правду в изображении человека и наиболее существенных сторон современной жизни». Терпение — прекрасное качество,Читать дальше…

Когда веселость примешивается к морщинам, она очаровательна. Какой-то ореол озаряет радостную старость.

Когда виновный признает свою вину, он спасает единственное, что стоит спасать, — свою честь.

Красивые выражения украшают красивую мысль и сохраняют ее.

Крестьянин обрабатывает поля, рабочий обогащает города, мыслители размышляют, промышленность создает поразительные вещи, гений творит чудеса. и все это гибнет на ужасающей международной выставке, именуемой полем битвы!

Лень — это мать. У нее сын — воровство и дочь — голод.

Литература — это руководство человеческого разума человеческим родом.

Ложь — это воплощение зла.

Любовь к женщине имеет для нас великое, ничем не заменимое значение, она подобна соли для мяса: пропитывая сердце, предохраняет его от порчи.

Любовь — как дерево; она вырастает сама собой, пускает глубоко корни во все наше существо и нередко продолжает зеленеть и цвести даже на развалинах нашего сердца.

Мир — добродетель цивилизации, война — ее преступление.

Это интересно:
    Интересные факты о Бенджамине Франлине

    Бенджамин Франклин предсказал появление крионики. Ровно через 200 лет после появления его полушуточных рассуждений о «путешествии в бочке мадеры» был крионирован первый человек. Б. Франклин и А. Гамильтон — государственные деятели США, изображённые на денежныхЧитать дальше…

Можно сломать шпагу, нельзя истребить идею.

Можно сопротивляться вторжению армий, вторжению идей сопротивляться невозможно.

Молчание — прибежище простой души, испытавшей всю глубину человеческой скорби.

Музыка — это пары искусства. Она то же для искусства поэзии, что грезы для мысли, что для океана волн — океан облаков над ним.

Мыслящего человека узнают по священному благоговению перед жизнью.

Мышление — работа ума, мечтательность — его сладострастие.

Надежда была бы величайшей из сил человеческой души, если бы не существовало отчаяния.

Наша жизнь — путешествие, идея — путеводитель. Нет путеводителя, и все остановилось. Цель утрачена, и сил как не бывало.

Не выйдешь к истине окольными путями.

Невежество — это сумерки, там рыщет зло.

Нельзя быть героем, сражаясь против отчизны.

Нет на земле гимна торжественнее, чем лепет детских уст.

Ничто так не способствует созданию будущего, как смелые мечты. Сегодня утопия, завтра — плоть и кровь.

Нравственность — это цветение истин.

Нужно поддерживать крепость тела, чтобы сохранить крепость духа.

Обладай наше зрение способностью видеть внутренний мир нашего ближнего, можно было бы гораздо вернее судить о человеке по его мечтам, нежели по его мыслям.

Обучать народ — значит делать его лучше; просвещать народ — значит повышать его нравственность; делать его грамотным — значит цивилизовать его.

Осел, знающий дорогу, стоит большего, чем прорицатель, гадающий наугад.

Первый признак истинной любви у юноши — робость, у девушки — смелость.

Побеждать — глупейшее занятие. Не победить, а убедить — вот что достойно славы.

Подлинно великие писатели — те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля.

Позорить свое отечество — значит предавать его.

Понимание необходимости выполнить свой долг требует забвения собственных интересов.

Почти вся тайна великой души заключается в слове: настойчивость. Настойчивость для мужества — то же, что колесо для рычага; это беспрерывное обновление точки опоры.

Поэт есть мир, одним объятый человеком.

Поэт — это философ конкретного и живописец абстрактного.

Право — это все то, что истинно и справедливо.

Прогресс — это способ человеческого бытия.

Продвигаясь вперед, наука непрестанно перечеркивает сама себя.

Радость, доставляемая нами другому, пленяет тем, что она не только не бледнеет, как всякий отблеск, но возвращается к нам еще более яркой.

Разве милосердие не должно проявляться с особенной силой именно там, где особенно глубоко падение?

Разум человеческий владеет тремя ключами, открывающими все: цифрой, буквой, нотой. Знать, думать, мечтать. Все в этом.

Рану, нанесенную родине, каждый из нас ощущает в глубине своего сердца.

Ребенок — это грядущее.

Религия шествует в сопровождении всевозможных суеверий.

Свет! Всегда свет! Повсюду свет! В нем нуждаются все. Он содержится в книге.

Смех — это солнце: оно прогоняет зиму с человеческого лица.

Современный разум — это гений Г реции, колесницей которому служит гений Индии; Александр, восседающий на слоне.

Сознание права развивает сознание долга. Всеобщий закон — это свобода, кончающаяся там, где начинается свобода другого.

Сорок лет — старость юности, пятьдесят — юность старости.

Спасти свободу можно только через братство.

Страху свойственно преувеличивать истинное значение факта.

Стремление создать ребенку счастливую жизнь баловством с младенческих лет, пожалуй, неблагоразумно.

Тайна — та же сеть: достаточно, чтобы прорвалась одна петля, и все расползается.

Творец книги — автор, творец ее судьбы — общество.

То, что умерло как реальность, живо как назидание.

Тому, кто живет обманом, истина кажется смрадной.

Тот, кто мечтает, — предтеча того, кто мыслит… Сгустите все мечтания — и вы получите действительность.

Труд в наше время — это великое право и великая обязанность.

Трудно составить счастье мужчины, обрекая на страдания женщину.

Тщеславие — страшная сила, действующая внутри нас и против нас же самих.

У будущего есть несколько имен. Для слабого человека имя будущего — невозможность. Для малодушного — неизвестность. Для глубокомысленного и доблестного — идеал. Потребность безотлагательна, задача велика, время пришло. Вперед, к победе!

У каждого человека три характера: тот, который ему приписывают, тот, который он сам себе приписывает, и, наконец, тот, который есть в действительности.

У человека есть только один тиран — невежество.

Умирать от любви — значит жить ею.

Хорошо умереть — это умереть, подобно Леониду, во имя отечества; подобно Сократу, во имя разума; подобно Иисусу Христу, во имя братства.

Чем дальше я подвигаюсь на моем жизненном пути, тем проще я становлюсь и тем большим патриотом всего человечества я себя чувствую.

Чтобы быть вполне счастливым, недостаточно обладать счастьем, надо еще заслуживать его.

Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом.

Мужчины охотятся, женщины хватают добычу.

Всякая война между европейцами есть гражданская война.

Чтобы изменить человека, нужно начинать с его бабушки.

Надо уметь часто повиноваться женщине, чтобы иметь иногда право ею повелевать.

Свобода начинается с иронии.

Величие нации вовсе не измеряется ее численностью, как величие человека не измеряется его ростом.

В чужой стране путешественник — мешок с деньгами, который все норовят поскорее опорожнить.

Нищета ведет к революции, революция — к нищете.

Связанные записи:

Популярно:

Комментарии:

13 мудрых фраз из книг Виктора Гюго

26 февраля 1802 года родился Виктор Мари Гюго – французский писатель, поэт, прозаик и драматург, одна из главных фигур французского романтизма.

Его жизнь была эталоном успеха, а творчество оказало влияние на искусство не только Франции, но и, без преувеличения, всего мира.

Судите сами: Виктор Гюго создал 13 пьес, 9 романов и множество стихов и небольших литературных произведений. Многие из них были экранизированы. Особенно часто экранизировали «Собор Парижской Богоматери», «Отверженные» и пьесу «Рюи Блаз». Также существует много опер на сюжеты Гюго, самые известные из них – «Риголетто» Верди и «Эрнани» Верди и Беллини. По романам «Отверженные» (Шёнберг, 1980) и «Нотр-Дам де Пари» (Коччанте, 1998) были созданы популярные мюзиклы.

Еще до смерти Гюго улицу, на которой находился особняк писателя, назвали его именем. Гюго умер в возрасте 84 лет от воспаления легких, окруженный славой и богатством.

Вот несколько цитат из книг Гюго.



Мы рождаемся с криком, умираем со стоном. Остаётся только жить со смехом. 
«Отверженные»

Судьба никогда не отворяет одной двери, не захлопнув прежде другой.  
«Человек, который смеётся»

Никто не следит за поступками других так ревниво, как те, кого эти поступки касаются меньше всего. 
«Отверженные»

Высшее счастье жизни — это уверенность в том, что вас любят; любят ради вас самих, вернее сказать — любят вопреки вам.
«Отверженные»

Жизнь, лишённая нежности и любви, не что иное как неодушевлённый визжащий и скрипучий механизм. 
«Собор Парижской Богоматери»

Разве на свете мало слепых? Нет. Все мы слепы, каждый по-своему. Слеп скупец: он видит золото, но не видит богатства. Слеп расточитель: он видит начало, но не видит конца. Слепа кокетка: она не видит своих морщин. Слеп ученый: он не видит своего невежества. Слеп честный человек, ибо не видит плута, слеп и плут, ибо не видит бога. А бог тоже слеп — в день сотворения мира он не увидел, как в его творение затесался дьявол. Да ведь и я слеп: говорю с вами и не замечаю, что вы глухи. 
«Собор Парижской Богоматери»

Если можно вообразить себе что-то страшнее ада, где страдают, то это ад, где скучают 
«Отверженные»

Кстати, единственное средство меньше страдать — это наблюдать собственные муки и отвлекаться, описывая их. 
«Последний день приговоренного к смерти»

Любовь не знает середины — она или губит, или спасает. 
«Отверженные»

…коллекционирование книг не мешало ему читать… 
«Отверженные»

При таком обилии знаний можно жить только впроголодь. 
«Человек, который смеётся»

У народов существует идиотская привычка приписывать королям свои собственные подвиги. 
«Человек, который смеётся»

Есть такая степень страха, когда человек сам делается страшен. Кто боится всего, тот уже ничего не боится. 
«Человек, который смеётся»

к 215-летию со дня рождения

Виктор Мари Гюго – французский писатель (поэт, прозаик и драматург), глава и теоретик французского романтизма.
26 февраля исполняется 215 лет со дня рождения писателя.

Виктор Мари Гюго
(1802-1885)
«Мы рождаемся с криком, умираем со стоном. Остается только жить со смехом.»

Гюго Виктор Мари — французский писатель, поэт, яркий представитель романтического литературного направления — родился в Безансоне 26 февраля 1802 г. Его отцом был высокопоставленный военнослужащий, поэтому, будучи ребенком, Гюго успел побывать на Корсике, Эльбе, в Марселе, Мадриде, что впоследствии сыграло определенную роль в его формировании как писателя-романтика. Заметный отпечаток на формирование его личности сыграли монархистские и вольтеровские взгляды матери. После развода она забрала Виктора, и в 1813 г. они поселились в Париже. В столице продолжилось его образование: в 1814 г. Гюго стал воспитанником частного пансиона Кордье, с 1814 по 1818 г. являлся учеником лицея Людовика Великого.

Заниматься сочинительством Гюго начал в 14-летнем возрасте. Его первые публикации – дебютные стихи и роман «Бюг Жаргаль» — относятся к 1821 г. Виктору было 19, когда смерть матери заставила его искать источник средств к существованию, и он выбрал ремесло литератора. Стихотворный сборник «Оды и разные стихотворения» (1822) приглянулся Людовику XVIII и принес автору ежегодную ренту. В этом же году состоялась женитьба Гюго на Адели Фуше, в браке с которой он стал отцом пятерых детей.

Адель Гюго

Предисловие к драме «Кромвель», написанной в 1827 г., привлекло к Гюго всеобщее внимание, поскольку стало настоящим манифестом нового — романтического — направления во французской драматургии. Благодаря ему, а также повести «Последний день осужденного» (1829) и стихотворному сборнику «Восточные мотивы» (1829) автор приобрел огромную известность. 1829 год положил начало крайне плодотворному периоду в его творческой биографии, который длился вплоть до 1843-го.


Виктор Гюго в молодости

В 1829 г. Гюго пишет еще одно ставшее резонансным произведение — драму «Эрнани», которое поставило точку в литературных спорах, ознаменовав окончательную победу демократического романтизма. Драматургические опыты сделали Гюго не только прославленным, но и состоятельным автором. Кроме того, активное сотрудничество с театрами подарило еще одно приобретение: в его жизни появилась актриса Жюльетта Друэ, которая являлась его музой и любовницей более трех десятков лет. В 1831 г. был опубликован один из самых популярных романов Гюго — «Собор Парижской Богоматери».

В 1841 г. писатель становится членом Французской Академии, что означало официальное признание его заслуг в области литературы. Трагическая гибель дочери и зятя в 1843 г. заставила отказаться от активной общественной жизни в пользу занятий творчеством: именно в то время возник замысел масштабного социального романа, который Гюго условно назвал «Невзгоды». Однако революция 1848 г. вернула писателя в лоно общественно-политической деятельности; в этом же году его избрали в Национальное собрание.

В декабре 1851 г., после государственного переворота, Виктор Гюго, выступивший против самопровозглашенного императора Луи Наполеона III Бонапарта, вынужден был бежать из страны. Он провел на чужбине почти два десятка лет, живя на британских островах, где им были написаны получившие огромную известность произведения, в частности, лирический сборник «Созерцания» (1856), романы «Отверженные» (1862, переработанные «Невзгоды»), «Труженики моря» (1866), «Человек, который смеется» (1869).

В 1870 г. после свержения Наполеона III состоялось триумфальное возращение Гюго, в течение долгих лет служившего олицетворением оппозиции, в Париж. В 1871 г. его избрали в Национальную Ассамблею, однако консервативная политика большинства привела писателя к отказу от депутатского поста. В этот период Гюго продолжал литературную деятельность, однако им не было создано ничего, что приумножило бы его славу.

Кончину в 1883 г. Жюльетты Друэ он пережил как тяжелейшую потерю, а спустя два года, 22 мая 1885 г. не стало и самого 83-летнего Виктора Гюго.
Его похороны стали событием национального масштаба; прах великого писателя покоится в Пантеоне – там же, где упокоены останки Руссо и Вольтера.


Знаете ли вы что 

• Гюго писал роман «Отверженные» на протяжении многих лет, и в эти годы с ним не редко случался творческий кризис. С этим писатель решил бороться радикально: он закрывался в комнате, где компанию ему составляли только перо и бумага, и полностью раздевался, чтоб даже одежда не отвлекала его от написания романа. Виктор Гюго даже приказывал своим слугам вернуть ему одежду только тогда, когда ему удастся написать хоть что-то. Он начал писать роман «Отверженные» еще в начале 1840-х годов, но работа над ним была окончена только в 1862 году.

• О Гюго существует следующий анекдот:
«Как-то Виктор Гюго отправился в Пруссию.
— Чем вы занимаетесь? — спросил у него жандарм, заполняя анкету.
— Пишу.
— Я спрашиваю, чем вы зарабатываете на средства для проживания?
— Пером.
— Так и запишем: „Гюго. Торговец перьями».

• Виктор Гюго в 1862 году, находясь в отпуске, захотел узнать о реакции читателей на только что изданный роман «Отверженные» и послал своему издателю телеграмму из одного символа «?». Тот прислал в ответ телеграмму тоже из одного знака — «!». Вероятно, это была самая короткая переписка в истории.

• Последние годы своей жизни Виктор Гюго провел в Париже. И еще до смерти писателя улицу, на которой находился особняк писателя, назвали его именем. Поэтому, когда Гюго отвечал на письма или же просто оставлял кому-либо свой обратный адрес, он всегда писал: «Месье Виктору Гюго на его авеню в Париже».

• Виктор Гюго скончался 22 мая 1885 года от пневмонии, когда ему было 84 года. Но интересно, что это заболевание развилось у писателя из-за парада в его честь. Гюго был слаб, и врачи рекомендовали ему соблюдать постельный режим. Но писатель был не из тех, кто может пропустить целое действие в свою честь. Поэтому он настежь распахнул окно, чтоб оттуда поприветствовать своих поклонников. На следующий день он слёг с простудой, которая позже переросла в пневмонию.

• Всю жизнь Виктор Гюго менял любовниц как перчатки и славился своими многочисленными связями. Но только одну женщину он называл своей «истинной женой» — Жюльетту Друэ. Правда, стать его законной супругой Друэ так и не смогла — писатель был уже женат и не хотел разводиться. На протяжении пятидесяти лет Друэ оставалась в тени Гюго.


Интернет-ресурсы: 

Виктор Гюго. Собрание сочинений [Электронный ресурс] / В. Гюго // Lib.Ru: библиотека Максима Мошкова. – Режим доступа: http://lib.ru/INOOLD/GUGO/ 

Виктор Гюго. Все книги автора [Электронный ресурс] // RoyalLib: электронная библиотека. – Режим доступа: http://royallib.com/author/gyugo_viktor.html 

Гюго В. Сочинения [Электронный ресурс] / В. Гюго // Litra.ru. – Режим доступа: http://www.litra.ru/biography/get/wrid/00024301189594760757/ 

Меньшенина Е. История любви: Виктор Гюго и Жюльетта Друэ [Электронный ресурс] / Е. Меньшенина // Аргументы и факты: еженедельная общественно-политическая газета. – 2014. -21 февр. — Режим доступа: http://www.aif.ru/culture/classic/istoriya_lyubvi_viktor_gyugo_i_zhyuletta_drue 

Триумфы и трагедии Виктора Гюго [Электронный ресурс] // LiveJournal. – Режим доступа: http://tsimbal.livejournal.com/46543.html 


Афоризмы и цитаты: 

Быть добрым очень легко, быть справедливым — вот что трудно.

Великие люди редко появляются в одиночестве.

Великие люди сами сооружают себе пьедестал; статую воздвигает будущее.

«Великое искусство — уметь быть старым»… Еще большее искусство — уметь быть молодым. Уметь понять, как молодости, зрелостиподобает относиться к старости.

Величие народа не измеряется его численностью, как величие человека не измеряется его ростом; единственной мерой служит его умственное развитие и его нравственный уровень.

Будьте милосердны к несчастным, будьте снисходительны к счастливым.

Будьте человеком прежде всего и больше всего. Не бойтесь слишком отяготить себя гуманностью.

Во внутреннем мире человека доброта — это солнце.

Дай дозреть мысли, но не перезреть: перезрелые мысли, как и плоды, впрок не идут.

Истинная любовь не знает пресыщения. Будучи всецело духовной, она не может охладиться.

Когда виновный признает свою вину, он спасает единственное, что стоит спасать, — свою честь.

Дерзать! Ценой дерзаний достигается прогресс. Все блистательные победы являются в большей или меньшей степени наградой за отвагу.

Дети сразу и непринужденно осваиваются со счастьем, ибо они сами по природе своей — радость и счастье.

Живые борются… А живы только те, чье сердце предано возвышенной мечте.

Идеал не что иное, как кульминационный пункт логики, подобно тому, как красота не что иное, как вершина истины.

Истина и свобода тем замечательны, что все, что делают для них и против них, в равной степени им служит.

Красивые выражения украшают красивую мысль и сохраняют ее. …

Лень — это мать. У нее сын — воровство и дочь — голод.

Литература — это руководство человеческого разума человеческим родом.

Мыслящего человека узнают по священному благоговению перед жизнью.

Ничто так не способствует созданию будущего, как смелые мечты.

Мышление — работа ума, мечтательность — его сладострастие.

Надежда была бы величайшей из сил человеческой души, если бы не существовало отчаяния.

Наша жизнь — путешествие, идея — путеводитель. Нет путеводителя, и все остановилось. Цель утрачена, и сил как не бывало.

Невежество — это сумерки, там рыщет зло.

Осел, знающий дорогу, стоит большего, чем прорицатель, гадающий наугад.

Первый признак любви: у мужчин — несмелость, у женщин — смелость.

Побеждать — глупейшее занятие. Не побеждать, а убедить — вот что достойно славы.

Свет! Всегда свет! Повсюду свет! В нем нуждаются все. Он содержится в книге.

Воспитание — дело совести; образование — дело науки. Позднее, в уже сложившемся человеке, оба эти вида дополняют друг друга.

Тщеславие — страшная сила, действующая внутри нас и против нас же самих.

Моисей, Виктор Гюго и Сунь Ят Сен

Текст: Андрей Цунский

АУДИОВЕРСИЯ

Толкнула авторов-гигантов на гигантские же эксперименты, не дающая покоя кинематографу и театру… Автор — Виктор Гюго. «Отверженные». Les Misérables.

Проанализировать  весь роман, с описанием битвы при Ватерлоо, июльских событий  (какого года и где, уж потрудитесь выяснить сами), судеб всех героев — это задача нереальная для маленького текста. Как и открыть секрет — что же такого сделал Гюго, чтобы заставить себе поверить и перечитывать главную книгу своей жизни?

Может быть, дело в биографии, пережил человек бедность, войну и любовь? С юности принадлежал искусству?

Бедность вычеркиваем. Ее Гюго по большому счету никогда не знал. Война? Сам он никогда не воевал. Насчет принадлежности искусству — да. В детстве его семейный дом и правда напоминал скорее театр. Военных действий. Рожденный 7-го числа месяца Вантоза Х года республики, то есть 26 февраля 1806 года в семье, где все было как во французском обществе той эпохи — свой лагерь роялистов, свои революционные силы, баррикады, измены, предательства. Отец-бонапарист уходит из семьи и не видится с детьми, они его не прощают, еще не понимая, что мать изменяла отцу. (Мариус?) Не хватало только семейной гильотины, впрочем, в день свадьбы Виктора его обезумевший от ревности брат схватил топор и начал рубить мебель, крича: «Это Виктор! Виктор!» Так что дошло и до «гильотины», слава богу, в бескровном варианте. Даже фамилия жены Гюго в девичестве — Фуше (к министру Фуше, впрочем, не имеющая никакого отношения).

Может быть, религия? В юности  Гюго был очень религиозен. Но религий много.


Лев Толстой, Нгуен Бинь Кхьем, Ленин, Жанна д’Арк, Моисей, Виктор Гюго и Сунь Ят Сен.

Как вам понравится такой список? Это далеко не полный  перечень святых вьетнамской религии Каодай.

Полное название этой религии Đại Đạo Tam Kỳ Phổ Độ — «Великий путь третьей эпохи спасения». Мыслящего человека последователи каодай узнают по священному благоговению перед жизнью. Со святыми — несколько сложнее, особенно если они святыми стать не собирались и вели себя порой совсем невоздержанно. И не только в рамках доктрины Каодай.

Жизнь Гюго выстроена  вопреки поговорке «Если ты в 20 лет не левый, у тебя нет сердца, а если в сорок не правый — нет головы».


Гюго начинает свою юность с позиций восторженной лояльности вновь усевшимся на трон Бурбонам,


уже в 17 лет обласкан королем, возглавляет роялистский и католический на грани мракобесия  журнал «Литературный консерватор». Любимый жанр — ода. Ну конечно, куда без этого. И теоретические сентенции, которые он выдает в юности, вполне соответствуют такому  неприятному типу: «Лирика воспевает вечность, эпопея прославляет историю, драма рисует жизнь; характер первобытной поэзии — наивность, античной — простота, новой — истина». Это уже тогда не было свежо.


А рядом, засучив рукава и напрягая крестьянскую бычью шею, прорывается в литературу Бальзак,


и ему не помогает никто (ну, за исключением женщин). Но ко двору они не близки, а королевской, как у Гюго, стипендии, у него нет — и вообще нет никакой, а вот долгов и бед хватает.

Гюго пишет неудачную пьесу «Кромвель». Примерно в то же время Бальзак пишет не просто пьесу, а трагедию «Кромвель». Результат обоих «Кромвелей» один и тот же — провал, ну разве что у Бальзака это провал финансовый и катастрофический. Гюго, будучи при деньгах, теоретизирует вокруг своей пьесы, как зубрила-студент. Человек в его трактовке состоит из двух различных начал: «одно — бренное, другое — бессмертное, одно — плотское, другое — бесплотное, одно — скованное вожделениями, потребностями и страстями, другое — взлетающее на крыльях восторга и мечты». Это и порождает конфликт: «…что такое драма, как не это ежедневное противоречие, ежеминутная борьба двух враждующих начал, всегда противостоящих друг другу в жизни и оспаривающих друг у друга человека, с колыбели до  могилы?» Какая тоска…

А Бальзаку некогда теоретизировать, после неудач ему требуется, чтобы выразить свой взгляд на жизнь и заодно отбиться от кредиторов, жанр эпического масштаба — «Человеческая комедия», 19 романов и 28 повестей! Его последователю — Эмилю Золя — нужно будет опереться на теоретический фундамент позитивистской философии Огюста Конта, и тоже взяться за гомерический труд — 20 романов эпопеи, обрисовывающей «естественную и социальную историю одной семьи в эпоху Второй империи» — «Ругон-Маккары». 20 прекрасных, добротных романов — и все  для литературного подтверждения правоты своей теории, основанной на весьма спорной философии Конта… Любопытно, что, основываясь на той же философии Конта, совсем другую теорию — криминалистическую — выведет Чезаре Ломброзо, основной мыслью которого станет идея о «прирождённом преступнике».

Но что же случилось с Гюго? Как хороший мальчик, который писал такие славные и восхитительно скучные оды и высказывал правильные мыслишки, сумел написать все в одном-единственном романе? Откуда взялся тот писатель, которому не нужны ни Огюст Конт, ни «Общественный договор» Руссо…


Чтобы заставить миллионы людей во всем мире ему поверить, Гюго потребовались два серебряных подсвечника и несколько слов:


 — Жан Вальжан, брат мой! Вы более не принадлежите злу, вы принадлежите добру. Я покупаю у вас вашу душу. Я отнимаю ее у черных мыслей и духа тьмы и передаю ее богу.

И еще тридцать лет на создание одного романа, который он писал с перерывами и переработками.

Если кто позабыл — Жан Вальжан провел на каторге 19 лет за кражу хлеба и три попытки побега. А тут ему прощают украденное серебро, да еще дарят в нагрузку два подсвечника. А Гюго — откуда что берется?! — писал о человеческих мыслях и переживаниях так, как будто видел их перед собой и рисовал с натуры. Вот Вальжан после встречи с епископом Мириелем:

Он с тревогою замечал, как рушится страшное внутреннее спокойствие,  которое даровано было ему незаслуженностью его несчастья. Он спрашивал себя: что же теперь заменит  его? Были мгновения, когда он предпочел бы, пожалуй, оказаться в тюрьме среди жандармов, только бы не было того, что произошло; это бы меньше взволновало его. 

Но если все же пытаться найти теоретическую составляющую, на которой вырос роман «Отверженные», то вот она, опять же очень кратко изложенная:

«Есть люди, которые трудятся, извлекая из недр земли золото; он же трудился, извлекая из душ сострадание. Его рудником были несчастия мира. Рассеянные повсюду горести являлись для него лишь постоянным поводом творить добро. «Любите друг друга!» — говорил он, считая, что этим сказано все, и ничего больше не желая; в этом и заключалось все его учение».

В не столь объемной, как у Бальзака и Золя, но не менее значительной литературной работе Гюго было немало экспериментов, включавших жанровые — от фантастики до настоящего «хоррора», причем пострашнее, чем у Эдгара По. Образы людей с уродливой внешностью («Человек, который смеялся», «Собор Парижской Богоматери») казалось, постоянно чем-то привлекали автора «Отверженных», но в его же глазах не были доработанными или  достаточно глубокими. И тогда Гюго разорвал внешнюю оболочку, углубившись в мысли и душу человека.

Почему, как ему это удалось? У меня есть ответ, правда, нарушающий монополию России на бренд «интеллигенция».


Гюго был интеллигентным человеком. Интеллигентом. Это совсем не значит — «святым». Святые пророчествуют или творят чудеса.

Настоящие интеллигенты имеют мужество говорить правду.

Гюго первым сказал о том, что по сравнению с самым мрачным Средневековьем общество буржуазное ничуть не менее жестоко и еще более отвратительно. Тех, кто не нужен ему для прибылей или политических дивидендов, оно просто забывает, не обращает на них внимания, отвергает их. «Отверженные». Мизерабли… Неудачники… Но если «мизерабль» смеет поднять голову — на него обрушатся вечные преследования, каторга, за этой головой начнут охотиться как профессионалы, так и «красавцы» вроде Тенардье…

Может быть, это было давно, да и не совсем правда? Но вот режиссер Клод Лелюш ставит свою версию «Отверженных» — кстати, полюбопытствуйте — и оказывается, логика романа подтверждается и временами попозднее.

Что же касается России…


Между Магаданом и Анадырем, севернее залива Шелехова протекает река под названием Гюго. Названная так в конце тридцатых годов прошлого века.


Сами можете вообразить, кем и почему.

Для Гюго нет героев, прославленных своей неизмеримой властью, как Бонапарт:

«Ясность истории неумолима. История таит в себе странное, божественное свойство: будучи сама светом и именно в силу того, что она свет, она бросает тень туда, где до этого видели сияние. Одного человека она превращает в два различных призрака, один нападает на другого, вершит над ним правосудие, мрачные черты деспота сталкиваются с обаянием полководца. Это дает  народам более правильное мерило при решающей оценке. Опозоренный Вавилон  умаляет славу Александра, порабощенный Рим умаляет славу Цезаря, разрушенный Иерусалим умаляет славу Тита. Тирания переживает тирана. Горе тому, кто позади себя оставил мрак, воплощенный в своем образе!»

Его герой — это человек, который даже власть и привилегии не может принять, не отдавая их другим — епископ Мириель, отдавший свою резиденцию местной больнице, Вальжан, свой природный ум и силу мускулов и духа отдавший людям в маленьком городке. Много ли таких вокруг нас? Немного. Их всегда немного. А вот отверженных…


Когда умер Виктор Гюго, его гроб пришлось поставить под триумфальной аркой на двое суток — с ним пришли проститься два миллиона человек. Революции делались и меньшими силами. Но Гюго не любил революций. Он говорил:

«Есть нечто более сильное, чем все на свете войска: это идея, время которой пришло».

Трейлер фильма «Отверженные» (фр. Les Misérables) — экранизации мюзикла по одноимённому роману-эпопее Виктора Гюго, Великобритания 2012 г. Э. В главных ролях — Хью Джекман, Рассел Кроу, Энн Хэтэуэй, Аманда Сейфрид, Эдди Редмэйн, Хелена Бонем Картер и Саша Барон Коэн/ru.wikipedia.org

Гюго, Виктор Мари, подробная биография

(1802-1885) великий французский прозаик, поэт и драматург

Его творчество простирается почти на три четверти XIX века, а влияние на развитие французской литературы колоссально. Место Виктора Гюго во французской литературе можно сопоставить с тем, которое занимает А.С.Пушкин в русской литературе.

Виктор Мари Гюго — автор романов «Собор Парижской богоматери» (1831), «Отверженные» (1862), «Человек, который смеется» (1869), «Труженики моря» (1866), «Девяносто третий год» (1874). Его наиболее известные пьесы — «Эрнани» (1829), «Рюи Блаз» (1838), «Король забавляется» (1832).

Однако для Франции он был и остается великим поэтом. Гюго опубликовал множество поэтических сборников, среди них: «Восточные мотивы», «Возмездие», «Созерцание», «Легенды веков», «Мрачные годы» и другие.

Виктор Гюго родился в Безансоне. Его отец, сын столяра, сделал блестящую карьеру в армии Наполеона и имел звание бригадного генерала. Мать, образованная и энергичная женщина, посвятившая большую часть своей жизни воспитанию детей, происходила из семьи судовладельцев и разделяла монархические взгляды. Семья Гюго много путешествовала, следуя за отцом-военным. В 1811 году она переехала в Мадрид, где Гюго-старший занимал важный пост при испанском дворе. Природа Испании, облик городов, национальные обычаи, учеба в духовном колледже оставили в сознании юного Виктора образ страны, еще не вышедшей из Средневековья. Пребывание Виктора Гюго в Испании было кратким. В 1812 году с началом крушения наполеоновской империи семья спешно вернулась в Париж.

Виктор и его братья получили домашнее воспитание. Они выучили греческий и латинский языки и в раннем возрасте прочли сочинения великих писателей и философов XVII и XVIII веков.

Виктор отказался поступить в Политехническую школу, на чем настаивал его отец, и решил полностью посвятить себя литературе. Ему было 15 лет, когда его поэма была отмечена Академией изящной словесности. В следующем году две его поэмы были отмечены тулузской академией. В 1822 году Виктор Гюго опубликовал свой первый поэтический сборник. В 1825 году, в возрасте 23 лет, он стал кавалером ордена Почетного легиона — высшей награды Франции.

Первые произведения Виктор  Гюго были написаны под влиянием монархических взглядов его матери. Но вскоре он отказывается от этих идей и примыкает вместе с другими передовыми людьми Франции к либерально-демократической и республиканской оппозиции. В 1826 г. Гюго публикует роман «Бюг-Жаргаль», где с сочувствием изображает восстание негров против французских колонизаторов в 1791 г. Негритянский вождь Бюг-Жаргаль в романе Виктора Мари Гюго — благородный бунтарь, защищающий слабых от несправедливости и восставший против жестокости.

Виктор Гюго — основатель и руководитель французского революционного романтизма. Он был романтиком с начала своей литературной карьеры и оставался им до конца жизни.

В 1827 году Гюго объединяет вокруг себя поэтов и писателей-романтиков; его салон посещают Альфред де Виньи, Шарль Сент-Бёв, Александр Дюма-отец, Проспер Мериме, художник Эжен Делакруа и композитор Гектор Берлиоз. Принципы нового романтического искусства Гюго изложил в предисловии к драме «Кромвель» (1827) и в трактате «Вильям Шекспир» (1864). Он утверждал, что литература должна изображать современную жизнь, полную конфликтов и контрастов. В ней существуют одновременно добро и зло, красота и уродство, трагедия и комедия, возвышенное и низменное. Чтобы искусство было более правдивым, писатель должен хорошо изучить и показать нравы и обычаи описываемых народов, стран и исторических эпох. Писатель должен выбирать из жизни наиболее яркие, неповторимые, исключительные образы и явления для изображения характерных особенностей эпохи. Герои произведений Гюго — это простые люди, выходцы из низших слоев общества, часто отверженные, но обладающие сильным, волевым характером, благородные и добрые.

В 1831 г. был опубликован роман «Собор Парижской богоматери», в котором автор выступил с антиклерикальных позиций. Само здание собора служило для Виктора Гюго мрачным символом католицизма.

В 1846 г. писатель был назначен пэром Франции и стал членом парламента. Он голосует за отмену смертной казни, за отделение школьного образования от церкви, за свободу печати. После государственного переворота 2 декабря 1851 г. он был вынужден покинуть Францию. Его ссылка продолжалась 19 лет. Сначала он жил в Брюсселе, а затем на островах Джерси и Гернси в Ла-Манше. В ссылке Гюго пишет несколько сборников стихов, а также романы «Отверженные» (1862), «Труженики моря» (1866), «Человек, который смеется» (1869) и знаменитый памфлет «Наполеон Малый», направленный против императора Наполеона III.

В 1850—1860-е годы Виктор Мари Гюго становится одним из самых популярных писателей Европы.

Когда началась франко-прусская война (1870), он вернулся во Францию и находился в Париже во время его блокады. После поражения Франции в войне писатель уезжает сначала в Бельгию, а затем в свое имение на острове Гернси. Гюго не воспринял идей Парижской Коммуны (1871), но принял активное участие в спасении коммунаров, предоставив убежище в своем доме в Брюсселе эмигрировавшим коммунарам после их поражения. Такая общественная активность писателя привела к его высылке из Бельгии.

По возвращении в Париж Виктор Гюго публикует роман «Девяносто третий год» (1874) и сборники стихов «Легенда веков», «Искусство быть дедом». Он писал до конца своих дней, и сборник стихов «Вся лира» вышел уже после его смерти.

Виктор Мари Гюго умер в мае 1885 года. Его прах покоится в Париже в Пантеоне.

Виктор Гюго

Виктор Гюго
Таблица авторов   Оглавление   Вернуться на главную страницу энциклопедии

Виктор Гюго


Революция 1848 г. ознаменовала собой водораздел в социальных и политических взглядах и, в конечном счете, в течение литературной карьеры великого писателя. Однако для Виктора Гюго курс, который привел бы его справа налево в палате депутатов, развернувшейся постепенно в течение первых двух лет потрясений.Даже после падения гражданина короля Луи-Филиппа этот бывший член Верхняя палата при Реставрации поддерживала регентство герцогини Орлеанской. Его знаменитый портрет Бланки в клубах прекрасно воплощает в себе буржуазную иконографию страха перед революционной дикий человек. Резня июньских дней лишь изменила его чувства. от Кавеньяка до Луи-Наполеона Бонапарта. Но Луи-Наполеон был на пути к тому, чтобы стать «маленьким». ( le Petit ) в глазах Гюго только тогда, когда он послал войска, чтобы помочь папе победить итальянца. патриотов летом 1849 г.Это событие ускорило переход депутата Гюго в крайне левое положение. в парламенте. К марту 1850 года он будет осуждать Закон Фаллу об образовании как закон. пытаясь отменить не только революции 1848 и 1789 годов, но и Просвещение. Год позже он даже голосовал против законопроекта, меры Пиду по более строгому регулированию кафе, это серьезно ограничило бы тот тип популярной политики, который он ненавидел несколькими годами ранее. Это голосование стало предвестником мгновенного сопротивления Гюго новому императору.репутация Хьюго как критик уже застрахован от превентивного ареста вместе с другими несогласными парламентариями. Гюго также безуспешно пытался сформировать комитет сопротивления и заручиться поддержкой населения в Париже. для нового витка баррикад. Эти моменты являются предметом его романа «История преступления ». К тому времени, когда великий романтик начал свое изгнание, он повернулся на сто восемьдесят градусов, из от сторонника восстановленной монархии до поборника демократической и социальной республики.

Написанный в изгнании, «Отверженные », хотя якобы и относится к 1830-м годам, это произведение революция 1848 года. Хотя Луи Шевалье прав, что образы нищеты, упадка, нищеты, и отчаяние, лучше всего символизированные в классических образах канализации, отражают социальные проблемы Реставрация и июльская монархия Парижа, столь же обширное изображение тайных обществ, общительность, и солидарность — свидетельство надежды, которую принесла революция 1848 года.Хьюго даже инвестирует жаргон улиц с революционным духом. Он видел винные лавки предместья Сен-Антуан. как играющий особенно образцовую роль. Они «имеют историческую известность. В трудные времена их слова опьяняют больше, чем их вино. Этакий пророческий дух и запах будущего циркулирует в них, раздувая сердца и расширяя души. » Отверженные также предоставляет вымышленные, но реалистичные отчеты о том, как тайные общества и другие республиканские группы использовали столичных кафе для распространения республиканского послания.Например, бедная молодежь. студент Мариус, проведя вечер в кафе Латинского квартала с республиканским тайным обществом, Азбука переходит от бонапартизма к республиканизму.

Таким образом, романы Гюго более важны, чем его автобиографические и реалистические произведения, такие как Choses vues . и его Mémoires , запечатлевшие революционный процесс 1848 года. Он освещал Париж, как Агулхон и Маргадант сделали для провинций культурные и социальные процессы, посредством которых распространялся республиканизм.Таким образом, его внимание к общительности и праздничности дополняло работы самых новаторских историков прошлого. тридцать лет революции 1848 года. Выяснилось также, что романтическое сочувствие, побуждавшее многих писателей к левому краю во время этой революции, было не просто сентиментальный, но и трезвый.


В. Скотт Хейн

Библиография


Комбс, Клодетт. Париж в «Отверженных «. Нант: Издания CID, 1981.

Корню, Жан-Луи. Хьюго, L’homme des Misérables Лозанна: P.M. Фавр и Пэрис: Diffusion Interform, 1985.


Таблица участников &nbsp ; Содержание   Вернуться на главную страницу энциклопедии

jg удалил этот файл (http://www.cats.ohiou.edu/~chastain/dh/hugo.htm) 20 октября 2004 г.

Пожалуйста, присылайте комментарии и предложения по электронной почте на адрес [email protected]

© 1997, 2004 Джеймс Честейн.


Непреходящее значение Виктора Гюго

ЧТОБЫ ПОНЯТЬ значение Виктора Гюго, нужно начать с конца, с его смерти 22 мая 1885 года. Его похороны собрали более двух миллионов человек, это была одна из крупнейших массовых мобилизаций. когда-либо видели в Париже и больше, чем все население города в то время.

Французское правительство прекрасно понимало, что похороны Гюго привлекут массы людей, и опасалось восстания. Всего несколькими годами ранее полмиллиона человек пришли почтить его память в день его семьдесят девятого дня рождения.Пытаясь извлечь выгоду из его смерти, правительство кооптировало службу, подготовив огромную дань уважения писателю, несмотря на его выраженное желание простых похорон. Единственная просьба, которую правительство удовлетворило, заключалась в том, чтобы его похоронили в гробу для нищих. Несмотря на всю помпезность и обстоятельства, это был настоящий праздник угнетенных, поскольку рабочие, бедняки и эксплуатируемые массово прибыли, чтобы отпраздновать жизнь и работу человека, давшего голос безгласным.

Грэм Робб, автор одной из лучших биографий Гюго, описывает эту сцену как «ярмарочную площадь», где «пьяные тела валялись на Елисейских полях.Винные лавки оставались открытыми, и по мере того, как тянулась ночь поминок, пение становилось все веселее и политически подозрительно». 1 Бордели закрыты, так как проститутки одеты в траур, чтобы засвидетельствовать свое почтение. «За кустами на авеню Виктора Гюго, — пишет Робб, опираясь на рассказы из первых рук, — происходили «отвратительные безобразия», «которые полиция [была] бессильна подавить»». 2

Среди пришедших отдать дань уважения приехали делегации «ветеранов войны, государственных служащих, художников и писателей, любителей животных и школьников. 3 Были большие споры о порядке шествия. Например, «Воинствующий феминистский журнал La Citoyenne жаловался, что суфражистки находятся далеко позади гимнасток и универмагов». 4 Согласно городской легенде, девять месяцев спустя произошел даже заметный всплеск рождаемости.

Свидетельством непреходящей привлекательности его работы является то, что через 150 лет после публикации его шедевра, Les Misérables , Хьюго снова собрал толпы людей, выстроившихся в очередь, чтобы узнать эпическую историю Жана Вальжана, человека, заключенного в тюрьму на девятнадцать лет. за кражу буханки хлеба.Его значение как писателя — чрезвычайно плодовитого писателя — неоспоримо. Как утверждал поэт и критик Малларме, Гюго «разделил всю французскую литературу на две эпохи — до и после Гюго». 5

Гюго оказал неизгладимое влияние на широкий круг писателей, от своих французских современников Золя и Флобера до Достоевского и Камю. Но, как ясно показали его похороны, именно как герой трудящихся Гюго получил наибольшую известность — в этот раз, несмотря на его политику.Как политик он оставлял желать лучшего, но как писатель уловил революционный дух своего времени и вдохновил грядущие поколения. В частности, Les Mis é rables отразили борьбу, героизм и человечность тех, кто был обречен на маргинальность.

Юджин Дебс, которому дали второе имя Виктор в честь Гюго, на протяжении всей своей жизни читал Les Misérables снова и снова, как на французском, так и на английском языках. Жестокость бедности — тема шедевра Гюго — была чем-то, что он никогда не забывал.Луиза Мишель, вдохновляющая революционерка-поджигательница и лидер Парижской коммуны, называла себя Анжольрас в честь студенческого лидера революции, о котором рассказывается в романе Гюго. И 150 лет спустя, в кино и на сцене, Отверженные вдохновляет зрителей во всем мире воспевать революцию, баррикады и лучший мир.

Хьюго вызывает споры, и среди радикалов существует долгая история споров и разногласий по поводу того, как понимать этого человека и его работу.Один из его наиболее известных современных критиков, Поль Лафарг, который был женат на дочери Маркса Лауре, утверждает, что в конечном счете он выделяется как писатель и поэт буржуазии. В Гюго, утверждает Лафарг, буржуазия видит «одно из самых совершенных и блестящих воплощений своих инстинктов, страстей и мыслей». 6 То, что Гюго был буржуа, бесспорно. Политика Гюго резко изменилась на протяжении всей его жизни. В своих лучших проявлениях он поддерживал форму левого буржуазного республиканизма — смесь гуманизма и пацифизма с небольшим добавлением социалистического мистицизма.В других случаях он был роялистом, империалистом и контрреволюционером.

Популярность Виктора Гюго нельзя объяснить только его личной политикой. Его наследие также не может быть понято исключительно на литературных или эстетических основаниях. Несмотря на его ранний писательский успех, он редко получал признание критиков и, по сути, часто вызывал гнев критиков. Французский поэт и политик Альфонс де Ламартин, современник Гюго, который был главой временного революционного правительства 1848 года, утверждал, что « Les Misérables » представляет собой «чрезмерную, радикальную, а иногда и несправедливую критику общества, которая может привести людей к ненавидеть то, что их спасает, а именно общественный порядок, и бредить тем, что приведет к их падению: антисоциальная мечта о неопределенном идеале . 7 Рецензируя первое англоязычное издание романа, The New York Times высоко оценила роман, а самого Хьюго назвала «заурядным сумасшедшим». 8 The New Englander пошел еще дальше, утверждая: «Вся карьера Жана Вальжана представляет собой ряд невозможных случаев, странных несоответствий и находится в постоянном антагонизме с принципами истины и чести, которые должны быть прерогативой каждого честного человека. линия поведения». 9

150 лет спустя эта критика нашла отражение в пропитанной снисходительностью тираде Дэвида Денби для The New Yorker под заголовком: «Все еще есть надежда для людей, которые любят «Отверженных».Денби описывает фильм Тома Хупера, основанный на мюзикле, как «ужасный; это ужасно. Властный, претенциозный, безумно повторяющийся». 10 Он сбит с толку эмоциями, которые она вызывает у аудитории, утверждая, что «история не связана с нашим миром (что вполне может быть причиной популярности шоу)» 11 и сожалеет о чувстве «виктимизации» что он утверждает, находится в центре истории. Однако именно Денби, а не Хьюго, сегодня оторван от мира. Современному зрителю слишком знакомы «жертвы» романа Гюго — бедные, угнетенные и бесправные.Кроме того, «жертвы» Гюго сопротивляются. Именно их героизм, несмотря на невзгоды, продолжает вдохновлять. Именно как «голос народа», как часто описывали Гюго, литературно выражавший чаяния угнетенных, он стал героем для рабочих масс.

В конечном счете, именно как продукт своего периода, как писатель эпохи революции, Гюго обретает свою величайшую силу. Как сказано в одном британском некрологе: «Понять жизнь Виктора Гюго — значит понять девятнадцатый век.” 12 В этом отношении Отверженные , роман, выкованный в революции, является его венцом достижения. Только понимая революционный период, из которого родился роман, мы можем понять, почему он продолжает говорить и вдохновлять радикалов и революционеров во всем мире.

Жизнь и политика Виктора Гюго
В Литература и революция Троцкий утверждает, что «произведение искусства должно, прежде всего, оцениваться по его собственному закону, то есть по закону искусства.Но только марксизм может объяснить, почему и как возникло данное направление в искусстве в данный исторический период; иными словами, кто потребовал именно такую ​​художественную форму, а не другую, и почему». 13 Несмотря на слабости и предательства политика Хьюго и несмотря на формальные ограничения его литературной деятельности, «Отверженные» захватили воображение целого поколения рабочих, потому что это было политическое, эстетическое и литературное воплощение века революции и, главное, революции 1848 года.

Виктор Гюго родился в мире, который был перевернут Французской революцией 1789 года. Действительно, его семья была продуктом революционных потрясений. Его отец был атеистом и ярым сторонником республики, созданной после упразднения монархии в 1792 году. Его мать была набожной католичкой, сохранившей верность свергнутой династии. Гюго утверждал, что его родители познакомились, когда его отец служил в республиканской армии, посланной для подавления восстания роялистов в Западной Франции. 14 Гюго родился в 1802 году, через три года после того, как Бонапарт захватил власть, заявив, что «революция окончена», и за два года до того, как тот же генерал провозгласил Францию ​​«империей» и короновал себя Наполеоном I. Ранние годы Гюго прошли в путешествиях. по раздираемой войной империи со своим отцом, который стал генералом армии Наполеона. 15 Таким образом, с раннего детства он был вовлечен в политические дебаты, развязанные революцией 1789 года.

Достигнув совершеннолетия после поражения Наполеона при Ватерлоо в 1815 году, в период, известный как Реставрация Бурбонов, когда монархия была возвращена к власти, Гюго начал свою жизнь как поэт и писатель роялистских симпатий и ключевая фигура в развитии французского языка. Романтизм. 16

Тем не менее, даже его ранние работы показывают зачаточную приверженность поднятию вопросов социальной справедливости и предоставлению голоса угнетенным. В частности, он всю жизнь был противником смертной казни, ужасы которой он видел воочию как в Испании, так и в Париже. Один из его ранних романов, Le dernier jour d’un condamné ( Последний день осужденного ), дает выражение сокровенным мыслям человека, приговоренного к смерти за неустановленное преступление.Эта работа оказала бы неизгладимое влияние на таких писателей, как Чарльз Диккенс, Федор Достоевский и Альбер Камю, который цитирует ее как прямое влияние на свой роман L’Étranger ( The Stranger ). 17

В течение следующих нескольких десятилетий политика Хьюго изменилась, и его идеи изменились в результате революционных потрясений, свидетелем которых он был. К сожалению, сначала это привело его к увлечению Наполеоном I.

В 1830 году Гюго стал свидетелем первой революции в своей жизни: Июльской революции. Он участвовал в так называемых «трех славных днях», свергнувших Карла X и установивших конституционную монархию при Луи-Филиппе. Тем не менее, хотя Гюго приветствовал благородных студентов, которые помогли восстановить свободу, он продолжал думать о Наполеоне как о дитях революции. 18

К 1840-м годам Гюго уже достиг вершины французского литературного успеха, был избран во Французскую академию в 1841 году и удостоен чести Луи-Филиппа, что многие его поклонники сочли предательством.

Два события этого периода времени оказали на него сильное влияние. 5 июня 1832 года смерть генерала Ламарка вызвала восстание против монархии Луи-Филиппа, которое было быстро и жестоко подавлено. Это послужило источником вдохновения для студенческого восстания в центре Les Misérables . В то время Гюго словами, над которыми он позже высмеивал, описал восстание в своем дневнике как «безумие, утонувшее в крови». «Однажды у нас будет республика, — рассуждал он, — и когда она придет сама собой, это будет хорошо. Но не будем собирать в мае плоды, которые не созреют до июля; давайте учиться ждать. . .. Мы не можем допустить, чтобы хамы забрызгали наш флаг красным». 19

1848 год стал важным поворотным моментом для Гюго, Франции и Европы. Сочетание неурожаев, безработицы, стремительного роста цен на продовольствие и серьезной рецессии привело к невиданному со времен революции уровню нищеты. В то же время растущий средний класс Франции, чувствуя себя отстраненным от власти из-за ограниченного избирательного права режима (основанного на обременительном подушном налоге), организовал серию банкетов по всей стране, чтобы добиться расширения избирательных прав.Когда в феврале 1848 года правительство запретило проведение банкета в Париже, Франция оказалась в состоянии идеального революционного шторма. 23 февраля Национальная гвардия встала на сторону народа, и Луи-Филипп бежал из страны.

Как общественный деятель Хьюго имел политическое влияние. После отречения Луи-Филиппа была провозглашена новая республика, известная как Вторая республика, а временное правительство было объявлено с балкона Гюго. Вряд ли это было революционно. Он предложил «Регентство» во главе с герцогиней Орлеанской.Жители Франции не были впечатлены. Направив пистолет в голову Хьюго, один человек закричал: «Долой пара де Франс!» » 20 французского дворянства.

Несмотря на разочарование в Гюго, он приобрел политическую известность после Февральской революции и в конечном итоге был избран представителем Парижа. Но 1848 год станет решающим политическим испытанием. 21

К большому разочарованию своих сторонников, в своей первой речи в национальном собрании он выступил против ателье или национальных мастерских, которые были основным требованием рабочих.Через два дня мастерские закрыли, рабочих моложе 25 лет призвали на военную службу, а остальных отправили в деревню. Это была «политическая чистка» и объявление войны парижскому рабочему классу, которые привели в движение июньские дни, или вторую революцию 1848 года — восстание, которое Маркс восхвалял как одну из первых рабочих революций. Когда в Париже возвели баррикады, Гюго трагически оказался не на той стороне. 24 июня Национальное собрание при поддержке Гюго объявило осадное положение. 22

Затем Хьюго опустится до нового политического минимума.Он был выбран в качестве одного из шестидесяти представителей, «которые должны пойти и сообщить повстанцам, что существует осадное положение и что Кавеньяк [офицер, руководивший подавлением июньского восстания] находится под контролем». Со специальной миссией «остановить кровопролитие» Гюго ополчился против рабочих Парижа. Таким образом, Гюго, голос безгласных и герой рабочих, помог жестоко подавить восстание, возглавляемое людьми, которых он во многом поддерживал — и многие из которых поддерживали его. 23 С извращенной логикой и еще более извращенной совестью Хьюго сражался и рисковал своей жизнью, чтобы подавить июньское восстание.

После штурма убитый горем Хьюго описал сцену следующим образом:

Покинув баррикаду, уже не знаешь, что видел. Кто-то был свиреп, но не помнил об этом. Охваченный битвой идей, наделенных человеческими лицами, голова была в свете будущего. Там лежали трупы и стояли призраки. Часы были колоссальные — часы вечности. Один жил в Смерти. Тени прошли. Кем они были? Руки в крови на них.Короткий оглушительный грохот. Зверское молчание. Крики с открытыми ртами; другие рты, также открытые, но беззвучные. . . Кажется, прикоснулся зловещий пот неведомых глубин. Под ногтями что-то красное. Человек ничего не помнит. 24

После революции Гюго пытался осмыслить события 1848 года. Он пытался оседлать растущую поляризацию между, с одной стороны, «партией порядка», которая объединилась вокруг племянника Наполеона. Луи-Наполеона Бонапарта, который в декабре 1848 г. был избран президентом Франции в соответствии с новой конституцией, и «партии движения» (или радикальной левой), которая после 1848 г. добилась значительных успехов.В этом климате, поскольку Гюго все чаще высказывался и сам сталкивался с оппозицией и репрессиями, он радикализировался и обратился к левым за поддержкой против тирании и «варварства», которые он видел в правительстве Луи-Наполеона. 25

«Точка невозврата» наступила в 1849 году. Гюго стал одним из самых громких и заметных голосов противников Луи-Наполеона. В своем последнем и самом известном оскорблении Наполеона он спросил: «Только потому, что у нас был Наполеон le Grand [Наполеон Великий], должен ли у нас быть Наполеон le petit [Наполеон маленький]?» 26 Иммунитет от наказания из-за его роли в правительстве, Бонапарт в ответ закрыл газету Гюго и арестовал обоих его сыновей.

2 декабря 1851 года Луи-Наполеон совершил переворот, приостановив действие конституции республики, которую он поклялся соблюдать. Национальное собрание было оккупировано войсками. В ответ Гюго попытался собрать людей на баррикады, чтобы защитить Париж от захвата власти Наполеоном. Протестующие были встречены жестокими репрессиями. 4 декабря армия открыла беспорядочный огонь по протестующим, стреляя в детей и нанося ножевые ранения людям, которые пытались убежать в помещение или помочь раненым. Сотни погибли в этой резне. Под растущей угрозой собственной жизни, когда оба его сына были в тюрьме, а о его смерти было ложно объявлено, Гюго наконец покинул Париж. 27 В конце концов он оказался на острове Гернси, где провел большую часть следующих восемнадцати лет и где написал основную часть « Отверженных». 28 Именно отсюда его наиболее радикальные и политические работы были контрабандой переправлены во Францию.

В 1852 году президент Бонапарт заменил Вторую республику Второй империей и короновал себя Наполеоном III.Произведение Гюго «Наполеон, маленький» , резкое обвинение «императора», было контрабандой ввезено во Францию ​​в ящиках с табаком, банках из-под сардин, молитвенниках и даже гипсовых бюстах Наполеона III». 29 За этим последовал Les châtiments (Наказания), один из его самых важных политических сборников стихов, который также нашел огромную аудиторию во Франции.

Несмотря на амнистию Наполеона III в 1859 году, Гюго решил остаться в изгнании, написав: «Верный делу, которое я отдал своей совести, я разделю изгнание свободы до конца. Когда свобода вернется, я тоже». 30

Именно в эти годы Хьюго действительно завоевал репутацию радикального и откровенного политического писателя, который высказывал свое мнение и поддерживал движения во всем мире. И, что наиболее важно, он написал и опубликовал « Отверженных », роман, который больше всего на свете сделал бы его имя синонимом революции.

После капитуляции Наполеона перед прусской армией в 1870 году Гюго наконец вернулся в Париж. Была провозглашена новая республика, Третья.Парадоксально, но страна двигалась вправо, поскольку монархисты получили большинство в Национальном собрании в 1871 году и надеялись на новую реставрацию, но Париж в том году проголосовал за социалистов. Гюго был избран в Национальное собрание на голосовании в феврале того же года, заняв второе место после Луи Блана (социалистического лидера революции 1848 года) и, таким образом, покинул Париж, чтобы присоединиться к собранию в Бордо. 31

Через несколько дней, 13 марта 1871 года, сын Гюго Чарльз умер от сердечного приступа. Его похороны совпали с извержением Парижской коммуны. Рабочие Парижа, все еще разгоряченные войной с Пруссией и опасающиеся новой республики (установленной не в Париже, а в Версале), объявили свой город независимым, создав один из величайших опытов рабочей демократии, который когда-либо видел мир.

Парижская Коммуна стала еще одним решающим испытанием для Гюго, в котором обнаружилась его противоречивая политика. Сначала, когда его попросили баллотироваться в ЦК, он объяснил, что поддерживает дело коммунаров, но осуждает их методы.Таким образом, он снова покинул Париж и из Бельгии попытался найти золотую середину, осуждая обе стороны. 32

В мае правительство Версаля отправило войска, чтобы вторгнуться в город и свергнуть Коммуну. Разгром Коммуны показал, что нет ничего равного в «насилии» обеих сторон и нет «середины». Коммуна утонула в океане крови. Когда сотни коммунаров были выстроены в очередь и казнены на кладбище Пер-Лашез, еще сотни бежали, которым грозила верная смерть в случае поимки. Несмотря на свое двойственное отношение к самой Коммуне, Гюго защищал побежденных коммунаров от правых. Он открыл свой дом в Бельгии, чтобы предоставить убежище любому коммунару, спасающемуся от террора. Вернувшись в Париж, Гюго продолжал защищать осужденных коммунаров и боролся за полную амнистию, которая наконец была предоставлена ​​в 1879 году. Защита коммунаров стала одной из последних причин, по которым он заработал славу и известность, поскольку он вновь обрел поддержку трудящихся и гнев многих своих современников.

«Отверженные»
«Отверженные» был, пожалуй, самым важным вкладом Гюго в рабочий класс и левых. Опубликованная в 1862 году, она была одним из «крупнейших событий в истории издательского дела» и с большой помпой вышла в «Париже, Лондоне, Брюсселе, Лейпциге, Роттердаме, Мадриде, Милане, Турине, Неаполе, Варшаве, Пеште, Санкт-Петербурге и Рио-де-Жанейро» одновременно. 34 Его выпуск стал большим событием в Париже. Как пишет Робб:

Вид с улицы был вдохновляющим контрактом.В шесть часов утра 15 мая жители улицы Сены на левом берегу проснулись и обнаружили, что их узкая улица забита чем-то вроде очереди за хлебом. Люди из всех слоев общества пришли с тачками и тележками [кирпичи] и были прижаты к двери книжного магазина Паньерра, которая, к сожалению, открывалась наружу. Внутри тысячи копий Les Misérables стояли колоннами до потолка. Через несколько часов они исчезли. . .. Фабричные рабочие жертвовали деньги на котят и разыгрывали роман, чтобы купить то, что в противном случае стоило бы им зарплаты за несколько недель. 35

Книга имела широкое международное влияние, и Хьюго приобрел огромный литературный и политический авторитет. В Мексике, куда войска Наполеона III вторглись в 1861 году якобы для того, чтобы гарантировать «свободную торговлю», позиции французской армии подверглись «бомбардировке». . .листовки со знаменитым посланием: «Что ты такое? Солдаты тирана. Лучшее во Франции на нашей стороне. У вас есть Наполеон. У нас есть Виктор Гюго». 36

Давний аболиционист, который в «Отверженных» цитирует Джона Брауна в списке известных революционеров, Хьюго имел особую привлекательность в раздираемых Гражданской войной Соединенных Штатах.Солдаты обеих сторон войны брали с собой в бой «Отверженных» и читали их в окопах. 37 Одним из солдат, для которых роман имел особое значение, был Уилки Джеймс, брат Генри и Уильяма Джеймсов, служивший в 54-м -м полку, знаменитом свободном черном полку. В своем дневнике он писал: «Сегодня воскресенье, и я читал рассказ Гюго о Ватерлоо в «Отверженных» и готовился к чему-то подобному.Дай Бог, чтобы эта битва причинила мятежникам столько же вреда, сколько Ватерлоо нанесло французам». 38

Как и Гюго, роман является продуктом того периода и отражает смешанный и противоречивый характер меняющейся политики его автора. Некоторые из его противоречий проистекают из того факта, что он был написан в течение двадцати лет и, таким образом, отражает видение мира Гюго как до, так и после 1848 года.

Отверженные на самом деле начался в 1840-х годах как роман о Жане Трежане, секаторе, который разбивает окно, чтобы украсть буханку хлеба, чтобы накормить свою сестру и ее семерых детей, которые буквально умирают от голода.Он заключен в тюрьму на девятнадцать лет: пять лет за преступление и еще четырнадцать за попытку побега. Этим персонажем станет Жан Вальжан, знаменитый герой романа. В своем первом воплощении «Отверженные » были протестом против бедности, любовной историей, религиозной или моральной историей, но больше всего на свете это была критика бесчеловечности системы уголовного правосудия.

Революция 1848 года изменила роман, подтолкнув Гюго к исследованию вопроса революции и классовой борьбы.Целая пятая часть романа происходит 5 и 6 июня 1832 года, когда произошло вооруженное восстание против режима Луи-Филиппа. Для Гюго это восстание стало символом всех революций девятнадцатого века, особенно 1848 года. Написанный после революции 1848 года и последующего переворота Наполеона в 1851 году, этот раздел становится политическим и литературным центром романа. Раздел Les Misérables , озаглавленный St.Дени , район, в котором были возведены баррикады 1832 года, является единственным районом, не названным в честь одного из главных персонажей романа: Козетты, Вальжана, Мариуса и Фантины. В мире после 1848 года революция, по сути, стала одним из главных персонажей романа.

Примечательно, что баррикады — одно из двух мест в романе, где пересекаются жизни всех персонажей — всех, кроме Козетты, которая, хотя и отсутствует физически, обеспечивает решающую связь между молодыми революционерами и Вальжаном.Как утверждает Робб, «это метафорическая и буквальная баррикада, у которой все нити и большинство персонажей сходятся, как ветки, плывущие к плотине». 39

Критики отмечают, что Гюго крайне расплывчато описывает причины восстания 1832 года в центре романа. Восстание произошло на похоронах генерала Ламарка. Гюго был свидетелем этих событий воочию, но, кроме одной страстной речи о борьбе за лучший мир, в романе мало конкретики о целях восстания. Отчасти это связано с тем, что Гюго использует незначительное восстание 1832 года, чтобы символизировать революцию в более широком смысле. Он заменяет революцию 1830 года, революции февраля и июня 1848 года и будущую революцию, которая, как надеется Гюго, свергнет Наполеона. Роман, как и его современная музыкальная адаптация, продолжает вдохновлять, потому что современная аудитория продолжает видеть свои собственные стремления, воплощенные в этой революции. Недостаток исторической конкретики изображению компенсируется широкой привлекательностью и вдохновением.

Роман содержит тяжелую религиозно-духовную направленность, которая подчеркивается в киноверсии мюзикла. Сам роман начинается с епископа Мириэля, святого человека, который актом милосердия искупает Вальжана, когда тюрьма и условно-досрочное освобождение почти полностью лишили его человечности. Однако даже этот раздел был изменен после 1848 года. В качестве примечательного дополнения Гюго включил невероятную сцену, в которой епископ разговаривает с революционером 1789 года, членом конвента, который проголосовал за казнь Людовика XVI. На смертном одре конференция страстно защищает революционное насилие, и в смене ролей сцена заканчивается тем, что епископ просит его благословения.

Такие сцены вызвали осуждение романа со стороны католической церкви. Несмотря на свою веру в Бога, у Хьюго было известное отвращение к католической церкви и религиозным учреждениям в целом. В частности, он отказался от религиозных обрядов на смертном одре и на похоронах. Он гордился более чем 740 нападками на роман, найденными в католических публикациях того времени.В частности, ему понравилось обвинение религиозной газеты из Мадрида, которая настаивала на том, что сатана был автором «Отверженных» . 40

Если и есть одно центральное послание романа, так это то, что никто не рождается добрым или злым; именно общество делает человека таким, или, как выразился Робб, «преступники являются продуктом системы уголовного правосудия. . .[и] бремя вины лежит на обществе. . .. Рациональная реформа учреждений должна иметь приоритет над наказанием отдельных лиц. 41

Написанный для масс, Гюго писал историю с точки зрения бедных, угнетенных, эксплуатируемых и забытых. Как говорит само название книги, это рассказ о несчастных на земле. Коллективное обнищание большинства людей — это преступление, которое раскрывает роман.

Форма
На формальном уровне Les Misérables подверглась критике за многочисленные отступления и многословие. Он примечателен тем, что содержит самое длинное предложение во французской литературе.Отступления составляют почти одну треть романа, но эти отступления на самом деле имеют решающее значение, поскольку они обрамляют повествование и обеспечивают исторический фон истории. Они подчеркивают, что эти персонажи, хотя и вымышленные, являются частью вполне реальной истории. В главе о l’argot , или французском сленге, Хьюго утверждает, что сленг — это язык, выражающий страдания масс. Написанные главным образом во время восемнадцатилетнего изгнания Гюго, эти отступления также пытаются сохранить историю, находящуюся под угрозой потери или стирания. Боль изгнания сочится из некоторых отрывков, описывающих Париж. В одном известном разделе Гюго подробно описывает изгибы и повороты дорог, по которым Вальжан проходит через Париж, пытаясь сбежать от Жавера. Как писал Гюго, многие из названий улиц, увековеченных в романе, стирались по мере преобразования всей карты Парижа. Осман, чиновник при Наполеоне III, создавал тот Париж, который мы теперь знаем, с его большими бульварами , отчасти для того, чтобы рабочим было труднее возводить баррикады и облегчать переброску войск для подавления восстаний.

Длинное отступление о канализации ближе к концу романа — тоже дань быстро исчезающему старому Парижу. В то время как замена средневековых коллекторов более эффективными системами управления отходами была шагом вперед в области гигиены, на символическом уровне старые коллекторы были «совестью города», где все возвращается к своему истинному виду, и даже лицо императора «откровенно превращается в зеленый.» «Канализационная труба никогда не врёт». 42 Это также аллегория для романа в целом, поскольку Вальжан должен вытащить себя из тины морального и социального разложения и коррупции.

Раздел о Ватерлоо, пожалуй, самое известное и наименее оправданное отступление романа. Трудно понять, что делать со странной фаталистической версией истории Гюго, поскольку он винит погоду в поражении Наполеона. Но и здесь Гюго переписывает историю с точки зрения ее жертв, а не победителей, истории которых мы уже знаем. Для Гюго «человеком, выигравшим битву при Ватерлоо» был человек по имени Камбронн, «неизвестный офицер» — один из последних оставшихся на поле боя, кто после приказа сдаться отвечает « Merde

Использование слова « Merde !» (дерьмо) оскорбил многих критиков. 43 Тем не менее, эта сцена передает юмор и неповиновение Хьюго перед лицом жестокой и порочной истории. Перед лицом катастрофы высказывание Камбронна для Гюго «возможно, лучшее слово, когда-либо произнесенное французом». Как утверждает Хьюго: «После этой бойни иметь смех на своей стороне — это огромно». 44 Для Гюго это означает выйти победителем из варварства истории.

Персонажи
Большинство персонажей быстро стали нарицательными и являются основной причиной популярности романа.Герои романа – женщины, бедняки, революционеры, каторжники. Это бесправные, криминализированные, несчастные земли, которые дали роману его название.

Персонаж Фантина, сыгранная Энн Хэтэуэй с удивительной глубиной чувств, является выражением приверженности Хьюго правам женщин, а также защите бедных. Женщина из рабочего класса, она беременеет от студента, который ее бросает. Она оставляет ребенка трактирщикам Тенардье, которых ошибочно считает хорошими родителями, и идет работать на фабрику М.Мадлен. Там ее в конце концов увольняют, когда выясняется, что у нее был внебрачный ребенок. Чтобы прокормить своего ребенка, она работает швеей, практически ничего не зарабатывая, несмотря на интенсивный труд почти двадцать четыре часа в сутки. Сначала она продает волосы, потом зубы. Оставшись ни с чем, она вынуждена продать свое тело. После нападения богатого подлого человека она сопротивляется, и ее бросают в тюрьму за то, что она защищалась. Там она встречает Вальжана, живущего под именем М. Мадлен, который защищает ее, принимает к себе и на смертном одре клянется позаботиться о ее ребенке Козетте.

Этот эпизод основан на реальном жизненном опыте Хьюго, в котором он сыграл роль Мадлен и помог освободить женщину. Несмотря на сексизм, который он часто проявлял в своей личной жизни, Хьюго рано начал отстаивать права женщин. В 1845 году он рассуждал о женщинах:

Для нее социальные законы грубы и скупы. Бедная она обречена на труд, богатая на принуждение. Предубеждения. . .весить на нее больше, чем на мужчину. . .. Чем искуснее она любит, тем больше страдает.. … И все же какой вклад она вносит в общую сумму провиденциальных деяний, результатом которых является постоянное улучшение человеческого рода! 45

Однако лицемерие Хьюго было вопиющим. Одна из его любовниц, Леони Биар, была арестована за супружескую измену после того, как ее муж, с которым она добивалась развода, заставил следователя следить за ней. Между тем Гюго не столкнулся с какими-либо последствиями (и почти не протестовал за пределами своей литературной деятельности), потому что у него был иммунитет как пара Франции.

Это было в ноябре 1845 года, когда Леони Биар все еще находилась в тюрьме, Хьюго начал работать над тем, что в конечном итоге стало Les Misérables . В то время он описал произведение как «историю каторжника и брошенной женщины, призыв к естественной справедливости, написанный человеком, который был выше закона». 46 Его собственный опыт лицемерия и женоненавистничества закона применительно к женщинам, несомненно, вдохновил образ Фантины. Несмотря на все его неудачи в личной жизни, его литература выразила раннюю борьбу женщин против угнетения и неравенства.

Жан Вальжан, безусловно, самый известный персонаж романа. Как осужденный, чья человечность почти уничтожена девятнадцатью годами цепных банд, он маловероятный герой. В основе его битвы с Жавером лежат дебаты о криминализации бедных и человеческой природы. Для Вальжана человеческая природа податлива. Зло есть продукт не человеческой природы, а скорее общества, унижающего человечество. Пожалуй, неудивительно, что критики и нагнетатели страха называли Гюго «кандидатом каторжников Франции». 47

История Вальжана, вдохновленная несколькими реальными событиями, продолжает находить отклик и сегодня. Нельзя не думать о миллионах людей, находящихся сегодня в заключении в Соединенных Штатах, когда после вынесения приговора Вальжану Гюго пишет: «Какой скорбный момент тот, когда общество замыкается в себе и безвозвратно покидает мыслящее существо навсегда». 48 Жан Вальжан не так уж далек от жертв того, что Мишель Александер называет новым Джимом Кроу. После девятнадцати лет в тюрьме он выходит только для того, чтобы обнаружить, что условно-досрочное освобождение — это вообще не жизнь. Подвергаясь юридической дискриминации, куда бы он ни пошел, он рвет документы об условно-досрочном освобождении и принимает вымышленное имя, чтобы попытаться начать новую жизнь. Нарушив условно-досрочное освобождение, он снова становится беглецом, преследуемым непримиримым Жавером. Как роман о дегуманизации, выдаваемой за «справедливость», « Отверженные » занимает важное место в истории протестной литературы.

Гаврош, пожалуй, самый запоминающийся персонаж романа. Младший брат Эпонины, сын Тенардье, он, по сути, отвержен своей семьей и предоставлен самому себе.Он живет на площади Бастилии в животе гипсового слепка гигантского слона — памятника, задуманного, но так и не построенного Наполеоном I. Таким образом, он буквально живет во чреве разлагающегося зверя империи. Он делает улицы своей школой юмора, неповиновения, стойкости, мужества и щедрости. Сам ребенок, он берет на попечение двух младших детей, и он не знает, что они его младшие братья. Когда вспыхивает революция, он берется за дело. Как бы он ни старался, Мариус не может заставить его покинуть баррикады.Его смерть — одна из самых трогательных сцен романа и мюзикла. Не поддаваясь огромной силе всего государственного аппарата, он взбирается на баррикаду и на глазах у войск приступает к сбору неиспользованных боеприпасов у убитых солдат. Когда войска начинают стрелять в него, он демонстративно продолжает, все время напевая. Смерть Гавроша — это жгучее обвинение в жестокости и бесчеловечности государства. В то же время это невероятная дань мужеству рабочего класса и напоминание о том, что дети являются не только пассивными жертвами жестокой истории, но и порой ее героями.

Эпонина, сестра Гавроша, тоже дитя улиц, хотя она старше и начинает жизнь с гораздо большими преимуществами в качестве любимой дочери Тенардье до того, как ее семья погрузилась в крайнюю нищету. Когда мы снова встречаемся с ней в Париже, она во многом становится лицом бедности. Все ее существо истощено, впало и чахло от условий жизни. Как и Гаврош, она упорно держится за свой дух и мужество перед лицом невзгод. Она во многом является сердцем бессердечного общества и еще одним примером сильного женского персонажа, бросающего вызов общепринятым стереотипам.Когда она влюбляется в Мариуса, она все чаще сталкивается с невозможностью счастливого конца своей истории. Она тоже отказывается держаться подальше от баррикад и переодевается мальчиком, чтобы участвовать в восстании. Она спасает жизнь Мариусу, блокируя предназначенную для него пулю и в результате умирая.

Через этих персонажей Гюго продемонстрировал достоинство и героизм, вытекающие из самых ужасных страданий и несчастий. Но злодеи романа тоже могут многому научить. Прежде всего, это Жавер, высшая фигура закона и порядка: человек, который ненавидит все, что бросает вызов авторитету или закону, и считает, что люди ни при каких обстоятельствах не могут измениться.Хотя он почти карикатура, Хьюго отказался свести его к чистому и неподдельному злу. Он тоже жертва общества. Родившийся в тюрьме в семье гадалки и каторжника, страдания его ранних лет во многом связаны с его более поздней непримиримостью. Все адаптации романа, утверждает Робб, направлены на то, чтобы злодей в истории был не Жавером, а системой, которой он служит. 49 Действительно, в ту минуту, когда он рассматривает возможность того, что люди могут измениться, весь его мировой порядок рушится, и он убивает себя.По иронии судьбы парижское полицейское управление предполагает, что он сошел с ума.

Хьюго приберегает свои самые язвительные насмешки над правителями старого порядка. Г-н Жильнорман, дед Мариуса, который выгнал его за то, что он бонапартист, изображается как жалкий старый роялист, у которого мало искупительных ценностей.

Но самый большой гнев Гюго питает Тенардье, последние представители мелкой буржуазии. Поскольку это класс, который, скорее всего, поддержит Наполеона III, возможно, неудивительно, что Гюго изображает их настоящими монстрами, которые обращаются со своими детьми как с отбросами, грабят мертвых и имеют ключ к канализации.Вполне уместно, что в конце романа их отправляют в Америку, где, по замечанию Хьюго, они становятся работорговцами.

Хотя главные персонажи Отверженные во многом являются стандартными персонажами, в них также есть динамизм, который ускользает от простой интерпретации. Это, безусловно, относится к Мариусу, персонажу, основанному на самом Хьюго. В то время как в фильме 2012 года он с самого начала изображается как один из революционеров, в романе он начинает жизнь как роялист, как и его дед.Узнав, что его отец погиб при Ватерлоо, он становится бонапартистом. Вынужденный в результате покинуть свой дом, он впервые переживает бедность. Он случайно знакомится со студентами АВС (аббревиатура, которая по-французски означает «униженный» или «угнетенный») — революционной группы, возглавившей восстание 1832 года. Он почти случайно оказывается на баррикадах, потому что думает, что Козетта уезжает в Англию. Но оказавшись там, его героизм помогает хотя бы временно спасти положение. Большинство персонажей Гюго, подобно Мариусу, — случайные герои, захваченные волной революции.Но в конечном итоге важно то, что они сражаются и рискуют своей жизнью ради свободы. Революция для Гюго одновременно и политическая, и чрезвычайно личная.

Анжольрас является ключевым исключением. Лидер революции Анжольрас не был частью первоначальной идеи романа Гюго, но является продуктом 1848 года. Он является воплощением духа революции. Он живет и дышит политикой и объявляет свою единственную семью своей страной и свободой. Именно по этой причине Луиза Мишель, лидер Парижской коммуны, взяла его имя как свое.

Влияние 1848 года велико, поскольку роман в конечном счете учит нас тому, что революция — это действие, посредством которого люди пытаются создать новый мир. Как утверждал Гюго, «если вы хотите понять, что такое революция, назовите ее прогрессом; и если вы хотите понять, что такое Прогресс, назовите его Завтра». 50

К концу романа остаются только Мариус и Козетта, чтобы обеспечить существование будущей буржуазии. Мариус, избавившись от своих революционных порывов, вернулся домой к своему деду, который теперь стал более мягким и нежным роялистом и буржуа. Сам Вальжан тоже во многих отношениях последний буржуа. Он заработал свое состояние после побега досрочно, используя технологию, которую он изучил в тюрьме, для изготовления ювелирных изделий и изделий из стекла, используя немецкое черное стекло, которое дешевле, и изобретая гораздо более рентабельную застежку. Действительно, на смертном одре он настаивает на этом, подчеркивая, что это состояние было получено по праву на основе его собственного предпринимательства, и, таким образом, наследство Козетты является законным по законам французской буржуазии.

Тем не менее бедность, неравенство и система уголовной несправедливости постоянно вмешиваются в повествование, чтобы помешать его реализации в качестве буржуазного героя.

Для ясности: Гюго не антикапиталист и не революционный герой. Скорее, у него было видение гуманного, благотворного и, следовательно, иллюзорного капитализма. Он был буржуазным революционером и реформистом в душе, но он был реформистом в эпоху, когда революции часто были необходимы для победы реформ. Тем не менее, Les Misérables оставляет после себя мощное наследие бедняков и угнетенных, восставших на борьбу за то, что им по праву принадлежит.Вот почему два миллиона человек пришли на похороны Хьюго, чтобы отпраздновать его жизнь и творчество, и почему новейший фильм, основанный на мюзикле, собрал 18,2 миллиона долларов только за Рождество, став самым кассовым мюзиклом в истории американского кино.

«Отверженные» во всех своих воплощениях — это дань уважения героям рабочего класса, стертым историей, подобно Вальжану, который в конце романа похоронен в безымянной могиле с рукописной запиской на груди. надгробие позже стерто временем.Гюго прославлял, романтизировал и делал героями проституток, каторжников, бездомных детей и всех людей, которые перед лицом катастроф, жестокости и нищеты современной истории предпочитали сопротивляться или, по крайней мере, вызывающе кричали: « Мерде». !» даже когда уже нечего было спасать.

В письме итальянскому министру Хьюго выразил универсальность тем и идей, выраженных в «Отверженных» :

Вы правы, сэр, когда говорите, что книга «Отверженные » написана для всех людей. .Я не знаю, будут ли это читать все, но я написал это для всех. Это относится как к Англии, так и к Испании, и к Германии, и к Ирландии, и к республикам, в которых есть рабы, и к империям, в которых есть крепостные. Социальные проблемы не знают границ. Раны человеческого рода, эти великие раны, покрывающие земной шар, не останавливаются на красных или синих линиях, нанесенных на карту. Везде, где человек невежественен и отчаялся, где женщина продается за хлеб, где ребенок страдает от отсутствия книги, которая могла бы научить его, и очага, у которого его можно было бы согреть, книга «Отверженные» стучится в дверь и говорит: «Открой». ко мне, я пришел за тобой. 51

Сегодня, как и 150 лет назад, такие работы по-прежнему необходимы. За баррикадами Хьюго указывает путь в другой мир, в котором, как можно надеяться, «Отверженные» продолжат свое существование, но исключительно как напоминание об ужасных временах, когда женщины были вынуждены продавать свое тело, чтобы прокормить своих детей, людей сажали в тюрьмы за то, что они пытались прокормить свои семьи, а все лучшее, что есть в человечестве, было раздавлено неумолимой погоней за прибылью. За баррикадами можно только представить себе новое искусство, новую литературу и новую жизнь, которые мог бы создать такой мир.


  1. Грэм Робб, Виктор Гюго: Биография (Нью-Йорк: WW Norton & Co., 1997), 528.
  2. Там же.
  3. Там же, 529.
  4. Там же.
  5. Там же, 538.
  6. Поль Лафарг, «Легенда о Викторе Гюго», по состоянию на 13 января 2013 г., www.marxists.org/francais/lafargue/works….
  7. Ламартин цитируется в Mario Vargas Llosa, Искушение невозможного: Виктор Гюго и Отверженные , пер. Джон Кинг (Принстон: издательство Принстонского университета, 2004 г.), стр. 166.
  8. Цитируется по Louis P. Masur, «In Camp, Reading ‘Les Miserables’»,  The New York Times , 9 февраля 2013 г., по состоянию на 15 апреля 2013 г., http://opinionator.blogs.nytimes.com /201…
  9. Там же
  10. Дэвид Денби, «Все еще есть надежда для людей, которые любят «Отверженных»» The New Yorker , 3 января 2013 г. , по состоянию на 16 апреля 2013 г., http://www. .newyorker.com/online/blogs/cu…
  11. Там же
  12. Робб, Виктор Гюго , 527.
  13. Лев Троцкий, Литература и революция , изд.Уильям Кич (Чикаго: Haymarket Books, 2005), 150.
  14. Робб, Виктор Гюго , 4–10.
  15. Там же, 40
  16. Там же, 114.
  17. Там же, 136
  18. Там же, 156 Gallimard, 2002), 76.
  19. Робб, Виктор Гюго , 265.
  20. Там же, 265–67.
  21. Там же, 269.
  22. Там же, 270.
  23. Хьюго цитируется там же, 276.
  24. Там же, 284.
  25. Хьюго, цитируется там же, 290.
  26. Там же, 302–06.
  27. Там же, 306–21.
  28. Там же, 321–22.
  29. Там же, 373.
  30. Там же, 458.
  31. Там же, 466–67.
  32. Там же, 466–71.
  33. Там же, 377.
  34. Там же, 378.
  35. Там же, 403.
  36. Луи П. Мазур, «In Camp, Reading ‘Les Miserables’», The New York Times , 9 февраля 2013 г. , по состоянию на 15 апреля 2013 г. http://opinionator.blogs.nytimes.com/201…
  37. Там же.
  38. Там же., 384.
  39. Там же, 32.
  40. Там же, 382.
  41. Там же., 383.
  42. Там же
  43. , 380. Les Miseables , Часть II: Cosette (Париж : Jules Rouff et Compagnie, 1862), 52.
  44. Hugo, цитируется у Robb, 251.
  45. Ibid., 254.
  46. Ibid., 380.
  47. Hugo, Les Misérables (Part One: Fantis) Jules Rouff et Compagnie, 1862), 118.
  48. Робб, 381.
  49. Хьюго, Отверженные , Часть II: Козетта, 63.
  50. Гюго, «Lettre a M. Daelli», приложение к Les Misérables , Volume III (Paris: Jules Rouff et Compagnie, 1862), 353.

Виктор Гюго: опасный мастер

Портретная фотография Виктора Гюго . Фото: Эдмонд Бэкот

Хьюго был дальновидным художником не только в словах, но и в перо, заливке и смешанной технике.

Виктор Гюго не родился «аристократом и роялистом», потому что он был сыном человека, добившегося всего своими руками, который поднялся из скромного происхождения до одного из генералов Наполеона. Генерал Гюго усердно преследовал контрреволюционеров в Вандее и жестоко подавлял партизан во время французского вторжения в Испанию. Мать Гюго, которая, по словам поэта, была аристократкой, убежденной католичкой и монархисткой, активно участвовала в антиреволюционном восстании в Вандее, на самом деле была вольтеровской скептикой (чья семья была связана с печально известным Каррье, печально известным виновником революционных злодеяний). Она не крестила Виктора, и сам он так и не исправил упущение.Из двух талантливых братьев Гюго один быстро исчез со сцены, а другой безвестно умер в сумасшедшем доме. Что касается родителей Гюго, то они поссорились и разошлись. У его отца была давняя любовница (на которой он позже женится). Его мать была глубоко вовлечена в заговор генерала Мале против Наполеона через своего любовника генерала Лахори, который был казнен за участие в заговоре.

Из этой экстраординарной семейной саги о личном и политическом конфликте Хьюго должен был вылепить свои собственные личные мифы, в которых он был единственным воплощением всех противоречивых элементов эпохи. Отсюда его культивирование антитезы во время и вне сезона. Глубоко привязанный к своей матери, он примирился с генералом Гюго (и все более восприимчивым к наполеоновской легенде) после ее смерти.

Гюго, прилежный и «чистый», который, наконец, женился на своей возлюбленной детства, перенес тяжелый удар, когда узнал, что его лучший друг, поэт и критик Сент-Бёв, стал любовником его жены. После этого картина кардинально изменилась. Пойман на месте преступления с мадам.Леони Биар, Гюго избежал наказания, а мадам. Биар попал в тюрьму за супружескую измену. Его роман с прекрасной, многострадальной актрисой Жюльеттой Друэ, положительно боготворившей его, длился много лет, вплоть до ее смерти незадолго до его собственной. Он держал ее в основном как своего рода подпольную любовницу и обманывал ее с бесчисленными актрисами, куртизанками, служанками и вообще почти со всеми женщинами, которые попадались ему в поле зрения. Каждый признак его сексуальной доблести как сатира был тщательно записан в его замечательных дневниках, вплоть до его последней болезни в возрасте восьмидесяти лет.

Проекция Гюго себя как голоса и, прежде всего, совести своей эпохи требовала временами определенной ловкости рук. К этому можно добавить неприкрытое забвение фактов, заметание неудобных дел под ковер и жонглирование датами тут и там. «Моя жизнь принадлежит вам, ваша жизнь принадлежит мне, — писал Олимпио в предисловии к своему сборнику стихов Les Contemplations , — когда я говорю вам о себе, я говорю вам о вас». Многие — не только во Франции и несмотря на смену литературных и художественных нравов и вкусов — ощутили тогда гипнотическую силу этого «звонкого эха».Многие продолжают испытывать это, то ли с неохотой, то ли с благодарностью, а также с чем-то приближающимся к благоговению.

Как и многие представители его поколения, Хьюго был одержим историей и верил в мистическую силу творческой литературы для ее интерпретации. По мнению Гюго, «мы еще глубже проникаем в душу народов и во внутреннюю историю человеческих обществ посредством литературной, а не политической жизни». Говоря об «историческом аспекте и легендарном аспекте» своего творчества, Гюго также провозгласил в предисловии к своей серии стихов La Légende des siècles , что легендарный элемент «не менее верен», чем исторический элемент.Такое отношение требует сильного понимания мифических и мистических сил, действующих в человеческой судьбе, великой темы Гюголя. Отсюда его бесконечная борьба с оставшимися без ответа и неразрешимыми вопросами.

Всегда полный любопытства, он был великим свидетелем и вуайеристом, а также великим провидцем, спешащим посмотреть, что происходит на улицах. Глубоко огорченный бедностью и лишениями, которые он видел вокруг себя, он ответил великодушным состраданием к страдающим неудачникам, ненавистью к несправедливости и угнетению.Его критиковали за малое внимание к экономическим факторам, которые Карл Маркс (примерно на шестнадцать лет моложе его) объявил бы «научным» объяснением развития социальных структур. Вместо этого у Гюго есть постоянный спор с совестью, что-то страстно человеческое и человечное, более стихийное и более понятное как образованным, так и необразованным. Акцент на мифе и тайне передается через резонирующие образы с гипнотической вагнеровской силой. Когда эти поэтические образы овладевают воображением, их трудно вытеснить.Кто может когда-либо забыть такие видения, как ужасное черное солнце или глаз, который неумолимо следует за братоубийцей Каином, куда бы он ни пошел? Если было бы опрометчиво игнорировать силу мифа в системе Маркса, то с мифологической позицией Гюго, как и с Вагнером, затрагивается скорее солнечное сплетение, чем интеллект.

Неделя культуры.

Рекомендации от редакции
Новый критерий , доставленные прямо на ваш почтовый ящик.

Чувство тотальности Гюго, возникшее из его собственного литературного и политического разнообразия, безусловно, могло оказаться удобным.Будучи амбициозным молодым поэтом в эпоху Реставрации Бурбонов, он неизбежно писал стихи, которые были католическими, монархическими, антибонапартистскими. В те дни он назвал Французскую революцию 1789 года «сатурналиями атеизма и анархии». Бонапарта тогда квалифицировали как бича, деспота и ложного бога. Как маркер литературной революции, его экстравагантная стихотворная драма Hernani стала ассоциироваться (с некоторой помощью со стороны Гюго) с июльской революцией 1830 года, которая произошла через несколько месяцев после знаменитой бурной премьеры пьесы.Тем не менее литературный революционер-романтик пользовался доверием короля Луи-Филиппа и был возведен в звание пэра. Это не помешало Гюго все больше становиться бонапартистом, воспевая величие Наполеона и призывая вернуть прах императора, к большому неудовольствию своего товарища поэта Альфонса де Ламартина, будущего правящего духа временного правительства, возникшего в результате февральской революции. 1848.

Отклонив предложение Ламартина о назначении министерства образования, Гюго присоединился к республиканцам в 1849 году в качестве депутата .Позже он пойдет еще дальше влево и будет беззастенчиво заявлять, что он социалист с 1828 года — «я старый социалист». Это произошло после государственного переворота Луи-Наполеона Бонапарта 2 декабря 1851 года. Гюго, огорченный потерями, как всегда сочувствовавший побежденным и чувствовавший, что новый диктатор лично его обманул, стал могущественным голосом изгнания. и протестовать. Он предал анафеме Джерси, а затем и Гернси племяннику великого императора, «Наполеону Младшему», чье появление он так много сделал для продвижения.После девятнадцати лет громкого изгнания он вернулся во Францию ​​с установлением Третьей республики, служа сенатором и занозой в боку своих собратьев-республиканцев. Среди скорбящих толп его тело несли на катафалке для нищих (согласно его желанию — последний театральный штрих) от Триумфальной арки к месту захоронения в Пантеоне. Писатель-националист Морис Баррес использовал похороны Гюго для развязки своего когда-то влиятельного романа Les Déracinés (1897), изображающего поэта-пророка героем французской нации и источником ее духовного возрождения.

Однако Грэм Робб, похоже, не питает симпатии к французской романтической поэзии, ее «современности», ее театральности, ее более диким и экстравагантным эмоциональным элементам. («Романтический» — одно из тех универсальных слов, которые в настоящее время не пользуются популярностью у критиков, но его использование, безусловно, может быть оправдано тем фактом, что писатели девятнадцатого века использовали его сами). Здесь должны были быть найдены те самые качества, которые поразили не только молодых современников Гюго, но и более поздних писателей, таких как Андре Жид, как чрезвычайно смелые и новаторские.Например, Жид, который, как известно, назвал Гюго величайшим поэтом Франции, «увы», читал перед сном « Les Orientales » (стихи, которые он уже знал наизусть). Жиду было тогда, в 1929 году, почти шестьдесят лет. Определенное отсутствие симпатии к французскому романтизму в его крайних проявлениях со стороны биографа иногда вызывает небрежность тона. Например, он довольно язвительно отзывается о вызывающих восхищение музыкальных эффектах в поэме «Джинны» в Les Orientales . И актриса мадемуазель.Марс, уже не молодой, который возражал против некоторых из ее более причудливых строк как героини Hernani , недобро называют «старым боевым конем классической драмы».

Дело в том, что в Париже в 1820-х, 1830-х и 1840-х годах мессии всех мастей были обычным явлением, и все они стремились к религии будущего. Здесь были последователи «Гракха» Бабёф и Филиппо Буонарроти, Анри де Сен-Симон, Шарль Фурье и Пьер-Жозеф Прудон и другие. Как выразился сатирик Анри Монье в 1842 году: «Никогда и никогда человечество не имело столько спасителей, как сейчас.Куда бы вы ни шли, вы наступаете на мессию. У каждого в кармане своя религия, а что касается формул совершенного счастья, то вы сталкиваетесь только с затруднением выбора». Он говорил не столько о поэтах-священниках, как Гюго, сколько о социалистах-утопистах, коммунистах, мистических политических провидцах и разного рода пророках, мечтающих о постхристианской религии, новом человеке и новом искупленном мире. В двадцать пять лет Карл Маркс, живший в Париже в 1843–1844 годах, не избежал этой пьянящей атмосферы, в которой он сформулировал центральную роль классовой борьбы.(Утверждается, что он впервые упомянул классовую борьбу в конце 1843 года. ) Позже он даже сказал, что обнаружил ее, читая «буржуазных» историков Французской революции, таких как Франсуа Минье, Адольф Тьер и Огюстен Тьерри. Не приводя никаких документальных свидетельств, Маркс заявил бы, что он «доказал», что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, что есть лишь переход к бесклассовому обществу. В то время классовая борьба — которая и по сей день остается лозунгом левых во Франции (и других странах) — была лишь еще одной философской теорией среди многих.

Ближе к концу жизни Гюго взволнованно заметил русской поэтессе: «Я увижу Бога. Увидь Бога! Поговори с Ним! … Что мне сказать Ему?»

Тем не менее, именно к концу революции 1848 года Гюго пережил тяжелый кризис совести. Это было во время подавления отчаянного народного восстания июньских дней. Он был возвращен в Учредительное собрание на выборах в июне 1848 г. и назначен одним из шестидесяти специальных уполномоченных, задачей которых было наведение порядка во время восстания. Безрассудно бросая вызов опасности под огнем, он призвал бойцов Национальной гвардии завладеть частью баррикад. Было много пострадавших. Более того, благодаря ему производились аресты, приводившие к заключению или ссылке в колонии, судьба, известная как «сухая гильотина», поскольку слишком часто заканчивалась смертью. Его участие в этом деле продолжало преследовать его и располагало постепенно изменить его отношение к теме революции.

Мысль о том, что в революции может быть что-то романтическое и волнующее, обычно не принимается во внимание.В 1832 году, во время неудавшегося восстания в монастыре Сен-Мерри, Гюго квалифицировал его как «глупость, залитую кровью». Теперь в «» «Отверженных» (1862), этом могучем произведении, с отступлениями и прочим, он твердо поставил на литературной карте героический миф о неудавшейся революции, изобразив то самое восстание. Здесь размахивающий пистолетом юноша с картины Делакруа «Свобода, ведущая народ » превращается в Гавроша, удивительно храброго мальчишку парижских улиц и баррикад, чья героическая смерть заставила пролиться немало слез. Спустя годы Симона де Бовуар все еще проецировала героический романтический революционный провал 1832 года в одном из эпизодов своего гнетущего экзистенциалистского романа « Tous les Hommes sont mortels » (1946). К чему романтика неудачной революции? Дело в том, что, по всей вероятности, успешная революция рано или поздно закончится для идеалиста-утописта разочарованием, тогда как неудавшаяся революция, при благородном высочайшем самопожертвовании ее участников, сохраняет возвышенную надежду на воплощение идеала в будущем. .

В своих Antimémoires Андре Мальро, обязанный своей ослепительной, но часто неясной романтической революционной риторикой Виктору Гюго, заявил, что видел копии Les Misérables вместе с анархистскими работами Бакунина на Рамблас в Барселоне. во время гражданской войны в Испании. Для бывшего байронического символа левых и (к тому времени) голлиста и националиста Мальро «урок Французской революции, возвеличивание борьбы за справедливость, провозглашенное от Сен-Жюста до Жореса через Виктора Гюго, сохраняет престиж. по крайней мере на уровне марксизма.Согласно Мальро, писавшему в 1967 году, французская революционная традиция, включавшая Гюго, сосуществовала с русской революционной техникой в ​​Латинской Америке и Африке. Сопоставление Мальро революционного влияния Гюго с влиянием Маркса, как ни странно надуманное, может показаться на первый взгляд, чрезвычайно наводит на размышления. Мальро говорил не об анализе, а о революционном рвении и «экзальтации», которые можно найти у Гюго, своего рода эмоциональном восторге в контексте величия и возвышенности, которые в его глазах охватили Сен-Жюста, безжалостного молодого «Ангела Ужаса».Мелвин Ласки, редактор ныне, к сожалению, несуществующего литературного и политического журнала Encounter , однажды сказал мне, что он видел Les Misérables на книжных полках диссидентских эфиопских полковников, которые в конечном итоге создали режим Менгисту, марксистско-ленинского диктатора. Можно предположить, что «Отверженных» до конца дочитали и были глубоко тронуты ею больше людей, чем «Капитал» .

Представление о том, что нечто хорошее, прогрессивное и возвышенное может возникнуть из хаоса, варварства и зла, занимает центральное место в мышлении Гюго.«Именно через зло мы должны выйти из зла», — написал он однажды в стихотворении. Отсюда всего один шаг до идеи, что ужас «необходим» для того, чтобы произвести возвышенное. Гюго сделал этот шаг очень рано, в 1828 году, в году года: «Хаос необходим тому, кто желает создать мир». Несколько лет спустя, в 1832 году, в Les Chants du crépuscule , он вопрошал Господа, не нужны ли молния и гром, чтобы произвести «жемчужину, образованную морями.В Quatrevingt-treize Cimourdain спрашивает Говэна, которого он собирается казнить на гильотине: «Значит, вы освобождаете настоящий момент?» Говэн отвечает: «Да». «Почему?» — спрашивает Симурден. «Потому что это буря, — говорит Говэн. «Буря всегда знает, что делает. В отличие от одного взорванного дуба очищаются бесчисленные леса. Цивилизация была в тисках чумы, эта буря приходит на помощь… . Столкнувшись с ужасной инфекцией, я понимаю ярость взрыва». Любопытный образ, а еще более любопытная логика, это олицетворение мудрой и знающей бури.Многие приняли его, а вместе с ним — после Говэна — и свое собственное уничтожение ради утопической религии будущего.

Чтобы не подумали, что идея необходимой бури революции погибла вместе с советским режимом, вот китайский диссидент Гарри Ву, которого на протяжении всего его долгого заключения в Лаогай поддерживала мощная гуманная работа Гюго «Отверженные ». Его наказали за то, что он спрятал свой экземпляр этого «буржуазного» романа, сломали ему руку и видели, как книга публично сожжена.«Как указывал Хьюго, — вспоминал позже Гарри Ву в 1996 году, — буря революции может быть необходима и даже неизбежна для того, чтобы действительно реформировать общество. Грязь вряд ли могла бы быть тщательно очищена без такой бури. Через Les Misérables послание заботы о человечестве могло прочно сосуществовать в мужественном идеалисте с видением необходимой революционной бури.


Рене Вайнгартен регулярно пишет о французской культуре для Новый критерий и является автором Проклятая политика: некоторые французские писательницы и политическая жизнь (Иван.Р. Ди).

Первоначально эта статья была опубликована в The New Criterion, том 16, номер 10, на странице 29
Copyright © 2022 The New Criterion | www.newcriterion.com
https://newcriterion.com/issues/1998/6/victor-hugo-the-dangerous-master

Влиятельная жизнь политических страстей

Все это руины, где ярость не знала границ :
Хио сровняли с землей и ненавидят псы,
Ибо дрогнуло ее копье;
Сернистые испарения отравляют место

Где ее истинные красавицы истинной расы Красавицы
Недавно были тесно связаны в танце.~ Греческий мальчик, 1828

Когда речь заходит о французской литературе, первое имя часто приходит на ум: Виктор Гюго. Хотя он известен во всем мире благодаря своим знаменитым романам «Отверженные» и «Нотр-Дам де Пари» (более известным многим благодаря английскому переводу и популяризированному Диснеем названию «Горбун из Нотр-Дама »), он широко известен в своей родной стране в качестве ведущего поэта романтического движения.

Виктор Гюго родился 26 февраля 1802 года в семье Жозефа Гюго и Софи Требюше.Он вырос в период политических волнений, когда правление Наполеона I разделило страну между свободомыслящими республиканцами и католиками-роялистами. Отец Гюго служил офицером в армии Наполеона. Эта позиция не только выставила Гюго на политическую арену в раннем возрасте, но также привела к многочисленным переездам по Европе. Хотя отец Гюго был верен Наполеону I, его мать встала на сторону католиков-роялистов. Это напряжение в конечном итоге привело к расставанию. В конце концов, Хьюго и его братья и сестры поселились в Париже под единоличной заботой своей матери.

Хьюго был очень близок со своей матерью, и его ранние работы отражают ее веру и политические взгляды. Только во время Французской революции 1848 года работа Гюго стала поддерживать взгляды Наполеона I и свободомыслящих республиканцев.

Наряду с отказом от учения матери, Хьюго также влюбился в женщину, которую она не одобряла: подругу детства Адель Фуше. Несмотря на эти различия, Хьюго по-прежнему глубоко заботился о своей матери. Чтобы сохранить их отношения, он не женился на Фуше, пока его мать не скончалась.У Хьюго и его жены было пятеро детей. Его первенец умер в младенчестве, а его старшая дочь погибла в результате несчастного случая на лодке вскоре после того, как вышла замуж. Хьюго никогда не переставал горевать о своей дочери, и многие из его стихов написаны для нее или о ней.

После французского переворота 1851 года Гюго покинул Францию, чтобы защитить себя, поскольку политические силы изменились, и Наполеон III взял власть в свои руки. Живя за границей, Гюго создавал памфлеты, выступавшие против нового правителя Франции. Он не возвращался на родину до тех пор, пока Наполеон III не пал от власти в 1870 году.

В то время как поэзия Гюго соответствовала романтическому движению его времени, его художественная литература часто исследовала и критиковала политический и социальный климат во Франции. Он стремился разоблачить политическую несправедливость и побудить своих читателей столкнуться с бедностью и неравенством, которые были прямо у них под носом.

Его самый влиятельный роман, «Отверженные» , добился этого среди потребителей, но критики и другие французские авторы были менее благосклонны к книге. Они жаловались, что это вульгарно, искусственно и не соответствует действительности.Тем не менее, послание письма побудило достаточно людей бороться за дела, которые поддерживал Гюго, и впоследствии в повестку дня следующего Национального собрания Франции были добавлены несколько социальных вопросов.

Когда Гюго скончался в 1885 году, его тело было положено в гроб для нищих, как он и просил. Тем не менее почти два миллиона человек последовали за его похоронной процессией, и он был похоронен как национальный герой в Пантеоне.

 

Хотите узнать больше о Викторе Гюго и Диснее? Читать дальше!

Уолт Дисней и его преемники имеют давнюю традицию пересказывания известных историй.Их история изменения оригинальной работы обычно рационализируется как создание контента, более подходящего для детей, но в некоторых случаях изменения выходят за рамки небольших правок. Как и в случае с большинством книг, превращенных в фильмы, чтобы сократить длинную работу всего до 90 минут, необходимо вырезать некоторые более ненужные сюжетные моменты. Однако, переделывая Горбун из Нотр-Дама , Дисней сделал больше, чем просто упростил и упростил. Некоторые элементы были удалены по необходимости, например, большая часть насилия и множество попыток соблазнения Эсмеральды, чтобы сделать его подходящим для детей, но некоторые изменения радикально изменили характеры и элементы сюжета, присутствующие в оригинальном романе Виктора Гюго.

Характеристика

У Квазимодо можно найти одно резкое изменение в характеристике. В оригинальном романе Квазимодо не милый, одинокий персонаж из диснеевской адаптации, а глухой из-за звонка в колокольчики и, по понятным причинам, злой. Он не является главным героем, сомнительная честь, которая выпадает Эсмеральде, но все же играет большую роль в действии романа, работая как на антагонистов, так и на главных героев. В начале романа он ослеплен своей преданностью Клоду Фролло, которому Квазимодо чувствует себя обязанным за его воспитание.Оставшуюся часть романа Квазимодо решает, кто заслуживает его лояльности.

Еще один персонаж Диснея – радикально измененный – капитан Феб де Шатопер. Антагонист и мерзавец в оригинальной работе, он превращается из манипулятора-бабника в главного героя, работающего с Эсмеральдой и Квазимодо, чтобы сразиться с Фролло. В романе Феб — благородный капитан лучников, который спасает Эсмеральду от похищения, в результате чего она влюбляется в него. Он использует ее привязанность, чтобы убедить ее переспать с ним, но ему мешает Фролло, нанесший ему удар ножом в приступе ревности. Когда Эсмеральду обвиняют в покушении на убийство, Феб не защищает ее и позволяет осудить.

В диснеевской версии менее желательные черты характера Феба опущены, и он объединен с другим персонажем Пьером Гренгуаром, что позволяет зрителям появиться более симпатичному персонажу.

Клод Фролло, главный антагонист как в оригинальном произведении, так и в пересказе Диснея, также претерпел изменения, чтобы больше соответствовать детскому фильму.Одним из главных изменений является его профессия. В оригинальном произведении он архидиакон Иосаса, а в версии Диснея — министр юстиции Парижа. Несмотря на то, что Фролло был изменен, чтобы соответствовать детскому фильму, Фролло, представленный в диснеевской версии, гораздо более мрачный персонаж, чем в оригинале. Дисней представляет его как человека без каких-либо хороших или искупительных качеств, в то время как в работах Хьюго читатели видят его способность к состраданию и мотивацию его действий. Упрощая характер антагониста, Дисней убрал глубину характера Фролло и его человечность. Подробнее >>

Хотите узнать больше о Викторе Гюго и его важной работе? См. ниже:

 

 

№ 2293: Виктор Гюго и архитектура

Сегодня наш гость, историк Роб Зарецкий, уравновешивает здание с книга. Университет Хьюстона представляет этот сериал про машины которые делают нашу цивилизацию run, и люди, чья изобретательность создала их.

В начале романа Виктора Гюго о средневековом Париже Нотр-Дам де Пари, антагонист, Клод Фролло, произносит ужасная линия. Он переводит взгляды двух посетителей с книги на своего стола к массивному силуэту собора Нотр-Дам за его спиной. Затем Фролло объявляет: «Это убьет то».

«Это» собор, «это» машина, изготовившая книгу на его столе: печатный станок.«Маленькие дела побеждают большие», Фролло сокрушается: «Книга убьет здание».

Для Фролло, вернее, для Гюго, история архитектуры есть история письма. До появления печатного станка человечество общалось посредством архитектура. От Стоунхенджа до Парфенона были начертаны алфавиты. в «каменных книгах». Ряды камней были приговорами, настаивает Хьюго, в то время как Греческие колонны были «иероглифами», наполненными смыслом.

Язык архитектуры достигает кульминации в готическом соборе.На века, Гюго, жрецы контролировали общество и, таким образом, архитектуру: приземистые линии романских соборов отражают этот гнетущий догматизм. Но к Средневековью готический собор освобождает человеческий дух. Поэты в образе зодчих давали полет своим мыслям и устремления, в контрфорсы и возвышающиеся шпили.

В этой (по общему признанию) залитой истории Запада собор, этот Голиаф, неизбежно падает на Давида подвижного типа, книги.К 1832-му году опубликовал свой роман, Гюго считал, что архитектура зашла в тупик: архитекторы не могли сказать ничего нового. Это художественное банкротство обнаружилось в обилие движений, которые играли с более ранними стилями: неоклассицизм, неовизантийский, нео-это, нео-то. Архитектура умерла, но архитекторы еще не слышал новости.

Кроме одного: Анри Лабруста. Лабруст был еще молодым человеком, строящим репутацию, когда он читал Гюго.Это было прозрение, воплощенное в образе Лабруста. первое большое поручение: св. Библиотека Женевьев в Париже. Линии библиотеки острые и лишенные орнамента: они отказываются от малейшего намека на прошлое стили. Это машина для чтения, в которой только функция определяет ее форма. Лабруст подчеркивает суть, выгравировав имена десятков великие мыслители на наружных стенах. Орнамент? Вряд ли: вместо этого огромный картотека: с другой стороны книги тех же авторов должны были быть отложены.

Какая ирония, что эти писатели, ответственные за рытье могилы архитектуры, удостоился бы такой чести архитектора. И, пожалуй, еще более иронично, что библиотека находится в тени Пантеона, Зала Французской Республики Слава. Гюго ненавидел эту неоклассическую стопку: «большой бисквит», как он называл его. Это. И все же в 1885 году великий человек был похоронен здесь. Возможно, мы должны просто позвонить это машина для поминок.

Я Роб Зарецкий из Хьюстонского университета, где нас интересует, как изобретательные умы Работа.

(Музыкальная тема)

Роберт Зарецкий — профессор истории Франции Хьюстонского университета. Колледж с отличием и факультет современных и классических языков. (Он является автором книги Nmes at War: Religion, Politics and Public Opinion in Департамент Гарда , 1938-1944 гг. (Пенн Стейт 1995), Петух и Бычьи истории: Фолько де Барончелли и изобретение Камарга. (Небраска, 2004 г.), соредактор журнала France at War: Vichy and the Historians. (Берг 2001), переводчик книги Цевтана Тодорова « голос из ГУЛАГа». (Пенн Стейт, 2000) и Хрупкое счастье: эссе о Руссо. (Пенсильвания штат 2001 г.). Вместе с Джоном Скоттом он является соавтором The Rift: Жан-Жак Руссо, Дэвид Юм и спор, потрясший Просвещение. (Нью-Хейвен, издательство Йельского университета, 2007 г.).

Виктор Гюго, Нотр-Дам де Пари, тр. Джон Старрок (Нью-Йорк: Пингвин, 1978).

Нил Левин, Книга и здание: Теория архитектуры и архитектуры Гюго. Библиотека Сент-Женевив Лабруста. Изящные искусства на французском языке XIX века Архитектура, под редакцией Робина Миддлтона (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1982).

По книге Хьюго снято множество фильмов, обычно под названием Горбун из Нотр. Дама. Разговор Фролло появляется на экране в классической версии 1939 года. Горбун из Нотр-Дама . Разговор Фролло появляется на экране в классическая версия 1939 года с Чарльзом Лотоном в роли Квазимодо. Видеть: http://www.imdb.com/title/tt0031455/ Изображения выше предоставлены Википедией.



Архитектурная деталь контрфорсов Национального собора в Вашингтоне, округ Колумбия. это современный здание выполнено в строгом соответствии с готическим стилем. Виктор Гюго видел форму язык в этой филигранной детали. (Фото JHL)

Двигатели нашей изобретательности Copyright © 1988-2006 Джон Х. Линхард.


Виктор Гюго — IMDb

Метрополитен-опера в прямом эфире (сериал) (спектакль — 1 серия, 2022) (по пьесе: «Le Roi s’amuse» по — 1 серия, 2013) (по пьесе: «Эрнани» — 1 серия, 2012)
— Верди: Эрнани (2012) … (по пьесе: «Эрнани» — в титрах не указан) 2019 Риголетто (ТВ) (спектакль «Развлекайся короля»)
2018-2019 Отверженные (мини-сериал) (по роману — 6 серий)
2018 Риассунтини (короткометражный сериал) (по роману — 2020)
2014 Лос-Отверженные (сериал) (роман «Отверженные» — 1 серия)
2012 Отверженные (по мотивам оригинального сценического мюзикла «Отверженные» по одноименному роману)
2007 г. Эрнани (Видео) (после: «Эрнани»)
2003 г. Риголетто (ТВ) (спектакль «Le Roi s’amuse»)
2002 г. Изгнание (документальный телефильм) (после текстов)
2001/II Риголетто (ТВ) (после: спектакль по мотивам «Le roi s’amuse» — в титрах не указан)
2001/я Риголетто (телевизионный фильм) (после: спектакль «Le roi s’amuse» — в титрах не указан)
1998 г. Рука Джо (Видеоигра) (персонажи)
1997 г. Бинаваян (мини-сериал) (по роману)
1996 г. Биография (документальный сериал) (сценарии — 1 серия)
1995 г. Поперечный рычаг (Сериал) (по роману — 1 серия)
1989 г. Риголетто (телевизионный фильм) (после: спектакль «Le roi s’amuse» — в титрах не указан)
1988 г. Джоконда (ТВ) (роман «Анджело, Тиран де Падуэ»)
Метрополитен-опера представляет (сериал) (спектакль — 1 серия, 1987) (по пьесе — 1 серия, 1983) (спектакль «Le roi s’amuse» — 1 серия, 1977)
— Эрнани (1983) . .. (по пьесе) — Риголетто (1977) … (пьеса «Le roi s’amuse» — в титрах не указана) 1986 г. Джоконда (ТВ) (после: «Анджело, тиран де Падуэ»)
1983 г. Горбун (Видеоигра) (роман «Горбун из Нотр-Дама»)
1982 г. Эрнани (ТВ) (спектакль «Эрнани»)
1981/я Риголетто (ТВ) (по пьесе «Король развлекается»)
1979 г. Джоконда (ТВ) (после: «Анджело, тиран де Падуэ» — в титрах не указан)
1977 г. Козете (короткометражный) (роман «Отверженные»)
1973 г. Лос-мизераблс (сериал) (роман «Отверженные» — 3 серии)
Альта комедия (сериал) (1 серия, 1972) (оригинальный рассказ — 1 серия, 1970)
Новелла (сериал) (2 эпизода, 1964 — 1972) (роман — 15 эпизодов, 1971)
1966 г. Человек, который смеется (роман «L’Homme qui rit»: в итальянской версии — в титрах не указан в итальянской версии, в титрах не указан)
1964 г. Отверженные (мини-сериал) (роман «Отверженные» — 10 серий)
— Понине (1964) … (роман «Отверженные») — Гаврош (1964) … (роман «Отверженные») 1958 г. Джоконда (после: «Анджело, тиран де Падуэ» — в титрах не указан)
1957 г. Ла Дерут (Короткометражный документальный фильм) (роман «Отверженные»)
Радость жизни (сериал) (поэма — 1 серия, 1956) (роман: «Собор Парижской Богоматери», отрывок — 1 серия, 1956)
1953 г. Морские дьяволы (роман «Les Travailleurs de la mer» — в титрах не указан)
1938 г. Школа для мальчиков (автор: пьеса «Эрнани», финальная сцена, в титрах не указана)
1937 г. Гаврош (роман «Отверженные»)
1922 г. Эсмеральда (короткометражный) (роман «Собор Парижской Богоматери»)
1919 г. Труженики (роман «Les Travailleurs de la mer»)
1905 г. Эсмеральда (короткометражный) (роман «Собор Парижской Богоматери»)

| Тутт’Арт@ | Питтура • Скульптура • Поэзия • Музыка

Архивфевраль 2022 г. (10)женнай 2022 г. (22)декабрь 2021 г. (25)ноябрь 2021 г. (11)октябрь 2021 г. (13)сентябрь 2021 г. (16)август 2021 г. (32)август 2021 г. (46)июнь 2021 г. (47)маджо 2021 г. (29) апрель 2021 (30)март 2021 (41)февраль 2021 (30)женнай 2021 (36)декабрь 2020 (45)ноябрь 2020 (32)октябрь 2020 (43)сентябрь 2020 (41)август 2020 (68)август 2020 (52) июнь 2020 г. (36)маджо 2020 г. (55)апрель 2020 г. (66)март 2020 г. (83)февраль 2020 г. (57)женнай 2020 г. (74)декабрь 2019 г. (81)ноябрь 2019 г. (80)октябрь 2019 г. (48)сентябрь 2019 г. (57) август 2019 г. (69)август 2019 г. (77)июнь 2019 г. (67)маджо 2019 г. (54)апрель 2019 г. (89)март 2019 г. (94)февраль 2019 г. (90)геннай 2019 г. (70)декабрь 2018 г. (67)ноябрь 2018 г. (76) октябрь 2018 г. (89)сентябрь 2018 г. (27)август 2018 г. (25)август 2018 г. (38)июнь 2018 г. (45)маджо 2018 г. (19)апрель 2018 г. (32)март 2018 г. (59)февраль 2018 г. (57)женнайо 2018 г. (54) декабрь 2017 г. (63)ноябрь 2017 г. (50)октябрь 2017 г. (50)сентябрь 2017 г. (20)август 2017 г. (43)август 2017 г. (35)июнь 2017 г. (25)маджо 2017 г. (23)апрель 2017 г. ( 28)марцо 2017 (39)февраль 2017 (48)женнай 2017 (38)декабрь 2016 (35)ноябрь 2016 (39)октябрь 2016 (41)сентябрь 2016 (48)август 2016 (30)луглио 2016 (41)июнь 2016 ( 41)маджо 2016 (52)апрель 2016 (59)март 2016 (58)февраль 2016 (69)поколение 2016 (44)декабрь 2015 (39)ноябрь 2015 (55)октябрь 2015 (47)сентябрь 2015 (41)август 2015 ( 55)август 2015 г. (36)июнь 2015 г. (30)маджо 2015 г. (16)апрель 2015 г. (20)март 2015 г. (21)февраль 2015 г. (23)женнайо 2015 г. (20)декабрь 2014 г. (14)ноябрь 2014 г. (28)октябрь 2014 г. ( 11)сентябрь 2014 г. (6)август 2014 г. (12)июнь 2014 г. (17)июнь 2014 г. (18)маджо 2014 г. (25)апрель 2014 г. (16)март 2014 г. (23)февраль 2014 г. (52)женнай 2014 г. (32)декабрь 2013 г. ( 38)ноябрь 2013 г. (42)октябрь 2013 г. (22)сентябрь 2013 г. (20)август 2013 г. (32)август 2013 г. (21)июнь 2013 г. (17)март 2013 г. (34)апрель 2013 г. (12)март 2013 г. (61)февраль 2013 г. ( 38)женнайо 2013 (27)декабрь 2012 (36)ноябрь 2012 (39)октябрь 2012 (38)сентябрь 2012 (46)август 2012 (41)август 2012 (44)июнь 2012 (26)маджо 2012 (24)апрель ле 2012 (53)март 2012 (33)февраль 2012 (35)женнай 2012 (38)декабрь 2011 (43)ноябрь 2011 (37)октябрь 2011 (62)сентябрь 2011 (34)август 2011 (15)август 2011 (26) июнь 2011 г. (11)маджо 2011 г. (14)апрель 2011 г. (24)марцо 2011 г. (20)февраль 2011 г. (12)женнай 2011 г. (12)декабрь 2010 г. (1)ноябрь 2010 г. (1)октябрь 2010 г. (4)сентябрь 2010 г. (3)

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.