Насильственная коллективизация – Насильственная коллективизация сельского в СССР хозяйства и ее социально-экономические последствия.

Содержание

Насильственная коллективизация и ее последствия

Началом сплошной коллективизации сельского хозяйства в СССР стал 1929 год. В знаменитой статье И. В. Сталина «Год великого перелома» форсированное колхозное строительство было признано главной задачей, решение которой уже через три года сделает страну «одной из самых хлебных, если не самой хлебной страной в мире». Выбор был сделан — в пользу ликвидации единоличных хозяйств, раскулачивания, разгрома хлебного рынка, фактического огосударствления деревенской экономики. Что стояло за решением о начале коллективизации?

С одной стороны, крепнувшая убежденность в том, что экономика всегда следует за политикой, а политическая целесообразность выше экономических законов. Именно эти выводы сделало руководство ВКП(б) из опыта разрешения хлебозаготовительных кризисов 1926—1929 гг. Сущность кризиса хлебозаготовок состояла в том, то крестьяне-единоличники снижали поставки рна государству и срывали намеченные показатели: твердые закупочные цены были слишком низки, а систематические нападки на «деревенских мироедов» не располагали к расширению посевных площадей, повышению урожайности. Экономические по характеру проблемы партия и государство оценивали как политические. Соответствующими были предложенные решения: запрет свободной торговли хлебом, конфискация зерновых запасов, возбуждение бедноты против зажиточной части деревни. Результаты убеждали в эффективности насильственных мер.

С другой стороны, требовала колоссальных капиталовложений начавшаяся форсированная индустриализация. Главным их источником была признана деревня, которая должна была, по замыслу разработчиков новой генеральной линии, бесперебойно снабжать промышленность сырьем, а города — практически бесплатным продовольствием.

Политика коллективизации проводилась по двум основным направлениям: объединение единоличных хозяйств в колхозы и раскулачивание.

Основной формой объединения единоличных хозяйств были признаны колхозы. В них обобществлялись земля, крупный скот, инвентарь. В постановлении ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. устанавливались поистине стремительные темпы коллективизации: в ключевых производящих зерно регионах (Поволжье, Северный Кавказ) она должна была завершиться в течение одного года; на Украине, в черноземных областях России, в Казахстане — в течение двух лет; в остальных районах — в течение трех лет. Для ускорения коллективизации в деревню были направлены «грамотные в идейном отношении» городские рабочие (сначала 25, а затем еще 35 тыс. человек). Колебания, сомнения, душевные метания крестьян-единоличников, в массе своей привязанных к собственному хозяйству, к земле, к скоту («остался в прошлом я одной ногою, скольжу и падаю другою», — писал по другому поводу Сергей Есенин), преодолевались просто — силой. Карательные органы лишали упорствовавших избирательных прав, конфисковывали имущество, запугивали, сажали под арест.

Параллельно коллективизации шла кампания раскулачивания, ликвидации кулачества как класса. На этот счет была принята секретная директива, по которой все кулачество (кого понимать под кулаком, в ней четко не определялось) делилось на три категории: участников антисоветских движений; зажиточных хозяев, имевших влияние на соседей; всех остальных. Первые подлежали аресту и передаче в руки ОГПУ; вторые — выселению в отдаленные области Урала, Казахстана, Сибири вместе с семьями; третьи — переселению на худшие земли в том же районе. Земля, имущество, денежные накопления кулаков подлежали конфискации. Трагизм ситуации усугублялся тем, что по всем категориям были установлены твердые задания для каждого региона, которые превышали реальную численность зажиточного крестьянства. Были еще так называемые подкулачники, «пособники врагов-мироедов» («самого ободранного батрака вполне можно зачислить в подкулачники», — свидетельствует А. И. Солженицын). По данным историков, зажиточных хозяйств накануне коллективизации было около 3%; раскулачиванию подлежали в некоторых районах до 10—15% единоличных хозяйств. Аресты, расстрелы, переселения в отдаленные районы — весь набор репрессивных средств был использован при проведении раскулачивания, которое коснулось не менее 1 млн хозяйств (средняя численность семей — 7—8 человек).

Ответом стали массовые волнения, убой скота, скрытое и явное сопротивление. Государству пришлось временно отступить: статья Сталина «Головокружение от успехов» (весна 1930) ответственность за насилие и принуждение возложила на местные власти. Начался обратный процесс, миллионы крестьян вышли из колхозов. Но уже с осени 1930 г. нажим вновь усилился. В 1932—1933гг. в самые хлебные районы страны, прежде всего на Украину, Ставрополье, Северный Кавказ, пришел голод. По самым осторожным подсчетам, голодной смертью умерло более 3 млн человек (по другим данным, до 8 млн). При этом неуклонно росли и экспорт зерна из страны, и объемы государственных поставок. К 1933 г. в колхозах состояло более 60% крестьян, к 1937 г. — около 93% . Коллективизация была объявлена завершенной.

Каковы ее итоги? Статистика свидетельствует о том, что она нанесла невосполнимый удар по аграрной экономике (сокращение производства зерна, поголовья скота, урожайности, посевных площадей и пр.). Вместе с тем государственные заготовки зерна выросли в 2 раза, размеры налогов с колхозов — в 3,5 раза. За этим очевидным противоречием стояла подлинная трагедия российского крестьянства. Конечно, крупные, технически оснащенные хозяйства имели известные преимущества. Но главным было не это. Колхозы, формально остававшиеся добровольными кооперативными объединениями, на деле превратились в разновидность государственных предприятий, имевших жесткие плановые задания и подлежавших директивному управлению. При проведении паспортной реформы колхозники паспортов не получили: фактически их прикрепили к колхозу и лишили свободы передвижения. Промышленность росла за счет сельского хозяйства. Коллективизация превратила колхозы в надежных и безропотных поставщиков сырья, продовольствия, капиталов, рабочей силы. Более того, она уничтожила целый социальный слой крестьян-единоличников с его культурой, нравственными ценностями, устоями. Ему на смену пришел новый класс — колхозное крестьянство.

studfiles.net

Коллективизация и голод в СССР

8 февраля 1933 г. политбюро ЦК ВКП(б) отреагировало на факт голода в Украинской ССР, приняв решение о выделении по 200 тысяч пудов зерна «на продовольственные нужды рабочих совхозов, МТС, МТМ, а также актива (партийного и беспартийного) нуждающихся колхозов» Днепропетровской и Одесской областей[i]. 18 февраля 1933 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли ещё одно постановление «об оказании продовольственной помощи нуждающимся колхозам, сельскому активу, а также для рабочих совхозов, МТС и МТМ» Днепропетровской, Одесской и Харьковской областей в размере 2 млн. 300 тыс. пудов зерна. Помощь выделялась «на время весенних полевых работ»

[ii]. И в дальнейшем будет продолжена практика предоставления зерновых ссуд Украине с акцентом на сельских активистов (коммунистам, комсомольцам).

Зерновые ссуды (семенные, продовольственные, фуражные), выданные регионам Центром
в первой половине 1932 г. и первой половине 1933 г. (в пуд.).

Регионы

Первая половина 1932 г.

Первая половина 1933 г.

Урал

19,1 млн.

1, 4 млн.

Казахстан

11,5 млн.

2,6 млн.

Украина

10,7 млн.

35,3 млн.

Западная Сибирь

10,7 млн.

168, 7 тыс.

Средняя Волга

9,8 млн.

156, 2 тыс.

Нижняя Волга

5,4 млн.

1,7 млн.

Башкирия

5,1 млн.

1,2 млн.

Татария

2 млн.

не выдавалось

Белоруссия

600 тыс.

9,4 тыс.

ЦЧО

493,7 тыс.

1,3 млн.

Западная область

250 тыс.

168,7 тыс.

Восточно-Сибирский край

187,5 тыс.

830 тыс.

Нижегородская область

150 тыс.

не выдавалось

Московская область

150 тыс.

не выдавалось

Ивановская область

8,4 тыс.

не выдавалось

СКК

не выдавалось

37,3 млн.

ДВК

не выдавалось

131,2 млн.

Средняя Азия

не выдавалось

112,5 тыс.

Итого:

75,9 млн.

82,5 млн.


Источники: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 878. Л. 13; Д. 880. Л. 7; Д. 881. Л. 10; Д. 886. Л. 13–14; Оп. 162. Д. 12. Л. 9, 30–31, 35–37, 83–84, 108–109, 115–117, 128–129, 171, 174–178, 180–181; Д. 871. Л. 47–49; Оп. 167. Д. 34. Л. 209; Д. 35. Л. 2; Ф. 558. Оп. 11. Д. 43. Л. 8; ГА РФ. Ф. А-2306. Оп. 70. Д. 5287. Л. 71–73; Ф. 5674. Оп. 3с. Д. 21. Л. 95; Оп. 9. Д. 22. Л. 15, 33; Трагедия советской деревни. Т. 3. Конец 1930–1933 гг. М., 2001. С. 288–289, 362–363, 367–368, 374–375.

 

Из приведенных цифр следует, что основные ссуды в первой половине 1933 г. получили два региона СССР – Украина и Северный Кавказ. Некоторые российские регионы, в отличие от прошлого года, вообще их не получили. Урал, Казахстан, Западная Сибирь и Поволжье получили их в несколько раз меньше, чем в 1932 г.

Такая ситуация объяснялась чисто прагматичными интересами власти. Для сталинского руководства главной целью ссуд было сохранение колхозного производства и трудоспособного сельского населения, обеспечивающего его функционирование. В начале 1933 г. в наиболее кризисном состоянии оказались Украина и Северный Кавказ. Они получили львиную долю ссуд, чтобы там не сорвалась посевная кампания, от которой в значительной степени зависел общесоюзный урожай. В 1932 г. их получили другие регионы, где из-за засухи 1931 г. и прошедших хлебозаготовок не осталось необходимых зерновых фондов. Это были пострадавшие от засухи Урал, Казахстан, Поволжье, Западная Сибирь.

Тем не менее, хорошо известно, что зерновые ссуды не спасли от страданий и голодной смерти миллионов украинских крестьян, также как и крестьян других регионов СССР, оказавшихся в зоне голода. Причины этого трагического феномена в комплексе факторов. Первый из них – несопоставимость размеров ссуд с количеством нуждающихся в помощи голодающих, обусловленный политикой власти по поддержке в первую очередь трудоспособной части сельского населения. Второй – бюрократическая неразбериха и волокита с определением масштабов голода и объёма необходимой помощи голодающим. И здесь большое значение имел чисто субъективный фактор – действия местных властей. Это заключение, на наш взгляд, очень подходит для понимания ситуации на Украине в пик голода 1933 г.

school.rusarchives.ru

Глава 2. Насильственная коллективизация и раскулачивание

Насильственная коллективизация стала настоящей войной, объявленной Советским государством против класса мелких эксплуататоров. Более двух миллионов крестьян были депортированы, из них миллион восемьсот тысяч только в 1930-1931 годах; шесть тысяч умерло от голода, сотни тысяч умерло в ссылке. Учиненное над крестьянами насилие представляет собой решающий этап в развитии сталинского террора.

Северный Кавказ, Нижняя и Средняя Волга должны были стать зоной сплошной коллективизации осенью 1930 года, другие производящие зерно сельскохозяйственные регионы - на год позднее.

27 декабря 1929 года Сталин объявил о переходе к "полной ликвидации кулачества как класса". На специальную комиссию Политбюро было возложено проведение практических мер по этой "ликвидации". Комиссия определила три категории кулаков: первые - это "те, кто принимал участие в контрреволюционной деятельности", они должны быть арестованы и отправлены на исправительные работы в лагеря ОГПУ или расстреляны в случае оказания сопротивления, семьи их должны быть высланы, а вещи конфискованы. Кулаки второй категории, определенные как "не проявившие себя как контрреволюционеры, но все-таки являющиеся сверхэксплуататорами, склонными помогать контрреволюции", должны быть арестованы и сосланы вместе со своими семьями в отдаленные регионы страны. Наконец, кулаки третьей категории, определенные как "в принципе лояльные к режиму" должны быть выселены с прежних места обитания и устроены на жительство "вне зон коллективных хозяйств, на худородных землях, требующих возделывания".

В каждом округе действовала тройка, состоявшая из секретаря партийного комитета, председателя исполнительного комитета местного Совета и местного ответственного от ОГПУ, операции проводились непосредственно комиссиями и бригадами по раскулачиванию. Как отмечалось в докладе ОГПУ из Смоленской области: "Раскулачивающие снимали с зажиточных крестьян их зимнюю одежду, теплые поддевки, отбирая в первую очередь обувь. Кулаки оставались в кальсонах, даже без старых галош, отбирали женскую одежду, пятидесятикопеечный чай, последнюю кочергу или кувшин... Бригады конфисковывали все, включая маленькие подушечки, которые подкладывают под головы детей, горячую кашу в котелке вплоть до икон, которые они, предварительно разбив, выбрасывали".Собственностью раскулаченных они овладевали сами или продавали ее на торгах членам бригады по раскулачиванию. Бригада имела неограниченные возможности для разграбления, раскулачивание часто служило предлогом для сведения личных счетов.

Ссылали и арестовывали крестьян, пытавшихся летом продать зерно на рынке, крестьян, имевших два самовара, а также таких крестьян, кто в сентябре 1929 года "убил свинью с тем, чтобы ее съесть и тем самым не дать ей стать социалистической собственностью", "кулаков", "которые слишком прилежно посещали церковь". Но чаще всего "кулаками" называли тех, кто просто пытался противиться коллективизации. Комиссии по раскулачиванию состояли из обычных крестьян. Так, в одном местечке на Украине член бригады по раскулачиванию, был арестован "как кулак" другой комиссией по раскулачиванию, которая работала на другой окраине того же местечка.

Неожиданное и массовое сопротивление крестьянства заставило власть переменить свои планы. В начале апреля месяца власть решилась пойти на уступки. Она направила местным властям циркуляры, устанавливающие снижение темпов коллективизации, поскольку существует "реальная опасность крестьянских войн" и возможность "физического уничтожения представителей советской власти". В апреле число крестьянских восстаний и стычек с властями понизилось, хотя все равно было зарегистрировано 1992 массовых выступления. Сотни сельских Советов были разгромлены, крестьянские комитеты на несколько часов или даже несколько дней брали власть у себя в деревне, составляли списки требований, среди которых вперемешку шли требования о возвращении в собственность средств производства и конфискованного скота, роспуске коллективных хозяйств, восстановлении свободы торговли, открытии церквей, возвращении награбленных богатств кулакам, возвращении высланных крестьян и даже, уничтожении власти большевиков.

Если крестьянам и удалось в марте-апреле нарушить правительственные планы ускоренной коллективизации, успех их был недолог. К концу 20-х они уже не могли создать настоящей организации, найти лидеров, объединиться хотя бы на региональном уровне.

Репрессии были ужасны. В одном только приграничном округе на западе Украины "чистка контрреволюционных элементов" привела к аресту в конце марта 1930 года более 15.000 человек. ОГПУ Украины арестовало в течение сорока дней с 1 февраля по 15 марта 1930 года 26.000 человек, из которых 650 были приговорены специальными судами к расстрелу. Согласно данным ГПУ, только политическая полиция приговорила к смерти в 1930 году 20.200 человек.

Продолжая репрессии против "контрреволюционных элементов", ОГПУ воплотило в жизнь директиву об аресте шестидесяти тысяч кулаков первой категории. Операция была быстро проведена в период с 6 февраля, когда арестовали сразу 15.985 человек, а к 9 февраля уже 25.245 человек, по терминологии ОГПУ, "были выведены из строя". В секретном докладе (спецсводке), датированной 15 февраля, уточнялось: "При ликвидации кулаков как класса "изъято из обращения" в массовых операциях и при индивидуальных чистках 64.589 человек, из них в ходе подготовительных операций (1 категории) 52.166 человек, а в ходе массовых операций - 12.423 человека". За несколько дней "план-заказ" на 60.000 кулаков первой категории был перевыполнен.

В действительности же кулаки представляют собой лишь часть "изъятых из обращения" людей. Местные агенты ОГПУ воспользовались чисткой и для того, чтобы расправиться в своем округе, области, крае со всеми "социально чуждыми элементами", среди которых были старорежимные полицейские, белые офицеры, служители церкви, сельские ремесленники, бывшие купцы, представители местной интеллигенции и другие.

Летом 1930 года ОГПУ уже ввело в действие обширную сеть лагерей. Первой в сети стал исправительный лагерь Соловки, раскинувший свои филиалы на побережье Белого моря, в Карелии и в районе Архангельска. Еще в 1922 году правительство предложило ГПУ устроить большой лагерь в Соловках, на пяти островах в Белом море, расположенных вблизи Архангельска. На главном острове Соловков находился один из больших православных монастырей. "В этой светлости как бы нет греха. Эта природа как бы еще не доразвилась до греха" - так ощутил Соловецкие острова Пришвин. После изгнания оттуда монахов ГПУ организовало на этом архипелаге лагеря, объединенные аббревиатурой СЛОН (Соловецкий Лагерь Особого Назначения). Первые заключенные прибыли сюда из лагерей в Холмогорах и Пертоминска в начале июля 1924 года. К концу этого года в этом лагере было 4.000 заключенных, в 1927 году их было 15.000, а к концу 1928 года - 38.000.

Одной из особенностей системы Соловков было самоуправление. Кроме начальника и нескольких других ответственных постов все лагерные "должности" занимали заключенные. В подавляющем большинстве, это были бывшие сотрудники ГПУ, приговоренные за серьезные превышения власти. Осуществляемое таким контингентом самоуправление было самым большим произволом, который очень скоро ухудшил судьбу привилегированных заключенных, какими при прежней власти считались политические. Начальство лагеря позволяло себе издеваться над заключенными и даже убивать их.

Приведу несколько примеров встречающихся у Солженицына в "Архипелаге Гулаге". На прокладке Пандоровского тракта чекист Гашидзе, приказывая закладывать в скале взрывчатку, посылал туда заключенных и смотрел в бинокль как они взрываются. "Рассказывают, что в декабре 1928 года заключенных, за не выполнение плана, оставили ночевать в лесу на снегу, и 150 человек замерзло насмерть. Это обычный соловецкий прием, тут не усомнишься. Труднее поверить другому рассказу: что на Кемь-Ухтинском тракте в феврале 1929 года роту заключенных около 100 человек за невыполнение нормы загнали на костер, и они сгорели заживо!!!" Соловецкий лагерь - это место со специально продуманной системой принудительных работ, получившей, начиная с 1929 года, ужасающее развитие. До 1925 года заключенные, как правило, были заняты малопродуктивной работой для внутрилагерных нужд. Лагерь Соловки, реорганизованный под аббревиатурой УСЛОН (Управление Соловецкими Лагерями Особого Назначения), шагнул на континент и прежде всего на побережье Белого моря. В 1926-1927 годах появились лагеря в устье Печоры, в Коми и в других точках этого негостеприимного, но богатого лесами побережья. Заключенные выполняли точно расписанный план по заготовке леса, по его рубке и распиловке. Рост планов производства леса по стране потребовал увеличения числа заключенных. Это обстоятельство привело в 1929 году к полной реформе содержания заключенных: в лагеря стали отправлять и тех, кто был приговорен к трем годам тюремного заключения. Подобные меры способствовали чудовищному развитию системы исправительных лагерей. Экспериментальная лаборатория принудительных работ, "специальные лагеря" Соловецкого архипелага стали отправной точкой появления и приведения в действие другой большой континентальной системы - архипелага ГУЛАГ. Более 40.000 заключенных этого лагеря строили дорогу Кемь-Ухта, и они же давали большую часть лесопродукции, вывозимой из порта Архангельск. В группе северных лагерей насчитывалось 4.000 заключенных, принимавших участие в строительстве трехсоткилометровой железной дороги между Усть-Сысольском и Пинегой и дороги длиной в 290 километров между Усть-Сысольском и Ухтой. Администрация ГПУ разделяла заключенных на три категории:

Первая состояла из политических, то есть исключительно из членов бывших партии меньшевиков, эсеров, анархистов; эти заключенные поначалу добились от Дзержинского привилегий, которые тот сам имел при царском режиме: около десяти лет он провел в тюрьмах и ссылках, где к политическим относились сравнительно мягко, они получали лучшее питание, называемое "политическим рационом", имели право на некоторые личные вещи, могли получать газеты и журналы. На поселении им позволялось жить коммуной, и они освобождались от принудительных работ. Все эти привилегии были уничтожены в конце 20-х годов.

Вторая категория заключенных, самая многочисленная, состояла из контрреволюционеров, членов политических партий несоциалистических или анархистского направлений, представителей духовенства, бывших офицеров царской армии, бывших чиновников, казаков, участников Кронштадтского и Тамбовского восстаний, а также других лиц, арестованных по 58 статье Уголовного кодекса.

В третью категорию заключенных входили осужденные ГПУ уголовники (бандиты и фальшивомонетчики), а также бывшие чекисты, осужденные за различные преступления или проступки по должности. Контрреволюционеры, обязанные проживать совместно с уголовниками, устанавливавшими свои законы, подвергались самому чудовищному произволу внутри лагеря, голодали, мерзли зимой, летом их сжирала мошка (одна из летних пыток заключалась в том, что пленника нагишом привязывали к дереву в лесу и оставляли его на съедение мошке, весьма злой и многочисленной на этих северных, усеянных озерами, островах).

За полтора года, приблизительно с конца 1928 года и до лета 1930 года заключенных вместо сорока тысяч стало сто сорок тысяч. Успехи по использованию бесплатной рабочей силы вдохновили власть на новые, еще более грандиозные проекты. В июне 1930 года правительство решило построить канал, связывающий Белое море с Балтийским длиной в 240 километров, проложив большую его часть в скальном грунте. Без технических средств и каких бы то ни было машин этот проект потребовал 120.000 заключенных с мотыгами, лопатами и тачками. Но летом 1930 года, когда раскулачивание было в полном разгаре, рабочая сила заключенных перестала быть дефицитным товаром. К концу 1930 года реальная масса раскулаченных была свыше 700.000 человек и более 1.800.000 - к концу 1931 года.

Высланные крестьяне неделями содержались в местах, для проживания не предназначенных - казармах, административных зданиях, вокзалах. Редкие поезда добирались до места, сохранив всех пассажиров. Неизвестно, сколько человек из 1.803.392, официально сосланных по графе "раскулачивание" в 1930-1931 годах, погибло от голода и холода первых месяцев "новой жизни". Между февралем 1930 года и декабрем 1931 года было депортировано чуть более 1.800.000 человек. Когда 1 января 1932 года власти осуществили первую попытку регистрации заключенных, то их оказалось 1.317.02221. Иными словами, потери составили полмиллиона, то есть около 30% от общего числа. Смертность была очень велика. Из трехсот тысяч депортированных на Урал только 8% были в апреле способны выйти на работу по рубке леса и производить другие общественно-необходимые работы, остальные "здоровые взрослые" строили жилье для самих себя и пытались что-то предпринять, чтобы выжить". Их жизнь подчинялась строгим правилам. Привязанные к месту жительства, переселенцы распределялись администрацией на государственные предприятия.

Начиная с 1932 года предпринимается переселение рабочей силы из спецпоселений в климатически трудных районах поближе к большим стройкам, шахтам и промышленным предприятиям. На некоторых участках часть бывших спецпоселенцев, работавших на предприятиях или стройках рядом со свободными тружениками, жили в бараках рядом с местом приложения их труда. На шахтах Кузбасса в конце 1933 года около 4100 спецпоселенцев составляло 47% от всех шахтеров. В Магнитогорске 42462 депортированных было зарегистрировано в сентябре 1932 года, что составляло две трети местного населения. Постепенно репрессированные сливались с местным населением.

Глава 3. Великий голод

"Правление, при котором народ уменьшается в числе и оскудевает, - худшее". Жан-Жак Руссо.

Великий голод 1932-1933 годов, который унес 6 миллионов жизней, не был обусловлен какими-либо природными катаклизмами. Более того, с точки зрения природных условий 1932 г. отличался в лучшую сторону в сравнении с 1931.И общий валовый сбор зерна в стране в 1932г. был несколько выше чем в предыдущем хотя потери урожая при уборке по-прежнему оставались большими. Эта катастрофа не была обычной даже в ряду прочих затяжных голодных лет или периодов, которые ранее постигали Россию. Этот голод был прямым следствием новой системы хозяйствования на селе, "военно-феодального способа правления", как выражался Н. Бухарин т. к. он возник в период насильственной коллективизации.

В отличие от голода 1921-1922 годов, признаваемого советской властью, во время которого правительство обращалось за помощью к другим государствам, голод 1932-1933 годов отрицался советским режимом, более того, он скрывался.

Нельзя понять голода 1932-1933 годов вне контекста новых "экономических отношений" между государством и крестьянством, ставших следствием насильственной коллективизации деревни. Каждой осенью кампания по коллективизации превращалась в настоящее испытание отношений между государством и крестьянством, которое всеми средствами старалось утаить часть своего урожая. Чем более плодородным был регион, тем большей сдачи сельхозпродукции от него ждали. В 1930 году государство забрало 30% колхозной продукции на Украине, 38% в богатых районах Кубани и Северного Кавказа, 33% в Казахстане. В 1931 году при получении еще более низкого, чем в предыдущем году, урожая эти проценты поднялись соответственно до 41,5%, 47% и 39,5%. Такое изъятие сельскохозяйственной продукции у крестьянства расстраивало производственный цикл. Например, при НЭПе крестьяне продавали только 15-20% своей продукции, оставляя 12-15% всего собранного зерна на семена, 25-30% на корм скоту, а остальное для собственных нужд. Крестьяне, которые пытались сохранить хотя бы часть своего урожая, и местные власти неизбежно вступали в конфликт.

Кампания по заготовкам 1932 года разворачивалась постепенно. Как только начиналась новая жатва, колхозники стали стараться спрятать, "своровать" ночами хотя бы малую часть своего урожая.

В арсенал репрессий попал и знаменитый закон от 7 августа 1932 года, устанавливающий осуждение на 10 лет лагерей или смертную казнь за "кражу и расхищение колхозной собственности". Этот закон народ прозвал законом "колосков", так как согласно этому закону могли быть наказаны и те, кто собирали на колхозных полях оставшиеся после уборки колоски ржи или пшеницы. Закон позволил осудить в период с августа 1932 по декабрь 1933 года более 125.000 человек, из которых 5.400 было приговорено к смертной казни.

Но, несмотря на принятые меры, зерно никак не собиралось в нужных количествах. В середине октября 1932 года общий план главных зерновых районов страны был выполнен только на 15-20%. Тогда правительство идет на жесткие карательные меры по отношению к провинившимся колхозам и станицам. В резолюции 1933 года указанно: "В связи с постыдным провалом плана заготовки зерновых, заставить местные парторганизации сломить саботаж, организованный кулацкими контрреволюционными элементами, подавить сопротивление сельских коммунистов и председателей колхозов, возглавляющих этот саботаж. В случае, если саботаж будет продолжаться, население подвергнуть массовой депортации". В течение только одного месяца "борьбы против саботажа" - ноября 1932 года - 5.000 сельских коммунистов, обвиненных в "преступном сочувствии" "подрыву" кампании хлебозаготовок были арестованы. В декабре началась массовая депортация не только отдельных кулаков, но и целых деревень, казацких станиц, уже подвергавшихся в 1920 году подобным карательным мерам. Число спецпоселений стало быстро расти. Если в 1932 году по данным администрации ГУЛАГа прибыло 71236 поселенцев, то в 1933 году был зарегистрирован приток в 261.091 спецпоселенцев. Эффективность репрессивных мер все продолжала падать. Тюрьмы были переполнены. На 100 тюремных мест приходилось 149 человек.

Могли ли эти репрессивные меры помочь государству в войне против крестьянства? Ответ "нет" очевиден. Таким образом, чтобы победить врага, остается лишь одно решение: оставить его голодным.

Первые сообщения о возможной критической ситуации в снабжении продуктами зимой 1932-1933 годов пришли в Москву летом 1932 года.По словам Молотова : "существует реальная угроза голода в районах, где всегда снимали превосходный урожай".

Но уже не в силах остановить пошедший процесс Политбюро направляет местным властям циркуляр, предписывающий немедленное лишение колхозов, не выполняющих свой план заготовок, "всего зерна, включая семенные запасы!". Вынужденные под угрозой пыток сдавать все свои скудные запасы, не имея ни средств, ни возможностей покупать, что бы то ни было, миллионы крестьян из самых богатых в Советском Союзе сельскохозяйственных регионов остались голодными, не имея при этом никакой возможности выехать куда-нибудь в город.

Во всех областях, которые поразил голод, продажа железнодорожных билетов была немедленно прекращена; были поставлены специальные кордоны ОГПУ, чтобы помешать крестьянам покинуть свои места. В начале марта 1933 года в донесении ОГПУ уточнялось, что только за один месяц 219.416 человек были задержаны при попытке уехать в ходе операций, призванных ограничить массовое бегство крестьян в города. 186.588 человек были возвращены на места проживания, многие арестованы и осуждены.

В деревнях смертность достигла предельной точки весной 1933 года. К голоду добавился еще тиф; в селах с населением в несколько тысяч человек насчитывалось не более нескольких десятков выживших. Были отмечены случаи каннибализма.

Сталин изложил свою позицию: крестьяне справедливо наказаны за то, что бастуют и саботируют, они, оказывается, "ведут тихую тайную войну против советской власти не на жизнь, а на смерть" Только в 1933 году миллионы крестьян умерли от голода, а советское правительство продолжало поставлять зерно за границу; восемнадцать миллионов центнеров пшеницы были вывезены ради "нужд индустриализации". Около сорока миллионов человек пострадало от голода и лишений. Украинское крестьянство было главной жертвой голода1932-1933 годов-80% голодных смертей приходилось на Украину и Северный Кавказ (кубанское казачество). В наиболее затронутых голодом районах, в сельской местности вокруг Харькова, смертность в январе и июне 1933 года увеличилась в десять раз по сравнению со средней смертностью: 100.000 похоронено в июне 1933 года в районе Харькова при том что "всего" 9.000 в июне 1932 года. Сельские районы больше пострадали, чем города, но и города тоже голод не пощадил. Харьков за год потерял 120.000 своих жителей, Краснодар - 40.000, Ставрополь - 20.000.

Голод 1932-1933 годов стал решающим эпизодом в процессе становления репрессивной системы, выступающей то против одной, то против другой группы населения. Насилия, пытки, смертные приговоры целым популяциям привели к ужасающим последствиям.

Появилось много местных деспотов и тиранов, готовых на все, чтобы забрать у крестьян их последние запасы, и воцарилось варварство. Лихоимство превратилось в каждодневную практику, не новостью становятся брошенные дети, каннибализм, эпидемии и грабительство, как-то сами собой организуются "бараки смертников", крестьяне познают новую форму рабства, и все это по указке государства!

Украина, Казачий Край, некоторые округа Черноземья - самые богатые и самые перспективные сельскохозяйственные районы, но именно эти районы больше всего потеряли при изъятии у них сельскохозяйственной продукции во время хлебозаготовок, смененной затем насильственной коллективизацией, именно эти районы смертоносно поразил голод 1932-1933 годов.

studfiles.net

Насильственная коллективизация сельского в СССР хозяйства и ее социально-экономические последствия.


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника
⇐ ПредыдущаяСтр 21 из 26Следующая ⇒
В 1927 г. XV съезд партии принял решение о проведении коллективизации. Ее начало подхлестнули трудности с хлебом в 1928 г. Введение коллективных хозяйств (колхозов) упростило принудительный сбор зерна с крестьян. «Сплошная» коллективизация началась в 1929 г. Государство стало повышать налоги на единоличников. К вступлению в колхоз крестьян призывали рабочие, специально отправленные в деревню (25- и 30-тысячники). Крестьянам обещали трактора для обработки земли, но дали их лишь в 1931 г. Кулаков и тех, кто их поддерживал («подкулачников»), раскулачивали —лишали имущества и высылали. При создании колхозов общими часто делали даже кур, огороды и др. Чтобы не сдавать скот в колхозы, крестьяне забивали его. Бухарин, Рыков, Томский, возражавшие против чрезмерного давления на крестьян, были обвинены в «правом уклоне» и выведены из Политбюро.
В январе 1930 г. коллективизацию решили провести быстрее, в 1-2 года. Но сопротивление крестьян побудило И. В. Сталина сбавить темпы. В статье «Головокружение от успехов» он обвинил местные власти в перегибах. Селянам стали оставлять приусадебные участки, часть скота, птицу. Для помощи колхозам создавались машинно-тракторные станции (МТС). Многие колхозы распались. Но в целом коллективизация продолжалась. В 1933 г. страну поразил голод. Были введены паспорта для крестьян, без них они не могли передвигаться по стране. За кражу колхозного имущества карали вплоть до расстрела. В 1935 г. II Всесоюзный съезд колхозников принял Примерный Устав сельскохозяйственной артели. Формально колхозы считались кооперативами, т. е. общественными организациями. Посему колхозникам не полагалась пенсия. Они подвергались жестокой эксплуатации. Политика грубой эксплуатации и незаинтересованность крестьян в труде привели к упадку сельского хозяйства. Итоги: Статистика свидетельствует о том, что она нанесла невосполнимый удар по сельскому хозяйству (сокращение производства зерна, поголовья скота, урожайности, посевных площадей и пр.). Вместе с тем государственные заготовки зерна выросли в 2 раза, размеры налогов с колхозов — в 3,5 раза. За этим очевидным противоречием стояла трагедия российского крестьянства. Конечно, крупные, технически оснащенные хозяйства имели известные преимущества. Но главным было не это. Колхозы, формально остававшиеся добровольными объединениями, на деле превратились в государственные предприятия, имевших жесткие плановые задания и подлежавшие директивному управлению. При проведении паспортной реформы колхозники паспортов не получили: фактически их прикрепили к колхозу и лишили свободы передвижения. Промышленность росла за счет сельского хозяйства. Коллективизация превратила колхозы в надежных поставщиков сырья, продовольствия, капиталов, рабочей силы. Кроме того, она уничтожила целый слой крестьян-единоличников с его культурой и устоями. Ему на смену пришел новый класс — колхозное крестьянство. последствия: · изъятие земли у более чем двух третей российского крестьянства лишило его стимулов к труду; кроме того, в предыдущем (1932) г. у крестьян был насильственным путём изъят практически весь собранный урожай; · массовый убой крестьянами скота из-за нежелания отдавать его на колхозные фермы, массовая гибель лошадей из-за нехватки фуража, массовая гибель скота из-за эпизоотий, холода и бескормицы на колхозных фермах катастрофически снизили поголовье скота по всей стране; · борьба с кулачеством, в ходе которой «6-7 млн лучших работников» были согнаны со своих земель, нанесла удар по трудовому потенциалу государства; · увеличение экспорта продовольствия из-за снижения мировых цен на основные экспортные товары (лес, зерно, нефть, масло и т. д.)

mykonspekts.ru

Насильственная коллективизация - Всемирная история Библиотека русских учебников

Индустриальный скачок негативно отразился на крестьянских хозяйствах. Чрезвычайное налогообложения вызвало недовольство крестьян. Власть искусственно повышала цены на промышленные товары и занижала закупок ные цены на зерно, что осложнило хлебозаготовки, поставки зерна государствві.

Хлебный кризис конца 1927 г ухудшила экономическую ситуацию в стране и поставила под угрозу план индустриализации. Для выхода из кризиса некоторые экономисты и хозяйственники предлагали изменить взаимоотношения м между городом и деревней. Однако для ликвидации хлебного кризиса был избран другой курурс.

По возвращении из инспекционной поездки в. Сибирь зимой 1928 г. Сталин провозгласил: при хорошем урожае продажа зерна отставал от плана, оценили как саботаж со стороны кулаков. Не менее важной была и и другой тезис: пока е кулаки, будет и саботаж хлебозаготовок. На этом основан и командный приказ: не жалея сил и средств, развернуть организацию колхозов и совхозепів.

В январе 1930 г. ЦК. ВКП (б) принимает постановление"О темпах коллективизации, мерах помощи государства колхозному строительству", которая предусматривала жесткие сроки проведения. В основных зерновых районах страны (Это ередне и. Нижнее. Поволжье,. Северный. Кавказ) ее должны были завершить к весне 1931 г, в. Центральной. Черноземной области, Украина, на. Урале, в. Сибири и. Казахстане - к весне 1932 г. А к концу первой пя тиричкы коллективизацию предстояло осуществить в масштабе всей страныі всієї країни.

Параллельно с коллективизацией осуществлялась политика ликвидации кулака как класса. Была даже спущена квота, по которой от. З до 5% крестьянских хозяйств предлагалось считать"кулацкими"Сразу раз зпочалося соревнования на местах за рекордно быстрое создание"районов сплошной коллективизации"Уже в марте 1930 г. в. Белоруссии в колхозы объединили 63% хозяйств, в Украине и. Российской. Федерации - 58,. Закавказье - 50,. Узбекистане - 46- 50,. Узбекистані - 46 %.

Это объединение осуществлялось с нарушением элементарных норм добровольности привело к антиколхозную выступлений. Только с января по март 1930 произошло 2 тыс. антиколхозную восстаний. Недовольство с крестьян вело к массовому забою скота. Быстро созданы колхозы стали распадатьсяатися.

В феврале 1930 г был принят закон о порядке ликвидации кулацких хозяйств. Кулаки делились на три категории. К первой включались организаторы антисоветских и антиколхозную выступлений, подлежали аресту и суду. Богатейших кулаков - вторая категория - переселяли в другие районы. Все остальные кулацкие хозяйства подлежали частичной конфискации, а их обладатели - выселению на новые террито рии. Во время раскулачивания было ликвидировано около 1млн хозяйств (15% крестьянских хозяйстварств).

Однако. Сталин считал, что политика партии себя оправдала. Валовые сборы зерна уменьшились, а государственная заготовка увеличилась с 10 млн тонн в 1928 г до 22,7 млн ??тонн в 1934 г. Настоящий результат этой полити ики был другим. С осени 1932 г многие районы страны охватил жесточайший голод. Точную цифру людских потерь от голода 1932-1933 гг установить невозможно. Исследователи называют данные от 3,5 до 10 млн в. СИБ. Спутником голода стал тиф, стране прокатились голодные бунты, резко увеличилась численность беспризорных детей. Режим в ответ лишь усилил репрессии. Голодающие районы окружили заградительными отрядами, бездомных людей забирали в специальные лагеря и посылали на тяжелые работы результате голодомора было окончательно сломлено сопротивление крестьян колхозной системпній системі.

Экономические неурядицы не остановили проведения коллективизации. На конец второй пятилетки организовали более 243 тыс колхозов 1933 г были введены обязательные поставки сельскохозяйственной продукции й государстве. В колхозов изымали 70% урожая, вплоть до семенного фонда. Государственные цены на сильгосппродук-ти в несколько раз были ниже рыночных, что должно было обеспечить быстрые темпы индустриализации. Планы кол госпних посевов складывались руководством машинно-тракторных станций, созданных для технического обслуживания колхозов, утверждались исполкомами районных советов и затем сообщались колхозамлгоспам.

Административно-командная система управления колхозами, высокие размеры государственных поставок, низкие закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию и фактически крепостная труд крестьян тормозили экономи ичний развитие хозяйств. Это были результаты генерального курса партии на селе, сплошной коллективизации сельского хозяйства, политики формирования индустриализациї.

uchebnikirus.com

Насильственная коллективизация. — МегаЛекции

Концентрация средств на индустриальном направлении делала аграрный сектор страны периферийным. Современные исследователи в связи с этим справедливо отмечают, что в сталинской стратегии форсированной индустриализации вовсе не нужен был рост сельскохозяйственного производства. Абсолютно необходимо было лишь такое переконструирование и такое повышение эффективности труда, при котором можно было бы, во-первых, уменьшить число занятых в сельском хозяйстве пропорционально расширению спроса на рабочую силу в промышленности, во-вторых, поддерживать при меньшем числе занятых производство продовольствия на уровне, не допускающем длительного голода, в-третьих, обеспечивать снабжение промышленности незаменяемым техническим сырьем. Реализацию этой задачи и обеспечила коллективизация. Индустриальный рывок тяжело отразился на положении крестьянских хозяйств. В 1927 г. возникли осложнения с хлебозаготовками. Крестьяне сократили поставки зерна государству в связи с занижением закупочных цен на хлеб. Это вызвало глубокий хлебный кризис, поставило под угрозу выполнение плана индустриализации. Часть экономистов предлагала изменить взаимоотношения между городом и деревней, добиться их большей сбалансированности. Но для борьбы с хлебозаготовительным кризисом был избран иной путь. Для активизации хлебозаготовок руководство страны прибегло к чрезвычайным мерам. Запрещалась свободная рыночная торговля зерном, при отказе продавать хлеб по твердым ценам крестьяне подлежали уголовной ответственности, местные Советы могли конфисковывать часть их имущества. Эти меры ускорили переход ко всеобщей коллективизации. Проходивший в декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б) принял специальную резолюцию по вопросу о работе в деревне. В ней в качестве перспективной задачи намечался постепенный переход к коллективной обработке земли. Но уже в марте 1928 г. ЦК партии потребовал укрепления действующих и создания новых колхозов и совхозов. В ноябре 1929 г. публикуется статья Сталина «Год великого перелома», в которой утверждалось, что коренной перелом в недрах крестьянства в пользу колхозов уже



удалось организовать. В конце декабря того же года на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов он призвал к проведению политики ликвидации кулачества как класса. В январе 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В нем намечались жесткие сроки ее проведения. Коллективизацию в масштабе всей страны планировалось завершить к концу первой пятилетки.

17*. Культурное развитие СССР в 1920 – 1930-е.

Преобразования в обл кул-ры были одной из зад построения социалист госуд-ва в СССР. Особенности осущ-ния культур революции опред отсталостью страны, унаследованной от старых времен, неравномерностью эконом и культур развития народов, вошедших в состав СССР. Большевистские власти осн внимание уделили строительству сис-мы народ образ-ния, перестройке высш школы, повыш роли науки в экономике страны, формиров нов творч интеллигенции. Шел процесс формир-я кул-ры, свойственной тоталитар обществу, — кул-ры, поставленной под контроль гос-ва, стремящ руководить духов жизнью общества, воспитывать его членов в духе господствующей идеологий. Достижением 20-х гг. стала ликвидация массов неграмотности. Млн. взрослых прошли подготовку в школах по ликвидации неграмотности ,создавалась сеть библиотек. Нов сис-ма образования строилась на принципах единой трудовой школы. Обязательным было сначала 4-хклассное начальное, а затем и 7-миклассное образование. 20-е гг. — яркая страница в истории отечественной педагогики, время экспериментов и новаций (безурочная сис-ма, безоценочное обучение, лабораторный метод)- В 30-е гг. ситуация в школьном образ-нии изменилась: были восстановлены традиц ф-мы обучения (уроки, предметы, оценки, строгая дисциплина), опыт предыдущего десятилетия осужден как «перегиб». К 20-м гг. относится создание так называемых рабфаков, факультетов по подготовке специалистов с высшим образованием из числа рабочих и крестьян. Особое внимание уделялось подготовке преподавателей обществ наук для высшей школы (Институт красной профессуры). Партийное рук-во культурой осущ созд в 1920 г Агитационно-пропагандистский отдел ЦК РКП(б). Работали комиссии по разл отраслям кул-ры. В 1922 г появ глав управление по делам лит-рыи издательств, на кот возлаг ф-ции цензуры. Координция руков-ва культурой во всесоюзном масштабе осущ Совещанием наркомов просвещения республик. В конце 20-х—30-е гг. прошел целый ряд кампаний по изгнанию из университетов и институтов профессоров и преподавателей, по мнению властей, не освоивших марксистское учение. Жертвами репрессий вместе с педагогами были и студенты. Борьба за «идейную чистоту» предопределила особенности развития гуманитарных наук. О том, что власть не даст возможности продолжить исследования ученым, чьи научные взгляды отличны от марксистских, было заявлено громко и жестко: в 1922 г. группа видных философов, историков, экономистов, социологов (Сорокин, Н. А. Бердяев)была выслана из страны. С выходом «Краткого курса истории ВКП(б)» появился своеобразный «эталон», с которым сверялось все написанное и высказанное. В 30-е гг. идеологическое давление на ученых-гуманитариев было дополнено прямыми репрессиями (аресты, ссылки, расстрелы). Среди жертв репрессий выдающиеся экономисты Кондратьев и Чаянов, Флоренский . В сфере точных и естествнаук ситуация была несколько иной. Выдающ-ся открытия были сделаны Вернадским. Лебедевым, Зелинским. Государство, особенно с началом индустриализации и в условиях нарастания военной угрозы, вкладывало в развитие точных и естеств наук значит сред-ва, стремилось повысить материал уровень жизни ученых. Но репрессии 30-х гг. не обошли ученых-естественников стороной. Был арестован и замучен в лагерях выдающийся генетик Н. И. Вавилов. К началу 20-х гг. из страны эмигрировали многие выдающиеся писатели, художники, музыканты ( Бунин, Куприн,Шагал,. Репин, ). Немало выдающихся деятелей русской культуры остались в России (. Ахматова, Гумилев) До сер 20-х гг. в искусстве царил дух творч поиска, стремления найти необычные, яркие художест формы и образы. Существовало множество творч объединений, исповедовавших различ взгляды на сущность и предназначение искусства ( Российская ассоциация пролетарских писателей, «Левый фронт искусств.). С 1925 г. идеологическое давление на деятелей культуры усилилось. К сер 30-х гг. общеобязательным для совет искусства худож методом был объявлен метод социалист реализма (изображение действительности не такой, какова она есть, а такой, какой она должна быть с точки зрения интересов борьбы за социализм). Решающими в этом смысле событиями были создание в 1934 г. Союза советских писателей и ряд идеологических кампаний. Творческие союзы, по существу, превратились в часть партийно-государственного аппарата. Внедрение единых художест канонов осущест в том числе репрессивным путем.. Тоталитар строй уничтожал свободу творчества, духовного поиска, художественного самовыражения. И все-таки писателями, художниками, композиторами, деятелями театра и кино в эти годы были созданы талантливые и даже выдающиеся произведения: «Тихий Дон» М. А. Шолохова, «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова.
18. Политическая система тоталитарного общества в СССР (1928 – 1941).

Высокие темпы развития могли быть достигнуты только за счет внеэкон. принуждения, насилия. Необх-ть насилия, включая репрессии, их неизбежность открыто признавалась сов. руководителями. В нар. хозяйстве, особенно на протяжении сталинского п-да, использ. миллионы заключенных. Их дешевым трудом созд. значительная часть нац. продукта. Общее число репрессированных не поддается пока точной оценке. Но принуд. труд стали применять широко с конца 1920-х гг. А тогда использ-е подневольн. труда не рассм-сь как важная хозяйственная задача. Ситуация изменилась в конце 1920-х гг. Политбюро ВКП(б) предписало расширить существующ. и организ. нов. лагеря в отдаленных районах с целью их колониз-и и разраб-ки «природн. богатств путем применения труда лишенных свободы». К середине 1930-х гг. была создана достаточно разветвл. сеть исправительно-трудовых лагерей. В 1930 г. было организ. Управление лагерей ОГПУ, с 1931 г. ставшее Главным (ГУЛАГ). Пополнять систему ГУЛАГа позволяла развертывающаяся и набирающая силу в 1930-е гг. борьба с инакомыслием. В этот п-д увелич. масштабы репрессий в отн. «классово-враждебных лиц». Но карат. меры касались практически всех слоев насел-я. Жесток. репрессии позв. удержаться у власти сталинскому рук-ву. В категорию «врагов народа» попадали не только классово-неблагонад. эл-ты, но и ответств. работники органов управл-я, рабочие и специалисты, парт. работники, видные ученые, деятели культуры, армейские офицеры. Расшир-е масштабов репрессий сопровожд. нарушем законности. ЦИК СССР принял несколько постановл-й, ставш. основой проводимых беззаконий. Создав. особое совещ-е – внесудебн. орган в сис-ме госбезоп-ти. Реш-е им вопросов об основании и мерах репрессий не подлеж. контролю. На таком же принципе строили свою работу и другие внесуд. неконституц. органы - «тройки» и «двойки» НКВД. Репрессивн. полит. курс Сталина вызывал оппозиц. настроения у многих парт. работников и ряд. членов ВКП(б). Так, группа моск. партработников во главе с Рютиным обрат. с манифестом «Ко всем членам ВКП(б)», в кот. предл. отстранить Сталина от должн. Ген. секретаря ЦК. Но участники группы были арест. и расстреляны. Насажд-е методов произвола и беззакония создавало в стране обстан-ку страха, подозрительности, взаимного недоверия друг к другу. Массовые репрес. усил. после убийства в дек. 1934 г. Кирова, перв. секретаря Ленингр. горкома и обкома партии, члена Политбюро ЦК ВКП(б). К 1937 г. репрессивная практика достигла своего апогея. 25 февраля - 5 марта 1937 г. прошел Пленум ЦК партии, кот. санкц. «большой террор». Жертвами репрес. стан. не только отдельные лица, группы - целые народы. Репрессии косн. команд. кадров Кр. Арм. Многие репрес. акции заверш. расстрелом осужденных. Так, например, по сфабрик. делу о так называемом «заговоре военных» было расстрел.о более 80% высш. военачальников страны, в т. ч. 3 из 5 маршалов Советского Союза. По ложн. доносам и обвинениям арест. десятки людей.

19*. Социально-экономич. развитие России и Укр. 1928 – 1941 гг.

К 1926 г. Промышл-е разв-е страны благодаря НЭПу достигло ур-ня1913г. Но Сов союз знач-но уступал Западу. Необх была индустр-ция страны. Все средстванаправили на строит-во промышл гигантов. Рост произв-ва товаров народн потребл-я замедл-ся. Начались трудности с хлебозаготовками. Страна оказалась без валюты, необх для индустр-ции. Большевики прибегли к чрезвыч-м мерам. Была запрещ свободн продажа хлеба, установлены госуд-е цены на него (убыточные для крестьян), нач-сь конфиск-я зерна. Применение наёмн труда и аренду земли отменили. Это означало конец нэпа в деревне. Крестьяне отказ-сь продавать хлеб себе в убыток и сокр-ли посевные площади. В 1928-29в стране ввели карточную сис-му. В ряде районов вспыхн крестьянск бунты и восстания. Выход изсоздавш-ся положения лидеры партии видели в созд-ии колхозов. Осенью 1929 г. произошёл переход к политике принудительной коллект-ции и ликвидации кулачества как класса. Сплошная коллект-ция д.б. закончиться к 1932. Для оказ-я помощи колхозам в деревню было направл 25 тыс. рабочих (двадцатипятитысячники). К весне 1930 почти 60 % крестьян вступили в колхозы. Для их создания местн власти применяли меры экономич и политич принуждения. Единоличникам не выдавали товары в кооперации, увелич налоги, лишали избират-х прав, выселяли, отбирали имущ-во, раскулачивали, арестовывали и т.п. Увелич-сь кол-во вооруж выступлений крестьян. Руков-во партии вину за перегибы возложило на местн работников. В газете "Правда" 2 марта 1930 появ-сь статья Сталина "Головокружение от успехов"( В ст шла речь о коллект-ции сельск хоз-ва в СССР, предл-сь устранить «перегибы на местах», кот объявлялись плодом самодеят-сти излишне ретивых исполнителей, трактовавших таким обр «генеральн линию партии» на сплошную коллект-цию). Крестьяне стали выходить из колхозов. К лету 1930 в колхозах осталось ок 20 % крестьян. В том же году насильств-я коллект-ция возобн-сь. К концу 1931 в основных хлебо-произв-х районах больш-во крестьян оказ-сь в колхозах. К 1940 единоличников в стране осталось 4 %. Обеспечить страну продуктами так и не удалось. В 1929-1932поголовье скота сокр-сь почти вдвое. Несм на рост посевных площадей, произошло падение сборов зерна. В 1932-1933на Дону, Кубани, Нижней и Средн Волге, Казахст, Укр, Южн Урале, юге Сибири разразился голод. Он был вызван изъятием у колхозов почти всего урожая. Голод унёс неск млн жизней. Лишь в к 30-х сельскохоз-е произв-во вновь подошло к уровню 1928г. Раскулач-ю подверглось >10 млн. крестьян. Больш-во раскулаченных попало в трудовые лагеря Севера и Сибири. Обратно вернулись немногие. В дек 1927 г. на XV съезде партии был принят первый пятилетний план(1928-1932). Он предусм-л сосредот-е всех ресурсов на тяж-й пром-сти. Её объём д.б. ↑ в 3 раза. Средства предполаг получить за счёт снижения темпов роста лёгкой пром-сти, внутр-х займов, доходов от внешн торговли, увелич налогов. Это означало сокращ-е жизненного ур всех слоев насел-я и прежде всего крестьянства. План рассм-ся как закон, обязательный для выполнения. Т. о., был взят курс на укрепл командно-административн управления пром-стью, оконч-й отказ от НЭПа. За годы первой пятилетки вырос объём пром-го произв-ва, особенно в энергетике и металлургии. (Днепрогэс, Магнитка, Кузнецк). Построили ок 1500 нов предпр-й. Тракторн заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, автомобильн в Москве и Нижн Новгороде стали крупнейш в мире. Возникли новые отрасли - авиационная, автомоб-я, подшипниковая, тракторн. В 1930 была ликвид-на безработица. Тем не менее себестоимость продукции повысилась. На 8 % снизилась произв-сть труда. В годы второй пятилетки (1933-1937) построили 4500 новых промышл-х предпр-й. По абсолютным объёмам пром-го произв-ва СССР в к 30-х гг. вышел на второе-третье место после США и Германии. Сокр-сь отставание от развитых стран по произв-ву продукции на душу населения. Кол-во рабочих выросло с 9 до 23 млн. чел. Произв-сть труда увел-сь на 60 %. В 1935 г. отменили карточки на продукты и промышл товары. В третьей пятилетке (1937-1941) темпы роста пром-го произв-ва знач-но снизились и не превыш в среднем 3-4 % в год. В этот период заметно вырос объём произв-ва военной продукции. Ни одна пятилетка не была выполнена полностью. Удалось добиться результ-в только в некот отраслях тяж пром-сти, особенно военно-пром-го комплекса. Успехи были достигнуты высокой ценой. Снизился жизн-й ур, усилилась интенсификация труда, отстали лёгкая и пищевая пром-сть, сельск хоз-во.


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

Насильственная коллективизация в СССР. Раскулачивание

Добавил: pluvash

Тема: Политика

В 1929 году внешнеполитическая обстановка отчетливо запахла войной для СССР. И Сталин решил, что с коллективизацией надо поспешить. После его статьи в «Правде» «Год великого перелома» за крестьян взялись основательно. Если до этого во многих деревнях случалось, что половина населения в колхозе, а половина работает только на себя, причем колхозники зачастую живут хуже частников, то теперь с этим было пора было кончать. Был создан специальный наркомат земледелия во главе с Яковом Яковлевым (Эпштейном), работавший в самой тесной смычке с ОГПУ. Зима 1929/1930 года стала началом сплошной коллективизации. Крестьян перестали уговаривать, им начали приказывать.
Все это сопровождалось более страшным процессом – массовым раскулачиванием. Если сопротивление не носило уголовного характера, как в истории с Павликом Морозовым, то по разнарядке сверху более-менее зажиточных середняков (кулаков-то практически не осталось) с семьями выселяли. Хорошо если просто в другую область, где им, ограбленным все равно приходилось вступать в колхоз. Плохо если куда-нибудь в зону вечной мерзлоты. Свыше 1 миллиона 800 тысяч человек, включая маленьких детей, было раскулачено. Потому что был лозунг «ликвидация кулачества, как класса». Такое количество уже можно было, наверное, считать классом согласно макрсистско-ленинскому учению.
Репрессировать было просто. Куда сложнее было извлечь из коллективизации экономическую пользу. Психология крестьянина формировалась веками, и за одну зиму изменить ее было невозможно. Положение своей скотины в теплом хлеву с положением сотен ничьих коров в коровнике с дырявой крышей сложно сравнить. То же самое и с зерном в своем амбаре или в общем. Сразу началась беда, с которой так колхозный строй никогда и не справился – потери из-за дырявых бортов грузовиков, из-за дырявых зернохранилищ, падеж скота из-за плохого присмотра.
Это было очевидно сразу после начала сплошной коллективизации. Сталин даже выступил 2 марта 1930 года в «Правде» со знаменитой статьей «Головокружение от успехов», где осудил некоторых местных руководителей в излишней резвости. И заодно обвинил в троцкизме. Чтобы Троцкому, находившемуся тогда в турецком изгнании, тошно было. Виновных наказали, темпы коллективизации снизили. Но лишь до XVI съезда ВКП (б) в 1930 году, где темпы взяли прежние.
Колхозная бесхозяйственность естественным путем привела к сильному неурожаю уже в 1931-м. В следующем году к бедам добавилась засуха на Украине и в южных регионах Российской федерации, самым житницам страны. В итоге печально знаменитый Голодомор, наступивший зимой 1932/1933 года. Миллионы жертв. Как ни дико это звучит, но именно голод привел к окончательной победе колхозного строя. Если уж коллективом справиться с бедствием в новых условиях трудно, то что уж говорить об одиночках.
В 1932 году в СССР была введена паспортная система. Паспорта выдавались всем взрослым жителям городов и поселков. Из селян эти документы получали лишь жители деревень, расположенных ближе, чем в 10 километрах от государственной границы. Тогда же был введен институт прописки. А вот ей колхозники были подвергнуты поголовно. Теперь выехать на жительство в город колхозник мог лишь по особому распоряжению властей. ВКП (б) справедливо стало расшифровываться, как «второе крепостное право большевиков».
К 1938 году можно было подводить итоги сплошной коллективизации. 93% крестьянских хозяйств, 99,1% посевных площадей. Остались какие-то неохваченные в глухих лесах и высоких горах. А остальным жить стало лучше, жить стало веселей.

Павел Кузьменко 

Кликните на фото для просмотра Фото к статье: 8

22-91.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о