Великое княжество литовское и русское политическое развитие – Великое княжество Литовское — Википедия

17. Великое княжество Литовское и Русское

Великое
княжество Литовское

(полное название: Вели́кое кня́жество
Лито́вское, Ру́сское, Жемо́йтское) —
восточноевропейское государство,
существовавшее с середины XIII века по
1795 год на территории современных
Белоруссии и Литвы, а также частично
Украины, России, Латвии, Польши, Эстонии
и Молдавии.

С
1385 года

находилось в личной унии с Королевством
Польским, а с 1569 года — в сеймовой
Люблинской унии в составе федеративной
Речи Посполитой. В XV—XVI веках Великое
княжество Литовское — соперник Великого
княжества Московского в борьбе за
господство на русских землях.
Великое княжество Литовское было
полиэтническим государством,
что
обусловлено этнической неоднородностью
входивших в его состав земель.
Этнокультурную основу княжества
составляли славяне и балты. Славянское
большинство населения княжества
представляло собой жителей бывших
княжеств Руси, присоединённых великими
князьями литовскими.

Правовая
структура

Великого княжества Литовского была
построена по нормам древнерусского
права, на которые в свою очередь оказали
существенное влияние нормы византийского
гражданского и уголовного права. Со
второй половины XIV века, вследствие унии
с Королевством Польским, происходит
постепенное заимствование римского
права. Правовая структура была изложена
в Судебнике 1468 года, и затем трёх Статутах:
в 1529, 1566 и 1588 годов.

Развитие
социальной и правовой структуры

Великого княжества Литовского связано
с развитием феодальных отношений,
развитием городов и становлением
шляхетского сословия (боярства), а со
второй половины XVI века с постепенным
закрепощением крестьян по польскому
образцу.

Многоязычная
литература

Великого княжества Литовском развивалась
на западнорусском, старославянском
(церковнославянском), польском, латинском
и литовском языках.

В
Великом княжестве Литовском существовали
две разновеликие территории, различающиеся
в
религиозном отношении
:
северо-запад государства сохранял
традиционное язычество, а другая часть
государства была крещена в православие
ещё в период Древнерусского государства.
После Кревской унии началось активное
распространение католичества,
пользовавшегося поддержкой центральной
власти. С середины XVI века под влиянием
Реформации в Великом княжестве Литовском
распространялись протестантские идеи.
В 1596 году была заключена Брестская уния,
в результате которой часть православных
признала власть папы римского и оформилась
в особую католическую церковь,
придерживающуюся византийского обряда
и известную как униатство. Среди
нехристианских религий в Великом
княжестве Литовском были наиболее
распространены иудаизм и ислам, впервые
зафиксированные здесь в XIV веке.

Окончательно
прекратило своё существование

после третьего раздела Речи Посполитой
в 1795 году.
К 1815 году

вся территория бывшего княжества вошла
в состав Российской империи.

18. Основные черты внутренней и внешней политики Ивана IV

Иван
Васильевич Грозный родился 15 августа
1530 г. в селе Коломенском. Его отец Василий
III был великим князем Московским, род
которого происходил от Рюриковичей.
Елена Глинская – мать будущего царя –
происходила из рода хана Мамая, который,
по сути, был родоначальником всех
литовских князей Глинских. Отец Ивана,
Василий, умирает, когда сыну было лишь
три года. Согласно законам, престол
переходил к маленькому сыну, но лишь
номинально, а фактически правил опекунский
совет.

По
наступлению пятнадцатилетия Иван
Грозный становится полноправным
правителем, и его первым волеизъявлением
было венчание на царство. Так, он стал
первым в истории царем земель русских,
что лишь подчеркнуло факт его единовластия.

Внешняя
политика

Ивана Грозного проводилась по трем
главным направлениям. В первую очередь
царь боролся за путь к Балтийскому морю
на западе. На Востоке шла борьба с
Астраханским и Казанским ханством. На
юге же Иван Грозный отстаивал границы
и защищал русскую территорию от вторжения
крымских татар. Царем в 1552 году была
взята Казань. Это событие имело большое
значение в истории государства. С того
времени Казанские ханы прекратили
набеги на русскую землю. Из плена были
освобождены тысячи русских. В 1556 году
было взято и Астраханское ханство. В
результате этих и последующих завоеваний
Иван Грозный смог прочно укрепиться в
Поволжье, началось активное освоение
Сибири. Следует отметить, что на западном
направлении царь не решил главной
задачи. Ввязавшись в продолжительную
Ливонскую войну, Иван Грозный так и не
смог открыть путь России к Балтийскому
морю.

Внутренняя
политика

Ивана Грозного была, главным образом,
направлена на закрепощение крестьян,
укрепление аппарата власти. Для подавления
сопротивления боярства, подрыва
экономических основ этого сословия
была предпринята система мер. Внутренняя
политика Ивана Грозного предполагала
разделение государства на земщину, во
главе которой стояла Боярская Дума, и
опричнину, которой управлял сам царь.
Последняя значительно ослабила роль
бояр, искоренив пережитки феодализма.
В общем, опричнина имела значение
положительное. Однако методы, которыми
пользовалось опричное войско,
способствовали разрушению экономики
государства, так как сопровождались
разорениями и жестокостями. Таким
образом, с ростом цен снизилось
производство товаров и продуктов, и в
16 веке (во второй его половине) в России
отмечался глубокий хозяйственный
упадок.

Было
сформирована Избранная Рада

– новое правительство. Впоследствии с
ее участием будет проведена практически
вся внутренняя политика Ивана Грозного.
Царь внедрял изменения в центральные
органы госаппарата. Были созданы Приказы
– новые органы управления. Каждый такой
Приказ имел свою специализацию, в их
ведении были суды, сбор налогов, охрана
правопорядка и прочая деятельность.
Внутренняя политика Ивана Грозного
была также направлена на преобразования
в судебной сфере. Так, в 1550 году был
выпущен Новый Судебник. В нем устанавливалась
ответственность за взяточничество,
отражались изменения налоговой системы.
Нуждалось в преобразованиях и местное
самоуправление. В 1556 году царь отменил
систему кормлений. В целом, изменения
в местном самоуправлении способствовали
притоку дополнительных средств в казну
страны. Вместе с этим укрепилось и
положение дворян. В период правления
Иоанна 4 Васильевича были проведены
преобразования в церкви. В результате
реформ были унифицированы каноны,
религиозные обряды. Вместе с этим
ограничено было и монастырское
землевладение. В результате преобразований,
проведенных в эпоху своего правления
Иваном Грозным, в государстве усилилась
централизация госвласти, система
местного и центрального управления
стала более действенной. Кроме того,
возросла военная мощь России. Однако
вместе с этим усилилось закрепощение
крестьянского населения.

Опричнина

Политика
опричнины, вылившаяся в массовый террор,
который обрушился на различные слои
русского общества, вызывала и до сих
пор вызывает недоумение у своих
исследователей. Одни историки видят в
опричнине проявление психической
ненормальности царя, другие считают ее
закономерной и прогрессивной по своему
характеру.

Предпосылки
опричнины

Разрыв
Ивана IV с политикой реформ и его стремление
к неограниченному самовластию, на пути
к которому стояли традиционные нормы
и органы управления, остатки удельной
системы, моральный авторитет церкви,
слабость центрального аппарата власти
и пр; ухудшение обстановки в стране в
связи с Ливонской войной, требовавшей
мобилизации ресурсов тыла, увеличение
налоговых поступлений. Однако система
местного управления, сложившаяся после
реформы, общая слабость центральных
органов управления, не позволяли обычными
методами обеспечивать военные нужды;
стремление власти спасти свой авторитет,
для чего неудачи в войне стали объясняться
предательством и кознями бояр; религиозные
представления царя и народа, психологическая
атмосфера, сложившаяся в обществе. Иван
IV все более верил в свое богоподобие и
богоизбранность, а к населению относился
как к холопам, которых он “волен
жаловать или казнить”. Эти взгляды
усиливались настроениями народа,
ожидавшего от царя воплощения в жизнь
идеала “Святой Руси”. Царь сомневался
в возможности воплотить этот идеал по
всей стране, разочаровавшись в значительной
части населения и, в том числе, в боярстве,
недостойном жить в “царстве
справедливости”. В результате Иван
IV решил воплотить эсхатологическую
мечту только для избранных, т.е. для
лично ему преданных и готовых выполнить
любую его волю. О религиозном характере
опричнины свидетельствуют и такие
факты, как организация опричников,
созданная по типу монашеского братства
во главе с игуменом, т.е. самим царем,
театрализованные казни, напоминающие
наказание грешников в аду и т.п.; личные
качества царя: его крайняя мнительность,
жестокость, трусость и слабоволие,
сочетающиеся с умом, начитанностью,
самомнением и верой в божественную
природу своей власти. Смерть первой
жены, а затем митрополита Макария,
устранение деятелей “Избранной рады”,
т.е. людей, в определенной степени
сдерживающих проявление его необузданного
характера, усилило влияние этих черт
на сферу политики.

Опричник,
приносивший царю клятву на верность
(символами их преданности были метла и
собачья голова, прикрепляемые к седлу
и означавшие борьбу с изменой), обязывался
не общаться с земскими, которые
воспринимались, как принадлежавшие к
иному, как бы несуществующему миру. Это
во многом объясняет крайнюю жестокость
и зверства расправ опричников над
земскими людьми. Социальный состав
опричного двора был крайне неоднородным.
Он не отличался от социального состава
земщины. В опричное войско входили и
представители знати – князья (Сицкий,
Одоевский, Хованский, Трубецкие и др.)
и бояре, и худородные дети боярские, и
иностранные авантюристы. Зачастую в
опричнину насильно записывали служилых
людей определенных уездов. Опричников
объединяла преданность царю, отречение
от родителей и принятых норм поведения,
что согласно религиозным представлениям
эпохи означало разрыв с христианским
миром, переход на службу к дьяволу. Но,
при этом царь и его опричники оправдывали
свои преступления великой целью, считая,
что с помощью террора они смогут возвести
“царство Божие” на земле, обратить
людей к истине, чтобы они познали, по
словам Ивана Грозного, единого Бога,
отказались от междоусобных браней и
преступной жизни, подрывающих царства.
Основное содержание этой политики
сводилась к насилию, с помощью которого
опричники во главе со своим “игуменом”
надеялись искоренить грех непослушания
власти и, даже, греховную природу
человека. Но в силу того, что человек, в
их представлении, был греховен от
рождения, то даже, не совершив ничего
противоправного, он оказывался виновным.
Вот почему опричники не утруждали себя
поиском каких -либо свидетельств
обвинения, казнили как по подозрению,
так и по наговору представителей всех
сословий. Притом чаще всего страдали
люди честные и порядочные, имеющие
собственное мнение и личное достоинство.

Таким
образом, социально-политический смысл
опричнины тесно переплетался с
религиозными представлениями людей
той эпохи. Власть с помощью жестокого
террора, принимающего зачастую
иррациональные формы, стремилась с
одной стороны, компенсировать свою
слабость и неэффективность, а с другой
– парализовать волю населения к
сопротивлению, вселить ужас в души
людей, заставить их безропотно подчиняться
своим предначертаниям.

На
протяжении своей истории политика
опричнины видоизменялась. По указу
Ивана Грозного “взятые в опричнину”
получали земли на опричной территории
(Центр, театр военных действий Ливонской
войны и прифронтовая зона, а также
Поморье и северные земли с черносошным
крестьянством платившим подати не
феодалу, а непосредствено в государственную
казну). Те же, кто оказался “земским”,
должны были оставить свои имения в
опричнине и получить соответствующие
земли в “земщине”. Такое переселение
было по сложности аналогично серьезной
аграрной реформе и, фактически, не было
реализовано. Вначале террор был направлен
против суздальской княжеской группировки,
в том числе Шуйских (некоторые из них,
впрочем, были взяты в опричнину), которая
была выселена со своих земель, что
подорвало ее экономическое и политическое
могущество. Затем репрессии усилились.
Как на верхи московского боярства, так
и на многих дворян обрушились казни. В
начале 1570 г. царь возглавил карательную
экспедицию против Новгорода, якобы,
изменившего царю. Погром, унесший жизни
более 10 тыс. человек, привел и к ликвидации
остатков вольного духа Новгорода. Террор
усиливался, но успеха он не приносил.
Иван Грозный обвинил в измене верхушку
опричнины. В июле 1570 г. страшные казни
прокатились по Москве. Обвиненных
бросали в котел с кипящей водой, сжигали
на костре, рубили и резали. Убивали их
жен и детей. Отмена опричнины. В 1571 г.
царь не сумел организовать оборону
Москвы от набега крымского хана
Девлет-Гирея. Опричное войско, выродившееся
в банду грабителей и убийц, оказалось
неспособным противостоять внешнему
врагу. Страшный разгром города, сгоревшего
от пожаров, напугал царя, который даже
готовился бежать из страны. В 1572 г. перед
угрозой нового нашествия татар Иван IV
вынужден был отказаться от раздела
страны и войска, что дало возможность
земскому воеводе князю М. Воротынскому
разбить татар в битве у с. Молоди.
Запрещено было произносить даже слово
“опричнина” – нарушителю грозило
наказание кнутом.

studfiles.net

Политическое развитие Великого княжества Литовского в XV в. – Book-Science

Основное население Великого княжества Литовского составляли крестьяне-земледельцы, находившиеся в феодальной зависимости. Уже в XV в. возникают зачатки крепостнических отношений. Крестьяне делились на похожих, то есть имевших право уходить от феодала в известный период, и непохожих, то есть прикрепленных к земле, фактически крепостных. Существенным этапом развития крепостничества в Великом княжестве Литовском стал привилей (жалованная грамота) Казимира IV (1447), согласно которому крестьяне не имели права переходить из частных имений в великокняжеские имения, а из великокняжеских — на земли бояр. Значительную часть населения составляли также холопы, сидевшие на земле.

Господствующие сословия имели довольно сложную структуру. Высшее положение в феодальной иерархии занимали князья, владевшие огромными вотчинами, а часто и княжествами. Многие из князей имели русское происхождение: Воротынские, Бельские, Глинские, Мстиславские и др. За князьями следовали крупные, но не титулованные феодалы — паны. Следующий слой составляли бояре, на которых еще в XV в. переходит название шляхта. Шляхтой называли и земян, которые так же, как и бояре, ходили на войну, владели наследственными «отчинами», но были менее знатны по происхождению. Городские жители — мещане — несли определенные воинские повинности и тоже могли владеть населенными имениями, а значит, по своему статусу оказывались феодалами.

Главой феодалов и верховным правителем государства был великий князь. Но его власть была ограничена советом крупных феодалов — паны-радой. До середины XV в. в состав Рады входили и русские (по происхождению) православные феодалы, но затем она состояла только из католиков. Во главе многих земель стояли отдельные князья, большей частью потомки Гедимина, но иногда и Рюриковичи. Городами и землями управляли наместники и воеводы, получавшие, как и на Руси, «корм» и судебные пошлины. Они, порой, почти не зависили от центральной власти. Нередкими, к сожалению, были всяческие злоупотребления. Вместе с тем Великое княжество Литовское не знало феодальной раздробленности, так как возникло в результате соединения уже раздробленных русских княжеств с литовскими землями. Не возникло здесь и такой жесткой централизации, как на Руси к концу XVI в. Часть русских земель долго сохраняла автономию. Некоторые из них, лежавшие в верховьях р. Оки, Дона, Днепра, по мере возрастания могущества Москвы, стремились перейти из Литовского княжества в Русское государство. Одновременно в славянских землях, оставшихся в составе Литвы, шел процесс становления украинской и белорусской народностей. Процесс этот осложнялся тем, что власть здесь принадлежала литовцам и полякам, а в культурно-религиозной сфере постоянно усиливались католические тенденции. Окатоличивание и полонизация феодалов вели к ухудшению положения низов, которые стали подвергаться одновременно религиозному и национальному гнету. В результате росло патриотическое сознание низов и той части феодалов, которые не утратили связей с православием и памяти об исторических связях с Древней Русью, возникало стремление к воссоединению с Русским государством. Все это делало русско-литовские, а позже русско-польские отношения одним из важнейших аспектов истории развития Русского государства.



book-science.ru

17. Великое княжество Литовское и Русское

Великое
княжество Литовское

(полное название: Вели́кое кня́жество
Лито́вское, Ру́сское, Жемо́йтское) —
восточноевропейское государство,
существовавшее с середины XIII века по
1795 год на территории современных
Белоруссии и Литвы, а также частично
Украины, России, Латвии, Польши, Эстонии
и Молдавии.

С
1385 года

находилось в личной унии с Королевством
Польским, а с 1569 года — в сеймовой
Люблинской унии в составе федеративной
Речи Посполитой. В XV—XVI веках Великое
княжество Литовское — соперник Великого
княжества Московского в борьбе за
господство на русских землях.
Великое княжество Литовское было
полиэтническим государством,
что
обусловлено этнической неоднородностью
входивших в его состав земель.
Этнокультурную основу княжества
составляли славяне и балты. Славянское
большинство населения княжества
представляло собой жителей бывших
княжеств Руси, присоединённых великими
князьями литовскими.

Правовая
структура

Великого княжества Литовского была
построена по нормам древнерусского
права, на которые в свою очередь оказали
существенное влияние нормы византийского
гражданского и уголовного права. Со
второй половины XIV века, вследствие унии
с Королевством Польским, происходит
постепенное заимствование римского
права. Правовая структура была изложена
в Судебнике 1468 года, и затем трёх Статутах:
в 1529, 1566 и 1588 годов.

Развитие
социальной и правовой структуры

Великого княжества Литовского связано
с развитием феодальных отношений,
развитием городов и становлением
шляхетского сословия (боярства), а со
второй половины XVI века с постепенным
закрепощением крестьян по польскому
образцу.

Многоязычная
литература

Великого княжества Литовском развивалась
на западнорусском, старославянском
(церковнославянском), польском, латинском
и литовском языках.

В
Великом княжестве Литовском существовали
две разновеликие территории, различающиеся
в
религиозном отношении
:
северо-запад государства сохранял
традиционное язычество, а другая часть
государства была крещена в православие
ещё в период Древнерусского государства.
После Кревской унии началось активное
распространение католичества,
пользовавшегося поддержкой центральной
власти. С середины XVI века под влиянием
Реформации в Великом княжестве Литовском
распространялись протестантские идеи.
В 1596 году была заключена Брестская уния,
в результате которой часть православных
признала власть папы римского и оформилась
в особую католическую церковь,
придерживающуюся византийского обряда
и известную как униатство. Среди
нехристианских религий в Великом
княжестве Литовском были наиболее
распространены иудаизм и ислам, впервые
зафиксированные здесь в XIV веке.

Окончательно
прекратило своё существование

после третьего раздела Речи Посполитой
в 1795 году.
К 1815 году

вся территория бывшего княжества вошла
в состав Российской империи.

18. Основные черты внутренней и внешней политики Ивана IV

Иван
Васильевич Грозный родился 15 августа
1530 г. в селе Коломенском. Его отец Василий
III был великим князем Московским, род
которого происходил от Рюриковичей.
Елена Глинская – мать будущего царя –
происходила из рода хана Мамая, который,
по сути, был родоначальником всех
литовских князей Глинских. Отец Ивана,
Василий, умирает, когда сыну было лишь
три года. Согласно законам, престол
переходил к маленькому сыну, но лишь
номинально, а фактически правил опекунский
совет.

По
наступлению пятнадцатилетия Иван
Грозный становится полноправным
правителем, и его первым волеизъявлением
было венчание на царство. Так, он стал
первым в истории царем земель русских,
что лишь подчеркнуло факт его единовластия.

Внешняя
политика

Ивана Грозного проводилась по трем
главным направлениям. В первую очередь
царь боролся за путь к Балтийскому морю
на западе. На Востоке шла борьба с
Астраханским и Казанским ханством. На
юге же Иван Грозный отстаивал границы
и защищал русскую территорию от вторжения
крымских татар. Царем в 1552 году была
взята Казань. Это событие имело большое
значение в истории государства. С того
времени Казанские ханы прекратили
набеги на русскую землю. Из плена были
освобождены тысячи русских. В 1556 году
было взято и Астраханское ханство. В
результате этих и последующих завоеваний
Иван Грозный смог прочно укрепиться в
Поволжье, началось активное освоение
Сибири. Следует отметить, что на западном
направлении царь не решил главной
задачи. Ввязавшись в продолжительную
Ливонскую войну, Иван Грозный так и не
смог открыть путь России к Балтийскому
морю.

Внутренняя
политика

Ивана Грозного была, главным образом,
направлена на закрепощение крестьян,
укрепление аппарата власти. Для подавления
сопротивления боярства, подрыва
экономических основ этого сословия
была предпринята система мер. Внутренняя
политика Ивана Грозного предполагала
разделение государства на земщину, во
главе которой стояла Боярская Дума, и
опричнину, которой управлял сам царь.
Последняя значительно ослабила роль
бояр, искоренив пережитки феодализма.
В общем, опричнина имела значение
положительное. Однако методы, которыми
пользовалось опричное войско,
способствовали разрушению экономики
государства, так как сопровождались
разорениями и жестокостями. Таким
образом, с ростом цен снизилось
производство товаров и продуктов, и в
16 веке (во второй его половине) в России
отмечался глубокий хозяйственный
упадок.

Было
сформирована Избранная Рада

– новое правительство. Впоследствии с
ее участием будет проведена практически
вся внутренняя политика Ивана Грозного.
Царь внедрял изменения в центральные
органы госаппарата. Были созданы Приказы
– новые органы управления. Каждый такой
Приказ имел свою специализацию, в их
ведении были суды, сбор налогов, охрана
правопорядка и прочая деятельность.
Внутренняя политика Ивана Грозного
была также направлена на преобразования
в судебной сфере. Так, в 1550 году был
выпущен Новый Судебник. В нем устанавливалась
ответственность за взяточничество,
отражались изменения налоговой системы.
Нуждалось в преобразованиях и местное
самоуправление. В 1556 году царь отменил
систему кормлений. В целом, изменения
в местном самоуправлении способствовали
притоку дополнительных средств в казну
страны. Вместе с этим укрепилось и
положение дворян. В период правления
Иоанна 4 Васильевича были проведены
преобразования в церкви. В результате
реформ были унифицированы каноны,
религиозные обряды. Вместе с этим
ограничено было и монастырское
землевладение. В результате преобразований,
проведенных в эпоху своего правления
Иваном Грозным, в государстве усилилась
централизация госвласти, система
местного и центрального управления
стала более действенной. Кроме того,
возросла военная мощь России. Однако
вместе с этим усилилось закрепощение
крестьянского населения.

Опричнина

Политика
опричнины, вылившаяся в массовый террор,
который обрушился на различные слои
русского общества, вызывала и до сих
пор вызывает недоумение у своих
исследователей. Одни историки видят в
опричнине проявление психической
ненормальности царя, другие считают ее
закономерной и прогрессивной по своему
характеру.

Предпосылки
опричнины

Разрыв
Ивана IV с политикой реформ и его стремление
к неограниченному самовластию, на пути
к которому стояли традиционные нормы
и органы управления, остатки удельной
системы, моральный авторитет церкви,
слабость центрального аппарата власти
и пр; ухудшение обстановки в стране в
связи с Ливонской войной, требовавшей
мобилизации ресурсов тыла, увеличение
налоговых поступлений. Однако система
местного управления, сложившаяся после
реформы, общая слабость центральных
органов управления, не позволяли обычными
методами обеспечивать военные нужды;
стремление власти спасти свой авторитет,
для чего неудачи в войне стали объясняться
предательством и кознями бояр; религиозные
представления царя и народа, психологическая
атмосфера, сложившаяся в обществе. Иван
IV все более верил в свое богоподобие и
богоизбранность, а к населению относился
как к холопам, которых он “волен
жаловать или казнить”. Эти взгляды
усиливались настроениями народа,
ожидавшего от царя воплощения в жизнь
идеала “Святой Руси”. Царь сомневался
в возможности воплотить этот идеал по
всей стране, разочаровавшись в значительной
части населения и, в том числе, в боярстве,
недостойном жить в “царстве
справедливости”. В результате Иван
IV решил воплотить эсхатологическую
мечту только для избранных, т.е. для
лично ему преданных и готовых выполнить
любую его волю. О религиозном характере
опричнины свидетельствуют и такие
факты, как организация опричников,
созданная по типу монашеского братства
во главе с игуменом, т.е. самим царем,
театрализованные казни, напоминающие
наказание грешников в аду и т.п.; личные
качества царя: его крайняя мнительность,
жестокость, трусость и слабоволие,
сочетающиеся с умом, начитанностью,
самомнением и верой в божественную
природу своей власти. Смерть первой
жены, а затем митрополита Макария,
устранение деятелей “Избранной рады”,
т.е. людей, в определенной степени
сдерживающих проявление его необузданного
характера, усилило влияние этих черт
на сферу политики.

Опричник,
приносивший царю клятву на верность
(символами их преданности были метла и
собачья голова, прикрепляемые к седлу
и означавшие борьбу с изменой), обязывался
не общаться с земскими, которые
воспринимались, как принадлежавшие к
иному, как бы несуществующему миру. Это
во многом объясняет крайнюю жестокость
и зверства расправ опричников над
земскими людьми. Социальный состав
опричного двора был крайне неоднородным.
Он не отличался от социального состава
земщины. В опричное войско входили и
представители знати – князья (Сицкий,
Одоевский, Хованский, Трубецкие и др.)
и бояре, и худородные дети боярские, и
иностранные авантюристы. Зачастую в
опричнину насильно записывали служилых
людей определенных уездов. Опричников
объединяла преданность царю, отречение
от родителей и принятых норм поведения,
что согласно религиозным представлениям
эпохи означало разрыв с христианским
миром, переход на службу к дьяволу. Но,
при этом царь и его опричники оправдывали
свои преступления великой целью, считая,
что с помощью террора они смогут возвести
“царство Божие” на земле, обратить
людей к истине, чтобы они познали, по
словам Ивана Грозного, единого Бога,
отказались от междоусобных браней и
преступной жизни, подрывающих царства.
Основное содержание этой политики
сводилась к насилию, с помощью которого
опричники во главе со своим “игуменом”
надеялись искоренить грех непослушания
власти и, даже, греховную природу
человека. Но в силу того, что человек, в
их представлении, был греховен от
рождения, то даже, не совершив ничего
противоправного, он оказывался виновным.
Вот почему опричники не утруждали себя
поиском каких -либо свидетельств
обвинения, казнили как по подозрению,
так и по наговору представителей всех
сословий. Притом чаще всего страдали
люди честные и порядочные, имеющие
собственное мнение и личное достоинство.

Таким
образом, социально-политический смысл
опричнины тесно переплетался с
религиозными представлениями людей
той эпохи. Власть с помощью жестокого
террора, принимающего зачастую
иррациональные формы, стремилась с
одной стороны, компенсировать свою
слабость и неэффективность, а с другой
– парализовать волю населения к
сопротивлению, вселить ужас в души
людей, заставить их безропотно подчиняться
своим предначертаниям.

На
протяжении своей истории политика
опричнины видоизменялась. По указу
Ивана Грозного “взятые в опричнину”
получали земли на опричной территории
(Центр, театр военных действий Ливонской
войны и прифронтовая зона, а также
Поморье и северные земли с черносошным
крестьянством платившим подати не
феодалу, а непосредствено в государственную
казну). Те же, кто оказался “земским”,
должны были оставить свои имения в
опричнине и получить соответствующие
земли в “земщине”. Такое переселение
было по сложности аналогично серьезной
аграрной реформе и, фактически, не было
реализовано. Вначале террор был направлен
против суздальской княжеской группировки,
в том числе Шуйских (некоторые из них,
впрочем, были взяты в опричнину), которая
была выселена со своих земель, что
подорвало ее экономическое и политическое
могущество. Затем репрессии усилились.
Как на верхи московского боярства, так
и на многих дворян обрушились казни. В
начале 1570 г. царь возглавил карательную
экспедицию против Новгорода, якобы,
изменившего царю. Погром, унесший жизни
более 10 тыс. человек, привел и к ликвидации
остатков вольного духа Новгорода. Террор
усиливался, но успеха он не приносил.
Иван Грозный обвинил в измене верхушку
опричнины. В июле 1570 г. страшные казни
прокатились по Москве. Обвиненных
бросали в котел с кипящей водой, сжигали
на костре, рубили и резали. Убивали их
жен и детей. Отмена опричнины. В 1571 г.
царь не сумел организовать оборону
Москвы от набега крымского хана
Девлет-Гирея. Опричное войско, выродившееся
в банду грабителей и убийц, оказалось
неспособным противостоять внешнему
врагу. Страшный разгром города, сгоревшего
от пожаров, напугал царя, который даже
готовился бежать из страны. В 1572 г. перед
угрозой нового нашествия татар Иван IV
вынужден был отказаться от раздела
страны и войска, что дало возможность
земскому воеводе князю М. Воротынскому
разбить татар в битве у с. Молоди.
Запрещено было произносить даже слово
“опричнина” – нарушителю грозило
наказание кнутом.

studfiles.net

Глава IV. ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ И ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИЕ ЗЕМЛИ.

§ 1. Возникновение и развитие Великого княжества Литовского.

«Дранг нах Остен» («Натиск на Восток») – страшная опасность, которая угрожала в XIII в. Руси, дамокловым мечом нависла и над населением прибалтийских земель. Под ударами «орденских братьев» пали русские крепости в Прибалтике, рыцари захватили территории племенных союзов ливов, куршей, эстов и др. – предков современных латышей и эстонцев. Ожесточенное сопротивление рыцарям оказывали литовцы.

Литовцы достаточно поздно появляются на авансцене европейской истории, их политическая и экономическая жизнь, о которой нам сообщают источники, начиная со второй половины XII в., дышит глубокой архаикой. Распадаясь на множество разрозненных племен, литовцы уже тогда состояли из двух этнографических групп – аукштайте (верхняя Литва) и жемайте (нижняя Литва, или «Жмудь» в русских источниках). Они занимались земледелием, скотоводством и всякого рода промыслами: охотой, рыболовством, добычей меда диких пчел. Литовцы были хорошими воинами, а под влиянием немецкой агрессии весь их быт перестраивается на военный лад. Прекрасно зная свои леса и болота, литовцы хитростью заманивали рыцарей в чащобу, наносили неожиданные удары по немецким замкам. О многих славных победах литовцев повествуют немецкие хронисты, которых трудно заподозрить в симпатиях к противнику. Однако справиться с таким сильным врагом, как рыцари, литовцы не могли: не хватало ни людских, ни материальных ресурсов. В этих условиях начинается экспансия литовцев на юг и юго-восток, начинается литовское «завоевание». Распространялся, собственно, не литовский этнос, а власть литовских князей, причем процесс проникновения в русскую среду этой власти был постепенным. Литовские князья утверждаются на столах в некоторых русских городах. Явление это напоминает появление на Руси несколькими столетиями раньше Рюриковичей. Натиск на Русь становится интенсивнее после того, как литовскому князю Миндовгу в 1240-1250-х гг. удается уничтожить своих противников и добиться некоторой централизации. Централизация была относительной, «союз союзов» литовских племен был рыхлым, и «самодержство» Миндовга (по определению русского летописца) – не более чем цветистый риторический оборот. Однако именно в это время начинает складываться ядро Литовско-Русского государства, или Великого княжества Литовского.

Территориальный рост продолжался и при преемниках Миндовга, особенно при князе Гедимине (1316-1341). В состав центра будущего государства входят земли «верхней Литвы» – аукштайте и «приросшие» к ним земли Черной Руси, т.е. Понеманья, а также некоторые части Полоцкой и Турово-Пинской земель. Тут необходимо обратить внимание на одно очень

интересное явление. Уровень политического развития литовских «завоевателей» был ниже, чем восточнославянского населения. В то же время литовские князья нуждались в тех материальных и людских ресурсах, которыми обладали русские земли. Такого рода обстоятельства обусловили русификацию верхушки литовцев. Литовские князья принимают православную веру, усваивают русский язык, культуру. Одно время даже столица формирующегося государства находилась на русской территории – в Новгороде Литовском. Позже она была перенесена в Вильно, но характер отношений между этносами в формирующемся государстве остался тем же.

Дело, начатое первыми великими литовскими князьями, было продолжено князьями Ольгердом и Кейстутом. Они договорились между собой, разделив функции: Кейстут занимался обороной Литвы от рыцарей, а Ольгерд осуществлял захваты русских земель. В состав Великого княжества Литовского вошли такие древнерусские земли, как Полоцкая, Смоленская (уже при Витовте в начале XV в.), Киевская, Чернигово-Северская, Волынская, самая южная – Подолье. Долго шла борьба за Галичину, которая, в конце концов, оказалась в руках Польши. Древнерусские земли входили в состав Великого княжества на правах автономии. Дело в том, что великие князья литовские придерживались принципа «мы старины не рухаем, а новин не вводим», довольствовались сбором дани с присоединенных земель и привлечением к участию в общеземском ополчении местных вооруженных сил. Такого рода отношения закреплялись в специальных договорах – уставных грамотах, весьма напоминавших договоры Новгорода с князьями. Формировалось федеративное государство, пусть со своеобразной, средневековой, но федерацией. Процесс складывания данного государства нет оснований идеализировать – при его создании лилась кровь, захватывались земли, но оно создавалось не одним только насилием. Дело в том, что некоторые русские земли были сами заинтересованы в поддержке литовских князей, не без основания видя в них защиту от монголо-татар. Внешняя опасность, необходимость вести борьбу на несколько фронтов, была одной из основных причин возникновения Великого княжества Литовского. С другой стороны, такой характер генезиса государства приводил к тому, что русские земли в составе Литовско-Русского государства долгое время сохраняли свои особенности, внутреннюю структуру и политическое устройство. В этом смысле именно Великое княжество Литовское наследовало многие черты экономического и политического быта русских земель еще киевского периода нашей истории.

§ 2. Унии Литвы с Польшей.

Ситуация в этом регионе начинает меняться в конце XIV в. В соседней Польше пресеклась правящая династия. После двенадцатилетнего правления (с 1370 г.) короля Людовика Венгерского на престоле оказалась его дочь Ядвига. Польские паны, короновав ее, одновременно поставили вопрос о ее браке с Ягайло Ольгердовичем – великим князем литовским. В 1385 г. брак был заключен. Одновременно была заключена и Польско-литовская уния (союз), которая должна была знаменовать объединение двух государств. Однако она так и осталась на бумаге. В Великом княжестве Литовском вокняжился Витовт Кейстутьевич, который сумел добиться самостоятельности Великого княжества в борьбе с Ягайло, с которым у него были и личные счеты – Ягайло был повинен в смерти отца Витовта.

Между тем объединение русских земель и Литвы, как пусть и номинальный, но союз с соседним славянским государством – Польшей, дали в области внешней политики блестящие результаты. Еще в 1362 г. в битве у Синих Вод (Подолье) русско-литовские войска разбили войска трех татарских царевичей, а в 1410 г. грянула знаменитая Грюнвальдская битва. С той и с другой стороны в битве участвовало около 60 тыс. человек – цифра для эпохи Средневековья огромная. Польскими войсками командовал Ягайло, а литовские и русские возглавлял Витовт, участвовали отряды из Чехии и татары. Все это воинство нанесло сокрушительное поражение Ордену. Был убит даже магистр – глава Ордена – фон Юнгинген и, хотя последующая осада крепости Мальборг (главного форпоста крестоносцев в Прибалтике) окончилась ничем, Ордену был нанесен страшный удар, от которого он так и не сумел оправиться.

Совместная победа на поле между селениями Грюнвальд и Танненберг привела к заключению в местечке Городло (Восточная Польша) следующей унии – Городельской. Она, впрочем, также оказалась в реальности лишь личной, номинальной – оба государства сохранили свою самостоятельность. Значение Городельской унии 1413 г. состоит в том, что именно с нее начинается весьма неоднозначный процесс – процесс полонизации и католизации Великого княжества Литовского. По условиям унии, католики получили определенные привилегии при доступе к «урядам» – государственным должностям. Польская знать браталась с литовской, передавая ей свои гербы, начинала формироваться чуждая народным массам по своей вере и даже этнической принадлежности элита. Другими словами, именно Городельская уния создала предпосылки для наступления Польши на русские земли Великого княжества Литовского.

В условиях начавшейся полонизации, ухудшения положения русских в Великом княжестве Литовском вспыхнула война, которая в литературе получила название «восстание Свидригайло». В ходе движения, возглавленного князем Свидригайло Ольгердовичем, возникла ситуация, когда Великое княжество Литовское распалось на две части: Литва посадила на великое княжение Сигизмунда Кейстутьевича, а русские земли держались

стороны Свидригайло и именно его посадили на «великое княжение Русское». В политическом развитии Великого княжества Литовского период этот был переломным. Пока Сигизмунд подтверждал унию с Польшей, русские земли жили своей жизнью, пытались построить отдельное политическое здание. Однако «восстание Свидригайло» потерпело поражение, а после гибели князя Сигизмунда на престоле в Вильно утверждается Казимир Ягеллончик, правление которого знаменовало новую эпоху и которое по значению можно сравнить с правлением Ивана III в Великом княжестве Московском. Казимир восстанавливает пошатнувшиеся уже было основы униатской политики, в своем лице династически вновь объединяет два государства.

Впрочем, основы политики унии остаются достаточно неустойчивыми и во второй половине XV – начале XVI в. Униатский процесс продолжился и при преемниках Казимира – великих князьях Александре и Сигизмунде, но завершился лишь в правление Сигизмунда-Августа, когда в 1569 г., в условиях постоянной борьбы Великого княжества Литовского с Российским государством, была заключена Люблинская уния (в городе Люблине в Польше), имевшая важнейшее значение в истории Восточной и Центральной Европы. На европейских картах появилось новое государство – Речь Посполита. Правда, Великое княжество и в составе Речи Посполитой сохраняло определенную самостоятельность, но территория ее теперь ограничивалась собственно Литвой и землями Белоруссии, а все южные земли (Украина) отошли непосредственно в состав Короны, т.е. Польши.

studfiles.net

Великое княжество Литовское – князья, культура, границы, государственное устройство

Великое княжество Литовское и Русское, Жамойтское – сильное государство в 13 – 16 веках, располагалось на территориях современных Литвы, Белоруссии, частично Украины и России.

Границы Великого Литовского княжества расстилались от Балтийского до Черного моря и от Брестчины до Смоленщины.

Процесс образования княжества, начатый Миндовгом, завершился в 50-е годы 13 века. В состав княжества Литовского вошли объединенные литовские земли и часть земель Южной и Западной Руси.

Столица Литовского княжества – город Вильня (Вильно), ранее г. Кернова и Новогрудок.

Официальный язык княжества – старобелорусский. Все своды законов были на белорусском языке.

Культура Великого княжества развивалась под влиянием традиций запада, но опираясь при этом на древнерусское наследие. На неё сильно влияли исторические события, влекущие за собой изменения политической ситуации, социально-экономической и религиозной.

По государственному строю княжество официально являлось феодальной монархией.

Но государственное устройство Великого княжества Литовского было своеобразным. В отличие от Москвы созданию аппарата централизованного управления мешало существенное влияние аристократии и автономия разных земель.

C 15 века власть князя в государственном управлении ограничивала Рада Великого княжества. Окончательное государственное устройство было определено в 16 веке при образовании Речи Посполитой с установлением органов власти – сенатом и сеймом.

Хронология основных событий Великого княжества Литовского в 13 – 16 веках

В 1236 г. – литовцы побеждают вторгшиеся войска Ордена меченосцев при Сауле.

1252 г. – Миндовг – стал первым Литовским князем, объединил литовские земли.

В 1255 г. – все земли Черной Руси отходят Даниилу Галицкому; Объединение литовских земель распадается.

1260 г. – победа Литовского княжества над тевтонами при Дурбе.

1293 г. – начало княжение Витеня. Он осуществил несколько походов в земли Ливонского Ордена. В 1307 г. Витень освободил Полоцк от немецких рыцарей и присоединил его территорию к Литовскому княжеству.

1316 г. – начало правления Гедимина, основателя династии Гедиминовичей.

1345 г. – Ольгерд Гедиминович стал главой Литовского княжества.

Ольгерд дважды победил Тевтонский орден (на Струве – 1348 г., при Удаве – 1370 г.)

1362 г. – победа Ольгерд над Ордой при Синих Водах.

1368, 1370, 1372 гг. – безуспешные походы на Москву в поддержку Тверскому княжеству.

1377 г. – начало правления Великого князя Ягайло Ольгердовича.

Ягайло выступил союзником Орды в Куликовской битве, но не успел присоединиться к войску хана.

1385 г. – заключение Кревской унии (союза) с Польшей. Начинается католическая экспансия в земли Руси.

1392 г. – к власти приходит Витовт Кейстутович, не согласный с политикой Ягайло.

1406 – 1408 гг. – трижды Витовт нападает на Московское княжество;

1404 г. – он захватывает Смоленск;

1406 г. – война против Пскова.

1394 г. – наступление Тевтонского ордена на Жемайтию.

1410 г. (15 июля) – Грюнвальдская битва.

В 1480 г. Казимир 4 обещает оказать помощь Золотой Орде в походе на Москву, но не выполняет данного обещания из-за вторжения крымского хана.

1487 – 1494 гг. и 1500 – 1503 гг. – русско-литовские войны.

1512 – 1522 гг. – война с Россией, в результате к ней присоединен Смоленск.

1558 – 1583 гг. – Ливонская война.

1569 г. – образование Речи Посполитой (Люблинская уния).

historykratko.com

§ 1. Возникновение и развитие Великого княжества Литовского

§ 1. Возникновение и развитие Великого княжества Литовского

«Дранг нах Остен» («Натиск на Восток») — страшная опасность, которая угрожала в XIII в. Руси, дамокловым мечом нависла и над населением прибалтийских земель. Под ударами «орденских братьев» пали русские крепости в Прибалтике, рыцари захватили территории племенных союзов ливов, куршей, эстов и др. — предков современных латышей и эстонцев. Ожесточенное сопротивление рыцарям оказывали литовцы.

Литовцы достаточно поздно появляются на авансцене европейской истории, их политическая и экономическая жизнь, о которой нам сообщают источники, начиная со второй половины XII в., дышит глубокой архаикой. Распадаясь на множество разрозненных племен, литовцы уже тогда состояли из двух этнографических групп — аукштайте (верхняя Литва) и жемайте (нижняя Литва, или «Жмудь» в русских источниках). Они занимались земледелием, скотоводством и всякого рода промыслами: охотой, рыболовством, добычей меда диких пчел. Литовцы были хорошими воинами, а под влиянием немецкой агрессии весь их быт перестраивается на военный лад. Прекрасно зная свои леса и болота, литовцы хитростью заманивали рыцарей в чащобу, наносили неожиданные удары по немецким замкам. О многих славных победах литовцев повествуют немецкие хронисты, которых трудно заподозрить в симпатиях к противнику. Однако справиться с таким сильным врагом, как рыцари, литовцы не могли: не хватало ни людских, ни материальных ресурсов. В этих условиях начинается экспансия литовцев на юг и юго-восток, начинается литовское «завоевание». Распространялся, собственно, не литовский этнос, а власть литовских князей, причем процесс проникновения в русскую среду этой власти был постепенным. Литовские князья утверждаются на столах в некоторых русских городах. Явление это напоминает появление на Руси несколькими столетиями раньше Рюриковичей. Натиск на Русь становится интенсивнее после того, как литовскому князю Миндовгу в 1240-1250-х гг. удается уничтожить своих противников и добиться некоторой централизации. Централизация была относительной, «союз союзов» литовских племен был рыхлым, и «самодержство» Миндовга (по определению русского летописца) — не более чем цветистый риторический оборот. Однако именно в это время начинает складываться ядро Литовско-Русского государства, или Великого княжества Литовского.

Территориальный рост продолжался и при преемниках Миндовга, особенно при князе Гедимине (1316–1341). В состав центра будущего государства входят земли «верхней Литвы» — аукштайте и «приросшие» к ним земли Черной Руси, т. е. Понеманья, а также некоторые части Полоцкой и Турово-Пинской земель. Тут необходимо обратить внимание на одно очень интересное явление. Уровень политического развития литовских «завоевателей» был ниже, чем восточнославянского населения. В то же время литовские князья нуждались в тех материальных и людских ресурсах, которыми обладали русские земли. Такого рода обстоятельства обусловили русификацию верхушки литовцев. Литовские князья принимают православную веру, усваивают русский язык, культуру. Одно время даже столица формирующегося государства находилась на русской территории — в Новгороде Литовском. Позже она была перенесена в Вильно, но характер отношений между этносами в формирующемся государстве остался тем же.

Дело, начатое первыми великими литовскими князьями, было продолжено князьями Ольгердом и Кейстутом. Они договорились между собой, разделив функции: Кейстут занимался обороной Литвы от рыцарей, а Ольгерд осуществлял захваты русских земель. В состав Великого княжества Литовского вошли такие древнерусские земли, как Полоцкая, Смоленская (уже при Витовте в начале XV в.), Киевская, Чернигово-Северская, Волынская, самая южная — Подолье. Долго шла борьба за Галичину, которая, в конце концов, оказалась в руках Польши. Древнерусские земли входили в состав Великого княжества на правах автономии. Дело в том, что великие князья литовские придерживались принципа «мы старины не рухаем, а новин не вводим», довольствовались сбором дани с присоединенных земель и привлечением к участию в общеземском ополчении местных вооруженных сил. Такого рода отношения закреплялись в специальных договорах — уставных грамотах, весьма напоминавших договоры Новгорода с князьями. Формировалось федеративное государство, пусть со своеобразной, средневековой, но федерацией. Процесс складывания данного государства нет оснований идеализировать — при его создании лилась кровь, захватывались земли, но оно создавалось не одним только насилием. Дело в том, что некоторые русские земли были сами заинтересованы в поддержке литовских князей, не без основания видя в них защиту от монголо-татар. Внешняя опасность, необходимость вести борьбу на несколько фронтов, была одной из основных причин возникновения Великого княжества Литовского. С другой стороны, такой характер генезиса государства приводил к тому, что русские земли в составе Литовско-Русского государства долгое время сохраняли свои особенности, внутреннюю структуру и политическое устройство. В этом смысле именно Великое княжество Литовское наследовало многие черты экономического и политического быта русских земель еще киевского периода нашей истории.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Лекция 9. Великое Княжество Литовское

Речь идет о государстве,
которое в течение долгого времени
являлось западным соседом Руси и с
которым так или иначе связана русская
история на протяжении XIV, XV, XVI и XVII
столетий. Это история не вполне русская,
но важная для Руси. Основным источником
по литовской истории (по XIII веку),
освещенной как бы с российских позиций,
является Галицко-Волынская летопись.
Это совершенно уникальный памятник –
единственная летопись, которая
рассказывает нам об истории южной Руси
в XIII столетии, Руси галицко-волынской,
которую называли еще и южной Русью.

Зачем нам нужна
история Литвы? Чтобы понять, откуда
взялась Украина, и в конечном итоге –
представить себе события XVII и XVIII веков.
Литовское племя, родственное славянам,
было близко по происхождению к племени
прусов и латов. Эти литовские племена
жили в лесах, занимались исключительно
охотой, бортничеством, и их трудно даже
назвать земледельцами. Племена эти были
достаточно изолированы друг от друга,
но примерно в середине XIII столетия у
них налицо предпосылки возникновения
государства, и именно к этому времени,
видимо, относит­ся начало возникновения
городов.

Первым князем,
который стал объединять разные литовские
племена, был Миндовг, который был убит
своими противниками в 1263 году. С ним у
галицкого князя Даниила Романовича
были довольно тесные отношения. Противники
убили его за ту политику, которую он
проводил, – политику централизации,
объединения разных пле­мен. Но его
преемники продолжили эту деятельность,
и основные события разворачиваются в
XIV веке, когда литовскими князьями
становятся Гедимин (1316–1341 гг.) и его
сыновья Ольгерд и Кейстут.

И вот после страшного
татарского нашествия оказалось, что
северо-восточная Русь сохранила свою
государственность, а Киевская земля и
все, что вокруг нее, практически перестали
существовать. Киев утратил свое
могущество. Судьба соседних городов
была точно такой же. А что касается
Галицко-Волынского княжества, то оно
стало своеобразным проходным двором
для татарских ратей, которые шли на
запад и возвращались, шли в Польшу и
возвращались из Польши. По­этому
практически вся вторая половина XIII
столетия в южной Руси – это непрерывная
татарская атака. На севере, на северо-востоке
татары переписали население, посадили
баскаков, потом все свелось к тому, что
князья начали сами постепенно предоставлять
ордынский «выход», признав себя данниками,
и татар­ские рати постепенно исчезли.
Южная Русь – это практически непрерывное
присутствие татар. А что ка­сается
огромного пространства в среднем течении
Днепра, то есть южнее Смоленска, до Киева
и дальше, то это просто степь, где
непрерывно хозяйничают татары. Население,
которое здесь когда-то было, выбито,
остальное стремится куда-нибудь убежать
и, естественно, оседает на северо-востоке,
поскольку жизнь там хоть немного, но
спокойнее. Там лес, который может
защитить, а на юге его нет.

И вот именно на этих
запустелых киевских землях постепенно
начинает воздвигаться Литва. Она
постепенно захватывает эти земли. Уже
в конце XIII столетия появляются литовцы
на этих территориях, а дальше процесс
идет сле­дующим образом: при Гедимине
в состав Литовского княжества уже входят
Полоцкая, Витебская, Мин­ская земли
(первая половина XIV века), Ольгерд, его
сын, который правит с 1345 по 1377 год,
захваты­вает Волынь, Киевскую,
Новгород-Северскую земли, а на Верхней
Волге доходит до Ржева. Процесс шел в
течение всего XIV столетия. И вот этот-то
литовский фактор окончательно и поста­вил
точку на единстве древней Руси.
Северо-восточная Русь стала существовать
самостоятельно. Юж­ная Русь еще
просуществовала до конца XIII столетия
и по инерции – до начала XIV столетия. Но
она самостоятельной уже остаться не
смогла и досталась Литве и Польше. Почему
так получилось? Почему Галицко-Волынская
земля не смогла противостоять литовцам?
Ведь они стояли на куда более низкой
ступени развития, ведь государственным
языком Литвы становился русский язык,
а религией фактически – Православие.

Когда перед
северо-восточной Русью встал выбор, что
делать с татарами, как себя вести, как
поступать, Александр Невский, победи­тель
немцев и шведов, вдруг по отношению к
татарам занимает совершенно иную
позицию. Не просто мир – северо-восточная
Русь признает себя данником, вассалом;
северо-восточная Русь принад­лежит
татарам, и северо-восточные князья –
вассалы татар. Именно эту политику будут
проводить практически все московские
князья в течение трех четвертей XIV
столетия. Благодаря такой политике,
поддержанной Церковью, и будут достигнуты
совершенно необычные результаты. На
Куликовской битве татарам будет нанесен
смертельный удар, а пройдет еще время
– и иго будет навсегда свергнуто.

Такая же проблема
стояла и перед Даниилом Галицким. Что
делать, как поступить? Ситуация, прав­да,
у него была немного иная. Рядом была
Западная Европа, Венгрия, Польша, были
очень близкие дру­жеские, родственные,
семейные связи с этими странами. С севера
как бы нависала Литва, а татары не
ос­тавляли в покое это княжество
буквально ни на один год. И вот Даниил
Галицкий в дан­ной ситуации поступает
недальновидно, как показала история.
Он пытается опереться не на своих
пора­ботителей, как сделала
северо-восточная Русь, а на Запад. Он
вступает в переговоры со своими запад­ными
соседями, пытаясь организовать союз,
но очевидно, что на Западе никакой
политический союз невозможен без союза
религиозного. Начинаются фактически
переговоры об унии. И именно такой
поворот политики Даниила как бы разверзает
пропасть между этим князем и митрополитом
Ки­риллом. Тогда митрополит Кирилл и
сосредотачивает все свои усилия на
северо-востоке. Происходит фактический
разрыв между главой Церкви и галицким
князем.

В 1255 году дело заходит
настолько далеко, что в Галицкое княжество
приезжают легаты римского престола и,
пообещав, естественно, Даниилу все, что
угодно, подтверждают свой союз с ним
тем, что ко­ронуют его от имени римского
первосвященника. В 1255 году в городе
Дорогичине происходит это со­вершенно
поразительное событие.

Возможность
противостояния татарам и католической
или литовской экспансии могла быть
реальной только в случае союза
государственной власти и власти
церковной. Если такого союза, такой
симфонии не было, то дело увенчаться
успехом не могло. Русь была создана
крещением, поэтому именно союз светской
и церковной властей и был залогом
развития, существования нашего
государства.

Впоследствии, когда
в 1385 году Кревская уния подтвердила
политический союз Литвы и Польши, а в
1413 году на Городельском сейме вся
литовская шляхта получила те права,
которые были у польской шляхты, практически
уже пошел процесс объединения двух
государств, который со временем и привел
к образованию единого государства, и
здесь уже говорить о том, что
Галицко-Волынское княжество мог­ло
как-то этому противостоять, не приходится.
В 1337 году галицкие земли были включены
в состав Польши, а остальные Ольгерд
позже включил в состав своего Великого
княжества Литовского.

Итак, население,
которое жило в Литве и в Польше, было
рус­ским и даже православным.
Утрачивалась государственность, но не
вера. Литовцы были язычниками и стояли
на очень, прямо скажем, низком уровне
развития. И литовские князья понимают,
что коль скоро у них так много православного
населения, а государство самостоятельно,
значит, нужно иметь и главу Православной
Церкви. Практически весь XIV век – это
попытка Литвы создать собственную
митрополию. Чему, естественно, препятствуют
митрополиты русские, которые сначала
называются киевскими, потом владимирскими,
а потом московскими.

Здесь нужно разобраться
в вопросе: может быть, было бы лучше,
если бы укоренилась самостоятель­ная
литовская церковь? Так ли уж необходима
здесь конфронтация? Очевидно, митрополиты
– и Кирилл, и, в большей степени, Максим,
Петр, Феогност, Алексий – полагали, что
хоть и нет уже там крепкой русской
государственности, но русское население
будет существовать, пока будет в
религиозном отноше­нии единым со всей
остальной частью Руси. Это реально,
потому что вся политика русских
митрополитов была направлена на то,
чтобы не допустить существования
самостоятельной митрополии в Литве. И
дело было, конечно, не в доходах, которые
в таком случае получали или не получали
бы митрополиты от ли­товского населения.
Речь шла о том, что, видимо, митрополиты
Феогност и Алексий пытались все-таки
сохранить воз­можность для дальнейшего
объединения русских земель, то есть
изъятия их у литовского государства,
восстановления единства русской земли
в его этнических границах, его этнической
территории. И если иметь в виду развитие
нашей истории, то именно такой взгляд
оказался, конечно, самым правильным,
потому что в дальнейшем так оно и вышло.
При Екатерине II земли, на которых жило
православное население, окончательно
вошли в состав русской империи.

И вот получается
такая картина. На севере имеет место
единство светских и церковных властей,
они видят общую цель и работают для
достижения этой цели, для восстановления
независимости государства. А на юге
государственность исчезает, и в течение
целого столетия предпринимаются попытки
создать са­мостоятельную митрополию,
не зависящую от Москвы, приобрести
самостоятельную юрисдикцию, кото­рая
на протяжении XIV столетия многократно
может создаться, но не создается –
очевидно, вследствие политики московских
митрополитов. Надо представить себе
этот процесс и понять: дальновидной
была политика Москвы в этом вопросе или
нет? Ведь огромное население, которое
жило на польско-литовской территории,
с одной стороны, могло быть самостоятельно
окормляемым своим митрополитом, и кто
зна­ет, может быть, именно поэтому
католическая экспансия, католическая
пропаганда не была бы столь сильной,
может быть, тогда эта церковь была бы
более крепкой и удалось бы как-то это
государство сде­лать православным.
А может быть, и наоборот: именно потому,
что не дали укорениться в XIV веке та­кой
самостоятельности, не дали самостоятельной
юрисдикции, и получилось, что русское
население все время ориентировалось
на Москву, видя в Москве своего защитника
против католиков, и именно поэтому
униатство удалось распространить только
на сравнительно небольшой территории.

Этот вопрос не вполне
ясен. В учебниках обычно ничего не
сообщается. Потому что, как ни взгляни,
существовал все-таки определенный
стереотип восприятия русской истории:
кончился киевский домонгольский период
– и начинается московский. При чем здесь
Литва? Но потом, откуда ни возьмись,
появляются поляки, литовцы, украинские
проблемы, и откуда все это взялось, никто
не знает. А ведь весь XV век – это
непрерывная конфронтация с Литвой, да
и XVI столетие приведет нас к смуте, а
смута – это польско-литовская агрессия.
Самое печальное заключа­ется в том,
что нет практически никаких источников,
которые бы говорили о том, как Москва
под­держивала православное население
в Литве в XIV–XV столетиях. Получается,
что в XIV–XV веке не использовали тот
благоприятный момент, что все ли­товское
княжество говорило по-русски, вся
документация была на русском языке –
русский язык был языком официальным.
Половина населения состояла из
чистокровных русских. И можно было
усиливать русское влияние и добиться
слияния, со­единения. Но, скорее, не
произошло этого потому, что наша политика
в то время уже была четко сориен­тирована
на Восток. У нас был главный враг, главная
проблема – татары. Проблема эта еще не
была решена, до окончательного уничтожения
ига в 1480 году еще было жить и жить, а
Литва была традиционно враждебна.
Ольгерд приводил свои полки к Москве в
1367, 1368 и 1369 годах. В 1368 году, когда
толь­ко-только была закончена первая
каменная московская стена – белокаменная
– он стоял под Москвой прямо у стен, а
они проходили приблизительно там, где
сейчас стоят красные кирпичные стены.
Он сто­ял трое суток, естественно,
разграбив окрестности. На следующий
год нападение повторилось – «другая
литовщина», как пишут наши летописи. На
этот раз он стоял уже 8 дней. Литва в
своей борьбе против Москвы ориентировалась
на Тверь, потому что Тверь была последним
конкурентом Москвы. Впоследствии литовцы
стали мечтать о Новгороде, и он был
присоединен именно потому, что новгородцы
(разумеется, не население, а бояре) были
в постоянных контактах с литовскими
князьями.

Если говорить о
возникновении украинского государства,
украинской культу­ры – именно
украинской, а не литовской, то можно
услышать, что государство украинское
целиком происходит из Киевской Ру­си,
но вопрос гораздо сложнее. Дело не в
национализме, а в том, что у нас все без
исключения древние русские тексты –
летописи, жития, сказания, слова,
проповеди, переводы – все сохранились
только на северо-востоке. И от киевского,
и от татарского периода. И нет ни одного
тек­ста, который бы сохранился в XIV–XV
веке на будущей украинской территории.
Многое пропало во время татарского
нашествия. Но ведь литовцы-то говорили
фак­тически по-русски, а ничего там
не осталось – католическая экспансия
уничто­жала именно память. Поэтому
когда в XIX веке заговорили о великом
украинском государстве, то стали
искусственно видеть, находить, искать
корни этой государственности прямо в
древней Руси. Но ведь между древней
Русью и началом возникновения нового
малороссийского этноса, который начал
формироваться в XV веке, лежит пропасть
XIII и XIV столетий. Сначала должна была
погибнуть южная Русь как само­стоятельное
государство. Потом все это являлось
объектом католической пропаганды. И
вот в таких-то ус­ловиях начал возникать,
складываться новый народ, новый этнос,
который будет со временем называться
Малой Русью. Они сами будут называть
себя Русью. Ведь Украина – от слова
«край». Русские, кото­рые живут на
окраине.

Украинская история
очень трагична. Утрата прямых связей,
прямых нитей, которые связывали ее с
древней Русью, очень дорого обошлась
Украине. Она утратила не только древние
традиции, но и на долгое время утратила
государственность (государственность
и по сей день там чрезвы­чайно непрочна).
И, наконец, она стала неоднородной и в
религиозном аспекте, потому что именно
там было создано униатство. Что же
касается польского национализма, то о
нем вообще не нужно говорить всерьез,
потому что национализм везде в своих
крайних формах убог, смешон и отвратителен
и сводит­ся обычно к ругательствам,
которые никогда доказательством не
бывают. Но, к сожалению, вместо то­го,
чтобы трезво представлять все эти
невеселые проблемы, у нас к Украине
отношение поверхностное. И если спросить
любого среднего русского, что он зна­ет
об Украине, он скажет: Мазепа, Петлюра,
Бандера. Конечно, такого отношения не
должно быть. Проблема очень сложная,
достаточно сказать об унии, о борьбе
православного населения, казачества и
против униатов, и против поляков. О
политике российских им­ператоров в
этом непростом вопросе, о том, как этот
вопрос стоит сейчас. Если, скажем, до
1917 года вопрос об униатах решался
чрезвычайно удачно и количество униатов
постепенно сокращалось, то в советское
время было сделано все, чтобы это
количество увеличить. И сейчас тот
невероятный узел проблем, сплетение
самых невероятных конфессий, юрисдикции
и т.д. – это наследие тех очень дале­ких
времен.

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о