Тарас бульба роман или повесть: Гоголь Н.В. Тарас Бульба

Содержание

Гоголь Н.В. Тарас Бульба

 

Гоголь Николай Васильевич. Тарас Бульба. Повесть.

Время и место действия. Эпоха вражды запорожского казачества с Речью Посполитой. Середина XVII века. (До написания “Тараса Бульбы” Гоголь уже обращался к этому историческому времени в повести “Страшная месть” из цикла “Вечера на хуторе близ Диканьки” и в незавершенном романе “Гетьман”.

Герои и события. “Тарас был один из числа коренных, старых полковников: весь был он создан для бранной тревоги и отличался грубой прямотой своего нрава. Тогда влияние Польши начало уже сказываться на русском дворянстве. Многие перенимали уже польские обычаи, заводили роскошь, великолепные прислуги, соколов, ловчих, обеды, дворы. Тарасу было это не по сердцу. Он любил простую жизнь казаков...”

Гоголь работал над повестью в течение девяти лет, изучил украинские летописи, народные песни, исторические книги. Но читатель видит здесь, прежде всего, не итог исследований, а неподдельную народную жизнь — и былую, и сегодняшнюю.

Как сказал сам Гоголь в статье “О преподавании всеобщей истории”, “народы, события — должны быть непременно живы и как бы находиться пред глазами слушателей или читателей, чтоб каждый народ, каждое государство сохраняли свой мир, свои краски, чтоб народ со всеми своими подвигами и влиянием на мир проносился ярко...”

Издания:

Гоголь Н.В. Тарас Бульба. — М.: Русская книга, 1992. — 192 с.: ил.

(Воспроизведены 28 рисунков издания 1903 г., выполненные художниками И.Храбровым, Штейном, Котляровским и др.)

Гоголь Н.В. Тарас Бульба / Вступ. ст. В.Гуминского; Худож. А.Костин. — М.: Книга, 1984. — 325 с.: ил.

Гоголь Н.В. Тарас Бульба / Худож. М.Дорохов. — М.: Современник, 1984. — 80с.: ил. — (Отрочество. Сер. кн. для подростков).

Гоголь Н.В. Тарас Бульба / Ил. Е.Кибрика. — Переизд. — М.: Дет. лит., 1979. — 175 с.: ил. — (Школьная б-ка).

Гоголь Н.В. Тарас Бульба / Худож. Д.Шмаринов. — М.: Современник, 1979. — 141 с.: ил. — (Классич. б-ка "Современника").

Гоголь Н.В. Тарас Бульба / Худож. Кукрыниксы. — М.-Л.: Детгиз, 1943. — 119 с.: ил. — (Школьная б-ка).

Гоголь Н.В. Миргород: Повести / Авт. предисл. и примеч. В.М.Гуминский; Худож. И.М.Годин. — М.: Дет. лит., 1989. — 288 с.: ил. — (Школьная б-ка).

Содерж.: Старосветские помещики; Тарас Бульба; Вий; Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем.

Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки; Миргород. — М.: Люмош, 1995. — 480 с. — (Ключ: Классическая литература юному читателю).

P. S. “Тарас Бульба” давно входит в школьную программу седьмого класса. Но хорошо бы иметь в виду, что для прочтения этой повести нужна мудрость, редко свойственная юному возрасту. Впрочем, наверное, это лишнее замечание: с классикой всегда так бывает.

Светлана Малая

«Тарас Бульба» история создания повести Гоголя

Николай Гоголь родился в Полтавской губернии. Там он провёл своё детство и юность, а позже переехал в Петербург. Но история и обычаи родного края продолжали интересовать писателя на протяжении всего творческого пути. «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Вий» и другие произведения описывают обычаи и ментальность украинского народа. В повести «Тарас Бульба» история Украины преломляется через лирическое творческое сознание самого автора.

Идея «Тараса Бульбы» появилась у Гоголя примерно в 1830 годах. Известно, что над текстом писатель работал около 10 лет, но окончательной правки повесть так и не получила. В 1835 году в сборнике «Миргород» была опубликована авторская рукопись, но уже в 1842 выходит другая редакция произведения. Следует сказать, что Гоголь был не очень доволен напечатанным вариантом, не считая внесённые правки окончательными. Гоголь переписывал произведение около восьми раз.

Гоголь продолжал работать над рукописью. Среди значительных изменений можно заметить увеличение объёма повести: к первоначальным девяти главам было добавлено ещё три. Критики отмечают, что в новой версии герои стали более фактурными, добавились яркие описания батальных сцен, появились новые подробности из жизни на Сечи. Автор вычитывал каждое слово, стремясь найти то сочетание, которое наиболее полно раскрыло бы не только его писательский талант и характеры героев, но и своеобразие украинского сознания.

История создания «Тараса Бульбы» по-настоящему интересна. Гоголь ответственно подошёл к задаче: известно, что автор с помощью газет обращался к читателям с просьбой передать ему ранее неопубликованные сведения об истории Украины, рукописи из личных архивов, воспоминания и прочее. Кроме этого, среди источников можно назвать «описание Украины» под редакцией Боплана, «Историю о козаках запорожских» (Мышецкий) и списки украинских летописей (например, летописи Самовидца, Г. Грабянки и Величко). Все почерпнутые сведения смотрелись бы непоэтично и неэмоционально без одного, невероятно важного, составляющего. Сухие факты истории не могли полностью удовлетворить писателя, который стремился понять и отразить в произведении идеалы прошедшей эпохи.

Николай Васильевич Гоголь очень ценил народное творчество и фольклор. Украинские песни и думы стали основой для создания национального колорита повести и характеров героев. Например, образ Андрия схож с образами Саввы Чалого и отступника Тетеренки из одноимённых песен. Из дум были почерпнуты и бытовые детали, сюжетные ходы и мотивы. И, если ориентация на исторические факты в повести не вызывает сомнений, то в случае с фольклором нужно дать некоторое разъяснение. Влияние народного творчества заметно не только на повествовательном, но и на структурном уровне текста. Так, в тексте с лёгкостью можно найти яркие эпитеты и сравнения («как хлебный колос, подрезанный серпом…», «чёрные брови, как траурный бархат…»).

Появление троичности, характерной для сказок, в тексте произведения связано с испытаниями, как и в фольклоре. Это прослеживается в сцене, где под стенами Дубно Андрий встречает татарку, которая просит молодого козака помочь панночке: та может умереть от голода. Это получение задания от старухи (в фольклорной традиции обычно от Бабы Яги). Козаки съели всё приготовленное, а на мешке с припасами спит его брат. Козак пытается вытащить мешок из-под спящего Остапа, но тот на мгновение просыпается. Это первое испытание, и Андрий проходит его с лёгкостью. Дальше напряжение возрастает: Андрия и женский силуэт замечает Тарас Бульба. Андрий стоит «ни жив ни мёртв», а отец предостерегает его от возможных опасностей. Здесь Бульба-старший одновременно выступает и как противник Андрия, и как мудрый советник. Не ответив на слова отца, Андрий идёт дальше. Юноша должен преодолеть ещё одну преграду перед встречей с любимой – пройти по улицам города, видя, как жители умирают от голода. Характерно, что Андрию также встречаются три жертвы: мужчина, мать с ребёнком и старуха.

В монологе панночки есть и часто встречающиеся в народных песнях риторические вопросы: «Не достойна ли я вечных сожалений? Не несчастна ли мать, родившая меня на свет? Не горькая ли доля пришлась на часть мне?» Нанизывание предложений с союзом «и» также характерно для фольклора: «И она опустила свою руку, и положила хлеб, и… смотрела ему в очи». Благодаря песням сам художественный язык повести становится более лиричным.

Гоголь неслучайно обращается к истории. Будучи образованным человеком, Гоголь понимал, насколько важным для конкретного человека и народа является прошлое. Однако не стоит расценивать «Тараса Бульбу» как историческую повесть. В текст произведения органично вплетается фантастика, гипербола и идеализация образов. История повести «Тарас Бульба» отличается сложностью и противоречиями, но это нисколько не умаляет художественную ценность произведения.

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда - пройдите тест.

    
  • Елена Кудинова

    16/16

  • Вика Пыжьянова

    14/16

  • Аина Жунушалиева

    16/16

  • Света Ляшевич

    13/16

  • Владислав Яронский

    16/16

  • Олег Диденко

    14/16

  • Александр Живула

    15/16

  • Александр Рубаненко

    15/16

  • Алина Аланова

    16/16

  • Екатерина Серегина

    16/16

удивительные факты, о которых не рассказывают в школе

Повесть Гоголя «Тарас Бульба» изучают в школе в седьмом классе, и нередко у детей (да и у их родителей) возникают недоуменные вопросы: почему герои повести, казаки-запорожцы — положительные герои? Ведь с точки зрения современных этических представлений их можно считать самыми настоящими разбойниками с большой дороги. А для читателей-христиан встает еще и другой вопрос: в чем заключается христианский посыл «Тараса Бульбы»? На непростые вопросы об этой повести Гоголя «Фоме» ответил в нескольких тезисах доктор филологических наук, профессор филологического факультета МГУ Владимир Воропаев.

Когда детям учителя или родители разъясняют смысл «Тараса Бульбы», то нередко допускают две серьезные ошибки, примитивизируя эту гоголевскую повесть.

Во-первых, это безусловное оправдание ее героев, запорожских казаков. Раз они защищают русскую землю от врагов, раз они защищают русскую веру — то какие могут быть к ним претензии? Они — образец для подражания, ими следует восхищаться, а их, мягко скажем, недостатки особой роли не играют. Такой подход был свойственен советской школе, но встречается и в наши дни.

Во-вторых, это безусловная демонизация запорожских казаков. Они подаются как отпетые бандиты, как кровожадные чудовища, нечто вроде орков из «Властелина колец» Толкина. Весь смысл повести, таким образом, сводится к описанию жестокостей прошлого. Это веяние возникло в 90-е годы на волне критического (а зачастую и некритического) пересмотра традиционных представлений. Кстати, представители такого подхода уверены, что «Тараса Бульбу» вообще лучше исключить из школьной программы, что детям вредно его читать.

Оба подхода ошибочны. А истина лежит даже не посередине, а вообще в другой плоскости. Все ведь значительно сложнее, и чтобы правильно понимать «Тараса Бульбу» (да и вообще гоголевскую прозу), надо сразу настроиться на то, что быстро и просто понять не получится. Придется думать, сопоставлять и разные произведения Гоголя, и биографические моменты, и исторические факты.

Я попробую сформулировать несколько вещей, которые надо учитывать, говоря о «Тарасе Бульбе». Ничего нового, впрочем, не скажу, все это есть не только в сугубо научной, но и в научно-популярной литературе — однако в школе это не всегда рассказывают.

Остап. Кибрик Е.
1944-1945

«Тарас Бульба» — это героический эпос. А эпос — особый род литературы, очень отличающийся от того что мы называем сегодня реалистическим произведением. Поэтому нельзя воспринимать героев повести Гоголя как героев реалистического романа
.

Что значит «героический эпос»? Это значит, что каждый герой олицетворяет какое-то одно человеческое качество — доблесть, предательство, мужество, коварство, трусость, жестокость, честь, жадность... В эпическом герое нет сложности, нет тех полутонов, которые свойственны героям привычной нам реалистической прозы. Вот есть в таком герое доминирующая черта — и все остальные черты лишь оттеняют эту главную. Скажем, если сын Тараса, Остап, олицетворяет верность долгу, то неважно, насколько он умен, каковы его культурные запросы, каковы его недостатки. Если другой сын Тараса, Андрий, олицетворяет нравственное падение, предательство, то так же не важны его прочие качества.

В эпическом произведении сюжет выстроен так, что столкновение разных героев, символизирующих разные качества, работает на авторский замысел. Поэтому совершенно неважно, где и когда все это происходит, насколько логически непротиворечив ход событий, объяснимы ли рационально те или иные сюжетные повороты. Подходить к эпосу с мерками реалистической прозы — это то же самое, что подходить с такими же мерками к сказке или былине.

Но именно с такими реалистическими мерками школьники (и их родители) воспринимают Тараса, Остапа, Андрия и других героев повести. И

тогда, вполне естественно, возникают ассоциации с бандитами, отморозками, полевыми командирами, террористами и прочими печальными реалиями нашей современности.

Почему так происходит? Потому что хотя «Тарас Бульба» и героический эпос, но внешне он выглядит как историческая проза. Действие происходит вроде бы не в настолько седой древности, как в случае «Илиады» Гомера, и не в толкиновском Средиземье, а в нашем мире. Вроде бы все понятно с местом действия (территория современной Украины) и временем (расцвет польского государства, Речи Посполитой). Вот и тянет читателя воспринимать события в контексте реальной истории той эпохи. Приметы эпоса в «Тарасе Бульбе» надо еще разглядеть.

Более того, говорить, что «Тарас Бульба» это только героический эпос, было бы не совсем верно. В какой-то мере это и историческая проза, и даже реалистическая. Поэтому очень непросто вычленить, где тут проявляется эпическое начало, а где повествование приобретает черты реалистического произведения. Потому так легко ошибиться и, по аналогии с какими-то явно реалистическими моментами (например, бытовыми описаниями), счесть реалистическими и те места, которые на самом деле таковыми не являются, а представляют собой черты героического эпоса.

Казнь Остапа. Дерегус М. Г.
1952

Действие «Тараса Бульбы» происходит в специально сконструированном под авторскую задачу художественном мире. Все моменты, взятые из реальной истории, играют там роль декораций.

Взять, допустим, время действия повести. Какие это годы? Есть ли в тексте явные привязки? Да! Например, там есть фраза: «Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый XV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников...» Значит, XV век? Не спешите. Там есть и другая фраза, слова одного из эпизодических героев: «А так, что уж теперь гетьман, зажаренный в медном быке, лежит в Варшаве, а полковничьи руки и головы развозят по ярмаркам напоказ всему народу». Какой исторический факт тут подразумевается? Гетман Семерий Наливайко, один из лидеров казацкого мятежа в Польше, был казнен в Варшаве в 1597 году — казнен таким вот зверским способом. Значит, XVI век? Снова не торопимся. Ближе к концу повести упоминается, как восставшие казаки пленили польского военачальника, коронного гетмана Николая Потоцкого: «Согласился гетьман вместе с полковниками отпустить Потоцкого, взявши с него клятвенную присягу оставить на свободе все христианские церкви, забыть старую вражду и не наносить никакой обиды козацкому воинству. Один только полковник не согласился на такой мир. Тот один был Тарас». А Николай Потоцкий — это уже XVII век. Коронным гетманом (то есть главнокомандующим) он был в 1637—1646 годах, а описанное в «Тарасе Бульбе» казацкое восстание («поднялась вся нация») более всего соответствует реально случившемуся казацкому восстанию 1637–1638 годов.

Откуда такие «нестыковки»?

Работая над книгой, Гоголь пересмотрел множество летописей и исторических источников. Он прекрасно знал эпоху, которой посвящено его произведение. Но важнейшим материалом, который помог писателю так живописно передать характеры запорожцев, стали народные песни и думы. Как установили исследователи, в «Тарасе Бульбе» нет ни одного значимого эпизода или мотива, которые не имели бы своим источником героические народные песни и думы.

В тексте — не ошибки автора, а намеренное смешение реалий разных эпох. Это было нужно ему именно для того, чтобы дать ощущение эпичности происходящего. События из разных времен сгруппированы вместе — для того, чтобы создать картину противостояния двух сил, двух полюсов, добра и зла — угнетаемых православных русских людей и угнетателей, поляков-католиков.

Как эта картина соотносится с историческими реалиями? На этот счет историки дают разные ответы.

Тарас Бульба 1909, режиссер - Александр Дранков

Важно иметь в виду, что когда Гоголь говорит «русские люди», «русская земля», «русская сила», «русская вера» — речь идет не об этнической или государственной идентичности, а о духовной. Во времена действия «Тараса Бульбы» (даже если брать по верхней границе (30-е годы XVII века) России не принадлежали те территории («Украйна»), где происходят описанные в повести события. Эти территории принадлежали Речи Посполитой — мощной на тот момент европейской державе, возникшей благодаря слиянию в XIV веке королевства Польского и Литвы. Герои повести, казаки-запорожцы, были подданными польской короны. Часть этих казаков была реестровыми, то есть считались нерегулярными польскими вооруженными формированиями, обязаны были защищать южные границы Польши — и получали за то определенные привилегии и денежное содержание. Поэтому в реальности русскую землю (то есть русское государство) они, конечно же, не защищали.

Мать. Шмаринов Д.

При этом казаки-запорожцы — православные христиане, а Речь Посполитая была государством католическим, которое, формально декларируя веротерпимость, в действительности оказывало сильнейшее давление на своих православных подданных, принуждая их принимать католичество или униатство (униатство — попытка скрестить Православие с католицизмом, где от православной веры остались только внешние обрядовые моменты). Гонения на православных людей заключались и в ущемлении прав, и в издевательствах, и в финансовом бремени (например, в необходимости платить деньги за саму возможность совершать в православных храмах богослужения), и, как нередко случалось, в физическом преследовании. Упомянутый в повести эпизод — «Слушайте!.. еще не то расскажу: и ксендзы ездят теперь по всей Украйне в таратайках. Да не то беда, что в таратайках, а то беда, что запрягают уже не коней, а просто православных христиан» — один из множества подобных.

Поэтому периодически случавшиеся на восточных территориях Речи Посполитой мятежи и восстания имели одной из своих причин и религиозную мотивацию — стремление защитить православную веру. Эта мотивация не была единственной — там сплетались многие факторы, и социальные, и экономические (например, не всех казаков брали в реестр, и те, кто туда не попадал, лишался привилегий, им было обидно).

Но Гоголь в «Тарасе Бульбе» намеренно упрощает эту сложную реальность, изображая мир, где, с одной стороны, господствуют жестокие поляки-католики, а с другой, страдают под их гнетом русские люди (напомню, русские — не в этническом смысле этого слова, а люди, исповедующие русскую веру: в средние века это был просто синоним Православия — такой же, как и греческая вера). Гоголь создает художественный мир, так деформирует время и пространство, чтобы в этих исторических декорациях оказалось возможным говорить о том, что ему было крайне важно: о доблести и мужестве, о смысле воинского подвига с христианских позиций.

Суть воинского подвига, с точки зрения Гоголя — готовность отдать жизнь за истину (то есть за истинную веру) и за своих друзей. И такой подвиг могут совершать не только праведники, но и грешники. Ратный подвиг способен спасти человеческую душу, которая иначе погибла бы из-за множества грехов.

Важно понять: Гоголь нисколько не идеализирует своих героев-казаков. Ему чужда идея, что героическая смерть на поле брани становится оправданием недостойного образа жизни. Грех остается грехом, даже если грешник в итоге оказывается спасен и попадает в Царствие Божие. «Хорошо будет ему там. “Садись, Кукубенко, одесную меня! — скажет ему Христос, — ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал Мою Церковь».

Но в том-то и парадокс, что одно не уравновешивает другого. Гоголь, описывая нравы запорожцев, показывает, что они склонны к пьянству, что они пренебрегают соблюдением постов, что они плохо заботятся о находящемся в Сечи храме. «Притом же у нас храм Божий — грех сказать, что такое: вот сколько лет уже, как, по милости Божией, стоит Сечь, а до сих пор не то уже чтобы снаружи церковь, но даже образа без всякого убранства. Хотя бы серебряную ризу кто догадался им выковать! Они только то и получили, что отказали в духовной иные козаки. Да и даяние их было бедное, потому что почти всё пропили еще при жизни своей» — говорит в повести кошевой, то есть выборный предводитель казаков. И уж тем более Гоголь не скрывает присущей казакам жестокости. «Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались на воздухе». Или: «Не уважали козаки чернобровых панянок, белогрудых, светлоликих девиц; у самых алтарей не могли спастись они: зажигал их Тарас вместе с алтарями. Не одни белоснежные руки подымались из огнистого пламени к небесам, сопровождаемые жалкими криками, от которых подвигнулась бы самая сырая земля и степовая трава поникла бы от жалости долу. Но не внимали ничему жестокие козаки и, поднимая копьями с улиц младенцев их, кидали к ним же в пламя». Вряд ли найдется хоть один читатель, который увидел бы в этих авторских словах одобрение.

Но, тем не менее, даже такие грешники способны на самопожертвование, готовы идти ради истины на смерть (подчас на крайне мучительную смерть, как Остап). В человеке парадоксальным образом могут совмещаться мужество и жестокость.

Что характерно (и Гоголь это в повести прямо показывает), сама ситуация, в которой приходится умирать, может оказаться следствием греха этих готовых положить жизнь за други своя героев. Например, почему вообще погибли большинство казаков, осаждавших польский город Дубно? Потому что они разделились, часть казацкого войска решила отправиться в набег на татар. Тут у Гоголя явная отсылка к евангельскому «всякое царство, разделившееся в самом себе, опустеет, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12:25). Но если уж, так или иначе, перед человеком встает выбор — отдать жизнь за благое дело или струсить, предать, то самопожертвование спасает даже грешную душу.

Герасимов А. Иллюстрации к повести Гоголя "Тарас Бульба"
1952

В этом и проявляется гений Гоголя: он умел в простом, грешном человеке увидеть способность к подвигу, решимость на подвиг. Очень легко осудить героев повести, поставить себя выше их. Но можно, вслед за Гоголем, посмотреть глубже, увидеть человеческую сложность, противоречивость, увидеть, что грех и героизм не уничтожают взаимно друг друга, как щелочь и кислота в химическом опыте, а способны долго сосуществовать в человеческой душе. И неожиданно — для тех неожиданно, кто привык смотреть на всё рационалистически! — в критический момент такой человек совершает подвиг. Примеров, уже не из повести Гоголя, а из реальной жизни, предостаточно. Взять хотя бы подвиг Александра Матросова, закрывшего своей грудью немецкий пулемет. А кем был Матросов до войны? Трудным подростком. И не случись войны, возможно, так и пошел бы по кривой дорожке…

Вообще, Гоголя проблема воинского подвига всегда очень волновала — причем не только как писателя, но в первую очередь как христианина. Позволительно ли христианину убивать на поле брани? Гоголь делал по этой теме выписки из святых отцов, у которых, замечу, не было единого мнения на сей счет. Так, например, святой Василий Великий ввел канон, согласно которому, воин, убивавший в бою, на три года лишался права причащаться. В реальности этот канон не исполнялся (из уважения к воинскому подвигу), но само его принятие говорит о том, что церковное сознание видело здесь проблему. С другой стороны, святой равноапостольный Кирилл приравнивал к христианским мученикам всех воинов, погибших в боях за веру и отечество. Проблема и поныне остается дискуссионной. С богословских позиций ее, кстати, пытался рассмотреть русский философ Иван Ильин в своей книге «О сопротивлении злу силой» (1925 год). Естественно, что свои представления о воинском подвиге Гоголь воплотил и в «Тарасе Бульбе».

Более того, он в каком-то смысле сформировал в отечественной культуре представление о том, что такое подвиг. Естественно, подвиги совершались и раньше, но вот осмысление этого слова по-настоящему произошло как раз благодаря «Тарасу Бульбе». Точно так же, как, например, и до «Ревизора» были самозабвенные вруны, пускающие всем пыль в глаза, но только после гоголевской комедии в обиход вошло слово «хлестаковщина». Явление было и раньше, а представление о нем появилось, когда «Ревизор» вошел в русскую культуру.

Традиционно считается, что «Тарас Бульба» учит патриотизму. И это действительно так — но только с учетом того, что патриотизм Гоголь понимал по-своему.

Тарас Бульба, фильм 2009 года (Россия, Украина, Польша), режиссер В. Бортко

Для Гоголя патриотизм, то есть любовь к родной земле, неотделим от любви к Богу, то есть от веры и жизни по вере. Он сам писал об этом: «Тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, — нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова» («Авторская исповедь»). А в письме к своему другу, графу Александру Петровичу Толстому, он высказывается еще яснее: «…нам прежде всего нужно жить в Боге, а не в России. Будем исполнять закон Христа относительно тех людей, с которыми нам придется столкнуться, а о России Бог позаботится и без нас».

Именно такое понимание патриотизма выразил Гоголь и в «Тарасе Бульбе», оно проявляется во всем художественном строе повести. И ее центральный, сюжетообразующий конфликт — предательство, которое совершил сын Тараса Андрий — как раз об этом. История Андрия — это история о том, как одно предательство влечет за собой другое. То, что он пылко влюбился в дочь польского воеводы — это, конечно, не грех. Грех начинается с тех решений, которые принимает Андрий ради своей любви.

Первое, что он отвергает — это веру. Ведь именно разница в вероисповедании была тут главным препятствием. Он православный, она католичка, соединиться браком они не могли, а близость вне брака — несомненный грех что с православных, что с католических позиций. Андрию приходится выбирать, что ему дороже — Православие или прекрасная полячка. Выбирая полячку, он автоматически отвергает Православие. Отвергнув Православие, он отвергает и родину. «Кто сказал, что моя отчизна Украйна? Кто дал мне ее в отчизны? Отчизна есть то, чего ищет душа наша, что милее для нее всего. Отчизна моя — ты!» — говорит он своей возлюбленной (которая, кстати, куда более трезво оценивает ситуацию: «тебе нельзя любить меня; и знаю я, какой долг и завет твой: тебя зовут отец, товарищи, отчизна, а мы — враги тебе»). Отвергнув отчизну, Андрий предает уже и самых близких своих людей — отца, брата, боевых товарищей. Кончается его предательство тем, что он вступает с ними в бой в качестве польского офицера. А началось все именно с отхода от веры, с отвержения Божиего Промысла о себе.

Такое вот «доказательство от противного» Гоголь применяет, чтобы выразить свою мысль: патриотизм — это лишь следствие из главного, то есть из веры в Бога, доверия Богу. Но не будет веры — не будет и патриотизма. Без веры патриотизм лишается своих оснований, его можно отвергнуть с помощью рациональных аргументов (что и делает Андрий, его логика вполне убедительна, если, конечно, вынести за скобки Бога).

Смерть Тараса
Кибрик Е. А., цветная автолитография. 1945

В повести «Тарас Бульба» не так-то легко понять, какова позиция автора. Повесть написана от лица некого рассказчика, но было бы ошибкой отождествлять этого рассказчика с самим Гоголем.

От чьего лица излагаются читателю события повести? Кто этот рассказчик? Автор, открытым текстом излагающий свои мысли, дающий свои оценки происходящему? Ни в коем случае! Рассказчик в «Тарасе Бульбе» — это тоже герой, только неявный, безымянный. Местами он говорит то, что мог бы безусловно сказать и сам Гоголь, а иногда почти отождествляет себя c героями повести, казаками-запорожцами с их необузданными нравами. К примеру, можно ли представить Николая Васильевича Гоголя, с веселой усмешкой описывающего подробности еврейского погрома на Сечи?

Нет, это не Гоголь! А кто? Можно предположить, что это воображаемый современник героев повести. Есть в тексте, кстати, такие слова: «Не погибнет ни одно великодушное дело, и не пропадет, как малая порошинка с ружейного дула, козацкая слава. Будет, будет бандурист (Бандурист — музыкант, играющий на бандуре, струнном инструменте, распространенном в старину на Украине. - Прим. ред.) с седою по грудь бородою, а может, еще полный зрелого мужества, но белоголовый старец, вещий духом, и скажет он про них свое густое, могучее слово». Вот местами в качестве рассказчика мы видим именно такого «седого бандуриста», «белоголового старца». Но это не Гоголь, это его маска. А вот, к примеру, сам Гоголь: «Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый XV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников; когда, лишившись дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, в виду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся древле мирный славянский дух и завелось козачество — широкая, разгульная замашка русской природы. ..» — вот это уже взгляд не седого бандуриста, тут уже Гоголь снимает маску рассказчика. А потом снова надевает. То есть в повести между повествователем и автором есть дистанция, причем переменная. Иногда автор и повествователь сближаются до уровня неразличимости, иногда — отдаляются максимально.

Как же различить позицию автора? Сразу скажу — это непросто. Позиция автора вытекает из всего строя произведения, она проявляется в сюжетных ходах, в описаниях, в иронической интонации одних мест и лирической — других. А кроме того, она проявляется не только в словах повествователя, но и в словах героев — например, в рассуждениях Тараса о дружбе.

Позволю себе привести эту его речь целиком:

«Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли бусурманы, все пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе, а… — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: — Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведется так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!»

Кто это говорит? Тарас Бульба — или сам Гоголь его устами? Ведь эта речь — пожалуй, квинтэссенция авторской мысли. Такая дружба, такое товарищество, как здесь описано — это ведь ни что иное как воплощение христианской любви — в тех конкретных исторических формах и обстоятельствах.

И еще: чтобы понять авторскую позицию в «Тарасе Бульбе», недостаточно читать только «Тараса Бульбу». Его надо сопоставлять с другими гоголевскими произведениями, потому что между ними есть важные смысловые связи.

И это, кстати, свойственно не только Гоголю. Вот взять Пушкина, «Капитанскую дочку». Где там позиция самого Пушкина? Чтобы ее понять, нужно смотреть на слова всех героев, сопоставлять их, учитывая контекст, учитывая и предыдущее, и последующее развитие событий, учитывая отношения между героями. И нет среди них ни одного, чью позицию можно было бы полностью отождествить с пушкинской. Пушкинская — шире, многограннее.

Вообще, учитель литературы должен привить ученикам понимание того, что художественное произведение — это не слепок с реальности, что у него, произведения, есть свои законы, эстетические. Но если хотя бы чуть-чуть знать и понимать эти законы — тогда понятней станет и окружающая нас действительная жизнь.

Подготовил Виталий Каплан

На заставке: Герасимов А. Тарас Бульба. 1952

Читайте также:
Мертвые души – 3: Небесный Помещик
Изнанка шинели
Гоголь и Белинский
Когда приедет ревизор?

Николай Гоголь «Тарас Бульба»

В детстве я, конечно, читал «Тараса Бульбу», классе в 6-м, слава Богу, повесть была в полном виде помещена в учебник. Конечно, уловил я немного... только то, что является центральной точкой стяжения всей истории казачье-польского пограничья, главным источником споров вокруг этого произведения.

Думаю, каждый понял, о чём я. О фразе: «Я тебя породил, я тебя и убью».

Однако прежде чем пытаться понять и осмыслить глубокое противоречие этого фрагмента, хотелось бы сказать пару слов и о самой повести.

Гоголь отказался от «Гетьмана», с карьерой «малороссийского Карамзина» тоже не сложилось, но замыслы бродили в неспокойно и противоречивой душе молодого писателя. Ему удалось воплотить некоторые свои идеи в рамках сборника «Миргород», там же была помещена и первая редакция «Тараса Бульбы», короткая, немного скомканная и сжатая. Семь лет спустя Гоголь тщательно перерабатывает повесть, с одной стороны, улучшив её, с другой — несколько ухудшив.

Второй вариант «Тараса Бульбы» написан куда лучше и полнее, чем первый, в нём больше объёма, больше поэзии, больше стиля. Новыми красками заиграло и степное разнотравье, и образы этих воистину титанических фигур из прошлого, и их так называемые «подвиги».

Так Гоголь создал эпический роман, роман рыцарский, как он его понимал. Безусловно, Тарас Бульба — эпический герой, и ему самое место в одном ряду, скажем, суровой фигурой Эгиля Скаллагримссона, «освободителем Иерусалима» Готфридом Бульонским, быть может, Сидом Кампеадором. Это отважный воин, который живёт собственной лихостью и удалью, его счастье — это борьба за богатство с саблей в руке, криками пытуемых в ушах и отзвуками треска сжигаемых католических алтарей. Это воистину настоящий эпический герой, который вовсе не был близок интеллигенту Гоголю, это чуждый ему человек, чужая ему эпоха. Это мечта, недосягаемая, привлекательная и отталкивающая одновременно. Гоголю прельстит православный уклад казачества, его отвага и бесшабашное мужество. Но его ужасает их разгул, их зверства, все эти описанные им нанизанные на копья младенцы и содранная с ног кожа пленников аккуратно обходится стороной многочисленными интерпретаторами писателя. В явный ужас приводит его и пьяный казачий разгул, в котором теряется ощущение закона, где истребляется вовсе всё человеческое. Но это же общество рождает мужественных рыцарей и защитников веры.

А что Андрий? Раньше мне казалось, что он чужой в казачьем мире, поэтому он и оставляет отца с братом на произвол судьбы, делает свой выбор. Но нет — он казак. Мужественный и смелый рыцарь, отважный боец, верный соратник. Но, в конечном счёте, он перешёл на сторону... сторону чего?

Он вырос из эпоса, и для Андрия мир перестал быть двухмерным. Это уже чисто романтический образ, как говорят, образ «романный», более индивидуалистичный. Он вышел из эпоса, и открыл для себя иной мир — мир красоты и возвышенных чувств. Один взгляд на прекрасную полячку наполнил его сердце ужасом, что эта бесподобная красота может сгинуть, и стал её верным защитником. Он отказался от всего, и стал служить той, что ему действительно была близка — и чума на оба ваших дома!

Почему так? Вспомним, как Андрий вошёл в католический храм Дубны, направляясь к любимой. ведь он почувствовал благодать и святость этого места, звуки усталой молитвы и перебирание клавиш органа проникло в самые глубины его души. Именно в этом месте молодой казак примирил в своей душе православие и католичество. Он научился главному, что их объединяет — состраданию, мягкости, той самой «нежбе», которую так презирает удалой отец. В его душе это главное. Именно поэтому во второй редакции Гоголь существенно смягчил гибель Андрия, и сделал её более красивой и трагичной... и более непримиримой для отца.

Однако тут и завязывается узел конфликта, поскольку Андрий всё равно несёт ответственность за свою кровь, родство, товарищество. С точки зрения этих парадигм он, конечно, предатель, и его гибель вполне заслужена. Эпическая традиция, да и просто воинские обычаи не терпят предательства.

С этих точек зрения и можно смотреть на гибель Андрия, и мы не найдём ответа, как же правильно — каждый действует в рамках своего мировидения. И каждый читатель должен решать сам, как же нужно было поступить Тарасу. Уже по ответу на этот вопрос мы поймём, что за человек перед нами. Как в своё время говорил Даниил Гранин режиссёру Владимиру Бортко, убийство Андрия — ещё большее предательство, ибо собственная кровь куда важнее Родины. Возможно он прав, но могут быть и иные точки зрения.

Николай Гоголь написал сложную повесть, которая не поддаётся однозначному толкованию, и не указывает, как жить в этом грешном мире. Она попросту создаёт два мифа, которые столкнулись друг с другом, и обрушили на читателя настоящий поток мнений и интерпретаций. В любом случае, ответы каждый будет искать сам.

Баллада о Тарасе – Власть – Коммерсантъ

Россия отпраздновала юбилей Гоголя новой экранизацией "Тараса Бульбы". Обозреватель "Власти" Андрей Плахов с удивлением узнал в былинном запорожском казаке конъюнктурного российского патриота.

"Тарас Бульба" впервые был экранизирован сто лет назад, и с тех пор еще восемь раз в разных странах, причем Бульбу играли такие звезды, как, например, Юл Бриннер. Появления новой киноверсии знаменитой повести ждали как чего-то неизбежного, ведь сегодня только ленивый не мечтает снять патриотический блокбастер, а тут еще как нельзя более кстати нагрянул гоголевский юбилей.

Когда сходятся такие экстравагантные личности, как Николай Гоголь (доказывать не надо), Богдан Ступка (сыгравший трех безумцев у Юрия Ильенко, Киры Муратовой и Кшиштофа Занусси) и Владимир Бортко (недавно вступивший в Компартию), жди либо нечаянного шедевра, либо беды. Своего рода маленький шедевр получился у Бортко при столкновении с булгаковским "Собачьим сердцем", после чего режиссера прописали по ведомству умелых интерпретаторов русской классики. Но Гоголь никакая не классика, это поэтическое хулиганство в чистом виде, имевшее целью в XIX веке заменить эпос Гомера легендами и мифами Запорожской Сечи XVI века.

И ведь получилось: каждый школьник, хочет не хочет, что-то знает про бесшабашного разбойника и душегуба Бульбу, про двух его парубков-сыновей, одного почвенника, другого западника, и роковую для второго красавицу полячку. Украине, однако, надо было войти в клинч с РФ и затеять политический роман с Польшей, чтобы сказочный "Тарас Бульба" обрел актуальность как патриотический блокбастер, причем при желании патриотизм можно повернуть в любую сторону — хоть в польскую.

Русскоязычного Гоголя не слишком жаловали на самостийной Украине, но в конце концов пришли к выводу, что и он может на что-то сгодиться. Возник международный проект экранного "Тараса Бульбы" с Жераром Депардье, добрым другом президента Ющенко и его супруги, да так и почил в бозе. Депардье человек неожиданный, без тормозов, и на пресс-конференции в Москве ляпнул, что он точно так же водил дружбу с Леонидом Кучмой, а Украина, по его мнению, вообще исторически является частью России. С подобными упадническими настроениями делать украинского "Бульбу" было бы рискованно, хотя именно Депардье с его звериной харизмой и раблезианским юмором, неподражаемый в "Астериксе и Обеликсе", мог бы придать образу мифологический гоголевский масштаб. И одновременно — острую карикатурность комикса, что сообщило бы всей идее не только политическую, но и художественную актуальность.

Тогда за дело взялись великороссы, причем привлекли лучшие национальные кадры всех заинтересованных сторон. Казалось бы, успех в кармане, но что-то не срослось. Ступка, может, и не уступает как артист именитому французу, но Гоголя ему с Бортко осилить не удалось. Именно потому, что мы не потомки древних галлов, проливавших кровь две тысячи лет назад, потом тысячу лет приводивших свою землю в порядок и нынче никак не склонных пожертвовать ради абстрактных идеалов (сколь угодно патриотических) хоть одной реальной виноградной лозой или гусиной особью, откормленной для производства фуа-гра. Чтобы ваять национальный эпос, надо быть либо Довженко с его "личным" революционным безумием, либо тогда уж циничным современным сказочником. Нельзя оставаться посередине.

Фильм Владимира Бортко стремится занять как раз эту неудобную позицию. С одной стороны, он выглядит обращенной в прошлое утопией, где нет правил политкорректности, а стало быть, еврея можно изображать как жида, запорожского казака — как великорусского патриота, а Бульбу — как стопудовое чудище, которое ни здравый смысл, ни лютый огонь не берет. При этом ни одной ошибки в кастинге. Владимир Вдовиченков — идеальный Остап, Игорь Петренко — не менее вылитый Андрий, а Сергей Дрейден, кажется, родился для роли "хорошего еврея" Янкеля. Даже фоновые фигуры с лицами Михаила Боярского и Бориса Хмельницкого вписаны в общую композицию казацкого войска типажно безупречно. Но — если не считать польской линии — фильму фатально не хватает драматургии, а закадровый гоголевский текст звучит в устах сладкоречивого Сергея Безрукова довольно беспомощной подпоркой.

С другой стороны, единственная попытка "дописать Гоголя" и ввести в его вольный былинный мир хоть какую-то мотивацию закончилась самым большим конфузом. Аду Роговцеву в образе жены Тараса, зачем-то заколотой поляками, закатали в ковер и привезли к казакам в курень. Одновременно до Сечи дошла весть об осквернении православных храмов и кознях шинкарей. Не тратя лишнее время на эмоции, запорожцы сначала на всякий случай учинили еврейский погром, а потом двинулись походом на Польшу. Фантасмагории Гоголя тем и хороши, что в них нет причин и следствий, а есть масштаб и судьба. В фильме появляется пошлая логика "причин и поводов", информационных провокаций и демагогической пропаганды, типичная для современных войн и государственных отношений. То есть то, чем мы сыты по горло и что делает фильм, на котором иначе можно было бы вдоволь посмеяться, довольно грустным в своей конъюнктурности зрелищем.

К вопросу об исторической основе повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба» (1835) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

В. Д. Денисов

К ВОПРОСУ ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ ОСНОВЕ ПОВЕСТИ Н. В. ГОГОЛЯ «ТАРАС БУЛЬБА» (1835)

Статья посвящена повести «Тарас Бульба» (1835), в которой Гоголь реализовал идею «поэтической истории» своего народа. На основании различных исторических сведений он фактически создал новый миф о козаках как воинах, сохранивших в Европе христианство, возводя их происхождение к Древней Руси и Великой Степи, к норманнам и средневековым рыцарям, сближая с героями Ветхого и Нового Завета, с историческими деятелями и святыми.

Ключевые слова: творчество Гоголя, украинские козаки, «поэтическая история» Малороссии.

V. D. Denisov

TO THE ISSUE OF THE HISTORICAL BASIS OF «TARAS BULBA» (1835) BY N. V. GOGOL

The article is devoted «Taras Bulba» (1835), in which Gogol realized the idea of «a poetic history» of his nation. On the basis of various historical facts, he actually created a new myth about Kozaks as militant rescuers of Christianity in Europe, referring their origin to Ancient Russia and the Great Steppe, Normans and medieval knights, coming in touch with the heroes the Old and the New Testament, the historical figures and the sacred.

Keywords: Gogol's creativity, Ukrainian Kozaks, «а poetic history» of Little Russia.

Как показывает анализ хрестоматийной повести Гоголя, ее историческим «стержнем», несмотря на видимый разнобой дат, послужили события Хмельнитчины — национально-освободительной борьбы 16481654 годов. Так, указано, что сыновья

Бульбы учились при А. Киселе, последнем польском воеводе Киева, который от имени своего правительства вел переговоры с Б. Хмельницким в начале 1650-х годов. Только тогда стал принципиально возможен поход на Польшу (ранее козаки1 свя-

1 Здесь и далее везде в слове козак и производных от него сохраняется авторское написание в черновых редакциях — в отличие от российского — казак.

зывали с ней определенные политические и экономические интересы), и тогда же впервые испытал осаду козаков г. Дубно. Его схематическое изображение как некоего «средневекового города» говорит о том, что автор читал подобные описания и знал из летописей и/или преданий о Дубенском замке, оставшемся неприступным при осаде, в том числе и козацкой. Упомянутый коронный гетман Миколай Потоцкий руководил с 1646 г. подавлением козацко-крестьянских восстаний на Украине и был захвачен войсками Хмельницкого в 1648 г. А использованное в повести «Описание Украйны» Г. де Боплана (рус. пер.: СПб., 1832) относилось к 1631-1647 годам, непосредственно предшествовавшим Хмельнитчине.

Однако другие указания не соответствуют Хмельнитчине. Бульба стал полковником, «когда Баторий устроил полки в Малороссии» [5, т. II, с. 283]1, т. е. в конце 1570-х годов, а само время действия повести «касалось XVI века, когда еще только что начинала рождаться мысль об унии» (с. 281), — это рубеж 1580-1590-х годов. Тогда за несколько месяцев произошли основные события, и Тарасу «было шестьдесят лет» (с. 333). Значит, чтобы участвовать в движении Остраницы 1638 г., он должен был прожить более 100 лет . Но читателю памятно и предшествующее определение героя как «одного из тех характеров, которые могли только возникнуть в грубый XV век...», и хотя, по словам И. Я. Айзен-штока, такое «указание на возникновение характеров, подобных Бульбе в XV веке, еще не означает датировки действия XV веком» (с. 717), героя нельзя отделять от его характера (в черновой же редакции все действие было датировано XV в.). И потому напрашивается вывод, что Бульба живет в трех веках! Может ли это быть,

когда время действия в повести принципиально ограничено жизнью заглавного героя?

Принципы сближения времен иллюстрирует простой пример. Автор указывает, что Остап и Андрий окончили Академию в Киеве. Однако тогда упомянутое духовное заведение называлось Киево-Могилянской коллегией (основана П. Могилой в 1632 г.) и Академией стало гораздо позже — в 1689 г. Так называли ее и дед, и прадед Гоголя, учившиеся здесь. С 1817 г. Академия была преобразована в Киевскую семинарию. Но во все времена это духовное заведение в обиходе звалось бурсой — как общежитие при училище или семинарии. Поэтому автор в основном именует Остапа и Андрия бурсаками (иногда семинаристами, в черновике — «академиками»).

Гоголевское произведение обладает особым пространственно-временным континуумом, соотнесенным со структурой художественных образов. Так, имя и прозвище заглавного героя повести представляют противоречивое сочетание мужского и женского, материального и духовного. Украинское имя Тарас, восходящее к греческому 1ата55д — 'волновать, возбуждать, приводить в смятение, тревожить', имело значение 'бунтовщик, мятежник' [17], а бульбой в украинском и польском языке XV-XVII веков называлась 'земляная груша' [18]. Итак, «мятежный» по духу Тарас и «земная, плотная, округлая» бульба (в черновике прозвище Кульбаба — укр. 'одуванчик' — соединяло «земное» и «женское» грубее, но отчетливее (с. 597). Такое сочетание напоминает о древнегер-манском языческом двуполом божестве, рожденном Матерью-Землей и породившем первого человека Мана — Тевте (о нем Гоголь писал в статье, посвященной переселению народов в V в.). Это сходство

1 Далее, цитируя т. II, приводим только номер страницы, в других случаях указываем номер тома римской цифрой.

объясняет и «двадцатипудовый» (320 кг!) «земной» вес Бульбы, и его трехвековую жизнь, соотносимую с «удалым веком» Запорожской Сечи, что длится «три столетия» [1, с. 60]. В структуре образа Бульбы есть и «звериные», близкие к дьявольским черты, как «ярость тигра», «гнев вепря» (аномальная для обычного человека жестокость, свирепость), и «какой-то исступленно сверкающий взгляд» (демоническая примета) при убийстве Андрия, и безмерная, тоже похожая на «звериную», родительская любовь — дарующая и оберегающая жизнь, но карающая недостойного ее («Я тебя породил, я тебя и убью». — С. 322), и материнская забота о наряде, снаряжении, настрое сыновей, и преданность Вере и товарищам, и ненависть к «ляхам», и архетипические для Козака неистовство и строптивость [14, с. 25-26, 78]. То есть структуру «героя времени» образует противоречивое единство азиатского и европейского, христианского и языческого, мужского и женского (даже больше: человеческого и «звериного»), его «разнополюсные» черты: как личностные, так и типические и архетипические. Но сама разнородность тех же «начал», единством которых создавалось украинское козачество, предполагает возможность их распада и/или взаимоуничтожения.

Вместе с тем мотивы воинской службы Бульбы и сыновей, испытания его веры, потери сыновей, религиозного противостояния и мученической смерти за Веру перекликаются с житием св. Евстафия, аллюзия на которое есть в тексте («...гетьман, зажаренный в медном быке...» — С. 309). Гибель сыновей и отца вызывает и другие многоплановые аллюзии: от античного эпоса (смерть Лаокоона и двух его сыновей) до фольклора (сказки, былички, легенды про отца и сыновей), от библейского рассказа о жертвоприношении Авраамом своего сына Исаака (Бытия 22:10) до евангельских аллюзий, от конфликта двух

братьев — героев исторической повести А. Бестужева «Изменник» [см.: 2, с. 443] — до исторической хроники и народных рассказов о судьбе сыновей Хмельницкого: героически погибшего Тимофея (Тимоша) и Юрия (Юрко), который по смерти отца ориентировался на Польшу и прослыл изменником.

Кроме того, литературными прототипами Бульбы были Тарас Остраница в рукописных <Главах исторической повести> и Данила Бурульбаш в повести «Страшная месть» (с. 717). Связанный с ними сюжет исторического романа «Гетьман» основывался на изображении Полтавщины и миргородского полковника со шрамом на лице — вероятно, будущего гетмана, — как в отрывке <Мне нужно видеть полковника>. А это приметы легендарного козацкого атамана Даниила Апостола (1654-1734), сына одного из первых миргородских полковников. В 14 лет его, по преданию, коза-ки избрали полковником после смерти отца. Видимо, он тоже учился в Киево-Могилянской коллегии, затем воевал со славой — отважный, прямодушный воин, любимый товарищами, потерял в сражении глаз, и лицо было искажено шрамом. Известна его неприхотливость, приверженность простой козацкой жизни на хуторе, которой он не изменил, и став в 1727 г. последним украинским гетманом, выбранным козацкой радой. Тогда же стали полковниками оба его сына: Петр, до этого живший в Петербурге (фактически в заложниках), — лубенским, а Павел — миргородским. Гетманщина при Апостоле укрепилась, обрела больше самостоятельности. И потому запорожцы, ушедшие с Мазепой к шведам, а затем жившие в Крымском ханстве как изгнанники, возвратились весной 1734 г. под власть России. Но гетман об этом уже не узнал: он умер в январе и был похоронен в Спасо-Преображенской церкви с. Великие Сорочинцы Миргородского повета, где через 75 лет крестили Николая Гоголя.

Столетие смерти Апостола в 1834 г. трагически совпало со смертью 3 июня его потомка — князя В. П. Кочубея, одного из самых доверенных и влиятельных лиц как при Александре I, так и при Николае I. По отцу князь был правнуком генерального судьи В. Л. Кочубея, казненного Мазепой, а по матери приходился правнуком Апостолу и племянником

A. А. Безбородко (1747-1799), секретарю Екатерины II, который готовил его для высоких государственных постов (а племянник порадеет, чтобы имя дяди увековечила Нежинская гимназия высших наук). В переписке с В. П. Кочубеем находился Д. П. Трощинский, дальний свойственник и покровитель семейства Гоголей-Яновских, обязанный А. А. Безбородко возвышением. Новый император назначил

B. П. Кочубея председателем Государственного совета и Комитета министров. В 1831 г. тот получил титул князя, в 1834 г. стал канцлером (министром внутренних дел с особыми полномочиями) и, направляясь на отдых в свое образцовое имение Ди-канька, внезапно умер в Москве.

И все же нельзя считать Д. Апостола (и любого другого исторического деятеля!) прототипом Бульбы, хотя, видимо, характерные черты гетмана и его жизни отражены как в образах литературных предшественников Тараса, так и в его образе, в окружающем историко-бытовом фоне. Мы не знаем, был ли знаком Гоголь с В. П. Кочубеем. Возможно... Дом Кочубеев на Фонтанке был открыт для посещений, в нем устраивали балы. Там жила и Н. К. Загряжская, дочь последнего малороссийского гетмана К. Г. Разумовского, с которой любил беседовать А. С. Пушкин. С 1831 г. он часто посещал дом Кочубея, в дневнике поэта есть записи об этом. Жена Кочубея, племянница и воспитанница Загряжской, была урожденная Васильчико-ва (как известно, Гоголь какое-то время занимался со слабоумным сыном Василь-

чиковых). В начале 1830-х годов портрет Кочубея в его кабинете писал художник А. Г. Венецианов — с ним и с его школой Гоголя многое связывало... Князь, несомненно, поддерживал проект истории Украины, который отразил бы деяния его предков, да и «украинские» статьи Гоголя удивительно «вовремя» появились в издании [7], зависимом от Кочубея. Так что Гоголь вполне мог рассчитывать на его поддержку и своих планов преподавать исто***

рию в первом Киевском университете , и замыслов показать прошлое Украины, жизнь ее исторических деятелей, в том числе предков Кочубея, и, видимо, поэтому некоторыми их узнаваемыми чертами наделил художественно-обобщенные образы в своих произведениях того периода.

Неудивительно, что время от времени в образе Бульбы обнаруживают и черты вождей козачества в XVII в.: Тараса Федоровича, Конашевича-Сагайдачного, Палея, Самуся... Гоголь, создавая образ атамана, штудировал историю Малороссии, «погружаясь» в летописи, легенды, козацкие песни. Понятно и стремление исследователей найти для этого мощного, целостного образа такой же «высокий», исторически достоверный прототип, в идеале — родственный писателю... Но когда П. А. Кулиш указал на козацкого полковника Евстафия (Остапа) Гоголя, ставшего затем гетманом Правобережья, последовало опровержение М. А. Максимовича, который сослался на сведения, известные ему от самого писателя. Позднее внимание привлекли неувязки версии А. Д. Яновского о происхождении их рода от Е. Гоголя (именуемого Андреем) и возведении того в шляхтичи королем Яном II Казимиром, тогда как это все происходило в правление Яна Собеского [11, с. 8]. Учитывая важность темы, к ней неоднократно обращались известные ученые [13, с. 12-19; 15]. И вот в начале нового века украинский историк Т. Чухлиб,

вслед некоторым западным изысканиям, объявил Е. Гоголя «прототипом Тараса Бульбы» [21].

Историк утверждает, что можно найти «много аналогий между жизнью исторического Остапа Гоголя и литературного Тараса Бульбы. И тот и другой были полковниками Войска Запорожского. Имели двух сыновей примерно одного возраста». Правда, сыновья О. Гоголя «учились в высшем учебном заведении во Львове», а не в Киеве, но есть и прямая аналогия с судьбой сыновей Бульбы: «один из них (тоже старший) гибнет в 1671 году от рук жолнеров при обороне Могилева, а второй вскоре, в 1674 году, переходит на сторону поляков, убивших его брата. Именно убегая от польской погони из Могилева, во время переправы через Днестр старый подольский полковник Остап едва не погиб» (параллель с бегством от «ляхов» Тараса Бульбы очевидна). Все это позволяет ученому заявить, что прототипом Тараса Бульбы «был не кто иной, как далекий родственник Николая Гоголя», сподвижник Б. Хмельницкого, гетман Правобережной Украины в 1675-1678 годах Евстафий / Остап Гоголь, который родился в начале XVII в. в небольшом подольском селе Гоголи, «основанном православным шляхтичем с Волыни Никитой Гоголем», и обрел свое имя по «шляхетному» рождению или происхождению из того села. Впрочем, стать Гоголем Остап мог и получив «птичье» прозвище в жизни.

Первое достоверное упоминание О. Гоголя относится ко времени, когда он служил ротмистром «панцерных» козаков польского войска в Умани перед 1648 г. Затем, после Хмельнитчины, он командовал Подольским (Могилевским) полком. Т. Чухлиб делает акцент на его участии в пресловутой битве с «московитами под Конотопом» в 1659 г., когда козацкое войско одержало победу. Но даже если так оно и было, это показывает, как, в стремлении

к независимости, козаки иногда не различали друзей и врагов. В то же время эпизод, когда Гоголь защищал г. Могилев в 1660 г. от 18 000 поляков и примкнувших к ним татар, действительно напоминает... осаду г. Дубно запорожцами, но это никак не комментируется. Дальнейшие подвиги Е. Гоголя под турецким и польским владычеством мало чем похожи на поведение Бульбы (хотя, согласимся здесь с Т. Чухлибом, оба они были полковниками): ведь Тарас не изменяет ни родине, ни товарищам, ни Вере, не держит руку султана, короля или хана, а казнит изменившего сына и отдает жизнь за Веру. (Ср.: Л. Стилман понимает «мученическую смерть» Бульбы своего рода «патриотическим искуплением» за измену, совершенную гетманом Е. Гоголем как «прародителем» автора [18, с. 273].)

Пока при всем желании не удалось обнаружить документов, что прадед Гоголя, священник Демьян Иванович Яновский, был сыном Яна, внука гетмана Гоголя, «достоверных доказательств столь чудесного превращения не существует... Впрочем, в генеалогии многих знаменитых украинских (и только ли украинских?) родов немало подобных чудес. В случае же с автором "Тараса Бульбы" вопрос его веры в предка-гетмана намного важнее вопроса о "подлинной" генеалогии» [10, с. 455-456]. Еще раньше Д. Чижевский пришел к пессимистическому выводу: «К сожалению, эта героическая родословная, возводящая род Гоголя к сотоварищам Тараса Буль-бы, — мифическая. Это генеалогический роман, сочиненный довольно неискусно дедом Гоголя <...> Родословная будущего великого писателя, без сомнения, начинается со священника Яна Яновского. Но героическая романтическая генеалогия, в начале которой стоит полковник Остап Гоголь, — генеалогия фантастическая. Верил ли ей Гоголь в юности, мы не знаем.» [20, с. 255, 259].

Поэтому можно говорить лишь о предположительном родстве Яновских с Гоголями, об отражении в образе Тараса Бульбы (и других героев), в обстоятельствах жизни его и его семьи некоторых черт Евстафия Гоголя и его сыновей, их семейных отношений. Лазаревский полагал, что имена Остапа и Андрия Гоголь посчитал родовыми, сопоставив Дворянскую грамоту с историческими источниками [11, с. 8]. Но стоит обратить внимание на обстоятельства ее появления в 1784 г. Если бы тогда А. Д. Гоголь не подтвердил, как другие украинские дворяне, «шляхетного» происхождения, поместье — приданое его жены Татьяны, единственной дочери Лизогубов, — могло бы затем отойти государству или даже перейти в другие руки, а не единственному сыну Яновских Василию, в чью честь было названо. Служба Афанасия Демьяновича в гетманской канцелярии давала навыки «обработки» документов, да и примеры этого наверняка тоже были тогда перед глазами...

Итак, поиски одного-единственного прототипа Бульбы следует признать некорректными, даже исходя из смешения в этом образе антиномичных исторических и литературных черт. Под стать герою — таким же «синтетическим», как мы показали выше, — было противоречивое единство времени действия. Именно это обстоятельство ставило и ставит в тупик исследователей, которые говорят о нарочитой запутанности датировки и вообще об отказе от нее, объясняя это неким пренебрежением к датам или же... невнимательностью. Так, по мнению В. В. Гиппиуса, «Гоголь легко сбивался в хронологии даже на целое столетие (то же — в «Тарасе Бульбе»: где то 15-й, то 16-й, то 17-й век).» [4, с. 61]; И. Я. Ай-зеншток говорит о его «рассеянности» (с. 705). Но Гоголь-историк использовал даты, когда преподавал и составлял сложные синхронистические таблицы (см.: [12, с. 72]), по долгу службы он требовал знания хронологии от учениц Патриотическо-

го института, а затем от студентов Санкт-Петербургского университета. Заметим: все указанные даты истории Украины были общеизвестны и применялись авторами исторических романов вполне адекватно. И если Гоголь в своих произведениях перемешивал те же даты, то, надо понимать, он исповедовал иной принцип периодизации, передавая художественное время соответственно структуре образов.

В черновой редакции повести все действие было датировано XV веком — концом Средневековья. Но в печатной редакции. «жестоким веком» стало уже называться противоречивое единство XV-XVII веков как «общее» время украинского Средневековья, то есть время относительно самостоятельной жизни козацкого сообщества. Хмельнитчина здесь — основной период, время побед козачества, когда оно стало «опорой и силой» государства. Таким же описан этот период в повести «Гайдамак» (1825) О. М. Сомова: после песен бандуриста слушатели вспоминают «старую Гетманщину, времена Хмельницкого, времена истинно героические, когда развившаяся жизнь народа была в полном соку своем, когда закаленные в боях и взросшие на ратном поле казаки бодро и весело бились с многочисленными и разноплеменными врагами и всех их победили; когда Малороссия почувствовала сладость свободы и самобытности народной и сбросила с себя иго вероломного утеснителя...» [16, с. 183]. Гоголь обозначает и два предшествующих периода той эпохи — какими они остались в памяти народа: это время «за короля Степана» — 1570-е годы, которыми писатель принципиально ограничил историческое повествование (тогда король Стефан Бато-рий признал козаков серьезной военной силой и сформировал из них регулярное войско), и время религиозно-освободительной войны с поляками после Брестской унии 1596 г., когда чаша «терпения уже переполнилась» (с. 349). По многим ис-

точникам известны два самых больших козацко-крестьянских восстания под предводительством гетмана Наливайко и гетмана Остраницы, которые затем попали в руки поляков и погибли за Веру, подобно св. Георгию и великомученику Евстафию. В предшествующих повести фрагментах Гоголь контаминировал образы двух гетманов (см.: [6, с. 49]), в повести же сделал относительно единым и художественное время этих восстаний. Оно воспринимается и как последний этап жизни заглавного героя: он, подобно козачеству в тот период, терпит поражение и гибнет, но смерть его, сыновей и других героев видится искупительной жертвой во имя будущей победы Хмельнитчины, указания на которую представлены тут же в тексте.

При этом Гоголь последовательно изображает путь козачества как часть европейской и мировой истории. Появление на ее арене козаков после татаро-монгольского нашествия и становление козачества как воинства православного, видимо, отнесено к XV в. и связано с падением Византии. Так, набеги козаков на черноморское побережье Малой Азии напоминают автору и морские завоевательные походы викингов (в Западной Европе их называли норманнами, на Руси — варягами) против христианских государств Северной Европы, и военные экспедиции древнерусских князей варяжского происхождения к христианскому Царьграду. Это подтверждают звучащие в повести (особенно во 2-й редакции) мотивы «бешеного веселья» в бою, посмертной славы, воздаяния в горнем мире — близкие языческим представлениям о войне и Валгалле у древних германцев [2, с. 445]. Но — в отличие от древних германцев, викингов и воинов дохристианской Руси — козацкие «лыцари» борются с врагами христианства на захваченной «бусур-менами»-язычниками земле Византии (подобные действия христианские государства не предпринимали со времен крестовых

походов!). Разоряя турецкие прибрежные города, появляясь в 1624 и 1629 годах у стен Стамбула, козаки мстят за гибель Византии, откуда пришло на Русь православие. Константинополь был его колыбелью: здесь в 381 г. Вселенский собор принял Символ Веры, запечатлевший суть православного вероучения. После разделения Римской империи в 395 г. это столица Восточной Римской, а затем Византийской империи, где в 1Х-Х1 веках формировались богословские основы православия. Во время Крестового похода 1202-1204 годов (откровенно направленного против Византии) столица была взята и разграблена католическими рыцарями-крестоносцами, что способствовало падению всего государства. Захваченный в 1453 г. город турки-османы стали называть Стамбулом (от тюрк. Исламбол — 'государство мусульман'). Идея возвращения Царьграда питала «греческую» политику Российской империи: подобное завоевание означало бы торжество православия и России, тогда как западноевропейские государства более трех веков не могли освободить от язычников бывшую христианскую столицу.

В начале 1830-х годов эти исторические аллюзии были как никогда актуальны. Русско-турецкая война 1828-1829 гг. началась из-за поддержки Россией национально-освободительной борьбы греков-этеристов (их вождь Ипсиланти ранее был генералом русской службы, а первым президентом Греческой республики стал бывший российский дипломат граф Каподистрия). Сначала Франция и Англия поддерживали Россию в «греческом вопросе» против турок. Но победы русской армии и ее продвижение на Балканы обозначили реальную перспективу разрушения Оттоманской империи, а затем объединения славянских православных и неправославных народов вокруг державы-победительницы, которая таким образом вышла бы в Средиземноморье. И когда ее армия стояла у ворот Стам-

була, Англия, Франция и Австрия нейтрализовали дальнейшие усилия России, разрушив Священный союз, заключенный христианскими европейскими государствами в 1815 г. Президент Каподистрия погиб в результате заговора. Запад также инспирировал, а затем поддержал Польское восстание 1830-1831 годов. И потому русское общество восприняло борьбу с польским мессианизмом как «священную войну» [2, с. 441]. Этим и объясняется, почему в 1-й редакции «Тараса Бульбы» славяне-католики фактически поставлены ниже «неверных» — турок, крымских татар и демонических персонажей — и почти не персонализированы в открытом единоборстве с козаками.

Таким образом, ужасающие читателя картины свирепости и неистовства козаков, уничтожения всего чуждого, казни невинных, «избиения младенцев», сыноубийства и т. п. обусловлены историософскими взглядами писателя. Средние века — время ожесточенной борьбы христианства с язычеством, подобное, по мысли Гоголя, времени, описанному в Ветхом Завете, и потому под Средневековьем на Украине он понимает эпоху XV-XVII веков, когда православное козачество боролось против магометанства, с одной стороны, а с другой — защищалось от католичества, униатства и протестантизма. На том пути были колебания, было предательство (такова измена Андрия, похожая на библейскую историю обольщения Олоферна Иудифью ). Конец этому положило воссоединение с единоверцами, которое не единожды затем пытались подвергнуть ревизии, а то и разрушить...

По Гоголю, «великая истина» состоит в том, что по мере исторического развития «в общей массе всего человечества душа всегда торжествует над телом» [5, т. VIII, с. 24]. Но если во времена Авраама человек во имя Веры порывал с природой, с кровными, семейными узами, то в конце Средневековья он уступает своей греховной

природе (черту). Перекличка времен подчеркнута и тем, что евреи — мелкие торговцы в Сечи, арендаторы, жители варшавского гетто — носят библейские имена: Шлема и Шмуль — уменьшительные от имен легендарного царя Соломона и пророка Самуила, последнего судии народа израильского; Янкель — от Иакова, сына Исаака и Ревеки, которого Яхве впервые назвал Израилем; Мардохай от героя Мар-дохея, благодаря которому и его племяннице Есфири, иудеи, находившиеся под властью царя Артаксеркса, были спасены от гибели и отомстили врагам. Показанные же в повести потомки библейских героев живут мелкими, корыстными, в конечном счете — чужими интересами потому, что они лишены своей земли, основы естественной жизни народа, а изображение варшавского гетто, его обитателей и «внутренности» их домов напоминает картины «грязного ада» в «Энеиде» И. П. Котлярев-ского. На этом фоне настоящими героями, подобными библейским (хотя и такими же неистовыми, жестокими, кровожадными!), предстают защитники Украины и Веры — Тарас и Остап Бульба и запорожцы, олицетворяющие козачество!

Очевидно, типичность, символизм и «синтетичность» этих образов в «Тарасе Бульбе» обусловлена множеством исторических, мифологических и литературных связей. Это же определяет со- и противопоставление типов: семья Бульбы (Тарас — жена — сыновья Остап и Андрий) — запорожцы (отдельные козаки — их группы — кошевой) — враги («татарва», «ляхи», толпа и люди из толпы — панночка — ее брат — служанка татарка — французский инженер — усатый гайдук — палач и др.), чьи отношения характерны для того времени. И когда автор «высвечивает» из массы какое-то лицо — этот тип не имеет имени (пьяный, пляшущий, довбиш — «единица массы» в разной степени индивидуализации) или носит характерное, типизирую-

щее имя (ср. прозвища запорожцев в сцене встречи с Бульбой и судьбы их носителей).

Рассмотренные нами противоречивая общность типичных черт в структуре образов, и самих типов героев, и мифологического времени повести определяет ее близость к эпопее, которая, по Белинскому, понимается как правдивая героическая (по)весть (песнь, дума) о самых важных, переломных, батальных моментах в жизни народа(-ов). Здесь картину народного прошлого создают герои-богатыри, что противодействуют чужому миру, дают отпор врагам, потому и независимы, строптивы,

неистовы, даже демоничны. Исторические и мифологические истоки гоголевской эпопеи взаимосвязаны, поэтому она близка и летописи, и преданию, волшебной сказке, рыцарскому роману, поэтому ей свойственны патриархальные представления, когда общественные отношения изображаются кровными, родовыми (так, козаки считают друг друга «братами», в то время как братья Остап и Андрий становятся врагами), а сама Запорожская Сечь видится обращенной в прошлое национальной и социальной утопией (см. об этом: [1, с. 71; 8, с. 325-333]).

ПРИМЕЧАНИЯ

В своей статье В. Я. Звиняцковский, «не замечая» 60-летия Бульбы, утверждает, что тот вполне мог естественным образом дожить до восстания Остраницы, и этим (!) опровергает наши предположения об

особом времени повести [9, с. 302-303].

**

Косвенным подтверждением, на наш взгляд, может служить изменившееся сразу после смерти князя Кочубея отношение министра народного просвещения С. С. Уварова к планам Гоголя преподавать в Киевском университете. Так, в письме М. А. Максимовичу от 28 мая 1834 г. Гоголь еще утверждал, что министр дает ему место «экстраординарного профессора и деньги на подъем, но однако ж ничего этого не выпускает из рук...» — а в письме от 8 июня сообщил адресату: «...С<ергей> С<еменович> сам, кажется, благоволит ко мне и очень доволен моими статьями» [5, т. Х, с. 318, 322]. Вслед за тем, не без ведома министра, князь М. А. Дондуков-Корсаков предложил Гоголю место адъюнкт-профессора по кафедре всеобщей истории при Петербургском университете.

Здесь и в следующем абзаце мы используем комментарии В. А. Воропаева и И. А. Виноградова [3].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анненкова Е. И. Повесть «Тарас Бульба» в контексте творчества Н. В. Гоголя // Анализ художественного произведения: Худож. произведение в контексте творчества писателя: Книга для учителя. М., 1987. С. 59-73.

2. ВайскопфМ. Сюжет Гоголя: Морфология. Идеология. Контекст. М., 1993.

3. Воропаев В. А., Виноградов И. А. Комментарии // Гоголь Н. В. Собр. соч.: В 9 т. / Сост. и коммент.

B. А. Воропаева, И. А. Виноградова. М., 1994. Т. 1/2. С. 464-480.

4. Гиппиус В. Гоголь; Зеньковский В. Н. В. Гоголь / Предисл. и сост. Л. Аллена. СПб., 1994.

C. 9-188.

5. Гоголь Н. В. Полн. собр. соч.: В 14 т. М.; Л., 1937-1952.

6. Денисов В. Д. Мир автора и миры его героев (о раннем творчестве Н. В. Гоголя). СПб., 2006.

7. Журнал Министерства народного просвещения. 1834. № 4. («Отрывок из Истории Малороссии», «О малороссийских песнях»). С. 1-26.

8. Зарецкий В. А. Народные исторические предания в творчестве Н. В. Гоголя: История и биографии. Стерлитамак; Екатеринбург, 1999.

9. Звиняцковский В. Я. Историческое ядро «Миргорода» в свете художественно-мифологических установок XVIII — первой трети XIX в. и документированной истории Украины. «Тарас Бульба» и «История русов» // Н. В. Гоголь: Материалы и исследования. Вып. 2. М., 2008. С. 289-307.

10. Звиняцьковський В. Я. Справжнш Гоголь: який вш i хто вш? (Настоящий Гоголь: какой он и кто он?) // Гоголь М. Вечори на xyTOpi бшя Диканьки. Миргород / Сост., автор ст. и примеч. В. Я. Звиняц-ковский). Кив, 2008. С. 449-484. Цит. авторский перевод статьи.

11. Лазаревский A. M. Сведения о предках Гоголя // Памяти Гоголя: Научно-лит. сборник, изданный Историческим обществом Нестора-летописца. Киев, 1902. С. 3-12.

12. Лонгинов М. Н. Воспоминание о Гоголе // Гоголь в воспоминаниях современников. М., 1952. (Серия лит. мемуаров). С. 70-74.

13. МаннЮ. В. «Сквозь видный миру смех...»: Жизнь Н. В. Гоголя. 1809-1835 гг. М., 1994.

14. Мелетинский Е. М. О литературных архетипах. М., 1994.

15. Родословие Н. В. Гоголя: Статьи и материалы / Сост. и авт. вступ. ст. П. В. Михед. М., 2009.

16. Сомов О. Гайдамак. Малороссийская быль // Русские альманахи: Страницы прозы. М., 1989. С. 176-190.

17. Справочник личных имен народов РСФСР. М., 1987. С. 524.

18. Стилман Л. Николай Гоголь и Остап Хохол // Родословие Н. В. Гоголя. С. 260-278.

19. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. 2-е изд. М., 1986. Т. 1. С. 240.

20. Чижевский Д. Две родословных Гоголя // Родословие Н. В. Гоголя. С. 253-259.

21. Чухлиб Тарас. Прототип гоголевского Тараса Бульбы — далекий предок писателя, гетман Остап Гоголь // Зеркало недели (Киев). 2002. № 28 (403)1.

REFERENCES

1. Annenkova E. I. Povest' «Taras Bul'ba» v kontekste tvorchestva N. V. Gogolja // Analiz hudozhestvennogo proizvedenija: Hudozh. proizvedenie v kontekste tvorchestva pisatelja: Kniga dlja uchitelja. M., 1987. S. 59-73.

2. Vajskopf M. Sjuzhet Gogolja: Morfologija. Ideologija. Kontekst. M., 1993.

3. Voropaev V. A., Vinogradov I. A. Kommentarii // Gogol' N. V. Sobr. soch.: V 9 t. / Sost. i komment. V. A. Voropaeva, I. A. Vinogradova. M., 1994. T. 1/2. S. 464-480.

4. Gippius V. Gogol'; Zen'kovskij V. N. V. Gogol' / Predisl. i sost. L. Allena. SPb., 1994. S. 9-188.

5. Gogol'N. V. Poln. sobr. soch.: V 14 t. M.; L., 1937-1952.

6. Denisov V. D. Mir avtora i miry ego geroev (o rannem tvorchestve N. V. Gogolja). SPb., 2006.

7. Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveschenija. 1834. № 4. S. 1-26 («Otryvok iz Istorii Malorossii», «O malorossijskih pesnjah»).

8. Zareckij V. A. Narodnye istoricheskie predanija v tvorchestve N. V. Gogolja: Istorija i biografii. Sterlita-mak; Ekaterinburg, 1999.

9. Zvinjackovskij V. Ja. Istoricheskoe jadro «Mirgoroda» v svete hudozhestvenno-mifologicheskih ustano-vok XVIII — pervoj treti XIX v. i dokumentirovannoj istorii Ukrainy. «Taras Bul'ba» i «Istorija rusov» // N. V. Gogol': Materialy i issledovanija. Vyp. 2. M., 2008. S. 289-307.

10. Zvinjac'kovs'kij V. Ja. Spravzhnij Gogol': jakij vin i hto vin? (Nastojawij Gogol': kakoj on i kto on?) // Gogol' M. Vechori na hutori bilja Dikan'ki. Mirgorod (Sostavitel', avtor st. i primech. V. Ja. Zvinjackovskij). Kiïv, 2008. S. 449-484. Cit. avtorskij perevod stat'i.

11. Lazarevskij A. M. Svedenija o predkah Gogolja // Pamjati Gogolja: Nauchno-lit. sbornik, izdannyj Isto-richeskim obschestvom Nestora-letopisca. Kiev, 1902. S. 3-12.

12. LonginovM. N. Vospominanie o Gogole // Cit. po: Gogol' v vospominanijah sovremennikov. M., 1952. (Serija lit. memuarov). S. 70-74.

13. Mann Ju. V. «Skvoz' vidnyj miru smeh...»: Zhizn' N. V. Gogolja. 1809-1835 gg. M., 1994.

14. Meletinskij E. M. O literaturnyh arhetipah. M., 1994.

15. RodoslovieN. V. Gogolja: Stat'i i materialy / Sost. i avt. vstup. st. P. V. Mihed. M., 2009.

16. Somov O. Gajdamak. Malorossijskaja byl' // Cit. po: Russkie al'manahi: Stranicy prozy. M., 1989. S. 176-190.

17. Spravochnik lichnyh imen narodov RSFSR. M., 1987.

18. Stilman L. Nikolaj Gogol' i Ostap Hohol // Cit. po: Rodoslovie N. V. Gogolja. S. 260-278.

1 Подзаголовок этой статьи: К 260-летию написания повести Н. Гоголя «Тарас Бульба» — говорит о том, что 1) повесть написана в 1742 г., 2) даже если это и опечатка, автор не подозревает о первой редакции 1835 г.

19. FasmerM. Etimologicheskij slovar' russkogo jazyka: V 4 t. 2-e izd. M., 1986. T. 1.

20. Chizhevskij D. Dve rodoslovnyh Gogolja // Cit. po: Rodoslovie N. V. Gogolja. S. 253-259.

21. Chuhlib Taras. Prototip gogolevskogo Tarasa Bul'by — dalekij predok pisatelja, getman Ostap Gogol' // Zerkalo nedeli (Kiev). 2002. № 28 (403).

Открытие истории

Внимание и уважение к собственной истории — одно из свойств великих держав: в начале XIX века по всей Европе, охваченной романтическим национализмом, пробуждается интерес к историческим романам, пьесам и хроникам. В России благородство и сложность истории ещё в эпоху классицизма утверждались в драмах Сумарокова, но по-настоящему историю России для образованной публики открывает восьмитомный труд Карамзина. История становится новым источником литературных сюжетов и образов, а истоки самой литературы с публикацией «Слова о полку Игореве» отодвигаются далеко в прошлое. Отныне история не просто величественный монумент: её населяют живые люди, к ней можно относиться критически, в ней содержатся примеры для подражания и аналоги актуальных этических коллизий, на её фоне можно рассказывать истории частных людей (как в «Капитанской дочке»), ставить проблемы шекспировского масштаба (как в «Борисе Годунове») или создавать национальные мифологии (как в «Тарасе Бульбе»).

  • Александр Сумароков1771

    Пьеса о коротком царствовании Лжедмитрия I, который показан здесь тираном и самодуром, — современники могли увидеть в пьесе аллюзии на правление Екатерины II. Народ у Сумарокова, против обыкновения, не безмолвствует, а поднимает бунт против самозванца — что превращает «Димитрия» в первую русскую политическую трагедию.

  • Михаил Херасков1779

    Эпическая поэма о взятии Казани войсками Ивана Грозного. Программное произведение русского классицизма отличается впечатляющим объёмом — больше десяти тысяч стихов. В стране наконец-то появилась своя героическая эпопея, — правда, настолько громоздкая и помпезная, что читать её было трудно даже в XVIII веке.

  • Николай Карамзин1802

    Историческая повесть о том, как Новгородское княжество пытается отстоять свою независимость. Главная защитница вольности — Марфа Борецкая, вдова городского начальника. Карамзин создаёт один из первых героических женских образов в русской литературе; в следующий раз сильная женщина появится в ней не скоро.

  • Владислав Озеров1807

    Вымышленная любовная драма с участием Донского, княжны Нижегородской Ксении и князя Тверского на фоне событий Куликовской битвы. В классическую трагедию Озеров, следуя веяниям сентиментализма, добавил чувства. Пьесу поставили во время Наполеоновских войн, поэтому произведение поначалу сочли патриотическим воззванием — премьеру прерывали восторженные крики и аплодисменты.

  • Николай Карамзин1818

    Многотомное описание русской истории с древнейших времён до правления Ивана Грозного. Работа Карамзина произвела колоссальное впечатление на современников: широкая публика вдруг обнаружила, что у России есть богатая и насыщенная событиями история, а взгляд на неё Карамзина сразу же стал каноническим.

  • Александр Пушкин1825

    Трагедия о событиях Смутного времени, в которых Пушкин находит ключ к пониманию российской государственности. Власть неизбежно сопряжена со злом и вынуждена за это расплачиваться, даже благие её начинания тонут в трагическом разрыве между «хорошим царём» и «безмолствующим народом». В «Годунове» Пушкин отходит от классических правил драматургии: в пьесе нарушаются единства времени, места и действия, автор уходит в тень, трагическое смешивается с комическим. Здесь герои уже не декламируют, а разговаривают — и, что важно, делают это по-разному. Именно о «Годунове» Пушкин пишет Вяземскому: «Трагедия моя кончена; я перечёл её вслух, один, и бил в ладоши и кричал, ай да Пушкин, ай да сукин сын!» Современники, впрочем, пьесу не оценили, сочтя её несценичной. Долгое время «Годунов» был запрещён к показу, впервые пьесу поставили лишь в 1870 году.

    Подробнее о книге
  • Александр Пушкин1828

    Поэма о восстании гетмана Мазепы против российской короны и о его любви к дочери своего сподвижника Кочубея. Классическая традиция исторических эпопей здесь смешивается с романтическими приёмами в духе Байрона — сам Байрон написал поэму о Мазепе десятилетием раньше, у Пушкина к ней отсылает эпиграф, в остальном автор полемизирует с Байроном: в его версии гетман больше злодей, нежели герой. В сценах бунта Кочубея против Мазепы современники видят намёк на восстание декабристов.

  • Михаил Загоскин1829

    Бестселлер начала XIX века о приключениях боярина Милославского на фоне событий Смутного времени. Первый отечественный роман в традиции Вальтера Скотта: большая история эпохи передаётся через авантюрно-любовные приключения вымышленного героя. Сегодня роман Загоскина известен в первую очередь по сцене из «Ревизора», в которой Хлестаков рассказывает жене и дочери Городничего, что это он написал «Милославского».

  • Александр Пушкин1834

    Описание событий крестьянской войны под предводительством Пугачёва. Пушкин заявляет о себе как об историке: книга написана по материалам найденных в архивах документов, уже написанных воспоминаний, поездок на места событий и разговоров с их свидетелями. Через несколько лет из этой хроники вырастет роман «Капитанская дочка».

  • Иван Лажечников1835

    Роман об эпохе правления Анны Иоанновны. Кабинет-министр Артемий Волынский, влюблённый в молдавскую княжну, противостоит фавориту императрицы Бирону. Ледяной дом, который действительно построили на Неве зимой 1740-го для шутовской свадьбы, здесь становится символом царствования Анны Иоанновны — холодного, жестокого и недолговечного. Роман критиковали за слишком вольную трактовку истории, но его мрачно-романтическая атмосфера произвела на публику впечатление.

  • Александр Пушкин1836

    Единственный законченный роман Пушкина — образец классически ясной прозы и одно из самых глубоких высказываний о русской истории. История любви молодого дворянина Петра Гринёва к дочери его начальника Маше Мироновой разворачивается на фоне восстания Емельяна Пугачёва; по сути, перед нами одновременно роман воспитания (недоросль в начале романа, Гринёв в дальнейшем нигде не оступается, не роняет чести, которую заповедано беречь смолоду) и портрет исторической личности, на которую автор смотрит с ужасом и восхищением.

    Подробнее о книге
  • Михаил Лермонтов1837

    Поэма о том, как купец мстит опричнику Ивана Грозного за поруганную честь жены. Лермонтов блестяще стилизует русский фольклор и создаёт парадоксальный образ народного героя — Калашников восстаёт против системы, одновременно демонстрируя покорность перед ней.

  • Николай Гоголь1835 1842

    Историческая повесть о восстании запорожских казаков против поляков в первой половине XVII века. Классическое художественное высказывание на тему отцов и детей, гимн патриотизму, живая картина казацких нравов и быта, а также источник множества крылатых выражений: «Я тебя породил, я тебя и убью!», «Есть ещё порох в пороховницах», «Терпи, казак, — атаман будешь».

  • Алексей Константинович Толстой1863

    Исторический роман об эпохе Ивана Грозного, установлении монархии в России и подавлении боярской вольницы опричниной. «Князь Серебряный» завершает вальтер-скоттовский период в русской литературе. В качестве источников Толстой использовал «Историю государства Российского» и народные исторические песни, а для создания колорита архаизировал слог героев и предупреждал корректоров, чтобы те не вздумали исправлять «богачество» на «богатство» или «печаловаться» на «печалиться». Критика упрекала писателя в мелодраматизме и потакании низменным вкусам, но публика встретила роман с восторгом — «Князь Серебряный» выдержал множество переизданий, сразу был переведён на европейские языки и экранизирован аж в 1911 году. Толстой одним из первых в России исследовал природу абсолютной власти и даже проницательно описал некоторые черты тоталитарного террора со всеобщим доносительством: «Если может быть извинение Иоанну, то его следует искать в сообщничестве всей России». Появлению сомнительного с цензурной точки зрения романа способствовал либеральный период воцарения Александра II, чьим другом детства был Толстой.

Тарас Бульба Учебное пособие: Анализ

Эти заметки предоставлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

Тарас Бульба , безусловно, одно из лучших исторических произведений XIX века. ТарасБульба - это рассказ Гоголя, и это многоаспектный исторический рассказ с большим количеством персонажей. Написано в 1835 году.

В центре повествования судьбы казачьего полковника Тараса Бульбы и двух его сыновей, Андрея и Остапа.Гоголь с восхищением и теплотой описывает жизнь казаков на Запорожской Сечи. В описании жизни на Запорожской Сечи Гоголь прекрасно соединил историческую точность и высокий лирический пафос. Благодаря этой технике была достигнута главная особенность произведения - одновременность реализма и поэзии.

Начало истории сильное, позитивное и масштабное. Действие происходит в Украине во время борьбы украинского народа (казачества) с иноземными захватчиками (польской шляхтой).Главный герой Тарас Бульба везет сыновей на Запорожскую Сечь. Он хочет, чтобы они стали настоящими мужчинами, понюхали пудру и умнели. Писатель видит в Запорожской Сечи кузницу сильных и сильных персонажей, настоящих воинов, настоящих победителей. Поэтому в повести много подробных и поэтических описаний не только Сечи, но и всего быта казачества.

Остап - старший сын, Андрей - младший. По прибытии в лагерь они практически сразу погружаются в вихрь событий.Они вместе с отцом и другими казаками едут воевать за Украину. Войска Запорожской Сечи по своим размерам и вооружению хуже польских. Но дело было не в том, чтобы казаки сдавались, поэтому они воевали. В повести множество частных и поэтических описаний боев, особенно ярко описана Дубненская битва.

Старший сын Остап - продолжатель отцовского бизнеса. Гоголь придал ему героические черты. А Андрей, наоборот, существо очень покладистое и доброе.Поэтому любовь к дочери польского джентльмена заставила его перейти на сторону врага и убить своих прежних товарищей.

Главная драма состоит в том, что Тарасу Бульбе приходится выбирать между Родиной и сыном. И как бы тяжело ни было Бульбе-отцу, Бульба-казак делает свое дело, и отец собственноручно казнит сына.

Тарас Бульба - это героический рассказ, в котором Гоголь прославляет любовь к Родине, любовь, которая, по его мнению, выше кровных уз.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновить этот раздел

После того, как вы заявите права на раздел, у вас будет 24 часа на отправку черновика. Редактор рассмотрит заявку и либо опубликует ее, либо оставит отзыв.

Рецензия на «Тарас Бульбу» Николая Гоголя

Основная запись: 1ep · ic
Произношение: 'е-пик
Функция: прилагательное
Этимология: латинский epicus, от греческого epikos, от эпос, слово, речь, стихотворение - подробнее на VOICE
Дата: 1589 г.
1: относящиеся к, или имеющие характеристики эпоса
2 a: выходящие за рамки обычного или особенно обычного по размеру или размаху <его гений был эпичен - Литературное приложение
Times> b: HEROIC

Обычно, когда вы думаете об эпосе, вы думаете о дверном упоре на 600 страниц. прослеживая тридцать или сорок лет жизни бесчисленного множества персонажей. Но Тарас Бульба эпичен по размаху, а не по размеру. Гоголь любил Украину и был яростным националистом; его миссия заключалась в том, чтобы стать «Фукидидом. Малороссии ». В этом духе он потратил девять лет на написание этого тонкая, но страстная политическая полемика, одна из самых захватывающих и трогательные великие романы, когда-либо написанные.

В 1569 году власть над Украиной перешла к Польше. Польский сюзерены без промедления попытались искоренить украинскую культуру, жестоко эксплуатируя крестьянство, объявив вне закона украинский язык и навязывая католицизм и папское превосходство над православным населением.В ответ украинцы стекались в военное братство, известное как Запорожские казаки. Сетч. Казаки, по сути, дикая помесь наемников-крестоносцев. и разбойников, стали очагом сопротивления полякам, Турки и крымские татары.

В романе рассказывается история стареющего воина Тараса Бульбы, который с его сыновья Остап и Андрей выходят на Сечи:

Тарас был одним из старомодных вождей; он был рожден для воинственных эмоций и был
отличался прямотой характера.В ту эпоху влияние Польши уже было
начал давать о себе знать русскому дворянству. Многие переняли польские обычаи и начали
демонстрируют роскошь в великолепных штатах слуг, ястребов, егеря, обеды и дворцы. Это не было
по вкусу Тараса. Ему нравилась простая жизнь казаков и поссорились со своими
товарищей, склонных к варшавской партии, называя их крепостными из польских дворян.Когда-либо на
тревога, он считал себя законным защитником православной веры. Он вошел деспотично
в любую деревню, где была общая жалоба угнетения со стороны фермеров, приносящих доход, и
добавление новых налогов на предметы первой необходимости. Он и его казаки исполняли правосудие и сделали это правилом
, что в трех случаях это было абсолютно необходимо прибегнуть к мечу. А именно, когда
комиссаров не уважали вышестоящих офицеров и стоял перед ними накрытый; когда любой
легкомысленно относился к вере и не соблюдал обычаи его предков; и, наконец, когда
противником были мусульмане или турки, против которых он считал допустимым во всех случаях
обнажите меч во славу христианства.

К тому времени, когда история закончится, оба сына Бульбы будут лежать мертвыми, один из них предал дело любви к польской девушке, а другой замучил насмерть на глазах у врага, Тарас Бульба пожертвует собой чтобы спасти своих людей, и борьба за независимость будет лежать в клочьях.

Невозможно романтическое приключение Гоголя было такой же ура-патриотической пропагандой. произведение для своего времени как элегия ушедшему образу жизни. Но он работает на обоих уровнях и, безусловно, является одним из самых захватывающих шедевров. в мировой литературе.Просто возмутительно, что этот великий роман в настоящее время не печатается на английском языке (приведенная выше ссылка указывает на использованный книжный сайт, где есть копии.) Но читаете ли вы это онлайн или найдите старую копию, я призываю вас найти ее и прочитать. ты не будешь Быть разочарованным.

Оценка: ( A + ) Оррин К. Джадд

Тарас Бульба - Классика на легком русском (бумага)


4 причины изучать русский язык с помощью наших аудиокниг

Все наши книги были тщательно созданы командой русских учителей, чтобы гарантировать, что каждый текст будет полезен для любого русского ученика .Если вы изучаете русский язык как иностранный, вы должны читать книги, адаптированные к вашему уровню. А если вы сможете послушать их, записанные русским голосом, вы получите удовольствие и узнаете больше. Вот почему наши книги - лучший инструмент для изучения русского:

  1. Тексты на русском языке с английскими словарными примечаниями (чтобы помочь вам учиться).
  2. С профессиональным русским звуком (в помощь вам на практике).
  3. Оценка по уровням (в соответствии с вашими потребностями в обучении).
  4. Создана специально для изучения русского языка (написана русскими учителями).

Прочтите нашу классику русской литературы и послушайте более 90 минут профессионального аудио. Если у вас есть какие-либо вопросы о наших книгах, свяжитесь с нами.

Тексты на русском языке + лексика + профессиональное аудио

Мы единственная русская школа, которая создает аудиокниги такого типа. Во-первых, мы написали специальные тексты, которые помогут вам выучить русский язык в соответствии с вашим уровнем. Затем мы создали словарные заметки на английском языке, чтобы помочь вам учиться быстрее. Наконец, вы можете прослушать всю книгу, записанную носителями русского языка в профессиональном качестве.Другими словами, вы можете читать, слушать и изучать русский язык с помощью нашей уникальной коллекции книг. Если вы ищете русские тексты со звуком, вы не можете пропустить эту книгу.

Изучайте русский везде

Возьмите эту книгу с собой. Наши книги по изучению русского языка представлены в формате pdf и совместимы с любым устройством (ПК, ноутбук, Mac, iPad, планшет и т. Д.). В них есть профессиональные записи каждого диалога в mp3. Вы можете слушать аудио во время чтения книги или воспроизводить mp3-записи на своем телефоне или аудиоплеере и слушать книгу где угодно.

Получите вашу книгу хорошо защищенной + версия электронной книги

Мы уделяем особое внимание защите наших книг при доставке. Мы заворачиваем их в пластик и используем коробки или усиленные конверты. Получив бумажную книгу, вы найдете компакт-диск с аудио и версией электронной книги (pdf + epub + kindle). Изучайте русский язык, читая бумажную книгу или используя свой компьютер, планшет, телефон или электронную книгу.

Эйфория ненависти - Атлантика

Тарас Бульба, днепровский казак, бывший полковник регулярной армии.Это человек, по словам Гоголя, «созданный для тревоги войны ... отличающийся грубой прямотой характера». Тарас жестоко обращается со своей женой, которая, как он опасается, смягчит характер двух его сыновей. Его худший кошмар - то, что его сыновья никогда не испытают насилия; его не волнует, умрут ли они молодыми и ужасными, пока они проявят свою способность к жестокости по отношению к врагу.

Гоголь объяснил, что страшный персонаж, подобный Тарасу, может быть создан только из хаоса, охватившего юг России, «брошенного ее князьями, опустошенного и сожженного дотла безжалостными монгольскими флибустьерами».«Безлесный ландшафт обугленных деревень простирался на сотни миль. Лишенные безопасности - более того, никакого реального правительства - и окруженные хищными соседями, люди стали жестокими и бесстрашными. В ответ возникли казачьи братства, прославляющие« товарищество ». «Личная жизнь и материальный комфорт стали считаться постыдными. Русский коммунизм можно лучше всего понимать не как импортированный из центральноевропейских интеллектуалов, а как отражение давних психологических тенденций России.(По словам русского интеллектуала Николая Бердяева, большевизм был восточно-православной формой марксизма, веры, проникнутой идеей «тотальности».)

Для днепровских казаков в Тарас Бульба насилие - это образ жизни, выражение радости и веры, не связанное с какой-либо стратегической или тактической необходимостью. Война в романе почти непрерывна. Как заявляет один казак: «Вряд ли мне нужно говорить вам, что молодой человек не может существовать без войны». В таком мире понятие рационального «баланса сил» с поляками-католиками или исламскими татарами - это не прагматическая цель, а развращающее и изнеженное самомнение.Те, кто находится за пределами Православия, существуют только для того, чтобы быть уничтоженными или для того, чтобы массово обратиться к вере.

Редкие перерывы в битвах заменяются «завораживающими» длительными пьяными оргиями. «Постоялые дворы были разгромлены, - писал Гоголь, - и казаки наливали себе медовуху, водку и пиво бесплатно, трактирщики были слишком рады, что не смогли спастись бегством». Услышав истории о победах католиков на западе и о сговоре евреев в этих победах, казаки кровожадно мстят местным евреям, которых они бросают в реку.

Казаки Гоголя представляют собой высшую толпу, подпитываемую грубыми системами верований и символикой, которые поддерживают то, что аналитик национальной безопасности Ральф Петерс назвал «эйфорией ненависти». Петерс отмечает, что, хотя отдельные люди одинаково способны любить и ненавидеть, толпы несравненно лучше справляются с ненавистью: отдельные люди в толпе могут участвовать в катарсическом насилии, не принимая на себя ответственности за него. Толпа, которая приветствовала в Рамаллахе в октябре 2000 года, когда двух израильских солдат пытали и обезоружили, является классическим примером этого.

Тарас Бульба и другие рассказы | Николай Васильевич Гоголь | Скачать бесплатно | PDF EPUB | Freeditorial

Его сыновья только что слезли с лошадей. Это была пара крепких парней, которые все еще выглядели застенчивыми, как и молодые люди, недавно освобожденные из семинарии. Их крепкие здоровые лица были покрыты первым пухом мужественности, который еще не знал бритвы. Их очень смутил такой прием со стороны отца, и они стояли неподвижно, устремив глаза в землю.
«Стойте, стойте! Позвольте мне вас хорошенько рассмотреть», - продолжил он, поворачивая их. «Сколько у тебя габердинов! Какие габердины! Таких габердинов в мире еще не было. Беги, один из вас! Я хочу посмотреть, не запутаешься ли ты в юбках и не упадешь».
"Не смейся, не смейся, отец!" сказал старший парень наконец.
«Какие мы обидчивые! Почему бы мне не посмеяться?»
"Потому что, хотя ты мой отец, если ты будешь смеяться, клянусь небесами, я ударю тебя!"
«Что ты за сын? Что, удари своего отца!» - воскликнул Тарас Бульба, в изумлении отступив на несколько шагов.
«Да, даже мой отец. Я не перестаю рассматривать людей, когда речь идет о оскорблении».
"Так ты хочешь драться со мной? Кулаком, а?"
"В любом случае".
«Ну, пусть будет кулачный бой», - сказал Тарас Бульба, засучив рукава. «Я посмотрю, что ты за человек с кулаками».
И отец и сын вместо приятного приветствия после долгой разлуки начали наносить друг другу тяжелые удары по ребрам, спине и груди, то отступая и глядя друг на друга, то атакуя заново.
«Смотрите, добрые люди! Старик ушел из жизни! Он совсем потерял рассудок!» закричала их бледная, некрасивая, добрая мать, стоявшая на пороге и еще не успевшая обнять своих милых детей. «Дети вернулись домой, мы не видели их больше года; а теперь он заболел каким-то странным уродом - он нападает на них».
- Да, хорошо сражается, - помолчав, сказал Бульба; "ну, клянусь небесами!" - продолжал он, как бы извиняясь, - «хотя он никогда раньше не пробовал себя в этом, но из него получится хороший казак! Ну, добро пожаловать, сынок! Обними меня», - и отец с сыном начали целовать друг друга.«Молодец! Смотри, ты всех попадаешь, когда бьешь меня; не дай никому ускользнуть. Тем не менее, твоя одежда все равно смешная. Что это за веревка там висит? - А ты, болван, почему стоишь? там, где твои руки висят рядом с тобой? " - добавил он, обращаясь к младшему. «Почему бы тебе не драться со мной? Собачий сын!»
"Какая идея!" - сказала мать, сумевшая тем временем обнять своего младшего. «Кто когда-нибудь слышал, чтобы дети боролись с собственным отцом? На данный момент этого достаточно; ребенок молод, у него было долгое путешествие, он устал.«Ребенку было больше двадцати и ростом около шести футов». Ему следовало отдохнуть и что-нибудь съесть; а ты поставил его в бой! »
« Ты болтун! - сказал Бульба. - Не слушай свою мать, мой мальчик; она женщина и ничего не знает. Какие ласки вам нужны? Чистое поле и хорошая лошадь - вот такие ласки для вас! А ты видишь этот меч? это твоя мама! Все остальные люди набивают вам голову ерундой; академия, книги, буквари, философия и все такое, я плюю на все это! »Тут Бульба добавил слово, которое в печати не употребляется.«Но я скажу вам, что лучше: на этой неделе я отвезу вас в Запорожье. Там для вас наука! Вот ваша школа; только там вы обретете смысл».
"И они останутся дома только на неделю?" сказала измученная старая мать грустно и со слезами на глазах. «У бедных мальчиков не будет возможности осмотреться, не будет возможности познакомиться с домом, в котором они родились; у меня не будет возможности взглянуть на них».
«Хватит, ты достаточно выла, старуха! Казак не рожден, чтобы бегать за женщинами.Вы хотите спрятать их обоих под юбкой и сидеть на них, как курица на яйцах. Давай, давай, и позволь нам мгновенно получить все, что есть на столе. Мы не хотим никаких пельменей, медовых лепешек, маковых лепешек или чего-либо подобного: дайте нам целую овцу, козу, медовуху сорокалетней выдержки и как можно больше кукурузного бренди, не с изюмом и всем остальным. всякую ерунду, но обыкновенный жгучий кукурузный бренди, который пенится и шипит, как сумасшедший ».
Бульба привел своих сыновей в главную комнату хижины; и две хорошенькие служанки в монетных ожерельях, устраивавшие квартиру, быстро выбежали. .Либо они испугались прибытия молодых людей, которые не хотели никого знакомить; или же они просто хотели сохранить свой женский обычай кричать и стремительно уноситься прочь при виде мужчины, а затем прикрывать на какое-то время свои румянец рукавами. Хижина была обставлена ​​по моде того периода - мода, относительно которой намеки остаются только в песнях и текстах, которые, увы, больше не исполняются! на Украине по-прежнему слепыми стариками, тихим звоном местной гитары, толпой народа вокруг них - в соответствии со вкусом того воинственного и тревожного времени, лиг и сражений, господствовавших на Украине после союза.Все было чисто вымазано цветной глиной. На стенах висели сабли, кнуты, сети для птиц, рыболовные сети, ружья, искусно вырезанные пороховые рога, позолоченные удила для лошадей и веревки с серебряными пластинами. В маленьком окошке были круглые тусклые стекла, сквозь которые было невозможно увидеть, кроме как открыть одно подвижное. Вокруг окон и дверей были нарисованы красные полосы. На полках в одном углу стояли кувшины, бутылки и фляги из зеленого и синего стекла, резные серебряные чашки и позолоченные сосуды для питья разных марок - венецианские, турецкие, черкесские, которые по разным дорогам добрались до хижины Бульбы, в третьей и четвертой руке. , вещь достаточно обычная в те смелые дни.Вокруг комнаты были скамейки из березы, огромный стол под святыми изображениями в одном углу и огромная печь, покрытая рельефными разноцветными узорами с промежутками между ней и стеной. Все это было хорошо знакомо двум молодым людям, которые обычно приходили домой каждый год в собачьи дни, так как у них не было лошадей, и не было принято разрешать студентам ездить верхом на лошадях. Единственное, что им разрешалось, - это длинные пряди волос на висках, которые имел право тянуть каждый казак, носивший оружие.Лишь по окончании учебы Бульба прислал им пару молодых жеребцов со своего завода.
Бульба по случаю прибытия своих сыновей приказал вызвать всех сотников или сотников и всех офицеров отряда, которые имели какое-либо значение; и когда двое из них прибыли со своим старым товарищем, осаулом, или заместителем начальника, Дмитро Товкачем, он немедленно представил ребят, сказав: «Посмотрите, какие они молодцы! Я скоро пришлю их на Сеч».Гости поздравили Бульбу и молодых людей, сказав, что у них все будет хорошо и что нет лучшего знания для молодого человека, чем знание той самой Запорожской Сечи.
«Идите, братья, садитесь каждый, где ему больше нравится. , В таблице; пойдемте, сыновья мои. Прежде всего, возьмем кукурузного коньяка, - сказал Бульба. - Дай бог здоровья! Добро пожаловать, ребята; ты, Остап, и ты, Андрей. Дай Бог, чтобы ты всегда преуспел в войне, чтобы ты победил мусельманов, турок и татар; и что, когда поляки предпримут какие-либо походы против нашей веры, вы можете победить поляков.Пойдем, чокаемся. Как теперь? Хорош ли бренди? Что такое кукурузный бренди на латыни? Латиняне были глупы: они не знали, что на свете есть такая вещь, как кукурузный бренди. Как звали человека, который писал латинские стихи? Я не очень разбираюсь в чтении и письме, поэтому не совсем знаю. Разве это не Гораций? »
« Что за папа! »- подумал старший сын Остап.« Старый пес все знает, но всегда делает вид, что наоборот ».
« Я не верю, что архимандрит позволил тебе хоть сколько-нибудь. запах кукурузного бренди, - продолжал Тарас.«Признайтесь, мальчики, они вас хорошенько лупили свежими березовыми прутьями по спине и по всему казачьему телу; и, может быть, когда вы стали слишком резкими, били плетками. И не только в субботу, как мне кажется, но в среду и четверг ".
«То, что было в прошлом, отец, не нужно вспоминать; с этим покончено».
«Пусть попробуют, - сказал Андрей. «Пусть меня трогают, пусть сейчас рискнет любой татарин, и он скоро узнает, что такое казацкая сабля!»
«Хорошо, сын мой, клянусь небесами, хорошо! А если уж на то пошло, я пойду с тобой; клянусь небесами, я тоже пойду! Чего мне здесь ждать? Чтобы стать жнецом гречихи и экономкой За баранами и свиньями ухаживать и с женой бездельничать? Долой эту чушь! Я казак, ничего не потерплю! Что останется, кроме войны? Пойду с тобой в Запорожье попить; Я пойду, клянусь небесами! " И старый Бульба, постепенно разгораясь и наконец совсем рассердившись, встал из-за стола и, заняв достойную позу, топнул ногой.«Мы поедем завтра! Зачем медлить? Какого врага мы можем здесь осаждать? Что нам эта хижина? Зачем нам все это? Что нам кастрюли и сковородки?» Сказав это, он начал опрокидывать горшки и фляги и разбрасывать их.
Бедная старуха, привыкшая к таким уродам со стороны мужа, грустно смотрела на нее со своего места на скамейке у стены. Она не осмелилась сказать ни слова; но когда она услышала столь ужасное для нее решение, она не могла удержаться от слез. Глядя на своих детей, которым грозила столь скорая разлука, невозможно описать всю силу ее безмолвного горя, которое, казалось, дрожало в ее глазах и на ее судорожно сжатых губах.
Бульба была жутко упрямой. Он был одним из тех персонажей, которые могли существовать только в том жестоком пятнадцатом веке и в этом полукочевом уголке Европы, когда вся Южная Россия, покинутая ее князьями, была опустошена и сожжена безжалостными войсками Монгольские разбойники; когда там становились храбрыми люди, лишенные дома и дома; когда среди пожаров, угрозы соседям и вечных ужасов они успокоились и, привыкнув смотреть этим вещам прямо в глаза, приучили себя не знать, что в мире существует такая вещь, как страх; когда старый миролюбивый славянский дух был воспламенен воинственным пламенем и было учреждено казачье государство - вольный, дикий всплеск русской природы - и когда все берега рек, броды и подобные подходящие места были населены казаками, число которых никто не знал.Их смелые товарищи имели право отвечать султану, когда он спрашивал, сколько их было: «Кто знает? Мы разбросаны по степи; где есть пригорок, там и казак».
По сути, это была самая замечательная демонстрация русской силы, вызванная крайней необходимостью из недр народа. Вместо первоначальных провинций с их мелкими городами, вместо враждующих и торгующихся мелкими князьями, правившими в их городах, возникли огромные колонии, курены и районы, связанные одной общей опасностью и ненавистью к языческим разбойникам.История хорошо известна, как их непрекращающаяся война и беспокойное существование спасли Европу от безжалостных орд, которые угрожали сокрушить ее. Польские короли, которые теперь оказались государями вместо провинциальных князей на этих обширных территориях, полностью осознавали, несмотря на слабость и отдаленность своего собственного правления, ценность казачества и преимущества воинственных войск. беспрепятственная жизнь, которую они вели. Они ободряли их и льстили этому складу ума.Под их далекой властью гетманы или вожди, выбранные из самих казаков, переделили территорию на военные округа. Это не была постоянная армия, ее никто не видел; но в случае войны и всеобщего восстания требовалась неделя, и не более, чтобы каждый человек появился на коне во всеоружии и получил от короля только один дукат; и за две недели была собрана такая сила, которую ни один вербовщик не смог бы собрать. Когда экспедиция закончилась, армия рассредоточилась по полям, лугам и бродам Днепра; каждый ловил рыбу, занимался своим делом, варил свое пиво и снова был вольным казаком.Их зарубежные современники справедливо восхищались их чудесными качествами. Не было никакого ремесла, в котором казак не был бы знатоком: он умел перегонять бренди, строить фургон, делать порох, заниматься кузнечным и оружейным делом, не говоря уже о диких эксцессах, пьянстве и кутежах, как только может русский - все это он был равен. Помимо реестрового казачества, считавшего себя обязанным явиться на войну, можно было собрать в любой момент, в случае крайней нужды, целую армию добровольцев.Все, что требовалось от осаула, или его заместителя, - это пройти по рыночным площадям и площадям деревень и деревень и крикнуть во весь голос, стоя в своей повозке: «Эй, вы винокурни и пиво ... пивовары! вы сварили достаточно пива, и валялись на плитах, и достаточно долго набивали свои жирные туши мукой! Вставайте, добивайтесь славы и воинских почестей! Пахари, жнецы гречневой крупы, вы, овцы, погоняющие за женщинами Хватит ходить за плугом, пачкать землю своими желтыми туфлями, ухаживать за женщинами и растрачивать свою воинственную силу! Пришел час прославить казачество! » Эти слова были подобны искрам, падающим на сухое дерево.Земледелец сломал плуг; пивовары и производители спиртных напитков выбросили свои бочки и разрушили бочки; механики и торговцы отправили свою торговлю и свою лавку дьяволу, разбили горшки и все остальное в своих домах и сели на лошадей. Словом, русский характер получил здесь глубокое развитие и проявил мощную внешнюю выразительность.
Тарас был одним из старомодных вождей; он был рожден для воинственных эмоций и отличался прямотой характера.В то время влияние Польши уже начало сказываться на русском дворянстве. Многие переняли польские обычаи и стали демонстрировать роскошь в великолепных штатах слуг, ястребов, охотников, обедах и дворцах. Это было не по вкусу Тарасу. Ему нравилась простая жизнь казаков, и он ссорился с теми из своих товарищей, которые были склонны к варшавской стороне, называя их крепостными польских дворян. Всегда начеку, он считал себя законным защитником православной веры.Он деспотично проникал в любую деревню, где в целом жаловались на притеснение со стороны фермеров, получающих доходы, и на добавление новых налогов на предметы первой необходимости. Он и его казаки исполняли правосудие и установили правило, что в трех случаях совершенно необходимо прибегать к мечу. А именно, когда комиссары не уважали вышестоящих офицеров и стояли перед ними прикрытыми; когда кто-либо относился к вере с легкостью и не соблюдал обычаи своих предков; и, наконец, когда врагом были мусульмане или турки, против которых он считал допустимым в любом случае обнажить меч во славу христианства.
Теперь он заранее радовался при мысли о том, как он представится со своими двумя сыновьями на Сете и скажет: «Посмотрите, каких хороших молодых людей я привел вам!» как он представит их всем своим старым товарищам, закаленным в войне; как он будет наблюдать их первые подвиги в науках о войне и пьянстве, которые также считались одним из главных воинственных качеств. Сначала он намеревался отправить их в одиночку; но при виде их свежести, роста и мужественной красоты его боевой дух воспламенился, и он решил отправиться с ними сам на следующий же день, хотя в этом не было необходимости, кроме его упрямого своеволия.Он сразу начал спешить и отдавать приказы; выбрал лошадей и снаряжение для своих сыновей, осмотрел конюшни и склады и выбрал слуг, которые будут сопровождать их завтра. Он делегировал свои полномочия Осаулу Товкачу и дал им строгий приказ явиться всем своим войском на Сеч в тот самый момент, когда он получит от него сообщение. Хотя он был весел, и последствия его запоя все еще оставались в его мозгу, он ничего не забыл. Он даже приказал поить лошадей, наполнить их хлевы и кормить их самым прекрасным зерном; а затем он ушел на пенсию, утомленный всеми своими трудами.
«Теперь, дети, нам пора спать, но завтра мы сделаем то, что велит Бог. Не готовьте нам постель: нам не нужна кровать; мы будем спать во дворе».
Ночь только что закралась в небеса, а Бульба всегда рано ложился. Он лег на коврик и накрылся тесьмой из овчины, потому что ночной воздух был довольно резким, и ему нравилось полежать в тепле, когда он был дома. Вскоре он начал храпеть, и весь дом поспешно последовал его примеру. Все храпели и стонали, лежа в разных углах.Первым пошел спать сторож, столько он выпил в честь возвращения на родину молодых хозяев.
Мать одна не спала. Она склонилась над подушками своих любимых сыновей, когда они лежали рядом; она расчесывала их небрежно спутанные локоны и увлажняла их слезами. Она смотрела на них всей душой, всеми чувствами; она была полностью поглощена взглядом, но все же не могла смотреть достаточно. Она кормила их своей собственной грудью, она ухаживала за ними и воспитывала их; а теперь увидеть их только на мгновение! «Мои сыновья, мои дорогие сыновья! Что с вами будет! Какая судьба вас ждет?» - сказала она, и слезы выступили в морщинах, обезображивавших ее некогда прекрасное лицо.По правде говоря, ее следовало пожалеть, как и любую женщину того времени. Она жила лишь мгновением любви, только во время первого всплеска страсти, только во время первого прилива юности; а затем ее мрачный предатель бросил ее ради меча, ради своих товарищей и своих кутежей. Она видела своего мужа два или три дня в году, а затем в течение нескольких лет ничего о нем не слышала. И когда она увидела его, когда они действительно жили вместе, какая была ее жизнь! Она терпела оскорбления, даже удары; она чувствовала ласки, дарованные только из жалости; она была неуместным предметом в этом сообществе неженатых воинов, на которое странствующий Запорожье окрасил свой собственный колорит.Ее безрадостная юность пролетела незаметно; ее спелые щеки и грудь засохли без поцелуя и покрылись преждевременными морщинами. Любовь, чувство, все нежное и страстное в женщине превратилось в ней в материнскую любовь. Она кружилась вокруг своих детей с тревогой, страстью, слезами, как степная чайка. Они забирали у нее ее сыновей, ее любимых сыновей - забирали их у нее, чтобы она больше никогда их не увидела! Кто знал? Возможно, татарка отрубит им головы в первой же схватке, и она никогда не узнает, где могут лежать их покинутые тела, разорванные хищными птицами; и все же за каждую каплю их крови она отдала бы всю свою.Рыдая, она смотрела им в глаза и думала: «Может быть, Бульба, проснувшись, отложит их отъезд на день или два; может быть, ему пришло в голову уйти так скоро, потому что он пил».
Луна с вершины небес уже давно освещала весь двор, заполненный шпалами, густые заросли ив и высокую степную траву, скрывавшую частокол, окружавший двор. Она все еще сидела у подушки своих сыновей, ни на минуту не сводя с них глаз и не думая о сне.Лошади, предчувствуя приближение рассвета, перестали есть и легли на траву; верхние листья ив начали тихонько шуршать, и мало-помалу шелест опускался до их основания. Она просидела там до рассвета, неутомимая и в глубине души желая, чтобы ночь продлилась бесконечно. Из степи доносилось звенящее ржание лошадей, и в небе ярко светились красные полосы. Бульба вдруг проснулся и вскочил на ноги. Он хорошо помнил, что заказал накануне вечером."Теперь, мои люди, вы выспались! Пора, пора! Поить лошадей! А где старуха?" Он вообще так называл свою жену. «Быстрее, старушка, принеси нам поесть; путь долог».
Бедная старуха, лишенная последней надежды, грустно проскользнула в хижину.
Пока она со слезами на глазах готовила то, что было нужно на завтрак, Бульба отдавал приказы, пошел в конюшню и собственноручно подобрал для своих детей лучшие украшения.

Чем известен Николай Гоголь?

Николай Гоголь - один из самых любимых писателей России.Гоголь писал рассказы и пьесы и умер в молодом возрасте 43 лет.

В вашей местной библиотеке есть широкий выбор материалов как о нем, так и о нем.

Его произведения часто переводились и адаптировались для сцены, кино и телевидения.

Родился в 1809 году на территории современной Украины. Он начал писать и выступать с раннего возраста под влиянием своего украинского воспитания и таланта к сатирической комедии, который предвосхитил некоторые из его более поздних работ.

После окончания образования он попытался получить должность профессора украинской истории, и, хотя этого не произошло, ему удалось стать профессором средневековой истории в Санкт-Петербурге.Петербург, Россия, в 1834 году.

Это оказалось неудачей, и вскоре он подал в отставку, понимая, что его будущее зависит от письма. Он написал пьесу «Тарас Бульба», основанную на истории украинского казачества, и пьесу «Государственный инспектор», сатиру на политическую коррупцию в царской России. Копию этой пьесы можно найти в разделе документальной литературы для взрослых.

Также доступна экранизация 1949 года «Генеральный инспектор» с Дэнни Кэйем в главной роли. Фильм можно просматривать как потоковое видео через Hoopla, базу данных, доступную через веб-сайт библиотеки.

Если вы ищете критический анализ пьесы, вы можете найти «Учебное пособие по пьесе Николая Гоголя« Государственный инспектор »в виде электронной книги на сайте Hoopla.

«Тарас Бульба» доступен на нескольких носителях: в нашей документальной области для взрослых, адаптации комиксов и фильме 2009 года, которые доступны в виде электронной книги и потокового видео соответственно через Hoopla.

Если вас интересуют другие пьесы и рассказы, написанные Гоголем, вы можете почитать следующие антологии.

«Шинель и другие сказки о добре и зле» в переводе Дэвида Магаршака включает в себя заглавный рассказ, который считается лучшим Гоголем и ловко сочетает в себе сочувствие к неудачникам, кривый юмор и легкую фантазию.

«Дневник сумасшедшего и другие истории» представляет собой рассказ «Портрет», который показывает его склонность к привидению.

Ни одно обсуждение Гоголя и его произведений не было бы полным без упоминания его классического романа «Мертвые души», доступного как в электронном виде через Hoopla, так и в печатном виде в фонде библиотеки.

«Мертвые души» в названии относятся к людям, как принадлежащим землевладельцам, так и нанимаемым ими для обработки своей земли. «Мертвые души» исследуют это, а также высмеивают социальные условности того времени.

После публикации этого шедевра в 1842 году Гоголь начал переживать моральный и религиозный кризис, который впоследствии привел к разрыву с русским литературным сообществом, а также к упадку его писательской деятельности.

В это время он совершил паломничество в Иерусалим.Вернувшись в Россию, он поселился в Москве и умер в 1852 году.

Позвоните в местный филиал, чтобы получить дополнительную информацию о доступных названиях.

▪ Центральная библиотека - 941-748-5555;

▪ Река Браден - 941-727-6079;

▪ Остров - 941-778-6341;

▪ Пальметто - 941-722-3333;

▪ Роки Блафф - 941-723-4821;

▪ Южный ламантин - 941-755-3892.

Вы также можете получить доступ к библиотеке через Интернет по адресу mymanatee.org/library.

Дэвид Брейкфилд - библиотекарь Центральной библиотеки.«Speaking Volumes», написанные сотрудниками системы публичных библиотек округа Манати, публикуются каждое воскресенье в Bradenton Herald.

Истории, связанные с изданием Bradenton Herald

Страница ошибки

Страница ошибки "," tooltipToggleOffText ":" Переведите переключатель в положение "

БЕСПЛАТНАЯ доставка на следующий день"!

"," tooltipDuration ":" 5 "," tempUnavailableMessage ":" Скоро вернусь! "," TempUnavailableTooltipText ":"

Мы прилагаем все усилия, чтобы снова начать работу.

  • Временно приостановлено в связи с высоким спросом.
  • Продолжайте проверять наличие.
"," hightlightTwoDayDelivery ":" false "," locationAlwaysElposed ":" false "," implicitOptin ":" false "," highlightTwoDayDelivery ":" false "," isTwoDayDeliveryTextEnabled ":" false "," useTestingApi " "," ndCookieExpirationTime ":" 30 "}," typeahead ": {" debounceTime ":" 100 "," isHighlightTypeahead ":" true "," shouldApplyBiggerFontSizeAndCursorWithPadding ":" true "," isBackgroundGreyoutEnabled} ":" false " locationApi ": {" locationUrl ":" https: // www.walmart.com/account/api/location","hubStorePages":"home,search,browse","enableHubStore":"false"},"perimeterX":{"isEnabled":"true"},"oneApp ": {"drop2": "true", "hfdrop2": "true", "heartingCacheDuration": "60000", "hearting": "true"}, "feedback": {"showFeedbackSuccessSnackbar": "true", "feedbackSnackbarDuration" : "3000"}, "webWorker": {"enableGetAll": "false", "getAllTtl": "

0"}, "search": {"searchUrl": "/ search /", "enabled": "false" , "tooltipText": "

Скажите нам, что вам нужно

", "tooltipDuration": 5000, "nudgeTimePeriod": 10000}}}, "uiConfig": {"webappPrefix": "", "artifactId": "верхний колонтитул -app "," applicationVersion ":" 20.0,46 "," applicationSha ":" 45b14e3ccfe587f4cb154a1ddd3ad68220e3e4f3 "," applicationName ":" верхний колонтитул "," узел ":" 8854b50b-ba79-42b2-b5e7-139fca1f2bad "," pro "-d:" облако ":" oneOpsEnv ":" prod-a "," profile ":" PROD "," basePath ":" / globalnav "," origin ":" https://www.walmart.com "," apiPath ":" / header- нижний колонтитул / электрод / api "," loggerUrl ":" / заголовок-нижний колонтитул / электрод / api / logger "," storeFinderApi ": {" storeFinderUrl ":" / store / ajax / primary-flyout "}," searchTypeAheadApi ": { "searchTypeAheadUrl": "/ search / autocomplete / v1 /", "enableUpdate": false, "typeaheadApiUrl": "/ typeahead / v2 / complete", "taSkipProxy": false}, "emailSignupApi": {"emailSignupUrl": " / account / electro / account / api / subscribe "}," feedbackApi ": {" fixedFeedbackSubmitUrl ":" / customer-survey / submit "}," logging ": {" logInterval ": 1000," isLoggingAPIEnabled ": true," isQuimbyLoggingFetchEnabled ": true," isLoggingFetchEnabled ": true," isLoggingCacheStatsEnabled ": true}," env ":" production "}," envInfo ": {" APP_SHA ":" 45b14e3ccfe587f4Cb3ad4a1dION ",".0.46-45b14e "}," expoCookies ": {}}

Укажите местоположение

Введите почтовый индекс или город, штат. Ошибка: введите действительный почтовый индекс или город и штат.

Обновите местоположение

Хорошие новости - вы все равно можете получить бесплатную двухдневную доставку, бесплатный самовывоз и многое другое.

Продолжить покупкиПопробуйте другой почтовый индекс Закажите вакцину против COVID-19. Доступно бесплатно в зависимости от права на участие.

Ой! Этот товар недоступен или заказан заранее.

Искать в этих категориях похожие результаты:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *