Текст булгаков собачье сердце: Собачье сердце | Библиотека СЕРАНН

Содержание

🤕 «Собачье сердце» за 8 минут. Краткое содержание по главам

: Известный учёный превратил пса в человека. Тот оказался редким мерзавцем: хамил, напивался, приставал к женщинам, требовал жилплощадь и писал доносы. Учёный не выдержал и превратил его обратно в пса.

Названия глав — условные.

Глава 1. Уличный пёс

Москва. Декабрь 1924 года. Уличный пёс погибал. Повар-негодяй плеснул в него кипятком и до костей обварил левый бок. Летом можно было бы поесть лечебной травки, но зимой вылечиться псу было нечем. Он не ел уже три дня.

Пёс лежал в подворотне, когда к нему подошёл человек в пальто. Богатый жизненный опыт подсказал псу, что это не товарищ, и даже не гражданин, а настоящий господин, сытый и ухоженный. Пахло от него больницей. Приманивая пса колбасой и называя Шариком, господин отвёл его к себе домой.

Шарик — уличный пёс, 2 года, лохматый, кофей­ного цвета, очень умный, с большим житей­ским опытом

Продолжение после рекламы:

Глава 2. Жизнь в профессорской квартире

Каждый приличный московский пёс умеет читать — иначе в городе не выжить. Шарик научился читать вывески, но карточку на двери господина прочесть не смог и не узнал, что подобрал его Филипп Филиппыч Преобра­женский.

Филипп Филиппыч Преображенский — профессор меди­цины, светило мировой науки, пожилой, с острой бородкой и пуши­стыми седыми усами, ироничен, прези­рает совет­скую власть

Шарику подлечили ошпаренный бок, и он остался в семикомнатной профессорской квартире. Преобра­женский омолаживал своих влиятельных пациентов, вживляя им яичники обезьян. Помогал ему Иван Арнольдович Борменталь.

Иван Арнольдович Борменталь — доктор, асси­стент и ученик Преоб­ра­жен­ского, молодой, высокий, широ­ко­плечий, очень красивый, жёсткий и волевой, предан профес­сору

Элитный дом, где жил профессор, «уплотняли»: подселяли в квартиры малоимущих жильцов. Вечером к Преобра­женскому явилось домоуправление — четыре молодых человека во главе со Швондером.

Швондер — глава домо­вого коми­тета, молодой, с огромной копной густых вьющихся волос, энер­гичный, предан делу рево­люции

Брифли существует благодаря рекламе:

Квартира Преобра­женского была под защитой и уплотнению не подлежала, однако Швондер заявил, что профессор вполне может обойтись без столовой и смотровой. Преобра­женский рассвирепел и позвонил одному из своих пациентов.

— Вот это парень, — в восторге подумал пёс, — весь в меня. Ох, тяпнет он их сейчас, ох, тяпнет. Не знаю ещё — каким способом, но так тяпнет…

После этого Швондеру со свитой пришлось убраться, а Шарик окончательно убедился, что его новый хозяин — бог.

Глава 3. Шарик становится псом профессора

За роскошным обедом Преобра­женский услышал странное пение — это домовой комитет в полном составе пел революционные песни. Профессор расстроился. Он считал, что такие хоралы не доведут до добра страну и уж точно погубят его прекрасный дом.

…если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха.

Профессор недолюбливал пролетариат и считал, что каждый должен заниматься своим делом, и тогда разруха в стране исчезнет сама собой.

Шарик окончательно поселился у профессора. Кроме Преобра­женского в квартире жили Зина и Дарья Петровна.

Зина — горничная Преоб­ра­жен­ского, иногда испол­няет обязан­ности медсестры, молодая, изящная, красивая, не замужем

Дарья Петровна — кухарка Преоб­ра­жен­ского, очень полная блон­динка, строгая

Продолжение после рекламы:

Зина выводила Шарика в новеньком ошейнике погулять, а Дарья Петровна, строгое сердце которой пёс покорил, допустила его в свои владения и позволила спать на тёплой плите. По вечерам Шарик лежал у ног своего хозяина и слушал, как тот мурлычет под нос оперные арии, изучая человеческие мозги в банках.

Но скоро идиллия кончилась. Доктор Борменталь привёз из морга плохо пахнущий чемоданчик, пса словили, усыпили и уложили на хирургический стол.

Глава 4. Операция

Профессор Преобра­женский сделал Шарику очень сложную операцию: извлёк семенные железы и гипофиз и на их место привил человеческие органы. Это был рискованный эксперимент, профессор был уверен, что пёс не выживет.

Глава 5. Шарик превращается в человека

Шарик выжил. За неделю он сильно облысел и вырос. Вскоре пёс отчётливо произнёс «абыр» — «рыба» наоборот, встал на задние лапы и обругал профессора матом.

Когда у пса отвалился хвост, и он начал произносить множество слов — Борменталь стал называть его существом.

Профессор сделал вывод, что «перемена гипофиза даёт не омоложение, а полное очеловечение».

Брифли существует благодаря рекламе:

Спустя три недели после операции существо могло уже поддерживать разговор. Борменталь сделал вывод: пёс умел читать.

Пересаженные псу органы были взяты у 25-летнего многократно судимого пролетария Клима Чугункина, который зарабатывал, играя в трактирах на балалайке, и погиб в пьяной драке. Преобра­женский считал, что личность донора передалась созданному им существу.

Тем временем по Москве пошли слухи о конце света. Квартиру Преобра­женского осадили богомольные старухи, желающие посмотреть на «говорящую собачку».

Глава 6. Бывший пёс Полиграф Полиграфыч Шариков

Шарик ругался матом, плевал на пол, играл на балалайке, пугал Зину, подкарауливая её в темноте, ловил блох зубами и называл профессора Преобра­женского папашей, чем приводил его в бешенство. Боялся бывший Шарик только доктора Борменталя, который взял на себя его воспитание.

Бывшего пса начал опекать Швондер. Он подучил того потребовать у профессора прописать его в квартире и оформить ему паспорт. Бывший пёс выбрал себе имя Полиграф Полиграфыч, а фамилию взял «наследственную» — Шариков.

Полиграф Полиграфыч Шариков — искус­ственно созданный человек, бывший пёс Шарик, малень­кого роста, с очень низким лбом и жёст­кими воло­сами, неве­же­ственный грубиян и хам

Шариков ненавидел котов. Когда в квартиру Преобра­женского забрался кот — Шариков бросился его ловить, учинил разгром, свернул кран в ванной и затопил полквартиры.

Глава 7. Наследство Клима Чугункина

Жизнь Преобра­женского превратилась в кошмар. Из-за расшатанной нервной системы профессор не мог нормально работать. Шариков пристрастился к водке и, напившись, вёл себя ещё неприличнее, чем в трезвом виде.

Вечером, когда Борменталь повёл Шарикова в его любимый цирк, профессор долго смотрел на хранящуюся в кабинете банку с гипофизом пса Шарика, а потом произнёс: «Ей-богу, я, кажется, решусь».

Глава 8. Профессор понимает, что страшно ошибся

Дней через шесть после истории с котом Шариков получил документы и потребовал выделить ему отдельную комнату. В ответ профессор пригрозил лишить Шарикова питания.

Шариков притих, но затем украл у Преобра­женского деньги и напился. Вернувшись ночью, он привёл с собой двух неизвестных личностей, от которых профессор еле избавился.

Глубокой ночью Преобра­женский и Борменталь обсуждали эксперимент профессора. Борменталь был очень благодарен Преобра­женскому за то, что тот взял его, полуголодного студента, под свою опеку. Доктор видел, как измучился профессор, и считал, что есть только один выход: превратить Шарикова обратно в пса.

Профессор не хотел об этом слышать. У Шарикова есть паспорт, он признан человеком, пролетарием. Если он исчезнет, Преобра­женского, учёного мирового значения, может, и не тронут, но Борменталя он защитить не сможет.

Сделать же из мерзавца Шарикова приличного человека не удастся никому.

Вот… что получается, когда исследователь вместо того, чтобы идти параллельно и ощупью с природой, форсирует вопрос и приподнимает завесу: на, получай Шарикова и ешь его с кашей.

Разговор учёных прервала полуодетая Дарья Петровна, втащившая в кабинет пьяного Шарикова в одной рубашке: тот прокрался в её с Зиной комнату с определённой целью. Вконец разозлённый Борменталь чуть не задушил его.

Глава 9. У профессора кончается терпение

Утром Шариков исчез, захватив все свои документы. Вернувшись через три дня, он заявил, что стал «заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и пр.)», и с наслаждением добавил, что вчера весь день душил котов. Устроил его на эту должность, разумеется, Швондер.

Борменталь взял мерзавца за глотку и заставил извиниться перед Дарьей Петровной и Зиной. Двое суток испуганный Шариков вёл себя тихо, но затем привёл в квартиру худенькую барышню и заявил, что будет с ней жить.

Барышня оказалась машинисткой из Шариковой конторы. Шариков наврал ей, что был ранен в боях, и принудил к сожительству, угрожая увольнением. Преобра­женский объяснил несчастной барышне, что её кавалер — искусственно созданное существо, дал ей денег, и та исчезла навсегда.

На следующий день к профессору пришёл пациент, занимающий большую должность «в органах» и показал донос, написанный Шариковым на Преобра­женского и Борменталя. Пациент, изумлённый подлостью Шарикова, пообещал не давать делу ход.

Преступление созрело и упало, как камень, как это обычно и бывает.

Дождавшись Шарикова с работы, Преобра­женский попытался выгнать его из дома, но тот уходить отказался. Тогда на Шарикова набросился Борменталь и усыпил его хлороформом. Затем учёные надолго заперлись в операционной.

Глава 10. Эпилог. Шариков снова становится псом

Через десять дней к Преобра­женскому явились уголовный следователь, чёрный человек в штатском и Швондер. Следователь обвинил всех живущих в квартире в убийстве «заведующего подотделом очистки».

Профессор заявил, что Шарикова никто не убивал, и предъявил следователю странного пса, который вошёл в комнату на задних лапах, сел в кресло, улыбнулся и гаркнул: «Неприличными словами не выражаться». Милиционер перекрестился, а чёрный человек упал в обморок.

Профессор объяснил, что Шариков сам по себе начал «обращаться в первобытное состояние». Пришедшие удалились ни с чем.

Через некоторое время Шариков окончательно стал псом. Он остался жить у профессора и, лёжа у ног своего бога, думал, как же ему повезло.

9 класс. М. А. Булгаков. «Собачье сердце» (1925). В помощь школьнику

Текст: Ольга Разумихина

В марте, когда девятиклассники уже прошли рассказы А. П. Чехова («Тоска», «Счастье», «Анна на шее»), наступает черёд знакомиться с творчеством Михаила Афанасьевича Булгакова. Такая последовательность, пожалуй, неслучайна, потому что творческий метод автора «Собачьего сердца» во многом напоминает чеховский. Оба писателя предпочитали просто рассказывать истории — и предоставлять читателям делать выводы самостоятельно.

Эрудированный школьник спросит: позвольте, но разве это не принципиальная черта реализма? Чётко прописанная авторская позиция — «привилегия» таких литературных направлений конца XVIII — начала XIX вв., как классицизм, сентиментализм, романтизм. Но всё это закончилось в 1830-х., а у нас тут, на минуточку, 1925-й! Начиная с Пушкина и Лермонтова, почти все классики знакомили читателя с героями и показывали, что с ними происходит, — а вот кто из них прав и кто виноват, каждый решал сам. Вот, например, «Обломов» И. А. Гончарова: кто лучше — добродушный, но ужасно ленивый Илья Ильич или деятельный, но суховатый Штольц?

Так-то оно так, но большинство реалистов нет-нет да и добавляли в произведение пару-тройку фраз — и внимательному читателю их позиция становилась кристально ясна. Например, в поэме-эпопее Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» есть такие строки:

  • Порвалась цепь великая,
  • Порвалась — расскочилася
  • Одним концом по барину,
  • Другим по мужику!..

Вот, пожалуйста, — авторская позиция: после отмены крепостного права проблемы «верхов» и «низов» никуда не исчезли, их придётся решать ещё на протяжении многих десятилетий.

Но Чехов, а вслед за ним и Булгаков ставят перед читателем задачи повышенного уровня сложности. «Со звёздочкой», так сказать. Потому-то спустя сто лет не утихают споры, о чём же фантастическая повесть «Собачье сердце» — и кого поддерживает автор: Преображенского с Борменталем, Шарикова — или, страшно сказать, никого из них?

Прежде чем разбираться, вспомним, кто есть кто в повести Булгакова.

Основные персонажи

Филипп Филиппович Преображенский. Крупный, высокий, здоровый человек в очках, «с французской остроконечной бородкой и усами седыми, пушистыми и лихими, как у французских рыцарей». Одевается элегантно, с достоинством: в первой главе он предстаёт в шубе, во второй — в «чёрном костюме английского сукна». Носит очки в позолоченной оправе, золотую цепь; во рту у него — «россыпь» золотых зубов.

Филипп Филиппович — профессор, пытающийся раскрыть секрет вечной молодости и ради этого ставящий жестокие эксперименты на пациентах, а также на животных. Преображенский тщеславен и не задумывается о том, имеет ли он право ставить себя на место бога и «перекраивать» законы природы.

Политические взгляды профессора также спорны: он не выносит пролетариев (то есть простых рабочих, на рубеже XIX и ХХ заявивших о своих правах, которых они веками были лишены, — что и послужило причиной Революции 1917 года). Преображенский считает, что большинство выходцев из низов — люди вопиюще бескультурные; что работать они не хотят и делают это из-под палки, а если дать им волю, во всей стране начнётся бардак. За обедом с доктором Борменталем он произносит знаменитый монолог, разобранный на цитаты:

«Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стёкла, потушила все лампы? <...> Если я, входя в уборную, начну, извините за выражение, мочиться мимо унитаза и то же самое будут делать Зина и Дарья Петровна, в уборной начнётся разруха. <...> Разруха не в клозетах, а в головах. Значит, когда эти баритоны [пролетарии] кричат «бей разруху!» – я смеюсь. <...> Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займётся чисткой сараев – прямым своим делом, – разруха исчезнет сама собой. Двум богам служить нельзя! <...> Это никому не удаётся, доктор, и тем более – людям, которые, вообще отстав в развитии от европейцев лет на двести, до сих пор ещё не совсем уверенно застёгивают свои собственные штаны!»

С одной стороны, не согласиться с этим пассажем сложно. С другой стороны, стоит ли грести всех под одну гребёнку и судить обо всём «рабочем классе» по таким людям, как Клим Чугункин?

Иван Арнольдович Борменталь. Бывший ученик Филиппа Филипповича, в начале повести — доктор, ассистирующий ему во время операций. Борменталь безмерно благодарен Преображенскому за то, что тот сделал его своим воспитанником: «Никогда не забуду, как я полуголодным студентом явился к вам, и вы приютили меня при кафедре. Поверьте, Филипп Филиппович, вы для меня гораздо больше, чем профессор, учитель…». Борменталь — единомышленник Преображенского: он не просто «поддакивает» наставнику, а искренне разделяет его убеждения.

Полиграф Полиграфович Шариков. Эдакий Франкенштейн: человек, который получился после того, как бездомному псу пересадили гипофиз и яички погибшего в драке 25-летнего Клима Георгиевича Чугункина. Сохраняет черты характера обоих свои «предшественников»: пьёт водку, дебоширит, хамит и пристаёт к девушкам, как Чугункин, и бросается на кошек, как вечно голодный бродяга. Общаясь со Швондером, перенимает у него коммунистические идеи, но не вникает в их суть, а просто предлагает «взять всё, да и поделить». Когда же от него требуют возместить ущерб за испорченные вещи, пугается, но продолжает огрызаться.

Швондер, председатель домового комитета. Убеждённый коммунист. Конфликтует с профессором Преображенским, который занимает семь комнат и хотел бы иметь восьмую — под библиотеку, тогда как во все остальные квартиры расселяют жителей из числа простых рабочих. Швондер считает поведение Филиппа Филипповича неприемлемым и угрожает пожаловаться в высшие инстанции, но и Преображенский не так прост: среди его пациентов есть высокопоставленные чиновники, которые до поры до времени сдерживают порывы Швондера. Отчасти искренне, а отчасти из желания «насолить» Филиппу Филипповичу председатель домкома берётся за перевоспитание Шарикова: сначала уговаривает его прочесть «переписку Энгельса с Каутским», а затем пристраивает работать «заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и пр.)».

Зина — «молодая красивая женщина в белом фартучке и кружевной наколке» — и Дарья Петровна, тайно влюблённая в доктора Борменталя. Помощницы по хозяйству.

Экспозиция и завязка

Действие повести разворачивается в декабре 1924 — январе 1925 гг. Первая глава написана от лица бездомного пса, который всю жизнь борется с холодом, голодом и человеческой жестокостью. Ему часто не везло, однако он кое-как сумел протянуть до очередной зимы; но вот повар из «столовой нормального питания» плеснул ему в бок кипятком. Герой чувствует, что настала ему пора умирать. Однако в этот момент происходит то, что кажется псу чудом: господин в шубе — вскоре читатель узнает, что это Филипп Филиппович Преображенский — скармливает ему кусок колбасы и манит за собой. Пёс не знает пословицы о том, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, — и покорно идёт домой к профессору.

Современный литературовед Д. Л. Быков отмечает, что первую главу «Собачьего сердца» можно трактовать как некое продолжение поэмы А. А. Блока «Двенадцать», действие которой также происходит в морозном Петербурге и где есть следующие строки:

  • Стоит буржуй на перекрёстке
  • И в воротник упрятал нос.
  • А рядом жмётся шерстью жёсткой
  • Поджавший хвост паршивый пес.

Продолжая же тему Чехова, автор данной статьи может высказать предположение, что М. А. Булгаков также вспоминал рассказ Антона Павловича «Хамелеон», где беспризорный — вроде бы — пёс стремительно превращается в генеральского (и наоборот, и так несколько раз).

И вот бродяжка, уже наречённый Шариком, оказывается в квартире Преображенского, где его снова кормят, ему залечивают бок… а потом герой оказывается на операционном столе и, неожиданно для остальных, превращается в человека, который впоследствии выбирает себе имя Полиграф Полиграфович. Задумав пересадить собаке гипофиз только что погибшего мужчины, Преображенский хотел открыть секрет вечной юности. Он и подумать не мог, что вместо «омоложенного» пса получит ещё одного жильца в свою великолепную квартиру, а вместе с ним — уйму проблем, грозящих потерей репутации и даже тюрьмой…

Но не будем спойлерить — и просто скажем, что закончится всё, мягко говоря, не очень хорошо.

Философский аспект

Один из смыслов повести — общечеловеческий, гуманистический — более или менее очевиден. Характеризуя профессора Преображенского как человека тщеславного, ставящего материальные блага и престиж выше общечеловеческих ценностей, Булгаков подчёркивает: нельзя ставить себя на место бога и «перекраивать» природу по собственному разумению.

Эта мысль тем более важна, если учитывать, что сам Михаил Афанасьевич окончил медицинский факультет и был практикующим доктором (этим опытом вдохновлено ещё одно его произведение — «Записки юного врача»). Конечно, научные изыскания необходимы! Разрабатывать новые лекарства, совершенствовать хирургические методы нужно обязательно. Но необходимо понимать, где заканчивается желание помочь ближнему — и начинается «евгеника» (учение о селекции применительно к человеку).

Политический аспект

А вот политические воззрения Булгакова, как уже говорилось, в «Собачьем сердце» запрятаны тщательнее. После того как Михаил Афанасьевич написал повесть, советская цензура рассудила, что автор находится на стороне профессора Преображенского — и осуждает Шарикова как типичного представителя рабочего класса. А значит, произведение антисоветское и печатать его нельзя. (Первая публикация «Собачьего сердца» на родине писателя состоялась только в 1987-м году.)

Но, приглядевшись к повести внимательнее, читатель без труда поймёт, что и Филипп Филиппович никак не претендует на роль образца для подражания. Да, он произносит громкие, правильные речи, — но чем он зарабатывает на жизнь? Он врач — но разве он лечит тех, кто действительно болен?

Вовсе нет: профессор Преображенский обслуживает богачей, которые хотят всё того же — продлить молодость. Продлить не ради чего-то высокого, важного, а исключительно ради наслаждения.

В начале повести, когда Шариков — ещё собака, к Филиппу Филипповичу приходят три клиента. Первый — растрёпанный мужичок, лысеющий, приволакивающий ногу. Он рассыпается в благодарностях за недавно проведённую операцию:

— Как сон, голубчик?

— Хе-хе. Мы одни, профессор? Это неописуемо. <...> Верите ли, профессор, каждую ночь обнажённые девушки стаями. Я положительно очарован. Вы – кудесник.

После мужичка к профессору приходит пятидесятилетняя женщина, которая встретила «дьявольски молодого» красавца — карточного шулера — и уговаривает Преображенского как-нибудь её омолодить. Профессор предлагает даме пересадить яичники обезьяны, на что она с радостью соглашается.

Но если эти два случая вызывают разве что брезгливость и не более того, третий посетитель заходит куда дальше. Он признаётся Филиппу Филипповичу, что соблазнил четырнадцатилетнюю девочку, и та, кажется, забеременела. Преображенский поначалу пытается ему читать морали: «Подождите два года и женитесь на ней» — но, слегка пожурив посетителя, соглашается решить «проблему».

Разве после таких сцен читатель может считать Преображенского положительным героем, интеллигентом? Напротив, Филипп Филиппович в чём-то оказывается хуже Шарикова. Да, подопытный дебоширит, пьянствует, хамит, — но он хотя бы делает это открыто…

Любопытные факты (не для слабонервных)

Современному школьнику эксперименты, описанные Булгаковым, кажутся фантастикой и не более. Кто же, спрашивается, будет пересаживать человеку яичники обезьяны?

Но, как ни удивительно, подобные операции в начале XX века действительно практиковались — и, более того, приносили ошеломительные результаты. Пересадкой обезьяньих желёз занимались русский хирург С. А. Воронов, прооперировавший свыше 250 человек и добившийся видимых улучшений в 90 % случаев, а также австрийский профессор Штейнах. В начале ХХ в. в СССР прославился их последователь — врач по фамилии Воскресенский, живший в Твери и, очевидно, ставший прототипом для Филиппа Филипповича Перображенского. Правда, в 1940-х гг. такие эксперименты запретили — из гуманистических соображений.

Что же касается собак, то на них тоже ставили непостижимые умы эксперименты, — правда, значительно позже 1925-го г., когда была написана повесть Булгакова. В 1950-х гг. российский учёный В. П. Демихов обрёл скандальную славу из-за опытов с «двуголовыми собаками». Экспериментатор, подобно профессору Преображенскому, ловил здорового и молодого пса — а потом пересаживал ему голову, передние плечи и лапы щенка. Получалась, действительно, собака, обе морды которой дышали, лакали молоко и даже играли друг с другом. (Если не верите — погуглите видео, но на ночь такое лучше не смотреть. Мы предупреждали.)

Правда, делал он всё это далеко не в таких комфортных условиях, как Филипп Филиппович. Эксперименты Демихова не одобрялись Минздравом, поэтому учёный оперировал животных в подвале института им. Склифософского, а выхаживал уже дома, в обыкновенной коммунальной квартире. И, кстати, какими бы отвратительными ни казались его эксперименты, — тем более что все животные быстро умерли, а было их порядка двадцати, — эти опыты с собаками стали важнейшим вкладом в развитие трансплантологии. То есть отчасти благодаря трудам Демихова тяжело больным людям сейчас пересаживают сердце и лёгкие.

И здесь снова встаёт вопрос: где грань между научными исканиями и жестокостью, прогрессом и евгеникой?..

Михаил Булгаков «Собачье сердце (Чудовищная история)»

Давно хочу поделиться своими впечатлениями, но как-то не получалось собраться с мыслями.

Да, книга написана Мастером. Язык — удивительный, читать можно с упоением и никак иначе не получается. Да, подтекст разнообразно разложили по полочкам и проветривают время от времени, чтобы убедиться, что все штампы критики по книге в целости и сохранности.

Но она живет. Она как увеличительная лупа, с одной стороны, и как зеркало с другой. И когда ни начни читать, понимаешь, что — да, как классно, как здорово, что я опять ее читаю, и вместе с тем нарастает чувство непримиримости. Именно так.

Фантастика, нет ли, — здесь не это важно. Книга воздействует на разных уровнях. Фильм тоже, но в меньшей степени. Он не дает достаточного количества времени для рефлексии, убегая вперед в своем темпе. Отвлекая от сути и подтекста очевидными клише и блистательной игрой актеров.

Есть еще одно чувство и эмоция, которая накатывает при взгляде на обложку и при воспоминании о книге. Это неуютное чувство, чувство тревоги. За ним, я думаю, стоит страх.

Об этом писали в отзывах, и для меня «Остров доктора Моро» Г.Уэллса тоже всплывает в памяти и перекликается с книгой М.Булгакова. Этот страх накатывает постепенно и ближе к концу уже соединяется с некоей неотвратимостью, и вот тогда получает особую силу.

Мы. Это мы выпускаем «их», мы сами.

Игрушки бывают у всех разные. И в разном возрасте. Да, я понимаю, прогресс, не остановить, а как же без этого, и так далее. Да и о целях вроде бы, о благих, все сказано. Но для меня послание Автора именно таково.

А антураж — безусловно, продуман и бесподобен. Со всей символикой, бьющей прямо в цель. Вот только вчитаешься, и подкрадывается то самое чувство, которое называется «что-то не то», а потом «а что делать-то, а»?

Книга простая и сложная одновременно, она веселая и грустная, и последнего гораздо больше, чем первого. И если просто говорить о книге, то она была бы бесконечно любима, если бы не некое отторжение, отторжение, которое явно является моим признанием и своеобразным отреагированием. Странно и нет.

Она живет своей жизнью, как я уже говорила, как некий магический предмет, которого коснешься, и изменишься.

Умение изменять и влиять — наверное, это главный из критериев гениальности Автора, наряду с блестящим талантом писателя и сатирика, Мастера прозы.

Михаил Булгаков - Собачье сердце читать онлайн

Михаил Булгаков

СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ

[Из предисловия (В. В. Петелин)] [1]

‹…› он [Булгаков] с увлечением работает над фантастической повестью «Собачье сердце», но тут же встает неразрешимый вопрос: где и кто ее напечатает… Если уж с «Дьяволиадой» и «Роковыми яйцами» были трудности, то в «Собачьем сердце» он покажет, на что он способен как писатель, художник, творец совершенно невиданного вымышленного мира, где реальное соседствует с фантастическим. Его торопили… Ангарскому [2] повесть понравилась, и он попросил поспешить с ее окончанием: недели через две-три он может уехать за границу, а без него никто не возьмется провести ее через цензуру. Конечно, Булгаков работал со всей энергией, ему присущей, но так не хотелось портить конец, как это было с «Роковыми яйцами».

«Собачье сердце» Булгаков читал не только у Ангарского, но и на «Никитинских субботниках», хотя публику, которая там собиралась, он не уважал. Но именно на «Никитинских субботниках» он услышал самый высокий отзыв, который ему доводилось услышать за всю свою творческую жизнь. «Это первое литературное произведение, которое осмеливается быть самим собой. Пришло время реализации отношения к происходящему»,— сказал один из выступавших на обсуждении повести.

Работа над повестью подходила к концу, когда Ангарский ознакомил Булгакова с отзывом М. Волошина о шестой книжке «Недр», где, как известно, были опубликованы «Роковые яйца» и где по первоначальному замыслу должна быть «Белая гвардия». О «Белой гвардии» Волошин говорил как о вещи «очень крупной и оригинальной». Ангарский не согласен с Волошиным, считает, что роман слаб, а сатирические повести хороши, но их трудно проводить через цензуру. Вот и «Собачье сердце» вряд ли пройдет.

Так оно и получилось. Повесть долго держали в цензуре. И перед Булгаковым встал вопрос, опять же «неразрешимый»: либо ждать публикации «Собачьего сердца», либо опубликовать сборник «Дьяволиада», уже сданный в производство, но одновременно опубликовать издательство не в состоянии. Но вскоре и этот «неразрешимый вопрос» уже не вставал перед ним. Ангарский уехал в командировку, а цензура вернула повесть как недопустимую в печати. Вместе с «Собачьим сердцем» издательство «Недра» возвратило и «Записки на манжетах»…

Узнав о решении цензуры, Ангарский через своих помощников советует Булгакову послать повесть в Боржом Л. Каменеву, во время отдыха он, дескать, прочтет, повесть сопроводить «слезным» письмом, где и рассказать о всех мытарствах автора… «Почему автор должен слезно просить кого-то? Если уж «Недра» считают, что повесть можно опубликовать, то пусть сами и пишут, и не слезное письмо, а аргументированное»,— думал в эти дни Булгаков. А письмо так и не послал в надежде на возвращение Ангарского, принимавшего столь горячее участие в его писательской судьбе. ‹…›

В эти же дни [август — сентябрь 1925 г. — Libens.] блеснула вновь надежда на публикацию «Собачьего сердца». Вернувшийся из заграничной командировки С. Н. Ангарский энергично хлопотал о публикации понравившегося произведения. Ходил в цензуру, бывал в «инстанциях», наконец отправил рукопись повести Л. Каменеву. Но уже 11 сентября Булгаков получил письмо от Бориса Леонтьева, нового сотрудника издательства «Недра»: «Повесть Ваша „Собачье сердце“ возвращена нам Л. Б. Каменевым. По просьбе Николая Семеновича он ее прочел и высказал свое мнение: „Это острый памфлет на современность, печатать ни в коем случае нельзя“.

Конечно, нельзя придавать большого значения двум-трем наиболее острым страницам; они едва ли могли что-нибудь изменить в мнении такого человека, как Каменев. И все же, нам кажется, Ваше нежелание дать ранее исправленный текст сыграло здесь печальную роль».

Ангарский искренне хотел «протащить» повесть через цензуру и высокие инстанции, но и ему, вхожему к членам политбюро, не удалось издать эту повесть. ‹…›

***

В 1971—1976 гг. я не раз бывал у Любови Евгеньевны Белозерской-Булгаковой. Сколько интересного узнал я от нее. А однажды она дала мне прочитать еще не опубликованные воспоминания. Можно себе представить, с какой жадностью я вчитывался в эти страницы, а потом, договорившись о встрече, задавал и задавал вопросы…

Такие детали и подробности быта можно узнать только из воспоминаний действительно близкого человека, каким и была в эти годы Любовь Евгеньевна Белозерская-Булгакова.

К ее воспоминаниям мы еще не раз вернемся в нашем разговоре о жизни, личности и творчестве М. А. Булгакова.

Любовь Евгеньевна не раз вспомнит о том, что именно здесь, на «голубятне», Михаил Булгаков написал пьесу «Дни Турбиных», повести «Роковые яйца» и «Собачье сердце». С повестью «Роковые яйца» все обошлось благополучно, а вот «Собачьему сердцу» не повезло: Клестову-Ангарскому так и не удалось напечатать эту повесть.

«Время шло, и над повестью «Собачье сердце» сгущались тучи, о которых мы и не подозревали,— вспоминает Л. Е. Белозерская.—…в один прекрасный вечер на голубятню постучали (звонка у нас не было), и на мой вопрос „кто там?“ бодрый голос арендатора ответил: „Это я, гостей к вам привел!“

На пороге стояли двое штатских: человек в пенсне и просто невысокого роста человек — следователь Славкин и его помощник с обыском. Арендатор пришел в качестве понятого. Булгакова не было дома, и я забеспокоилась: как-то примет он приход „гостей“, и попросила не приступать к обыску без хозяина, который вот-вот должен прийти.

Все прошли в комнату и сели. Арендатор, развалясь в кресле, в центре… и вдруг знакомый стук.

Я бросилась открывать и сказала шепотом М. А.:

— Ты не волнуйся, Мака, у нас обыск.

Но он держался молодцом (дергаться он начал значительно позже).

Славкин занялся книжными полками. „Пенсне“ стало переворачивать кресла и колоть их длинной спицей. И тут случилось неожиданное: М. А. сказал:

— Ну, Любаша, если твои кресла выстрелят, я не отвечаю. (Кресла были куплены мной на складе бесхозной мебели по 3 р. 50 к. за штуку.)

И на нас обоих напал смех, может быть, нервный. Под утро зевающий арендатор спросил:

— А почему бы вам, товарищи, не перенести ваши операции на дневной час?

Ему никто не ответил… Найдя на полке „Собачье сердце“ и дневниковые записи, „гости“ тотчас же уехали.

По настоянию Горького приблизительно через два года „Собачье сердце“ было возвращено автору». ‹…›

Обыск и арест «Собачьего сердца» и дневниковых записей насторожили Булгаковых, но не испугали. 21 мая Михаил Афанасьевич обратился в ОГПУ с просьбой вернуть ему взятые материалы… ‹…›

Читать дальше

«Собачье сердце» (1988) — смотреть фильм онлайн без регистрации

Михаил Булгаков написал повесть «Собачье сердце» в 1925 году, и вплоть до перестройки она была известна исключительно в самиздате, хотя за рубежом была опубликована в 1968 году. Первая публикация произведения в СССР состоялась в 1987 году в журнале «Знамя», и практически сразу возникла идея ее экранизации.

На роли в будущем фильме буквально выстроилась очередь из самых знаменитых артистов того времени. Так, на роль профессора Преображенского пробовались Леонид Броневой, Михаил Ульянов, Юрий Яковлев и Владислав Стржельчик, но она досталась Евгению Евстигнееву. И хотя даже повести перед съемками он не прочел, Евстигнеев был настолько убедителен в роли профессора, что не оставил никаких шансов остальным претендентам.

Актерский состав

На роль Шарикова, помимо Владимира Толоконникова, претендовал Николай Караченцов. Но Толоконников очень эффектно произнес свой легендарный тост «Желаю, чтобы все!» — и режиссер потом вспоминал: «Володя убил меня в тот же миг, как сделал глоток водки. Он так убедительно хмыкнул, так хищно дернулся его кадык, что я утвердил его не колеблясь».

На роль Швондера вместе с Романом Карцевым пробовался известный комедийный актер Семен Фарада, однако, по убеждению Бортко, Фараде не хватило именно трагичности образа, его амплуа было слишком веселым, а образ Швондера требовал смеха пополам со слезами.

Не меньше оказалось претендентов и на роль собаки. И прежде чем на съемочную площадку попал беспородный пес по кличке Карай, режиссер отсмотрел более 20 известных и не очень дрессированных и умных собак. Для Карая же фильм «Собачье сердце» стал дебютом, и впоследствии он снялся еще в нескольких известных картинах.

Кадр из фильма «Собачье сердце» (1988)

Кадр из фильма «Собачье сердце» (1988)

Кадр из фильма «Собачье сердце» (1988)

Интересные факты

Москву было решено снимать в Северной столице. Декораторы и художники потратили немало сил на то, чтобы найти в Ленинграде улицы, похожие на московские. Но и эта задача была выполнена: Пречистенка, где встретились Шариков и профессор, снималась на Боровой улице; дом Преображенского в Обуховом переулке — на Моховой; прочие натурные съемки проходили на Преображенской площади, улице Рылеева, в Дегтярном переулке и на других улицах Ленинграда. Для съемок эпизодов в синематографе группа приехала в кинотеатр «Знамя», и смеющаяся публика в кадре фильма — это посетители кинотеатра, которые смотрели картину «Праздник Нептуна».

Награды

Фильм вызвал массу отзывов и рецензий — от хвалебных до возмущенных, но не было только равнодушных людей. Премьера состоялась ровно через год после публикации повести, в ноябре 1988 года, а в 1989 году фильм «Собачье сердце» был удостоен приза «Золотой экран» на Международном кинофестивале в Варшаве (Польша) и Гран-при на международных фестивалях телевизионных фильмов в Душанбе и в Перудже (Италия). В 1990 году режиссер картины Владимир Бортко и Евгений Евстигнеев, исполнивший роль профессора Преображенского, стали лауреатами Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых.

Краткое содержание Булгаков Собачье сердце + пересказ по главам

Сюжет разворачивается в Москве 1920-х годов. Повествование начинается с описания страданий бездомного пса в подворотне, бок которого обварил кипятком повар столовой. Но голодная собака всё же нашла силы откликнуться на запах колбасы и поползла за угол. Угостивший пса мужчина нарекает того именем Шарик, зазывая следовать за собой. Благодарный пёс подчиняется и даже входит за незнакомцем в дом. В этот момент читатель узнаёт и благодетеля – его зовут Филипп Филиппович, именно так к нему обращает швейцар. 

Филипп Филиппович оказался доктором и зашил псу рану. Очнувшись после операции, Шарик услышал, что к профессору наведалось новое домоуправление, жаждавшее, чтобы тот освободил две комнаты из своих семи, так как в доме проходит «уплотнение». Профессор Преображенский занимался не только животными, но и проблемами со здоровьем высокопоставленных лиц, а потому один лишь телефонный звонок разрешил ситуацию в пользу оного.

В квартире профессора Шарик вёл вальяжную, полную лености и удовольствия жизнь. Но в один миг всё изменилось: помощница Зина отвела пса в смотровую, в которой уже находился ассистент доктора Борменталь, к носу Шарика поднесли тряпку, пропитанную некоей жидкостью, и он потерял сознание. Ему сделали сложную экспериментальную операцию, после которой шансы выжить были достаточно низкие.

По мере того как Шарик приходил в себя он всё больше становился похож на человека: постепенно учился говорить, ходить. Одним из приобретённых им навыков стала способность ругаться матом. «Новый человек» в обществе вёл себя непристойно. Преображенский сделал вывод, что всё это обуславливалось пересаженным собаке гипофизом пьяницы и дебошира Клима Чугункина. В нём сохранились и повадки дворового пса: однажды Полиграф Полиграфович погнался за незаметно пробравшимся в квартиру котом. Профессор убедился, что такое операционное вмешательство ведёт не к омоложению, а к очеловечиванию.

Филипп Филиппович хотел было привить Шарикову хорошие манеры, искоренить в нём хамство, но попытки успехом не увенчались. Тогда доктор стал думать над тем, как исправить неудачный результат эксперимента, в то время как Борменталь согласился отправиться с Шариковым в цирк.

Сам Шариков всё более приспосабливался к человеческой жизни: он получил документы, поступил на работу, собрался жениться. Но черты характера его не изменились: с компанией он решился на то, чтобы обокрасть профессора Преображенского, скрыл от невесты своё происхождение, из-за чего свадьба расстроилась. Он даже успел поучаствовать в составлении доноса на доктора, после чего тот решил выгнать «очеловеченного пса» на улицу. Ответом стало хамское поведение Шарикова и наставленный на оппонента револьвер. Это явилось последней каплей: Борменталь и Преображенский насильно уложили Полиграфа Полиграфовича на операционный стол.

Спустя несколько дней заявившиеся на квартиру к Филиппу Филипповичу милиционеры обвинили того в убийстве Шарикова. Но тот предъявил им «странного» пса, заявив, что невозможно из зверя сделать человека.

Данное литературное произведение учит тому, что учёный несёт ответственность перед обществом за свои открытия и должен предугадывать их последствия.

Краткое содержание Собачье сердце по главам

В повести «Собачье сердце» автор раскрыл тему дисгармонии, доведенной до абсурда из-за вмешательства человека в законы природы и развития общества.

Глава 1

Бездомный пес по имени Шарик совсем продрог в подворотне города Москвы. Ему очень больно от того, что какой-то повар вылил на него кипяченую воду. С некоторой иронией он рассказывает о своей горькой доле, о жизни столичных жителей, из которых он считает дворников и швейцаров самыми мерзкими.

Неожиданно показывается господин, одетый в роскошную шубу и угощает его вкусной колбасой. Идя за ним, пес раздумывает о том, кто же на самом деле этот мужчина, раз даже лакей, которого боялись все дворовые собаки, вежливо распахнул ему дверь. Шарик слышит, как господин с ужасом думает, что же будет дальше, узнав, что в соседнюю квартиру поселились новые жильцы. Хотя прекрасно знал, что его квартиру не тронут.

Глава 2

Шарик на самом деле был псом неглупым, хорошо ориентировался в названиях улиц и магазинов, так как мог читать их вывески. Когда мужчина привел его в свою квартиру, то собаку удивило необыкновенный интерьер дома. Также ему понравилась девушка, которая приветливо встретила их у двери. Мужчина, обратил сразу же внимание на его рану и повел его в смотровую. Псу сразу же не привела в восторг эта комната, и поэтому он хотел сбежать оттуда, однако его усыпили хлороформом и начинают лечить. Проснувшись,  он слышал, как профессор беседовал со своей помощницей о животных. Шарик  решил понаблюдать за посетителями, которые пришли к доктору.

Тут он увидел пожилого мужчину, вечно крутившего романы с молоденькими девочками, и женщина в достаточно зрелом возрасте, состоявшую,   в любовной связи с юношей. Все они хотели омолодиться, и профессор согласился им помочь за хорошую сумму. Так практически прошел день. И вечером к Преображенскому заявились представители домоуправления во главе со  Швондером с предложением того,  чтобы тот отдал две комнаты из своей большой квартиры жильцам. Недовольный профессор жалуется своему пациенту, который имел влиятельное значение. Не добившись ничего,  молодые люди уходят, высказывая доктору о том, что он ненавидит пролетариат.

Глава 3

После того, как все ушли, начался сытный ужин, где Шарику достался лакомый кусочек. Профессор ведет беседу, где рассуждает о прошлом времени и новых веяниях. Шарик все это время отдыхал и не мог поверить, что он живет в таких комфортных условиях. Тут же говорят и о будущем пса. Профессору сообщают, что пока не подыскали подходящий труп. Преображенский находится в ожидании, а пес все это время живет у него в полное удовольствие. Ему приобретают особый ошейник, питается он по-барски. Но в один из дней в доме началась суматоха. Шарик оказывается заперт в комнате, где его лишают обеда. Потом ему опять вводят наркоз и он медленно засыпает.

Глава 4

Псу начали делать операцию. где вставили половые органы, совсем не похожие на собачьи.  Затем доктор пересадил ему придаток мозга от человека. Тут профессор заметил, что у пса начало падать давление. Ему стало грустно от того, что эксперимент опять ему не удается.

Глава 5

Однако, несмотря на грустные прогнозы доктора, Шарик ожил. Тут доктор Борменталь, помощник профессора начинает вести дневник наблюдений за изменениями, которые происходили в Шарике. Шерсть стала исчезать, изменилась температура тела и пульс. Он начал произносить какие-то слова, где некоторые из них он когда-то читал по вывескам. Борменталь подмечает, что пес не омолаживается, как они предполагали, а превращается в человека. И хотя он считает Преображенского гениальным врачом, то профессор все больше хмурится. Его совсем не устраивает история болезни умершего пациента, чьи органы были пересажены Шарику.

Глава 6

В скором времени пес превратился в обыкновенное лицо мужского пола, которое носило яркую одежду, познакомился и завел дружбу со Швондером, и, ежедневно удивлял своих специалистов. Вел он себя по-хамски и разговаривал также дерзко. Сблизившись с председателем домкома, он стал требовать у Преображенского оформить ему документы на Полиграфа Полиграфовича. Фамилию же взял Шариков. Вскоре он устраивает потоп, гоняясь за котом. Таким образом, у него сохранились еще собачьи повадки. Профессор от досады даже хочет поселить его  в одну из квартир, но получает отказ из-за недавнего конфликта со Швондером.

Глава 7

Когда все сели обедать доктор пытался научить Шарикова правильно вести себя за столом. Но тот, как и его бывший хозяин, чьи органы ему были пересажены, был алкоголиком. К тому же он не любил читать книги. Ему нравилось ходить на цирковое представление. Преображенский долго уговаривает его сходить в театр, но Шариков отказывается, ссылаясь на то, что там показывают одну контрреволюцию. Отправив Борменталя с Шариковым на представление в цирк, профессор долго смотря на законсервированный гипофиз пса, решил вновь превратить его в собаку, так как эксперимент у него не удался.

Глава 8

На следующий день Шарикову принесли его паспорт, и он тогда осмелел еще больше. Он сал вести себя  развязнее и даже потребовал комнату в его квартире. Преображенскому пришлось его припугнуть тем, что он больше не будет давать ему хорошую пищу. Тогда Шариков немного притих, но на время. Позже он совершает у врача кражу, и всю вину пытается переложить на Зину. Но потом его выходки стали наглее. Он приводит своих приятелей, с которым распивал спиртные напитки.

Беседуя с профессором,  Борменталь признается ему, что очень желает отравить Шарикова. Но, профессор предостерег от этой ошибки, которая может ему стоить жизни. Ведь если ему, знаменитому доктору за такое преступление ничего не будет, то начинающего врача обязательно осудят. После этого разговора Шариков пропадает. Доктор хотел отправиться на его поиски, но тот заявился сам, сообщив, что теперь он работает специалистом по освобождению города от бродячих животных. Борменталь сказал Шарикову, что тот должен просить прощение у всех проживающих в этой квартире и вести себя подобающим образом. Вскоре к ним явилась незнакомая женщина, сказавшая им, что она выходит замуж за их проблемного пациента  и ей причитается доля в этом жилище. И когда профессор рассказал ей правду о происхождении Шарикова, то она сильно расстроилась и быстро удалилась.

Глава 9

Вскоре к профессору приходит его бывший пациент, работавший милиционером, который сообщил, что Шариков вместе со Швондером донесли на него. Дело конечно же не возбудили, однако доктор понял, что надо срочно делать операцию этому человеку по превращению обратно в пса. По возвращении Шарикова Преображенский приказал ему уйти из этой квартиры, однако получил угрожающее действие.  Незамедлительно медицинские работники по приказу доктора скручивают Шарикова, усыпляют его и отвозят на операцию.

Глава 10

Вскоре к ним пришли представители домоуправления и милиции с обвинением  в адрес Филиппа Филипповича  в убийстве Шарикова. Но, профессор со своим наставником показали ему лишь пса, который передвигался на двух лапах, местами торчала шерсть И было видно, что перед ними –простой пес. Доктор сказал им, что из животного нельзя никаким образом сделать человека, и что они просто ошиблись. А Шарик так и остался проживать в этом доме, совсем не понимая, для чего ему вскрывали голову.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Булгаков. Все произведения

Собачье сердце. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Абырвалг против Главрыбы. Почему за 95 лет «Собачье сердце» не устарело?

Шариков стал мемом
Игорь Николаевич, чем для Булгакова стала повесть «Собачье сердце»?

«Собачье сердце» для писателя Булгакова — вещь рубежная, когда от коротких газетных рассказов он перешел к более серьезному жанру. Повесть заканчивает своеобразную сатирическую трилогию, начатую «Дьяволиадой» (1923) и «Роковыми яйцами» (1924). С другой стороны, она готовит московские главы самого известного романа Булгакова «Мастер и Маргарита».

Но судьба этой повести парадоксальна, так как между ее написанием и одновременными русскоязычными публикациями в Англии и Германии прошло 43 года, а в России — 62. Получается, повесть написана в самом начале советской эпохи, а стала известна широкому читателю только в ее конце, во времена перестройки. Тогда «Собачье сердце» вызвало настоящий фурор! Фамилии Шариков, Швондер, Преображенский стали нарицательными, а многие фразы — афоризмами: «Разруха сидит не в клозетах, а в головах», «Не читайте до обеда советских газет», «Взять все, да и поделить».

Удивительно, но и сейчас, спустя почти век, эта маленькая повесть не устарела, и образы героев активно используются как в прессе, так и во всевозможных интернет-мемах».

«Собачье сердце» пытались запретить для школьников до 12 лет даже в начале 2000-х как «книгу ужасов».

В отличие от 20-х годов прошлого века, сегодня, когда все можно найти в интернете за несколько минут, подобные запреты выглядят комически и, скорее, делают рекламу произведению.

Цензура в советское время также не всегда была логична, в запретах и разрешениях был элемент случайности. «Собачье сердце», действительно, кажется одной из резких реплик на новые советские реалии, но в те же годы публиковались и острые сатирические произведения Михаила Зощенко, и «Повесть непогашенной луны» Бориса Пильняка, где угадывается образ Сталина (правда, сразу после публикации она все-таки была запрещена и тоже опубликована только во время перестройки).

С другой стороны, долгое время был запрещен и роман нобелевского лауреата Бориса Пастернака «Доктор Живаго», который изображает революцию как некую очищающую, обновляющую силу.

Восстание масс
Если говорить об интерпретации «Собачьего сердца», есть версия, что повесть является политической сатирой на руководство страны середины 1920-х годов: Шариков/Чугункин — это Сталин, а профессор Преображенский — Ленин.

Политические трактовки повести иногда доходят до абсурда. Некоторые авторы утверждают, что даже сова, чучело которой разодрал Шариков, — символизирует Надежду Крупскую, так как обе «пучеглазые». По-моему, это материал для фельетона, комическое упрощение текста и искажение булгаковской поэтики. К слову, так же прямолинейно пытались толковать и «Мастера и Маргариту», отыскивая параллели между Воландом и Сталиным.

Мне представляется, что главное в этой повести — не политические аллюзии, а глубокая проблема, которую чуть позже замечательный испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет назовет восстанием масс.

Существуют старый мир, старая интеллигенция со своими ценностями и жизненным укладом — и вдруг их привычное существование нарушает «абырвалг», человек улицы.

«Абырвалг» — первое слово, которое произнес Шарик, после операции по пересадке гипофиза и семенников Клима Чугункина. Это прочитанная в обратном направлении вывеска «Главрыба». Ведомство действительно существовало и полностью называлось Главным управлением по рыболовству и рыбной промышленности Наркомпрода РСФСР.

Булгаков показывает разнообразные и часто трагические последствия этого конфликта. Потому что и за людьми, которые долгое время были отрезаны от образования, но сейчас поднимаются из подвалов, наследуют политические лозунги, есть своя правда. «Новый человек» Шариков и профессор-интеллигент Преображенский, который хочет жить как до революции, — образы неоднозначные. Да, Полиграф Шариков — появившийся благодаря собаке современный торжествующий хам, который в начале повести изображается как мелкий хулиган, а в конце оказывается почти убийцей, по крайней мере — котов. Но в некоторых эпизодах он напоминает расшалившегося мальчишку, которого нужно не столько наказывать, сколько научить.

Сам же пес Шарик, которому был пересажен гипофиз убитого в драке рецидивиста Клима Чугункина, — один из самых обаятельных персонажей повести, собачье сердце оказывается едва ли не самым добрым. Однако результатом операции профессора Преображенского становится не превращение милейшей собаки в человека, а своеобразное воскрешение Клима Чугункина. Научный эксперимент доктора терпит поражение. По сути, перед нами конфликт обаятельного Абырвалга и Главрыбы, с которой и связаны все проблемы.

В конце повести конфликт вроде бы разрешается: профессор возвращает Шарикова в исходное собачье состояние. Но остается на своем месте председатель домкома Швондер, а вместе с ним — и проблема взаимоотношений с новым миром. Сам Булгаков этот новый мир не принимает, но пытается всерьез в нем разобраться.

Эта проблема важна и для «Мастера и Маргариты», где московское народонаселение — «люди как люди, только квартирный вопрос их испортил».

Почему лает Бобиков?
Почему повесть со столь интересным сюжетом была экранизирована в России лишь однажды, в отличие от романа «Мастер и Маргарита», к которому обращаются постоянно?

«Мастера и Маргариту» называют главным русским романом XX века. По популярности в любых читательских опросах он оказывается на первом месте, опережая «Тихий Дон» Шолохова и «Доктора Живаго» Пастернака. Его многослойная структура учитывает вкусы разнообразных читателей, допускает бóльшую степень свободы интерпретаций. Это фактически три романа под одной обложкой, каждый из которых может привлечь свою аудиторию. Одним нравится евангельский сюжет, другим — московская дьяволиада, третьим — история любви. Все это интересно и мировому кинематографу. Существует около пяти версий «Мастера и Маргариты» и готовятся новые. Уже в следующем году режиссер Николай Лебедев должен начать свою работу. Экранизировать роман намерен и голливудский продюсер Баз Лурман (режиссер фильмов «Великий Гэтсби», «Мулен Руж», «Ромео и Джульетта» — прим. ред.).

Если говорить о «Собачьем сердце», есть лишь две киноверсии повести: итало-немецкий фильм 1976 года «Почему лает господин Бобиков?» и «Собачье сердце», которое в 1988 году снял наш Владимир Бортко. Экранизация Бортко считается образцовой, и, действительно, это достойное произведение. Но я думаю, что он сделал булгаковскую повесть слишком бытовой, масштабный гротеск писателя в фильме отсутствует. Лучшей экранизацией Михаила Булгакова мне кажется «Бег» (1970) режиссеров Александра Алова и Владимира Наумова.

Существует и несколько экранизаций «Записок юного врача», в том числе «Морфий» Алексея Балабанова. А известная советская комедия Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» ведь тоже снята по пьесе Булгакова. Художественный мир этого писателя разнообразен и открыт для экспериментов.

Собачье сердце (1925), Михаил Булгаков

Собачье сердце (1925), Михаил Булгаков

Собачье сердце (Собачье сердце) - это повесть, написанная в 1925 году писателем и драматургом Михаилом Булгаковым в Москве, СССР, а затем в России. Ранний английский перевод был опубликован в 1968 году. Собачье сердце рассказывает историю бродячей собаки по имени Шарик, которую обнаружил хирург и которая подвергается обширной операции в экспериментальных целях, чтобы создать нового советского человека, человека, преданного идеалы коммунизма в СССР.В фильме Собачье сердце Булгаков высмеивает коммунистическую революцию в Советском Союзе и концепцию нового советского человека, а также критикует науку и практику евгеники.

В начале 1900-х годов народ России пережил политический сдвиг в сторону коммунизма, идеологии, которая освобождала людей от социального класса и положения, а также продвигала идеи общей собственности. Коммунистическая партия в Советском Союзе активно продвигала идеалы и ценности коммунизма, которые должны были отражаться в людях, таким образом, в Новом советском человеке.В то время советские врачи и медицинские исследователи продвигали евгенику, веря в то, что избирательное размножение, которое увеличивает положительные генетические черты и уменьшает отрицательные черты у людей, улучшит качество жизни последующих поколений. Они выступали за то, чтобы коммунистические ценности и идеалы были наследственными чертами, которые могут передаваться будущим поколениям, и поощряли тех, у кого есть черты, которые считались желательными для воспроизводства, для улучшения советских людей.

Сдвиг в политике заставил Советское правительство продвигать идеи и концепции, такие как Новая экономическая политика и Новый советский человек.Новая экономическая политика была нацелена на обеспечение свободы и равенства социального класса, что, в свою очередь, позволило всем работникам государства сохранять часть произведенных ими товаров для продажи для собственной выгоды, а не отдавать все произведенные товары в пользу общества. штат. Новый советский человек считался человеком, который поддерживал идеалы и политику коммунизма в Советском Союзе и занимался образованием, особенно в области науки. Советских женщин также поощряли работать вместе с мужчинами, чтобы способствовать увеличению производства.Идеи и верования коммунизма были распространены через образовательные и художественные организации.

В начале 1900-х годов Советский Союз поощрял врачей и ученых сосредоточить свои исследовательские усилия на евгенике как средстве улучшения советской расы. Врачи выезжали за пределы Советского Союза и узнали о движении евгеники, происходящем в западном мире, включая США. Советский Союз поощрял теорию о том, что люди с желательными чертами должны продолжать воспроизводиться, чтобы гарантировать, что эти черты будут передаваться в будущих поколениях (позитивная евгеника).Он также утверждал, что плохие черты, такие как алкоголизм и насилие, также являются наследственными, и что люди с такими чертами не должны воспроизводиться (негативная евгеника). Многие советские исследователи-медики, ученые и врачи заявляли, что коммунистические идеологии и ценности также являются наследственными чертами, которые могут передаваться из поколения в поколение.

Булгаков написал повесть Собачье сердце как сатиру, критикуя Советский Союз и практику евгеники. До начала карьеры Булгакова как писателя он занимался медициной в качестве военного врача.После политических потрясений в конце 1910-х Булгаков перестал заниматься медициной и вместо этого сосредоточился на писательской карьере.

Собачье сердце состоит из девяти глав, за которыми следует эпилог. Булгаков начинает первую главу с точки зрения бездомной собаки, позже названной Шариком, этим словом обозначается избалованная породистая собака. По сюжету Шарик копает на улице мусор в поисках еды в зимний день, когда его находит повар и ошпаривает кипятком. Шарик ранен, и пока он размышляет о своей смерти, хирург по имени Филипп Филиппович Преображенский, его имя означает тот, кто трансформирует или преображает, находит Шарика на улице.Преображенский кормит собаку колбасой и решает забрать Шарика с собой домой. Шарик благодарен за то, что его пощадили, и обещает поклоняться Преображенскому до конца своей жизни.

Во второй и третьей главах книги подробно рассказывается об акклиматизации Шарика в новом доме. Во второй главе Шарик знакомится с домом Преображенского, а Булгаков знакомит с доктором Иваном Арнольдовичем Борменталем, ученицей Преображенского, Зинаидой Прокофьевной, и Дарьей Петровной Ивановой, служанками Преображенского.Прокофьевна и Иванова убирают и кормят Шарика, в то время как Преображенский и Борменталь вместе работают, чтобы осматривать и лечить пациентов в течение дня. Преображенский работает врачом в Коммунистической партии, что позволяет ему использовать определенную силу против определенной политики. В романе Булгаков подразумевает, что эта политика высмеивает коммунистические ценности. В третьей главе Шарик становится дрессированной собакой, и его здоровье улучшается. Прокофьевна и Иванова продолжают ухаживать за Шариком, а Прокофьевна начинает выводить Шарика на прогулки, держа Шарика на поводке.

В четвертой главе Булгаков раскрывает глубинные намерения Преображенского. В начале четвертой главы Шарик просыпается без аппетита и с чувством страха. Борменталь приходит в дом Преображенских с новостью о свежем трупе. Преображенский приказал своим служанкам подготовить операционную, чтобы Преображенский и Борменталь могли прооперировать Шарика. Булгаков намекает, что они намерены использовать органы трупа и пересадить их на Шарик в надежде создать нового советского человека как средство улучшения советской расы.Шарику делают анестезию, и Преображенский пересаживает Шарику гипофиз и человеческие яички. Борменталь отмечает, что органы были у вора-алкоголика. Преображенский и Борменталь неоднократно вводили гормоны, чтобы Шарик оставался в живых, и они беспокоятся, что Шарик не перенесет операцию.

В пятой главе Булгаков меняет точки зрения и рассказывает историю через операционные заметки Борменталя в течение трех недель, с 23 декабря по 17 января.В своих хирургических заметках Борменталь обсуждает операцию, а затем состояние Шарика после операции. Шарик изображен едва выздоравливающим после операции, а затем переходящим от своего собачьего «я» к примитивному человеческому существу. Шарик восстанавливает аппетит и начинает есть человеческую пищу. Он учится составлять слова и читать. Шарик постепенно приспосабливается к концепции одежды и учится одеваться сам. Шарик тоже начинает курить. В новелле предполагается, что способность Шарика вести себя по-человечески, например, одеваться и заниматься более высокоуровневыми видами деятельности, такими как курение, демонстрирует успех операции и что он действует как новый советский человек.

В шестой главе Булгаков снова меняет перспективу и описывает, как Шарик приспосабливается к своей человеческой роли. Булгаков пишет шестую главу от третьего лица, то есть теперь история рассказывается с точки зрения рассказчика, а не с точки зрения Шарика или Борменталя. В главе Шарик формирует человеческую идентичность и требует имени Полиграф Полиграфович Шариков. Преображенский и Борменталь пытаются научить Шарика основам этикета, таким как жевать с закрытым ртом и не ругаться, но Шарик отказывается, действуя в анималистической манере.Шарик сеет хаос в доме Преображенских, преследуя бездомную кошку в доме и ломая трубу, в результате чего дом затопляет. Преображенский уходит от медицинской работы, чтобы навести порядок за Шариком. Булгаков подразумевает, что Шарик борется между своей собачьей идентичностью и своей человеческой идентичностью, а также показывает, что операция, возможно, не была столь успешной, как думали Преображенский и Борменталь.

В седьмой главе Преображенский и Борменталь обсуждают, сколько денег было потеряно из-за того, что Преображенский не мог видеть и лечить своих пациентов из-за сломанной трубы.Преображенский и Борменталь требуют компенсации от Шарика и отчитывают его, как себя вести. Шарику делают выговор за сексуальные домогательства к женщинам на улице и напоминают, что он должен быть хорошим, хорошо себя воспитанным гражданином. Брань Преображенского и Борменталя - это отсылка к концепции нового советского человека, которая побуждает людей становиться самоотверженными, здоровыми, подтянутыми и полными энтузиазма членами общества в рамках Социалистической революции.

В восьмой главе Борменталь умоляет Преображенского позволить ему убить Шарика.Борменталь и Преображенский обсуждают психологическое напряжение и стресс, вызванный Шариком. Преображенский признает, что Шарик такой, какой он есть, из-за операции. Преображенский утверждает, что, поскольку органы, которые он пересадил Шарику, были получены от непригодного человека, вора-алкоголика, они сделали Шарика дефектным. Борменталь предлагает повторить операцию, используя пожертвованные органы от подходящего человека, гения. Преображенский отвергает эту идею и приходит к выводу, что евгеника - пустая трата времени.Булгаков предполагает, что плохие черты, такие как алкоголизм и преступная деятельность, являются наследственными чертами, которые могут быть переданы в более поздние поколения, концепция евгеники. Поскольку Шарик получил плохие черты, это объясняло, почему он демонстрировал плохое поведение, например, насилие.

В девятой главе Шарик получает работу в правительстве. Его выбор указывает на то, что Шарик воплощает концепцию нового советского человека, желая работать и производить товары для государства. Его работа - убивать бездомных кошек, а Шарик не так часто бывает дома из-за своей работы.Двумя днями позже Шарик приводит домой женщину, объявляя Преображенскому и Борменталя, что он хотел бы, чтобы его комната была разделена с его новой женой. Преображенский вмешивается, затаскивая женщину в свой кабинет, чтобы поговорить с ней наедине. Преображенский признается женщине, что эксперимент с Шариком провалился, и женщина в слезах уходит из дома. Шарик угрожает ей, и Борменталь снова бьет Шарика, следя за тем, чтобы Шарик не поверил своим словам. Позже Шарик пойман на сексуальном насилии над Прокофьевной, и Борменталь снова избивает Шарика, заставляя Шарика извиниться за свои действия.Шарик уходит из дома и объявляет Преображенского и Борменталя коммунистической партии. Однако из-за позиции власти Преображенского партия не действует на осуждение Шарика, и Преображенский и Борменталь не арестованы. Преображенский приказывает Шарику покинуть дом, но Шарик отказывается, вытаскивая пистолет. Преображенский и Борменталь сражаются с Шариком.

Булгаков завершает рассказ эпилогом, в котором Шарик вернулся к своему первоначальному собачьему «я».Хотя Преображенский утверждает, что обратное действие происходит естественным образом, выясняется, что Преображенский и Борменталь полностью изменили операцию. Повесть заканчивается тем, что Шарик наслаждается жизнью собаки и замечает, что Преображенский принес домой еще один человеческий мозг и удалил человеческий гипофиз, что указывает на то, что Шарик сохранил некоторые из своих воспоминаний о своей операции или что Преображенский намеревается провести еще один аналогичный эксперимент.

Когда в 1925 году было написано Собачье сердце , правительство Советского Союза поощряло чтения, мысли и речи, пропагандирующие идеи и ценности коммунизма, и ограничивало выражение и публикацию противоположных взглядов.Историк Джордж Ленсен признал, что многие писатели и художники в Советском Союзе чувствовали себя ограниченными в своем творчестве из-за необходимости создавать произведения, отражающие исключительно коммунистические ценности и идеи. Из-за этих ограничений журнал Heart of a Dog был переведен на английский язык и опубликован в 1968 году за пределами Советского Союза, прежде чем он был официально опубликован в Советском Союзе в 1987 году. Однако до 1987 года противники идеологий Советского Союза Распространял новеллу через самиздат - метод мятежной деятельности, предполагающий передачу документов с ограниченным доступом вручную от читателя к читателю.Когда книга была в конечном итоге опубликована, рецензентов за пределами Советского Союза оценили книгу как сатиру, разоблачающую лицемерие коммунистических идеалов.

Источники

  1. Булгаков Михаил. Собачье сердце (Собачье сердце) . Прага: YMCA Press 1985.
  2. Булгаков Михаил. Собачье сердце . Перевод Майкла Гленни. Лондон: Harvill Press, 1968.
  3. Бургин, Диана. «Ранняя трагедия ученого-творца Булгакова: интерпретация собачьего сердца»." Славянский и восточноевропейский журнал 22 (1978): 494–508.
  4. Хабер, Эдит. «Светильник с зеленым абажуром: Михаил Булгаков и его отец». Российский обзор 44 (1985): 333–350.
  5. Кременцов, Николай. «Сила свободно определенного движения: евгеника и медицина в императорской России». История болезни 59 (2015): 6–31. http://dx.doi.org/10.1017/mdh.2014.68 (Проверено 11 июля 2016 г.).
  6. Ленсен, Джордж. Советский Союз . Нью-Йорк: издательство Meredith Publishing Company, 1967.
  7. Натов, Надин. Булгаков Михаил . Массачусетс: Twayne Publishers, 1985.
  8. Ставрианос, Лефтен С. Советский Союз: пространство культуры в перспективе . Бостон: Аллин и Бэкон, Inc., 1968.

Ким, Грейс, "Собачье сердце (1925), Михаил Булгаков".

(29.05.2017). ISSN: 1940-5030 http://embryo.asu.edu/handle/10776/11527.

Государственный университет Аризоны. Школа наук о жизни. Центр биологии и общества. Энциклопедия проекта эмбриона.

Авторские права Аризонский совет регентов под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-Share Alike 3.0 Unported (CC BY-NC-SA 3.0) http://creativecommons.org/licenses/by-nc-sa/3.0/

Евгеника; Улучшение гонки; Коммунизм; Советский союз; Булгаков, Михаил, 1891-1940. Собачье сердце. Английский; Булгаков, Михаил, 1891-1940. Короткие истории.Выборы. Английский; Булгаков, Михаил, 1891-1940; Цензура; Литература

Собачье сердце Михаила Булгакова


Можете ли вы сказать «олухи нахальные большевики» трижды быстрее, товарищи? Если нет, то вы, конечно, можете выть от смеха. У-у-у-у-у!

Операции с животными для преобразования в человеческом направлении существуют уже некоторое время. То есть в романах. Есть книга Герберта Уэллса Остров доктора Моро , опубликованная в 1896 году, и менее известная книга Кристен Бэкис 1997 года Жизни собак-монстров , причудливая, жуткая история о немецких гуманоидных овчарках, гуляющих по Манхэттену в качестве богатых аристократов.

Еще один такой роман в списке,


Можете ли вы сказать «Booby Brash Bolsheviks» трижды быстрее, товарищи? Если нет, то вы, конечно, можете выть от смеха. У-у-у-у-у!

Операции с животными для преобразования в человеческом направлении существуют уже некоторое время. То есть в романах. Есть книга Герберта Уэллса Остров доктора Моро , опубликованная в 1896 году, и менее известная книга Кристен Бэкис 1997 года Жизни собак-монстров , причудливая, жуткая история о немецких гуманоидных овчарках, гуляющих по Манхэттену в качестве богатых аристократов.

Еще один такой роман в списке - Собачье сердце - язвительная сатира Михаила Булгакова, написанная в 1925 году, но опубликованная на родине русского автора только в 1987 году (ох уж эти проклятые цензоры!). Из подвергнутого цензуре, конечно, следует, что большая часть сердца The Heart нацелена на коммунизм Советского Союза, который практиковался в те неспокойные годы. Кроме того, роман можно интерпретировать как притчу о русской революции. И при переводе теряется полезная игра слов.Таким образом, как американец 21 века, я чувствую себя уверенно, пишу рецензию на книгу, но у меня нет опыта ни в истории России, ни в русском языке, чтобы начать рассмотрение ряда важных аспектов, представленных в этой современной классике.

Но все же, даже на английском языке (я бы порекомендовал перевод Майкла Гленни), роман Михаила Булгакова заслуживает внимания. Я не решаюсь сказать «приятное чтение», так как книгу лучше читать на пустой желудок и в настроении для страницы за страницей нервничать, используя самый мрачный юмор.

Поскольку большая часть укуса (без каламбура) этого романа о ватанабе Ивана Павлова, экспериментирующего на паршивой бродячей собаке путем хирургической имплантации гипофиза и яичек мертвого осужденного, раскрывается в его красочных деталях, я парю свои комментарии с партией прямых цитат из романов о собаках:

«Какой-то ублюдок в грязно-белой кепке - повар в офисной столовой Национального экономического совета - пролил кипяток и ошпарил мне левый бок. Грязная свинья - и пролетарий тоже.---------- Это из первой главы, где пес Шарик кратко рассуждает о жалких, вязких людях, с которыми ему приходится мириться, пока он пробирается через Москву. Восхитительные смены короткометражного романа между видом от первого лица (собака) и от третьего лица обеспечивают повествовательную технику, позволяющую Михаилу Булгакову метать свои едкие колючки с разных сторон, хорошо продуманные дротики в мишень, наполненные глупостью и высокомерием обоих отдельных лиц и общества в целом.

«По доброте.Единственно возможный метод при общении с живым существом. Вы ничего не добьетесь с животным, если будете использовать террор, независимо от уровня его развития. То, что я поддерживал, поддерживаю и всегда буду поддерживать. Люди, которые думают, что вы можете использовать террор, совершенно неправы. Нет, террор бесполезен, какого бы цвета он ни был - белого, красного или даже коричневого! Террор полностью парализует нервную систему ». ---------- Замечание нашего доброго профессора о том, как обращаться с такими собаками, как Шарик. Ирония иронии - поскольку люди не обладают достоинством животных, спонсируемый государством «красный» террор вполне приемлем.И эффективно! Особенно, если вы хотите заставить все население строго подчиняться. А лицемерный профессор Филипп Филиппович в конце концов прибегает к собственному терроризму для достижения своих эгоистичных целей.

«Неприличное место, - подумал пес, но мне нравится! Но для чего, черт возьми, он может меня хотеть? Он просто позволит мне жить здесь? Может он эксцентричный. В конце концов, он мог получить породистую собаку так же просто, как подмигнуть ». --------- Ха! Все эти порядочные, голодные русские тоже доверчиво поддерживали дядю Джо.Если бы они только знали, какое зло способен совершить их новый лидер, и все во имя «улучшения» человеческой природы и общества.

«Извините, - прервал его Швондер, - но мы пришли к вам только из-за вашей столовой и вашего кабинета. Общее собрание просит вас в порядке трудовой дисциплины добровольно отказаться от столовой. Ни у кого в Москве столовой нет ». -------- Четыре члена квартирного комитета врываются в жилое помещение профессора и пытаются утвердить закон о том, как будет устроено новое общество.Каждый раз, когда члены комитета появляются на протяжении всего романа, автор получает возможность воткнуть длинную сатирическую иглу в сторону Советов. Ой!

«Да, милиционер! Больше ничего не поделаешь. Неважно, носит ли он номер или красную кепку. Рядом с каждым жителем страны должен стоять полицейский, который должен сдерживать крики наших честных граждан ». ---------- Ироничный комментарий профессора Филиппа Филипповича. Михаил Булгаков предвкушает вездесущее око тоталитарного государства, отправляющего мужчин и женщин в исправительно-трудовые лагеря за малейший крик.

«Капающий от напряжения и возбуждения Борменталь прыгнул в стеклянную банку и вынул из нее еще два влажных, болтающихся яичка, их короткие, влажные, волокнистые пузырьки, болтающиеся, как резинка, в руках профессора и его ассистента. . . . Профессор заменил мембраны над мозгом, вернул обрезанную крышку на ее точное место, вернул скальп на место и заорал: «Шов!» »--------- Сам как опытный врач Михаил У Булгакова был медицинский опыт, и он представил уйму мрачных подробностей в своей сцене, посвященной оперированию собакой. Опять же, роман, требующий сильного желудка; не для брезгливых.

«Снимите мусор с шеи. Ша. . . если бы вы увидели себя в зеркале, вы бы поняли, как это вас пугает. Ты похож на клоуна. В сотый раз - не бросайте окурки на пол. И не хочу больше слышать ругань в этой квартире! И не плюй везде! » --------- Неожиданное последствие операции - собака превратилась в полностью сформировавшегося человечка, способного говорить и читать. И шлепая, и ведя себя как низкопробная неряха! Не совсем тот человек, которого наш хороший профессор хочет в своей квартире.Но, как выясняется, у него нет выбора - в плановом обществе правила есть правила.

Это всего лишь семь восхитительных закусок. Каждая страница «Собачье сердце » наполнена такими заряженными отрывками. Призываю вас окунуться в авторский небольшой шедевр.


Вот смотрит на вас. Михаил Булгаков, 1891-1940

Собачье сердце (Литература)

«Весь ужас ситуации в том, что теперь у него человеческое сердце, а не собачье.И о самом гнилом сердце во всем творении! »

Повесть Михаила Булгакова 1925 года о собаке, превращенной российскими учеными в человека, и обратно. Как типично для откровенно антисоветских произведений, в Советском Союзе она не публиковалась. до перестройки 1987 года.

Повествование начинается с перспективы замерзшей насмерть болезненной бродячей собаки на улицах Москвы. Собака усыновлена ​​профессором Филиппом Преображенским, блестящим хирургом, специализирующимся на операциях по омоложению, для надвигающегося эксперимента. и постепенно лечит в своей абсурдно просторной (по советским меркам) семикомнатной квартире, которая также служит его клиникой.Однако, как только собака по кличке Шарик (обычное русское кличка собак) начинает акклиматизироваться, Преображенский и его помощник доктор Борменталь переносят ее на неожиданную операцию, которые имплантируют ей гипофиз и яички недавно умершего. уголовное.

Хотя это и задумано как эксперимент по омоложению, неожиданно для врачей собачьи черты Шарика постепенно тускнеют, и он превращается в человека, который с одобрения домохозяина Швондера принимает странное имя Полиграф Полиграфович Шариков, параллельно с абсурдными «революционными» именами, которые были популярны в первые несколько лет после Октябрьской революции.Преображенский не хочет иметь ничего общего со своим творением, постоянно принижает Шарикова за грубость и простодушие и заставляет его искать поддержки в другом месте, что Швондер очень стремится предоставить. Работа с прихотями и проступками Шарикова в конечном итоге занимает настолько много внимания Преображенского, что он вынужден практически отказаться от своей хирургической работы. В конце концов, после попытки Шарикова натравить на него тайную полицию, Преображенский снова превращает Шарикова в собаку.

Критики обычно интерпретируют Собачье сердце как Take That! против архетипа «нового советского человека», на который поспешили ссылаться большевики, изображая Шарикова (и Швондера, который во многих аспектах параллелен ему) как реальный результат революции, воплощающий ее худшие качества; Булгаков ненавидел некультурных простаков-коллаборационистов.

Книга была адаптирована в 1988 году Владимиром Бортко в очень успешный фильм, в котором очень внимательно следил за исходным текстом. Позже Бортко снял экранизацию мини-сериала Булгакова Мастер и Маргарита .


Приведены примеры:

  • Адаптационная дистилляция: в фильмах и постановках, как правило, преувеличивается жестокость и грубое поведение коммунистов 1920-х годов (и Шарикова в том числе), в то время как Булгаков в исходном тексте просто высмеивает хороших парней. так же быстро, как и с плохими.Например, машинистка, которая жалуется на плохую еду и мизерную зарплату в сценической версии, оказывается просто жертвой широко распространенной бедности, в то время как в оригинальном тексте ей приходится справляться с плохой едой и равнодушным любовником , потому что она потратила Большая часть ее зарплаты на билетах в кино .
  • Неоднозначный пол: задействован. Одна из подчиненных Швондера - женщина, одетая как мужчина, не ради переодевания, а потому, что революционная мода в то время была чрезвычайно униформой и унисекс.Поэтому, когда Преображенский спрашивает ее, мужчина она или женщина, она, естественно, воспринимает это как оскорбление, как часть его позорных реакционных представлений о «старом мире», где мужчины и женщины были неравны (или, знаете ли, справедливо для него придурок).
  • Авторский трактат: «Контрреволюционные» выступления Преображенского. Булгаков не был большим поклонником режима, и эта черта часто проявлялась в его главных героях. В частности, он винит в разрухе и разложении страны самих советских граждан.«Я скажу вам, что это такое: если бы я вместо того, чтобы работать каждый вечер, открывал в своей квартире хоровой клуб, это означало бы, что я был на пути к разрушению. Если, когда я иду в уборную, я не буду пописать, извините за выражение, в унитаз, а вместо этого на пол, и если бы Зина и Дарья Петровна поступили так же, уборная была бы разрушена. это начинается в головах людей. Итак, когда эти клоуны начинают кричать: «Остановите разорение!» - Я смеюсь! Клянусь вам, мне это смешно! Каждому из них нужно ударить себя по затылку, а потом, когда он выбьет из себя все галлюцинации и приступит к подметанию дворов - что есть его настоящая работа - все эти развалины автоматически исчезнут.Вы не можете служить двум богам! Нельзя одновременно сметать грязь с трамвайных путей и решать судьбу испанских нищих! Никто никогда не сможет справиться с этим, доктор - и, прежде всего, этого не могут сделать люди, которые на двести лет отстают от остальной Европы и которые до сих пор не могут даже правильно застелить свои собственные пуговицы! "
  • Ужас тела: Превращение Шарикова из собаки в человека описано в тревожных подробностях
  • Грязный старик: Один из клиентов Преображенского - один из них.

    «Поверите ли, профессор - каждую ночь полчища обнаженных девушек. Я в полном восторге. Вы волшебник».

  • Непропорциональное возмездие: В конце книги Преображенский «низводит» Шарикова до собаки - эффективно убивает его. Да, Шариков был крайне неприятным человеком, он пил, лгал, развратил, воровал и сексуально домогался женщин, но ничто из этого не означает смерти. И да, он написал властям письмо об антисоветских взглядах Преображенского (о которых «хороший» врач всегда чрезвычайно громко говорил), но, несмотря на то, во что некоторые могут верить, одного безосновательного сообщения было недостаточно для подтверждения расследование, не говоря уже о наказаниях.
    • Кроме того, что письмо Шарикова с доносом действительно доставило бы Преображенскому и Борменталю большие неприятности, если бы оно не было получено одним из пациентов профессора, который остановил расследование и принес письмо самому Преображенскому, доказав коварство Шарикова. .
  • Доктор Джерк: Преображенский - блестящий хирург, но он также высокомерный и снисходительный гедонист, который с полным презрением относится к окружающему «пошлому» миру.
  • Эксцентричный истребитель: Шариков, когда ему поручают избавить Москву от бездомных кошек.
  • Занятно неверно: среди первых слов Шарикова есть вывеска рыбного рынка, произнесенная задом наперед. Борменталь приходит к выводу, что это должно иметь какое-то отношение к строению нервов собачьего глаза. На самом деле Шарик просто читал вывеску с конца, потому что под началом всегда стоял милиционер.
  • Жанр Слепой: Преображенский совершенно не видит, как он воспроизводит сюжеты Франкенштейн и Остров доктора Моро (см. Ниже).
  • Джентльмен и ученый: Преображенский и Борменталь.
  • Ушел ужасно правильно
  • Посвящение: Франкенштейну (ученый создает новую гуманоидную сущность, которая злобно относится к своему создателю за то, что он не проявляет к нему привязанности) и Остров доктора Моро (ученый поднимает по крайней мере одно животное, но созданиями по-прежнему управляют их животные инстинкты).
  • Человечество обеспечивает
  • Невыносимый гений: Преображенский - очень высокомерный человек.
  • Jerkass: Главный герой (Преображенский) и его антагонисты (Шариков и Швондер) - придурки.
  • Manchild: Буквально. Шарикову формально несколько месяцев. Он действует соответственно.
  • Значимое имя:
    • Преображенский происходит от русского слова «преображение», которое профессор делает со своими пациентами и Шариком.
    • «Полиграф Полиграфович» означает «Ротогравюра, сын Ротогравюры». Название - пародия на столь же бессмысленные имена на тему революции, которыми в то время называли советских детей.
  • Обструктивный бюрократ: Швондер. Но он только мешает Преображенскому. Шарикову и остальным жителям он очень полезен.
  • Профессор: Преображенский, разумеется.
  • Родительское пренебрежение: Прображенский никогда не проявляет ни капли любви или заботы о своем собственном творении, а только презрение и сарказм, которые, к удивлению никого, кроме него, приводят к:
  • Стандартное имя животного: Обычно зовут собаку Шарик. вручается более мелким собакам в России.
  • Обратились против своих хозяев
  • Абсолютная безопасность работы: Преображенскому сходит с рук регулярное отключение домкома, технически он живет один в семи комнатах, в то время как большинство его современников едва получают одну, выплевывает откровенно антисоветские взгляды и ностальгически тоскует по культурные старые времена. Он может себе это позволить, потому что он не только хорошо выполняет свою работу, но и власти пользуются его хирургическими услугами, и он не боится принуждать своих клиентов защищать его, отказываясь от лечения.

    «Вы знаете, профессор, - сказала девушка с глубоким вздохом, - если бы вы не были всемирно известной и если бы вас не защищали некоторые люди самым отвратительным образом», (светловолосый юноша потянул подол ее куртки, но она смахнула его), «который мы предлагаем расследовать, вы должны быть арестованы».

  • В то время как Рим горит: Несмотря на бурлящую обличительную речь Преображенского о «развалинах в головах», неоспоримым фактом является то, что он действительно живет во времена послевоенной разрухи, дефицита и беспорядков, а также попыток «аннексировать» пару Количество комнат в его неприлично огромной квартире создано не из жадности, а из-за необходимости в жилом пространстве для переселенцев.Ему все равно.

Экранизация Бортко предоставляет вышеуказанные образы плюс:


Собачье сердце (Марк Купер)

Марк Купер

10 марта 2016

Запрещенная книга: Собачье сердце

Проф. Линда Гольдштейн

Под шестигранником

В «Собачьем сердце» Михаил Булгаков высмеивает попытки Советского Союза заново изобрести человечество. Но даже такая большая фигура, как Булгаков, не пишет в вакуумной камере.В этой статье я исследую социально-политическую культуру, связанную с запретом «Собачьего сердца», и тем, что Булгаков не согласен с новым порядком Советского Союза. Первым делом нужно подготовить почву, на которой родилась эта книга.

Первое английское издание «Собачьего сердца»

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/thumb/7/79/TheHeartOfADog.jpg/220px-TheHeartOfADog.jpg

Булгаков написал «Собачье сердце» в 1925 году в Советском Союзе.Это также время и место, в котором он поместил историю, происходящую на ее страницах. Период времени после Гражданской войны в России (дополнительную информацию см. Здесь: Гражданская война в России) и до того, как «Человек из стали» Сталин начал свои чистки (подробнее см. Здесь: Сталин и его чистки). Это был мир, в котором начинала процветать новая наука, наука евгеника, в которой величайшие умы Советского Союза пытались переопределить само человечество. (Howell 545-546) Мир, в котором уделяется пристальное внимание личной гигиене как маркеру прогрессивности и культурности.(Hoffmann 18) Это был также мир с процветающей, если не сказать запутанной литературной сценой. «Литературная сцена в Москве 1920-х годов характеризовалась динамичным сосуществованием различных литературных течений». (Шилова 107). Это мир, в котором работал Булгаков, но для более лаконичного понимания этой работы необходимо затронуть два основных вопроса: советская евгеника и советская цензура.

Как упоминалось выше, евгеника была новой модной наукой Советского Союза 1920-х годов. В ближайшие годы это не следует путать с евгеникой нацистов.Советы пытались создать человека нового типа для нового мира, движимого коммунизмом, который они себе представляли. (Howell 546) Нового советского человека лучше всего описать как «человека, который психологически, физически и культурно чувствовал бы себя как дома в радикально ином обществе, как это было предусмотрено коммунизмом». (Howell 546) Этот момент имеет решающее значение для понимания того, что Булгаков делал с «Собачьим сердцем», поскольку его история о науке и культуре пошла не так, как надо, в создании нового человека иного толка.Но кто были ученые, работавшие над этими программами евгеники 1920-х годов? Ответ напрямую связан с главным героем, которого Булгаков создал в этой книге. «Отцы-основатели российского евгенического движения были биологами дореволюционного поколения, получившими образование в Европе и посвятившими себя фундаментальным исследованиям в области менделевской и популяционной генетики». (Howell 547) Именно этот образ нарисовал Булгаков при создании главного героя Филиппа Филипповича Преображенского. Пока эти ученые пытались улучшить человечество в физическом смысле, они работали с другой стороны, а именно с попыткой изменить человеческую природу.Лучше всего это воплощено как новая советская зацикленность на гигиене. Эту фиксацию лучше всего охарактеризовать так: «… они также стремились улучшить и поднять рабочих и крестьян ради самих себя, и потому что чистота и опрятность соответствовали эстетическим идеалам того, как должно выглядеть социалистическое общество». (Hoffmann 18) Кажется ли, что какая-либо часть этого идеала немного расходится с персонажем, который является собакой? Может ли этот собачий персонаж оказаться в таком чистом и упорядоченном мире из-за того, что эту книгу запретили? Прежде чем продолжить это расследование, нужно знать, как и почему были запрещены в Советском Союзе.

«Как?» Банить было очень простым процессом со всех точек зрения. У Советского правительства было своеобразное представление о том, каким должно быть искусство, а каким не должно быть. «Во избежание двойного или скрытого смысла, двусмысленности, непонимания содержания произведений искусства социалистический реализм был объявлен единственным приемлемым стилем и методом всех искусств в Советском Союзе». (Синицына) (для получения дополнительной информации о социалистическом реализме: Социалистический реализм) Эта цитата, взятая из Ольги Синицыной, простым языком излагает то, как советское правительство и, соответственно, его цензурный аппарат смотрели на мир.Обоснование, которое средний советский цензор использовал для своего определения, немного сложнее и запутаннее, чем контрольный список причин. По словам Ольги Синицыной, основными причинами запрета были «политические причины, политическая ненадежность, упоминание ненадежного человека, запрещенная тематика, порнография, а также темы, предметы, факты, события, которые вызвали или могли вызвать нежелательные мысли, ассоциации или иллюзии, не относящиеся к благосклонность Советского государства ». (Синицына) Этот список, очевидно, представляет некоторые проблемы для любого, кто подвергнется цензуре, из-за уровня двусмысленности в игре, оставляя довольно многое на личный выбор.Итак, когда цензор решил уронить серп (и молот), что именно он сделал? Штамповали его шестиугольником и отправили в «особую стопку», согласно Ольге Синицыной. (Синицына) Упомянутая «особая стопка» фактически была преисподней, откуда она никогда больше не увидит дневного света. Имея политическую и культурную основу, пора обратиться к самой работе, о которой идет речь.

Советская цензорская марка

http: //gpib.livejournal.com / 42771.html

Для этой статьи в качестве ссылки используется перевод Аврил Пайман «Собачье сердце» 1990 года. Эта часть статьи будет трояко посвящена содержанию «Собачьего сердца», литературным достоинствам, которые она имеет, и достоинствам, из-за которых она, вероятно, была запрещена. По сути, «Собачье сердце» - это история известного ученого и ужасно провального эксперимента.

Действие происходит в послереволюционной Москве 1920-х годов. В разгар зимы бродячая собака, ищущая объедки, ошпаривается кипятком шеф-поваром возле ресторана.Собаку нашел, накормил и дал имя (Шарик - примерно «мяч») буржуазный профессор Филипп Филиппович Преображенский. Прибыв в квартиру, Филипп Филиппович делится со своим помощником доктором Борменталем и двумя слугами (Зиной и Дарьей) Шарик начинает превращаться в любимца профессора. Но все не так странно, как кажется, и у профессора есть умный эксперимент для бедного Шарика, который, как он надеется, улучшит человечество. Профессор использует яички и гипофиз пьяного негодяя по имени Клим Чугункин (имя, к которому мы еще вернемся в разделе «Почему это было запрещено») вместо таковых пса Шарика.На этом этапе эксперимент превзошел все ожидания: бывший пес Шарик стал полноценным человеком. Человек-собака вскоре выходит из себя по квартире и, как и следовало ожидать, всех сводит с ума. Лучше всего это иллюстрирует цитата Филиппа Филипповича о галстуке: «Сними с шеи эту непристойность. Ты ... должен ... ты просто взгляни на себя в зеркало и увидишь, какую фигуру ты вырезал! Какой-то клоун. И не бросайте окурки на пол - в сотый раз.Я не хочу слышать в этой квартире больше ни одного матерного слова - никогда! Не плюй! Есть плевательница. Не наводи беспорядок в туалете. Больше с Зиной даже не разговаривай. «(Булгаков, 39) В конце концов Шарик (ныне известный как Шариков) получает задание в городе ловить и душить бездомных кошек для шуб. Поведение Шарика становится все хуже и хуже с каждым днем, в результате чего его все вместе выгоняют из квартиры. В конце концов Шариков пытается вернуться с револьвером в квартиру после того, как сообщил о профессоре в советскую полицию внутренних дел (что не удалось, поскольку профессор имеет хорошие связи в правительстве).На данный момент профессору и Борменталю достаточно, и они решают вернуться к процедуре, вскочить и подчинить Шарикова. В конце концов замечается, что Шариков уже несколько дней не занимается удушением кошек, и начинают циркулировать подозрения в убийстве. Прибыла полиция с ордером, требующим от профессора Шарикова. Здесь профессор производит одного Шарика, счастливую собачонку. Профессор дает полиции объяснение, что повторное превращение в собаку является естественным и эксперимент провалился.Имея в виду этот синопсис, давайте перейдем к литературным достоинствам и недостаткам этой книги, если кто-то советский цензор.

В чем достоинства «Собачьего сердца»? Что в этой книге делает ее классикой для многих? Многие хвалили эту книгу за критику Советского Союза. Как представила Ирина Шилова: «Они варьируются от взгляда Эллендии Проффер на это как на политическую аллегорию русской революции до интерпретации Лесли Милном ее как веселой комедии о повседневной жизни в послереволюционной России, когда душные интеллектуалы возвращаются домой, чтобы найти вульгарную толпу. в собственных квартирах в результате национализации частной собственности.(Шилова 108) Другие хвалили эту книгу, посвященную попыткам изменить человеческую природу. Интересная и заслуживающая внимания интерпретация литературных достоинств этой книги исходит от Эрика Лорсена, который читает эту книгу как атаку на изменение человеческой природы. Как он заявляет в своей периодической статье, «Собачье сердце» - это нападение на двух «современных Прометеев», каждый из которых пытается создать человека с помощью «хороших» слов. Товарищ Швондер считает, что он может создать Homo-Sovieticus и свободное человечество, а профессор Преображенский, «ненавистник пролетариата», считает, что он может цивилизовать освобожденного пошляка и вернуть себе контроль над миром, который сейчас наполнен «плохими словами».”” (Лаурсен 492). Но что еще в этой книге привлекло к ней менее академическую аудиторию? Обратим внимание на некоторые из наиболее известных цитат из этой работы. Булгаков - автор очень цитируемый, и «Собачье сердце» хорошо поддается цитированию. Одна из жемчужин этой книги, которая обращается к человеческой доброте, - это часть гораздо более обширного обмена мнениями между Филпом Филипповичем и доктором Борменталем. «» По доброте. Единственный способ справиться с живым существом… Они ошибаются, полагая, что террор им поможет.Нет, сэр, нет, уж точно не поможет - будь то белый, красный или даже коричневый! Террор оказывает полностью парализующее действие на нервную систему ». (Булгаков 9) Эта цитата о политическом терроре и использовании вместо этого доброты - это они, я думаю, большинство людей могут понять, независимо от культуры и возраста. Позже в книге, когда собачник Шариков полностью осведомлен, мы получаем очень интересный и умный взгляд на отношение животных к испытаниям на животных. «Я просил об этой операции?» Голос мужчины превратился в возмущенный лай.«Прекрасный бизнес! Они идут и хватают животное, режут ему голову ножом, а потом уже не могут увидеть результат ». (Булгаков, 39) Это может быть один из немногих случаев, когда автор писал об этом вопросе с точки зрения животных, что, безусловно, является литературным достоинством. Итак, имея в виду эти литературные достоинства, на каких основаниях советский цензор мог это запретить? По общему признанию, мне пришлось размышлять о причинах запрета, поскольку фактические причины, по которым цензор использовала 91 год назад в стране, не известной своей политической прозрачностью, не совсем понятны на английском или русском языках.Во-первых, вернемся к тому «Чугункину», о котором упоминалось ранее. Это интересный маленький удар по советскому диктатору Иосифу Сталину. Мои ограниченные знания русского говорят мне, что имя «Чугункин» происходит от русского слова «чугун», или чугун. Это игра слов в русском языке за счет Иосифа Сталина, потому что имя Сталин происходит от русского слова, означающего сталь или сталь. Излишне говорить, что высмеивание кровожадных тиранов, как правило, плохой выбор, и это почти наверняка одна из причин запрета этой книги.В конце концов, кто захочет быть цензором, который позволил бы этому попасть под радар? Но есть и другие причины, по которым эта книга получила шестигранный штамп. Несмотря на весь прогресс, который проектировали Советы, Филипп Филиппович прямо говорит: «Невозможно одновременно подмести трамвайные пути и организовать судьбу множества испанских оборванцев. Никто не может этого сделать, доктор, и тем более люди, которые примерно на двести лет отстают от Европы в своем общем развитии и до сих пор не знают, как самостоятельно застегивать брюки! » (Булгаков 20) Но критика Филиппа Филипповича советской системы на этом не заканчивается, он вскоре следует за ним: «Почему убрали ковер с главной лестницы? Карл Маркс запретил нам покрывать лестницы ковром? Где-нибудь у Карла Маркса написано, что 2-й подъезд дома Калабухова на Пречистенке надо заколотить, чтобы все жители обходили спину через подъезд торговцев? » (Булгаков 20) Такая открытая критика и издевательства над коммунизмом явно подпадала под идею политической неприемлемости, как указано в разделе этой статьи, посвященном общим причинам запрета.Еще одна причина, по которой это, вероятно, оказалось не по ту сторону цензора, заключалась в том, что он дал очень варварскую работу собачнику Шарикову, его можно было бы назвать своего рода «агентом по контролю над животными» для государства, но Булгаков выразился еще более ужасно. На нем было напечатано: «Ведущий, товарищ Полиграф Полиграфович Шариков, действительно работает заведующим отделом по борьбе с бездомными животными (кошками и др.) В черте города Москвы в отделении. М.К. Х. ».« Итак, - мрачно произнес Филипп Филиппович.«Кто получил работу? Но я полагаю, что могу догадаться. «Да, конечно, Швондер», - ответил Шариков. «Могу я вас спросить - почему вы так ужасно пахнете?» Шариков с некоторым беспокойством понюхал куртку. «Ну что ты можешь с этим поделать? Пахнет… как все знают… работы. Вчера мы душили кошек, душили их одну за другой ... »(Булгаков 62). Да, собачник работает профессиональным душителем кошек для советского государства, и он этим пахнет (ссылка на советскую одержимость чистотой выше ).Я не совсем уверен, к какому разделу «причин для цензуры» это подпадает, но это наверняка вызовет недоумение у цензора, настроенного на то, что СССР выглядит «хорошо». Кажется, легко понять, почему эта книга была отмечена шестиугольником цензуры, учитывая, что она не изображает положительно советское государство, а главный герой - буржуа, который мало любит СССР. Было ли справедливо запретить книгу на этом основании? Было ли это еще одним примером жесткого контроля СССР над всем искусством? Это клише, но я предлагаю прочитать весь роман и решить.

Прочтите исходный текст здесь

Библиография

Булгаков Михаил. Собачье сердце. М .: Радуга, 1990. Web. 10 марта 2016 г. .

Хоффманн, Дэвид Л. Сталинские ценности: культурные нормы советской современности, 1917-1941 гг. . Итака: Cornell UP, 2003. Web. 10 марта 2016 г.

Хауэлл, Ивонн. «Евгеника, омоложение и путешествие Булгакова в самое сердце собачьего».Славянское обозрение 65, вып. 3 (август 2006 г.): 544-562.

Лаурсен, Эрик. «Плохие слова недопустимы!: Язык и трансформация в« Собачьем сердце »Михаила Булгакова». Славянский и восточноевропейский журнал 51.3 (2007): 491-513. Полный текст искусства (HW Wilson). Интернет. 14 марта 2016 г.

Шилова Ирина. «ОТРАЖЕНИЯ СОВЕТСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ В« СОБАЧИМ СЕРДЦЕ »КАК ОБСУЖДЕНИЕ БУЛГАКОВА С ПРОЛЕТАРСКИМИ ПИСАТЕЛЯМИ». Новозеландский славянский журнал 39 (2005): 107–120. Интернет…

Синицына Ольга.«Цензура в Советском Союзе и ее культурные и профессиональные результаты для художественных и художественных библиотек». 64-я Генеральная конференция ИФЛА . Отдел искусства и детской литературы Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М. И. Рудомино. Интернет. 10 марта 2016 г.

Увидеть и отпраздновать «Собачье сердце» Михаила Булгакова

В этом году исполняется 30 лет со дня выхода на экраны культового советского фильма «Собачье сердце» режиссера Владимира Бортко. Этот фильм - самая известная экранизация одноименного рассказа Михаила Булгакова.

Премьера фильма состоялась в 1988 году, ровно через год после публикации романа в Советском Союзе; Булгаков написал его в 1925 году, но так и не смог опубликовать.

В этом рассказе профессор Преображенский (профессор «Трансформация»), блестящий хирург, терпимый молодым советским режимом, несмотря на его яростную оппозицию большевизму, берет бездомную собаку и называет ее Шариком («Мяч»). Накормив его, он имплантирует Шарику гипофиз и яички недавно убитого жестокого вора-алкоголика.Шарик постепенно превращается в «нового советского человека» - грубого, жестокого и управляемого своими низменными инстинктами. Шарик - теперь Шариков - выходит в мир и получает задание ловить и душить бездомных кошек и в конце концов разоблачает профессора и его помощника тайной полиции. Быстро делается еще одна операция, и Шариков снова становится Шариком.

В отличие от одноименной книги, фильм основан не только на романе Михаила Булгакова «Собачье сердце», но и на других его произведениях.Сатира на недавно существовавшее коммунистическое государство и советского человека, «Собачье сердце» передает все несоответствия, которые затронули общество после появления нового политического режима в 1920-х годах.

«Собачье сердце» было удостоено множества призов, включая приз «Золотой экран» на Международном кинофестивале в Варшаве и Гран-при на международных фестивалях телевизионных фильмов в Душанбе и Перудже. В 1990 году Владимир Бортко и Евгений Евстигнеев, исполнившие роль профессора Преображенского, стали лауреатами Государственной премии имени братьев Васильевых.

Екатерина Мцтуридзе, пресс-секретарь Роскино (Государственный кинотеатр), сказала The Moscow Times, что фильм по праву считается одним из величайших шедевров советского кинематографа, особенно из-за стиля постановки - снятого в сепии - и экстраординарного исполнения. все актеры, но особенно Евстигнеев, Борис Плотников в роли доктора Борменталя и Владимир Толоконников в роли Шарикова. Мцтуридзе сказал, что игра Евстигнеева и Владимира Толоконникова, которых Бортко одобрил после долгого кастинга с множеством возможных актеров на роль, является одной из лучших в истории советского кино.

Настоящий Преображенский и другие Шариковы

События романа разворачиваются на Пречистенке, 24 в Москве в декабре 1924 года. В то время по этому адресу со своей собакой проживал дядя Булгакова Николай Покровский. Говорят, дядя Булгакова был прообразом профессора Преображенского. Петр Мансилла-Круз, директор Булгаковского музея, рассказал The Moscow Times о Покровском. Он был «успешным врачом и частной практикой, но также и добрым человеком, представителем московской интеллигенции.Его письменный стол сохранился в комнате, где жил его знаменитый племянник.

Мансилла-Крус сказал, что Шарикова можно изобразить более позитивно, чем в фильме Бортко. Например, в итальянской версии «Собачьего сердца» режиссера Альберто Латтуады все персонажи совершенно разные. Для создателей «Cuore di Cane» профессор Преображенский - отрицательный персонаж, а Шариков - положительный и жизнерадостный персонаж. Шарикова можно трактовать как жертву довольно жестокого эксперимента - жертву, у которой нет голоса и возможности влиять на происходящее.

Мансилла-Крус сказал: «Приятно видеть другие интерпретации истории Булгакова. Если вы сравните два фильма, советский и итальянский, то увидите, насколько по-разному люди читают текст и сколько разных смыслов и возможностей стиля он содержит ».

Наследие шедевра

Как и книга, фильм сложен, многогранен и не дает однозначного ответа на вопрос, что такое добро и зло. Масилла-Крус сказал, что «в конце нет короткой и простой морали.Булгаков создал этих персонажей не для того, чтобы ставить одного на другого, называть одного плохим, а другого хорошим. У него были другие цели ».

Несмотря на то, что премьера фильма состоялась в 1988 году, в эпоху перестройки и гласности, когда весь советский период подвергался сомнению, он по-прежнему вызывает интерес сегодня - и не только в России. Екатерина Мцтуридзе сказала, что, по ее мнению, «Собачье сердце» всегда будет вызывать большой интерес во всех других коммунистических или посткоммунистических странах. Но это также универсальный рассказ об опасностях экспериментов над людьми.

Посмотреть фильм с английскими субтитрами можно здесь.

Посмотреть лично

Чтобы узнать больше о Михаиле Булгакове и его Москве, особенно о Москве из его шедевра «Мастер и Маргарита», присоединяйтесь к пешеходной экскурсии The Moscow Times Clubs в эту пятницу вечером в 19:00.

Группа прогуляется по кварталу Патриарших прудов, где проходят первые сцены «Мастера и Маргариты». Вы прогуляетесь по одному из самых красивых - а теперь и самых дорогих - районов Москвы с гидом, который не только расскажет, где Воланд сидел на скамейке в парке и где Берлиоз потерял голову, но и о том, каким был этот район в 1920-х годах, когда Здесь жил Булгаков.

Экскурсия завершится в «Плохой квартире» (Большая Садовая улица, 10, квартира № 50), где жил и работал Булгаков, и где сейчас находится музей.

Стоимость экскурсии, включающая билеты в музей и напитки, 1200 руб. На человека.

И да: Бегемот, похищенный кот, будет доступен для поклонения.

Для получения дополнительной информации и регистрации посетите сайт The Moscow Times Clubs.

Собачье сердце (1988)

Собачье сердце (Собачье сердце) - советский фильм, снятый Владимиром Бортко в 1988 году.Фильм сразу же получил международное признание, а через несколько лет был признан шедевром и на родине. Фильм - экранизация одноименного романа Михаила Булгакова. И он известен тем, насколько точно следует оригинальному тексту.

Собачье сердце Предыстория

Булгаков написал роман зимой 1925 года, находясь под следствием советской тайной полиции. Затем, через год после того, как он написал рассказ, секретная полиция конфисковала его рукопись.На протяжении десятилетий он не попадал в поле зрения общественности. То, как «Собачье сердце» исследует темы Homo Sovieticus и непоследовательность большевистской системы, сделало его непопулярным среди властей.

В 1960-е годы, более чем через два десятилетия после смерти Булгакова, «Собачье сердце» стало неофициально доступным для советской общественности через «самиздат», форму диссидентского самопубликации. Однако только в 1987 году советская власть разрешила официальную публикацию истории в журнале «Знамя». Таким образом, эта экранизация вышла на экран исключительно вскоре после официального выхода романа.

Сегодня многие считают экранизацию «Собачьего сердца» 1988 года одной из лучших работ в российском кино за всю историю. В частности, легендарным является изображение Владимира Толоконникова собаки Шарикова.

Сюжет

1924 год, Москва. Профессор Преображенский (Евгений Евстигнеев) задумал замечательный эксперимент. Он пересаживает человеческий гипофиз и семенные железы бездомной собаке, которая въехала в его квартиру.

Результаты операции просто невероятные. Собака Шариков (Владимир Толоконников) физически превращается в говорящего человека.

Однако, несмотря на первоначальный успех эксперимента, ситуация быстро меняется к худшему. Шариков демонстрирует худшие черты характера недавно скончавшегося пьяного дебошира, откуда ему пересажены железы. Он начинает воровать у Преображенского, приставать к нему и его слугам и вообще сеять хаос в его квартире.

Пока Шариков превращает жизнь Преображенского в ад, он также приспосабливается к московской жизни. Забавно, но он становится начальником московского подразделения по уничтожению бездомных кошек.Затем он доносит на Преображенского в домкоме, требуя выделить ему отдельную жилую площадь, разделив квартиру.

Напряжение в отношениях между собакой и профессором достигает апогея, когда Шариков угрожает Преображенскому пистолетом. После этого Преображенский и Борменталь возвращают Шарикова в его первоначальное собачье состояние.

Собачье сердце - Михаил Булгаков | Аудиокнига

  • Везде, где вы не принадлежите

  • По: Габриэль Бамп
  • Рассказал: Кори Джексон
  • Продолжительность: 7 часов 15 минут
  • Несокращенный

В этом мощном, остром и забавном дебютном романе о том, как делать правильный и неправильный выбор, Bump представляет нам незабываемого и милого главного героя, Клода Маккея Лава.Клод - молодой темнокожий мужчина, ищущий место, где он мог бы поместиться; Он родился в южной части Чикаго, его воспитывает бабушка, борющаяся за гражданские права, которая пытается сделать из него принципиального актера перемен. После того, как бунт охватил его окрестности, Клод решает сбежать из Чикаго в другое место, чтобы поступить в колледж, чтобы найти новую жизнь и личность. Но он обнаруживает, что никуда не деться от людей и мест, которые его создали.

  • 5 из 5 звезд
  • Великая история совершеннолетия...

  • По Roslynde на 11-25-20
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *