В каком веке проводилась политика опричнины: Опричнина: историческая правда России от РВИО

Содержание

Итоговая контрольная работа по истории России 7 класс

ВАРИАНТ 1

1. В каком году впервые произошло венчание русского государя на царский престол?

 1) 1547 г.

2) 1598 г.

3) 1606 г.

4) 1613 г.

2. Какое из перечисленных событий относится к XVII в.?

 1) реформа патриарха Никона

2) реформы Избранной рады

3) учреждение коллегий

4) опричнина

3. В каком веке было принято Соборное уложение?

 1) XIV в.

2) XV в.

3) XVI в.

4) XVII в.

4. Главным противником Российского государства на западных границах страны была(-о) в первой трети 16 века

  1. Золотая Орда

  2. Великое княжество Литовское

  3. Англия

  4. Китайская империя

5. Политика опричнины проводилась в

 1) XIII в.

2) XIV в.

3) XV в.

4) XVI в.

6. Что было одним из последствий Смуты?

 1) прекращение деятельности Земских соборов

2) избрание на престол новой династии

3) передача Швеции Новгорода и Пскова

4) отмена всех запретов на переход крестьян

7. Что было одним из следствий проведения политики опричнины?

 1) созыв первого Земского собора

2) начало Ливонской войны

3) усиление личной власти царя

4) создание стрелецкого войска

8. Что из названного было причиной Сибирского похода Ермака Тимофеевича в XVI в.?

 1) угроза набегов войск Сибирского ханства на пограничные русские земли

2) стремление ликвидировать зависимость от Золотой орды

3) неудачи России в борьбе против Астраханского ханства

4) неудачи России в борьбе с Казанским ханством

9. Что из названного стало результатом реформ Никона в XVII в.?

 1) учреждение патриаршества в России

2) изменение церковных обрядов

3) отделение церкви от государства

4) передача церковной земельной собственности государству

10. Период Смутного времени закончился в правление

 1) Михаила Романова

2) Бориса Годунова

3) Василия Шуйского

4) Фёдора Ивановича

11. Укажите имя предводителя одного из крупнейших народных восстаний XVII в.

 1) Ермак Тимофеевич

2) Симон Ушаков

3) Степан Разин

4) Емельян Пугачёв

12.Одним из главных итогов правления Ивана III и Василия III можно назвать

  1. выход России к берегам Тихого океана

  2. образование единого централизованного Русского государства

  3. потерю политической независимости Руси

  4. формирование парламентской монархии

13. Установите соответствие между именами русских царей и событиями, которые относятся к периоду их правления: к каждому элементу первого столбца подберите соответствующий элемент из второго столбца.

 

А) Иван IV

Б) Михаил Фёдорович

В) Алексей Михайлович

 

1) Смоленская война

2) присоединение Новгорода и Твери

3) объединение Левобережной Украины с Россией

4) Ливонская война

A

Б

В

 Запишите в строку ответов выбранные цифры под соответствующими буквами.

 

 

14. Запишите термин, о котором идёт речь.

«Правительство, состоявшее из представителей знатных боярских родов, пришедшее к власти после свержения Василия Шуйского».

15. Какие из перечисленных терминов обозначают понятия, явления, возникшие в XVII в.? Найдите в приведённом списке два термина и запишите цифры, под которыми ониуказаны.

 1) фреска

2) патриаршество

3) парсуна

4) старообрядцы

5) ассамблея

16. Как назывался новый вид войска, учрежденный в середине XVI в. в России, создание которого стало попыткой организации регулярной армии в стране?

  1. Гренадеры

  2. Стрельцы

  3. Рекруты

  4. Пехотинцы

17.Со второй половины XVI в. в земледелии утвердилась система

  1. трёхпольного севооборота 2. двуполья

  1. выращивания кукурузы на корм скоту 4. собирательства

18.Как назывался первый общерусский свод законов, принятый в годы правления Ивана III?

  1. Русская Правда

  2. Конституция

  3. Уголовный кодекс

  4. Судебник

19.Как называлась форма зависимости крестьян, предполагавшая их прикрепление к земле и подчинение власти землевладельца?

  1. рабовладение

  2. заповедные годы

  3. крепостничество

  4. барщина

20.Назовите орган власти в XV-XVII вв., выполнявший совещательные функции при государе, в который входили представители самых знатных родов.

  1. Государственная дума

  2. Парламент

  3. Коллегия

  4. Боярская дума

21. Прочти внимательно документ, ответь на вопросы, ответы запиши в бланк ответов

«Положительное значение царя Ивана в истории нашего государства далеко не так велико, как можно было бы думать, судя по его замыслам и начинаниям, по шуму, какой производила его деятельность. Грозный царь больше задумывал, чем сделал, сильнее действовал на воображение и нервы своих современников, чем на современный ему государственный порядок».

21.1 Как оценивает автор деятельность Ивана IV?

21.2 Объективен ли в своих оценках автор? Объясни свои выводы на основе конкретных исторических событий периода правления Ивана I

22. Назовите основные причины Смутного времени.

ВАРИАНТ 2

1. К какому веку относится восстание под предводительством С. Т. Разина?

 1) XIV в.

2) XV в.

3) XVI в.

4) XVII в.

2. Какое из перечисленных событий произошло раньше остальных?

 1) восстание под предводительством В. Уса

2) «Соляной бунт»

3) «Медный бунт»

4) восстание под предводительством Степана Разина

3. Какое событие произошло раньше других?

 1) заключение Андрусовского договора с Польшей

2) избрание Земским собором на царство Михаила Романова

3) освобождение Москвы от поляков Вторым ополчением

4) смерть царевича Дмитрия Ивановича в Угличе

4. В каком году произошло воцарение династии Романовых?

 1) 1547 г.

2) 1584 г.

3) 1613 г.

4) 1645 г.

5. В каком веке окончилось Смутное время в России?

 1) XIV в.

2) XV в.

3) XVI в.

4) XVII в.

6. Что из названного стало результатом реформ Никона в XVII в.?

 1) учреждение патриаршества в России

2) изменение церковных обрядов

3) отделение церкви от государства

4) передача церковной земельной собственности государству

7. Что из названного было результатом внешней политики Ивана IV?

 1) присоединение Среднего и Нижнего Поволжья к России

2) получение Россией выхода к Балтийскому морю

3) объединение Украины с Россией

4) вхождение в состав России Восточной Сибири

8. Что из названного было результатом народных волнений в Москве в 1648 г.?

 1) учреждение опричнины

2) отмена медных денег

3) созыв Земского собора

4) ограничение времени перехода крестьян к другому владельцу Юрьевым днём

9. Что из названного было следствием Смуты?

 1) начало созывов Земских соборов

2) установление единого срока крестьянского перехода в Юрьев день

3) гибель царевича Дмитрия

4) воцарение династии Романовых

10. Кто являлся предводителем народного движения, происходившего в период Смутного времени в России?

 1) К. А. Булавин

2) Е. И. Пугачёв

3) С. Т. Разин

4) И. И. Болотников

11. Кто возглавил Первое ополчение

 1) К. Минин и Д. Пожарский

2) И. Болотников и И. Заруцкий

3) Д. Трубецкой и П. Ляпунов

4) В. Шуйский и В. Скопин-Шуйский

12. Укажите государственного деятеля, который первым венчался на царство в России.

 1) Иван III Великий

2) Иван IV Грозный

3) Борис Годунов

4) Михаил Романов

13. Установите соответствие между событиями и историческими деятелями, с которыми связаны эти события: к каждому элементу первого столбца подберите соответствующий элемент из второго столбца.

 

А) изгнание из Москвы польских интервентов

Б) Соляной бунт

В) Опричнина

 

1) Иван IV

2) В. И. Шуйский

3) К. З. Минин

4) Б. И. Морозов

 

Запишите в строку ответов выбранные цифры под соответствующими буквами.

 

 

14. Запишите термин, о котором идёт речь.

«Усиление хозяйственных связей и обмена между различными частями России»

15. Укажите имена руководителей Второго ополчения, освободившего Москву от поляков в 1612 г. Найдите в приведённом ниже списке два имени и запишите цифры, под которыми они указаны.

1) Иван Заруцкий

2) Дмитрий Пожарский

3) Григорий Отрепьев

4) Кузьма Минин

5) Михаил Романов

16. Как назывались годы, когда крестьянам запрещалось уходить из вотчин и поместий в осенний Юрьев день?

  1. заповедные лета

  2. запретные лета

  3. неуходные годы

  4. бессрочное время

17.После смерти Ивана IV на престол взошёл

  1. его сын Иван

  2. его сын Фёдор

  3. боярин Малюта Скуратов

  4. митрополит Филипп

18. Как звали первого известного русского книгопечатника?

  1. Алексей Тихонов

  2. Федор Голицин

  3. Иван Федоров

  4. Андрей Курбский

19. Отметьте даты правления Бориса Годунова.

1) 1582-1585 гг.

2) 1584-1600 гг.

3) 1601-1606 гг.

4) 1598-1605 гг.

20. За кого выдавал себя самозванец Григорий Отрепьев?

1) царевича Дмитрия

2) Ивана IV Грозного

3) польского королевича Владислава

4) Фёдора Годунова

21. Прочти внимательно документ, ответь на вопросы, ответы запиши в бланк ответов

«О царю Алексее! Покажу ти путь к покаянию и исправлению твоему. Ей, тебе истинну говорю: время покатися! Ты, ведь, Алексей Михайлович, русак, а не грек. Говори своим природным языком; не уничижай его и в церкви, и в дому, и в пословицах. Как нас Христос научил, так подобает говорить. Любит нас Бог не меньше греков; предал нам и грамоту нашим языком Кириллом святым, и братом его. Чего же нам ещё хочется лучше того? Разве языка ангельского? Да нет, ныне не дадут, до общего воскресения… Перестан- ко ты нас мучить! Возьми еретиков тех, погубивших душу твою, и пережги их, скверных собак. Право, будет хорошо. Меня хотя и не замай в земле той до смерти моей, иных тех распусти. Потому что меня жалуют люди те, знают гораздо везде, так мне надобе себя поопасти, чтобы в гордость не войти. А ты послушай меня, сделай доброе. Ведь мы у тебя не отнимаем царства, но за веру свою стоим.»

21.1 Как Аввакум оценивает суть реформ Никона?

21.2 По каким вопросам разошлись взгляды Никона и Аввакума?

22. Назовите основные итоги Смутного времени.

Опричнина: террор или реформа? | Вольное историческое общество

Публичные дебаты «Исторический момент» — совместный проект Фонда Егора Гайдара и Вольного исторического общества.

26 мая в Центре документального кино старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Владислав Назаров и профессор Исторического факультета МГУ Дмитрий Володихин обсудили проблему опричнины. Вел беседу историк и тележурналист Николай Сванидзе.

 

Стенограмма:

Николай Сванидзе: Уважаемые друзья, я имею честь и удовольствие от имени Фонда Егора Тимуровича Гайдара, Вольного исторического общества, Центра документального кино и от себя лично, Николая Сванидзе, представить вам очередную тему проекта «Исторический момент». Тема называется «Опричнина: террор или реформа». И у нас сегодня двое дискутантов, прошу любить и жаловать – это Владислав Дмитриевич Назаров, старший научный сотрудник Института всеобщей истории, и Дмитрий Михайлович Володихин, доктор наук, профессор истфака МГУ.

Лично мне, наверное, наиболее интересны ответы на следующие вопросы – и буду благодарен нашим участникам разговора, если они попробуют каждый по-своему, в соответствии со своей концепцией и позицией дать ответ на эти вопросы. Во-первых, то, как формулируется название самого диспута: это террор или реформа? Или, может быть, это реформа посредством террора? Возможна теоретически и такая позиция. Во-вторых, царь Иван Грозный – садист, террорист, маньяк или борец за объединение Руси, борец с боярской вольницей? Я беру, как вы понимаете, крайние позиции, заведомо обостряя их. И, наконец, в-третьих: чего он, собственно, собирался добиться и каковы объективные последствия Опричнины?

Собственно, наверное, так. А дальше я предоставляю слово нашим участникам и прошу по пять минут сформулировать свои тезисы по этой теме. Кто из вас начнет? Владислав Дмитриевич, прошу вас.

ТЕЗИСЫ

Владислав Назаров: Ну, меня не удовлетворяет позиция, которая была озвучена что в пресс-релизе нашего обсуждения, что сейчас у вас, Николай Карлович. Это и не реформа, и не террор в чистом виде. С точки зрения непосредственных целей, Опричнина – это возврат к архаичным структурам государственного управления где-то так рубежа XIV-XV веков в условиях уже сложившегося единого и к тому же по целому ряду признаков централизованного государства. С точки зрения осуществления методов своевластия, это, бесспорно, та форма террористического деспотизма, который приобрела самодержавная монархия в годы особого двора Ивана IV.

Так что, с моей точки зрения, Опричнина – это некое весьма своеобразное явление российской политической и социальной действительности, которое не имела своей целью ни укрепить централизацию государства, ни бороться с непонятно откуда взявшимися сепаратистами (или как их можно называть). С точки зрения следствий, Опричнина – это, бесспорно, глубоко отрицательное явление в жизни страны. Хотя, надо сказать, что и тут совсем не по воле и не по желанию Ивана Грозного не обошлось без никак не предусмотренных результатов.

Одной из целей Опричнины было четкое разделение страны на опричную территорию с ее структурами управления и на земщину. Ведь до того было возрастание роли выборных представительных органов на локальном уровне, возрастание роли того же боярства, с которым Иван Грозный боролся в годы Опричнины, поскольку все текущее управление было целиком и полностью отдано Земской и Боярской думе и земским же приказам. Это потом привело к явлениям начала XVII века в годы Смуты и первой гражданской войны в истории России, а после вылилось в Советы всей земли и разнообразные представительные органы от локального до общероссийского. Это вот одно из непредусмотренных следствий.

А с точки зрения конкретных последствий – это был экономический упадок, проигрыш Ливонской войны – главное в жизни Ивана Грозного, по крайней мере, он так считал, это было начало системного кризиса в стране и в обществе, который в итоге и привел к Смуте.

На счет самого Ивана Грозного – он имел в годы Опричнины тройную ипостась, как господь бог. Во-первых, он сохранил за собой все функции государя всея Руси, всего государства. Во-вторых, он был беспрекословный правитель в своем опричном уделе. Что такое опричный удел? Это часть уделов великокняжеских жен и великокняжеских вдов вот в тот период, о котором я сказал, – XIV-XV века. И в-третьих, он выступал как правитель, который решает все спорные вопросы между земщиной и опричными людьми. Поэтому с этой точки зрения, бесспорно, это – человек, возглавивший самодержавную деспотию, которая приобрела в годы Опричнины террористический характер. 

Николай Сванидзе: Спасибо. Дмитрий Михайлович.

Дмитрий Володихин: Я как раз сторонник того, что введение Опричнины носило признаки реформы. Московское государство со времени его создания при Иване III учитывало в политическом строе две силы – собственно, центральную власть и аристократию. И в Московском государстве власть фактически была разделена между этими двумя силами, причем компетенции обеих сторон то увеличивались, то уменьшались в зависимости от текущего момента. На момент детства и юности Ивана IV власть аристократии значительно увеличилась, то есть она взяла целый ряд компетенций, которые центральная власть прежде сохраняла за собой. Фактически к концу 40-х – 50-м годам относится период, когда центральная власть и аристократия находились в состоянии компромисса, притом центральная власть хотела бы взять себе больше компетенций из тех, что были утеряны, аристократия хотела бы побольше их сохранить.

До критического момента в Ливонской войне – тут я согласен с Владиславом Дмитриевичем, действительно Опричнина и Ливонская война очень крепко связаны – этот компромисс худо-бедно поддерживался. В 1564 году русская армия потерпела поражение на Уле. В этом же году на сторону литовцев перешел один из крупных полководцев – князь Курбский. Конечно, переходы были и до этого. В 1562 году, например, перешел окольничий Хлызнев-Колычев. Но это был весьма крупный факт: фигуры такого рода переходят довольно редко. И, наконец, осенью 1564 года с трудом остановили вторжение крымцев на Рязанщину. Собственно, Рязанщину отстаивал Басманов-Плещеев – один из будущих творцов Опричнины. В результате военных неудач и проблем в военном, прежде всего, управлении было произведено что-то вроде реформы, а именно: из Московского государства был выкроен удел, на котором установилось прямое управление государя. Здесь он мог назначать на гражданские и военные должности тех, кого хотел. Для их обеспечения была конфискована значительная часть земли у бывших владельцев. И впоследствии это учреждение разрасталось и в земельном смысле, и в административном.

Изначально Опричнина не имела террористических прерогатив. Она не должна была стать чем-то вроде НКВД в XVI веке, и на протяжении первых трех лет существования Опричнины никаких массовых казней не было. Но, прежде всего, из-за земельной политики, из-за земельных конфискаций Опричнина стимулировала очень серьезное социальное напряжение. И впоследствии на рубеже 1567-1568 годов это напряжение породило кризис и террор. Опричный террор продолжался до 1571 года. Осенью 1572 года, приблизительно в сентябре, Опричнина была отменена.

Итоги Опричнины. Понимаете, главной задачей было все-таки строительство мобильной, хорошо управляемой от лица центральной власти армии, решение военных задач, прежде всего, на Ливонском театре военных действий. Эта задача решена не была. Опричная армия принесла только один самостоятельный успех – это разгром татар под Зарайском. В остальное время она либо действовала совместно с земскими войсками, либо терпела поражения. То есть вот эта часть реформы выполнена не была, она закончилась неудачно. Второй момент. Что касается террористических методов подавления того сопротивления, которое было в отношении Опричнины. Его одобрить никак нельзя, и в условиях войны оно принесло вред. Это безусловно.

Ну и что касается того, какие были последствия Опричнины. К моменту смерти Ивана IV – это 12 лет после отмены Опричнины в 1572 году – от нее остался очень незначительный след в виде особого двора и некоторого количества свежих людей в армейском управлении. К 1586 году не осталось ничего – ну, разве что двое-трое крупных воевод, которые возвысились во время Опричнины. Иными словами, Опричнина как реформа имела под собой смысл, имела социальную базу. По методам проведения она была слишком поспешной и кровавой, по результатам – цели не были достигнуты, по длительности – через полтора десятилетия после отмены Опричнины от нее не осталось никаких последствий. У меня все.

ДИСКУССИЯ

Николай Сванидзе: Спасибо. Пожалуйста, задавайте вопросы друг другу, уважаемые гости, в любой последовательности.

Дмитрий Володихин: Хорошо. Владислав Дмитриевич, я хотел бы, чтобы это был не столько спор, сколько прояснение позиций, своего рода обмен мнениями. Наверное, это было бы более продуктивно. Поэтому я хотел бы, чтобы вы, Владислав Дмитриевич, объяснили свои слова относительно перехода к архаической форме организации страны, так сказать, перехода от XVI века к XIV по методам организации управления.

Владислав Назаров: Значит, до 1565 года в источниках Опричнина встречается всего несколько раз, и это всегда одна и та же ситуация. Речь идет о владениях жен или вдов великих князей Московских и Владимирских, и не целиком о всем комплексе их владений, а только о той части, которая по тем или иным правовым основаниям они вольны распоряжаться. То есть никакой правовой традиции над этой частью их владений в данный момент нет.

Николай Сванидзе: Речь идет о происхождении понятия Опричнины, если я правильно понимаю.

Владислав Назаров: Отчасти, а отчасти – что получилось в том числе и в самой Опричнине. Такая вдова или жена вольны были отдать село или волость в монастырь, подарить, кому хочется, продать и так далее. Что такое с этой точки зрения Опричнина? При введение Опричнины Иван Васильевич получил полные права в отношении той опричной территории, которая рассматривалась им, и это было в Указе об Опричнине. Затем его изложение встречается в летописях и повторено летом 1566 года, когда церковный собор с трудом избирал нового митрополита. В опричное дело Ивана Грозного не вступается никто. Он волен поступать так, как хочет. И второй, решающий тезис, который был, опять-таки, введен уже при оформлении Опричнины в начале 1565 года, – это лишение церкви, церковного собора права печалования. Соответственно, тем самым отменялось право суда.

Николай Сванидзе: Объясните. Печалование – значит заступничество?

Владислав Назаров: Печалование – это заступничество. Вот сейчас закрывается фонд «Династия». Если какие-то знаковые люди пойдут и попечаловаются у тех лиц или обратят внимание на то, что вроде бы нехорошо это и неправильно и не ко времени это делать, будет примерно то же самое. Заступничество со стороны церкви за осужденных или попавших в опалу – это вековая правовая традиция. С этой точки зрения, опять-таки, уход от этой традиции ставил Ивана Грозного в этом плане абсолютно в немыслимую для правовых традиций конца XV и первой половины XVI века ситуацию. Еще что такое Опричнина? Это удвоение, но не в полном объеме, всех инструментов управления, институтов управления, которые уже сложились в российском государстве.

Николай Сванидзе: Что вы имеете в виду?

Владислав Назаров: Ну, скажем, перечень приказов, которые были в Опричнине, заметно меньше, чем перечень земских приказов.

Николай Сванидзе: Уточним. Приказы – это, переводя на современный язык, скажем так, министерства.

Владислав Назаров: Это министерства. Центральные ведомства по управлению в соответствии с какой-то функцией, какой-то территорией или какой-то особой сословной группой – в частности, скажем, Военный стрелецкий приказ.

И последнее в этой же связи, что, на мой взгляд, важно – Опричнина подразумевала с первых шагов массовый передел земельной собственности. Тем, кто оставался в Опричнине, сохраняли и поместья, и, самое главное, вотчины. И вотчины сохранялись за тем, кто попал в Опричнину, в земских уездах. А земские – не важно, аристократы или служилые дети боярские – переселялись из опричных уездов в земские, и, помимо прочего, теряли при этом свои вотчины, находившиеся в опричных уездах, чаще всего не получая компенсации. В качестве аналогии можно привести те случаи XV века, которые были связаны с присоединением разных княжеств под власть великого князя московского и массовыми земельными пертурбациями в ходе этих присоединений.

Николай Сванидзе: Пожалуйста, ваш ответный или встречный вопрос.

Владислав Назаров: Мой вопрос таков. Дмитрий Михайлович, вот вы говорите о том, что в детские годы Ивана IV власти делили компетенцию с аристократией. В этой связи два вопроса. Конкретно какие компетенции подлежали разделу? Не фактической реализации, а именно разделу. И второй вопрос. Вы полагаете, что аристократия – это только титулованная знатная фамилия? И была ли она едина и монолитна хотя бы по отношению к самой персоне монарха?

Дмитрий Володихин: Я начну со второго вопроса, потому что в нем-то, на мой взгляд, и содержится суть того, что пришлось сделать, учреждая Опричнину. Я, наверное, буду опираться на работу Павлова, замечательного санкт-петербургского медиевиста, который определил, что такое аристократия и круг аристократических родов, правда, в несколько более позднее время – на конец XVI века. Это приблизительно 60-100 родов, может быть, 60-80 в более строгом смысле этого слова, которые могли претендовать на занятие ключевых постов в государстве, на присутствие в Боярской думе, на крупнейшие воеводские посты, на то, чтобы возглавлять крупнейшие приказы и чтобы получать ключевые посты в армии.

Так вот, конечно же, эта аристократия не была единая. Она состояла из нескольких элементов. Один из этих элементов – это княжата, то есть потомки бывших удельных князей Ярославских, Суздальских, Ростовских, Стародубских и так далее, оказавшихся на службе у московских государей. Второй элемент – это старомосковское боярство, не титулованное, никогда не носившее княжеского титула. В основном это были из поколения в поколение с XIII-XIV века привилегированные слуги московских князей. Это опять же несколько десятков родов. К ним присоединилось небольшое количество провинциального боярства – в качестве примера: Борисовы-Бороздины, боярство Тверское. Наконец, сюда входит некоторое количество иностранной знати, которая приняла крещение, вошла в состав аристократии и занимала посты в Боярской думе и в армии наравне, собственно, с русской знатью. В качестве примера – северо-кавказский род Черкасских.

Что касается Опричнины, то социальная база Опричнины простиралась, прежде всего, на несколько старомосковских боярских родов. Я полагаю, что в 30-40-х годах старомосковское боярство было в очень значительной степени ограничено в получении воеводских должностей в армии. То есть для старомосковского боярства шанс сделать военную карьеру был в очень значительной степени урезан. Оно имело поводы для конфликта с высшей титулованной знатью. И в качестве таких ключевых родов я бы назвал Плещеевых, Плещеевых-Очиных, Плещеевых-Басмановых, Колычевых-Умных, пониже немножечко Волынских, наверное, Чеботовых. Они поддерживали Опричнину, и Плещеевы в частности были ее столпами.

Что касается родовитого дворянства, то есть слоя, стоящего несколько ниже аристократии, но имеющего в некоторых случаях возможность шагнуть в нее, допустим, после удачного брака или по особой милости государя, а также второстепенной княжеской аристократии. Допустим, Шуйские, Голицыны, Мстиславские, Бельские – первостепенные княжеские рода. Пониже находятся, допустим, Охлебинины, Хворостинины. Для них карьера тоже была затруднена. Поэтому и они в какой-то момент поддержали Опричнину.

Аристократия не была однородной. Часть ее выступала в поддержку Опричнины, и Опричнина на первом этапе не включала только один социальный элемент – высокородные княжеские семейства. На протяжении первых нескольких лет ее существования она действительно их не включала.

Что касается ответа на второй вопрос. С моей точки зрения в 30-х, 40-х, 50-х годах произошло расширение влияния аристократии на все сферы правительственной активности, где традиционно решающей силой при Иване III и Василии III был государь – и на дипломатическую деятельность, и на работу Боярской думы, и, прежде всего, на деятельность военную. Отсюда в какой-то степени перехват правления виднейшими родами титулованной знати. Наверное, это главное.

Николай Сванидзе: Я бы вам порекомендовал спросить друг у друга, уважаемые коллеги, о чем, собственно, ваши позиции различаются? Я пока этого для себя не уяснил.

Дмитрий Володихин: У меня краткий вопрос. Не думаете ли вы, Владислав Дмитриевич, что в 1566 году после того, как митрополита Афанасия сменил митрополит Филипп, возможность печалования была на какое-то время возвращена, и только впоследствии, примерно с 68 года, она была вновь утрачена де-факто?

Владислав Назаров: Я, конечно, так думаю и ни один раз не просто думал, но и писал об этом. Это одна из заслуг Филиппа Колычева, когда он сумел добиться восстановления права печалования. И то, что после выступления группы Земского собора с пожеланием отменить Опричнину казнили только трех человек, а остальные попали во временную опалу, это как раз один из результатов действия именно Филиппа Колычева.

Дмитрий Володихин: С этим готов согласиться.

Владислав Назаров: Единственный человек из верхов российской православной церкви в это время, который сумел в какой-то мере сохранить моральный авторитет церкви.

Николай Сванидзе: И ваш вопрос еще последует?

Владислав Назаров: Да, последний вопрос. Вот вы, Дмитрий Михайлович, утверждаете, что Опричнина была организована для создания боеспособного войска, прежде всего, для развития успехов в Ливонской войне. Назовите мне хотя бы парочку примеров, где опричники, сформированные как опричное войско, не просто успешно, а самостоятельно воевали на театре военных действий в Ливонии?

Дмитрий Володихин: А я, собственно, в своем предварительном выступлении уже ответил на ваш вопрос, Владислав Дмитриевич. Ни одного успеха на Ливонском театре военных действий. То есть это было разочарование.

Владислав Назаров: А самостоятельные военные действия опричной армии в Ливонии имели место быть?

Дмитрий Володихин: Были самостоятельные действия корпусов рядом с земскими армиями. Ну, при взятии Изборска, допустим, при действиях в Северной Эстонии. И в обоих случаях успеха действия этих корпусов не принесли. Это важный момент. Что касается действий на юге, то там один успех был, я уже назвал его – это Зарайск. Что касается 1571 года, то это поражение, которое понесла в обороне Москвы опричная армия вместе с земской. И моя точка зрения: к 1572 году, собственно, опричная армия уже не существовала. После поражения 1571 года, собственно, опричная военная машина была расформирована. В дальнейшем она не выходила на поле боя. 1572 год – это не действия отдельно опричной, отдельно земской армий, это уже действия единой армии, в которую входили бывшие земские и опричные воеводы.

Николай Сванидзе: Спасибо. Теперь я вам буду задавать вопросы. Владислав Дмитриевич, вот скажите, летописец, насколько я помню, пишет о начале правления Ивана IV и о боярах следующее. Насколько он откровенен, мы понимаем: летописцы тоже не абсолютно объективные свидетели, мягко говоря. Но, тем не менее, написано было так: «И нача в них быти самолюбие и неправда, и желание хищения чужого имения».

Владислав Назаров: Какой год?

Николай Сванидзе: Я думаю, что это 30-е годы.

Владислав Назаров: То есть после 38-ого, после смерти Елены Глинской.

Николай Сванидзе: Да, 30-е годы, значит, при мальчике еще. К чему я вам этот вопрос задаю? Может, действительно нужно было порядок навести? Воровали бояре-то, коррупция была страшная. Помните, как потом Иван Грозный про Ивана Шуйского, по-моему, писал, что у него ж шуба-то была на куницах одна, да и то ветхая, а откуда же у него были золотые сосуды-то? Наверное, из казны украл. Смысл был такой. Воровали, значит, нужно было порядок навести. Ну так флаг в руки.

Владислав Назаров: Вопрос понятен. Значит, в ответе на этот вопрос есть три, что ли, уровня ответа. Первый уровень – это история создания данной летописи. Это летописец сначала царства. В первой редакции 1553 года были, естественно, погодные записи – начиная с 1533 года, не с рождения Грозного, а со смерти Василия III. Эти погодные записи затем редактировались.

Николай Сванидзе: Василий III умел в 1533 году.

Владислав Назаров: Василий III умер в декабре 1533 года, когда Ивану Грозному было три с небольшим года. Так вот, эти погодные записи редактировались, и внесение вот той формулы, о которой вы сейчас сказали, было, естественно, одним из результатов редакторской работы. И здесь важен даже не 1553 год, а то, что это произошло после февральского собора примирения 1549 года. И вот тогда наступила консолидация всего так называемого политического класса в российском государстве. Она включала в себя в качестве очень важного компонента несколько вещей, относящихся к внутренней политике, в том числе и суды, в которые обиженные люди должны были подавать на бояр, а бояре, естественно, были в качестве наместников или в качестве судей высшего уровня, обвиняемыми в тех или иных злоупотреблениях. Про коррупцию говорить нечего, потому что общество было как бы попроще, офшоров не было.

Николай Сванидзе: Да и сейчас не сложное.

Владислав Назаров: Соответственно, дело сводилось к прямому насилию, к отъему и так далее. Вот рейдерские захваты, особенно земельные, это конечно. Поэтому в этой фразе нет ничего удивительного, в ней, опять-таки, нет какого-то обвинения аристократов как таковых вообще.

Николай Сванидзе: Но извините, перебиваю, Владислав Дмитриевич, бог с ней, с фразой, бог с ним, с летописцем. Вы мне скажите, воровали бояре?

Владислав Назаров: Не воровали.

Николай Сванидзе: Так.

Владислав Назаров: Не воровали. Злоупотребляли властью.

Николай Сванидзе: Большая разница.

Владислав Назаров: Большая. Форма осуществления – большая разница, Николай Карлович, поверьте мне. Ну вот давайте приведу конкретный пример.

Николай Сванидзе: А когда в казну руки запускают – это воруют или злоупотребляют?

Владислав Назаров: Нет, и золото у Ивана Шуйского, скорее всего, было подарено ему Василием III – золотой сосуд в качестве какой-либо награды. Не надо было для этого Ивану Шуйскому лезть в царскую казну. Хватало. А вот земли, чего-либо, связанного с населением и увеличением своей свиты, своих боевых холопов, это, пожалуйста.

Пример, который хочу привести, очень простой. В Новоспасском монастыре в подцерковье есть могильная плита молодого князя Трубецкого. Он приходится известному герою Опричнины – не помню, могу ошибиться – троюродным братом или племянником. Проломлена голова у него оказалась. В 1549 году после того, как 1546 году был казнен боярин князь Иван Иванович Кубенский, дворецкий большого дворца, выяснилось, что его вотчину отдали по душе вот этого юного княжича Трубецкого в Новоспасский монастырь, потому что он там был похоронен. Вот это акт посмертной реабилитации, потому что заупокойное поминание душ, ушедших в мир иной, было очень важной составляющей морального климата тогдашнего общества. А в 1550 году уже по душе Ивана Ивановича Кубенского царь отдает, согласно его духовной грамоте, бывшее его владение, которые им же, царем, были конфискованы в 1546 году и розданы в поместья.

Вот эта своеобразная заупокойная поминальная реабилитация, включающая массовые рассмотрения дел о насилиях и злоупотреблениях в годы так называемого боярского правления, была одной из важных сторон консолидации всего политического класса и государства в целом, начиная с 1549 года. Второй пункт этой консолидации – это экспансионистская внешняя политика и ее успехи. Завоевание Казани, присоединение и завоевание Астраханского ханства – этот главные ее вехи.

Николай Сванидзе: Ну так это же вехи.

Владислав Назаров: И что?

Николай Сванидзе: Позитив. Расширил государство российское.

Владислав Назаров: Николай Карлович, это смотря с какой точки зрения смотреть.

Николай Сванидзе: С объективной.

Владислав Назаров: Объективная – это что?

Николай Сванидзе: Расширение территории государства российского или нет?

Владислав Назаров: С точки зрения интересов правящих сословий российского государства на тот момент, это, безусловно, позитив, потому что это сплотило все слои – от боярского и аристократического до нетитулованного и простых рядовых детей боярских. Когда взяли Казань, то все, что там было награблено, было роздано царем всему войску, включая людей, которые потом продавали на холопьем рынке. Себе царь, кроме взятого в плен царя Казанского, не оставил ничего.

Николай Сванидзе: Бессребреник?

Владислав Назаров: Ну, в известном роде он не замечен в том, чтобы как-то уж слишком об этом пекся. Ему хватало. Поэтому даже если бояре и запускали слегка руки в царскую казну где-то в начале 40-х годов, то намного это казна не убыла. Поверьте мне, было кому ее стеречь и хранить. Там дьяки были весьма эффективные.

Николай Сванидзе: Спасибо. Дьяки – это чиновники на самом деле, так мы переведем на современный язык?

Владислав Назаров: Да, высокого уровня.

Николай Сванидзе: До министерского в том числе. Дмитрий Михайлович, вам вопрос. Дискуссия носит, я бы сказал, несколько академический характер.

Дмитрий Володихин: Простите, а мог бы я добавить пару слов?

Николай Сванидзе: Ну если только совсем пару, потому что у меня к вам другой вопрос.

Дмитрий Володихин: Воровали или не воровали бояре – ну вот представьте себе мозаику, из которой вынули 95 кусочков из 100. Что получается? Ошметки. Вот у нас история России XVI века документирована этими ошметками. Есть нарративные источники, официальная летопись «Послание Ивана IV», которые говорят, что запускали руки в казну. Мы можем поставить под сомнение эти источники, есть к тому резон, но у нас нет источников, которые говорили бы, что нет, не воровали. Поэтому четкий ответ вам не даст ни один величайший специалист по XVI веку. Сколько воровали и воровали ли вообще, мы не знаем. Подозреваем, что воровали. Вот примерно так. Вот такой ответ, наверное, наиболее корректный.

Владислав Назаров: Тогда я скажу все-таки одну-две фразы. В чем главным образом, скажем, было челобитье псковичей в адрес псковских наместников? Аналогичные были и из других мест. Их обвиняли в подкидывании трупов и судебных процессах после того, как якобы обнаружилось вот это убитое тело. Были очень большие штрафы. Судебные издержки – это цветочки. А вот то, что выставлялось затем в основном на ту или иную тягловую общину города или сельской местности, это было весьма и весьма чувствительно. Ну и еще раз повторю, насилия, связанные с поземельными отношениями, с правами на боевых холопов, то есть на министериалов – это их представители аристократии – были достаточно обычным делом.

Дмитрий Володихин: Я с вами согласен, в общем-то.

Николай Сванидзе: Ваш спор носит, на мой взгляд, несколько академический характер, а правление и время были такими не совсем академическими, я бы сказал. Вот смотрите, давайте все-таки перейдем к террору, потому что вся эта терминология высокого класса медиевистов может немножко увести аудиторию по ложному следу. Так вот все спокойно как-то складывалось. Кто-то воровал, кто-то наказывал. Не очень и воровали, не очень и наказывали. А про кровищу давайте поговорим. Значит, ее было много. Вы говорите, не было террора в первые годы. Да сразу после объявления фактически Опричнины… Речь шла о покорении Казани, кто главный воевода, покоривший Казань? Князь Горбатый. Когда его убили? Как его убили? Помним?

Дмитрий Володихин: Покорение Казани, 1552 год. Горбатый действительно был в команде воевод, которые покоряли Казанский край. Главный он там или не главный – вопрос сложный. Можно назвать также Воротынского Михаила Ивановича, можно назвать и Микулинского Семена Ивановича, князя, и ряд других – Мстиславского Ивана, который формально возглавлял эту армию. Из них часть впоследствии подверглась террору, в том числе и князь Горбатый, и Воротынский – правда, Воротынский уже после, так сказать, отмены Опричнины. Все это так. Но, понимаете, история со взятием Казани и история с началом Опричнины…

Николай Сванидзе: Извините, я сейчас не хочу, чтобы вы уходили в сторону. Горбатого я упомянул через запятую. Вы правильно назвали Воротынского, но это же не все.

Дмитрий Володихин: Да.

Николай Сванидзе: Хорошо. А Новгород?

Дмитрий Володихин: Так давайте я об этом и поговорю.

Николай Сванидзе: Секундочку. Я просто изложу, потому что вы будете отвечать, а в нашей аудитории не все знают, что было. Значит, когда был поход на Новгород, то, как известно, Волхов поплыл кровью. Там было уничтожено дикое количество людей. Если почитать, там были женщины, дети, детей привязывали к женщинам, рубили, пускали в реку. По полной программе. Мало того, когда русская армия Ивана Грозного шла к Новгороду, она крушила все на своем пути. То есть это был путь, усеянный трупами для того, чтобы никто, по всей видимости, не пришел в Новгород и не предупредил. Я обращаю внимание: шли по своей территории, не по чужой, через русские города. Шли и убивали массово людей на пути к Новгороду, а потом разорили Новгород. Это первое. Второй вопрос. Вы говорили о том, что плохо себя проявили в Ливонскую войну. А с Девлет-Гиреем как себя проявили? Хорошо?

Дмитрий Володихин: Понимаете, давайте действительно обострим дискуссию. Я придерживаюсь государственнических, консервативных православных воззрений. Подтверждаю, чтобы здесь не было никаких полутонов и разноречий. Все так. Но я считаю, что необходимо говорить об истории то, что было на самом деле. Был террор? Да, был. Была вся эта кровь? Да, была. Существует синодик опальных, по нему еще Руслан Григорьевич Скрынников открыл приблизительное количество строго документированных жертв Опричнины. Если отбросить годы, которые были до нее и после, то это порядка четырех с лишним тысяч человек.

Николай Сванидзе: Два вопроса сразу. Во-первых, много это, на ваш взгляд, или мало? И, во-вторых, все ли простые люди упомянуты в синодике?

Дмитрий Володихин: Что касается других документов и летописей, там получается расширение, но незначительное. Поэтому без документов я вам ничего не скажу, насколько больше было количество жертв, которые не попали в синодик, и не попали в летописи, и не попали в документы, которые говорят там, допустим, о том, что террор распространялся и на сельские местности на севере России. И ни вы не скажете, ни я не скажу. Мы имеем эту цифру. Эта цифра просто колоссальна. По политической культуре Руси она невероятно велика. Это не XX ввек, это XVI-й, это совсем другой взгляд на такие вещи.

Так вот что касается террора. Я сказал, что первые три года массового террора не было, и здесь я подтверждаю все это. С 1565 до примерно конца 1567 года зафиксировано приблизительно около десятка казней. То есть это количество казней, которые государство в борьбе с опальными, изменниками и преступниками производит в обычное время, безо всякой Опричнины. Вот в 30-е годы Еленой Глинской было казнено несколько десятков новгородцев – это был шок, нечто невероятное. Там во многих летописях эта ситуация отразилась. О ней помнили как о чем-то фантастическом для московской политической культуры. С зимы 1567-1568 года на протяжении нескольких месяцев проводится первая волна террора, около 400 человек строго документированных жертв. Вот это как темное фэнтези для московской политической культуры. Ну а Новгород и вообще северный карательный поход – Торжок, Новгород, Псков и так далее – это уже счет на тысячи идет.

Так вот относительно того, можно ли это, хорошо ли это. Я считаю, что существует все-таки христианское мировидение, оно на XVI век преобладающее, на данный момент чрезвычайно важное, лично для меня решающее вообще все. И в него ну никак не вписывается массовый государственный террор. То есть обелять его я здесь не буду, это было бы и глупо, и преступно, какие бы задачи государством ни ставились. Другое дело, что изначально Опричнина не была заточена под террор, она решала другие задачи. Решать задачи террористические в массовом порядке она стала с конца 1567 года, и ее характер, соответственно, изменяется.

Теперь что касается Девлет-Гирея. Полки Опричнины, которые противостояли Девлет-Гирею в 1571 году, потерпели поражение. Там было, по-моему, два полка опричных при обороне Москвы и земская армия. Земские полки также вместе с опричниками потерпели поражение. Не то чтобы кто-то из них хуже дрался. Очевидно, скверное влияние на общую военную ситуацию оказало то, что командование земской и опричной армии было рассечено, и они не могли действовать совместно. В 1572 году воеводы, бывшие опричники, действуя в одном строю с земскими воеводами, прекрасно дрались с Девлет-Гиреем, разбили его и отогнали на Молодях.

Значит, еще разочек, чтобы было понятно. Ничего доброго ни в каком терроре нет. В любой стране, в любое время ничего хорошего в нем нет и никогда не будет.

Теперь что касается много это или мало. Почему это много? Понимаете, у нас, несмотря на то, что документов не хватает, все-таки есть хотя бы летописи. Летописи со времен формирования Московского княжеского дома, со времен Даниила Московского и до зимы 1567-1568 года не показывают случаев массового террора. Есть казни отдельных людей, может быть, нескольких десятков человек – это подавление одного из мятежей при Василии III, это казни еретиков при Иване III в конце его царствования и казни при Елене Глинской. Но, в принципе, террор, который выходит за эти пределы, был не то что на периферии московской политической культуры, а вообще ей чужд как нечто неприемлемое.

Но вот знаете, Торквемаду, истребление дворян Эрихом XIV и в правление Марии Тюдор придумали не мы. Мы с этим западноевропейским опытом познакомились при Иване IV и, к сожалению, стали послушными учениками. То есть этот политический рецепт возник на почве религиозных воин в Западной Европе и был, как бы это правильно, но корректно сказать, в дни критические использован на территории России, чему я очень огорчен.

Владислав Назаров: Можно я немножко поясню свою позицию? Я постараюсь кратко. Прежде всего, я не думаю, что западные образцы повлияли на масштабы и формы террора в годы Опричнины. Есть прекрасная книга Булычева, который связывает формы казней, а затем и формы поминания – они были в этих синодиках разные – с архетипными представлениями о человеческой жизни и смерти еще до христианской эпохи, то есть древнейшей славянской эпохи. Поэтому вот этот выброс своеобразного отчасти очень древних представлений языческого характера в этом отношении был собственный, а не зарубежного, заграничного происхождения. Это первое.

Второе. Из тех конкретных фактов, которые вы, Дмитрий Михайлович, назвали, только лишь один факт имеет какое-то значение для Ивана Грозного. Он очень четко следил за тем, что происходило в Швеции – по разным причинам, не буду сейчас о них говорить. И когда свергли Эриха XIV Безумного, что при этом происходило в Стокгольме, в том числе с русскими послами, он был прекрасно осведомлен. Все остальное, что вы говорили, или было позже, или об этом Иван Грозный к 1565 году и знать не мог.

Да, действительно, я свами согласен, цифры, скорее всего, такие, какие они есть в работе Скрынникова. Они могут быть увеличены, но не принципиально, ну, на порядок. Но для того же Новгорода цифра около 3 тысяч казненных при его населении примерно в 28-30 тысяч, то есть 1/10 населения города была казнена одномоментно, это огромная цифра, это огромный процент.

Николай Сванидзе: Прерву вашу дискуссию на эту тему. Честно говоря, мне не очень интересно, влияли как-то на террор Ивана Грозного зарубежные факторы или нет. По-моему, это далеко не главное. Естественно, они знали, что происходит за границей. И в Англии знали, что происходит за границей, и в Швеции, и в России. Ну и что? Тем не менее, кто-то больше людей сажал на кол, а кто-то меньше, кто-то больше четвертовал, а кто-то меньше. Я не думаю, что вообще жестокость и садизм (а садизм, кстати, был в любую эпоху садизмом, не нужно обольщаться) работают под влиянием каких-то внешних примеров. Но у меня следующая группа вопросов. Вернее, по одному вопросу каждому из наших гостей.

Итак, у меня вопрос вам, Владислав Дмитриевич. Скажите, пожалуйста, с чем вы все-таки связываете феномен Опричнины? Я на самом деле объясню все-таки происхождение слова: «оприч» – кроме, поэтому была такая игра слов, опричников противники Ивана Грозного называли еще кромешниками, что было намеком на адово войско. В чем феномен этой опричной реформы, Опричнины? Зачем, на ваш взгляд, Иван Грозный это вообще затеял?

Владислав Назаров: Вот у меня – вы еще продолжали задавать вопрос – почти автоматом реакция. Ну какая же это реформа? Реформа предполагает нечто существенно новое в том или другом отношении – в политическом, социальном.

Николай Сванидзе: Хорошо, бог с ней, с реформой. Зачем он это затеял?

Владислав Назаров: Я остаюсь при прежнем мнении. Это было способом для лично Ивана Грозного выйти из того кризиса, который он уже ощущал. И первоначально Опричнина замысливалась как некое личное владение царя, долженствующее сохранить его безопасность, безопасность его семьи, и соответственно, продолжение власти с его сыновьями на протяжении достаточно долгого времени. Это первое.

И второе: бесспорно, были изменения в правовом поле, политической жизни, политических реалиях того времени, что он волен в животе, то есть в жизни своих подданных, и может, и имеет право их казнить. Так, соответственно, не сам же он будет казнить. Хотя в 1571 году и этим занимался. По крайней мере, любовался. Это и было одной из целей того, для чего создавался опричный корпус. Тысячей человек – а он был первоначально именно таков – воевать нельзя.

Дмитрий Володихин: Давайте я поясню какие-то простейшие вещи. Тысяча человек – да, изначально тысяча. Видимо, тысяча людей, которые впоследствии оказались младшими командирами и воеводами. Иностранные источники дают в момент развития Опричнины численность в 5-6 тысяч, а это уже небольшая полевая армия.

Теперь что касается введения Опричнины. Я говорил, 60, 80, 90, максимум – 100 родов, которые занимают все ключевые позиции. Царь не волен назначить воеводу за пределами этих родов. Он не может. И он не всегда решает вопрос, кто будет воеводой. Если ему воевода не нравится, в крайнем случае он может объявить опалу. Он может попытаться поставить другого, но тоже знатного человека из числа этих родов. Иван IV создает домен земли и власти, подконтрольный ему полностью, для того, чтобы из числа людей, кормящихся с этого домена, назначать воевод, назначать бояр, назначать доверенных лиц. Для чего нужна эта земля, и для чего нужно это прямое управление? Он на какое-то время перестает назначать в опричной армии воевод, и в опричной боярской думе бояр, окольничих из числа знатных княжат. Ему нужно прямое управление. И вот это самое прямое управление включает в себя возможность казнить. Возможность, оговоренную правовым образом. Теоретически эта возможность в течение трех лет не особенно работает, потом действительно работать начинает.

Собственно, армия с его точки зрения нуждалась в смене воеводского корпуса, потому что высокородные аристократы отлично воевали на юге и неплохо воевали с Казанью. Но в войнах на западе, в Ливонии и Литве, с момента Стародубской войны (начало 1530-х годов) проявляли себя, скажем так, не столь боевито. Это, прежде всего, кампания 1564 года. Но были и другие факты. Не особенно удачный результат кампании 1562 года, контрнаступление Ливонского ордена в 1559-1560 годах и, в общем, с очень сомнительным результатом закончившаяся Стародубская война в детские годы Ивана IV. В этом смысле введение Опричнины для смены воеводского корпуса под те лекала, которые кроил Иван IV, имело резон. Другое дело – что из этого получилось.

Николай Сванидзе: Дмитрий Михайлович, вы сказали уже не раз сегодня, что попытка замены войска на опричное в Ливонской войне себя не оправдала.

Дмитрий Володихин: Да.

Николай Сванидзе: Значит, с югом, с Девлет-Гиреем не оправдала. Было страшное поражение! Мало того, Греков, по-моему, пишет еще в своем классическом труде 1954 года о русских крестьянах, что отмена Юрьева дня, в общем, связана с разорением и бегством крестьян в 1570-1580-е годы, а это связано с походом Девлет-Гирея. То есть фактически то, что произошло при введении опричного войска, страшное поражение от крымских татар, в конечном счете привело в том числе к завершению закрепощения крестьян. Но у меня сейчас вопрос не об этом. У меня вопрос о другом. Вы говорили, и ваш оппонент упомянул, в частности, казни 1571 года, когда, в общем, Иван Грозный порешил всю верхушку своей Опричнины. Порешил страшно, кстати, в своей манере. Ивана Висковатого, своего многолетнего печатника, фактически канцлера, министра иностранных дел…

Владислав Назаров: Он не опричник.

Николай Сванидзе: Да, он не опричник был, но он один из ближайших был к нему людей, совершенно верно. Но он фактически разрезал на кусочки. Басманова убил. То есть он отказался от Опричнины. Он пришел к выводу, что это была ошибка или нет?

Дмитрий Володихин: Если вы имеете в виду казни лета 1570 года и опалу Плещеевых-Басмановых после Новгорода, то произошел отказ от опоры на старомосковское боярство в качестве несущего элемента Опричнины. Прощупывается он очень тяжело. И это скорее гипотеза, чем реальность. Но неправильно говорить, что Иван IV взял и снес всю верхушку Опричнины. Он ликвидировал часть людей, повторяю – часть, тех, которые оказались слишком самостоятельны в рамках Опричнины. Вот что можно примерно сказать. От Опричнины он отказался не раньше, конечно же, лета-осени 1571 года, когда постепенно начался ее демонтаж. Очень значительная часть опричников – как знатных людей, так и худородных дворян – в будущем еще будет и боярами, и воеводами, и войдет в особый двор Ивана IV. Так что не надо думать, что вот эти самые высокопоставленные опричники все были пущены под топор. Вовсе нет. Большая часть, наоборот, сохранилась.

А что касается закрепощения крестьянства. Знаете, Опричнина и, в частности, поражение от Девлет-Гирея в 1571 году – это один из, может быть, десятка факторов, которые привели к закрепощению крестьянства. Этих и эпидемия, и экономическое разорение, которое наступило еще до введения Опричнины, и одновременно крайне неудачные боевые действия в Ливонии. И честно говоря, я полагаю, что поражение 1571 года – фактор, да, но он дает в лучшем случае 5, 10 или 15% от того процесса закрепощения крестьянства, который мы видим на конец XVI века.

Владислав Назаров: А две фразы я могу сказать? Фраза первая. Дмитрий Михайлович, обращаю ваше внимание, вот вы сказали, что Опричнина – это тот военный корпус, на который он должен был опираться в военных действиях, и здесь он получил прямое личное управление. И это никак не было связано ни с НКВД, ни с охраной его личности, и так далее. Вопрос: кого казнил-то он? Разве опричников? Ведь до 1570 года опричников-то не казнил.

Дмитрий Володихин: Да, совершенно верно, казнил не опричников, а довольно большое количество и аристократов, и их слуг, и дворян, которые были связаны с аристократической верхушкой. Я, собственно, это и не отрицаю.

Владислав Назаров: Тогда, значит, при создании опричного корпуса среди целей в том числе это подразумевалось.

Дмитрий Володихин: Я объясню. Дело в том, что изначально речь шла о том, чтобы использовать право на казнь, которое не будет препятствовать печалованию церкви, для нескольких аристократов, которых он считал изменниками или, допустим, недостаточно энергичными воеводами на фронте. И несколько человек, повторяю – несколько человек казнили, это правда, из аристократов, которые никакого отношения к Опричнине не имеют.

Владислав Назаров: И для этого было необходимо в 1565 году вводить тысячу опричников?

Дмитрий Володихин: Для казни десяти аристократов тысяча опричников – точно многовато. Что касается охраны его жизни, то допустим, иностранный источник дает цифру – 500 человек, которые составляли охрану. Никак не тысяча, не пять и не шесть. Значит, все-таки, на мой взгляд, введение Опричнины продолжало несостоявшуюся «Тысячную реформу» 1550 года, когда хотели ввести под Москвой выдачу поместий для воевод, знатных дворян, аристократов, которые составили бы костяк управления. Видимо, эта реформа не была проведена и Иван IV в какой-то степени опирался на этот образец. Вот что я думаю.

Николай Сванидзе: Дмитрий Михайлович, последний вопрос, уточняющий. Меня интересует ваш краткий ответ. Я не понял из всех тех очень интересных вещей, которые вы говорили, в чем собственно, на ваш взгляд, был позитивный смысл Опричнины? Если он вообще был.

Дмитрий Володихин: Вы имеете в виду начало или конец?

Николай Сванидзе: Да все на свете!

Дмитрий Володихин: Ну давайте и то, и другое. Единственным позитивным результатом из всего, потому что в основном это был негативный результат, было определенное обновление воеводского корпуса.

Николай Сванидзе: Но он не проявил себя, этот обновленный корпус.

Дмитрий Володихин: Он проявил себя. Эти люди впоследствии удачно воевали. Тот же Хворостинин, Охлебинин, Безнин, Влодов – они действительно проявили себя очень хорошо. Но это, так сказать 15% позитива и 85% негатива в итоге. Что касается изначального – да, действительно, необходимо было выходить из ситуации, когда несколько десятков родов контролируют назначения на все ключевые посты в государстве. Нужно было как-то обходить эту ситуацию.

Николай Сванидзе: То есть это была борьба за самодержавие, я правильно вас понимаю?

Дмитрий Володихин: Это была борьба за то, чтобы изменить политический строй России.

Николай Сванидзе: В сторону самодержавия.

Дмитрий Володихин: В сторону контроля центральной власти…

Николай Сванидзе: В сторону личного контроля государя.

Дмитрий Володихин: А сейчас у нас президент.

Николай Сванидзе: А это неважно. Как хотите называйте!

Дмитрий Володихин: Ну, в таком случае у нас сейчас везде самодержавие. Менял он не только Россию.

Николай Сванидзе: Я не исключаю. Но давайте говорить о нашей стране.

Дмитрий Володихин: Так вот, в этом смысле, конечно же, все равно этот процесс будет происходить в XVII-XVIII веках. Только не столь жесткими методами, а гораздо медленнее и, скажем так, эволюционным путем, а не путем слома. Собственно, начнут это первые Романовы, продолжит Петр I. И это действительно будет уже не слом, не жесткие методы, но процесс пойдет в ту сторону. Постепенно будут отстранять аристократию, а на ее место ставить доверенных людей царя вне зависимости от их социального положения.

Владислав Назаров: Я не могу молчать.

Николай Сванидзе: Совсем не можете?

Владислав Назаров: Совсем не могу. Первое. Насчет закрепощения крестьян. На мой взгляд, никакого закрепощения в конце XVI века не было. Первый более-менее серьезный шаг – это Соборное уложение 1649 года и особенно то, что было связано с разного рода сыскными комиссиями – уже 1660-1670-е годы. В определенных отношениях крестьяне, в том числе и владельческие, что в конце XVI века, что в XVII веке обладают достаточно большим запасом прав и обязанностей. Второе. Самодержавие как форма существования монархии в России – с Ивана III, и существовало оно до 1917 года.

Николай Сванидзе: Я под самодержавием имею в виду не форму правления, а реальную власть.

Владислав Назаров: Нет, тогда вы хотите сказать, что самодержавная монархия могла принимать разные формы.

Николай Сванидзе: Разумеется.

Владислав Назаров: Так вот, при Грозном, в эпоху Опричнины, самодержавие стало деспотией, а с определенного момента – террористической деспотической формой самодержавия. А с точки зрения того, когда и сколько погибло народу за счет, или в результате, или в ходе реформ, так при Петре I погибло куда как больше.

Дмитрий Володихин: А я, собственно, не против самодержавия. Я его сторонник.

Николай Сванидзе: Замечательно. Но против террора, я надеюсь.

Дмитрий Володихин: Ничего доброго в этом не вижу.

Николай Сванидзе: Хорошо. Значит, здесь мы с вами не расходимся.

ВОПРОСЫ

Николай Сванидзе: Зачитываю первый вопрос. И не задаю его, а кратко отвечаю сам. «Николай Карлович, объясните, пожалуйста, уважаемым ученым прямым текстом, что аудиторию интересуют только те факты, которые как-то ассоциируются с путинской опричниной». Уважаемые друзья, мы обсуждаем не Путина, мы обсуждаем Ивана Грозного. Когда будем обсуждать Путина, будем говорить про Путина. А пока что у нас все-таки казней на Красной площади нет…

Владислав Назаров: И на Соборной площади у Кремля.

Николай Сванидзе: И на Соборной, да. Поэтому если захотим говорить про Путина, будем называть его Путиным, а не Иваном Грозным. Теперь более конкретно. Володихину. Как с вашей концепцией Опричнины как военной реформы сочетается дело Старицкого? Вы только скажите, что такое дело Старицкого, кратко хотя бы.

Дмитрий Володихин: Это уничтожение Старицкого и его семейства в 1569 году. Вот собственно, дело Старицкого.

Из зала: Он кузен все-таки был, первый наследник, если не считать детей.

Николай Сванидзе: Совершенно верно.

Дмитрий Володихин: Да, он был в роду московских Рюриковичей один из тех людей, которые могли в очень значительной степени претендовать на трон, если Иван IV оказывается мертв. Но вы знаете, наследник он был не первый. К тому времени у Ивана IV уже дети были. Так что вряд ли. Что касается того, почему убили. Сопротивление Опричнине, о котором я говорил, не пустой звук. У нас есть ряд заговоров. Некоторые из них не находят документального подтверждения, вполне проверенного. Некоторые, видимо, существовали на самом деле. Их приходилось ликвидировать. То есть кровь лилась. Террор касался и виновных, и невинных. В некоторых случаях действительно казнили злодеев. В некоторых случаях проливали кровь людей, которые ни сном, ни духом не имели отношения к заговорам. Что касается Старицкого – мы не можем определить сейчас, был ли настоящий заговор. Возможно, что он был в пользу Старицкого. Старицкого также могли использовать противники Ивана IV как живое знамя, как одного из претендентов на престол при устранении Ивана IV, физическом или политическом. Я думаю, этим и диктуется уничтожение Старицкого и его семейства.

Владислав Назаров: Я тоже хочу немного прокомментировать. Первое: уничтожена была не вся семья. Его дети от первой жены из фамилии Нагих остались живы, и одна из дочерей (он их последовательно выдавал замуж за Магнуса). А сын от первой супруги князя Старицкого даже на время получил небольшой удел. Это первое. Второе: они не были казнены. Они приняли отраву на последнем яме перед Александровой слободой, и якобы главное обвинение, которое зачитывалось опричниками, было в том, что он через рыбу (а его везли из Нижнего Новгорода) пытался отравить царя.

В принципе, полутора годами ранее тот же Старицкий представил некий список – опять-таки, говорим якобы – тех заговорщиков (около 30 фамилий), которые собирались свергнуть царя. Причем так и остается неясным, то ли в пользу его, то ли в пользу Сигизмунда II. Здесь темные источники, достаточно недостоверные. Но что сам князь Владимир Андреевич повел себя не лучшим образом – это точно.

Николай Сванидзе: Он действительно был невеликого ума человек?

Владислав Назаров: Кто же его знает? Если бы я мог или у него интервью взять, или побеседовать, тогда я бы сказал. Но скорее всего, что оно так.

Дмитрий Володихин: Дело в том, что, я напоминаю, у нас ситуация мозаики, в которой осталось 5%. У нас нет документов, чтобы нарисовать в полный рост личность Старицкого. Более того, вы очевидно говорите о заговорах конца 1567 года. Огромная дискуссия – был этот заговор, который спровоцировал террор, или нет. Я могу высказать свое мнение: что-то было. И я в данном случае ориентируюсь не только на показания иностранных источников, которые говорят – да, были какие-то заговоры, но достаточно неясно. Я опираюсь на обстановку на русско-литовском фронте: в этот момент армия литовцев разворачивается для удара по русской армии. Русская армия идет к фронту под действием известия о заговорах – мы не говорим сейчас, были они или нет, мы сейчас не знаем – и разворачивается назад. И в этот момент войска литовцев, которые также должны были нанести удар, не нанося удар уходят. Скажите мне, кто собирает армию, чтобы потом разойтись по домам? Очевидно, все-таки рассчитывали на то, что в русском лагере какие-то сторонники литовцев есть. И не исключено, что они связаны именно со Старицким. Но это, видите, гипотезы. Мы можем очень много предполагать. Твердых фактов в руках мало.

Владислав Назаров: Вы оптимист, Дмитрий Михайлович, если говорите, что у нас с источниками мозаика в 5%. Я бы сказал, около 1%.

Николай Сванидзе: Теперь вопрос вам, Владислав Дмитриевич. Я думаю, что вам. Здесь не написано кому. Насколько можно доверять источникам иностранного происхождения (упоминаются послания иностранцев – Таубе, Крузе, сочинения Шлихтинга и Штадена) в описании казней времен Опричнины. Насколько можно верить иностранцам?

Дмитрий Володихин: Они очень разные.

Владислав Назаров: Они не очень разные. В самом посыле они схожие. То есть речь идет, прежде всего, о том, чтобы показать, насколько ужасны эти казни, которые имеют место быть в Российском государстве. Ведь известно, что одной из своих политических целей правящие круги Великого Княжества (тогда уже Речи Посполитой) после 1569 года добились. Была отменена попытка активизировать связи России с Папским престолом. Именно поэтому понадобилось перевести на латынь донесения Шлихтинга и отправить в Рим. С этой точки зрения, направленность эта имела место быть. Другой вопрос, что это отнюдь не отменяет достаточной точности в описании того, как происходили эти казни. Тем более что этот мотив в записках Штадена уже никак не мог присутствовать.

Я полагаю, что когда мы оцениваем это, надо учесть три фактора. Первый, о чем я уже говорил – способы казни: возврат, всплеск представлений о жизни и смерти и о способе казни, восходящий к языческим временам. Второй: с точки зрения масштабов, с точки зрения театральности, вообще Иван Грозный, как я понимаю, был великий шоумен. Обращение, письмо к населению Москвы при введении Опричнины – первое в истории России. Раньше такого не было. Его присутствие и разъезды во время казней на Соборной площади в Кремле – это опять-таки выходит за все рамки представлений. В самом святом месте столицы проводятся публичные казни! И в присутствии массы населения. И, наконец, третье, что здесь необходимо сказать: в принципе, с точки зрения масштабов казней, а не права формы их осуществления – ничего особенного. Вы вспомните религиозные войны во Франции. Сколько там было убито что католиков, что протестантов? Вспомните, сколько пострадало от Генриха VIII двумя-тремя десятилетиями раньше, в Англии, во время его многочисленных женитьб и политических переворотов в его ближайшем окружении?

Дмитрий Володихин: Наши учителя.

Владислав Назаров: Нет, они не учителя нашли. Это эпоха показывает, как жили люди, и по каким мотивам проходили эти убийства. Святое дело – убить протестанта. Равным образом святое дело – убить католика. И понадобилось примерно сколько – около тридцати лет войн, чтобы стало доходить до сознания, что, в общем-то, это не обязательно.

Дмитрий Володихин: Можно минуточку? Я отвечу прямой формулой по иностранным источникам. Нет никакой единой нормы достоверности для иностранных источников. Они ранжируются. И каждый раз приходится очень серьезно работать, чтобы определить, где достоверно, где нет. Таубе и Крузе – очень малодостоверный источник, Шлихтинг – чуть получше, Штаден – существенно лучше. Флетчер, допустим, который был через несколько лет после смерти Ивана IV в Москве и писал о его времени – серединка на половинку. Ченслер – весьма достоверен, Дженкинсон – весьма достоверен.

Николай Сванидзе: Ченслер не писал об Опричнине.

Дмитрий Володихин: Я понимаю, это 1550-е годы. Я имею в виду просто иностранные источники того времени. Допустим, поляки, которые писали о боевых действиях 1570-х годов – Генденштейн, Зборовский, Дзялынский. Генденштейн – враль, Зборовский, Дзялынский – хорошие, качественные источники. Поэтому, ради бога, никогда не пользуйтесь каким-то обобщенным представлением, что все иностранцы врут или все время говорят правду. Это очень сильно большие колебания от одного источника к другому.

Николай Сванидзе: Как впрочем, и не иностранцы.

Дмитрий Володихин: Да, совершенно верно. Как, впрочем, и наши нормативные источники. Поэтому будьте осторожны. Каждый раз нужно конкретно рассматривать происшествие и известие источников в отношении него.

Владислав Назаров: Проверяйте профессионалов. И в Опричнине, и после нее.

Николай Сванидзе: Больше зачитывать записки нет времени, к сожалению. Вам предоставляется по четыре-пять минут для завершающих тезисов. Прошу вас.

ТОЧКА НЕСОГЛАСИЯ

Дмитрий Володихин: Я, собственно, могу повторить то, что я говорил в самом начале. И добавить к этому только одно. Что касается введения Опричнины – повторяю, что это реформа, военно-политическая, которая была призвана изменить политический строй и кадровое рекрутирование в армии и в аппарате управления, но прежде всего в армии.

Добавлю по итогам обмена мнениями с Владиславом Дмитриевичем, что да, действительно, Иван IV потребовал от церкви в лице митрополита Афанасия (на тот момент) отменить печалование об опальных. Ранее по печалованию церковь могла спасти человека от казни или от тяжелой опалы. Да, это так. Митрополит Афанасий тогда вынужден был уступить. Впоследствии он просто-напросто сошел с митрополичьей кафедры, видимо, не чувствуя в себе сил поддерживать это соглашение. И надо сказать, что это не менее мужественный поступок, чем стояние Филиппа. Он ведь был вполне здоров, сославшись на болезнь. Тем не менее, митрополит Афанасий, уже сойдя с кафедры, прожил еще довольно долго и занимался весьма физически тяжелыми живописными работами.

Что касается требования упростить режим казни изменников или нерасторопных воевод. Да, совершенно верно. Это было произведено при начале Опричнины. Но повторяю, это был один из не первостепенных аспектов и первые три года использовался крайне мало – не больше, чем в обычное время. Но, собственно, это не кардинальное отличие между мной и Владиславом Дмитриевичем.

Отличие, собственно, состоит в том, что он полагает, что Опричнина, если я правильно истолковываю ваши взгляды, это поворот к политическому опыту старомосковской древности XIV-XV веков. Я считаю, что Опричнина – это переход к политическим процессам будущего. К тому, что все равно будет делаться в XVII-XVIII веках Алексеем Михайловичем, Федором Алексеевичем, Петром Алексеевичем. Но это была попытка неудачная. Слишком жестко проводилась земельная политика. Слишком страшным было подавление тех, кто ей сопротивлялся. Итог вышел тот, что реформа не привела к решению поставленных задач и нанесла урон. Однако это был скорее шаг в сторону будущего. Неудачный, кривой. Но, может быть, раз столкнувшись с неудачей в этой работе, впоследствии московские государи пошли по несколько другому пути и сделали то, что реально было нужно сделать. Спасибо.

Владислав Назаров: Я, наверное, немножко разрозненно скажу, касаясь и Опричнины, и того, какими причинами, по мнению Дмитрия Михайловича, она была вызвана, спровоцирована и так далее. Первое: наверное, я не вполне ясно выразился. По форме это был возврат к неким политическим явлениям и институтам конца XIV-XV веков. Очень постепенно Иван Грозный шел к тому, чего он добился на первом этапе опричнины, до 1567 года. Первый этап я оканчиваю вот этим неудачным Ливонским походом 1567 года. Напомню кратко. Заочный суд над Адашевым и заочный суд над Сильвестром, главными лицами избранной Рады в 1550-е годы, без привлечения свидетелей, без присутствия самих обвиняемых на суде, без возможности печаловаться. То есть попытка со стороны Макария была, но она закончилась ничем. Казни родом, которые до этого времени не практиковались. Первый опыт применения – это 1562-1563 год. Это Адашевы, их сородичи Ольговы и их по брачным связям близкие люди Сатины – казнены были родом. Опять-таки новация. Только лишь с каким знаком. И вот следующий этап, который был прокламирован в январских грамотах и в Указе об Опричнине Ивана Грозного – это право суда, заочного и любого другого, неколлегиального, без свидетелей и без права печалования церкви. Это первое.

Теперь второе. Никак не могу согласиться с Дмитрием Михайловичем в главном его посыле. О том, что было деление прерогатив и вообще политической власти между царем и вот этой особенно титулованной аристократией, а нетитулованные обиженные роды создали некую социальную базу для Опричнины. Правящий класс, политический класс российского государства складывался в тех формах и в тех больше чем ста фамилий, которые вы назвали, и они включали в себя в том числе старомосковские, старотверские и отчасти даже старорязанские боярские нетитулованные роды. Это он сложился на протяжении примерно 50-60 лет, начиная где-то с 1460-х годов и кончая серединой правления Василия III – 1520-ми годами. Не было, на мой взгляд, никаких серьезных, коренных противоречий между функционированием самодержавной власти и политическим классом в России в 1530-1540-е годы.

Дмитрий Володихин: Вот тут мы расходимся.

Владислав Назаров: Решительным образом расходимся. Потому что, опять-таки не было удельных князей в это время, кроме Владимира Андреевича! Не существовало никогда удельных князей тверских, кроме как внутри Тверского княжества в момент его самостоятельности! То же самое относится к Ярославлю, и так далее. На протяжении полутора веков сложилось примерно девять корпораций, территориально клановых княжеских домов Рюриковичей. Можно их перечислить, если кого-то это заинтересует. Разделение по степени назначения, по темпу назначений – сразу в бояре или через окольничих в бояре, воеводские назначения первого, второго, третьего ранга, полковыми или городовыми воеводами – это складывалось постепенно и не могло не приводить и не приводило к существенным, принципиальным противоречиям между правящим монархом, даже формально, и этой знатью. Но ведь очень простой вопрос. Если бы это было, чего было 8-летнего мальчишку не скинуть с трона? Никак не входило это в политические и социальные планы этих людей. Противоречия, естественно, были. Но не они породили Опричнину.

Николай Сванидзе: Спор продолжен будет в кулуарах. Все, уважаемые друзья. Разрешите завершить. Два блестящих специалиста, очень компетентных, ярких, настолько глубоко знающих материал. Во-первых, спасибо. Во-вторых, не соглашусь по одному из пунктов с каждым. С Владиславом Дмитриевичем не соглашусь в том, что в это время были Генрих VIII и Варфоломеевская ночь. Ну, были. Но время было такое. Я не понимаю про время! А в XX веке какое было время?

Владислав Назаров: Еще хуже.

Николай Сванидзе: А до Ивана Грозного был его отец, Василий ІІI. А до Василия ІІI был его дед Иван ІІI. Что, он был мягкий, добрый человек? Не был он мягким. И, как известно, Иваном Великим называли сначала его. Иваном Грозным даже сначала называли его. Но, тем не менее, он не устраивал таких казней, как-то обходился. Пункт, в котором я не соглашусь с Дмитрием Михайловичем. Дмитрий Михайлович все время говорил, что первоначально идея террора не была заложена в создание Опричнины. Да неважно абсолютно, какая идея была заложена! У Платонова девочка говорит в котловане: «Надо всех плохих людей убивать, а то хороших слишком мало». Замечательная идея! Чтобы хороших людей было больше, надо всех плохих убивать. Знаете, у коммунистов, у Карла Маркса и Фридриха Энгельса, тоже идея была замечательная, чтобы все люди были братья. А на практике чем кончилось?  Поэтому мы оцениваем историю не по идее, которой руководствовался тот или иной государственный деятель, а по осуществлению и результатам этой идеи. Спасибо еще раз большое. Мне лично было интересно.

См. также: http://moment.gaidarfund.ru/articles/2310

 

Опричнина

Цель:

Образовательная: сформировать знания об опричнине, времени ее учреждения, основных событиях, итогах.

Развивающая: сформировать умения выявлять причинно-следственные связи, логического мышления, анализа исторических событий.

Воспитательная: привить интерес к историческому прошлому России. На примере опричнины показать значение отдельной личности в истории.

Тип урока: изучения нового материала.

Оборудование: видеоурок и тест по теме: «Опричнина». А.А. Данилов, Л.Г. Косулина История России с древнейших времен до конца XVI века (6 класс). Учебник для общеобразовательных учреждений, М., «Просвещение», 2012.

Ход урока

1. Организационный этап

Преподаватель здоровается с учащимися, делает необходимые отметки в документах. Сообщает тему занятия: «Опричнина».

2. Введение в новый материал

На сегодняшнем занятии мы с вами познакомимся с очень важной темой: «Опричнина». Узнаем, что это за события, когда и при каком правители она проводилась. Каким были причины ее начала и завершения. Какими были итоги этих событий и как они отразились на российской истории.

3. Проверка домашнего задания

Преподаватель проводит опрос (использует тест «Внешняя политика Ивана IV. Освоение Сибири»).

1. Предлагает учащимся вспомнить персоналии: Иван Грозный, Ермак, хан Кучум, Стефан Баторий.

2. Соотнести события и даты: 1552, 1558, 1569, 1582, 1585.

3. Дать определения понятиям: засечная черта, ясак, острог,

4. Ответить на вопросы: «Основные направления внешней политики Ивана Грозного и ее результат». «Цели и итоги Ливонской войны».

4. Изложение нового материала

Скачать видеоурок «Опричнина»

Преподаватель предлагает учащимся вспомнить:

1. Каким был строй Российского государства в начале правления Ивана Грозного?

2. Какие реформы были проведены Избранной радой?

3. Какими правами в России того периода обладали: церковь, бояре, царь.

4. Вспомните наиболее значимые события изученного вами времени правления Ивана IV.

Реформы середины 16 века были противоречивы. Была проведена централизация государства, что усилило власть правителя. Россия оказалась на историческом перепутье и от действий ее правителя — Ивана IV — зависело по какому пути она пойдет дальше.

Задает вопросы:

1. С каким государством христианского мира у Древней Руси были очень тесные контакты?

2. Кратко охарактеризуйте государственный строй Византии.

Иван IV был коронован царским венцом. Он воспринимал себя как Богоизбранного правителя. Его представления о власти были близки к византийским. Царь желал ничем не ограниченной власти. Ситуация сложившаяся в России к середине 16 века не могла его устроить. Вернуться к старым порядкам было уже невозможно, а при складывании сословной монархии пришлось бы зависеть от мнения других людей. В Российским государстве назревали перемены.

Задает вопросы:

1. Вспомните, по какому принципу происходила смена правителей в Русском государстве в различные периоды?

2. Что такое «принцип старшинства», кто такие удельные князья, что такое вотчина?

В 1553 году Иван IV серьезно заболел. Чтобы исключить борьбу за власть после своей смерти, он приказал приближенным принести присягу своему сыну Дмитрию. Многие бояре уклонились. Они желали видеть на престоле Владимира Андреевича Старицкого. Царь выздоровел, но впоследствии припомнил сомнения своих соратников.

Задает вопросы:

1. Вспомните причины неудач России в Ливонской войне.

2. Расскажите, как война отразилась на населении России.

Россия стала проигрывать в Ливонской войне. Вину за неудачи царь возложил на воевод. Это вынудило бежать в Литву Андрея Курбского. Реформы Избранной Рады не давали результатов. Военные неудачи отразились на простом народе. Назревало недовольство. Боярская дума и духовенство требовали от Ивана IV восстановления прежних порядков.

Царь созвал Земский Собор, который признал бывших сподвижников Ивана виновными в сложившемся положении дел. Адашев и Сильвестр были сосланы и вскоре погибли.

Задает вопросы:

1. Какую роль играла церковь в жизни людей 16 века?

2. Какую роль сыграла церковь в преобразованиях Ивана IV?

Осложнились отношения с церковью. В 1563 году умер митрополит Макарий. На смену ему пришел Афанасий. Он поддерживал бояр. Положение царя стало шатким. Зимой 1564 года Иван IV перебрался в Александрову слободу. Оттуда он отослал письмо митрополиту, в котором сообщал, что оставил Москву из-за изменников.

Особая грамота предназначалась простым людям Москвы. Царь сообщал, что он ополчился на изменников бояр и дворян, а на них зла не держит. В Москве начались волнения. Простые люди отправили Ивану челобитную, в которой сообщали о том, что царь волен править как ему угодно и что они поддерживают его борьбу с боярами. Бояре тоже отправились к царю с просьбой вернуться и подтвердили, что он в праве «казнить и миловать» по своей воле.

С этих событий в России установился новый порядок. Он получил название опричнины (от слова «опричь» — кроме). Земли государства были поделены на две части. Одну — опричную — царь забрал под свое личное руководство. Другая часть была названа земщина. Там сохранялось старое управление.

Преподаватель предлагает учащимся ознакомиться с картой и на ее основе сделать вывод о принципе разделения земель государства на земщину и опричнину.

В опричную часть вошли наиболее богатые и важные земли государства. Знать так же была поделена на две части. Тех, кому царь доверял, пересели в опричные земли. Те, кто не вошел в опричнину, должны были переселиться в отдаленные земли. Эта мера подорвала могущество старых боярских родов. Лишила их основы могущества — вотчин.

Преподаватель предлагает учащимся ознакомиться с отрывком из Никоновской летописи, описывающей введение опричнины.

«…Царь архиепископов и епископов принял на том, чтобы ему своих изменников, которые измены ему, государю, делали и в чем ему, государю, были непослушны, на тех опалу свою класти, а иных казнити; а учинити ему на своем государстве… опришнину, двор… учинити особый… Да и стрельцов учинити себе особно…»

Предлагает ответить на вопросы:

1. Какими были основные меры по введению опричнины.

2. Что нового было введено?

Был образован корпус личной гвардии Ивана IV. Вскоре это опричное войско достигло 5 тысяч человек. Опричники приносили царю клятву в верности. Они носили черную одежду. Их внешним отличием служили собачья голова и метла, прикрепленные к седлу, в знак того, что они грызут и метут изменников царя. На все поступки опричников царь смотрел сквозь пальцы. Опричное войско поддерживало царя, так как от его воли зависело их положение. Опричники являлись инструментом, при помощи которого Иван IV проводил внутреннюю политику, карал неугодных и управлял страной. Начался массовый поиск и преследование «изменников», в истории за ним закрепилось название «опричный террор».

Предлагает ответить на вопросы:

1. Что мешало Ивану Грозному установить в стране единоличную власть?

2. Кто и почему были основными противниками самодержавия Ивана Грозного?

Стремясь утвердить свою единоличную власть, Иван IV начал борьбу с «вольностями». В заточение был отправлен выступавший против опричнины митрополит Филипп. Вскоре он был убит. В 1569 году царь расправился со своим двоюродным братом Владимиром Старицким. Этим он ликвидировал последний удел в русских землях.

Одним из видных деятелей опричнины и сподвижником Ивана Грозного являлся Малюта Скуратов.

Преподаватель предлагает учащимся ознакомиться с пословицами, созданными народом.

«Не так грозен царь, как его Малюта».

«По тем улицам, где ты ехал, Малюта, кура не пила».

Предлагает определить по их содержанию отношение простого народа к Скуратову и его роль в российской истории.

Решительность и жестокость, с которыми он выполнял поручения царя, вызывали осуждение у окружающих. Образ послушного исполнителя приказов царя надолго сохранился в памяти русского народа.

Задает вопросы:

1. Почему Великий Новгород долгое время не входил в состав Московского государства?

2. По каким причинам московские правители считали Новгород своим основным соперником?

Зимой 1569 года, подозревая новгородскую знать в соучастии в «заговоре», Иван Грозный выступил против Новгорода. Новгородская округа была опустошена. Были показательно казнены многие горожане. После 6 недель грабежей и казней город был оставлен. Новгород окончательно потерял свое значение соперника Москвы.

К 1572 году опричные казни стали затухать. С помощью опричнины Иван уничтожил всех своих противников.

Задает вопросы:

1. В каких отношениях состояло Российское государство и Крымское ханство?

Показательным был Крымский набег на Москву, в ходе которого опричное войско показало свою низкую боеспособность Крымский хан Девлет Гирей, в мае 1571 года, 40-тысячной армией совершил поход на русские земли. Он дошел до Москвы и подпалил ее пригороды. Город почти полностью выгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведенных в плен исчислялось десятками тысяч. В 1572 году татары повторили свой набег.

Девлет Гирей собрал 80 тысяч человек. Вторжение крымского хана, как и походы Батыя, поставило вопрос о существовании Русского государства.

Главой русского войска был князь Михаил Воротынский. Под его началом было около 25 тысяч человек. Русские войска находились у Серпухова. Девлет Гирей послал против Серпухова отряд. Основное войско татар двинулось на Москву. Крымское войско растянулось: его передовые части достигли реки Пахры, арьергард подходил к селу Молоди. Здесь в ожесточенном сражении оно было разбито.

Сражение при Молоди стало поворотной точкой в противостоянии России и Крымского ханства. Была подорвана военная мощь ханства. Османская империя отказалась от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье. Русское государство сохранило свою независимость.

На Дону и Десне укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров, были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце — началось освоение черноземных земель. Кроме того, эта победа показала необходимость в существовании единого войска.

В 1572 году царь запретил употреблять даже слово «опричнина». Опричное войско было распущено. Но до конца жизни Ивана IV оставался и его обособленный двор — отдельная организация управления, которая очень напоминала опричные порядки.

Задает вопросы:

1. Вспомните, какие события происходили в Европе в период правления Ивана Грозного.

2. Назовите основные из них. Их причины и последствия.

Опричнина Ивана Грозного не была чем-то особенным. В Европе 16 века централизация государств сопровождалась борьбой за власть, казнями, преследованием соперников. В каждой стране были свои особенности. Английская королева Елизавета боролась в это же время с законной наследницей престола Марией Стюарт, казнила ее саму и многих ее сторонников. В Испании свирепствовала инквизиция, и Филипп II ежедневно наблюдал, как его противников сжигали на кострах. Французский король Карл IX сам участвовал в резне протестантов в Варфоломеевскую ночь 1572 года.

5. Закрепление изученного материала

Преподаватель предлагает учащимся ответить на вопросы по изученному материалу:

1. Каковы были причины введения опричнины?

2. В чем была главная цель этих преобразований?

3. Какими были итоги опричнины?

4. Предлагает дать определения понятиям: Избранная рада, судебник, Юрьев день, приказы, Стоглав, стрельцы.

Предлагает индивидуальную работу по теме: «Значение битвы при Молодях в российской истории».

6. Итоговое обобщение. Домашнее задание

Итоги опричнины были во многом неоднозначны. С одной стороны бесконечные войны подорвали хозяйство страны. В запустении находились многие земли. Свирепствовали голод и болезни. С другой стороны была укреплена центральная власть, еще более централизовано управление, ликвидированы возможные очаги сепаратизма. Опричнина повлияла на все стороны жизни русского общества. В это же время государство смогло отстоять свою независимость и пойти по своему пути развития.

Преподаватель задает домашнее задание в соответствии с изученным материалом.

7. Рефлексия

Проводится в свободной форме с целью выявления качества проведенного занятия.

Ответы | § 21. Российское государство в XVI в. — Всемирная История, 7 класс

1. Расскажите, в каких условиях рос и воспитывался Иван IV и как он пришел к власти.

Иван IV рос и воспитывался в условиях жестокости и насилия. С 8 лет он остался сиротой. Бояре не заботились о будущем царе, иногда забывали покормить. В стране происходили борьба за власть, тайные убийства и перевороты.

В 1547 году Иван IV был венчан на царство и получил титул «Государь, царь и великий князь всея Руси».

2. Заполните таблицу «Реформы Избранной рады».

  Реформа
центрального
управления
Реформа
местного
управления
Судебная
реформа
Военная
реформа
Содержание
реформы
Создание приказов — учреждения, ведавшие определенными отраслями государственного управления.

Отменены кормления. Власть на местах стала выборной.

Вместо наместников появляются земские старосты.

Право высшего суда принадлежала царю.

Регламентация наказаний.

Единый размер судебных пошлин.

Создание постоянного стрелецкого войска.

Централизованное управление войском.

Создание постоянной сторожевой службы на южной границе страны.

Сделайте вывод, каким образом проведенные реформы повлияли на власть царя.

Проведенные реформы укрепили самодержавную (неограниченную) власть царя.

3. С помощью схемы и картосхемы на с. 149 охарактеризуйте основные направления и итоги внешней политики Ивана IV. Почему для России был так важен выход к Балтийскому морю?

Основные направления внешней политики Ивана IV:

1) восточное: покорение Казанского ханства (1552 г.) и подвластных ханству народов (мордва, чуваши, башкиры и удмурты), присоединение Астраханского ханства (1556 г.), освоение Сибири;
2) западное: Ливонская война (1558—1583 гг.) с целью завоевания выхода к Балтийскому морю.

Итоги: Ивану IV удалось расширить территорию Российского государства за счет присоединения территорий Золотой Орды (Астрахань, Казань), но Ливонская война была проиграна.

Для России был важен выход к Балтийскому морю, чтобы иметь право свободно торговать с Европой через Балтику.

4. Что такое опричнина? С какой целью и какими методами проводилась эта политика?

Опричнина — политика Ивана IV, которая заключалась в разделе земель России на две части (опричнину и земщину) и сопровождалась репрессиями и террором.

Основной целью опричнины было укрепление центральной власти царя в борьбе против удельных князей и своевольных бояр.

Страну поделили на две части — собственность царя (опричнина) и остальные земли (земщина). Земщина облагалась огромными налогами. Иван IV создал опричное войско с целью преследования и наказания предателей и недовольных политикой царя.

5. Объясните, почему в конце правления Ивана Грозного Российское государство оказалось на грани разорения.

В конце правления Ивана Грозного Российское государство оказалось на грани разорения из-за неудачной Ливонской войны и опричной политики. Многие крестьяне и горожане были разорены. В России начались голод и разруха. В 1571 году Москва подверглась нашествию крымских татар.

Присоединяйтесь к Telegram-группе @superresheba_7, делитесь своими решениями и пользуйтесь материалами, которые присылают другие участники группы!

Укрепление государственной власти при Иване IV Грозный (1533-1584)

1. Усиление дворянства.

Наступил XVI век. В общественном строе России произошли важные изменения. Он оставался по-прежнему феодальным, но внутри класса землевладельцев-феодалов многое изменилось.

Раньше главным собственником земли было боярство. Особенно богаты и влиятельны были потомки великих и удельных князей, которые владели львиной долей земли. Их называли боярами-княжатами.

Когда образовалось единое государство, положение бояр-княжат стало ухудшаться, а положение помещиков-дворян - улучшаться. Боярская знать соперничала с царем, и царь стремился уменьшить ее силу. А дворяне все больше получали поместий от царя за службу.

Дворяне тоже были землевладельцами, но их землевладение отличалось от землевладения бояр. У бояр были огромные наследственные имения - вотчины, переходившие от отца к сыну. У дворян имения, во-первых, были значительно-мельче. Во-вторых, они получали их не по наследству от своих предков, а из рук московского царя и при обязательном условии военной службы. Такое имение, как вы знаете, называлось поместьем. Если дворянин переставал служить в войске, поместье у него отбиралось.

Следовательно, дворяне зависели от московского царя. II они были довольны этим положением. Раньше, в период феодальной раздробленности, жизнь дворян при удельных князьях была устроена значительно хуже.

 Они были слугами князей или слугами их слуг. Им давали в уделе небольшие именьица за службу князю или боярину удельного князя. Управляющий князя («дворецкий», или «дворский») наблюдал за их службой. Дворяне так и назывались «слугами под дворским». От слов «двор», «дворский» и произошло название дворяне. Но многим ли можно было поживиться в глухом уделе, как стеной отгороженном от остального мира?

Рухнули отдельные княжества, собралось одно сильное Российское государство, и положение дворян изменилось. Московские цари стали принимать дворян к себе на службу и давать им поместья. Для дворян началась совсем другая жизнь. Было много выгоднее служить богатому и сильному российскому царю! Он давал большие поместья, больше крестьян, да и выслуживаться было легче - простор, выгода н почет по сравнению с былой службой у какого-то удельного князя!

На это служилое дворянство и опирался царь Иван IV Грозный. (1533-1584). В 1547 г. он первым торжественно «венчался на царство» в Успенском соборе по особому обряду и объявил о себе всенародно как о царе «всея Руси».

2. Обострение классовой борьбы.

К середине XVI в. изменилось и положение крестьян. В XVI в. усилилось участие светских и духовных, феодалов в торговле. Поэтому они хотели получать в своих вотчинах и поместьях больше продуктов для продажи. Они увеличивали барщину и оброк натурой, все чаще требовали с крестьян оброк деньгами. Тяготы, лежавшие на крестьянах, увеличились.

Крестьяне сопротивлялись как могли: бежали в южные степи или на Урал, где тогда еще не было помещиков, самовольно распахивали земли феодалов, нападали на их дома, захватывали и уничтожали документы, в которых были записаны права помещиков на землю и крестьян. Бывало, что возмущенные крестьяне убивали ненавистных помещиков.

В 1547 г. вспыхнуло восстание посадских людей в Москве. Невмоготу стало им терпеть самоуправство феодалов, которые воспользовались малолетством Ивана IV и вновь возобновили свою борьбу за власть. Непомерно возросли поборы, взимаемые феодалами с городского населения.

Поводом к восстанию послужил огромный пожар, истребивший дома и имущество посадских людей. Разнесся слух, что город подожгли родственники молодого царя. Возмущенная толпа двинулась в Кремль, требовала выдачи особенно ненавистных бояр, громила их дома. Царь Иван, напуганный размахом восстания, покинул город и укрылся в подмосковном селе.

Иван IV вынужден был пойти на уступки: из правительства удалили наиболее ненавистных народу бояр; пришлось постепенно ликвидировать систему кормлений.

Обострение классовой борьбы в стране побудило феодалов провести ряд реформ (преобразований), с помощью которых они стремились укрепить свое положение, усилить государственную власть.

 

3. Реформы 50-х годов.

Были укреплены центральные органы управления - приказы. Время от времени царь стал созывать бояр, высшее духовенство, представителей дворян, богатых купцов на особые собрания, которые получили название Земских соборов. Здесь обсуждались важнейшие дела - о сборе налогов с населения, о войне и мире. Земский собор 1550 г. принял новый Судебник, который подтвердил ограничение права крестьянского перехода только Юрьевым днем и увеличил плату за «пожилое».

На местах учредили специальные должности губных старост (от слова «губа» - округ, уезд), которые ведали судом о «разбое». Их главное целью была защита имущества и жизни феодалов. Выбирались губные старосты из дворян, которые теперь получили большую власть над местным населением. Система кормлений была ликвидирована.

Было создано новое войско, вооруженное ручным огнестрельным оружием - пищалями. Войско это стали называть стрелецким. Специальный отряд в 3 тысячи человек составлял личную охрану царя.

Реформы нанесли удар пережиткам феодальной раздробленности и укрепили централизованное государство.

 

4. Опричнина.

Обширное Российское государство, как мы видели, уже объединило ранее самостоятельные русские княжества. Но многие из них еще жили обособленной, внутренней жизнью, но старым порядкам. Потомки старых удельных князей еще не потеряли на местах своей прежней власти. Вотчины бояр-княжат целыми гнездами располагались в старых уделах. Около города Шуи жили князья Шуйские в своих огромных имениях, около города Одоева - князья Одоевские.

У княжат по-прежнему было в бывших уделах свое войско, и они ходили на воину во главе своих полков. Княжата, как и прежде, раздавали в своих бывших уделах земли своим вассалам и даже выдавали им жалованные грамоты - документы, подтверждающие права феодалов на землю и крестьян. В этих документах княжата величали себя «государями». Как и прежде, они были судьями в бывших уделах. А население по старинке продолжало считать своим главным повелителем местного боярина, а не московского царя. Все это противоречило централизованному государственному порядку.

В самой Москве бояре-княжата мешали управлению государством. «Мы по знатности равны царю. Мы должны править государством наравне с царем, а не подчиняться ему»,- говорили они.

Иван IV Грозный не признавал требований бояр-княжат. В своей борьбе против них он, как мы уже знаем, опирался на дворян. Иван Грозный вел борьбу с боярами-княжатами с самого начала своего царствования. Но особенно обострилась эта борьба во время войны с Ливонией, в годы военных неудач и боярских измен. В 1565 г. царь установил опричнину. Это была целая система мер, направленных на укрепление самодержавия и дальнейшее закрепощение крестьян.

Вот как возникла опричнина. В конце 1564 г. Иван Грозный внезапно уехал из Москвы в Александровскую слободу (ныне город Александров, в 110 км от Москвы) и объявил боярам, что не хочет больше быть у них царем. Он потребовал, чтобы ему выделили особую долю из государственных земель - «опричнину» (от слова «опричь» - кроме), где он устроит все по-своему. Первым делом он в ней «переберет людишек» - оставит только тех, кто ему угоден. Царю выделили опричнину. Он забрал лучшую половину страны, с самыми богатыми городами и торговыми путями.

Из опричных земель царь выгнал бояр-княжат, отняв у них вотчины. Многих он казнил. Уцелевших бояр выселили из опричнины в другую половину государства - земщину, где еще держалось старое управление. Иван Грозный даже посадил там для вида на некоторое время нового «царя» - татарина Симеона Бекбулатовича, который дрожал перед ним и покорно выполнял его повеления. Царь нарочно писал ему для вида прошения и подписывался униженным именем «Иванец Васильев». Но фактически всем правил именно Иван IV.

Боярские вотчины царь раздавал дворянам, царским опричникам. Верхом на конях опричники рыскали по дорогам. К седлу у них были привязаны собачья голова и метла. Это значило, что они, как собаки, готовы грызть «врагов государевых» и метлой выметать из государства «измену». Разгулу опричников не было предела. Они жадно расхватывали боярское имущество, забирали себе крестьянских лошадей, коров, хлеб, угоняли с собой крестьян. Если крестьяне сопротивлялись, они убивали их. Один опричник хвастался: «Я выехал с одной лошадью, а вернулся с сорока девятью лошадьми. Из них двадцать две лошади были запряжены в сани, полные разного добра».

Опричники разбогатели, получили много новых поместий с крестьянами, которые должны были на них работать.

Свои преобразования Иван IV Грозный провел со страшной жестокостью. С войском опричников он обрушился на Новгород, который считал противником своей власти. Многие тысячи ни в чем не повинных новгородцев пали жертвами царского гнева: в течение пяти недель в Волхове ежедневно топили сотни людей. Опричники разграбили окрестные деревни. Новгородская земля была надолго разорена. По возвращении в Москву Иван IV продолжал многочисленные казни.

Годы опричнины были годами жестокого террора и насилий царских опричников. Недаром позже слова «опричнина» и «опричник» употреблялись как образное выражение, обозначающее грубый произвол и насилие верных слуг самодержавия.

Опричнина уничтожила власть бояр-княжат в бывших уделах и заменила ее единой властью царя. Она укрепила мелких служилых помещиков-дворян - опору самодержавного царя.

  

5. Усиление крепостнических порядков.

С укреплением дворян ухудшилось положение крестьян. Увеличились их повинности, возросла власть помещика над крестьянами, усилилось их право принуждать крестьян работать. Раньше крестьяне могли менять владельца и в определенные сроки в течение года уходить жить на другое место. Еще до опричнины, как вы знаете, был установлен только один срок перехода - Юрьев день осенний.

Однако помещику был невыгоден уход его крестьян и в Юрьев день. Он всячески мешал этому, опутывал крестьян долгами, силой удерживал крестьян.

Но этот же помещик переманивал в Юрьев день крестьян из чужих имений, обещал им льготы на новом месте. Иногда он даже платил за них «пожилое» и все остальные подати другому помещику. А иногда он просто совершал налет на чужое имение со своими слугами и силой «свозил» к себе чужих крестьян. От этого «своза» терпели больше всего помещики победнее. Крупным помещикам было легче силой увезти крестьян из чужого имения: у них было больше слуг, оружия, им легче было устроить вооруженный налет. Крестьяне сопротивлялись гнету помещиков, многие убегали. Иной раз имения пустели от побегов.

В годы опричнины мелкие помещики-дворяне почувствовали свою власть. Дворянам было необходимо окончательно прикрепить крестьян к земле, запретить всякие переходы. Постепенно помещики и добились такого прикрепления.

Царская власть стала все сильнее стеснять крестьянский переход. В 1581 г. царь запретил крестьянам переходить в Юрьев день. Это запрещение было возобновлено и на последующие годы. Эти годы получили название «заповедных лет». От Юрьева дня осталось одно воспоминание. Наступал Юрьев день, но по закону уже нельзя было уйти от барина. Постепенно царские законы объявили крестьян «крепкими земле». Тогда и сложилась горькая пословица: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

В Российском государстве утвердились крепостнические порядки.

  • < Русское централизованное государство в конце XV- начале XVI века
  • -> Присоединение к Российскому государству Поволжья и Западной Сибири - 16в >

Иван Грозный: за и против

Недавнее открытие памятника Ивану Грозному в Орле породило очередной виток споров о первом русском царе. Целесообразно ли было введение опричнины? Есть ли связь между методами правления Грозного и Смутным временем? Так ли велики были масштабы опричных репрессий? И кем все-таки был сам Иван IV – выдающимся государственным деятелем или незаурядным тираном? С этими вопросами журнал «Историк» обратился к исследователям, придерживающимся противоположных взглядов на царя Ивана и его деятельность, – докторам исторических наук Игорю ФРОЯНОВУ и Игорю КУРУКИНУ.

Первый в истории России памятник царю Ивану Грозному, открытый в Орле 14 октября 2016 года (Фото: Сергей Мокроусов/РИА Новости)

«Царь защитил свое государство»

Ивану Грозному пришлось бороться с международным заговором, который проник в Россию в форме ереси, считает доктор исторических наук, профессор Игорь ФРОЯНОВ. Именно этим обстоятельством обусловлены многие политические решения того времени.

Профессор Фроянов, еще в советские годы сделавший себе имя в науке благодаря прорывным исследованиям по истории Киевской Руси, признается: даже в наши дни положительно оценивать деятельность такого царя, как Иван IV, способен не каждый. Для этого нужно гражданское мужество, уверен историк.

Грозный ответил за Сталина

– Что вы думаете об установке в Орле памятника Ивану IV?

– Я думаю, что губернатор Орловской области Вадим Потомский проявил безусловное мужество.

– Мужество?

– В нынешних условиях, когда в нашей общественной мысли, да и в общественно-политической жизни, превалирует либеральная идея (отвергающая таких исторических деятелей, как Иван IV, Сталин, разумеется), поставить вопрос о создании памятника Грозному, а тем более осуществить задуманную идею – это значит проявить мужество. Проявить мужество в условиях, если можно так выразиться, либерального обскурантизма.

– Но ему не ставили памятников ни в советское время, ни при Романовых. Почему?

– Вы говорите «в советское время». Но советское время было разным. Если взять послереволюционный период, то об открытии памятника Грозному, понятное дело, и думать не приходилось. Такой памятник мог быть установлен при Сталине в конце 1930-х, в 1940-х годах, в начале 1950-х, но историческая ситуация сложилась так, что стране было не до открытия памятников. Нужно было прежде всего в крайне сжатые сроки модернизировать общество, ну и устоять в очень тяжелой кровопролитной войне. Поживи Сталин подольше…

– Поставили бы?

– Я думаю, могли бы поставить. И поставили бы.

– А после Сталина?

– Оценка деятельности этого царя Сталиным была очень высокой, поэтому и возникла ситуация, что Грозного в определенном смысле стали отождествлять с вождем. Соответственно, в хрущевское время, антисталинское, о каком Иване IV могла идти речь? Конечно же, наивно было бы ожидать, что при Хрущеве мог появиться такой памятник. Ведь царю Ивану, как это ни парадоксально звучит, и раньше приходилось, и до сих пор приходится отвечать за Сталина.

– То есть, например, опричнину напрямую ассоциировали с НКВД или ГУЛАГом?

– В частности это. Репрессии отождествлялись с опричниной.

– А между ними действительно есть сходство?

– Люди на этот вопрос смотрят так: были массовые расправы или их не было. Если они были и в том и в другом случае, значит, можно сравнивать, ставить в определенной мере знак равенства.

– А вы как рассуждаете?

– Я считаю, что, давая оценку деятельности и поведению руководителей государства, все-таки нужно сообразовываться с условиями места и времени.

«Погружение в бездну»

– Вы учились в университете как раз в это «междуцарствие»: Сталин ушел – Хрущев пришел. Как формировалось ваше личное восприятие образа Грозного?

– Величие Грозного как государственного деятеля я ощущал давно. Уже будучи историком. Но историком, который не занимался специально этим периодом.

К Грозному я пришел при следующих обстоятельствах. Егор Гайдар выпустил книгу «Государство и эволюция». Она мне показалась в высшей степени легковесной и тенденциозной. Я стал углубляться в тему и понял, что здесь рецензией не обойдешься. Вот так у меня созрел план написать книжку «Погружение в бездну», посвященную концу XX – началу XXI века, с объяснением своего понимания перестройки и политики Михаила Горбачева. Собственно, в подзаголовке этой книжки и значится: «Россия на исходе XX века». Работая над этой темой, я увидел зримые следы воздействия на развитие нашего общества со стороны. Причем влияние извне, как мне показалось, было весьма значительным, а в определенные моменты даже ведущим.

Ну и, естественно, возник вопрос: а где корни этого явления? И я стал опускаться в более ранние времена. Дошел до начала XX века, потом XIX века и так далее, до конца XV столетия. Там почувствовал я определенный узел, нижнюю хронологическую точку, с которой нужно начинать исследование воздействия внешних сил на историю России. То есть к опричнине я перешел, отталкиваясь от современности.

Фото: Иван Шагин/РИА Новости

ЦАРЮ ИВАНУ, КАК ЭТО НИ ПАРАДОКСАЛЬНО ЗВУЧИТ, И РАНЬШЕ ПРИХОДИЛОСЬ, И ДО СИХ ПОР ПРИХОДИТСЯ ОТВЕЧАТЬ ЗА СТАЛИНА

– Неужели это одни и те же внешние силы? Звучит, честно говоря, как конспирология, теория заговора…

– А я не боюсь такого определения. Мне кажется, противники конспирологии, порой высмеивая этот прием исследования, на самом деле стараются замаскировать, затушевать подлинный характер этого явления. Заговор есть. И он существовал на протяжении многих и многих веков.

– Какова была его цель?

– Запад, как вы знаете, – католический Запад – потратил массу сил и энергии на борьбу с православной Византией. И вот она наконец пала. Но тут неожиданно на восточных границах появилось огромное государство, с мощной централизованной властью, которое объявило себя правопреемником Византии, подхватило знамя православия и провозгласило, что два Рима пали, Третий Рим стоит, а четвертому не бывать.

Здесь и есть тот поворотный момент, который заставил западные силы, боровшиеся с православной Византией, переориентироваться на борьбу с Россией. И началось все, между прочим, с идеологической борьбы. На нас посыпались ереси, была занесена так называемая «ересь жидовствующих».

Это течение не чисто религиозное, а общественно-политическое, церковно-политическое, поскольку сторонники этой ереси преследовали цель реформации русского государства. Церкви и русского государства.

– Неужели Западу нечем было больше заняться? Там в это время Реформация вовсю шла, полыхали войны между католиками и протестантами…

– Были свои проблемы, но не забывали там и о нас. Опасность этой ереси заключалась еще и в том, что она проникла на самый верх российской власти. Виднейшие представители элиты, обладавшие реальной властью, были либо еретиками, либо пособниками еретиков. Однако они не победили. Ересь была придавлена, но не раздавлена. Она возродилась в середине XVI века, и уже Грозному приходилось ее обуздывать.

И на протяжении XVI столетия были выработаны приемы борьбы с Россией – это идеологическая борьба, создание групп опоры внутри России, подготовка людей, которых в наши дни называют агентами влияния, «обволакивание» высшей власти (этот термин, к слову, масонский, начала XX века), захват высшей власти. И если не срабатывали эти средства и приемы – то прямое вторжение с обязательным последующим расчленением России.

Опричнина. Иван Грозный в Великом Новгороде в 1570 году. Худ. О.Г. Бетехтин

Угроза извне

– Иван Грозный понимал, что имеет дело с международной опасностью?

– Конечно же, понимал, что имеет дело с такой опасностью. И иллюстрацией этого, на мой взгляд, является Ливонская война. Ее ведь всегда представляли как войну за выход к Балтийскому морю. Но сейчас даже наши вполне лояльные и далекие от мысли о мировом заговоре историки высказывают идею, что ничего подобного. Не нужен был России выход к Балтийскому морю.

– А какой была цель в таком случае?

– Мне кажется, что речь шла о строительстве геополитического пространства, обеспечивающего безопасность. Поэтому и возник спор между Грозным и представителями «Избранной рады» Алексеем Адашевым и протопопом Сильвестром о том, с кем воевать – с Крымом или с Западом. Грозный считал, что нужно все-таки с Западом. Именно оттуда шла угроза.

– Но опричнина-то зачем в такой ситуации?

– Ересь – придавленная, но не раздавленная – ставила перед собой задачу политического переустройства России на манер наших ближайших соседей: по существу, предполагалось ликвидировать самодержавную власть, заменив ее, если можно использовать для XVI века такой термин, конституционной монархией (ну, как это было в соседней Польше и других западных странах). В общем-то, это означало уничтожение того государства, к которому русский народ, Россия пришли в конце XV – XVI столетии. Вот что это означало.

Грозный это осознавал и понимал степень опасности, поэтому «встал за себя», как он сам выражался. В понятиях государя того времени «встать за себя» – это встать за государство и за церковь. Самодержавие – это особая форма монархической власти, непохожая на западные. Царь поднялся на защиту сложившегося к этому времени русского государства, на защиту Святой Руси. Недаром его называли игуменом Русской земли.

Ну а как защитить государство? Только насильственными методами. Тогда иначе невозможно было. И на Западе это делалось точно так же. Вот Грозный и создал институт опричнины. Хотя, безусловно, были и ошибки, и перехлесты.

«Россия выбрала самодержавие»

– К вопросу о перехлестах: сколько людей пострадало в результате жесткой политики Грозного?

– Профессор Руслан Григорьевич Скрынников, специалист по эпохе Ивана Грозного, насчитал где-то 4,5 тыс. жертв его политики. В то же время оценивать деятельность монарха мы должны исходя не только из прошлого, предшествующего его правлению, или непосредственно из его царствования, но и из последующих событий. А что показывают последующие события? Вот говорят, что Грозный привел страну в состояние разрухи. Но ведь воевать пришлось со всей Европой! На истощение. И естественно, обогатиться в этих условиях было невозможно. Или Ивана IV обвиняют в том, что потом наступила Смута. Тогда как между его смертью и Смутой – 20 лет. Это срок немалый. И поэтому в такую прямую связь ставить правление Ивана Грозного с очередной смутой нельзя.

Казнь еретиков в 1504 году. Миниатюра Лицевого летописного свода. XVI век

ЕСЛИ БЫ САМОДЕРЖАВНАЯ ФОРМА ВЛАСТИ ПРОИЗВЕЛА НЕГАТИВНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ НА НАРОДНЫЕ МАССЫ, ПОСЛЕ СМУТЫ К НЕЙ НЕ ВЕРНУЛИСЬ БЫ

– А новгородский погром?

– Помните, чем он был вызван? Ведь ересь началась с Великого Новгорода и там свила гнездо.

Это грозило отпадением Новгорода. Был же опыт предыдущего, XV века, когда существовала даже партия – партия Борецких, тянувшая Новгород к Литве. Ну, ушел бы город – и все. А с геополитической точки зрения это что означало? Тогдашний Новгород – это ведь не просто город и какая-то незначительная территория вокруг него, Новгородские земли в тот период – территория, доходящая до Урала почти.

– И гибель митрополита Филиппа (Колычева) чем-то была обусловлена?

– А с ним ведь какая история? Феодор Колычев в 1537 году участвовал, как и его родственники, в заговоре старицкого князя Андрея Ивановича против Елены Глинской, а значит, и против малолетнего Ивана. Вот представьте себе: они бы победили. И не было бы ни Елены, ни Ивана.

Но они не победили. И Феодор Колычев в страхе бежал из Москвы на север. Одно время он даже пас овец у какого-то зажиточного крестьянина. Добрался наконец до Соловецкого монастыря, там принял постриг с именем Филипп. И, что особенно существенно, в конце 1540-х годов он стал игуменом этого монастыря. Можно ли себе представить, что тогда кто-то стал игуменом такого монастыря без воли на то царя? Соловецкий монастырь играл в то время очень серьезную роль. Это ведь была еще и мощная крепость.

Кроме того, родичи Филиппа участвовали в борьбе против Ивана Грозного в 1560-е годы. Тем не менее царь настоял, чтобы Филипп стал митрополитом. Договорились с ним о чем? На Соборе договорились, что тот в дела опричнины и вообще в государственные дела вмешиваться не будет. И на этом Филипп целовал крест. А потом нарушил крестоцелование. Стал вмешиваться. Вот об этом молчат и наши церковные деятели, и исторические писатели.

– Были ли какие-то созидательные результаты политики Грозного помимо успешной борьбы с внешней угрозой?

– Собор 1613 года. Избирательный собор.

– Так он еще позже Смуты!

– Он возвращает власть к какой форме?

– К самодержавной.

– Так вот, если бы самодержавная власть, которую укреплял Грозный и которую он, собственно, оформил окончательно, произвела негативное впечатление на людей, на народные массы, никогда бы к этой форме не вернулись, тем более что был уже и другой опыт. Там и Семибоярщина была, и поляки сидели в Москве со своими правилами и наставлениями – и тем не менее вернулись к форме монархической власти, Иваном Грозным окончательно созданной. Это самодержавие. Русское самодержавие.

«Были следы отравления»

– А насколько, на ваш взгляд, были обоснованы опасения Грозного, что бояре могут перехватить власть?

– Он же очень скоро убедился в этом. В 1553 году царь тяжело заболел, можно сказать, был при смерти. Он собрал Боярскую думу, близких к нему людей, бояр, и поставил вопрос о том, чтобы они присягнули, целовали крест младенцу Дмитрию. Они что, согласились?

– Нет, не согласились. Но, вероятно, они не хотели повторения ситуации, которая была в 1530–1540-е годы при маленьком Грозном. То есть они хотели взрослого царя, который может сам править.

– Да, они хотели взрослого царя посадить, Владимира Старицкого, и потом крутить им.

Последние минуты митрополита Филиппа. Худ. А.Н. Новоскольцев. 1890 (Фото предоставлено М. Золотаревым)

– Но как же им крутить? Он же на то и был взрослый.

– Знаете, в чем разница между царем, изволением Господа поставленным, и царем, поставленным многомятежным человеческим хотением? Грозный это прекрасно понимал. И его современники это отлично понимали. Если бы был Старицкий, то те, кто привел его к власти, крутили бы им как хотели. Но Иван не умер.

Я беседовал с врачами. Болезнь царя 1553 года очень похожа на отравление, но, наверное, не рассчитали дозу яда. Он же был огромный такой, не по возрасту. Грозный из этой болезни выкарабкался. А вскоре царевича Дмитрия, его старшего сына, не стало. Видите ли, нянька спускалась с судна и на сходнях уронила младенца в воду. Ребенок захлебнулся, пока его доставали. Все это происходило, между прочим, на глазах отца, и он должен был бы дать какую-то оценку случившемуся.

Что мы видим дальше? Отравление первой жены – Анастасии. Вторая тоже была отравлена. И третья.

Совсем недавно, незадолго до своей кончины, историк Сигурд Оттович Шмидт – специалист по этому времени – писал о том, что со смертью Федора Ивановича тоже не все ясно и что есть основания предполагать, что и он был отравлен…

Да и мать Ивана отравили – Елену Глинскую. В этом сейчас уже не сомневаются.

Наверное, и его самого отравили, поскольку химические исследования останков показывают большие отложения ртути на костяке. И мышьяка, кстати…

«Яркий, но не очень крупный государственный деятель»

Своей политикой Иван Грозный усугубил влияние факторов, которые способствовали кризису Московского государства, вылившемуся в Смутное время, полагает доктор исторических наук, профессор Игорь КУРУКИН.

Впрочем, отмечает профессор Курукин, для всесторонней оценки личности Ивана IV у нас до сих пор недостает источников. Многие свидетельства о той эпохе наука не в состоянии ни подтвердить, ни опровергнуть.

«Нынешняя полемика к науке отношения не имеет»

– Как вы относитесь к установке памятника в Орле и к возникшей в связи с этим полемике?

– Понимаете, открытие памятников в наши дни – это что-то совершенно иное, чем в XVIII или XIX веке, когда это было действительно знаковым событием. Мы живем в эпоху с другими информационными возможностями. Хотите поглядеть на Ивана Грозного – открываете поисковик, и вам показывают картинки и все прочее. Поэтому я как-то спокойно к этому отношусь: если кому-то нужен памятник – пусть стоит…

– А если говорить о роли Ивана IV в русской истории, то какова она, с вашей точки зрения? Ведь полемика шла в основном об этом…

– Можно любить Ивана Грозного, можно не любить Ивана Грозного. Проблема здесь заключается в том, что состояние источников не дает нам возможности вычленить, увидеть, понять, осознать личную роль Ивана IV как политического деятеля в тот период, который, на мой взгляд, наиболее интересен. Это конец 40-х – 50-е годы XVI века, когда был проведен целый ряд важных – я бы даже сказал, используя современное выражение, структурных – реформ.

Там, где опричнина, там как раз понятно. А вот здесь непонятно.

Ведь что происходит в XVI столетии, с моей точки зрения? Вот мы объединили территории: Тверь, Новгород и так далее. А дальше-то что? Как управлять территорией, которая вот сюда – 2 тыс. км, а туда – 1,5 тыс. Ею же нельзя управлять так, как это делали 100 лет назад, нужны качественные преобразования. Нужно строить новую систему. И весь XVI век эти вопросы решались.

К примеру, в 1550-е годы была утверждена система местного самоуправления в лице земских старост (излюбленных голов) – важнейшее преобразование. Создание единой налоговой системы опять же. Это же масштабные реформы!

Но какова роль в них лично Ивана Грозного – мы не знаем, потому что документы, которые характеризуют процедуру принятия решения по данным вопросам, у нас отсутствуют. То есть царь мог просто одобрять предложенное, а мог принимать деятельное участие в разработке реформ. Но, боюсь, мы этого не узнаем никогда.

Лицевой летописный свод – памятник книжного искусства и важный исторический источник XVI века

– Между тем широкая полемика сейчас идет именно вокруг второго периода правления Грозного – вокруг опричнины, ее последствий…

– Ну, это дискуссия об оценках. И участвовать в спорах, которые ведутся на уровне, что, мол, Иван IV убил около 15 тыс. человек, а во Франции в тот же период угробили 80 тыс. несчастных, я как-то не вижу смысла. Это ненаучная дискуссия, она мне неинтересна.

– Но есть хотя бы примерное понимание того, сколько людей погибло в результате преследований со стороны царя и его окружения?

– Точной цифры не будет никогда, естественно, потому что кто ж учитывал все те жертвы в целом… Ведь можно же не убить, а ограбить и выгнать на мороз в чем мать родила – и человек сам умрет. Но это вроде как не прямое убийство.

Или вспомним известные синодики Ивана Грозного, где он перечисляет собственные жертвы. Они иногда берутся за основу подсчета, поскольку царь все-таки о своей душе думал и вряд ли мог одного записать, а в отношении другого сделать вид, что не было такого, не убивал, не приказывал. Но, во-первых, он, наверное, не всех помнил, а во-вторых, он же просил делать вклад по душе тех, кого приказывал убить лично, а те, кого в той же вотчине опричники убили по собственному почину, – это уже как бы и не его дело.

Земский собор. Худ. С.В. Иванов. 1908

– Но минимальная какая-то цифра?

– Минимальная – то, что мы имеем в литературе, – 15–20 тыс. человек. Это без учета абсолютно неустановленного количества погибших во время карательных экспедиций в Новгороде, Пскове, Твери.

– При общем населении страны?

– А кто ж его знает, общее население страны?! У нас никаких переписей нет. Все цифры, которые вы можете увидеть по народонаселению, получаются путем обратного отсчета. То есть мы примерно знаем, какой была численность населения в XVII–XVIII веках, и начинаем вычислять, какой она могла быть в XVI столетии. Поэтому цифры разные. Кто-то говорит, что 7 млн человек, другой – что 5,5 млн. Но это в любом случае расчет, а не анализ каких-то аутентичных данных XVI столетия.

– К вопросу о состоянии источников. Сегодняшние апологеты Ивана IV ссылаются на то, что сведения, негативно характеризующие его правление, зачастую иностранного происхождения. Как вы относитесь к таким утверждениям?

– Как к лирике. Всякий источник имеет свои особенности. Как Иосиф Виссарионович Сталин сказал, «других писателей у нас нет». Поэтому если вы профессионал, то работаете с теми источниками, которые есть. Сказать: «Плохие источники, и авторы неправильные – я не буду с ними работать» – это абсолютно за рамками науки. Будьте любезны работать с тем, что у вас есть. Если вы считаете источники плохими и отвергаете их, значит, вы просто выходите за рамки профессионального отношения к делу.

– Согласно другой распространенной точке зрения, ужасы про Грозного придумали Романовы, чтобы легитимировать свое правление…

– Ну почему? Я бы так не сказал. Петр I к Ивану Грозному относился с почтением. Почему Романовы должны были обязательно Ивана IV очернять? Напротив, кстати, было очень важно подчеркнуть преемственность, и выбор Михаила Федоровича на царство был обусловлен все-таки как раз его связью с династией Рюриковичей, а не разрывом с ней…

Опричники. Худ. Н.В. Неврев. По одной из версий, Иван Грозный приказал Ивану Федорову-Челяднину, которого заподозрил в желании занять его место, надеть царские одежды, потом посадил боярина на трон, поклонился и… ударил ножом

ОПРИЧНИНА – ЭТО СИСТЕМА ПРАВЛЕНИЯ, КОГДА БЫЛИ ОТМЕНЕНЫ ВСЕ ПРЕЖНИЕ НОРМЫ, ПРАВИЛА, ПОРЯДКИ И ЕДИНСТВЕННЫМ ЗАКОНОМ СТАЛА ВОЛЯ ЦАРЯ

Тяжесть налогового бремени

– И тем не менее, если говорить о традиционной историографии, у «противников», скажем так, Грозного есть, на мой взгляд, как минимум одна не очень убедительная позиция: будто бы его правление проложило дорогу к Смуте. Но ведь 20 лет прошло с момента его смерти до начала Смутного времени! А все Грозный виноват…

– Политика Ивана IV, как бы мы ее ни оценивали, – это очень существенные потрясения для всей страны. И потрясения такого рода, которые, с одной стороны, безусловно, укрепили его личную власть. С другой стороны, все не так прямолинейно. Если мы смотрим на государство как на институт в целом, то видим, например, резкое увеличение налогообложения со всеми вытекающими отсюда последствиями. По тем территориям, по которым такой рост подсчитан, пусть это и не вся страна, налоговая нагрузка увеличилась в три раза. Просто представьте себе, что для вас лично значит ситуация, когда вы начинаете платить в три раза больше налогов.

А это, соответственно, вело к ослаблению одного из важнейших институтов самого же государства – армии, которую составляло дворянское ополчение. Теперь дворян приходилось бить кнутом, чтобы они шли на службу. И не потому, что они такие несознательные, а потому, что если твои крестьяне обнищали, разбежались и так далее, то ты не можешь выйти на службу. Просто нет денег на это!

Проблема здесь еще в том, что, разумеется, в нашем сознании Иван Грозный олицетворяет все XVI столетие. Но есть же и другие вещи, в которых персонально Грозного обвинить, конечно, невозможно. Я имею в виду факторы, которые на Смуту работали и при Иване IV, и до него.

– То есть?

– К примеру, московские великие князья активно объединяли территории, и с конца XV века и на протяжении первых десятилетий XVI столетия, то есть еще до Грозного, начали стягивать бывшую местную знать в Москву. Их не казнили, напротив: кого-то делали членом Боярской думы, кого-то назначали на воеводство, отправляли куда-то наместниками – но не в их прежние уезды. Что это все означает? Что знать делали подконтрольной, придворной, ей говорили, что она будет жить и служить здесь, в Москве. И она становилась более послушной. Обратите внимание, что у нас не было графов и баронов, которые бы имели свои собственные замки, свои собственные владения, куда можно было бы в случае чего бежать.

Но что это все означает с другой стороны? Московская знать – все те, кто живет при дворе, кормится здесь же, получает должности, – отрывается от провинциального мира. И когда там происходят какие-то процессы, такая знать повлиять на эти процессы уже не может. А потом мы удивляемся: почему это какие-то провинциальные ребята принимали самозванцев? Им из Москвы говорили, что это самозванец, а там, в провинции, они артачились: «Э, нет! Это у вас там все неправильно, в Москве. Вот он – истинный царь». А ведь это последствия все того же процесса.

– Это был системный просчет политики московских князей?

– Ну кто же знал, что будут такие последствия? Кто может просчитать результаты таких долгосрочных процессов? В любом случае в этом нельзя обвинять Ивана Грозного. Он тут не виноват совершенно. Эту политику вел Иван III, это же делал Василий III, так поступал и Иван Грозный. Но в конечном счете все обернулось Смутой.

– А если говорить о последствиях опричнины, которая, как я понимаю, все-таки ноу-хау Грозного, то насколько они серьезны?

Царь Михаил Федорович Романов. Неизвестный художник. XVII–XVIII века

– Здесь нужно иметь в виду две составляющие этого явления. Во-первых, опричнина – это разделение территории страны в административном плане. Причем одна из категорий территорий – собственно опричнина – имела привилегии, а вот на земской половине как раз и увеличивались налоги. И для того же митрополита Филиппа (Колычева) такое разделение государства, при котором одна половина – первого сорта, а другая – второго, и было самым страшным. Казнями ведь действительно особенно никого не удивишь в XVI веке.

Во-вторых, опричнина – это, говоря современным языком, введение системы чрезвычайного положения, когда отменялись все прежние нормы, правила, порядки и единственным законом становилась воля царя. Вот я счел, что ты изменник, вот мы тебе отрубим голову. Без процедуры обвинения, суда Боярской думы и прочих «ненужных» правовых элементов.

Причем если массовые казни в какой-то момент, видимо, закончились, то разделение страны и людей сохранилось.

Обратим внимание еще на один момент, который давно известен в исторической науке, но как-то до сих пор не вошел в массовое сознание. Исследования, которые касаются таких скучных вещей, как землевладение и так далее, продемонстрировали, что за период 1560–1570-х годов каждый второй землевладелец в Московском государстве сменил свое владение. А это огромное потрясение для населения.

Это не означало, что тебя казнят. Просто ты, твоя семья и твой род жили из поколения в поколение в каком-нибудь Дмитровском уезде, у тебя здесь могилы предков, у тебя тут связи, соседи, с которыми ты дружишь, с которыми в твоем роду заключались браки, здесь друзья, вот твой монастырь, в который ты делаешь вклады и где хоронишь своих родичей, – а тебя вдруг берут и бросают в какое-то другое место. Тебя не репрессируют. Тебе дали землю и крестьян, ты остался в том же статусе, в котором был, но вся твоя жизнь поломана.

«Это всего лишь наши предположения»

– А что натолкнуло Ивана Грозного на столь резкий поворот от той политики, которая проводилась в 1540–1550-х годах?

– Мы с вами можем все что угодно предполагать. Но это будут наши с вами мысли, а не его. Вот в чем дело. Мы имеем право строить концепции, предположения. Любой ученый это делает. Но при этом мы должны себе отдавать отчет, что это всего лишь наши предположения. От своих в данном случае воздержусь, поскольку давно этой эпохой не занимался.

– Но бесконечные подозрения Грозного в заговоре против него имели основания в действительности?

– Это невозможно проверить. Современное состояние источников не дает нам возможности говорить о том, покушались ли на него на самом деле. Что думали его подданные, мыслили ли они вообще поднять руку на законного царя или не мыслили, каковы были настроения, допустим, среди бояр, готовы ли они были рискнуть и убрать его с престола – все это мы можем обсуждать, что-то там подозревать, но точно сказать мы ничего не можем. Мы можем лишь предполагать, что, вероятно, царь чувствовал опасность со стороны таких-то и таких-то князей или таких-то группировок.

– Есть же хрестоматийная история с отказом окружения Грозного, когда тот заболел, присягать его сыну Дмитрию…

– Это один из крайне интересных, крайне любопытных сюжетов. Его источник – знаменитая «Царственная книга». Это часть большого, красочного, иллюстрированного летописного свода, который называется Лицевым летописным сводом. Его даже в руках тяжело держать (я держал): большие картинки, дорогая бумага, идеальный почерк.

И вдруг в строго выдержанном тексте здесь появляется редакторская правка, причем сделанная, как говорится, как курица лапой. И возникают сюжеты, которые нигде больше не отражены. Вот, в частности, как раз рассказ о присяге царевичу Дмитрию. Это такая приписка к летописному своду. Проверить, что это такое, невозможно. Что там было, почему вдруг вставлен такой текст? Как и многие другие подобные рассказы, проверить его нам больше не по чему, а ведь к нему очень многое сводится в оценке правления Ивана Грозного.

– Известно, кто их автор?

– Целая литература существует по этому вопросу. В свое время я этим занимался. Если сейчас увижу этот почерк, я его узнаю: он очень характерный. Но автора я не нашел.

Перебрал кучу грамот с подписями государственных деятелей, дьяков той эпохи – и нигде не отыскал того почерка. Понятно, что Иван Грозный должен быть с этим связан, потому что в таком роскошном издании никто по своей инициативе такие вещи делать бы не стал.

– А если сам государь?

– Сам государь не мог. Об этом писал еще мой учитель Сигурд Оттович Шмидт. Не потому, что Иван Грозный не владел грамотой. Он был образованным человеком. Просто писать «лапочкой» и работать редактором – это не царское дело.

«После Грозного ничего не осталось»

– Как вы полагаете, есть ли вероятность, что в длительной перспективе негативное восприятие Ивана Грозного сменится на более позитивное?

– Он фигура в любом случае яркая. Как человек, который правил полстолетия, и человек, который вместе с тем был писателем и оригинальным мыслителем. Соответственно, Грозный всегда будет привлекать внимание. Но если говорить о государственной деятельности, то памятник Ивану III я бы считал более уместным. Потому что, с моей точки зрения, это более крупный политический деятель, чем Иван Грозный.

Иван Грозный – фигура более яркая, а Иван III – более мощная, больше совершившая. Человек, за которым, может быть, не было стольких притягивающих внимание деяний, но за которым была государственная политика. И поэтому он крупнее как правитель, политик – в моем представлении.

КАКОВА ЛИЧНАЯ РОЛЬ ИВАНА ГРОЗНОГО В РАЗРАБОТКЕ РЕФОРМ – МЫ НЕ ЗНАЕМ И НЕ УЗНАЕМ НИКОГДА

– А как же быть с расширением страны на восток?

– Ну, опять-таки, что такое «расширил страну»? Ведь это в каком-то смысле предопределено географией. Ну не было у нас на востоке естественных границ, а значит, этот процесс продолжился бы все равно. И при разных государях. И он продолжился, например, при тихоньком царе Михаиле Федоровиче. То есть если бы Иван Грозный стратегически замыслил продвижение куда-то на восток, в Сибирь, то это было бы одно. Но поход Ермака, строго говоря, к царю не имел никакого отношения.

– А Казань с Астраханью?

– Но это же все началось задолго до Грозного. Можно сказать, что начало процессу положил еще Иван III в 1487 году, когда казанский хан был поставлен в положение вассального правителя. Походы на Казань были и при отце Грозного, Василии III. Почти удачные. Потому что там татар побили в 1530 году, но воеводы заспорили, кто должен войти первым в открытые ворота города. А пока они спорили, ворота закрылись. Смешно, но это было так. То есть взятие Казани могло состояться в 1530 году, и только стечение обстоятельств этому помешало.

Получается, что во внешней политике он был лишь относительно удачливым продолжателем прежнего курса, а во внутренней… После Ивана III осталась страна, после Петра I добавились мощная армия и флот, соответствующие вызовам времени, а после Грозного, по большому счету, не осталось ничего.

Беседовал Дмитрий Пирин

Приговоры о церковно-монастырском землевладении в период правленияивана Грозного Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Русская Церковь в период автокефалии

В.В. Шапошник

ПРИГОВОРЫ

0 ЦЕРКОВНО-МОНАСТЫРСКОМ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИИ

В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ИВАНА ГРОЗНОГО

В статье автор анализирует церковно-государственные отношения на протяжении XVI в., связанные с церковным земельным имуществом. Рассматривается политика нескольких государей, в особенности — Ивана Грозного, а также внутрицерков-ная позиция, представленная как высшей, так и низшей иерархией. Кроме того, дается подробный историографический анализ письменных документов, относящихся к эпохе рассматриваемых событий.

Ключевые слова: Иван III, митрополит Макарий, Иван Грозный, церковно-государственные отношения, церковные земли, нестяжатели, иосифляне, Стоглавый собор, Судебник, тарханы, приговоры.

Церковь в средневековой России являлась крупным землевладельцем. Большие земельные угодья были у некоторых монастырей и епископских кафедр. Обширные владения принадлежали и митрополичьему дому. Особую активность процесс роста церковных владений приобрел со второй половины

XV в. Уже правительство Ивана III принимало определенные меры, чтобы если не сократить, то поставить под контроль рост церковных недвижимых иму-ществ1. В самой Церкви на рубеже XV-XVI вв. еще не было единства взглядов на земельную собственность. «Нестяжатели» считали, что Церковь не должна иметь в собственности населенные земли2. На церковном соборе 1503 г. ими при поддержке великого князя Ивана III был поднят вопрос о церковном землевладении, но из-за позиции большей части высшего духовенства и стечения обстоятельств изъять церковную земельную собственность не удалось3. В период правления Василия III споры «нестяжателей», возглавляемых тогда Вассианом

Вячеслав Валентинович Шапошник — доктор исторических наук, профессор кафедры истории России с древнейших времен до ХХ века Исторического факультета СПбГУ.

1 Алексеев А.И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV - начала

XVI вв. СПб., 2002. С. 223-244.

2Казакова Н.А. Нестяжательство и ереси // Вопросы научного атеизма. Вып. 25. М., 1980. С. 62-79; Синицына Н.В. Нестяжательство и Русская Православная Церковь XIV-XVI вв. // Религии мира. История и современность / Ежегодник. М., 1983. С. 76-101.

3Алексеев А.И. Под знаком конца времен... С. 294-301.

Патрикеевым, и «иосифлян», во главе с Иосифом Волоцким, продолжались. Но в конечном итоге победа досталась последователям Иосифа, которые занимали

~ 4

важнейшие посты в церковной иерархии .

К концу первой трети XVI в. «нестяжатели», как влиятельная группировка внутри Церкви, перестали существовать5. Между тем, земельные владения Церкви продолжали увеличиваться и, в первую очередь, за счет вкладов на помин души. В таких условиях вопрос о церковно-монастырском землевладении рано или поздно должен был снова встать на повестку дня. После окончания боярского правления при молодом Иване IV формируется новое правительство, которое обычно называют «Избранной радой». Начинается период реформ, в ходе которых проблема церковных недвижимых имуществ оказалась в центре внимания. Причинами этого являлись, с одной стороны, интересы служилых людей (так как сокращалось светское землевладение), а с другой — интересы государства, которому необходимы были населенные земли для раздачи помещикам (активная внешняя политика требовала увеличения и обеспечения армии). Кроме того, большая часть церковно-монастырских земель имела так называемые тарханы — освобождение от уплаты налогов, что негативно влияло на состояние государственной казны. Уже в Судебнике 1550 г. содержалась 43-я статья с запретом выдавать тарханные грамоты и предписывающая отобрать ранее выданные6.

От этого же времени дошел до нас ответ митрополита Макария царю Ивану IV. По мнению А.И. Плигузова, он был написан в промежуток времени между 16 января 1547 г. и июлем 1551 г. и отразил самый напряженный момент полемики о методах государственной регламентации церковного и монастырского землевладения7. Представляется, что можно сузить временной промежуток, в течение которого был написан ответ. В мае 1551 г. «Стоглав» был уже составлен, собор же начался не позднее 23 февраля (а, скорее, и раньше этой даты). Можно предположить, что ответ митр. Макария подготовлен до открытия собо-

4Будовниц И.У. Русская публицистика XVI века. М.; Л., 1947. С. 110-135; ПлигузовА.И. Полемика в Русской Церкви первой трети XVI столетия. М., 2002. С. 57-291.

5Шапошник В.В. Церковно-государственные отношения в России в 30-80-е годы XVI века. СПб., 2006. С. 69-73.

6Судебник 1550 года//Российское законодательство. Т. 2. М., 1985. С. 104.

7Русский феодальный архив XIV - первой трети XVI вв. Вып. 4. М., 1988. С. 717, 722.

ра, то есть не позднее февраля 1551 г.8 Как можно понять из текста, царь предложил митрополиту Макарию уступить часть владений митрополичьего дома. Ответу на это предложение и посвящено послание.

В ответе использованы многочисленные ссылки на Константинов дар, Устав князя Владимира, ярлыки ханов Золотой Орды. Митр. Макарий пишет, что царю подобает «свою царскую веру к Богу показати и велие тщание к святым церквам и святым монастырям, не токмо недвижимая взымати, но и самому ти подобает подавати, якоже и вси святые царские твои прародители и родители подаваху Богови в наследие благ вечных». Далее он пишет: если епископ или игумен отдаст или продаст церковные земли князю, то будет изгнан из еписко-пии или из монастыря. Священники — лишаются сана, мирские люди — отлучаются от церковного общения.

После этой вступительной части митрополит переходит к существу дела: «Не могу на таковая страшная дерзати и помыслити <...> из Дому Пречистой Богородицы и великих чюдотворцев таковая отдати или продати, не буди того. И до последнего нашего издыхания избави всех нас всесильный Боже и схорони от такого законопреступления и не попусти такому быти не только при нас, но и по нас до скончания века». Далее митр. Макарий указывает, что в свое время, при поставлении, он дал клятву говорить царю правду даже под угрозой смерти. Поэтому он требует: «и глаголю ти, о благочестивый царю, и молю твое царское величество: останися, государь, и не сотвори такова начинания, его же Бог не повеле вам, православным царям, таковая творити».

Заканчивается ответ следующим заявлением: «И того ради молим твое царское величество и много с слезами челом бием, чтобы <...> по тем Божественным правилом у Пречистой Богородицы и у великих чудотворцев из дому тех недвижных вещей, вданных Богови в наследие благ вечных, не велел взяти»9.

Можно видеть, что митрополит Макарий выступил резко против попыток правительства изъять земли, принадлежавшие митрополичьей кафедре. На Стоглавом соборе, проходившем в 1551 г., вопрос о церковно-монастырском

8См. также: Кистерев С.Н. Дело Аграфены Волынской и «Ответ» митрополита Макария // Археографический ежегодник. 1998. М., 1999. С. 75-77. С.Н. Кистереву удалось достаточно убедительно установить и нижнюю временную грань написания Отрывка — он появился не ранее

7 мая 1549 г.

'Русский феодальный архив. XIV - первой трети XVI вв. Вып. 4. С. 740-743.

землевладении также рассматривался. В книге соборных решений «Стоглаве» в 75-й главе говорится о неприкосновенности церковных и монастырских земель, и категорически отвергаются любые попытки изъятия церковных владений. В то же время, указывается на необходимость монахам строго соблюдать свои обязанности — поминать души вкладчиков10. Казалось бы, вопрос о церковных недвижимых имуществах решен окончательно и однозначно. Однако в большинстве списков «Стоглава» находится 101-я глава — Приговор о вотчинах.

В чем же заключался Приговор? Во-первых, духовенству было запрещено покупать вотчины без доклада царю под угрозой конфискации. Во-вторых, данные «по душам» вотчины запрещалось выкупать, кроме особо оговоренных в завещании случаев. В-третьих, поместные и черные земли, которые перешли духовенству «насильством» или за долги, предписывалось вернуть старым владельцам (предварительно наведя справки). В-четвертых, земли, перешедшие епископам и монастырям после смерти Василия Ивановича, надлежало вернуть в казну (так как речь шла именно о государственных землях). В-пятых, всю ругу (выплаты деньгами и натурой) монастырям и церквам предлагалось вернуть к тем размерам, какие были при великом князе Василии. В-шестых, землевладельцам определенных областей запрещалось продавать свои земли иногородцам и отдавать в монастыри «по душам». В-седьмых, вотчины, поступившие в монастыри до этого Приговора, от землевладельцев этих уездов, изымались (за деньги) и поступали в поместную раздачу11.

Как видим, наибольшие экономические потери могли понести монастыри. Хотя вотчины, поступившие «по душам», должны были в основной своей массе остаться в собственности обителей. Также очевидно, что некоторые пункты Приговора вступают в противоречие с только что принятыми решениями самого собора. Удивляет сама возможность принятия подобного Приговора, противоречащая в некоторых пунктах соборным постановлениям. Возможно, что используя внутрицерковные противоречия, светской части правительства удалось договориться с представителями иерархии, которые по Приговору теряли

10Стоглав // Российское законодательство. Т. 2. М., 1985. С. 352-353; Емченко Е.Б. Стоглав: Исследование и текст. М., 2000. С. 376-379.

"Стоглав // Российское законодательство. Т. 2. С. 376-378; Емченко Е.Б. Стоглав: Исследование и текст. С. 413-416.

не очень много (земли, захваченные «насильством», переданные боярскими правительствами и возможность свободно покупать вотчины). Кроме того, нельзя исключить, что у владык и не было земель, подлежащих конфискации. Мало Приговор коснулся и основной массы белого духовенства (некоторые его представители могли потерять только ругу).

Этому Приговору исследователи уделяли большое внимание. И.И. Смирнов пришел к выводу, что он ограничивал свободу распоряжения княжескими и боярскими вотчинами их владельцев и определил принципиальную линию правительства Ивана Грозного по отношению к княжеским вотчинам, выражавшуюся в стремлении к ликвидации княжеского землевладе-ния12. В другой своей работе ученый писал о том, что Приговор поставил под правительственный контроль рост монастырского землевладения и одновременно сводил на нет все успехи, которые сделало это землевладение в годы княжеско-боярской реакции13.

С.Б. Веселовский отмечал, что отныне все земельные приобретения монастырей и церквей были поставлены в зависимость от усмотрения царя. По наблюдениям ученого, первое время сделки на землю действительно совершались с доклада, но затем упоминания о докладе не встречаются14. Б.А. Романов в своем исследовании подверг критике тезис И.И. Смирнова об антикняжеской направленности Приговора. По мнению автора, в нем не было ничего, направленного против бояр и княжат. Ученый отмечает, что основная проблема, занимавшая правительство в это время — это «обуздание» владычного и монастырского землевладения, которое наступало на весь светский сектор вотчинного землевладения. Причем речь шла не о наступательных мерах, а лишь о ликвидации последствий «случившегося раньше расхищения земель святителями и монастырями»15.

12Смирнов И.И. Иван Грозный. Л., 1944. С. 38.

13 Смирнов И.И. Очерки политической истории Русского государства 30-50-х гг. XVI в. М.; Л., 1958. С. 448.

14Веселовский С.Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси. Т. 1. М.; Л., 1947. С. 93.

15Романов Б.А. К вопросу о земельной политике «Избранной рады» // Исторические записки. 1951. № 38. С. 265-266.

Некоторые пункты Приговора рассмотрела Г.Н. Моисеева. Касаясь запрета на выкуп вотчин, данных «по душе», она пишет: «в этом пункте Приговора мы видим стремление государственной власти не только ограничить рост монастырского землевладения путем запрета принятия земельных вкладов, но и попытку прекратить экономические сделки с монастырями крупной феодальной знати». Говоря об изъятии у монастырей и епископов земель, данных боярами во время боярского правления, автор указывает: «этот пункт Приговора <...> убедительно подтверждает заинтересованность крупной феодальной знати в существовании церковного и монастырского землевладения»16. Р.Г. Скрынников пришел к выводу, что правительству удалось принять Приговор не без определенных трудностей: пришлось «сломить сопротивление официального руководства Церкви». Данный акт имел целью частичную секуляризацию церковных владений и установление контроля за дальнейшим ростом монастырских земельных богатств17.

Н.Е. Носов считал, что Приговор — это итог обсуждения на Стоглавом соборе вопроса о секуляризации церковных земель. Принятые меры носили оградительный характер защиты светского землевладения от церковной «экс-пансии»18. По мнению В.Б. Кобрина, этот документ содержит не ограничение прав вотчинников, а их привилегии, и направлен он, в княжеской части, на «консервацию удельной старины»19. А.Л. Юрганов пришел к выводу, что главное не то, что написано в указе, а то, что государственная власть считала для себя возможным вмешиваться в отношения собственности. Конкретное же содержание

-20

документа — сохранение княжеских корпораций .

По нашему мнению, Приговор от 11 мая был выгоден, прежде всего, казне. По нему большие потери могло понести именно черное духовенство. Хотя и владыки подпадали под статьи об изъятии захваченных «насильством» земель и розданных боярскими правительствами владений, но, видимо, их потери были

16Моисеева Г.Н. «Валаамская беседа» — памятник русской публицистики середины XVI в. М.; Л., 1958. С. 72-73.

17Скрынников Р.Г. Начало опричнины. Л., 1966. С. 88-89.

18Носов Н.Е. Становление сословно-представительных учреждений в России. Изыскание о земской реформе Ивана Грозного. Л., 1969. С. 109.

19Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России. М., 1985. С. 77, 82.

20Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. М., 1998. С. 189.

неизмеримо меньше потерь монастырей, так как иерархи большие доходы получали от управления епархиями и суда. Казна же получала возможность сбросить с себя тяжкое бремя ежегодных выплат духовным корпорациям. Было достигнуто, можно сказать, соглашение иерархов с правительством за счет монастырей.

Сразу же после окончания работ Стоглавого собора в мае 1551 г. правительство провело пересмотр жалованных грамот. Этот вопрос был предметом пристального изучения отечественных историков21. Наиболее полно эту проблему рассмотрел С.М. Каштанов. По его вполне обоснованному мнению, в мае 1551 г. произошла ликвидация монастырских тарханов, которая укрепила государственные финансы. Исследователь имеет в виду то, что с монастырских вотчин стали взиматься основные государственные налоги. Это явилось одной из важнейших реформ правительства Ивана Грозного, и до времен опричнины эта реформа проводилась в жизнь более или менее повсеместно22. Подобная мера была вызвана интересами государства и соответствовала Судебнику 1550 г. Очевидно, что и само духовенство осознавало нужду правительства в средствах для решения важнейших внешнеполитических задач и, видимо, не высказывало каких-либо протестов. Такое положение сохранялось до начала 60-х гг., когда внутриполитическая ситуация в стране стала резко обостряться. Разгорался

ожесточенный конфликт в окружении Ивана Грозного, некоторые представите-

23

ли княжеской знати в это время оказались в опале .

Отражением напряженных отношений Ивана Грозного со знатью явился Приговор о вотчинах от 15 января 1562 г. Этот документ ограничивал право княжат распоряжаться своим недвижимым имуществом, в том числе и передавать его в монастыри24.Законодательные акты Русского государства второй половины XVI - первой половины XVII в. Тексты. Л., 1986. № 36. С. 55-56.

25Смирнов И.И. Очерки политической истории... С. 445-447; Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 93-94; Кобрин В.Б. Власть и собственность... С. 83; Юрганов А.Л. Категории... С.189.

ство 1562 г. было направлено также и против интересов Церкви — так как ранее выморочные вотчины, как правило, доставались монастырям, теперь же они поступали в распоряжение казны26. Представляется, что это не совсем так: вклады в монастыри не запрещались и в годы опричнины их земельные владения резко увеличились, в том числе и за счет княжеских вотчин.

В 60-70-е гг. XVI в. экономическая ситуация в России была сложной: население было разорено голодом, ростом налогов, эпидемиями, войнами и бесчинствами опричников. Положение усугублялось тем, что разорение основной массы населения — крестьян — вело к тому, что служилые люди не могли выполнять свои обязанности перед государством. Кроме того, постоянные опалы и казни, вся обстановка неуверенности в завтрашнем дне привели к тому, что в 60-е г. огромное количество земель поступило во владение церковных учреждений, в первую очередь монастырей. Исследователями установлено, что вотчинное землевладение в годы опричнины пережило настоящую катастрофу. По оценке С.Б. Веселовского, во второй половине правления Ивана Грозного монастыри приобрели земельных владений не меньше, чем за предшествующие сто лет. С 1569 г. количество вкладов принимает огромные размеры. Хотя данные, приводимые этим ученым в различных работах, несколько отличаются, но основной вывод — о катастрофе вотчинного землевладения — не подлежит сомнению. Также очевидно, что создавшаяся в стране ситуация обогатила в первую очередь крупнейшие обители, на долю которых приходилось 99% вкладов27. На материалах Кирилло-Белозерского монастыря к подобным результатам пришел А.И. Копанев. Согласно его исследованиям, почти все вотчинные земли Белозерского края были поглощены монастырями, чему в немалой степени способствовала политическая обстановка 60-70-х гг.28 М.С. Черкасова, изучая землевладение Троицкого монастыря, установила, что до 1584 г. путем вкладов эта обитель получила 125 земельных владений и 48 тысяч руб-

26Скрынников Р.Г. Начало опричнины. С. 156, 158; Он же. Царство террора. СПб., 1992. С. 146-147.

21 Веселовский С.Б. Монастырское землевладение в Московской Руси во второй половине XVI века // Исторические записки. 1941. № 10. С. 101-114; Он же. Феодальное землевладение... Т. 1. С. 95-97.

28Копанев А.И. История землевладения Белозерского края XV-XVI вв. М.; Л., 1951. С. 140-152, 201.

лей. С 60-х гг. рост монастырских владений принял «болезненно-лихорадочный, неестественно-учащенный, неуправляемый никем и ничем» характер. Причем вопреки запретительным Приговорам 1562 и 1572 гг. почти треть завещанных Троицкому монастырю земель являлась княжескими вотчинами29. Лишь выводы А.А. Зимина, полученные на основании изучения истории землевладения Иоси-фова монастыря, несколько расходятся с данными С.Б. Веселовского. Согласно исследованию А.А. Зимина, рост количества сделок на землю в этой обители наблюдается в 1567-1569 гг., а затем количество вкладов начинает значительно снижаться. Причем наибольшее количество вкладчиков — это неименитые вотчинники Рузского и Волоцкого уездов, которые не пострадали серьезно от опричных репрессий и переселений. Рост вкладов в 1567-1569 гг. А.А. Зимин связывает, в первую очередь, с голодом этих лет, когда погибло много мелких феодалов. Сам историк объясняет различие своих выводов с выводами С.Б. Веселовского спецификой используемого материала (С.Б. Веселов-ский использовал, в основном, акты Троицкого монастыря)30. Следует заметить, что выводы С.Б. Веселовского подтверждены исследованиями и других ученых (А.И. Копанева, М.С. Черкасовой). Различие определяется, скорее всего, спецификой Иосифова монастыря, вблизи которого не было крупного княжеско-боярского землевладения.

В такой ситуации правительство решило предпринять меры, направленные к ограничению роста церковных владений. 9 октября 1572 г. «по государеву цареву и великого князя приказу» митрополит Антоний, архиепископы, епископы, Освященный собор и «все бояря» во главе с князем И.Ф. Мстиславским приняли следующие решения, относящиеся к монастырскому землевладению: во-первых, в большие монастыри, «где вотчины много», запрещалось делать земельные вклады, даже если в завещании содержался подобный пункт, то землю все равно нельзя было записывать в Поместной избе. Вотчину следовало передавать родственникам покойного — «служилым людям», чтоб «в службе убытка не было и земля б из службы не выходила». Во-вторых, отныне наследникам

29Черкасова М.С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV-XVI вв. М., 1996. С. 130-155, 161, 198.

30Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV-XVI в.). М., 1977. С. 176-183. См. также: Тихомиров М.Н. Монастырь-вотчинник XVI века// Тихомиров М.Н. Российское государство XV-XVII веков. М., 1973. С. 129.

запрещалось выкупать уже попавшие в обители земли. В-третьих, в небольшие маловотчинные монастыри вклады допускались, но лишь с ведома и одобрения самого царя и бояр31.

Некоторые исследователи считают, что Приговор 1572 г. был составлен и одобрен духовенством под прямым нажимом государственной власти, которая заботилась о военной годности своих слуг32. Однако, по мнению С.В. Рождественского, запретительные меры правительства очень мало продвинули вперед дело, так как касались только родовых вотчин высшего служилого класса и не отвергали обычая земельных вкладов, лишь ограничивали область его применения33. Часть историков пришла к выводу, что Приговор имеет антибоярскую направленность: княжата строго ограничивались в распоряжении своими вотчинами, наследование допускалось только самыми близкими родственниками. Запретом вкладов в крупные монастыри правительство пресекало попытки служилых людей укрыться за духовным феодалом в надежде, что их минует вихрь опричнины. П.А. Садиков полагает, что земельные законы очень «ревниво» соблюдались властью по отношению к князьям-вотчинникам34. Сходное мнение высказал и И.И. Смирнов35. С.О. Шмидт считает, что основная линия политики Ивана Грозного была направлена против светских феодалов. Ко-гдаже к началу 70-х гг. княжеско-боярские группы были ослаблены, начинается наступление верховной власти против привилегий (прежде всего, экономических) церковных феодалов, завершившееся в приговорах о монастырском зем-левладении36. В.Б. Кобрин и А.Л. Юрганов находят, что Приговор 1572 г. восстановил более или менее свободное обращение вотчин внутри рода, наследование близкими родственниками теперь осуществлялось без санкции царя. Таким образом, этот указ соотносится не с законодательством 1562 г., в котором княжеское землевладение было подвергнуто ограничениям, а с нормами зако-

^Законодательные акты Русского государства второй половины XVI - первой половины XVII века. Тексты. Л., 1986. № 37. С. 56.

32Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 4. Ч. 2. М., 1996. С. 125-126; Кар-ташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. М., 1991. С. 448; Рождественский С.В. Служилое землевладение в Московском государстве XVI века. СПб., 1897. С. 122.

33Рождественский С.В. Служилое землевладение... С. 114.

34Садиков П.А. Очерки по истории опричнины. М.; Л., 1950 С. 52.

35Смирнов И.И. Очерки политической истории... С. 447.

36Шмидт С.О. Становление российского самодержавства. М., 1973. С. 235-236.

на 1551 г. Следовательно, законодательство 1572 г. не имеет выраженной антикняжеской направленности37. По мнению Р.Г. Скрынникова, в Приговоре проводилась политика ограничения крупного княжеско-боярского землевладения в пользу казны и ограничения земельных богатств Церкви. Исследователь вступает в полемику с В.Б. Кобриным, считая, что Приговор был направлен против княжат и бояр и подтверждал не нормы 1551 г., а постановления кануна опричнины. Тем самым царь стремился продемонстрировать, что возврата к прошлому нет38. Р.Г. Скрынников обращает внимание на ухудшение отношений между царем и духовенством накануне принятия Приговора 1572 г. Он пишет: «Разгром новгородской церкви, ограбление местных монастырей и казнь лиц духовного звания ухудшили взаимоотношения между царем и церковниками39. Все это привело к тому, что власти вернулись к политике ограничения податных привилегий монастырей. Сразу после отмены опричнины власти издали 9 октября 1572 г. указ...»40

По нашему мнению, с трактовкой Р.Г. Скрынниковым появления земельного законодательства согласиться нельзя. У Ивана Грозного были конфликты с отдельными представителями Церкви, но не с церковной организацией в целом. После «дела» митрополита Филиппа неизвестно никаких протестов со стороны высшего духовенства против политики, проводившейся царем. Иерархи доказали свою лояльность, осудив архиепископа Пимена Новгородского и дав царю разрешение на вступление в четвертый брак41. Может быть, государь знал, тем не менее, о каком-либо скрытом недовольстве духовенства? Однако до нас подобные сведения не дошли. Очевидно, что меры, принятые в 1572 г. вызывались не личным конфликтом Ивана Грозного с Церковью, а интересами государства, как это и зафиксировано в Приговоре: «чтоб земля из службы не выходила».

Мнение о том, что Приговор был написан под диктовку правительства, видимо, не совсем справедливо. Ведь наряду с запретом давать земли в крупные

31 Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России. С. 86-89; Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. С. 190.

38Скрынников Р.Г. Начало опричнины. С. 183-184; Он же. Царство террора. С. 462-463.

39В цитате сохранена терминология оригинала. — Прим. ред.

40Скрынников Р.Г. Государство и церковь на Руси в XIV-XVI вв. Подвижники Русской Церкви. Новосибирск, 1991. С. 339.

41 Шапошник В.В. Церковно-государственные отношения в России. С. 345-353.

монастыри вводился и запрет на выкуп вотчин. Следовательно, наличный земельный фонд обителей не мог уменьшиться. Крупные монастыри уже к 1572 г. обладали значительными земельными богатствами и теперь могли спокойно приступить к освоению недавно приобретенных земель. Недовольны новым законодательством могли бы быть мелкие обители, но как раз им-то и разрешалось увеличивать земельные владения путем принятия вкладов, поставленных, правда, согласно Приговору, под жесткий контроль государственной власти. Видимо, монастырские власти если и имели основание быть недовольными действиями правительства, то это недовольство относилось к упущенным возможностям, а не к реальным потерям.

Что же касается митрополита и епископов, то их материальные интересы Приговор вообще не затрагивал. Еще С.Б. Веселовский обратил внимание на то, что духовенство делилось на две части, интересы которых во многом не совпадали. Иерархи были заняты управлением епархиями, получали за счет этого большие доходы и мало интересовались землей и сельским хозяйством42. Сведения о доходах епископов и митрополита приводят в своих сочинениях побывавшие в России иностранцы43. В таких условиях давление царя на Освященный собор могло быть и не очень значительным — никаких серьезных негативных последствий для благосостояния как черного, так и белого духовенства Приговор 1572 г. иметь не мог. Представляется, что данное законодательство было направлено в будущее, антимонастырские тенденции если и были в нем, то крайне незначительные. Видимо, основной целью документа в части, посвященной монастырскому землевладению, было стремление сохранить сложившееся к осени 1572 г. положение и не допустить в будущем уменьшения светского сектора землевладения.

Согласие Освященного собора на одобрение Приговора было вызвано не тем, что «иосифляне» составляли к этому времени его меньшинство44, а тем, что в нем не было прямых посягательств на материальные интересы духовен-

42Веселовский С.Б. Монастырское землевладение... С. 112; Он же. Феодальное землевладение... Т. 1. С. 100-101.

43Флетчер Дж. О государстве Русском // Проезжая по Московии. М., 1991. С. 107; Поссеви-но А. Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983. С. 21.

44Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV-XVI в.). М., 1977. С. 314.

ства. Что же касается того, как земельное законодательство претворялось в жизнь, то исследования показывают, что постановления 1572 г. не имели серьезного практического значения — земельные богатства крупных монастырей продолжали увеличиваться, в том числе и за счет княжеских вотчин, хотя имеются и следы применения Приговора45.

К концу 70-х гг. экономическое положение России оставалось крайне тяжелым. Испытания выпали не только на долю основной массы населения — крестьян, но и на детей боярских — основную часть вооруженных сил. По мнению правительства, островками относительного благополучия являлись монастырские и церковные владения, сильно увеличившиеся за годы правления богомольного царя46. Впрочем, исследования историков свидетельствуют о том, что в самом конце 70-х гг. наблюдается резкое снижение количества вкладов в обители. По предположению С.Б. Веселовского, подобное явление связано с реакцией против них в среде самих вотчинников47. Ю.Г. Алексеев датирует уменьшение вкладов началом 80-х гг. Главную причину этого он видит не в правительственных мероприятиях, а в изменении условий жизни феодала: прекращении политики опал, переселений и казней. Исчез один из стимулов вкладов — стремление найти убежище в стенах монастыря48.

Как бы то ни было, начало 1580 г. ознаменовалось принятием Приговора, направленного на пресечение дальнейшего роста земельных владений Церкви. Основные положения этого акта следующие: во-первых, все церковные земли с 15 января 1580 г. остаются за их нынешними владельцами, запрещается выкуп вотчин и сами суды с монастырями по земельным делам, даже если владение не «утверждено крепостми». Во-вторых, запрещается делать земельные вклады по душе, вместо этого рекомендуется давать деньги. Вотчины же передавать родственникам, даже дальним, если таковых не окажется, то владение

45Колычева Е.И. Аграрный строй России XVI века. М., 1987. С. 129; Черкасова М.С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV-XVI вв. М., 1996. С. 145-146, 198.

46Реальное положение дел в монастырских владениях было далеко не самым благополучным. Исследования Е.И. Колычевой показывают, что зачастую на землях духовенства запустение было большим, чем в вотчинах светских владельцев. Исключение составляют лишь крупнейшие монастыри, например, Троицкий (Колычева Е.И. Аграрный строй... С. 178-201).

47Веселовский С.Б. Феодальное землевладение... Т. 1. С. 95.

48Алексеев Ю.Г. Аграрная и социальная история Северо-Восточной Руси XV-XVI вв. Переяславский уезд. М.; Л., 1966. С. 222.

переходит государю, который и позаботится (приказав заплатить деньги из казны) об устройстве души землевладельца. В-третьих, духовенству запрещается покупать земли и держать их в закладе. К нарушителям запрета будут применяться санкции — земли перейдут в казну безденежно. В-четвертых, те земельные владения, которые в настоящее время находятся в закладе у иерархов и монастырей, также переходят в казну, однако за них будет выплачена компенсация: «а в денгах ведает Бог да государь, как своих богомолцев пожалует». В-пятых, судьба «княженецких вотчин», которые поступили духовенству до 15 января 1580 г., находится в руках царя — «как своих богомолцев пожалует». Если же кто осмелится после Приговора без специального разрешения правительства взять княжескую вотчину, то она переходит в казну безденежно. Если же княжеская вотчина досталась духовенству не по завещанию, а покупкой, то ее следует «взяти на государя, а в денгах ведает Бог да государь». В-шестых, архиереям и монастырям категорически запрещается увеличивать свой земельный фонд, «жити им на тех землях, что ныне за ними». В-седьмых, если монастырь не имеет земель или их недостаточно, то следует «бить челом государю», а он с митрополитом и боярами примет решение о выделении земельных владений «как будет пригоже».

Постановлениям предшествует вводная часть, в которой указывается на нашествие внешних врагов, которые «хотяху потребити Православие». Между тем земельные владения духовенства приходят в запустение, «в пустошь изну-ряхуся паче потребы, а воинственному чину от сего оскудение приходит велие». Чтобы церкви Божии были «без мятежа», а «воинский чин на брань противу врагов креста Христова ополчатца крепце» Освященный собор совместно с Иваном Грозным, царевичем Иваном и боярами и принял вышеизложенные решения49.

Считается, что именно о соборе 1580 г. идет речь и в мемуарах представителя английской торговой компании Дж. Горсея. По его словам, Иван Грозный решил изыскать богатства для царевича Ивана. С этой целью в столицу были затребованы представители духовенства, которым было предложено поделиться «частью своих несметных богатств». В ответ на это Освященный собор подал царю грамоту, в которой, судя по всему, содержался отказ выполнить требования монарха. Затем к царю были призваны 40 «наиболее значительных и назойливых

49Законодательные акты Русского государства. Тексты. № 40. С. 57-59.

духовных особ», перед которыми Иван Васильевич произнес речь, страстно бичуя различные пороки представителей Церкви. Дж. Горсей упоминает папского нунция, который якобы убеждал царя отдать Русскую Церковь под власть папы, и английского короля Генриха, закрывшего монастыри в своей стране. В заключение Иван Грозный потребовал предоставить список всех богатств и доходов духовенства, так как они необходимы для защиты страны от внешней угрозы. Ошеломленные служители Церкви вместе с «опальной знатью» долго обдумывали создавшееся положение и хотели «начать мятеж». Узнавший об этих замыслах царь приговорил часть монахов к смерти. В день св. Исаии семь человек были растерзаны медведями. Запуганное духовенство вынуждено было предоставить затребованный Иваном IV список. Таким путем царь заполучил 300 тысяч марок и многие земли. С помощью этих богатств Иван Грозный «усмирил недовольство своих бояр; многих из них царь возвысил, поэтому большинство его доверенных лиц, военачальников, слуг лучше исполняли все его намерения и планы». Дж. Горсей указывает, что в его распоряжении находился какой-то «подлинник» с которого он и сделал свой перевод50.

С.Б. Веселовский считал сочинение англичанина, в части, касающейся событий 1580 г., «правдоподобным» откликом «толков и слухов, которые ходили по Москве о борьбе духовенства с намерением правительства ограничить его права и привилегии», хотя «претензия на литературные эффекты сильно повредила его рассказу и придала ему некоторый оттенок фантастичности». Сходное мнение высказал и Л.В. Черепнин, считавший, что здесь видны «отголоски той борьбы, которая, очевидно, развернулась в среде господствующего класса». Конечно, это не объективное и достоверное описание реальных событий, но с его помощью мы имеем возможность «ощутить остроту <.. .> происходивших на заседаниях конфликтов». А.А. Севастьянова отмечает, что в тексте Дж. Горсея в действительности нет перевода документа, хотя совпадают мотивы вступительной части Приговора. Р.Г. Скрынников считает, что сведения Дж. Горсея нельзя использовать для обоснования мнения о столкновениях царя с духовенством51.

50Горсей Дж. Записки о России. XVI - начало XVII в. М., 1990. С. 63-68.

51 Веселовский С.Б. Феодальное землевладение... Т. 1. С. 101-103; Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М., 1978. С. 122-123; Горсей Дж. Записки о России. С. 181. Прим. 65; Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. Л., 1975. С. 77.

По нашему мнению, сочинение Дж. Горсея в этой части наполнено разнообразными неточностями и противоречиями. В самом деле, основной целью действий царя автор мемуаров считает желание приобрести богатства для наследника, что едва ли справедливо. Наряду с этим упоминается о раздаче приобретенных средств боярам, которые стали лучше служить. Не мог царь упоминать и папского нунция, так как в действительности А. Поссевино появился в России лишь спустя год после описываемых событий. Вряд ли Ивану Грозному были известны антимонастырские мероприятия английского правительства. Наконец, рассказ о казнях монахов в день св. Исайи (28 мая52), вероятно, полностью выдуман. Никакие другие источники не сообщают о подобных казнях и, к тому же, Приговор был принят в январе, а не в мае. Очевидно, Дж. Горсей записал лишь слухи, часть из которых соответствовала действительности, а затем, спустя годы, приукрасил их совершенными небылицами для занимательности чтения. Таким образом, сочинение англичанина не может служить надежным источником для рассмотрения вопроса о борьбе духовенства с антицерковными проектами правительства.

Документ же, который не вызывает никаких сомнений в его подлинности — это сам Приговор, вызвавший большой интерес исследователей. Г.В. Вернадский пришел к выводу, что основной задачей правительства было увеличение земельного фонда и пополнение казны. Приговор представляет собой компромисс: основная масса земельных владений оставалась в распоряжении духовенства, но категорически запрещался дальнейший рост церковных вотчин. Некоторые же категории земель подлежали изъятию у монастырей. По мнению ученого, на этом же соборе рассматривался вопрос о введении заповедных лет53. С.В. Бахрушин писал о том, что в начале 80-х гг. правительство приступило к реформам, которые должны были помочь дворянству преодолеть последствия экономического кризиса и восстановить финансы. Реформы проводились за счет церковного землевладения и собор 1581 г. (так!) был первым шагом в этом направлении. Как можно понять из текста исследователя, на том же соборе монастыри лишились тарханов, что было сделано с целью не допустить

52Горсей Дж. Записки о России. С. 183. Прим. 71.

53Вернадский Г.В. Московское царство. Т. 1. Тверь, М., 1997. С. 144-146.

перехода крестьян на льготные земли. Это являлось первым шагом к установлению крепостного права54.

С.Б. Веселовский считал, что Приговор 1580 г. составлен под диктовку царя в интересах рядовых и мелких помещиков. Вместе с тем иерархи и монастыри сдавали свои позиции после упорного сопротивления. Показателем подобного сопротивления является запрет выкупа завещанных монастырям земель. Сломить духовенство помогло то, что интересы различных групп в церковной среде не совпадали: под давлением воинского чина иерархи заняли явно противомонастырскую позицию и провели постановления как будто направленные на все духовенство, но в действительности — против монастырей. Историк полагал, что ровно через год, в январе 1581 г. Приговор был еще раз подтвержден Освященным собором, царем и боярами55.

Мероприятием, направленным против монастырей, считал решения собора 1580 г. В.И. Корецкий. Правительству помогло белое духовенство и иерархи, не заинтересованные в дальнейшем увеличении земельных богатств обителей. Монахи шли на уступки крайне неохотно, «выторговывая» себе компенсацию в виде запрета на выкуп вотчин. Недовольство черного духовенства было столь велико, что через год Приговор был подтвержден с некоторыми ограничениями в пользу монастырей56.

По мнению А.А. Зимина, острие Приговора было направлено против вотчинников, которые продолжали отдавать земли в монастыри, то есть против опальных вотчинников, которые стремились избежать конфискации своих владений государем и обеспечить жизнь своей семьи под покровительством обители. Следовательно, эти постановления были направлены против тех землевладельцев, которые испытали на себе основной удар репрессий, они находились в тесной связи с общей политикой правительства, направленной на укрепление единого государства. По отношению же к монастырям эти постановления не были последовательны, правительству пришлось пойти на значительные уступки. Исследователь имеет в виду запрет выкупа и возможность приобретения новых

54Бахрушин С.В. Иван Грозный // Бахрушин С.В. Научные труды. Т. 2. М., 1954. С. 317.

55Веселовский С.Б. Монастырское землевладение... С. 112; Он же. Феодальное землевладение... Т. 1. С. 99-107.

56Корецкий В.И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVI в. М., 1970. С. 92-93.

земель после челобитья царю57. В более поздней работе А.А. Зимин отметил двойственный характер Приговора: с одной стороны, санкционировалась неприкосновенность монастырских земель, а с другой — запрещалось пополнять их фонд. Решения 1580 г. легли в основу практической деятельности правительства, связанной с монастырским землевладением. В перспективе Приговор отвечал интересам дворянского землевладения и казны, однако результаты должны были сказаться через продолжительное время58.

Б.Н. Флоря обратил внимание на публицистичность введения Приговора 1580 г. Сделано это было с целью убедить дворян в том, что вина за их тяжелое положение ложится на духовенство, а правительство стремится им помочь. Но в реальности решения не облегчали положения детей боярских, так как содержали запрет выкупа земель. Разделы же о княжеских вотчинах были сформулированы нечетко: проведение конфискаций и выкупа владений казной фактически

не применялись. Забота о воинстве, провозглашенная во вступлении, оказалась, -59

в основном, демагогией .

Р.Г. Скрынникову удалось убедительно показать, что в начале 80-х гг. существовал один Приговор о монастырском землевладении, а именно 1580 г. Мнение исследователей о том, что ровно через год решения Освященного собора были еще раз подтверждены (о чем писали С.Б. Веселовский и В.И. Корецкий), связано с существованием испорченной и сокращенной копии Приговора 1580 г. Ученый считает, что документ подтвердил и детализировал нормы 1572 г. с запрещением земельных вкладов в монастыри и запретом выкупа. Уступки Церкви носили в Приговоре формальный характер, они ограждали церковное землевладение от покушений частных лиц, но не казны. Доказательством этого, по мнению Р.Г. Скрынникова, являются положения о княжеских вотчинах и закладных землях. Духовенство вынуждено было предоставить правительству неограниченную возможность изымать (с выкупом или без такового) бывшие владения княжат, причем независимо от времени их перехода к мона-

51 Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина... С. 184-185.

58ЗиминА.А. В канун грозных потрясений. М., 1986. С. 59-60.

59Флоря Б.Н. Война между Россией и Речью Посполитой на заключительном этапе Ливонской войны и внутренняя политика правительства Ивана IV // Вопросы историографии и источниковедения славяно-германских отношений. М., 1973. С. 184-187.

стырям. Антимонастырское законодательство, в конечном итоге, принесло выгоду не только казне, но и поместному дворянству60.

Л.В. Черепнин сомневается в том, что Приговор написан под диктовку царя и полагает, что принятие решений сопровождалось конфликтами среди участников заседания61. Для Т.Е. Новицкой основная цель законодательства 1580 г. — вернуть царю поддержку дворянства, разоренного войной и внутренней политикой Ивана Грозного, так как именно дворянству должны были передаваться земли, изъятые у монастырей. Однако на практике Приговор почти не применялся, в чем виноват государственный аппарат, расшатанный опричниной и войной62.

Е.И. Колычева обратила внимание на то, что постановления собора 1580 г. не подписала значительная группа «церковных феодалов». Среди них три епископа и настоятели северных малоземельных монастырей. Этот факт свидетельствует, по мнению исследовательницы, о существовании серьезной оппозиции правительственному проекту. Царю не удалось провести решение об отмене тарханов, уступки же духовенства были не очень значительны. Е.И. Колычева не согласна с Р.Г. Скрынниковым в том, что все бывшие княжеские вотчины могли быть изъяты у монастырей, скорее всего в Приговоре речь идет лишь о недавних приобретениях. К тому же общая доля княжеских и закладных земель в общем фонде монастырей была не столь велика63.

А.И. Копанев считает, что текст Приговора готовили светские лица, то есть правительство Ивана Грозного. По вопросам церковного землевладения шла ожесточенная борьба, представление о которой дают мемуары Дж. Горсея. Духовенству удалось отстоять неприкосновенность основных земельных владений, но монастыри могли лишиться бывших княжеских и закладных вотчин. Решения собора отвечали, скорее всего, интересам дворянства, так как поступившие в казну земли шли в поместную раздачу64.Законодательные акты Русского государства. Комментарии. Л., 1987. С. 60-62.

сравнив с предыдущим законодательством. Решениями 1572 г. запрещалось давать земли в крупные монастыри, теперь же подобный запрет был распространен на все духовенство. И там, и здесь запрещено выкупать вотчины у обителей, однако в 1580 г. запрет выкупа распространяется на земли, даже не «утвержденные крепостми», то есть права на владение которыми не оформлены в надлежащем порядке. Видимо, это было выгодно монастырям. Согласно Приговору 1572 г., в малые монастыри можно было принимать вклады лишь с разрешения царя и боярского приговора, участие представителей духовенства не предусматривалось, теперь же вопрос о наделении мелких обителей землей будет решаться «соборне» при участии митрополита, что явно выгодно представителям Церкви.

Закладные земли должны были, согласно решениям 1580 г., отойти государю, причем за известную компенсацию, размер которой оставлен на усмотрение царя. Р.Г. Скрынников уделяет большое внимание этому разделу Приговора, считая, что «фонд земель, перешедших к церкви по закладным, был, по-видимому, достаточно обширен»65. Однако доказательств своего мнения исследователь не приводит. Но даже такой крупный монастырь, как Троице-Сергиев, за 30 лет увеличил свои земельные богатства с помощью заклада всего на три владения — менее 2 % от общего количества своих приобретений66. Таким образом, закладные земли, видимо, не составляли сколько-нибудь значительного процента во владениях черного духовенства. К тому же, эти земли конфисковались за выкуп, размер которого едва ли мог быть меньше, чем сумма, затраченная монастырем.

Вопрос о бывших княжеских вотчинах также требует специального рассмотрения. По мнению Р.Г. Скрынникова, закон 1580 г. предусматривал возможность отчуждения всех княжеских вотчин, когда бы то ни было перешедших в распоряжение духовенства67. Однако более верным представляется мнение Е.И. Колычевой, указавшей, что постановление было направлено на сравнительно недавние приобретения68. Скорее всего, здесь имеются в виду те владе-

65Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. С. 73-74.

66Черкасова М.С. Землевладение... С. 194.

61 Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. С. 72-73.

68Колычева Е.И. Аграрный строй... С. 147.

ния, которые перешли монастырям от князей в обход законов второй половины XVI в., причем за купли предусматривалась компенсация, а судьба княжеских вкладов решалась царем. При этом из текста Приговора совершенно не вытекает, что эти земли будут непременно отписаны в пользу казны69.

Таким образом, по нашему мнению, Приговор 1580 г. нельзя назвать антимонастырской акцией правительства. Это фиксация сложившегося положения с церковным землевладением. Некоторые пункты Приговора были очень выгодны монастырям. Отчуждение владений в большинстве случаев предусматривается с денежной компенсацией, что в условиях экономического кризиса, видимо, вполне устраивало духовенство. Конфискация без выкупа бывших княжеских земель оставлялась на усмотрение Ивана Грозного и доказательств того, что это право широко применялось, мы не имеем. Скорее всего, забрать вотчину — вклад по душе без выкупа — было слишком сложно даже для царя, поскольку это означало лишить душу завещателя помощи и поддержки. Выплачивать же деньги за земли из казны в широких масштабах было едва ли возможно.

Яркая публицистичность введения Приговора определялась, видимо, стремлением правительства показать свою заботу о служилых людях, а не реальным содержанием законодательства. Может быть, именно из-за введения, а не из-за основного содержания документа часть представителей духовенства не поставили свои подписи под Приговором. Значение этого документа — в его направленности на будущее, а не в удовлетворении сиюминутных потребностей государственной казны и детей боярских. Вместе с тем, и после 1580 г. владения духовенства продолжали увеличиваться, хотя и в гораздо меньших масшта-

бах70.

Приговор 1580 г. фактически ничего не дал государственной казне и никак не облегчил положение служилых людей. Е.И. Колычева предположила, что первоначально правительство на Соборе хотело добиться отмены тарханов, что дало бы в руки царя значительные денежные средства, но позиция духовенства не позволила Ивану Грозному осуществить задуманное71. Следует признать, что нет доказательств подобных намерений у руководства страны. Мы можем опи-

69Флоря Б.Н. Война между Россией и Речью Посполитой... С. 186-187.

70Колычева Е.И. Аграрный строй... С. 158-160.

71Там же. С. 144, 148.

раться лишь на бесспорно установленные факты. Очевидно следующее: в начале 80-х гг. было принято решение о денежных сборах в том числе и с отарханен-ных земель монастырей. В.И. Корецкий обратил внимание на то, что Иосифов и Кириллов монастыри внесли в государственную казну значительные денежные суммы. Исследователь думает, что можно говорить о налоге, введенном в действие с 1581 г. и о серьезном нарушении тарханных привилегий с этого времени72. Таково же мнение и большинства других историков73.

Е.И. Колычева в своем исследовании высказала предположение, что в действительности начало 80-х гг. ознаменовалось не ограничением тарханов, а их отменой не позднее 1581 г. царским распоряжением в качестве чрезвычайной временной меры. С этого года правительство собирает основные налоги с ранее отарханенных земель. Соборно это решение было подтверждено уже после смерти Ивана Грозного — в 1584 г.74 Как бы то ни было, бесспорно одно: с 1581 г. власти собирают налоги с земель духовенства, в том числе и с тех, которые имели налоговые льготы-тарханы.

Можно отметить, что проблемы церковно-монастырского землевладения были в центре внимания Ивана IV с середины XVI в. К этому времени окончательно сложилась практика земельных вкладов «по душе» и возобладало мнение о том, что отчуждение подобных вкладов является недопустимым. Это было отмечено в постановлениях Стоглавого собора 1551 г. Однако правительство стремилось поставить под контроль рост монастырского землевладения, чем и были вызваны ограничительные меры, которые были рассмотрены выше. Одновременно в самом начале 50-х гг. были фактически отменены тарханы. Экономический кризис и бурные события второй половины правления Ивана Грозного привели, с одной стороны, к быстрому росту монастырского землевладения, а с другой — к возобновлению практики предоставления духовным корпорациям широких налоговых льгот75. Во многом это было связанно с «делом» митрополита Филиппа (Колычева) и внутриполитической борьбой.

12Корецкий В.И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России. С. 93-96.

73Флоря Б.Н. Война между Россией и Речью Посполитой... С. 199-200; Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. С. 80-81; Зимин А.А. В канун грозных потрясений. С. 65-66.

74Колычева Е.И. Аграрный строй... С. 144, 150-153.

15Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. С. 176.

Попытка остановить рост церковных недвижимых имуществ, предпринятая в 1572 г., не привела к значительным результатам. Только Приговор 1580 г. резко сократил рост монастырских владений. С начала 80-х гг. с церковных земель, имеющих налоговые льготы, начинают собирать налоги. Официально подобная практика была узаконена уже после смерти Ивана Грозного, летом 1584 г.

В проведении ограничительной политики правительству помогло наличие определенных противоречий среди самого духовенства. Епископы не были особо заинтересованы в росте церковных владений, так как основные доходы получали от суда и управления. Кроме того, основной поток земельных вкладов «по душе» шел монастырям, а не владыкам. Используя их незаинтересованность, Иван IV и его правительство и могли проводить ограничительные меры, которые, впрочем, имели компромиссный характер, так как, несмотря на них, за долгое правление первого русского царя церковно-монастырское землевладение сильно увеличилось и, в конечном итоге, имеющиеся к 1580 г. земли остались за Церковью.

Источники и литература

1. Законодательные акты Русского государства второй половины XVI - первой половины XVII в. Тексты. Л., 1986. № 36.

2. Русский феодальный архив XIV - первой трети XVI вв. Вып. 4. М., 1988.

3. Стоглав // Российское законодательство. Т. 2. М., 1985.

4. Судебник 1550 года // Российское законодательство. Т. 2. М., 1985.

5. Алексеев А.И. Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV - начала XVI вв. СПб., 2002.

6. Алексеев Ю.Г. Аграрная и социальная история Северо-Восточной Руси XV-XVI вв. Переяславский уезд. М.; Л., 1966.

7. Бахрушин С.В. Иван Грозный // Бахрушин С.В. Научные труды. Т. 2. М., 1954.

8. Будовниц И.У. Русская публицистика XVI века. М.; Л., 1947.

9. Вернадский Г.В. Московское царство. Т. 1. Тверь, М., 1997.

10. Веселовский С.Б. Монастырское землевладение в Московской Руси во второй половине XVI века // Исторические записки. 1941. № 10. С. 101-114.

11. Веселовский С.Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси. Т. 1.М.; Л., 1947.

12. Горсей Дж. Записки о России. XVI - начало XVII в. М., 1990.

13. Емченко Е.Б. Стоглав: Исследование и текст. М., 2000.

14. Зимин А.А. В канун грозных потрясений. М., 1986.

15. Зимин А.А. Крупная феодальная вотчина и социально-политическая борьба в России (конец XV-XVI в.). М., 1977.

16. Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964.

17. Казакова Н.А. Нестяжательство и ереси // Вопросы научного атеизма. Вып. 25. М., 1980. С. 62-79.

18. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. М., 1991.

19. Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М., 1988.

20. Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России. М., 1985.

21. Колычева Е.И. Аграрный строй России XVI века. М., 1987.

22. Копанев А.И. История землевладения Белозерского края XV-XVI вв. М.; Л., 1951.

23. Корецкий В.И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVI в. М., 1970.

24. Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Кн. 4. Ч. 2. М., 1996.

25. Моисеева Г.Н. «Валаамская беседа» — памятник русской публицистики середины XVI в. М.; Л., 1958.

26. Носов Н.Е. Становление сословно-представительных учреждений в России. Изыскание о земской реформе Ивана Грозного. Л., 1969.

27. ПлигузовА.И. Полемика в Русской Церкви ервой трети XVI столетия. М., 2002.

28. Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. М., 1983.

29. Романов Б.А. К вопросу о земельной политике «Избранной рады» // Исторические записки. 1951. № 38. С. 265-266.

30. Рождественский С.В. Служилое землевладение в Московском государстве XVI века. СПб., 1897.

31. Садиков П.А. Очерки по истории опричнины. М.; Л., 1950.

32. Синицына Н.В. Нестяжательство и Русская Православная Церковь XIV-XVI вв. // Религии мира. История и современность / Ежегодник. М., 1983. С. 76-101.

33. Скрынников Р.Г. Государство и Церковь на Руси в XIV-XVI вв. Подвижники Русской Церкви. Новосибирск, 1991.

34. Скрынников Р.Г. Начало опричнины. Л., 1966.

35. Скрынников Р.Г. Россия после опричнины. Л., 1975.

36. Скрынников Р.Г. Царство террора. СПб., 1992.

37. Смирнов И.И. Иван Грозный. Л., 1944.

38. Смирнов И.И. Очерки политической истории Русского государства 30-50-х гг. XVI в. М.; Л., 1958.

39. Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века. М.; Л., 1947.

40. Флетчер Дж. О государстве Русском // Проезжая по Московии. М., 1991.

41. Флоря Б.Н. Война между Россией и Речью Посполитой на заключительном этапе Ливонской войны и внутренняя политика правительства Ивана IV // Вопросы историографии и источниковедения славяно-германских отношений. М., 1973. С. 184-187.

42. Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М., 1978.

43. Черкасова М.С. Землевладение Троице-Сергиева монастыря в XV-XVI вв. М., 1996.

44. Шапошник В.В. Иван Грозный. Первый русский царь. СПб., 2006.

45. Шапошник В.В. Церковно-государственные отношения в России в 30-80-е годы XVI века. СПб., 2006.

46. Шмидт С.О. Становление российского самодержавства. М., 1973.

47. Юрганов А.Л. Категории русской средневековой культуры. М., 1998.

Мужчинам грозит штраф за разграбление статуи Ивана Грозного

МОСКВА. По сообщениям, мужчине грозит штраф за то, что он поместил мешок через голову противоречивого памятника Ивану Грозному, что, по всей видимости, является последней в серии акций протеста против недавно открытого памятника безжалостному русскому царю.

Фотография измененной статуи в российском городе Орёл стала вирусной в социальных сетях рано утром 31 октября, хотя в местных новостях сообщалось, что мешок и сопровождающий знак, висящий на коне Ивана, были быстро удалены.

Позже милиция задержала мужчину, личность которого не была установлена, но, как утверждается, он приехал из Ярославля для проведения трюка. Радио «Говорит Москва» со ссылкой на орловскую милицию сообщило , что мужчине предъявлено обвинение в мелком хулиганстве, за которое предусмотрен максимальный штраф в размере 1 000 рублей (16 долларов США).

Статуя была открыта ранее в этом месяце официальными лицами в Орле, расположенном примерно в 360 км к юго-западу от Москвы, несмотря на протесты.

Орловская статуя считается первой статуей печально известного царя, основавшего город как крепость во время своего правления в 16 веке.Теперь, когда этот прецедент создан, похоже, что в разработке находятся еще несколько попыток почтить память монарха.

По случаю Дня единства 4 ноября в городе Александров Владимирской области в связи с открытием памятника Ивану Грозному.

Также недавно были предложения переименовать улицу в Санкт-Петербурге в честь русского царя и построить часовню в его честь в Грозном, столице южнорусской республики Чечня.

Советский фильм Артикул

Точный смысл и цель трюка в Орле были не совсем ясны. Мешок над головой Ивана Грозного, казалось, был данью «опричнине» - политике жестоких репрессий, проводимой грозной тайной полицией монарха.

Орловский новостной портал сообщил, что выбор слов на вывеске был вдохновлен выражением из трех слов, приписываемым Ивану Грозному из советского фильма 1973 года «Иван Васильевич меняет профессию».

Выражение, использованное в фильме, примерно переводится как «Как мило, какая красота…» и рифмуется с запиской, написанной на вывеске.

Возвращение Ивана Грозного в 21 век вызвало протест и тревогу в некоторых частях России.

В сибирском городе Канск художник установил «альтернативный памятник» царю, который представлял собой просто кол, залитый кроваво-красной краской, вызывающий воспоминания жертв правления Ивана Грозного.

Доля, однако, просуществовала недолго и составляла , о чем 29 октября сообщалось, что было урезано .

Носили ли на лошадях собачьи головы опричники Ивана IV?

В российской историографии никогда не было единого мнения о том, носили ли опричники (члены особого двора Ивана Грозного, опричнина 1565-1572 гг.) Головы собак на своих лошадях или, если так, о значении собак » головы. В этой статье впервые рассматриваются вместе все четыре источника, свидетельствующие о том, что Иван или опричники носили собачьи головы, три письменных европейских отчета шестнадцатого века ливонцев Иоганна Таубе и Элерта Крузе, итальянского приора Герио из Ингильтерры, ранее не использовавшихся в отношении собак '' головы, и анонимный Flugschrift (брошюра, флаер), лишь изредка включаемый в обсуждение собачьих голов, и один материальный русский источник, основание для подсвечника семнадцатого века, теперь хранящееся в музее в Александровске, бывшей «столице» опричнины, происхождение которой загадочно.Хотя письменные источники не согласны с описанием того, носили ли Иван, Иван и один опричник или все опричники только собачьи головы или собачьи головы и метлы, основание подсвечника точно соответствует изображению Таубе и Крузе, всадника с обеими собаками. голова и метла. Текстовый и контекстуальный анализ доказывает, что четыре европейских автора трех текстов писали независимо, и нет никаких оснований полагать, что неизвестный мастер, вырезавший основу для подсвечника, был знаком с кем-либо из них.Вопросы о том, сколько голов собак понадобилось бы и могли ли опричники из-за разложения носить головы круглый год, требуют дальнейшего изучения. Хотя изображения адских собак и людей с собачьими головами распространены в европейской культуре, обширная научная литература о собаках в Европе не обнаружила ни одного случая ампутированной головы собаки, прикрепленной к шее лошади. Совпадение четырех европейцев, независимо изобретающих ранее неизвестный образ, слишком велико, чтобы не основываться на реальности; это совпадение усугубляется аналогичным независимым созданием того же образа русским художником, по крайней мере, полвека спустя.Собачьи головы опричников в этих письменных и визуальных источниках, какими бы сенсационными они ни были, поэтому отражают реальность, а не вымысел. Интерпретация Таубе и Крузе символизма собачьих голов, согласно которому опричники кусали бы, как собаки, согласуется с личным опытом Ивана с охотничьими и сторожевыми собаками, несмотря на в целом негативный образ собак в русской культуре. Дополнительные семиотические интерпретации значения голов собак излишни.

«Как организовать службу»: об изменениях в военной организации в середине XVI века

  • Бенцианов Михаил Михайлович

Аннотация

Автор рассматривает соответствие опричного террора нерешенным вопросам военной службы 1550-1560-х годов.Анализ ссылается на огромное количество записей, т. е. судебные записи (1550-е гг.), десятни, боярские книги (1555–1556 гг.), кадастры, новгородские приказы и частные акты. Автор исследует функциональный потенциал социальных реформ Избранной Рады. Такой подход позволяет автору наметить постепенное увеличение проблем московского правительства и его попытки их решить. Неэффективная мобилизация военнослужащих, возникшая в результате более раннего боярского правления, вызвала плохую боевую готовность и нехватку имущества для военнослужащих.Реформы, которые проводились для разрешения ситуации, были ограниченными и работали медленно; Таким образом, принуждение и репрессии имели решающее значение для политики опричнины, которая продолжала политику 1550-х годов, радикализируя ее.

использованная литература

Акты служилых землевладельцев XV - начала XVIII века. Vol. 1. (1997). Москва: Памятники исторической мысли; Vol.2. (2008). Москва: Древлехранилище.
Антонов, А. В. (2004). «Боярская книга» 1556–57 года [«Боярская книга» 1556–57 гг.]. В «Русский дипломат». (Выпуск 10) (стр. 80–118). Москва: Древлехранилище.
Баранов, К. В. Записная книга Полоцкого похода 1562–63 года. В «Русский дипломат». (Выпуск 10) (стр. 119–154). Москва: Древлехранилище.
Бенчанов, М. М. (2013). Каширская десятня 1556 г.и проблема формирования «служебного города». // Проблемы истории России. (Выпуск 10) (стр. 97–120). Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та.
Дополнения к актам историческим, собранным и изданным археографом. [Дополнения к актам, собранные и изданные археографической комиссией]. (1846 г.). (Том 1). Санкт-Петербург: Изд. Imp. археограф. комиссии.
Филюшкин, А.И. (1955). Поворот во внутренней политике Ивана Грозного: 1560 или 1564 год? [Перелом во внутренней политике Ивана Грозного: 1560 или 1564 год?]. У Нестора. Историко-культурные исследования: альманах [Нестор. Историко-культурологические исследования: альманах. (Выпуск 3) (стр. 60–74). Воронеж: Нестор.
Кобрин, В. Б. (1985). Власть и собственность в Средневековой России (XV – XVI вв.). Москва: Мысьль.
Козляков, В.Н. (2002). Новый документ об опричных переселениях. В Архиве русской истории. (Выпуск 7) (стр. 197–211). Москва: Архив русской истории.
Колычева, Э. Я. (1987). Аграрный строй России XVI века. Москва: Наука.
Кром, М. М. (2010). «Вдовствующее царство»: Политический кризис в России 30-40-х годов XVI века.Санкт-Петербург: ноябрь, лит. обозрение.
Кром, М. М. (2012). Частная служба в России XVI века. В Русском средневековье: сб. ул. в груди проф. Ю. Алексеева Г. Средние века в России: сборник статей в честь проф. Ю. ГРАММ . Алексеев] (с. 422–433). Москва: Древлехранилище.
Курбатов О.А. (н. Д.). «Конность, людность и окружность» русской конницы в эпоху Ливонской войны 1558–1583 гг. [«Лошади, люди и окрестности» русской конницы в эпоху Ливонской войны 1558–1583 гг.]. В История военного дела: исследования и источники. Спец. вып. 1. Русская армия в эпоху царя Ивана И. В. Грозного: материалы науч. дискассии к 455-летию начала Ливонской войны. [История военного искусства: исследования и источники. Спец. выпуск 1. Русская армия в эпоху Ивана IV Великого: материалы научного диспута к годовщине начала Ливонской войны. Часть 1. Статьи. Вып. 2. Получено с: http: // www .milhist .info / 2013/08/14 / kyrbatov_3 (последний доступ 14.08.2014).2013) .
Липаков, Е. В. (1989). Дворянство Казанского края в конце XVI - первая половина XVII вв .: Формирование. Состав. Служба: автореф. дис. … Канд. ист. Дворянство Казанского края в конце XVI - первой половине XVII вв .: Образование. Состав. Услуга. Автореферат диссертации: Исторические науки. Казань.
Памятники русского права. (1956). (Вып.4). Москва: Гос. изд-во юрид. литературы.
Павлов, А. П. (1992). Государев двор и политическая борба при Борисе Годунове.Санкт-Петербург: Наука.
Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским. (1979). Ленинград: Наука.
Пищевые книги Московского государства. (1877 г.). Часть 1. Деп. 2. Санкт-Петербург: Изд. Рус. географ. о-ва.
Пищевые материалы Тверского уезда XVI века. (2005). Москва: Древлехранилище.
Полное собрание русских летописей. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью, 1-я половина.Летописный сборник, именуемый Патриархальной или Никоновской летописью, 1-я половина]. (1904). Санкт-Петербург: Изд. Imp. археограф. комиссии.
Полное собрание русских летописей. Летописец начала царства и великого князя Ива-на Васильевича. Александро-Невская летопись. Лебедевская летопись. Летописец начала правления великого князя Ивана Васильевича. Летопись Александра Невского. Лебедевская летопись. (1965). (Том 29). Москва: Наука.
Послание Иоганна Таубе и Элерта Крузе [Послание Иоганна Таубе и Алерта Крузе]. (1922). Русский исторический журнал, 8, 8–60.
Сборник русского исторического общества. (1887 г.). (Том 59). Санкт-Петербург: Изд. Рус. ист. о-ва.
Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь 50-х гг. XVI т. [Тысячная книга 1550 г. и Дворовая простыня 50-х гг. 16 в.]. (1950). Москва; Ленинград: Изд-во Акад.наук СССР.
Зимин, А.А. (1960). Реформы Ивана Грозного. Москва: Изд-во соц.-эконом. горит

г. Лунд на де-Мадариага, «Иван Грозный: первый царь России» | H-War

Изабель де Мадариага. Иван Грозный: первый царь России. Нью-Хейвен и Лондон: Издательство Йельского университета, 2005. xxii + 428 с. 35,00 долларов США (ткань), ISBN 978-0-300-09757-3; 20 долларов США (бумага), ISBN 978-0-300-11973-2.

Отзыв Эрик Лунд (независимый ученый) Опубликовано H-War (январь 2007 г.)

Грозный и все такое

Зачем размещать здесь биографию русского царя? Довести до сведения нерусистов новую, окончательную биографию важного исторического деятеля - достойная цель.Потенциальный читатель может принять как должное острый психологический профиль, увлеченность литературой, понимание внутренней и внешней политики, живой стиль и значительное устранение романтических искажений девятнадцатого века и советской эпохи. Я мог бы дальше рассказывать о кнутинге, самодержавии, примитивной славянской демократии и тому подобном, но, скорее всего, я оказал бы работе только медвежью услугу. Это будет обзор для военных историков, а не для русистов.

Так какой же особый интерес вызывает эта работа военного историка? Несомненно стратегическое значение человека, руководившего завоеванием Казани, Астрахани и Сибири.К сожалению, большинство из этих событий происходит за кулисами в исследовании великого царя Изабель де Мадариага. Битва за Ливонию была продолжительнее и важнее, и она рассматривается подробно, но в скептическом и убедительном портрете де Мадариага мы теряем великого стратега, идущего к морю, и получаем современного монарха, сражающегося за наследие Рюркинов. Внутренние дела, в которых преобладает эпизод с опричниной, также были прочитаны в политическом смысле, даже менее полезно. Истоки опричнины не находятся на архипелаге ГУЛАГ.

Что у нас осталось, кроме дрожи ужаса? Более того, и оно начинается именно с ужасающих увлекательных упражнений Ивана IV. Это, как я понимаю, не включает его длинный список политических убийств. Вряд ли они уникальны для русского двора, а режим Ивана был даже менее устойчивым, чем другие монархии XVI века, что о многом говорит. Как указывает де Мадариага, на протяжении всей своей кровавой карьеры Ивану приходилось жить с выжившим взрослым наследником мужского пола конкурирующей Старицкой ветви его дома (стр.245, 318). Это могло бы выявить худшее в любом монархе XVI века, не говоря уже об Иване Грозном, «Грозном». Мы помним Ивана по эпизодам 1570 года в Великом Новгороде и на Поганой луге в Москве, которые по замыслу очень часто забывают. Ритуальная демонстрация царской власти через массовые убийства перед тысячами свидетелей должна запомниться и найти смысл. Сам Иван однажды предлагает руководство по чтению (стр. 247, 361, 365).

Де Мадариага оказывает одну из своих историографических услуг, указывая на то, что «Грозный» не означал «Ужасный» в 1570 году, и мы не знаем, что это означает, за исключением подсказок, которые могут описать харизму, присущую хорошему королю (стр. .90, 365). В этот момент де Мадариага отступает, давая нам кусочки головоломки (которые мы пока никак не можем сложить), но не набрасывает в точности окончательное решение. Я подозреваю, что это мера в высшей степени нетипичной осторожности, незащищенность российского специалиста, который опасается отклонения всего исследования, если вместо Европы будет подставлено зеркало «Азии». Вот что, как мне кажется, происходит, урок, который Иван намеревается прочесть. Нельзя отрицать роль татарских семей в его дворе или то, что престиж Золотого Рода соперничает с престижем Рюркиных.Нам показан Иван как покровитель шаманов с самого начала его царства, и внимательный читатель обнаружит, что четвертая великая религия Внутренней Евразии тонко присутствует в русских интерпретациях истории Варлаама и Иосифата. Нам предлагается рассматривать двор Ивана как степной двор, конкурирующий за престиж с Османской империей, Зунгаром и Цинем в той же степени, что и с Польшей-Литвой и Швецией, о чем уже говорил Питер Пердю. [1] Если мы вернемся к символическому ландшафту, указывающему на юг и запад, такими жестами, как принятие Иваном императорского титула царя, мы знаем, что Цин охватил и этот римский антецедент.[2] Чтение событий 1570 года предполагает не то, что ужас является обычным атрибутом степных государств, а сознательное усилие создать синкретический образ королевской власти, который сделает его королевскую харизму доступной для всех его чрезвычайно разнообразных подданных и соседей. Элементы «внутренней Азии», которые едва ли исчерпывают символический язык убийства Ивана, дразнят стремление стратегов-историков получить больше информации о ранней роли России в Азии. Новгород и Поганая луга, вероятно, являются указателями на то, чтобы лучше его понять.

Банкноты

[1]. Питер К. Пердью, Китай идет на запад: завоевание Цин внутренней Евразии (Кембридж: Белкнап Пресс, издательство Гарвардского университета, 2005). [2]. О принятии Иваном императорского титула см. Литературный обзор в обзоре С. Богатырева, проведенном Изабель де Мадариага, Государь и его советники: ритуальные консультации в политической культуре Москвы, 1350-е - 1750-е годы в журнале Journal of Early Modern History 6, 1 (январь 2002 г.): 81-84.

Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=12703

Образец цитирования: Эрик Лунд. Рецензия на де Мадариага, Изабель, Иван Грозный: Первый царь России . H-War, Обзоры H-Net. Январь 2007 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=12703

Авторские права © 2007 H-Net, все права защищены. H-Net разрешает распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих образовательных целях с полной и точной ссылкой на автора, местонахождение в Интернете, дату публикации, список авторов и H-Net: Humanities & Social Sciences Online.По поводу любого другого предлагаемого использования свяжитесь с редакцией «Обзоров» по ​​адресу [email protected]

Иван Грозный, царь всея Руси

В этот день, 450 лет назад, царь Иван IV, широко известный как Иван Грозный, известил своих бояр о своем отречении. Они убедили его остаться, предложив ему абсолютную власть. Пять лет и пять дней спустя он обратил эту власть против Новгорода.

Иван Грозный иногда мог быть чем-то вроде королевы драмы.

В декабре 1564 года он отправился в обычное паломничество к Александровой слободе под Москвой, не оставив никого в подчинении.3 января 1565 года он разослал брошенным боярам письмо, в котором сообщил, что устал от хищений и измены, окружавших его, что он просто не может этого больше терпеть и отказывается от престола. Второе письмо было адресовано москвичам, в котором говорилось, что он совсем не недоволен ими, а только коррумпированной знатью, составлявшей его правительство.

Столкнувшись с пустым престолом и потенциальным восстанием горожан, бояре послали делегацию, чтобы пригласить Ивана обратно.Стоит задаться вопросом, знал ли, возможно, Иван все это время, что его попросят вернуться, и все, что ему нужно, это немного внимания, чтобы кто-то сказал, что он им нужен. Фактически, он получил гораздо больше: когда он вернулся в Москву, это было при условии, что ему будет разрешено преследовать за измену без надлежащего судебного разбирательства.

Возвращение Ивана положило начало кровавому периоду в истории России, известному как опричнина , которая теперь является синонимом тиранического правления и репрессий. Первоначально Опричнина («вдовья доля») была большой территорией на севере России, которую Иван создал для своей непосредственной собственности; позже он начал использовать этот термин для обозначения преследований, направленных на очищение потомственной знати от коррупции и измены.Орудиями террора XVI века были опричников, личная охрана Ивана, обычно верхом на лошадях и одетых в черное.

Опричники едут в Новгород (Васнецов)

Опричнина завершилась резней горожан в Новгороде, исторически независимом городе на северо-западной окраине. 8 января 1570 года, почти 445 лет назад, Иван обвинил руководителей города в заговоре с соседней Речью Посполитой, а затем спокойно посетил службу в церкви Св.Софийский собор как опричников начал выполнять его жестокие приказы.

Затем Иван обратил внимание на город Псков, также подозреваемый в предательстве. Но резни не последовало. Согласно легенде, к царю подошел местный «святой идиот» Никола Салос, проклял его, пригрозил божественной расправой и, что самое памятное, предложил ему кусок сырого мяса. Когда Иван выразил свое отвращение, Никола якобы сказал ему: «Но это то, что вы ели в Новгороде, - мясо христиан.В некоторых рассказах этого было достаточно, чтобы царь оставил Псков в покое; в некоторых случаях его призовая лошадь умирала прямо под ним как предупреждающий знак. За два года Иван распустил опричников и положил конец террору.

Никола Салос угрожает Ивану и предлагает ему сырое мясо (Рябушкин)

Помимо легенд, Иван, возможно, только что изменил свое мнение - или мнение. Историки предполагают, что у Ивана было какое-то невыявленное психическое заболевание, которое стало причиной его резких перепадов настроения.Его нестабильность задела не только народ России, но и его самого: в 1581 году он убил своего сына и назначил наследником во время жаркого спора. Недаром мы теперь помним его как Ивана Грозного!

Иван, видимо, сожалеющий об убийстве сына (Репина)

Изображение предоставлено Wikimedia Commons


Чтобы получить полную биографию Ивана Грозного, возьмите книгу Бенсона Бобрика Fearful Majesty , опубликованную Russian Life Books в 2014 году.

Россия и Европа: 1462-1921, Трилогия Александра Янова

Россия в основе своей является европейской страной, и, несмотря на антизападные тенденции, у нее есть возможность в конечном итоге сформировать свое будущее вместе со своими западными соседями, утверждает Александр Янов, автор книги трехтомное издание Россия и Европа: 1462-1921 .

Трилогия, выпущенная издательством «Новый хронограф», посвящена истокам и перспективам европейской традиции в России.По случаю 80-летия писателя, известного русского мыслителя, общественного философа и автора 20 книг, группа участников дискуссии собралась, чтобы обсудить трилогию Янова на мероприятии, организованном Московским Центром Карнеги. По словам участников, последний опус Янова - это «необычайно яркое историко-публицистическое произведение, приглашающее читателя туда, куда нужно - в Европу».

Дмитрий Тренин из Карнеги представил его. Модератором мероприятия выступил Лев Регельсон, писатель и историк церкви.

Центральные тезисы трилогии

Янов предлагает новаторское прочтение истории российской государственности. Он утверждает, что Россия по сути своей является европейской страной по происхождению, на протяжении всей своей истории раздираемой двумя противоборствующими силами: европейской (договорной) тенденцией и патерналистской (раболепной) тенденцией.

  • Европейский век России: Янов оспаривает представление о том, что истоки России восходят к Монгольской Золотой Орде, которая оккупировала Россию и большую часть Восточной Европы в 13-15 веках, оставив якобы «восточный отпечаток» на национальном развитии, и отвергает тезис о исключительности патерналистской тенденции в русской истории.По словам Янова, в период с 1480 по 1560 год - период «европейского века» - Московская Русь продолжала европейскую традицию.
  • Антиевропейская традиция: Янов связывает подъем к господству антиевропейства с периодом так называемой опричнины при Иване Грозном, когда царская политическая полиция навязывала массовый террор.
  • Падение антиевропейской традиции: Янов утверждает, что последние бастионы «антиевропейской крепости» были разрушены после распада СССР - за исключением патерналистской тенденции.«Единственные остатки имперского наследия - это историческая гниль и мощные патерналистские стереотипы, закрепившиеся в коллективном сознании на протяжении веков. С ними нужно бороться », - убежден Янов.

Обсуждение трилогии Янова

В ходе обсуждения работы Янова многие участники согласились с основным тезисом автора о том, что Россия по своему происхождению является европейской страной, но некоторые не согласились с тем, как Янов обосновывал свой аргумент.

  • Игорь Кондаков из Российского государственного гуманитарного университета утверждал, что историцистская критика работы Янова может не понять основных основ трилогии. Кондаков утверждал, что, несмотря на то, что Янов работал над историей всю свою жизнь, Янов «не историк, а философ - философ истории, которых очень мало.
  • Ирина Карацуба из МГУ отметила, что Янов, пожалуй, единственный ученый, пытавшийся выстроить единую концепцию истории России с древнейших времен до наших дней, поскольку историки Ключевский и Милюков в конце XIX - начале XIX в. двадцатый век - и именно линию Ключевского проводит Янов.«На сегодняшний день он единственный наследник традиций Ключевского».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *