Следователь соколов о расстреле царской семьи – Расследование обстоятельств гибели царской семьи — Википедия

Содержание

Следователь Н. А. Соколов, расследовавший убийство Царской Семьи: мало кто верит в его самоубийство

Постоянное общение на охоте с деревней, с крестьянами усилило в нём понимание и любовь ко всему народному, русскому, патриархальному; достоинства и недостатки своего народа он знал и чувствовал очень глубоко. Он прекрасно понимал и не раз говорил, что «без Бога на небе и без Царя на земле России и русскому народу не жить». В 1914 г. Соколов получил звание надворного советника (подполковника по военной табели). Несмотря на молодость, он был избран председателем союза судебных следователей Пензенского окружного суда, что само по себе свидетельствует о многом.

Февральскую революцию Николай Алексеевич воспринял как катастрофу и тем более богоборческий октябрьский переворот. Он с глубокой сердечной болью принял известие об отречении Царя, наотрез отказался сотрудничать с советами. Сославшись на болезнь сердца, уволился со службы. Убийство Государя и всей Царской Семьи побудило его, переодевшись в крестьянское платье, отправиться в Сибирь, к белым. Долг призывал его туда, где поднималось знамя национальной борьбы с захватчиками власти.

Скрываясь от большевиков во время своего ухода из Пензы через Сызрань и Уфу, Николай Алексеевич имел вид бродяги. А его доброе и справедливое отношение к преступникам спало ему в этом походе жизнь. В книге генерала М.К. Дитерихса есть рассказ о том (с. 177), как в одной деревне Соколов наткнулся на мужика, который года за три до этого был изобличен им в убийстве и ограблении своей жертвы. Мужик был присужден к большому наказанию, однако революция освободила его и дала ему возможность вернуться к себе в деревню. Он узнал Соколова, и Соколов узнал его. Кругом были красноармейцы. Мужик мог легко отомстить. Но он не сделал этого, взял к себе в избу, накормил и дал переночевать. А наутро, отправляя Николая Алексеевича, принес ему старую, продранную шапку и подал со словами: «Одень эту, а то твоя хороша, догадаются».

Предъявив рекомендательные письма в администрации адмирала А.В. Колчака, Соколов получил назначение в Омский Окружной суд судебным следователем по особо важным делам. Первая встреча с адмиралом Колчаком состоялась 5 февраля 1919 г., а уже 7 февраля Николай Алексеевич начал свой тяжелейший труд по раскрытию ритуального убийства Царской Семьи. Имея широчайшие полномочия, он не знал ни сна, ни отдыха. 3 марта ему вручается охранная грамота.

«Верховный правитель России. 3 марта 1919 г. № 588/Б-32, гор. Омск.
ВСЕМ
Настоящим повелеваю всем местам и лицам исполнять безпрекословно и точно все законные требования Судебного Следователя по особо важным делам Н.А. Соколова и оказывать ему содействие при выполнении возложенных на него по моей воле обязанностей по производству предварительных следствий об убийстве бывшего Императора, его семьи и Великих князей.
Адмирал А. Колчак. Исполняющий обязанности директора канцелярии Верховного правителя генерал-майор В. Мартьянов».

4 марта следователь Соколов выезжает в Екатеринбург и в Алапаевск... С 8 марта по 11 июня 1919 г. Соколов проводил следственные действия в Екатеринбурге. Изучив все материалы, которые были собраны до него, Соколов вновь и вновь лично осматривал дом Ипатьева в Екатеринбурге, расспрашивал очевидцев и допрашивал свидетелей. Как только сошёл снег, он организовал небывалые по масштабам поисковые работы в урочище Четырех Братьев и на много километров вокруг. Были обследованы 29 шахт, но всё вело к Ганиной яме.

Пройдя пешком 20 верст от Екатеринбурга до урочища Четырех Братьев по старой Коптяковский дороге, осмотрев местность вокруг этого урочища, допросив жителей деревни Коптяки и смотрителей железной дороги, проведя доступные в то время криминалистические экспертизы, Соколов пришел к однозначному выводу: Царская Семья была убита, трупы расчленены и сожжены при помощи керосина, а обугленные останки уничтожены серной кислотой «до пепла».

Было установлено, что ровно через сутки после зверства в Екатеринбурге в Алапаевске были убиты Великие князья Сергей Михайлович, Игорь Константинович, Иоанн Константинович, Константин Константинович, князь Владимiр Палей, Елисавета Феодоровна – Великая княгиня, сестра Царицы, инокиня Варвара.

Расследование по убийству в Алапаевске начал 11 октября 1918 г. член Екатеринбургского окружного суда И. А. Сергеев. 7 февраля 1919 г. его возглавил Н.А. Соколов. Непосредственный начальник Николая Алексеевича генерал М.К. Дитерихс, характеризуя тройное убийство летом 1918 г. в пределах бывшей тогда Пермской губернии (Царской Семьи, брата Государя Великого князя Михаила Александровича и алапаевских узников), называл их «особо исключительными по зверству и изуверству, полными великого значения, характера и смысла для будущей истории русского народа».

Карты местности и свидетельские показания, ещё свежие следы жуткого преступления, безмолвные свидетели – вещественные доказательства... всё было собрано и описано. Полторы сотни фотографий, лабораторные исследования бурых пятен крови на досках пола расстрельной комнаты, пробы грунта, пропитанного человеческим жиром (из костров на Ганиной яме), обожженные лоскуты одежды и кожи. А затем последовал длинный и опасный путь через Омск и Читу на Харбин для спасения следственного материала. Но и здесь он продолжает работать, анализировать и систематизировать находки, допрашивать всех, кто имел к этому делу хотя бы малое отношение.

После гибели адмирала Колчака Соколов перебрался в Европу. 16 июня 1920 г. Николай Алексеевич прибыл в Париж, в предместье которого поселился. Здесь его труд продолжается: он пишет отчет о расследовании убийства Царской Семьи для вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны. Факт убийства установлен, убийцы известны, попытка сокрытия следов преступления налицо. Десятки свидетелей опрошены, улики собраны, восемь томов дела подготовлено для передачи в суд. Только суда нет человеческого, потому что нет законного государства, законной власти, в СССР царит беззаконие и террор, на Западе – ложь и равнодушие...

Николай Алексеевич Соколов был найден мертвым в саду дома, где жил. Было ему всего 42 года, и и причина смерти точно не была установлена. Но что бы впоследствии ни пытались утверждать другие "исследователи", они по сути ничего не могли противопоставить железной логике следователя Соколова. На его скромной могиле во французском городе Сальбри начертаны слова из Псалтири «Правда Твоя – правда вовеки!».

Частично использована статья протоиерея Сергий Вогулкина, профессора, доктора медицинских наук, проректора по науке и развитию Уральского гуманитарного института, Екатеринбург
http://orthodox.etel.ru/2008/17/_delo.htm

tanya-mass.livejournal.com

Читать книгу Убийство царской семьи Николая Соколова : онлайн чтение

Николай Соколов
Убийство царской семьи

Предисловие

Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным; и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу.

Марк. 4.22

Эта книга посвящена одной из трагических страниц нашей истории: расстрелу без суда и следствия последнего российского императора Николая II и его семьи на Урале летом 1918 г.

Первые публикации на эту тему появились в двадцатых годах. Это книги М. К. Дитерихса, Р. Вильтона, Н. А. Соколова, П. Жильяра и других авторов, основывающиеся на первоисточниках, полученных в ходе следствия по делу расстрела Романовых и личных наблюдениях. В нашей стране эти книги с момента их появления сразу же стали достоянием специальных хранилищ. В СССР основным документом стал небольшой сборник «Рабочая революция на Урале», составленный П. М. Быковым и опубликованный в Екатеринбурге в 1921 г., и его же, Быкова, книга, вышедшая в 1926 г. под названием «Последние дни Романовых». И на этих книгах вскоре появляется гриф «совершенно секретно». Интерес в народе к этой трагической теме никогда не угасал и усилился в последние годы в связи с преобразованиями в России. Потребность в правде и объясняет появление столь многочисленных свидетельств и документов, доступа к которым мы были лишены столько лет.

Основными документами об убийстве царской семьи в течение долгого времени являлись материалы расследования Н. А. Соколова и воспоминания генерала М. К. Дитерихса.

…Белые взяли Екатеринбург 25 июля 1918 г., через неделю после расстрела царской семьи и свиты. Решено было провести расследование. С трудом нашли следователя, некоего А. Наметкина, который и приступил к «Предварительному следствию по делу об убийстве бывшего императора Николая II». Через неделю исполнявший обязанности прокурора Екатеринбургского окружного суда Кутузов, считая, что А. Наметкин ведет расследование недостаточно энергично, отстраняет его и передает дело в руки молодого и, увы, не очень опытного следователя И. А. Сергеева. М. К. Дитерихс пишет: «Если Наметкин отличался леностью и апатичностью к своим обязанностям, то Сергеев в произведенной работе выказал полное отсутствие самого скромного таланта следователя и абсолютное непонимание следственной профессиональности». И. Сергеева отстранили от ведения дела 25 января 1919 г. Через месяц следствие об убийстве царской семьи было передано генералом М. К. Дитерихсом судебному следователю по особо важным делам Омского окружного суда Н. А. Соколову.

Николай Алексеевич Соколов родился в 1882 г. в Пензенской губернии. Окончил юридический факультет Харьковского университета. Революция застала его в должности судебного следователя по важнейшим делам в Пензе. Переодевшись крестьянином, Соколов пешком пробрался в Сибирь. Он получил назначение на должность судебного следователя по особо важным делам Омского окружного суда, и ему вскоре было поручено следствие об убийстве царской семьи. Основываясь на многочисленных свидетельствах, а также предметах, найденных на месте преступления и рядом с местом захоронения Романовых, Соколов почти точно восстановил ход развития событий. После гибели А. В. Колчака Соколов выбрался в Европу и осел в Париже. Он продолжал опрашивать всех, кто мог добавить что-то новое к его расследованию и, в конце концов, написал книгу «Убийство царской семьи». В 1924 г. Соколова нашли мертвым около своего дома. На его могиле друзья написали:

«Правда Твоя – Правда Во Веки»

Материалы Н. А. Соколова органично дополняет книга М. К. Дитерихса, сыгравшего важную роль в расследовании убийства царской семьи. Генерал тщательно следил за ходом следствия и всячески помогал Соколову. В 1922 г., во Владивостоке он издал книгу «Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале».

Михаил Константинович Дитерихс родился в 1874 г. В 1900 г. окончил Николаевскую академию Генерального штаба. С осени 1917 г. генерал-квартирмейстер Ставки, Верховного Главнокомандующего, а с ноября – начальник штаба Ставки. У адмирала А. В. Колчака Дитерихс командовал Сибирской армией, а затем Восточным фронтом. Умер он в Шанхае в 1937 г.

К этим работам примыкает публикация бывшего воспитателя Наследника Престола Алексея – Пьера Жильяра (мы печатаем две главы из его книги «Император Николай II и его семья»). Трагический конец русского царя и его семьи он наблюдал как бы со стороны и прибыл в Екатеринбург только после взятия его белыми. П. Жильяр посетил места, связанные с трагедией, собрал богатую информацию и многочисленные вещественные доказательства о кровавых событиях тех дней.

В книге также публикуются различные документы, относящиеся к этому чудовищному по своему зверству и цинизму убийству бывшего императора, его семьи и свиты. Связь между руководством большевистской партии в Москве, санкционировавшим убийство, и Уральским Советом, определившим время и способ убийства, была позднее описана Троцким.

«Я вернулся в Москву после падения Екатеринбурга. Зайдя к Свердлову, я спросил его мимоходом: «Да, кстати, а что с царем?» – «Все кончено, – ответил Свердлов, – он расстрелян». – «А где семья?» – «И семья вместе с ним». – «Все?» – спросил я с оттенком удивления. «Все, – ответил Свердлов. – А что?» Он хотел увидеть мою реакцию. Я ничего не ответил. «А кто принял решение?» – обратился я к нему. «Мы решили это здесь. Ильич считал, что мы не должны оставлять белым знамя, которым бы они везде размахивали, особенно в теперешних трудных условиях».

Я не стал больше задавать вопросов и счел дело закрытым, – пишет далее Троцкий. – Конечно, это решение было не только целесообразным, но и необходимым. Серьезность положения в это лето заставляла нас вести беспощадную борьбу, не останавливаясь ни перед чем. Казнь царя и его семьи была необходима не только для того, чтобы запугать, ужаснуть и лишить всяких надежд врага, но и для того, чтобы сомкнуть наши ряды и показать, что дороги назад нет, что впереди или окончательная победа, или полное поражение… Ленин чувствовал это очень хорошо».

От автора

Мне выпало на долю производить расследование об убийстве Государя Императора Николая II и его семьи.

В пределах права я старался сделать все возможное, чтобы найти истину и соблюсти ее для будущих поколений.

Я не думал, что мне самому придется говорить о ней, надеясь, что ее установит своим авторитетным приговором русская национальная власть. Но суровая действительность не сулит для этого благоприятных условий в близком будущем, а неумолимое время кладет на все свою печать забвения.

Я отнюдь не претендую, что мне известны все факты и через них вся истина. Но до сего времени она мне известна более, чем кому-либо.

Скорбные страницы о страданиях Царя говорят о страданиях России. И, решившись нарушить обет моего профессионального молчания, я принял на себя всю тяжесть ответственности в сознании, что служение закону есть служение благу народа.

Знаю, что в этом исследовании на многие вопросы не найдет ответов пытливый ум человеческий: оно по необходимости ограничено, ибо основной его предмет – убийство.

Но потерпевший от преступления – носитель власти верховной, правивший многие годы одним из могущественнейших народов.

Как и всякий факт, оно свершилось в пространстве и времени и, в частности, в условиях величайшей борьбы народа за свою судьбу.

Оба эти фактора: личность потерпевшего и реальная действительность, в условиях которой свершилось преступление, – придают ему особый характер: явления исторического.

«Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу»1.

Никакой исторический процесс немыслим вне представлений прошлого. В этом нашем прошлом – тяжкое злодеяние: убийство Царя и его семьи. Правдивым рассказом я полагал бы послужить моему родному народу.

Поэтому и, помня слова великого русского историка, я старался, как ни соблазнительно ярки порой были мои личные воспоминания пережитого, излагать факты, основываясь исключительно на данных строгого юридического расследования.

Надо сначала знать, как оно было построено.

Организация расследования

25 июля 1918 года2 г. Екатеринбург, где содержалась в заключении царская семья, был взят от большевиков войсками Сибирской армии и чехами.

30 июля того же года началось судебное расследование. Оно возникло у судебного следователя по важнейшим делам Екатеринбургского окружного суда Наметкина3 в обычном законном порядке: в силу предложения, данного прокурором суда 30 июля за № 131.

7 августа 1918 года Екатеринбургский окружной суд в общем собрании своих отделений поставил освободить Наметкина от дальнейшей работы по делу и возложить ее на члена суда Сергеева.

Такая передача была вызвана, с одной стороны, поведением самого Наметкина, с другой – обстановкой того времени.

Пред лицом фактов, указывавших на убийство, если не всей царской семьи, то по крайней мере самого Императора, военная власть, единственно обеспечивавшая порядок в первые дни взятия Екатеринбурга, предъявила Наметкину, как следователю по важнейшим делам, решительное требование начать немедленно расследование.

Опираясь на букву закона, Наметкин заявил военной власти, что он не имеет права начинать следствия и не начнет его, пока не получит предложения от прокурора суда, каковой в первые дни освобождения Екатеринбурга отсутствовал.

Поведение Наметкина вызвало большое негодование по его адресу и в военной среде, и в обществе. В чистоту его беспредельного уважения к закону не верили. Одни обвиняли его в трусости перед большевиками, продолжавшими грозить Екатеринбургу, другие шли в своих подозрениях дальше.

Естественным выходом из создавшегося положения была бы передача дела судебному следователю по особо важным делам, в участок которого входил Екатеринбург, но Казань, где проживал этот следователь, была отрезана от Екатеринбурга большевиками.

По предложению прокурора суд передал дело члену суда Сергееву, что в некоторых случаях разрешалось специальным законом.

В первые месяцы, когда Сергеев вел свою работу, вся свободная от большевиков территория России от Волги до океана представляла собой конгломерат правительств, еще не объединившихся в одно целое. Такое объединение произошло 23 сентября 1918 года в Уфе, где для всей этой территории возникло одно правительство в лице директории из пяти лиц.

18 ноября 1918 года верховная власть сосредоточилась в руках Верховного правителя адмирала Колчака.

17 января 1919 года за № 36 адмирал дал повеление генералу Дитерихсу, бывшему главнокомандующему фронтом, представить ему все найденные вещи царской семьи и все материалы следствия.

Постановлением от 25 января 1919 года член суда Сергеев, в силу повеления Верховного правителя как специального закона, выдал Дитерихсу подлинное следственное производство и все вещественные доказательства.

Передача была совершена в строго юридическом порядке в присутствии прокурора суда В. Ф. Иорданского.

В первых числах февраля месяца генерал Дитерихс доставил все материалы в г. Омск в распоряжение Верховного правителя.

Высшей власти представлялось опасным оставлять дело в общей категории местных «екатеринбургских» дел, хотя бы уже по одним стратегическим соображениям. Казалось необходимым принятие особых мер для охраны исторических документов.

Кроме того, дальнейшее нахождение дела у члена суда не оправдывалось уже задачами работы, выяснилась необходимость допросов весьма многих лиц, рассеянных по всей территории Сибири и дальше, а член суда прикован к своему суду.

Наконец, самая передача дела Сергееву, являвшаяся компромиссом, противоречила основному закону, возлагавшему производство предварительных следствий на особый технический аппарат судебных следователей.

5 февраля меня вызвал к себе адмирал. Я был приглашен им как следователь по особо важным делам при Омском окружном суде. Он приказал мне ознакомиться с материалами следствия и представить ему мои соображения о дальнейшем порядке расследования.

6 февраля я защищал перед адмиралом следующий порядок:

1. Расследование должно быть построено на началах закона, как это делалось и до сего момента: устава уголовного судопроизводства.

2. К нему должны быть привлечены в достаточном количестве судебные следователи, ибо оно недоступно физическим силам одного лица.

3. Во главе расследования должна стоять не коллегиальная, а единоличная авторитетная власть. Она представлялась мне в лице сенатора с опытом в следственной технике.

Но суровая действительность была жестока к нам. В далекую Сибирь не пришли такие сенаторы. Отсутствовали и рядовые техники, так как Сибирь почти не знала института судебных следователей. Иные боялись связать свою судьбу с опасным делом.

При вторичном свидании в тот же день 6 февраля адмирал сказал мне, что он решил сохранить обычный порядок расследования и возложить его на меня.

7 февраля я получил предложение министра юстиции о производстве предварительного следствия и в тот же день принял от генерала Дитерихса все акты следствия и вещественные доказательства.

3 марта, перед моим отъездом к фронту, адмирал нашел необходимым оградить свободу моих действий особым актом. Он принял лично на себя моральную заботу о деле и указал в этом акте, что следствие, порученное мне в законном порядке, имеет источником его волю. Эту заботу он проявлял до самого конца.

После его гибели я прибыл в Европу, где моя работа заключалась в допросах некоторых свидетелей.

Я указал в главных чертах основание, на котором было построено судебное расследование, имея в виду укоренившееся в обществе ошибочное представление об этой стороне дела и, в частности, о роли в нем генерала Дитерихса.

К моему прискорбию, он и сам не удержался на высоте исторического беспристрастия и в своем труде объявил себя высшим «руководителем» следствия.

Это неправда. Генерал Дитерихс, пользовавшийся в военной среде уважением и авторитетом, оберегал работу судебного следователя более, чем кто-либо. Ему более, чем кому-либо, обязана истина. Но ее искала не военная, а судебная власть, имевшая своим источником волю Верховного правителя. И, конечно, генерал Дитерихс работой судебного следователя никогда не руководил и не мог руководить, хотя бы по той простой причине, что дело следователя, как его столь правильно определил великий Достоевский, есть свободное творчество.

Я излагаю результаты преемственного судебного расследования. В основе его лежит закон, совесть судьи и требования науки права.

Глава I
Ставка в дни переворота. Арест государя

Когда началась февральская смута, царская семья была разделена: Государь был в Могилеве, где находилась Ставка, Государыня с детьми – в Царском.

Сопоставляя показания свидетелей: генерала Дубенского4, находившегося в те дни при Государе, и генерала Лукомского5, занимавшего тогда должность генерал-квартирмейстера Верховного Главнокомандующего, а также опубликованные последним документы и воспоминания6, представляется возможным констатировать следующие факты.

8 марта Государь отбыл из Царского в Ставку, куда прибыл днем 9 марта.

10 марта там впервые была получена телеграмма военного министра Беляева, извещавшая, что на заводах в Петрограде объявлена забастовка и что среди рабочих, на почве недостатка в продуктах, начинаются беспорядки.

В тот же день Беляев вторично телеграфировал, что рабочее движение вышло на улицу и разрастается.

Обе телеграммы он сопровождал указаниями, что опасности нет, что беспорядки будут прекращены.

11 марта тот же Беляев и главный начальник Петроградского военного округа генерал Хабалов доносили телеграфно, что в некоторых войсковых частях были отказы употреблять оружие против рабочих, к которым присоединяется чернь.

Беляев продолжал успокаивать, что приняты все меры к прекращению беспорядков. Хабалов же просил о присылке подкреплений, указывая на ненадежность петроградского гарнизона.

11 марта была получена впервые телеграмма председателя Государственной Думы Родзянко. Он сообщал, что солдаты арестовывают офицеров и переходят на сторону рабочих и черни, что необходима присылка в Петроград надежных частей.

Вечером в тот же день и утром 12 марта от Родзянко были получены на имя Государя Императора еще две телеграммы. В них указывалось, что единственная возможность водворения порядка – Высочайший манифест об ответственности министров перед Государственной Думой, увольнение в отставку всех министров и сформирование нового кабинета лицом, пользующимся общественным доверием.

12 марта, около 12 часов дня, генерала Алексеева вызвал к прямому проводу Великий князь Михаил Александрович. Он подтверждал сведения, сообщенные Родзянко, поддерживал необходимость указанных им мер и называл имена Родзянко и князя Львова как тех людей, которым следовало бы поручить составление кабинета.

Несколько позже в тот же день была получена телеграмма от председателя Совета Министров князя Голицына. Она была аналогична с указаниями Родзянко и Великого князя. В ней говорилось также, что нахождение у власти министра внутренних дел Протопопова вызывает всеобщее негодование.

В результате телеграмм Беляева, Хабалова и Родзянко по повелению Государя генерал Алексеев телеграфировал 12 марта главнокомандующим Северного и Западного фронтов приготовить к отправлению в Петроград некоторые воинские части. Генерал-адъютанту Иванову было приказано принять на себя руководство подавлением мятежа.

Великому князю Михаилу Александровичу Государь ответил через генерала Алексеева, что он благодарит его за совет, но что он сам знает, как ему следует поступить.

По поводу телеграммы князя Голицына Государь сказал Алексееву, что ответ на нее он составит сам.

После этого Государь около часа говорил по телефону с Императрицей, а затем вручил генералу Лукомскому собственноручно написанную им телеграмму на имя князя Голицына.

Государь указывал в ней, что при создавшейся обстановке он не находит возможным производить какие-либо перемены в составе Совета Министров и требует подавления революционного движения и бунта среди войск.

Генерал Лукомский отправился с этой телеграммой к генералу Алексееву. Последний пытался склонить Государя к уступкам, на которые указывали Родзянко, Великий князь Михаил Александрович и князь Голицын. Его попытка успеха не имела, и телеграмма Голицыну была отправлена.

Свидетель Лукомский сознается на следствии, что в эти дни 10 и 11 марта в Ставке не придавали серьезного значения событиям в Петрограде.

Свидетель Дубенский, имевший возможность видеть в эти дни Государя, показывает: «Он был покоен и ничем положительно не проявлял и тени беспокойства».

Оно пришло только 12 марта. Но, как видно из показания свидетеля полковника Энгельгарда7, первого председателя революционного штаба Государственной Думы, смута в Петрограде к 12 марта приняла уже организованный характер: в этот день между 3 и 5 часами дня возник «Комитет Государственной Думы» и появилась уже «Военная комиссия» этого комитета, председателем которой в первые дни и был Энгельгард.

Ранним утром 13 марта Государь отбыл в Царское, следуя по маршруту Могилев – Орша – Смоленск – Лихославль – Бологое – Тосна. Впереди шел свитский поезд; в расстоянии часа езды от него – поезд Государя. В пути в свитском поезде стало известно, что в Петрограде возникла революционная власть, и ею отдано распоряжение направить поезд Государя не в Царское, а в Петроград. Об этом было дано знать в поезде Государя, и оттуда последовало распоряжение ехать в Царское. Но узловые пункты Любань и Тосна были заняты революционными войсками. Государь принял решение ехать в Псков.

Там 15 марта последовало отречение Императора.

Поздно вечером 16 марта Государь возвратился в Могилев, куда на следующий день прибыла Государыня Императрица Мария Федоровна.

Государь прощался с чинами штаба. Вечером 20 марта он собственноручно составил свое прощальное обращение к Русской армии, датированное им 21 марта.

Как известно, революционная власть запретила его распространение.

В дальнейших целях моего расследования я привожу его содержание полностью:

«В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною войска. После отречения Моего за Себя и за Сына Моего от Престола Российского власть передана Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага. В продолжение двух с половиной лет вы несли ежечасно тяжелую боевую службу, много пролито крови, много сделано усилий, и уже близок час, когда Россия, связанная со своими доблестными союзниками одним общим стремлением к победе, сломит последнее усилие противника. Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы. Кто думает теперь о мире, кто желает его – тот изменник Отечеству, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так мыслит. Исполняйте же ваш долг, защищайте доблестную нашу Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь ваших начальников. Помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагу. Твердо верю, что не угасла в наших сердцах беспредельная любовь к нашей великой Родине. Да благословит вас Господь Бог, и да ведет вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий».

В эти последние дни пребывания Государя в Ставке, как показывает свидетель Дубенский, генерал Алексеев вел переговоры с Временным правительством о свободном проезде его в Царское, свободном там пребывании и свободном отъезде за границу через Мурман.

Свидетель Лукомский показал на следствии, что Временное правительство гарантировало свободу Императору и отъезд его с семьей за границу.

21 марта в Могилев прибыли члены Государственной Думы Бубликов, Вершинин, Грибунин и Калинин. В ставке ждали их, думая, что они командированы Временным правительством «сопровождать» Императора в Царское. Но когда Государь сел в поезд, эти лица объявили ему через генерала Алексеева, что он арестован.

Отъезд Императора из Ставки состоялся 21 марта. Свидетель Дубенский показывает: «Государь вышел из вагона Императрицы-матери и прошел в свой вагон. Он стоял у окна и смотрел на всех, провожавших его. Почти против его вагона был вагон Императрицы-матери. Она стояла у окна и крестила сына. Поезд пошел. Генерал Алексеев отдал честь Императору, а когда мимо него проходил вагон с депутатами, он снял шапку и низко им поклонился».

Царское в дни переворота

Что происходило в эти дни в Царском?

Эта обстановка достаточно подробно выяснена на следствии показаниями лиц, окружавших в те дни Императрицу и детей: воспитателя Наследника Цесаревича Жильяра, камер-юнгфер Государыни Занотти и Тутельберг, няни детей Теглевой, ее помощницы Эрсберг и камердинера Государыни Волкова8.

В первые дни смуты Императрица была вынуждена уделять много внимания детям, постепенно заболевавшим корью.

Первым заболел Наследник Цесаревич. 7 марта он был уже в постели с температурой 38,3. Постепенно болезнь захватила всех Великих княжон и протекала у них весьма бурно при температуре 40,5. У Марии Николаевны и Анастасии Николаевны она впоследствии осложнилась воспалением легких.

О событиях, происходивших в Петрограде, Императрица осведомлялась преимущественно докладами министра внутренних дел Протопопова.

Будучи занята детьми, она принимала эти доклады от Протопопова по телефону через своего камердинера Волкова.

Общий тон этих докладов был лжив. Протопопов преуменьшал значение событий и уверял Императрицу, что он «не допустит ничего серьезного». Когда же движение приняло грозный характер, он растерялся, струсил и вынужден был сознаться, что «дела плохи».

Благодаря Протопопову Императрица не имела правильного представления о характере движения. Когда даже камердинер Волков, передавая очередной доклад Протопопова, усомнился и указал Императрице, что он не соответствует действительности, что даже казаки в Петрограде ненадежны, она спокойно ответила Волкову:

«Нет, это не так. В России революции быть не может. Казаки не изменят».

Представляется совершенно очевидным, ввиду данных следствия, что такое состояние Императрицы, обусловленное Протопоповым, совпадало по времени как раз с пребыванием в Ставке Императора. И я не питаю сомнений, что ответная телеграмма князю Голицыну, содержание которой было несомненно известно заранее Императрице, была составлена под воздействием на нее Протопопова.

Когда грозные факты встали воочию перед Императрицей, а связь с Государем была порвана, в душе ее родилась тревога. Чувствуя свое одиночество, она позвала к себе Великого князя Павла Александровича. Этот факт сам по себе знаменателен для понимания ее настроения. После смерти Распутина Павел Александрович, по личному приказанию Императрицы, не мог появляться во дворце. Теперь она сама звала его.

Она пыталась бороться с событиями и не верила слухам об отречении Государя, считая их провокационными.

В конце концов она пришла, видимо, к выводу о необходимости некоторых уступок и пыталась снестись письменно с Императором. Эта попытка не имела успеха и являлась уже запоздалой: Государь отрекся от Престола.

Мужество и наружное спокойствие не покинуло Императрицу не только в первые дни смуты, но и после отречения Императора.

Свидетели показывают:

Эрсберг: «Она была очень выдержанна и держала себя в руках. Она, видимо, не теряла надежды на лучшее будущее. Я помню, что, когда она увидела меня плачущей после отречения Государя, она утешала и говорила, что народ одумается, призовет Алексея, и все будет хорошо».

Волков: «К событиям и самому отречению Государя она относилась спокойно, проявляя мужество и выдержку».

Занотти: «Наружно она владела собой».

Жильяр: «Когда она узнала об отречении, она держала себя в руках, сохраняя спокойствие».

Арест Государыни. Прибытие Государя.

Их встреча

Арест Государыни произошел в тот же день, как и арест Государя, – 21 марта.

Он был выполнен генералом Л. Корниловым, бывшим тогда в должности командующего войсками Петроградского военного округа.

При этом аресте присутствовало только одно лицо: новый начальник царскосельского караула полковник Кобылинский, назначенный к этой должности Корниловым9.

Государыня приняла их в одной из комнат детской половины. Корнилов сказал ей: «Ваше Величество, на меня выпала тяжелая задача объявить Вам постановление Совета Министров, что Вы с этого часа считаетесь арестованной».

После этих кратких слов Корнилов представил Государыне Кобылинского. Затем он приказал ему удалиться и оставался наедине с ней около 5 минут.

Указанные выше свидетели, осведомленные об этом от Государыни и детей, показали, что, оставшись с Императрицей наедине, Корнилов старался успокоить ее и убеждал, что семье не грозит ничего худого.

Затем Корнилов собрал находившихся во дворце лиц и объявил им, что все, кто хочет остаться при царской семье, должны впредь подчиняться режиму арестованных.

В тот же день произошла смена караула. Сводный полк, охранявший дворец, ушел. Его заменил лейб-гвардии Стрелковый полк.

22 марта прибыл Государь.

Его встречал на платформе вокзала полковник Кобылинский. Он показывает: «Государь вышел из вагона и очень быстро, не глядя ни на кого, прошел по перрону и сел в автомобиль. С ним был гофмаршал князь Василий Александрович Долгоруков. Ко мне же на перроне подошли двое штатских, из которых один был член Государственной Думы Вершинин, и сказали мне, что их миссия окончена: Государя они передали мне. В поезде с Государем ехало много лиц. Когда Государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали быстро-быстро разбегаться в разные стороны, озираясь по сторонам, видимо, проникнутые чувством страха, что их узнают. Прекрасно помню, что так удирал тогда генерал-майор Нарышкин и, кажется, командир железнодорожного батальона генерал-майор Цабель. Сцена эта была весьма некрасивая».

Ворота дворца были заперты, когда подошел автомобиль Государя. Солдат, стоявший здесь, не открывал их и ждал дежурного офицера. Тот крикнул издали: «Открыть ворота бывшему Царю!» Многие наблюдали эту сцену прибытия Государя. Свидетельница Занотти показывает: «Я прекрасно помню позу офицера (дежурного). Он хотел обидеть Государя: он стоял, когда Государь шел мимо него, имея во рту папиросу и держа руку в кармане».

На крыльцо вышли другие офицеры. Они все были в красных бантах. Ни один из них, когда проходил Государь, не отдал ему чести. Государь отдал им честь.

Государыня спешила навстречу ему. Но он предупредил ее и встретился с ней на детской половине. При этой встрече присутствовал только камердинер Волков. Он показывает: «С улыбочкой они обнялись, поцеловались и пошли к детям».

Позднее, оставшись друг с другом, они плакали. Это видела комнатная девушка Государыни Демидова, погибшая вместе с царской семьей. Она рассказывала об этом другим, оставшимся в живых.

iknigi.net

Умер во Франции следователь Николай Алексеевич Соколов, расследовавший убийство Царской Семьи :: Издательство Русская Идея

23.11.1924. – Умер во Франции следователь Николай Алексеевич Соколов, расследовавший убийство Царской Семьи

Дело его жизни и смерти

Николай Алексеевич Соколов (21.5.1882–23.11.1924), следователь по делу об убийстве Царской Семьи. Родился в купеческой семье в Мокшане Пензенской губернии. Закончил гимназию в Пензе, затем юридический факультет Харьковского университета. В 1907 г. Николай Алексеевич стал судебным следователем Краснослободского участка родного Мокшанского уезда. Это было смутное время так называемой "первой революции" со всплеском преступности. Соколов отличился в расследовании многих трудных дел и в 1911 г. получил назначение следователем по важнейшим делам Пензенского окружного суда. Простые люди уважали его за честность, по-христиански доброе и справедливое отношение даже к преступникам, искреннее стремление каждый раз войти в их положение и понять мотивы поступков.

Постоянное общение на охоте с деревней, с крестьянами усилило в нём понимание и любовь ко всему народному, русскому, патриархальному; достоинства и недостатки своего народа он знал и чувствовал очень глубоко. Он прекрасно понимал и не раз говорил, что «без Бога на небе и без Царя на земле России и русскому народу не жить». В 1914 г. Соколов получил звание надворного советника (подполковника по военной табели). Несмотря на молодость, он был избран председателем союза судебных следователей Пензенского окружного суда, что само по себе свидетельствует о многом.

Февральскую революцию Николай Алексеевич воспринял как катастрофу и тем более богоборческий октябрьский переворот. Он с глубокой сердечной болью принял известие об отречении Царя, наотрез отказался сотрудничать с советами. Сославшись на болезнь сердца, уволился со службы. Убийство Государя и всей Царской Семьи побудило его, переодевшись в крестьянское платье, отправиться в Сибирь, к белым. Долг призывал его туда, где поднималось знамя национальной борьбы с захватчиками власти.

Скрываясь от большевиков во время своего ухода из Пензы через Сызрань и Уфу, Николай Алексеевич имел вид бродяги. А его доброе и справедливое отношение к преступникам спало ему в этом походе жизнь. В книге генерала М.К. Дитерихса есть рассказ о том (с. 177), как в одной деревне Соколов наткнулся на мужика, который года за три до этого был изобличен им в убийстве и ограблении своей жертвы. Мужик был присужден к большому наказанию, однако революция освободила его и дала ему возможность вернуться к себе в деревню. Он узнал Соколова, и Соколов узнал его. Кругом были красноармейцы. Мужик мог легко отомстить. Но он не сделал этого, взял к себе в избу, накормил и дал переночевать. А наутро, отправляя Николая Алексеевича, принес ему старую, продранную шапку и подал со словами: «Одень эту, а то твоя хороша, догадаются».

Предъявив рекомендательные письма в администрации адмирала А.В. Колчака, Соколов получил назначение в Омский Окружной суд судебным следователем по особо важным делам. Первая встреча с адмиралом Колчаком состоялась 5 февраля 1919 г., а уже 7 февраля Николай Алексеевич начал свой тяжелейший труд по раскрытию ритуального убийства Царской Семьи. Имея широчайшие полномочия, он не знал ни сна, ни отдыха. 3 марта ему вручается охранная грамота.

«Верховный правитель России. 3 марта 1919 г. № 588/Б-32, гор. Омск.
ВСЕМ
Настоящим повелеваю всем местам и лицам исполнять безпрекословно и точно все законные требования Судебного Следователя по особо важным делам Н.А. Соколова и оказывать ему содействие при выполнении возложенных на него по моей воле обязанностей по производству предварительных следствий об убийстве бывшего Императора, его семьи и Великих князей.
Адмирал А. Колчак. Исполняющий обязанности директора канцелярии Верховного правителя генерал-майор В. Мартьянов».

4 марта следователь Соколов выезжает в Екатеринбург и в Алапаевск... С 8 марта по 11 июня 1919 г. Соколов проводил следственные действия в Екатеринбурге. Изучив все материалы, которые были собраны до него, Соколов вновь и вновь лично осматривал дом Ипатьева в Екатеринбурге, расспрашивал очевидцев и допрашивал свидетелей. Как только сошёл снег, он организовал небывалые по масштабам поисковые работы в урочище Четырех Братьев и на много километров вокруг. Были обследованы 29 шахт, но всё вело к Ганиной яме.

Пройдя пешком 20 верст от Екатеринбурга до урочища Четырех Братьев по старой Коптяковский дороге, осмотрев местность вокруг этого урочища, допросив жителей деревни Коптяки и смотрителей железной дороги, проведя доступные в то время криминалистические экспертизы, Соколов пришел к однозначному выводу: Царская Семья была убита, трупы расчленены и сожжены при помощи керосина, а обугленные останки уничтожены серной кислотой «до пепла».

Было установлено, что ровно через сутки после зверства в Екатеринбурге в Алапаевске были убиты Великие князья Сергей Михайлович, Игорь Константинович, Иоанн Константинович, Константин Константинович, князь Владимiр Палей, Елисавета Феодоровна – Великая княгиня, сестра Царицы, инокиня Варвара.

Расследование по убийству в Алапаевске начал 11 октября 1918 г. член Екатеринбургского окружного суда И. А. Сергеев. 7 февраля 1919 г. его возглавил Н.А. Соколов. Непосредственный начальник Николая Алексеевича генерал М.К. Дитерихс, характеризуя тройное убийство летом 1918 г. в пределах бывшей тогда Пермской губернии (Царской Семьи, брата Государя Великого князя Михаила Александровича и алапаевских узников), называл их «особо исключительными по зверству и изуверству, полными великого значения, характера и смысла для будущей истории русского народа».

Карты местности и свидетельские показания, ещё свежие следы жуткого преступления, безмолвные свидетели – вещественные доказательства... всё было собрано и описано. Полторы сотни фотографий, лабораторные исследования бурых пятен крови на досках пола расстрельной комнаты, пробы грунта, пропитанного человеческим жиром (из костров на Ганиной яме), обожженные лоскуты одежды и кожи. А затем последовал длинный и опасный путь через Омск и Читу на Харбин для спасения следственного материала. Но и здесь он продолжает работать, анализировать и систематизировать находки, допрашивать всех, кто имел к этому делу хотя бы малое отношение.

После гибели адмирала Колчака Соколов перебрался в Европу. 16 июня 1920 г. Николай Алексеевич прибыл в Париж, в предместье которого поселился. Здесь его труд продолжается: он пишет отчет о расследовании убийства Царской Семьи для вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны. Факт убийства установлен, убийцы известны, попытка сокрытия следов преступления налицо. Десятки свидетелей опрошены, улики собраны, восемь томов дела подготовлено для передачи в суд. Только суда нет человеческого, потому что нет законного государства, законной власти, в СССР царит беззаконие и террор, на Западе – ложь и равнодушие...

Николай Алексеевич Соколов был найден мертвым в саду дома, где жил. Было ему всего 42 года, и и причина смерти точно не была установлена. Но что бы впоследствии ни пытались утверждать другие "исследователи", они по сути ничего не могли противопоставить железной логике следователя Соколова. На его скромной могиле во французском городе Сальбри начертаны слова из Псалтири «Правда Твоя – правда вовеки!».

Частично использована статья протоиерея Сергий Вогулкина, профессора, доктора медицинских наук, проректора по науке и развитию Уральского гуманитарного института, Екатеринбург
http://orthodox.etel.ru/2008/17/_delo.htm

+ + +

Незаконченная книга Н.А. Соколова "Убийство царской семьи" («смерть настигла его посреди работы», - пишет в предисловии ее публикатор князь Н. Орлов) была напечатана в 1925 году. Однако многое в опубликованном тесте настораживает: как готовили публикаторы к печати книгу, написанную "до середины"?

Выводы следствия Соколова к тому времени уже были изложены в книгах Р. Вильтона и М.К. Дитерихса, имевших копии следственного дела. Это прежде всего вывод о ритуальном убийстве Царской Семьи. Известно, что Соколов продолжать собирать сведения именно в этом направлении – о причастности к цареубийству еврейского банкира Я. Шиффа, главы американского финансового мiра, финансировавшего революцию в России. В 1939 г. в белградском "Царском вестнике" (№ 672) было опубликовано такое свидетельство об этом:

Яков Шифф

«Сведения о контактах Я. Шифа и Я. Свердлова были лично сообщены Соколовым в октябре 1924 года, то есть за месяц до внезапной его кончины, его другу, знавшему его еще как гимназиста пензенской гимназии. Этот личный друг Соколова видел и оригинальные ленты, и их расшифрованный текст. Соколов, как можно видеть из его письма своему другу, считал себя "обреченным", а потому он и просил своего друга прибыть к нему во Францию, чтобы передать ему лично факты и документы чрезвычайной важности. Доверять почте этот материал Соколов не решался, так как письма его по большей части не доходили. Кроме того, Соколов просил своего друга ехать с ним в Америку к Форду [автопромышленнику, вошедшему в конфликт с еврейством. – Ред. "РИ"], куда последний звал его как главного свидетеля по делу возбуждаемого им процесса против банкирского дома [основанного Шиффом] "Кун, Лёб и К". Процесс этот должен был начаться в феврале 1925 года. Поездка, однако, не состоялась, так как Соколов, которому в то время было сорок с небольшим лет, внезапно умер в ноябре 1924 года. В первое посещение Соколовым Форда тот советовал ему не возвращаться в Европу, говоря, что это возвращение грозит ему опасностью. Соколов не послушал Форда, имевшего, очевидно, основание отговаривать Соколова от поездки в Европу. Как известно, Соколовым были опубликованы материалы об убийстве Царской Семьи. Русское и французское издания не вполне идентичны. Полное опубликование следственного материала, в том числе и текста телеграммы, оказалось для Соколова невозможным, так как издательства не соглашались на их опубликование, очевидно опасаясь неприятностей со стороны Всемiрного Еврейского союза».

Однако, странным образом, в изданной уже в 1925 г. книге "Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н.А. Соколова" теме ритуального убийства и причастности к этому евреев не уделено внимания. Не упоминается даже о приезде в Екатеринбург чернобородого раввина и о посещении им места уничтожения тел, не дается должной оценки надписям в Ипатьевском доме, которые явно были сделаны теми, кто сознавал ритуальный смысл этого убийства именно в иудейском значении. (Одна из надписей, на немецком языке, является парафразой стихотворения Гейне об убийстве последнего вавилонского царя Валтасара за то, что он осквернил своими устами еврейские священные сосуды.) Кроме того, зная «исключительную преданность» Соколова Царской Семье (характеристика, данная ему генералом Дитерихсом, с. 176) – Николай Алексеевич считал свое служение ей и после цареубийства делом всей своей жизни – странно читать передаваемые им резко критические замечания в адрес "истерички" и "религиозной фанатички" Государыни Александры Феодоровны, которая якобы диктовала Государю свою волю в управлении страной, и потому всё пришло к краху... Такую клевету февралистов Соколов повторять никак не мог, это не его слова и мысли в книге.

В предисловии за подписью князя Н. Орлова утверждается при этом, что «Соколову пришлось много и болезненно бороться за отстояние этой правды от тех, кто пытались использовать ее в своих личных целях… Он решился сам огласить истину – сам от себя, а не под флагом какой бы то ни было политической партии». Похоже, эта фраза выдает главную цель публикаторов: представить цензурированный и искореженный ими труд Соколова как "истину в последней инстанции", косвенно опровергающую главные выводы таких "антисемитов", как Дитерихс и Вильтон.

Трудно сейчас судить о том, что удалось на самом деле установить А.Н. Соколову. Но действия неких сил, стремившихся помешать следствию, очевидны. Часть следственных материалов пропала еще при эвакуации через Сибирь во Владивосток (из 50 ящиков дошло лишь 29), часть по пути оттуда в Европу, часть – после загадочной смерти Соколова. Затем и Форд, после нескольких покушений и под угрозой банкротства, был вынужден извиниться перед банкирами за свой "антисемитизм", признал все свои статьи "ошибочными" и больше не касался этой темы.

Часть следственных материалов и вещественных доказательств, в том числе частицы мощей Царственных мучеников в специальном сундучке, оказались в эмиграции в руках М.Н. Гирса, председателя Совещания послов (объединившего в основном послов Временного правительства, то есть февралистов и масонов). Незадолго до своей смерти Гирс передал их для хранения графу В.Н. Коковцеву, а тот – масонскому лидеру В.А. Маклакову. Все они отказались передать эти реликвии Русской Зарубежной Церкви и хранили неподобающим образом в одном из парижских банков. В годы войны след их теряется. О судьбе этих реликвий см. нашу отдельную статью "Тайна Царских мощей в русской эмиграции".

Отметим также, что в брюссельском Храме-памятнике свв. Царственным Мученикам были замурованы другие реликвии, вывезенные из Сибири самим Соколовым: две баночки с землей, пропитанной человеческими сальными массами. Они были переданы им на временное хранение князю А.А. Ширинскому-Шихматову, затем его сыном Кириллом были вручены в 1940 г. в Париже митрополиту Серафиму (Лукьянову). Эти реликвии были помещены в особый ларец, который и был потом замурован в стену Храма-Памятника.

М. Назаров


Поделиться новостью в соцсетях

 

 

rusidea.org

О новом расследовании убийства Царской семьи

Приказ о расстреле царской семьи, скорее всего, пришел из Москвы

Зачем было начато новое расследование гибели Романовых

Новое следствие по делу о гибели семьи императора Николая II ведется с 2015 года. Теперь при активном участии Русской православной церкви, отказавшейся признать захороненные в 1990-х годах в Петропавловской крепости останки царскими.

- Единственное, что нас останавливало, - непрозрачность исследовательского процесса и нежелание подключить к нему церковь. Нам предлагалось поверить и согласиться. Все наши вопросы, недоумения отвергались, - объяснил Патриарх Кирилл. - Обсуждая эту тему с президентом страны, я сформулировал наши условия: весь процесс нужно повторить заново и церковь не должна наблюдать, а должна быть в него включена. Мной был поставлен вопрос об эксгумации тела Александра III (чтобы провести генетический анализ. - Авт.). Президент с пониманием отнесся к нашей позиции, в результате нового расследования мы получили некоторые результаты.

Как проходит следствие и к каким выводам уже пришли эксперты - "Комсомолке" рассказал (в рамках дозволенного) член Патриаршей комиссии (которая работает вместе со Следственным Комитетом), доцент, заведующий кафедрой Российского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук Евгений Пчелов.

Член Патриаршей комиссии, доцент, заведующий кафедрой Российского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук Евгений ПчеловФото: СКРИН С ВИДЕО

ТАЙНЫЕ ЗНАКИ НА СТЕНАХ

- Чем новое следствие отличается от предыдущего?

- В 1998 году в Петербурге захоронили останки, найденные на Старой Коптяковской дороге и идентифицированные как останки государя, государыни, троих детей и четырех слуг. Не хватало еще двух человек - цесаревича Алексея и Великой княжны Марии. Предположительно, их останки были обнаружены в 2007 году, в отдалении от первого захоронения. С учетом пожеланий церкви было начато новое следствие, что называется, с чистого листа. Объем экспертиз очень большой и проводится на новом научном уровне, под личным контролем Патриарха. От церкви комиссию курирует епископ Тихон (Шевкунов). Такое взаимодействие Следственного Комитета и РПЦ обеспечивает следствию более высокое качество, новые экспертизы сегодня более масштабные и глубокие. Принципиально важными являются генетические экспертизы и экспертизы естественнонаучного характера - например, антропологические.

- Иностранных специалистов привлекаете?

- Да, в области генетического анализа. Для точности результатов генетические исследования проходят в нескольких лабораториях, независимо друг от друга и обезличенно. Материалы "екатеринбургских останков", Александра III из его захоронения, Александра II с его мундира, как и лиц, не имеющих отношения к Романовым, отправляются туда под определенными шифрами, которые проставлены лично Патриархом.

- Следствие идет не только по генетическому направлению?

- Работают антропологи, проводятся судебно-медицинские, стоматологические экспертизы. В состав экспертной группы, проводящей историко-документальную экспертизу, входят специалисты прежде всего историко-архивоведческой направленности.

Принципиально важной является работа с документами, конкретными источниками. Вокруг этого дела очень много разных версий и очень большое напластование предположений, догадок и суждений. Важно опираться именно на документы, на первоисточники. Проходит и криптографическая экспертиза, связанная с тайными знаками и надписью на стенах Ипатьевского дома - ведь до сих пор бытуют весьма сомнительные интерпретации (имеются в виду написанные строки из Гейне: "Валтасар был в эту ночь убит своими подданными" и "каббалистические"знаки, расшифрованные ранее как "Здесь, по приказу тайных сил, царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы". - Авт.). Очень большая проблема - разрозненность документов, многие хранятся в разных архивохранилищах, в том числе и в зарубежных.

Фрагмент обоев с цитатой из Гейне.

ЛЕНИН ПОСТАВИЛ ТЕЛЕГРАФНУЮ СВЯЗЬ С УРАЛОМ ПЕРЕД РАССТРЕЛОМ

- Работаете коллективно или индивидуально? Чем занимаетесь именно вы?

- Есть определенный круг вопросов, который был поставлен СК. Он достаточно широкий - начиная от отречения государя и вплоть до работы комиссии 1990-х годов. Один человек не в состоянии ответить на все вопросы, поэтому работа построена следующим образом: конкретные исследователи отвечают за конкретные участки и на конкретные вопросы. Мы собираемся и обсуждаем это коллективно. Иногда в напряженной, но дружеской обстановке. От мнения оппонентов не отмахиваемся, стараемся учесть и аргументированно ответить. По результатам должны подготовить общий комплекс экспертиз. Параллельно возникают другие вопросы, детали, возражения, назначаются новые экспертизы. Окончательное решение по всему комплексу будет принимать Патриарх. Наша задача - представить ответы на поставленные вопросы.

- Уже удалось на что-то дать ответ?

- Частично. Я привлечен к вопросам, связанным с отречением государя, с исследованием материалов следствия Николая Соколова (в 1919 году проводил расследование по поручению адмирала Колчака. - Авт.). Вопрос, который лично мне кажется вторичным, но тем не менее важным: принималось ли решение об убийстве царской семьи в Екатеринбурге или на то была санкция центральной власти? Среди нас нет единого мнения, хотя я придерживаюсь точки зрения, что такая санкция была.

- На девятичасовой конференции в Сретенском монастыре ваши коллеги заявляли, что Ленин дал команду установить телеграфную линию с Екатеринбургом прямо перед расстрелом.

- Это действительно так. В Москву Свердлову и Ленину через Петроградпришла телеграмма из Екатеринбурга о том, чтобы напрямую связаться для решения вопроса. Она была получена фактически накануне трагедии. Мы не сможем доказать это окончательно, поскольку документов о том, что приказ дал Кремль, нет - это были телеграфные переговоры. Но определенные данные свидетельствуют, что это было именно так. В любом случае это преступление большевистской власти, вне зависимости от того, кто отдал приказ.

МОГЛИ ЛИ У ЦАРЯ БЫТЬ ТАКИЕ ПЛОХИЕ ЗУБЫ

- А всевозможные конспирологические версии вы рассматриваете?

- Задача следствия - учесть максимальное количество версий, даже фантастические. Такие, как версия с отрубленными головами (якобы были отчленены и отправлены в Москву, а заспиртованная голова царя хранилась у Ленина в кабинете. - Авт.) или версия о спасении Романовых.

На черепе, приписываемом Николаю II, найден след от возможного покушения в Японии. Но смущает плохое состояние зубов. Фото: Анатолий СЕМЕХИН/ТАСС

- Ученые рассказали, что на приписываемом Николаю II черепе найдена "костная" мозоль - возможный след от покушения в Японии (случилось в 1891 году во время визита тогда еще цесаревича в Страну восходящего солнца, где местный фанатичный полицейский нанес ему два удара саблей по голове. - Авт.). И в то же время состояние зубов у черепа очень плохое - вряд ли император мог так запустить зубную полость. Однако знаменитый писатель Валентин Пикуль отмечал, что характерный жест Николая - теребление усов - на самом деле вызван желанием прикрыть плохие зубы...

- Компьютерная томография показывает следы на черепе от возможного удара саблей. А зубы действительно в очень плохом состоянии. Стоматологическая помощь здесь или отсутствовала вовсе, или была минимальной. Но медицинских стоматологических карт тогда не было. Царские врачебные документы разрозненны и касаются только конкретных случаев заболеваний. Записей, что тогда-то лечились такие-то зубы и ставились пломбы, нет. По дневниковым записям государя можно сделать вывод, что он посещал стоматолога, но очень редко. Это был доктор Кострицкий. Есть сведения о том, что он просто общался с ним, а не лечился. А Пикуль - не источник. Он мог написать все, что угодно. Есть воспоминания сына дантистки Рендель, которая наблюдала царскую семью в Тобольске. Мать ему рассказывала, что ее поразило состояние ротовой полости государя, - зубы были гнилые. Но опять-таки это косвенные данные. Это вопрос сложный и вряд ли разрешим.

ИТОГО

КОГДА БУДЕТ РЕЗУЛЬТАТ?

- Что показала эксгумация останков Александра III?

- Это вопрос к генетикам. То, что известно мне, - в псевдоисторической литературе бытовала версия об отравлении императора, но это оказалось не так, что и следовало ожидать.

- В какую сторону пока перевешивают факты: "екатеринбургские останки" - царские или нет?

- Это сложный вопрос, на него нельзя ответить однозначно. Мы сможем об этом говорить только после того, как основная часть экспертиз будет завершена и сопоставлена друг с другом.

- Вы сейчас в начале пути или на финише?

- В процессе. Здесь нет сроков. Очень правильную позицию заняла церковь: никакой спешки. Антропологические экспертизы сделаны, историческая и генетическая продолжаются. И круг вопросов не уменьшается, а даже расширяется.

- А у кого больше спорных ситуаций?

-Их хватает у всех. Если говорить по вопросу об отречении, например, то здесь очень активно пропагандируется версия о фальшивом документе. Якобы и самого отречения не было. Эта версия крайне сомнительна. Данные документы мало кем исследовались, мало кто их вообще видел - они находятся на особом хранении. И показываемый иногда на выставках акт об отречении не подлинный, а архивный муляж.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

Расстрел царской семьи и их слуг (всего 11 человек) произошел в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в подвале дома Ипатьевых согласно постановлению Уральского областного совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Из отчета коменданта Ипатьевского дома Якова Юровского следовало, что тела облили серной кислотой, сожгли и закопали.

Занявшие через 8 дней Екатеринбург белогвардейцы начали расследование гибели Романовых. После двух предшественников его возглавил следователь по особо важным делам Омского окружного суда Николай Соколов, который продолжил дело и в эмиграции.

В 1991 году на Старой Коптяковской дороге близ Екатеринбурга были найдены останки, как сочла потом Генпрокуратура РФ, пяти членов царской семьи и слуг. 17 июля 1998 года они были захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. Церковь эти результаты не признала.

В 2007 года на той же дороге обнаружены предполагаемые останки цесаревича Алексея и Великой княжны Марии.

В 2000 году царская семья была прославлена Русской церковью в лике святых , ее члены почитаются как царственные страстотерпцы.

В 2015 году СК РФ возобновил расследование по факту гибели царской семьи.

ЕЛЕНА ЧИНКОВА@elenachinkova

КП

Продолжение темы: 100 лет убийству Цивилизации Рюриковичей: Свержение Ставкой и Союзниками Императора Николая II


Шамбаров о руководящей роли британского консула Престона в убийстве Царской Семьи агентами SIS

Иван Плотников. О команде убийц царской семьи и ее национальном составе

alexandr-palkin.livejournal.com

Вопросы к следствию по делу о гибели членов Царской семьи

Следственный комитет РФ в 2015 году возобновил расследование по уголовному делу о гибели членов российской императорской Семьи Романовых, а также их свиты. Было объявлено о проведении комплексных исторических, антропологических и других научных исследованиях. "Позиция Русской Православной Церкви по вопросу установления подлинности останков была и остается неизменной. Церковь настаивает на обеспечении максимальной объективности, научности, абсолютной открытости и максимальной прозрачности исследования на всех этапах его проведения", - говорилось в заявлении Синодального информационного отдела Русской Церкви. Отмечалось, что Церковь "уважает труд людей, посвятивших годы жизни исследованию вопроса о том, что произошло в 1918 году с Царской Семьей", вместе с тем она "не может игнорировать и голос критически настроенной части общества". 

Накануне, 27 ноября, в Сретенском монастыре прошла научная конференция с участием экспертов из разных областей науки, историков, исследователей судьбы останков и архиереев. "Сегодня каждый может задавать любые вопросы. У Церкви ещё не сформулирована позиция по результатам этих исследований, она будет формироваться", - сказал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на этой конференции.

Все 26 лет с момента извлечения (и 41 год с момента первого изъятия) девяти скелетов под Екатеринбургом Церковь, ученые и родственники убиенных задавали вопросы следствию 90-х годов XX века. Занимаясь темой "екатеринбургских останков" с 1997 года, я опираюсь на сообщения ТАСС, где работала все это время до начала 2016 года, а также на официальные документы и опубликованные статьи с мнением специалистов.

Главный вопрос - какие именно новые  документы выявлены и исследованы нынешним следствием? Какие документы приводятся в доказательство или опровержение следствия 1918-1919 годов, проводившееся по законам Российской империи? 

Следствие по горячим следам вели Алексей Наметкин, Иван Сергеев, и затем по приказу генерала Михаила Дитерихса его возглавил Николай Соколов. В 1919 году при приближении к Екатеринбургу красных по приказу Колчака документы и вещественные доказательства, собранные всеми тремя следователями, отправляются через Дальний Восток в Англию великой княгине Ксении Александровне, сестре убиенного Государя.

Николай Соколов подготовил для матери Николая Второго, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, по ее просьбе доклад об убийстве Царской Семьи, в котором привел доказательства убийства и уничтожения всех тел. 

Фото: www.globallookpress.com

Следователь сообщил о расстреле Царской Семьи и их слуг в екатеринбургском доме инженера Ипатьева, вывозе 11 трупов на "глухой рудник", куда "было доставлено самое меньшее 30 ведер бензина и 11 пудов серной кислоты". "Принимая во внимание данные осмотра этой местности и совокупность обнаруженных здесь нахождений, следственная власть не питает никаких сомнений и совершенно убеждена в том, что трупы Августейших Особ и всех остальных, погибших вместе с Ними, около одной из шахт сначала расчленяли на части, а затем сжигали на кострах при помощи бензина. Трудно поддававшиеся действию огня части разрушались при помощи серной кислоты", - говорится в докладе Соколова.

Он также отмечает, что "на месте уничтожения трупов найдено много предметов, позволяющих без всякого сомнения признать этот факт". В частности, "в кострищах, около них и в самой шахте обнаружены следующие предметы: а) драгоценности и части драгоценностей: одна из жемчужных серег (с бриллиантом наверху) Государыни Императрицы; раздавленные и подвергшиеся действию огня части жемчужины от другой серьги". Далее перечисляются восемь предметов, вернее, их фрагменты.

Девятым пунктом идет: "прекрасно сохранившийся, несмотря на большой период времени, благодаря низкой температуре в шахте труп собачки Анастасии Николаевны Джеми, любимой собачки Государыни, подаренной Анастасии Николаевне в 1915-1916 годах…" Особо следователь сообщает: "…найден человеческий палец и два кусочка человеческой кожи. Научная экспертиза признала, что палец этот отрезан от руки и принадлежит женщине средних лет". "Перед самым оставлением г. Екатеринбурга в сем году, прервавшим, к сожалению, дальнейшие розыски, найдено много рубленых и, возможно, пиленых костей, природу коих надлежит определить в ближайшем будущем в условиях существующей возможности. Все кости подверглись разрушительному действию огня, но, возможно, и кислот".

Доклад судебного следователя Николая Алексеевича Соколова вдовствующей императрице Марии Федоровне - единственный официальный документ следствия по делу об убийстве Царской Семьи Правительства Колчака. Первую публикацию этого доклада в России подготовил историк, сотрудник РАН Сергей Алексеевич Беляев, который входил в госкомиссию по идентификации останков в 1990-е годы, он составил особое мнение, не совпадающее с официальным. 

Всего следователю Соколову удалось собрать на двух кострищах в урочище Ганина Яма 82 фрагмента тканей и костей, которые впоследствии были вывезены эмигрантами за рубеж вместе с другими материалами следствия. В 2012 году в Брюсселе в храме Иова Многострадального в ходе реставрации храма были извлечены из стен свинцовые цилиндры с землей из Ганиной Ямы и запиской об истории этих вещественных доказательств. На сайте храма опубликовано официальное заявление по этому поводу.

Российское же следствие 1990-х годов занималось изучением останков, обнаруженных в другом месте на расстоянии 2,5 км от урочища Ганина Яма - в Поросенком логе (останки девяти тел извлечены в 1991 году). Недалеко от этого места в 2007 году были найдены останки двух людей, которые, как утверждается, являются останками царевича Алексея и княжны Марии.

Памятник "Царские Дети", посвященный убитым детям последнего российского императора Николая II, на территории мужского монастыря в честь Святых Царственных Страстотерпцев в Ганиной Яме. Фото: www.globallookpress.com

Нельзя просто замалчивать следствие 1918-1919 годов и употреблять, как некоторые оппоненты, выражение "версия Соколова". Это не просто версия – это комплекс исследований, сделанных тремя следователями на основе жестких законов Российской Империи. В книге Дитерихса, где собраны протоколы допросов очевидцев, бросается в глаза следующее: в показаниях разных людей проходит красной нитью – цель была полностью уничтожить Царскую Семью, стереть с лица земли, чтобы не было никаких мощей, никаких следов.

О подробностях уничтожения тел говорил в своем интервью участник расстрела Исай Иделевич Родзинский, которого Соколов не смог допросить, так как он с другими сообщниками сбежал из Екатеринбурга после вступления туда армии Колчака. "А там уже, что в болото спустили, это, конечно, потому что сколько они, конечно, ни искали, они все шахты перерыли, все шахты...", - из  беседы 13 мая 1964 года с Родзинским в Радиокомитете о расстреле Царской Семьи.

Следствие 90-х годов не опровергло эти данные. Как продвигается ныне система доказательств? 

Цесаревны. Фото: www.globallookpress.com

Неисследованные  документы

За 19 лет, прошедших после захоронения "екатеринбургских останков" в Петропавловской крепости, исследователи объявили о ряде неисследованных документов. Например, известно о зарубежном архиве Соколова, который еще не изучался.

Николай Алексеевич Соколов вел расследование вплоть до своей кончины, внезапно последовавшей в ноябре 1924 года. Супруга его, оставшись вдовой в 23 года с двумя младенцами на руках, вырастила детей и потом ушла в Леснинский монастырь во Франции, где и упокоена в 1983 году. Ныне в Париже живет внук Николая Соколова, у которого сохранился семейный архив

Известно о существовании архивов Дитерихса, командующего войсками Антанты на Урале и в Сибири генерала Мориса Жанена, дневников и мемуаров наставника царских детей Чарльза Гиббса, помощницы императрицы Мадлен Занотти, последовавшей за ней из Дармштадта, няни наследника Александры Теглевой и ее помощницы Елизаветы Эрсберг, которая из эмиграции вернулась в Россию и умерла в Ленинграде во время блокады. И, безусловно, заслуживает внимания дневник Цесаревича Алексия. Первая часть – с марта по ноябрь 1917 года, найденная следователем Соколовым в 1919 году у охранника, попала в частные руки, и ее потом выкупил Ростропович. Вторая часть – с февраля по апрель 1918 года хранится у родственников принцессы Евгении Греческой. В них могут открыться свидетельства, которые приблизят нас к пониманию того, каким образом были убиты члены Царской Семьи и их слуги.

Невостребованные медицинские карты Царской Семьи

За последние годы появились данные о еще очень интересных документах. В частности, выяснилась одна любопытная деталь, когда группа исследователей (Кирилл Протопопов и Татьяна Манакова), готовившая для публикации мемуары наставника Цесаревича и учителя английского языка Царских детей Чарльза Гиббса, получили большую часть копий архива  Гиббса от его внука. В Париже проживает внук личного зубного врача Царской Семьи Сергея Сергеевича Кострицкого, с которым встречался следователь Владимир Соловьев в 1996 году. Внук Кострицкого направил его в Перу к своему двоюродному брату. Позже выяснилось, что дневники приобрели у него Сергей Мироненко и Владимир Соловьев, пообещав прислать копии. Однако они не были получены, да и самих материалов в ГАРФе нет; во всяком случае, так отвечают в архиве на запрос этих материалов. Особенно эти документы интересны в контексте того, что в скелете номер четыре, приписываемого Государю, нет ни одного залеченного зуба.

Зато в ГАРФе есть полный комплект медицинских карт 37 докторов, наблюдавших за членами Царской Семьи. Изучаются ли эти документы?

Последние заявления о том, что в останках есть дорогие пломбы, еще ни в чем не убеждают. Купцы в Российской империи, особенно на Урале, были достаточно состоятельны, и даже более чем императорская Семья. Поэтому не стоит пренебрегать версиями о подложных захоронениях.

Документы, на которые опиралось предыдущее следствие при идентификации останков, найденных в Поросенковом логе, были опровергнуты историком Юрием Алексеевичем Бурановым, ныне покойным. Опровергаются они и нынешними независимыми исследователями.

И еще. Сейчас опубликованы мемуары епископа Василия Родзянко (издательство Сретенского монастыря), а также по телеканалу "Спас" показывали его рассказы. В частности, там есть одна деталь. По словам дяди епископа - полковника царской армии Павла Родзянко, он лично видел, как у Ганиной Ямы бегала собачка царевича Джой.

Другая деталь выявилась при подготовке к публикации и переводе дневников Чарльза Гиббса. Говоря о характере Цесаревича, он отмечает его живой характер: "Имел некоторые фантазии: собирал в Тобольске старые гвозди - пригодятся на что-нибудь". Именно подобные гвозди были найдены на Ганиной Яме. 

О генетике путь спорят генетики

Останки Царской Семьи в Екатеринбурге, 1997 год. Фото: Анатолий Семехин/ТАСС

А что касается генетической экспертизы, хотелось бы, чтобы о ней рассуждали генетики. Обычная научная практика: результаты анализа публикуются в научных журналах, и желающие могут высказывать свои мнения. 

С момента обнаружения "екатеринбургских останков" проводилось несколько сравнительных генетических экспертиз, и не все с положительным  результатом. С официальной версией не совпали выводы американца Найта, японца Нагаи и независимого российского ученого Животовского.

Анализ ДНК фрагмента мощей великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой на предмет их соответствия ДНК предполагаемых останков императрицы Александры Федоровны проводила в 2004 году при участии российского генетика Льва Животовского в лабораториях США группа американских ученых из Стэнфордского университета, Восточно-Мичиганского университета и Лос-Аламосской национальной лаборатории под руководством доктора Алека Найта. Данные опубликованы в журналах "Эннелс оф хьюман биолоджи" и "Сайенс". Американские исследователи сделали вывод, что ДНК не совпадают, что ставит под вопрос идентификацию остальных членов императорской Семьи. Ученых насторожило то, что выделенные из костей фрагменты ДНК были слишком длинными (1223 пар нуклеотидов). По мнению Алека Найта, ДНК и в нормальных условиях быстро разлагается на куски не длиннее 250 нуклеотидов, а в условиях уральской земли речь идет об останках, поврежденных кислотой, долгое время пролежавших в земле и подвергшихся воздействию грунтовых вод.

Экспертизе подвергалась кровь родственника Государя, его родного племянника, сына сестры Ольги. Тихон Николаевич Куликовский-Романов оставил в 1993 году перед смертью капли своей крови для сравнительной экспертизы. "Согласно завещанию, я отдавала эти образцы для исследования в 1995 году в канадскую лабораторию и в 2001 году в японскую. Данные этих анализов не совпали с данными "екатеринбургских останков". Почему–то это обстоятельство было проигнорировано следствием в 1990-х годах. Директор Института судебной медицины и науки университета Китодзато доктор Тацуо Нагаи в 2004 году специально приезжал в Москву и предоставил все данные патриарху (Алексию Второму)", - сказала в беседе с корр. ТАСС вдова Тихона Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Результаты, отметила она, опубликованы в канадском научном журнале "Сайенс Дженетик", а выводы японских ученых, опубликованные в научном журнале, поместила на первой полосе токийская "Асахи". Японские специалисты привлекали для исследования не только кровь племянника Государя, но и фрагменты крови с жилетки самого Государя, которые остались на ней при нападении в Японии, когда он еще молодым человеком совершал путешествие.

А нынешнее следствие привлекает ли для сравнительной экспертизы генетический материал ближайшего родственника царя, оставленный по прямому завещанию для этих целей? 

Будут ли учитываться  данные екатеринбургского генетика Олега Макеева о том, что генетические мутации, обнаруженные в "екатеринбургских останках", характерны для населения Южного Урала? Заведующий кафедрой медицинской биологии и генетики Уральского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор Олег Германович Макеев проводил в начале 2000 годов исследования особенностей генетики  жителей уральского региона.  

Исследуются ли останки всех 11 людей, в том числе в сравнительной экспертизе?

Привлекает ли следствие генетический материал ныне живущих родственников слуг Царской Семьи, расстрелянных вместе с ней, и которые должны, по версии следствия, находиться среди девяти скелетов, извлеченных под Екатеринбургом и захороненных в Петропавловской крепости?

Еще в 1990-е годы потомки доктора Боткина и повара Харитонова выражали готовность сдать кровь на исследование. Прямой потомок доктора Боткина - его внук Константин Мельник скончался в Париже в 2014 году (в прошлом советник по безопасности при генерале Шарле де Голле). Но, говорят, есть еще одна ветвь – внучатый племянник.

Кстати, о необходимости исследования останков, приписываемых доктору Боткину, и сравнения их с ДНК потомков Боткина, говорил мне в интервью в январе 1998 года сам Евгений Рогаев, который вскоре после был включен в официальную комиссию, но почему-то сам он этого не сделал. В том же интервью он предлагал исследовать все обнаруженные останки, а не только Государя и его супруги.

Из недавнего материала Анатолия Степанова, уполномоченного брать интервью у экспертов, выяснилось, что Петр Александрович Сарандинаки – русский американец, по профессии капитан дальнего плавания, чьим прадедом был близкий друг следователя Николая Соколова, сам сейчас проводит изыскания и на Ганиной Яме, и в Поросенковом логу. Причем на Ганиной Яме он нашел что-то, а в Поросенковом логу – нет. Возникает вопрос, а нынешнее следствие занимается аналогичными изысканиями?

Процитирую воспоминания большевистского деятеля Павла Быкова из книги "Последние дни Романовых" (издание 1926 года) об уничтожении тел на Ганиной Яме. Страница 116. Быков был председателем городского совета рабочих и солдатских депутатов Екатеринбурга и участвовал во всех обсуждениях деталей убийства Царской Семьи.

Фото: www.globallookpress.com

"Когда они все были переведены в нижний этаж, в намеченную для исполнения приговора комнату, им было объявлено постановление Уральского Областного Совета. После чего тут же все 11 человек: Николай Романов, его жена, сын, четыре дочери и четверо приближенных – были расстреляны".

Таким образом, в ночь на 17 июля Семьи Романовых не стало.

После расстрела трупы были перенесены в одеялах во двор дома и уложены в грузовой автомобиль. По заранее намеченному пути автомобиль выехал из города через пригородное селение, Верхне-Исетский завод, на дорогу, ведущую в деревню Коптяки. На половине этой дороги, верстах в 8-ми от города, находится урочище "Четыре брата", получившее название от росших здесь раньше четырех больших сосен. Влево от дороги в этом же районе находятся старые заброшенные шахты, служившие когда-то для выработки железной руды. Район этот носит название "Ганиной Ямы" по имени небольшого прудка, находящегося в центре выработок. Сюда по лесной дорожке, свернув с Коптяковской дороги, и были привезены трупы Романовых, Временно их сложили в один из шурфов, а на следующий день было приступлено к их уничтожению". "18-го июля днем с "похоронами" было закончено и настолько основательно, что впоследствии белые, в течение двух лет производя специальные раскопки в этом районе, не могли найти могилы Романовых". (Текст всей книги 1926 года есть в свободном доступе в интернете).

Два года назад историк академик РАН Вениамин Васильевич Алексеев цитировал инструкцию Главлита (цензурного комитета СССР),  которая запрещала "упоминать в открытой печати факта о том, что труп Николая II был растворен в серной кислоте и вылит в реку Исеть".

Историк РАН Сергей Алексеевич Беляев высказывает предположение на основе изученных материалов о том, что не сгоревшие фрагменты расчлененных останков могли быть упакованы в глиняные кувшины с серной кислотой и опущены в болото.

Между прочим, современные следователи по уголовным делам, с которыми беседовал Беляев, говорят, что есть случаи и в наши дни, когда труп заливали в ванной серной кислотой, и затем все стекало в слив.

Хочется надеяться, что современное следствие разберется, выявит новые документы, помогающие раскрытию тайны XX века об убийстве Царской Семьи, привлечет независимых экспертов и доведет дело до суда.

tsargrad.tv

Расстрела царской семьи в реальности не было?

Согласно официальной истории, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года Николай Романов вместе с супругой и детьми был расстрелян. После вскрытия захоронения и идентификации останки в 1998 году были перезахоронены в усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга. Однако тогда РПЦ не подтвердила их подлинность.

«Я не могу исключить, что церковь признает царские останки подлинными, если будут обнаружены убедительные доказательства их подлинности и если экспертиза будет открытой и честной», – заявил в июле этого года глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

Как известно, в захоронении в 1998 году останков царской семьи РПЦ не участвовала, объяснив это тем, что церковь не уверена, погребаются ли подлинные останки царской семьи. РПЦ ссылается на книгу колчаковского следователя Николая Соколова, заключившего, что все тела были сожжены. Некоторые останки, собранные Соколовым на месте сожжения, хранятся в Брюсселе, в храме Святого Иова Многострадального, и они исследованы не были. В своё время был найден вариант записки Юровского, руководившего расстрелом и захоронением, – она стала основным документом перед переносом останков (вместе с книгой следователя Соколова). И вот теперь, в наступающий год 100-летия казни семьи Романовых, РПЦ поручено дать окончательный ответ по всем тёмным местам расстрела под Екатеринбургом. Для получения окончательного ответа под эгидой РПЦ уже несколько лет проводятся исследования. Снова историки, генетики, графологи, патологоанатомы и другие специалисты перепроверяют факты, снова задействованы мощные научные силы и силы прокуратуры, и все эти действия снова происходят под плотной завесой тайны.

Исследования по генетической идентификации проводят четыре независимые группы учёных. Две из них – зарубежные, работающие непосредственно с РПЦ. В начале июля 2017 года секретарь церковной комиссии по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) сообщил: открылось большое количество новых обстоятельств и новых документов. Например, найден приказ Свердлова о расстреле Николая II. К тому же по итогам последних исследований криминалисты подтвердили, что останки царя и царицы принадлежат именно им, так как на черепе Николая II вдруг нашёлся след, который трактуется как след от удара саблей, полученного им при посещении Японии. Что касается царицы, то её идентифицировали стоматологи по первым в мире фарфоровым винирам на платиновых штифтах.

Хотя, если открыть заключение комиссии, написанное перед захоронением 1998 года, то там сказано: кости черепа государя столь разрушены, что характерную мозоль найти нельзя. В этом же заключении отмечалось сильное повреждение зубов предположительных останков Николая парадонтозом, поскольку данный человек никогда не был у стоматолога. Это подтверждает, что расстрелян был не царь, так как остались записи тобольского стоматолога, к которому обращался Николай. Кроме того, пока не нашёл объяснения тот факт, что рост скелета «царевны Анастасии» на 13 сантиметров больше, чем её прижизненный рост. Что ж, как известно, в церкви бывают чудеса… Не сказал Шевкунов ни слова о генетической экспертизе, и это при том, что генетические исследования 2003 года, проведённые российскими и американскими специалистами, показали – геном тела предполагаемой императрицы и её сестры Елизаветы Фёдоровны не совпадают, что означает отсутствие родства.

По теме

2715

Эксперты во второй раз изучат почву с места обнаружения останков членов царской семьи. Пробы земли были взяты для исследования экспертами Следственного комитета.

Кроме того, в музее города Оцу (Япония) находятся вещи, оставшиеся после ранения полицейским Николая II. На них имеется биологический материал, который можно исследовать. По ним японские генетики из группы Татсуо Нагаи доказали, что ДНК останков «Николая II» из-под Екатеринбурга (и его семьи) на 100% не совпадает с ДНК биоматериалов из Японии. При российской экспертизе ДНК сравнивались троюродные родственники, и в заключении было написано о том, что «имеются совпадения». Японцы же сравнивали родственников двоюродных. Также есть результаты генетической экспертизы президента Международной ассоциации судебных медиков г-на Бонте из Дюссельдорфа, в которой он доказал: найденные останки и двойники семьи Николая II Филатовы – родственники. Может быть, из их останков в 1946 году и были созданы «останки царской семьи»? Проблема не изучалась.

Ранее, в 1998 году, РПЦ на основании этих заключений и фактов не признала имеющиеся останки подлинными, а что же будет теперь? В декабре все заключения Следственного комитета и комиссии РПЦ рассмотрит Архиерейский собор. Именно он примет решение об отношении церкви к екатеринбургским останкам. Давайте посмотрим, почему всё так нервно и какова история этого преступления?

фото: Александр Сенцов/ТАСС

За такие деньги стоит побороться

Сегодня у части российских элит вдруг проснулся интерес к одной очень пикантной истории взаимоотношений России и США, связанной с царской семьёй Романовых. Вкратце эта история такова: более 100 лет назад, в 1913 году, в США была создана Федеральная резервная система (ФРС) – центральный банк и печатный станок для производства международной валюты, работающий и сегодня. ФРС создавалась для создаваемой Лиги Наций (сейчас ООН) и была бы единым мировым финансовым центром со своей валютой. Россия внесла в «уставный капитал» системы 48 600 тонн золота. Но Ротшильды потребовали от переизбиравшегося тогда в президенты США Вудро Вильсона передать центр в их частную собственность вместе с золотом. Организация стала называться ФРС, где России принадлежало 88,8%, а 11,2% – 43 международным бенефициарам. Расписки о том, что 88,8% золотых активов сроком на 99 лет находятся под контролем Ротшильдов, в шести экземплярах были переданы семье Николая II. Годовой доход по этим депозитам был зафиксирован в размере 4%, который должен был перечисляться в Россию ежегодно, однако оседал на счёте Х-1786 Мирового банка и на 300 тыс. – счетах в 72 международных банках. Все эти документы, подтверждающие право на заложенное в ФРС от России золото в количестве 48 600 тонн, а также доходы от предоставления его в аренду, мать царя Николая II, Мария Фёдоровна Романова, положила на сохранение в один из швейцарских банков. Но условия доступа туда есть только у наследников, и доступ этот контролируется кланом Ротшильдов. На золото, предоставленное Россией, были выпущены золотые сертификаты, позволявшие истребовать металл по частям – царская семья спрятала их в разных местах. Позже, в 1944 году, Бреттон-Вудская конференция подтвердила право России на 88% активов ФРС.

По одной из версий, спецслужбы добавили ложные останки в захоронения членов царской семьи по мере их естественной смерти или перед вскрытием могилы

Этим «золотым» вопросом в своё время и предлагали заняться два известных российских олигарха – Роман Абрамович и Борис Березовский. Но Ельцин их «не понял», а сейчас, видимо, настало то самое «золотое» время… И теперь об этом золоте вспоминают всё чаще – правда, не на государственном уровне.

Некоторые предполагают, что спасшийся царевич Алексей позже вырос в советского премьера Алексея Косыгина

По теме

2856

В Reebok прокомментировали скандал с рекламной кампанией в России. Официальный представитель бренда заявил, что российская рекламная акция не соответствует стандартам компании и не была с ней согласована.

За это золото убивают, воюют и на нём делают состояния

Сегодняшние исследователи считают, что все войны и революции в России и в мире произошли из-за того, что клан Ротшильдов и США не были намерены возвращать золото ФРС России. Ведь расстрел царской семьи давал возможность клану Ротшильдов не отдавать золото и не платить за 99-летнюю его аренду. «Сейчас из трёх российских экземпляров соглашения о вложенном в ФРС золоте на территории нашей страны находятся два, третий – предположительно, в одном из швейцарских банков, – считает исследователь Сергей Жиленков. – В тайнике, на Нижегородчине, находятся документы из царского архива, среди которых есть и 12 «золотых» сертификатов. Если их предъявить, то мировая финансовая гегемония США и Ротшильдов просто рухнет, а наша страна получит огромные деньги и все возможности для развития, так как её перестанут душить из-за океана», – уверен историк.

Многие хотели с перезахоронением закрыть вопросы о царских активах. У профессора Владлена Сироткина есть подсчёт ещё и по так называемому военному золоту, вывезенному в Первую мировую и Гражданскую войны на Запад и Восток: Япония – 80 млрд долларов, Великобритания – 50 млрд, Франция – 25 млрд, США – 23 млрд, Швеция – 5 млрд, Чехия – 1 млрд долларов. Итого – 184 миллиарда. Удивительно, но официальные лица, например, в США и Великобритании не оспаривают эти цифры, но удивляются отсутствию запросов от России. Кстати, большевики о российских авуарах на Западе вспомнили в начале 20-х. Ещё в 1923 году нарком внешней торговли Леонид Красин заказал британской разыскной юридической фирме оценить российскую недвижимость и денежные вклады за рубежом. К 1993 году эта фирма сообщила, что она накопила уже банк данных на 400 млрд долларов! И это – законные российские деньги.

Почему погибли Романовы? Их не приняла Британия!

Имеется многолетнее исследование, к сожалению, уже ушедшего профессора Владлена Сироткина (МГИМО) «Зарубежное золото России» (М., 2000 г.), где золотые и другие авуары семьи Романовых, накопившиеся на счетах западных банков, также оцениваются в сумму не менее чем 400 млрд долларов, а вместе с инвестициями – в более чем 2 трлн долларов! В отсутствие наследников со стороны Романовых самыми ближайшими родственниками оказываются члены английской королевской семьи… Вот чьи интересы могут быть подоплёкой многих событий XIX–XXI веков... Кстати, непонятно (или, наоборот, понятно), по каким мотивам королевский дом Англии трижды отказывал семье Романовых в убежище. Первый раз в 1916 году, на квартире Максима Горького, планировался побег – спасение Романовых путём похищения и интернирование царской четы во время их визита на английский военный корабль, отправлявшийся затем в Великобританию. Вторым был запрос Керенского, который тоже был отвергнут. Затем не приняли и запрос большевиков. И это при том, что матери Георга V и Николая II были родными сёстрами. В сохранившейся переписке Николай II и Георг V называют друг друга «кузен Ники» и «кузен Джорджи» – они были двоюродными братьями при разнице в возрасте меньше трёх лет, и в молодости эти ребята немало времени проводили вместе и были очень похожи внешне. Что касается царицы, то её мать – принцесса Алиса была старшей и любимой дочерью английской королевы Виктории. На тот момент в Англии в качестве залога под военные кредиты находилось 440 тонн золота из золотого запаса России и 5,5 тонны личного золота Николая II. А теперь задумайтесь: если погибала царская семья, то кому бы отходило золото? Ближайшим родственникам! Не это ли причина отказа в приёме кузеном Джорджи семьи кузена Ники? Чтобы получить золото, его владельцы должны были погибнуть. Официально. А теперь всё это нужно связать с захоронением царской семьи, которое официально будет свидетельствовать, что хозяева несметных богатств мертвы.

Версии жизни после смерти

Все версии о гибели царской семьи, существующие сегодня, можно разделить на три. Первая версия: под Екатеринбургом была расстреляна царская семья, и её останки, за исключением Алексея и Марии, перезахоронены в Санкт-Петербурге. Останки этих детей найдены в 2007-м, по ним проведены все экспертизы, и они, видимо, будут захоронены в день 100-летия трагедии. При подтверждении этой версии следует для точности ещё раз идентифицировать все останки и повторить все экспертизы, особенно генетические и патологоанатомические. Вторая версия: царская семья не была расстреляна, а была рассеяна по России и все члены семьи умерли естественной смертью, прожив свою жизнь в России или за рубежом, в Екатеринбурге же была расстреляна семья двойников (члены одной семьи или люди из разных семей, но похожие на членов семьи императора). У Николая II двойники появились после Кровавого воскресенья 1905 года. При выезде из дворца совершался выезд трёх карет. В какой из них сидел Николай II – неизвестно. Данные двойников большевики, захватив архив 3-го отделения в 1917 году, имели. Есть предположение, что одна из семей двойников – Филатовы, находящиеся в дальнем родстве с Романовыми, – последовала вслед за ними в Тобольск. Третья версия: спецслужбы добавили ложные останки в захоронения членов царской семьи по мере их естественной смерти или перед вскрытием могилы. Для этого необходимо очень тщательно отследить кроме прочего и возраст биоматериала.

По теме

830

В Лахоре, Пакистан, арестованы 16 сотрудников полиции, причастных к расстрелу невиновной семьи на улицах города. По утверждению очевидцев, полицейские остановили ехавшую н свадьбу машину и жестоко расправились с ее водителем и пассажирами.

Приведём одну из версий историка царской семьи Сергея Желенкова, которая нам кажется наиболее логичной, хотя и очень необычной.

До следователя Соколова – единственного следователя, выпустившего книгу о расстреле царской семьи, – работали следователи Малиновский, Наметкин (его архив был сожжён вместе с домом), Сергеев (отстранён от дела и убит), генерал-лейтенант Дитерихс, Кирста. Все эти следователи сделали вывод о том, что царская семья не была убита. Эту информацию не хотели раскрывать ни красные, ни белые – они понимали, что в получении объективной информации были заинтересованы прежде всего американские банкиры. Большевики были заинтересованы в деньгах царя, а Колчак объявил себя Верховным правителем России, что не могло быть при живом государе.

Следователь Соколов вёл два дела – одно по факту убийства и другое по факту исчезновения. Параллельно вела расследование военная разведка в лице Кирста. Когда белые уходили из России, Соколов, боясь за собранные материалы, отправил их в Харбин – в пути часть его материалов была утрачена. В материалах Соколова были доказательства финансирования русской революции американскими банкирами Шиффом, Куном и Лебом, и этими материалами заинтересовался Форд, конфликтовавший с этими банкирами. Он даже вызвал Соколова из Франции, где тот поселился, в США. При возвращении из США во Францию Николай Соколов был убит. Книга Соколова вышла уже после его смерти, и над ней «потрудились» многие люди, убрав оттуда многие скандальные факты, поэтому считать её полностью правдивой нельзя. За спасшимися членами царской семьи наблюдали люди из КГБ, где для этого был создан специальный отдел, распущенный при перестройке. Архив этого отдела сохранился. Царскую семью спас Сталин – царская семья была эвакуирована из Екатеринбурга через Пермь в Москву и попала в распоряжение Троцкого, тогда наркома обороны. Для дальнейшего спасения царской семьи Сталин провёл целую операцию, выкрав её у людей Троцкого и увезя их в Сухуми, в специально построенный дом рядом с прежним домом царской семьи. Оттуда всех членов семьи распределили по разным местам, Мария с Анастасией были вывезены в Глинскую пустынь (Сумская область), затем Мария была перевезена в Нижегородскую область, где и скончалась от болезни 24 мая 1954 года. Анастасия впоследствии вышла за личного охранника Сталина и очень уединённо проживала на небольшом хуторе, умерла

27 июня 1980 года в Волгоградской области. Старшие дочери, Ольга и Татьяна, были отправлены в Серафимо-Дивеевский женский монастырь – императрицу поселили недалеко от девочек. Но здесь они жили недолго. Ольга, проехав Афганистан, Европу и Финляндию, поселилась в Вырице Ленинградской области, там же она и умерла 19 января 1976 года. Татьяна проживала частично в Грузии, частично на территории Краснодарского края, похоронена в Краснодарском крае, умерла 21 сентября 1992 года. Алексей с матерью проживали на их даче, затем Алексея перевезли в Ленинград, где ему «сделали» биографию, и весь мир его узнал как партийного и советского деятеля Алексея Николаевича Косыгина (Сталин иногда при всех называл его царевичем). Николай II жил и умер в Нижнем Новгороде (22 декабря 1958 г.), а царица умерла в станице Старобельской Луганской области 2 апреля 1948 года и была впоследствии перезахоронена в Нижнем Новгороде, где у них с императором общая могила. Три дочери Николая II, кроме Ольги, имели детей. Н. А. Романов общался с И.В. Сталиным, и богатства Российской империи были использованы для укрепления мощи СССР…

versia.ru

РАССТРЕЛ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ БОЛЬШЕВИКАМИ — ФАЛЬСИФИКАЦИЯ!



Всех, кто так или иначе приближался к делу о расстреле царской семьи, убивали? Почему нельзя доверять книгам Соколова (седьмого! следователя по этому делу), изданным после его убийства? На эти вопросы отвечает историк царской семьи Сергей Иванович.





Царскую семью не расстреливали!

Последнего российского царя не расстреляли, а возможно оставили в заложниках.

Согласитесь: глупо было бы расстрелять царя, предварительно не вытрусив у него из кубышек честно заработанные денежки. Вот его и не расстреляли. Деньги, правда, не сразу удалось получить, потому что слишком бурное время было…

Регулярно, к середине лета каждого года, возобновляется громкий плач по, ни за что убиенному, царю Николаю II, которого христиане ещё и «причислили к лику святых» в 2000 году. Вот и тов. Стариков в аккурат 17 июля ещё раз подбросил «дровишек» в топку эмоциональных причитаний ни о чём. Я этим вопросом раньше не интересовался, и не обратил бы внимания на очередную пустышку, НО… На последней в своей жизни встрече с читателями академик Николай Левашов как раз упомянул о том, что в 30-х годах Сталин встречался с Николаем II и просил у него денег на подготовку к будущей войне. Вот, как об этом пишет Николай Горюшин в своём репортаже «Есть пророки и в нашем отечестве!» об этой встрече с читателями:

«…В связи с этим потрясающей оказалась информация, связанная с трагической судьбой последнего Императора Российской Империи Николая Александровича Романова и его семьи… В августе 1917 года его вместе с семьёй высылают в последнюю столицу Славяно-Арийской Империи, город Тобольск. Выбор этого города был неслучаен, поскольку высшие градусы масонства осведомлены о великом прошлом русского народа. Ссылка в Тобольск была своего рода насмешкой над династией Романовых, которая в 1775 году разгромила войска Славяно-Арийской Империи (Великой Тартарии), а впоследствии это событие было названо подавлением крестьянского бунта Емельяна Пугачёва… В июле 1918 года Якоб Шифф отдаёт команду одному из своих доверенных лиц в руководстве большевиков Якову Свердлову на ритуальное убийство царской семьи. Свердлов, посоветовавшись с Лениным, приказывает коменданту дома Ипатьева, чекисту Якову Юровскому привести план в исполнение. Согласно официальной истории, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года Николай Романов вместе с супругой и детьми был расстрелян.

На встрече Николай Левашов сообщил, что на самом деле Николай II и его семья не были расстреляны! Это заявление сразу же рождает множество вопросов. Я решил разобраться в них. По этой теме написано множество трудов, и картина расстрела, показания свидетелей выглядят на первый взгляд правдоподобно. В логическую цепочку не вписывается факты, добытые следователем А.Ф. Кирстой, который подключился к расследованию с августа 1918 года. В ходе следствия он опросил доктора П.И. Уткина, который сообщил, что в конце октября 1918 года был приглашён в здание, занятое Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией, для оказания медицинской помощи. Пострадавшей оказалась молодая девушка предположительно 22 лет с рассечённой губой и опухолью под глазом. На вопрос «кто она?» девушка ответила, что является «дочерью Государя Анастасией». В ходе проведения следственных действий следователь Кирста не обнаружил трупов царской семьи в Ганиной яме. В скором времени Кирста нашёл многочисленных свидетелей, сообщивших ему на допросах, что в сентябре 1918 года в г.Перми содержалась Императрица Александра Фёдоровна и Великие Княжны. А свидетель Самойлов заявил со слов своего соседа, охранника дома Ипатьева Варакушева, что никакого расстрела не было, царская семья была погружена в вагон и увезена.

После получения этих данных, А.Ф. Кирсту отстраняют от дела и приказывают передать все материалы следователю А.С. Соколову. Николай Левашов сообщил, что мотивом для сохранения жизни Царю и его семье явилось желание большевиков, вопреки приказу их хозяев, завладеть спрятанными богатствами династии Романовых, о месторасположении которых Николай Александрович безусловно знал. Вскоре умирают организаторы расстрела в 1919 году, Свердлов, в 1924 году Ленин. Николай Викторович уточнил, что Николай Александрович Романов общался с И.В. Сталиным, и богатства Российской Империи были использованы для укрепления мощи СССР…»





Выступление академика РАН Вениамина Алексеева.
Екатеринбургские останки — вопросов больше, чем ответов:




Если бы это была первая ложь тов. Старикова, вполне можно было бы подумать, что человек знает пока немного и просто ошибся. Но Стариков является автором нескольких очень неплохих книг и весьма подкован в вопросах недавней истории России. Отсюда следует очевидный вывод, что он лукавит намеренно. О причинах этой лжи я здесь писать не буду, хотя они и лежат прямо на поверхности… Лучше я приведу ещё несколько свидетельств того, что царская семья не была расстреляна в июле 1918 года, а слух о расстреле, скорее всего, пустили для «отчёта» перед заказчиками –Шиффом и прочими товарищами, финансировавшими государственный переворот в России в феврале 1917 года


Николай II встречался со Сталиным?

Автор – Владимир Сычёв, Париж

Есть предположения, что Николай II расстрелян не был, а вся женская половина царской семьи была вывезена в Германию. Но документы до сих пор засекречены…

Для меня эта история началась в ноябре 1983 г. Я тогда работал фотокорреспондентом одного французского агентства и был командирован на саммит глав государств и правительств в Венецию. Там случайно встретил итальянского коллегу, который, узнав, что я русский, показал мне газету (кажется, это была «Ла Репубблика»), датированную днём нашей встречи. В статье, на которую итальянец обратил моё внимание, речь шла о том, что в Риме в весьма пожилом возрасте скончалась некая монахиня, сестра Паскалина. Позднее я узнал, что эта женщина занимала важный пост в ватиканской иерархии при папе Пие XII (1939-1958), но не в этом суть.


 Тайна «железной леди» Ватикана

Эта сестра Паскалина, заслужившая почётное прозвище «железной леди» Ватикана, перед смертью позвала нотариуса с двумя свидетелями и в их присутствии надиктовала информацию, которую она не хотела уносить с собой в могилу: одна из дочерей последнего русского царя Николая II – Ольга – не была расстреляна большевиками в ночь с 16 на 17 июля 1918 г., а прожила долгую жизнь и была похоронена на кладбище в деревне Маркотте на севере Италии.

После саммита я с приятелем-итальянцем, который был мне и шофёром, и переводчиком, съездил в эту деревню. Мы нашли кладбище и эту могилу. На плите было по-немецки написано:

«Ольга Николаевна, старшая дочь русского царя Николая Романова» – и даты жизни: «1895-1976».

Мы побеседовали с кладбищенским сторожем и его женой: они, как и все жители деревни, прекрасно помнили Ольгу Николаевну, знали, кто она такая, и были уверены, что русская великая княжна находится под защитой Ватикана.

Эта странная находка крайне заинтересовала меня, и я решил сам разобраться во всех обстоятельствах расстрела. И вообще, был ли он?

Я имею все основания предполагать, что никакого расстрела не было. В ночь с 16 на 17 июля все большевики и им сочувствующие уехали по железной дороге в Пермь. Наутро по Екатеринбургу были расклеены листовки с сообщением о том, что царская семья из города увезена, – так оно и было. Вскоре город заняли белые. Естественно, была образована следственная комиссия «по делу об исчезновении государя Николая II, императрицы, цесаревича и великих княжон», которая не нашла никаких убедительных следов расстрела.

Следователь Сергеев в 1919 г. говорил в интервью одной американской газете:

«Я не думаю, что здесь были казнены все – и царь, и его семья. По моему убеждению, в доме Ипатьева не были казнены императрица, царевич и великие княжны». Такое заключение не устроило адмирала Колчака, который к тому моменту уже провозгласил себя «верховным правителем России». И правда, зачем «верховному» какой-то император? Колчак приказал собрать вторую следственную бригаду, которая докопалась до того, что в сентябре 1918 г. императрица и великие княжны содержались в Перми. Только третий следователь, Николай Соколов (вёл дело с февраля по май 1919 г.), оказался понятливее и выдал на-гора известное заключение о том, что вся семья была расстреляна, трупы расчленены и сожжены на кострах. «Не поддававшиеся действию огня части, – писал Соколов, – разрушались при помощи серной кислоты».

Что же, в таком случае, было похоронено в 1998 г. в Петропавловском соборе? Напомню, что вскоре после начала перестройки на Поросёнковом логу под Екатеринбургом были найдены некие скелеты. В 1998 г. в родовой усыпальнице Романовых их торжественно перезахоронили, перед этим проведя многочисленные генетические экспертизы. Причём гарантом аутентичности царских останков выступала светская власть России в лице президента Бориса Ельцина. А вот Русская православная церковь отказалась признать кости останками царской семьи.

Но вернёмся во времена Гражданской войны. По моим данным, в Перми царскую семью разделили. Путь женской части лежал в Германию, мужчин же – самого Николая Романова и царевича Алексея – оставили в России. Отца и сына долго держали под Серпуховом на бывшей даче купца Коншина. Позднее в сводках НКВД это место было известно как «Объект №17». Вероятнее всего, царевич умер в 1920 г. от гемофилии. Относительно судьбы последнего российского императора ничего сказать не могу. Кроме одного: в 30-х годах «Объект №17» дважды посещал Сталин. Значит ли это, что в те годы Николай II был ещё жив?


Мужчин оставили заложниками

Чтобы понять, почему стали возможны столь невероятные с точки зрения человека XXI века события и узнать, кому они были нужны, придётся снова вернуться в 1918 г. Помните из школьного курса истории про Брестский мир? Да, 3 марта в Брест-Литовске между Советской Россией с одной стороны и Германией, Австро-Венгрией и Турцией с другой был заключён мирный договор. Россия потеряла Польшу, Финляндию, Прибалтику и часть Белоруссии. Но не из-за этого Ленин называл Брестский мир «унизительным» и «похабным». Кстати, полный текст договора до сих пор не опубликован ни на Востоке, ни на Западе. Полагаю, что из-за имеющихся в нём тайных условий. Вероятно, кайзер, который был родственником императрицы Марии Фёдоровны, потребовал передать Германии всех женщин царской семьи. Девочки не имели прав на русский престол и, следовательно, не могли никак угрожать большевикам. Мужчины же остались в заложниках – как гаранты того, что германская армия не сунется на восток дальше, чем прописано в мирном договоре.

Что было потом? Как сложилась судьба вывезенных на Запад женщин? Было ли их молчание обязательным условием их неприкосновенности? К сожалению, вопросов у меня больше, чем ответов.


Интервью Владимира Сычёва по делу Романовых

Интереснейшее интервью Владимира Сычёва, опровергающего официальную версию расстрела царской семьи. Он рассказывает о могиле Ольги Романовой на севере Италии, о расследование двух британских журналистов, о условиях Брестского мира 1918 года, по которым всех женщин царской семьи передали немцам в Киев…



Автор – Владимир Сычёв



Расстрел царской семьи — фальсификация (Сычев В.):


В июне 1987 года я был в Венеции в составе французской прессы, сопровождавшей Франсуа Миттерана на саммите G7. Во время перерывов между пулами ко мне подошёл итальянский журналист и спросил о чём-то по-французски. Поняв по моему акценту, что я не француз, он поглядел на мою французскую аккредитацию и спросил, откуда я. – Русский, – ответил я. – Вот как? – удивился мой собеседник. Под мышкой он держал итальянскую газету, откуда он и перевел огромную, на полстраницы, статью.

Умирает в частной клинике в Швейцарии сестра Паскалина. Она была известна всему католическому миру, т.к. прошла с будущим Папой Пием ХХII с 1917 года, когда он ещё был кардиналом Пачелли в Мюнхене (Бавария), до его смерти в Ватикане в 1958 году. Она имела на него такое сильное влияние, что ей он доверил всю администрацию Ватикана, и когда кардиналы просили аудиенцию у Папы, то она решала, кто такой аудиенции достоин, а кто – нет. Это – короткий пересказ большой статьи, смысл которой был в том, что фразе, произнесённой в конце и не простой смертной, мы должны были верить. Сестра Паскалина попросила пригласить адвоката и свидетелей, так как не хотела уносить в могилу тайну своей жизни. Когда те явились, то она сказала лишь, что женщина, похороненная в деревне Моркоте, недалеко от озера Маджоре – действительно дочь русского царя – Ольга!!

Я убедил моего итальянского коллегу в том, что это – подарок Судьбы, и что сопротивляться ей бесполезно. Узнав, что он из Милана, я заявил ему, что назад в самолёте президентский прессы я в Париж не полечу, а мы с ним на полдня съездим в эту деревню. Мы после саммита туда и отправились. Оказалось, что это уже не Италия, а Швейцария, но мы быстро нашли деревню, кладбище и кладбищенского сторожа, который привёл нас к могиле. На могильном камне – фотография пожилой женщины и надпись по-немецки: Ольга Николаевна (без фамилии), старшая дочь Николая Романова, царя России, и даты жизни – 1985-1976 !!!

Итальянский журналист был для меня прекрасным переводчиком, но на целый день там оставаться явно не хотел. Мне оставалось задавать вопросы.

– Когда она здесь поселилась? – В 1948 году.

– Она говорила, что она – дочь русского царя? – Конечно, и вся деревня об этом знала.

– В прессу это попадало? – Да.

– Как реагировали на это другие Романовы? Подавали ли они в суд? – Подавали.

– И она проигрывала? – Да, проигрывала.

– В этом случае она должна была оплатить судебные расходы противной стороны. – Она платила.

– Она работала? – Нет.

– Откуда же у неё деньги? – Да вся деревня знала, что её содержит Ватикан!!

Кольцо замкнулось. Я уехал в Париж и стал искать, что же известно по этому вопросу… И быстро натолкнулся на книгу двух английских журналистов.


II

Том Мангольд и Энтони Саммерс издали в 1979 году книгу «Досье на царя» («Дело Романовых, или расстрел, которого не было»). Начали они с того, что, если снимается гриф секретности с государственных архивов по истечении 60 лет, то в 1978 году истекает 60 лет со дня подписания Версальского договора, и можно что-нибудь там «нарыть», заглянув в рассекреченные архивы. То есть, вначале была идея просто посмотреть… И они очень быстро попали на телеграммы английского посла в свой МИД о том, что царскую семью вывезли из Екатеринбурга в Пермь. Объяснять профессионалам из БиБиСи, что это сенсация – не нужно. Они помчались в Берлин.

Очень быстро выяснилось, что белые, войдя в Екатеринбург 25 июля, сразу назначили следователя по расследованию расстрела царской семьи. Николай Соколов, на книгу которого ссылаются все до сих пор, – это третий следователь, получивший дело лишь в конце февраля 1919 года! Тогда возникает простой вопрос: а кем были первые два и что они доложили начальству? Так вот, первый следователь по фамилии Намёткин, назначенный Колчаком, проработав три месяца и заявляя, что он – профессионал, дело простое, и ему не нужно дополнительного времени (а белые наступали и в своей победе на тот момент не сомневались – т.е. всё время твоё, не спеши, работай!), кладёт на стол рапорт о том, что не было расстрела, а была инсценировка расстрела. Колчак этот рапорт – под сукно и назначает второго следователя по фамилии Сергеев. Тот также работает три месяца и в конце февраля вручает Колчаку с теми же словами такой же рапорт («Я – профессионал, дело простое, дополнительного времени не нужно, – не было расстрела – была инсценировка расстрела).

Тут надо пояснить и напомнить, что это белые свергли царя, а не красные, и они же отправили его в ссылку в Сибирь! Ленин в эти февральские дни был в Цюрихе. Что бы ни говорили простые солдаты, белая верхушка – это не монархисты, а республиканцы. И живой царь Колчаку был не нужен. Сомневающимся советую читать дневники Троцкого, где он пишет, что «если бы белые выставили любого царя – даже крестьянского, – мы бы не продержались и двух недель»! Это слова Верховного Главнокомандующего Красной Армии и идеолога красного террора!! Прошу верить.

Поэтому Колчак уже ставит «своего» следователя Николая Соколова и даёт ему задание. А Николай Соколов тоже работает всего лишь три месяца – но уже по другой причине. Красные вошли в Екатеринбург в мае, и он отступил вместе с белыми. Архивы он увёз, но что написал?

1. Трупов он не нашёл, а для полиции любой страны в любой системе «нет тел – нет убийства», – это исчезновение! Ведь при аресте серийных убийц полиция требует показать, где спрятаны трупы!! Наговорить можно всё что угодно, даже на самого себя, а следователю нужны вещественные доказательства!

И Николай Соколов «вешает первую лапшу на уши»: 

«бросили в шахту, залили кислотой».

Это сейчас предпочитают забыть эту фразу, а мы-то её слышали вплоть до 1998 года! И почему-то никто никогда не усомнился. А можно ли шахту залить кислотой? Да ведь кислоты не хватит! В краеведческом музее Екатеринбурга, где директором Авдонин (тот самый, один из троих, «случайно» нашедших кости на Старокотляковской дороге, прочищенной до них тремя следователями в 1918-19 годах), висит справка о тех солдатах на грузовике, что у них было 78 литров бензина (не кислоты). В июле месяце в сибирской тайге, имея 78 литров бензина, можно сжечь весь московский зоопарк! Нет, они ездили туда-сюда, сначала бросали в шахту, заливали кислотой, а потом доставали и прятали под шпалами…

Между прочим, в ночь «расстрела» с 16 на 17 июля 1918 года из Екатеринбурга в Пермь ушёл огромный состав со всей местной Красной Армией, местным ЦК и местным ЧК. Белые вошли на восьмой день, а Юровский с Белобородовым и сотоварищами переложили ответственность на двух солдат? Нестыковочка, – чай, не с крестьянским бунтом имели дело. Да и если по своему усмотрению расстреляли, то могли это сделать и на месяц раньше.

2. Вторая «лапша» Николая Соколова – он описывает подвал Ипатиевского дома, публикует фотографии, где видно, что пули в стенах и в потолке (при инсценировке расстрела так, видимо, и делают). Вывод – корсеты женщин были набиты бриллиантами, и пули рикошетили! Значит, так: царя с престола и в ссылку в Сибирь. Деньги в Англии и Швейцарии, а они зашивают бриллианты в корсеты, чтобы крестьянам на рынке продавать? Ну и ну!

3. В той же книге Николая Соколова описывается тот же подвал в том же Ипатиевском доме, где в камине лежит одежда с каждого члена императорской семьи и волосы с каждой головы. Их что, стригли и переодевали (раздевали??) перед расстрелом? Совсем нет, – их вывезли тем же поездом в ту самую «ночь расстрела», но постригли и переодели, чтобы никто их там не узнал.


III

Том Магольд и Энтони Саммэрс интуитивно поняли, что разгадку этого интригующего детектива надо искать в Договоре о Брестском Мире. И они стали искать оригинал текста. И что же?? При всех снятиях секретов через 60 лет такого официального документа нигде нет! Нет его ни в рассекреченных архивах Лондона, ни Берлина. Искали везде – и везде находили только цитаты, но нигде не могли найти полного текста! И они пришли к выводу, что Кайзер у Ленина потребовал выдачи женщин. Жена царя – родственница Кайзера, дочери – немецкие гражданки и не имели права на престол, и к тому же Кайзер в тот момент мог раздавить Ленина как клопа! И вот здесь слова Ленина о том, что «мир унизительный и похабный, но его надо подписать», и июльская попытка государственного переворота эсэров с примкнувшим к ним в Большом театре Дзержинским принимают совсем другой вид.

Официально нас учили, что Троцкий договор подписал лишь со второй попытки и лишь после начала наступления немецкой армии, когда всем стало ясно, что Республике Советов не устоять. Если просто нет армии, что же здесь «унизительно и похабного»? Ничего. А вот, если надо сдать всех женщин царской семьи, да ещё немцам, да ещё во время первой мировой войны, то тут идеологически всё на своих местах, и слова читаются верно. Что Ленин и исполнил, и всю дамскую часть передали немцам в Киев. И сразу убийство немецкого посла Мирбаха в Москве и немецкого консула в Киеве приобретают смысл.

«Досье на царя» – увлекательное расследование одной хитро запутанной интриги мировой истории. Книга издана в 1979 году, поэтому слова сестры Паскалины 1983-го года о могиле Ольги в неё попасть не могли. И не будь новых фактов, то просто пересказывать здесь чужую книгу не было бы смысла.

Прошло 10 лет. В ноябре 1997-го года в Москве я встретил бывшего политзаключенного Гелия Донского из Санкт-Петербурга. Разговор за чаем на кухне коснулся и царя с семьёй. Когда я сказал, что расстрела не было, он мне спокойно ответил:

– Я знаю, что не было.

– Ну, вы – первый за 10 лет,

– в ответ я ему, чуть не упав со стула.

Потом я попросил его рассказать мне свою последовательность событий, желая выяснить, до какого момента наши версии совпадают и с какого начинают расходиться. Он не знал о выдаче женщин, полагая, что они умерли где-то в разных местах. То, что из Екатеринбурга их всех вывезли, сомнений не было. Я ему рассказал о «Досье на царя», а он мне – об одной вроде бы незначительной находке, на которую он с друзьями обратил внимание в 80-е годы.

Им попались воспоминания участников «расстрела», изданные в 30-е годы. В них, кроме известных фактов о том, что за две недели до «расстрела» приехал новый караул, говорилось, что вокруг Ипатиевского дома построили высокий забор. Для расстрела в подвале он был бы не к чему, а вот если семью нужно вывезти незаметно, то он как раз кстати. Самое главное – на что никто до них никогда не обращал внимания – начальник нового  караула говорил с Юровским на иностранном языке! Они проверили по спискам, – начальником нового караула был Лисицын (все участники «расстрела» известны). Кажется, ничего особенного. И тут им действительно повезло: в начале перестройки Горбачёв открыл закрытые доселе архивы (мои знакомые советологи подтвердили, что такое имело место в течение двух лет), и тогда они занялись поисками в рассекреченных документах. И нашли! Оказалось, что Лисицын и вовсе не Лисицын, а американец Фокс!!! К этому я был давно готов. Я уже знал по книгам и по жизни, что Троцкий приехал делать революцию из Нью-Йорка на пароходе, набитом американцами (про Ленина и два вагона с немцами и австрияками знают все). В Кремле было полным-полно иностранцев, не говорящих по-русски (был даже Петин, но австриец!) Поэтому и охрана была из латышских стрелков, чтобы в народе не было и мыслей о том, что власть захватили инстранцы.

И дальше мой новый друг Гелий Донской меня совсем покорил. Он задал себе один очень важный вопрос. Фокс-Лисицын приехал начальником нового караула (в действительности – начальником охраны царской семьи) 2-го июля. В ночь «расстрела» 16-17-го июля 1918 года он уехал тем самым поездом. И куда он получил новое назначение? Он стал первым начальником нового секретного объекта № 17 под Серпуховым (в поместье бывшего купца Коншина), который дважды посетил Сталин! (зачем?! Об этом ниже.)

Всю эту историю с новым продолжением я рассказывал всем моим друзьям с 1997 года.

В один из моих приездов в Москву мой приятель Юра Феклистов попросил меня навестить его школьного товарища, а ныне кандидата исторических наук, чтобы я сам ему всё рассказал. Тот историк по имени Сергей был пресс-секретарём комендатуры Кремля (зарплаты учёным в те времена не платили). В назначенный час мы с Юрой поднялись по широкой кремлёвской лестнице и вошли в кабинет. Я так же, как и сейчас в этой статье, начал с сестры Паскалины и когда я дошёл до её фразы, что «женщина, похороненная в деревне Моркоте, действительно дочь русского царя Ольга», – Сергей почти что подпрыгнул: – Теперь понятно, почему Патриарх не поехал на похороны! – воскликнул он.

Мне это тоже было очевидно – ведь, несмотря на натянутые отношения между разными конфессиями, когда речь заходит об особах такого ранга, то информацией обмениваются. Мне лишь непонятна была и есть позиция «трудящихся», которые из верных марксистов-ленинцев вдруг стали правоверными христианами, не ставят ни в грош несколько заявлений самого Святейшего. Ведь даже я, бывая в Москве лишь наездами, и то дважды слышал, как Патриарх по центральному телевидению говорил, что экспертизе по царским костям доверять нельзя! Я слышал два раза, а что, больше никто?? Ну, не мог он сказать большего и объявить во всеуслышание, что не было расстрела. Это прерогатива высших государственных чинов, а не церкви.

Дальше, когда я в самом конце рассказал, что царя с царевичем поселили под Серпуховым в поместии Коншина, Сергей прокричал: – Вася! У тебя все перемещения Сталина в компьютере. Ну-ка скажи, был ли он в районе Серпухова? – Вася включил компьютер и ответил: – Был два раза. Один раз на даче иностранного писателя, а другой раз – на даче Орджоникидзе.

Я был подготовлен к такому повороту событий. Дело в том, что в Кремлёвской стене похоронен не только Джон Рид (журналист-писатель одной книжки), но там похоронены 117 иностранцев! И это с ноября 1917-го по январь 1919-го!! Это те самые немецкие, австрийские и американские коммунисты из кремлёвских оффисов. Такие, как Фокс-Лисицын, Джон Рид и другие американцы, оставившие след в Советской истории после падения Троцкого, были легализованы официальными советскими историками как журналисты. (Интересная параллель: экспедиция художника Рериха на Тибет из Москвы была проплачена в 1920-м году американцами! Значит, их там было много). Другие сбежали, – они не дети и знали, что их ждёт. Кстати, видимо, этот Фокс и был основателем империи кино «ХХ Century Fox » в 1934 году после высылки Троцкого.

Но вернёмся к Сталину. Я думаю, мало людей поверят тому, что Сталин ездил за 100 км от Москвы для встречи с «иностранным писателем» или даже с Серго Орджоникидзе! Он их принимал в Кремле.

Он там встречался с Царём!! С человеком в железной маске!!!

И это было в 30-е годы. Вот где бы развернуться фантазии писателей!

Меня эти две встречи очень интригуют. Я уверен, что они серьёзно обсуждали по крайней мере одну тему. И эту тему Сталин не обсуждал ни с кем. Он поверил царю, а не своим маршалам! Это финская война – финская кампания, как она застенчиво зовётся в советской истории. Почему кампания – ведь была же война? Да потому что не было никакой подготовки – кампания! И такой совет Сталину мог дать лишь царь. Он уже 20 лет был в заточении. Царь знал прошлое, – Финляндия никогда не была государством. Финны защищались действительно до последнего. Когда пришёл приказ о перемирии, то из советских окопов вышли несколько тысяч солдат, а из финских – лишь четверо.


Вместо послесловия

Лет 10 назад я рассказывал эту историю моему московскому коллеге Сергею. Когда дошёл до поместья Коншина, куда поселили царя с царевичем, тот взволновался, остановил машину и сказал:

– Пусть расскажет моя жена.

– Набрал номер по мобильному и спросил:

– Дорогая, ты помнишь, как мы студентами в 1972 году были в Серпухове в поместье Коншина, где краеведческий музей? Скажи, чем мы тогда были шокированы?

– И дорогая жена ответила мне по телефону:

– Мы были в полном ужасе. Все могилы были вскрыты. Нам сказали, что их разграбили бандиты.

Я думаю, что не бандиты,  а что уже тогда решили заняться костями в подходящий момент. Кстати, в поместье Коншина была могила полковника Романова. Царь был полковником.

Июнь 2012, Париж – Берлин


Дело Романовых, или расстрел, которого не было

А. Саммерс Т. Мангольд

перевод: Юрий Иванович Сенин

Дело Романовых, или Расстрел, которого не было

Историю, описанную в этой книге, можно назвать детективом, хотя она является результатом серьезного журналистского расследования. Десятки книг с большой убедительностью рассказывали о том, как большевики расстреляли Царскую семью в подвале Дома Ипатьева.

Казалось бы, версия расстрела Царской семьи однозначно доказана. Однако в большинстве из этих работ в разделе «библиография» упоминается книга американских журналистов A.Summers, T.Mangold «The file on the tsar», изданная в Лондоне в 1976 году. Упоминается, и только. Никаких комментариев, никаких ссылок. И никаких переводов. Даже оригинал этой книги найти нелегко.

А между тем американские журналисты провели собственное расследование событий, которые проходили в Екатеринбурге и в Перми в 1918 году, и пришли к неожиданному для читателя выводу, что «факт уничтожения трупов» на поляне в лесу, о чем так красочно рассказал в своей книге Соколов, — это не более как плод его воображения.

В связи с этим вопрос о «царских останках», найденных Соколовым в лесу и вывезенных им в коробке в Европу, приобрел не только спорный, но и скандальный характер. Книга, в которой американские журналисты рассказывают об этом, да и не только об этом, никогда не издавалась в России, массовый читатель о ней даже понятия не имеет. Прошло более 40 лет после появления книги американских журналистов. Но своей актуальности она не потеряла до сих пор.источник



Странная версия Виктора Ефимова: «Вместо царской семьи расстреляли двойников»

Ректор Санкт-Петербургского государственного аграрного университета, профессор, доктор экономических наук, кандидат технических наук Виктор Ефимов. Великий КэПеШник. Вместо царской семьи расстреляли двойников.

От меня:

Честно говоря, это по-моему сомнительная версия! Зачем расстреливать двойников, тройников? Какой в этом смысл? Правильно! Смысла в этом нет! 






































 

(Visited 51 192 times, 1 visits today)

artyushenkooleg.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *