В состав негласного комитета не входил: В состав негласного комитета не входил:: 1) П.А. Строганов. 2) М.М. Сперанский. 3) А.А….

Содержание

Строганов Павел Александрович



Строганов Павел Александрович

1774-1817

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Павел Александрович Строганов

Строганов Павел Александрович (7. 06.1774—10.06.1817), граф, государственный деятель. Был товарищем императора Александра I по детству и юности. При учреждении министерств был назначен товарищем министра внутренних дел В. П. Кочубея и управлял медицинским департаментом, в 1804 был докладчиком государю по делам, вверенным Н. Н. Новосильцеву, отправленному в Лондон, и попечителем Петербургского учебного округа. В 1805 участвовал в Аустерлицком сражении, позже был послан в Англию с дипломатическими поручениями. С 1807 года находился на военной службе: принимал участие в шведской и русско-турецкой войнах, за отличие в

Бородинском сражении получил чин генерал-лейтенанта и участвовал до конца в походах 1813—1814 годов.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа.


Павел Александрович Строганов (1774—1817), сын Александра Сергеевича, не мог не получить прекрасного образования при таком отце. Он был блестящим и влиятельным придворным, одним из советников императора Александра I. Обладая ясным умом, он вошел вместе с Кочубеем и Новосильцевым в «Комитет общественной безопасности» и разрабатывал проекты необходимых реформ. Впоследствии он состоял на дипломатической службе. В 1807 году, во время шведской войны, уже являясь сенатором и занимая очень высокое положение, он добровольцем вступил в ряды лейб-гвардии. Будучи командиром гренадерского полка, он продемонстрировал тогда немалое мужество, а позже принимал участие в сражениях с французами при Бородино, Краоне и Париже. Его единственный сын Александр также участвовал в военных действиях и погиб в бою при Краоне. Это горе подорвало силы Павла Александровича, и он скончался в 1817 году. Таким образом эта ветвь семьи Строгановых прервалась по мужской линии. Его дочь, Наталья Павловна Строганова, вышла замуж за своего дальнего родственника, известного российского деятеля просвещения

Сергея Григорьевича Строганова, и графский титул перешел к нему.

+ + +

Строганов Павел Александрович (1772—1817) — граф, российский государственный и военный деятель, генерал-лейтенант (1814).

Во время Великой Французской революции посещал заседания Якобинского клуба, за что был отозван в Россию Екатериной II и сослан в одну из своих деревень. В 1796 г. получил разрешение вернуться в Петербург, где сблизился с будущим императором Александром I и вошел в кружок его «молодых друзей». В 1801—1803 гг. — один из создателей и член Негласного комитета. С 1802 г. — сенатор, в 1802—1807 гг. — товарищ министра внутренних дел. Сторонник либеральных преобразований.

В 1807 г. отошел от политической деятельности и поступил на военную службу — участник войны России с Францией в 1807 г., Русско-шведской войны 1808—1809 гг. и Русско-турецкой войны 1806—1812 гг. Во время Отечественной войны 1812 г. отличился в Бородинском сражении и в бою под Красным. Участвовал в заграничном походе русской армии 1813—1814 гг. В 1814 г. вышел в отставку.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 501.


Строганов Павел Александрович (7.VI.1772 — 10.VI.1817), граф, — русский государственный и военный деятель. В 1787-1790 годы завершал образование в Швейцарии и Франции, стал членом основанного его воспитателем Ш. Ж. Роммом общества «Друзья закона» и Якобинского клуба. В связи с участием Строганова в революционных событиях 1789-1790 годов во Франции был отозван в Россию. С 1796 года вошел в круг «молодых друзей» наследника престола Александра. После воцарения Александра I Строганов играл ведущую роль в создании Негласного комитета. B 1802-1807 годы товарищ министра внутренних дел. После отказа Александра I от либерального курса отошел от политической деятельности и поступил в 1807 году на военную службу. Участник Отечественной войны 1812 года. В 1814 году вышел в отставку в чине генерал-лейтенанта.

А. Г.

Тартаковский. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 13. СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — СЯ ЧЕН. 1971.


Строганов Павел Александрович (1772 — 1817), брат предыдущего — русский государственный деятель.

Строганов — один из «молодых друзей» императора Александра I, входил в состав так называемого «Негласного комитета». С учреждением в 1802 году министерств С. был назначен товарищем министра внутренних дел. В 1805 году он сопровождал Александра I в поход против Наполеона и выполнял некоторые дипломатические поручения по связям с Австрией, Пруссией и Англией.

В феврале 1806 года Строганов был направлен в Англию для переговоров о совместных действиях против Наполеона. Получив в Лондоне текст Парижского мирного договора (…), подписанного 20. VII 1806 года П. Я. Убри, Строганов послал Александру I негодующее письмо, в котором договор с Францией был назван «добровольным позором». Особенное возмущение Строганова вызвали те статьи договора, которые были направлены против Англии.

Во время переговоров с членами английского правительства Строганов всячески развивал идею о необходимости полного контакта между Россией и Англией, в чём он видел единственное средство положить предел угрожающему могуществу Наполеона. Однако никакого соглашения между Англией и Россией заключено не было. В сентябре 1806 года Строганов был отозван из Лондона и в начале 1807 года поступил на военную службу и не возвращался более ни к какому виду дипломатической деятельности.

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.


Строганов Павел Александрович (7.6.1774, Париж — 10.6.1817, близ Копенгагена, Дания), граф, генерал-лейтенант (сент. 1812), генерал-адъютант (1811). Из аристократического дворянского рода; сын обер-камергера. Был крестником императора Павла 1 и другом детства императора Александра 1. В 1779 зачислен корнетом в лейб-гвардии Конный полк, в 1787 переведен в лейб-гвардии Преображенский полк с зачислением адъютантом к Г.

А. Потемкину. В 1787—90 учился в Швейцарии и Франции, был членом Якобинскогоклуба(в 1790). В 1791 произведен в поручики лейб-гвардии Преображенского полка. По возвращении из-за границы Екатерина II, недовольная его поведением в Париже, определила ему местом жительства подмосковное имение. 14.2.1792 переименован в камер-юнкеры. В конце царствования Екатерины II ему было разрешено жить в Петербурге. В 1796 вошел в круг «молодых друзей» наследника. С 1798 действительный камергер. После вступления Александра I на престол сделал блестящую и стремительную карьеру. По предложению С. в июне 1801 был создан Негласный комитет. Был одним из наиболее активных его членов. 8.9.1802 получил чин тайного советника и был назначен товарищем министра внутренних дел. Сопровождал Александра 1 в кампанию 1805, вел текущие дипломатические дела. Находился при императоре в сражении при Аустерлице. В начале 1806 направлен в Лондон, где вел переговоры о русско-английском сближении и создании коалиции против Франции.
14.2.1807 потерял пост в Министерстве и был назначен сенатором. После этого С. отошел от политической деятельности и поступил волонтером в действующую армию, командовал казачьим полком. Проявил незаурядные военные способности. Отличился 24.5.1807 в бою на Алле, где взял ок. 500 пленных. После окончания кампании официально принят на военную службу, переименован в генерал-майоры и награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. С 27.1.1808 командир Лейб-гренадерского полка. Участник русско-шведской войны 1808— 09 и военных действий против турок (1809—11). С началом Отечественной войны 1812 получил в командование 1-ю гренадерскую дивизию в составе 3-го пехотного корпуса. Во время Бородинского сражения после ранения ген. Н.А. Тучкова заменил его на посту командира 3-го пехотного корпуса. Командовал корпусом в сражениях при Тарутине, Малоярославце, Красном. В 1813 участвовал в «Битве народов» при Лейпциге.
Затем командовал дивизией в шведском корпусе в Ганновере, где руководил штурмом крепости Штаде. С февраля 1814 находился в войсках ген. Ф.Ф. Винцингероде. Участвовал в сражениях при Шампобере, Монмирале, Вошане. За отличия в «войне с французами» награжден 23.4.1814 орденом Св. Георгия 2-й степени. С 3.9.1814 командир 2-й гвардейской пехотной дивизии.

Использованы материалы книги: Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь, Москва, 2003.


Далее читайте:

Строгановы (биографический справочник).

Отечественная война 1812 года (хронологическая таблица и система справочников).

Литература:

Николай Михайлович, граф П. А. Строганов (1774-1817), т. 1-3, СПБ, 1903;

Михайловский-Данилевский А. И., Имп. Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 гг. Воен. галерея Зимнего дворца, т. 1, СПБ, 1845;

Предтеченский А. В., Очерки обществ.-политич. истории России в первой четв. XIX в., М.-Л., 1957.

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,
Редактор Вячеслав Румянцев
При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС

Георгий Бовт о том, что у нас не так с реформами. На примере Александра Первого — Газета.Ru

Так уж повелось, что реформы в России чаще начинали по весне. Весна ведь — она тому способствует. Природа пробуждается, очищается от накопившейся грязи — вот и людям хочется перемен. «Перемен требуют наши сердца», — хочется петь весной, а зимой холодной петь вообще не хочется. Ближе к весне освободили крестьян, начали Великую русскую революцию, хрущевские попытки очиститься от сталинского морока тоже назвали весенним словом «оттепель». В апреле Михаил Горбачев начал перестройку. А Александр Первый, не выждав и 40 дней со дня насильственного умерщвления своего папеньки, 11 апреля 1801 года решил системно заняться либеральными реформами, образовав Непременный совет (почти через 10 лет он перерастет в Госсовет). Так бывает с молодыми русскими правителями — когда Александр взошел на престол, ему было 23 года.

Конечно, никто и помыслить не мог (ни тогда, ни многажды после), чтобы проводить реформы как-нибудь иначе, кроме как сверху и посредством узкого, очень узкого круга единомышленников.

Первоначально в состав Совета вошли 12 человек, самых доверенных лиц императора. Летом того же года появится еще и Негласный комитет, уже из самых-самых четырех доверенных лиц (узкий круг, как сказали бы теперь), которых Александр знал чуть ли не с детства. Это был представитель старинной знатной фамилии Павел Строганов, чьи предки начинали карьеру еще при Иване Грозном. Это и Адам Чарторыйский, он из польской знати, его потом прочили в польские короли — но после обретения независимости. Он, однако, стал одним из лидеров польского восстания в 1830 году. А до этого успел побыть министром иностранных дел России (с 1804 по 1806-й). Закончил жизнь в 90 лет в эмиграции в Париже. Типичная судьба многих реформаторов, наверное.

Другой член комитета Николай Новосильцев прославится тем, что станет соавтором проекта первой Конституции. Поработает президентом Академии наук. После войны с Наполеоном будет направлен в Польшу, наместником, а затем попечителем Виленского университета. А до того успеет побыть одним из «расследователей» дела декабристов. Его жестокость по отношению к студентам и всяческому вольнодумству станет одним из поводов, между прочим, для все того же Польского восстания. Из «реформаторов» — в реакционеры? Разве есть в этом что-то уникальное? Таких и сейчас полно.

Еще в комитет входил Виктор Кочубей, родившийся в той самой гоголевской Диканьке. Он потом станет первым министром иностранных дел Империи. С императором «англофил» Кочубей, правда, разойдется в оценках внешней политики, посчитав Тильзитский мир с Наполеоном катастрофой. Но после войны 1812 года вернется на службу, много где будет полезен и преуспеет. Он еще Николаю Первому успеет предложить ряд толковых реформ. «Системный реформатор», как сказали бы теперь. Либералом под конец жизни он, конечно, уже не был. Ну а кто из возрастных-стариков — либералы?

Непременный совет, но еще в большей степени Негласный комитет станут местами обсуждения важнейших реформ. Император ведь взошел на престол с идеей о том, что оставленное ему в наследство Павлом «безобразное здание государственной администрации» надо решительно реформировать.

Ну и не надо забывать о прочности тогда масонских правил: все прекрасное будущее есть результат подпольной работы — примерно так.

Члены Негласного комитета получают небывалую привилегию — они могли являться к императору без предварительного приглашения и давать советы не только во время заседаний, но и в ходе неформального личного общения. Вон оно как! Вот как важен «доступ к уху» правителя.

Александр амнистирует около тысячи осужденных при предшественнике, он возвращает «репрессированных» из ссылки. Он разрешает дворянам — вот оно счастье отечественной элиты — снова ездить за границу. В страну возвращаются иностранные книги и товары. Они больше не под баном. Он освобождает дворян от телесных наказаний, порка — это удел низших сословий, для своих — совсем другой закон. Вольности коснулись и не дворян: свободные сословия получили право покупать землю. Ну и куда же без вольностей в печатном слове — без них ни одна реформа не обошлась (и наоборот, их сворачивание всякий раз — это ужесточение цензуры): принятый уже после роспуска Негласного комитета новый цензурный устав 1804 года рекомендовал цензорам руководствоваться «благоразумным снисхождением» для сочинителя и не быть придирчивыми, толковать места, имеющие двоякий смысл, «выгоднейшим для сочинителя образом, нежели его преследовать». Было также увеличено число университетов — к Московскому прибавились заведения в Дерпте (Тарту), Вильно, Казани, Харькове и Петербурге. Именно на этой волне в 1811 году был основан Царскосельский лицей, ставший рассадником вольнодумия (не будем проводить параллелей с нашим временем).

Идеи реформ тогда витали в «элитарном» воздухе — все-таки просвещенный абсолютизм немки-бабушки Александра не прошел даром. Продвинутые представители знати (ну точно советская интеллигенция перед горбачевской перестройкой) начитались всяких европейских книг, вольтеров там разных, что и породило брожение мыслей. У тех, кто читал, разумеется.

Для воспитания Александра ведь Екатериной были подобраны самые просвещенные наставники, императрица консультировалась с ведущими педагогами и философами Европы. Один из его воспитателей, к которому юноша особенно привязался, швейцарец Фредерик-Сезар Лагарп много рассказывал ему о правах человека, республиканской форме правления, преимуществах демократического управления страной. И юноше нравилось. В примерно той же образовательной среде варились тогда многие представители высшего дворянства.

В истории России часто бывало так, что «элита» далеко забегала вперед по сравнению не то что с состоянием народа (он традиционно был дремучим), но и объективным положением дел в стране в целом.

Декабристы, в принципе, не придумали ничего такого, что в той или иной форме (хотя по степени радикальности предложений они пошли гораздо дальше), уже не обсуждалось, в том числе в узком круге императора. Включая, заметим, слово «конституция». В конце апреля 1801 года в беседе с Петром Строгановым молодой правитель так выражает согласие в необходимости преобразований: «Что касается реформы, его величество выразился по поводу двух основных принципов. Во-первых, эта реформа должна быть исключительно делом его величества, притом, что никто не должен об этом ни догадываться, ни иметь даже мысли о согласии императора на подобное мероприятие, если, конечно, он не облечен особым императорским доверием. И, во-вторых, правительственная реформа должна предшествовать конституционной».

Реформаторы подступились было и к идее отмены крепостного права, что стало уже трендом всей Европы. Но подступившись — отступились. ЭТОМУ народу давать свободу? Да он не готов! В который уже раз в русской истории соратники оказались умереннее императора. Они выступили не только против отмены крепостничества, но о против существенных ограничений в части продажи крестьян. Даже идея запрета продажи их без земли не прошла. Так что в результате Александр лишь запретил публиковать объявления о продаже крепостных, торговать ими на ярмарках в розницу, ссылать в Сибирь за маловажные проступки. Наконец, был издан самый «смелый» указ — «О вольных хлебопашцах», по которому получили свободу лишь около 1,5% крепостных. Но это был прецедент. До этого крестьян массово вообще указами правителя не освобождали. До Манифеста об отмене крепостного права пройдет более полувека — в России надо жить долго.

Из наиболее удачных реформ — создание министерской системы управления (вместо петровских коллегий). Это в чем-то было по-европейски.

Однако первоначальная задумка переделать в целом всю систему управления по европейскому образцу (с еще более четким разделением полномочий) не задалась. И это очередной пример из русской истории о том, что задача реформировать бюрократию силами самой бюрократии — дело неблагодарное, оно приводит к успеху лишь тогда, когда инициаторы и исполнители, которые реализуют такие реформы, сами находятся вне бюрократии.

А замах-то был какой, замах! Ведь в беседах членов Негласного комитета говорилось ни много ни мало «о реформе управления империей», о том, что «наиболее важной частью работы должно быть установление всем известных гражданских прав». Да что говорить, был фактически подготовлен проект Конституции (вот откуда у декабристов потом эта идея, которая овладела к тому времени уже почти всей Европой). Министры Новосильцев и вознесшийся тогда же военный министр Аракчеев разработали проекты Конституции и даже отмены крепостного права уже после войны 1812 года.

Но Александр испугался «расшатывать лодку». Это попытались сделать декабристы. Итог мы знаем. Их ведь фактически сам император «спровоцировал», в начале своего правления «подмигнув», что, мол, можно. Как «подмигнул» стране Горбачев, но, сделав это, не сумел совладать с ситуацией.

«Перед тем как привести в действие конституцию, необходимо упорядочить свод законов таким образом, чтобы он стал ясным, последовательным и понятным от начала до конца, чтобы, поняв его, каждый хорошо знал свои права и не надеялся на поблажку. Только после этого шага конституция может вступить в действие», — говорил император. Экий законник! Но и тут не срослось.

Уже к 1803 году Александр подустал от личного деятельного участия в реформах. Негласный комитет был распущен. На какое-то время главным движителем реформаторского движения стал Михаил Сперанский. И тоже замах был тот еще, он тоже не уставал напоминать царю о Конституции, которую тот якобы обещал поданным. Но начальник страны уже охладел к этому. И хотя под конец правления весьма с теплотой вспоминал ранние годы своей «фронды» собственному режиму, в правильности отказа от преобразований не сомневался ни на минуту.

Наконец, как было многажды в нашей истории, решительный конец всяким попыткам реформ положила… война. Серия наполеоновских войн. Ведь война или даже сама висящая ее угроза — это не время для либерализации, каковая всегда чревата утратой контроля (см. те же горбачевские реформы).

Ну и еще — та самая, знаменитая фраза того же Александра Первого по поводу бесперспективности преобразований в России: «Некем взять». Для реформ нужен не Негласный комитет из четырех человек (и не политбюро из дюжины). Нужна новая элита, вырастающая из нового социального слоя (буржуазии, среднего класса, свободных собственников). Это всегда чревато конфликтом со старой элитой. Но такой конфликт крайне нежелателен, когда вокруг страны (как в начале ХIХ века) почти всегда «напряженное международное положение». И практически никогда у нас еще не было тех самых столыпинских двадцати лет покоя. И еще долго не будет.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Вехи: 1776–1783 гг. — Офис историка

ПРИМЕЧАНИЕ ЧИТАТЕЛЯМ
«Вехи истории международных отношений США» был выведен из эксплуатации и больше не поддерживается. Для получения дополнительной информации см. полное уведомление.

Континентальный конгресс учредил Комитет секретной переписки с общаться с сочувствующими британцами и другими европейцами в начале американского Революция. Комитет координировал дипломатические функции континентального Конгресс и руководил трансатлантическими коммуникациями и связями с общественностью.

Бенджамин Франклин

Конгресс первоначально учредил Комитет по переписке 29 ноября, 1775 г., для связи с колониальными агентами в Британии и «друзьями в… др. части света.» В комитете были Бенджамин Франклин, Бенджамин Харрисон, Томас Джонсон, Джон Дикинсон и Джон Джей. Роберт Вскоре к ним присоединился финансист-революционер Моррис. Конгресс предоставил комитету широкие полномочия по ведению международной дипломатии, включая переговоры о тайных поставках оружия и других подобных виды деятельности. Из-за характера переписки члены начали добавлять слово «секрет» к названию комитета, и вскоре он стал известен как Комитет тайной переписки. Дипломатические обязанности Комитета возросли, и Конгресс переименовал его в Комитет по иностранным делам 17 апреля 1777 г.

Из первых членов комитета Бенджамин Франклин был самым активным. Опираясь на свои обширные европейские связи, он начал кампанию по объединению международная поддержка американского дела. 12 декабря 1775 года Франклин писал дону Габриэлю де Бурбону, принцу испанской королевской семьи и одному из Научные коллеги Франклина. В своем письме Франклин сильно намекнул на Преимущества союза Испании с американскими революционерами. Франклин отправил аналогичные письма сочувствующим американцам во Франции. Он отправил эти письма через партнеров, которым он доверял защиту сообщений от перехват англичанами.

Артур Ли, гражданин Вирджинии, проживающий в Лондоне, также помогал Комитет. Позже Конгресс официально назначит Ли комиссаром по делам Комитет. Ли познакомился с французским драматургом Бомарше. который тогда работал секретным французским агентом, расследовавшим британские проблемы в колонии. Ли предоставил Бомарше информацию об американском успехи, оказавшие влияние на министра иностранных дел Франции Шарля Гравье, графа де Верженн, чтобы обеспечить колонии тайными поставками пороха и военная техника.

Комитет по переписке также работал на американской земле. В конце 1775 г. таинственный французский путешественник по имени Ашар де Бонвуар появился в Филадельфии. Он был направлен французским правительством для связи с континентальным Конгресс, но публично отрекся от любой такой миссии. Комитет вышел на связь с ним, и Франклин убедил Бонвулуара, что колонии ищут независимости и вряд ли могли примириться с Великобританией. Франклин поощрял этому представителю французского правительства доложить своему правительству, что Франция должна стремиться к союзу с колониями, как только они объявят о своем независимость, а тем временем обеспечить колонии тайной помощь.

После этого Комитет продолжал переписываться с Ли в Лондоне, а после Конгресс назначил их осенью 1776 г., также с уполномоченными в Франция. Однако, когда британский флот ужесточил блокаду, связь становилось все труднее, особенно после того, как британские войска захватили Филадельфия в 1777 году. После того, как Франция официально подписала союз с Соединенными Штаты в 1778 г. улучшили связь. С альянсом также появилось больше обязанностей для Комитета и назначение французского посланника в Соединенные Штаты, Конрад-Александр Жерар де Рейневаль.

Комитет также содействовал решению конфликтов между американскими комиссаров в Европе, которые столкнулись по финансовым вопросам. Ли подозревал, ранний колониальный агент во Франции, Сайлас Дин, о финансовых махинациях и начал кампания по его отзыву. Томас Пейн, ставший секретарем комитет, сочувствовавший Ли. Пейн публиковал анонимные брошюры в в котором он утверждал, что Конгресс располагал документацией о секретной французской помощи, которая подтвердит версию событий Ли. Вмешался французский министр Жерар. объясняя комитету, что Франция не может официально признать предоставление такую ​​помощь, не рискуя войной с Великобританией, на что она была не готова. Конгресс принял резолюцию, отрицающую факт оказания французской помощи в январе. 12, 1778.

Комитет продолжал координировать связь между Конгрессом и дипломатов в Европе, и послал больше представителей в другие европейские дворы, чтобы поощрять их помощь американскому делу. Однако к 1780 г. у переутомленного Конгресса было гораздо больше обязанностей, и члены Комитета по Министерство иностранных дел начало пренебрегать своими обязанностями. Член комитета Джеймс Ловелл написал Артуру Ли и Джону Джею, предлагая Конгрессу создать Департамент Министерства иностранных дел для ведения повседневных дел внешней дипломатии. Конгрессмен Джеймс Дуэйн также согласился. Члены комиссии принесли предложение перед Конгрессом, и Конгресс в конечном итоге решил создать комитет по созданию исполнительных ведомств. Конгресс наконец согласился учредить департаменты 6 февраля 1781 г., но только в августе 10, что новый Конгресс Конфедерации избрал Роберта Ливингстона секретарем. по иностранным делам.

Секретный комитет по переписке/Комитет по иностранным делам, 1775-1777

Континентальный конгресс учредил Комитет по секретной переписке для связи с сочувствующими британцами и другими европейцами в начале американской революции. В конечном итоге комитет стал координировать дипломатические функции Континентального конгресса и служил информационным центром для трансатлантического общения и связей с общественностью.

Конгресс первоначально учредил Комитет по переписке 29 ноября., 1775 г. для связи с колониальными агентами в Британии и «друзьями в… других частях света». В комитет входили Бенджамин Франклин, Бенджамин Харрисон, Томас Джонсон, Джон Дикинсон и Джон Джей. Вскоре к ним присоединился Роберт Моррис. Конгресс предоставил комитету широкие полномочия для ведения международной дипломатии, включая переговоры о тайных поставках оружия и другие подобные действия. Из-за характера переписки члены начали добавлять слово «секретно» к названию комитета, и вскоре он стал известен как Комитет тайной переписки. По мере роста его дипломатических обязанностей Конгресс в конце концов переименовал его 17 апреля 1777 г. в Комитет по иностранным делам.0006

Из первых членов комитета Бенджамин Франклин был самым активным. Опираясь на свои обширные европейские контакты, он начал кампанию по мобилизации международной поддержки американского дела. 12 декабря 1775 года Франклин написал письмо дону Габриэлю де Бурбону, научному сотруднику и, что более важно, принцу испанской королевской семьи. В своем письме Франклин сильно намекнул на преимущества союза Испании с американскими революционерами. Франклин также разослал аналогичные письма американофилам во Франции. Франклин отправлял эти письма через доверенных лиц, которым он доверял защиту сообщений от перехвата британцами.

Комитету также помогал Артур Ли, уроженец Вирджинии, живущий в Лондоне, которого Конгресс позже официально назначит уполномоченным. Ли вступил в контакт с французским драматургом Бомарше, который тогда работал секретным французским агентом, расследовавшим проблемы британских колоний. Ли предоставил ему информацию об успехах Америки, которая побудила министра иностранных дел Франции Шарля Гравье, графа де Вержена, обеспечить колонии тайными поставками пороха и военной техники.

Комитет по переписке работал и на американской земле. В конце 1775 года в Филадельфии появился таинственный французский путешественник по имени Ашар де Бонвулуар. Он был направлен французским правительством для связи с Континентальным конгрессом, но публично отказался от любой такой миссии. Комитет связался с ним, и Франклин убедил Бонвулуара в том, что колонии стремятся к независимости и вряд ли примирятся с Британией. Франклин призвал этого представителя французского правительства сообщить своему правительству, что Франция должна стремиться к союзу с колониями, как только они провозгласят свою независимость, а тем временем оказывать колониям тайную помощь.

После этого комитет продолжал переписываться с Ли в Лондоне, а также с уполномоченными во Франции, после того как Конгресс назначил их осенью 1776 года. захватила Филадельфию в 1777 году. Когда Франция официально подписала союз с Соединенными Штатами в 1778 году, связь улучшилась. Вместе с альянсом также было назначено французским министром в США Конрада-Александра Грара де Рейневаля и появилось больше обязанностей в комитете.

Комитет также был занят борьбой между американскими уполномоченными в Европе, которые столкнулись по финансовым вопросам. Ли заподозрил бывшего колониального агента во Франции Сайласа Дина в финансовых махинациях и начал кампанию по его отзыву. Томас Пейн, ставший секретарем комитета, сочувствовал Ли. Пейн опубликовал анонимные брошюры, в которых утверждал, что Конгресс располагает документами о тайной помощи Франции, подтверждающими версию событий Ли. Вмешался французский министр Грар, объяснивший комитету, что Франция не может официально принять такую ​​помощь, не рискуя войной с Великобританией, на что она не была готова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *