Укрупнение москвы: Идея укрупнения российских регионов продолжает жить

Содержание

Эксперты: новое укрупнение регионов может начаться с Москвы и Мособласти — В стране

МОСКВА, 16 декабря. /ТАСС/. Процесс укрупнения российских регионов может начаться с Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также так называемой тюменской «матрешки»: Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. Такое мнение ТАСС высказали эксперты и представители научного сообщества.

Вопрос укрупнения регионов вновь становится актуальным. Сегодня плюсы и минусы объединения северной столицы с соседним регионом обсуждают участники дискуссионного клуба в Петербурге, в числе которых представители общественных организаций, политики, ученые, журналисты, бизнесмены.

Кто может попасть под объединение

Потенциал укрупнения на сегодняшний день, по словам экспертов, есть всего у нескольких регионов. Среди наиболее очевидных примеров — Москва и Московская область, Петербург и Ленобласть.

На эту тему

«Типичный для многих государств случай, когда столица не выделяется в качестве города, а столичный регион представляет собой одно образование. Все остальные случаи, которые могут быть рассмотрены, как правило, ограничиваются соседними субъектами федерации, например, Алтайский край и Республика Алтай, которые были когда-то связаны», — рассказал заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС Владимир Климанов.

По его словам, под объединение потенциально могли бы попасть и близко расположенные субъекты в центральной России, а также автономные округа, входящие в состав областей. «Известный случай с оставшимися у нас автономными округами, которые входят в состав Тюменской и Архангельской областей. Эти единичные случаи могут, конечно, рассматриваться и быть запущены, но целесообразность объединения не всегда очевидна», — добавил Климанов.

Руководитель лаборатории исследований бюджетной политики РАНХиГС Александр Дерюгин считает, что объединять регионы — это как передвигать мебель. «У нас очень много регионов, которые построены по национальному признаку. Поэтому объединять небольшие республики, например, на Северном Кавказе, не представляется возможным. Объединять регионы в Центральном федеральном округе смысла не имеет никакого, потому что это как переставлять мебель в квартире: затраты на это есть, а в результате мы получим то же самое, экономической пользы от этого будет мало или не будет совсем», — уточнил он.

Объединять небольшие республики, например, на Северном Кавказе, не представляется возможным. Объединять регионы в ЦФО смысла не имеет никакого, потому что это как переставлять мебель в квартире: затраты на это есть, а в результате мы получим то же самое, экономической пользы от этого будет мало или не будет совсем

Александр Дерюгин

руководитель лаборатории исследований бюджетной политики РАНХиГС

Заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений Евгений Гонтмахер высказал ТАСС мнение, что проект объединения, например, тюменской «матрешки» малоперспективен. «В тюменской «матрешке» давно еще были заключены соглашения между Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами и Тюменской областью. Область получает достаточно большие деньги от этих округов, там есть совместные органы управления и областная Дума, которая закрывает все три субъекта. Это непривычная структура для России, но менять ее не стоит, перемены могут привести к тому, что бюджетный поток из этих регионов может стать меньше», — отметил он.

Гонтмахер добавил, что с точки зрения объединения можно рассмотреть Республику Алтай и Алтайский край. «На прежнем этапе всегда пытались объединить более сильный и более слабый регион. Здесь еще неизвестно, кто сильный, кто слабый, потому что Алтайский край чуть посильнее с точки зрения валового регионального продукта, чем Республика Алтай, но все прекрасно знают, что в республике большой теневой бизнес, связанный с отдыхом, туризмом, там признаков бедности и нищеты особо нет. В этом смысле Алтайский край не настолько сильнее Республики Алтай», — заявил он.

История объединения

Одной из причин объединения регионов является попытка помочь более слабым субъектам за счет присоединения к более сильным. По словам Дерюгина, объединение в 2007 году Таймырского и Эвенкийского автономных округов с Красноярским краем решило проблему их дотационности. «Таймырский и Эвенкийский автономные округа получали очень много дотаций из федерального бюджета, а когда вошли в состав Красноярского края, то федерация неплохо на этом сэкономила», — заметил он.

Таймырский и Эвенкийский автономные округа получали очень много дотаций из федерального бюджета, а когда вошли в состав Красноярского края, то федерация неплохо на этом сэкономила

Александр Дерюгин

руководитель лаборатории исследований бюджетной политики РАНХиГС

Однако Дерюгин отметил, что на сегодняшнем этапе федерация не получит ничего, кроме головной боли и дополнительных расходов, от объединения регионов. «Такая заинтересованность есть, но я считаю, что финансовый аспект должен занимать предпоследнее место среди тех, которые называются в пользу объединения регионов. Кроме головной боли и дополнительных расходов мы, скорее всего, ничего не получим», — сказал он.

Тем не менее, по словам депутата Заксобрания Красноярского края Анатолия Амосова, объединение Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского округов дало положительные результаты и ускорило освоение недр бывших округов.

Первым прецедентом объединения регионов в современной России после принятия в 1993 году Конституции РФ стал Пермский край (образован в результате слияния Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа), новую историю регион ведет с 2005 года.

На эту тему

Вслед за Пермским краем последовало появление Камчатского края — в 2007 году такое название получили ранее существовавшие отдельно Камчатская область и Корякский автономный округ. В результате, до 2008 года число субъектов РФ сократилось с 89 до 83, самостоятельное существование прекратили 6 из 10 автономных округов, а три области — Пермская, Камчатская, Читинская — сменили название на края.

По мнению Климанова, те объединения, которые произошли с 2005 по 2008 год, вряд ли могут служить каким-то ориентиром на дальнейшее развитие этого процесса. Тогда произошло объединение Красноярского края и входящих в его состав автономных округов, Камчатская область и Корякский автономный округ объединились в Камчатский край, Усть- Ордынский Бурятский автономный округ вошел в Иркутскую область, Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ объединились в Забайкальский край.

Плюсы и минусы реформ

Среди положительных моментов объединения регионов, по словам Климанова, могут быть сокращение дифференциации в развитии регионов, снижение числа объектов управления со стороны государства и, как следствие, повышение скорости доведения решений федерации и реакции центра на импульс, идущий снизу. «Есть иногда и синергетический эффект, связанный с тем, что иногда регионы будут взаимодополнять потенциал друг друга, а не растаскивать. Межрегиональная дифференциация сократится и перераспределение ресурсов будет меньшим», — пояснил Климанов.

Целесообразно объединять северо-западный регион, Московский регион, Свердловскую и Челябинскую области, Красноярский край и Хакасию. Польза может быть только в самодостаточности объединенных регионов: берем сильный, слабый и они превращаются в стабильный регион, который не требует федеральных дотаций, и экономически сам развивается

Леонид Давыдов

председатель фонда «Петербургская политика»

Председатель фонда «Петербургская политика» Леонид Давыдов отметил, что в перспективе объединение регионов необходимо, однако для этого нужна политическая воля. «Идея сама по себе здравая, и к ней несколько раз подходили разные люди, верстались экономические зоны на манер федеральных округов, безусловно, на практике это полезно, другое дело, что этот процесс для текущей политики неочевиден. Целесообразно объединять северо-западный регион, Московский регион, Свердловскую и Челябинскую области, Красноярский край и Хакасию. Польза может быть только в самодостаточности объединенных регионов: берем сильный, слабый и они превращаются в стабильный регион, который не требует федеральных дотаций, и экономически сам развивается», — сказал ТАСС Давыдов.

Однако, по мнению экспертов, реальных предпосылок для объединения регионов пока нет, на данном этапе это может дестабилизировать ситуацию и привести к противостоянию региональных элит.

  • Матвиенко: вопросы об укрупнении регионов нужно решать на референдуме
  • Президент: укрупнение регионов — прерогатива региональных властей и местного населения

«Объединение регионов — это достаточно большие издержки по администрированию процесса. Представьте себе, какие затраты нужны, чтобы перевести всю систему управления, регистрационные документы, принципы принятия решений на новый уровень. Кроме того, может возникнуть политическое противостояние элит, которые будут недовольны таким объединением и потеряют контроль над ситуацией, в связи с чем начнут противодействовать этому процессу», — заявил Климанов.

По мнению Гонтмахерат, не заинтересованы в объединении губернаторы. «Плюс везде есть местная сформированная элита и бюрократия. Я думаю, что сейчас вопрос укрупнения регионов не актуален, есть более важные и острые проблемы. Когда в 2006, 2007 годах этот процесс начался, то была такая концепция: если бедный регион слился с сильным, то бедному станет лучше, но как видно сейчас, в основном, это не получилось и не привело к существенным сдвигам в положении более слабых регионов», — добавил он.

Создание межрегиональных структур

Альтернативой объединению регионов, по мнению экспертов, может стать создание надрегиональных структур.

«Мне кажется более перспективным создание надрегиональных структур и придание им каких-то отдельных полномочий, которые в настоящее время сосредоточены на федеральном и региональном уровне», — сказал Климанов.

Дерюгин добавил, что для реализации крупных проектов на уровне нескольких регионов не обязательно объединять их.

«Если мы говорим о реализации достаточно крупных проектов, которые якобы легче делать в рамках объединенного субъекта, то никто не мешает двум регионам взаимодействовать по реализации какого-то проекта. А если чиновники друг с другом не могут договориться, то это повод менять не границы регионов, а чиновников. Я считаю, что объединение регионов — это отвлечение внимания и ресурсов от решения других более важных задач экономического развития, поскольку наши регионы существуют достаточно долго в таких границах и каких-то проблем в связи с этим я не видел», — отметил эксперт.

Укрупнение регионов России: за и против / 18 июня 2021 | Москва, Новости дня 18.06.21

В России необходимо провести референдум относительно укрупнения регионов. Такого мнения придерживается почти треть (31,13%) респондентов, принявших участие в опросе на сайте РИА «Новый День». Еще 31,04% проголосовавших считает, что в стране есть более важные проблемы.

При этом около четверти опрошенных (25,75%) полагают, что решать должны сами жители регионов. Лишь 9,25% респондентов выступают за сохранение нынешнего статус-кво.

В своих комментариях читатели РИА «Новый День» высказывали диаметрально противоположные мнения. С одной стороны, многие считают, что нужно объединять регионы как можно скорее, чтобы уменьшить количество чиновников, депутатов и сенаторов. С другой – некоторые обратили внимание, что укрупнение будет означать отдаление властных структур, что приведет к меньшей доступности органов власти для граждан.

«Россия должна быть унитарным государством, семь (восемь) губерний достаточно, плюс три особых округа (Москва, С-Петербург, Крым)», «Укрупнять нужно Центральную Россию и Кавказ», «В некоторых отдельных продуманных случаях возможно. Должен быть реальный выигрыш для обеих сторон», «Укрупнять регионы до 25-35 нужно с целью выравнивания их общей экономики и на основе доминирования русских как титульной нации в новом образовании», – полагают респонденты.

В то же время прозвучало мнение, что «в случае ухудшения политической ситуации в России, в таких укрупнённых регионах, региональной бюрократии будет легче поддаться соблазну местечкового эгоизма и сепаратизма». «В таких условиях «новые государства» будут более жизнеспособны, чем могут попытаться воспользоваться различные как внутренние, так и внешние силы», – отметил один из читателей РИА «Новый День».

Опрос на сайте РИА «Новый День» проводился с 29 апреля по 17 июня. В голосовании приняли участие 1 060 человек.

Москва, Светлана Антонова

Москва. Другие новости 18.06.21

Жителей Центральной России предупредили о приходе 37-градусной жары. / ЦИК определил партии, которые смогут участвовать в выборах в Госдуму без сбора подписей. / «Голосования на пеньках не будет»: ЦИК утвердил только один вариант волеизъявления. Читать дальше

© 2021, РИА «Новый День»

Укрупнение регионов России: за и против

«РФ-сегодня»

Тема возможного укрупнения регионов России периодически обсуждается на экспертных площадках, звучат мнения как «за», так и «против». Спикер Совфеда Валентина Матвиенко считает, что вопрос объединения регионов следует поднимать в обществе после широкого обсуждения с участием экспертов.

«Крупными регионами легче управлять, возрастает качество управленческого персонала, укрупнение субъектов РФ позволяет сократить необоснованно большое количество чиновников на местах», — завил Калашников РИА Новости. Впрочем, ему ничего не известно о существовании каких-либо конкретных наработок по слиянию субъектов.

Сенатор напомнил, что во времена советской власти границы областей неоднократно перекраивались. «В укрупнении регионов есть большой резон. Зачастую бывает так, что однотипные по хозяйствованию регионы, по экономическому укладу, но при этом один регион успешный, а другой — нет», — говорит Калашников.

Однако, по его мнению, «в силу политических причин любые национальные образования не стоит трогать, независимо от их размера, здесь уже национальная политика».

Можно подумать об укрупнении регионов в Центральном федеральном округе, Поволжье, на Урале. «В Сибири это нецелесообразно, поскольку размер регионов там и так велик», — сказал политик.

Например, по словам Калашникова, можно было бы объединить Орловскую, Калужскую и Брянскую области, Липецкую и Воронежскую области, Белгородскую и Курскую.

Согласно конституции, инициатива образования нового субъекта (в том числе, путем объединения) требует вынесения на референдумы в заинтересованных регионах. Если она получила одобрение, президент вносит в Госдуму проект конституционного закона об образовании нового субъекта.

Среди реализованных — объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в Пермский край, Камчатской области и Корякского автономного округа в Камчатский край, Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа в Забайкальский край. 

В Кремле прокомментировали идею укрупнения регионов

https://ria.ru/20210428/ukrupnenie-1730298304.html

В Кремле прокомментировали идею укрупнения регионов

В Кремле прокомментировали идею укрупнения регионов — РИА Новости, 13.05.2021

В Кремле прокомментировали идею укрупнения регионов

Укрупнение регионов в России возможно, в некоторых случаях это даже будет экономически целесообразно, но только при соответствующей инициативе со стороны… РИА Новости, 13.05.2021

2021-04-28T13:03

2021-04-28T13:03

2021-05-13T16:45

политика

дмитрий песков

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/149260/72/1492607292_0:206:2911:1843_1920x0_80_0_0_8ec18cb150896009e0660b3fe72dafff.jpg

МОСКВА, 28 апр — РИА Новости. Укрупнение регионов в России возможно, в некоторых случаях это даже будет экономически целесообразно, но только при соответствующей инициативе со стороны жителей конкретных субъектов, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.Во вторник, выступая на XXII Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества, вице-премьер России Марат Хуснуллин заявил, что, по его личному мнению, в стране слишком много регионов и их число следовало бы сократить.Представитель Хуснуллина уточнил РИА Новости, что вопрос объединения регионов на площадке правительства не обсуждается и не рассматривается. Он пояснил, что вице-премьер лишь подчеркнул важность создания равных возможностей для развития населенных пунктов вне зависимости от административного деления и природных ресурсов.»Нет, не исключают. Но это может идти только снизу (по инициативе жителей конкретных регионов), то есть это не может навязываться», — сказал Песков журналистам в ответ на вопрос, не исключают ли в Кремле такое объединение регионов при согласии жителей.»Существуют разные экспертные точки зрения, в том числе и такая точка зрения, которую озвучил Хуснуллин. Во многих регионах действительно экономическая целесообразность говорит об определенной эффективности, синергии, которая могла бы возникнуть в ходе укрупнения. Но здесь главным критерием, конечно, является воля жителей этих регионов. Вы знаете, что далеко не везде жители регионов хотят этого укрупнения в настоящее время, это является определяющим фактором», — подчеркнул представитель Кремля.

https://realty.ria.ru/20191127/1561660262.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/149260/72/1492607292_91:0:2822:2048_1920x0_80_0_0_63b1e1928323f9e525313a459ddbe060.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

политика, дмитрий песков, россия

МОСКВА, 28 апр — РИА Новости. Укрупнение регионов в России возможно, в некоторых случаях это даже будет экономически целесообразно, но только при соответствующей инициативе со стороны жителей конкретных субъектов, заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Во вторник, выступая на XXII Апрельской международной научной конференции НИУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества, вице-премьер России Марат Хуснуллин заявил, что, по его личному мнению, в стране слишком много регионов и их число следовало бы сократить.

Представитель Хуснуллина уточнил РИА Новости, что вопрос объединения регионов на площадке правительства не обсуждается и не рассматривается. Он пояснил, что вице-премьер лишь подчеркнул важность создания равных возможностей для развития населенных пунктов вне зависимости от административного деления и природных ресурсов.

«Нет, не исключают. Но это может идти только снизу (по инициативе жителей конкретных регионов), то есть это не может навязываться», — сказал Песков журналистам в ответ на вопрос, не исключают ли в Кремле такое объединение регионов при согласии жителей.

27 ноября 2019, 13:38

Мутко напомнил о рисках укрупнения муниципалитетов

«Существуют разные экспертные точки зрения, в том числе и такая точка зрения, которую озвучил Хуснуллин. Во многих регионах действительно экономическая целесообразность говорит об определенной эффективности, синергии, которая могла бы возникнуть в ходе укрупнения. Но здесь главным критерием, конечно, является воля жителей этих регионов. Вы знаете, что далеко не везде жители регионов хотят этого укрупнения в настоящее время, это является определяющим фактором», — подчеркнул представитель Кремля.

В Совфеде прокомментировали идею укрупнения регионов

https://ria.ru/20210428/regiony-1730349160.html

В Совфеде прокомментировали идею укрупнения регионов

В Совфеде прокомментировали идею укрупнения регионов — РИА Новости, 28.04.2021

В Совфеде прокомментировали идею укрупнения регионов

Укрупнение российских регионов возможно только после очень серьёзной аналитической работы, без «кавалерийских наскоков» и лишь при согласии населения… РИА Новости, 28.04.2021

2021-04-28T16:47

2021-04-28T16:47

2021-04-28T16:47

политика

дмитрий песков

совет федерации рф

марат хуснуллин

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155214/54/1552145477_0:0:2677:1506_1920x0_80_0_0_8d42ad8b64daefe330675aa86dbba8ca.jpg

МОСКВА, 28 апр — РИА Новости. Укрупнение российских регионов возможно только после очень серьёзной аналитической работы, без «кавалерийских наскоков» и лишь при согласии населения соответствующих субъектов федерации, заявил РИА Новости сенатор Анатолий Широков.Во вторник, выступая на XXII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, вице-премьер РФ Марат Хуснуллин заявил, что, по его личному мнению, в стране слишком много регионов и их число следовало бы сократить. Представитель Хуснуллина уточнил РИА Новости, что вопрос объединения регионов на площадке правительства не обсуждается и не рассматривается. Укрупнение регионов в России возможно, в некоторых случаях это даже будет экономически целесообразно, но только в случае соответствующей инициативы со стороны жителей конкретных субъектов, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.»Нужна очень серьезная экспертная площадка, очень серьезная аналитическая работа плюс воля граждан, проживающих в тех регионах, которые могут быть укрупнены», — сказал сенатор.Как отметил Широков, в настоящее время все субъекты Федерации перечислены в конституции. «Число регионов — это конституционная норма, и менять ее нужно очень аккуратно, без кавалерийских наскоков и только после работы с населением», — убеждён он.При этом он добавил, что Хуснуллин является опытным хозяйственником, привнесшим в отрасль очень много «энергии», работу которого очень высоко оценивают как губернаторы и главы законодательных собраний, так и Совет Федерации.»Но самое главное, что быть укрупнению регионов или нет — это должны сказать сами люди», — подчеркнул Широков.

https://ria.ru/20210428/ukrupnenie-1730298304.html

https://ria.ru/20210428/regiony-1730339976.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155214/54/1552145477_335:0:2343:1506_1920x0_80_0_0_79f760722f7c0d32dc4f3e4999f74763.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

политика, дмитрий песков, совет федерации рф, марат хуснуллин, россия

МОСКВА, 28 апр — РИА Новости. Укрупнение российских регионов возможно только после очень серьёзной аналитической работы, без «кавалерийских наскоков» и лишь при согласии населения соответствующих субъектов федерации, заявил РИА Новости сенатор Анатолий Широков.

Во вторник, выступая на XXII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, вице-премьер РФ Марат Хуснуллин заявил, что, по его личному мнению, в стране слишком много регионов и их число следовало бы сократить. Представитель Хуснуллина уточнил РИА Новости, что вопрос объединения регионов на площадке правительства не обсуждается и не рассматривается. Укрупнение регионов в России возможно, в некоторых случаях это даже будет экономически целесообразно, но только в случае соответствующей инициативы со стороны жителей конкретных субъектов, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

28 апреля, 13:03

В Кремле прокомментировали идею укрупнения регионов

«Нужна очень серьезная экспертная площадка, очень серьезная аналитическая работа плюс воля граждан, проживающих в тех регионах, которые могут быть укрупнены», — сказал сенатор.

Как отметил Широков, в настоящее время все субъекты Федерации перечислены в конституции. «Число регионов — это конституционная норма, и менять ее нужно очень аккуратно, без кавалерийских наскоков и только после работы с населением», — убеждён он.

При этом он добавил, что Хуснуллин является опытным хозяйственником, привнесшим в отрасль очень много «энергии», работу которого очень высоко оценивают как губернаторы и главы законодательных собраний, так и Совет Федерации.

«Но самое главное, что быть укрупнению регионов или нет — это должны сказать сами люди», — подчеркнул Широков.

28 апреля, 16:08

Эксперт назвал возможные плюсы объединения регионов

Укрупнение регионов: «всем хочется сказать «ам»

Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.


Кирилл Кобрин: Мэр Москвы Юрий Лужков считает необходимым в ближайшее время приступить к процессу слияния Москвы и Московской области. Ранее с подобным же заявлением, но об объединении Санкт-Петербурга и Ленинградской области выступила петербургский губернатор Валентина Матвиенко.


Олег Кусов: Уже несколько месяцев в Министерстве регионального развития обсуждается административно-территориальная реформа, сообщают российские средства массовой информации. Реформа эта предполагает создание новых десяти макрорегионов, которые возглавят своего рода супергубернаторы. Инициаторы реформы убеждены, что, благодаря появлению новых макрорегионов, удастся выровнять социально-экономическое положение в регионах-донорах и дотационных субъектах федерации. Эксперты полагают, что данная концепция спровоцирует новый виток обсуждения темы укрупнения регионов. Фактически эта дискуссия уже началась с Петербурга и Москвы. Во вторник губернатор Петербурга Валентина Матвиенко заявила о том, что готова инициировать процесс объединения Петербурга и Ленинградской области и представить Дмитрию Медведеву идеи «об упрощении механизма объединения субъектов Российской Федерации». Затем мэр Москвы Юрий Лужков предложил в ближайшее время приступить к процессу интеграции Москвы и Московской области. На объединении столицы и Московской области Юрий Лужков не настаивает.

Российский экономист и политолог Михаил Делягин обращает внимание, что подобные заявления были сделаны накануне смены лидера в Кремле.


Михаил Делягин: Путин достаточно давно сказал, что таких объединений не будет. Но он же уходит. И хотя он забирает с собой в Белый дом почти все рычаги власти, до которых можно дотянуться, все равно президентом будет уже не он. И власть постепенно-постепенно будет перетекать от Путина к Медведеву. Это примерно понятно. И на это реагируют все, в том числе региональные лидеры. Ну, Кадыров реагирует по-своему, там зачистка оппонентов, насколько можно понять. Логика есть административная — всем хочется расширяться, всем хочется сказать «ам», всем хочется увеличить свои полномочия. Но есть и реальная компонента, потому что, действительно, граница Москвы по МКАДу и по некоторым выделенным районам абсолютно условна, огромное количество людей живет в Подмосковье в ближнем, работает в Москве, и некоторые из них чувствуют себя вполне москвичами. Это единый хозяйственный организм. Если брать Москву и прилегающие к МКАДу регионы, скажем, даже все ближнее Подмосковье, то есть 30 километров от МКАД, это практически единый хозяйственный организм с Москвой. И административное деление условно. Другое дело, что оно совсем не обязательно мешает бизнесу. Скажем, подмосковная бюрократия при всех своих ужасах все-таки производит впечатление более работоспособной, чем московская. С другой стороны, есть примеры, когда, скажем, в свое время Тэтчер ликвидировала лондонское самоуправление, разбила город на несколько округов, абсолютно искусственное, ну, и город от этого не рассыпался, даже город. Так что я думаю, что без укрупнения Москвы и Подмосковья можно обойтись. Существенно, что это приведет к созданию суперрегиона огромного, который перетянет на себя еще больше финансовых, административных полномочий, чем Москва. Так что я думаю, что эта инициатива понимания не найдет, поддержана она не будет. Ну, по крайней мере, это будет элемент оживления взаимодействия московских властей с федеральными.


Олег Кусов: Губернатор Петербурга Валентина Матвиенко высказывается за объединение северной столицы и Ленинградской области уже не впервые. Рассказывает наш корреспондент в Петербурге Татьяна Вольтская.


Татьяна Вольтская: Эта идея появилась у губернатора не сегодня — по меньшей мере два года назад в городском парламенте уже шли оживленные разговоры на эту тему. Валентина Матвиенко еще прошлым летом говорила, что может привести тысячи аргументов в пользу объединения Петербурга и Ленобласти, но что это вопрос непростой, и для его решения, возможно, даже придется прибегнуть к помощи референдума. Матвиенко объяснила тогда, что даже если не ставить вопрос об объединении города и области, то их интеграция все равно происходит постоянно, так что этот вопрос рано или поздно поставит сама жизнь. Этот взгляд на проблему в принципе разделяет политолог, заместитель главного редактора аналитического еженедельника «Дело» Дмитрий Травин, который, впрочем, считает, что добиться реального объединения будет сложно, хотя бы из-за сопротивления губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова.


Дмитрий Травин: Идут разговоры давно, но объединения не происходит, потому что Матвиенко, может быть, и за, но Сердюков против. В принципе сейчас, конечно, ситуация может измениться, потому что вообще новая власть, новая ситуация в правительстве, возможно, какие-то люди из Петербурга придут снова в Москву, та же Матвиенко проговаривала, что она может перейти на какую-то московскую должность. Что касается целесообразности, то, я думаю, в целом это разумное решение было бы, потому что хотя Петербург и область в целом не составляют единого хозяйственного комплекса, но Петербург и ближайшие пригородные зоны давно уже единая система. Значительная часть петербуржцев по полгода живет в области, люди из области едут в Петербург на работу. Поэтому создание единого субъекта федерации, конечно, помогло бы оптимизировать финансовые потоки, лучше организовывать управление этим регионом.


Олег Кусов: У противников объединения Петербурга и Ленинградской области свои аргументы. Говорит экономический обозреватель газеты «Дело» Андрей Заостровцев.


Андрей Заостровцев: Достаточно заглянуть в Бюджетный кодекс. Если у нас произойдет объединение, то Петербург становится просто городским округом, а не субъектом федерации. Это гораздо меньше налогов, ну и соответственно, гораздо меньше бюджет. И придется обращаться за помощью вот в этот единый новый субъект или какие-то трансферты из центра получать опять же через этот новый субъект. Поэтому, с точки зрения общественных финансов, вот это объединение выгодно области и не выгодно Петербургу. Статус Петербурга не сохранится, это просто прописано в законе. Я еще раз призываю тех, кто в этом сомневается, прочитать Бюджетный кодекс. Жители Ленинградской области могут немного выиграть. Я не скажу, что они озолотятся, нет, конечно. Естественно, у Петербурга возникнут трудности с финансированием собственных программ, потому что все-таки придется новому губернатору считаться с областью. И фактически ведь у нас выборов-то нет. Если бы были выборы губернатора объединенного региона, тогда Петербург бы имел преимущество, а так никаких преимуществ.


Олег Кусов: Противники идеи укрупнения регионов опасаются увеличения численности региональных бюрократов, они сомневаются, что можно эффективно управлять территориальными гигантами.


Научно обоснованная модель укрупнения регионов в целях обеспечения экономической безопасности и устойчивого развития Российской Федерации | Смирнова

1. Кувшинова О. Бюджет как рычаг // Ведомости. № 4295. 05.04.2017.

2. Прокопенко А. Правительство поможет регионам // Ведомости. № 4158. 12.09.2016. URL: https:// www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/09/12/ 656531-dolgovuyu-nagruzku-regioni#/galleries/140737488888403/normal/1 (дата обращения: 22.10.2017)

3. Potter A., Watts H.D. Evolutionary agglomeration theory: increasing returns, diminishing returns, and the industry life cycle // Journal of Economic Geography. 2011. Volume 11, Issue 3, 1. p. 417–455. DOI: https:// doi.org/10.1093/jeg/lbq004

4. Krugman P. The Increasing Returns Revolution in Trade and Geography // American Economic Review. 2009. 99(3): 561–71. DOI: https://doi.org/10.1257/ aer.99.3.561

5. Гранберг А.Г., Кистанов В.В., Адамеску А.А. Государственно-территориальное устройство России. М.: ООО Издательско-Консалтинговое Предприятие «ДеКА», 2003. 448 с.

6. Адамеску А.А., Смирнова О.О. Укрупнение регионов как модель новой экономической политики России // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2016. Т. 7. № 2. С. 84–89. DOI: http://dx.doi. org/10.18184/2079-4665.2016.7.2.84.89

7. Голованова С.В., Авдашева С.Б., Кадочников С.М. Межфирменная кооперация: анализ развития кластеров в России // Российский журнал менеджмента. 2010. № 1. С. 41–66. URL: https://elibrary.ru/item. asp?id=13571180

8. Вардомский Л. Между Европой и Азией: вопросы пространственного развития России // Проблемы теории и практики управления. 2014. № 11. С. 46–52. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=22509637

9. Grinberg R., Vardomsky L. Regional Dimension of the Market Transformation in Russia. In: Lane T., Oding N., Welfens P.J.J. (eds) // Real and Financial Economic Dynamics in Russia and Eastern Europe. 2003. P. 207–226. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-642-55512-1_1110.

10. Беляевская-Плотник Л.А., Сорокина Н.Ю. Подходы к оценке уровня экономической интеграции регионов в системе национальной экономической безопасности // Экономические науки. 2017. № 6 (151). С. 39-42. URL: http://ecsn.ru/files/ pdf/201706/201706_39.pdf

11. Krugman P. Increasing Returns and Economic Geography // J. of Political Economy. 1991. Vol. 99. № 3. P. 483-499.

12. Fujita M., Thisse J. Does Geographical Agglomeration Foster Economic Growth? And Who Gains and Losses from it? // International Econ. Rev. 2002. № 47. P. 811–836. DOI: https://doi. org/10.1111/1468-5876.00250

13. Дубров А.М., Мхитарян В.С., Трошин Л.И. Много-мерные статистические методы. М.: Финансы и статистика, 2010. 352 с.

14. Васильев В.И., Красильников В.В., Плаксий С.И., Тягунова Т.Н. Статистический анализ многомерных объектов произвольной природы. М.: ИКАР, 2014. 382 с.

15. Мандель И.Д. Кластерный анализ. М.: Финансы и статистика, 1988. 176 с.

16. Тамашевич В.Н. Многомерный статистический анализ в экономике. М.: ЮНИТИ, 2009. 598 с.

17. Михеева Н. Дифференциация социально-экономического положения регионов России и проблемы политики. М.: РПЭИ, 1999. 54 с.

18. Попова Г.Л. Финансово-экономический анализ дифференциации налогового потенциала регионов Центрального федерального округа // Финансовая аналитика: проблемы и решения. 2012. № 1. С. 7–17.

Расширение Москвы — JTP

Конфиденциальность и файлы cookie

Политика конфиденциальности и файлов cookie
Эта политика конфиденциальности и файлов cookie определяет, как JTP использует и защищает любую информацию, которую вы предоставляете при использовании этого веб-сайта.

JTP стремится обеспечить защиту вашей конфиденциальности. Если мы попросим вас предоставить определенную информацию, с помощью которой вас можно будет идентифицировать при использовании этого веб-сайта, вы можете быть уверены, что она будет использоваться только в соответствии с настоящим заявлением о конфиденциальности.

JTP может изменить эту политику, обновив эту страницу. Вам следует время от времени проверять эту страницу, чтобы убедиться, что вас устраивают любые изменения.

Что такое cookie?
Файл cookie — это простой текстовый файл, который хранится на вашем компьютере или мобильном устройстве сервером веб-сайта, и только этот сервер сможет получить или прочитать содержимое этого файла cookie. Каждый файл cookie уникален для вашего веб-браузера. Он будет содержать некоторую анонимную информацию, такую ​​как уникальный идентификатор и название сайта, а также некоторые цифры и числа.Это позволяет веб-сайту запоминать такие вещи, как ваши предпочтения или то, что находится в вашей корзине покупок.

Категории файлов cookie

  • Строго необходимые файлы cookie
    Эти файлы cookie позволяют использовать услуги, которые вы специально запрашивали.
  • Файлы cookie производительности
    Эти файлы cookie собирают анонимную информацию о посещенных страницах.
  • Функциональные куки-файлы
    Эти куки-файлы запоминают выбранные вами варианты для улучшения вашего опыта.
  • Целевые файлы cookie или рекламные файлы cookie
    Эти файлы cookie собирают информацию о ваших привычках просмотра, чтобы сделать рекламу актуальной для вас и ваших интересов.

Какую информацию обо мне будет собирать JTP?
Информация о ваших посещениях и использовании этого веб-сайта (включая ваш IP-адрес, географическое положение, тип и версию браузера, операционную систему, источник рефералов, продолжительность посещения и просмотры страниц). Мы собираем эту информацию таким образом, чтобы никого не идентифицировать.

Как JTP будет использовать собранную обо мне информацию?
Нам необходима эта информация, чтобы понять:

  • Что вы ищете от JTP,
  • Какие части нашего веб-сайта вас интересуют,
  • Как работает наш веб-сайт и
  • В конечном итоге, как мы можем улучшить содержание и дизайн веб-сайта.

Отправляя нам свои данные, вы соглашаетесь и соглашаетесь с тем, что нам может потребоваться пересылка этих данных внутри нашей организации в электронном виде или в других форматах.

JTP никогда не будет передавать вашу информацию другим организациям в маркетинговых, маркетинговых или коммерческих целях.

Файлы cookie, используемые на веб-сайте JTP:

  • Имя файла cookie
    PHPSESSID
    Назначение
    Общий файл cookie сеанса. Хранит информацию о текущем сеансе пользователя на вашем компьютере. Требуется для правильной работы сайта.
    Срок действия
    В конце сеанса
  • Имя файла cookie
    __utma
    Назначение
    Этот файл cookie обеспечивает работу программного обеспечения Google Analytics.Это программное обеспечение помогает нам собирать и анализировать информацию о посетителях, такую ​​как количество посетителей, посещенные страницы, используемые браузеры и реакция на маркетинговую активность. Это помогает нам улучшать веб-сайт и его производительность. Данные, хранящиеся в этом файле cookie, не идентифицируют людей и не собирают никаких личных данных.
    Срок действия
    2 года
  • Имя файла cookie
    __utma
    Назначение
    Этот файл cookie обеспечивает работу программного обеспечения Google Analytics. Это программное обеспечение помогает нам собирать и анализировать информацию о посетителях, такую ​​как количество посетителей, посещенные страницы, используемые браузеры и реакция на маркетинговую активность.Это помогает нам улучшать веб-сайт и его производительность. Данные, хранящиеся в этом файле cookie, не идентифицируют людей и не собирают никаких личных данных.
    Срок действия
    30 минут
  • Имя файла cookie
    __utmc
    Назначение
    Этот файл cookie обеспечивает работу программного обеспечения Google Analytics. Это программное обеспечение помогает нам собирать и анализировать информацию о посетителях, такую ​​как количество посетителей, посещенные страницы, используемые браузеры и реакция на маркетинговую активность. Это помогает нам улучшать веб-сайт и его производительность.Данные, хранящиеся в этом файле cookie, не идентифицируют людей и не собирают никаких личных данных.
    Срок действия
    В конце сеанса
  • Имя файла cookie
    __utmz
    Назначение
    Этот файл cookie обеспечивает работу программного обеспечения Google Analytics. Это программное обеспечение помогает нам собирать и анализировать информацию о посетителях, такую ​​как количество посетителей, посещенные страницы, используемые браузеры и реакция на маркетинговую активность. Это помогает нам улучшать веб-сайт и его производительность. Данные, хранящиеся в этом файле cookie, не идентифицируют людей и не собирают никаких личных данных.
    Срок действия
    6 месяцев

Как отключить файлы cookie?
Обычно можно остановить прием файлов cookie вашим браузером или запретить ему принимать файлы cookie с определенного веб-сайта.

Все современные браузеры позволяют изменять настройки файлов cookie. Эти настройки обычно находятся в меню «Параметры» или «Настройки» вашего браузера. Следующие ссылки могут быть полезны для понимания этих настроек, в противном случае вы должны использовать опцию «Справка» в своем браузере для получения более подробной информации.

Настройки файлов cookie в Internet Explorer
Настройки файлов cookie в Firefox
Настройки файлов cookie в Chrome
Настройки файлов cookie в Safari и iOS.

Полезные ссылки
Если вы хотите узнать больше о файлах cookie и их использовании в Интернете, вам могут пригодиться следующие ссылки:

Руководство по файлам cookie Microsoft
Все о файлах cookie

Бюро интернет-рекламы (IAB) UK предоставило следующий веб-сайт для предоставления информации о проблемах конфиденциальности, связанных с интернет-рекламой: youronlinechoices.co.uk/uk

Для получения дополнительной юридической информации по вопросам конфиденциальности, вы можете найти эти ссылки полезными:

Закон о защите данных 1998 г.
Управление комиссара по информации

Если вы хотите связаться с нами по поводу файлов cookie, напишите нам по адресу [email protected]uk.

Legal
JTP — торговое наименование John Thompson and Partners LLP
, зарегистрированная в Англии и Уэльсе
Регистрационный номер: OC328386
Зарегистрированный офис: 115c Milton Road, Cambridge CB4 1XE

Положения и условия

Авторские права на этот веб-сайт и его содержимое принадлежат JTP — © John Thompson & Partners t / a JTP 2010-2019.Все права защищены. Партнерский номер компании: OC328386.

Все изображения, графика, текст, элементы дизайна и весь другой контент на этом веб-сайте защищены авторским правом и являются исключительной собственностью JTP, если явно не указано иное. Все права на использование и / или публикацию защищены во всем мире. Все изображения и весь другой контент явно не являются общественным достоянием.

Никакой контент не может быть скопирован, сохранен, обработан, опубликован, продан или воспроизведен полностью или частично в любой форме без предварительного письменного разрешения уполномоченного представителя JTP.Поставка любого контента третьим лицам запрещена.

Как материал, защищенный авторским правом, все содержимое этого веб-сайта защищено авторским правом, интеллектуальной собственностью и всеми другими применимыми законами Соединенного Королевства и других стран по всему миру.

Любое распространение или воспроизведение части или всего содержимого в любой форме запрещено, за исключением следующего:

  • вы можете распечатать или загрузить на локальный жесткий диск выдержки только для вашего личного и некоммерческого использования
  • вы можете копировать контент отдельным третьим лицам для их личного использования, но только если вы признаете веб-сайт как источник материал

Вы не можете, кроме как с явного письменного разрешения JTP, распространять или использовать содержимое в коммерческих целях.Вы также не можете передавать или хранить его на любом другом веб-сайте или в другой форме электронной поисковой системы.

Москва — ГеоИстория

Российский Белый дом, где находится Совет Федерации (сенат России), вид из окна вагона метро с надписью «Не дави (наклоняйся) против». Фото Гарретта Паппаса.

Официальное население Москвы составляет 10,5 миллионов человек, что делает ее седьмым по численности населения городом мира. Кроме того, в городе проживает около двух миллионов официальных «гостей», зарегистрированных иностранцев, в основном из бывших советских республик, многие из которых живут в столице годами.В Москве также проживает огромное количество незарегистрированных нелегальных иммигрантов — по оценкам Федеральной миграционной службы России, эти жители добавляют еще около миллиона к фактическому населению Москвы.

В пределах Москвы в любой день также находятся несколько миллионов пассажиров, которые живут в обширных пригородах города, но работают или делают покупки в самом городе. Если добавить еще больше людей, которые приезжают сюда в качестве туристов, по делам или по другим причинам, фактическое население столицы России вырастет до 17-20 миллионов человек, по оценкам Московского метрополитена и Министерства внутренних дел России.

Короче говоря, Москва — это сложный и массовый город, который может удивлять, а иногда и шокировать. История создала здесь резкие контрасты между богатыми и бедными, социалистами и капиталистами, молодыми и старыми, а также между царскими, советскими и современными влияниями, которые явно конкурируют за пространство на меняющемся горизонте Москвы.

Москва дореволюционная

Название Москва впервые было записано в 1147 году, когда Юрий Долгорукий официально пригласил своих союзников в небольшую рыбацкую деревню в то время.Он сказал: «Приди ко мне, брат, приезжай, пожалуйста, в Москву». Десять лет спустя была возведена деревянная стена для защиты нового военного форпоста. Эта стена несколько раз перестраивалась, чтобы приспособиться к расширению, что помогло сформировать характерную плотную и похожую на паутину модель развития будущей столицы.

Нажмите на студентов перед Храмом Христа Спасителя в Москве, чтобы узнать о возможностях учебы в Москве!

Москва была в основном разрушена во время нашествия монголов в 1237 году, но была восстановлена ​​и позже стала региональной столицей под властью ее захватчиков.Благодаря политической смекалке во время оккупации и военной мощи во время восстания Москва стала политическим центром России после изгнания монголов.

Однако это не означало, что проблемы Москвы закончились. Он был снова сожжен татарами в 1537 году, страдал от восстаний и беспорядков на протяжении 1600-х годов, был ненадолго завоеван поляками и литовцами, опустошен чумой в 16-17 веках и сожжен своими собственными жителями в попытке помешать наступлению. Великая армия Наполеона в 1812 году.

Москва, конечно же, потеряла свое место российской столицы в 1712 году, поскольку Петр Великий с нуля построил новую столицу — Санкт-Петербург. Коммунисты назвали Москву столицей СССР в 1922 году, менее чем за два десятилетия до того, как в битве за Москву на окраинах города прибудут нацистские танки, а нацистские бомбы заставят многих москвичей искать убежища в все еще расширяющейся системе метро.

Советская разработка

Советский период для Москвы, однако, был во многом периодом развития.В условиях индустриализации Москва была не только бесспорным административным центром пятилетних планов СССР, но и его главным транспортным узлом. Карты дорог, рельсов и даже воздушного транспорта России по-прежнему показывают, что «все дороги ведут в Москву». Сама Москва была сильно индустриализирована, чтобы производить все, от консервированных фруктов до автомобилей. Многие из новых заводов были расположены в центре города, что позже вызвало проблемы со здоровьем, зонированием и бельмом на глазу.

Монументальные усилия Сталина по модернизации Советской России в значительной степени были сосредоточены на снабжении Москвы новыми зданиями и широкими бульварами, хотя часто и с большими затратами — сносом целых исторических районов, разрушением церквей и других архитектурных памятников и использованием плохо обращающегося тюремного труда.

Москва также увидела, что количество учебных заведений резко возросло, было построено множество школ, а Московский государственный университет амбициозно расширился за счет нового кампуса и того, что станет его культовым главным зданием.

В условиях политической и экономической стагнации, характерной для эпохи Брежнева и в последующий период, полки столичных магазинов опустели, и время от времени происходили протесты. Когда политическая ситуация приблизилась к критической, Горбачев попытался восстановить экономику и создать новую политическую структуру СССР, которая сохраняла бы Москву в своем центре.

Проект застройки «Москва-Сити» возвышается над советскими домами и заводами. Фото Гарретта Паппаса.

Однако этого не случилось. В августе 1991 года по улицам города прокатились танки. Члены коммунистической элиты и КГБ устроили непродуманный переворот, чтобы остановить демократические реформы. Это быстро привело к массовым контрпротестам, в которых Борис Ельцин получил большой политический капитал, выступая против переворота и поддерживая реформы. Позже он спровоцировал распад СССР и стал первым президентом независимой России.

Постсоветская Москва

Москва сегодня предлагает широкий спектр современной и позолоченной архитектуры. Культовые сооружения, такие как луковичные купола собора Василия Блаженного и башни Семи сестер Сталина, по-прежнему остаются центром внимания Москвы, к которым присоединяются новые постмодернистские небоскребы застройки «Москва-Сити». Многие церкви, такие как массивная церковь Христа Спасителя, были восстановлены после сноса советскими властями.

Однако с приходом рыночной экономики затраты на строительство и недвижимость резко выросли и стали одними из самых высоких в Европе.Отчасти из-за этого многие здания, которыми дорожат местные жители, такие как совсем недавно царский Дом диакона, который недавно был поднят, чтобы освободить место для квартир и офисов, и Дом Мельникова советской эпохи, который в настоящее время является центром города. имущественный спор. Планы построить торговый центр под Пушкинской площадью вызвали протесты против того, что «сердце города» будет разрушено во имя покупок.

Однако не все проекты развития оказались контрпродуктивными. Шоколадная фабрика «Красный Октябрь», например, в центре Москвы, превратилась из малоиспользуемого промышленного объекта в растущий торговый, образовательный и культурный центр, сохранивший историческую структуру и фасад здания.Винзавод — это еще одна история успеха, превратившего заброшенный винный завод в торговую, офисную, развлекательную и выставочную площадку, пользующуюся огромной популярностью у московской молодежи и творческой молодежи.

Еще одним уникальным музеем Москвы является Музеон, парк скульптур под открытым небом, который иногда называют «кладбищем статуй», так как он содержит множество статуй, снесенных и разрушенных после окончания советской эпохи. Изображение с сайта Moscow-photos.com

Винзавод — одна из многих новых галерей в столице России, присоединившаяся к другим, таким как The Garage и The Ekaterina Art Fund.Все три финансируются из частных источников и организованы либеральными кураторами и сыграли важную роль в изменении художественного ландшафта в Москве, поддерживая авангард и нетрадиционные художественные среды.

Самым амбициозным строительным проектом в Москве в настоящее время является «Москва-Сити», который очистил бывшую промышленную зону в пользу постмодернистских жилых и коммерческих небоскребов. Проект с ценой около 12 миллиардов долларов задумывался как новый деловой центр, который превратит Москву в мировой финансовый центр за счет продажи офисных помещений банкам.Однако текущий экономический спад резко изменил планы или даже остановил строительство многих зданий. В частности, башня «Россия», которая когда-то должна была стать самым высоким зданием в Европе, была отменена и заменена многоэтажным гаражом.

Москва по-прежнему не привыкать к драматическим политическим событиям. Юрий Лужков, возглавлявший правительство Москвы с 1990-х годов, был отстранен от должности президентом Медведевым на основании закона 2006 года, который позволяет президенту назначать и увольнять губернаторов и мэров Москвы и Санкт-Петербурга.Петербург. Медведев никогда не называл конкретных причин своей «потери доверия» к давно работающему мэру, но при назначении Сергея Собянина новым мэром он поставил перед ним конкретные задачи: бороться с коррупцией, улучшать дорожное движение и поддерживать обширную социальную сеть города. программы.

Москва по-прежнему остается экономической и политической столицей России. ВВП Москвы составляет почти четверть всей экономики России, а бюджетные расходы столицы составляют более 40 миллиардов долларов в дополнение ко многим реализуемым там проектам, финансируемым из федерального бюджета.Это позволило городу запустить так называемые «льготы Лужкова», специальные пенсионные программы, программы по беременности и родам и другие программы социального обеспечения, обеспеченные бывшим мэром, за поддержание которых теперь возложена ответственность Собянина.

Однако развитию бизнеса в столице мешает не только высокая стоимость недвижимости, но также коррупция и проблемы с инфраструктурой.

В одной из широко разрекламированных историй о коррупции IKEA, давний инвестор в России, уволила двух местных руководителей за попустительство взяток, связанных с инспекциями строительства и попытками подключиться к государственной электросети.

Проекты общественных работ также сильно пострадали от коррупции. Большой театр был закрыт в 2005 году на реставрацию, но в нем происходили многочисленные задержки, отчасти из-за того, что выяснилось, что многие из миллионов долларов, потраченных на проект, пошли на коррупцию, схемы двойного выставления счетов или просто исчезли. Это также поставило под сомнение запланированную реконструкцию ГМИИ им. А.С. Пушкина стоимостью один миллиард долларов, которая расширит пространство галереи (она уже является крупнейшей в России) и соединит все здания туннелями.

Москва-река, протекающая мимо Кремля в сумерках. Фото Гарретта Паппаса

Трафик также подвержен коррупции, поскольку Москва давно (не) традиционно предпочитала громкие и высокобюджетные проекты для решения своих проблем, а не инвестировать в более простые и менее дорогие проекты, такие как больше развязок и лучше скоординированные светофоры. Частично благодаря средневековому центру и наследию советских проектировщиков, которые никогда не ожидали широкого распространения автомобилей, движение сейчас настолько плохое, что в целом политически апатичное население Москвы объединится для решения этой проблемы в крупных и разнообразных протестах.

Москва, пережившая революции, эпидемии, нашествия и диктатуру, всегда будет стойкой. Москвичи вступили в 21 век с новой уверенностью, охватывающей современную эпоху и требующей нового уровня уважения. Сегодня москвичи, больше чем когда-либо путешествуя и выставляя напоказ свое новое богатство, с нетерпением ждут возможностей, обещанных Новой Россией. Они ломают барьеры, преследовавшие предыдущие поколения, и ищут смысл в новых возможностях потребительства, творчества и капиталистической карьеры.

Вестник НАТО — Расширение НАТО и Россия: мифы и реальности

© REUTERS

В своем обращении к российскому парламенту 18 апреля 2014 года, в котором президент Путин оправдал аннексию Крыма, он подчеркнул, что Россия понесла унижение из-за многих невыполненных Западом обещаний, включая предполагаемое обещание не расширять НАТО за пределы границы объединенной Германии.Путин вызвал у своей аудитории отзывчивый отклик. Более 20 лет повествование о якобы «нарушенном обещании» не расширять НАТО на восток является неотъемлемой частью постсоветской идентичности России. Поэтому неудивительно, что этот нарратив всплыл в контексте украинского кризиса. Обращение к прошлому остается самым удобным средством отвлечься от настоящего.

Но есть ли правда в этих утверждениях? За последние годы стало доступно бесчисленное количество записей и других архивных материалов, что позволило историкам выйти за рамки интервью или автобиографий тех политических лидеров, которые были у власти во время решающих событий между падением Берлинской стены в ноябре 1989 года и принятием Советским Союзом воссоединил Германию в НАТО в июле 1990 года.Однако даже эти дополнительные источники не меняют фундаментального вывода: у Запада никогда не было политических или юридически обязывающих обязательств не распространять НАТО за пределы объединенной Германии. Однако то, что такой миф может появиться, не должно вызывать удивления. Быстрые темпы политических изменений в конце «холодной войны» вызвали изрядную путаницу. Это было время, когда легко могли возникать легенды.

Истоки мифа о «нарушенном обещании» лежат в уникальной политической ситуации, в которой оказались ключевые политические деятели в 1990 году и которая сформировала их представления о будущем европейском порядке.Политика реформ бывшего лидера СССР Михаила Горбачева давно вышла из-под контроля, страны Балтии требовали независимости, а страны Центральной и Восточной Европы демонстрировали признаки потрясений. Берлинская стена пала; Германия была на пути к воссоединению. Однако Советский Союз все еще существовал, как и Варшавский договор, страны-члены Центральной и Восточной Европы говорили не о вступлении в НАТО, а о «роспуске двух блоков».

Таким образом, дебаты о расширении НАТО развивались исключительно в контексте воссоединения Германии.В ходе этих переговоров Бонну и Вашингтону удалось развеять сомнения Советского Союза в отношении того, чтобы объединенная Германия оставалась в НАТО. Это было достигнуто за счет щедрой финансовой помощи и «Договора 2 + 4», исключающего размещение иностранных сил НАТО на территории бывшей Восточной Германии. Однако это также было достигнуто благодаря бесчисленным личным беседам, в которых Горбачев и другие советские лидеры были уверены, что Запад не воспользуется слабостью и готовностью Советского Союза уйти с военной точки зрения из Центральной и Восточной Европы.

© REUTERS

Именно из-за этих разговоров у некоторых советских политиков могло сложиться впечатление, что расширение НАТО, начавшееся с принятия Чешской Республики, Венгрии и Польши в 1999 году, было нарушением этих западных обязательств. Некоторые заявления западных политиков — особенно министра иностранных дел Германии Ханса Дитриха Геншера и его американского коллеги Джеймса А. Бейкера — действительно можно интерпретировать как общее неприятие любого расширения НАТО за пределы Восточной Германии.Однако эти заявления были сделаны в контексте переговоров о воссоединении Германии, и советские собеседники никогда не выражали своих опасений. В решающих переговорах «2 + 4», которые в конце концов привели Горбачева к принятию объединенной Германии в НАТО в июле 1990 года, этот вопрос никогда не поднимался. Как позже выразился бывший министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе, идея распада Советского Союза и Варшавского договора и принятия в НАТО бывших членов Варшавского договора в то время была за пределами воображения главных героев.

И все же, даже если предположить, что Геншер и другие действительно стремились предотвратить расширение НАТО в будущем с целью соблюдения интересов безопасности СССР, они никогда не смогли бы этого сделать. Роспуск Варшавского договора и распад Советского Союза в 1991 году позже создали совершенно новую ситуацию, поскольку страны Центральной и Восточной Европы, наконец, смогли отстоять свой суверенитет и определить свои собственные цели внешней политики и безопасности.Поскольку эти цели были сосредоточены на интеграции с Западом, любой категорический отказ НАТО от ответа означал бы де-факто продолжение раскола Европы по бывшей линии холодной войны. Было бы отказано в праве выбора альянса, закрепленном в Хельсинкской хартии 1975 года, — подход, который Запад никогда не смог бы выдержать ни в политическом, ни в моральном плане.

Означает ли отсутствие обещания не расширять НАТО, что у Запада никогда не было никаких обязательств перед Россией? Таким образом, проводилась ли политика расширения западных институтов без учета интересов России? Опять же, факты говорят о другом.Однако они также демонстрируют, что двойная цель принятия стран Центральной и Восточной Европы в НАТО при одновременном развитии «стратегического партнерства» с Россией была гораздо менее совместима на практике, чем в теории.

Когда в 1993 году начались всерьез дебаты о расширении НАТО из-за растущего давления со стороны стран Центральной и Восточной Европы, это вызвало серьезные разногласия. Некоторые академические наблюдатели, в частности, выступали против приема новых членов в НАТО, поскольку это неизбежно вызовет антагонизм России и рискует подорвать положительные достижения, достигнутые после окончания холодной войны.Действительно, с самого начала процесса расширения НАТО после окончания холодной войны главной заботой Запада было то, как согласовать этот процесс с интересами России. Таким образом, НАТО на раннем этапе стремилось создать атмосферу сотрудничества, которая способствовала бы расширению, и в то же время выстраивала особые отношения с Россией. В 1994 году программа «Партнерство ради мира» установила военное сотрудничество практически со всеми странами евроатлантического региона. В 1997 г. Основополагающим актом Россия-НАТО был учрежден Совместный постоянный совет в качестве специальной структуры для консультаций и сотрудничества.В 2002 году, когда союзники готовились к следующему крупному раунду расширения НАТО, был создан Совет Россия-НАТО, что придало отношениям более сфокусированность и структуру. Эти шаги совпадали с другими попытками международного сообщества предоставить России ее законное место: Россия была принята в Международный валютный фонд, Всемирный банк, G7 и Всемирную торговую организацию.

Необходимость избежать антагонизма с Россией также была очевидна в том, как расширение НАТО происходило в военной сфере.Еще в 1996 году союзники заявили, что в нынешних обстоятельствах у них нет «намерений, планов и причин для размещения ядерного оружия на территории новых членов». Эти заявления были включены в Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 года вместе с аналогичными ссылками на существенные боевые силы и инфраструктуру. Этот «мягкий» военный подход к процессу расширения должен был сигнализировать России о том, что целью расширения НАТО является не военное «окружение» России, а интеграция Центральной и Восточной Европы в атлантическое пространство безопасности.Другими словами, метод был сообщением.

Россия никогда не воспринимала эти события так благосклонно, как надеялось НАТО. Для министра иностранных дел России Примакова подписание Основополагающего акта Россия-НАТО в 1997 г. было просто «ограничением ущерба»: поскольку у России не было средств остановить расширение НАТО, она могла бы принять все, что союзники были готовы предложить, даже в риск появления молчаливого согласия с процессом расширения. Фундаментальное противоречие между всеми органами Россия-НАТО — что Россия находится за столом переговоров и может принимать совместное решение, но не может накладывать вето по ключевым вопросам — преодолеть не удалось.

Однако эти институциональные слабости меркли на фоне реальных политических конфликтов. Военное вмешательство НАТО в кризис в Косово было истолковано в Москве как геополитический переворот со стороны Запада, который стремился маргинализировать статус России как постоянного члена Совета Безопасности ООН. Подход НАТО к противоракетной обороне, хотя и направленный против третьих стран, был истолкован Москвой как попытка подорвать потенциал России для нанесения второго ядерного удара. Хуже того, «оранжевая революция» на Украине и «революция роз» в Грузии привели к власти элиты, которые предвидели будущее своих стран в ЕС и НАТО.

© REUTERS

На этом фоне аргументы Запада о благожелательности расширения НАТО никогда не имели — и, вероятно, никогда не будут — большой поддержки. Обращение к России с просьбой признать благоприятный характер расширения НАТО упускает из виду самый важный момент: расширение НАТО — так же, как и расширение Европейского Союза — задумано как проект объединения континентов. Следовательно, у него нет «конечной точки», которую можно было бы убедительно определить интеллектуально или морально.Другими словами, именно потому, что соответствующие процессы расширения двух организаций не задумываются как антироссийские проекты, они носят бессрочный характер и, как это ни парадоксально, неизбежно будут восприниматься Россией как постоянное нападение на ее статус и влияние. Пока Россия уклоняется от честных дебатов о том, почему так много ее соседей стремятся ориентироваться на Запад, это не изменится — и отношения между НАТО и Россией будут по-прежнему преследоваться мифами прошлого вместо того, чтобы смотреть в будущее.

Нарушенное обещание? | Министерство иностранных дел

Двадцать пять лет назад в ноябре этого года член Политбюро Восточной Германии провалил объявление о том, что должно было быть ограниченным изменением правил передвижения, тем самым вдохновив толпы на штурм границы, разделяющей Восточный и Западный Берлин. Результатом стал культовый момент, обозначивший точку невозврата в конце холодной войны: падение Берлинской стены. В последующие месяцы Соединенные Штаты, Советский Союз и Западная Германия вели судьбоносные переговоры о выводе советских войск и воссоединении Германии.Хотя эти переговоры в конечном итоге привели к воссоединению Германии 3 октября 1990 года, они также привели к более позднему ожесточенному спору между Россией и Западом. Что конкретно было согласовано о будущем НАТО? Обещали ли Соединенные Штаты официально Советскому Союзу, что альянс не будет расширяться на восток в рамках сделки?

Даже более чем два десятилетия спустя спор отказывается прекращаться. Российские дипломаты регулярно утверждают, что Вашингтон дал именно такое обещание в обмен на вывод советских войск из Восточной Германии, а затем предал это обещание, поскольку НАТО добавило 12 восточноевропейских стран в трех последующих раундах расширения.Ранее в этом году российский внешнеполитический мыслитель Александр Лукин писал в этом журнале обвинил сменявших друг друга президентов США в том, что они «забывают обещания, данные западными лидерами Михаилу Горбачеву после объединения Германии, в частности, что они не будут расширять НАТО на восток». Действительно, агрессивные действия президента России Владимира Путина в Грузии в 2008 году и на Украине в 2014 году частично подпитывались его непрекращающимся негодованием по поводу того, что он считает нарушенным пактом Запада по расширению НАТО.Но политики и аналитики США настаивают на том, что такого обещания никогда не существовало. Например, в статье Washington Quarterly за 2009 год ученый Марк Крамер заверил читателей не только в том, что утверждения России были полным «мифом», но и в том, что «этот вопрос никогда не поднимался во время переговоров о воссоединении Германии».

Теперь, когда все большее количество ранее секретных документов 1989 и 1990 годов стали достоянием общественности, историки могут пролить новый свет на это противоречие.Факты демонстрируют, что вопреки расхожему мнению в Вашингтоне, вопрос о будущем НАТО не только в Восточной Германии, но и в Восточной Европе возник вскоре после открытия Берлинской стены, уже в феврале 1990 года. Официальные лица США, работая в тесном сотрудничестве с лидерами Западной Германии, Намекнул Москве во время переговоров в том месяце, что альянс может не расшириться даже на восточную половину Германии, которая скоро будет воссоединена.

Документы также показывают, что Соединенные Штаты с помощью Западной Германии вскоре вынудили Горбачева позволить Германии воссоединиться, не давая никаких письменных обещаний относительно будущих планов альянса.Проще говоря, формальной сделки никогда не было, как утверждает Россия, но официальные лица США и Западной Германии вкратце дали понять, что такая сделка может быть на столе, и взамен получили «зеленый свет» на начало процесса воссоединения Германии. . Спор по поводу этой последовательности событий с тех пор искажает отношения между Вашингтоном и Москвой.

ЗЕЛЁНЫЙ СВЕТ

Западные лидеры быстро осознали, что падение Берлинской стены снова привело в игру, казалось бы, давно решенные вопросы европейской безопасности.К началу 1990 года тема будущей роли НАТО часто поднималась во время конфиденциальных бесед между президентом США Джорджем Бушем; Джеймс Бейкер, госсекретарь США; Гельмут Коль, канцлер Западной Германии; Ханс-Дитрих Геншер, министр иностранных дел Западной Германии; и Дуглас Херд, министр иностранных дел Великобритании.

Согласно документам министерства иностранных дел Западной Германии, например, Геншер сказал Херду 6 февраля, что Горбачев хотел бы исключить перспективу расширения НАТО не только на Восточную Германию, но и на Восточную Европу.Геншер предложил альянсу сделать публичное заявление о том, что «НАТО не намерено расширять свою территорию на восток». «Такое заявление должно относиться не только к [Восточной Германии], но скорее иметь общий характер», — добавил он. «Например, Советскому Союзу нужна безопасность, зная, что Венгрия, в случае смены правительства, не станет частью Западного Альянса». Геншер призвал НАТО немедленно обсудить этот вопрос, и Херд согласился.

Три дня спустя в Москве Бейкер напрямую разговаривал с Горбачевым в НАТО.Во время встречи Бейкер делал рукописные записи своих замечаний, добавляя звездочки рядом с ключевыми словами: «Конечный результат: Unified Ger. якорь в «измененном (полит.) НАТО — юриск. не двинется «на восток!» Примечания Бейкера, похоже, единственное место, где 9 февраля было записано такое заверение, и они поднимают интересный вопрос. Если «конечным результатом» Бейкера было то, что юрисдикция положения о коллективной обороне НАТО не переместилась на восток, означало ли это, что он не переместился на территорию бывшей Восточной Германии после воссоединения?

Отвечая на этот вопрос, для потомков повезло, что Геншер и Коль только что собирались сами посетить Москву.Бейкер оставил послу Западной Германии в Москве секретное письмо Колю, которое сохранилось в немецких архивах. В нем Бейкер объяснил, что он сделал решающее заявление Горбачеву в форме вопроса: «Вы бы предпочли видеть объединенную Германию вне НАТО, независимую и без американских войск?», — спросил он, предположительно формулируя вариант непривязанная Германия, которую Горбачев счел бы непривлекательной, «или вы бы предпочли, чтобы объединенная Германия была привязана к НАТО с гарантиями, что юрисдикция НАТО не сдвинется ни на дюйм к востоку от ее нынешнего положения?»

Формулировка Бейкером второго, более привлекательного варианта означала, что юрисдикция НАТО не будет распространяться даже на Восточную Германию, поскольку «нынешнее положение» НАТО в феврале 1990 г. оставалось именно таким, каким оно было на протяжении всей холодной войны: его восточная граница все еще оставалась на грани разделив две Германии.Другими словами, объединенная Германия де-факто была бы наполовину в союзе, наполовину вне его. По словам Бейкера, Горбачев ответил: «Конечно, любое расширение зоны НАТО было бы неприемлемым». По мнению Бейкера, реакция Горбачева указала на то, что «НАТО в его нынешней зоне может быть приемлемым».

Однако, получив собственный отчет о том, что произошло в Москве, сотрудники Совета национальной безопасности еще в Вашингтоне почувствовали, что такое решение будет неработоспособным с практической точки зрения.Как может юрисдикция НАТО распространяться только на половину страны? Такой исход был нежелателен и, как они подозревали, необходим. В результате Совет национальной безопасности составил письмо Колю от имени Буша. Он прибыл незадолго до отъезда Коля в Москву.

Вместо того, чтобы подразумевать, что НАТО не будет продвигаться на восток, как это сделал Бейкер, в этом письме предлагалось «особый военный статус для того, что сейчас является территорией [Восточной Германии]». Хотя в письме не было точного определения того, что повлечет за собой особый статус, смысл был очевиден: вся Германия будет в альянсе, но чтобы Москве было легче принять это развитие, в отношении его восточный регион (как выяснилось, ограничения на деятельность отдельных видов войск НАТО).

Таким образом, Коль оказался в сложном положении, когда готовился к встрече с Горбачевым 10 февраля 1990 года. Он получил два письма, одно на обоих концах полета из Западной Германии в Советский Союз, первое от Буша и второе. от Бейкера, и оба содержали разные формулировки по одному и тому же вопросу. В письме Буша предполагалось, что граница НАТО начнет двигаться на восток; Бейкер предположил, что это не так.

Согласно записям из офиса Коля, канцлер предпочел повторить Бейкера, а не Буша, поскольку более мягкая линия Бейкера, скорее всего, принесла те результаты, которых хотел Коль: разрешение Москвы на начало объединения Германии.Таким образом, Коль заверил Горбачева, что «естественно, НАТО не может расширять свою территорию до нынешней территории [Восточной Германии]». В ходе параллельных переговоров Геншер передал то же послание своему советскому коллеге Эдуарду Шеварднадзе, заявив, что «для нас это непоколебимо: НАТО не будет расширяться на Восток».

Как и в случае встречи Бейкера с Горбачевым, письменного соглашения не было. Услышав эти неоднократные заверения, Горбачев дал Западной Германии то, что Коль позже назвал «зеленым светом», для начала создания экономического и валютного союза между Восточной и Западной Германией — первого шага к воссоединению.Коль немедленно провел пресс-конференцию, чтобы закрепить это достижение. Как он вспоминал в своих мемуарах, он был так счастлив, что не мог уснуть той ночью, и вместо этого отправился на долгую холодную прогулку по Красной площади.

ВЗЯТИЯ СОВЕТОВ

Но формулировка Коля быстро стала бы ересью среди ключевых западных политиков. Вернувшись в Вашингтон в середине февраля 1990 года, Бейкер согласился с мнением Совета национальной безопасности и принял его позицию. С тех пор члены внешнеполитической команды Буша придерживались строгой дисциплины, не делая никаких дальнейших замечаний о том, что НАТО придерживается линии 1989 года.

Коль также привел свою риторику в соответствие с риторикой Буша, поскольку и американские, и западногерманские расшифровки стенограмм саммита двух лидеров 24–25 февраля в Кэмп-Дэвиде показывают. Буш ясно дал понять Колю о своих чувствах по поводу компромисса с Москвой: «К черту это!» он сказал. «Мы победили, а они нет. Мы не можем позволить Советам вырвать победу из пасти поражения ». Коль утверждал, что ему и Бушу придется найти способ успокоить Горбачева, предсказывая: «В конце концов, все сведется к вопросу о деньгах.Буш многозначительно отметил, что у Западной Германии «глубокие карманы». Таким образом, возникла прямая стратегия: как позже объяснил Роберт Гейтс, тогдашний заместитель советника по национальной безопасности США, цель состояла в том, чтобы «подкупить Советы». И Западная Германия заплатит взятку.

В апреле Буш изложил эту мысль в конфиденциальной телеграмме президенту Франции Франсуа Миттерану. Официальные лица США опасались, что Кремль может попытаться перехитрить их, объединившись с Соединенным Королевством или Францией, которые также все еще оккупировали Берлин и, учитывая их прошлые столкновения с враждебной Германией, потенциально имели причины разделить беспокойство Советов по поводу воссоединения. .Таким образом, Буш подчеркнул свои главные приоритеты перед Миттераном: чтобы объединенная Германия имела полноправное членство в НАТО, чтобы союзные силы оставались в объединенной Германии даже после вывода советских войск, и чтобы НАТО продолжало развертывать как ядерное, так и обычное оружие в регионе. Он предупредил Миттерана, что никакая другая организация не может «заменить НАТО в качестве гаранта безопасности и стабильности Запада». Он продолжил: «Действительно, трудно представить себе, каким образом европейское соглашение о коллективной безопасности, включая Восточную Европу и, возможно, даже Советский Союз, могло бы сдерживать угрозы для Западной Европы.”

Буш дал понять Миттерану, что доминирующей организацией безопасности в Европе после холодной войны должна оставаться НАТО, а не какой-либо панъевропейский альянс. Так случилось, что в следующем месяце Горбачев предложил именно такую ​​общеевропейскую договоренность, при которой объединенная Германия присоединится как к НАТО, так и к Варшавскому договору, создав таким образом один крупный институт безопасности. Горбачев даже поднял идею вступления Советского Союза в НАТО. «Вы говорите, что НАТО не направлено против нас, что это просто структура безопасности, которая адаптируется к новым реалиям», — сказал Горбачев Бейкеру в мае, согласно советским записям.«Поэтому мы предлагаем вступить в НАТО». Бейкер отказался рассматривать это понятие, пренебрежительно отвечая: «Панъевропейская безопасность — это мечта».

На протяжении 1990 года дипломаты США и Западной Германии успешно противодействовали таким предложениям, частично ссылаясь на право Германии самой определять своих партнеров по альянсу. Когда они это сделали, стало ясно, что Буш и Коль правильно предположили: Горбачев, по сути, в конце концов уступит западным предпочтениям, если ему будет выплачена компенсация. Откровенно говоря, ему нужны были деньги.В мае 1990 года посол США в Москве Джек Мэтлок сообщил, что Горбачев начинает выглядеть «не столько человеком, который владеет властью, сколько [похожим] на борющегося лидера». «Признаков кризиса», — написал он в телеграмме из Москвы, — «множество: резко растущий уровень преступности, учащение демонстраций против режима, рост сепаратистских движений, ухудшение экономических показателей. . . и медленная, неуверенная передача власти от партии к государству и от центра к периферии ».

Москве было бы трудно решить эти внутренние проблемы без помощи и кредитов из-за рубежа, а это означало, что она может быть готова к компромиссу.Вопрос заключался в том, сможет ли Западная Германия предоставить такую ​​помощь таким образом, чтобы Горбачев не выглядел так, будто его подкупают, чтобы он принял объединенную Германию в НАТО без каких-либо значимых ограничений на продвижение альянса на восток.

Коль выполнил эту трудную задачу в два этапа: сначала во время двусторонней встречи с Горбачевым в июле 1990 года, а затем в серии эмоциональных последующих телефонных звонков в сентябре 1990 года. Горбачев в конечном итоге дал свое согласие на объединение Германии в НАТО. в обмен на меры по сохранению лица, такие как четырехлетний льготный период для вывода советских войск и некоторые ограничения как на войска НАТО, так и на ядерное оружие на бывшей территории Восточной Германии.Он также получил 12 миллиардов немецких марок на строительство жилья для выводимых советских войск и еще три миллиарда в виде беспроцентного кредита. Чего он не получил, так это никаких формальных гарантий против расширения НАТО.

В августе 1990 года вторжение Саддама Хусейна в Кувейт немедленно вытеснило Европу из списка приоритетов внешней политики Белого дома. Затем, после того как Буш проиграл президентские выборы 1992 года Биллу Клинтону, его сотрудники были вынуждены покинуть свои должности раньше, чем они ожидали.Похоже, они мало общались с новой командой Клинтона. В результате сотрудники Клинтона начали свое пребывание в должности с ограниченным знанием или вообще без знания того, что Вашингтон и Москва обсуждали относительно НАТО.

СЕМЕНА БУДУЩЕЙ ПРОБЛЕМЫ

Таким образом, вопреки мнению многих на стороне США, вопрос о расширении НАТО возник рано и повлек за собой дискуссии о расширении не только на Восточную Германию, но и на Восточную Европу. Но вопреки утверждениям России Горбачев так и не убедил Запад пообещать, что он заморозит границы НАТО.Скорее, в начале февраля 1990 года у старших советников Буша возник период внутренних разногласий, которые они продемонстрировали Горбачеву. Однако ко времени саммита в Кэмп-Дэвиде все члены команды Буша вместе с Колем объединились вокруг предложения, согласно которому Горбачев получит финансовую помощь от Западной Германии — и немного больше — в обмен на разрешение Германии на воссоединение. и за то, чтобы объединенная Германия стала частью НАТО.

В краткосрочной перспективе результатом стала победа США.Официальные лица США и их западногерманские коллеги умело переиграли Горбачева, расширив НАТО до Восточной Германии и уклонившись от обещаний относительно будущего альянса. Один из сотрудников Белого дома при Буше, Роберт Хатчингс, оценил дюжину возможных результатов, от «наиболее благоприятных» (отсутствие каких-либо ограничений для НАТО, когда она переместилась в бывшую Восточную Германию) до «наиболее враждебных» (объединенная Германия полностью за пределами Германии). НАТО). В конце концов, Соединенные Штаты достигли результата где-то между лучшими и вторыми в списке.Редко одна страна выигрывает так много в международных переговорах.

Но, как прозорливо написал Бейкер в своих мемуарах о своем пребывании на посту государственного секретаря, «почти каждое достижение содержит в своем успехе семена будущей проблемы». По замыслу, Россия осталась на периферии Европы, пережившей «холодную войну». Молодой офицер КГБ, служивший в Восточной Германии в 1989 году, поделился своими воспоминаниями об той эпохе в интервью десятилетие спустя, в котором он вспомнил, как вернулся в Москву, полный горечи по поводу того, как «Советский Союз потерял свои позиции в Европе.Его звали Владимир Путин, и когда-нибудь у него будет возможность действовать в соответствии с этой горечью.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Движение вперед; Расширение альянса и завершение интеграции Европы

Вопрос о том, следует ли и как расширять членство в Организации Североатлантического договора (НАТО), является одним из многих важных вопросов внешней политики США, которые следует рассматривать в новом свете после террористических атак 11 сентября.До этих атак из Вашингтона поступали убедительные указания на то, что администрация Буша планировала поддержать широкое расширение, несмотря на сильную оппозицию со стороны России и давних противников этого процесса внутри страны. Многие из этих оппонентов теперь будут еще более решительно утверждать, что расширение НАТО следует отложить или вообще прекратить, особенно потому, что сотрудничество России в войне с терроризмом сейчас имеет столь важное значение.

Однако сейчас аргументы в пользу расширения сильнее, чем раньше.Расширение будет способствовать процессу интеграции, который помог стабилизировать Европу на протяжении последних пятидесяти лет и способствовать развитию новых сильных союзников в войне с терроризмом. И хотя сотрудничество с Россией в борьбе с терроризмом действительно критически важно, теракты 11 сентября также напомнили россиянам об общих интересах, которые у них есть с Соединенными Штатами и Европой. Администрация Буша не отказывается от расширения НАТО, а должна приветствовать все те европейские демократии, политическая стабильность, военный вклад и приверженность солидарности с НАТО которых были бы активами для Североатлантического союза.Сейчас, более чем когда-либо, лидеры Североатлантического союза могут и должны стремиться к более широкой, интегрированной НАТО и одновременно к прочным отношениям сотрудничества с Россией.

ОБЗОР ПОЛИТИКИ № 90

От Клинтона до Буша: общие цели для НАТО

При всех различиях между внешней политикой администрации Буша и администрации Клинтона, политика в отношении расширения НАТО была одной из областей значительной преемственности. Суть стратегии Клинтона заключалась в содействии миру и стабильности на европейском континенте через интеграцию новых демократий Центральной и Восточной Европы в более широкое евроатлантическое сообщество, в котором Соединенные Штаты будут и впредь активно участвовать.Обновленная НАТО была важным инструментом для поддержания американского участия и лидерства, а ее расширение на новые демократии — особенно с учетом задержек в их усилиях по присоединению к Европейскому союзу (ЕС) — было ключевой частью стратегии.

Президент Клинтон выразил свою поддержку расширению НАТО еще в 1994 году — после создания НАТО «Партнерства ради мира», направленного на укрепление отношений с бывшими государствами Варшавского договора, — и на саммите в Мадриде в 1997 году лидеры Североатлантического союза решили пригласить Польшу , Чешская Республика и Венгрия присоединятся.Этот процесс был продолжен на саммите НАТО, посвященном 50-летию НАТО в апреле 1999 года в Вашингтоне, округ Колумбия. Там лидеры не только приветствовали новых членов, но и пообещали оставить открытой возможность расширения на большее количество стран и предложили помочь им подготовиться к членству.

Президент Буш в основном продолжил там, где остановился Клинтон. Буш привержен стратегии расширения во время своей первой официальной поездки в Европу в июне 2001 года, положив конец спекуляциям во время президентской избирательной кампании 2000 года о том, что он может вывести американские войска с Балкан и отказаться от расширения НАТО, чтобы заручиться согласием России. к противоракетной обороне.Новый президент не только подтвердил обещание Клинтона «действовать вместе, вместе» на Балканах, но и убедительно выступил за продолжение расширения НАТО. В своей крупной речи в Варшаве, Польша, 15 июня Буш заявил, что «все новые демократии Европы», от Прибалтики до Черного моря, должны иметь равные шансы присоединиться к западным институтам. Он предположил, что отказ дать им возможность сделать это будет равносильно моральному эквиваленту Ялтинской и Мюнхенской конференций во время Второй мировой войны, и призвал лидеров НАТО придерживаться перспективного подхода к расширению на их саммите в ноябре 2002 года в Праге.По настоянию Америки лидеры Североатлантического союза разрешили Генеральному секретарю НАТО Джорджу Робертсону объявить, что НАТО планирует начать следующий раунд расширения на пражском саммите в 2002 году.

Реакция России на новый импульс расширения НАТО не была столь враждебной, как многие ожидали. Действительно, всего через 24 часа после речи Буша президент России Владимир Путин тепло обнял американского президента на саммите в Бледе, Словения, решительно подразумевая, что он не намерен допустить, чтобы расширение подорвало потенциал США.Южно-российское сотрудничество. Позднее летом Путин сделал еще один шаг к признанию неизбежности расширения, выразив мнение, что Россия может сама захотеть вступить в НАТО в качестве альтернативы его предпочтительному варианту исчезновения НАТО. Путин пошел еще дальше в октябре 2001 года, когда российско-американское сотрудничество в борьбе с терроризмом продвигалось вперед, заявив, что, если НАТО продолжит «становиться больше политическим, чем военным», Россия может пересмотреть свое сопротивление расширению. Вряд ли это было выражением поддержки Россией расширения, но это был самый сильный сигнал о том, что Москва хочет найти способ приспособиться к развитию, которое ей не нравится, но знает, что остановить его невозможно.На саммите в ноябре 2001 года в Кроуфорде, штат Техас, Путин не давил на Буша по этому вопросу.

В этом контексте вопрос о том, будет ли НАТО расширяться в следующем году, кажется, решен. Однако остаются важные вопросы о том, кто должен войти, как НАТО должна принимать их и как вести себя с Россией. Хотя формальные решения не будут приняты до саммита в Праге в следующем году, необходимость достижения консенсуса между 19 членами НАТО заблаговременно (вероятно, к лету 2002 г.) потребует от администрации Буша принятия решений и разработки стратегии уже этой зимой. так что он может начать долгий и трудный процесс достижения консенсуса между союзниками и вовлечения Конгресса и американского народа.

Варианты расширения для следующего раунда

НАТО может двигаться вперед несколькими способами, пытаясь решить задачу достижения консенсуса между своими членами, не отталкивая при этом таких важных игроков, как Россия. Основные варианты включают:

Пауза.

Противники расширения НАТО, которые постоянно утверждали, что оно без всякой нужды провоцирует Россию, слишком дорого обходится, ослабляет единство Североатлантического союза и отвлекает НАТО от его первоначальной миссии, будут утверждать, что еще не поздно остановить этот процесс или, по крайней мере, его следует приостановить.После бесчисленных обещаний лидеров Североатлантического союза — как индивидуально, так и через Североатлантический союз — что дверь в НАТО остается открытой для всех новых демократий Европы, решение о прекращении процесса сейчас серьезно подорвет доверие к НАТО и окажет разрушительное воздействие на регион, которому позволили вниз на Запад в прошлом. В той степени, в которой «пауза» казалась реакцией на российские угрозы или необходимость российского сотрудничества в борьбе с терроризмом, она, возможно, только поощрила бы будущие угрозы. Учитывая недавние обещания, почти наверняка НАТО пригласит по крайней мере одного нового члена — а, возможно, и многих других — в следующем году.

Ограниченное расширение.

Более вероятный подход, который мог бы понравиться лидерам, все еще осторожным в отношении одновременного участия в большом количестве стран, — это пригласить ограниченное количество кандидатов присоединиться. Среди них Словения считается наиболее жизнеспособной, учитывая ее относительно продвинутые процессы экономических и политических реформ, географическую близость с другими членами НАТО и отсутствие политической напряженности в отношениях с Россией. Словакия, по многим из тех же причин, также часто упоминается как вероятный новый член, хотя перспектива того, что бывший авторитарный премьер-министр Владмир Мечьяр сменит нынешнее реформистское правительство в следующем году, может подорвать ее шансы.Более спорным было бы распространение членства на страны Балтии — Эстонию, Латвию и Литву. В то время как всего несколько лет назад членство стран Балтии в НАТО не пользовалось большой поддержкой, их перспективы резко возросли в зависимости от их значительного прогресса в направлении экономических и политических реформ (при значительной помощи со стороны их северных соседей) и логики процесса открытых дверей.

Страны Балтии значительно более развиты экономически, чем некоторые из южноевропейских кандидатов, и они достаточно хорошо справились с деликатным вопросом обращения со своими многочисленными русскими меньшинствами, поэтому Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) решила закрыть свою миссия по наблюдению за соблюдением прав человека во всех трех странах.Страны Балтии пользуются значительной политической поддержкой в ​​Соединенных Штатах во главе с сенаторами Джесси Хелмсом (республика Северная Каролина) и Джоном Маккейном (республика Северная Америка). Даже лидерам, обеспокоенным влиянием расширения стран Балтии на Россию, будет трудно обосновать, что они должны быть исключены из НАТО из-за их незаконного и непризнанного включения в состав Советского Союза в 1940–1990 годах. Во время поездки в страны Балтии в июле 2001 года президент Франции Ширак, как и Буш, привел убедительные аргументы в пользу того, что страны Балтии должны иметь право выбирать свои собственные союзы.

Чтобы избежать потенциального кризиса с Россией по поводу членства стран Балтии, некоторые наблюдатели предложили, возможно, принять только одно балтийское государство, обычно рассматриваемое как Литва из-за его относительно небольшого русского меньшинства и географической близости к НАТО. Но логику такого подхода трудно выдержать. Принятие одного балтийского государства, но не других, вызовет напряженность между балтийскими государствами, что подорвет цель регионального сотрудничества и приведет к сохранению напряженности с Россией по вопросу о членстве балтийских стран на долгие годы.Если будет принято решение принять страны Балтии, при условии продолжения экономического и политического прогресса, их всех следует пригласить присоединиться одновременно.

Расширение с включением Румынии и / или Болгарии не вызовет сопротивления России так же, как расширение Балтии. Это также стало бы мощным сигналом о долгосрочной приверженности НАТО юго-восточной Европе и явилось бы ощутимым признанием вклада Румынии и Болгарии в усилия Североатлантического союза по успешному завершению конфликта в Косово.С другой стороны, несмотря на значительные усилия реформаторов в обеих странах, остаются сомнения в их политических и экономических перспективах. В частности, Румыния столкнулась с трудностями при проведении политических и экономических реформ.

Основная проблема с этим ограниченным подходом к членству заключается в достижении консенсуса относительно того, кого принять, учитывая относительные сильные и слабые стороны всех кандидатов и различные интересы нынешних членов НАТО. Например, против принятия северных кандидатов без юга почти наверняка будут возражать Франция и Италия, которые безуспешно поддержали Румынию в 1997 году и заявили, что на этот раз это нельзя игнорировать.В то же время, однако, захват южных стран и исключение стран Балтии было бы трудно защищать по каким-либо объективным «критериям» и было бы сложно политически для Соединенных Штатов и северных членов НАТО. Разделение разницы и принятие, например, одного балтийского государства и Болгарии и Румынии может показаться разумным компромиссом, но, вероятно, приведет только к напряженности между кандидатами в обоих этих регионах, оставив разочарование и неудовлетворенность вокруг.

«Большой взрыв».

Из-за трудностей принятия решения о том, кто должен участвовать, некоторые аналитики пришли к выводу, что лучший подход — принять всех (или почти всех) кандидатов сразу. Преимущество подхода «большого взрыва» состоит в том, что он позволяет избежать конкуренции между кандидатами, а также возможности возникновения споров внутри Североатлантического союза, в том числе между сторонниками северных и южных кандидатов. Направление приглашений всем девяти нынешним кандидатам также может помочь избежать затяжной напряженности с Россией по поводу членства стран Балтии.Девять официальных кандидатов на вступление в НАТО — это Албания, Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Македония, Румыния, Словакия и Словения.

Но Большой взрыв также проблематичен, даже если не считать потенциальной напряженности в отношениях с Россией. Один из рисков состоит в том, чтобы включить в Североатлантический союз кандидата, который сейчас может показаться стабильным и готовым к сотрудничеству, но может создать проблемы позже, если политическая и экономическая реформа потерпит серьезную неудачу. Другой заключается в том, что НАТО может быть не готова принять 27 членов еще до того, как научится хорошо работать с 19 членами.Еще одна проблема — это влияние, которое большая (и неявно «окончательная») волна расширения окажет на те страны, которые не вошли — возможно, Македонию, Албанию, Хорватию, Сербию, Украину, Беларусь и, конечно же, Россию. Наконец, Сенат может колебаться с ратификацией радикального расширения, особенно если окажется, что стандарты НАТО — либо в отношении демократии, либо военного потенциала — были снижены для определенных кандидатов просто для того, чтобы процесс можно было завершить раньше. Попытка включить мало подготовленных кандидатов в волну членства может поставить под угрозу весь процесс, если он потерпит неудачу в U.С. Сенат или в другом парламенте НАТО.

«Регата».

Чтобы избежать трудного выбора, связанного с принятием решения о членстве сейчас, некоторые аналитики придумали альтернативный подход — часто называемый регатой, — который объявлял бы о намерении НАТО в конечном итоге принять всех кандидатов, но ограничить число набранных в следующем году лишь несколькими. . Сторонники этого подхода, созданного по образцу подхода Европейского союза (ЕС) к расширению, утверждают, что он создает лучшее из всех миров, заверив кандидатов в том, что они однажды присоединятся к НАТО, не провоцируя Россию и не размывая Североатлантический союз, будучи частью немедленного участия. стремительное увеличение.В то же время регата — по крайней мере, в том виде, в котором она проводится ЕС — несет в себе потенциальный недостаток, заключающийся в том, что сейчас необходимо четко сформулировать, какие европейские страны являются потенциальными кандидатами, а каким из них следует сказать, что они никогда не могут вступить в НАТО. Такой подход (как обнаружил ЕС, отказав Турции в возможности членства на саммите в Люксембурге в 1997 году) создает те самые разногласия, которые расширение должно было помочь устранить. Если будет принят подход к регате, лидеры НАТО должны четко заявить, что те, кто не вошел в первоначальную группу участников, по-прежнему будут иметь право на членство в будущем.

Учитывая необходимость продолжать оказывать давление на всех кандидатов, чтобы они выступили, НАТО не может и не должна сейчас решать или объявлять, кто только войдет, решение лучше всего оставить на следующее лето или даже позже. В то время лучшим подходом может оказаться некая комбинация регаты с расширением ограниченного числа членов — например, принятием Словении, Словакии и стран Балтии; ясно дав понять, что Болгария и Румыния также будут приглашены присоединиться в ближайшем будущем при условии продолжения политических, экономических и военных реформ; и дать понять другим кандидатам и потенциальным кандидатам, что дверь остается открытой.

Работа с Россией

Какой бы подход ни избрала НАТО, он должен сопровождаться стратегией России. Хотя опасения, что расширение может спровоцировать новую холодную войну, всегда сильно преувеличивались, все же остается фактом, что расширение будет наиболее успешным, если его можно будет осуществить, не вбивая клин между Россией и Западом. Последние сигналы из Москвы, похоже, предполагают, что Россия наконец-то видит, что расширенное НАТО — даже для стран Балтии — не обязательно должно представлять угрозу национальным интересам России.В самом деле, в то время как противники расширения утверждают, что потребность Вашингтона в сотрудничестве с Россией в войне с терроризмом дает Москве дополнительные рычаги воздействия в ее отношениях с Соединенными Штатами, обратное утверждение более убедительно: желание России быть частью западной антитеррористической коалиции будет привести его к поиску modus vivendi по спорным вопросам, таким как расширение. Как и все войны, холодные или горячие, война с терроризмом может сплотить бывших противников.

Эта новая динамика — вместе с продолжающимся принятием НАТО более «политической» роли и постепенным исчезновением разногласий между НАТО и Россией на Балканах — предполагает, что усилия по укреплению связей между НАТО и Россией с большей вероятностью сработают в будущем, чем они в прошлом.Совместный постоянный совет Россия-НАТО (СПС), созданный в 1997 году, но никогда не использовавшийся должным образом из-за споров по Косово и другим вопросам, теперь мог бы стать форумом для серьезного обсуждения ряда политических и военных вопросов, включая терроризм, гражданскую оборону и т. Д. и распространение оружия массового уничтожения. Этот процесс можно было бы дополнить новыми инициативами, такими как недавно согласованные отношения между НАТО и российскими парламентариями и специальный орган по изучению совместных отношений Россия-НАТО, предложенный генеральным секретарем лордом Робертсоном и приветствованный Путиным.Вашингтон мог бы также рассмотреть возможность проведения более частых встреч СПС на уровне национальных лидеров, что-то вроде G-7 / G-8. В той степени, в которой 11 сентября действительно изменило отношения между Россией и Западом, расширение НАТО не должно препятствовать тесному сотрудничеству между Россией и НАТО.

Еще более интересный вопрос — это возможность собственной возможной кандидатуры России в НАТО. Безусловно, сегодняшняя Россия не готова к НАТО. Он не может соответствовать критериям, справедливо применяемым к другим кандидатам — полностью демократическому управлению, гражданскому контролю над вооруженными силами, мирным отношениям со своими соседями, уважению меньшинств внутри страны и вооруженным силам, которые могут работать с остальными членами НАТО.Внешнеполитическая ориентация России все еще слишком отличается от ориентации нынешних членов НАТО. Достаточно только представить, как НАТО функционировало (или, что более вероятно, не функционировало) во время балканских кризисов 1990-х годов, если бы Россия уже тогда была членом Североатлантического союза с правом вето. Более того, протяженная граница России с Китаем и государствами Центральной Азии потребует от НАТО принятия специальных положений — таких как гарантия обороны, ограниченная западными регионами России — до того, как можно будет даже рассматривать вопрос о полноправном членстве.

Однако быть не готовым к членству сегодня очень отличается от того, чтобы быть отвергнутым в качестве потенциального кандидата, и со стороны НАТО было бы ошибкой навсегда отложить в долгий ящик идею членства России. Перспектива возможного членства России — хотя, без сомнения, еще далеко — потенциально может иметь такое же конструктивное влияние на Россию, какое она оказала на кандидатов в НАТО по всей Восточной Европе, многие из которых разрешили пограничные споры, улучшили отношение к меньшинствам и упорядочили их вооруженные силы как часть их усилий по квалификации.Символическое послание о том, что НАТО открыта для России, как минимум подчеркнет то, что НАТО пытается донести уже более десяти лет — которая, возможно, окончательно утонет после 11 сентября, — что НАТО и Россия должны выйти из состояния холодной войны. мышление прошлого и совместная работа во имя мира на всем континенте.

Наконец, стремление к улучшению отношений между НАТО и Россией не может означать игнорирование важности стабильной и независимой Украины. Украина в настоящее время далеко не готова к членству в НАТО, и практически трудно представить, чтобы она когда-либо вступила в НАТО раньше, чем Россия.Но двери для членства должны быть открыты для Украины так же, как и для России или любого другого потенциального кандидата, а Совет НАТО-Украина следует использовать для обеспечения того, чтобы Киев также имел право голоса в делах европейской безопасности.

Заключение

Террористические атаки 11 сентября не только не подрывают аргументов в пользу расширения НАТО, но и делают его более желательным и более осуществимым. Во-первых, роль НАТО в ответе на эти нападения показала степень развития Североатлантического союза с момента подписания Североатлантического договора 1949 года.В то время как первоначальный НАТО по существу означал, что Соединенные Штаты взяли на себя обязательства по обороне для своих европейских союзников, теперь Североатлантический союз может действовать наоборот — как показало первое применение статьи 5 за 52 года. Политическое значение того, что 18 союзников США заявили о своей солидарности с Соединенными Штатами и пообещали предоставить ряд военных активов — даже войска, — было значительным. Недавний опыт показывает, что членство стало улицей с двусторонним движением.

Во-вторых, как уже отмечалось, расширение НАТО после 11 сентября, скорее всего, не нанесет такого ущерба отношениям с Россией, как опасались ранее.Фактически, еще до 11 сентября Россия начала осознавать, что НАТО собирается отказаться от своей точки зрения, согласно которой свободные демократии должны иметь возможность выбирать свои собственные союзы безопасности. Новая коалиция по борьбе с терроризмом еще больше снижает относительную важность членства стран Балтии в НАТО в глазах России и повышает вероятность того, что НАТО может одновременно расшириться и выстроить позитивные отношения с Москвой.

Наконец, теракты 11 сентября подтверждают аргументы в пользу расширения НАТО, потому что они подкрепляют аргументы в пользу НАТО в целом, особенно в Соединенных Штатах.Когда в 1989 году закончилась «холодная война», многие наблюдатели задавались вопросом, есть ли будущее у НАТО после того, как ее первоначальная миссия закончилась. Балканские войны 1990-х годов в значительной степени дали ответ на этот вопрос, показав, что американская военная мощь, солидарность США и Европы и взаимодействующие силы НАТО по-прежнему критически важны для обеспечения стабильности и безопасности на континенте. Сегодня политическая и военная солидарность стран НАТО после нападения на Соединенные Штаты еще раз демонстрирует важность сильного и интегрированного Североатлантического союза.Решение в следующем году включить в этот Альянс все европейские демократии, желающие и способные принять на себя ответственность членства, станет важным дополнением не только к безопасности Европы, но и к собственной безопасности Америки.

Россия вызовет опасения по поводу расширения ЕС — POLITICO

Премьер-министр России Владимир Путин выразит озабоченность Москвы на встрече на высшем уровне с ЕС завтра (22 октября) и призовет к созданию специального комитета экспертов для изучения последствий расширения.

Должностные лица составили список из 15 пунктов, в которых, по их мнению, российская торговля пострадает, когда в Союз войдут до десяти бывших коммунистических стран, которые в настоящее время имеют основные торговые связи с бывшим Советским Союзом.

Россия утверждает, что самая большая угроза для ее экспорта связана с требованием к странам-кандидатам ввести технические стандарты ЕС, которым российские компании не смогут соответствовать. Больше всего пострадает продукция машиностроения, фармацевтических препаратов и пищевых продуктов.

Москва также обеспокоена тем, что расширение приведет к увеличению стоимости импорта продовольствия из стран Центральной и Восточной Европы, поскольку цены поднимутся до более высоких уровней Союза, и что экспортные субсидии ЕС будут означать, что на российском рынке будет продаваться больше товаров из стран-кандидатов.

Представитель Европейской комиссии сказал, что влияние расширения на Россию будет зависеть от того, заключили ли заявители соглашения о свободной торговле с этой страной.

Он указал, что, если Россия действительно проиграет от расширения, она будет иметь право на компенсацию — но только в том случае, если она будет членом Всемирной торговой организации.

Москва также раскритиковала ЕС за неспособность улучшить обращение с этническими русскими в странах Балтии, таких как Эстония и Латвия, утверждая, что языковые законы дискриминируют русскоязычных.

Несмотря на обеспокоенность России последствиями расширения, посол страны в Союзе Василий Лихачев сказал, что, по его мнению, саммит станет «шагом вперед в отношениях между ЕС и Россией».

На встрече, которая станет первым официальным мероприятием Хавьера Соланы в качестве Верховного представителя Союза по внешней политике, стороны обсудят совместные действия в борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков, прогресс в рамках Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и измерение », целью которого является более тесное сотрудничество с Россией в ряде областей, включая окружающую среду, права человека и региональные проекты.ЕС также хочет прояснить ситуацию с продовольственной помощью на фоне сообщений о том, что Москва требует большего.

Война в Чечне будет обсуждаться за обедом, а ЕС намерен повторить свой призыв к урегулированию путем переговоров. Лихачев сказал, что Москва готова вести переговоры с «разумными силами», но настаивал на том, что они должны представлять многонациональное население региона. Он добавил, что Россия приветствовала бы гуманитарную помощь ЕС, но подчеркнул, что она должна быть одобрена федеральным правительством, чтобы гарантировать, что она дойдет до беженцев, разбросанных по всей территории России.

Расширение НАТО и геополитика украинского кризиса

Это отрывок из Украина и Россия: люди, политика, пропаганда и перспективы — Сборник, отредактированный E-IR. Доступно сейчас на Amazon (Великобритания, США, Франция, Германия, Калифорния), во всех хороших книжных магазинах, а также для бесплатной загрузки в формате PDF.

Узнайте больше об ассортименте книг открытого доступа E-IR здесь.

С распадом Советского Союза 31 декабря 1991 года Соединенные Штаты и их западные союзники столкнулись с серьезной проблемой: построением архитектуры безопасности в Европе после окончания холодной войны, которая предотвратила бы конфликты и закрепила сотрудничество в том, что было у бывшего советского лидера Михаила С.Горбачев называл «нашу общую Европу домом». В частности, необходимо было принять решение о том, что делать с Организацией Североатлантического договора (НАТО), целью которой была защита Западной Европы от вторжения со стороны Советского Союза и Варшавский договор, которого больше не было.

Вопрос о роли НАТО в период после окончания холодной войны уже поднимался в 1990 году во время переговоров между западными и советскими официальными лицами о воссоединении Германии. Изначально Москва утверждала, что объединение Германии в НАТО недопустимо.Когда стало ясно, что западные правительства не согласятся, а Москва не может заблокировать объединенную Германию в рамках Североатлантического союза, Москва потребовала гарантий, что силы НАТО не двинутся на восток, на территорию бывшей Германской Демократической Республики.

Как оказалось, переговоры о воссоединении были эффективно вызваны быстрым крахом коммунизма в Восточной Европе и растущими политическими и экономическими беспорядками в СССР. Объединение произошло с Германией как членом НАТО и без формальных ограничений на размещение обычных или ядерных сил НАТО на территории Германии (Sarotte, 2014a; Sarotte, 2014b; Shifrinson, 2014).Североатлантический союз также ясно дал понять на своем саммите в Лондоне в июле 1990 года, что он не намерен самораспускаться, даже если советские войска будут выведены из Центральной Европы (Декларация Лондонского саммита НАТО, 1990). В западных столицах был консенсус в том, что НАТО и военное присутствие Америки в Европе должны оставаться краеугольным камнем безопасности Запада.

Тем не менее Вашингтон и его союзники пытались учесть озабоченность Москвы вопросами безопасности, отстаивая новые меры контроля над вооружениями, которые повлекли бы за собой серьезные сокращения обычных и ядерных вооружений в Европе.Они также призвали к усилению функций предотвращения конфликтов и сотрудничества Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ, впоследствии переименованного в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе или ОБСЕ), в которую входят все страны НАТО и бывшие страны Варшавского договора как члены. Наконец, они указали, что НАТО постепенно превратится в политическую, а не военную организацию, и что она будет проводить регулярные консультации с советскими официальными лицами по вопросам безопасности и политическим вопросам.С этой целью 20 декабря 1991 года был создан Совет Североатлантического сотрудничества (ССАС), в котором приняли участие все страны НАТО и бывшие члены Варшавского договора, включая (в конечном итоге) все 15 государств-преемников Советского Союза.

Примерно так и стояло положение, когда Советский Союз распался в конце 1991 года. Как правопреемник СССР Россия столкнулась с множеством внутренних проблем, в том числе с коллапсом экономики, отвлекающим внимание от интересов национальной безопасности и увеличивающим и без того значительные нужна западная финансовая помощь.Тем не менее, российские внешнеполитические чиновники, большинство из которых были советскими чиновниками, продолжали предлагать расформировать НАТО, а если нет, то ему следует, по крайней мере, воздерживаться от перемещения сил дальше на восток или участия в операциях «за пределами зоны ответственности». Европа без разрешения России, особенно на Балканах, где к тому времени уже начиналось насилие.

Степень, в которой НАТО была больной проблемой для нового российского руководства, была подчеркнута в конце декабря, когда прозападный министр иностранных дел России Андрей Козырев выступил с поразительной речью на встрече СБСЕ в Стокгольме, которую The New York Times: Уильям Сэфайр охарактеризовал бы как «взгляд на холодную войну 2» (Safire, 1994).Прикидываясь антизападным преемником самого себя, Козырев жаловался, в частности, на

.

стратегии НАТО и ЗЕС [Западноевропейский союз, ныне несуществующее военное подразделение Европейского сообщества — EWW], которые разрабатывают планы по усилению своего военного присутствия в Прибалтике и других регионах на территории бывшего Советского Союза. Союз и вмешательство в Боснию и внутренние дела Югославии (Ротфилд, 2009).

Как позже объяснил Козырев, его пародийная речь была задумана как предупреждение о том, что может произойти, если Запад не сможет помочь России экономически, изолировать ее политически или сдержать ее в военном отношении.

Фактически, российские предложения относительно новой архитектуры европейской безопасности, основанной на общеевропейском СБСЕ / ОБСЕ, не получили в то время большого внимания на Западе, как положительного, так и отрицательного. Отчасти причина заключалась в том, что западные официальные лица были озабочены другими проблемами, особенно насильственным распадом Югославии. Но западные официальные лица также полагали, что Россия была и останется слишком слабой, чтобы стать серьезной проблемой безопасности в обозримом будущем, и что в результате ее опасения по поводу безопасности можно безопасно игнорировать.

В этот период правительства западных стран приняли еще одно важное решение, которое имело важные и непредвиденные последствия. 7 февраля 1992 года, всего через несколько недель после распада Советского Союза, Европейское сообщество (ЕС) подписало так называемый Маастрихтский договор, который повлек за собой обязательство «углубить» организацию и преобразовать ее в то, что впоследствии станет Европейским Союзом (ЕС). ). Среди прочих мер договор приведет к созданию в январе 1999 года единой валюты — евро.

Это стремление к углублению пришло, в немалой степени, за счет «расширения». Отчасти это произошло потому, что углубление подняло планку для присоединения, но также потому, что углубление использовало политический капитал, который в противном случае мог бы быть потрачен на расширение. Как выразился историк Джон Льюис Гэддис в статье 1998 года, «целеустремленное стремление ЕС к достижению единой валюты среди его существующих членов» означало, что ему «оставалось реинтегрировать и стабилизировать Европу в целом на усмотрение НАТО. примерно то же самое, что использовать гаечный ключ для ремонта компьютера »(Gaddis, 1998, p.147). Десять лет спустя недостатки конструкции евро также усугубили бы Великую рецессию в Европе и грозили свести на нет весь европейский проект.

Однако только в середине 1993 г. вопрос о расширении НАТО стал серьезно обсуждаться на Западе. Этот вопрос подняли президенты Чешской Республики Вацлав Гавел и Венгрия Арпад Гонц, которые во время визита в Вашингтон в апреле 1993 года проинформировали президента США Билла Клинтона о том, что их страны желают как можно скорее присоединиться к НАТО.Другие правительства Центральной Европы, особенно Варшава, последовали их примеру. Их рассуждения были ясны. Как сказал президент Эстонии Леннарт Мери одному из старших советников Клинтона по внешней политике, «единственный способ удержать российские войска от повторной оккупации его страны, когда Ельцин уступил место более традиционному российскому лидеру, — это присоединение Эстонии к НАТО под защитой государства. Американский ядерный зонтик »(Talbott, 2002, p. 94).

Президент России Борис Ельцин в то время был озабочен усиливающейся борьбой с оппозиционерами в российском парламенте и поначалу, казалось, спокойно воспринял возможность расширения НАТО.Во время поездки в Польшу в августе он указал, что «понимает» желание Варшавы вступить в НАТО, и он будет делать аналогичные заявления во время поездок в Прагу и Братиславу. Как оказалось, это будет единственный момент, когда Кремль выразит что-либо, кроме решительного противодействия расширению.

Позиция Ельцина изменилась после ожесточенного противостояния с оппозицией 21 сентября 1993 года. Как сообщается, под давлением российских военных, поддержка которых имела решающее значение для Ельцина в его победе над его оппонентами, Ельцин написал нескольким западным лидерам, включая Клинтона, что его ранее «понимание» расширения НАТО зависело от центральной роли России в новой системе европейской безопасности.Хотя он ранее указывал, что Россия может пожелать присоединиться к Североатлантическому союзу в какой-то момент, его правительство не примет членство Польши или других стран Восточной Европы без одновременного приема России.

Письмо Ельцина вызвало серьезные споры в администрации Клинтона и в конечном итоге убедило Белый дом отложить предложение членства отдельным странам (Talbott, 2002). Вместо этого Вашингтон предложил НАТО принять программу «Партнерство ради мира» (ПРМ) для бывших коммунистических стран Восточной Европы и государств-преемников Советского Союза.Члены ПРМ будут проводить совместные военные учения с НАТО, работать над «оперативной совместимостью» с оборудованием и процедурами НАТО, участвовать в совместных миротворческих и гуманитарных операциях и консультироваться с НАТО в случае угроз безопасности. Белый дом надеялся, что ПРМ успокоит Россию, которая будет поощряться к присоединению, но он также описал программу как своего рода «промежуточный дом» для возможного членства и расширения в будущем (Chollet and Goldgeier, 2008). И это было ясно, учитывая, что требование о расширении было вызвано опасениями возрождающейся России, что членство в НАТО не будет рассматриваться для Москвы.

Неудивительно, что ПРМ было холодно встречено правительствами большинства стран Центральной Европы, которые продолжали настаивать на полном и быстром присоединении. Это было особенно верно после того, как крайне правая националистическая партия, ЛДПР Владимира Жириновского, неожиданно выиграла 17% голосов партийных списков на выборах в российский парламент 12 декабря 1993 года. Успешное выступление русских националистов вызвало новую тревогу в Польше и странах Балтии. и в других местах о попытках России создать сферу влияния не только на территории бывшего Советского Союза — которую русские называли «ближним зарубежьем», — но также и в Центральной Европе.

Тем не менее, ПРМ был одобрен на саммите НАТО в Брюсселе в январе 1994 года. Североатлантический союз также ясно дал понять, что он рассчитывает принять новых членов на своих восточных границах в разумно ближайшем будущем, как указано в его Заключительной декларации:

Мы ожидаем и приветствуем расширение НАТО, которое затронет демократические государства на нашем Востоке, как часть эволюционного процесса, принимая во внимание политические события и события в области безопасности во всей Европе (Декларация Брюссельского саммита НАТО, 1994 г.).

К тому времени расширение НАТО стало важным партизанским вопросом в Вашингтоне, и республиканцы подталкивали Белый дом к тому, чтобы в короткие сроки предложить членство странам Центральной Европы. Ведущие республиканцы также утверждали, что расширение необходимо для защиты демократических правительств в Центральной Европе от запугивания и военного давления со стороны России. Они утверждали, что Белый дом придерживается политики «Россия прежде всего», ошибочно предполагая, что «как Россия, так и остальная Евразия.Они утверждали, что согласие Москвы по вопросам безопасности ничего не сделает, чтобы удержать Россию от «отката» от демократии и участия в неоимпериалистической политике на постсоветском пространстве и в Центральной и Восточной Европе.

Давление на администрацию с целью выработки твердого плана расширения усилилось в преддверии выборов в Конгресс в ноябре 1994 года. Ньют Гингрич, который вскоре станет спикером контролируемой республиканцами Палаты представителей, включил в свой «Контракт для Америки» требование о проведении первого раунда расширения не позднее 1999 года.Особую озабоченность администрации вызвала возможность того, что республиканская критика ее политики «Россия прежде всего» подорвет поддержку демократов среди центральноевропейских избирателей, особенно американцев польского происхождения, в важных колеблющихся государствах на Среднем Западе.

В результате Клинтон неоднократно заявлял в течение 1994 года, что он ожидал, что ПРМ в конечном итоге приведет к полноправному членству стран, которые соответствуют критериям НАТО как демократические, правовые государства с институционализированным гражданским контролем над вооруженными силами.Он также утверждал, что ПРМ была открыта для всех бывших стран Варшавского договора, включая Россию, и что в результате расширение не изолирует Москву и не приведет к новому разделу Европы. Почему участие России в программе ПРМ, но расширение для посткоммунистических стран, помимо России, было бы приемлемым для Москвы, никогда не объяснялось.

Как бы то ни было, к концу 1994 г. администрация Клинтона фактически взяла на себя обязательства по расширению НАТО, даже если она оставила открытыми сроки и масштабы этого процесса (Goldgeier, 1999).Под давлением посткоммунистических стран Центральной Европы, которые были обеспокоены российской агрессией в будущем, обеспокоены потерей политической поддержки со стороны избирателей из Центральной Европы, но в то же время надеясь не спровоцировать Россию чрезмерно, она остановилась на ПРМ и откладывала расширение как наименее худший вариант. В то время широко признавался тот факт, что внутриполитические соображения были важным фактором при проведении наиболее важной стратегической политики Соединенных Штатов после распада Советского Союза.

Как оказалось, демократы все равно потеряли контроль над обеими палатами Конгресса на ноябрьских выборах, и ПРМ не удалось умиротворить Москву. Интенсивность российского противодействия расширению была четко обозначена Ельциным в сентябре 1995 года, когда он утверждал, что это «наверняка будет означать пожар войны по всей Европе» (Erlanger, 1995). Эти возражения только усилились после того, как прозападный Козырев был заменен «реалистом» и бывшим директором ФСБ Евгением Примаковым на посту министра иностранных дел России в январе 1996 года.

Тем не менее НАТО продолжала реализацию своих планов расширения. В сентябре 1995 года он выпустил исследование о расширении, в котором излагаются критерии присоединения. Странам-кандидатам было предложено начать диалог о присоединении в начале следующего года, и Североатлантический союз подтвердил, что объявит о своем решении относительно первого раунда присоединения стран на саммите в июле 1997 года. Как оказалось, первый раунд был ограничен Польшей, Чехией и Венгрией, которые присоединились в начале 1999 года. Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия и Словения присоединились в марте 2004 года, а Албания и Хорватия присоединились. Таким образом, в апреле 2009 г. общее число государств-членов на сегодня составило 28.

Важно подчеркнуть, что против расширения во многих случаях яростно выступали многие влиятельные американские эксперты по внешней политике, как демократы, так и республиканцы (Купчан, 1994; Икл, 1996; Рознер, 1996; Мандельбаум, 1996; Клайн, 1997; Ливен). , 1997; Kennan, 1998; Gaddis, 1998; Waltz, 1998). В частности, более 40 влиятельных экспертов по внешней политике, включая бывших сенаторов США по обе стороны прохода, бывших послов, бывших чиновников кабинета министров и ученых, которые не были известны как особенно пророссийские или голубиные, написали открытое письмо президенту Клинтону. от 26 июня 1997 г., который начинался следующим образом:

Мы, нижеподписавшиеся, считаем, что нынешние усилия США по расширению НАТО, ставшие предметом недавних встреч на высшем уровне в Хельсинки и Париже, являются политической ошибкой исторического масштаба.Мы считаем, что расширение НАТО снизит безопасность союзников и подорвет европейскую стабильность »(Burton et al., 1997). Далее в нем перечислялось множество причин, которые к тому времени были знакомы всем, кто следил за полемикой, почему расширение НАТО было ошибкой «исторического масштаба». политический истеблишмент заставил администрацию Клинтона предпринять еще одну попытку прийти к институциональному устройству, которое позволило бы замкнуть круг расширения.27 мая 1997 года НАТО и Россия подписали Основополагающий акт Совместного постоянного совета Россия-НАТО. Среди других положений Закон призвал подписавшие стороны поддержать усилия СБСЕ по предотвращению конфликтов и уважать исключительное право Совета Безопасности ООН санкционировать применение силы против суверенного государства-члена. В ключевом отрывке о расположении сил НАТО также говорилось, что НАТО согласилось с тем, что

в нынешних и предсказуемых условиях безопасности Североатлантический союз будет выполнять свою коллективную оборону и другие задачи, обеспечивая необходимую оперативную совместимость, интеграцию и возможности для подкрепления, а не за счет дополнительного постоянного размещения значительных боевых сил (Основополагающий акт Постоянного совета Россия-НАТО , 1997).

НАТО истолковало бы это как означающее, что оно могло бы направлять «ротационные» силы на территорию новых государств-членов, но не создавать там постоянные базы «в нынешней и предсказуемой обстановке безопасности». приступить к согласию Москвы.

Первоначально из Москвы поступали указания на то, что она может согласиться с первым раундом расширения, если Совет предоставит России реальную свободу действий в отношении размещения сил НАТО и операций за пределами зоны ответственности (Simes, 1998).То, что этого не произойдет, вскоре стало ясно из бомбардировочной кампании НАТО против Сербии в 1999 году. Вашингтон и его союзники потребовали от Совета Безопасности ООН разрешить НАТО применить силу для предотвращения того, что западные правительства считали принудительным перемещением сотен тысяч человек. албанцев сербскими войсками. Когда Китай и Россия наложили вето на резолюцию, НАТО продолжило действовать независимо на том основании, что оно осуществляло свое право на коллективную самооборону, несмотря на тот факт, что оно явно участвовало в операции за пределами зоны ответственности.Для России кампания бомбардировок НАТО без санкции СБ ООН ясно показала, что Североатлантический союз не намеревался предоставлять России значимое вето на операции НАТО. Для западных правительств этот эпизод показал, что Россия не заинтересована в мирной, демократической и стабильной Европе.

НАТО снова сыграло решающую роль в следующем серьезном кризисе в отношениях России с Западом — российско-грузинской войне в августе 2008 года. В конце 2007 года стало ясно, что администрация Джорджа Буша-младшего оказывает давление на своих союзников, чтобы те предложили Грузии и Украине планы действий по членству (ПДЧ) на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года.План был отвергнут ключевыми членами НАТО, в том числе Францией и Германией, среди прочего, потому что они знали, что это вполне может пересечь красную черту для Кремля (Ливен, 2008). Но администрации Буша удалось убедить своих союзников пойти на компромисс, согласно которому ПДЧ будут предложены Украине и Грузии в будущем. Как стало ясно из заключительной декларации саммита, этот день вполне может наступить в ближайшее время:

НАТО приветствует евроатлантическое стремление Украины и Грузии к членству в НАТО.Сегодня мы договорились, что эти страны станут членами НАТО … Поэтому сейчас мы начнем период интенсивного взаимодействия с обеими сторонами на высоком политическом уровне для решения нерешенных вопросов, касающихся их заявок на ПДЧ (Заключительная декларация саммита НАТО в Бухаресте, 2004 г.).

Неудивительно, что Москва пришла к выводу, что членство Грузии или Украины в НАТО вполне может произойти в недалеком будущем.

Саммит в Бухаресте произошел сразу после другого события, которое Кремль посчитал серьезной и беспричинной провокацией.При поддержке США и многих их европейских союзников Косово провозгласило независимость от Сербии 17 февраля 2008 года. Вашингтон, Лондон и Париж объявили, что на следующий день они предоставляют Косово дипломатическое признание, и большинство европейских стран, включая Германию, последовали их примеру. в течение следующего месяца.

Это был первый и единственный раз, когда Соединенные Штаты и их союзники предложили признание правительству, которое в одностороннем порядке выходит из состава государства-члена ООН.Западный аргумент о признании государств-преемников Советского Союза, Чехословакии и Югославии заключался в том, что эти три федерации распались на составляющие единицы, а не то, что какая-либо из последних отделялась от уцелевшего государства-осколка (Walker, 2004). Однако это явно не относилось к тому, что Госдепартамент к тому времени называл «бывшей Республикой Югославией», потому что крупная Сербия не была официальной федерацией, а Косово никогда не имело равного статуса с собственно Сербией.

Как традиционный покровитель Сербии Россия остро отреагировала на признание Западом независимости Косово. Он ясно дал понять, что воспользуется своим правом вето в Совете Безопасности, чтобы заблокировать членство в ООН для региона, и заявил, что признание Косово послужит дестабилизирующим прецедентом. Чтобы подчеркнуть последний пункт, он указал, что вполне может последовать примеру Запада и признать независимость некоторых или всех сепаратистских регионов по соседству — Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха.

После более чем восьми лет устойчивого экономического роста и консолидации «вертикали власти» президента России Владимира Путина Кремль сигнализировал о том, что его интересы безопасности и политические интересы, особенно, но не только на постсоветском пространстве, больше нельзя игнорировать. . Соответственно, в 2008 году усилилось давление России на Грузию. Среди других мер Москва увеличила военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии, усилила и без того резкую критику правительства Грузии и провела крупномасштабные военные учения вдоль своей границы с Грузией.В течение лета на линии контроля, отделяющей южноосетинские и абхазские силы от грузинских войск, участились артиллерийские перестрелки и мелкие стычки. Несмотря на многочисленные предостережения западных официальных лиц против применения военной силы против Южной Осетии или Абхазии, президент Грузии Михаил Саакашвили, наконец, клюнул на приманку и в августе приказал своим вооруженным силам ввести Южную Осетию. Результатом стало российское вторжение и решающее военное поражение Грузии, которое положило конец любой надежде Тбилиси на восстановление своего суверенитета в Абхазии или Южной Осетии в обозримом будущем.

Российско-грузинская война в августе 2009 года ознаменовала низкую точку в отношениях России с Западом в эпоху после окончания холодной войны. Ряд факторов, включая избрание Барака Обамы президентом США и приверженность его администрации делу «перезагрузки» отношений с Москвой, способствовали снижению напряженности в течение следующих нескольких лет, но мало что было сделано для устранения основной причины этой напряженности. , которая была системой безопасности для Европы, которую Россия отвергла. Результатом стал еще более серьезный кризис в конце 2013 года.

Однако непосредственным спусковым крючком для украинского кризиса стало не расширение НАТО. Скорее, это был план ЕС предложить соглашения об ассоциации вместе с так называемыми соглашениями об углубленной и всеобъемлющей свободной торговле Молдове, Армении, Грузии и Украине на саммите в Вильнюсе в конце ноября 2013 года. Украина была политически нестабильной, даже в высшей степени коррумпированной. по стандартам региона и в то время в тяжелом экономическом положении, и в результате европейское правительство и официальные лица ЕС полагали, что Москва понимала, что членство в ЕС для Украины — в лучшем случае очень отдаленная перспектива.Это было особенно верно, потому что ЕС сам оказался в серьезной беде из-за глобального финансового кризиса 2008 года, недостатков в конструкции евро и роста числа евроскептических партий. В то время ЕС меньше всего нуждался в более крупной, бедной и находящейся в более тяжелом экономическом положении Греции.

Кремль, однако, совершенно иначе смотрел на вступление в ЕС. С его точки зрения, соглашения об ассоциации с Арменией, Грузией, Молдовой и Украиной были прямым вызовом главной геополитической цели Путина во время его третьего президентского срока, заключающейся в создании « Евразийского союза » бывших советских республик, который институционализировал бы Россию. сфера влияния на постсоветском пространстве.Это будет достигнуто путем создания, а затем углубления и расширения Евразийского экономического союза, который, как и прежде Европейское сообщество, в конечном итоге приведет к полноценному экономико-политическому союзу. Евразийский союз вместе с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) станет эквивалентом ЕС и НАТО, где доминирует Россия. Это также стало бы одним из полюсов того, что российские официальные лица правильно описали как все более многополярный мир.

Центральным элементом этого проекта — не только по соображениям безопасности, но также по экономическим и культурным причинам — была Украина.Особенно возмутило Кремль настойчивые заявления ЕС о том, что подписание соглашения об ассоциации помешает Киеву присоединиться к Евразийскому экономическому союзу. Он также рассматривал вступление в ЕС как безвозвратный шаг к полномасштабному включению в западный институциональный порядок и как скрытый путь к возможному вступлению в НАТО.

В результате Москва ответила, используя все имеющиеся в ее распоряжении средства, за исключением войны, чтобы оказать давление на Армению, Молдову, Грузию и Украину, чтобы они отказались от членства в ЕС.У России были разнообразные, но мощные рычаги воздействия, включая предложения финансовой помощи, угрозы экономических репрессалий, цены на природный газ ниже рыночных и политическое давление, некоторые из которых были открытыми, а некоторые — скрытыми. Его задача была облегчена, когда ужесточение финансового режима Федеральным резервным банком США — так называемое сокращение — вызвало скачок процентных ставок по долговым обязательствам развивающихся рынков, включая Украину. Скачок ставок превратил уже серьезный экономический спад в Украине в кризис обслуживания долга летом 2014 года (Steil, 2014).

Первой страной, изменившей курс на вступление в ЕС, стала Армения, которая в начале сентября 2013 года объявила, что больше не заинтересована в этом и присоединится к Евразийскому экономическому союзу. По какой-то причине украинский президент Виктор Янукович выстоял, возможно, потому, что он надеялся получить лучшую экономическую сделку из России или ЕС. Тем не менее, в конце концов, Киев вслед за Арменией заявил, что принимает от России щедрый пакет помощи и не подпишет соглашение об ассоциации с ЕС.

Результатом стало восстание Евромайдана в Киеве, насилие на улицах Киева, мобилизация сил антимайдана на востоке и юге Украины, падение правительства и бегство Януковича, которого к тому времени ненавидела вся Украина. в Москву. Когда к власти в Киеве пришло правительство, которое будет враждебно настроено по отношению к Москве, которое будет стремиться присоединиться к ЕС и отказываться от членства в Евразийском экономическом союзе и которое может в какой-то момент подтолкнуть к вступлению в НАТО, Кремль отреагировал на это, введя в действие то, что было несомненно, долгосрочные планы действий в чрезвычайных обстоятельствах для оккупации Крыма и дестабилизации и без того нестабильных восточных и южных регионов Украины.

Не может быть никаких сомнений в том, что расширение НАТО принесло много пользы его новым членам. Он помог интегрировать бывших членов Варшавского договора в Европу, снизил риск межгосударственного конфликта между бывшими коммунистическими странами Центральной Европы и позволил новым государствам-членам меньше тратить на безопасность при модернизации своих сил обороны. Прежде всего, это означало, что небольшие и уязвимые в военном отношении государства Балтии могут быть достаточно уверены в том, что членство в НАТО удержит Россию от запугивания или вторжения в их страны в нынешнем противостоянии между Россией и НАТО.

Тем не менее, верно и то, что расширение НАТО способствовало — действительно, можно с полным основанием утверждать, что оно было основной причиной — опасной геополитической борьбы за влияние в странах к западу и югу от России, прежде всего в Украине. Российская политическая элита практически единодушно считает НАТО самой серьезной угрозой безопасности России и прямым вызовом ее интересам как великой державы. Он также рассматривает расширение как несправедливое и ненужное вторжение в законную сферу влияния России, а расширение ЕС и продвижение демократии как преследующих лошадей для НАТО и гегемонии Запада на постсоветском пространстве.

Невозможно с уверенностью сказать, что произошло бы, если бы администрация Клинтона отвергла расширение НАТО в пользу согласованных усилий по построению архитектуры европейской безопасности, которая включала бы, а не исключала бы Россию. Очевидным механизмом для этого был CSCE / OCSE. Как в то время ратовали многие западные эксперты по внешней политике, НАТО могла бы остаться на месте с воссоединенной Германией в качестве члена, и она могла бы помочь в преобразовании посткоммунистических стран с помощью программы типа ПРМ.В то же время западные правительства могли бы работать с Россией над преобразованием ОБСЕ / СБСЕ в авторитетную организацию, контролирующую диспозиции, меры контроля над вооружениями, миссии по наблюдению и вооруженные миротворческие операции. Прежде всего, Запад мог бы отложить расширение до тех пор, пока из России не возникнет реальная угроза безопасности Центральной Европе.

Как оказалось, расширение НАТО в конечном итоге натолкнулось на уравновешивающую силу возрождающейся России с преобладанием жесткой силы вдоль ее границ.Впервые это произошло в Грузии в 2008 году, а в 2014 году повторилось еще раз на Украине.

Каталожные номера:

Burns G. et al. (1997) Открытое письмо президенту Клинтону. Доступно по адресу: http://www.bu.edu/globalbeat/nato/postpone062697.html.

Чолле Д. и Годгейер Дж. (2008) «Американец между войнами: с 9 по 11 сентября», Связи с общественностью.

Редакционный совет The New York Times. (1994) «Россия не расширяет НАТО», The New York Times, 30 ноября.

Эрлангер, С.(1995) «В новой атаке на НАТО Ельцин говорит о« пожаре войны », The New York Times, 9 сентября.

Гэддис, Дж. Л. (1998) «История, великая стратегия и расширение НАТО», «Выживание», 40 (1).

Гольдгейер, Дж. М. (1998) «Расширение НАТО: анатомия решения», Washington Quarterly I, 21 (1).

Гольдгейер, Дж. М. (1998) Не будь, а когда: Решение США о расширении НАТО. Издательство Брукингского института.

Икл, Ф. (1995) «Как разрушить НАТО», International Herald Tribune, 18 января.

Кеннан, Г. Ф. (1997) «Роковая ошибка», The New York Times, 5 февраля.

Купчан, К. А. (1994) «Расширяйте НАТО — и разделяйте Европу», The New York Times, 27 ноября.

Купчан, К. А. (1995) «До Братиславы долгий путь: опасная глупость расширения НАТО», The Washington Post, 14 мая.

Ливен А. (1997), «Сдерживание НАТО: Украина, Россия и Запад», The Washington Quarterly, 20 (4), стр. 55-77.

Ливен, А. (2008) «Три лица инфантализма: саммит НАТО в Бухаресте», The National Interest, 4 апреля.

НАТО (1990 г.) Лондонская декларация о преобразованном Североатлантическом альянсе, 5-6 июля. Доступно по адресу: http://www.nato.int/docu/comm/49-95/c

    6a.htm.

    НАТО (1994) Декларация Брюссельского саммита, 11 января. Доступно по адресу: http://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_24470.htm?selectedLocale=en.

    НАТО (2008 г.) Декларация саммита в Бухаресте, 3 апреля. Доступно по адресу: http://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_8443.htm.

    Мандлебаум, М. (1996) «Не расширяйте НАТО», Newsweek, 23 декабря.

    Миршеймер, Дж. Дж. (2014) «Почему украинский кризис — это вина Запада: либеральные иллюзии, спровоцированные Путиным», Foreign Affairs, сентябрь / октябрь.

    Роснер, Р. (1996) «Американское препятствие расширения НАТО», Министерство иностранных дел, июль / август.

    Ротфилд, А. Д. (2009) Нужна ли Европе новая архитектура безопасности? Финский институт международных отношений и Министерство иностранных дел.

    Safire, W. (1992) «Пощечина Козырева», «Нью-Йорк Таймс», 17 октября.

    Саротт, М. Э. (2014) Крах: случайное открытие Берлинской стены. Нью-Йорк: Основные книги.

    Саротт, М. Э. (2014) «Нарушенное обещание? Что Запад на самом деле сказал Москве о расширении НАТО »,« Иностранные дела », сентябрь / октябрь.

    Скиолино, Э. (1994) «Ельцин говорит, что НАТО снова пытается разделить континент», The New York Times, 6 декабря.

    Шифринсон Дж. И Ицковиц Р. (2014) «Запишите это: как Запад нарушил свое обещание, данное Москве», Министерство иностранных дел, 19 октября.

    Саймс, Д. К. (1999) После краха: Россия ищет свое место в качестве великой державы. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

    Стейл, Б. (2014) «Проблемы с конусом: международные последствия политики ФРС», Министерство иностранных дел, июль / август.

    Тэлботт, С. (2002) Рука России: воспоминания о президентской дипломатии. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

    Уокер, Э. У. (2002) Распад: суверенитет и распад Советского Союза.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.