Великое посольство петра i: «Великое посольство» Петра I: историческая правда России от РВИО

Содержание

Великое посольство: как Петр I рубил окно в Европу

  • Артем Кречетников
  • Русская служба Би-би-си, Москва

Автор фото, Public domain

Подпись к фото,

Царь Петр в Дептфорде (Дэниел Маклиз, британский художник XVIII века)

320 лет назад, 19-го (по старому стилю 9-го) марта 1697 года, Петр I выехал в Европу с "Великим посольством". То был первый в истории зарубежный визит главы российского государства.

Александр I находился за границей месяцами, Никита Хрущев неделями, но Петр установил рекорд: отсутствовал в Москве 1 год 5 месяцев и 16 дней. Загостился бы и подольше, да возникли особые обстоятельства.

Восемь лет на раскачку

Во время противостояния между Петром и Софьей в 1689-м году партия Нарышкиных считалась консервативной.

Следуя настоятельным рекомендациям матери и ее советников, Петр вел себя исключительно скромно и по старинному чину.

Никому в голову не приходило, что этот пребывавший дотоле в тени молодой царь станет чего-то реформировать.

Придя к власти, 17-летний Петр, по словам Алексея Толстого, "жадно кинулся к удовольствиям" и лишь через восемь лет, похоронив властную родительницу, всерьез задумался, что делать со страной.

Общее направление было ясно: европеизация. Но хотелось своими глазами поглядеть, насколько реальная Европа совпадает с представлениями о ней, навеянными поездками на Кукуй и в Архангельск, и что конкретно можно было бы перенять.

Из путешествия он вернулся, с точки зрения подданных, другим человеком: с первых же дней принялся насильно брить боярские бороды, вводить новую одежду, обычаи и летосчисление, расхаживать по улицам с дымящейся трубкой в зубах. Не случайно возникла легенда, что "царя в Неметчине подменили".

Двусмысленная ситуация

Официально великими послами были назначены фаворит Петра Франц Лефорт, боярин Федор Головин и опытный дипломат Прокофий Возницын.

Их сопровождала свита из 20 дворян и 35 так называемых волонтеров, одним из которых был царь, путешествовавший с паспортом на имя бомбардира (младшего артиллерийского офицера) Петра Михайлова.

Во время аудиенции у австрийского императора Леопольда тот, как положено, спросил послов о здравии их государя. Государь в это время стоял навытяжку за спиной Лефорта в преображенском мундире.

При этом об инкогнито не было и речи: хозяева повсюду прекрасно знали, с кем имеют дело.

Для подробного ознакомления с разными сторонами европейской жизни Петру требовались свобода рук и независимость от протокола.

Современный исследователь Андрей Буровский выдвигает лишь на первый взгляд парадоксальное предположение: Петру по его душевному складу вообще не нравилось быть монаршей особой. Власть-то он любил, а этикетом и церемониями тяготился, лучше всего чувствовал себя в роли ротного командира или лоцмана, и в Европе заимствовал культуру не дворцов, а таверн.

Многие очевидцы утверждают, что Петр, выпив, не раз говаривал: "Сбегу я от вас! Лучше в Голландии часовым мастером быть, чем у вас царем!"

14 ремесел

Систематического образования Петр не получил, читать и подолгу с кем-то беседовать не любил. Зато был ненасытен до зрительных впечатлений и с удовольствием работал руками.

Слова "знаю 14 ремесел" и "сам буду плотничать, бояр моих заставлю гвозди вбивать" он произнес в беседе с двумя высокообразованными и высокопоставленными дамами как раз во время Великого посольства.

По-настоящему никто не считал, но похоже на правду. Занимался он этим не только затем, чтобы подать пример боярам, хотя, вероятно, и такое соображение приходило ему в голову, а потому что самому нравилось.

В Пиллау (ныне город Балтийск Калининградской области) Петр практиковался в пушечной стрельбе под руководством подполковника фон Штернфельда, который выдал ему аттестат: "Господин Петр Михайлов везде за исправного, осторожного, благоискусного, мужественного и бесстрашного огнестрельного мастера и художника признаваем и почитаем быть может".

Добравшись 18 августа 1697 года до Голландии, сразу отправился в Заандам, где под именем Петра Михайлова поступил плотником на судоверфь Линста Рогге.

Царь-плотник

Деревянный домик на улице Кримп, где квартировал Петр, превращен в музей. Царь попросил постелить ему в стенном шкафу. По необъяснимой прихоти, ему нравилось спать в маленьких помещениях с низкими потолками.

В Заандаме Петр провел всего неделю. Городок был небольшой, некоторые мастера трудились раньше на воронежской верфи, и русского царя сразу узнали. Взрослые и дети принялись бегать за ним по улицам, тыкая пальцами.

Самому назойливому голландцу Петр отвесил затрещину. Толпа расхохоталась: "Браво, ты пожалован в рыцари!"

На купленной парусной лодке Петр дошел до Амстердама, и при помощи бургомистра Николааса Витсена, бывавшего в России и имевшего с ней деловые связи, поступил рабочим на верфь голландской Ост-Индской компании.

Администрация верфи специально заложила новый фрегат "Петр и Павел", чтобы высокий гость и его волонтеры могли под руководством местных мастеров построить его от киля до клотика. Через три месяца корабль был спущен на воду.

Но на этом любезность голландцев закончилась. Они охотно учили русских плотницкому делу, а, по выражению Петра, "корабельную пропорцию" раскрывать не хотели.

6 января 1698 года Петр отправился в Англию, где на королевской верфи в Дептфорде знаменитый кораблестроитель Энтони Дин поделился с ним желанными ноу-хау.

Британия и Нидерланды имели в то время общего правителя - Вильгельма Оранского.

В туманном Альбионе Петр провел три месяца. Именно эта часть поездки оставила больше всего воспоминаний и подробностей.

Прикладные интересы

Петр тяготел, прежде всего, к протестантской северной Европе. Во Франции, Испании и Италии не было таких технических специалистов, а искусство и гуманитарные знания его не занимали.

Он изумил Вильгельма Оранского, оставив совершенно без внимания прекрасную картинную галерею Кенсингтонского дворца, зато сугубо заинтересовавшись барометром в кабинете короля.

В Лондоне, Портсмуте и Вуличе Петр осматривал арсеналы, доки, мастерские, кабинеты редкостей. Несколько раз ездил на военные корабли и детально вникал в их устройство. Дважды, к ужасу спутников, заходил в англиканские церкви, и даже причастился.

Епископ Солсберийский Джилберт Бернет пожелал встретиться с "царем варваров", чтобы попытаться убедить его в преимуществах англиканского вероучения. "Он или погибнет, или станет великим человеком", - написал епископ знакомому.

С пребыванием Петра в Англии связано начало массового курения в России. Лорд Кармартен пригласил его на обед и получил разрешение ввезти три тысячи бочек трубочного табака, авансом перечислив в царскую казну 20 тысяч фунтов.

Петр часто катался по Темзе на подаренной королем яхте. Посетил Гринвичскую обсерваторию, Монетный двор, Лондонское королевское общество по распространению знаний о природе, Оксфордский университет.

Побывал также на заседании парламента. И не одобрил: "Зело парламентом король их стеснен".

Подобно многим правителям России до и после него, он всю жизнь пытался решить задачу о квадратуре круга: как взять у Запада материальные достижения, не беря права человека и верховенство закона. В результате, по мнению многих историков, приблизил Россию к Европе по форме и отдалил по содержанию. Свободы при нем стало меньше, чем при первых Романовых.

Высокая политика

Помимо удовлетворения любознательности молодого царя, Великое посольство имело конкретную дипломатическую задачу: привлечь Англию, Голландию и Венецианскую республику в союз против Турции и убедить императора Леопольда не заключать с турками сепаратного мира без России.

Тогда назревала схватка за вакантный испанский престол между наследниками из династий французских Бурбонов и австрийских Габсбургов. Главные морские и колониальные конкуренты Людовика XIV - Британия и Нидерланды - готовились поддержать Австрию и посредничали в мирных переговорах между Стамбулом и Веной, чтобы последняя освободила руки для другой войны.

Разговоры о всеевропейском альянсе против "врагов Креста Господня" не заинтересовали ни Вильгельма Оранского, ни Леопольда.

В результате вскоре после завершения Великого посольства с турками пришлось мириться, не добившись того, чего хотели, а именно Керчи. Но внимание Петра уже переключилось на северное направление.

Не сформировав антитурецкого альянса, Великое посольство заложило основу альянса антишведского.

По пути домой Петр провел три дня в обществе саксонского курфюрста Августа Сильного, недавно избранного при поддержке Москвы на польский престол (свое прозвище этот мот и бонвиван получил за то, что, лишь по достоверным данным, являлся отцом семидесяти детей).

Между двумя примерными ровесниками возникла, как говорят в наши дни, "личная химия". Тайный договор о совместной войне со Швецией был подписан 1 ноября 1699 года.

В этой же поездке у Петра впервые "вырос зуб" на шведов.

Принадлежавшая им Рига стала первым после пересечения границы и единственным в Европе городом, где губернатор предпочел сделать вид, будто не знает, кто такой Петр Михайлов, не оказал гостю никакого почета и не разрешил осмотреть укрепления.

Через 12 лет, осадив Ригу и лично произведя три первых пушечных выстрела, Петр написал Меншикову: "Тако Господь Бог сподобил нам видеть начало отмщения сему проклятому месту".

Зародился и еще один будущий союз. В мае 1697 года Петра со всем радушием принял в Кенигсберге бранденбургский курфюрст Фридрих, готовившийся, вопреки Австрии и Ватикану, провозгласить себя королем Прусским и перенести столицу в Берлин.

Петр, не желавший ссориться с австрийцами, военной помощи не обещал, но заключил с курфюрстом торговое соглашение. После этого российско-прусские отношения более полутораста лет носили самый сердечный характер, не считая Семилетней войны 1756-1763 годов.

В разных странах посольство завербовало для работы в России около 700 специалистов.

Чудно время провели

Путешествие Петра сопровождалось выходками, с которыми берлинская "Калинка" Бориса Ельцина, как говорится, рядом не стояла.

В восточно-прусском Коппенбурге "Петра Михайлова" пригласили на неформальный ужин курфюрстина бранденбургская Софья-Шарлотта и гостившая у нее мать, курфюрстина ганноверская София.

Поговорив про 14 ремесел, Петр в подпитии принялся рассказывать утонченным дамам, как пытал людей: "У вас королями быть разлюбезное дело, а наш народ до того упрям - у иного мясо до костей под кнутом слезет, а он все кряхтит, да запирается".

В Голландии при посещении знаменитого анатомического кабинета профессора Рюйша, заметив на лицах спутников брезгливые гримасы, гневно закричал на них и велел грызть зубами препарируемый труп.

Позднее осерчал на двух дворян из свиты (за что, история умалчивает) и потребовал у голландцев палача и плаху. Хозяева с трудом его отговорили, пообещав взамен отправить опальных в вечную ссылку на Яву. Несчастных действительно посадили на корабль, их дальнейшая судьба неизвестна.

В Дептфорде Петр с приближенными привели предоставленный им частный дом в такое состояние, что хозяин позднее получил с правительства в виде компенсации 350 фунтов - по тем временам, большие деньги.

Особенно впечатлила соседей "русская забава": кто-нибудь забирался в тачку, а остальные, гикая и гогоча, разгоняли ее по газону, чтобы импровизированный снаряд с треском врезался в живую изгородь.

Английских питейных заведений, одно из которых по сей день зовется "Таверной русского царя", Петру показалось мало, и он смастерил самогонный аппарат.

Реакция европейцев была разной. Некоторым импонировали первобытная энергия, непосредственность и любознательность, а жестокость и невоспитанность они списывали на "русское варварство".

"Мне понравилась его естественность. Это человек очень хороший и одновременно очень дурной. В нравственном отношении он полный представитель своей страны", - записала в дневнике Софья-Шарлотта.

"Жаждущие экзотики курфюрстины сочли Петра "очаровательно диким". К сожалению, они стали судить по Петру обо всей России, заложив тем самым отвратительную традицию видеть в нас своего рода "белых папуасов", - комментирует профессор Буровский.

Домой!

Последним пунктом программы значилась Венецианская республика.

После дипломатических неудач в Утрехте и Вене Петр собирался туда без энтузиазма. А тут пришли вести о стрелецком бунте.

Хотя князь-кесарь Федор Ромодановский доложил, что волнения уже подавлены, Петр, оставив для продолжения вялотекущих переговоров Возницына и сделав лишь одну короткую остановку для встречи с Августом Сильным, в сопровождении Лефорта, Головина и Меншикова поскакал в Москву - вершить розыск и расправу.

ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО 1697-98 • Большая российская энциклопедия

Авторы: А. Г. Гуськов

«Великое посольство» 1697–98. «Русские послы в Гааге». Миниатюра из книги П. Н. Крекшина «Краткое описание славных и достопамятных дел императора Петра Великого...». 18 в.

«ВЕЛИ́КОЕ ПОСО́ ЛЬСТВО» 1697–98, рос. ди­пло­ма­тич. мис­сия в стра­ны Ев­ро­пы, ор­га­ни­зо­ван­ная по ини­циа­ти­ве ца­ря Пет­ра I. Офи­ци­аль­но це­лью «В. п.» бы­ло ук­ре­п­ле­ние ан­ти­ту­рец­кой Свя­щен­ной ли­ги (Ав­ст­рия, Речь По­спо­ли­та, Ве­не­ция, Рос­сия) и по­иск но­вых со­юз­ни­ков. До­пол­ни­тель­ные за­да­чи – за­куп­ка ору­жия для ве­де­ния во­ен. дей­ст­вий с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей, найм иностр. спе­циа­ли­стов и по­куп­ка ма­те­риа­лов, не­об­хо­ди­мых для ко­раб­ле­строе­ния, во­ен. де­ла и ме­тал­лур­гии. Фор­маль­но «В. п.» воз­глав­ля­ли «ве­ли­кие по­слы» – Ф. Я. Ле­форт, Ф. А. Го­ло­вин и П. Б. Воз­ни­цын. Для обу­че­ния мор. и инж. нау­кам в со­став по­соль­ст­ва бы­ли вклю­че­ны «три де­сят­ка во­лон­тё­ров», в чис­ле ко­то­рых на­хо­дил­ся и царь, ко­то­рый под име­нем де­сят­ни­ка Пет­ра Ми­хай­ло­ва осу­ще­ст­в­лял ре­аль­ное ру­ко­во­дство мис­си­ей. Макс. чис­лен­ность по­соль­ст­ва дос­ти­га­ла 250 чел. «В. п.» по­бы­ва­ло в При­бал­ти­ке, Бран­ден­бург­ском кур­фюр­ше­ст­ве, Гол­лан­дии, Анг­лии, Ав­ст­рии, Ре­чи По­спо­ли­той. В на­ча­ле пу­те­ше­ст­вия в Ри­ге Пётр I про­явил ин­те­рес к фор­ти­фи­кац. со­ору­же­ни­ям, что вы­зва­ло по­доз­ре­ние швед. гу­бер­на­то­ра го­ро­да Э. Даль­бер­га и спро­во­ци­ро­ва­ло его кон­фликт с ца­рём. Поз­днее не­ува­же­ние, про­яв­лен­ное к ав­гу­стей­шей осо­бе, ста­ло од­ним из по­во­дов к на­ча­лу Сев. вой­ны 1700–21. В Кё­нигс­бер­ге по­сле дол­гих пе­ре­го­во­ров кур­фюрст Бран­ден­бург­ский Фрид­рих III (с 1701 прус. ко­роль Фрид­рих I) и Пётр I под­пи­са­ли до­го­вор о друж­бе и доб­ро­со­сед­ских от­но­ше­ни­ях. Во вре­мя ви­зи­та в Гол­лан­дию «В. п.» ве­ло тщет­ные пе­ре­го­во­ры с Ге­не­раль­ны­ми шта­та­ми о со­вме­ст­ной борь­бе с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей, в т. ч. о пре­до­став­ле­нии де­неж­ных средств на эти це­ли, обе­щая вза­мен голл. куп­цам пра­ва на тран­зит­ную тор­гов­лю че­рез Рос­сию с вост. стра­на­ми, од­на­ко не по­лу­чи­ло да­же и суб­си­дии, в ре­зуль­та­те все за­куп­ки и найм спе­циа­ли­стов осу­ще­ст­в­ля­лись на собств. сред­ст­ва. В янв. – апр. 1698 Пётр I с не­боль­шой сви­той по­бы­вал в Анг­лии, где встре­чал­ся с ко­ро­лём Виль­гель­мом III Оран­ским и еп. Дж. Бер­нетом, по­се­тил Мо­нет­ный двор, Тау­эр, пар­ла­мент, Окс­форд­ский ун-т. Ви­зит в ию­не – ав­гу­сте то­го же го­да в Ве­ну, где Пётр I встре­тил­ся с им­пе­ра­то­ром Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии Ле­о­поль­дом I, по­ка­зал бес­пер­спек­тив­ность по­пы­ток со­хра­не­ния еди­ной ан­ти­ту­рец­кой коа­ли­ции, вслед­ст­вие че­го Рос­сии при­шлось от­ка­зать­ся от ак­тив­ных дей­ст­вий на юге. Стре­лец­кое вос­ста­ние 1698 вы­ну­ди­ло ца­ря пре­рвать пу­те­ше­ст­вие и от­ме­нить по­се­ще­ние Ве­не­ции. На об­рат­ном пу­ти в го­род­ке Ра­ва-Рус­ская про­изош­ла встре­ча Пет­ра I с но­вым польск. ко­ро­лём Ав­гу­стом II Силь­ным, по­ло­жив­шая на­ча­ло сою­зу про­тив Шве­ции. Изу­че­ние «В. п.» ме­ж­ду­нар. об­ста­нов­ки в Ев­ро­пе спо­соб­ст­во­ва­ло сме­не внеш­не­по­ли­тич. ори­ен­ти­ров Рос­сии. В пред­две­рии об­ще­ев­ро­пей­ской вой­ны за Ис­пан­ское на­след­ст­во она от­ка­за­лась от борь­бы за вы­ход к юж. мо­рям, со­сре­до­то­чив своё вни­ма­ние на при­бал­тий­ских зем­лях.

Во вре­мя пре­бы­ва­ния за ру­бе­жом Пётр I по­се­щал за­во­ды, мас­тер­ские, вер­фи, мель­ни­цы, ар­се­на­лы, му­зеи. Мн. уча­ст­ни­ки по­соль­ст­ва ов­ла­де­ли разл. ре­мёс­ла­ми или про­шли обу­че­ние мо­ре­пла­ва­нию. Зна­ком­ст­во с разл. сто­ро­на­ми дея­тель­но­сти ев­ро­пей­цев да­ло Пет­ру I об­раз­цы для мно­го­числ. пре­об­ра­зо­ва­ний, про­ве­дён­ных в даль­ней­шем в Рос­сии.

Великое русское посольство Петра I, / История / Независимая газета

или Зачем нужна была России трудная, непреодолимая дорога в Европу

Европейцы пытались произвести на Петра I впечатление своими знаниями в области военно-морского дела. Царь сделал правильные выводы, и вскоре русский флот добился знаковых побед. Абрахам Сторк. Практические маневры голландской эскадры в честь Петра I. 1700

Как известно, отправной точкой в истории российской дипломатии считается время правления Петра I, реформы которого укрепили Русское государство и создали условия для независимого политического и экономического развития России. Успешное преодоление решительного сопротивления Европы (включая и так называемых союзников) возвышению России, разрушение всех попыток образования антирусской военно-политической коалиции – величайшее достижение петровской дипломатии. Это, в частности, выразилось в том, что Петр I завоевал на огромном протяжении балтийское побережье, а затем заставил Европу признать эти справедливые и оправданные приобретения.

Но в отличие от таких своих современников, как Людовик XIV, Карл XII, Георг I, он не был завоевателем. Об этом с неотразимой убедительностью говорит вся история петровской дипломатии. Территориальные присоединения при Петре были оправданы жизненно необходимыми интересами безопасности России. И они в последнем счете отвечали постоянной заботе Петра об установлении «генеральной тишины в Европе», или, выражаясь современным языком, его стремлению к обеспечению общеевропейской безопасности. Сущность дипломатии Петра точно передает пушкинский образ: «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль – при стуке топора и громе пушек». Географически Россия всегда была частью Европы, и лишь злосчастная историческая судьба временно разделила развитие западной и восточной частей одного континента. Значение петровских преобразований в том и состоит, что они сделали международные отношения на нашем континенте подлинно общеевропейскими, соответствующими географическим рамкам Европы от Атлантики до Урала. Это всемирно-историческое событие приобрело огромную важность для всей последующей трехвековой истории Европы, вплоть до наших дней.

Этому во многом способствовала блестящая идея Петра направить ровно 320 лет назад в Западную Европу русское Великое посольство. В истории дипломатии трудно найти столь знаменательное предприятие, каким оно оказалось. С точки зрения достижения конкретных внешнеполитических задач, поставленных перед этим посольством, оно завершилось неудачей. Однако по своим реальным практическим последствиям Великое посольство имело поистине историческое значение, прежде всего для отношений между Россией и европейскими странами, а в дальнейшем для судьбы всей Европы.

Американский историк Р. Мэсси отмечает: «Последствия этого 18-месячного путешествия оказались чрезвычайно важными, даже если цели Петра казались узкими. Он поехал в Европу с решимостью направить свою страну по западному пути. На протяжении веков изолированное и замкнутое старое Московское государство теперь должно было догнать Европу и открыть себя Европе. В определенном смысле эффект оказался взаимным: Запад влиял на Петра, царь оказал огромное влияние на Россию, а модернизированная и возрожденная Россия оказала, в свою очередь, новое, огромное влияние на Европу. Следовательно, для всех трех – Петра, России и Европы – Великое посольство было поворотным пунктом».

РАСШИРИТЬ АНТИТУРЕЦКУЮ ЛИГУ. НО НЕ ТОЛЬКО

Великое посольство было отправлено Петром I к императору Австрийскому, королям Английскому и Датскому, к папе Римскому, к Голландским штатам, курфюрсту Бранденбургскому и в Венецию. Указ о Великом посольстве и его задачах был подписан 16 декабря 1696 года. Перед ним была поставлена главная цель – расширение и укрепление антитурецкой лиги, «для подтверждения древней дружбы и любви, для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста господня – салтана турского, хана крымского и всех бусурманских орд, к вящему приращению государей христианских». Вместе с тем Великое посольство должно было подыскивать опытных моряков и артиллеристов, закупать снаряжение и материалы для кораблестроения, а также заботиться об устройстве за границей «волонтеров» для обучения ремеслам и военным наукам. Великое посольство выполняло, таким образом, одновременно задачи дипломатической, военно-дипломатической и консульской служб.

Основные цели Великого посольства, пишет Василий Осипович Ключевский, заключались в следующем: «Со своей многочисленной свитой под прикрытием дипломатического поручения направилось оно на запад с целью все нужное там высмотреть, вызнать, перенять мастеров, сманить европейского мастера». Но, думается, не только мастеров собирались «сманить» дипломаты. Уже то, что посольством руководил один из самых опытных российских военных того времени, говорит о многом. Можно предположить, что Петр тогда уже задумал «отвоевать» Балтийское море, а потому, наряду с поиском мастеров по военным кораблям, обучению строительства последних, он собирал и внимательно изучал всю информацию, связанную с состоянием вооруженных сил Западной Европы. Это предположение подтверждается и всем развитием ситуации, связанной с Великим посольством.

«Идей, навеянных свежим ветром с Запада, у пятого царя Романова было множество, но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Петр снарядил Великое посольство из более чем двухсот человек, в которое вошли врачи, священнослужители, писцы, переводчики, телохранители; включил он в него также своих друзей и молодых дворян, чтобы и они делу поучились», – указывает В.Г. Григорьев в книге «Царские судьбы».

Вопросы кораблестроения были для Петра I одними из наиболее приоритетных. Даниел Маклиз. Петр I в Дептфорде в 1698 году. XVIII в.

Официально дипломатическую миссию возглавляли три «великих посла»: генерал-адмирал Франц Яковлевич Лефорт (первый посол), генерал-кригскомиссар боярин Федор Алексеевич Головин (второй посол) и думный дьяк Прокофий Богданович Возницын (третий посол). Свиту послов составляли 20 дворян. К посольству было прикомандировано 35 «волонтеров», ехавших для определения «в науку». Среди последних был и сам Петр I под именем Петра Михайлова. Инкогнито давало ему возможность избежать пышных приемов и использовать заграничное путешествие для ознакомления с европейскими странами и обучения различным ремеслам, принимая в то же время непосредственное участие в делах Великого посольства.

ЕВРОПА ВСТРЕТИЛА ТРУДНОСТЯМИ

Как гласит Русский государственный календарь, «Великое посольство Царя Петра I отправилось в Западную Европу 9/22 марта 1697 года...». (Кстати, торжественная церемония его возвращения состоялась в Москве 20 октября 1698 года. – В.В.). В выполнении основной задачи оно с самого начала встретилось со значительными трудностями. В центре западноевропейской политики стояла в то время предстоящая борьба за испанское наследство и за берега Балтийского моря. Поэтому даже те государства Западной Европы, которые уже воевали с Турцией, стремились скорее закончить эту войну, чтобы освободить свои силы. Правда, незадолго до отъезда Великого посольства из Москвы, в феврале 1697 года, русскому посланнику в Вене Козьме Нефимонову удалось заключить тройственное соглашение с Австрией и Венецией против Турции, но дальше этого укрепление союза против турок не двинулось.

Вначале Великое посольство направилось через Лифляндию и Курляндию в Кёнигсберг, ко двору курфюрста Бранденбургского. Первая остановка была сделана в Риге. И там оно оставило о себе неизгладимое впечатление. Так, губернатор города швед Дальберг отмечал: «Некоторые русские позволили себе расхаживать по городу, влезать на высокие места и таким образом изучать его расположение, другие опускались во рвы, исследовали их глубину и срисовывали карандашом планы главнейших укреплений».

Обеспокоенный действиями русских, губернатор потребовал от первого посла Лефорта, что он «не может позволить, дабы больше шести человек русских вдруг находились в крепости, и будет за ними для пущей безопасности караул ходить». Даже Петру (правильнее сказать уряднику Преображенского полка Петру Михайлову) не было сделано каких-либо послаблений: «И когда царское величество для удовольствия своего изволил с некоторыми особами из своей свиты в город ходить, то хотя его подлинно знали, но ему такой же караул, как выше писано, приставили и злее поступали, нежели с прочими, и меньше дали времени быть в городе».

Петру ничего не оставалось, как отсиживаться в местной «гостинице». Там, однако, он получил возможность составить подробное письмо, отправленное в Москву дьяку Андрею Виниусу, который ведал царской перепиской и суммированием всех сделанных царем заграничных наблюдений: «Мы ехали через город и замок, где солдаты стояли на пяти местах, которые были меньше 1000 человек, а сказывают, что все были. Город укреплен гораздо, только недоделан». В этом же письме Петр отдельной строкой замечает, как бы невзначай: «Впредь буду писать тайными чернилами, – подержи на огне и прочтешь... а то здешние людишки зело любопытные».

Такая предосторожность не была излишней: из огромного потока информации, которая буквально с первого дня обрушилась на участников Великого посольства, было решено остановиться на главном – поиске кратчайшего пути к усилению военной мощи России и особенно созданию своего флота. И ни к чему было делиться полученными секретами с противником, сообщать всей Европе о своих «белых пятнах» в военно-морском деле.

ПОЛЬСКИЙ ВОПРОС

Первым в деле добывания информации оказался сам царь. «Пока спутники Петра I, обремененные церемониальными мероприятиями, были на переезде к Кёнигсбергу, царь, прибывший туда на неделю раньше, успел пройти короткий курс артиллерийской стрельбы и получил аттестат, в котором свидетельствовало, что «господина Петра Михайлова признавать и почитать за совершенного в метании бомб и в теории науки и в практике, осторожного и искусного огнестрельного художника».

Заключенный с Бранденбургом Кёнигсбергский договор уже намечал новые пути во внешней политике России, приведшие ее вскоре к Северной войне. Однако Петр I все же намеревался продолжать войну с Турцией.

Находясь в Кёнигсберге, он деятельно поддерживал кандидатуру Фридриха Августа Саксонского на происходивших в то время в Польше выборах короля. Он направил Сейму специальное письмо, в котором всячески рекомендовал избрание этого кандидата в противовес французскому ставленнику принцу Конти, воцарение которого вовлекло бы Польшу в орбиту французской политики и оторвало бы ее от союза с Россией против Турции. Одновременно к польской границе было двинуто внушительное русское войско. Таким образом, было обеспечено избрание саксонского курфюрста, будущего союзника России в Северной войне.

Не успели остыть орудийные стволы в Кёнигсберге, как с небольшой свитой Петр Михайлов продолжал двигаться, почти без остановок, на почтовых перекладных впереди всего Великого посольства, один за другим мелькали города: Берлин, Бранденбург, Гольберштадт. Остановились только у знаменитых заводов Ильзенбурга, где пытливый Петр ознакомился с «выпуском чугуна, варкой железа в горшках, ковкой ружейных стволов, производством пистолетов, сабель, подков». В Германии Петр оставил несколько солдат Преображенского полка, перед которыми поставил задачу обучиться всему, что знают в артиллерийском деле немцы. Один из преображенцев, сержант Корчмин, в своих письмах к царю перечислял все, что уже было постигнуто, и подытоживал: «А ныне учим тригонометрию».

Петр в ответном послании с удивлением вопрошал: как это преображенец С. Буженинов «осваивает тонкости математики, будучи совершенно неграмотным». Корчмин с достоинством поведал: «И я про то не ведаю, но Бог и слепых просвещает».

УЧИЛИСЬ СТРОИТЬ КОРАБЛИ

Из Бранденбурга Великое посольство направилось в Голландию. В Гааге, куда оно прибыло в сентябре 1697 года, несмотря на оживленную дипломатическую деятельность (состоялось четыре конференции), не удалось добиться успеха, так как Голландия заключила в это время мир с Францией и не решалась оказывать материальную поддержку России в борьбе с Турцией, союзницей Франции. Великое посольство задержалось в Амстердаме, где занималось наймом матросов и инженеров, а также закупкой оружия, материалов и инструментов. «С русской стороны было высказано пожелание, в возможно короткие сроки, получить помощь кораблями, оружием, пушками и артиллерийскими ядрами. Послы просили Нидерланды построить для России семьдесят военных кораблей и более сотни галер». Эта просьба «не была уважена и сообщена послам в смягченном до последней степени любезности виде».

Русские провели в Голландии девять месяцев, хозяева вели переговоры неторопливо, а гости занимались не только официальной дипломатией, но и иными делами, разъезжая по стране, они интересовались всем – от выращивания тюльпанов до строительства кораблей и проч. В частности, сам Петр четыре месяца проработал корабельным плотником на одной из голландских верфей.

«Ненасытная его жадность, – писал в своем многотомном труде С.М. Соловьев, – все видеть и знать приводила в отчаяние голландских провожатых: никакие отговорки не помогали, только и слышалось: это я должен видеть!»

После гостеприимной Голландии 10 (23) января 1698 года царь Петр в сопровождении Якова Брюса и Петра Постникова отправился в Англию, где пробыл около двух месяцев. О пребывании царя в Англии свидетельствует «Юрнал (журнал) 205 году» и записи о пребывании русского самодержца, ставшие затем историческими реликвиями. Долее всего Петр I задержался в Дептфорде, работая на верфи (сегодня одна из улиц города в его честь называется Czar Street. – В.В.). Кроме того, он посетил главную базу английского флота Портсмут, Оксфордский университет, Гринвичскую обсерваторию, Монетный двор, знаменитый артиллерийский арсенал и литейный завод в Вулвиче, участвовал в качестве наблюдателя в крупном военно-морском учении, познакомился с Исааком Ньютоном. Петр побывал также в английском парламенте, где заявил: «Весело слышать то, когда сыны отечества королю говорят явно правду, сему-то у англичан учиться должно», присутствовал на заседании Английского королевского общества, имел свидание с английским королем.

В Лондоне был подписан торговый договор, по которому лорду Кармартену была продана монополия на торговлю в России табаком. Когда ему заметили, что русские считают курение большим грехом, царь ответил: «Я их переделаю на свой лад, когда вернусь домой!»

Из английских впечатлений Петра одно, возможно, легло в основу идеи создания Триумфального столпа в честь победы в Северной войне: в 1698 году в Лондоне царь был «на столпе», с которого весь Лондон видать», то есть, вероятно, на колонне, воздвигнутой Кристофером Реном после лондонского пожара 1666 года.

Как утверждает Русский государственный календарь, в ходе поездки в Англию царю и его помощникам удалось привлечь для работы в России многих британцев: военных, инженеров, медиков, строителей, даже одного архитектора, который работал затем под Азовом.

После Англии посольство вновь оказалось на континенте, его путь лежал в Вену. В 1698 году Австрия при посредничестве Англии приступила к мирным переговорам с Турцией. Петр в сопровождении Великого посольства направился в Вену, но предотвратить заключение мира ему не удалось. При переговорах с австрийским канцлером графом Кинским Петр настаивал на том, чтобы в мирном договоре было обеспечено получение Россией кроме Азова также и Керчи. Это требование не было поддержано австрийцами. Весь ход переговоров с ними убедил Петра в том, что выход Австрии из двустороннего союза стал реальностью.

ВРЕМЯ РЕФОРМ

Великое посольство уже собралось отправиться далее в Венецию, когда из Москвы пришло известие, что стрельцы во второй раз взялись за оружие: «Они подняли бунт, призывая не пускать царя в Москву за то, что он «уверовал» в немцев и сжился с ними». Петру I сообщали о «воровстве бунтовщиков-стрельцов», которое произошло в Торопецком уезде и заключалось в том, что находившиеся там четыре стрелецких полка, направлявшихся на литовскую границу, отказались туда идти и, сменив командиров, двинулись на Москву. Это сообщение заставило Петра отменить путешествие в Венецию и вернуться на родину.

Оставив в Вене П. Возницына в качестве уполномоченного для переговоров на предстоящем Карловицком конгрессе, Петр с остальными послами выехал в Москву. Он жалел только об одном: не состоялась его поездка в Венецию, где посольство намеревалось ознакомиться со строительством галер, широко применяемых в военно-морском деле. Сорвалась также давно планируемая поездка в Рим и Швецию. В Раве-Русской он имел свидание с польским Августом II. Здесь 3 августа 1698 года было заключено словесное соглашение о войне против Швеции.

Как считают исследователи, главное было сделано. Царь получил огромную информацию, зримо ощутил, в чем отстает Московское государство и по какому пути следует идти в деле масштабного строительства своего флота и армии. Буквально с первых дней своего возвращения в Москву он приступил к проведению крупных, в том числе и военных, реформ, вызвавших огромный резонанс как в России, так и за рубежом. Михаил Веневитинов писал: «Плоды пребывания царя в Голландии и благие последствия его первого путешествия за границу трояко отразились в России, именно: на ее цивилизации, на создании ее морской силы и на распространении ея владычества».

С самого начала XVIII века Россия «активно втягивается в водоворот международной политики», завязываются ее связи с западноевропейскими державами. В 1700 году Россия начинает войну за выход к Балтике (вошедшую в историю как Северная, длившуюся долгих двадцать один год. – В.В.). Как никогда, важна в это время была достоверная информация – и политическая, и военная. Без них и государственный аппарат, и армия как без рук. (В этом вскоре убедились в ходе трагических для российской армии событий под Нарвой, где войска Петра потерпели сокрушительное поражение. И одна из причин последнего – это отсутствие точных данных о шведском войске, о количестве у противника орудий, о движении конницы. – В.В.)

Но уже буквально на следующий день после Нарвы русские вновь рванулись «в бой»: они начали создавать новую армию, флот, лили пушки, возводили заводы. Не последнее внимание уделялось также разведке и контрразведке, чтобы постараться избежать позора, подобного нарвскому избиению.

Осуществляя свои поездки за границей, Петр I вел деятельную переписку со всеми русскими послами и официальными резидентами при европейских дворах. По этим документам, как и по переписке с Москвой, можно судить об активном руководстве Петра I внешней политикой России и деятельностью всех звеньев государственного аппарата, в том числе дипломатического.

Петр I уже не дает в своих наказах наставлений «искать промысла в делах как Бог вразумит». Теперь он прекрасно разбирается в сложной международной обстановке в Европе конца XVII века и сообразно этому направляет своим резидентам конкретные до мелочей инструкции (наказы). Интересен наказ, составленный посольством и отредактированный самим Петром, капитану Лефортова полка Г. Островскому от 2 октября 1697 года. Островский следовал с Великим посольством в качестве толмача (переводчика) латинского, итальянского и польского языков. Ему предписывалось отправиться в славянские земли для их изучения, а также отбора офицеров и матросов.

Конечно, теперь такой наказ вызывает сегодня улыбку, поскольку часть требуемых в нем сведений можно получить из учебника географии по странам Западной Европы. Но в те времена подобных учебников не существовало. 4 сентября 1697 года по приказу Петра I в Амстердаме была куплена «Для знаний путей книга-атлас с описанием и с чертежами всех государств». Но, видимо, атлас не удовлетворил Петра I, да и найти в нем конкретные ответы на поставленные в наказе вопросы было невозможно.

Таким образом, Великое посольство сыграло великую роль в великих делах Петра I. Оно же оказалось началом петровской дипломатии, исторической вехой, после которой начинается преобразование России и процесс ее всестороннего, прежде всего дипломатического, сближения с Западной Европой. Сегодня можно найти много схожих моментов в наших отношениях с Европой на рубеже XVII–XVIII веков. Не зря говорят, что история движется по спирали и новые события – в той или иной степени – повторение предыдущих. 320 лет назад Петр Великий успешно решал эту задачу. Сможем ли повторить его успехи на новом витке исторической спирали?

Комментарии для элемента не найдены.

что привёз Пётр I из Великого посольства — РТ на русском

320 лет назад, завершив свою миссию в Западной Европе, Великое посольство, в состав которого инкогнито входил сам царь Пётр I, отправилось в Россию. По словам экспертов, благодаря переговорам, проведённым Петром в неформальной обстановке с европейскими правителями, Россия начала формирование антишведского союза и получила массу информации, необходимой для начала масштабной военной и технической модернизации. А из-за стремления Петра лично овладеть навыками кораблестроения и стрельбы в Европе ещё долго рассказывали анекдоты о царе-плотнике, посвящали ему оперы и водевили. О достижениях европейского турне Петра Великого — в материале RT.

Завершив в 1696 году Азовские походы, не без труда взяв Азов, но так и не получив контроля над Керченским проливом, Пётр I убедился в том, что сил для полномасштабной войны с Турцией у России ещё нет и стране необходима модернизация. Источником технической информации для него стал Запад. Царь начал посылать на учёбу в Европу молодых дворян, а со временем отправился туда лично, чтобы набраться за границей знаний, параллельно решая дипломатические задачи.

«Урядник Пётр Михайлов»

В 1697 году из России на Запад отправилось Великое посольство. Сам формат, по мнению некоторых историков, был подсказан Петру I генералом Францем Лефортом, который формально и возглавил посольство. За дипломатическую составляющую отвечал опытный международный переговорщик Фёдор Головин, предотвративший ранее войну с Китаем и прекрасно проявивший себя в Азовских походах. Третьим послом стал имевший опыт переговоров с Веной, Варшавой и Константинополем Прокофий Возницын.  

Послов сопровождали 20 дворян и 35 «волонтёров», среди которых был и урядник (десятник) Преображенского полка Пётр Михайлов — он же российский царь Пётр I. Следует отметить, что инкогнито монарха было весьма условным. Официально участникам посольства под угрозой строжайшего наказания было запрещено выдавать главу государства. Однако он сам постоянно выступал на переговорах с рядом влиятельных лиц от своего реального имени.

  • Великое посольство, гравюра современника. Портрет Петра I в одежде голландского матроса

Впрочем, формальное отсутствие царя в составе посольства позволяло отказаться от многих протокольных условностей и делало общение российского монарха с европейскими правителями более простым и непринуждённым. Кроме того, «урядник Пётр» мог позволить себе многое из того, что было элементарно неприлично для Петра-государя.

«Сам факт посольства и участие в нём Петра стали огромным прорывом в деле дипломатии — до этого цари ходили в западном и южном направлениях только в военные походы», — рассказал в беседе с RT доктор исторических наук, профессор СПбГУ Павел Кротов.

«Во многих источниках и даже в учебной литературе можно найти упоминания о том, что главной целью Великого посольства было создание антиосманской коалиции с европейскими государствами, но это неверно. Подобные утверждения в известной мере являются следствием распространённой российскими дипломатами дезинформации. На самом деле всё указывает на то, что основной миссией посольства, которая держалась в тайне, было формирование контуров антишведского союза и подготовка к грядущей Северной войне», — подчеркнул эксперт.

Кроме того, по словам Кротова, российский царь хотел лично познакомиться с европейским опытом в различных областях. Он желал быть создателем новой России, при этом в начинаниях в самых разных сферах стремился участвовать лично. «Переезжая из одного европейского города в другой, он становился то корабельным мастером, то артиллеристом», — пояснил историк.

Теневая дипломатия Петра

В марте 1697 года Великое посольство покинуло Москву и выдвинулось в Прибалтику, значительная часть которой в те годы находилась под властью Швеции.

Также по теме

«Работали по европейским нормам»: как Тайная канцелярия охраняла Петра I и российский суверенитет

300 лет назад была создана Тайная канцелярия — первый в истории России орган власти, предназначенный для защиты государственной...

В Риге Пётр и его помощники, как позже написал об этом в донесении на имя короля Карла XII губернатор генерал Эрик Дальберг, «стали объезжать верхом кругом города и в особенности окружающие возвышенности, причём не ограничивались тем, что осматривали крепость из подзорных трубок, но даже стали составлять план города и измерять глубину рвов, прогуливаясь по валу и гласису». Губернатор заявил Лефорту, что такое невозможно ни в одной европейской крепости и потребовал подобные действия прекратить.

Участники посольства обвинили Дальберга в нарушении правил гостеприимства. Оправдываясь перед Карлом XII, генерал написал, что встретил посольство с почётным караулом и салютом и выделил его участникам достойные апартаменты. Петру же не отдавал достойные монаршего сана почести только ввиду его инкогнито. Запрет на осмотр крепости Дальберг объяснил своей заботой о государственных интересах.

В Курляндии Петра встретили, несмотря на инкогнито, торжественно и прославляли как победителя турок. В Митаве (сегодня — Елгава) российский царь провёл беседу с курляндским герцогом Фридрихом Казимиром. В Либаве (сегодня — Лиепая) Пётр сел на корабль и, оторвавшись от посольства, морем отбыл в Кёнигсберг (современный Калининград), где нашёл радушный прием со стороны бранденбургского курфюрста Фридриха III, будущего короля Пруссии. Спустя несколько дней в Кёнигсберг торжественно прибыло Великое посольство, следовавшее по суше. В ходе пребывания в Восточной Пруссии Пётр изучил строение крепости Фридрихсбург. По её образцу он позже возведёт укрепления на острове Котлин в Финском заливе.

Прибыв в Пиллау (сегодня — Балтийск), Пётр стал учиться артиллерийскому мастерству у прусского подполковника Штейтнера фон Штернфельда и даже получил под именем Михайлова аттестат «огнестрельного мастера».

  • София Ганноверская с дочерью (художник неизвестен)

В немецкой коммуне Коппенбрюге российский царь познакомился с ганноверской курфюрстиной Софией и её дочерью Софией-Шарлоттой — будущей первой королевой Пруссии. Дамы отметили красоту и живость ума российского царя и говорили, что его общество доставило им много удовольствия. Несмотря на некоторую грубость манер, они называли его человеком необыкновенным и с юмором вспоминали о том, как он давал им потрогать свои мозоли, заработанные на строительстве кораблей.

В Западной Европе

В августе 1697 года Пётр добрался до Голландии. Пока посольство было занято дипломатическими вопросами, царь выехал на верфи в Заандам и лично трудился на строительстве кораблей. Позже он перебрался на амстердамские верфи Голландской Ост-Индской компании. Чтобы порадовать российских гостей, хозяева в их присутствии заложили фрегат «Пётр и Павел» и позволили русским трудиться на его строительстве на протяжении двух месяцев.

Бургомистр Амстердама Витсен водил русского царя в море на голландском судне и организовывал посещение монархом самых разных учреждений: больниц, фабрик и воспитательных домов, а также анатомического музея, в котором царь лично участвовал во вскрытии трупов. Этот опыт заставил Петра позже основать в Санкт-Петербурге Кунсткамеру.

  • Модель фрегата «Пётр и Павел»
  • © Дмитрий Коробейников / РИА Новости

О том, как российский государь трудился на нидерландских верфях плотником, в Европе ходило немало анекдотов. Народные рассказчики утверждали, что богатым и влиятельным голландцам не всегда удавалось вычислить, кто именно из российских гостей является царём, и из-за этого они попадали в смешные ситуации. По мотивам приключений Петра в Голландии был написан целый ряд музыкальных произведений, в том числе знаменитая опера Альберта Лорцинга «Царь и плотник».

Также по теме

«Без такого помощника Пётр не стал бы Великим»: какую роль в истории России сыграл Александр Меншиков

290 лет назад был отправлен в сибирскую ссылку Александр Меншиков, один из наиболее влиятельных государственных деятелей Петровской...

Несмотря на радушный приём, российский монарх был не совсем доволен результатами четырёх с половиной месяцев, проведённых в Голландии. Он заметил, что местные судостроители — хорошие практики, но при этом многие из них не сильны в науках и зачастую строят корабли на глаз, а Петру были необходимы чертежи. Исправить это упущение он решил на другом берегу Северного моря.

Англией и Нидерландами в то время управлял один человек — король Вильгельм III, который пригласил российского монарха в гости в Британию. На верфях Лондона Пётр наверстал то, что упустил в Голландии. Кроме того, он активно посещал арсеналы, доки, музеи, побывал в обсерватории, на монетном дворе, в тюрьме Тауэра и в Оксфордском университете. По некоторым данным, царь даже познакомился с Исааком Ньютоном. Однажды заглянул он и на заседание парламента, по поводу чего сказал: «Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему государю правду, — вот чему надо учиться у англичан».

Итоги Великого посольства

После трёх месяцев в Англии Пётр I вернулся на материк, в Голландию, и засобирался на восток. 4 июня 1698 года он отбыл из Амстердама, собираясь по пути домой посетить Австрию и Северную Италию. Однако этим планам было суждено сбыться лишь частично.

В Вене император Леопольд I, воевавший в это время с османами, заявил, что поддерживает сохранение за Россией завоёванных ею земель в Причерноморье, но рассчитывает на мир с Турцией и не будет требовать передачи России Керченского пролива. Так Пётр не смог получить свободного выхода в Чёрное море.  

В Австрии царя застигла новость о начале Стрелецкого бунта, и он немедленно отбыл в Россию. Однако по дороге назад узнал, что с восстанием справились и без него, поэтому позволил себе на три дня задержаться в Раве (современная Рава-Русская) для общения с Августом II, которому ранее помог занять польский трон. Монархи подружились и договорились о будущих совместных действиях против Швеции.

«В ходе Великого посольства были намечены контуры той системы международной политики, которая позволила России спустя годы победить в Северной войне», — подчеркнул Павел Кротов.

Кроме того, по словам эксперта, царь в ходе Великого посольства многому научился сам и нанял европейских специалистов для проведения в России модернизации, которая началась сразу после возвращения монарха домой.

  • Романтизированный портрет Петра I, Поль Деларош, 1838 год

Помимо технических специалистов, члены посольства наняли для службы в России армейских офицеров, матросов и боцманов, а ещё закупили для войск 10 тыс. ружей, 5 тыс. мушкетов и различное инженерное оборудование.

«Также Великое посольство стало презентацией России на Западе. Оно показало, что Россия — это великая цивилизация, раскинувшаяся между двух океанов», — заявил Кротов.

В разговоре с RT академик Академии политических наук РФ, заведующий кафедрой РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрей Кошкин подчеркнул, что Пётр I реализовывал исторический запрос на реформы, сделавшие Россию великой и мощной державой.

«Взяв на Западе конкретные знания и умения, он повёл нашу страну по особому российскому пути модернизации. Он привёз специалистов, которые помогали строить корабли и производить оружие в России. Реформы были непростыми, но они привели к историческому прорыву, и об этом опыте нужно помнить. Ведь и в наши дни существует необходимость внедрять иностранные технические инновации, сохраняя при этом российские традиции и свойственные нам исторически формы социального взаимодействия», — заключил эксперт.

Петра I подменили двойником — когда и почему?

В марте 1697 года из Москвы выехала дипмиссия во главе с великими послами — Францем Лефортом, Федором Головиным и Прокопием Возницыным. При них находилось около 250 человек — толмачей, писцов, лекарей, священников, поваров, слуг, охранников, волонтеров. Среди последних был и Петр I: он отправился в Западную Европу инкогнито с чужим «загранпаспортом», выписанным твореным золотом на «александрийском» листе и скрепленным красной восковой печатью. Государь скрывался под личиной десятника второго десятка Преображенского полка Петра Михайлова, который вместе с урядником Гаврило Кобылиным и еще 22 волонтерами якобы ехал с Великим посольством «для науки воинских дел».

«Петр Алексеевич Михайлов», «Петр Романов», «капитан Петр» — под этими и другими псевдонимами царь за полтора года побывал в Ливонии, Курляндии, Бранденбурге, Голландии, Англии, Саксонии, Империи австрийских Габсбургов, Польше. На верфи Ост-Индской компании в Амстердаме он строил фрегат «Святые Апостолы Петр и Павел» и учился анатомии у Фредерика Рюйша. В Лондоне осматривал Монетный двор в Тауэре и Королевское общество, которым заведовал Исаак Ньютон. В Дрездене познакомился с самой известной Кунсткамерой в Европе саксонского курфюрста Августа Сильного. В Вене посетил сокровищницу Хофбурга и стал участником маскарадов.

В августе 1698 года Петр I прибыл в Москву и сразу взялся за изменение российского уклада. В частности, ввел новое летоисчисление от Рождества Христова и светский Новый год перенес на 1 января, основал будущую столицу — крепость «Санкт-Питербурх» на Заячьем острове, принял гражданский шрифт и арабские цифры вместо старославянских, начал модернизацию госаппарата, церковных дел, армии, промышленности, образования и культуры. А помимо этого, сослал в монастырь свою жену Евдокию Лопухину, «прописался» в Немецкой слободе, где устраивал на западный манер пиры и сначала в шутку обрезал боярам бороды.

Такие кардинальные перемены насторожили многих. И скоро в обществе появились слухи о том, что царя подменили в путешествии.

Выставка «Великое посольство Петра I в Европу»

Прежде чем рубить «окно в Европу», он зашел через дверь. С подробностями того визита знакомит выставка «Великое посольство Петра I в Европу» в Историческом музее.

Красивая метафора насчет того, что царь Петр Алексеевич поднял Русь на дыбы, подразумевает на практике переход к европейскому укладу жизни. Чтобы двигаться с нечеловеческой решимостью к грандиозной цели, хорошо бы эту цель наглядно себе представлять. Гипотеза из разряда тех, которые нельзя доказать или проверить, но все-таки: не побывал бы российский государь самолично в Пруссии, Голландии, Великобритании — может, и не замахнулся бы у себя дома на реформы такого неслыханного масштаба.

Понятно, что в прежнем виде он страну все равно бы не оставил — не тот темперамент, однако намерения свои наверняка откорректировал в ходе путешествия по Европе.

Оставить государство без правителя больше чем на год — затея рискованная даже для развитой демократии, что уж говорить про абсолютную монархию. Тогдашние опасения оказались не напрасными: «великое посольство» пришлось прервать раньше срока из-за стрелецкого бунта. До запланированной Италии царь не добрался. Но впечатлений и без того набралось с избытком. Пожалуй, они-то и стали главным итогом миссии. Хотя изначально это посольство снаряжалось ради сколачивания в Европе антитурецкого альянса, ни одного договора так и не было подписано. Зато навербовали кучу иностранных специалистов для работы в России, сами освоили полезные специальности вроде корабельного плотника (как известно, Петр I всю жизнь гордился этим своим дипломом), а главное, увидели воочию тамошнее жизнеустройство. Одно дело, пируя в Немецкой слободе, послушать байки про заграничное житье-бытье, и несколько другое — прикоснуться к реальности.

Задача облегчалась тем, что царь путешествовал инкогнито, под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова (любопытно, что с этим псевдонимом происходила постоянная путаница: в некоторых документах почему-то фигурирует «А. Михайлов»).

Не то чтобы зарубежные монархи ни о чем не догадывались — ровно наоборот, принимали с почестями в тех случаях, когда у Петра Михайлова возникала надобность предстать в облике государя.

На выставке можно даже увидеть стихотворную оду на латыни, сочиненную по случаю встречи русского царя с королем Англии. Но в остальное время инкогнито помогало избегать церемониальной мороки и назойливого любопытства. Ради этого легко приносился в жертву комфорт, подобающий статусу. Например, в голландском Саардаме члены делегации проживали в сущей хибаре, которая запечатлена на сохранившихся гравюрах. Похоже, Петр Алексеевич намеренно хотел смешаться с европейским простонародьем, чтобы вникнуть в бытовые подробности. Его будущие реформы должны были коснуться не только бояр, но и всех слоев российского населения. Требовались житейские модели для подражания. Вспомнить хотя бы пресловутую картошку в качестве важнейшей сельскохозяйственной культуры.

Хроника «великого посольства» представлена в экспозиции довольно подробно, начиная с первого указа о его учреждении.

Тут же фигурирует дипломатическая переписка и документы разного рода — скажем, проезжие грамоты, заменявшие в ту пору загранпаспорта с визами. В витрине расположилась большая государственная печать, которую посольство возило с собой из страны в страну (надо же было время от времени чем-то подтверждать высочайшие полномочия). А мелкие текущие проблемы улаживались при помощи «ефимочной казны» — так называли прихваченный в дорогу «валютный резерв» в виде серебряных талеров. Несколько монет-«ефимок» демонстрируют посетителям, уверяя, что те самые и есть. Еще имеется царский кафтан, гигантские ботфорты и деревянный коловорот, с помощью которого Петр Михайлов осваивал в Голландии профессию плотника. Не отставал от хозяина и денщик Алексашка Меншиков, о чем свидетельствует выданная оному Алексашке грамота насчет прохождения корабельных курсов в Амстердаме.

В принципе, выставка берет несколько шире простого рассказа о путешествии.

Разного рода артефакты вроде оловянных пивных кружек и курительных трубок располагаются на фоне документов, пунктиром обозначающих политическую жизнь тогдашней Европы. Скажем, император Священной Римской империи Леопольд I в своем послании русскому государю предлагает сепаратные переговоры с Оттоманской Портой. Те еще двойные стандарты. Но такие экспозиционные детали требуют вдумчивого исследования и дополнительных справок, а общий визуальный ряд доступен пониманию любого посетителя.

Великое посольство


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Великое посольство

Великое посольство — дипломатическая миссия 1697—1698 в Зап. Европу, предпринятая царём Петром I. Официальная цель В. п., как об этом объявил в Посольском приказе дум. дьяк Е. Украинцев, состояла в «подтверждении древней дружбы и любви для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста Господня, салтана Турского, хана Крымского и всех бусурманских орд». Однако ещё накануне рус. посланник К. Нефимонов добился заключения с австр. императором и Венецией договора на 3 года об оборонит. и наступат. союзе против Османской империи. С др. странами Зап. Европы о совместных действиях против турок речи пока вообще быть не могло: Англия и Голландия готовились к войне за т. н. «исп. наследство», и им было не до «врагов креста Господня», Франция же выступала на стороне османов, а поляки после смерти Яна Собесского (1696) уже год никак не могли выбрать себе короля, и каких-либо договоров там подписывать было некому. Т. о. на самом деле дипломат. цели были второстепенными. Осн. же цели В. п. указал П. П. Шафиров в соч. о рос. внеш. политике, к-рое ещё в рукописи редактировал сам царь: «1) видеть политич. жизнь Европы, ибо ни он сам, ни его предки ее не видели; 2) по примеру европейских стран устроить свое государство в политическом, особенно воинском порядке; 3) своим примером побудить подданных к путешествиям в чужие края, чтобы воспринять там добрые нравы и знание языков». Конечно, при этом преследовались и второстепенные цели: получение кредитов, приглашение на рус. службу специалистов; заказ и закупка воен. материалов, вооружений и т. п. Официально возглавлялось «великими послами » (Ф. Я. Лефорт, Ф. А. Головин, П. Б. Возницын), фактически — Петром I, находившимся в составе посольства под именем Петра Михайлова. В Курляндии Пётр вёл переговоры с курлянд. герцогом, в Кёнигсберге заключил союз с бранденбург. курфюрстом. В Голландии В. п., после безуспешных переговоров о получении субсидии, вынуждено было ограничиться закупкой снаряжения и наймом специалистов. Пётр I с частью посольства на 3 мес. выезжал в Англию, где вёл переговоры с англ. кор. Вильгельмом III, знакомился с кораблестроением, посещал верфи, арт. заводы, нанимал специалистов. В. п. вело безрезультатные переговоры в Вене с бывшими союзниками по антитур. коалиции — министром иностр. дел Австрии и венециан. послом, стремясь предотвратить заключение сепарат. мира Австрии с Турцией. Предполагавшаяся поездка в Венецию была отменена в связи с известиями о стрелецком бунте в Москве и спешным возвращением Петра в Россию. В. п. изучило междунар. обстановку, выяснило невозможность укрепить антитур. коалицию, привезло с собой планы борьбы за выход в Прибалтику. Возвращаясь в Россию, Пётр I встретился с польск. кор. Августом II Сильным и вёл с ним переговоры, послужившие основой для будущего союза против Швеции. По словам амер. историка Р. Мэсси, «последствия этого 18-месячного путешествия оказались чрезвычайно важными, даже если вначале цели Петра казались узкими. Он поехал в Европу с решимостью направить свою страну по западному пути. На протяжении веков изолированное и замкнутое старое Московское государство теперь должно было догнать Европу и открыть себя Европе. В определенном смысле эффект оказался взаимным: Запад влиял на Петра, царь оказал огромное влияние на Россию, а модернизированная и возрожденная Россия оказала в свою очередь новое, огромное влияние на Европу. Следовательно, для всех троих — Петра, России и Европы — Великое посольство было поворотным пунктом».

Владимир Богуславский

Материал из кн.: "Славянская энциклопедия. XVII век". М., ОЛМА-ПРЕСС. 2004.


Великое посольство, русская дипломатическая миссия в Зап. Европу, предпринятая Петром I в 1697-1698 годы с целью укрепления и расширения союза России с другими государствами и создания антитурецкой коалиции. Кроме того, Пётр I имел в виду ознакомиться на Западе с состоянием воен. и военномор. дела, сделать закупки вооружения и снаряжения, пригласить на русскую службу некоторых опытных моряков, артиллеристов и др. специалистов. В состав В. п. были включены дворяне, 62 солдата Преображенского полка и отряд волонтёров (35 чел.), направляемых за границу «для учения воинского поведения и морского дела». Общая численность В. п. при выезде из Москвы в марте 1697 года составляла ок. 250 чел. Официально оно возглавлялось «великими послами» (Ф. Я. Лефорт, Ф. А. Головин, П. Б. Возницын), фактически — Петром I, который ехал анонимно и в списках посольства значился десятником волонтёров Петром Михайловым. Во время пребывания в Бранденбурге В. п. заключило Кёнигсбергский договор 1697 года, отражавший новые направления внешней политики России, которые привели её вскоре к Северной войне. В Кенигсберге Пётр I познакомился с состоянием артиллерии. В Голландии В. п. вело переговоры о приобретении снаряжений и припасов для строившегося тогда Азовского флота. На амстердамских верфях Пётр I изучал состояние кораблестроения в Голландии. Отсюда он с частью посольства выезжал в Англию, где вёл переговоры с английским королём, осматривал верфи, доки, заводы. Находясь в Вене, В. п. прилагало большие усилия к тому, чтобы не допустить заключения сепаратного мира Австрии с Турцией. Добиться этого не удалось. В то время когда В. п. собиралось отправиться в Венецию, пришло известие о бунте стрельцов в Москве. В связи с этим дальнейшая деятельность В. п. была прервана. На обратном пути в Раве-Русской Пётр I встретился с польским королём Августом II, вёл с ним переговоры, заложившие основы будущего союза против Швеции. 25 авг. 1698 Пётр I возвратился в столицу. Хотя В. ц. не достигло всех своих дипломатич. целей, оно позволило более глубоко изучить междунар. обстановку, ускорило разработку плана борьбы России за выход в Прибалтику. В. п. было нанято для службы в России ок. 1000 специалистов, преимущ. для флота, закуплено вооружение (в т. ч. 22 пушки, 5000 ружей, 3200 штыков и пр.), приборы, снаряжение. Ознакомление с производством вооружения, с рядом науч. учреждений, английским и голландским флотами оказало влияние на последующую преобразоват. деятельность Петра I.

Б. И. Кузнецов.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах


Литература:

Петр Великий, Сборник статей. М.—Л., 1947;

История дипломатии. Изд. 2-е. Т. 1. М., 1959, с. 336 — 337;

Богословский M. M. Петр Первый. Материалы для биографии. Т. 2. М., 1941.

 

 

Петр Великий и Великое посольство

Петр Великий (1672 - 1725)

10 марта 1697 года русский царь Петр Великий начал свою дипломатическую миссию в Западной Европе, именуемую «Великое посольство ». Целью этой миссии было усиление и расширение влияния России в Западной Европе и поиск союзников против Османской империи. Особенностью миссии является то, что Петр Великий руководил ею сам, но инкогнито под неправильным именем.

Став русским царем

В возрасте 10 лет Петр стал царем, а его мать была регентом, но после политических неурядиц настояли на провозглашении Петра и Ивана совместными царями. Поначалу Питер не особо беспокоился о том, что другие управляют и принимают решения за него, так как у него было больше времени для кораблестроения, плавания и «игр» со своей игрушечной армией. Однако после смерти матери в 1694 году Петр стал независимым государьём.

Модернизация России

Спустя несколько лет Петр стремился модернизировать Россию с помощью нескольких реформ и находился под сильным влиянием Западной Европы.Несмотря на то, что он столкнулся с серьезным сопротивлением в своем правительстве, он мечтал сделать Россию морской державой. Визиты Петра на Запад внушили ему представление о том, что европейские обычаи во многих отношениях превосходят русские традиции. Его модернизация включала в себя создание государственных чиновников и создание современных стилей одежды для солдат, которым в то время также требовалось сбрить бороды.

Россия должна стать морской державой

Чтобы улучшить положение своей страны на море, Петр стремился получить больше морских выходов.Единственным его выходом в то время было Белое море в Архангельске. Балтийское море в то время контролировалось Швецией на севере, а Черное море - Османской империей на юге. Петр попытался получить контроль над Черным морем, а это означало, что ему придется изгнать татар. Петр вел войну против крымского хана и османского султана. После первой безуспешной попытки захватить османскую крепость Азов у ​​реки Дон, он организовал большую армию и в 1696 году направил против османов около тридцати кораблей.12 сентября 1698 года Петр официально основал первую военно-морскую базу России - Таганрог.

Идея Великого Посольства

Зная, что ему не удалось захватить Османскую империю в одиночку, Петр инкогнито отправился в Европу в 18-месячное путешествие с большой российской делегацией - так называемым «Великим посольством», чтобы заручиться помощью европейцев. монархи. Фактически, им руководил сам Петр, который инкогнито ходил под именем Петр Михайлов. При росте 2,03 м Питер был одним из самых высоких людей в Европе, что очень трудно скрыть.К несчастью для Петра, у европейцев в то время были другие заботы. Опасения были больше сосредоточены на преемнике бездетного короля Испании Карла II, чем на борьбе с Османской империей.

Большое посольство Петра I в Европе в 1697 и 1698 годах нашей эры. Справа портрет Петра в одежде моряка / моряка / моряка во время его пребывания в голландском городке Зандам.

Передача знаний из Западной Европы в Россию

Тем не менее, Великое посольство продолжалось, и Петр многое узнал о культуре и жизни Западной Европы.Он изучал кораблестроение и получил возможность получить практический опыт на крупнейшей в мире верфи, принадлежащей голландской Ост-Индской компании. Петр I получил как Петр Михалов справку, подтверждающую, что он проработал четыре месяца и пять дней плотником на корабле под руководством Мастера Пула, что он внимательно изучил все отрасли ремесла и вел себя прилично. В Англии Петр встретился с королем Вильгельмом III и отправился в город Манчестер, чтобы изучить методы градостроительства, которые он позже применил с большим успехом в Санкт-Петербурге.Поскольку соглашение с Генеральными штатами достичь не удалось, миссия сосредоточилась на приобретении срочно необходимого оружия и наборе экспертов. Например, в первые несколько месяцев года для Черноморского флота было нанято большое количество специалистов, после того как в Ливонии, Курляндии и Пруссии удалось набрать лишь несколько специалистов. Говорят, что это около 1100 человек. Таким образом, миссия организовала технологический прорыв и передачу знаний из Западной Европы в Россию.

Беседа Петра I в Голландии.Неизвестный голландский художник. 1690-е гг.

Реформирование календаря

Затем посольство отправилось в Лейпциг, Дрезден и Вену. Он говорил с Августом Сильным и Леопольдом I, императором Священной Римской империи. К несчастью для него, путешествие пришлось прервать из-за восстания стрельцов в 1698 году. Под влиянием европейской культуры Петр стремился изменить несколько традиций. Он работал над прекращением браков по расчету и развелся с собственным несчастливым браком. Также он изменил празднование Нового года с 1 сентября на 1 января и провозгласил, что действует юлианский календарь, и год был 1700 вместо 7207 года, который, согласно старому русскому календарю, основывался на дате предполагаемого создания мир.

Политически провал?

На обратном пути в Россию Великое посольство вело бесплодные переговоры в Вене с бывшими союзниками России по Священной лиге, министром иностранных дел Австрии и венецианским послом, пытаясь помешать заключению сепаратного мирного договора между Австрией и Турцией. Намеченный визит в Венецию был отменен из-за новостей о стрелецком восстании в Москве и поспешном возвращении Петра в Россию. Великое посольство не смогло выполнить свою главную задачу, но оно собрало ценную информацию о международной ситуации, констатировало невозможность усиления антитурецкой коалиции из-за надвигающейся войны за испанское наследство и вернуло планы получения доступа к Балтийское море.На обратном пути в Россию Петр Великий встретился с Августом II Польским и провел с ним переговоры, которые легли в основу российско-польского союза против Швеции в Великой Северной войне.

Петр I в Голландии, неизвестный голландский художник, 18 век

Петровские реформы

Петр способствовал развитию российской экономики с помощью инфраструктурных проектов, таких как каналы, шлюзы и дороги, потому что, когда он вступил в должность, в стране было всего десять заводов. В 1703 году он приказал построить крепость, ныне старейшую часть Св.Петербург и углубление гавани. Он заказал в Амстердаме макет земснаряда, который реконструировали в натуральную величину. После победы над шведами он перенес столицу из Москвы в Санкт-Петербург, город, основанный на западноевропейских принципах и спроектированный итальянскими архитекторами. Купцы, государственные служащие, ремесленники и знать были вынуждены переехать и построить дом за свой счет. В 1713 году он опубликовал эказе о том, что половину всех товаров, которые обычно вывозились в Архангельск, теперь нужно переправлять в Санкт-Петербург.Петербург. В области финансов он стандартизировал серебряный российский рубль и ввел новые монеты, в основном основанные на десятичной системе счисления.

Петровские экспедиции

Петр отправил несколько экспедиций для исследования Сибири. Между 1718 и 1727 годами Даниэль Готлиб Мессершмидт собирал сведения о географии, населении и природе Западной и Центральной Сибири. На Дальнем Востоке Камчатку исследовали Иван Еврейнов и Федор Лужин, на крайнем северо-востоке - Витус Беринг.Великая северная экспедиция Беринга и Алексея Чирикова была начата Петром Великим, но состоялась только после его смерти.

Смерть

Сразу после выздоровления Петр после тяжелой болезни осенью 1724 года отправился в более длительное морское путешествие, которое привело его в Шлиссельбург, где он хотел проверить работу на новом Ладожском канале. 5 ноября он вернулся в Санкт-Петербург, но не сошел на берег, а вместо этого продолжил плавание по Финскому заливу. Его целью был стрелковый завод недалеко от Лахты.С наступлением темноты пришла буря. Недалеко от берега озера Лахта Петр Великий обнаружил перевернувшуюся лодку, и экипаж пригрозил утонуть. Чтобы помочь матросам и солдатам из Кронштадта, он по бедру перебрался в ледяную воду озера. Здесь проявилась его личная приверженность и его безжалостность по отношению к самому себе. 8 февраля 1725 года пятидесятидвухлетний царь скончался в Петербурге в результате своего спасения (болезнь мочевого пузыря в сочетании с трофеем печени).

В yovisto academy video search вас может заинтересовать лекция Джона Мерримана в Йельском университете, который рассказывает о Петре Великом.

Ссылки и дополнительная литература:

Визит царя Петра Великого в Англию - история теперь Журнал, подкасты, блог и книги

Как и многие молодые российские студенты, двадцатипятилетний Петр Михайлов покинул пределы своей родины в 1697 году, чтобы «оба учиться. и испытать »культуру и технический прогресс Западной Европы.[1] Однако присоединение Петра к «Великому посольству» было интригой и загадкой по одной важной причине. «Петр Михайлов» был не более чем псевдонимом русского царя Петра I. Петр, человек, ценивший европейский дух, хотел, чтобы эта поездка инкогнито принесла не только практические знания о Западной Европе, но и идеи, чтобы превратить Россию в современную. Европейская нация.

Тайный аспект его поездки был быстро раскрыт, поскольку молодой царь, как известно, был одним из самых высоких людей в Европе, ростом около шести футов десяти дюймов.Физическая репутация Питера совпадала с его социальной репутацией, поскольку Питер, который был известен как неугомонный «весельчак», покидал любое место, которое посещал, в хорошем настроении из-за обильного употребления алкоголя и вечеринок. Тем не менее, большинство европейского населения не замечает, что вождь Российской Империи разгуливал по улицам Европы. Эти приключения привели Петра в Голландскую республику, где он изучил искусство купечества и классического кораблестроения, а его предприятия в Швеции привели к найму военно-морского персонала и отправке послов в Россию.[2] Хотя Великое посольство считалось успешным, одно из самых важных отношений было установлено за 10 лет до этого в 1687 году, когда французское правительство холодно отнеслось к русским послам во время подписания договора [3]. После такого обращения у Петра была личная вендетта против французов, которая привела к маловероятной, но прочной связи между российским царем Петром I и английским королем Вильгельмом III.

Питер в Англии

Вильгельм Оранский, король Англии с 1688 года и голландский штатский держатель , всю жизнь был циником по отношению к французам.Услышав о ненависти Петра к французам (и его желании возобновить экономические отношения с русскими), принц Оранский был вне себя от радости, позволив Петру отплыть из Голландской республики через Ла-Манш. Получив это самое долгожданное приглашение, Питер отправился в плавание и 10 января 1698 года высадился в Англии.

Любовь Петра к западной культуре только возросла во время его пребывания в Англии. В его восхищении как Англией, так и Западом не было ничего нового, поскольку молодой царь посылал сыновей русских дворян для получения европейского образования.[4] Питер не был исключением. Во время своего пребывания в Англии Питер был приглашен на частные экскурсии по английским историческим и экономическим местам, таким как Королевское общество и Лондонский Тауэр, чтобы осмотреть Королевский монетный двор [5]. Молодой царь также осмотрел английский военный арсенал, а также познакомился с английской культурой во время художественных экскурсий в такие места, как Оксфорд, Лондон и Виндзор. [6] Что касается науки, Питер посетил Королевскую обсерваторию в Гринвиче из-за его интереса к использованию звезд для навигации.[7] Однако Питер был шокирован социальными и экономическими отношениями по всей Англии.

Для царя Англия была домом процветающего купечества, свободной прессы, открытого правительства и космополитической атмосферы, ко всему этому Петр и хотел стремиться в своей собственной империи. [8] Слушание открытых дебатов среди людей во время его визита в английский парламент оставило царя в приподнятом настроении, заявив: «Приятно слышать, как подданные правдиво и открыто говорят со своим королем. Это то, чему мы должны научиться у англичан ».[9] Тем не менее, со всеми интересами царя к вестернизации, на самом деле именно один особый аспект английской культуры привел сюда Петра: королевский флот. [10] Одержимость молодого царя кораблестроением проистекала из того простого факта, что Россия создала национальный флот в 1696 году, всего за два года до этого.Излишне говорить, что Петру нужен был совет, как построить флот. Король Вильгельм III послал и впоследствии подарил Петру Royal Transport , корабль, на котором перевозили престижных гостей из Голландии в Англию, и один из самых современных кораблей в мире [11]. Этот подарок стал для российских инженеров ключевым примером постройки современных кораблей.

Когда Питер прибыл в Англию, он поселился в доме писателя Джона Эвелина в Дептфорде, к юго-востоку от Лондона. Причина, по которой Питер переехал в небольшой дом в Дептфорде, заключалась в том, что он находился недалеко от верфей Королевской пристани, где Питер регулярно посещал и изучал строящиеся корабли.[12] Более того, царь неоднократно делал наброски кораблей на верфях Дептфорда, одновременно изучая «чертежи» английской военно-морской архитектуры. Однако российский император не тратил все свое время на изучение английских кораблей на Королевской пристани. Чтобы отточить военно-морскую тактику в военном конфликте, Питер отправился в Портсмут.

В Портсмуте Питер осмотрел английские военные корабли, старательно отмечая количество и калибр орудий на кораблях, а также изучал имитацию тактики, логистики и стратегии морских сражений, которые англичане специально организовали для молодого царя недалеко от берега. Остров Уайт.[13] С новой информацией о западной культуре, военно-морской архитектуре и тактике, полученной в Англии, царь Петр I вернулся бы обратно в Россию и применил их в попытке сделать Россию современной европейской страной.

Что Петр Великий вернул России?

Время Петра в Англии подошло к концу 22 апреля 1698 года. Немедленная реакция английского правительства Петра после его отъезда была той, которая поддерживала стереотипы русских того времени.Для англичан Питер был неразумным, отсталым и часто пьян. Даже во время путешествий Питер не мог перестать развлекаться, поскольку он регулярно писал о том, как он «оставался дома и веселился» до такой степени, что Джон Эвелин заставил британское правительство выплатить компенсацию в размере трехсот пятидесяти фунтов стерлингов для покрытия ущерба. сделано Петровским «весельем». [14] Однако, хотя англичане, возможно, думали, что Петр ничему не научился, царь воспользовался своими новообретенными знаниями и продвинул Россию глубоко.

Открытая политика и социальные отношения между правительством и народом в Англии сильно повлияли на Питера в последние годы его жизни, когда он реализовал свою весьма влиятельную Табель о рангах. Кроме того, английская и западная культура помогли сформировать молодое русское дворянство для будущих поколений - на протяжении восемнадцатого века и позже. Однако знания в области судостроения, которые Петр привез в Россию, помогли изменить страну. Когда Петр вернулся в Россию, царь учредил большую программу кораблестроения в Балтийском море, которая к его смерти в 1725 году насчитывала 28 000 человек в составе флота, состоящего из почти 50 больших кораблей и более 800 судов меньшего размера.[15] Также важно отметить, что в величайшей битве Петра, Великой Северной войне против Швеции, вновь созданный российский флот был ключевым компонентом победы России в войне. Для Петра Великое посольство и его путешествия по Англии были больше, чем просто приключением для молодого правителя. Они сыграли важную роль в превращении Петра I в Петра Великого.

Что вы думаете об этой статье? Насколько важно было пребывание Петра Великого в Англии для его дальнейших успехов? Сообщите нам об этом ниже.

[1] VO Kliu︡chevski, Peter the Great (Boston: Beacon Press, 1984), 24.

[2] Lindsey AJ Hughes, Россия в эпоху Петра Великого (Hew Haven Conn .: Yale University Press, 2000), 23-24.

[3] Hughes, Россия в эпоху Петра Великого, 25.

[4] Kliu︡chevski, Петра Великого, 29.

[5] «Петр Великий», Королевские музеи Гринвича | Объект всемирного наследия ЮНЕСКО в Лондоне, 21 июля 2016 г., http: // www.rmg.co.uk/discover/explore/peter-great.

[6] Хьюз, Россия в эпоху Петра Великого , 25.

[7] «Петр Великий», Королевские музеи Гринвича | Объект всемирного наследия ЮНЕСКО в Лондоне, 21 июля 2016 г., http://www.rmg.co.uk/discover/explore/peter-great.

[8] Хьюз, Россия в эпоху Петра Великого , 23.

[9] Kliu︡chevski, Петра Великого, 28.

[10] Там же, 29.

[11] "Петр Великий", Королевские музеи Гринвича | Объект всемирного наследия ЮНЕСКО в Лондоне, 21 июля 2016 г., http: // www.rmg.co.uk/discover/explore/peter-great.

[12] Там же,

[13] Kliu︡chevski, Петр Великий, 28.

[14] Там же, 29.

[15] «Петр Великий», Королевские музеи Гринвича | Объект всемирного наследия ЮНЕСКО в Лондоне, 21 июля 2016 г., http://www.rmg.co.uk/discover/explore/peter-great.

Был Петр великим? Московская выставка подробно рассказывает об огромном культурном влиянии царя

Портрет Петра в декоративном произведении искусства (начало XVIII века) © Предоставлено Музеями Московского Кремля

Первый и самый важный российский император, Петр Великий (1672-1725), обладал огромной личностью, соответствующей его колоссальному росту (он, по-видимому, превышал 2 метра), и его значительная роль в формировании истории России широко известна.Но в этом месяце выставка в Музеях Московского Кремля будет посвящена малоизученным аспектам влияния Петра.

«Все знают [Петра] как реформатора в государственной сфере, как созидателя армии и флота, реформатора нравов», - говорит куратор выставки Ольга Дмитриева. «Мы решили показать стороны его многогранной личности, которые нравятся современным людям, в первую очередь его интеллектуальные качества, [путем демонстрации] необычных и интересных вещей, которые подчеркивают эту сторону [его характера]», - говорит она.«Петровские реформы в сфере культуры колоссальны [и они] привели к началу настоящего Просвещения в России».

Компас, сделанный императором для Августа II Сильного (1709 г.) Фото: Эльке Эстель / Ханс-Петер Клут, © Rüstkammer, Staatliche Kunstsammlungen Dresden

Выставка - первое крупное мероприятие в преддверии 350-летия Петра в 2022 году.Он объединяет более 200 редких документов, регалий, картин и других предметов из Кремля и Государственного Эрмитажа, а также из европейских коллекций, включая Дрезденский музей Grünes Gewölbe, Амстердамский музей и Национальный морской музей Лондона. В шоу прослеживается, как Великое посольство Петра - дипломатическая миссия в 1697-98 годах для защиты оружия и союзников в Западной Европе от Османской империи - и его взаимодействие с учеными, правителями и их коллекциями преобразовали Оружейную палату в центре Кремля. Музеи и положил начало первому в России общедоступному музею - Кунсткамеру.

Питер четыре раза посещал Королевскую обсерваторию в Гринвиче, встречался с королевским астрономом Джоном Флемстидом и смотрел на звезды в свой телескоп. Он был глубоко впечатлен покровительством науки, установленным в Великобритании при Карле II, и поощрял то же самое дома. Одним из экспонатов выставки станет черновик письма Исаака Ньютона о принятии придворного Петра Александра Даниловича Меньшикова первым русским членом Лондонского королевского общества. Письмо было передано британской организацией в СССР в 1943 году и находится в архиве Российской академии наук.

Церемониальная булава из Турции (вторая половина 17 века) Предоставлено Музеями Московского Кремля.

Петровские коллекции китайских и сибирских артефактов также будут представлены. Его сибирская коллекция, вдохновленная голландским другом, побудила его заказать сбор артефактов из курганов и, по словам Дмитриевой, сделала его «основоположником русской археологии».

Среди покупок императора во время его путешествий по Европе были ботанические и энтомологические рисунки натуралиста Марии Сибиллы Мериан, которые будут выставлены на обозрение. Путешествие Петра также раскрыло его художественные способности, такие как гравюра, которую он сделал в Нидерландах, изображающая победу над османами, и компас, который он создал для Августа II Сильного, взятый на время из Дрезденской государственной коллекции произведений искусства.

Петр Великий: коллекционер, ученый, художник , Музеи Московского Кремля, Москва, 29 ноября - 8 марта 2020 г.

Как Петр Великий заслужил свое имя

Фрагмент Петра Великого, царя России (1672 г.) -1725) Годфри Кнеллера, 1698, через Королевскую коллекцию; с Императорским дворцом «Петергоф» (гол. Петровский двор) в Санкт-Петербурге, Россия

Новаторский, умный и физически внушительный: это несколько прилагательных, которые описывают великого российского императора Петра Великого (г.1682-1725). Известный как великий западник, Петр, как известно, импортировал в свою страну европейскую культуру, сделав российское государство частью современного западного мира. Проницательный наблюдатель и быстрый ученик, Петровские реформы сделали Императорскую Россию европейским государством, о чем раньше никогда не думали.

Ранние годы Петра Великого Петр Великий в детстве

9 июня 1672 года Петр родился в Москве как четырнадцатый ребенок тогдашнего царя Алексия (г.1645-1676). Он был первым ребенком своей матери, Натальи Нарышкиной - дворянки из знатной русской семьи тюркско-татарского происхождения. Отец Петра умер, когда ему было четыре года, оставив неустойчивую линию престолонаследия на российском престоле.

У Петра было тяжелое детство. На престол наследовал его болезненный старший сводный брат Федор III, которому для правления требовалось регентство. Семья сводных братьев и сестер Петра (семья Милославских) и семья матери Петра (семья Нарышкиных) боролись за то, какая линия имеет законное право править после ранней смерти Федора III.

Сводная сестра Петра София (из семьи Милославских) яростно предложила компромисс. София пользовалась поддержкой и лояльностью стрельцов - самых элитных пехотных подразделений Российской императорской армии - и использовала их для заключения сделки. Петр и его сводный брат Иван V будут править как соправители с Софией как действующий регент.

Вам понравилась эта статья?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей

Пожалуйста, проверьте свой почтовый ящик, чтобы активировать подписку

Спасибо!

Несмотря на оптимальный компромисс, многие родственники Петра были убиты Софией в процессе: события, свидетелем которых Петр был в детстве.Образование, полученное Петром, также было очень ограниченным. Питер был очень любопытным ребенком со многими интересами (в основном, играми в армию со своими приятелями), но формальное образование никогда не входило в их число. Паранойя Софии закрывала Россию от внешнего влияния, поэтому Петр не мог получить мирское образование, которого заслужил князь - то, что он исправит в своих радикальных петровских реформах как царь.

Великое посольство Петра: 1697-1698 Портрет Петра I (1672-1725) Жан-Марка Наттье, 17 век, через Эрмитаж, Санкт-Петербург

Когда Петр получил полную опеку над Российским государством, он отправился в свое Великое Посольство 1697-98 гг. - это были первые зарубежные визиты любого русского правителя.Вдохновленный своим желанием полностью модернизировать имперскую Россию и превратить ее в западное государство, он посетил Западную Европу, чтобы увидеть их культуру и обычаи. Он путешествовал инкогнито, но его рост (который, по оценкам, составлял 6 футов 8 дюймов) и его русское окружение, вероятно, не были очень скрытными.

Петр глубоко интересовался войной на море. Он хотел использовать эту практику для борьбы с османами на своих южных границах. Он наблюдал за кораблестроением у голландцев и британцев (и участвовал в нем, находясь там) и изучал артиллерию в Пруссии.

Несмотря на то, что экспедиция была посольской, Петр Великий был гораздо больше заинтересован в наблюдении за ручным трудом и в участии в нем, чем в каких-либо политических или дипломатических делах. Петр наблюдал и участвовал (и будет осваивать) множество различных европейских профессий, от судостроения до стоматологии. Его план состоял в том, чтобы взять все свои наблюдения и оформить их как петровские реформы в своем российском государстве.

Питер никогда не получал формального образования (и не обращал на него внимания) из-за недостатков образования в его родной стране и паранойи его сестры.И все же он был проницательным наблюдателем и быстро учился до такой степени, что большая часть его наблюдений была воспроизведена с детальной точностью дома.

Возвышение и реформа Петра Великого Петр Великий, через biography.com

Большая часть раннего правления Петра Великого была во власти его матери. Она умерла в 1694 году, когда Петру было 22 года, а Иван умер в 1696 году, когда Петру было 24. Это был возраст, в котором Петр, наконец, сумел осознать независимое правление как царь России.Он немедленно отправился в свое Великое посольство.

Посольство было прервано из-за стрелецкого восстания 1698 года, которое уже было подавлено ко времени возвращения Петра в Москву в августе того же года. После судьбоносных путешествий по Европе он немедленно провел радикальные и масштабные петровские реформы, полностью изменившие российское государство.

Петр окружил себя иностранными советниками из Европы. Он сделал французский язык языком российской политики и ее высшего класса (которым он оставался до 1917 года) и отменил московскую одежду в пользу французской одежды.Известно, что он ввел «налог на бороду», который требовал от носителей бород (русская традиция) платить дополнительные налоги, чтобы вестернизировать внешний вид своего народа.

Петр переключил свое внимание с османов на юг на шведов на север - он возглавил коалицию против Шведской империи в Великой Северной войне (1700-1721). В ходе конфликта Петр Великий получил место шведского форта Ниеншанс, где он основал новый русский город - Санкт-Петербург.Город стал известен как его «окно на запад» и был местом, где он, наконец, создал свой впечатляющий российский флот (с нуля)!

Императорская Россия: окно на Запад Императорский дворец «Петергоф» (гол. Петровский двор) в Санкт-Петербурге, Россия, через сеть Matador

На этой фотографии изображен Императорский Зимний дворец в Санкт-Петербурге. Обратите внимание на симметричную архитектуру в европейском колониальном стиле: свидетельство большого увлечения Петра всем западным.

Петр Великий сделал Санкт-Петербург новой столицей своей империи, которой он оставался до 1918 года (под названием Петроград, а затем Ленинград в честь Владимира Ленина). Царь принял титул императора, западный титул, вместо традиционного русского титула, титул царя был русифицированным прозвищем римского императорского титула Цезарь. Российские государи сохраняли титул императора до 1917 года.

Петр попытался индустриализировать свое государство, но это было медленное начало, и оно резко отставало от остальной Европы.Слабо развитая промышленность имперской России стала одной из причин ее плохих результатов в Первую мировую войну, а также сталинской государственной программы коллективного сельского хозяйства в 1930-х годах.

Будучи таким активным человеком с соответствующим интеллектом, Петр ввел меритократию: правление по заслугам. Он презирал наследственные титулы и считал, что они делают богатые семьи ленивыми. Он отменил наследственную деноминацию, требующую от всех работать ради статуса. Хотя Россия, естественно, непопулярна среди высших слоев общества, придерживалась этой системы до 1917 года.

На войне Петр любил быть на передовой, сражаясь со своей недавно реформированной армией в пылу битвы.

Петровские реформы Великого Императора (продолжение) Петр Великий, через history.com

Несмотря на то, что Россия была православным государством, у нее была своя собственная система датирования. Петр время от времени объявлял о переходе от традиционной русской даты к юлианскому календарю вслед за римской церковью.20 декабря 7208 года (в российской системе датирования) он постановил, что 1 января его страна перевернет век вместе с остальной частью континента - 1700. Он также ввел в действие западную (германскую) традицию рождественской елки и обязал Новогоднее поздравление по закону с 1 января 1700 года.

Император урезал власть Русской Православной Церкви и подчинил ее своей власти. Он расширил систему образования и построил первые университеты в Императорской России.Он ввел обязательное образование для всех социальных слоев (кроме крепостных). Петр отменил браки по договоренности, поскольку он думал, что они часто приводят к катастрофе, тем самым давая больше автономии молодым девушкам в своей империи. Как это ни парадоксально, он был очень заинтересован в организации браков своих детей с королевскими семьями Западной Европы, чтобы укрепить свои связи с ними - его сын и наследник женились (катастрофически) на дочери немецкого принца из семьи Марии-Антуанетты.

Петр импортировал великие книги и западное искусство и перевел их на русский язык.Первая русская газета была основана при императоре. Он также основал российскую судебную систему.

Петровские реформы были естественно противоречивыми; некоторые были популярны, а некоторые - непопулярны. Несмотря на свои либеральные и просвещенные политические взгляды, император подавил любую оппозицию своему правлению под своей огромной реформированной западной армией.

Личный скандал Петра I Портрет русского цесаревича Алексея Петровича, XIX век, через Эрмитаж, Санкт-Петербург

Петровские реформы преобразовали и модернизировали Императорскую Россию, сделав ее доминирующей державой в европейской геополитике.Но бытовая личная жизнь Петра складывалась не так стабильно.

Беспорядочные браки - во-первых, по договоренности матери Питера - разрушили семейную жизнь Питера. Его отношения со второй женой Екатериной I, сменившей его на российском престоле, были стабильными. Он не ладил со своей первой женой Евдоксией. Старшим из троих детей Петра (четырнадцати лет), переживших детство, был цесаревич Алексей Петрович Романов, которого мать Евдокия.

Алексея воспитывала его мать, которая вызвала глубокую обиду на отца и спроецировала ее на своего сына.Из-за того, что Питер был таким активным, он нечасто бывал рядом с мальчиком. Когда Евдоксину заставили войти в монастырь и стать монахиней, ответственность царевича легла на дворян, которые в значительной степени подверглись остракизму со стороны императора. Царевич вырос с пренебрежением к отцу.

После неудачного брака по договоренности, в результате которого родились двое детей, Алексей бежал в Вену после того, как его жена умерла при родах. Петр хотел, чтобы его сын больше интересовался делами государства; царевич отказался от роли вместо своего сына Петра - внука Петра.

Питер расценил этот полет как международный скандал. Император предположил, что его сын замышляет восстание, и приговорил его к пыткам вместе со своей матерью Евдокией. Алексей скончался в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге в конце июня 1718 года после двухдневных пыток.

По иронии судьбы, 200 лет и 21 день спустя династия Романовых была фактически упразднена с казнью еще цесаревича Алексея - сына императора Николая II в июле 1918 года.

Наследие российского императора Петра Великого Петр I на смертном одре, Иван Никитин, 1725 г., Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В последние годы своей жизни Петр переключил свое внимание на юг и восток и значительно расширил территорию Российского государства.

История ухудшения здоровья и смерти Петра остается такой же беспокойной и энергичной, как и сам император. В 1720-х годах Петр скончался от инфекций мочевыводящих путей и мочевого пузыря, из-за которых он не мог ходить в туалет.После успешной операции он продолжал доводить себя до предела своего характерного беспокойства.

Несмотря на шесть дополнительных месяцев деятельности, которые Петр сумел выйти из себя, император скончался от гангрены мочевого пузыря. Он умер в начале 1725 года в возрасте 52 лет, после сорока двух лет пребывания на российском престоле, не имея названного преемника.

Дом царя Петра - Зандам, Нидерланды

«Дом царя Петра», построенный в 1632 году, представляет собой историческое здание в Зандаме, Нидерландах, наиболее известном как место, где в 1697 году жил российский царь Петр I во время своего Великого посольства.Помимо того, что здесь жил царь Петр, это еще и самый старый деревянный дом в Нидерландах.

Петр познакомился с заандамским кузнецом и мастером Герритом Кистом, когда Кист работал на царя в Москве. Посетив Заанстрик, Питер настоял на том, чтобы остаться с Кистом в своем доме, несмотря на протесты Киста о том, что его дом был простой лачугой, которую делил с вдовой одного из его рабочих. Вдове заплатили за то, чтобы она переехала, и Питер провел неделю в качестве гостя у Киста. Царь путешествовал инкогнито под именем Питер Михаэлофф, и, хотя Кист не раскрыл личности своего гостя, Петра быстро узнали, что усложняло его наблюдения.

Петр хотел узнать больше о голландской судостроительной промышленности, и с этими знаниями (и другими знаниями, полученными во время Великого посольства) начался период модернизации и роста в России. В то время Голландская республика была одной из самых развитых стран мира. Хотя он оставался в доме совсем недолго, он возвращался несколько раз, последний раз в 1717 году.

Со временем дом стал чем-то вроде туристической достопримечательности. Его посетил Наполеон в 1811 году, а позднее - российские лидеры Горбачев и Поэтин.Наполеон даже оставил граффити в виде большой голубой буквы N рядом с камином.

В 18 веке его спас от сноса местный трактирщик. Позже, в 1818 году, деревянный дом был куплен королем Виллемом I в качестве подарка на рождение его русской невестки Анны Павловны, сестры царя Николая I. каменный покров по заказу царя Николая II. В 1948 году СССР вернул дом Нидерландам.

Петр Великий: Царь во Франции, 1717

Петр Великий: Царь во Франции, 1717 - выставка, посвященная триста лет со дня визита Петра Великого в Париж, во время которого он посетил различные учреждения (такие как Изготовители гобеленов, Дом инвалидов и Королевская академия живописи и скульптура), и, как известно, поднял маленького короля Людовика XV и поцеловал его несколько раз, вопиющим образом игнорируя королевский протокол. Первое Великое посольство Петра не включало Францию ​​из-за катастрофического визита российских дипломатов в 1687 году и постоянной поддержки Францией противника России Турции на протяжении всего правления Людовика XIV, и, к сожалению, Петр Великий и Людовик XIV никогда не находились в одной комнате.Визит 1717 года в целом был успешной попыткой вовлечь Россию в лоно европейской культуры и политики, и его можно рассматривать как одно из главных достижений европейской политики Петра, в которой Россия больше не была отсталой средневековой страной, а была страной. чьих руководителей можно было принять в Версале и активно учиться у институтов, нравов и архитектуры своих европейских современников.

Придя на эту выставку, я был очень взволнован - правление Петра Великого было одним из первых проблесков небританской истории, которым меня учили в школе, и было моим первым вторжением в долгий восемнадцатый век.В сочетании с величественной атмосферой Версаля эта выставка с самого начала казалась успешной на всех уровнях.

Во многом так и было. Предметы и картины, представленные на выставке, были великолепны: от государственных портретов Петра, Екатерины и обреченного цесаревича Алексея до полноразмерной картины Каравака Полтавская битва (1717/1718) одной из величайших военных побед Петра против Швеции; и различные современные научные инструменты. Особенно мне понравились летний костюм Питера василькового цвета и поношенные кожаные туфли, а также его аптечка из черного дерева с миниатюрными весами и скальпелем.А вот призовым предметом для меня был маленький карандаш, который можно было легко не заметить в толпе русских сокровищ. Этим карандашом Питер рисовал во время своих европейских экскурсий; он заострен с обоих концов и ясно показывает, где, как и большинство школьников на протяжении всей истории, просвещенный деспот грыз мысли или разочарование. Несмотря на то, что меня привлекали странные взгляды, когда я фотографировал этот невзрачный объект, я обнаружил, что карандаш был совершенно замечательным, поскольку он показал больше любопытной личности Питера и его жажды знаний, чем любой официальный портрет.В этом отношении выставка действительно сделала все возможное для приобретения и демонстрации предметов, взятых в долг из Государственного Эрмитажа, и предлагает возможность для многих, кто никогда не был в Санкт-Петербурге или никогда не будет.

Выставка построена по тематическим, в широком смысле хронологическим этапам: роль Петра как царя; Великое посольство 1697–1698 годов; его более поздняя поездка во Францию ​​в 1717 году; его страсть к науке и технике, которую он преследовал во время своего визита в Париж; его изображения французскими художниками; влияние французской архитектуры и декоративного искусства; и его наследие.Это очень много, и выставка была ограничена только галереей Cotelle в правом крыле Большого Трианона, учитывая, что недавняя выставка в Версале (Праздники и развлечения при дворе) была размещена в главном дворце на большом простор комнат, кажется, что Питер переоделся. Конечно, выставка не должна быть отрыгиванием биографии Петра Великого Робертом Макки, но мне хотелось больше узнать об этих русско-французских отношениях и о том, как они повлияли на положение как Франции, так и России в Европе.О катастрофическом визите 1687 года никогда не упоминалось, а визит 1717 года, казалось, просто произошел без глубокого изучения отношений с Россией и Европой до, во время и после правления Петра и знаменитого визита в Версаль. Была затронута тема Екатерины Великой, но как насчет фигур Наполеона, Александра I и других царей Романовых - как они жили с последствиями наследия Петра Великого и его визита триста лет назад?

Однако это не было бы проблемой, если бы на выставке были представлены замечательные экспонаты.Несмотря на то, что существует определенная заинтересованность в категоризации объектов, с подробным описанием самих объектов, наряду с описанием каждого раздела выставки, я не чувствовал, что выставка привлекает аудиторию таким образом, чтобы повысить важность объектов на ней. отображать. Не существовало интерактивных способов привлечь людей к объектам и истории, связанной с ними - опять же, что резко контрастировало с выставкой «Праздники», где демонстрировалось видео эволюции придворного танца от Людовика XIV до революции, позволяло посетителям войти в реконструкцию оперного театра Пти-Трианон и улучшить впечатления посетителей звуками двора.Этому могло помешать доступное пространство в Большом Трианоне, а также потенциальное желание позволить объектам говорить сами за себя. Это может быть понятной реакцией для людей, уже знакомых с историей того периода и Петра Великого. Однако, поскольку выставку нужно было пройти, чтобы полностью выйти из правого крыла, было несколько посетителей, которые прошли через выставку, бегло взглянув на выставленные объекты, пытаясь покинуть здание, не обращая на них внимания или втягивая их.Просмотр видео, показывающего используемые научные инструменты, интерактивную карту современного Парижа, вход в реконструированную студию Каравака, когда он рисовал разрушения в Полтаве - по крайней мере, такие интерактивные идеи, возможно, заставили участников марша отчаянно жаждать свежего воздуха замедляют их шаги.

В целом выставка мне понравилась как возможность увидеть сокровища Государственного Эрмитажа, о которых я только читал раньше. Планировка выставки хорошо продумана и ограничена пространством, отведенным в галерее Cotelle.Объекты говорят сами за себя, если вы уже знакомы с историей - в противном случае было бы целесообразно прочитать Роберта Маккея. Хотя это была немного упущенная возможность, когда дело дошло до вовлечения людей, не знающих о Петре Великом, особенно в новую эру музейного взаимодействия по всей Европе (как видно из нового центра для посетителей Ватерлоо), объекты действительно начинаются чтобы понять Петра Великого и его время, будь то с помощью научных инструментов, которые сигнализировали о начале участия России в европейском дискурсе науки и технологий, летнего костюма Петра в западном стиле или карандаша, вырезанного и пережеванного постоянно обучающимися просвещенными деспот.

Петр Великий: царь во Франции, 1717 г. был в Версале с 30 мая по 24 сентября 2017 г.

ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ - Часть вторая: Великое посольство - Петр Великий: его жизнь и мир

Часть вторая

БОЛЬШОЕ
ПОСОЛЬСТВО

12

ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ

Великое посольство было одним из двух или трех важнейших событий в жизни Петра.Проект поразил земляков. Никогда еще русский царь не выезжал за границу мирно; некоторые отважились пересечь границу во время войны, чтобы осадить город или преследовать вражескую армию, но не в мирное время. Почему он хотел уйти? Кто будет править от его имени? И почему, если он должен уйти, он планировал путешествовать инкогнито?

Многие из тех же вопросов задавали европейцы, но не от горя, а от искреннего восхищения. Что послужило причиной этого таинственного путешествия правящего монарха обширной, отдаленной полу-восточной страны, монарха, путешествующего инкогнито, презирающего церемонии и отказывающегося от почестей, которому любопытно все увидеть и понять, как все работает? По мере распространения новостей о путешествии, слухи о его цели стали распространяться.Некоторые считали вместе с Плейером, австрийским агентом в Москве, что посольство было «всего лишь прикрытием, позволяющим ... царю выбраться из своей страны и немного отвлечься, и не имеет другой серьезной цели». Другие (например, Вольтер, который писал об этом позже) думали, что цель Петра состояла в том, чтобы узнать, на что была похожа обычная жизнь, чтобы, когда он снова взошел на трон, он стал лучшим правителем. Третьи верили утверждению Петра о том, что он выполняет клятву, которую он дал во время своего почти кораблекрушения, посетить гробницу св.Петр в Риме.

На самом деле для посольства была веская дипломатическая причина. Петр очень хотел возобновить и, если возможно, укрепить союз против турок. По его мнению, захват Азова был только началом. Теперь он надеялся форсировать Керченский пролив своим новым флотом и овладеть Черным морем, и для этого он должен не только приобрести технологии и обученную рабочую силу, но и иметь надежных союзников; Россия не могла в одиночку бороться с Османской империей. Уже сейчас солидарность альянса находится под угрозой.Польский король Ян Собеский умер в июне 1696 года, и с его смертью большинство антитурецких настроений исчезло из этого народа. Французский Людовик XIV маневрировал, чтобы посадить французских принцев на троны Испании и Польши, амбиции, которые могли спровоцировать новые войны с империей Габсбургов; Император, как следствие, жаждал мира на Востоке. Чтобы не допустить дальнейшего распада альянса, посольство России намеревалось посетить столицы своих союзников: Варшаву, Вену и Венецию.Он также посетит главные города протестантских морских держав, Амстердам и Лондон, в поисках возможной помощи. Избежать будет только Франция, друг турок и враг Австрии, Голландии и Англии. Послы должны были искать способных корабелов и морских офицеров, людей, которые достигли командования благодаря заслугам, а не благодаря влиянию; и они должны были закупить корабельные орудия, якоря, блокировку и снасти, а также навигационные инструменты, которые можно было скопировать и воспроизвести в России.

Но даже такие серьезные цели могли быть достигнуты послами Петра без физического присутствия самого царя.Зачем же он ушел? Самый простой ответ кажется лучшим: он пошел из-за своего желания учиться. Поездка в Западную Европу была заключительным этапом обучения Петра, кульминацией всего, что он узнал от иностранцев с детства. Они научили его всему, что могли, в России, но было еще кое-что, и Лефорт постоянно уговаривал его уйти. Питер больше всего интересовался кораблями для своего зарождающегося флота, и он хорошо знал, что в Голландии и Англии живут величайшие кораблестроители мира.Он хотел отправиться в те страны, где верфи были главными военно-морскими и торговыми флотами мира, и в Венецию, которая имела первенство в строительстве многочасовых галер для использования во внутренних морях.

Лучшим авторитетом в его мотивах является сам Петр. Перед отъездом на нем была выгравирована печать с надписью: «Я ученик, и мне нужно учиться». Позже, в 1720 году, он написал предисловие к недавно изданным Морским правилам для нового российского флота, и в нем описал последовательность событий в течение этого раннего периода своей жизни:

Он [Петр описывал себя от третьего лица] все свои мысли обратил на строительство флота ... Подходящее место для кораблестроения было найдено на реке Воронеж, недалеко от одноименного города, были вызваны искусные кораблестроители из Англии и Голландии, а в 1696 году в России началась новая работа - строительство больших военных кораблей, галер и других судов.И для того, чтобы это могло быть навсегда закреплено в России и чтобы он мог познакомить свой народ с искусством этого дела, он послал многих людей из знатных семей в Голландию и другие государства, чтобы они научились строить корабли и управлять ими; и чтобы монарх не постыдно отставал от своих подданных в этой торговле, он сам предпринял путешествие в Голландию; и в Амстердаме на пристани Ост-Индии, отдавшись вместе с другими добровольцами изучению военно-морской архитектуры, он получил то, что было необходимо хорошему плотнику, и своим собственным трудом и навыками построил и спустил на воду новый корабль.

Что касается его решения путешествовать инкогнито, реализованного по его приказу о том, чтобы вся почта, покидающая Москву, подвергалась цензуре, чтобы предотвратить утечку его плана, то оно было задумано как буфер, фасад, чтобы защитить его и дать ему свободу. Стремясь путешествовать, но ненавидя формальности и церемонии, которые неизбежно затопили бы его, если бы он путешествовал как правящий монарх, он решил путешествовать «незримо» в рядах посольства. Осуществляя выдающееся руководство посольством, он мог обеспечить прием, соответствующий высокопоставленным лицам; притворившись, что его нет рядом, он позволил себе избежать потраченных впустую часов на церемонию оцепенения.Почитая своих послов, его хозяева будут чествовать царя, а тем временем Петр Михайлов может приходить и уходить и смотреть все, что ему нравится.

Если цель Питера кажется узкой, последствия этого восемнадцатимесячного путешествия должны были быть огромными. Петр вернулся в Россию с твердым намерением переделать свою страну по западному образцу. Старое московское государство, веками изолированное и замкнутое в себе, дойдет до Европы и откроется для Европы. В некотором смысле поток воздействия был круговым: Запад повлиял на Петра, царь оказал мощное влияние на Россию, а Россия, модернизированная и возникающая, оказала новое и большее влияние на Европу.Поэтому для всех троих - Петра, России и Европы - Великое посольство стало поворотным моментом.

Европа, которую Петр собирался посетить весной 1697 года, была во власти могущества и славы одного человека, Его Христианского Величества Людовика XIV из Франции. Названный Королем-Солнцем и представленный как в зрелищах, так и в искусстве как Аполлон, его лучи проникали во все уголки европейской политики, дипломатии и цивилизации.

Когда родился Питер, и на протяжении всех, кроме последних десяти лет своей жизни, Луи был самым влиятельным человеком в Европе.Невозможно понять Европу, в которую вступала Россия, без предварительного рассмотрения французского монарха. Немногие короли в любую эпоху превосходили его величество. Его 72-летнее правление было самым продолжительным в истории Франции; его французские современники считали его полубогом. «Его малейший жест, его походка, его поведение, его лицо; все было размеренно, уместно, благородно, величественно », - писал придворный дневник Сен-Симон. Его присутствие было ошеломляющим. «Я никогда не дрожал так перед врагами вашего величества», - признался один из маршалов Людовика, войдя в королевское присутствие.

Хотя Людовик родился на престоле, размах его величия больше зависел от его характера - его огромного эго и абсолютной самоуверенности, - чем от его физического или политического наследия. Физически он был невысоким даже для того дня - всего пять футов четыре дюйма. У него была крепкая фигура и мощные, мускулистые ноги, которые он любил носить в обтягивающих шелковых чулках. Его глаза были карими, у него был длинный, тонкий нос, изогнутый нос, чувственный рот и каштановые волосы, которые, когда он стал старше, публично скрывались под париком из длинных черных кудрей.Из-за оспы, поразившей его, когда ему было девять лет, его щеки и подбородок покрылись ямками.

Луи родился 5 сентября 1638 года, запоздалый первый плод бесплодного брака, который длился двадцать три года. Смерть его отца, Людовика XIII, сделала мальчика королем Франции в четыре года. В детстве Францией правили его мать, Анна Австрийская, и ее главный министр (который, возможно, также был ее любовником) кардинал Мазарини, протеже и преемник великого Ришелье.Когда Людовику было девять, Франция разразилась ограниченной революцией, известной как Фронда. Это унижение нанесло боль мальчику-королю, и еще до смерти Мазарини он был полон решимости стать самим себе хозяином, чтобы ни один министр не властвовал над ним, как Ришелье доминировал над своим отцом, а Мазарини - своей матерью. И за всю оставшуюся жизнь Луи никогда не ступал добровольно на узкие неспокойные улицы Парижа.

Луи всегда был деревенским человеком. В первые годы своего правления он путешествовал со двором взад и вперед между большими королевскими замками за пределами Парижа, но короли Франции, особенно великие короли, построили свои собственные дворцы, чтобы отразить их личную славу.В 1668 году Людовик выбрал место для своего собственного дворца, землю небольшого охотничьего замка своего отца в Версале, в двенадцати милях к западу от Парижа. Здесь, на песчаном холме, лишь немного возвышающемся над холмистым лесом Иль-де-Франс, король приказал своему архитектору Ле Вау построить. Работа продолжалась годами. Тридцать шесть тысяч человек трудились на строительных лесах, окружавших здание, или трудились в грязи и пыли развивающихся садов, сажая деревья, прокладывая водосточные трубы, воздвигая статуи из мрамора и бронзы.Шесть тысяч лошадей тащили бревна или каменные глыбы на телегах и санях. Смертность была высокой. Каждую ночь фургоны уносили мертвецов, упавших с строительных лесов или раздавленных неожиданным скольжением тяжелого камня. Малярийная лихорадка бушевала по грубым баракам рабочих, убивая каждую неделю десятки людей. В 1682 году, когда замок был окончательно завершен, Людовик построил величайший дворец в мире. У него не было крепостных валов: Людовик построил свое место без защиты на открытой местности, чтобы продемонстрировать силу монарха, которому не нужны рвы и стены для защиты своей личности.

За фасадом длиной в одну пятую мили находились огромные общественные галереи, залы совета, библиотеки, частные апартаменты королевской семьи, будуары и частная часовня, не говоря уже о коридорах, лестницах, чуланах и кухнях. Говорят, что в отделке Версаль представляет собой самое заметное место потребления искусства и скульптур со времен Римской империи. По всему дворцу высокие потолки и большие двери были украшены золотом с изображением Аполлона, знака пылающего солнца, символа строителя и обитателя этого огромного дворца.Стены были покрыты узорчатым бархатом, отделаны мрамором или увешаны гобеленами, окна занавешивались вышитым бархатом зимой и цветочным шелком летом. Ночью тысячи свечей мерцали в сотнях стеклянных люстр и серебряных канделябров. Комнаты были обставлены изысканной инкрустированной мебелью - позолоченными столами, ножки которых были закручены или украшены цветами и листьями, а также стульями с широкими спинками, обитыми бархатом. В частных квартирах мозаичные полы были застелены богатыми коврами, а стены увешаны огромными картинами Андреа дель Сарто, Тициана, Рафаэля, Рубенса и Ван Дейка.В спальне Луи висела «Мона Лиза».

Сады, спроектированные Ленотром, были столь же впечатляющими, как и дворец. Миллионы цветов, кустов и деревьев были выложены с точной геометрической точностью среди травянистых проспектов, террас, пандусов и лестниц, прудов, озер, фонтанов и каскадов. Фонтаны с 1500 струями воды, бьющими из восьмиугольных озер, стали и остаются предметом зависти всего мира. Крошечные подстриженные живые изгороди изгибались в изящные узоры, разделяя цветы любого цвета и описания, многие из которых менялись ежедневно.Король особенно любил тюльпаны, и каждый год (когда он не воевал с Голландией) из голландских питомников привозили четыре миллиона луковиц тюльпанов, чтобы весной Версаль стал ярко-малиновым и ярко-желтым. Страсть короля к апельсиновым деревьям побудила Ле Нотра спроектировать огромную оранжерею, расположенную под открытым небом, чтобы деревья были защищены от ветра. Даже этого было недостаточно, и Луи принес несколько апельсиновых деревьев в дом и держал их у окон своих личных комнат, посаженных в серебряных кадках.

Стоя у высоких окон Galeries des Glaces на западном фасаде дворца, король мог смотреть вниз на Большой канал, выложенный из травы, камня и воды, украшенный скульптурами. Этот водоем, построенный в форме огромного креста, был длиной более мили. Здесь король попал в лодку и поплыл. Летними вечерами весь двор садился в гондолы, присланные в подарок от Венецианского дожа, и часами парил и дрейфовал под звездами, в то время как Люлли и придворный оркестр на плоту неподалеку наполняли воздух музыкой.

Версаль стал символом превосходства, богатства, могущества и величия самого богатого и могущественного принца Европы. Повсюду на континенте другие принцы записывали свою дружбу, зависть и неповиновение Людовику, строя дворцы, подражая его - даже принцам, которые воевали с Францией. Каждый из них хотел свой собственный Версаль и требовал, чтобы его архитекторы и мастера создавали дворцы, сады, мебель, гобелены, ковры, серебро, стекло и фарфор в подражание шедеврам Людовика.В Вене, Потсдаме, Дрездене, Хэмптон-корте, а затем и в Санкт-Петербурге, здания возникали и украшались под влиянием Версаля. Даже длинные проспекты и величественные бульвары Вашингтона, округ Колумбия, которые были заложены более века спустя, были геометрически спроектированы французским архитектором в имитации Версаля.

Людовик любил Версаль, и когда присутствовали выдающиеся гости, король лично проводил их по дворцу и садам. Но дворец был намного больше, чем самый великолепный купол для развлечений в Европе; у него была серьезная политическая цель.Философия короля основывалась на полной концентрации власти в руках монарха; Версаль стал инструментом. Огромные размеры дворца позволили королю собрать и разместить там всю важную знать Франции. В Версаль, словно притянутые огромным магнитом, прибыли все великие французские герцоги и принцы; остальная часть страны, где главы этих древних домов обладали землями, наследием, властью и обязанностями, была оставлена ​​безлюдной и проигнорированной. В Версале, когда власть была недосягаема, французская знать стала украшением короля, а не его соперником.

Людовик привлек к себе дворян, и, оказавшись там, он не оставил их в унынии и скуке. По приказу Короля-Солнца Версаль засиял светом. Непрерывный цикл запутанного протокола и блестящее развлечение занимали всех с утра до ночи. Все в мельчайших деталях вращалось вокруг Короля. Его спальня располагалась в самом центре дворца, смотрящего на восток, на Кур-де-Марбр. С восьми часов утра, когда занавески королевской кровати были раздвинуты и Людовик проснулся и услышал: «Сир, пора», монарх был на параде.Он встал, его растирали розовой водой и крепким вином, брили и одевали, что наблюдали самые удачливые из его подданных. Герцоги помогли ему снять ночную рубашку и натянуть бриджи. Придворные спорили о том, кто должен принести королю его рубашку. Они боролись за привилегию подарить королю его chaise percée (его «стул с дырой»), а затем толпились вокруг, пока король выполнял свои повседневные естественные функции. Когда он молился со своим капелланом и когда ел, в его комнате было много людей.Это следовало, когда он гулял по дворцу, гулял по садам, ходил в театр или ездил на своих собаках. Протокол определял, кто имел право сидеть в присутствии Короля и был ли он на стуле со спинкой или только на табурете. Монарх был настолько прославлен, что даже когда его обед проходил мимо, придворные поднимали шляпы и швыряли ими по земле в приветствии, уважительно произнося: «La viande du roi» («Королевский обед»).

Людовик любил охотиться. Каждый день в хорошую погоду он ехал с мечом или копьем в руке, преследуя лающих собак через лес в погоне за кабаном или оленем.Каждый вечер здесь была музыка, танцы и азартные игры, на которых можно было выиграть и проиграть целые состояния. Каждую субботу вечером проводился бал. Часто устраивались маскарады, тщательно продуманные трехдневные праздники, когда весь двор наряжался римлянами, персами, турками или красными индейцами. Пир в Версале был грандиозным. Сам Луи ел за двоих. Принцесса Палатина писала: «Я часто видела, как король ел четыре разных тарелки супа разных сортов, целого фазана, куропатку, большую тарелку салата, два толстых ломтика ветчины, блюдо из баранины в соусе со вкусом чеснока. , тарелку выпечки, а затем фрукты и яйца вкрутую.И король, и «месье» [младший брат Людовика] очень любят сваренные вкрутую яйца ». Позже внуков короля учили вежливому нововведению использовать вилку для еды, но когда их пригласили отобедать с монархом, он отказался от этого и запретил им пользоваться этими инструментами, заявив: «Я никогда в жизни не ел. использовал что-нибудь, чтобы есть, кроме моего ножа и моих пальцев ».

Главный праздник в Версале был праздником любви. Огромный дворец с его бесчисленными комнатами, в которые можно ускользнуть, его перекрещивающиеся аллеи деревьев, статуи, за которыми можно спрятаться, создавали великолепную сцену.В этом, как и во всем, король играл ведущую роль. Жена Луи, Мария Тереза, которая пришла к нему как инфанта Испании, была простым детским существом с большими голубыми глазами. Она окружила себя полудюжиной гномов и мечтала об Испании. Пока она была жива, Луи выполнял свои брачные обязанности, в конце концов каждую ночь оказываясь в ее постели, послушно занимаясь с ней любовью дважды в месяц. Суд всегда знал об этих случаях по тому факту, что королева на следующий день пришла к признанию, и ее лицо сияло особым сиянием.Но Людовику было мало королевы. Он был очень сексуален, всегда был склонен ложиться спать с любой женщиной, которая была удобна и упорна в преследовании. «Короли, у которых есть желание, редко вздыхают надолго», - сказал придворный Бюсси-Рабутин, но нет никаких свидетельств того, что Людовику когда-либо давали серьезный отпор. Напротив, двор был заполнен красивыми женщинами, большинство из которых были замужем, но все еще честолюбивы, которые щеголяли своей доступностью. Три последовавших друг за другом Maîtress en Titre (признанные королевские любовницы), Луиза де ла Валлиер, мадам де Монтеспан и мадемуазель де Фонтанж, были лишь верхушкой айсберга, хотя с мадам де Монтеспан это была великая страсть, которая длилась двенадцать лет и привела к у семи детей.Эти договоренности никого не беспокоили, кроме, пожалуй, маркиза де Монтеспана, который разозлил короля, подняв ревнивый шум и все эти годы называл свою жену «покойной мадам де Монтеспан».

Кого бы ни избрал король, двор оказал честь. Герцогини встали, когда в комнату вошла новая любовница. В 1673 году, когда Луи пошел на войну, он взял с собой королеву Луизу де ла Валлиер и мадам де Монтеспан, которые тогда были крайне беременны. Все три дамы гнались за армией в одном экипаже.Во время кампании военная палатка Луи была сделана из китайского шелка и состояла из шести комнат, включая три спальни. Война для Короля-Солнца была еще не адом.

Даже во Франции не все считали Людовика великодушным и величественным монархом. Были и те, кто находил его невнимательным: он отправлялся в долгие поездки в карете по пять или шесть часов, настаивая на том, чтобы женщины ехали с ним, даже когда они были беременны, а затем категорически отказывался останавливаться, чтобы они могли облегчиться.Казалось, он не беспокоился о простых людях: те, кто пытался говорить с ним о бедности, которую причиняли его войны, были исключены из его присутствия как люди без вкуса. Он был суров и мог быть безжалостным: после дела «Ядовитых ядов», в ходе которого, как утверждается, были отравлены многочисленные недавно умершие придворные личности, и был намека на заговор против жизни короля, тридцать шесть обвиняемых были подвергнуты пыткам и сожжены на костре, а восемьдесят один мужчина и женщина были закованы на всю жизнь на дне французских темниц, их тюремщики приказали, чтобы их избили, если они заговорят.История о Человеке в Железной Маске, личность которого была известна только Королю и который пожизненно содержался в одиночной камере, шепталась при дворе.

За пределами Франции немногие в Европе считали лучи Короля-Солнца полностью полезными. Для протестантской Европы Людовик был агрессивным и жестоким католическим тираном.

Орудием войн Людовика была армия Франции. Созданный Лувуа, он насчитывал 150 000 человек в мирное время и 400 000 - в военное время. Кавалерия была в синем, пехота - в бледно-красном, а королевская гвардия - знаменитый Maison du Roi - в алой.Французская армия под командованием великих маршалов Франции Конде, Тюренна, Вандома, Таллара и Виллара была предметом зависти и угрозой для Европы. Сам Луи не был воином. Хотя в молодости он отправился на войну, изображая лихую фигуру верхом на коне в блестящем нагруднике, бархатном плаще и треугольной шляпе с перьями, король на самом деле не участвовал в сражениях, но он хорошо разбирался в деталях стратегия и военное управление. Когда Лувуа умер, король взял на себя его роль и стал своим военным министром.Именно он обсуждал генеральную стратегию кампании со своим маршалом и следил за сбором припасов, вербовкой, обучением и распределением, а также сбором разведданных.

Так начался век, и престиж Короля-Солнца, могущество и слава Франции рос год за годом. Великолепие Версаля вызвало восхищение и зависть во всем мире. Французская армия была лучшей в Европе. Французский язык стал универсальным языком дипломатии, общества и литературы.Все, все, казалось, было возможным, если бы под бумагой с этой командой появлялась высокая шаткая подпись «Луи».

Во времена Великого посольства пропасть между Россией и Западом казалась намного шире, чем что-либо измеримое с точки зрения морских кораблей или передовых военных технологий. С Запада Россия казалась мрачной и средневековой - слава ее архитектуры, икон, церковной музыки и народного искусства были неизвестны, игнорировались или презирались - тогда как, по крайней мере, для ее собственных образованных жителей Европа конца семнадцатого века казалась блестящее современное сообщество.Новые миры исследуются не только за океаном, но также в науке, музыке, искусстве и литературе. Изобретались новые инструменты для удовлетворения практических потребностей. Сегодня многие из этих достижений стали предметами первой необходимости и сокровищами современного человека - телескоп, микроскоп, термометр, барометр, компас, часы, часы, шампанское, восковые свечи, уличное освещение и повсеместное употребление чая. и кофе впервые появился в эти годы. Удачливые люди уже слышали музыку Перселла, Люлли, Куперина и Корелли; через несколько лет они также будут слушать произведения Вивальди, Телемана, Рамо, Генделя, Баха и Скарлатти (последние трое родились в одном и том же 1685 году).При дворе и в бальных залах знати дамы и господа танцевали гавот и менуэт. Французское трио бессмертных драматургов, Мольер, Корнель и Расин, глубоко исследовало слабые места человеческой натуры, и их пьесы, впервые представленные перед их королевским покровителем в Версале, быстро распространились по спектаклям и чтению во всех уголках Европы. Англия дала литературе Томаса Гоббса, Джона Локка, Сэмюэля Пеписа и Джона Эвелина, поэтов Джона Драйдена и Эндрю Марвелла и, прежде всего, Джона Мильтона.В живописи большинство гигантов середины семнадцатого века - Рембрандт, Рубенс, Ван Дейк, Вермеер, Франс Хальс и Веласкес - ушли, но во Франции выдающиеся мужчины и женщины все еще получали свои портреты от Миньяра и Риго или в Лондоне. сэра Годфри Кнеллера, ученика Рембрандта, который нарисовал десять правящих государей, в том числе юного Петра Великого.

В своих библиотеках и лабораториях европейские ученые, освобожденные от почтения к религиозной доктрине, двигались вперед, делая выводы из наблюдаемых фактов, избегая никаких результатов, потому что они могли быть неортодоксальными.Декарт, Бойль и Левенгук опубликовали научные статьи по координатной геометрии, взаимосвязи между объемом, давлением и плотностью газов, а также по удивительному миру, который можно было увидеть в 300-кратный микроскоп. Наиболее оригинальные из этих умов охватывали множество областей интеллекта; например, Готфрид фон Лейбниц, открывший дифференциальное и интегральное исчисление, также мечтал составить социальные и правительственные проекты совершенно нового общества; В течение многих лет он преследовал Петра в России в надежде, что царь позволит ему использовать Российскую империю как огромную лабораторию для своих идей.

Величайший научный ум того времени, охватывающий математику, физику, астрономию, оптику, химию и ботанику, принадлежал Исааку Ньютону. Родился в 1642 году, член парламента от Кембриджа, рыцари в 1705 году, ему было пятьдесят пять, когда Петр прибыл в Англию. Его величайшая работа, величественная Principia Mathematica , формулирующая закон всемирного тяготения, уже была опубликована в 1687 году. Работа Ньютона, по оценке Альберта Эйнштейна, «определила курс западной мысли, исследований и практики до самого конца. степень, что никто до или после его времени не может коснуться.”

С такой же страстью к открытиям другие европейцы семнадцатого века отправлялись в другие океаны, чтобы исследовать и колонизировать земной шар. Большая часть Южной Америки и большая часть Северной Америки управлялись из Мадрида. В Индии были заложены английские и португальские колонии. Флаги полдюжины европейских стран развевались над поселениями в Африке; даже такое маловероятное и неморское государство, как Бранденбург, основало колонию на Золотом Берегу. В наиболее многообещающем из всех новых исследуемых регионов, восточной половине Северной Америки, два европейских государства, Франция и Англия, основали колониальные империи.Франция была намного больше по территории: из Квебека и Монреаля французы проникли через Великие озера в самый центр современной Америки. В 1672 году, в год рождения Петра, Жак Маркетт исследовал окрестности Чикаго. Год спустя он и отец Луи Джоллиет спустились на каноэ по Миссисипи до Арканзаса. В 1686 году, когда Петр плавал на лодке по Яузе, сьер де ла Саль потребовал от Франции всю долину Миссисипи, а в 1699 году земли в устье великой реки были названы Луизианой в честь Людовика XIV.

Английские поселения, разбросанные вдоль Атлантического побережья от Массачусетса через Джорджию, были более компактными, более густонаселенными и, следовательно, более живучими в трудные времена. Голландские Новые Нидерланды, поглощенные нынешними Нью-Йорком и Нью-Джерси, и колония Новая Швеция недалеко от современного Уилмингтона, Делавэр, оба пали в качестве трофеев Англии во время англо-голландских морских войн 1660-х и 1670-х годов. Ко времени посольства Петра Великого Нью-Йорк, Филадельфия и Бостон были крупными городами с населением более 30 000 жителей.

По всему земному шару большая часть человечества жила около Земли. Жизнь на земле была борьбой за выживание. Источниками энергии были дерево, ветер, вода и напряженные мускулы людей и животных. Большинство мужчин и женщин говорили только о людях или событиях на горизонте поля и деревни; то, что происходило где-то еще, было за пределами их понимания и интереса. Когда солнце зашло, мир - его равнины, холмы и долины, его города, поселки и деревни - погрузился во тьму.Кое-где мог гореть огонь или мерцать свеча, но большая часть человеческой деятельности прекратилась, и люди заснули. Глядя в темноту, они согревали себя личными надеждами или боролись с личным отчаянием, а затем спали, чтобы подготовиться к наступающему дню.

Слишком часто жизнь была не только тяжелой, но и короткой. Богатые могли дожить до пятидесяти, а жизнь бедняка кончилась в среднем где-то между тридцати и сорока годами. Только половина всех младенцев дожила до первого года жизни, а потери во дворцах были такими же тяжелыми, как и в коттеджах.Из пяти детей, рожденных Людовиком XIV и его королевой Марией Терезой, выжил только дофин. Королева Англии Анна, отчаянно пытаясь произвести на свет наследника, рожала шестнадцать раз; ни один из этих детей не прожил более десяти лет. Петр Великий и его вторая жена Екатерина должны были произвести на свет двенадцать детей, но только две дочери, Анна и Елизавета, достигли совершеннолетия. Даже Король-Солнце должен был потерять своего единственного сына, своего старшего внука и своего старшего правнука, всех предполагаемых королей Франции, от кори в течение четырнадцати месяцев.

Фактически, в течение семнадцатого века население Европы фактически уменьшалось. В 1648 году оно оценивалось в 118 миллионов; к 1713 году оценка упала до 102 миллионов. В первую очередь, причинами были эпидемии и эпидемии, которые периодически опустошали континент. Прокатившись по городу, носимая блохами в крысиной шкуре, чума оставила после себя ковер из человеческих трупов. В Лондоне в 1665 году погибло 100 000 человек; девятью годами ранее в Неаполе - 130 000 человек. Стокгольм потерял треть своего населения из-за чумы в 1710–1711 годах, а Марсель - половину своего населения в 1720–1721 годах.Плохие урожаи и последующий голод также убили сотни тысяч человек. Некоторые умерли прямо от голода, но большинство стали жертвами болезней, задача которых была легче из-за пониженной сопротивляемости из-за недоедания. Плохая общественная санитария также стала причиной многих смертей. Вши переносили тиф, комары - малярию, а груды конского навоза на улицах привлекали мух, переносчиков тифа и детской диареи, которые уносили тысячи детей. Оспа была почти повсеместной - некоторые умерли, а некоторые выжили, с глубокими ямами на лице и теле.Темное лицо Людовика XIV было испорчено оспой, как и прекрасные черты шведского Карла XII. Лишь в 1721 году болезнь страха была частично сдержана разработкой прививки. Затем смелое решение принцессы Уэльской подчиниться процедуре не только пробудило отвагу у других, но даже сделало ее модной.

В этот современный мир семнадцатого века, со всем его сиянием, энергией и всеми его недугами, появились те немногие россияне, которые путешествовали за границу, мигая, как твари, выведенные на свет.Они не верили или не одобряли большую часть увиденного. Иностранцы, конечно же, были еретиками, и контакт с ними был весьма опасен; действительно, весь процесс установления отношений с иностранными правительствами был в лучшем случае неизбежным злом. Российское правительство всегда неохотно принимало в Москве постоянные иностранные посольства. Такие посольства только «нанесут вред Московскому государству и поссорят его с другими народами», - объяснил один из высокопоставленных чиновников царя Алексея. И та же смесь презрения и недоверия определяла отношение россиян к отправке своих посольств за границу.Русские посланники отправлялись на запад только при наличии веских причин. Даже тогда такие посланники обычно не знали зарубежных стран, мало знали о европейской политике и культуре и говорили только по-русски. Чутко относясь к своим несоответствиям, они компенсировали пристальное внимание к вопросам протокола, титулов и способов обращения. Они потребовали, чтобы им разрешили передать все сообщения своего хозяина в руки самого иностранного монарха. Кроме того, они потребовали, чтобы, когда этот иностранный монарх принял их, он официально осведомился о здоровье царя и при этом поднялся и снял шляпу.Излишне говорить, что эта церемония не очень нравилась Людовику XIV или даже меньшим европейским принцам. Когда обиженные хозяева предложили российским послам придерживаться западных обычаев, русские холодно ответили: «Другие - не наша модель».

Помимо того, что российские посланники были невежественными и высокомерными, их свобода действий была жестко ограничена. Ничего нельзя было согласовать в ходе переговоров, если это не было предусмотрено и принято в их предварительных инструкциях. Все новое, даже самое незначительное, приходилось согласовывать с Москвой, хотя для этого требовалось несколько недель ожидания, пока ехали курьеры.Таким образом, немногие суды приветствовали перспективу российского представительства, а те иностранные чиновники, которым поручили иметь дело с группой приезжих москвичей, считали, что им сильно не повезло.

Такая встреча произошла в 1687 году, когда регент София послала князя Якова Долгорукого и русское посольство в Голландию, Францию ​​и Испанию. В Голландии их хорошо приняли, но во Франции все пошло не так. Курьер, посланный вперед в Париж, чтобы объявить об их прибытии, отказался доставить свое послание никому, кроме короля лично.Поскольку ни министр иностранных дел, ни кто-либо другой не могли вырвать этого непреклонного русского из своей цели, его отправили обратно, и никто в Париже не открыл и не прочитал его письмо. Посольство все равно проследовало из Голландии во Францию. Достигнув французской границы в Дюнкерке, весь багаж посольства был опечатан таможенниками с объяснением, что он будет открыт, осмотрен и передан более квалифицированным должностным лицам, как только он достигнет Парижа. Русские обещали оставить таможенные пломбы нетронутыми, но как только они достигли Сен-Дени на окраине Парижа, они сломали пломбы, вскрыли багаж и разложили его содержимое, в основном ценные русские меха, на столах для продажи.Вокруг теснились французские купцы, и дела шли оживленно. Впоследствии испуганные французские придворные чиновники понюхали, что русские забыли «о своем достоинстве послов, что они могут действовать как розничные торговцы, предпочитая свою прибыль и частные интересы чести своих хозяев». *

Послы были приняты королем в Версале, и все шло хорошо, пока другой таможенник не прибыл для проверки багажа. Когда русские отказались разрешить это, приехала полиция в сопровождении слесаря.Разъяренные русские выкрикивали оскорбления, и один из послов фактически вытащил свой нож, после чего французы удалились, сообщив об этом королю. Людовик с негодованием приказал русским покинуть Францию, сказав им вернуть двум царям подарки, которые они послали ему. Когда послы отказались ехать до очередной аудиенции у короля, французские официальные лица вынесли всю мебель из дома, в котором останавливались русские, и прекратили запасы еды. В течение дня русские капитулировали, прося аудиенции, утверждая, что, если они вернутся в Москву без таковой, они потеряют голову.На этот раз они покорно согласились разрешить досмотр своего багажа и провести переговоры с более низкими должностными лицами, если только Луи их получит. Двумя днями позже король пригласил их отобедать в Версале и лично показал им сады и фонтаны. Послы были настолько очарованы, что не захотели уезжать, и начали изобретать причины для продления своего пребывания. Однако по возвращении домой они громко жаловались на обращение с ними в Париже, и недовольство русских по поводу этих дипломатических скандалов было частичным фактором последующих плохих отношений между Россией и Францией.Наряду с французской поддержкой Турции, с которой Россия, по крайней мере, номинально воевала до 1712 года, это повлияло на решение Петра не ехать в Париж до смерти Короля-Солнца. Таким образом, когда Великое посольство готовилось покинуть Россию, оно не предполагало посещения величайшего монарха Запада, и, к сожалению как для истории, так и для легенды, двух королевских колоссов того времени, Петра и Людовика, никогда не было. стояли в той же комнате.

* Очевидная наглость поведения русских была результатом обычных договоренностей с любой российской дипломатической миссией, выезжающей за границу.Русским послам платили мало или вообще не платили, но вместо этого государство снабжало их товарами, в первую очередь мехами, которые пользовались большим спросом в Европе. Ожидалось, что они продадут эти меха, чтобы оплатить свои расходы и получить свое собственное вознаграждение. Естественно, поскольку шубы были их зарплатой, российские дипломаты стремились пройти таможню без уплаты пошлины.

Если вы обнаружили ошибку, сообщите нам об этом в комментариях. Спасибо! Пожалуйста, включите JavaScript, чтобы просматривать комментарии от Disqus.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *