Вашингтон человек: Библиотека в Нью-Йорке: Джордж Вашингтон не сдал книги

Содержание

Библиотека в Нью-Йорке: Джордж Вашингтон не сдал книги

Подпись к фото,

Джордж Вашингтон взял трактат о международных отношениях и записи дебатов в британском парламенте

Сотрудники старейшей библиотеки в Нью-Йорке обнаружили, что за первым президентом США Джорджем Вашингтоном до сих пор числятся две книги, которые он не вернул в 1789 году.

В принципе, за невозвращение взятых книг в срок полагается штраф – и за 220 лет, с поправкой на инфляцию, должно было набежать 300 тысяч долларов.

Однако Библиотека Нью-Йоркского общества заявила, что она готова простить штраф – лишь бы книги вернули.

Впрочем, где эти книги, сейчас никто не знает, передает корреспондент Би-би-си Мадлен Моррис.

Честный человек?

Джордж Вашингтон остался в американской истории как человек, который никогда никого не обманывал. Но очевидно, он все же был не лишен отдельных недостатков, отмечает наш корреспондент.

5 октября 1789 года Вашингтон пришел в единственную в те времена библиотеку на Манхэттене и взял два тома: трактат о международных отношениях «Право наций» и сборник протоколов дебатов в британской палате общин.

Сам он расписываться в формуляре не стал, но его помощник написал «президент».

Вернуть книги Вашингтон должен был месяц спустя. Но не вернул. Библиотекари обнаружили пропажу только недавно, оцифровывая учетные карточки того времени.

Библиотека Нью-йоркского общества была основана еще в 1754 году группой жителей города, посчитавших, что Нью-Йорку необходимо публичное книгохранилище.

Во времена Вашингтона она располагалась на Нижнем Манхэттене на Уолл-стрит, но за свою историю библиотека сменила несколько адресов и в настоящее время находится намного севернее — в Верхнем Вестсайде.

В 1789 году Нью-Йорк был временной столицей Соединенных Штатов (Вашингтон, названный в честь первого президента, только строился), а Библиотека Нью-йоркского общества служила первой библиотекой Конгресса.

Частный ужин для групп до 150 человек в округе Колумбия

В Вашингтоне, округ Колумбия, проводятся эксклюзивные встречи всех типов и размеров, что делает уединенные обеденные зоны для групп необходимостью. Столица страны вас не разочарует — от ресторанов, отмеченных звездами Мишлен, до музеев и исторических зданий. Ознакомьтесь с некоторыми из наших лучших вариантов для вашего следующего частного ужина для групп до 150 человек.

Группы до 50 человек:

CIRCA в Чайнатауне 

CIRCA в Чайнатауне удобно расположен в непосредственной близости от Capital One Arena и в двух кварталах от конференц-центра Уолтера Э. Вашингтона, что делает его идеальным местом для частного ужина, коктейльного приема или банкета. Отдельная столовая вмещает до 34 гостей или до 20 гостей на коктейльном приеме, а главный бар может вместить до 50 гостей на любое небольшое мероприятие. 

Дом президента Вудро Вильсона

 

Дом президента Вудро Вильсона

Дом 28-го президента США, расположенный недалеко от Эмбасси-Роу, предлагает уютную кухню в классическом вашингтонском стиле. Группы из 36 человек или меньше могут пообедать в президентской столовой, а большие группы могут пообедать в отреставрированном саду Дом президента Вудро Вильсона. Гости также могут совершить поездку по дому с сотрудниками музея, которые поделятся информацией о доме и коллекции.

• • •

мини-бар от José Andrés

 

мини-бар от José Andrés

Если вы хотите насладиться эксклюзивным ужином в ресторане, отмеченном звездой Мишлен, загляните в Минибар Хосе Андреса и зарезервируйте стол Хосе. Хосе Андрес, получивший в 2018 году премию Джеймса Берда в номинации «Гуманитарный деятель года», возьмет ваше частное мероприятие на новый уровень. Стол Хосе примыкает к кухне и предназначен исключительно для вечеринок до 6 человек. Помещение для мероприятий позволяет гостям насладиться мини-баром с совершенно другой точки зрения, предлагая взглянуть на новейшие творения Хосе с редкими винными сочетаниями — это идеальное место для эксклюзивного отдыха в небольшой группе.

• • •

Грязная привычка

 

Грязная привычка

В эпицентре ночной жизни Чайнатауна, Грязная привычка привносит великолепный современный вид в собственный внутренний дворик и очаровательные столовые. Будь то Birdcage, идеальный для групп из 40-50 человек, или Eston Room, идеальный для интимных ужинов до 10 человек, в Dirty Habit есть несколько вариантов. Посетители могут рассчитывать на глобальные сезонные общие тарелки, а также оригинальные авторские коктейли.

• • •

Государственный зал

 

Государственный зал

Бывший подпольный ресторан «201 Bar» на Капитолийском холме превратился в новое место для проведения мероприятий. Государственный зал. На территории площадью 6,000 кв. М расположены два эксклюзивных частных пространства для групп из 40 человек. Недавно запущенный в июле 2018 года State Room был спроектирован с нуля с целью размещения небольших и средних групп для небольших групп или VIP-обеда.

• • •

Оливия

 

Оливия

Оливия, расположенный в Чайнатауне, предлагает три уникальных частных обеденных зала и блюда средиземноморской кухни, вдохновленные мировыми традициями. Самое большое пространство, Gallery Room, вмещает 40 гостей и имеет камин, что делает его идеальным для зимних или праздничных встреч. В номере «Иберийский» есть окна от пола до потолка с видом на 8-ю улицу, а в каюте прямо напротив него — отремонтированный столик у двери сарая, и он идеально подходит для более интимных встреч до 12 человек. 

• • •

Таверна Голубая утка

 

Таверна Голубая утка

Таверна Голубая утка предлагает интимные впечатления до 20 человек за Chef’s Table. Помещение идеально подходит для проведения небольшой встречи, во время которой кулинарная команда ресторана создаст специальное меню из трех, четырех или пяти блюд. Chef’s Table открыт ежедневно на завтрак, бранч, обед и ужин.

Группы до 100 человек: 

Чарли Палмер Стейк

 

Чарли Палмер Стейк

Пейзажная комната в Чарли Палмер Стейк украшен красивыми произведениями искусства и является роскошным местом для ужина в уединенной обстановке. Зал вместимостью до 20 человек является идеальным местом для групповых обедов и деловых встреч. Альков также был фаворитом на протяжении многих лет. Помещение может быть преобразовано в различные формы и размеры, подходящие для групп от 25 до 100 человек.

• • •

DBGB Кухня и Бар

 

DBGB Кухня и Бар

Шеф-повар Даниэль Булуд DBGB Кухня и Бар специализируется на сезонных блюдах-бистро в лионском стиле.

Два отдельных зала ресторана, Salon Bleu и Salon Rouge, могут вместить 40 гостей за круглыми столами, 24 за длинными столами или 60 за фуршетными столами. Оба пространства имеют прекрасный вид на улицу.

• • •

Модене

 

Настоящие итальянские блюда в Модене в Северо-Западном округе Колумбия могут наслаждаться многие группы с обильным частным пространством ресторана. Ресторан вмещает 65 человек в главном обеденном зале, 12 гостей в полуотдельной столовой и 48 гостей в большом частном обеденном зале. Приемная вмещает до 80 человек.

• • •

Овальный зал

 

Овальный зал

Овальный зал, расположенный в одном квартале от Белого дома, предлагает современную американскую кухню и множество ресторанов для групп. В ресторане есть три отдельных зала — Зеленая комната может вместить до 36 гостей на сидячих местах или до 65 гостей на фуршете; Главный зал может вместить 65 гостей сидя или 100 гостей для приема гостей; и Зал Занавес может вместить до 14 человек для ужина.

Шеф-повар Брайан Москателло предлагает множество вариантов обеда, ужина и десерта и даже предлагает вариант интерактивного обеда во вторник Test Kitchen для тех, кто заинтересован в изучении его новых методов, ингредиентов и блюд.

• • •

 

Группы до 150 человек:

Клайд из Галереи Плейс

 

Клайд из Галереи Плейс

классический американский ресторан in Chinatown может похвастаться универсальным большим залом Piedmont Room, который позволяет проводить мероприятия с сидячими местами от 20 до 130 гостей или коктейльные приемы до 200 гостей.

• • •

Морепродукты Джо, стейк высшего сорта и каменный краб

 

Морепродукты Джо, стейк высшего сорта и каменный краб

Морепродукты Джо, стейк высшего сорта и каменный краб предлагает пять пространств, идеально подходящих для любого развлекательного мероприятия. Gigi Room, самый большой зал, может вместить 120 сидячих мест или 200 гостей. Пространство также можно разделить на две комнаты меньшего размера, в то время как в South Beach Room есть ковровое покрытие с леопардовым принтом и люстра в стиле ретро, ​​рассчитанная на 30 сидячих мест или в стиле приема для 50 гостей. 

Ищете более частные рестораны в столице страны? У нас есть еще много чего отличные места для группового ужина в округе Колумбия.

Интервью с Дэнзелом Вашингтоном

Когда в Соединенных Штатах впервые в истории страны появляется чернокожий президент, расовая принадлежность актера перестает быть предметом внимания и обсуждения. Но все же довольно символично, что дорога к всемирной славе началась у актера Дэнзела Вашингтона с «Оскара», полученного им за роль в эпическом фильме «Слава» (1989), который повествует об американской Гражданской войне, положившей конец рабству.

Второй «Оскар» Вашингтон получил за главную роль в картине «Тренировочный день» (2001), где его персонаж – далеко не положительная фигура, что тоже говорит о прогрессе общества, становящегося «цветослепым». Раньше показать афроамериканца в негативном свете было бы ужасно неполиткорректно. Самому Вашингтону, правда, небезразлична тема расовых отношений в сегодняшней Америке или в Америке его родителей, и этот вопрос он затрагивает в своей продюсерской и режиссерской деятельности («Антуан Фишер», 2002 и «Большие дебаты», 2007). Первый из своего поколения афроамериканских актеров, ставший кинозвездой, как принято говорить в Голливуде, класса «А», Вашингтон принадлежит к малочисленной группе голливудских знаменитостей, которых любовно называют только по имени: Стивен (Спилберг), Джек (Николсон), Клинт (Иствуд), Том (Круз), Леонардо (ДиКаприо) и, конечно, Дэнзел.

 

После того как Вашингтон в 2007 году сыграл главную роль в фильме Ридли Скотта «Гангстер» и выпустил поставленную им картину «Большие дебаты», где также снялся сам, он взял почти двухлетний тайм-аут. Следующей его работой в кино стала одна из двух главных ролей в экранизации книги Джона Гуди «Опасные пассажиры поезда 123» режиссера Тони Скотта. Вашингтон играет диспетчера нью-йоркского метро, а его антагониста по фильму – террориста, угнавшего поезд, – играет Джон Траволта. Актеры не встречаются лицом к лицу до самой финальной сцены, что для Вашингтона (и, конечно, для Траволты) только усложняет положение вещей. 

Накануне выхода картины на мировые экраны мы встретились с Дэнзелом в отеле Four Seasons в Беверли Хиллз. На нем была светлая рубашка навыпуск, поверх нее – черный пиджак. По сравнению с прошлыми нашими встречами Дэнзел выглядел несколько более грузным. Для роли в «Опасных пассажирах» он должен был набрать вес, и от лишних килограммов все еще не избавился.

 

Первый вопрос напрашивается сам собой. Видели ли вы первую версию «Пассажиров…», выпущенную в 1974 году? 

Да, я знаком с этим фильмом. Я увидел его не в молодости, а уже позже. А Тони (Скотт) помнил его еще с 70-х. Мы не впервые работаем вместе, и оба любим докапываться до всех деталей проекта и характеров персонажей. Мало того, что мы досконально изучили работу контрольного центра нью-йоркского метро, я еще познакомился с человеком, на реальной биографии которого основана линия моего персонажа. В первом фильме этот герой был полицейским, но я сказал Тони, что не хочу опять играть полицейского – хочу быть обычным человеком. И мне нравилось то, что этот человек полноват, совсем не героического склада, что за ним числится грешок, за который его перевели из начальников в простые диспетчеры…

Не часто бывает в кино, чтобы два главных персонажа на протяжении всей картины не видели друг друга, а только переговаривались по селекторной связи.

Хорошо, когда в такой ситуации твой напарник – Джон Траволта, чей послужной список говорит сам за себя. Конечно, выглядело это все довольно странно. Первые три недели съемок я сижу в огромной декорации суперсовременного диспетчерского центра, которая даже покруче реального центра, а Джон сидит неподалеку в маленькой комнатке на микрофоне. Следующие три недели Джон находится в очень реальной модели поезда метро, а я – в маленькой комнатке на микрофоне. Так что мы виделись иногда по утрам, иногда в конце дня…

И как вам такая модель актерского взаимодействия?

В этом были свои преимущества, учитывая сюжет, по которому они не встречаются до самого финала. Это стимулировало мою актерскую фантазию.

 

Посмотришь фильм и побоишься в метро спускаться. Вы сами пользуетесь метро? И каково было сниматься в сценах под землей – там действительно полно крыс?

Ну, крыс не так много – может, мы их распугали своим шумом, юпитерами. Мы торчали там часами. Сейчас я, признаться, метро не пользуюсь (смеется), последний раз спускался в него в середине восьмидесятых. Но я же родился в пригороде Нью-Йорка, Маунт Вернон, и ездил на метро с двух лет. Когда я пошел в школу, я проводил в метро по два часа в день. Метро было моим вторым домом. Я в нем читал, спал и чего еще только не делал.

Многие актеры говорят, что играть отрицательных персонажей интереснее. Вроде ваших антигероев из «Гангстера» или «Тренировочного дня». Вам не хотелось сыграть роль, которая досталась Траволте?

Было такое (смеется). В первый день, когда Джон начал сниматься, и я увидел, что он делает по роли, я подумал, что мне досталась неблагодарная роль. Конечно, злодеи бывают более выигрышными для актера. Играя их, можно позволить себе больше творческой свободы, несомненно. Мне, наверное, придется поискать роль негодяя, потому что в следующей моей картине плохой парень Гэри Олдман вытирает мною пол (смеется).

Ваш рядовой диспетчер в конце превращается в экшн-героя. Вы – суперзвезда, в глазах людей – экстраординарная личность. Но насколько обычным человеком вы можете быть в реальной жизни?

Все эти трансформации – всего лишь актерская игра. Это моя профессия – менять облики, оставаясь в реальности нор- мальным человеком. И это не так уж сложно. Сама жизнь – великое чудо. Хорошо быть живым! Сам факт, что ты по эту сторону травы, – подарок! Что такое быть экстраординарным? Совсем не обязательно быть для этого кинозвездой. Спасать жизни в Африке – это экстраординарная жизнь. Сражаться за свою страну – это экстраординарная жизнь. Я же – просто актер. Ну, иногда сижу вот в красивой комнате в отеле, и мне задают вопросы и фотографируют (смеется). Но не так уж часто, надо сказать. Последние год-полтора я был совсем обыкновенным – работал вне экрана над другими проектами, растил детей… Вот так.

 

Вы сыграли многих реальных персонажей – в «Малкольме Икс», в «Гангстере», в других картинах. Не труднее ли играть ныне живущего или широко известного человека, нежели кого-то выдуманного сценаристом?

Не обязательно труднее. Наибольшее давление я ощущал, когда играл Малкольма Икс. Потому что он умер насильственной смертью, и у всех было свое собственное мнение о нем. Но и в том случае это была просто интересная роль, хорошо прописанная авторами. Это не то чтобы «я хочу его сыграть, потому что он реальное лицо». Просто роль, как таковая, была для меня привлекательной.

Это ваш четвертый фильм с Тони Скоттом: «Багровый прилив», «Гнев», «Дежа Вю» – и вот теперь «Опасные пассажиры…». В чем секрет такого постоянного сотрудничества?

Для меня важно чувствовать себя комфортно с постановщиком фильма. А мы с Тони отлично сработались. С ним очень легко сотрудничать. Не менее важна и степень таланта. У нас с Тони взаимопонимание уже на уровне подсознания. Он знает меня, я знаю его, мы оба дотошные в работе. Он меня заваливает информацией, нужной для фильма, я тоже люблю его озадачить.

Вы теперь тоже режиссер. Чему вы научились у коллег, с которыми работали?

Прежде всего, я научился ценить то, что они делают. Я также знаю теперь, куда смотреть, чтобы найти нужное решение. Раньше я и не представлял, как тяжела эта работа, – теперь куда более терпимо отношусь к тому, что требуют от меня режиссеры. Еще я понял, как мало знал о кинопроизводстве. Я очень стараюсь научиться. Я смотрю, как они строят кадр, как выстраивают сцену, как готовятся к съемке.

 

Можно ли предположить, что материал, который вы хотите исследовать как режиссер, отличается от того, в котором вы заинтересованы как актер?

Для меня режиссура – возможность изучить темы, которые Голливуд предпочитает не затрагивать. Это звучит, может быть, как штамп, но это так. Мои режиссерские устремления далеки от мейнстрима. Я бы не смог поставить такой фильм, как «Опасные пассажиры поезда 123». Это Тони Скотт знает, как снимать такие картины. А я как режиссер вышел из актерской игры, поэтому я силен в плане работы с актерами. Я в этом хорошо разбираюсь. В фильме «Книга Илая» все – сплошные спецэффекты. Играю на зеленом фоне. Почему это не выглядит, как будто мы в реальной комнате?! Где я?!

Вы всегда были политически активны и не стеснялись высказываться по расовым вопросам. Можете поделиться своими ощущениями в связи с избранием Обамы президентом?

Хочу перед ним извиниться. На днях меня просили появиться на благотворительном вечере с участием президента, но у меня были билеты на баскетбол на этот вечер, и я пошел на матч (смеется). Но я не отказал президенту в просьбе представить его на балу в Мемориале Линкольна. Он был очень мил со мной и моей семьей. Что я чувствую в связи с его избранием? Я понимаю всю значимость происходящего. Наиболее важно здесь то, что он лучше всех подходит на эту должность. Его избрало большинство. Я на балу видел Джесси Джексона, который лет 20 назад стал первым чернокожим, баллотировавшимся в президенты. У Джесси были слезы в глазах. Изменило ли это избрание мое мнение об Америке? Каждое мгновение жизни меняет нас и наши мнения. Ваш вопрос тоже меняет мое мнение (смеется). Я не знаю, как афроамериканцы воспринимают своих белых сограждан сегодня, поэтому не буду говорить о том, чего не знаю. Я рад, что Обама – президент. Мне кажется, что раса в данном случае вообще не была проблемой. Он просто был самым лучшим кандидатом на эту работу.

Глядя в будущее, вы планируете заниматься кино и дальше?

Да, я все еще не ищу ничего вне нашего бизнеса. Я ведь не только актер, но еще и продюсер и режиссер.

Дети пошли по вашим стопам?

Мой старший сын был сопродюсером на моем фильме «Книга Илая». Он работает со мной и над другим проектом для телевидения. Дочь сейчас сидит в монтажной, она этим летом проходит стажировку. Мои дети киноманы – куда большие, чем я. Они смотрят тонны фильмов! Младшая дочь поступает в колледж на актерское отделение. Она уже прошла несколько успешных прослушиваний в ряде теа- тральных училищ.

Какой главный совет вы дали бы свои детям?

Тот же, что дала мне моя мама: не усложняй себе жизнь!

Вашингтон переходит на инаугурационное положение

На фоне продолжающегося в США внутриполитического противостояния и бушующей эпидемии коронавируса американская столица готовится к приведению к присяге нового президента. Простых американцев уже попросили сидеть дома и на торжества не приезжать. Тех, кто все же приедет — в особенности с оружием и злонамеренными мыслями в голове,— встретят бойцы Национальной гвардии.

«Если я за что-то боюсь, то за нашу демократию» — так столичный мэр Мьюриель Баузер, представитель Демократической партии, отреагировала на вопрос журналиста об опасениях касательно дня инаугурации. Она уточнила, что в стране есть опасные вооруженные группировки и именно они вызывают у нее тревогу — против обычных протестующих город ничего не имеет.

Власти Вашингтона уже задействовали все 3,7 тыс. городских полицейских, а также дополнительно 2,9 тыс. стражей порядка из других штатов. Национальная гвардия в случае необходимости готова направить в столицу 15 тыс. бойцов. Как рассказали газете The Washington Post источники в ФБР, спецслужбы готовятся к запланированным вооруженным протестам и в Вашингтоне, и около зданий законодательных собраний всех 50 штатов.

«Основываясь на недавних событиях и заключениях разведки, нам необходимо подготовиться к прибытию в Вашингтон значительных групп подготовленных и вооруженных экстремистов для попыток помешать инаугурации»,— написала госпожа Баузер в письме президенту Дональду Трампу с просьбой ввести в столице режим ЧС.

Тот согласился — это значит, что все расходы на принятие экстренных мер и оплату сверхурочного и опасного труда силовиков будут выделены не из местного, а из федерального бюджета.

Госпожа Баузер, губернатор штата Мэриленд Ларри Хоган и губернатор Виргинии Ральф Нортэм во время совместного конференц-звонка условились, что примут меры по снижению явки на инаугурацию. Власти уже попросили профильный департамент отозвать все согласованные заявки на митинги в Вашингтоне с 12 по 24 января. Также до 24 января закрыт доступ к монументу Джорджа Вашингтона. Кроме того, до 22 января продлены и антикоронавирусные меры вроде запрета на прием посетителей в залах кафе.

Властям есть к чему готовиться: в соцсетях обсуждается (по крайней мере обсуждалась до того, как ведущие IT-компании отказались от обслуживания популярной у консерваторов социальной сети Parler, придерживавшейся политики максимальной свободы слова) организация «Марша миллионов ополчений», запланированного на 20 января и призванного помешать инаугурации Джо Байдена. Разговоры о марше замечены в Twitter, Facebook и Telegram. «Хватит позволять им затыкать вам рты»,— гласит одно из таких сообщений, призывающее к вооруженному походу к Капитолию в Вашингтоне и зданиям законодательных собраний каждого из 50 штатов 17 января, в последнее воскресенье президентского срока Дональда Трампа. Под воззванием стоит подпись: «Простой народ, уставший от притеснений».

Тем не менее планов отказа от публичной инаугурации или ее переноса у властей нет. Об этом уведомлены и иностранные гости. Так, посольство РФ в США уточнило, что Россия приглашена на торжественное мероприятие: планируется, что его посетит посол Анатолий Антонов. Напомним, посол Сергей Кисляк посещал инаугурацию Дональда Трампа в 2017 году, а также соответствующую церемонию в 2009 году, когда президентом страны становился демократ Барак Обама. Впрочем, приглашение иностранных послов на президентские инаугурации — неизменная традиция.

Майкл Плэти, агент Секретной службы США, координирующий событие, уверяет, что все пройдет штатно: инаугурация объявлена «национальным мероприятием особой важности», что обеспечивает совместную работу нескольких силовых ведомств. Такую категорию получают лишь самые важные события: например, съезды ведущих партий, ежегодное обращение президента к Конгрессу или финальный матч национальной футбольной лиги.

В безопасности уверен и сам Джо Байден. «Я не боюсь принести присягу под открытым небом. Чрезвычайно важно, чтобы те, кто призывал к разделению, угрожал жизням людей, повреждал общественное имущество и нанес ему большой урон, понесли ответственность»,— сказал он. Что касается темы инаугурационной речи, то новый президент обещал рассказать стране о «начале нового национального пути, который восстановит душу Америки, сплотит страну и проложит ей дорогу в более светлое будущее».

Алексей Наумов

Вашингтон не исключает расширения списка стран, въезд из которых в США будет запрещен | Коронавирус

К настоящему моменту запрет Вашингтона действует в отношении иностранцев, побывавших недавно в Китае, Иране, странах Шенгенской зоны

Власти Соединенных Штатов не исключают, что по мере распространения в мире нового коронавируса список стран, в отношении которых действует запрет на въезд в США, будет расширен. Об этом сообщил журналистам в субботу во время телефонного брифинга представитель Министерства внутренней безопасности (МВБ) США высокого ранга.

К настоящему моменту запрет Вашингтона действует в отношении иностранцев, побывавших недавно в Китае, Иране, странах Шенгенской зоны. С понедельника к этому списку добавятся также Великобритания и Ирландия.

Как объяснил сотрудник МВБ, запрет в их отношении вводился на фоне того, что в этих государствах активно увеличивалось число заболевших. Касательно европейских стран ситуация также осложнялась отсутствием между ними пограничного контроля. «Не стоит воспринимать это как оскорбление в отношении этих стран, это нужно рассматривать как защитную меру», — сказал он.

«Вы не видите в этом списке других стран по той причине, что на данный момент мы не рассматриваем их как потенциально серьезный источник заражения . Если в других регионах мира будет наблюдаться схожий потенциал, они будут рассмотрены на предмет введения ограничений на въезд», — добавил представитель МВБ.

По данным телекомпании CNN, к настоящему моменту в США число случаев заражения новым коронавирусом возросло до 2655, умерли 56 человек.

Вспышка вызываемого новым коронавирусом заболевания была зафиксирована в конце декабря 2019 года в Центральном Китае. 11 марта Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) признала ее пандемией. Случаи инфицирования зафиксированы более чем в 120 странах. Всего в мире, по данным ВОЗ, заразились более 142 тысяч человек, почти 5,4 тысячи умерли.

10 человек пострадали в результате обрушения моста в американском Питтсбурге_Russian.news.cn

Вашингтон, 28 января /Синьхуа/ — Десять человек пострадали сегодня в результате обрушения моста в городе Питтсбург в американском штате Пенсильвания. Об этом сообщили представители власти.

Все пострадавшие получили незначительные травмы, не представляющие опасность для жизни, трое из них были доставлены в больницу, сообщил журналистам начальник пожарной охраны Питтсбурга Дэррил Джонс.

Он добавил, что в момент обрушения на мосту находились четыре автомобиля, в настоящее время выясняется причина аварии.

Мэр Питтсбурга Эд Гейни, в свою очередь, сообщил, что мост, проходящий через парк Hot Dog Dam Dog Park, в последний раз проверяли в сентябре прошлого года.

У президента США Джозефа Байдена в этот день был запланирован визит в Питтсбург, в ходе которого он собирался обсудить состояние инфраструктуры.

В заявлении Белого дома отмечается, что Дж. Байдену известно об инциденте, и он по-прежнему планирует свою поездку в город. «Президент благодарен тем, кто в числе первых поспешил на помощь водителям, находившимся в тот момент на мосту», — указывается в сообщении.

Сотрудники службы экстренной помощи отреагировали на сообщение о «подтвержденном случае обрушения моста» на пересечении проспектов Форбс и Брэддок, который произошел сегодня утром в восточной части Питтсбурга, сообщила служба общественной безопасности Питтсбурга на странице в Твиттере.

В ведомстве также отметили, что в результате обрушения «был поврежден газопровод», добавив, что «в районе ощущается сильный запах природного газа». По этой причине жителей и автомобилистов призвали держаться подальше от этого района.

Согласно анализу, проведенному Американской ассоциацией дорожно-транспортных строителей, более 220 тыс. мостов в США нуждаются в капитальном ремонте или замене, что составляет 36 проц, или более одной трети, от всех мостов в стране.

Исследование также показало, что в число штатов с самым плохим состоянием мостов входят Айова, Оклахома, Иллинойс, Пенсильвания, Миссури и Луизиана.

Самый первый президент. 10 интересных фактов о Джордже Вашингтоне | История | Общество

1. Джордж Вашингтон родился в Вирджинии, в семье владельца табачной плантации. В молодости Вашингтон, не обладавший крупным состоянием, пытался сделать карьеру офицера или землемера, однако поначалу не очень в этом преуспел. Поворотным моментом в его жизни стала женитьба на богатой вдове, Марте Дендридж Кастис. Приданое супруги составляли 17 тысяч акров земли, 300 рабов и особняк в Уильямсбурге. Вашингтон смог повысить доходы своего имения и стать одним из самых богатых землевладельцев Вирджинии.

2. В начальный период борьбы североамериканских колоний с Англией Джордж Вашингтон исповедовал умеренные взгляды и не был сторонником независимости.  После Первого континентального конгресса в 1774 году Вашингтон в письме приятелю писал: «Что касается независимости или чего-либо такого… то я вполне удовлетворён тем, что ни один разумный человек в Северной Америке не желает ничего подобного». Но уже к июню 1775 года конфликт между колониями и Англией обострился настолько, что в условиях начавшейся войны за независимость Джордж Вашингтон принял на себя командование объединёнными силами ополчения: Континентальной армией.

Джордж Вашингтон в 1772 году. репродукция

3. Джордж Вашингтон был единственным и бессменным главой Континентальной армии за всё время её существования. Армия была распущена в 1783 году после заключения Парижского мирного договора, закончившего войну за независимость. В 1784 году началось формирование регулярной армии США, костяк которой составили ветераны той войны.

4. В 1783 году в рядах Континентальной армии возник так называемый «Ньюбургский заговор». Солдаты и офицеры армии, недовольные задержкой зарплаты и отсутствием финансирования обещанных пенсий, вынашивали планы установления военной диктатуры и даже монархии. Роль диктатора или короля отводилась Вашингтону. Сам главнокомандующий, однако, пресёк подобные настроения, сохранив принцип подчинения военного руководства гражданскому.

5. В 1976 году, в год двухсотлетия провозглашения независимости Соединённых Штатов, Джорджу Вашингтону было присвоено звание «генерал армий Соединённых Штатов». Дело в том, что во время войны за независимость Вашингтон имел ранг полного генерала, а после войны, уже в регулярной армии — ранг генерал-майора. В то время это был высший ранг в американской армии. Когда появился следующий ранг — генерал-лейтенанта — он тоже был присвоен Вашингтону, хотя тот уже отошёл от дел, это было знаком уважения ему как верховному главнокомандующему. Однако уже после смерти Вашингтона в армии США появились ещё более высокие ранги: четырёх-, пяти- и шестизвёздные генералы. Чтобы никто не мог быть выше самого первого верховного главнокомандующего, Конгресс посмертно произвёл его в самый высокий ранг.

Джордж Вашингтон, портрет. Фото: репродукция

6. Пост президента США Джордж Вашингтон занял 30 апреля 1789 года, приняв присягу в Нью-Йорке. Решением Конгресса президенту была установлена годовая заработная плата в 25 000 долларов. Будучи обеспеченным человеком, Вашингтон первоначально отказывался от такого вознаграждения, но позже принял оплату.

7. Джордж Вашингтон по сей день остаётся единственным главой Соединённых Штатов, которому во время выборов президента удалось получить 100 процентов голосов выборщиков

8. Президент США Джордж Вашингтон, пробыв на посту главы государства два срока, получил предложение баллотироваться на третий, но ответил отказом. Благодаря Вашингтону сложилась неписаная традиция, по которой один человек не может являться президентом более двух сроков. Нарушить её рискнул только один человек: Франклин Рузвельт, который избирался на пост президента четырежды. Вслед за этим правило, разрешающее занимать пост президента не более двух раз, было официально внесено в Конституцию США.

9. Существует распространённое заблуждение, что первый президент США Джордж Вашингтон, согласно веяниям моды того времени, носил парик. Однако это неверно: на самом деле Вашингтон, рыжий от рождения, лишь покрывал свои волосы пудрой.

10. Новая столица Соединённых Штатов создавалась в период правления Джорджа Вашингтона. Границы будущего федерального округа – территории, не входящей ни в один из штатов – Вашингтон определил сам в соответствии с принятым в 1790 году Актом о местопребывании.  В 1791 году город получил имя Вашингтон в честь первого президента США. Это один из редких случаев в американской истории, когда город был назван не просто в честь живого, но и действующего политического деятеля.

Смотрите также:

человек из Вашингтона арестован в связи со стрельбой в Солт-Лейк-Сити

Полиция Солт-Лейк-Сити реагирует на стрельбу в жилом комплексе в Солт-Лейк-Сити 19 января.
Считается, что угон автомобиля у ресторана McDonald’s рано утром в среду в Вест-Вэлли-Сити и стрельба в Солт-Лейк-Сити связаны, говорят в полиции. . (Джон Уилсон, KSL-TV)

Приблизительное время прочтения: 2-3 минуты

СОЛТ-ЛЕЙК-СИТИ — Арестован мужчина из Вашингтона, обвиняемый в поездке в Солт-Лейк-Сити и стрельбе в другого человека, возможно, в отместку за инцидент со стрельбой в средней школе Хантер.

20-летний Чарльз Уайт в понедельник был заключен в тюрьму округа Солт-Лейк-Сити для расследования нападения с отягчающими обстоятельствами, приведшего к серьезным травмам и краже со взломом при отягчающих обстоятельствах.

19 января, незадолго до 4:30 утра, полиция Солт-Лейк-Сити отреагировала на стрельбу около 750 N. 900 West. Потерпевший, 24-летний мужчина, сообщил полиции, что «по крайней мере двое подозреваемых выбили дверь его квартиры и застрелили его с порога», согласно письменным показаниям полиции. Мужчина был ранен в ногу.

В момент обстрела в квартире также находились несколько несовершеннолетних. Согласно показаниям под присягой, потерпевший сказал детективам, что, по его мнению, одним из подозреваемых был Уайт, и что Уайт обвинял одного из несовершеннолетних в квартире «в том, что он застрелил брата Чарльза в предыдущем инциденте возле средней школы Хантера».

Полиция Солт-Лейк-Сити в понедельник не смогла сказать, когда произошел этот предполагаемый предыдущий инцидент и был ли он связан с расстрелом двух учеников старшей школы Хантер, который произошел шестью днями ранее, заявив, что янв.19 инцидент все еще расследуется.

И несовершеннолетний, и мужчина, в которого стреляли, предоставили полиции информацию об Уайте, «включая скриншоты из социальных сетей, на которых Чарльз угрожает подойти и выстрелить (несовершеннолетнему). В эти скриншоты включены фотографии Чарльза Уайта из его социальных сетей. счет», — говорится в заявлении.

Следователям удалось установить, что Уайт находился поблизости во время стрельбы. Они также определили, что угон автомобиля, о котором сообщалось в Вест-Вэлли примерно за 20 минут до стрельбы, может быть связан, согласно показаниям под присягой.

«После стрельбы Чарльз Уайт продолжал отправлять сообщения с угрозами жертве, заявляя, что он вернется, чтобы закончить работу, и что на этот раз он убьет жертву», — говорится в показаниях под присягой.

Полиция утверждает, что Уайт живет в Вашингтоне и покидал Юту как минимум один раз после стрельбы. Подробности о том, как Уайт был арестован, не были доступны в понедельник.

×

Истории по теме

Другие истории, которые могут вас заинтересовать

Мужчина из Вашингтона получил 25 лет за убийство насильника сестры после встречи с ним в тюрьме

Мужчина из Вашингтона, отбывающий срок за дикую полицейскую погоню, оказался в одной камере с осужденным насильник детей, который когда-то издевался над его сестрой, — поэтому он убил его.

26-летний Шейн Голдсби был приговорен во вторник к более чем 24 годам тюремного заключения за убийство Роберта Мангера, 70-летнего мужчины, отбывавшего 43-летний срок за преступления на сексуальной почве в отношении детей, согласно местным сообщениям.

В своем заявлении в суде Голдсби принес извинения семье Мангера, сообщает KHQ-TV из Спокана.

Шейн Голдсби, 16 апреля 2019 г. (Вашингтонское управление исправительных учреждений)

«Я не могу представить, каково это — потерять любимого человека таким образом», — говорится в его заявлении.«Я извиняюсь перед его женой и всей его семьей. Мне очень жаль, и я надеюсь, что вы сможете исцелиться от того, что я причинил».

МАМА ИЗ ЛУИЗИАНЫ ОБВИНЯЕТСЯ В УБИЙСТВЕ ПОСЛЕ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО ПРИЕМА ФЕНТАНИЛА, КОРМЯЩЕГО ГРУДЬЮ ЧЕТЫРЕХДНЕВНУЮ ДОЧЬ

Он рассказал новостной станции, что его беспокойство из-за того, что он делил камеру с мужчиной, который изнасиловал его сестру, переросло в сильную ярость после того, как ребенок Насильник начал подробно рассказывать о своих преступлениях.

Согласно судебным документам, Голдсби хватал и бил Мангера без сознания сзади ударами руками и ногами, а камеры наблюдения зафиксировали все происходящее. Потерпевший скончался через три дня.

Мангер был осужден в декабре 2019 года за изнасилование детей, растление малолетних и хранение детской порнографии. Предыдущие обвинения Голдсби включали в себя нанесение ножевых ранений, кражу полицейской машины и ранение полицейского штата.

В прошлом году Голдсби сказал штаб-квартире, что просил другого сокамерника, но его проигнорировали.

«У меня столько всего творилось в голове», — сказал он. «В тот момент я не был стабилен. Я не был. Я приближался к этому моменту, потому что (Мангер) постоянно хотел рассказать мне подробности о том, что произошло, что он сделал — о фотографиях и видео, на которых он это делает. вещи.Это нарастало».

Государственные следователи позже установили, что сотрудники исправительных учреждений не знали о связи между двумя мужчинами до инцидента, согласно Spokesman-Review.

Инцидент произошел в исправительном центре Airway Heights в прошлом году

НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ПРИЛОЖЕНИЕ FOX NEWS

Согласно судебным документам, Голдсби в настоящее время содержится в тюрьме штата Вашингтон. Ассошиэйтед Пресс.

Ассошиэйтед Пресс способствовало этому отчету.

Мужчина из Вашингтона, отбывающий пожизненный срок за убийство своей любовницы и репортера Сиэтлского телевидения, скончался в тюрьме Airway Heights

Бывший бизнесмен Ричленда, осужденный за жестокое двойное убийство, скончался, проведя более 30 лет в тюрьме.

80-летний Уильям «Билл» Павлик-младший скончался во сне от рака и других осложнений, говорится в опубликованном на прошлой неделе некрологе его семьи.

Он умер 6 октября в исправительном центре Airway Heights недалеко от Спокана.

Павлик отбывал пожизненное заключение без возможности условно-досрочного освобождения за убийство своей любовницы Дебры Свайгер, 35 лет, и популярного тележурналиста из Сиэтла, Ларри Стурхольма, 46 лет, в 1989 году.

Выпускник Военно-морской академии, был офицером-подводником. Он окончил Уортонскую школу бизнеса, был офицером запаса военно-морского флота и был председателем Совета экономического развития Ричленда.

Павлик и Свайгер, мать двоих детей, встречались полгода.

Пара провела выходные в 1989 году в доме Свайгера Иссакуа. Он начал возвращаться в Три-Сити, когда решил вернуться к Иссакуа, чтобы поговорить с ней о напряженности между ними.

Стурхольм, бывший сотрудник КИРО-ТВ, и Суайгер планировали совместную поездку на Каймановы острова.

«Я хотел, чтобы мы рассказали о Ларри. … Я должен был продолжать ехать домой», — сказал Павлик Tri-City Herald в интервью 1993 года в тюрьме.

Он ждал в доме Свайгера и сначала поссорился со Стурхольмом, который закончился тем, что он нанес ему дюжину ножевых ранений.

Затем он атаковал Свайгера почти 30 минут. Павлик бросил ее умирать, прежде чем попытался покончить с собой ножом. Она умерла по дороге в больницу.

Следователи сначала думали, что он тоже мертв. Он пролежал в ванне с водой восемь часов, пока позже следователи не вернулись с ордером на обыск и не услышали, как он кашляет.

Знаменитость Стурхольма в Сиэтле подпитывала новости о двойном убийстве и повергла в шок Три-Ситис и Сиэтл.

Хотя Павлик позже признался в нападении, он утверждал, что в то время был безумен и не несет ответственности за свои действия.

Но присяжные округа Кинг отклонили этот аргумент, и он был признан виновным в убийстве первой степени при отягчающих обстоятельствах.

Жизнь в тюрьме

Согласно некрологу, отец двоих детей пытался продуктивно провести время в тюрьме.

«С большим раскаянием в своих преступлениях он работал, чтобы помочь другим заключенным в его новой жизни», — написала его семья.«Его стремление улучшить жизнь своих сокамерников было экстраординарным».

Он поддерживал программу University Beyond Bars и помогал с математикой, алгеброй при подготовке к колледжу, управлением малым бизнесом, а также читал лекции по океанографии. По их словам, он гордился тем, что помог десяткам заключенных получить GED.

Он также провел ориентацию для сотен новых заключенных и предложил помощь, чтобы сделать их время продуктивным.

Он помогал руководить группой ветеранов, организацией обеспокоенных пожизненно и другими.

В речи 2016 года на конференции Организации обеспокоенных пожизненно он сказал, что десятилетия участия подарили ему одни из самых запоминающихся моментов.

«Видеть, как люди преодолевают жизненную историю раздоров, борьбы, язвительных унижений, жестокого обращения и сокрушительных поражений, видеть их превращение в успешных людей с недавно обретенной уверенностью в себе и чувством выполненного долга — это незабываемо», — сказал он.

«Это мое сообщество. Поэтому, спустя более четверти века после моего преступления, каждое утро я просыпаюсь с этим вопросом: что я могу сделать, чтобы мое сообщество стало лучше?»

Мужчина из Вашингтона, как сообщается, застрелил друга после спора о Diablo 2

После ссоры из-за украденной добычи в Diablo 2 36-летний мужчина якобы застрелил своего давнего друга в Ванкувере, штат Вашингтон.Сейчас он находится под следствием по делу об убийстве из вторых рук.

По сообщению The Columbian, 36-летний Джошуа Спеллман застрелил своего 34-летнего друга Эндрю Диксона после ссоры во время сетевой игры Diablo 2. Сообщается, что они дружили 26 лет.

Как объяснил Спеллман в интервью местным детективам, Спеллман, Диксон и третий друг, по-видимому, обменивались добычей в Интернете. В какой-то момент «случайный игрок зашел в игру и украл ценную добычу.

После этого несчастного случая «Спелман сказал, что Диксон начал кричать, обзывать и ругать его… в течение трех-пяти минут». Это якобы обострилось до такой степени, что Спеллман пошел лично противостоять Диксону, после чего произошла стрельба со смертельным исходом.

Спор о Diablo 2 предположительно заканчивается убийством второй степени

Джессика Прокоп/Колумбийский Подозреваемый Джошуа Фриман.

Согласно интервью Спеллмана, он сказал Диксону, что его застрелят, если он не успокоится. Эти двое живут на одной территории, поэтому Спеллман взял свой пистолет и пошел к «главному дому».

Согласно судебным протоколам, пистолет Спеллмана находился рядом с его компьютером, и он выстрелил в воздух, прежде чем добраться до главного дома.

На вопрос, почему его пистолет находится там, он ответил: «А почему бы и нет? Это Америка».

Blizzard EntertainmentДобыча в Diablo 2 считается очень ценной для игроков.

В главном доме Спеллман якобы разговаривал со своим отцом, пока не прибыл Диксон. Затем Диксон якобы столкнулся со Спеллманом по поводу угрозы стрельбы и «сократил дистанцию» между ними.Сообщается, что именно тогда Спеллман выстрелил Диксону в туловище, травма оказалась смертельной, несмотря на операцию в юго-западном медицинском центре PeaceHealth в Ванкувере.

Спеллман был арестован и предстал перед судом 17 декабря по подозрению в убийстве второй степени. Согласно Fox12, расследование все еще продолжается.

Наш человек в Вашингтоне

Наш человек в Вашингтоне

Часть 1
ГЛАВА ПЕРВАЯ
T эй выкинул меня из трамвая около полудня.
Ну, на самом деле они меня не кинули, но похоже. Я подошел к открытой двери в передней части машины, поскольку она начала замедляться к моей остановке. Это было холодное дождливое утро весны 1923 года, и когда я собирался выйти, я пытался держать свой сложенный Baltimore Sun под левой рукой, пока я начал раскрывать зонтик. Но троллейбус резко остановился, и меня как бы выбросило на платформу. Я удержал равновесие, ухватился за Солнце и накрыл себя зонтом, хотя свою любимую, а на самом деле единственную шляпу все-таки опрокинул на мокрый бетон.
После получения шляпы, которая не была серьезно повреждена, до магазина Маркони по адресу 106 West Saratoga Street оставалось всего несколько минут ходьбы. Фасад ресторана из серого кирпича и навес в черно-белую полоску только усиливали мрачность того дождливого утра, но я был слишком взволнован обедом с самым выдающимся журналистом Балтимора, чтобы обращать внимание на погоду. Мы встретились, чтобы обсудить, как я пишу статьи для нового журнала, который он планировал. Официант, которого, как я позже узнал, звали Брукс, встретил меня у дверей Маркони, и я быстро сказал: «Джеймс М.Каин знакомится с Г. Л. Менкеном. Я полагаю, что у него зарезервировано время на двенадцать часов».
Большинство людей называют меня Джимом, но в официальных случаях, например, объявляя о своем прибытии куда-либо, я предпочитаю использовать свое полное имя. Я унаследовал это имя от своего отца, который был президентом Вашингтонский колледж в Честертауне, штат Мэриленд, когда я рос. Он был большим любителем имен собственных и титулов: «доктор», «профессор», «председатель». Президент», но он перестал настаивать на этом, потому что всякий раз, когда он это делал, моя мать начинала смеяться.Его тоже звали Джеймс.
Брукс подвел меня прямо к столику в углу, который, как я полагал, более или менее постоянно был зарезервирован для Менкена. И у меня не было никаких проблем, как меня уверял Менкен, с заказом пилзнера. Marconi’s не показывал красного краба, который выставлялся в нескольких ресторанах Мэриленда, чтобы обозначить наличие спиртных напитков. Но было бы трудно представить, что в этом или любом другом цивилизованном заведении или баре в Балтиморе не было бы пива для друга Менкена, учитывая, что к настоящему времени он был ведущим и самым громким мокрым человеком в стране.
Вообще-то это была не первая моя встреча с Менкеном. Это было прошлой осенью, когда я решил взять отпуск на три месяца из Sun , где я все еще был репортером, чтобы отправиться на угольные шахты Западной Вирджинии, чтобы собрать дурь для романа.
Хорошо! Признаюсь, это должен был быть Великий американский роман, или «Г.А.Н.» как Франклин П. Адамс в своей колонке World «Боевая башня» назвал книгу, о написании которой говорил каждый репортер в барах пресс-клубов по всей стране.Для меня Америка олицетворялась в ее маленьких сельских городках, и, проведя некоторое время в Чарльстоне, Западная Вирджиния, освещая судебный процесс над Уильямом Близзардом для Sun, , я решил, что Западная Вирджиния будет местом действия моего G.A.N.
Близзард был президентом Объединения горняков округа 13 и лидером группы шахтеров, устроивших вооруженный марш против некоторых владельцев шахт недалеко от города Матаван. Шахты защищали люди, которых владельцы шахт и государство называли «заместителями шерифа», но на самом деле они были бандой головорезов, нанятых владельцами шахт, чтобы не допустить проникновения профсоюза в шахты.Десять человек были убиты в Матаване.
Blizzard и несколько других майнеров были обвинены в государственной измене штату Западная Вирджиния, но я просто не мог поверить, что прославленный бунт, в какой-то степени спровоцированный, можно раздуть до акта войны. Это казалось хорошей идеей для романа. И мне пришло в голову, что было бы разумно поговорить об этом с Менкеном, который был одним из ведущих специалистов по американскому роману в стране. Я слышал, что ему понравились мои репортажи о Западной Вирджинии для Sun и статьи о конфликте между горняками и владельцами шахт, которые я написал для The Nation и The Atlantic Monthly. На самом деле именно Менкен порекомендовал меня редактору Atlantic Эллери Седжвик. Откровенно говоря, тогда я трепетал перед Менкеном, как маленький мальчик, который только что получил на своем мяче автограф Бейба Рута. Но именно произведение Atlantic побудило меня как писателя стать пелагической рыбой, плавать в глубоких водах.
Итак, я попросил о встрече с ним, и вдруг однажды он появился за моим столом на краю, где я работал редактором. Он пододвинул стул напротив моего, и мы болтали минут десять.Но при той первой встрече, хотя я и знал, что нахожусь в присутствии гения, должен признать, что был разочарован. Мне нужен был совет, как подходить к роману, и я был удивлен, узнав, что Менкен ни черта не знает о нем. «Два года из жизни человека — это роман», — таков был смысл его совета.
Я поехал в Западную Вирджинию, несколько недель копал уголь, вступил в профсоюз, поговорил с шахтерами и владельцами шахт, а затем вернулся в Балтимор и два месяца пытался собрать все воедино для G. А.Н. Я решил, что просто не могу написать роман, и мне пришлось вернуться к Солнцу и признаться любому, кто спрашивал, что Великий Американский Роман все еще не написан.
Великий человек еще не прибыл, поэтому я уселся дочитать утром Baltimore Sun о курьезной смерти Чарльза Крамера, юрисконсульта Бюро ветеранов в Вашингтоне. Хотя власти решили, что это было самоубийство, некоторые люди предполагали, что Крамер был убит, чтобы заставить его замолчать о коррупции в Бюро ветеранов.Директор бюро Чарльз Форбс, ловкий политик, помог Уоррену Хардингу победить в штате Вашингтон на выборах 1920 года. В качестве награды Forbes, также близкий друг президента, получил работу в Бюро ветеранов, и он быстро стал известен как «придворный шут лучших умов в правительстве», что вызывает настоящий смех. Forbes также был карточным игроком в покерном кабинете Хардинга. Но он ушел в отставку вскоре после смерти Крамера на фоне широко распространенных слухов о том, что Бюро ветеранов кипит коррупцией и скандалами. Крамер, как юрисконсульт Forbes, должен был знать — или должен был знать — о пустяках в бюро, и если бы он не был замешан, то чувствовал бы себя виноватым за то, что не разоблачил их. Самоубийство было правдоподобно, как и убийство, хотя нечасто встретишь его в федеральном правительстве.
Мое внимание привлек тот факт, что первым человеком, сообщившим о смерти Крамера, была Мэри Робертс Райнхарт, писательница детективов. Райнхарты были соседями и друзьями Крамеров, которые жили на Вудли-роуд, через дорогу от парка Уордман, где у Райнхартов есть квартира.На самом деле Крамер купил свой дом у президента Хардинга, который жил в нем, когда он был в сенате. К тому времени слухи о взяточничестве в Вашингтоне были настолько велики, что говорили, что Крамер заплатил Хардингу за дом намного больше, чем рыночная стоимость, чтобы «купить» его государственную должность в Бюро ветеранов. Это была полупилснерская история, такая же сочная, как пиво было влажным.
Закончив, я посмотрел на часы: 12:05. Наш обед был в полдень, так что я знал, что могу ожидать, что Менкен войдет в дверь в любой момент.Недавно я прочитал набросок Менкена в «Умном наборе » Джорджа Джин Натана. Натан сказал, что его соредактор «никогда не опаздывает на встречи». Он также сказал, что Менкен опоздал только на один поезд в своей жизни, а он ездил на поездах много, потому что раз или два в месяц ездил в Нью-Йорк издавать журнал.
Натан также сказал: «Больше всего ему не нравятся методисты, преподаватели колледжей, передовицы газет, бродвейские рестораны, реформаторы, актеры, дети, художественная литература в журналах, низкие воротнички, обеды вне дома, Новая свобода, сухой закон, сексуальная гигиена, Нация. , безалкогольные напитки, женщины до тридцати, особенно писательницы, социализм, моральная теория мира и патриотизм, который наделает шума.Он не проявляет никакого интереса к спорту. Он отвергает все христианство и является пожизненным противником пуританства во всех его формах». сутулый и несколько полноватый, в синем саржевом костюме, в черных начищенных туфлях с высоким голенищем, в темном красно-синем полосатом галстуке, завязанном на высоком накрахмаленном воротничке. прямые волосы были зализаны и разделены пробором посередине.Его глаза блестели, у него был твердый подбородок и удивительно нежный рот, учитывая, сколько возмутительных, порой язвительных мыслей вылетало из него. У него были крепкие, белые, но неровные зубы, дерзкий нос-кнопка и оттопыренные уши. Лицо у него было розоватое, хорошо вымытое, а большие бледно-голубые глаза, казалось, наводили на мысль, что все человечество изумлено им. Он курил один из своих вилли, который в основном был наклонен вверх во рту. Ему было немного за сорок, но бывали моменты, когда он выглядел на пятнадцать.
— Ну, Каин, я вижу, ты рано, — сказал Менкен, когда я встал, чтобы пожать ему руку. А затем, взглянув на мой высокий бумажный стаканчик, в котором Брукс принес мой пилзнер, добавил: «И мистер Брукс позаботился о вас. Боже! Я хочу пить больше, чем пицвитерианский священник».
Менкен любил пресвитериан не больше, чем методистов. Затем, показывая, что нам обоим следует сесть, он сказал: «Мистер Брукс, я рад видеть, что вы все еще не боитесь этой шайки неприкрытых ублюдков, налоговых агентов. Я буду пилснер. В самом деле, принесите мне два, и мистер Кейн, возможно, будет готов для другого.
Я кивнул в знак согласия, и Брукс удалился. «Я редко пью до пяти и никогда, когда мне нужно что-то написать, — сказал Менкен, — но я Я закончил в течение дня. Я закончил свою колонку сегодня утром.
«О чем она? — если вы не возражаете, если я спрошу.»
«Нисколько. Запрет. Этот ужас государственного регулирования не цивилизован, и мы не должны с этим мириться. У нас это уже больше двух лет, и что же сделано? Все хорошие спиртные напитки, пиво и вино стоят в три-четыре раза дороже, чем раньше, а это значит, что бедняки больше не могут себе их позволить, а богатые пьют больше, чем когда-либо.Обедать наедине, кроме как с богатыми, уже не очень приятно. Если подают напитки, вы не решаетесь их глотать; если их не обслуживают, вы хотите, чтобы ваш хозяин был в аду. Производство домашнего самогона достигло колоссальных масштабов, и почти десять процентов его, за исключением, конечно, моего, составляют помои. А бутлегеры неприлично богатеют.»
Я выразил согласие, подняв чашку, чтобы произнести тост по комнате, где некоторые люди возле нашего столика, казалось, слушали барда.
Поднявшись и приветствуя аудиенцию, Менкен извинился и пошел наверх в мужской туалет: «Надо умыться, Каин, чтобы всякие чертовы микробы не атаковали мои внутренности. Натан говорит, что я мою руки двадцать четыре раза в день. … Это номер восемь». Направляясь к лестнице, держа сигару в одной руке, он помахал другим людям, сидящим в ресторане, большинство из которых, казалось, знали его.
Я действительно не обращал особого внимания на Менкена до тех пор, пока не вернулся из Франции, где служил в А.Е.Ф. во время войны. Затем однажды я читал колонку Менкена под названием «Банкомбский карнавал», и к тому времени, когда я дошел до места, где Менкен назвал генерала Леонарда Вуда «напыщенным старым дронтом с манией преследования», я понял, что открыл что-то новое. и разные.
Я помчался и купил копию Умный набор и нашел то же самое. Затем я прочитал все книги Менкена, которые смог найти, в том числе немало его монументальной книги « Американский язык», , опубликованной в 1919 году, написанной в то время, когда Менкен был изгнан из своей колонки «Вечернее солнце » из-за симпатии к Германии.Я также разыскал старые выпуски The Smart Set в парикмахерских, домах друзей и библиотеках. После того, как я прочитал столько, сколько смог найти, я понял, что мое письмо никогда не будет прежним.
Брукс прибыл с тремя высокими бумажными стаканчиками пилзнера как раз в то время, когда Менкен вернулся из мужского туалета и плюхнулся в кресло. Он быстро взял одну из двух чашек, стоявших перед ним, и выпил ее прямо до дна, почти одним глотком. Выглядя с большим облегчением, он протянул свою чашку тем, кто в ресторане смотрел на нас, и сказал: «Еще один тост за Эндрю Дж.Вольстед».
Тогда он сказал мне: «Ты так и не сказал мне, как ты поступил с этим своим романом, Каин. Мне понравилась идея — разгневанный божий человек пытается разрушить систему, которая душит его народ. Как же получилось?
— Слишком много репортажей, — ответил я, не желая вдаваться в мою неудачную попытку сочинить роман. В конце концов я сказал: «Черт с ним!» Наверное, я не романист.
— Не сдавайся, — сказал Менкен, его глаза раскрылись, как блюдца.«Мне очень нравится твоя работа», — и он быстро полез в карман пальто и вытащил вырезку из журнала, в которой я узнал мою статью Nation . «Западная Вирджиния еще молода, — сказал он, начав читать с ярлыка, — может быть, у нее есть признаки промышленного несварения, или ее болезнь может быть более серьезной. Дайте ей столетие или около того. застрели пианиста и потребуй новую партитуру».
Пока Менкен продолжал, я начал думать, что, может быть, он подтверждает то, что я уже решил, что я пишу статьи, а не романист.
«Хороший материал,» ​​продолжал он, «ваша статья Atlantic тоже была прекрасным произведением. скажем, ты пишешь так же хорошо, как Ред Льюис, и когда-нибудь ты совершишь прорыв, как он…»
Я начал было бормотать «спасибо» за комплимент, но Менкена, как всегда, было трудно перебить.
«Вы читали Бэббит ? Что за роман! Я помню, когда Натан и я впервые встретились с Льюисом.Его представил редактор Boni and Liveright. У Рэда уже была пара статей в журнале, но мы еще мало о нем знали. Это большой, высокий, рыжеволосый парень с рябым лицом, почти такой же красивый, как ты, Кейн, и он обнял нас с Натаном и сказал на пародийном немецком диалекте: ты? Ну, позвольте мне сказать вам кое-что. Я лучший писатель в этой чертовой стране, и если вы, Джорджи, и вы, Хэнк, не знаете этого сейчас, вы скоро узнаете, что это чертовщина!
«Господи! Нам с Натаном не терпелось выбраться из этой квартиры, и когда мы оказались на улице, я сказал: «Из всех идиотов, которых я когда-либо видел, этот тип самый худший!» Это было в 1920 году.Что ж, несколько дней спустя кто-то прислал мне галеры с Мэйн Стрит. Я был в Балтиморе, и когда я прочитал это, я сел за пишущую машинку и написал Натану: «Возьмись за поручень, успокойся и приготовься к ужасному потрясению. Я только что прочитал книгу того болвана, с которым мы познакомились, и, ей-богу, он сделал свое дело!
«Теперь он сделал это снова с Бэббитом. Я думаю, в этом нет никаких сомнений, он один из хороших — не так хорош, как Драйзер, но чертовски хорош. Но он точно одурачил нас.Так что не сдавайся, Каин».
Я начал качать головой, но он отрицал мое явное уныние.
«Черт, Каин, всем молодым писателям нужно собрать достаточно листков отказа, чтобы оклеить комнату. Скотт Фицджеральд сказал мне, что у него их сто пятьдесят наклеено на стену. Я сам накопил их целую тачку, прежде чем добился успеха. Теперь вы опубликовали статьи в нескольких первоклассных журналах, и к вам приковано внимание. Не время останавливаться.»
Я был сбит с толку манерой речи Менкена и не мог ее понять.Но в конце концов я решил, что это чисто балтиморский язык, но на нем говорит балтиморец, который использует идеальную грамматику и четко произносит каждое слово, не бормоча. Голос у него был сочный, с наложенным на лай городского редактора, но немного шутливый, немногословный и высокий, как будто он разговаривал с кем-то наверху. Но у него также была небольшая тенденция исчезать в конце предложения, как будто он ждал, чтобы дать вам шанс врезаться, что он делал редко.
— Не знаю, — ответил я. «У меня есть еще одна идея для истории об оперном певце, который совершает преступление — или, может быть, это делает его подруга — и после этого он никогда больше не может начать петь, потому что его знаменитый голос приведет к ним полицию.Я играл с ним с тех пор, как пять лет назад преподавал в школе в Честертауне, но сейчас мне не хочется его пробовать. Может быть, какое-то время я буду писать для журналов — вот почему я так обрадовался вашему звонку». был передан Натану и Менкену в 1908 году, когда Манн продал его Джону Адамсу Тайеру, который вскоре потерял к нему интерес. Теперь Натан и Менкен при поддержке издателя Менкена Альфреда А.Кнопф планировали начать новый журнал под названием The American Mercury. Все это было очень засекречено, и Менкен заставил меня поклясться «кучей готдамских Гутенбергов», что проект будет храниться в тайне, по крайней мере, какое-то время. Они были вовлечены в сложную схему продажи Smart Set компании Hearst и не хотели, чтобы слухи о новом журнале разошлись, пока сделка не будет завершена. Когда Менкен позвонил мне, чтобы договориться об обеде у Маркони, он упомянул новый журнал и сказал, что хочет поговорить со мной о написании статей для него.Его звонок пришелся мне как нельзя кстати.
Поработав некоторое время в Sun, , когда я вернулся с попытки написать роман, я вдруг решил, что я не очень счастлив и не очень хорош как репортер. Я никогда не мог до конца поверить, что это имеет какое-то значение, узнает ли общественность полное имя и адрес пожарного, пострадавшего при пожаре.
Мой отец был уволен с поста президента Вашингтонского колледжа и теперь был вице-президентом компании United States Fidelity and Guaranty Company в Балтиморе, где он познакомился с Енохом Гэри, президентом St.Колледж Святого Иоанна в Аннаполисе. Через отца я познакомился с Гэри, который предложил мне работу преподавателя журналистики в Сент-Джонс. Я начну преподавать этой осенью.
Я изучал меню, как вдруг Менкен выпалил: «Каин, мой мальчик, этой стране нужна не хорошая пятицентовая сигара, как говорил старый Том Маршалл, а хороший пятидесятицентовый журнал, написанный и отредактировано для «Забытого человека» Уильяма Грэма Саммерса.
«Кто это?»
«Вы, я, нормальный образованный, благожелательный, просвещенный гражданин среднего меньшинства.Идея состоит в том, чтобы вбить клин между либералами, которые всегда гоняются за бабочками, и консерваторами. Должно быть много молодых парней, которых отталкивает либерализм, но которые не могут согласиться с The North American Review. Я хочу их вывести, расшевелить зверей! Одна только мысль об этом делает меня снова молодым.»
«Ну ладно, раз уж нам нужен голос Забытого Человека, что не так с Умным набором ? Кажется, у вас с Натаном все в порядке.»
«А! Мне не нравится его название — никогда не нравилось! Звучит как модный журнал для тех людей, которые доставляют мне боль в заднице. Со своей аудиторией я ограничиваюсь литературой и книгами. Но сейчас меня больше интересует политика и то, что можно назвать общественной психологией. Натан, конечно же, сразу же продолжил бы с «Умный набор», , возможно, позволил бы мне немного заняться политикой. Но Кнопф, который хочет издавать журнал, о котором я говорю, говорит, что не будет покупать «Умный набор». Это должен быть новый журнал или ничего, и я согласен.
«Они могут выглядеть как собачьи какашки, — сказал он, — но вкус у них замечательный». Я заказал яйца Бенедикт. Затем мы перешли к делу дня. профили — и, посмотрев на него несколько минут, Менкен сказал, что они действительно составляют непрерывный ряд американских типов — рабочие лидеры, баббиты, министры, феминистки, профессора, сторонники прогибиционизма, авторы передовиц, благодетели и т. д.Ему понравилось это предложение, он предложил назвать серию «Американские портреты» и написать их в том же стиле и с той же глубиной, что и моя работа Atlantic .
Я начал с энтузиазмом говорить о первом, что я хотел сделать, — о лидере профсоюзов, очевидно, благодаря моему опыту в Западной Вирджинии. «Большинство газет, — сказал я, — изображают его радикалом, а либеральные журналы изображают его пылким идеалистом с высокомерным лбом и блестящими глазами, готовым освободить угнетенных, отменить потогонную работу и завтра же основать братство людей. Но на самом деле он самый крутой, самый хитрый, самый предприимчивый выживший, который пробивался сквозь ряды горняков, сталеваров, сборщиков или кого-то еще.»
«Вот оно, Каин мой мальчик. Вот он, рабочий лидер. Я часто спорил с капиталистами против капитала, и они обычно вежливы и терпимы. Но я никогда не встречал профсоюзного лидера, который бы выслушал аргумент против профсоюзного движения. Они предпочитают слышать и читать ту же галиматью, которую весь день слышат от своих коллег в профсоюзном зале и благоговейного духовенства, утомляющего их благочестием по воскресеньям.Постарайтесь сделать это для первого номера, который мы надеемся выпустить в следующем январе. в дыму он сказал: «А как насчет некоторых вашингтонских типов — конгрессменов, сенаторов, членов кабинета, всех этих жуликов?»
Я помедлил с минуту: Вашингтонское задание на Sun. На самом деле, я не проводил там много времени с тех пор, как до войны я работал в универмаге Канна и брал уроки вокала.Я не уверен, что захотел бы писать о Вашингтоне, не проведя там еще немного времени, собирая дурь. Вы даже можете немного подождать с фигурой лидера труда. Господи, расследовать нечестных политиков должно быть весело. Я мог бы даже присоединиться к вам. Я немного устал от изящной словесности мира Smart Set. Я знаю, что мы добираемся до некоторых молодых интеллектуалов и способных студентов колледжей, но я думаю, что большинство наших читателей — это толстые дамы, пытающиеся не заснуть в пульмановском вагоне после плотного обеда.Натан доволен этим, а я нет. Когда я только начинал в этом бизнесе, литература, книги и идеи были моим главным интересом — разоблачение шарлатанов, которые держат эту страну в интеллектуальном коконе. Но все меняется. У нас есть Драйзер, и Льюис, и Кейбелл, и Хергесхаймер, и молодой Фицджеральд, и есть и другие. Нашу литературу наконец вытащили из бочки с мукой, в которой она находилась большую часть девятнадцатого века. Кроме того, я сделал преподавание в колледже сомнительной профессией.Это настоящее достижение!»
Увидев свою долю профессоров в отцовском колледже, я кивнул в знак согласия.
«Политика, вот что меня сегодня волнует». мефистофельский блеск в его глазах буквально осветил комнату.Вынув сигару и предприняв безуспешную попытку высыпать пепел в пепельницу, он приготовился начать один из своих монологов, сделав паузу, чтобы откусить от колбасы, которая только что прибыл вместе с моими яйцами Бенедикт.»Ааааа, вкусно», сказал он. Затем, откусив еще кусочек, он начал: «Демократия, знаете ли, своего рода веселящий газ: она ничего не лечит, но облегчает боль. Не поймите меня неправильно. правительство. Мы платим большие налоги, но мы также наслаждаемся гигиеническим смехом в вечерней прохладе. Наши правители не полубоги. Они просто клоуны и негодяи, над которыми нужно смеяться, даже когда они всерьез».
Он внезапно остановился, на мгновение глубоко задумавшись, когда напал на свою сосиску.Затем резко, сверкая глазами, он продолжил: «Эдмунд Уилсон говорит, что я отдалился от американской жизни и наблюдаю за двадцатым веком из уединения своего дома на Холлинс-стрит. а если я поставлю маленькие серые клетки, которыми хвастается британский детектив Эркюль Пуаро из произведений Агаты Кристи, мы сможем узнать правду о смерти Крамера и о том, что происходит в Вашингтоне. заключается в том, чтобы скрыть это, а не смыть его.Кроме того, я хотел бы попробовать себя в роли детектива. Я имею в виду, что если даже эти болваны в штаб-квартире полиции могут сообразить, что большинство убийств совершаются злыми, ревнивыми, страстными или жадными супругами, то я должен быть в этом хорош. — но не на местное самоуправление, я вижу в вас частного сыщика, вроде Шерлока Холмса, только играющего на пианино вместо скрипки. И, честно говоря, я лучше буду доктором Ватсоном для вашего Шерлока Холмса, чем буду собирать наркотики для кого-то по имени Геркулес Паро.
«Почему?» спросил Менкен, «и это Геркуол Пваро, а не Геркулес Паро».
«Хорошо, Пваро. Я знаю, ты ненавидишь Конан Дойля, но…
— Тупой осел, — перебил Менкен. — Настоящий шарлатан, мистик, верящий в призраков. Как можно принимать его всерьез?»
«Так кто же всерьез воспринимает Бетховена или Шопена как людей? Их жизнь нельзя было назвать образцовой. Но их творения достигли бессмертия — как у Дойла.
— Вы имеете в виду Шерлока Холмса?Вы, конечно, не можете поверить, что кто-то по имени Эркуол Пваро достигнет такого же бессмертия.»
«Шикарно, вы не можете сравнивать Бетховена с А. Конан Дойлем.»
«Я не. Я сравниваю Шерлока Холмса с Девятой симфонией».
«Полагаю, больше людей знакомы с симфониями Бетховена, чем с человеком», — признал Менкен.
«И о Шерлоке Холмсе слышало больше людей, чем о симфониях Бетховена. Это бессмертие!»
«Возможно, ты и прав, — сказал Менкен, выпуская дым из сигары и глядя на поднимающуюся к потолку сигару.Я думал, что сделал точку, но я не был уверен. На самом деле, фраза «может быть, ты и прав» часто оказывалась его способом вежливо положить конец разговору на эту тему.
Прежде, чем он смог восстановить свой словесный импульс, я решил, что мне нужна передышка. Я закончил есть, поэтому извинился и пошел в мужской туалет. Менкен отмахнулся от меня с сигарой в руке, а другой рукой поманил Брукса принести еще одну порцию пилснеров. Когда я вышел из комнаты, я увидел, как он взял Sun и начал читать о смерти Чарльза Крамера.
В мужском туалете я не мог не размышлять о своей второй встрече с Менкеном. В его гениальности сомнений не было. Этот человек был просто потоком слов, идей и наблюдений. Я достаточно читал Менкена, чтобы знать, что его мышление представляло собой смесь Дарвина, Ницше, Джулиана Хаксли и Шоу. Но я также помню, как он сказал во время нашей первой встречи в Sun , что он никогда не читал Алису в стране чудес !
Я не мог в это поверить. «Алиса » — это просто история о маленькой девочке, которая последовала за белым кроликом в нору — самая незамысловатая идея, какую только можно себе представить.Всякий раз, когда я чувствую импульс быть важным, я напоминаю себе Алиса, один из величайших романов, когда-либо написанных. Тем не менее Менкен никогда не читал его. Это также книга, которую Менкен никогда бы не написал. На самом деле маловероятно, что Менкен когда-нибудь сможет написать роман — и все же он, возможно, является ведущим в стране арбитром нашей беллетристики.
Среди наших молодых интеллектуалов он также был лидером того, что некоторые называют второй американской революцией, послевоенным восстанием против современной американской культуры, особенно в университетских городках.И он совершенно откровенно заявил о своей цели: «бороться с насмешками и инвективами против американской набожности, глупости и консервной морали, прогрессистов, профессиональных моралистов, методистов, остеопатов, христианских ученых, социалистов, налогоплательщиков, короче, всей доктрины демократии. »
Редакторы The Liberator и Yale Review, , которые до недавнего времени полностью игнорировали его, теперь регулярно его цитируют. Новая Республика, , настаивая на том, что она не всегда согласна с ним, с нетерпением ищет его авторство. The Nation, , критиковавшая его книгу о Джордже Бернарде Шоу и публиковавшая статьи ведущего пуританина Стюарта Шермана с нападками на Менкена, теперь держала его на вершине как редактора. Многие писатели цитировали, хвалили или спорили с ним: Фрэнк Харрис, Олдос Хаксли, Эрнест Бойд и Эдмунд Уилсон. Как сказал один критик: «Было бы трудно представить, чтобы кто-то согласился со всем, что сказал Менкен, но почти немыслимо, чтобы кто-то мог быть к нему равнодушен.Один из тех, кто не мог игнорировать его, — это Уолтер Липпманн, редактор редакционной страницы New York World. Он описывает его как «самое сильное личное влияние на все это поколение образованных людей». из Балтимора, который называет вас свиньей и идиотом и усиливает вашу волю к жизни».
Без сомнения, очаровательный персонаж. Когда он прыгал по столу среди своих друзей в комнате, Брукс прошел мимо и сказал:Менкен велел передать вам, что Эркюль Паро…
«Пваро», — поправил я его.
«Пваро пошел к телефону и скоро вернется».
«Спасибо, Брукс, вы очень невозможное имя».
«Так кто же такой Эркюль Пваро?»
«Геркууууул Пваро, — сказал я. — Он детектив из новой книги британской писательницы по имени Агата Кристи». — сказал несколько надменно Брукс, направляясь к другому столу.
— Ну, я тоже, — сказал я себе.И, ожидая возвращения Менкена, я начал читать редакционную страницу утреннего Sun. По правде говоря, я ненавижу редакционные статьи и авторов редакционных статей. Они сидят одни в офисе, высоко над сводящей с ума толпой, и пока они сидят, снизу доносятся тихие голоса. Услышав их, они погружаются в долгий сон, и во сне их руки, держащие карандаши, начинают писать. Голоса внизу настолько тихие, что их вообще мало кто мог слышать, но эти люди их слышат. Это «Голоса народа».Во всяком случае, так утверждают авторы редакционной статьи.
Жители Балтимора сегодня утром комментировали недавнее заявление генерального прокурора Гарри Догерти, который в 1920 году был руководителем кампании Хардинга. Несмотря на слухи об обратном, в объявлении говорилось, что президент Хардинг «будет кандидатом на повторное выдвижение в следующем году. Вашингтон.Не будет ли благоразумнее, предположил Голос, немного подождать и посмотреть, что будет дальше? В конце концов, почему юрисконсульт Бюро ветеранов покончил жизнь самоубийством? Или это было убийство?
Я сам размышлял об этом, когда Менкен вернулся после телефонного звонка. Как обычно, у него, казалось, был ответ: «Каин, как вы знаете, когда вы хотите что-то выяснить, хороший детектив, как и хороший репортер, идет к источнику. Поэтому я, естественно, позвонил Мэри Райнхарт, чтобы узнать, что она знала. о смерти Крамера.Я просмотрел ее первый роман, Круговая лестница, вместо Умный набор еще в восьмом. Тогда это произвело сенсацию, потому что, хотя это была обычная загадка, в ней был какой-то смысл». не уверен, как она отреагирует на меня. Она очень патриотична. Она знала бы, как и почти все, что я поддерживал немцев во время войны, чтобы сделать мир безопасным для демократии — одно из самых чудовищных тщеславий покойного Вудроу.
Он, конечно, имел в виду бывшего президента Вудро Вильсона, который еще не умер, но в значительной степени заперт в своем доме на С-стрит в Вашингтоне. Менкен часто называл Вудро «покойным», возможно, имея в виду «бывшего «, хотя, может быть, он считал его уже мертвым.
— Чертовски хорошая идея, позвонить ей, — сказал я. — Что она сказала? . Вы, вероятно, не знаете его. Он бывший редактор Collier’s , а теперь вашингтонский корреспондент New York Evening Post .
«Я его не знаю».
«В любом случае, Марк хочет поговорить с ней о Крамере, Forbes и Бюро ветеранов. И сама Мария копается в этом. Говорит, что может добавить несколько смертей и использовать кое-какие дела о коррупции в Вашингтоне в качестве фона для загадки.
— А как насчет Крамера? Будет ли он одним из смертей?»
«Не сказал. Мэри знала Крамеров, потому что ее муж, доктор Стэнли Райнхарт, работает в Бюро ветеранов. Сейчас она не могла вдаваться в подробности, но сказала, что если мы завтра придем к ней пообедать в «Уилларде», она расскажет нам все, что знает.
Менкен сделал паузу, чтобы сделать хороший глоток пилснера.
«Так, черт возьми, Каин, — бросил Менкен, — я думаю, мы должны пойти за ними. Давай пообедаем с Мэри и послушаем, что она скажет.
— Я думаю, — ответил я, — что ты слышал звон колокола и, как старый пожарный репортер, рвешься вперед. «Это тоже, — признал Менкен, — но эта история особенная. Говорю тебе, Каин, коррупция неотделима от демократии. Де Токвиль указал на это много лет назад.Я был на республиканском съезде в Чикаго, где они выдвинули Гамалиэля, и все знали, что он был марионеткой, поставленной туда большими деньгами, когда съезд не мог согласиться с Леонардом Вудом или Фрэнком Лауденом. Вуд мог получить его, но он отказался позволить нефтяникам диктовать ему.
Менкен сделал паузу, чтобы сделать еще один здоровый глоток пива и заказать две чашки кофе у Брукса. «Но, ей-богу, этот республиканский съезд 1920 года был жалким! Мы должны были приносить свои спиртные напитки в чемоданах и боялись, что наши комнаты будут подвергаться обыску каждый день.
«Но, оооо, съезд Демократической партии в Сан-Франциско, это было нечто другое. Как только делегаты оказались в своих комнатах, появились красивые, хорошо одетые барышни, спрашивая, что бы им выпить. Некоторые из делегатов были подозревал и выгнал дам вон, опасаясь засады налоговиков. Но не меня. Действительно, однажды утром после вечернего обильного пьянства я проснулся со странной женщиной в своей постели. Сначала я подумал, что она блудница, но она обернулась казалась очень респектабельной, хотя я был либо слишком устал, либо слишком пьян, чтобы использовать ее плотски.Я действительно встретил там прекрасную молодую леди, задницу пирсинг — и у нее была хорошенькая — актриса по имени Джейн О’Рорк. Однажды утром я проснулся на пляже в заливе Полумесяца рядом с этой красивой ирландской девкой. Я влюбился в нее по уши. Но роман остыл — не знаю почему, хотя, на мой вкус, она немного растолстела, когда вернулась в Нью-Йорк. Все, кто нас знал, думали, что мы прелюбодействуем, но, как ни странно, это было не так.
«В любом случае, вернувшись в Сан-Франциско, вскоре стало известно.Независимо от того, что вы заказали выпить, вы получили бурбон. Бурбон из первой отбивной, и счет не прилагается. Это были комплименты мэра Джеймса Рофа, который почти — но не совсем — убедил меня в том, что Бог иногда создает хороших политиков.
«Хардинг, по-видимому, тоже угощает мальчишек хорошим алкоголем на своих покерных вечеринках. Черт, Каин, держу пари, что через месяц мы узнаем все, что происходит в палаточном шоу Гамалиэля. Что скажешь, мой мальчик? Обращаюсь к вам?»
«Конечно, почему бы и нет? У меня есть время, прежде чем я пойду на работу этой осенью.
Наступило некоторое молчание, пока мы обдумывали то, о чем только что договорились. Потом я сказал: «Как вы думаете, с чего нам начать наше маленькое расследование?»
«Один из способов — попытаться купить разрешение на взять виски с правительственного склада. Это показало бы, как работает система, и, честно говоря, мне нужно еще немного выпивки. До Сухого закона я продал свой «Студебекер» за триста пятьдесят долларов и запасся всевозможными спиртными напитками и пивом для себя и «Субботнего ночного клуба» — джина хватило на два года и семьсот бутылок пива.Но между Редом Льюисом и клубом я чуть не напился до дна».
Он помолчал достаточно долго, чтобы заметить, что два человека, сидевшие рядом с нами, внимательно слушали. Затем он продолжил свой монолог: «У меня тоже была ранняя катастрофа. с одной из моих партий домашнего самогона. Я разлил их по бутылкам слишком рано, а потом выставил на заднем дворе именно в том месте, где летнее солнце попадало на бутылки в самое жаркое время дня. Мужчины рядом с нами качали головами и корчили рожи, показывая свое сочувствие.
» Однажды субботним вечером, — продолжал Менкен, — когда начали прибывать первые члены клуба, мы услышали громкий хлопок на заднем дворе, как мины, взрывающиеся на Фландрских полях.Мой брат Август, одетый в боксерские перчатки и прикрытый ширмой, вошел в пролом и вернулся, чтобы доложить, что почти вся партия испорчена. Восток? — спросил один из мужчин за соседним столиком.
— Несмотря на ту катастрофу, из которой я многому научился, я живу. И я думаю, можно с уверенностью сказать, что я был первым человеком к югу от линии Мейсона-Диксона, который сварил домашнее пиво, пригодное для питья. Сейчас я провожу семинары — по десять учеников одновременно.Но при одном условии, что каждый ученик согласится учить еще десять. Это моя война против Благородного Эксперимента».
«Я подпишусь, хотя мой самогон неплох».
«Без сомнения, — сказал Менкен. — Это достаточно просто сделать, легко, как вырвать зуб. Партию сусла можно приготовить за час, и важно исследовать дрожжи под микроскопом. Брожение заканчивается через четыре или пять дней и две недели после розлива в бутылки — если вы не сделаете это слишком рано и не держите его на солнце — напиток готов к употреблению.Но вы будете удивлены, узнав, сколько тупых собак, прошедших курс, так и не перешагнули через тошнотворный Malzsuppe, пригодный только для полицейских и руководителей воскресной школы.
«Вот что я тебе скажу, Каин. Завтра мы с Мэри начнем с обеда в «Уилларде». Мне сейчас нужно бежать, но мы можем поговорить утром в поезде до Вашингтона».
Потом вытащил из жилетного кармана большие часы, посмотрел на них, сделал последний глоток кофе, показывая, что мне следует сделать то же самое. Пришло время уходить.
Перед уходом Менкен вручил мне несколько машинописных страниц и сказал: «Вот, Каин, прочитай это.Это черновик нашей первой редакционной статьи для нового журнала, который мы с Натаном сделали. Он дает вам некоторое представление о том, чего мы пытаемся достичь».
И мы разошлись; Менкен взял такси до Солнца Когда моросящий дождь прекратился, я решил пройтись пешком до своей квартиры на Линден-авеню, всю дорогу размышляя, каково это копаться в администрации Хардинга с самым самоуверенным человеком в Америке.
Когда я прибыл в свой кирпичный особняк в Линдене, 2418, я налил стакан домашнего солодового пива — уверен, что лучше пива Менкена — и уселся на стул у радио, чтобы прочитать редакционную статью. Он начался с заявления о том, что цель нового журнала «в точности та же, что и у любого другого ежемесячного обзора, который когда-либо видел мир: установить и сказать правду».
В этом нет ничего нового, признавали они, но, говорили они, «редакция лелеет надежду, что, может быть, удастся все-таки внести какой-нибудь элемент новизны в исполнение столь старого предприятия». И, утверждали они, новый журнал рождается, по крайней мере, с одним преимуществом перед всеми своими предшественниками в области общественных дел: «Он совершенно лишен мессианской страсти.Редакция не услышала голоса из горящего куста. Они не будут плакать и предлагать на продажу какой-либо суверенный бальзам, будь то политический, экономический или эстетический, для всех печалей мира». Американский Меркурий будет отредактирован для «нормального, образованного, доброжелательного, невозмутимого, просвещенного гражданина среднего меньшинства». Этот человек, как всем известно, — говорили они, — быстро теряет все права, которые у него когда-то были. Если мы не можем избавить этого забытого человека от болота, в котором он сейчас бродит, мы можем, по крайней мере, развлечь его.
«В республике больше политических теорий, чем где бы то ни было на земле, и больше доктрин в области эстетики, и больше религий, и больше других схем систематизации, мучения и спасения людей. Наше годовое производство мессий больше, чем количество вся Азия».
И заключают: «Исследовать этот великий комплекс вдохновений… короче говоря, попытаться реалистически представить всю безвкусную, пышную американскую сцену — это будет главным предприятием Американский Меркурий
Я не могу отрицать, что чтение этого было одним из самых захватывающих моментов в моей жизни. Что с того, что я не мог написать роман. Писать для Менкен в любом случае звучало веселее.
Copyight © 2000 by Roy Hoopes

Житель Сиэтла приговорен к 46 месяцам тюремного заключения за нападение на сотрудников правоохранительных органов во время прорыва Капитолия | USAO-DC

           6, что сорвало совместное заседание Конгресса США, которое находилось в процессе установления и подсчета голосов выборщиков, связанных с президентскими выборами.

            Согласно судебным документам, 28-летний Девлин Томпсон из Сиэтла был среди лиц в толпе на Нижней западной террасе Капитолия, которые нападали на сотрудников Департамента столичной полиции (MPD) и Капитолийской полиции США (USCP) и нападали на них. тоннель, ведущий в Капитолий США. Томпсон и другие в туннеле выкрикивали непристойности в адрес полиции и призывали к продолжению нападения.Томпсон был частью группы, которая бросала в офицеров предметы и снаряды, в том числе флагштоки, а также хватала и украла щиты полицейских, чтобы они не могли защищаться от насилия.

            Примерно в 14:21 Томпсон лично наблюдал, как полиция приказала бунтовщикам остановиться, физически оттеснить толпу и применить перцовый баллончик, чтобы попытаться остановить продолжающееся нападение. Позже Томпсон вошел в туннель на Западной передней террасе, который вел к входу в здание U.С. Капитолий, где на месте укрывались члены Конгресса. Томпсон присоединился к бунтовщикам в этом туннеле и помогал другим бунтовщикам в нападении на офицеров, помогая им захватить и использовать украденные щиты правоохранительных органов в течение примерно 13 минут. Томпсон также помог бросить большой динамик в переднюю линию офицеров, а позже он поднял металлическую дубинку с пола туннеля и взмахнул ею над головой и вниз против линии полиции, явно пытаясь выбить баллончик с перцовым баллончиком из руку офицера и помешать офицеру распылить перцовый баллончик на бунтовщиков.После того, как бунтовщики и офицеры применили еще перцового баллончика, Томпсон отступил от арки.

            6 августа в округе Колумбия Томпсон признал себя виновным в нападении, сопротивлении или препятствовании офицерам при использовании опасного оружия. Томпсон был арестован в тот же день и с тех пор находится под стражей. Судья Ройс С. Ламберт также приказал ему сегодня выплатить 2000 долларов в качестве компенсации. Он также должен отбывать трехлетний срок освобождения под надзором после завершения своего тюремного заключения.

            Дело было возбуждено прокуратурой США по округу Колумбия и отделом национальной безопасности Министерства юстиции. Неоценимую помощь оказала прокуратура США по Западному округу Вашингтона.

            Вашингтонское местное отделение ФБР расследовало это дело при ценной помощи местного отделения ФБР в Сиэтле, полиции Капитолия США и Департамента столичной полиции. Полевой офис ФБР в Вашингтоне идентифицировал Томпсона как № 67 в своих информационных фотографиях.

            За 11 месяцев, прошедших с 6 января, более 700 человек были арестованы почти во всех 50 штатах за преступления, связанные с нарушением требований Капитолия США, в том числе более 220 человек были обвинены в нападении на правоохранительные органы или воспрепятствовании их осуществлению. Расследование продолжается.

             Любой, у кого есть советы, может позвонить по телефону 1-800-CALL-FBI (800-225-5324) или посетить сайт tip.fbi.gov.

 

Правая рука генерала

Чарльз Уилсон Пил, Джордж Вашингтон, Бруклинский музей,

15 июня 1775 года Континентальный конгресс единогласно избрал Джорджа Вашингтона главнокомандующим недавно сформированной Континентальной армии. У 43-летнего вирджинца был военный опыт франко-индейской войны, и он обладал уверенностью опытного лидера. Но, как выразился Джордж своему пасынку Джону Парку «Джеки» Кастису в письме от 19 июня, он опасался соглашаться на эту должность: «В данном случае меня очень беспокоят мысли о том, чтобы оставить вашу Мать в беспокойстве, которое я знаю по этому поводу. дело бросит ее в ». Затем Вашингтон попросил Джеки позаботиться о Марте, пока его не будет.

Миниатюра Джона Парка Кастиса.Изображение: Публичная библиотека Нью-Йорка, номер

На первый взгляд, опасения Джорджа кажутся оправданными. Марта, которой сейчас 44 года, уже потеряла своего первого мужа Дэниела Парка Кастиса и троих из четырех детей: Дэниела-младшего, Фрэнсис и Пэтси. И так как она никогда не выезжала за пределы колонии Вирджиния, она будет изолирована, пока будет управлять большим поместьем Маунт-Вернон со своим мужем на войне. Джордж описал свои опасения в письме своему брату Иоанну Августину: «Я буду надеяться, что мои Друзья приедут и постараются поддерживать настроение моей жены, насколько это возможно, поскольку мой отъезд, я знаю, будет резким». удар по ней.Марта, однако, была стойкой. Ее опыт управления поместьем Кастис в качестве молодой вдовы подготовил ее к грядущим испытаниям. Эта сила не только помогла ей пережить восьмилетнюю войну, но и доказала, что она самая лучшая из генералов. ценный союзник

Карта ферм генерала Вашингтона в Маунт-Вернон по рисунку, переданному Вашингтоном. Изображение: Библиотека Конгресса

Перед тем, как 1775 год подошел к концу, Джордж попросил Марту присоединиться к нему в первом зимнем лагере Войны за независимость.Путешествуя со своим сыном Джеки и его женой Нелли, Марта выдержала зимнюю погоду, плохо построенные дороги и риск захвата британскими патрулями, чтобы прибыть в штаб-квартиру своего мужа в Кембридже, штат Массачусетс, 11 декабря. Марта продолжила традицию для в каждом из восьми зимних лагерей до окончания конфликта в 1783 году. В общей сложности примерно половину Войны за независимость Марта либо находилась со своим мужем в лагере, либо оставалась рядом с ним.

Картина неизвестного художника с изображением Марты Вашингтон в Национальной портретной галерее

В том первом лагере Марта не столкнулась с дисциплинированной и организованной армией.В августе генерал Вашингтон пожаловался Лунду Вашингтону, своему двоюродному брату и управляющему Маунт-Вернон, что его офицеры были «самыми безразличными людьми, которых я когда-либо видел». Несколько человек уже получили выговоры за трусость и воровство. И поэтому, несмотря на то, что он считал рядовых потенциально эффективными бойцами, он также находил их «чрезвычайно грязными и неприятными людьми». Через несколько недель после своего приезда Марта отметила в письме к Элизабет Рэмзи, что «иногда к нам поступает несколько пушек и снарядов из Бостона и Банкерс-Хилла, но, похоже, это никого не удивляет, кроме меня; время я слышу звук пистолета.Затем она призналась: «Приготовления [к войне] действительно очень ужасны, но я стараюсь держать свои страхи при себе, насколько это возможно». Филдинг Льюис. Изображение: Нью-Йоркская публичная библиотека

К весне 1776 года болезни, такие как оспа, стали серьезной угрозой для Континентальной армии. Таким образом, Марте сделали прививку в мае, процедура, которая была небезопасна. Тем не менее, по словам Джеки, она хорошо поправилась. Несмотря на то, что Марта избавилась от этой страшной болезни, она все еще страдала от истощения и других болезней на протяжении всей войны.В 1781 году, после шести долгих лет войны, путешествие стало для нее тяжелым испытанием. Джордж написал своему зятю Филдингу Льюису в мае, что Марта была «в очень плохом и слабом состоянии, поскольку более месяца болела какой-то желтухой». Обзор множества ролей, которые Марта исполняла на протяжении всей войны, объясняет ее истощение.

Генерал-майор Натаниэль Грин. Изображение: Публичная библиотека Нью-Йорка,

. Джордж Вашингтон явно выиграл от комфортного пребывания Марты в зимних лагерях.Генерал-майор Натанаэль Грин писал своей жене Кэти 8 апреля 1777 года: «Миссис Вашингтон и миссис Блэнд из Вирджинии находятся в Кэмпе, счастливы со своими лучшими половинками. Миссис Вашингтон чрезмерно любит генерала, а он ее. очень счастливы друг в друге». 1 Марта Блэнд написала своей сестре из лагеря Морристаун 12 мая того же года, что «достойная леди Джорджа, кажется, находится в полном счастье, когда она рядом со своим Стариком, как она его называет». Распространяя свое влияние дальше, Марта также считалась положительно влияющей на моральный дух войск.Ее внук, Джордж Вашингтон Парк Кастис, указал на ее «доброту к больным и раненым» как на причину, по которой ее ежегодное прибытие в лагерь «провозглашалось событием, которое должно рассеять мрак зимних квартир». 2

Пожалуй, самой значимой и прочной ролью Марты во время Войны за независимость была роль знаменитости.

Деятельность Марты Вашингтон во время Войны за независимость вышла далеко за рамки передачи комфорта.При необходимости она работала секретарем, переписывая письма для генерала; она была связующим звеном между своим занятым мужем и местными властями; она развлекала гостей, в том числе Элизабет Дринкер и нескольких других женщин-квакеров в 1778 году; и она внимательно следила за условиями в доме Маунт-Вернон издалека. Кроме того, будущая первая леди участвовала в успешной кампании, поощрявшей американских женщин жертвовать деньги и шить одежду для Континентальной армии.

Это объявление от 6 декабря 1775 года в газете Pennsylvania Gazette сообщало о прибытии Марты Вашингтон в Ньюарк, штат Нью-Джерси, когда она направлялась в «провинциальный лагерь»

. что у знаменитости.Помимо солдат и офицеров, ожидавших ее прибытия в зимние лагеря, ее местонахождение стало интересовать многих колонистов. Эта вновь обретенная известность отражена во многих газетах, которые сообщали о ее прибытии, когда она путешествовала в лагеря и обратно. Ее статус знаменитости только увеличился, когда ее муж привел Континентальную армию к победе.

Когда война вступила в свою последнюю фазу, Марта и Генерал пережили сильную душевную травму. Единственный живой ребенок Марты от первого брака, Джеки, присоединился к своему отчиму в Йорктауне в качестве гражданского помощника.Хотя Марта позаботилась о том, чтобы он был вдали от линии фронта, Джеки заразился «лагерной лихорадкой» в Йорктауне и умер в 1781 году. Нет никаких сомнений в том, что Марта предпочла бы личную жизнь, сосредоточенную на материнстве и доме, но, учитывая обстоятельства, навязанные Джеки Вашингтон, она приняла свои новые роли и процветала под давлением.


1. Натаниэль Грин — миссис Кэтрин Грин, 8 апреля 1777 г., в книге Ричарда К. Шоумена, изд., The Papers of General Nathanael Greene , [1980], 2:54.↩

2. Джордж Вашингтон Парк Кастис, Воспоминания и личные воспоминания о Вашингтоне, написанные его приемным сыном, Джорджем Вашингтоном Парке Кастисом, с мемуарами автора, написанные его дочерью; Иллюстративные и пояснительные примечания Бенсона Дж. Лоссинга (Нью-Йорк: 1860), 403.↩

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.