Суворов и екатерина 2 отношения: МАЛЕНЬКАЯ СЛАБОСТЬ ГЕНЕРАЛИССИМУСА | Наука и жизнь

Содержание

МАЛЕНЬКАЯ СЛАБОСТЬ ГЕНЕРАЛИССИМУСА | Наука и жизнь

Александр Васильевич Суворов (1729-1800) — легендарный русский полководец, не знавший ни одного поражения. Об этом, в частности, свидетельствуют и многочисленные награды, которые были ему пожалованы.

У гениального полководца Александра Васильевича Суворова была одна слабость — он страстно любил награды. Когда Суворов получил все российские ордена, императрица Екатерина II стала жаловать ему за одержанные победы те же орденские знаки, усыпанные бриллиантами. А однажды сняла с себя бриллиантовую звезду ордена Святого Александра Невского и преподнесла ее полководцу. Когда и подобные награды были исчерпаны, заслуги Суворова стали отмечать иначе. Так, в 1778 году он получил золотую табакерку с портретом Екатерины II, усыпанную бриллиантами; в 1783-м — бриллиантовый эполет и перстень; в 1787-м за Кинбурн — золотой плюмаж к шляпе с бриллиантовой буквой «К», а за Очаков в 1788 году — бриллиантовое перо на шляпу.

За Рымник в 1789 году Суворову преподнесли украшенную алмазами шпагу, за Измаил в 1791-м — персональную медаль, а в 1794-м за Прагу — алмазный бант к шляпе. Наградой стал и портрет Павла I в бриллиантовой оправе …

За непревзойденное военное искусство Александр Васильевич был возведен сначала в графское достоинство, потом в княжеское и, наконец, получил звание генералиссимуса.

В России чин, или звание, генералиссимуса (можно так и так) ввел своим уставом Петр Великий в 1716 году: «Сей чин коронованным главам и великим владетельным принцам только надлежит, а наипаче тому, чье есть войско». Каким же образом тогда стал генералиссимусом Александр Васильевич Суворов? Имея на то полное основание. Первое. За освобождение Сардинии и Пьемонта от французов сардинский король пожаловал его в «гранды и принцы королевской крови». И второе. Суворову довелось командовать соединенной армией нескольких государств.

Хотя знаменитый полководец и любил награды, но признавал только боевые. Награды за маневры и парады презирал и категорически отказывался от них. В начале мая 1787 года Г. А. Потемкин устроил для императрицы Екатерины II маневры у Кременчуга. Щедро раздававшая награды царица обратилась к Суворову с вопросом, чем его наградить. В ответ услышала, по свидетель ству современника, типичный для Суворова эзоповский ответ:

— Давай тем, кто просит, ведь у тебя таких попрошаек, чай, много. — Потом добавил: — Прикажи, матушка, отдать за квартиру моему хозяину: покоя не дает.

— А разве много? — недоуменно спросила императрица.

— Много, матушка, — три рубля с полтиною.

Екатерина приказала заплатить, а Суворов рассказывал потом с серьезным видом:

— Промотался! Хорошо, матушка за меня платит, а то беда бы.

Случалось, Александр Васильевич бывал обижен, если награда казалась ему мала. Вот один такой эпизод. Своим главным подвигом Суворов считал взятие Измаила. «На подобный штурм можно решиться только однажды в жизни», — говаривал он.

От захвата Измаила зависел исход кампании 1790 года, да и всей той войны с Турцией. Неприступная крепость оборонялась отчаянно, пока не пала. Потери, как и списки представленных к наградам офицеров, были велики. Несколько сотен генералов и офицеров получили ордена, Измаильские золотые кресты и золотые шпаги. Солдат награждали Измаильской медалью.

Однако Суворова за эту выдающуюся победу не отметили ожидаемым и вполне заслуженным фельдмаршальским жезлом. Его лишь произвели в подполковники гвардейского Преображенского полка, полковником которого была сама Екатерина II. Производство вроде бы почетное, но таких подполковников насчитывалось десяток, а Суворов — один. Поэтому «почесть» он воспринял как издевательство. А причина случившегося крылась в неприязни к герою Измаила могущественного Потемкина, не любившего делить высочайшие милости со своими подчиненными. «Измаильский стыд» остался для Александра Васильевича горьким воспоминанием до конца жизни.

Иной раз Суворов и сам назначал себе награду. После сражения при Туртукае в искреннем письме главнокомандующему Салтыкову он писал через несколько дней после боя, который произошел в мае 1772 года: «Не оставьте, ваше сиятельство, моих любезных товарищей, да и меня, Бога ради, не забудьте, кажется, я вправду заслужил Георгиевский второй класс: сколько я к себе холоден, да и самому мне то кажется. Грудь и поломанный бок очень у меня болят, голова как будто подраспухла».

Но Суворов внимательно относился и к тому, как награждают его солдат. Однажды ему показалось, что солдаты обойдены и не получили достойных наград за Рымник. И тогда он придумал довольно оригинальный способ вознаградить свое храброе воинство — истинных героев победы. Солдатам раздали лавровые ветви и построили перед полководцем. После того как Суворов рассказал о славе, победе и поблагодарил всех за это, солдаты, как было условлено, увенчали друг друга лавровыми ветвями.

Но и верные солдаты не оставались в долгу. В 1787 году они преподнесли своему кумиру «купленное в складчину роскошное Евангелие, весившее тридцать восемь фунтов, и огромный серебряный крест». В таком единении, вероятно, тоже крылся успех военачальника, не проигравшего ни одного сражения.

Интересную историю о наградах Суворова рассказал в своих «Военных записках» Денис Давыдов:

«Император Павел, оставшись недовольным великим Суворовым, отставил его от службы, приказ о том был доставлен великому полководцу близ Кобрина. Приказав всем войскам собраться в полной парадной форме, он сам предстал перед ими во всех своих орденах. Объявив им волю государя, он стал снимать с себя все знаки отличий, при том говорил: «Этот орден дали вы мне, ребята, за такое-то сражение, этот за то» и т.д. Снятые ордена были положены им на барабан. Войска, растроганные до слез, воскликнули: «Не можем жить без тебя, батюшка Александр Васильевич, веди нас в Питер». Обратившись к присланному с высочайшим повелением генералу (по мнению некоторых, то был Линденер), Суворов сказал: «Доложите государю о том, что я могу сделать с войсками». Когда же он снял с себя фельдмаршальский мундир и шпагу и заменил его кафтаном на меху, то раздались раздирающие вопли солдат.

Один из приближенных, подойдя к нему, сказал ему что-то на ухо; Суворов, сотворив крестное знамение, ответил: «Что ты говоришь, как можно проливать кровь родную!»

Но лучше всего об отношении Суворова к наградам говорит его письмо к дочери от 8 ноября 1789 года, письмо «любезной Наташе-Суворочке», как он ее называл. Александр Васильевич пишет, что получил «рескрипт на полулисте будто Александру Македонскому. Знаки Св. Андрея тысяч в пятьдесят, да выше всего, голубушка, Первый класс Св. Георгия. Вот каков твой папенька. За доброе сердце, чуть, право, от радости не умер».

Украинские историки назвали Суворова и Екатерину II пропагандистами «русского мира» — Международная панорама

КИЕВ, 7 декабря. /ТАСС/. Украинские историки посчитали великого полководца Александра Суворова и императрицу Екатерину II пропагандистами идей «руского мира», что может содействовать «мобилизации соответствующего электората отдельных регионов» страны. К такому «выводу» пришел целый консилиум ученых во время круглого стола «Монументальное наследие Русской империи в Украине: являются ли Петр I, Екатерина II, Суворов и Кутузов героями украинской истории?».

Итоги дебатов, в которых приняли участие представители Института истории Украины, Украинского института национальной памяти, Украинского общества охраны достопримечательностей истории и культуры, Одесского национального университета им. И. Мечникова, опубликованы в четверг на сайте Украинского института национальной памяти.

«Участники круглого стола обсудили ряд проблем, связанных с имперским дискурсом и монументальным наследием Русской империи на Украине, их инструментализацией и использованием пророссийскими политическими силами в пропаганде идей так называемого «русского мира» и мобилизации соответствующего электората отдельных регионов Украины», — отмечается в отчете круглого стола, который состоялся 4 декабря.

По результатам обсуждения его участники решили обратиться в министерство обороны Украины с предложением демонтажа памятника Суворову на территории Киевского военного лицея им. Ивана Богуна, а также рекомендовать Одесскому городскому совету выполнить судебные решения о неправомерности установления памятника Екатерине II в Одессе.

Они также считают необходимым изменить концепцию развития и экспозицию музея государственного историко-культурного заповедника «Поле Полтавской битвы» в Полтаве. Ученые историки обратились к органам местного самоуправления с предложением не героизировать и не увековечивать исторические лица, которые «способствовали имперскому порабощению Украины в разные исторические периоды».

Предателя Мазепу — в герои

Личность гетмана Мазепы до последнего времени не вызывала особых разногласий среди историков. Вердикт «предатель» был практически единогласным. Однако в последнее время, особенно в украинской исторической науке, стало высказываться и иное мнение: не предатель, а истинный патриот. 24 июля 1687 года Иван Мазепа был избран гетманом Левобережной Украины.

Он долгое время оставался одним из ближайших сподвижников Петра I, однако в 1708 году перешел на сторону шведского короля Карла XII, поддержав его в генеральном сражении Северной войны 1700 — 1721 годов — Полтавской битве.

Однако русская армия под командованием Петра I разгромила шведскую армию Карла XII. Полтавское сражение привело к перелому в Северной войне в пользу России.

Изменив своему народу, Мазепа лишился всех титулов, был предан анафеме. После Полтавского сражения Мазепа вместе со шведским королем бежал в турецкую крепость Бендеры, где и умер 8 сентября 1709 года. Сейчас на Украине Мазепу сделали национальным героем.

Основательницу Одессы — в забвение

По мнению одесситов, памятник Екатерине II — это благодарность императрице и другим основателям Одессы за основание такого прекрасного города. Именно она в 1794 году подписала рескрипт о его основании. Спустя сто лет после этого императорского решения, в 1900 году, благодарные одесситы установили памятник.

Сооружение представляло собой изображение царицы в полный рост на монументе, а немного ниже расположились еще четыре памятника историческим личностям, которые положили начало строительству порта.

После утверждения советской власти памятник был снят и перемещен в музей. Выдвигались даже идеи переплавить его на снаряды, но кто-то убедительно настоял его не трогать. А на месте памятника Екатерине II был установлен бюст Карлу Марксу.

Следующего появления императрицы одесситам пришлось ждать до 2007 года. Образ Екатерины остался прежним, и большинство частей монумента оригинальны.

Полководец тоже не в чести

Памятник генералиссимусу русской армии Александру Суворову установлен в Киеве на площади перед главным корпусом Суворовского училища (с 1998 года военный лицей имени Ивана Богуна). Он был открыт 15 сентября 1974 года к 30-й годовщине победы над фашистской Германией.

Выполненный из меди монумент представляет собой фигуру военачальника в полный рост. Авторы удачно передали черты характера полководца: решительность, ум, уверенность в победе. Правая рука Суворова сжимает в призывном жесте обнаженную шпагу, левая придерживает полу шинели, подхваченную ветром.

В Киеве Суворов не был, но в его биографии немало страниц связано с Украиной. Под его командованием была взята крепость Измаил на территории нынешней Одесской области. В городке Тульчин, что на Винничине, Суворов написал свой известный труд «Наука побеждать».

По приказу императрицы Екатерины II полководец организовывал армейские подразделения на юге Украины, занимался и реформированием казацкой организации бывшей Запорожской сечи. Он также возглавлял Екатеринославскую армию, которая включала в свой состав Екатеринославский, Херсонский, Ольвиопольский, Елисаветградский, Павлоградский, Мариупольский, Константиноградский, Александрийский, Таврический и Полтавский полки.

Нынешние украинские историки утверждают, что Суворов насильственно насаждал среди запорожских казаков и украинских рекрутов «русский дух».

Александр Суворов — Екатерина

Суворову везло со знаменательными «караульными» случаями. Еще солдатом Семеновского полка, стоя в карауле в Петергофе, он повстречал гулявшую по саду императрицу Елизавету, да так лихо отдал ей честь, что обратил на себя внимание императрицы. «Кто такой, как зовут?» — спросила она. Узнав, что ее чествовал сын петровского крестника, Елизавета удивилась и протянула ему серебряный рубль. «Государыня! Не могу взять, ибо на часах стою», — почтительно произнес караульный. «Молодец! Возьмешь, когда сменишься», — сказала царица, потрепав молодого Суворова по щеке. Эту монету полководец берег всю жизнь.

Однако больше всего Александр Васильевич ценил эпизод первой встречи с Екатериной Великой. Уже как командир Астраханского пехотного полка, обеспечивавшего содержание петербургских городских караулов во время коронации Екатерины II в Москве, Суворов побывал в «старой столице» и был принят коронованной особой. Она подарила ему свой портрет. Годы спустя полководец на нем написал: «Это первое свидание проложило мне путь к славе».

Берг ходатайствовал перед командованием о награждении Суворова «за быстроту при рекогносцировке, за отважность в битве и хладнокровие в опасности».

26 августа (6 сентября) 1762 года Суворов стал полковником и командиром Астраханского пехотного полка. В 1763-1769 годах Александр Васильевич командовал уже Суздальским пехотным полком, располагавшимся в Новой Ладоге. В этом городке наш герой составил подробную инструкцию по воспитанию солдат, ведению внутренней службы и боевой подготовке войск. Этот труд получил название «Полковое учреждение».

В сентябре 1768 года А. В. Суворов был произведен в бригадиры (так называли в русской армии уже не полковников, но еще не генералов).

Через полгода состоялось новое назначение — на сей раз командиром бригады, состоявшей из Смоленского, Суздальского и Нижегородского мушкетерских полков. В это время шляхта Польши создала так называемую Барскую конфедерацию. Это «административно-территориальное образование» обзавелось войсками (прежде всего, из шляхтичей), призванными воевать против короля Станислава Понятовского и поддерживавшей его России.

Бригаду Суворова направили в Польшу наводить, как сказали бы в наши дни, «конституционный порядок».

Екатерина Великая в стране и мире — Михайловский замок

15 февраля 2018—28 мая 2018

Выставка посвящена отражению в искусстве глубинных внутрироссийских и геополитических преобразований, в которых императрица Екатерина II сыграла важнейшую роль.

Вторая половина XVIII века в Российском государстве была ознаменована серьезными преобразованиями социальной структуры, законодательной базы, промышленности и культуры. Среди культурно-исторических событий внутри страны — дальнейшее развитие национальных мануфактур, учреждение Смольного института, Московского воспитательного дома, новый устав Академии художеств.

Военные события эпохи нашли отражение в батальных и аллегорических картинах, рисунках и гравюрах. Прежде всего, это Русско-турецкие войны (1768‒1774 и 1788‒1790), Русско-шведская война (1788‒1790). В этих войнах проявились личности и раскрылся талант величайших российских полководцев А. В. Суворова и П. А. Румянцева. Из внутриполитических событий важнейшее — присоединение к России Крыма (1783). Отразился в искусстве и целый ряд проектов екатерининской эпохи: так называемый Греческий проект, отношения с Мальтийским орденом и т.д., поездка государыни по южным губерниям. Важную роль в эту эпоху играли активные и многообразные историко-культурные и художественные связи России и Западной Европы, в том числе контакты государыни с крупнейшими французскими энциклопедистами: Дидро, Вольтером.

Екатерининская эпоха богата иконографией выдающихся российских деятелей — братьев Орловых, адмиралов С. К. Грейга и Д. Н. Сенявина, Г. А. Потемкина, П. и В. Зубовых и многих других.

Разнообразная по материалам и темам, но целостная в культурно-историческом смысле выставка повествует о серьезных и важных событиях в истории России на материале более чем 500 произведений изобразительного и прикладного искусства. На выставке будут представлены живописные и графические произведения, скульптура, изделия из фарфора и стекла, изделия прикладного искусства, костюмы и архивные документы.

В экспозицию включены парадные портреты Екатерины II и ее современников работы таких мастеров, как Иван Аргунов, Дмитрий Левицкий, Федор Рокотов, Стефано Торелли, Иоганн Баптист Лампи старший, Йозеф Крейцингер, Сальваторе Тончи и др. Кроме того, зритель увидит скульптурные портреты, выполненные выдающимся мастером русского классицизма Федором Шубиным, итальянским скульптором Джакопо Мональди и другими. На выставке можно будет увидеть аллегорические произведения, как живописные, так и скульптурные, представляющие императрицу в образе Минервы — воительницы и покровительницы искусств.

Места, которые посещала императрица во время своих путешествий по России, отразились в пейзажах Михаила Иванова (виды Старого Крыма) и Федора Алексеева (виды Бахчисарая и Николаева). Кисти Михаила Иванова также принадлежит ряд батальных сцен на суше и море, написанных акварелью и гуашью. Морские сражения при Чесме запечатлел по заказу русского Двора Якоб Филипп Хаккерт.

Выставка объединяет предметы из коллекций Русского музея, Государственного исторического музея, ГМИИ им. А. С.  Пушкина, Третьяковской галереи, Эрмитажа музеев-заповедников «Московский Кремль»,  «Павловск» и «Петергоф», мемориального музея А. В. Суворова и других музеев, а также из архивов и частных собраний.

При поддержке благотворительного фонда «Система».

Открытие в 16:00.

О татарских ханствах и о том, как Суворов ногайцев истребил — Реальное время

«Исторический путь татар» казанского ученого. Часть 32-я

Научный руководитель Института истории им. Ш. Марджани Рафаэль Хакимов написал книгу «Исторический путь татар: перипетии судьбы». В ней казанский историк рассматривает некоторые аспекты отношения к татарам в различных источниках. «Реальное время» продолжает публикацию отрывков из этого сочинения.

Астраханское ханство

Астраханское ханство во главе с ханом Махмудом образовалось в 1459—60 гг.

Выгодное местоположение способствовало восстановлению торговых связей Астрахани с Хорезмом, Бухарой, Казанью. В годы правления Касима, сына Махмуда, между Астраханью и Московским княжеством установились торговые отношения. Астраханские ханы принадлежали к роду Джучидов, являясь потомками Тукай-Тимура, младшего брата Бату-хана. От последнего они и получили свой удел, в который входили полуостров Мангышлак, Прикаспийская низменность (с Хаджи Тарханом/Астраханью) и земли асов на северном Кавказе. Позднее потомки Тукай-Тимура заняли престолы в Крымском, Казанском, Астраханском, Бухарском и Касимовском ханствах.

По размеру Астраханское ханство было относительно небольшим. На западе ее территория простиралась до реки Кубань и нижнего течения Дона. На востоке — доходила до реки Бузан и граничила с Ногайской Ордой. На юге граница ханства проходила по Тереку, а на севере достигала широты «переволоки». Большую часть территории государства занимали бесплодные солончаковые степи. Население ханства в основном было сосредоточено в дельте Волги. Ханство находилось в зависимости от своих более сильных соседей — Ногайской Орды и Крымского ханства.

Фото Koryakov Yuri / commons.wikimedia.org

В 1554 г. русские войска посадили на трон Астраханского ханства Дервиша-Али — разумеется, на условиях выплаты дани Московии. Но интриги внутри Ногайской Орды и жалоба на Дервиша-Али, поданная ханом Измаилом на имя Ивана Грозного, привела к обострению отношений Москвы и Астрахани. Сам Дервиш-Али был обвинен в измене. 2 июня 1556 г. отряд казаков атамана Ляпуна Филимонова подошел к Астрахани. Хан бежал вместе с войском в Азов к туркам. Астрахань была взята без боя отрядами воеводы Ивана Черемисинова и атамана Филимонова.

Касимовское ханство

Первоначально территория будущего ханства ограничивалась городом под названием Городец Мещерский. Впоследствии в него вошли некоторые татарские (мишарские) беляки (бейлики), сохранившие при этом относительную самостоятельность (Кадом, Темников, Шацк, Енкай и др.). Основателем династии касимовских ханов стал Касим — сын казанского хана Улуг-Мухаммеда. В честь него государство и получило свое название.

«В историческом развитии Касимовского ханства достаточно четко выделяются два периода, — пишет Булат Рахимзянов. — Первый, от образования ханства в 1445 г. и до падения Казанского юрта в 1552 г., отличается тем, что Касимовскому ханству придавалось большое значение как династическому противовесу Казани и Крыму. Поэтому московское правительство было крайне заинтересовано в существовании этого «питомника ханов», в особенности для казанского престола. Второй период, от падения Казани до фактической ликвидации Касимовского ханства в середине XVII в., характеризуется тем, что это политическое образование постепенно становится анахронизмом, и российское руководство предпринимает планомерные шаги по растворению Касимовского удела в России».

Фото runivers.ru

Вначале Касимовское ханство было инструментом проведения московской политики в отношениях с Казанью и Крымом, а также поставляло боеспособную конницу. Несмотря на родственные связи казанского хана Махмуда и Касима, их служба была связана с несовпадающими интересами двух разных государств.

Сын Касима Данияр (1469–1486) активно использовался Москвой в военных операциях. Прекрасная боевая конница касимовских татар была ударной силой в борьбе как против Большой Орды, так и против Казанского ханства. Но с 1530-х гг. великие князья московские начинают вмешиваться во внутренние дела Касимовского ханства. Постоянный представитель Москвы в ранге окольничего «сидел» в Касимове с ноября 1542 г. После завоевания Казани Касимовское ханство, существуя юридически, фактически стало обычной административной частью Русского государства, состоящей из нескольких уездов.

С 1611 по 1614 г. в Касимовском ханстве наступило время междуцарствия. После смерти Ураз-Мухаммеда — представителя «казахской» династии, следующая, сибирская династия стала последней в истории Касимовского государства. 6 июля 1614 г. Арслан, сын сибирского хана Али, внук Кучума, стал касимовским ханом и правил до 2 апреля 1626 г. После его смерти можно говорить об окончательной ликвидации ханства. Сын Арслана Сеит-Бурхан остался только царевичем касимовским, но не был провозглашен ханом.

Фото idmedina.ru

Ногайская орда

Основателем Мангытского юрта (его мы потом будем знать как Ногайскую орду) стал Едигей, знаменитый темник Золотой Орды, выходец из племени мангытов. Первоначально территория юрта занимала земли между Волгой и Уралом. В 90-е годы XIV века Едигей вел войны с Тохтамышем за господство в Золотой Орде. Не будучи чингизидом, Едигей не имел право на ханский титул, хотя в 1396—1411 гг. был фактическим правителем Орды. Он оставался бекляребеком вплоть до самой смерти в 1419 г. При Едигее произошло постепенное обособление Мангытского юрта, а его территория расширилась до Западной Сибири в ее степной части. Ногайская Орда стала независимой к 1440 г.

В начале XVI века из-за постоянных междоусобиц в Ногайской Орде начался упадок. В 1520 году казахский хан Касым захватил ее столицу Сарайчик. В 1550-е гг. в результате трехлетней засухи и гололедицы зимой, пал весь скот, следом пришла эпидемия чумы, население вымирало, и ногаи стали откочевывать на Северный Кавказ.

В 1557 г. Ногайская Орда стала вассалом Московии и разделилась на две части. Большая Ногайская Орда осталась в степном Заволжье. Ногайская Орда, не признавшая московскую власть, откочевала в Приазовье и на Кубань. В 1577 г. Сарайчик был взят русскими войсками. В начале XVI в. ногайские кочевья по обоим берегам Яика до Волги заселили при содействии Москвы калмыки. В 1628—1630 гг. калмыки напали на Большую Ногайскую Орду и заняли междуречье Волги и Яика. Ногайцы откочевали на Кавказ.

Фото histerl.ru

Армия у ногайцев была преимущественно конной и достигала 30 тыс. человек. Тактика воинов сводилась к маневренным и быстрым ударам легкой кавалерии. Наиболее боеспособными были гвардия хана и дружины удельных мурз и биев, вызываемых в случае войны или другой необходимости. Поскольку в Орде не было сильно развитых в ремесленном плане городов, вооружение завозилось в основном из Бухары и Самарканда.

Основу хозяйства у ногайцев составляло кочевое скотоводство (лошади, овцы, крупный рогатый скот, верблюды) и транзитная торговля.

Роль Ногайской Орды, кочевых узбеков, а потом и казахов всегда была значительной в Золотой Орде, но кочевая цивилизация неумолимо уходила в прошлое. Не только шариат занял место нравственного кодекса Чингизхана, но и доблесть степных воинов оказалась во многом забытой.

Российская власть всячески притесняла ногайцев. В своих указах Екатерина II от 1768 и 1769 гг. предписывала калмыцкому хану предпринять активные действия против ногайцев, дабы «всякий вред им причинить, и не только обезсилить, но и вовсе истребить».

Ногайцы в Астрахани, гравюра из книги А. Олеария «Описание путешествия в Московию», 1634 г. Фото istoriia.ru

Окончательную точку в непростой судьбе ногайцев поставил знаменитый Александр Суворов, выступивший в роли карателя. Российское правительство разработало программу по переселению ногайцев за реку Урал (Яик), а также в Саратовское и Тамбовское наместничества. Как пишет историк Петрушевский, «большинство ногайцев было переселением недовольно; уральская незнакомая степь их страшила». Руководство операцией поручили Суворову, который отдал приказ: «Войскам отдыха нет до решительного поражения, истребления или плена неприятеля». Как пишут очевидцы, «дело было кровавое», т.е. шло откровенное истребление народа — то, что сегодня называется геноцидом. В ответ на принудительную депортацию ногайцы упорно сопротивлялись. Во время кровавой бойни 1783 г., по разным данным, погибло порядка 500 тысяч ногайцев, более миллиона были вынуждены эмигрировать в Османскую империю. Когда Екатерине II рассказали о результатах экспедиции, она пришла в восторг от того, что «ногайская проблема» была полностью решена. На очищенные от тюрков территории расселили славян и немцев-колонистов.

История с ногайцами ставит непростой вопрос о роли Суворова в истории России. Ведь есть мнение, что истинные полководцы никогда не выступают в роли карателей, они сражаются с регулярными войсками, причем по неписанным правилам о доблести и чести…

Рафаэль Хакимов

ОбществоИстория Татарстан

: История казачества :: Екатеринодарское районное казачье общество :: Управление по делам казачества и военнослужащих :: Структурные подразделения администрации :: Администрация :: Krd.

ru

Краснодар, любовно прозванный кубанским писателем В. Лихоносовым “маленький Париж”, хоть и насчитывает возраст чуть более двухсот лет, имеет долгую и интересную историю. Историю, написанную славными кубанскими казаками, вошедшими в мировую историю как “последнее рыцарство”. Перенесемся же на мгновения в те времена…

1774 год, Кючук-Кайнарджийский мир. Только что закончилась война с Турцией. Россия получает некоторые территории, Крым – независимость, а Прикубанье, заселенное ногайскими кочевниками, де-факто входит в состав России. Османская империя не могла примириться с потерей Крыма и только ожидала благоприятной обстановки для его возвращения под свою власть. В этом она большое значение придавала Прикубанью и Тамани, связывающей обе части Крымского ханства.

Россия всеми силами пыталась избежать новой войны с Турцией. Тем не менее русское правительство приняло решение сделать все необходимые на случай войны приготовления. В мае 1776 года был утвержден проект Г. Потемкина о создании из русских форпостов на Северном Кавказе укрепленной линии, протянувшейся от устьев Дона до Терека. Пересекая земли от Азова до Моздока, она прикрыла бы земли Предкавказья и дала бы возможность использовать их богатства. Линия представляла собой десять крепостей, между которыми была сооружена полоса редутов, батарей и пикетов и получила название Кавказской. К концу 1777 года Кавказская линия окончательно была построена от Моздока до Ставрополя; оставалось лишь построить укрепления до Азова.

На территорию Кубани был введен русский Кубанский корпус. 

Но сухопутные границы по реке Ея со стороны Кубани оставались открытыми для неприятеля, из чего вытекала необходимость создания новой линии укреплений. В ноябре 1777 года был отдан приказ о назначении генерал-поручика А. Суворова командиром Кубанского корпуса. Суворов предложил перенести западную часть Кавказской линии на реку Кубань и соединить новые укрепления с уже построенными в районе реки Ташлы.

Суворов знал о намерениях Екатерины II в скором времени ликвидировать независимость ногайцев и был уверен, что построенные укрепления рано или поздно послужат опорой для присоединения Прикубанья к России. Предложение полководца было принято и строительство новой Кубанской линии началось.

Турки также готовились к ведению военных действий на Кавказе. В этой связи они вынудили Россию подписать невыгодную ей Айналы-Кавакскую конвенцию (1779 г.), по которой русские войска должны были покинуть территорию Прикубанья. Вскоре начался вывод русских войск и уничтожение построенных Суворовым укреплений. Турция же на месте древней Горгиппии при помощи французских инженеров возвела крепость Анапу (1781 г.), превратившуюся в оплот распространения ислама и антирусской пропаганды во всем Закубанье.

Тем не менее, в 1783 году Россия присоединила Крым, и местное население полуострова присягнуло на верность русской Императрице. Присоединение Прикубанья имело большое значение для Российской Империи. Она получила выход из Азовского в Черное море и укрепила свою позиции на южных рубежах. Новая война была неизбежна, и ее приближение чувствовали уже все.

С начала 1787 года Турция, заручившись поддержкой Англии и Пруссии, стала открыто нарушать условия Кучук-Кайнарджийского договора, провоцируя разрыв дипломатических отношений. Тем временем казаки недавно разрушенного Императрицей Запорожского Войска А. Головатый, С. Белый и З. Чепига, заручившись поддержкой “всевеликого князя Тавриды” Г. Потемкина, вручили Екатерине II во время ее пребывания в Кременчуге адрес, в котором от имени запорожского казачества просили разрешения о создании нового Войска, хотя бы и под властью Императрицы. Момент для подачи прошения был выбран весьма удачно: осложнение отношений с Турцией зашло далеко, и вопрос о создании Войска был решен положительно.

Дело в том, что в составе Русской Армии запорожцев заменить было нечем. Последние же не только умело вели передовую разведывательную службу, которую могли исполнять те же донцы, но, главное, знали до мельчайших тонкостей места, где проходили боевые действия, а еще более противника — турок. Знания эти были результатом многовекового опыта. Запорожцам хорошо известна была топография с самыми укромными и малодоступными местами, с дорогами, переправами, прикрытиями, со всеми водоемами, реками и бродами, уголками для засады и ходами для укрывательства. Они превосходно знали приемы войны, когда лучше нападать на противника, организацию и дробление вражеских отрядов, систему вооружения и умели владеть разными видами оружия, широко применяя военную хитрость и сноровку. Такие люди нужны были в Армии, тем более, что запорожцы отличались энергией, стремительностью, находчивостью, ловкостью, изобретательностью и другими качествами, как следствием долголетней и умелой военной практики. Казаки являлись лучшими охранителями границ Российского государства, представляя крупную военную силу со специальным назначением и ролью.

В начале сентября 1787 года началась очередная русско-турецкая война. Вскоре указом Екатерины II было предписано учредить “Войско верных казаков Запорожских”. Потемкин стал называть бывших запорожцев “Войском верных казаков Черноморских”, а впоследствии просто — казаками Черноморского Войска. Место для поселения черноморцев Потемкин, не ожидая разрешения Императрицы, определил на берегу Черного моря между Днестром и Бугом у Кинбурна. Документ о пожаловании земли Войску был вручен Кошевому атаману самим А. Суворовым, который в феврале 1788 года вместе с документом доставил запорожские знамена и регалии, конфискованные при разрушении Сечи — “знамя Войсковое белое, малые для куреней… булаву атамана Кошевого и другие перначи”. Эти чисто внешние признаки старинного сечевого устройства были очень важны для вновь образованного Войска, как наглядные знаки желательной для казаков организации. Вскоре Потемкин препроводил казакам Войсковую печать, употребляя в сопроводительном документе форму обращения, аналогичную старинной. “Войска верных казаков Кошевому атаману, господину подполковнику, старшинам и всему Войску,”- так начинается важный по тому времени документ, в котором признано Войско, как организованная единица, Кошевой атаман и старшины. Формирование Войска поручалось Кошевому атаману С. Белому. Войсковым судьей стал А. Головатый. Именно им удалось провести план организации, хотя и далекой от своего прообраза Запорожской Сечи, но во всяком случае объединенной и сплоченной казачьей общины.

Очень скоро строевой состав Войска дошел до 10 тысяч человек.

Казаки разделились на две команды: пешую и конную. Конная под начальством Кошевого атамана сражалась в действующей Армии у Суворова, пешая под командованием Войскового судьи сражалась с турками на гребной казачьей флотилии, которую они получили от Потемкина вместе с пушками и боевыми припасами. Потемкин явился для вновь сформированного им казачьего Войска сильным защитником, покровителем и благодетелем. Флотилия приняла участие в победных боях под Кинбурном, где разгромила крупный турецкий десант, и Очаковым, где Войско понесло тяжелую утрату: от смертельной раны, полученной при абордаже адмиральского турецкого корабля, скончался Кошевой атаман С. Белый. По этому поводу Суворов доложил Потемкину: “На радость печаль. Сидору Игнатовичу отдал последний долг…” В ноябре 1788 года пала Березань, месяц спустя штурмом был взят Очаков. В июне 1789 года казаки принимали участие в крупном сражении под Бендерами под командой М. Кутузова, который очень ценил военные качества казаков.

В конце 1790 года казаки подошли к турецкой крепости Измаил. После двух безуспешных штурмов началась ее осада. Крепость была поистине неприступной, ее укреплением занимались иностранные инженеры-специалисты. Измаил окружали четырехсаженной высоты земляные валы, главный из которых (до 6 верст протяженностью) имел 77 бастионов и множество входных и исходных углов. А перед валами — заполненный водой ров шестисаженной ширины и почти такой же глубины. Гарнизон крепости насчитывал 35 тысяч человек. Крепость была готова к длительной осаде: продовольствия и боеприпасов было в избытке.

Возглавить штурм должен был Суворов, на ультиматум которого с требованием сдаться в 24 часа турки заявили, что скорее Дунай остановится в своем течении и небо обрушится на землю, чем сдастся Измаил. И казаки пошли на штурм… Ожесточенное сражение за стенами и внутри крепости длилось много часов. Вода в Дунае покраснела от крови тех и других. Однако, мужество и упорство наступающих сломили сопротивление осажденных. Сражение за Измаил длилось 11 часов. Турки потеряли только убитыми 26 тысяч человек, тогда как казаки убитыми и ранеными — не более 5 тысяч!

Взятие крепости Измаил стало событием беспрецедентным в истории войн. Пал не Измаил — пала непобедимая Османская империя, армия которой была практически разгромлена.

В 1791 году участия в значительных сражениях казаки не принимали, да и крупных дел в том году не было. Казачьи части то и дело дробились на мелкие отряды и направлялись туда, где требовались быстрота, сметка, ловкость и другие качества казака-разведчика. Как уже выше было сказано, казаки прекрасно были знакомы с местностью, вели Армию по удобным дорогам и местам, способствовали своевременной доставке в назначенные пункты боеприпасов и провианта, давали наиболее полные и точные, а значит и лучшие сведения о расположении неприятельских войск. Не раз казаки снимали пикеты турок, брали их в плен почти под стенами сильных крепостей, как например, под Килией, захватывали целые стада рогатого скота и табуны лошадей и своими неустанными действиями держали в постоянной тревоге и напряжении всю турецкую армию.

В июне 1791 года на европейском театре военных действий турецкие армии потерпели тяжелый урон от русских войск у Будага и при Мачине. Русский флот нанес поражение турецкому у мыса Калиакрия. Разгром армии Батал-паши, падение Анапы вместе с победами русских войск на Балканах заставили турок пойти на уступки в переговорах с Россией в Яссах и заключить мирный договор (1791 г.). Россия не получила на Кавказе новых территорий, однако уже де-юре закрепила свою власть на правобережной Кубани.

Анализируя отношения князя Г. Потемкина к запорожскими, а потом черноморским казакам, создается впечатление, будто на нем лежали какие-то обязательства по отношению к Войску. И это верно — князь Потемкин был назначен “великим гетманом” Черноморского Войска. “Поставляя по званию моему непременным себе долгом заботиться о доставлении всего возможного блага всемилостивейше вверенному мне Войску верных казаков черноморских,”- пишет Потемкин в обращении к казакам, и ордером извещает казаков, что, кроме указанных мест для поселения, определяются земли еще на Кинбургской стороне и Еникальского округа с Таманью, “на которой,- говорит гетман,- отданные мне места с рыбными ловлями, самыми изобильными, любя Войско, навсегда оному дарую”. Это распоряжение командующего Армией сразу упрочивало будущее Черноморского Войска. Казаки не заставили себя ждать, и свободная от службы часть их дружно взялась за дело немедленного заселения назначенных Потемкиным для Войска земель. Переселение черноморцев на Южный Буг шло успешно: в течение двух лет там водворилось около двух тысяч семейств, в которых числилось более пяти тысяч мужчин и четырех с половиной тысяч женщин.

Внезапную смерть Потемкина (1791 г.) черноморцы считали крупной и невозвратимой потерей. Потеря эта была тем чувствительнее, что князь, по-видимому, принимал к сердцу интересы черноморцев все ближе и ближе, по мере того, как теснее становились его связи с возобновленным им казачеством.

Однако, в высшие интересы Российской Империи входило поселение казаков на Тамани, которую Екатерина II и назначила для жительства их. Под Таманским полуостровом было несколько десятков тысяч десятин земли, с обширными лиманами, поросшими камышами, с плавнями и болотами. Тамань не могла вместить всех казаков, да и представители центральной власти находились совсем близко, поэтому черноморцы решили просить, кроме Тамани, еще кубанской земли, которая оставалась пустынной после ухода ногайцев. На Войсковой Раде казаки решили отказаться от забужской территории и идти на Кубань и прилегающие к ней земли. На кубанские земли была снаряжена разведывательная команда под руководством М. Гулика, который дал обстоятельную и прекрасно составленную по правилам описательной статистики характеристику края.

В 1792 году в Петербург отправилась депутация во главе с А. Головатым с просьбой о пожаловании Войску в вечно-потомственное владение “Тамань с окрестностями оной”. Эту хитрую формулу придумает судья Головатый, бывший душой всего дела. Под “окрестностями оной” понималось более 5 млн. десятин степей, совершенно пустующих и никем не занятых, на которых, собственно говоря, и претендентов не было. С одной стороны к этой местности прилегали владения задиристых черкесов, с другой омывало ее море, с третьей проходил лишь правительственный тракт из России на Кавказ и только с четвертой, северной стороны от России, находились владения донского казачества. Местность, следовательно, была обособленная, изолированная, и едва ли были охотники поселиться рядом с черкесами; о нашествии русских помещиков не могло быть и речи, а донцы имели свои земли и на Тамань не претендовали. Одним словом, Прикубанье, принимавшее на своих пространствах в течении целого ряда веков толпы разных народностей, заселено не было. Только остатки древних городищ, разрушенных крепостей и поселений, да разбросанных всюду в бесчисленном множестве степных скифских курганов свидетельствовали о том, что в прежние времена край этот был люден.

На четвертом месяце пребывания своего в Петербурге казачья депутация успела осуществить основную часть просьбы Войска. Двумя грамотами Екатерины Второй от 30 июня 1792 года были удовлетворены важнейшие просьбы казаков: “Усердная и ревностная Войска Черноморского нам служба, доказанная… подвигами на суше и водах, нерушимая верность… приобрели особливое наше внимание и милость. Мы потому, желая воздать заслугам Войска Черноморского утверждением всегдашнего его благосостояния… пожаловали оному в вечное владение… остров Фанагорию со всей землею, лежащей на правой стороне реки Кубани от устья ее к Усть-Лабинскому редуту… Войску Черноморскому надлежит бдение и стража пограничная от набегов народов Закубанских…” Императрица прекрасно понимала всю выгоду создания на юге России такого мощного и надежного щита, как заселенная казаками область.

Однако, переселение казаков на Кубань помимо чисто стратегической необходимости диктовалось в наименьшей степени наиважнейшей со стороны русского правительства необходимостью уничтожить казачью вольницу. Ведь Черномория была местом непрерывных военных действий. Страшным бичом была малярия, или, по-казачьи, “корчий”- Кубань называли даже Южной Сибирью. Но для людей, стремившихся к свободе и независимости, это не играло роли. Все эти плюсы и минусы, надо полагать, прекрасно понимали если не все черноморцы, то лучшие представители Войска. И казаки взяли все, что только мыслимо было взять при тогдашней правительственной системе и общих условиях политической жизни… Жизнь на Кубани, на обособленной, изолированной территории не могла не улыбаться казаку. И черноморцы спешили бросить свои насиженные места за Бугом и двинуться на Кубань.

Кубань… Что представляла она до прихода на ее земли славных запорожцев? Казакам досталась местность, как бы специально соответствовавшая хозяйственному укладу и занятиям бывших запорожцев. Согласно “Истории Кубанского казачьего Войска” Ф. Щербины, наш край в то время “представлял не начатый запас естественных богатств, которыми можно было пользоваться без особых затрат труда и капитала. Воды и земли сулили казаку материальное довольство, а естественные условия и обстановка, как нельзя более, подходили к привычкам степняка. В реках и лиманах в изобилии водились разные породы красной и белой рыбы. На тех же водных пространствах, по болотам, обширным камышам, вокруг соляных озер кишела всевозможная птица — гуси, утки, лебеди, журавли, колпицы, каравайки, кулики и другие виды болотной дичи. В степях в несметном количестве водились благородная дрофа, изящный стрепет, многочисленные стаи серой куропатки, в терках и кустарниках ютились тетерева-косачи и масса красавцев-фазанов, вообще, всюду по степи было много дикого зверя — коз, лисиц, зайцев, свиней к даже “турпанов”, настоящих представителей дикой лошади. Соляные озера на всем протяжении Азовского побережья давали самоосадочную поваренную соль. Умеренный, с легкими зимами, климат позволял переселенцам без особых забот и затрат обзаводиться жилищами и содержать большую часть года на подножном корму разные виды домашнего скота. Пустующая земля покрыта была роскошными травами и тучными пастбищами. Глубокий степной чернозем, превосходные суглинистые и супесчаные почвы еще не тронуты были плугом и обещали обильные урожаи хлеба. Речки и балки в своих изгибах имели удобные места для хуторских заимок, а рослые и густые камыши, окаймлявшие степные речки, балки и низины, всюду давали тот материал, из которого казак привык и умел устраивать для себя и своего скота защиту от ветров и буранов. Обширные степи могли поместить массу скота… Одним словом, во вновь заселяемом крае были самые благоприятные условия для охотника, рыболова и скотовода, а таким всегда был запорожский казак. Его наследникам, черноморцам, оставалось лишь на деле применить эти навыки степняка и рыбопромышленника, выработанные и сложившиеся на Днепре и на обширной когда-то территории Запорожья”.

Триста лет назад, когда непобедимая Турция захватила Константинополь и покорила Византию, она в первый раз заинтересованно посмотрела на Кавказ. Уже в конце XV века турками были захвачены генуэзские колонии на Черном море. Крымское ханство стало вассалом могучей Османской или, по-европейски, Оттоманской империи. Только свободолюбивые, как и казаки, адыги (абадзехи, темиргоевцы, шапсуги, хатукаевцы, бжедуги, бесленеевцы и другие) не захотели подчиниться туркам. Здесь уместно вспомнить слова австрийского посла С. Герберштейна о черкесах: “В надежде на неприступность гор они не повинуются ни туркам, ни татарам”. Адыги занимали территорию Закубанья — по левому берегу реки Кубань.

Главную же массу населения кубанских степей Прикубанья (территории по правому берегу Кубани) составляли ногайцы (известные в России как татары (кочевники)). Они вели кочевую жизнь и обособленные части их, “орды”, занимали всю равнинную полосу Предкавказья, начиная от устьев Дона и Кубани и заканчивая окраинами Ставропольского края. Отдельные орды проникли также на левый берег Кубани, в черкесские места, и осели здесь по Лабе и близ устьев Кубани.

Одним из средств распространения османо-крымского влияния в Закубанье стал ислам. В начале XVII века турецкий историк Эвлия Челеби указывал, что еще “одни из них мусульмане, другие следуют греческому обряду”. И в 1479 году состоялся первый совместный поход турок и крымских татар на земли западных адыгов.

Победа России над Казанью и Астраханью (1552-1556 гг.) сопровождалась обращением адыгских князей к Русскому Царю с просьбой оказать им помощь в борьбе с Османской империей и Крымом. Добровольно присоединившись в 1557 году к России (случай уникальный), черкесы долгое время плодотворно сотрудничали с Москвой, посылая своих воинов на помощь русским войскам на протяжении XVI-XVII веков. Еще теснее связала адыгов с Московским государством женитьба Ивана Грозного на дочери кабардинского князя Темрюка красавице Кучене, после крещения ставшей Марией Темрюковной.

Но усилившееся с XVI века проникновение на Северо-Западный Кавказ ислама явилось ключевым фактором постепенного разрыва адыгов с Россией.

Со второй половины XVII века Кубань начинают заселять донские переселенцы-староверы. Они были первыми из казаков, после длительного перерыва вернувшиеся на свою прародину. Как уже отмечалось, в 1708 году на Кубани появились казаки И. Некрасова. Некрасовцы или игнат-казаки образовали на Кавказе самую устойчивую группу вольного казачества, искавшего вне своей родины условия для осуществления религиозной свободы и учреждений в духе исконных казачьих идеалов. Проживая на Кубани, они продолжали вести военные действия против России — засылали агитаторов с целью поднять донцов на новое восстание, совершали походы на Дон и южные территории Российского государства. В 1711 году астраханский губернатор Апраксин во главе правительственных войск совершил карательную экспедицию на Кубань и разорил селения некрасовцев — кубанские татары предупредили казаков о приближении войск, и мятежники успели скрыться.

В лице некрасовцев крымцы и ногайцы нашли стойких и озлобленных противников московитов или “москалей”. Вражда беглецов, зародившаяся на Дону, перенесена была на Кубань, и здесь не только не угасла, но беспрерывно тлела, как искра, могущая во всякое время разгореться в огромный пожар. Некрасовцы превратились не только в подданных Крыма, но и в их военных союзников. В войнах с Россией некрасовцы становились в ряды ее врагов и несли смерть и опустошение в места прежней своей родины. Во время русско-турецкой войны (1735-1739 гг.) эти казаки находились в рядах армии султана, поэтому с 1740 года некрасовцы начинают покидать Кубань и переселяться на Дунай, а затем в Турцию. Когда турки оставили Тамань, оставшиеся казаки переселились на левый берег Кубани. Через шесть лет, в августе 1783 года, после жестоких боев с полками Суворова, некрасовцы всем Войском отошли к Анапе. Там же собралась их морская флотилия. В середине сентября шесть с половиной тысяч казаков погрузилось на свои чайки и отплыло к берегам Малой Азии. В труднейших условиях жизни на чужбине, эти казаки сумеют сохранить не только свою самобытность, но и свободолюбивые идеалы К. Булавина и И. Некрасова.

Дата размещения: 18 октября 2010, 11:28

Екатерина II


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Екатерина II

Императрица Екатерина II.
Портрет кисти Ф.С. Рокотова. 1763 года. Фрагмент.

Екатерина II Алексеевна (Великая) (урожд. Софья Фредерика Августа, принцесса Анхальт-Цербская) (1729—1796) — российская императрица с 1762 г. По приглашению императрицы Елизаветы Петровны в 1744 г., избравшей ее в невесты своему племяннику Петру Федоровичу, прибыла в Петербург. Приняв православие, стала называться Екатериной Алексеевной, а в 1745 г. вышла замуж. В 1754 г. у нее родился сын Павел. Еще при жизни Елизаветы Петровны стала втягиваться в политику. С приходом к власти императора Петра III ее отношения с мужем обострились, ей грозило удаление от двора. Переворот 1762 г., осуществленный Екатериной II с помощью гвардии, сделал ее самодержавной императрицей. Муж был убит, а сын удален из двора. Ее правление вошло в историю как еще одна модернизация России вслед за Петром I, а проводимая политика — как политика просвещенного абсолютизма. В результате этой политики была создана законная, сословная, самодержавная дворянская монархия. Крупнейшими вехами на этом пути были реорганизация Сената (1763), секуляризация церковного имущества (1764), упразднение гетманщины на Украине (1764), начало генерального межевания (1765), созыв Уложенной комиссии, идя которой она составила «Наказ» (1767), подавление Крестьянской войны под предводительством Е. И. Пугачева (1773—1775), издание Учреждения о губерниях (1775) и Жалованных грамот дворянству и городам (1785).

Екатерина II вела успешную внешнюю политику. При ней в результате русско-турецких войн в состав России вошли Северное Причерноморье, Крым, Прикубанье, Новороссия. В результате разделов Польши — Балтийское побережье к западу от Риги, Литва, Курляндия, Белоруссия и Правобережная Украина. По Георгиевскому трактату (1783) приняла под свое покровительство Восточную Грузию. Декларация о вооруженном нейтралитете 1780 г. способствовала победе североамериканских колоний в войне за независимость, которая завершилась образованием США. Была в коалиции с европейскими монархами против республиканской Франции в период Великой французской революции.

Екатерина II способствовала развитию русской культуры и науки. При ней было открыто Вольное экономическое общество (ВЭО), учебные классы АХ, Смольный институт, воспитательные дома, коммерческие училища, проведена школьная реформа, появились первые благотворительные учреждения. Екатерина II переписывалась с Вольтером и другими просветителями, была автором законов, манифестов, литературных произведений и др. В то же время при Екатерине арестовываются Н. И. Новиков, А. Н. Радищев, шли гонения на масонов, журнальные репрессии.

Время Екатерины II не случайно называли «золотым веком» русского дворянства, двор императрицы отличался великолепием и пышностью. Круг ее талантливых помощников и единомышленников получил название «Екатерининские орлы» (А. В. Суворов, Ф. Ф. Ушаков, Г. А. Потемкин, А. А. Безбородко и др.).

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 176-177.


Вернуться на главную страницу Екатерины II

 

 

Исследования — домашняя страница Антона Суворова

Публикации

Аннотация. В этой статье изучается использование дискреционных вознаграждений в конечно повторяющихся отношениях принципал-агент с моральным риском. Ключевой аспект заключается в том, что награды имеют информационное наполнение. Когда принципал получает частный субъективный сигнал о работе агента, он может выплачивать дискреционные бонусы, чтобы предоставить агенту достоверную обратную связь. В соответствии с часто наблюдаемым сжатием рейтингов, мы показываем, что в равновесии принципал несовершенно сообщает о промежуточных результатах деятельности агента, т.е.е., она не полностью различает хорошие и плохие выступления. Кроме того, мы показываем, что небольшие вознаграждения могут иметь большое влияние на усилия агента при условии, что доля принципала в проекте невелика.

«Консультация информированного посредника: можно ли доверять своему брокеру?» с Натальей Цыбулевой (АНЭ и ЦЭФИР) , Б.Е. Журнал теоретической экономики , 10 (1, Topics), 2010, статья 50.

http://www.bepress.com/bejte/vol10/iss1/art50/

Аннотация. В статье исследуется надежность рекомендаций посредника в модели двусторонней торговли. Продавец и покупатель с частной и независимой оценкой обмениваются единицей товара. Торговля осуществляется посредником, который наблюдает за грубым сигналом об оценке покупателя и может сообщить его продавцу до заключения сделки. Мы показываем, что если брокер получает фиксированную комиссию за транзакцию, он может полностью передавать информацию с помощью дешевых разговоров. Такая передача информации увеличивает ожидаемое благосостояние продавца и брокера, но оказывает неоднозначное влияние на покупателя.Мы показываем, что ограничения информационного взаимодействия могут возникнуть, если посредник замечает сигналы об оценке обоих участников или из-за конкуренции между посредниками. Наконец, используя подход разработки механизма, мы показываем, что выбор подходящей системы двухставочных тарифов позволяет посреднику получить такую ​​же ожидаемую прибыль, как и в оптимальном прямом механизме.


Аннотация. И психологи, и экономисты утверждали, что вознаграждения часто имеют скрытые издержки.Одна из возможных причин заключается в том, что у директора могут быть стимулы предлагать более высокие вознаграждения, когда он знает, что задача трудная. Наш эксперимент проверяет, являются ли высокие награды такими плохими новостями и воспринимаются ли они их получателями. Наш дизайн позволяет нам разделить общее влияние вознаграждения на усилия на прямой стимул и информационный эффект. Результаты показывают, что большинство участников правильно интерпретируют высокие награды как плохие новости. Согласно теории, отрицательный информационный эффект сосуществует с прямым положительным эффектом.


«Дискреционное приобретение специфического для фирмы человеческого капитала при непроверяемой деятельности» (совместно с А. Ахмедовым (Сбербанк)), The B.E. Журнал теоретической экономики , 14 (1, вклады), 2014, 1-34.

http://www.degruyter.com/view/j/bejte.2014.14.issue-1/bejte-2012-0007/bejte-2012-0007.xml?format=INT

Аннотация. В этой статье мы разрабатываем модель дискреционных инвестиций сотрудников в человеческий капитал, характерный для конкретной фирмы.Когда фирма имеет все возможности на переговорах, невозможность заключения контрактов с этими инвестициями полностью подрывает стимулы для сотрудников. Однако неспособность действующей фирмы наблюдать за конкурирующими предложениями заработной платы на промежуточном этапе не позволяет ей полностью экспроприировать излишек, тем самым создавая стимулы для сотрудников к инвестированию. Мы демонстрируем, что соблюдение минимального уровня заработной платы на второй период разрушает стимулы рабочих к приобретению ЧК, но делает текучесть кадров эффективной. Следовательно, такое обязательство имеет ценность только в том случае, если доход от сознательных инвестиций сотрудника в приобретение HC достаточно низок. Когда фирмы в частном порядке информируются о продуктивности их технологии приобретения HC, более продуктивные фирмы предлагают более высокую начальную заработную плату, чтобы отделиться от менее производительных фирм. Более того, в отличие от случая симметричной информации о технологии приобретения HC, возможность приверженности теперь имеет ценность для фирм с более высокой отдачей от инвестиций: приверженность минимальному уровню заработной платы заменяет повышение начальной заработной платы.


«Самовыражение и личная мотивация» , с Алексом Кохом и Джулией Нафцигер (оба Орхусского университета) и Йеруном ван де Веном (Амстердамский университет), European Economic Review , 68, 2014, 151 -167.

http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0014292114000439

Аннотация. : Самоуправляемые награды встречаются повсеместно. Они служат стимулом для личных достижений и широко рекомендуются для повышения личной мотивации. Мы показываем, что в модели с несовместимыми со временем и зависящими от ссылок предпочтениями самовозгорание может быть надежным и эффективным инструментом для преодоления проблем самоконтроля. Мы также обсуждаем различные типы самоподдержки, которые может использовать человек, например, блага порока и блага добродетели, и анализируем, какие типы благ он предпочитает.

«Наблюдать или нарушать: внутренняя мотивация академической этики », с Екатериной Борисовой и Леонидом Полищуком (оба из Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»), Журнал Новой экономической ассоциации, 2014, 2 (22), 41-72.

Аннотация. : Изучаем внутреннюю мотивацию соблюдения студентами вузов требований академической этики. Теоретическая модель, представленная в статье, предполагает, что такая мотивация основана на моральных нормах студентов, на их ожиданиях соблюдения правил среди своих сверстников и на их успеваемости. Мы представляем эмпирический анализ, который подтверждает эти гипотезы и измеряет силу вышеуказанных факторов этического поведения. Эмпирические данные получены в результате эксперимента, проведенного в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» и в Российской экономической школе, в ходе которого некоторые экзамены предлагались в формате «забрать домой».

«Проблема агентства и структура собственности: внешний блок-держатель как сигнал» (совместно с Сергеем Степановым), Журнал экономического поведения и организации, 2017, 133, 87-107.

http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0167268116302530

Аннотация. Согласно общепринятому мнению, крупные внешние акционеры помогают ограничить оппортунизм инсайдеров и, следовательно, приносят больше выгоды, когда агентская проблема более серьезна. Таким образом, если фирма выбирает структуру собственности таким образом, чтобы минимизировать агентские издержки, фирмы с большим потенциалом экспроприации акционеров инсайдерами с большей вероятностью будут иметь внешнего держателя акций. Наша модель предсказывает, что при асимметричной информации о способности / склонности предпринимателя извлекать частные выгоды результат может быть противоположным: структуры собственности с внешним держателем блока выбираются предпринимателями, которые менее способны / желают извлекать частные выгоды.Продажа крупного пакета акций стороннему держателю акций, который будет контролировать предпринимателя, позволяет «хорошему» предпринимателю отделиться от «плохого». Таким образом, наша работа обеспечивает равновесное объяснение эмпирических наблюдений о том, что присутствие внешнего держателя блока положительно коррелирует со стоимостью фирмы и, таким образом, способствует дебатам об эндогенности в эмпирической литературе по опеке и результативности. Наша модель предполагает, что задокументированные положительные отношения могут возникать не из-за прямого воздействия мониторинга держателей блокировок на стоимость фирмы, а потому, что предприниматели с низкой склонностью к самостоятельной сделке предпочитают привлекать внешнего держателя блоков.

« Делать плохо, чтобы хорошо выглядеть: Негативные последствия проблем с имиджем Просоциального поведения» (с Иваном Сораперрой, Йеруном ван де Вен и Мари Клэр Виллеваль), Revue Economique, 2019, 70 (6 ), готовится.

https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3450365

Аннотация. Несколько исследований показывают, что проблемы с социальным имиджем стимулируют просоциальное поведение. Мы изучаем обстановку, в которой существует неуверенность в том, какое действие является просоциальным.Тогда стремление к лучшему социальному имиджу может потенциально вступить в конфликт с действительно просоциальным поведением. Этот конфликт может вызвать « плохое » поведение, когда люди занижают как свои собственные, так и материальные выплаты, чтобы сохранить хороший имидж. Этот параметр актуален для различных типов доверенных товаров. Например, рекомендация недорогого лечения снижает прибыль эксперта и может не удовлетворить истинные потребности клиента, но в целом хорошо для имиджа эксперта (поскольку сигнализирует об отсутствии жадности). Мы проверяем экспериментально, начинают ли люди вести себя плохо, чтобы хорошо выглядеть. Мы обнаруживаем, что люди заботятся о своем социальном имидже, но сами по себе проблемы с социальным имиджем не побуждают их вести себя плохо. То есть без будущего взаимодействия проблемы с социальным имиджем не приводят к плохому поведению. Однако при взаимодействии в будущем, когда создание хорошего имиджа имеет инструментальную ценность (репутационные проблемы), мы действительно находим доказательства плохого поведения в краткосрочной перспективе, чтобы обеспечить более высокие доходы в долгосрочной перспективе.

«Почему менее информированные менеджеры могут быть лучшими лидерами?» (совместно с Сергеем Гурьевым (РЭШ)), 2010 г.

Аннотация. В отличие от учебной модели, согласно которой топ-менеджер является всеведущим планировщиком, координатором и наблюдателем, в реальной жизни менеджеры страдают от разрывов, отсутствия систематического сбора информации и ограниченного времени для анализа и размышлений. Почему руководители предприятий не создают свои организации таким образом, чтобы они могли делать осознанный выбор на основе тщательного анализа? Мы утверждаем, что в некоторых ситуациях топ-менеджерам может быть выгодно быть менее информированным. В нашей модели дополнительная информация повышает гибкость лиц, принимающих решения, ex post, что может подорвать ожидаемые стимулы их подчиненных делать определенные инвестиции.Подчиненные ожидают, что менее информированные лидеры будут более привержены первоначальной стратегии, что увеличивает отдачу от инвестиций, ориентированных на конкретную стратегию. Мы показываем, что этот эффект более вероятен в более предсказуемых условиях. Мы также показываем, что менее информированные лидеры привлекают более сильных подчиненных. Наконец, мы обсуждаем, как эффект информации зависит от структуры рынка труда.

«Постановка целей как механизм саморегулирования» , с Йеруном ван де Вен (Амстердамский университет), рабочий документ CEFIR, 2008 г.

(см. Выше новую, измененную и значительно расширенную версию этого документа , «Самовыражение и личная мотивация» совместно с Алексом Кохом и Джулией Нафцигер, Орхусский университет, опубликовано в European Economic Review)

http: // paper.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1286029

Аннотация. Мы разрабатываем теорию саморегуляции, основанную на постановке целей для агента с предвзятыми предпочтениями. Предполагается, что предпочтения зависят от справочной информации и демонстрируют неприятие потерь, как в теории перспектив. Контрольная точка определяется эндогенно как оптимальная самоподдерживающаяся цель. Взаимодействие между гиперболическим дисконтированием и неприятием потерь делает цели надежным и эффективным инструментом саморегулирования.Это полностью внутреннее устройство обязательств, которое не зависит от построения репутации. Мы показываем, что в некоторых случаях оптимальным является проявление снисходительного поведения, а иногда — постановка, казалось бы, дисфункциональных целей. Наконец, мы выводим условие, при котором ближайшие (краткосрочные) цели лучше, чем дальние (долгосрочные) цели. Наши результаты дают неявное эволюционное обоснование существования неприятия потери как средства самоконтроля.

«Пристрастие к наградам» , 2003 г. (пересматривается в Games and Economic Behavior)

http: // paper.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=2308624

Аннотация. В статье исследуются «скрытые затраты на вознаграждение» в динамической структуре принципал-агент, в которой информированный принципал выбирает в каждый период вознаграждение для агента. Это показывает, что вознаграждения часто вызывают привыкание, поскольку, однажды предложенное, условное вознаграждение заставляет агента ожидать его всякий раз, когда возникает аналогичная задача. Это ожидание развивается потому, что вознаграждение приносит плохие новости: более высокое вознаграждение будет предложено с большей вероятностью, если задача трудная или агент слаб. Это, в свою очередь, вынуждает принципала использовать вознаграждения снова и снова. Более того, в долгосрочных отношениях принципал-агент существует двусторонний эффект храповика: принципал озабочен созданием зависимости для агента, тогда как агент не хочет проявлять излишний энтузиазм. Со стороны принципала эффект храповика означает, что в долгосрочных отношениях принципал-агент меньше вознаграждений, чем в ситуации, когда агент сталкивается с временными принципалами при выполнении ряда аналогичных задач.На стороне агента хрипы вступают в конфликт с желанием работать, чтобы получить ценную информацию о привлекательности задачи. Если выполнение задания один раз позволяет агенту полностью изучить его характеристики, зависимость может не развиться. Напротив, принципал может сначала пообещать премию, когда задача будет легкой, а не сложной (или агент силен), чтобы побудить агента получить хорошие новости «в действии». После этого бонусы становятся лишними.

Форсайт и управление НТИ (Форсайт-Россия до No.

3/2015)

2007-2021 гг.

От Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»
Контактная информация на EDIRC.
Библиографические данные для серий, которые ведут Наталия Гавриличева () и Михаил Салазкин ().

Статистика доступа к этому журналу.
Следите за цитированием всех элементов по RSS-каналу
Чего-то не хватает в сериале или нет? Смотрите проверку данных RePEc для архива и серии.


Том 12, выпуск 4, 2018

Новые источники энергии, технологии и системы: приоритет социальных, климатических и экологических проблем Стр.6-9
Юрген-Фридрих Хейк и Лилиана Проскурякова
Интегрированная водно-энергетическая политика для устойчивого развития стр. 10-19
Дэниэл Склэрью и Дженнифер Склэрью
Новая технологическая революция и потребности в энергии стр. 20-33
Сергей Филиппов
Энергопотребление в автомобильном секторе России: перспективы межтопливной конкуренции с точки зрения технологических инноваций Стр. 35-44
Дмитрий Грушевенко , Екатерина Грушевенко и Вячеслав Кулагин
Применение глобальных баз данных для прогнозирования энергетики и землепользования: метод GCDB стр. 46-61
Гилберт Ахамер
Оценка будущего потребления возобновляемых источников энергии для Соединенного Королевства, Турции и Нигерии стр. 62-77
Нуркан Килинц-Ата
Пределы технологической эффективности добычи сланцевой нефти в США стр.78-89
Александр Маланичев

Том 12, выпуск 3, 2018

Тихие участники: роль искусства, гуманитарных и социальных наук в инновациях стр. 6-12
Джонатан Линтон
Исследовательские программы, направленные на решение социальных проблем — согласование политики, реализации и ожидаемого воздействия стр. 13-19
Ирэн Эк
Будущее сектора производства электроэнергии Италии. Анализ возможных стратегических моделей стр. 20-28
Винченцо Бьянко
Повышение эффективности инноваций в компаниях стр. 30-33
Джонатан Кэлоф
Интернационализация и инновации на развивающихся рынках стр. 34-42
Hein Roelfsema и Yi Zhang
Развитие персонала в китайских инновационно-активных компаниях стр. 43-52
Елена Завьялова , Артем Алсуфьев , Инна Краковецкая , Ван Лиджун и Джессика Ли
Роль ИТ-менеджмента в цифровой трансформации российских компаний с.53-61
Volker Nissen , Татьяна Лезина и Андрей Салтан
Влияние внешних эффектов на инновационную деятельность российских фирм стр. 62-72
Наталья Дэвидсон , Олег Мариев и Андрей Пушкарев

Том 12, выпуск 2, 2018

Практика и будущее финансирования науки, технологий и инноваций с. 6-22
Ricardo Seidl da Fonseca и Alex Pinheiro Veloso
Перспективы производственных дочерних предприятий иностранных компаний в России: граница, предместье или палки? стр. 24-35
Игорь Гурков , Евгений Моргунов , Зокиржон Саидов и Александр Аршавский
Принятие технологий и будущее интернет-банкинга во Вьетнаме стр. 36-48
Le Duc Toan , Nguyen Huu Phu , Ho Van Nhan , Ho Thi Phi Yen , Nguyen Quang Tam и Le Nguyen Ngoc Anh
Помимо образования: роль исследовательских университетов в инновационных экосистемах с.50-61
Паола Ракер Шеффер , Бруно Фишер и Серхио Кейруш
Платформы открытых инноваций как инструмент политики треугольника знаний — данные из Финляндии стр. 62-76
Мика Раунио , Надя Нордлинг , Мика Каутонен и Петри Расанен
Психологические аспекты корпоративного предвидения стр. 78-90
Тимофей Нестик

Том 12, выпуск 1, 2018

Технологическое предвидение: библиометрический анализ для определения ведущих и новых методов с.6-24
Элизабет Гибсон , Тугрул Дайм , Эдвин Гарсес и Марина Дабич
Умный сам по себе? Анализ российских региональных инновационных стратегий в рамках RIS3 стр. 25-45
Евгений Куценко , Екатерина Исланкина и Алексей Киндрас
Аддитивное производство в здравоохранении стр. 47-55
Марисела Родригес-Сальвадор и Леонардо Азаэль Гарсиа-Гарсия
Составление карты исследовательского ландшафта сельскохозяйственных наук стр.57-66
Дмитрий Девяткин , Елена Нечаева , Роман Суворов и Илья Тихомиров
Треугольник знаний в секторе здравоохранения — пример трех медицинских факультетов в Норвегии стр. 68-75
Siri Brorstad Borlaug и Siri Aanstad
Слышать шум волны: что мешает предвидеть инновации? стр. 76-85
Владимир Миловидов

Том 11, выпуск 4, 2017 г.

Промышленность 4.0: Новые вызовы и возможности для рынка труда стр. 6-8
Сандрин Кергроуч
Будущее занятости: оценка воздействия предвидений в области НТИ, стр. 9-22
Рикардо Зейдл да Фонсека
Индивидуальная самозанятость, человеческий капитал и гибридный труд в гиг-экономике стр. 23-32
Dieter Boegenhold , Robert Klinglmair и Florian Kandutsch
Технологии найма и поиска работы в эпоху Интернета с.33-43
Сергей Рощин , Сергей Солнцев и Дмитрий Васильев
Взаимосвязь между управлением знаниями и управленческими навыками: роль творческого мышления стр. 44-51
Али Шамси
Управление человеческими ресурсами в российских компаниях — лидерах мировой экономики стр. 52-61
Елена Завьялова , Дмитрий Кучеров и Виктория Цыбова
Подход бизнес-сектора к ответственным исследованиям и инновациям (RRI) стр.63-73
Annamaria Inzelt и Laslo Csonka
Поддержка фундаментальных исследований Российским научным фондом: чему нас научит первый грантовый конкурс? стр. 74-83
Юрий Симачев , Людмила Засимова и Тимур Курбанов
Что мешает университетам участвовать в создании двойных технологий? стр. 84-95
Михаил Кузык , Анна Гребенюк , Евгения Какаева , Евгений Манченко и Владимир Довгий

Том 11, выпуск 3, 2017 г.

Предпринимательская деятельность в постсоциалистических странах: методология и ограничения исследования Стр. 11-24
Александр Чепуренко
От предпринимательских устремлений к основанию бизнеса: на примере российских студентов стр. 25-36
Карина Богатырева и Галина Широкова
Автоматизация рабочих мест: угроза занятости или источник новых предпринимательских возможностей? стр. 37-48
Алина Зоргнер
Стремления компаний, основанных на новых технологиях, в странах ЦВЕ и СНГ стр.50-60
Przemyslaw Zbierowski
Взаимодействие с заинтересованными сторонами в рамках стартапов, основанных на исследованиях и разработках: данные из Турции, стр. 61-70
Элиф Калайджи
Выбор источников финансирования для стартапов в переходной экономике: способность прогнозировать в национальном контексте стр. 71-81
Ольга Образцова , Татьяна Полякова и Екатерина Поповская
Субоптимальный размер: факторы, препятствующие росту малых и средних предприятий в России Стр. 83-93
Виктория Голикова и Борис Кузнецов
Инновационные конфигурации в наукоемких бизнес-услугах стр. 94-102
Ян Майлз , Вероника Белоусова и Николай Чичканов
Эко-инновации и эффективность фирм: эмпирические данные из Словении стр. 103-111
Яна Хойник , Митя Рузсьер и Татьяна Манолова

Том 11, выпуск 2, 2017 г.

Инновационное предпринимательство в странах с переходной экономикой: проблемы и перспективы Стр.6-9
Александр Чепуренко
Роль университетов в треугольнике знаний стр. 6-8
Николас Вонортас
Треугольник знаний между исследованиями, образованием и инновациями — концептуальное обсуждение стр. 10–26
Максимилиан Унгер и Вольфганг Польт
Высшие учебные заведения в треугольнике знаний стр. 27-42
Марио Сервантес
Как открытая наука повлияет на сотрудничество университетов и промышленности? стр.44-53
Джоанна Чатавей , Сара Паркс и Эльта Смит
Служение или преданность? Паттерны мотивации российских исследователей стр. 54-66
Наталья Шматко и Галина Волкова
Конфигурации треугольника знаний в трех шведских университетах стр. 68-82
Eugenia Perez Vico , Sylvia Schwaag Serger , Emily Wise и Mats Benner
Влияние процесса управления талантами на исследовательскую деятельность преподавателей с опосредующей ролью организационной справедливости стр.83-91
Фарзане Эгбал , Реза Ховейда , Сейед Али Сиадат Сеядат , Хоссейн Самаватян и Мохаммад Хоссейн Ярмохаммадян
Взаимосвязь между работой преподавателя, организационной культурой, лидерством и мотивацией к достижениям стр. 92-97
Юсди Анра и Мартинис Ямин

Том 11, выпуск 1, 2017 г.

Корпоративный форсайт в стратегиях транснационального бизнеса с.9-22
Алексей Березной
Почему и как ценность научных фирм нарушает финансовую теорию: последствия для политики и управления стр. 24-30
Сергей Бредихин , Джонатан Линтон и Тайс Матошко
Интеллектуальный капитал и его влияние на финансовые результаты российских производственных компаний стр. 31-40
Татьяна Андреева и Татьяна Гаранина
Научное сотрудничество в немецко-польском приграничном регионе в свете расширения ЕС с.42-53
Ютта Гюнтер , Греза Латифи , Джудита Любача-Сембер и Даниэль Тобельманн
Подходы к определению и измерению интернет-экономики России стр. 55-65
Сергей Плаксин , Гульнара Абдрахманова и Галина Ковалёва
Разработка модели интеллектуального лидерства для государственных университетов стр. 66-74
Aleme Keikha , Reza Hoveida и Nour Mohammad Yaghoubi

Произошла ошибка при настройке пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, нажмите кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

Россия и Финляндия будут сотрудничать в развитии важных исторических объектов

Проект восстановления и развития комплекса каналов и крепостей, расположенных на приграничной территории между Финляндией и Россией, объединяет семь организаций из обеих стран, в том числе Университет ИТМО.Факультет программной инженерии и Центр юзабилити и смешанной реальности компьютерных систем вносят свой вклад в качестве технологического партнера — в его компетенцию входит разработка различных мультимедийных материалов и интерактивная карта проекта.

Суворовские военные каналы — это комплекс укреплений и водных путей, построенных в 1791–1798 годах на границе между Российской империей и Швецией по заказу русского генерала Александра Суворова.Сейчас этот культурно-исторический объект находится на берегу озера Сайма в Финляндии и представляет интерес как для финской, так и для российской стороны. Основная цель проекта «Суворовские каналы — от забвения до туристической крепости» — привлечь общественный интерес и новые предприятия для развития событийного и экотуризма на территории России и Финляндии.

«История этих каналов (Кутвеле, Кяюхкя, Куконхарью и Телатайпале), их предназначение, а также историческая личность Александра Суворова и его деятельность малоизвестны в Финляндии.Этот проект направлен на продвижение туристических маршрутов, используемых в целом, развитие рекреационных объектов в исторических районах и повышение осведомленности населения », — говорит Сойле Лехтинен , руководитель проекта и сотрудник Фонда зон отдыха. в Южной Карелии.

Древнерусская карта Суворовских каналов. Фото: amsmolich.livejournal.com

Инициированный финскими партнерами, проект объединяет усилия семи различных организаций и структур, включая Фонд зон отдыха в Южной Карелии, Агентство транспортной инфраструктуры Финляндии, Центр экономического развития, транспорта и транспорта Юго-Восточной Финляндии. Экологический, информационный и туристический центр Ленинградской области, Выборгский центр поддержки предпринимательства, Информационно-туристический центр Лосевского курорта, Музейное агентство, объединяющее 28 музеев Ленинградской области.

Проект рассчитан на три года, в течение которых планируется благоустройство территорий, прилегающих к каналам, восстановление дорог и мостов, создание новых туристических маршрутов в приграничной зоне между Россией и Финляндией, развитие бренда проекта и организация серии мероприятий. выставок и интерактивных тематических экспозиций в Выборге и Новой Ладоге. Центр юзабилити и смешанной реальности Университета ИТМО взял на себя разработку информационной и интерактивной составляющих проекта.

Артем Смолин

«В наши основные задачи входит продвижение проекта и создание различного мультимедийного контента», — комментирует Артем Смолин , директор Центра. «На нашем счету уже есть ряд успешно реализованных проектов в области цифрового культурного наследия. Мы также обладаем необходимыми компетенциями и опытом междисциплинарной работы с коллективами историков, специалистов в области искусства и культуры, архитекторов, экспертов по туризму и музейных работников.Для этого проекта мы должны создать ряд мультимедийных материалов и интерактивную карту мест, связанных с деятельностью Суворова, — это будут туристические маршруты, тематически связанные с историческими местами и событиями. Используя эту карту, любой сможет самостоятельно спланировать индивидуальный маршрут путешествия, который придаст проекту новый импульс и, надеюсь, сделает его популярным ».

Центр юзабилити и смешанной реальности также ведет разработку тематической мультимедийной экспозиции, которая будет представлена ​​в рамках проекта в городе Выборг.Он будет включать в себя ряд видеоматериалов, в том числе в формате 360 градусов. На данный момент проект находится на стадии предварительной подготовки и обсуждения формата взаимодействия участников: уже прошли две выездные встречи в Финляндии и в Университете ИТМО, а третья — в режиме онлайн 16 апреля.

Важно отметить, что участие Центра в проекте стало возможным благодаря вкладу Игоря Куприенко , руководителя отдела проектной деятельности и фандрайзинга Университета ИТМО.Подразделение участвует в реализации масштабной программы приграничного сотрудничества Юго-Восточная Финляндия — Россия на 2014-2020 годы, в рамках которой был инициирован широкий спектр проектов, например, BizCycle, направленных на развитие велосипедного туризма в приграничном регионе.

Соиле Лехтинен. Кредит: uutisvuoksi.fi

Как отметила Сойле Лехтинен, сотрудничество по этому проекту будет способствовать дальнейшему развитию отношений между двумя странами:

«Проект создаст новый приграничный событийный туризм и создаст Суворовские маршруты, общий культурный и исторический маршрут из России через Финляндию в Центральную Европу.Вместе с нашими российскими партнерами мы можем создать поистине грандиозный проект, который станет частью европейского международного культурного маршрута. Это будет способствовать развитию устойчивого туризма по обе стороны границы и увеличит потенциал российско-финского сотрудничества ».

Пять историй о генерале Милорадовиче / Новости / Сайт Москвы

26 декабря (О.С. 14 декабря) 1825 г. Группа заговорщиков-аристократов пыталась помешать Николаю I взойти на престол. Повстанцы выступали за отмену самодержавия и крепостного права. К ночи бунт был подавлен, и сотни жертв остались на Сенатской площади.

Первым жертвой восстания стал генерал-губернатор Санкт-Петербурга Михаил Милорадович, пытавшийся успокоить мятежников. Герой Отечественной войны 1812 года, не получивший ни одного ранения на полях сражений, был ранен пулей Петра Каховского.Mos.ru и агентство Мосгортур представляют совместную статью с историями из жизни Михаила Милорадовича.

Александр Суворов s палата

В 1760 году отец Михаила Милорадовича служил под началом знаменитого Александра Суворова. Они были не только сослуживцами, но и друзьями, как видно из письма Суворова Милорадовичу-старшему в октябре 1773 года: «Дорогой Андрей, целую меня при отъезде! Не забудь меня.Благодарю Ваше Превосходительство за его любезную дружбу ».

Много лет спустя Александр Суворов взял шефство над сыном своего друга.

Легенда гласит, что, увидев маленького Михаила, легендарный полководец сказал: «Из Милорадовича выйдет отличный генерал». Предсказание сбылось. При Суворове он участвовал в знаменитых итальянских и швейцарских походах. Он одержал одну из своих главных побед во время русско-турецкой войны 1806-1812 годов. В 1809 году корпус, которым он командовал, нанес поражение османской армии в битве при Рассевате, за что Милорадович получил звание генерала от пехоты.

Персонаж из исторических анекдотов

Как и другие известные российские генералы, Михаил Милорадович фигурирует в бесконечном количестве исторических анекдотов.

Один — это эпизод, который якобы произошел во время перехода российской армии через Альпы. Милорадович командовал авангардом. Достигнув вершины горы, солдаты увидели крутой обрыв и задались вопросом, как они могут преодолеть его. Тогда генерал Милорадович сказал солдатам: «Вот так!» Он упал на спину и покатился по снегу.Все солдаты последовали его примеру. У подножия горы русских военных встретил противник, который тут же открыл огонь. Однако отряд Милорадовича лавиной разгромил врага.

Другая история — об одном безымянном сражении, когда солдаты графа Милорадовича не смогли взять вражескую эскадрилью. Генерал хотел подбодрить своих бойцов, бросил на позиции врага пригоршню георгиевских крестов и крикнул: «Соберите их!» Затем его солдаты снова атаковали и наконец захватили эскадрилью.Те, кто выжил, выполнили приказ.

Другой анекдот был про то, как Милорадович видел расходы. В 1814 году граф находился в Париже после того, как его схватили, и он остро нуждался в деньгах. Он просил Александра I перечислить ему зарплату за три года вперед. Император выполнил просьбу генерала, и Михаил Милорадович сумел потратить эти деньги еще до отъезда из французской столицы.

Начальник вольнодумца

После Отечественной войны 1812 года, когда молодые русские офицеры вернулись домой, в России зародились тайные политические общества.К митингам стал подключаться помощник генерала в армии, глава администрации Федор Глинка.

В 1813 году, после окончания Первого кадетского корпуса, 27-летний прапорщик Федор прибыл на службу в Апшеронский мушкетерский полк, которым руководил Михаил Милорадович.

«С генералом нас познакомили после обеда», — вспоминал Глинка. «Он лежал в расстегнутом мундире, курил трубку … оглядывал нас, молодых офицеров, и, видя, что мы все малорослые, Милорадович улыбнулся шутливо, не сардонически (он мог сердиться, но редко был саркастичен), и сказал: «Ну, боже мой! (его любимое изречение) теперь все, что нам нужно, это война! Война! У нас есть воины! »

Шесть лет спустя, прослужив во многих боях под командованием Милорадовича, Федор Глинка стал его адъютантом.

В 1816 году полковник Глинка присоединился к Союзу Спасения, а затем, когда тот распался, к Союзу Процветания. В отличие от других членов этих обществ, он придерживался умеренных взглядов. Кстати, знаменитое собрание членов Союза благоденствия, состоявшееся в январе 1820 года, на котором решалась форма правления в России, проходило на квартире Федора Глинки. Практически все собравшиеся проголосовали за республику, только Глинка высказался за сохранение монархии.После распада Союза процветания он отказался присоединиться к Северному обществу и полностью отказался от тайных политических дел.

Допросы и аресты членов тайных обществ начались после разгрома восставших в 1825 году. Этой участи не избежал Федор Глинка. Был задержан 11 марта 1826 г. и помещен в Петропавловскую крепость. 15 июня 1826 г. он был сослан в Петрозаводск и уволен с военной службы, а в 1830 г. переведен в Тверь, где прожил до самой смерти.Бывший адъютант Милорадовича умер в 1880 году в возрасте 93 лет.

Спаситель Пушкина

В 1820 г. из-за стихов, критикующих правительство, Александр Пушкин привлек внимание властей. Поэту грозила ссылка — сам Александр I хотел отправить его в Сибирь. На помощь мятежному поэту пришел Михаил Милорадович, который в те годы занимал пост военного генерал-губернатора Санкт-Петербурга.

Весной 1820 г. Александра Пушкина вызвали к генерал-губернатору.До этого момента Пушкин и Милорадович знали друг друга и появлялись на одних и тех же мероприятиях, но не знали друг друга лично. Перед тем, как приехать к нему, Пушкин попросил совета у Федора Глинки. Последний успокаивал его: «Иди и безоговорочно положись на щедрость его доброй натуры; он не причинит тебе вреда за то, что ты честен ».

В кабинете генерал-губернатора Пушкин узнал, что в его квартире будет произведен обыск, и признался, что сжег все свои стихи. После этого поэт попросил ручку и бумагу и буквально за несколько часов переписал все свои произведения по памяти.Милорадович был впечатлен. Он пожал руку поэту и отпустил его домой.

На следующий день генерал имел аудиенцию у Александра I. Несмотря на то, что решение еще не было принято, Милорадович пошел на хитрость, заметив, что от имени самого императора простил вольнодумцу. Император нахмурился: «Раньше, не так ли?» Однако чуть позже, смягчившись, он добавил: «Ну, если так, то мы прикажем иначе, оборудовать Пушкина для дороги, дать ему деньги и с соответствующим званием и с соблюдением всех возможных правдоподобий отправить его в гостиницу. служат на юге.”

В мае 1820 года Пушкин покинул Петербург и уехал на Кавказ, а в 1824 году вернулся домой. Этот период жизни поэта известен как его южная ссылка, хотя на самом деле, благодаря Милорадовичу, это было лишь служебное перераспределение.

Соперник Грибоедова

Михаил Милорадович никогда не был женат, но был известен многочисленными любовными похождениями (есть рассказы, что после смерти графа был найден сундук, полный любовных писем). На посту президента Театрального комитета России он познакомился с балериной Екатериной Телешовой.Юная красавица (она была младше его на 33 года) была последней любовью генерал-губернатора. Его страсть к ней сделала Милорадовича соперником писателя и дипломата Александра Грибоедова.

Грибоедов впервые увидел Екатерину Телешову в 1824 году в роли чародейки на сцене Петербургского Большого театра в балете Руслана и Людмилы. Он был поражен и впечатлен постановкой и написал стихотворение «Телешова» с подзаголовком «В балете« Руслан и Людмила »», где ей предстоит соблазнить князя:

Почему нежной рукой манишь?

Почему звонишь из дальних стран?

Пришелец в ваш неминуемый плен

К страдающим неизлечимыми ранами?

Позже они были представлены друг другу на вечеринке у князя Александра Шаховского. В письме к своему другу Степану Бегичеву от 4 января 1825 года Грибоедов писал: «За три-четыре вечера Телешова свела меня с ума, и тем легче, что это было впервые, а сама она привыкла к тому, что в моем грешном жизнь я сжег чернее угля. И что меня соблазняло, так это то, что моим оппонентом был Милорадович, глупый, хвастливый, кумир Шаховского, который ему подражает. Оба скоты!

Интересна причина, по которой Грибоедов назвал соперничество с Михаилом Милорадовичем «заманчивым».В 1824 году Александр Грибоедов согласовал с цензорами пьесу «Горе от ума», и одним из тех, кто принял решение публиковать или не публиковать его произведение, был Михаил Милорадович. Несколько месяцев Грибоедов ходил в Особое управление МВД, но каждый раз получал новые правки. Помимо печатной версии «Горе от ума» Грибоедов работал и над постановкой спектакля, но он тоже пострадал от цензуры — он был лично запрещен Милорадовичем в 1825 году (по слухам, благодаря Телешовой).

Балерина ответила взаимностью на чувства Грибоедова, но их роман продлился недолго — в мае 1825 года Александр Грибоедов уехал на Кавказ, а Екатерина Телешова вернулась к Милорадовичу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.