Стихотворения пушкина безумных лет угасшее веселье: Недопустимое название — Викитека

Содержание

Минувших дней угасшее веселье. Анализ стихотворения пушкина безумных лет угасшее веселье

«Элегия (Безумных лет угасшее веселье)» Александр Пушкин

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть — на мой закат печальный
Блеснёт любовь улыбкою прощальной.

Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (Безумных лет угасшее веселье)»

Знаменитая Болдинская осень 1830, сыгравшая в творчестве Александра Пушкина очень важную роль, подарила миру огромное количество литературных произведений. К их числу относится и стихотворение «Элегия», написанное в философском ключе. В нем автор подводит итоги период беззаботной юности и прощается с ней на пороге вступления в новую жизнь.

Поездка в Болдино, где Пушкин вынужден был из-за холерного карантина задержаться на долгих три месяца, была вызвана необходимостью вступления в права наследства имением. Поэт, никогда не обременявший себя решением подобных вопросов, задался целью привести в порядок все дела. И это неудивительно, так как после повторного сватовства к Наталье Гончаровой он все же получил положительный ответ и стал готовиться к свадьбе. Однако поэт подверг тщательной ревизии не только деловые бумаги, но и собственную душу, осознав, что отныне его жизнь меняется безвозвратно. Тогда-то и родились строчки о том, что «безумных лет угасшее веселье» оставило в душе поэта горечь сожаления и боль утраты. Пушкин понимает, что ночные кутежи с друзьями и посещение игорных домов теперь уже – удел более молодых людей, которые еще только постигают радости жизни. Себе же поэт пророчит весьма печальное будущее . «Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе грядущего волнуемое море», — пишет автор. Что же должно заставить человека пребывать в таком невеселом расположении духа накануне собственной свадьбы? Все дело в том, что финансовые дела Пушкина оставляют желать лучшего, и он прекрасно понимает, что для обеспечения достойной жизни своей семьи ему предстоит очень много работать. Именно в этот период он ведет бурную переписку со своей будущей тещей, торгуясь за размеры приданого. Но, по сути, он пытается отвоевать не деньги, а собственную свободу, которой лишается после вступления в брак, пусть даже и с горячо любимой женщиной.

Тем не менее, в словах поэтом все же есть надежда, что он сможет быть счастливым . «И ведаю, мне будет наслажденье средь горестей, забот и треволненья», — отмечает Пушкин. Действительно, как и любой нормальный человек, он мечтает обрести счастье в семье и рассчитывает, что в его жизни все же «блеснет любовь улыбкою прощальной». Таким образом, поэт отрекается от возможных взаимоотношений с другими женщинами, которые всегда были его музами, и рассчитывает стать примерным мужем, понимая, что брак отнимает у него частичку той радости и вдохновения, которые он черпал в свободе.

Читать стих «Безумных лет угасшее веселье» Пушкина Александра Сергеевича задают в старших классах на уроках литературы. Это произведение появилось на свет осенью 1930 года. Поэт очень любил это время года. Тем не менее, текст стихотворение Пушкина «Безумных лет угасшее веселье» наполнен тоской. Дело в том, что, как и всякий человек, Пушкин мечтал о собственном семейном очаге, о счастливой жизни с безумно любимой женщиной Натальей Гончаровой. Разрешения на брак с ней он добивался целых два года, и, наконец, получил его. Так в чем же причина грусти Пушкина? А в том, что после свадьбы ему придется забыть о своей безудержной молодой жизни, о других женщинах, которые были его Музами, о выпивках в клубах и погрузиться в семейный быт. В стихотворении он тоскует о том, что с личной свободой после свадьбы ему придется проститься. Произведение полностью отражает наполненную смутой душу поэта, он пишет о собственных страданиях в связи с важным событием в жизни. Но он надеется на то, что в этой беспросветной темноте сверкнет луч света и ему удастся насладиться семейной жизнью с любимой женщиной. Учить стихотворение легко. Ведь скачать текст можно в режиме онлайн на нашем сайте.

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино – печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть – на мой закат печальный
Блеснёт любовь улыбкою прощальной.

Элегия «Безумных лет угасшее веселье…» — медитация поэта, монолог, начальные слова которого обращены к самому себе («Мне тяжело»). Но смысл их в дальнейшем бесконечно расширяется, превращая стихотворение из поэтической исповеди в своеобразное завещание, обращенное не только к друзьям, но шире — к современникам и потомкам. От «Элегии» тянется нить к позднейшему стихотворению «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» (1836), где в центре оценка не жизни, а исторического дела поэта.

Стихотворение открывается мысленным обращением к прошлому. От него поэт переходит к кругу переживаний, связанных с настоящим. Оба эти перехода — от внутреннего монолога, исповеди перед собой, к словам, адресованным друзьям, и от прошлого к настоящему и будущему — сложным образом сливаются в «Элегии», один из них усиливает другое. Отсюда — насыщенность текста стихотворения движением, внутренней динамикой при предельной уравновешенности, гармонической стройности композиционного построения целого и отдельных частей.

В то же время внутренняя жизнь человека предстает перед взором поэта под знаком противоречий, движения и изменения. Отсюда — цепь эмоциональных контрастов, проходящих через стихотворение (вчерашнее веселье, ставшее сегодня горечью; настоящее и будущее, несущие поэту уныние, труд, но и «наслажденье» — радости общения с миром красоты и искусства). Причем контрасты эти нигде резко не выделены и не подчеркнуты — движение мысли от прошлого к настоящему, от себя к аудитории, от одного поэтического образа к другому в пушкинской «Элегии» настолько естественно, что производит впечатление полнейшей безыскусственности. Один образ, как бы непроизвольно всплывающий из глубины сознания, невольно по ассоциации вызывает другой, контрастный или, наоборот, внутренне связанный с первым. Так от «смутного похмелья», которое испытывает поэт, естествен переход к старому «вину», с которым сравнивается в следующем стихе «

печаль минувших дней «, а от метафорического оборота «грядущего волнуемое море » прямой путь ведет к дальнейшему определению — «треволненья «.

Тема «горя», о котором говорится в пятом стихе, в несколько видоизмененной форме («

горестей «) возвращается в десятом. В отличие от элегии «Погасло дневное светило…» и других элегий Пушкина 1810—1820-х годов в стихотворении «Безумных лет угасшее веселье…» нет указаний на подобную частную биографическую ситуацию — реальную или символическую, в которой поэт хотел бы предстать перед читателем. Стихотворение написано в Болдине, в октябре 1810 года, в очень сложной для поэта общественно-политической обстановке, в дни, когда он, собираясь жениться, оглядывался на свою прошлую жизнь и одновременно напряженно размышлял нал тем, что ждет его впереди. Но эта реальная биографическая ситуация присутствует в стихотворении в «снятом» виде: она оставлена как бы за его порогом. С другой стороны, поэт не произносит своего монолога в условной «романтической» обстановке — на берегу озера, на корабле или обращаясь к далекой возлюбленной: смысл «Элегии» не в анализе той или иной особой, частной жизненной ситуации, а в осознании общей судьбы Александра Сергеевича и его мыслящих современников. Поэтому в ней отброшено все то, что могло бы отвлечь читателя от восприятия главного смысла произведения, приковать его внимание к более частному и второстепенному, что и хотел сделать в стихотворении «Элегия» Пушкин.

Анализ показывает, что произведение начинается со стиха, две неравные по протяженности, но ритмически уравновешенные части которого образуют в музыкальном отношении как бы две набегающие друг на друга поэтические волны: «Безумных лет // угасшее веселье ». Обе половины этого стиха начинаются с замедляющих их течение эпитетов, которые внутренне «бесконечны», эмоционально неисчерпаемы по своему содержанию: будучи предельно лаконичным, каждый из них представляет сокращение множества определений, несет в себе ряд разнообразных значений и «обертонов». «Безумные» годы — это годы и «легкокрылого» юношеского веселья, и сменяющихся страстей, и «безумных» горячих политических надежд и ожиданий. Их «угасание» и по причине движения человека от юности к зрелости, и из-за исторического изменения окружающего мира закономерно. Но оно и трагично для того, кто становится старше и кто, отдаваясь настоящему, не перестает хранить в своем сердце благодарную память о прошлом и его «треволненьях».

Характерно, что в дошедшем до нас автографе с поправками поэта первый стих читался вначале иначе: «Протекших лет безумное веселье » (III, 838). В метрическом отношении этот первоначальный вариант не отличается от окончательного: и здесь то же деление стиха на два полустишия, отделенные друг от друга внутристиховой паузой (цезурой), причем оба они начинаются с замедляющих течение стиха эпитетов. Но эпитет «протекших лет» внутренне более однозначен, беден по содержанию, он не порождает такого глубокого эмоционального отклика в душе читателя, не будит в нем тех широких и многообразных, в том числе трагических, ассоциаций, какие рождает менее определенный, но более сложный, эмоционально многозначный метафорический эпитет «безумных лет». И точно так же формула «угасшее веселье», насыщенная ощущением внутреннего диссонанса, несущая в себе отзвук пережитых поэтом борьбы и страданий, звучит сильнее и выразительнее, чем формула (также метафорическая, но более традиционная для языка романтической элегии 1820 — 1830-х годов) «безумное веселье».

В этом поиске предельной многозначности, эмоциональной выразительности, поэтической весомости отдельного слова — один из общих законов поэтики пушкинского стиха 1830-х годов. Впечатление широкого внутреннего пространства, открывающегося в каждом слове поэта, создается тем, что не только за всем стихотворением в целом, но и за любым отдельным его «кирпичиком» читатель ощущает почти бесконечную перспективу породившего их личного переживания. Не случайно в разговоре с Гоголем Пушкин — споря с Державиным — утверждал, что «слова поэта суть уже его дела»: за словом у Пушкина стоит человек с бесконечно глубоким и сложным внутренним миром, миром, который и определяет выбор поэтом именно этого (а не другого!) слова, являющегося как бы мельчайшей его частицей. Поэтому у Пушкина последних, 1830-х годов нет «нейтральных», не несущих в себе глубокого поэтического смысла слов, которые могли бы быть без особого труда опушены или заменены другими: каждое из них не только «слово, но и «дело» поэта, сгусток эмоциональной и интеллектуальной энергии, рожденной необыкновенно интенсивно и богато прожитой жизнью и несущей на себе отпечаток полноты духовной жизни, нравственной высоты личности поэта. Именно так обстоит дело и в «Элегии».

Два трагических разряда, придающие внутреннюю напряженность первому стиху «Элегии», до некоторой степени эмоционально уравновешены медленным течением этого стиха, ощущением той внутренней гармонии, которую создает ритмически однообразное построение обоих его полустиший и их музыкальное, эвфоническое звучание (создаваемое красотой движения звуков внутри каждого стиха). Читатель слышит два глухих отдаленных раската, предвещающих приближение грозы, но она еще не разразилась. В следующем, втором стихе: «Мне тяжело, как смутное похмелье » — драматизм и трагическое напряжение первого стиха усиливаются. Начало его («Мне тяжело») проникнуто глубокой, сдавленной болью: после медленного гармонического течения первого стиха оно звучит как глубокий, скорбный вздох, а подчеркнутая его «неблагозвучность» (сочетание согласных мн — т — ж—л) создает почти физическое ощущение переживаемого поэтом страдания.

Примечательны другие поправки Пушкина, запечатленные в дошедшем до нас автографе: более определенный, на первый взгляд, но и более однозначный в смысловом отношении эпитет «тяжкое» похмелье (к тому же буквально повторявший данное в начале стиха определение «Мне тяжело», а потому придававший мысли поэта своего рода внутреннюю «одномерность») поэт заменяет сперва на «томное», затем на «смутное похмелье», добиваясь той же, охарактеризованной выше внутренней многозначности найденного определения, сложности и широты вызываемых им ассоциаций; слова «Мой день уныл» в начале 5-го стиха заменяются несравненно более емкой формулой — «Мой путь уныл «, а традиционно элегическое «мыслить и мечтать» — смелым и неожиданным «мыслить и страдать «. Прямая, утвердительная форма в последнем двустишии: «И ты, любовь, на мой закат печальный / Проглянешь вновь улыбкою прощальной», уступает место — после ряда промежуточных вариантов — менее определенной, но в то же время обладающей большим внутренним эмоциональным «подтекстом»: «И может быть — на мой закат печальный / Блеснет любовь улыбкою прощальной » (III, 838). В результате подобных немногочисленных, но предельно выразительных исправлений «Элегия» приобретает ту редкую гармонию содержания и формы, которую мы в ней ощущаем.

Эмоциональная сила стихотворения неотделима от характера проходящей через него цепи метафор и поэтических уподоблений. Исследователями неоднократно отмечалось, что в отличие от романтической лирики, где метафора часто рассчитана на то, чтобы специально остановить на себе внимание читателя, поразить его своей яркостью и неожиданностью, Пушкин в произведениях уже 20-х (а еще более 30-х) годов наиболее охотно прибегает к метафорам «обычного» типа, восходящим к постоянному, каждодневному употреблению. Сила подобных метафор состоит не во внешнем блеске и яркой, неожиданной образности, а в естественности и непроизвольности, придающих речи поэта общечеловечность, искренность и максимальную убедительность. Именно таковы многочисленные метафоры и сравнения, которыми насыщена «Элегия»,— «безумных лет угасшее веселье», сравнение горечи, оставленной прошлым в душе поэта, со «смутным похмельем», а его печали с «вином минувших дней» или образ «волнуемого моря» грядущего. Здесь (и в других случаях) Пушкин пользуется такими сравнениями и метафорами, которые покоятся на общих, устойчивых ассоциациях, а потому не поражают и не ослепляют читателя своей необычностью и прихотливостью, не требуют от него для понимания особой, дополнительной работы мысли и воображения, но легко входят в наше сознание, будят в душе встречный эмоциональный поток.

Поэт раскрывает читателю свое личное душевное состояние и вместе с тем побуждает читателя ставить себя на его место, воспринимать рассказ поэта о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем как рассказ также и о его, читателя, жизненном пути, его чувствах к переживаниях. Апелляция к духовному опыту читателя (или слушателя), к способности отзываться на слова поэта, наполняя их изнутри содержанием собственной душевной жизни,— общая черта лирической поэзии. В «Элегии» и вообще творчестве Пушкина 1830-х годов она проявляется с особенной силой. Говоря о самых глубоких, больших и сложных вопросах человеческого бытия — о прошлом, настоящем и будущем, о жизни и смерти, о мысли, любви и поэзии и об их месте в жизни человека,— поэт одновременно обращается к самому простому, обычному и каждодневному. Тем самым поднятые в стихотворении общие вопросы человеческого бытия теряют для читателя свою отвлеченность. Между большим и малым горечью от сознания угасших надежд и обычным похмельем, печалью и перебродившим вином, смертью и вечерним закатом, любовью и улыбкой уходящего дня — поэтом устанавливаются те же близость и соответствие, какие реально существуют между большим и малым, между общим круговоротом человеческого бытия и каждодневными, частными, преходящими явлениями в жизни человека.

«Элегия» написана пятистопным ямбом , размером, которым (так же, как и шестистопным) Пушкин особенно охотно пользовался в 30-х годах. В отличие от более быстрого, динамического но своему характеру четырехстопного ямба, которым написано большинство пушкинских поэм и «Евгений Онегин», пятистопный и шестистопный ямб — размеры, обладающие как бы «замедленным» течением. Поэтому они наиболее отвечали требованиям пушкинской «поэзии мысли». В «Элегии», как и в большинстве других случаев, где Пушкин в своей медитативной лирике прибегает к пятистопному ямбу (например, в стихотворении «19 октября 1825 года» или в позднейшей «Осени»), впечатление раздумья и соответствующего ему медлительного течения стиха создается не только большей протяженностью последнего по сравнению со стихом четырехстопного ямба, но и обилием эпитетов, а также тем, что Пушкин везде строго соблюдает в строке словораздел (цезуру) после второй стопы (т. е. четвертого слога). В результате каждый стих распадается на два ритмически уравновешенных отрезка. При чтении вслух их произнесение вызывает смену мелодических повышений и понижений голоса.

В то же время один из секретов эстетического воздействия пушкинского пятистопного ямба (в частности, в «Элегии») — в сложном единстве «правильного», гармонически стройного и разноообразного, текучего, меняющегося ритмического рисунка. Уже сам по себе отдельный стих пятистопного ямба с цезурой асимметричен: цезура делит его на неравные отрезки в 2 и 3 стопы (т.е. в 4 и 6-7 слогов). Таким образом, он состоит (как уже отмечалось выше в связи с анализом начального стиха «Элегии») из двух ритмически уравновешенных, хотя и фактически равных по протяженности частей. Но, кроме того, в «Элегии» со стихами, где мы встречаем два сильных ритмических ударения, подчиняющих себе остальные, более слабые («Безумных лет» // угасшее веселье), чередуются стихи с тремя ударениями («Мой путь уныл. // Сулит мне труд и горе»), а со стихами, состоящими из 5 — 8 коротких слов («Мне тяжело, // как смутное похмелье»; ср. также предыдущий пример), — строки, состоящие из 4 и даже 3 слов, среди которых отсутствуют слова и частицы служебного характера, а потому каждое отдельное слово приобретает особую весомость («Грядущего волнуемое море»).

Одни строки стихотворения образуют в синтаксическом отношении единое целое, другие распадаются на два различных (хотя и святимых по смыслу) фразовых отрезка (ср. приведенное выше: «Мой путь уныл…»). Наконец, все стихотворение в целом образует не две метрически сходных строфы, а два неравных отрезка в 6 и 8 стихов. Между ними — резкий смысловой и интонационный сдвиг: после медлительного течения первых строк с общей интонацией скорбного раздумья — энергичное отрицание, соединенное с обращением: «Но не хочу, о други, умирать». Но своему смыслу обе части стихотворения вполне естественно, логически переходят одна в другую. Но в то же время по содержанию они антитетичны, жизнь поэта предстает в них в различных, дополняющих друг друга аспектах, и только учет и сопоставление обоих этих аспектов позволяет поэту подвести художественный баланс, выразить свое общее, итоговое к ней отношение. Внутренней антитетичности обеих частей стихотворения отвечает различие их ритмического рисунка. Замедленное движение первой части, где поэт анализирует свое душевное состояние и при этом как бы постепенно, с трудом находит слова, нужные для передачи остро ощущаемого им драматизма своей личной и писательской судьбы, во второй части сменяется иной интонацией — более энергичной, проникнутой общим утверждающим началом.

Интересна и другая особенность поэтического строя «Элегии». Почти каждое из двустиший, из которых состоят обе ее части, с внешней точки зрения логически и синтаксически завершено, могло бы вне контекста стихотворения жить самостоятельной жизнью, как отдельное произведение. Но при своей логической законченности каждое из двустиший «Элегии» проникнуто эмоциональным и соответственно интонационным движением, которое не находит в нем завершения. Сжатость отдельных фразовых отрезков контрастирует с их эмоциональной насыщенностью, с силой и глубиной отраженного в них переживания. Эмоциональный напор, проникающий их, каждый раз вызывает необходимое в дальнейшем развертывание мысли. И лишь в последнем, завершающем стихотворение двустишии внутренне беспокойная, тревожная и патетическая интонация сменяется спокойным и светлым, примиряющим поэтическим аккордом.

Романтическое мировоззрение и романтическая элегия (как один из центральных жанров поэзии романтизма) отражают обычно борьбу спорящих,влекущих в противоположные стороны чувств в душе лирического героя. В «Элегии» же Пушкина противоречивые силы в душе поэта приведены к внутреннему единству, к сложной гармонии. Поэт с болью вспоминает о прошлом, но не требует, чтобы оно вернулось, и самая мысль о невозвратимости былого не вызывает у него горечи или возмущения. Он сознает «унылость» настоящего и в то же время принимает и тот «труд» и те «наслажденья», которые оно ему несет. Человеческая мысль, разум в его понимании не противостоят жизни: они относятся к числу ее самых высоких и благородных проявлений, несут человеку не только скорбь, но и наслаждение. Начала, которые в романтическом мировоззрении были разорванными, враждебно противостояли одно другому, в «Элегии» Пушкина уравновешены, стали элементами сложного душевного единства мыслящей личности.

При всей обобщенности и сжатости формул, с помощью которых поэт рисует свое прошлое и настоящее, в «Элегии» запечатлен живой образ великого поэта, каким мы привыкли себе представлять его на вершине его творческой зрелости. Это не пассивная, мечтательная, но активная, действенная натура, уже смолоду широко открытая окружающему миру — его «наслажденьям», «заботам» и «треволненьям». Небогатые внутренние силы не раз заставляли ее переходить «разумную» меру — об этом свидетельствуют горькие воспоминания о прошлых «безумных» годах. Вместе с тем пережитые испытания и горести не заставили ее согнуться под своей тяжестью: поэт не закрывает на них глаза, так же, как стойко и мужественно глядит навстречу ожидающим его новым испытаниям. Принимая их как неизбежную дань исторической жизни своей эпохи, он готов достойно принять и самое страданье, освещенное для него высокой радостью мысли. Сознание тяжести своего жизненного пути и жизненного пути других окружающих людей не побуждает его эгоистически замкнуться в себе, не вызывает у него «охлаждения» или равнодушия к человеческим радостям и страданиям в стихотворении «Безумных лет угасшее веселье». Анализ, изложенный выше, представлен в следующем источнике.

Данное произведение является монологом, в нём отражается много личных слов, которые описывают внутренний мир героя. Поэтому образ лирического героя един с образом самого автора. В стихотворении поэт обращается к самому себе. Но дальше поэтическая исповедь превращается в некое своеобразное завещание, обращённое к друзьям и потомкам.

Элегия состоит из двух взаимосвязанных частей. В первой лирический герой представлен очень подавленным. Он задумывается о прошлом, создаёт тревожные образы – смутные предчувствия, горесть и пытается заглянуть в будущее, но оно для него уныло и мрачно.

Прошедшая юность, осознание своих ошибок и упущенное время, заставляет героя чувствовать грусть, тоску и душевную тяжесть. Но неизвестность будущего, в котором герой видит «труд и горе», также пугает его. Труд – это творчество поэта, горе – его вдохновение и воображение. Мыслить – вот, что важно для него, это стремление к развитию, а значит к совершенству. Но, несмотря на это, автор хочет передать нам, что жизнь прекрасна даже, если приходится сталкиваться с испытаниями и горестями.

Во второй части стихотворения герой испытывает гармонию и наслаждение, творческие порывы, любовь и его не покидает надежда, что он всё ещё может быть счастлив. Поэту хочется жить полной жизнью, ощущать и наслаждаться всем её многообразием.

Стихотворению придают контрастности и яркости эпитеты, которые использовал автор: «угасшее веселье», «безумных лет». На фонетическом уровне стихотворение плавное и сладкозвучное. Также автор использует славянские слова: «сулит», «грядущего». Это придаёт стихотворению изящества и лёгкости. Используется много слов, передающих движение души: «страдать», «мыслить», «жить», «умирать».

Стихи Александра Сергеевича Пушкина оставляют яркий свет в душе, заставляют задуматься и вдохновляют своим искусством, а данное произведение показывает нам хорошим и яркий пример того, что ничто, ни испытания, ни трудности, не должны сломить и повергнуть человека в уныние.

Анализ стихотворения Элегия Пушкина вариант 2

У поэта несколько стихотворений с таким названием. Ведь назвать элегия (лирическое стихотворение), почти как назвать «стихом».

Безумных лет…

Вероятно, самое популярное из этих стихотворений «Безумных лет…». Произведение понятно каждому. Здесь речь о жизни со всеми её волнениями, трудностями. Поэт ощущает как похмелье безумные года юности, а в будущем видит горе и труд. Печальные мысли не излечит время, они будут одолевать всё сильней. Но во второй строфе противопоставление этой печальной картине. Нет, не более радостной фантазией, а просто позитивным настроем. Несмотря на все беды, хочется жить. Хоть не избежать страданий, всё-таки поэт понимает, что не будет полоса вечно черной, появятся и просветы – радости. Для поэта, признается он, счастье во вдохновении и вымысле. И есть всегда возможность любви… Это произведение написано знаменитой Болдинской осенью.

Опять я ваш

Полна противоречивых чувств элегия «Опять я ваш», обращенная к друзьям молодости. Здесь не похмельем, а радостным балом представляется юность. В то время друзья были всего дороже поэту… Но прошли годы, он и друзья его изменились, повзрослели. Поэт тоскует по наивности тех лет, говорит, будто «ненавидит радость», отвергает лиру. Это момент грусти, ведь Пушкину кажется, что его забыла поэтическая муза.

Счастлив, кто…

В элегии «Счастлив, кто…», естественно, превалируют грустные мотивы. Повод для печали в том, что поэт понимает, что молодость ушла. С ней его покинули такие прекрасное чувство как любовь. А счастлив тот, у кого есть надежда. Жизнь кажется Пушкину унылой, её цветок увял. Но и в самых печальных строках поэт находит оттенок радости. Здесь он улыбается хотя бы слезам по былой любви.

Любовь погасла

«Любовь погасла» ещё одна из элегий Александра Сергеевича. Здесь любовь называет он злой страстью, грустным пленом, обманчивой мечтой, отравой и неволею. Пушкин надеется, что она в его сердце навеки погасла. Он гонит от себя крылатого Амура, требует вернуть свой покой… Теперь поэт предпочитая надёжность дружбы. А сам (без влюбленности), оказывается, не может играть на поэтической лире. Без любви человек не чувствует себя молодым, в нём нет вдохновения. Вывод парадоксален: в любви тяжело, но без неё хуже. Лучше мечтать в её оковах о свободе, чем быть свободным без любви.

Грусть, которая выражена в этих разнообразных элегиях Пушкина, очень светлое чувство, вдохновляющее. Не нужно стремиться к постоянной радости, ведь грусть возвышает, позволяет осмыслить… и оттеняет счастье.

Анализ стихотворения Элегия по плану

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Петербургские строфы Мандельштама

    Осип Эмильевич Мандельштам является истинным творцом и признанным гением в русской литературе. Его поэзия это вздох легкости и ритм переливающихся строк. Это произведение Петербургские строфы было написано в январе 1913 года

  • Анализ стихотворения Неуютная жидкая лунность Есенина

    Произведение представляет собой признание крестьянского поэта самому себе и окружающим, ответ на один из ключевых вопросов, которые ставила в то время жизнь – вопрос об индустриализации.

  • Анализ стихотворения Еще люблю, еще томлюсь Фета

    Лирика Фета нередко отличалась элементами философского отношения к действительности и некоторой печали. Как правило, его тоскливые настроения связывает с фигурой Марии Лазич, возлюбленной, которую он утратил

  • Анализ стихотворения Муза Некрасова

    Некрасов дает оценку своему собственному творчеству, поэтому в 1852 году он пишет стихотворение «Муза», здесь он старается пояснить, что именно вдохновляет его на создание великих произведений.

  • Анализ притчи Враг и друг Тургенева (стихотворения)

    Жанр прозаического стихотворения близок притче. Обстоятельства, в которые загнан лирический герой, носят аллегорическую окраску. Внутренние переживания лирического героя имеют свое отражение

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть — на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Анализ стихотворения «Элегия (Безумных лет угасшее веселье)» Пушкина

1830 г. был отмечен в судьбе Пушкина знаменитой Болдинской осенью. В этот период он ощутил огромный прилив творческого вдохновения, который выразился в огромном количестве прекрасных произведений. Одним из них стало «Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)». Оно написано в жанре философской лирики и посвящено размышлениям поэта над собственной жизнью.

В 1830 г. Пушкин подводил определенный жизненный итог. Он наконец-то получил положительный ответ от родителей Н. Гончаровой и готовился к свадьбе. Будущая семейная жизнь требовала самого серьезного отношения. Поэт уже не мог рисковать будущим своей семьи. Ему нужно было позаботиться о финансовом благополучии. Литературная деятельность должна была стать постоянным источником дохода. Политическая неблагонадежность также была препятствием. Пушкину нужно было впредь быть более осторожным в своих высказываниях.

Этими глубокими размышлениями проникнуто все стихотворение. Пушкин вспоминает «угасшее веселье» своей молодости. Он понимает, что к нему уже нет возврата. Впереди – серьезная жизнь семейного человека, который отвечает не только за себя, но и за свою семью. Поэту бесконечно грустно от осознания неотвратимости. Он пророчески замечает: «Мой путь уныл». Пушкина уже не радует предстоящая свадьба, так как она лишит его прежней свободы. Поэт сам позволит заковать себя в цепи общественного мнения и подчинится ему.

В то же время Пушкин заявляет, что не намерен сдаваться. Он принимает жизнь со всеми ее трудностями и волнениями. Поэт не теряет оптимизма, он верит, что наряду со страданиями будет испытывать новые наслаждения и победы. Предстоящая свадьба дает ему надежду начать новую жизнь. Пушкин чувствует в себя огромный запас нерастраченных творческих сил.

Очень характерно обращение лирического героя – «о други». Пушкин обращается не к любимой женщине и не ко всему обществу в целом, что было свойственно для романтизма. В тяжелой ситуации он может найти искреннюю поддержку и участие только в близких друзьях. Поэт прекрасно знал, что значит быть отвергнутым обществом. Поэтому он высоко ценил преданность тех, кто оставался ему верен.

Стихотворение «Элегия» — блестящий образец философской лирики Пушкина.

Анализ стихотворения Пушкина Безумных лет угасшее веселье

Больше всего на свете Пушкин любил и ценил свободу. Но ему пришлось её лишиться, причём добровольно. Он предложил руку и сердце своей любимой женщине, Наталье Гончаровой, и получил согласие. Скоро свадьба. И поэтому свободе конец.

Раньше Пушкин мог позволить себе дебоши, кутежи. Он мог посещать игорные дома. Но это время уходит в прошлое вместе с молодостью. Молодость прошла. Теперь время примерной жизни как мужа, семьянина, добытчика в семье.

А добывал деньги Пушкин плохо. Его финансовое положение было неважным. Стало быть, чтобы увеличить состояние, поэту пришлось бы много работать и меньше времени уделять поэзии. Свободы всё меньше и меньше.

Пушкин в переписке с тёщей Натальи вёл переговоры за то, чтобы увеличить размер приданого. Пушкина можно понять – добытчик он плохой, а семья должна быть более-менее обеспеченной. И поэт понимает, что дальнейший его жизненный путь не будет таким радостным. А молодость уже ушла.

С этими мыслями великий поэт написал стихотворение «Безумных лет угасшее веселье». В нём он подводит итог прошлому и устремляется мыслями в будущее.

Пушкин вспоминает ушедшие года молодости, и они ему тяжелы, после них словно похмелье. Время идёт, но печаль прошедших дней не стирается из памяти. Чем дальше, тем сильнее она. И нет от неё спасения.

А будущее не такое уж и тихое в глазах поэта. Оно подобно волнующемуся морю, и по нему Пушкину предстоит отправиться. Он видит горе в своём грядущем и много труда, ведь ему предстоит работать, чтобы содержать семью, а ещё поэзия! И путь поэта будет полон уныния.

Но Пушкин жаждет жить. Умирать ему не хочется. Он хочет жить даже ради всех этих страданий! Пушкин хочет мыслить. И в его будущей нелёгкой жизни найдётся место наслаждению. Будут заботы, будут горести, будут волнения. Но радости тоже найдётся место.

Иногда Пушкин будет упиваться гармонией природы, а иногда – плакать над произведениями искусства. Поэт уже предчувствует, что его смерть не будет радостной. Нет, она будет печальной. Но даже тогда его будет сопровождать любовь. Любовь Натальи и друзей. Они улыбнутся ему, и поэт улетит в бессмертие.

Так всё и вышло, как Пушкин описал. Его дальнейший путь действительно был полон уныния, из которого родились лучшие строки. Пушкин много мыслил и много страдал, потому что его подвергли большим гонениям даже его бывшие поклонники. И умер великий человек насильственной смертью, мучаясь. Но друзья были с ним при его смерти.

Воистину, Пушкин предсказал своё будущее.

По плану

Картинка к стихотворению Безумных лет угасшее веселье

Популярные темы анализов

  • Бунин

    Творчество Ивана Алексеевича Бунина началось с раннего детства. Получая домашнее образование, в возрасте семи лет начинающий поэт создавал свои первые стихи. Его кумирами на тот момент являлись Пушкин и Лермонтов.

  • Анализ стихотворения Пушкина Мадонна 9, 10 класс

    Муза для поэта сродни божественному провидению, его «яйцо с иглой внутри», его поэтическая сила и вдохновение. Для Александра Сергеевича Пушкина таковой стала на тот момент ещё невеста — Наталья Гончарова,

  • Анализ стихотворения Баратынского Родина

    Яркая и загадочная звезда таланта Евгения Абрамовича Баратынского зажглась на поэтическом небосклоне России в первой половине XIX века. Отчисление Евгения Абрамовича из Пажеского корпуса круто изменило дальнейшую судьбу будущего поэта

  • Анализ стихотворения Фета Только встречу улыбку твою

    Афанасий Афанасиевич Фет является предшественником совершенно нового направления в искусстве царской России — направления импрессионализма. В своих произведениях поэт часто касается темы любви, которую раскрывает при помощи

  • Анализ стихотворения Пастернака Никого не будет дома

    Я думаю что в стихотворении Бориса Пастернака «Никого не будет дома» речь идёт об одиночестве. Герой стихотворения находится совершенно один дома, и его гложет неумолимая тоска. Жизнь течёт очень медленно, размеренно, не торопясь,

Анализ стихотворения Пушкина “Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)” (1) 📕

А. С. Пушкин написал эту элегию в 1830 году. Она относится к философской лирике. Пушкин обратился к этому жанру как уже немолодой умудренный жизнью и опытом поэт.

Это стихотворение глубоко личное. Две строфы составляют смысловой контраст: в первой рассуждается о драме жизненного пути, вторая звучит апофеозом творческой самореализации, высокого назначения поэта. Лирического героя мы вполне можем отождествить с самим автором.

В первых строках (“безумных лет угасшее веселье, мне тяжело, как смутное похмелье.”) поэт говорит о том, что

он уже не молод. Оглядываясь назад, он видит за собой пройденный путь, который далеко не безупречен: прошлое веселье, от которого на душе тяжесть.

Однако вместе с тем в душу переполняет тоска по ушедшим дням, она усиливается чувством тревоги и неизвестности будущего, в котором видится “труд и горе”. Но это также означает движение и полноценную творческую жизнь. “Труд и горе” обычным человеком воспринимается, как тяжелый рок, но для поэта – это взлеты и падения. Труд – творчество, горе – впечатления, яркие по значимости события, приносящие вдохновение. И поэт, несмотря на пройденные годы, верит

и ждет “грядущего волнуемое море”.

После довольно мрачных по смыслу строк, которые словно выбивают ритм похоронного марша, вдруг легкий взлет раненной птицы:

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

Поэт умрет тогда, когда перестанет мыслить, даже если по телу бежит кровь и бьется сердце. Движение мысли – это истинная жизнь, развитие, а значит стремление к совершенству. Мысль отвечает за разум, а страдание за чувства. “Страдать” – это еще и способность к состраданию.

Усталый человек тяготится прошлым и видит будущее в тумане. Но поэт, творец с уверенностью предсказывает, что “будут наслажденья меж горестей, забот и треволненья”. К чему приведут эти земные радости поэта? Они даруют новые творческие плоды:

Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь…

Гармонией, вероятно, является цельность пушкинских произведений, их безупречная форма. Либо это сам момент творения произведений, момент всепоглощающего вдохновения.. Вымысел и слезы поэта – это результат вдохновения, это само произведение.

И может быть на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Когда муза вдохновенья придет к нему, может быть (поэт сомневается, но надеется) он снова полюбит и будет любим. Одно из основных устремлений поэта, венец его творчества – любовь, которая также, как и муза, является спутником жизни. И эта любовь последняя.

“Элегия” по форме монолог. Оно обращено к “другам” – к тем, кто понимают и разделяют мысли лирического героя.

Стихотворение является лирической медитацией. Оно написано в классическом жанре элегии, и этому соответствует тон и интонация: элегия в переводе с греческого – “жалобная песня”. Этот жанр был широко распространен в русской поэзии с 18 века: к нему обращались Сумароков, Жуковский, позже Лермонтов, Некрасов. Но элегия Некрасова – гражданская, Пушкина – философская. В классицизме этот жанр, один из “высоких”, обязывал использовать высокопарные слова и старославянизмы.

Пушкин в свою очередь не пренебрег этой традицией, и использовал в произведении старославянские слова, формы и обороты, причем обилие такой лексики нисколько не лишает стихотворение легкости, изящества и понятности.

Минувших = будущих
старе = старше
сулит = предвещает (обещает)
грядущего = будущего

“грядущего волнуемое море” – метафора из канона заупокойной церковной службы:

Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею,..

Но Пушкин стремится от этого моря не к “тихому пристанищу”, но снова в стихию чувств и переживаний.

Други = друзья
ведаю = знаю
треволненья = тревоги

Следует заметить, что если сгруппировать слова из текста по частям речи, то по ним прямо можно следить за ходом мысли и переменой настроения.

Существительные почти только абстрактные:
веселье – печаль – труд – горе – грядущее – наслажденья – заботы – треволненья – гармония – вымысел – закат – любовь.

В первом столбце только один глагол, поскольку это экспозиция, она статична, в ней довлеют определения:
безумных – тяжело – смутное – минувших – старе – сильней – уныл – волнуемое.

Зато второй столбец насыщен контрастными действиями, передающими движение души:
умирать – жить – мыслить – страдать – упьюсь – обольюсь – блеснет.

А если вслушиваться только в рифмы, выступает на первый план мотив хмеля:
веселье – похмелье
упьюсь – обольюсь – тут даже отзвуки оргии.

На звуковом уровне текст удивительно плавный, певучий. Гласные и согласные звуки последовательно чередуются, сонорные преобладают над шипящими. Мелодичность вообще присуща Поэзии Пушкина.

Стихотворение написано пятистопным ямбом в форме двух строф по шесть стихов с последовательной рифмой, женской и мужской. Оно может служить образцом жанра как со стороны формы, так и содержания.

Стихотворение А. Пушкина «Безумных лет угасшее веселье…» (восприятие, истолкование, оценка)

Начиная с 1816 г., преобладающими в лицейской поэзии Пушкина становятся элегические мотивы в духе Жуковского. Поэт пишет о муках неразделенной любви, о преждевременно увядшей душе, горюет об угасшей молодости. В этих ранних стихотворениях Пушкина еще много литературной условности, поэти­ческих штампов. Но сквозь подражательное, литера­турно-условное уже пробивается самостоятельное, свое: отголоски реальных жизненных впечатлений и подлинных внутренних переживаний автора. «Бреду своим путем», — заявляет он в ответ на советы и на­ставления Батюшкова. И этот «свой путь» то там, то здесь постепенно вырисовывается в произведениях Пушкина-лицеиста.

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней...

Уже в лицее Пушкин вырабатывает самостоятель­ное и порой весьма критическое отношение к своим литературным предшественникам и современникам, В этом смысле особый интерес представляет «Тень Фонвизина», в которой поэт устами «известного рус­ского весельчака» и «насмешника», «творца, списав­шего Простакова», вершит смелый суд над литератур­ной современностью.

Анакреонтические и элегические стихотворения Пушкин продолжает писать как в эти, так и в после­дующие годы. Но вместе с тем выход в середине 1817 г. из «монастырских», как называл их поэт, лицей­ских стен в большую жизнь был выходом и в большую общественную тематику.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья 
Меж горестей, забот и треволненья... 

Если в стихах самого могучего предшественника Пушкина — Державина, мы находим, по справедли­вым словам Белинского, только «проблески художе­ственности », то в стихах Пушкина русская поэзия об­ретает величайшую художественность, становится в полном смысле искусством слова. В этом отношении Белинский правильно считает именно Пушкина «первым поэтом-художником Руси», поясняя, что и «до Пушкина у нас были поэты, но не было ни одного поэта-художника». «Это не значит, что в произведе­ниях прежних школ не было ничего примечательного или чтоб они были вовсе лишены поэзии: напротив, в них много примечательного и они/исполнены поэзии, но есть бесконечная разница в характере их поэзии и характере поэзии Пушкина».

Меж горестей, забот и треволненья: Порой опять гармонией упьюсь, Над вымыслом слезами обольюсь… Исключительное художественное мастерство Пуш­кина-поэта будет развиваться, обогащаться, совершен­ствоваться на протяжении всей его жизни, но уже в этот период складываются основные качества пушкин­ского поэтического языка и пушкинского стиха, син­тезировавшего в себе высшие достижения стихотвор­ного искусства его предшественников и современни­ков, сочетающего живописную точность и звуковую энергию, присущие лучшим стихам Державина, с пла­стичностью и гармонией батюшковского стиха, с «пле­нительной» музыкальностью стиха Жуковского.    В то же время основой всего этого синтеза, специфическим свойством именно пушкинского стихотворного языка является его необыкновенная сжатость и выразитель­ная сила, которые стали поражать и восхищать совре­менников вскоре же по выходе поэта из лицея.

Анализ стихотворения Пушкина Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)

Данное произведение является монологом, в нём отражается много личных слов, которые описывают внутренний мир героя. Поэтому образ лирического героя един с образом самого автора. В стихотворении поэт обращается к самому себе. Но дальше поэтическая исповедь превращается в некое своеобразное завещание, обращённое к друзьям и потомкам.

Элегия состоит из двух взаимосвязанных частей. В первой лирический герой представлен очень подавленным. Он задумывается о прошлом, создаёт тревожные образы – смутные предчувствия, горесть и пытается заглянуть в будущее, но оно для него уныло и мрачно.

Прошедшая юность, осознание своих ошибок и упущенное время, заставляет героя чувствовать грусть, тоску и душевную тяжесть. Но неизвестность будущего, в котором герой видит «труд и горе», также пугает его. Труд – это творчество поэта, горе – его вдохновение и воображение. Мыслить – вот, что важно для него, это стремление к развитию, а значит к совершенству. Но, несмотря на это, автор хочет передать нам, что жизнь прекрасна даже, если приходится сталкиваться с испытаниями и горестями.

Во второй части стихотворения герой испытывает гармонию и наслаждение, творческие порывы, любовь и его не покидает надежда, что он всё ещё может быть счастлив. Поэту хочется жить полной жизнью, ощущать и наслаждаться всем её многообразием.

Стихотворению придают контрастности и яркости эпитеты, которые использовал автор: «угасшее веселье», «безумных лет». На фонетическом уровне стихотворение плавное и сладкозвучное. Также автор использует славянские слова: «сулит», «грядущего». Это придаёт стихотворению изящества и лёгкости. Используется много слов, передающих движение души: «страдать», «мыслить», «жить», «умирать».

Стихи Александра Сергеевича Пушкина оставляют яркий свет в душе, заставляют задуматься и вдохновляют своим искусством, а данное произведение показывает нам хорошим и яркий пример того, что ничто, ни испытания, ни трудности, не должны сломить и повергнуть человека в уныние.

Анализ стихотворения Элегия Пушкина вариант 2

У поэта несколько стихотворений с таким названием. Ведь назвать элегия (лирическое стихотворение), почти как назвать «стихом».

Безумных лет…

Вероятно, самое популярное из этих стихотворений «Безумных лет…». Произведение понятно каждому. Здесь речь о жизни со всеми её волнениями, трудностями. Поэт ощущает как похмелье безумные года юности, а в будущем видит горе и труд. Печальные мысли не излечит время, они будут одолевать всё сильней. Но во второй строфе противопоставление этой печальной картине. Нет, не более радостной фантазией, а просто позитивным настроем. Несмотря на все беды, хочется жить. Хоть не избежать страданий, всё-таки поэт понимает, что не будет полоса вечно черной, появятся и просветы – радости. Для поэта, признается он, счастье во вдохновении и вымысле. И есть всегда возможность любви… Это произведение написано знаменитой Болдинской осенью.

Опять я ваш

Полна противоречивых чувств элегия «Опять я ваш», обращенная к друзьям молодости. Здесь не похмельем, а радостным балом представляется юность. В то время друзья были всего дороже поэту… Но прошли годы, он и друзья его изменились, повзрослели. Поэт тоскует по наивности тех лет, говорит, будто «ненавидит радость», отвергает лиру. Это момент грусти, ведь Пушкину кажется, что его забыла поэтическая муза.

Счастлив, кто…

В элегии «Счастлив, кто…», естественно, превалируют грустные мотивы. Повод для печали в том, что поэт понимает, что молодость ушла. С ней его покинули такие прекрасное чувство как любовь. А счастлив тот, у кого есть надежда. Жизнь кажется Пушкину унылой, её цветок увял. Но и в самых печальных строках поэт находит оттенок радости. Здесь он улыбается хотя бы слезам по былой любви.

Любовь погасла

«Любовь погасла» ещё одна из элегий Александра Сергеевича. Здесь любовь называет он злой страстью, грустным пленом, обманчивой мечтой, отравой и неволею. Пушкин надеется, что она в его сердце навеки погасла. Он гонит от себя крылатого Амура, требует вернуть свой покой… Теперь поэт предпочитая надёжность дружбы. А сам (без влюбленности), оказывается, не может играть на поэтической лире. Без любви человек не чувствует себя молодым, в нём нет вдохновения. Вывод парадоксален: в любви тяжело, но без неё хуже. Лучше мечтать в её оковах о свободе, чем быть свободным без любви.

Грусть, которая выражена в этих разнообразных элегиях Пушкина, очень светлое чувство, вдохновляющее. Не нужно стремиться к постоянной радости, ведь грусть возвышает, позволяет осмыслить… и оттеняет счастье.

10 класс

Анализ стихотворения Элегия по плану

Элегия

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Пушкина Няне 5 класс

    Стихотворение «Няня» А.С.Пушкин написал в 1826 году. Посвятил он это произведение своей любимой собеседнице, другу, няне Арине Родионовне, которая с самого детства знала и воспитывала поэта. Няня стала прототипом многих произведений писателя

  • Анализ стихотворения Лермонтова И скучно и грустно, и некому руку подать 9 класс

    Тема одиночества нередко встречается в произведениях поэтов и писателей, но в лирике Лермонтова эта тема звучит особенно. Одиночество героя лермонтовской поэзии — это следствие его разочарования в жизни, в обществе, в идеалах

  • Анализ стихотворения О Русь взмахни крылами Есенина

    Произведение выражает мысли и ощущения, охватившие поэта во время Февральской революции. В стихотворении ощущение свободы и оптимистический взгляд в будущее переплетается с мыслями о поэтическом творчестве.

  • Анализ стихотворения Приговор (И упало каменное слово…) Ахматовой

    Стихотворение Приговор было написано спустя совсем немного времени после трагических событий в жизни поэтессы. В 1938 году был расстрелян муж, через год попал в ссылку её единственный сын.

  • Анализ стихотворения В лунном сиянии Фета

    По жанровой направленности произведение относится к элегии, раскрывающей взаимоотношения природы и человека в разрезе высоких эстетических чувств.

Пушкин а с. Стихотворение а с. пушкина «безумных лет угасшее веселье »

Пушкин а. с. — Стихотворение а. с. пушкина «безумных лет угасшее веселье. .. »

Стихотворение «Безумных лет угасшее веселье…»-итоговое стихотворение, здесь мы видим раздумья перед началом новой жизни. Итоговое, потому что личная жизнь поэта в 1830 году сосредоточилась на желании построить семью, иметь свой дом, найти достойную хозяйку.

К выбору хозяйки он подходил серьезно, что, полюбив Н.Н.Гончарову с первой встречи в 1828 году, он два года добивался согласия на брак. В эту пору его любимым изречением было изречение Шатобриана:»Счастье только на обычных путях».

Позже, в 1834 году, он напишет:»На свете счастья нет, но есть покой и воля»,а в 1930 году поэт еще живет с надеждой на счастье. Он, получив согласие Н.Н. и ее родных, живет в Болдино, окруженный карантинами, досадуя на необходимость хлопотать об устройстве дел в наследуемом имении, на вынужденную разлуку с невестой, опасаясь за ее здоровье, скорбя о недавно умершем дядюшке, Василии Львовиче, сердясь на редкие депеши, сначала даже не радуясь любимой осенней поре.

Пушкинская осень в Болдино началась 3 сентября. Какое же было настроение и какие предчувствия томили поэта, если 7 сентября он заканчивает стихотворение «Бесы», наполненное тревогой, холодное, зимнее, тоскливое. Восьмого сентября появляется строка:»Мой день уныл…»Затем поправка:»Мой путь уныл»,

«…тяжкое похмелье…»

«…томное…»

«…смутное…»

Местоимения только личные и только первого лица говорят о глубоко личном характере переживаний. Самая большая группа слов со значением состояния, что понятно и естественно: поэт всматривается в себя, в свою душу, видит в ней отпечатки дней, лет. Вторая по значимости группа существительных со значением времени. Интересно соседство существительных:

гармония, вымысел, слезы, любовь. Строй существительных и прилагательных, несмотря на смысловое благополучие, светлое окончание, вызывает настроение скорее тяжелое, предчувствия горестные. Главный образ, вызывающий это предчувствие, грядущего волнуемое море. Море-это не только символ бурной жизни, море здесь как символ возможно близкой смерти.

Глаголы первой части стихотворения противопоставлены глаголам второй половины. Спад настроения идет до слов: Но не хочу о други, умирать; я жить хочу…Затем большинство глаголов идет в форме будущего времени, и с их помощью Пушкин выражает надежду на будущее: будут наслаждаться, гармонией упьюсь, слезами обольюсь, может быть, блеснет.

Стихотворение очень короткое, но так много оно говорит о поэте»Какие образы созданы им! В стихотворении присутствуют метафоры(безумных лет угасшее веселье, мой путь уныл),сильные и яркие эпитеты (безумных лет, смутное похмелье, печальный закат),создающие почти трагическое напряжение.

Весьма точно и правильно использована словесная инструментовка и звукопись стихотворения. Подбор слов и особенности их расстановки, при которых повторение и чередование образующих слова звуков придают произведению особенное звучание, вызывают именно те чувства и переживания, которые волнуют поэта. Ассонанс (у),(е),(о) создает ощущение грусти, передает внутреннее переживание героя,

но в сочетании их со звуком (м) (безумных, смутное, минувших ,волнуемое)делают эту грусть приятной и близкой к сердцу. Наблюдается в середине стихотворения аллитерация звука (р):грядущего волнуемого море. Но не хочу, о, други, умирать; Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать…горестей…треволненья…порой… гармонией… Этот звук подчеркивает сильное душевное переживание героя, напряженность его дум. Но уже в конце стихотворения звук (р) сменяется на мягкий и приятный слуху звук (л»):Над вымыслом слезами обольюсь, И может быть на мой закат печальный Блеснет любовь улыбкою прощальной. Именно этот звук создает ощущение душевной радости и надежды на счастье в будущем, несмотря ни на горе, ни на предстоящий труд.

Для стихотворения характерна парная рифмовка. Безумных лет угасшее веселье Мне тяжело, как смутное похмелье. Причем мужская и женская рифма чередуются через две строки: Но, как вино, печаль минувших дней В моей душе чем старее, тем сильней. Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе Грядущего волнуемое море. Таким образом, слова, заключающие в себе рифмовку оказываются ритмически и интонационно подчеркнутыми, важны в смысловом отношении.

Своеобразна и синтаксическое строение стихотворения. В состав стихотворения входят сложные предложения с придаточными подчинения, сравнениями, обращение.(Я жить хочу,(чтоб мыслить и страдать)).

В общем стихотворение по смыслу можно разделить на две части. В первой отражается грусть поэта о минувшем прошлом, его мысли о предстоящих жизненных трудностях, горестях и заботах. А во второй части- надежда на счастье и любовь. Это выражается и графически, в пунктуации: в предпоследней строчке стоит тире: Над вымыслом слезами обольюсь, И может быть на мой закат печальный Блеснет любовь улыбкою прощальной. Как уже отмечалось стихотворение носит глубоко личный характер, в этом монологе-рефлексии совпадает «лирический герой»с образом автора, но как всегда бывает с истинно художественными произведениями, познавая себя, Пушкин помогает всем познать свою душу, сопоставить самооценку с оценкой .С.Пушкина, строго взыскивающего с себя за ошибки молодости. Для юных читателей это стихотворение необходимо, как помощь верного друга, как добрый совет. Предвидя трезвыми глазами зрелого человека труд и горе впереди, робко надеясь на редкие минуты счастья творчества, радости и любви, он мужественно утверждает любовь к жизни. Жизнь прекрасна, даже если впереди только труд и даже горе.

Элегия свидетельствует о том, до

какого состояния внутреннего

просветления возвысился дух

Пушкина…

В. Белинский

В одной статье Е. Евтушенко я прочитала, что каждого поэта можно сравнить с музыкальным инструментом: Михаил Лермонтов — рыдающий рояль, Александр Блок — трагически звучащая скрипка, Сергей Есенин — крестьянская тальянка. Но есть поэт, который олицетворяет собой целый оркестр. Конечно же, целому оркестру подобен Александр Сергеевич Пушкин.

Стихотворение “Безумных лет угасшее веселье…” — одно из первых произведений, созданных поэтом в дни болдинской осени 1830 года, оно определило последующее творчество этого периода.

Пушкин как бы с высоты осматривает свою жизнь. Стихотворение — и подведение итогов, и заявка на будущее. В нем звучит мотив, в той или иной степени уже затрагивавшийся в других стихах: раздумья о цели и смысле существования. Взгляд в “минувшие дни” возвращает нас к концовке шестой главы “Евгения Онегина”, где речь идет “о юности легкой”, а светлая грусть роднит это стихотворение с произведением “На холмах Грузии”.

При публикации “Безумных лет угасшее веселье…” Пушкин дал ему заголовок “Элегия”. Как известно, в молодые годы поэт отдал дань этому жанру. Однако именно анализируемое стихотворение стало в нем вершинным.

Оно представляет собой монолог, начальные слова которого констатируют внутреннее состояние лирического героя: “мне тяжело”. Однако постепенно тема расширяется и превращается в свободное обращение не только к друзьям (“о други”), но и — шире — к современникам. Мне кажется, что в этом смысле “Элегию” можно сравнить с более поздним стихотворением “Я памятник себе воздвиг нерукотворный…” (1836), где в центре будет находиться оценка уже не жизни, а исторического дела поэта.

Стихотворение начинается обращением к прошлому:

Безумных лет угасшее веселье

Мне тяжело, как смутное похмелье.

И здесь же вполне естественное сравнение (ведь речь идет о похмелье!) “печали минувших дней” со старым и сильным вином. Мысль поэта движется от прошлого к настоящему:

Мой путь уныл…

Однако эту тоску сегодняшнего дня объясняет уже будущее:

…Сулит мне труд и горе

Грядущего волнующее море.

Один образ, как бы всплывающий в сознании, рождает новый. Образ “волнуемого моря” уже не имеет ничего общего с “унылостью”. Он является предчувствием будущей бурной жизни, где найдется место и раздумьям, и страданиям, и творчеству, и любви.

Все стихотворение пронизывает мысль о неизбежности и неотвратимости изменений жизни человека. Поэтому “горести, заботы и треволненья” не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений об ушедшей молодости, ни страха перед будущим. Пока человек жив, он не должен отступать перед трудностями бытия:

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

Поэтому ощущение наступающего “горя”, “заката печального” освящено идеей “наслаждения”, которое даруют человеку сознание, поэтическая гармония, любовь и дружба:

…Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь,

И — может быть — на мой закат печальный

Блеснет любовь улыбкою прощальной.

В отличие от других элегий (например, “Погасло дневное светило”), в стихотворении “Безумных лет угасшее веселье…” нет указаний на какую-то биографическую ситуацию. Сложный этап жизни оставлен автором “за порогом” стихотворения. Не в анализе какого-либо отдельного момента, а в осознании судьбы человека заключен смысл этого великого стихотворения.

“Элегия” написана пятистопным ямбом — размером, который, в отличие от четырехстопного ямба, обладает большей плавностью, каким-то замедленным течением. Такая форма отвечает требованиям философской, лирики.

Меня стихотворение поразило удивительной гармонией: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада.

“Элегия”, написанная в 1830 году, появилась в печати через четыре года. Как же я удивилась, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, т. е. временем, когда пушкинское произведение еще не было издано:

Я жить хочу! Хочу печали

Любви и счастию назло…

Эти строки написал восемнадцатилетний М. Ю. Лермонтов. Конечно, здесь иной поворот темы, иной размер. Однако эти стихи, на мой взгляд, родственны.

Подобно А. С. Пушкину, на смерть которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт так же не сгибается под тяжестью жизни, так же не страшится будущего, как и его великий предшественник:

Что без страданий жизнь поэта?

И что без бури океан?

В строчках проанализированной элегии, на мой взгляд, отражена одна из главных поэтических традиций А. С. Пушкина, которую творчески развили не только Лермонтов, но и вся классическая русская поэзия.

Источник: http://slovo.ws/

Анализ стихотворения Пушкина “Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)” (1). Анализ стихотворения Пушкина Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть — на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Анализ стихотворения «Элегия (Безумных лет угасшее веселье)» Пушкина

1830 г. был отмечен в судьбе Пушкина знаменитой Болдинской осенью. В этот период он ощутил огромный прилив творческого вдохновения, который выразился в огромном количестве прекрасных произведений. Одним из них стало «Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)». Оно написано в жанре философской лирики и посвящено размышлениям поэта над собственной жизнью.

В 1830 г. Пушкин подводил определенный жизненный итог. Он наконец-то получил положительный ответ от родителей Н. Гончаровой и готовился к свадьбе. Будущая семейная жизнь требовала самого серьезного отношения. Поэт уже не мог рисковать будущим своей семьи. Ему нужно было позаботиться о финансовом благополучии. Литературная деятельность должна была стать постоянным источником дохода. Политическая неблагонадежность также была препятствием. Пушкину нужно было впредь быть более осторожным в своих высказываниях.

Этими глубокими размышлениями проникнуто все стихотворение. Пушкин вспоминает «угасшее веселье» своей молодости. Он понимает, что к нему уже нет возврата. Впереди – серьезная жизнь семейного человека, который отвечает не только за себя, но и за свою семью. Поэту бесконечно грустно от осознания неотвратимости. Он пророчески замечает: «Мой путь уныл». Пушкина уже не радует предстоящая свадьба, так как она лишит его прежней свободы. Поэт сам позволит заковать себя в цепи общественного мнения и подчинится ему.

В то же время Пушкин заявляет, что не намерен сдаваться. Он принимает жизнь со всеми ее трудностями и волнениями. Поэт не теряет оптимизма, он верит, что наряду со страданиями будет испытывать новые наслаждения и победы. Предстоящая свадьба дает ему надежду начать новую жизнь. Пушкин чувствует в себя огромный запас нерастраченных творческих сил.

Очень характерно обращение лирического героя – «о други». Пушкин обращается не к любимой женщине и не ко всему обществу в целом, что было свойственно для романтизма. В тяжелой ситуации он может найти искреннюю поддержку и участие только в близких друзьях. Поэт прекрасно знал, что значит быть отвергнутым обществом. Поэтому он высоко ценил преданность тех, кто оставался ему верен.

Стихотворение «Элегия» — блестящий образец философской лирики Пушкина.

Элегия «Безумных лет угасшее веселье…» — медитация поэта, монолог, начальные слова которого обращены к самому себе («Мне тяжело»). Но смысл их в дальнейшем бесконечно расширяется, превращая стихотворение из поэтической исповеди в своеобразное завещание, обращенное не только к друзьям, но шире — к современникам и потомкам. От «Элегии» тянется нить к позднейшему стихотворению «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» (1836), где в центре оценка не жизни, а исторического дела поэта.

Стихотворение открывается мысленным обращением к прошлому. От него поэт переходит к кругу переживаний, связанных с настоящим. Оба эти перехода — от внутреннего монолога, исповеди перед собой, к словам, адресованным друзьям, и от прошлого к настоящему и будущему — сложным образом сливаются в «Элегии», один из них усиливает другое. Отсюда — насыщенность текста стихотворения движением, внутренней динамикой при предельной уравновешенности, гармонической стройности композиционного построения целого и отдельных частей.

В то же время внутренняя жизнь человека предстает перед взором поэта под знаком противоречий, движения и изменения. Отсюда — цепь эмоциональных контрастов, проходящих через стихотворение (вчерашнее веселье, ставшее сегодня горечью; настоящее и будущее, несущие поэту уныние, труд, но и «наслажденье» — радости общения с миром красоты и искусства). Причем контрасты эти нигде резко не выделены и не подчеркнуты — движение мысли от прошлого к настоящему, от себя к аудитории, от одного поэтического образа к другому в пушкинской «Элегии» настолько естественно, что производит впечатление полнейшей безыскусственности. Один образ, как бы непроизвольно всплывающий из глубины сознания, невольно по ассоциации вызывает другой, контрастный или, наоборот, внутренне связанный с первым. Так от «смутного похмелья», которое испытывает поэт, естествен переход к старому «вину», с которым сравнивается в следующем стихе «печаль минувших дней «, а от метафорического оборота «грядущего волнуемое море » прямой путь ведет к дальнейшему определению — «треволненья «.

Тема «горя», о котором говорится в пятом стихе, в несколько видоизмененной форме («горестей «) возвращается в десятом. В отличие от элегии «Погасло дневное светило…» и других элегий Пушкина 1810—1820-х годов в стихотворении «Безумных лет угасшее веселье…» нет указаний на подобную частную биографическую ситуацию — реальную или символическую, в которой поэт хотел бы предстать перед читателем. Стихотворение написано в Болдине, в октябре 1810 года, в очень сложной для поэта общественно-политической обстановке, в дни, когда он, собираясь жениться, оглядывался на свою прошлую жизнь и одновременно напряженно размышлял нал тем, что ждет его впереди. Но эта реальная биографическая ситуация присутствует в стихотворении в «снятом» виде: она оставлена как бы за его порогом. С другой стороны, поэт не произносит своего монолога в условной «романтической» обстановке — на берегу озера, на корабле или обращаясь к далекой возлюбленной: смысл «Элегии» не в анализе той или иной особой, частной жизненной ситуации, а в осознании общей судьбы Александра Сергеевича и его мыслящих современников. Поэтому в ней отброшено все то, что могло бы отвлечь читателя от восприятия главного смысла произведения, приковать его внимание к более частному и второстепенному, что и хотел сделать в стихотворении «Элегия» Пушкин.

Анализ показывает, что произведение начинается со стиха, две неравные по протяженности, но ритмически уравновешенные части которого образуют в музыкальном отношении как бы две набегающие друг на друга поэтические волны: «Безумных лет // угасшее веселье ». Обе половины этого стиха начинаются с замедляющих их течение эпитетов, которые внутренне «бесконечны», эмоционально неисчерпаемы по своему содержанию: будучи предельно лаконичным, каждый из них представляет сокращение множества определений, несет в себе ряд разнообразных значений и «обертонов». «Безумные» годы — это годы и «легкокрылого» юношеского веселья, и сменяющихся страстей, и «безумных» горячих политических надежд и ожиданий. Их «угасание» и по причине движения человека от юности к зрелости, и из-за исторического изменения окружающего мира закономерно. Но оно и трагично для того, кто становится старше и кто, отдаваясь настоящему, не перестает хранить в своем сердце благодарную память о прошлом и его «треволненьях».

Характерно, что в дошедшем до нас автографе с поправками поэта первый стих читался вначале иначе: «Протекших лет безумное веселье » (III, 838). В метрическом отношении этот первоначальный вариант не отличается от окончательного: и здесь то же деление стиха на два полустишия, отделенные друг от друга внутристиховой паузой (цезурой), причем оба они начинаются с замедляющих течение стиха эпитетов. Но эпитет «протекших лет» внутренне более однозначен, беден по содержанию, он не порождает такого глубокого эмоционального отклика в душе читателя, не будит в нем тех широких и многообразных, в том числе трагических, ассоциаций, какие рождает менее определенный, но более сложный, эмоционально многозначный метафорический эпитет «безумных лет». И точно так же формула «угасшее веселье», насыщенная ощущением внутреннего диссонанса, несущая в себе отзвук пережитых поэтом борьбы и страданий, звучит сильнее и выразительнее, чем формула (также метафорическая, но более традиционная для языка романтической элегии 1820 — 1830-х годов) «безумное веселье».

В этом поиске предельной многозначности, эмоциональной выразительности, поэтической весомости отдельного слова — один из общих законов поэтики пушкинского стиха 1830-х годов. Впечатление широкого внутреннего пространства, открывающегося в каждом слове поэта, создается тем, что не только за всем стихотворением в целом, но и за любым отдельным его «кирпичиком» читатель ощущает почти бесконечную перспективу породившего их личного переживания. Не случайно в разговоре с Гоголем Пушкин — споря с Державиным — утверждал, что «слова поэта суть уже его дела»: за словом у Пушкина стоит человек с бесконечно глубоким и сложным внутренним миром, миром, который и определяет выбор поэтом именно этого (а не другого!) слова, являющегося как бы мельчайшей его частицей. Поэтому у Пушкина последних, 1830-х годов нет «нейтральных», не несущих в себе глубокого поэтического смысла слов, которые могли бы быть без особого труда опушены или заменены другими: каждое из них не только «слово, но и «дело» поэта, сгусток эмоциональной и интеллектуальной энергии, рожденной необыкновенно интенсивно и богато прожитой жизнью и несущей на себе отпечаток полноты духовной жизни, нравственной высоты личности поэта. Именно так обстоит дело и в «Элегии».

Два трагических разряда, придающие внутреннюю напряженность первому стиху «Элегии», до некоторой степени эмоционально уравновешены медленным течением этого стиха, ощущением той внутренней гармонии, которую создает ритмически однообразное построение обоих его полустиший и их музыкальное, эвфоническое звучание (создаваемое красотой движения звуков внутри каждого стиха). Читатель слышит два глухих отдаленных раската, предвещающих приближение грозы, но она еще не разразилась. В следующем, втором стихе: «Мне тяжело, как смутное похмелье » — драматизм и трагическое напряжение первого стиха усиливаются. Начало его («Мне тяжело») проникнуто глубокой, сдавленной болью: после медленного гармонического течения первого стиха оно звучит как глубокий, скорбный вздох, а подчеркнутая его «неблагозвучность» (сочетание согласных мн — т — ж—л) создает почти физическое ощущение переживаемого поэтом страдания.

Примечательны другие поправки Пушкина, запечатленные в дошедшем до нас автографе: более определенный, на первый взгляд, но и более однозначный в смысловом отношении эпитет «тяжкое» похмелье (к тому же буквально повторявший данное в начале стиха определение «Мне тяжело», а потому придававший мысли поэта своего рода внутреннюю «одномерность») поэт заменяет сперва на «томное», затем на «смутное похмелье», добиваясь той же, охарактеризованной выше внутренней многозначности найденного определения, сложности и широты вызываемых им ассоциаций; слова «Мой день уныл» в начале 5-го стиха заменяются несравненно более емкой формулой — «Мой путь уныл «, а традиционно элегическое «мыслить и мечтать» — смелым и неожиданным «мыслить и страдать «. Прямая, утвердительная форма в последнем двустишии: «И ты, любовь, на мой закат печальный / Проглянешь вновь улыбкою прощальной», уступает место — после ряда промежуточных вариантов — менее определенной, но в то же время обладающей большим внутренним эмоциональным «подтекстом»: «И может быть — на мой закат печальный / Блеснет любовь улыбкою прощальной » (III, 838). В результате подобных немногочисленных, но предельно выразительных исправлений «Элегия» приобретает ту редкую гармонию содержания и формы, которую мы в ней ощущаем.

Эмоциональная сила стихотворения неотделима от характера проходящей через него цепи метафор и поэтических уподоблений. Исследователями неоднократно отмечалось, что в отличие от романтической лирики, где метафора часто рассчитана на то, чтобы специально остановить на себе внимание читателя, поразить его своей яркостью и неожиданностью, Пушкин в произведениях уже 20-х (а еще более 30-х) годов наиболее охотно прибегает к метафорам «обычного» типа, восходящим к постоянному, каждодневному употреблению. Сила подобных метафор состоит не во внешнем блеске и яркой, неожиданной образности, а в естественности и непроизвольности, придающих речи поэта общечеловечность, искренность и максимальную убедительность. Именно таковы многочисленные метафоры и сравнения, которыми насыщена «Элегия»,— «безумных лет угасшее веселье», сравнение горечи, оставленной прошлым в душе поэта, со «смутным похмельем», а его печали с «вином минувших дней» или образ «волнуемого моря» грядущего. Здесь (и в других случаях) Пушкин пользуется такими сравнениями и метафорами, которые покоятся на общих, устойчивых ассоциациях, а потому не поражают и не ослепляют читателя своей необычностью и прихотливостью, не требуют от него для понимания особой, дополнительной работы мысли и воображения, но легко входят в наше сознание, будят в душе встречный эмоциональный поток.

Поэт раскрывает читателю свое личное душевное состояние и вместе с тем побуждает читателя ставить себя на его место, воспринимать рассказ поэта о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем как рассказ также и о его, читателя, жизненном пути, его чувствах к переживаниях. Апелляция к духовному опыту читателя (или слушателя), к способности отзываться на слова поэта, наполняя их изнутри содержанием собственной душевной жизни,— общая черта лирической поэзии. В «Элегии» и вообще творчестве Пушкина 1830-х годов она проявляется с особенной силой. Говоря о самых глубоких, больших и сложных вопросах человеческого бытия — о прошлом, настоящем и будущем, о жизни и смерти, о мысли, любви и поэзии и об их месте в жизни человека,— поэт одновременно обращается к самому простому, обычному и каждодневному. Тем самым поднятые в стихотворении общие вопросы человеческого бытия теряют для читателя свою отвлеченность. Между большим и малым горечью от сознания угасших надежд и обычным похмельем, печалью и перебродившим вином, смертью и вечерним закатом, любовью и улыбкой уходящего дня — поэтом устанавливаются те же близость и соответствие, какие реально существуют между большим и малым, между общим круговоротом человеческого бытия и каждодневными, частными, преходящими явлениями в жизни человека.

«Элегия» написана пятистопным ямбом , размером, которым (так же, как и шестистопным) Пушкин особенно охотно пользовался в 30-х годах. В отличие от более быстрого, динамического но своему характеру четырехстопного ямба, которым написано большинство пушкинских поэм и «Евгений Онегин», пятистопный и шестистопный ямб — размеры, обладающие как бы «замедленным» течением. Поэтому они наиболее отвечали требованиям пушкинской «поэзии мысли». В «Элегии», как и в большинстве других случаев, где Пушкин в своей медитативной лирике прибегает к пятистопному ямбу (например, в стихотворении «19 октября 1825 года» или в позднейшей «Осени»), впечатление раздумья и соответствующего ему медлительного течения стиха создается не только большей протяженностью последнего по сравнению со стихом четырехстопного ямба, но и обилием эпитетов, а также тем, что Пушкин везде строго соблюдает в строке словораздел (цезуру) после второй стопы (т. е. четвертого слога). В результате каждый стих распадается на два ритмически уравновешенных отрезка. При чтении вслух их произнесение вызывает смену мелодических повышений и понижений голоса.

В то же время один из секретов эстетического воздействия пушкинского пятистопного ямба (в частности, в «Элегии») — в сложном единстве «правильного», гармонически стройного и разноообразного, текучего, меняющегося ритмического рисунка. Уже сам по себе отдельный стих пятистопного ямба с цезурой асимметричен: цезура делит его на неравные отрезки в 2 и 3 стопы (т.е. в 4 и 6-7 слогов). Таким образом, он состоит (как уже отмечалось выше в связи с анализом начального стиха «Элегии») из двух ритмически уравновешенных, хотя и фактически равных по протяженности частей. Но, кроме того, в «Элегии» со стихами, где мы встречаем два сильных ритмических ударения, подчиняющих себе остальные, более слабые («Безумных лет» // угасшее веселье), чередуются стихи с тремя ударениями («Мой путь уныл. // Сулит мне труд и горе»), а со стихами, состоящими из 5 — 8 коротких слов («Мне тяжело, // как смутное похмелье»; ср. также предыдущий пример), — строки, состоящие из 4 и даже 3 слов, среди которых отсутствуют слова и частицы служебного характера, а потому каждое отдельное слово приобретает особую весомость («Грядущего волнуемое море»).

Одни строки стихотворения образуют в синтаксическом отношении единое целое, другие распадаются на два различных (хотя и святимых по смыслу) фразовых отрезка (ср. приведенное выше: «Мой путь уныл…»). Наконец, все стихотворение в целом образует не две метрически сходных строфы, а два неравных отрезка в 6 и 8 стихов. Между ними — резкий смысловой и интонационный сдвиг: после медлительного течения первых строк с общей интонацией скорбного раздумья — энергичное отрицание, соединенное с обращением: «Но не хочу, о други, умирать». Но своему смыслу обе части стихотворения вполне естественно, логически переходят одна в другую. Но в то же время по содержанию они антитетичны, жизнь поэта предстает в них в различных, дополняющих друг друга аспектах, и только учет и сопоставление обоих этих аспектов позволяет поэту подвести художественный баланс, выразить свое общее, итоговое к ней отношение. Внутренней антитетичности обеих частей стихотворения отвечает различие их ритмического рисунка. Замедленное движение первой части, где поэт анализирует свое душевное состояние и при этом как бы постепенно, с трудом находит слова, нужные для передачи остро ощущаемого им драматизма своей личной и писательской судьбы, во второй части сменяется иной интонацией — более энергичной, проникнутой общим утверждающим началом.

Интересна и другая особенность поэтического строя «Элегии». Почти каждое из двустиший, из которых состоят обе ее части, с внешней точки зрения логически и синтаксически завершено, могло бы вне контекста стихотворения жить самостоятельной жизнью, как отдельное произведение. Но при своей логической законченности каждое из двустиший «Элегии» проникнуто эмоциональным и соответственно интонационным движением, которое не находит в нем завершения. Сжатость отдельных фразовых отрезков контрастирует с их эмоциональной насыщенностью, с силой и глубиной отраженного в них переживания. Эмоциональный напор, проникающий их, каждый раз вызывает необходимое в дальнейшем развертывание мысли. И лишь в последнем, завершающем стихотворение двустишии внутренне беспокойная, тревожная и патетическая интонация сменяется спокойным и светлым, примиряющим поэтическим аккордом.

Романтическое мировоззрение и романтическая элегия (как один из центральных жанров поэзии романтизма) отражают обычно борьбу спорящих,влекущих в противоположные стороны чувств в душе лирического героя. В «Элегии» же Пушкина противоречивые силы в душе поэта приведены к внутреннему единству, к сложной гармонии. Поэт с болью вспоминает о прошлом, но не требует, чтобы оно вернулось, и самая мысль о невозвратимости былого не вызывает у него горечи или возмущения. Он сознает «унылость» настоящего и в то же время принимает и тот «труд» и те «наслажденья», которые оно ему несет. Человеческая мысль, разум в его понимании не противостоят жизни: они относятся к числу ее самых высоких и благородных проявлений, несут человеку не только скорбь, но и наслаждение. Начала, которые в романтическом мировоззрении были разорванными, враждебно противостояли одно другому, в «Элегии» Пушкина уравновешены, стали элементами сложного душевного единства мыслящей личности.

При всей обобщенности и сжатости формул, с помощью которых поэт рисует свое прошлое и настоящее, в «Элегии» запечатлен живой образ великого поэта, каким мы привыкли себе представлять его на вершине его творческой зрелости. Это не пассивная, мечтательная, но активная, действенная натура, уже смолоду широко открытая окружающему миру — его «наслажденьям», «заботам» и «треволненьям». Небогатые внутренние силы не раз заставляли ее переходить «разумную» меру — об этом свидетельствуют горькие воспоминания о прошлых «безумных» годах. Вместе с тем пережитые испытания и горести не заставили ее согнуться под своей тяжестью: поэт не закрывает на них глаза, так же, как стойко и мужественно глядит навстречу ожидающим его новым испытаниям. Принимая их как неизбежную дань исторической жизни своей эпохи, он готов достойно принять и самое страданье, освещенное для него высокой радостью мысли. Сознание тяжести своего жизненного пути и жизненного пути других окружающих людей не побуждает его эгоистически замкнуться в себе, не вызывает у него «охлаждения» или равнодушия к человеческим радостям и страданиям в стихотворении «Безумных лет угасшее веселье». Анализ, изложенный выше, представлен в следующем источнике.

В творчестве Пушкина принято выделять несколько больших тем. Наряду с темами «поэта и поэзии», любовной и гражданской лирикой выделяют и «философскую лирику». К ней относят стихотворения, в которых поэт излагает свой взгляд на природу мироздания, на место человека в нем.
Одним из произведений, относящихся к «философской лирике», является стихотворение «Безумных лет угасшее веселье…»
По форме данное стихотворение — элегия. Это традиционный жанр романтической поэзии, грустное размышление поэта о жизни, судьбе, своем месте в мире. Тем не менее Пушкин наполняет традиционную романтическую форму совершенно иным содержанием.
Композиционно стихотворение делится на две части, содержательно противопоставленных друг другу. В первой части поэт говорит о том, что «безумных лет угасшее веселье» ему стало тяжело, что его одолевает «печаль минувших дней», что его путь уныл, а будущее ему сулит лишь «труд и горе». Во второй части он заявляет о своей реакции на подобную ситуацию. Несмотря на жизненные невзгоды, груз лет, автор хочет жить, «чтоб мыслить и страдать». Вместе с тем он выражает надежду, что «меж горестей, забот и треволненья» к нему придут и «наслажденья», и радость творчества («гармония», «вымысел»), и любовь.
Противопоставление двух частей стихотворения имеет глубокий, основополагающий для понимания идейной направленности стихотворения смысл. В первой части за-
являются ситуация и набор тем, вполне характерный для романтиков: усталость от жизни, разочарование в прошлых идеалах, неудовлетворенность результатами своего труда и взаимодействия с обществом. Однако во второй части стихотворения все эти коллизии разрешаются совершенно противоположным романтизму образом. В отличие от романтиков, Пушкин не видит в подобном положении вещей ничего трагичного, не предъявляет претензий к миру и природе и никого не обвиняет. По Пушкину, и юношеские иллюзии, и последующее разочарование, и усталость от жизни — естественные, неотъемлемые признаки жизни. А потому его воспоминания о прошлом светлы, его отношение к будущему спокойно. Залогом этого спокойствия и надежды поэт видит то, что без любви, творчества, радости (как без страдания, разочарования, боли) не существует жизни. По Пушкину, божий мир благословенен по своей сути и создан для счастья, а оттого надежды поэта не беспочвенны. Сердце, как говорит он в своем другом стихотворении («На холмах Грузии…»), «горит и любит оттого, что не любить оно не может» — это неотъемлемое свойство бытия. Собираясь «обливаться слезами» «над вымыслом», поэт отнюдь не воспринимает его всерьез. В данном случае «вымысел» (как и «гармония», обозначающая творчество) — это такое же проявление жизни, воплощение «божественной игры».
Для придания большей выразительности языку, Пушкин использует такие изобразительные средства, как метафоры («безумных лет угасшее веселье», «грядущего волнуемое море», «упиваться гармонией»), эпитеты («минувшие дни», «прощальная улыбка»), олицетворения («блеснет любовь улыбкою»), развернутые сравнения («но, как вино — печаль минувших дней в моей душе чем старе, тем сильней»).
Итак, основной смысл стихотворения, его гуманистический пафос состоят в том, что автор приемлет естественные законы бытия и благословляет природу, являющуюся для него воплощением вечного течения жизни, неподвластного человеку. Рождение, детство, юность, зрелость, старость и смерть воспринимаются поэтом как естественные, ниспосланные свыше вещи, а человек — как часть мудрой и справедливой природы. Даже задушевные раны, за горечь прошлых обид следует благодарить судьбу, так как и эти чувства — неотъемлемая часть жизни. Изначальная благость мира рождает в душе человека надежду на обновление, на радость и счастье, — и это то, благодаря чему живет и движется мир.

А. С. Пушкин написал эту элегию в 1830 году. Она относится к философской лирике. Пушкин обратился к этому жанру как уже немолодой умудренный жизнью и опытом поэт.

Это стихотворение глубоко личное. Две строфы составляют смысловой контраст: в первой рассуждается о драме жизненного пути, вторая звучит апофеозом творческой самореализации, высокого назначения поэта. Лирического героя мы вполне можем отождествить с самим автором.

В первых строках (“безумных лет угасшее веселье, мне тяжело, как смутное похмелье.”) поэт говорит о том, что он уже не молод. Оглядываясь назад, он видит за собой пройденный путь, который далеко не безупречен: прошлое веселье, от которого на душе тяжесть.

Однако вместе с тем в душу переполняет тоска по ушедшим дням, она усиливается чувством тревоги и неизвестности будущего, в котором видится “труд и горе”. Но это также означает движение и полноценную творческую жизнь. “Труд и горе” обычным человеком воспринимается, как тяжелый рок, но для поэта – это взлеты и падения. Труд – творчество, горе – впечатления, яркие по значимости события, приносящие вдохновение. И поэт, несмотря на пройденные годы, верит и ждет “грядущего волнуемое море”.

После довольно мрачных по смыслу строк, которые словно выбивают ритм похоронного марша, вдруг легкий взлет раненной птицы:

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

Поэт умрет тогда, когда перестанет мыслить, даже если по телу бежит кровь и бьется сердце. Движение мысли – это истинная жизнь, развитие, а значит стремление к совершенству. Мысль отвечает за разум, а страдание за чувства. “Страдать” – это еще и способность к состраданию.

Усталый человек тяготится прошлым и видит будущее в тумане. Но поэт, творец с уверенностью предсказывает, что “будут наслажденья меж горестей, забот и треволненья”. К чему приведут эти земные радости поэта? Они даруют новые творческие плоды:

Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь…

Гармонией, вероятно, является цельность пушкинских произведений, их безупречная форма. Либо это сам момент творения произведений, момент всепоглощающего вдохновения.. Вымысел и слезы поэта – это результат вдохновения, это само произведение.

И может быть на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Когда муза вдохновенья придет к нему, может быть (поэт сомневается, но надеется) он снова полюбит и будет любим. Одно из основных устремлений поэта, венец его творчества – любовь, которая также, как и муза, является спутником жизни. И эта любовь последняя.

“Элегия” по форме монолог. Оно обращено к “другам” – к тем, кто понимают и разделяют мысли лирического героя.

Стихотворение является лирической медитацией. Оно написано в классическом жанре элегии, и этому соответствует тон и интонация: элегия в переводе с греческого – “жалобная песня”. Этот жанр был широко распространен в русской поэзии с 18 века: к нему обращались Сумароков, Жуковский, позже Лермонтов, Некрасов. Но элегия Некрасова – гражданская, Пушкина – философская. В классицизме этот жанр, один из “высоких”, обязывал использовать высокопарные слова и старославянизмы.

Пушкин в свою очередь не пренебрег этой традицией, и использовал в произведении старославянские слова, формы и обороты, причем обилие такой лексики нисколько не лишает стихотворение легкости, изящества и понятности.

Минувших = будущих
старе = старше
сулит = предвещает (обещает)
грядущего = будущего

“грядущего волнуемое море” – метафора из канона заупокойной церковной службы:

Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею,..

Но Пушкин стремится от этого моря не к “тихому пристанищу”, но снова в стихию чувств и переживаний.

Други = друзья
ведаю = знаю
треволненья = тревоги

Следует заметить, что если сгруппировать слова из текста по частям речи, то по ним прямо можно следить за ходом мысли и переменой настроения.

Существительные почти только абстрактные:
веселье – печаль – труд – горе – грядущее – наслажденья – заботы – треволненья – гармония – вымысел – закат – любовь.

В первом столбце только один глагол, поскольку это экспозиция, она статична, в ней довлеют определения:
безумных – тяжело – смутное – минувших – старе – сильней – уныл – волнуемое.

Зато второй столбец насыщен контрастными действиями, передающими движение души:
умирать – жить – мыслить – страдать – упьюсь – обольюсь – блеснет.

А если вслушиваться только в рифмы, выступает на первый план мотив хмеля:
веселье – похмелье
упьюсь – обольюсь – тут даже отзвуки оргии.

На звуковом уровне текст удивительно плавный, певучий. Гласные и согласные звуки последовательно чередуются, сонорные преобладают над шипящими. Мелодичность вообще присуща Поэзии Пушкина.

Стихотворение написано пятистопным ямбом в форме двух строф по шесть стихов с последовательной рифмой, женской и мужской. Оно может служить образцом жанра как со стороны формы, так и содержания.

(No Ratings Yet)

  1. Знаменитая Болдинская осень 1830, сыгравшая в творчестве Александра Пушкина очень важную роль, подарила миру огромное количество литературных произведений. К их числу относится и стихотворение “Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)” ,…
  2. Поэт Андрей Белый является одним из ярких представителей русского символизма, творчество которого носит ярко выраженный народный характер. Стихи этого поэта очень тонко имитируют русскую речь, изобилуя словами разговорного жанра. Таким…
  3. Николая Некрасова, который посвятил большинство своих произведений народу, описывая его тяжелую долю, нередко называли “мужицким поэтом” и критиковали за то, что он слишком много внимания уделяет быту и жизни крестьян….
  4. Стихотворение “Поэту” посвящено теме отношений поэта и толпы, оно рассказывает о непонимании народом творчества. Жанр этого произведения – сонет, для него характерна своеобразная композиция: два четверостишия (катрена) и два трехстишия…
  5. В первой половине 19 века практически у каждой знатной женщины Петербурга был заветный альбом, в котором она хранила рисунки и дорогие сердцу стихи, дарственные надписи, пожелания от близких людей и…
  6. А. С. Пушкин не раз обращался к теме назначения поэта на земле. В этом стихотворении он довольно дерзко проводит границу между поэтом и обычными людьми – между пророком, одаренным божьим…
  7. Каждый стих Александра Пушкина передает неповторимый мир души художника, который возбуждал в человеческих душах добрые чувства. Каждый стих о любви передает разнообразные оттенки этого чувства, все этапы его развития. Поэт…
  8. В 1820 году Пушкин Был выслан из Санкт-Петербурга в Кишинев за вольнодумство, однако очень болезненно переживал свое вынужденное путешествие. Поэтому друзья поэта, чтобы как-то его развлечь, предложили ему по пути…
  9. Одно из самых знаменитых лирических стихотворений Александра Пушкина “Я помню чудное мгновенье…” Было создано в 1925 году, и имеет под собой романтическую подоплеку. Посвящено оно первой красавице Санкт-Петербурга Анне Керн…
  10. Пушкин Неоднократно задавался вопросом о том, какова же роль поэта в социуме. Он понимал, что рифмованные строки могут полностью изменить мир и заставить людей мыслить по-иному. Примером тому являлось восстание…
  11. “Ангел” – стихотворение написанное Александром Сергеевичем Пушкиным в 1827 году и адресованное Елизавете Ксаверьевне Воронцовой. Этой женщиной Пушкин, как и многие его современники, восхищался долгих шесть лет и посвятил ей…
  12. Философская тема поиска смысла жизни характерна для творчества многих литераторов, однако далеко не каждому из них удается четко сформулировать ответ на поставленный вопрос. Для кого-то творчество является одной из возможностей…
  13. Александр Пушкин является одним из немногих русских поэтов, которому в своих произведениях удавалось мастерски передавать собственные чувства и мысли, проводя удивительно тонкую параллель с окружающей природой. Примером тому может служить…
  14. После Южной ссылки Александр Пушкин был вынужден провести почти два года под домашним арестом, став негласным узником родового поместья Михайловское, где роль надзирателя добровольно взял на себя отец поэта. Единственным…
  15. Период, к которому относится написание стихотворения “Зимний вечер”, является одним из самых сложных в жизни Александра Пушкина. В 1824 году поэт добился возвращения из южной ссылки, однако не подозревал, что…
  16. Вплоть до 19 века русская поэзия носила развлекательный характер. Литераторы того времени сочиняли оды по случаю знаменательных событий и представляли свои стихи на светских раутах, что считалось достаточно модным и…
  17. Во время южной ссылки Александр Пушкин почти все время пребывал в довольно мрачном расположении духа, мысленно проклиная не только собственную судьбу, но и людей, причастных к его изгнанию из Санкт-Петербурга….
  18. Александр Пушкин по праву считается одним из выдающихся русских поэтов. Причем, его талант был по достоинству оценен еще при жизни автора, что в литературных кругах 19 века являлось редкостью. Однако…
  19. На написание стихотворения Пушкина вдохновила поездка на Кавказ в 1829 году. Прогулка в горах вызвала у него восторг и даже не примечательные утесы, и тощий мох вызывают у него восхищение….
  20. Стихотворение “Зимнее утро” написано ямбом. Автор использует быстрый, мажорный, выразительный, живописный, совсем не таинственный размер. Читая стихотворение можно почувствовать, что оно проникнуто радостным настроением. Все стихотворение можно разделить на некоторые…
  21. Стихотворение А. С. Пушкина “Фонтану Бахчисарайского дворца” было написано в 1824 году во время его ссылки в село Михайловское, “в дальний северный уезд”. Поэт жил один в пустом доме, в…
  22. Александр Пушкин – один и первых русских поэтов, который сумел органично вплести в свое творчество сюжеты народных сказок и преданий. С самого детства он обожал слушать удивительные истории, которые рассказывала…
  23. Александр Пушкин вырос на народных сказках и преданиях, за что искренне было благодарен своей няне Арине Родионовне. Именно она привила поэту любовь к народном творчеству и подсказала огромное количество сюжетов…
  24. К сожалению, стихотворение А. С. Пушкина “Виноград” оно не входит в базовую школьную программу и не очень широко известно. Несмотря на небольшой объем, оно несет в себе все основные черты…
  25. Любовная лирика Пушкина неповторима и своеобразна, “нежное, благоуханное и грациозное” чувство сочетается в ней с тонким психологизмом, с философским осмыслением ситуации, с выходом в перспективу будущего. В этих стихах нам…
  26. СТИХОТВОРЕНИЕ Н. А. НЕКРАСОВА “ЭЛЕГИЯ” (“ПУСКАЙ НАМ ГОВОРИТ ИЗМЕНЧИВАЯ МОДА…”) Я лиру посвятил народу своему. Н. А. Некрасов Народная тема всегда волновала Некрасова. В своих произведениях поэт все время обращался…
  27. Стихотворение “На холмах Грузии…” , один из шедевров его любовной лирики, Пушкин написал в 1829 году, во время путе­шествия в Арзрум, когда вновь посетил Кавказ, впервые уви­денный во время первой…
  28. Н. А. Некрасов. Стихотворения “Элегия (“Пускай нам говорит изменчивая мода…”) “Элегия. А. Н. Еву” (“Пускай нам говорит изменчивая мода”) (1874) представляет собой образец нового типа элегии, возникшего в творчестве Н….
Анализ стихотворения Пушкина “Элегия (Безумных лет угасшее веселье…)” (1)

«Анализ стихотворения А.С.Пушкина «Элегия»»

Безумных лет угасшее веселье
Но, как вино – печаль минувших дней

Грядущего волнуемое море.

Средь горестей, забот и треволненья:

А. С. Пушкин написал эту элегию в 1830 году. Она относится к философской лирике. Пушкин обратился к этому жанру как уже немолодой умудренный жизнью и опытом поэт. Это стихотворение глубоко личное. Две строфы составляют смысловой контраст: в первой рассуждается о драме жизненного пути, вторая звучит апофеозом творческой самореализации, высокого назначения поэта. Лирического героя мы вполне можем отождествить с самим автором. В первых строках («безумных лет угасшее веселье/ мне тяжело,как смутное похмелье.») поэт говорит о том, что он уже не молод. Оглядываясь назад, он видит за собой пройденный путь, который далеко не безупречен: прошлое веселье, от которого на душе тяжесть. Однако вместе с тем в душу переполняет тоска по ушедшим дням, она усиливается чувством тревоги и неизвестности будущего, в котором видится «труд и горе». Но это также означает движение и полноценную творческую жизнь. «Труд и горе» обычным человеком воспринимается, как тяжелый рок, но для поэта – это взлеты и падения. Труд – творчество, горе – впечатления, яркие по значимости события, приносящие вдохновение. И поэт, несмотря на пройденные годы, верит и ждет «грядущего волнуемое море».

После довольно мрачных по смыслу строк, которые словно выбивают ритм похоронного марша, вдруг легкий взлет раненной птицы:
Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;

Поэт умрет тогда, когда перестанет мыслить, даже если по телу бежит кровь и бьется сердце. Движение мысли – это истинная жизнь, развитие, а значит стремление к совершенству. Мысль отвечает за разум, а страдание за чувства. «Страдать» — это ещё и способность к состраданию.

Усталый человек тяготится прошлым и видит будущее в тумане. Но поэт, творец с уверенностью предсказывает, что «будут наслажденья меж горестей, забот и треволненья». К чему приведут эти земные радости поэта? Они даруют новые творческие плоды:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь.

Гармонией, вероятно, является цельность пушкинских произведений, их безупречная форма. Либо это сам момент творения произведений, момент всепоглощающего вдохновения. Вымысел и слезы поэта – это результат вдохновения, это само произведение.
И может быть на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

Когда муза вдохновенья придет к нему, может быть (поэт сомневается, но надеется) он снова полюбит и будет любим. Одно из основных устремлений поэта, венец его творчества – любовь, которая также, как и муза, является спутником жизни. И эта любовь последняя. «Элегия» по форме монолог. Оно обращено к «другам» — к тем, кто понимают и разделяют мысли лирического героя.

Стихотворение является лирической медитацией. Оно написано в классическом жанре элегии, и этому соответствует тон и интонация: элегия в переводе с греческого – «жалобная песня». Этот жанр был широко распространён в русской поэзии с 18 века: к нему обращались Сумароков, Жуковский, позже Лермонтов, Некрасов. Но элегия Некрасова – гражданская, Пушкина – философская. В классицизме этот жанр, один из «высоких», обязывал использовать высокопарные слова и старославянизмы.
Пушкин в свою очередь не пренебрёг этой традицией, и использовал в произведении старославянские слова, формы и обороты, причём обилие такой лексики нисколько не лишает стихотворение лёгкости, изящества и понятности.

Минувших = будущих
старе = старше
сулит = предвещает (обещает)
грядущего = будущего
«грядущего волнуемое море» — метафора из канона заупокойной церковной службы: Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею.

Но у Пушкин стремится от этого моря не к «тихому пристанищу», но снова в стихию чувств и переживаний.

други = друзья
ведаю = знаю
треволненья = тревоги
порой – слово, никогда не употребляющееся в разговорной речи, но его часто можно встретить у Пушкина:
. О жены Севера, меж вами

Она является порой
(«Портрет»)

Порой восточный краснобай
Здесь разливал свои тетради
(«В прохладе сладастной фонтанов. »)

Следует заметить, что если сгруппировать слова из текста по частям речи, то по ним прямо можно следить за ходом мысли и переменой настроения.
Существительные почти тоько абстрактные:
веселье – печаль – труд – горе – грядущее – наслажденья – заботы – треволненья – гармония – вымысел – закат – любовь.
В первом столбце только один глагол, поскольку это экспозиция, она статична, в ней довлеют определения:
безумных – тяжело – смутное – минувших – старе – сильней – уныл – волнуемое.
Зато второй столбец насыщен контрастными действиями, передающими движение души:
умирать – жить – мыслить – страдать – упьюсь – обольюсь – блеснёт.
А если вслушиваться только в рифмы, выступает на первый план мотив хмеля:
веселье – похмелье
упьюсь – обольюсь – тут даже отзвуки оргии.

На звуковом уровне текст удивительно плавный, певучий. Гласные и согласные звуки последовательно чередуются, сонорные преобладают над шипящими. Мелодичность вообще присуща поэзии Пушкина.

Стихотворение написано пятистопным ямбом в форме двух строф по шесть стихов с последовательной рифмой, женской и мужской. Оно может служить образцом жанра как со стороны формы, так и содержания.

Другие сочинения по этому произведению

Пушкин. Анализ стихотворения «Элегия» — лучшее сочинение

Стихотворение А.С.Пушкина «Элегия» написано в 1830 году. По форме написания произведение — это монолог. Лирический герой, которого можно отождествлять с самим автором, обращается к своим «другам», то есть людям, способным его понять. Стихотворение относится к философской лирике поэта.

С первых строк лирический герой, оглядываясь на свою жизнь, признает, что не всегда она была правильной. Его жизненный путь не был безупречен и сейчас уже не молодой человек с тревогой и опаской смотрит в будущее. В будущем поэт видит лишь труд и горе.

Однако для обычного человека — это повод опечалится, для поэта же и жизненные неудачи — это источник вдохновения. Сам лирический герой говорит, что не пришло его время умирать, он хочет жить, мыслить, страдать. При этом для поэта жизнь без поэзии — хуже смерти, поэт лишь тогда живет, когда творит, когда его посещает Муза, именно поэтому у Пушкина «жить» и «мыслить» в одно строчке и практически одно и то же.

Несмотря на тягостное прошлое, лирический герой верит в то, что жизнь преподнесет ему еще и горести, и заботы, и наслаждения. Интересно, что герой не просит у жизни одних лишь счастливых моментов и не надеется испытать только их. Он хочет жить полной жизнью и наслаждаться всем ее многообразием, ведь без печалей и радость не имеет смысла.

Лирический герой желает и гармонии, и слез, и как вершину всех возможных чувств он жаждет любви. Пушкин надеется хоть на заре своих лет почувствовать, что такое любить и быть любимым.

Стихотворение Пушкина «Элегия» глубоко личное, как и присуще произведениям этого жанра в нем присутствуют высокопарные слова и старославянизмы, однако от этого стих не потерял легкости, мелодичности, он льется, как песня.

«Элегия» далеко не первое произведение, в котором Пушкин пытается осмыслить свою жизнь, здраво и объективно посмотреть на прошлое и предугадать будущее. Однако все его произведения полны оптимизма и веры в светлое будущее, не смотря на того, что писал он их, испытывая боль, грусть, ссылку.

И произведения «Элегия» является прекрасным пример того, что никакие жизненные испытания не должны повергать человека в уныние и депрессию.

  • Некрасов. Анализ стихотворения «Элегия»

Основополагающую, если не центральную тему, в поэзии Н.А. Некрасова.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Осень»

    Стихотворение А.С.Пушкина «Осень» написано в 1833 году в самую плодотворную.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Сожженное письмо»

    Поэт в своих произведениях всегда обращается к волнующим его темам.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Что в имени тебе моем?»

    Любовная поэзия Пушкина прекрасна. С какой дерзостью и свободолюбием.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Узник»

    Для того, чтобы лучше понять смысл произведения, следует узнать какие.

  • Анализ стихотворения Пушкина «Брожу ли я вдоль улиц шумных…»

    А.С.Пушкин затрагивал в своем творчестве разнообразные темы: свободолюбия.

  • Анализ стихотворения Блока «О доблестях, о подвигах, о славе…»

    А. Блок всегда стремился к идеалу. Он искал свою Прекрасную даму. Поэтому.

    «Безумных лет угасшее веселье. », анализ стихотворения Пушкина

    Стихотворение «Безумных лет угасшее веселье. » было написано Пушкиным 8 сентября 1830 года в Болдино. Александр Сергеевич дал ему жанровое название «Элегия». В это время поэт вторично предложил руку и сердце Наталье Гончаровой и получил согласие. Чтобы привести перед женитьбой в порядок дела, он отправился в имение отца. Там Пушкин вынужден был задержаться на целых три месяца в связи с эпидемией холеры. Это был очень плодотворный период в жизни поэта, вошедший в историю как Болдинская осень.

    Основу произведения «Безумных лет угасшее веселье. » составляют философские размышления Пушкина о конце холостяцкой вольницы и новом этапе жизненного пути. «Элегия» состоит из двух частей, контрастных по смыслу. В первой строфе поэт жалеет о минувших днях бурной юности и осознает, что теперь «грядущего волнуемое море» не сулит ему ничего хорошего. Дело в том, что финансовые дела Пушкиных и Гончаровых оставляли желать лучшего. Поэт понимал: ему придется много трудиться, чтобы обеспечить семью.

    Промелькнувшая юность вызывает грусть не только потому, что миновала. Чем старше становится поэт, тем больше осознает свои ошибки и потраченное зря время. Печаль об этом становится все сильнее.

    Но вторая строфа неожиданно звучит оптимистично. Несмотря на предстоящую жизнь «меж горестей, забот и треволненья» . лирический герой верит, что его еще ждут наслаждения, гармония и любовь. Две последние строки стихотворения соединяют грусть первой части и оптимизм второй в красивый заключительный аккорд: «блеснет любовь улыбкою прощальной» .

    Позитивный финал не характерен для романтической элегии, но традиционен для Пушкина, который принимал жизнь со всеми бедами и радостями. Источником вдохновения для поэта могло стать любое событие. Чтобы творить, ему нужны перемены в жизни, даже страдания. Поэтому герой провозглашает: «я жить хочу, чтоб мыслить и страдать» .

    Стихотворение «Безумных лет угасшее веселье…» – это монолог лирического героя, который полностью отождествляется с автором. Написано оно самым удобным для философской лирики размером – «медленным» пятистопным ямбом с чередованием женских и мужских рифм. Традиционно в подобных стихотворениях поэты применяют высокопарную книжную лексику. Пушкин не нарушил традицию, использовав в тексте следующие слова: «сулит», «минувших», «други», «грядущего», «ведаю», «треволненья» . Тем не менее, читается и воспринимается стихотворение легко.

    Пушкин весьма оригинально использовал символы романтической поэзии: бурное море, вино, похмелье, закат . Здесь как бы все перепутано. Напрашивается сравнение веселья с вином, а у Пушкина – «смутное похмелье» . да еще «угасшее» . хотя молодость обычно ассоциируется с рассветом, утром или днем. В то же время с вином сравнивается печаль. Слово «волнуемое» больше подходит к молодости, прошлому героя. А у поэта оно соотносится с «грядущим морем» . Но эти несоответствия перекликаются с образами второй строфы и создают цельное впечатление. В будущем поэт станет упиваться не безумствами молодости, а гармонией. Закат жизни будет окрашен любовью.

    В произведении «Безумных лет угасшее веселье…» Пушкин не обошелся без своего любимого приема – антитезы . Печаль здесь противопоставлена веселью, смерть – жизни, наслаждения – заботам. Образы первой строфы имеют в основном негативную окраску, а во второй строфе они наполнены позитивом.

    Первая часть «Элегии» посвящена прошлому и статична. Поэтому в ней только один глагол – «сулит» . Зато есть много эпитетов: «безумных лет», «смутное похмелье», «угасшее веселье», «волнуемое море» . Во второй строфе множество глаголов придают размышлениям автора живость и оптимизм: «не хочу умирать», «мыслить», «страдать», «ведаю», «будут», «блеснет» . Почти все существительные в стихотворении абстрактны: печаль, труд, горе, любовь, веселье, заботы, вымысел . Это обусловлено глубиной философского обобщения в размышлениях поэта.

    Как и большинство стихотворений Пушкина, «Безумных лет угасшее веселье. » удивительно музыкально. Гласные «о», «у», «е» преобладают над глухими и шипящими согласными, а их последовательное чередование создает красивый, задумчивый ритм.

    Как известно, в молодые годы Пушкин написал немало романтических элегий. «Безумных лет угасшее веселье. » по праву считается вершиной среди произведений этого жанра.

    Стихотворение А. С. Пушкина «Безумных лет угасшее веселье. » (Восприятие, истолкование, оценка)

    Элегия свидетельствует о том, до
    какого состояния внутреннего
    просветления возвысился дух
    Пушкина.
    В. Белинский

    В одной статье Е. Евтушенко я прочитала, что каждого поэта можно сравнить с музыкальным инструментом: Михаил Лермонтов — рыдающий рояль, Александр Блок — трагически звучащая скрипка, Сергей Есенин — крестьянская тальянка. Но есть поэт, который олицетворяет собой целый оркестр. Конечно же, целому оркестру подобен Александр Сергеевич Пушкин.
    Стихотворение “Безумных лет угасшее веселье. ” — одно из первых произведений, созданных поэтом в дни болдинской осени 1830 года, оно определило последующее творчество этого периода.
    Пушкин как бы с высоты осматривает свою жизнь. Стихотворение — и подведение итогов, и заявка на будущее. В нем звучит мотив, в той или иной степени уже затрагивавшийся в других стихах: раздумья о цели и смысле существования. Взгляд в “минувшие дни” возвращает нас к концовке шестой главы “Евгения Онегина”, где речь идет “о юности легкой”, а светлая грусть роднит это стихотворение с произведением “На холмах Грузии”.
    При публикации “Безумных лет угасшее веселье. ” Пушкин дал ему заголовок “Элегия”. Как известно, в молодые годы поэт отдал дань этому жанру. Однако именно анализируемое стихотворение стало в нем вершинным.
    Оно представляет собой монолог, начальные слова которого констатируют внутреннее состояние лирического героя: “мне тяжело”. Однако постепенно тема расширяется и превращается в свободное обращение не только к друзьям (“о други”), но и — шире — к современникам. Мне кажется, что в этом смысле “Элегию” можно сравнить с более поздним стихотворением “Я памятник себе воздвиг нерукотворный. ” (1836), где в центре будет находиться оценка уже не жизни, а исторического дела поэта.
    Стихотворение начинается обращением к прошлому:

    Безумных лет угасшее веселье
    Мне тяжело, как смутное похмелье.

    И здесь же вполне естественное сравнение (ведь речь идет о похмелье!) “печали минувших дней” со старым и сильным вином. Мысль поэта движется от прошлого к настоящему:

    Однако эту тоску сегодняшнего дня объясняет уже будущее:

    Сулит мне труд и горе
    Грядущего волнующее море.

    Один образ, как бы всплывающий в сознании, рождает новый. Образ “волнуемого моря” уже не имеет ничего общего с “унылостью”. Он является предчувствием будущей бурной жизни, где найдется место и раздумьям, и страданиям, и творчеству, и любви.
    Все стихотворение пронизывает мысль о неизбежности и неотвратимости изменений жизни человека. Поэтому “горести, заботы и треволненья” не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений об ушедшей молодости, ни страха перед будущим. Пока человек жив, он не должен отступать перед трудностями бытия:

    Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать.

    Поэтому ощущение наступающего “горя”, “заката печального” освящено идеей “наслаждения”, которое даруют человеку сознание, поэтическая гармония, любовь и дружба:

    Порой опять гармонией упьюсь,
    Над вымыслом слезами обольюсь,
    И — может быть — на мой закат печальный
    Блеснет любовь улыбкою прощальной.

    В отличие от других элегий (например, “Погасло дневное светило”), в стихотворении “Безумных лет угасшее веселье. ” нет указаний на какую-то биографическую ситуацию. Сложный этап жизни оставлен автором “за порогом” стихотворения. Не в анализе какого-либо отдельного момента, а в осознании судьбы человека заключен смысл этого великого стихотворения.
    “Элегия” написана пятистопным ямбом — размером, который, в отличие от четырехстопного ямба, обладает большей плавностью, каким-то замедленным течением. Такая форма отвечает требованиям философской, лирики.
    Меня стихотворение поразило удивительной гармонией: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада.
    “Элегия”, написанная в 1830 году, появилась в печати через четыре года. Как же я удивилась, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, т. е. временем, когда пушкинское произведение еще не было издано:

    Я жить хочу! Хочу печали
    Любви и счастию назло.

    Эти строки написал восемнадцатилетний М. Ю. Лермонтов. Конечно, здесь иной поворот темы, иной размер. Однако эти стихи, на мой взгляд, родственны.
    Подобно А. С. Пушкину, на смерть которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт так же не сгибается под тяжестью жизни, так же не страшится будущего, как и его великий предшественник:

    Что без страданий жизнь поэта?
    И что без бури океан?

    В строчках проанализированной элегии, на мой взгляд, отражена одна из главных поэтических традиций А. С. Пушкина, которую творчески развили не только Лермонтов, но и вся классическая русская поэзия.

    8941 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

    «Элегия (Безумных лет угасшее веселье)» А.Пушкин

    «Элегия (Безумных лет угасшее веселье)» Александр Пушкин

    Безумных лет угасшее веселье
    Мне тяжело, как смутное похмелье.
    Но, как вино — печаль минувших дней
    В моей душе чем старе, тем сильней.
    Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе

    Грядущего волнуемое море.

    Но не хочу, о други, умирать;
    Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
    И ведаю, мне будут наслажденья
    Меж горестей, забот и треволненья:
    Порой опять гармонией упьюсь,
    Над вымыслом слезами обольюсь,
    И может быть — на мой закат печальный
    Блеснёт любовь улыбкою прощальной.

    Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (Безумных лет угасшее веселье)»

    Знаменитая Болдинская осень 1830, сыгравшая в творчестве Александра Пушкина очень важную роль, подарила миру огромное количество литературных произведений. К их числу относится и стихотворение «Элегия», написанное в философском ключе. В нем автор подводит итоги период беззаботной юности и прощается с ней на пороге вступления в новую жизнь.

    Поездка в Болдино, где Пушкин вынужден был из-за холерного карантина задержаться на долгих три месяца, была вызвана необходимостью вступления в права наследства имением. Поэт, никогда не обременявший себя решением подобных вопросов, задался целью привести в порядок все дела. И это неудивительно, так как после повторного сватовства к Наталье Гончаровой он все же получил положительный ответ и стал готовиться к свадьбе. Однако поэт подверг тщательной ревизии не только деловые бумаги, но и собственную душу, осознав, что отныне его жизнь меняется безвозвратно. Тогда-то и родились строчки о том, что «безумных лет угасшее веселье» оставило в душе поэта горечь сожаления и боль утраты. Пушкин понимает, что ночные кутежи с друзьями и посещение игорных домов теперь уже – удел более молодых людей, которые еще только постигают радости жизни. Себе же поэт пророчит весьма печальное будущее . «Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе грядущего волнуемое море», — пишет автор. Что же должно заставить человека пребывать в таком невеселом расположении духа накануне собственной свадьбы? Все дело в том, что финансовые дела Пушкина оставляют желать лучшего, и он прекрасно понимает, что для обеспечения достойной жизни своей семьи ему предстоит очень много работать. Именно в этот период он ведет бурную переписку со своей будущей тещей, торгуясь за размеры приданого. Но, по сути, он пытается отвоевать не деньги, а собственную свободу, которой лишается после вступления в брак, пусть даже и с горячо любимой женщиной. Тем не менее, в словах поэтом все же есть надежда, что он сможет быть счастливым . «И ведаю, мне будет наслажденье средь горестей, забот и треволненья», — отмечает Пушкин. Действительно, как и любой нормальный человек, он мечтает обрести счастье в семье и рассчитывает, что в его жизни все же «блеснет любовь улыбкою прощальной». Таким образом, поэт отрекается от возможных взаимоотношений с другими женщинами, которые всегда были его музами, и рассчитывает стать примерным мужем, понимая, что брак отнимает у него частичку той радости и вдохновения, которые он черпал в свободе.

  • Безумных лет увядшие забавные средства самовыражения. «Элегия (Безумные годы, угасшее веселье)»

    Элегия «Безумные годы, угасшее веселье …» — медитация поэта, монолог, первые слова которого обращены к самому себе («Мне тяжело»). Но их значение в будущем бесконечно расширяется, превращая стихотворение из поэтического исповеди в своеобразное завещание, адресованное не только друзьям, но и шире современникам и потомкам. Нить тянется от «Элегии» к более позднему стихотворению «Я поставил памятник не руками»… »(1836 г.), где в центре — оценка не жизни, а исторических подвигов поэта.

    Поэма открывается мысленной ссылкой на прошлое. От него поэт переходит в круг переживаний, связанных с настоящим. Оба этих перехода — от внутреннего монолога, признания самому себе, к словам, адресованным друзьям, и от прошлого к настоящему и будущему — сложным образом сливаются в Элегии, один из них усиливает другой. Отсюда — насыщенность текста стихотворения движением, внутренняя динамика при предельной сбалансированности, гармоничная гармония композиционного построения целого и отдельных частей.

    В то же время внутренняя жизнь человека предстает перед взором поэта под знаком противоречий, движения и перемен. Отсюда — цепочка эмоциональных контрастов, проходящая через стихотворение (вчерашнее веселье, ставшее сегодня горечью; настоящее и будущее, приносящее поэту уныние, труд, но и «наслаждение» — радость общения с миром красоты и искусства) . Более того, эти контрасты нигде резко не подчеркнуты или подчеркнуты — движение мысли от прошлого к настоящему, от себя к зрителю, от одного поэтического образа к другому в пушкинской «Элегии» настолько естественно, что производит впечатление чистой простодушия. .Один образ, как бы непроизвольно возникающий из глубин сознания, невольно по ассоциации вызывает другой, контрастирующий или, наоборот, внутренне связанный с первым. Так что от «смутного похмелья», которое переживает поэт, естественно перейти к старой «вине», с которой он сравнивается в следующем стихе « печаль прошедших дней », но от метафорической фразы » бурное море впереди «прямой путь ведет к дальнейшему определению -» волнения «.

    Тема «горя», упомянутая в пятом стихе, в несколько измененной форме (« скорбей, ») возвращается в десятом. В отличие от элегии «Дневной свет гаснет …» и других элегий Пушкина 1810-1820-х годов, в стихотворении «Безумные годы, угасшее веселье …» нет никаких указаний на такую ​​конкретную биографическую ситуацию — реальную или символическую. , в котором поэт хотел бы предстать перед читателем. Поэма была написана в Болдино, в октябре 1810 года, в очень тяжелой для поэта социально-политической ситуации, в те дни, когда он, собираясь жениться, оглядывался на своей прошлой жизни и в то же время напряженно размышлял о том, что ждет его впереди.Но эта реальная биографическая ситуация присутствует в стихотворении в «снятом» виде: она как бы оставлена ​​за его порогом. С другой стороны, поэт не произносит свой монолог в условной «романтической» обстановке — на берегу озера, на корабле или в обращении к далекой возлюбленной: значение «элегии» не в анализе какого-либо конкретной, конкретной жизненной ситуации, но в осознании общей судьбы Александра Сергеевича и его мыслящих современников. При этом в нем отброшено все, что могло отвлечь читателя от восприятия основного смысла произведения, приковать его внимание к более частному и второстепенному, что можно было бы сделать в стихотворении Пушкина «Элегия».

    Анализ показывает, что произведение начинается со стиха, две неравные по длине, но ритмически сбалансированные части которых образуют в музыкальном отношении как бы две поэтические волны, переходящие друг в друга: « Безумных лет // Потускневшее веселье » Обе половины этого стиха начинаются с замедляющих свой ход эпитетов, которые внутренне «бесконечны», эмоционально неисчерпаемы по своему содержанию: будучи предельно лаконичными, каждая из них представляет собой сокращение набора определений, несет в себе ряд различных значений. и «обертоны».«Безумные» годы — это годы «легкокрылых» юношеских забав, смены страстей и «безумных» пылких политических надежд и ожиданий. Их «вымирание» и из-за движения человека от юности к зрелости, и из-за исторического изменения окружающего мира закономерно. Но это также трагично для того, кто стареет и, отдаваясь настоящему, не перестает хранить в своем сердце благодарную память о прошлом и его «бедах».

    Характерно, что в дошедшем до нас автографе, с поправками поэта, первый стих в начале читается иначе: « Прошедшие годы — безумное веселье » (III, 838).Метрически эта первоначальная версия не отличается от окончательной: и здесь стих разделен на два полустишия, отделенных друг от друга внутридуховной паузой (цезурой), оба из которых начинаются с эпитетов, замедляющих течение. стиха. Но эпитет «прошлые годы» внутренне однозначнее, беднее по содержанию, он не вызывает столь глубокого эмоционального отклика в душе читателя, не пробуждает в нем те широкие и разнообразные, в том числе трагические, ассоциации, порождающие менее определенный, но более сложный, эмоционально неоднозначный метафорический эпитет «сумасшедших лет».И точно так же формула «увядшего веселья», пропитанная чувством внутреннего диссонанса, несущая отголоски переживаний и страданий поэта, звучит сильнее и выразительнее формулы (тоже метафорической, но более традиционной для на языке романтической элегии 1820–1830-х гг.) «безумное веселье».

    Поиск предельной многозначности, эмоциональной выразительности и поэтического веса отдельного слова — один из общих законов поэтики стихотворений Пушкина 1830-х годов.Впечатление широкого внутреннего пространства, которое открывается в каждом слове поэта, создается тем, что не только за всем стихотворением в целом, но и за каждым его отдельным «кирпичиком» читатель ощущает почти бесконечное перспектива личного опыта, который их породил. Неслучайно в разговоре с Гоголем Пушкин, споря с Державиным, утверждал, что «слова поэта — это уже его дела»: за словом у Пушкина стоит человек с бесконечно глубоким и сложным внутренним миром, миром, определяющим выбор поэтом этого (а не другого!) слова, которое есть как бы его мельчайшая частица.Поэтому в последние годы 1830-х годов у Пушкина нет «нейтральных» слов, не несущих глубокого поэтического смысла, которые можно было бы легко опустить или заменить другими: каждое из них — не только «слово, но и слово». «поступок» поэта, сгусток эмоциональной и интеллектуальной энергии, рожденный необычайно насыщенной и богато прожитой жизнью и несущий отпечаток полноты духовной жизни, нравственной высоты личности поэта. Элегия ».

    Две трагические категории, придающие внутреннее напряжение первому стиху элегии, до некоторой степени эмоционально уравновешиваются медленным течением этого стиха, чувством той внутренней гармонии, созданной ритмически монотонным построением обоих его полустиший. и их музыкальный, благозвучный звук (созданный красотой движения звуков в каждом стихе).Читатель слышит два глухих отдаленных грохота, предвещающих приближение грозы, но она еще не разразилась. В следующем, втором куплете: « Мне тяжело, как смутное похмелье » — усиливается драматизм и трагизм первого куплета. Его начало («Мне тяжело») пронизано глубокой душной болью: после медленного гармоничного течения первого куплета он звучит как глубокий, скорбный вздох и подчеркнутый «диссонанс» (сочетание согласных пл — т — ж — л) создает почти физическое ощущение страданий, пережитых поэтом.

    Обращают на себя внимание и другие поправки Пушкина, запечатленные в дошедшем до нас автографе: более определенный, на первый взгляд, но и более смысловой эпитет «тяжелое похмелье» (более того, он буквально повторял определение «Мне тяжело» дано в начале стиха, а потому мысли поэта представляют собой некую внутреннюю «одномерность»), поэт заменяет сначала «вялым», затем «смутным похмельем», добиваясь той же внутренней неоднозначности найденного определение, сложность и широта вызываемых им ассоциаций; слова «Мой день скучен» в начале 5-го стиха заменены несравненно более емкой формулой — « Мой путь скучен » и традиционно элегическим «мышлением и мечтанием» — смелым и неожиданным » думай и страдай «.Прямая утвердительная форма в последнем куплете: «А ты, любовь моя, грустишь на мой закат / Посмотри еще раз с прощальной улыбкой», уступает место — после ряда промежуточных вариантов — менее определенным, но в то же время имеет большое значение. внутренний эмоциональный «подтекст»: « А может — до моего печального заката / Любовь сверкнет прощальной улыбкой » (III, 838). В результате таких немногих, но чрезвычайно выразительных исправлений «Элегия» приобретает ту редкую гармонию содержания и формы, которую мы чувствуем в ней.

    Эмоциональная сила стихотворения неотделима от характера цепочки метафор и поэтических ассимиляций, проходящих через нее.Исследователи неоднократно отмечали, что в отличие от романтической лирики, где метафора часто предназначена специально для привлечения внимания читателя, поразить его яркостью и удивлением, Пушкин в произведениях 20-х (а то и более 30-х годов) охотно прибегает к к метафорам «обычного» типа, которые восходят к постоянному, повседневному употреблению. Сила таких метафор заключается не во внешнем блеске и яркой, неожиданной образности, а в естественности и невольности, которые придают речи поэта универсальную человечность, искренность и максимальную убедительность.Таковы многочисленные метафоры и сравнения, которыми пропитана элегия — «безумные годы, угасшее веселье», сравнение горечи, оставленной прошлым в душе поэта, с «смутным похмельем», а его печали — с «вином праздника». минувшие дни »или образ« взволнованного моря »Будущее. Здесь (и в других случаях) Пушкин использует такие сравнения и метафоры, которые опираются на общие устойчивые ассоциации, а потому не поражают и не ослепляют читателя своей уникальностью и причудливостью, не требуют от него понимания особого, дополнительного труда мысли и воображение, но легко проникают в наше сознание, пробуждают в душе встречный эмоциональный поток.

    Поэт раскрывает читателю свое личное душевное состояние и в то же время побуждает читателя поставить себя на его место, воспринять рассказ поэта о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем как рассказ также о нем, о самом себе. читатель, его жизненный путь, его переживания. Обращение к духовному опыту читателя (слушателя), к умению откликаться на слова поэта, наполняя их изнутри содержанием собственной душевной жизни, — общая черта лирической поэзии.В «Элегии» и вообще в творчестве Пушкина 1830-х годов он проявляется с особой силой. Говоря о самых глубоких, самых больших и сложных вопросах человеческого существования — о прошлом, настоящем и будущем, о жизни и смерти, о мысли, любви и поэзии и их месте в жизни человека, поэт одновременно обращается к самым простым, обыденным. и каждый день. Таким образом, общие вопросы человеческого существования, поставленные в стихотворении, теряют для читателя абстрактность. Между большой и малой горечью от сознания угасших надежд и обычным похмельем, грустью и забродившим вином, смертью и вечерним закатом, любовью и улыбкой уходящего дня — поэт устанавливает такую ​​же близость и соответствие, которые действительно существуют между большим и небольшой, между общим циклом человеческого существования и повседневными, частными, преходящими явлениями в человеческой жизни.

    «Элегия» написано пентаметром ямба , размером, который (как и шестифутовый) Пушкин особенно охотно использовал в 30-е годы. В отличие от более быстрого, динамичного, но по своей природе тетраметрового ямба, которым написано большинство стихотворений Пушкина и «Евгения Онегина», пентаметр и шестифутовый ямб — это измерения, имеющие своего рода «медленное» течение. Поэтому они наиболее соответствовали требованиям пушкинской «поэзии мысли». В «Элегии», как и в большинстве других случаев, где Пушкин в своей медитативной лирике прибегает к пентаметру ямба (например, в стихотворении «19 октября 1825 года» или в более поздней «Осени»), впечатление медитации и Соответствующее медленное течение стиха создается не только большей длиной последнего по сравнению со стихом ямбического тетраметра, но и обилием эпитетов, а также тем, что Пушкин везде строго соблюдает раздел слова (цезура) после вторая стопа (т.е., четвертый слог) в строке. В результате каждый стих разбивается на два ритмически сбалансированных сегмента. При чтении вслух их произношение вызывает изменение мелодических взлетов и падений голоса.

    В то же время одним из секретов эстетического воздействия пятифутового ямба Пушкина (в частности, в «Элегии») является сложное единство «правильного», гармонично гармоничного и разнообразного, текучего, меняющегося ритмического рисунка. Уже сам по себе отдельный куплет пентаметра ямба с цезурой асимметричен: цезура делит его на неравные отрезки по 2 и 3 фута (т.е., 4 и 6-7 слоги). Таким образом, она состоит (как отмечалось выше в связи с анализом вступительного стиха «Элегии») из двух ритмически уравновешенных, хотя фактически равных по протяженности частей. Но, кроме того, в «Элегии» со стихами, где мы встречаем два сильных ритмических акцента, подчиняющих остальные, более слабые («Безумные годы» // потухшее веселье), чередуются стихи с тремя акцентами («Тупа моя дорога. / / Обещает работу и горе «), а также стихами, состоящими из 5-8 коротких слов (» Мне тяжело, // как смутное похмелье «; сравните также с предыдущим примером), — строки, состоящие из 4 и даже 3 слов , среди которых отсутствуют слова и частички служебного характера, поэтому каждое отдельное слово приобретает особый вес («Грядущее волнующееся море»).

    Некоторые строки стихотворения синтаксически образуют единое целое, другие распадаются на два разных (хотя и сакральных по смыслу) фразовых сегмента (ср. Выше: «Мой путь скучен …»). Наконец, вся поэма в целом образует не две метрически одинаковые строфы, а два неравных отрезка из 6 и 8 стихов. Между ними — резкий смысловой и интонационный сдвиг: после медленного перетекания первых строк с общей интонацией скорбной медитации — энергичное отрицание, совмещенное с обращением: «Но я не хочу умирать, друзья мои.Но по своему смыслу обе части стихотворения вполне естественно, логически переходят одна в другую. Но в то же время они противоположны по содержанию, жизнь поэта проявляется в них в различных, взаимодополняющих аспектах, и только учет и сравнение обоих этих аспектов позволяет поэту вывести художественный баланс, выразить свою общую, конечную точку зрения. отношение к нему. Внутренняя противоположность обеих частей стихотворения обусловлена ​​различием их ритмического рисунка. Медленная часть первой части, где поэт анализирует свое душевное состояние и при этом как бы с трудом находит слова, необходимые для передачи остро переживаемой им драмы своей личной и писательской судьбы. во второй части она заменена другой интонацией — более энергичной, проникнутой общим утверждающим принципом…

    Интересна еще одна особенность поэтической структуры «Элегии». Почти каждая из куплетов, составляющих обе ее части, с внешней точки зрения, логически и синтаксически завершенная, могла бы жить независимой жизнью вне контекста стихотворения, как отдельное произведение. Но, несмотря на свою логическую завершенность, каждая из куплетов «Элегии» пронизана эмоциональным и, соответственно, интонационным движением, которое не находит в ней завершения. Концентрация отдельных фразовых сегментов контрастирует с их эмоциональной насыщенностью, с силой и глубиной отраженного в них опыта.Эмоциональное давление, которое каждый раз проникает в них, вызывает необходимое дальнейшее развитие мысли. И только в последнем куплете, которым заканчивается стихотворение, внутренне беспокойная, тревожная и пафосная интонация сменяется спокойным и легким, гармонирующим поэтическим аккордом.

    Романтическое мировоззрение и романтическая элегия (как один из центральных жанров романтической поэзии) обычно отражают борьбу спора, втягивая разнонаправленные чувства в душу лирического героя.В пушкинской элегии противоречивые силы в душе поэта сведены во внутреннее единство, в сложную гармонию. Поэт с болью вспоминает прошлое, но не требует его возвращения, и сама мысль о необратимости прошлого не вызывает в нем горечи или возмущения. Он осознает «тупость» настоящего и в то же время принимает и эту «работу», и те «удовольствия», которые она ему приносит. Человеческая мысль и разум в его понимании не противопоставлены жизни: они являются одними из самых высоких и благородных ее проявлений, они приносят человеку не только горе, но и удовольствие.Принципы, которые в романтическом мировоззрении были разорваны, враждебно противопоставлены друг другу, в Пушкинской элегии уравновешены, стали элементами сложного духовного единства мыслящего человека.

    При всей обобщенности и лаконичности формул, которыми поэт рисует свое прошлое и настоящее, «Элегия» передает живой образ великого поэта, каким мы привыкли представлять его на пике творческой зрелости. Это не пассивная мечтательная, а активная, активная натура, уже с юных лет широко открытая окружающему миру — его «радостям», «заботам» и «неприятностям».Бедные внутренние силы не раз заставляли ее идти на «разумную» меру — об этом свидетельствуют горькие воспоминания прошедших «сумасшедших» лет. В то же время пережитые испытания и печали не заставили ее согнуться под ее тяжестью: поэт не закрывает на них глаз, так же как пристально и мужественно смотрит на ожидающие его новые испытания. Принимая их как неизбежную дань исторической жизни своей эпохи, он готов достойно принять те самые страдания, озаренные для него высокой радостью мысли.Осознание тяжести своего жизненного пути и жизненного пути окружающих его людей не побуждает его эгоистично замкнуться в себе, не вызывает у него «охлаждения» или равнодушия к человеческим радостям и страданиям в стихотворении «Безумные годы угасшее веселье». . Вышеупомянутый анализ представлен в следующей ссылке.

    Поэма «Годы безумные, потухшее веселье …» написано Пушкиным 8 сентября 1830 года в Болдино. Александр Сергеевич дал ему жанровое название «Элегия».На этот раз поэт снова протянул Наталье Гончаровой руку и сердце и получил согласие. Чтобы навести порядок перед женитьбой, он отправился в имение отца. Там Пушкин был вынужден пробыть целых три месяца из-за эпидемии холеры. Это был очень плодотворный период в жизни поэта, вошедший в историю как Болдинская осень.

    В основу произведения «Безумные годы, угасшее веселье …» легли философские размышления Пушкина о конце холостяка-фрилансера и новом этапе его жизни.Элегия состоит из двух контрастных по смыслу частей. В первой строфе поэт сожалеет о прошедших днях бурной молодости и понимает, что теперь «Грядущее беспокойное море» не сулит ему ничего хорошего. Дело в том, что финансовые дела Пушкиных и Гончаровых оставляли желать лучшего. Поэт понимал: ему придется много потрудиться, чтобы обеспечить семью.

    Вспыхнувшая молодость вызывает печаль не только потому, что прошла. Чем старше становится поэт, тем больше он осознает свои ошибки и потраченное впустую время.Печаль по этому поводу усиливается.

    А вот вторая строфа звучит неожиданно оптимистично. Несмотря на жизнь впереди «Между печалями, заботами и заботами» , лирический герой считает, что его все еще ждут радость, гармония и любовь. Последние две строки стихотворения объединяют печаль первой части и оптимизм второй в красивый финальный аккорд: «Любовь сверкнет прощальной улыбкой» .

    Положительный финал не типичен для романтической элегии, но традиционен для Пушкина, принявшего жизнь со всеми ее невзгодами и радостями.Любое событие могло стать источником вдохновения для поэта. Чтобы творить, ему нужны изменения в жизни, даже страдания. Поэтому герой заявляет: «Я хочу жить, чтобы думать и страдать» .

    Поэма «Безумные годы, угасшее веселье …» — монолог лирического героя, полностью отождествляемого с автором. Он был написан в наиболее удобном для философских текстов размере — «медленном» ямбическом пентаметре с чередованием женских и мужских рифм. Традиционно в таких стихотворениях поэты используют высокопарную книжную лексику.Пушкин не нарушил традиции, употребив в тексте следующие слова: «Обещания», «прошлое», «друзья», «будущее», «знать», «тревога» … Тем не менее, стихотворение прочитано и легко понять.

    Пушкин очень оригинально использовал символов романтических стихов: бурное море, вино, похмелье, закат … Здесь все запутано. Напрашивается сравнение веселья с вином, но у Пушкина — «Смутное похмелье» , тем более «Вымерший» , хотя молодость обычно ассоциируется с восходом солнца, утром или днем.При этом грусть сравнивают с вином. Слово «Беспокоился» больше подходит для молодости, героя прошлого. И у поэта он соотносится с «Грядущее море» … Но эти несоответствия перекликаются с образами второй строфы и создают целостное впечатление. В будущем поэт будет упиваться не юношескими глупостями, а гармонией. Конец жизни окрасится любовью.

    В произведении «Безумные годы, угасшее веселье …» Пушкин не обошелся без любимой техники — антитезисов … Печаль противопоставляется веселью, смерть жизни, удовольствие заботам. Образы в первой строфе в основном негативные, а во второй — позитивные.

    Первая часть «Элегии» посвящена прошлому и статична. Поэтому глагол в нем только один — «Обещает» … Но эпитетов много: «Безумные годы», «смутное похмелье», «угасающее веселье», «волнующееся море» … Вторая строфа, многие глаголы придают мысли автора живости и оптимизма: «Не хочу умирать», «думать», «страдать», «знать», «будет», «светит» … Практически все существительные в стихотворении абстрактны: грусть, труд, горе, любовь, веселье, заботы, фантастика … Это связано с глубиной философского обобщения в мыслях поэта.

    Как и большинство стихотворений Пушкина, «Безумные годы потускнели…» удивительно музыкальны. Гласные «о», «у», «е» преобладают над глухими и шипящими согласными, и их последовательное чередование создает красивый, задумчивый ритм.

    Как известно, в молодые годы Пушкин написал много романтических элегий.«Безумные годы, угасшее веселье …» по праву считается вершиной среди произведений этого жанра.

    • «Капитанская дочка», краткое содержание глав повести Пушкина
    • «Борис Годунов», анализ трагедии Александра Пушкина
    • «Цыгане», анализ стихотворения А.С. Пушкина

    Безумные годы угасли забавы
    Мне тяжело, как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В моей душе, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и горе
    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;

    И я знаю, что буду наслаждаться
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией
    Я пролью слезы над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    A.S. Пушкин написал это стихотворение в 1830 году. Это было в Болдино, и именно тогда на него повлиял такой литературный жанр, как реализм.Следовательно, преобладающее настроение в его стихах именно в этот период его жизни — беспокойство, тоска, грусть. Словом, в конце своей короткой, но плодотворной жизни А.С. Пушкин стал реалистом.
    Поэма «Элегия» состоит из двух строф и, как ни странно, эти две строфы составляют смысловой контраст этого произведения. В первых строчках:
    Безумные годы потускнели весельем
    Мне тяжело, как смутное похмелье — поэт говорит, что он уже не так молод, как могло бы показаться. Оглядываясь назад, он видит прошлое веселье, от которого в душе тяжело, нелегко.
    Несмотря ни на что, душу переполняет тоска по ушедшим дням, она усиливается чувством волнения и призрачного будущего, в котором виден «труд и печаль». «Труд и горе» для А.С. Пушкин — его творчество, а горе — вдохновляющие события, впечатления. И поэт, несмотря на прошедшие тяжелые годы, верит и ждет «приближения бурного моря».
    Для поэта жить — значит думать, если он перестанет думать, то умрет:
    Но я не хочу умирать, о друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    Мысли ответственны за ум, а страдания ответственны за чувства.
    Обычный человек живет иллюзиями и видит будущее в тумане. А поэт — полная противоположность обыкновенному человеку, то есть он, как пророк, с точностью предсказывает, что «между печалями, заботами и заботами будут наслаждения …»
    Эти земные, человеческие радости поэта дают новые творческие возможности:
    Иногда снова упиваюсь гармонией
    Я буду плакать над фантастикой …
    Скорее всего, КАК Пушкин называет момент вдохновения гармонией, когда он умеет творить.А фантастика и слезы — это то самое произведение, над которым он работает.
    «А может быть, на моем грустном закате
    Любовь засияет прощальной улыбкой».
    Эта цитата создает образ его «музы вдохновения». Он с нетерпением ждет ее и надеется, что она придет к нему, и он снова будет любить и быть любимым.
    Доминирующая цель поэта — любовь, которая, как и муза, является спутником жизни.
    «Элегия» в виде монолога. Он адресован «друзьям», то есть единомышленникам, тем, кто понимает его без искажений.
    Это стихотворение написано в жанре элегии. Это можно понять по грустной и грустной интонации и интонации, так что на душе сразу становится трудно, даже тяжело.
    Элегия А.С. Пушкинско-философский. Жанр элегии относится к классицизму, поэтому это стихотворение должно быть пропитано старославянами.
    A.S. Пушкин не нарушил эту традицию и использовал в своем творчестве старославянские формы и фразы:
    Прошлое-прошлое;
    Старший, старший;
    Грядущее-будущее, грядущее;
    и т. Д.
    Поэма «Элегия» доминирует в своем жанре.

    Прочитать стих «Безумные годы вымерших забав» Александра Сергеевича Пушкина просят в старших классах на уроках литературы. Произведение родилось осенью 1930 года. Поэт очень любил это время года. Тем не менее, текст стихотворения Пушкина «Угасающие веселья безумных лет» наполнен тоской. Дело в том, что, как и любой человек, Пушкин мечтал о собственном семейном очаге, о счастливой жизни с безумно любимой женщиной Натальей Гончаровой.Он добивался разрешения жениться на ней целых два года и, наконец, получил его. Так в чем же причина печали Пушкина? И то, что после свадьбы ему придется забыть о своей безудержной юной жизни, о других женщинах, которые были его Музами, о выпивке в клубах и погрузиться в семейную жизнь. В стихотворении он тоскует о том, что после свадьбы ему придется распрощаться с личной свободой. Произведение полностью отражает душу поэта, наполненную смятением; он пишет о своих страданиях в связи с важным событием в его жизни.Но он надеется, что в этой безнадежной тьме засияет луч света и он сможет наслаждаться семейной жизнью с любимой женщиной. Выучить стихотворение легко. Ведь вы можете скачать текст онлайн на нашем сайте.

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В моей душе, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и горе
    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    И я знаю, что буду наслаждаться
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией
    Я пролью слезы над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    Произведение представляет собой монолог, в нем отражено множество личных слов, описывающих внутренний мир героя. Таким образом, образ лирического героя сливается с образом самого автора. В стихотворении поэт обращается к себе. Но тогда поэтическая исповедь превращается в своеобразное завещание, адресованное друзьям и потомкам.

    Элегия состоит из двух взаимосвязанных частей. В первом лирический герой представлен очень подавленным. Он думает о прошлом, создает тревожные образы — смутные предчувствия, горе и пытается заглянуть в будущее, но оно для него скучно и мрачно.

    Прошлая юность, осознание своих ошибок и потерянного времени заставляет героя чувствовать грусть, тоску и эмоциональную тяжесть. Но неуверенность в будущем, в котором герой видит «работу и горе», тоже пугает его. Труд — творчество поэта, горе — его вдохновение и воображение. Для него важно мышление, это стремление к развитию, а значит, к совершенству. Но, несмотря на это, автор хочет донести до нас, что жизнь прекрасна, даже если вам предстоит столкнуться с испытаниями и горестями.

    Во второй части стихотворения герой переживает гармонию и удовольствие, творческие порывы, любовь, и не оставляет надежды, что он еще может быть счастлив. Поэт хочет жить полноценной жизнью, прочувствовать и насладиться всем ее разнообразием.

    Поэме контраст и яркость придают использованные автором эпитеты: «угасающее веселье», «безумные годы». На фонетическом уровне стихотворение плавное и мелодичное. Также автор использует славянские слова: «обещает», «будущее». Это придает стихотворению изящество и легкость.Используется много слов, передающих движение души: «страдать», «думать», «жить», «умереть».

    Стихи Александра Сергеевича Пушкина оставляют яркий свет в душе, заставляют задуматься и вдохновлять своим искусством, и это произведение показывает нам хороший и яркий пример того, что ничто, никакие испытания, никакие трудности, не должно ломать и погружать человека в уныние.

    Анализ стихотворения Пушкинская элегия вариант 2

    У поэта есть несколько стихотворений с таким названием. В конце концов, называть элегию (лирическую поэму) почти все равно, что называть ее «стихом».

    Безумные годы …

    Наверное, самым популярным из этих стихотворений является «Безумные годы …». Работа понятна всем. Здесь мы говорим о жизни со всеми ее заботами и трудностями. Поэт переживает безумные годы своей юности похмельем, а в будущем видит горе и труд. Время не лечит грустные мысли, они будут преобладать все больше и больше. Но во второй строфе есть контраст этой печальной картине. Нет, не более радостная фантазия, а просто позитивный настрой.Несмотря на все неприятности, я хочу жить. Хотя страданий не избежать, поэт все же понимает, что полосы вечного черного не будет, появятся разрывы — радость. Он признает, что для поэта счастье заключается в вдохновении и художественной литературе. И всегда есть возможность любви … Это произведение написано знаменитой Болдинской осенью.

    Я снова твой

    Элегия «Я снова твой» полна противоречивых чувств, адресованная друзьям юности. Здесь молодость не похмелье, а радостный бал.В то время поэту были дороги друзья … Но прошли годы, он и его друзья изменились, повзрослели. Поэт тоскует по наивности тех лет, говорит, что «ненавидит радость», отвергает лиру. Это момент печали, потому что Пушкину кажется, что поэтическая муза его забыла.

    Счастлив кто …

    В элегии «Счастлив, кто …», конечно, преобладают грустные мотивы. Причина грусти в том, что поэт понимает, что молодость ушла. С ней его покинуло такое прекрасное чувство, как любовь.И счастлив тот, у кого есть надежда. Жизнь кажется Пушкину скучной, цветок его засох. Но даже в самых грустных строчках поэт находит нотку радости. Здесь он улыбается хотя бы до слез былой любви.

    Любовь ушла

    «Любовь погасла» — еще одна элегия Александра Сергеевича. Здесь он называет любовь злой страстью, печальным пленом, обманчивой мечтой, ядом и рабством. Пушкин надеется, что он навсегда погас в его сердце. Отгоняет крылатого Купидона, требует вернуть ему покой… Теперь поэт предпочитает надежность дружбы. Да и сам он (не влюбляясь), оказывается, не умеет играть на поэтической лире. Без любви человек не чувствует себя молодым, в нем нет вдохновения. Вывод парадоксальный: в любви тяжело, а без нее еще хуже. Лучше мечтать о свободе в ее цепях, чем быть свободным без любви.

    Печаль, которая выражается в этих разных элегиях Пушкина, — чувство очень легкое, вдохновляющее. Не нужно стремиться к постоянной радости, потому что печаль поднимает, позволяет осмыслить… и оттеняет счастье.

    Анализ стихотворения Элегия по плану

    Возможно, вам будет интересно

    • Анализ стихотворения Ленинград Мандельштам

      Стихотворение «Ленинград» Мандельштам написал в 1930 году. Он вернулся с Кавказа в свой родной город Санкт-Петербург, который в 1924 году был переименован в Ленинград. В преддверии поездки он написал стихотворение

    • Анализ стихотворения Дед Есенин

      Тяжелый труд, труд на земле всегда почитался Есениным, по крайней мере, поэт видел в такой деятельности что-то настоящее и настоящее.Стихотворение «Дедушка» описывает будни обычного рабочего, к таким простым деревенским парням всегда обращается дедушка

    • Анализ стихотворения «Зеркало в зеркале» с трепетным лепетом Фета

      Произведение, в соответствии с жанровой направленностью, представляет собой русскую романтическую лирику, посвященную рождественскому гаданию — любимому ритуалу русских женщин XIX века.

    • Анализ стихотворения Андрея Белого Родине (Крик, стихия бури)

      Произведение, написанное после революции 1917 года, выражает авторское видение России, произошедших в ней изменений и его размышления о будущем страны. .

    • Анализ стихотворения Заболоцкого Не позволяй своей душе лениться

      Николай Заболоцкий известен нам как философ и гуманист, который часто говорил о том, что есть добро и зло, в чем сила человека и что такое настоящая красота. Многие его тексты звучат как ненавязчивые дружеские увещевания или поэтические размышления.

    Веселье минувших дней. Стихи голосом — искусство художественного чтения

    Состав

    Элегия свидетельствует о том, что раньше

    Какое состояние внутреннее

    Просвещение возвышенное духом

    Пушкин…

    В. Белинский

    В одной статье Е. Евтушенко я прочитал, что любого поэта можно сравнить с музыкальным инструментом: Михаил Лермонтов — рыдающий рояль, Александр Блок — трагически звучащая скрипка, Сергей Есенин — крестьянский таланец. Но есть поэт, олицетворяющий весь оркестр. Конечно, весь оркестр похож на Александра Сергеевича Пушкина.

    Поэма «Безумные годы, угасшие забавы …» — одно из первых произведений, созданных поэтом осенью 1830 года в Болдине, оно определило последующее творчество этого периода.

    Пушкин как бы рассматривает свою жизнь с высоты. Стихотворение — это и подведение итогов, и приложение к будущему. В нем есть мотив, который в той или иной степени уже затрагивался в других стихах: размышления о цели и смысле существования. Взгляд в «минувшие дни» возвращает нас к концу шестой главы «Евгения Онегина», где речь идет о «легкой юности», а легкая грусть роднит это стихотворение с произведением «На холмах. Грузия ».

    Пушкин, издавая «Безумные годы, угасшее веселье …», дал ему название «Элегия». Как известно, в юности поэт отдал дань этому жанру. Однако вершиной в нем стала проанализированная поэма.

    Это монолог, первые слова которого выражают внутреннее состояние лирического героя: «Мне тяжело». Однако постепенно тема расширяется и превращается в бесплатное обращение не только к друзьям («о друзьях»), но и — шире — к современникам. Мне кажется, что в этом смысле «Элегию» можно сравнить с более поздним стихотворением «Я поставил себе памятник не руками»… »(1836), где в центре будет оценка не жизни, а исторических подвигов поэта.

    Поэма начинается с отсылки к прошлому:

    Безумные годы потускнели веселье

    Трудно для меня как смутное похмелье.

    А вот вполне естественное сравнение (ведь речь идет о похмелье!) «Печали минувших дней» со старым и крепким вином. Мысль поэта движется из прошлого в настоящее:

    Мой путь скучен…

    Однако эта сегодняшняя меланхолия уже объясняется будущим:

    … Обещает мне работу и горе

    Грядущее волнующее море.

    Один образ, словно возникая в сознании, рождает новый. Образ «волнующегося моря» уже не имеет ничего общего с «мраком». Он предчувствие грядущей бурной жизни, где будет место и мыслям, и страданиям, и творчеству, и любви.

    Все стихотворение пронизано идеей о неизбежности и неизбежности изменений в жизни человека.Поэтому «печали, заботы и тревоги» не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений о ушедшей юности, ни страха перед будущим. Пока человек жив, он не должен отступать перед трудностями бытия:

    Я хочу жить, чтобы думать и страдать.

    Таким образом, ощущение приближающейся «печали», «печального заката» освящается идеей «удовольствия», которое доставляют человеку сознание, поэтическая гармония, любовь и дружба:

    … Иногда я снова буду пить гармонично,

    Я буду плакать над фантастикой,

    И — может быть — моим печальным закатом

    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    В отличие от других элегий (например, «Дневной свет погас»), в стихотворении «Безумные годы потухшего веселья …» нет указания на какую-либо биографическую ситуацию. Автор оставил трудный жизненный этап «за порогом» стихотворения. Смысл этого великого стихотворения заключается не в анализе какого-то конкретного момента, а в осознании судьбы человека.

    «Элегия» пишется ямбическим пентаметром — размером, который, в отличие от тетраметра ямба, имеет более плавный, несколько более медленный поток. Эта форма отвечает требованиям философии, лиризма.

    Стихотворение поразило меня удивительной гармонией: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада.

    Элегия, написанная в 1830 году, появилась в печати четыре года спустя. Как я был удивлен, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, то есть временем, когда произведение Пушкина еще не было опубликовано:

    Я хочу жить! Я хочу печали

    Любви и счастья назло…

    Эти строки написал восемнадцатилетний М.Ю. Лермонтов. Конечно, это другой поворот темы, другое измерение. Однако эти стихи, на мой взгляд, связаны.

    Нравится A.S. Пушкин, о смерти которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт тоже не сгибается под тяжестью жизни, так же боится будущего, как и его великий предшественник:

    Какова жизнь поэта без страдания?

    А какой океан без шторма?

    В строках анализируемой элегии, на мой взгляд, одна из основных поэтических традиций А.Отражен С. Пушкин, творчески развитый не только Лермонтовым, но и всей классической русской поэзией.

    Произведение представляет собой монолог, в нем отражено множество личных слов, описывающих внутренний мир героя. Таким образом, образ лирического героя сливается с образом самого автора. В стихотворении поэт обращается к себе. Но тогда поэтическая исповедь превращается в своеобразное завещание, адресованное друзьям и потомкам.

    Элегия состоит из двух взаимосвязанных частей.В первом лирический герой представлен очень подавленным. Он думает о прошлом, создает тревожные образы — смутные предчувствия, горе и пытается заглянуть в будущее, но оно для него скучно и мрачно.

    Прошлая юность, осознание своих ошибок и потерянного времени заставляет героя чувствовать грусть, меланхолию и эмоциональную тяжесть. Но пугает и неуверенность будущего, в котором герой видит «работу и горе». Труд — творчество поэта, горе — его вдохновение и воображение.Для него важно мышление, это стремление к развитию, а значит, к совершенству. Но, несмотря на это, автор хочет донести до нас, что жизнь прекрасна, даже если вам предстоит столкнуться с испытаниями и горестями.

    Во второй части стихотворения герой переживает гармонию и удовольствие, творческие порывы, любовь и его не покидает надежда, что он еще может быть счастлив. Поэт хочет жить полноценной жизнью, прочувствовать и насладиться всем ее разнообразием.

    Поэме контраст и яркость придают использованные автором эпитеты: «потускневшее веселье», «безумные годы».На фонетическом уровне стихотворение гладкое и приятное по звучанию. Также автор использует славянские слова: «обещает», «будущее». Это придает стихотворению изящество и легкость. Используется много слов, передающих движение души: «страдать», «думать», «жить», «умереть».

    Стихи Александра Сергеевича Пушкина оставляют яркий свет в душе, заставляют задуматься и вдохновлять своим искусством, и это произведение показывает нам хороший и яркий пример того, что ничто, никакие испытания, никакие трудности, не должно ломать и погружать человека в уныние.

    Анализ стихотворения Пушкинская элегия вариант 2

    У поэта есть несколько стихотворений с таким названием. В конце концов, называть элегию (лирическую поэму) — это почти то же самое, что называть ее «стихом».

    Безумные годы …

    Наверное, самым популярным из этих стихотворений является «Безумные годы …». Работа понятна всем. Здесь мы говорим о жизни со всеми ее заботами и трудностями. Поэт переживает безумные годы юности похмелье, а в будущем видит горе и труд.Время не лечит грустные мысли, они будут преобладать все больше и больше. Но во второй строфе есть контраст этой печальной картине. Нет, не более радостная фантазия, а просто позитивный настрой. Несмотря на все неприятности, я хочу жить. Хотя страданий не избежать, поэт все же понимает, что полосы вечного черного не будет, появятся разрывы — радость. Он признает, что для поэта счастье заключается в вдохновении и художественной литературе. И всегда есть возможность любви … Это произведение написано знаменитой Болдинской осенью.

    Я снова твой

    Элегия «Я снова твой», адресованная друзьям юности, полна противоречивых чувств. Здесь молодость не похмелье, а радостный бал. В то время поэту были дороги друзья … Но прошли годы, он и его друзья изменились, повзрослели. Поэт тоскует по наивности тех лет, говорит, что «ненавидит радость», отвергает лиру. Это момент печали, потому что Пушкину кажется, что поэтическая муза его забыла.

    Счастлив кто…

    В элегии «Счастлив, кто …», естественно, преобладают грустные мотивы. Причина грусти в том, что поэт понимает, что молодость ушла. С ней его покинуло такое прекрасное чувство, как любовь. И счастлив тот, у кого есть надежда. Жизнь кажется Пушкину скучной, цветок его засох. Но даже в самых грустных строчках поэт находит оттенок радости. Здесь он улыбается хотя бы до слез былой любви.

    Любовь ушла

    «Любовь угасла» — еще одна элегия Александра Сергеевича.Здесь он называет любовь злой страстью, печальным пленом, обманчивой мечтой, ядом и рабством. Пушкин надеется, что она навсегда угасла в его сердце. Отгоняет крылатого Купидона, требует вернуть ему покой … Теперь поэт предпочитает надежность дружбы. Да и сам он (не влюбляясь), оказывается, не умеет играть на поэтической лире. Без любви человек не чувствует себя молодым, в нем нет вдохновения. Вывод парадоксальный: в любви тяжело, а без нее еще хуже.Лучше мечтать о свободе в ее цепях, чем быть свободным без любви.

    Печаль, которая выражается в этих различных элегиях Пушкина, — чувство очень светлое, вдохновляющее. Не нужно стремиться к постоянной радости, потому что печаль поднимает, позволяет постичь … и оттеняет счастье.

    Анализ стихотворения Элегия по плану

    Возможно, вам будет интересно

    • Анализ стихотворения «Петербургские строфы Мандельштама»

      Осип Эмильевич Мандельштам — настоящий творец и признанный гений русской литературы.Его поэзия — это вздох легкости и ритм переливающихся строк. Это произведение Петербургские строфы написано в январе 1913 г.

    • Анализ стихотворения Неудобная жидкая безумность Есенина

      Произведение — это признание крестьянского поэта себе и окружающим, ответ на один из ключевых вопросов, которые тогда ставила жизнь — вопрос об индустриализации.

    • Анализ стихотворения «Я все еще люблю, все еще томлюсь» Фета

      Лирика Фета часто отличалась элементами философского отношения к действительности и некоторой грустью.Как правило, его меланхолические настроения связаны с фигурой Марии Лазич, любимой, которую он потерял

    • Анализ стихотворения Муза Некрасова

      Некрасов оценивает собственное творчество, поэтому в 1852 году он написал стихотворение «Муза», здесь он пытается объяснить, что именно вдохновляет его на создание великих произведений.

    • Анализ притчи Враг и друг Тургенева (стихи)

      Жанр прозаической поэмы близок к притче. Обстоятельства, в которые загоняется лирический герой, аллегоричны.Отражены внутренние переживания лирического героя

    Поэма Элегия («Безумные годы, угасшее веселье …»). Восприятие, интерпретация, оценка

    Поэму написал А.С. Пушкин в 1830 году. Жанр произведения указан в названии, стиль — романтический. Это стихотворение можно отнести к философской лирике.

    Композиционно он состоит из двух противоположных по смыслу частей. Первая часть — это поэтический анализ прошлого и взгляд в будущее.Здесь поэт также использует противоположность: раньше было все — грусть и веселье. Но веселье закончилось, юность со своими безумствами ушла навсегда, оставив после себя лишь «смутное похмелье». Печаль прошлого еще жива в душе лирического героя. Поэтому в его голосе звучат меланхолические нотки. Он пытается заглянуть в будущее, но оно уныло и мрачно, полно произведений, которые, кажется, не доставят должного удовлетворения. Лирический герой с тревогой смотрит вперед, его душа одолевает тоска, отчаяние, он предвидит горе, думает о смерти.Словом, мировоззрение героя здесь полностью укладывается в рамки, прописанные жанром романтической элегии.

    Однако во второй части стихотворения, по словам Т.П. Буслакова, антитеза «умереть — жить» снята в связи с выбором героя: «Я хочу жить, чтобы думать и страдать». Реальная жизнь оказывается шире, богаче и разнообразнее романтического сознания. Наряду со страданием оно включает в себя и удовольствие, и гармоничное состояние ума, и творческие порывы, и любовь.В финале поэмы лирический герой снова вспоминает о смерти, но примиряется с жизнью: любовь, по его мнению, — высшее проявление жизни.

    Поэма написана ямбическим пентаметром. Поэт использует различные средства художественного выражения: эпитеты («безумные годы, угасшее веселье», «смутное похмелье»), сравнение («как вино — печаль давно минувших дней»), метафора, аллитерация и ассонанс («любовь вспыхнет. прощальная улыбка »).

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В душе моей, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и горе
    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;

    И я знаю, что у меня будут восторги
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я пролью слезы над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет на прощанье улыбка.

    А.С. Пушкин написал это стихотворение в 1830 году. Оно было в Болдино, и именно тогда на него повлиял такой литературный жанр, как реализм. Следовательно, преобладающее настроение в его стихах именно в этот период его жизни — беспокойство, тоска, грусть. Словом, в конце своей короткой, но плодотворной жизни А.С. Пушкин стал реалистом.
    Поэма «Элегия» состоит из двух строф и, как ни странно, эти две строфы составляют смысловой контраст этого произведения. В первых строках:
    Безумные годы поблекли забавой
    Мне тяжело, как смутное похмелье — поэт говорит, что он уже не так молод, как могло бы показаться.Оглядываясь назад, он видит прошлое веселье, из-за чего ему тяжело на душе, а не легко.
    Несмотря ни на что, душу переполняет тоска по ушедшим дням, она усиливается чувством волнения и иллюзорного будущего, в котором видны «работа и горе». «Труд и горе» для А.С. Пушкин — его творчество, а горе — вдохновляющие события, впечатления. И поэт, несмотря на прошедшие тяжелые годы, верит и ждет «приближения бурного моря».
    Для поэта жить — значит думать, если он перестанет думать, то умрет:
    Но я не хочу умирать, о друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    Мысли ответственны за ум, а страдания ответственны за чувства.
    Обычный человек живет иллюзиями и видит будущее в тумане. А поэт — полная противоположность обыкновенному человеку, то есть он, как пророк, с точностью предсказывает, что «между печалями, тревогами и тревогами будут наслаждения …»
    Эти земные, человеческие радости поэта дают новые творческие возможности:
    Иногда снова упиваюсь гармонией,
    буду плакать над фантастикой …
    Скорее всего, КАК Пушкин называет момент вдохновения гармонией, когда он умеет творить.А фантастика и слезы — это то самое произведение, над которым он работает.
    «А может быть, на моем грустном закате
    Любовь засияет прощальной улыбкой».
    В этой цитате создан образ его «музы вдохновения». Он с нетерпением ждет ее и надеется, что она придет к нему, и он снова будет любить и быть любимым.
    Доминирующая цель поэта — любовь, которая, как и муза, является спутником жизни.
    «Элегия» в виде монолога. Он адресован «друзьям», то есть единомышленникам, тем, кто понимает его без искажений.
    Это стихотворение написано в жанре элегии. Это можно понять по грустной и грустной интонации и интонации, так что на душе сразу становится трудно, даже тяжело.
    Элегия А.С. Пушкинско-философский. Жанр элегии относится к классицизму, поэтому это стихотворение должно быть пропитано старославянами.
    A.S. Пушкин не нарушил эту традицию и использовал в своем творчестве старославянские формы и фразы:
    Прошлое-прошлое;
    Старший, старший;
    Грядущее-будущее, грядущее;
    и т. Д.
    Поэма «Элегия» доминирует в своем жанре.

    Надо читать стихотворение «Элегия» Александра Сергеевича Пушкина медленно, вдумчиво. Только так можно ощутить всю глубину его содержания. Это лирическое и одновременно философское произведение было создано поэтом Александром Пушкиным в 1830 году, за семь лет до его смерти. Настроение стихотворения полно тоски и печали, сожаления о годах, проведенных в праздном веселье. В нем поэт как бы предчувствует скорую смерть.Возможно, к его меланхолии привела и необходимость «посидеть» в Болдино, куда он попал из-за эпидемии холеры. Текст стихотворения Пушкина «Элегия» пронизан тонкой тоской по его нелегкой судьбе.

    Дело в том, что в это время в личной жизни Пушкина наметились серьезные перемены. Он готовился к свадьбе с Натальей Гончаровой. Таким образом, становится понятным значение строк, полных тоски по былой свободе. За три долгих месяца, которые ему пришлось провести в Болдино, куда он отправился, чтобы завладеть имением, он полностью переосмыслил свою жизнь.Пушкин с тоской осознает, что веселая и беззаботная жизнь ушла в прошлое. Он больше не сможет веселиться с друзьями и наслаждаться компанией женщин. Материальное положение Пушкина также было далеко не блестящим, поэтому, чтобы его исправить, ему пришлось немало потрудиться. Об этом можно прочитать в строках «Элегии». Перед свадьбой поэт, как серьезный человек, начал приводить в порядок не только свои дела, но и душу. Он извлек полезный урок из своей жизни. В то же время он надеется, что брак с Натальей Гончаровой, которую он очень любил, сделает его счастливым семьянином.С ним его связывает надежда, что в его жизни «любовь вспыхнет прощальной улыбкой».

    Это стихотворение преподается по программе предмета «Литература» в 10 классе. Его можно полностью прочитать онлайн на нашем сайте или скачать и распечатать.

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В душе моей, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и горе
    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    И я знаю, что у меня будут восторги
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я пролью слезы над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой .

    Элегия года. Анализ стихотворения Пушкина элегия

    «Анализ стихотворения« Элегия »А.С. Пушкина»

    Безумные годы угасли веселье
    Но, как вино, грусть ушедших дней

    Грядущее бурное море.

    Среди печали, забот и тревог:

    A.S. Пушкин написал эту элегию в 1830 году. Она принадлежит к философской лирике. Пушкин обратился к этому жанру как пожилой поэт, мудрый жизнью и опытом. Это стихотворение глубоко личное. Две строфы составляют смысловой контраст: в первой обсуждается драма жизненного пути, во второй звучит апофеоз творческой самореализации поэта, высокая цель поэта. Мы вполне можем отождествить лирического героя с самим автором.В первых строчках («безумные годы, угасшее веселье / тяжело для меня, как смутное похмелье»). Поэт говорит, что он уже немолод. Оглядываясь назад, он видит пройденный за ним путь, далеко не безупречный: прошлое веселье, от которого тяжело на душе. Но в то же время тоска по ушедшим дням наполняет душу, она усиливается чувством тревоги и неуверенности в завтрашнем дне, в котором видны «работа и горе». Но это также означает движение и полноценную творческую жизнь.«Труд и горе» обычным человеком воспринимается как тяжелый рок, а для поэта — это взлеты и падения. Труд — творчество, горе — впечатления, яркие по значимости события, приносящие вдохновение. И поэт, несмотря на прошедшие годы, верит и ждет «приближения бурного моря».

    После довольно мрачных по значению строк, которые, кажется, сбивают ритм похоронного марша, внезапно легкий взлет раненой птицы:
    Но я не хочу умирать, о друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;

    Поэт умрет, когда перестанет думать, даже если кровь потечет по телу и сердце бьется.Движение мысли — это настоящая жизнь, развитие, а значит, стремление к совершенству. Мысль отвечает за разум, а страдание — за чувства. «Страдание» — это также способность к состраданию.

    Усталый человек тяготится прошлым и видит будущее в тумане. Но поэт-творец с уверенностью предсказывает, что «между печалями, заботами и заботами будут наслаждения». К чему приведут эти земные радости поэта? Они дают новые творческие плоды:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над фантастикой.

    Гармония — это, наверное, целостность произведений Пушкина, их безупречная форма. Или это момент создания произведений, момент всепоглощающего вдохновения. Художественная литература и слезы поэта — это результат вдохновения, это само произведение.
    А может быть, на моем грустном закате
    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    Когда к нему придет муза вдохновения, может быть (поэт сомневается, но надеется) он снова полюбит и будет любимым. Одно из главных стремлений поэта, венец его творчества — любовь, которая, как муза, является спутницей жизни.И эта любовь последняя. «Элегия» в виде монолога. Он адресован «друзьям» — тем, кто понимает и разделяет мысли лирического героя.

    Поэма представляет собой лирическую медитацию. Она написана в классическом жанре элегии, и тон и интонация соответствуют этому: элегия в переводе с греческого означает «заунывная песня». Этот жанр широко распространен в русской поэзии с XVIII века: к нему обратились Сумароков, Жуковский, позже Лермонтов, Некрасов. Но элегия Некрасова гражданская, пушкинская — философская.В классицизме этот жанр, один из «высоких», обязан употреблять высокопарно-красноречивые слова и старославянство.
    Пушкин, в свою очередь, не пренебрегал этой традицией и использовал в своем творчестве старославянские слова, формы и выражения, и обилие такой лексики нисколько не лишает поэму легкости, изящества и ясности.

    Прошлое = будущее
    старое = старое
    обещание = предвещает (обещает)
    грядущее = будущее
    «Грядущее бурное море» — метафора из канона заупокойной церковной службы: Море Жизни, воздвигнутое напрасно гроза.

    Но Пушкин стремится из этого моря не в «тихую гавань», а снова в стихию чувств и эмоций.

    друзей = друзей
    знаю = знаю
    будильника = будильника
    иногда — слово, которое никогда не используется в разговорной речи, но часто встречается у Пушкина:
    … О жены Севера, между вами

    Она временами
    («Портрет»)

    Иногда восточный обрыв
    Сюда я наливал свои тетради
    («В прохладе сладких фонтанов.»)

    Следует отметить, что если сгруппировать слова из текста по частям речи, то по ним можно напрямую проследить ход мысли и смену настроения.
    Существительные почти абстрактны:
    веселье — печаль — работа — печаль — грядущие события — удовольствия — заботы — заботы — гармония — фантастика — закат — любовь.
    В первом столбце только один глагол, так как это экспозиция, он статичен, в нем преобладают определения:
    безумный — жесткий — неопределенный — прошедший — старше — сильнее — грустный — обеспокоенный.
    А вот вторая колонка полна контрастных действий, передающих движение души:
    умри — живи — думай — страдай — напивайся — душ — вспыхивай.
    А если слушать только рифмы, на первый план выходит хмелевой мотив:
    веселье — похмелье
    Напьюсь — приму душ — есть даже отголоски оргии.

    На уровне звука текст на удивление плавный и мелодичный. Гласные и согласные чередуются последовательно, соноры преобладают над шипящими.Мелодия вообще присуща поэзии Пушкина.

    Поэма написана пентаметром ямба в виде двух строф по шесть стихов в каждой с последовательной рифмой, женского и мужского рода. Он может служить образцом жанра как по форме, так и по содержанию.

    Другие композиции по этой работе

    Пушкин. Анализ стихотворения «Элегия» — лучшее сочинение

    Поэма Александра Пушкина «Элегия» написана в 1830 году. По письменной форме произведение представляет собой монолог.Лирический герой, которого можно отождествить с самим автором, обращается к своим «друзьям», то есть людям, способным его понять. Поэма принадлежит к философской лирике поэта.

    С первых строк лирический герой, оглядываясь на свою жизнь, признает, что это было не всегда правильно. Его жизненный путь не был идеальным, и теперь он больше не молодой человек с тревогой и опасениями, смотрящий в будущее. В будущем поэт видит только работу и горе.

    Однако для обычного человека это повод для грусти, для поэта жизненные неудачи — источник вдохновения.Сам лирический герой говорит, что не пришло его время умирать, он хочет жить, думать, страдать. В то же время для поэта жизнь без поэзии хуже смерти, поэт живет только тогда, когда он творит, когда его посещает Муза, поэтому пушкинские «живи» и «думаем» в одной строке и практичны. тоже самое.

    Несмотря на болезненное прошлое, лирический герой считает, что жизнь принесет ему и печали, и заботы, и восторги. Интересно, что герой не просит у жизни только счастливых моментов и не надеется пережить только их.Он хочет жить полной жизнью и наслаждаться всем ее разнообразием, ведь без печали и радости нет смысла.

    Лирический герой желает и гармонии, и слез, и как вершину всех возможных чувств он жаждет любви. Пушкин надеется на заре своих лет почувствовать, что значит любить и быть любимым.

    Поэма Пушкина «Элегия» глубоко личная, так как она присуща произведениям этого жанра, в ней присутствуют и высокопарные слова, и старославянскость, но этот стих не утратил своей легкости, мелодичности, льется песней.

    «Элегия» — далеко не первое произведение, в котором Пушкин пытается осмыслить свою жизнь, трезво и объективно взглянуть в прошлое и спрогнозировать будущее. Однако все его произведения полны оптимизма и веры в светлое будущее, несмотря на то, что он писал их, переживая боль, печаль и изгнание.

    А работы «Элегия» — отличный пример того, что никакие жизненные испытания не должны ввергать человека в уныние и депрессию.

    • Некрасов.Анализ стихотворения «Элегия»

    Основная, если не центральная тема в поэзии Н.А.Некрасова.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Осень»

    Поэма Александра Пушкина «Осень» написана в 1833 году, в самый плодотворный год.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Сгоревшее письмо»

    Поэт в своих произведениях всегда обращается к тем, которые его волнуют.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Что тебе написано в моем имени?»

    Любовная поэзия Пушкина прекрасна.С какой дерзостью и свободолюбием.

  • Пушкин. Анализ стихотворения «Узник»

    Чтобы лучше понять смысл произведений, следует выяснить, какие именно.

  • Анализ стихотворения Пушкина «Брожу ли я по шумным улицам …»

    A.S. Пушкин затрагивал в своем творчестве разные темы: свободолюбие.

  • Анализ стихотворения Блока «О доблести, о подвигах, о славе …»

    А.Блок всегда стремился к идеалу. Он искал свою Прекрасную Даму. Вот почему.

    «Безумные годы, угасающее веселье. «, Анализ стихотворения Пушкина

    Поэма «Годы безумные, угасающее веселье. « был написан Пушкиным 8 сентября 1830 года в Болдино. Александр Сергеевич дал ему жанровое название« Элегия ». На этот раз поэт снова протянул руку и сердце Наталье Гончаровой и получил согласие. Навести порядок раньше. женившись, он ушел в имение отца.Там Пушкин был вынужден пробыть целых три месяца из-за эпидемии холеры. Это был очень плодотворный период в жизни поэта, вошедший в историю как Болдинская осень.

    Основа произведения Безумные годы, Угасающее веселье. »Приведены философские размышления Пушкина о конце холостяка-фрилансера и новом этапе его жизни. «Элегия» состоит из двух контрастных по смыслу частей. В первой строфе поэт сожалеет о прошедших днях бурной молодости и понимает, что теперь «Грядущее беспокойное море» не сулит ему ничего хорошего.Дело в том, что финансовые дела Пушкиных и Гончаровых оставляли желать лучшего. Поэт понимал: ему придется много потрудиться, чтобы обеспечить семью.

    Вспыхнувшая молодость вызывает печаль не только потому, что прошла. Чем старше становится поэт, тем больше он осознает свои ошибки и потраченное впустую время. Печаль по этому поводу усиливается.

    А вот вторая строфа звучит неожиданно оптимистично. Несмотря на жизнь впереди «Между печалями, заботами и заботами» … лирический герой считает, что его еще ждут радость, гармония и любовь. Последние две строки стихотворения объединяют печаль первой части и оптимизм второй в красивый финальный аккорд: «Любовь сверкнет прощальной улыбкой» .

    Положительный финал не типичен для романтической элегии, но традиционен для Пушкина, принявшего жизнь со всеми ее невзгодами и радостями. Любое событие могло стать источником вдохновения для поэта. Чтобы творить, ему нужны изменения в жизни, даже страдания.Поэтому герой заявляет: «Я хочу жить, чтобы думать и страдать» .

    Поэма «Безумные годы, угасшее веселье …» — монолог лирического героя, полностью отождествляемого с автором. Он был написан в наиболее удобном для философских текстов размере — «медленном» ямбическом пентаметре с чередованием женских и мужских рифм. Традиционно в таких стихотворениях поэты используют напыщенную книжную лексику. Пушкин не нарушил традицию, употребив в тексте следующие слова: «Обещания», «прошлое», «друзья», «будущее», «знать», «тревога» … Тем не менее, стихотворение читается и понимается легко.

    Пушкин очень оригинально использовал символов романтических стихов: бурное море, вино, похмелье, закат … Здесь все запутано. Напрашивается сравнение веселья с вином, но у Пушкина — «Смутное похмелье» … более того «Вымерший» … хотя юность обычно ассоциируется с рассветом, утром или днем. При этом грусть сравнивают с вином. Слово «Беспокоился» больше подходит для молодости, героя прошлого.И у поэта он соотносится с «Грядущее море» … Но эти несоответствия перекликаются с образами второй строфы и создают целостное впечатление. В будущем поэт будет упиваться не юношескими глупостями, а гармонией. Конец жизни окрасится любовью.

    В произведении «Безумные годы, угасшее веселье …» Пушкин не обошелся без любимой техники — антитез … Печаль противопоставляется веселью, смерть — жизни, удовольствие — тревогам.Образы в первой строфе в основном негативные, а во второй — позитивные.

    Первая часть «Элегии» посвящена прошлому и статична. Поэтому глагол в нем всего один — «Обещает», … Но эпитетов много: «Безумные годы», «смутное похмелье», «угасающее веселье», «волнующееся море» … во второй строфе множество глаголов придают мысли автора живости и оптимизма: «Не хочу умирать», «думать», «страдать», «знать», «будет», «светить» … Практически все существительные в стихотворении абстрактны: грусть, труд, горе, любовь, веселье, заботы, выдумка … Это связано с глубиной философского обобщения в мыслях поэта.

    Как и большинство стихотворений Пушкина, «Годы безумные, потухшие веселье. «Удивительно музыкальный. Гласные« о »,« у »,« е »преобладают над глухими и шипящими согласными, и их последовательное чередование создает красивый задумчивый ритм.

    Как известно, в юности Пушкин написал много романтических элегий.«Безумные годы, угасающее веселье. «По праву считается вершиной среди произведений этого жанра.

    Поэма А. С. Пушкина «Годы безумные, угасшее веселье. «(Восприятие, интерпретация, оценка)

    Элегия свидетельствует о том, что до
    года в каком состоянии было внутреннее просвещение
    , возвышенный дух
    Пушкин.
    Белинский В.

    В одной статье Е. Евтушенко я прочитал, что любого поэта можно сравнить с музыкальным инструментом: Михаил Лермонтов — рыдающий рояль, Александр Блок — трагически звучащая скрипка, Сергей Есенин — крестьянский таланец.Но есть поэт, олицетворяющий весь оркестр. Конечно, весь оркестр похож на Александра Сергеевича Пушкина.
    Поэма «Безумные годы, потухшее веселье. »- одно из первых произведений, созданных поэтом осенью 1830 г. в Болдине, определило дальнейшее творчество этого периода.
    Пушкин как бы рассматривает свою жизнь с высоты. Стихотворение — это и подведение итогов, и приложение к будущему. В нем есть мотив, который в той или иной степени уже затрагивался в других стихах: размышления о цели и смысле существования.Взгляд в «давно минувшие дни» возвращает нас к концу шестой главы «Евгения Онегина», где речь идет о «легкой юности», а легкая грусть роднит это стихотворение с произведением «На холмах Грузии». ».
    При публикации Crazy Years веселье угасло. Пушкин дал ему название «Элегия». Как известно, в юности поэт отдал дань этому жанру. Однако вершиной в нем стала проанализированная поэма.
    Это монолог, первые слова которого раскрывают внутреннее состояние лирического героя: «Мне тяжело.«Однако тема постепенно расширяется и превращается в бесплатное обращение не только к друзьям (« о других »), но и — шире — к современникам. Мне кажется, что в этом смысле« Элегию »можно сравнить с более поздней стихотворение «Я поставил себе памятник не руками» (1836), где в центре будет оценка не жизни, а исторических подвигов поэта.
    Поэма начинается с обращения к прошлому :

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.

    И вот вполне закономерное сравнение (ведь речь идет о похмелье!) «Печали минувших дней» со старым и крепким вином. Мысль поэта движется из прошлого в настоящее:

    Однако эта меланхолия сегодняшнего дня уже объясняется будущим:

    Обещает мне труд и горе
    Грядущее волнующее море.

    Один образ, как бы возникая в сознании, рождает новый. Образ «волнующегося моря» уже не имеет ничего общего с «мраком».Он предчувствие грядущей бурной жизни, где будет место и мыслям, и страданиям, и творчеству, и любви.
    Вся поэма пронизана идеей неизбежности и неизбежности изменений в жизни человека. Поэтому «печали, заботы и тревоги» не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений о ушедшей юности, ни страха перед будущим. Пока человек жив, ему не следует отступать перед трудностями бытия:

    Я хочу жить, чтобы думать и страдать.

    Следовательно, ощущение приближающейся «печали», «печального заката» освящается идеей «удовольствия», которое доставляют человеку сознание, поэтическая гармония, любовь и дружба:

    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над фантастикой,
    И — может быть — моим печальным закатом
    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    В отличие от других элегий (например, «Дневной свет погас»), в стихотворении «Безумные годы угасло веселье». Нет никаких указаний на какую-либо биографическую ситуацию.Автор оставил трудный жизненный этап «за порогом» стихотворения. Смысл этого великого стихотворения заключается не в анализе какого-то конкретного момента, а в осознании судьбы человека.
    «Элегия» написана пентаметром ямба — размером, который, в отличие от тетраметра ямба, имеет более плавное и несколько более медленное течение. Эта форма отвечает требованиям философии, лиризма.
    Поэма поразила меня удивительной гармонией: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада.
    «Элегия», написанная в 1830 году, появилась в печати четыре года спустя. Как я был удивлен, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, то есть временем, когда произведение Пушкина еще не было опубликовано:

    Я хочу жить! Я хочу печали
    Любви и счастья назло.

    Эти строки написал восемнадцатилетний М.Ю. Лермонтов. Конечно, это другой поворот темы, другое измерение. Однако эти стихи, на мой взгляд, связаны.
    Нравится A.S. Пушкин, о смерти которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт тоже не сгибается под тяжестью жизни, так же боится будущего, как и его великий предшественник:

    Какова жизнь поэта без страданий?
    А какой океан без шторма?

    В строках анализируемой элегии, на мой взгляд, одна из основных поэтических традиций А.С. Отражен Пушкин, творчески развитый не только Лермонтовым, но и всей классической русской поэзией.

    8941 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйтесь или войдите в систему и узнайте, сколько людей из вашей школы уже скопировали это эссе.

    «Элегия (угасающее веселье безумных лет)» А. Пушкин

    «Элегия (угасающее веселье безумных лет)» Александр Пушкин

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В моей душе, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и печаль

    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    И я знаю, что у меня будут восторги
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой .

    Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (потускневшие годы безумного веселья)»

    Знаменитая Болдинская осень 1830 года, сыгравшая очень важную роль в творчестве Александра Пушкина, подарила миру огромное количество литературных произведений.Среди них — поэма «Элегия», написанная в философском ключе. В нем автор подводит итоги периода беззаботной молодости и прощается с ней на пороге вступления в новую жизнь.

    Поездка в Болдино, где Пушкин вынужден был пробыть три долгих месяца из-за карантина по холере, была вызвана необходимостью вступить в права наследования имения. Поэт, никогда не обременявший себя решением подобных вопросов, поставил перед собой цель навести порядок во всех делах. И это неудивительно, так как после многократного сватовства с Натальей Гончаровой он все же получил положительный ответ и начал готовиться к свадьбе.Однако поэт подвергся тщательной проверке не только деловых бумаг, но и собственной души, понимая, что отныне его жизнь меняется безвозвратно. Именно тогда родились строки, которые «безумные годы, угасшее веселье» оставили в душе поэта горечь сожаления и боль утраты. Пушкин понимает, что ночные кутежи с друзьями и посещение игорных заведений — удел молодых людей, которые еще только постигают радости жизни. Самому себе поэт предсказывает очень печальное будущее. … «Мой путь скучен. Мутное море сулит мне работу и печаль будущего », — пишет автор. Что должно заставить человека оставаться в таком мрачном настроении накануне собственной свадьбы? Дело в том, что финансовые дела Пушкина оставляют желать лучшего, и он прекрасно понимает, что ему нужно много работать, чтобы обеспечить достойную жизнь своей семье. Именно в этот период он вел бурную переписку со своей будущей свекровью, выторговывая размер приданого.Но на самом деле он пытается выиграть не деньги, а собственную свободу, которой он лишен после брака даже с любимой женщиной. Тем не менее, в словах поэта все еще есть надежда, что он сможет быть счастливым. … «И я знаю, что буду радоваться среди горестей, забот и тревог», — отмечает Пушкин. Ведь он, как и любой нормальный человек, мечтает обрести счастье в семье и ожидает, что в его жизни «любовь вспыхнет прощальной улыбкой». Таким образом, поэт отказывается от возможных отношений с другими женщинами, которые всегда были его музами, и рассчитывает стать примерным мужем, понимая, что брак отнимает у него частичку радости и вдохновения, которые он черпал из свободы.

  • Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В моей душе, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и горе
    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    И я знаю, что у меня будут восторги
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой .

    Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (Безумные годы увядающего веселья)»

    1830 год ознаменовался в судьбе Пушкина знаменитой Болдинской осенью. В этот период он почувствовал огромный прилив творческого вдохновения, который выразился в огромном количестве прекрасных работ. Одним из них была «Элегия (Безумные годы, угасшее веселье …)». Она написана в жанре философской лирики и посвящена размышлениям поэта о собственной жизни.

    В 1830 году Пушкин подвел определенный жизненный итог.Наконец-то он получил положительный отклик от родителей Н. Гончаровой и готовился к свадьбе. Будущая семейная жизнь требовала самого серьезного отношения. Поэт больше не мог рисковать будущим своей семьи. Ему нужно было позаботиться о своем финансовом благополучии. Литературная деятельность должна была стать постоянным источником дохода. Политическая ненадежность также была препятствием. Отныне Пушкину нужно было быть более осторожным в своих высказываниях.

    Этими глубокими размышлениями пронизано все стихотворение.Пушкин вспоминает «увядшую радость» своей юности. Он понимает, что возврата к нему нет. Впереди серьезная жизнь семьянина, отвечающего не только за себя, но и за свою семью. Поэт бесконечно грустит от осознания неизбежности. Он пророчески замечает: «Мой путь безрадостен». Пушкин больше не рад предстоящей свадьбе, так как она лишит его былой свободы. Сам поэт позволит сковывать себя цепью общественного мнения и подчиняться ему.

    При этом Пушкин заявляет, что не намерен сдаваться. Он принимает жизнь со всеми ее трудностями и заботами. Поэт не теряет оптимизма, он считает, что вместе со страданиями его ждут новые радости и победы. Предстоящая свадьба вселяет в него надежду на начало новой жизни. Пушкин чувствует в себе огромный запас неизрасходованных творческих сил.

    Очень характерно обращение лирического героя — «про других». Пушкин обращается не к любимой женщине и не ко всему обществу в целом, что было характерно для романтизма.В сложной ситуации он может найти искреннюю поддержку и участие только в близких друзьях. Поэт прекрасно знал, что значит быть отвергнутым обществом. Поэтому он высоко ценил верность тех, кто оставался ему верным.

    Поэма «Элегия» — яркий образец философской лирики Пушкина.

    Поэма Элегия («Безумные годы, угасшее веселье …»). Восприятие, интерпретация, оценка

    Поэму написал А.С. Пушкин в 1830 году. Жанр произведения указан в названии, стиль — романтический.Это стихотворение можно отнести к философской лирике.

    Композиционно он состоит из двух противоположных по смыслу частей. Первая часть — это поэтический анализ прошлого и взгляд в будущее. Здесь поэт также использует противоположность: раньше было все — грусть и веселье. Но веселье закончилось, юность со своими безумствами ушла навсегда, оставив после себя лишь «смутное похмелье». Печаль прошлого еще жива в душе лирического героя. Поэтому в его голосе звучат тоскливые нотки.Он пытается заглянуть в будущее, но оно уныло и мрачно, полно произведений, которые, кажется, не доставят должного удовлетворения. Лирический герой с тревогой смотрит вперед, его душа одолевает тоска, отчаяние, он предвидит горе, думает о смерти. Словом, мировоззрение героя здесь вполне укладывается в рамки, предписанные жанром романтической элегии.

    Однако во второй части стихотворения, по словам Т.П. Буслакова, антитеза «умереть — жить» снята в связи с выбором героя: «Я хочу жить, чтобы думать и страдать.«Реальная жизнь оказывается шире, богаче и разнообразнее романтического сознания. В нее, помимо страдания, входят и удовольствие, и гармоничное душевное состояние, и творческие порывы, и любовь. В финале стихотворения снова лирический герой. вспоминает смерть, но примиряется с жизнью: любовь, по его мнению, есть высшее проявление жизни.

    Поэма написана ямбическим пентаметром. Поэт использует различные средства художественного выражения: эпитеты («безумные годы, угасшее веселье» »,« смутное похмелье »), сравнение (« как вино — печаль давно минувших дней »), метафора, аллитерация и ассонанс (« любовь вспыхнет прощальной улыбкой »).

    Искали здесь:
    • безумные годы увядшие веселье анализ
    • элегия пушкин анализ
    • анализ стихотворения Пушкина элегия

    В творчестве Пушкина принято выделять несколько крупных тем. Наряду с темами «поэта и поэзии», любви и гражданской лирики выделяются также «философские лирики». В него вошли стихи, в которых поэт излагает свое видение природы Вселенной, места в ней человека.
    Одним из произведений, относящихся к «философской лирике», является стихотворение «Безумные годы, угасшее веселье… »
    По форме это стихотворение — элегия. Это традиционный жанр романтической поэзии, печальное размышление поэта о жизни, судьбе, своем месте в мире. Тем не менее, Пушкин наполняет традиционную романтическую форму совершенно другим содержанием.
    Композиционно стихотворение разделено на две части, содержательно противопоставленные друг другу. В первой части поэт говорит, что «безумные годы, угасшее веселье» стали для него тяжелыми, что его одолела «грусть жизни». «прошли дни», что путь его был скучен, а будущее сулит ему только «работу и печаль».Во второй части он излагает свою реакцию на подобную ситуацию. Несмотря на жизненные невзгоды, груз лет, автор хочет жить «для того, чтобы думать и страдать». При этом он выражает надежду, что «Между печалями, заботами и тревогами» и «удовольствиями» и радостью творчества («гармония», «вымысел») и любви придут к нему.
    Противостояние двух частей стихотворения имеет глубокий смысл, фундаментальный для понимание идейной направленности стихотворения.В первой части
    — ситуации и набор тем, вполне характерных для романтиков: усталость от жизни, разочарование в прошлых идеалах, неудовлетворенность результатами своего труда и взаимодействием с обществом. Однако во второй части стихотворения все эти коллизии разрешаются совершенно противоположно романтизму. В отличие от романтиков, Пушкин не видит ничего трагичного в таком положении вещей, не претендует на мир и природу, никого не обвиняет.По Пушкину, юношеские иллюзии, а затем и разочарование, и усталость от жизни — естественные, неотъемлемые признаки жизни. Поэтому у него яркие воспоминания о прошлом, спокойное отношение к будущему. Поэт видит залог этого спокойствия и надежды на то, что жизнь не существует без любви, творчества, радости (как без страданий, разочарований, боли). По мнению Пушкина, мир Божий благословен по своей сути и создан для счастья, поэтому надежды поэта небезосновательны.Сердце, как он говорит в другом своем стихотворении («На холмах Грузии …»), «горит и любит, потому что не может не любить» — это неотъемлемое свойство бытия. Намереваясь «пролить слезы» «над художественной литературой», поэт совершенно не воспринимает это всерьез. В данном случае «фантастика» (как «гармония», обозначающая творчество) — это то же проявление жизни, воплощение «божественной игры».
    Для придания языку большей выразительности Пушкин использует такие изобразительные средства, как метафоры («безумные годы, угасшее веселье», «грядущее бурное море», «упиваться гармонией»), эпитеты («давно минувшие дни», «прощальная улыбка»). »), персонификации (« улыбкой вспыхнет любовь »), подробные сравнения (« но, как вино, грусть прошлых дней в душе, чем старше, тем сильнее »).
    Итак, главный смысл стихотворения, его гуманистический пафос заключается в том, что автор принимает естественные законы бытия и благословляет природу, являющуюся для него воплощением вечного потока жизни, неподвластного человеческому контролю. Рождение, детство, юность, зрелость, старость и смерть воспринимаются поэтом как естественные вещи, посланные свыше, а человек воспринимается как часть мудрой и справедливой природы. Даже искренние раны, за горечь прошлых обид надо благодарить судьбу, так как эти чувства — неотъемлемая часть жизни.Первозданная благость мира рождает надежду на обновление, радость и счастье в душе человека — и это то, что заставляет мир жить и двигаться.

    «Элегия (угасающее веселье безумных лет)» Александр Пушкин

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В моей душе, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен. Обещает мне труд и горе
    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    И я знаю, что у меня будут восторги
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой .

    Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (Безумные годы потускнело)»

    Знаменитая Болдинская осень 1830 года, сыгравшая очень важную роль в творчестве Александра Пушкина, подарила миру огромное количество литературных произведений.Среди них — поэма «Элегия», написанная в философском ключе. В нем автор подводит итоги периода беззаботной молодости и прощается с ней на пороге вступления в новую жизнь.

    Поездка в Болдино, где Пушкин вынужден был пробыть три долгих месяца из-за карантина по холере, была вызвана необходимостью вступить в права наследования имения. Поэт, никогда не обременявший себя решением подобных вопросов, поставил перед собой цель навести порядок во всех делах. И это неудивительно, так как после многократного сватовства с Натальей Гончаровой он все же получил положительный ответ и начал готовиться к свадьбе.Однако поэт подвергся тщательной проверке не только деловых бумаг, но и собственной души, понимая, что отныне его жизнь меняется безвозвратно. Именно тогда родились строки, которые «безумные годы, угасшее веселье» оставили в душе поэта горечь сожаления и боль утраты. Пушкин понимает, что ночные кутежи с друзьями и посещение игорных заведений — удел молодых людей, которые еще только постигают радости жизни. Самому себе поэт предсказывает очень печальное будущее. … «Мой путь скучен. Мутное море сулит мне работу и печаль будущего », — пишет автор. Что должно заставить человека оставаться в таком мрачном настроении накануне собственной свадьбы? Дело в том, что финансовые дела Пушкина оставляют желать лучшего, и он прекрасно понимает, что ему нужно много работать, чтобы обеспечить достойную жизнь своей семье. Именно в этот период он вел бурную переписку со своей будущей свекровью, выторговывая размер приданого.Но на самом деле он пытается выиграть не деньги, а собственную свободу, которой он лишен после брака даже с любимой женщиной. Тем не менее, в словах поэта все еще есть надежда, что он сможет быть счастливым. … «И я знаю, что буду веселиться среди горестей, забот и тревог», — говорит Пушкин. Ведь он, как и любой нормальный человек, мечтает обрести счастье в семье и ожидает, что в его жизни «любовь вспыхнет прощальной улыбкой». Таким образом, поэт отказывается от возможных отношений с другими женщинами, которые всегда были его музами, и рассчитывает стать примерным мужем, понимая, что брак отнимает у него частичку радости и вдохновения, которые он черпал из свободы.

    17 грустных стихотворений о разбитом сердце и потерянной любви

    Universal Pictures

    Как говорится в песне, расстаться действительно сложно. Будь вы самосвал или болван — или у вас был редкий взаимный разрыв — это отстой. В любом случае у вас болит сердце, вы читаете любовные стихи и цитаты о поцелуях, и в воздухе витает чувство печали. Если вы ищете утешения или поэтической музы, вот стихотворения, написанные людьми, которые побывали там, которые помогут вам пережить этот тяжелый период.

    HBO

    «Что мои губы целовались, где и почему» Эдна Сент-Винсент Миллей

    Какие губы целовали мои губы, и где и почему,
    я забыл, и какие руки лежали
    Под моей головой до утра; но дождь
    Сегодня ночью полно призраков, которые стучат и вздыхают
    По стеклу и слушают, ожидая ответа,
    И в моем сердце шевелится тихая боль
    Для забытых парней, которые больше не
    Обратится ко мне в полночь с криком .
    Так зимой стоит одинокое дерево,
    Не знает, какие птицы исчезли одна за другой,
    И все же знает свои ветви тише, чем раньше:
    Я не могу сказать, какие любви пришли и ушли,
    Я знаю только, что лето пело в меня
    Немного времени, что во мне больше не поет.

    «Пулеметчик» Мэри Оливер

    В тот раз
    Я думал, что не смогу
    приблизиться к горе
    , не умирая
    Я подошел ближе,
    и я не умер.
    Конечно, Бог
    приложил к этому руку,
    , а также друзья.
    Тем не менее, я был согнут,
    и моего смеха,
    , как сказал поэт,
    нигде не было.
    Тогда сказал мой друг Даниэль,
    (храбрый даже среди львов),
    «Дело не в том, что вы несете
    , а в том, как вы его несете —
    книги, кирпичи, горе —
    это все так, как
    вы принимаете это, уравновешиваете это , несите его
    , когда вы не можете и не хотите,
    положить его.
    Итак, я пошел практиковаться.
    Вы заметили?
    Вы слышали
    смех
    , который время от времени исходит,
    , из моих испуганных уст?
    Как я задерживаюсь
    , чтобы восхищаться, восхищаться, восхищаться
    вещами этого мира
    добрых и, может быть,
    также тревожных —
    розы на ветру,
    морских гусей на крутых волнах,
    любви
    к которым есть нет ответа?

    «Кулак» Дерека Уолкотта

    Этот кулак сжимает мое сердце
    немного расслабляется, и я задыхаюсь
    яркость; но затягивает опять
    .Когда я когда-нибудь не любил
    боль любви? Но это превратило
    прошлую любовь в манию. У этого есть сильная хватка безумца
    , это
    хватается за уступ неразумия, прежде чем
    с воем вонзает в бездну.
    Тогда держись крепче, сердце. Так хоть живёшь.

    «Сонет 139» Уильяма Шекспира

    О, не призывай меня оправдывать неправду
    Что твоя недоброжелательность лежит в моем сердце;
    рани меня не глазом твоим, но языком твоим;
    Используйте власть силой, и не убивайте меня искусством.
    Скажи мне, что ты любишь другое место; но в моих глазах,
    Дорогое сердце, не отводи взгляд в сторону;
    Зачем тебе ранить хитростью, когда твоя мощь?
    Больше, чем может выдержать моя подавленная защита?
    Позвольте мне простить вас: ах, моя любовь хорошо знает
    Ее красивая внешность была мне врагами;
    И поэтому от моего лица она отворачивает моих врагов,
    Чтобы они в другом месте могли метнуть свои раны —
    Но не делайте этого; но так как я близок к смерти,
    Убей меня взглядом и избавь мою боль.

    «Никогда не отдавай всем сердцем» У. Б. Йейтса

    Никогда не отдавайся всем сердцем, ради любви
    Вряд ли стоит думать о
    страстным женщинам, если это кажется
    Определенно, и им никогда не снится
    Что это исчезает от поцелуя к поцелую;
    Для всего прекрасного
    Но короткое, мечтательное, доброе наслаждение.
    О, никогда не отдавай сердце прямо,
    Ибо они, все гладкие губы могут сказать,
    Отдали свои сердца игре.
    И кто мог сыграть достаточно хорошо
    Если глухонемой и слепой с любовью?
    Сделавший это знает всю цену,
    Ибо он отдал все свое сердце и проиграл.

    Эмили Дикенсон «Горжусь своим разбитым сердцем»

    Горжусь своим разбитым сердцем, с тех пор как ты его разбил,
    Горжусь болью, которую я не чувствовал до тебя,

    Горжусь моей ночью, ибо Ты с лунами утоляешь ее,
    Не разделяй твоей страсти, моего смирения.

    Ты не можешь хвалиться, как Иисус, пьяный без товарища
    Была ли крепкая чаша тоски, приготовленная для Назарянина

    Несравненным проколом традицию не пробить,
    Смотри! Я узурпировал твое распятие в честь своего!

    «Песня о любви безумной девушки» Сильвии Плат

    Я закрываю глаза, и весь мир падает замертво;
    Я поднимаю веки, и все рождается заново.
    (Кажется, я придумал тебя в своей голове.)
    Звезды вальсируют синим и красным,
    И скачет произвольная чернота:
    Я закрываю глаза, и весь мир падает замертво.
    Мне приснилось, что ты заколдовал меня в постель
    И спел меня, пораженный луной, поцеловал меня совершенно безумно.
    (Кажется, я придумал вас в своей голове.)
    Бог падает с неба, адские огни угасают:
    Уходят серафимы и люди сатаны:
    Я закрываю глаза, и весь мир падает замертво.
    Я думал, ты вернешься, как ты сказал,
    Но я старею и забываю твое имя.
    (Думаю, я придумал вас в своей голове.)
    Вместо этого я должен был полюбить громовую птицу;
    По крайней мере, когда придет весна, они снова ревут.
    Я закрываю глаза, и весь мир падает замертво.
    (Кажется, я придумал тебя в своей голове.)

    «Это было когда-то любовное стихотворение» Джейн Хиршфельд

    Когда-то это было любовное стихотворение,
    до того, как его бедра стали толще, его дыхание стало прерывистым,
    , прежде чем он обнаружил, что сидит,
    недоумение и немного смущение,
    на крыле припаркованной машины,
    когда многие люди проходили мимо, не поворачиваясь их головы.
    Он помнит, как одевался так, будто собирался на великую помолвку.
    Он помнит, что выбирал эти туфли,
    этот шарф или галстук.
    Однажды он пил пиво на завтрак,
    плыл ногами
    в реке бок о бок с ногами другого.
    Однажды он притворился застенчивым, затем стал по-настоящему застенчивым,
    опустил голову, чтобы волосы упали вперед,
    , чтобы не было видно глаз.
    Он страстно говорил об истории, об искусстве.
    Тогда это стихотворение было прекрасно.

    «Ты вписываешься в меня» Маргарет Этвуд

    Ты влезешь в меня
    , как крючок в ушко
    рыболовный крючок
    открытый глаз

    «Зимняя сказка» Д.Х. Лоуренс

    Вчера поля были только серыми от снега,
    А теперь с трудом появляются самые длинные листья травы;
    И все же ее глубокие шаги отмечают снег и идут
    Вперед, к соснам на белой окраине холмов.
    Я не могу ее видеть, потому что белый шарф тумана
    Затмевает темное дерево и унылое оранжевое небо;
    Но она ждет, я знаю, нетерпеливая и холодная, половина
    Рыдания борются с ее ледяным вздохом.
    Почему она приходит так быстро, когда она должна знать
    Что она только ближе к неизбежному прощанию;
    Холм крутой, по снегу мои шаги медленные —
    Зачем она идет, когда она знает, что я хочу сказать?

    «Песня движения» Одре Лорд

    Я изучал тугие кудри на твоей шее
    , отдаляющиеся от меня
    вне гнева или неудач
    твое лицо в вечерних школах тоски
    через утро желания и созревание
    мы всегда прощались
    в крови в косточка за кофе
    перед риском для лифтов
    идущих в противоположных направлениях
    без прощания.
    Не помни меня как мост или крышу
    как создателя легенд
    , ни как ловушку
    , дверь в тот мир
    , где черные и белые священнослужители
    висят на краю красоты в пятичасовом лифте
    , подергивая плечами, чтобы избежать другая плоть
    и теперь
    есть кто-то, кто будет говорить за них
    удаляясь от меня в завтрашний день
    утро желания и созревание
    ваше прощание — обещание молнии
    в руке последних ангелов
    нежелательное и предупреждение
    пески кончились против нас
    мы были вознаграждены путешествиями
    вдали друг от друга
    в желание
    в одиночестве по утрам
    , где оправдание и выносливость смешиваются
    зачатие решения.
    Не помни меня,
    , как катастрофу
    , ни как хранителя секретов
    Я тоже наездник в вагоне для скота
    смотрю,
    ты медленно встаешь с моей кровати
    говоря, что мы не можем тратить время
    только на себя.

    «Все ли расставания в ваших стихах реальны?» Автор: Эйми Нежукумататхил,

    .

    Если под реальным вы имеете в виду такое же настоящее, как зуб акулы, застрявший в пятке
    , влажность готовой палочки для леденцов,
    сюрприз в виде канцелярской кнопки в сумочке —
    , тогда да, каждая последняя страница верна, все нюансы,
    кусать и кусать.Ждать. Я выдумал их — все —
    , и когда я говорю, что женат, это означает, что я женился на
    всех из них, целое сообщество прошлых любовных отношений.
    Вы представляете количество букетов, сколько
    кусочков торта? Даже сейчас мои мужья планируют для нас отличную еду
    : один нарезает петрушку, другой размешивает кипящую кастрюлю
    на плите. Один изменяет ребенку, а другой
    спит на толстом стуле. Один листает газету, другой
    насвистывает, пока он бреется в душе, и каждый
    один из них задается вопросом, во сколько я иду домой.

    Вы вошли в спальню и упали на колени.

    Я жду остаток своей жизни, чтобы услышать, как ты скажешь: «Я совершил ошибку».

    В моей груди кал.
    Внутри твоего — сдувшийся воздушный шар.

    Вы взяли пылесос, гладильную доску, подставку для посуды
    и оставили мне немного ворса, утюг для опаления рубашек и одну треснувшую тарелку.

    Я бы хотел сказать, что, по крайней мере, мы усовершенствовали
    входа и выхода, как профессиональные актеры театра

    оттачивают свое мастерство, но даже это фантастика.
    В основном по ТВ львы съели гиен

    , но иногда гиены
    составляли отряд и рвали льва.

    Время от времени вы приходили из-под дождя
    , и я был рад видеть вас.

    Эмили Дикинсон «В разбитое сердце»

    В разбитое сердце
    Никто не может уйти
    Без высокой прерогативы
    Сам тоже пострадал.

    «Любовная песня Дж. Альфреда Пруфрока» Т.С. Эллиот

    Тогда пойдем, ты и я,

    Когда вечер расстилается на фоне неба

    Как пациент, лежащий на столе в эфирном масле;

    Пойдем, по некоторым полупустынным улочкам,

    Бормочущие отступления

    Беспокойных ночей в дешевых гостиницах на одну ночь

    И опилочные рестораны с раковинами устриц:

    Улицы, которые следуют как утомительный спор

    О коварных намерениях

    Чтобы задать вам непреодолимый вопрос…

    О, не спрашивайте: «Что это?»

    Пойдемте в гости.

    В комнату приходят и уходят женщины

    Разговор о Микеланджело.

    Я жажду твоего рта, твоего голоса, твоих волос.
    Молча и голодная, я брожу по улицам.
    Хлеб меня не питает, рассвет меня тревожит, весь день
    Я ищу жидкую меру твоих шагов.

    Я жажду твоего гладкого смеха,
    твои руки цвета дикого урожая,
    жажду бледных камней твоих ногтей,
    Я хочу съесть твою кожу, как весь миндаль.

    Я хочу съесть солнечный луч, пылающий в твоем прекрасном теле,
    суверенный нос твоего высокомерного лица,
    Я хочу съесть мимолетный оттенок твоих ресниц,

    и я хожу голодными, нюхая сумерки,
    охотится за тобой, за твоим горячим сердцем,
    , как пума в степях Квитратю.

    «Я любил тебя…» Александра Пушкина

    Я любил тебя: и, может быть, из моей души
    Прежняя любовь никогда не уходила,
    Но пусть она не напомнит тебе о моем пособии;
    Я не хочу ни в чем вас огорчать.

    Я любил тебя тихо, без надежды, полностью,
    В неуверенности, в ревности, в боли;
    Я так нежно и искренне любил тебя,
    Как пусть тебя любит любой мужчина.

    Связано: как расстаться с кем-то, с кем живешь, и при этом сохранить целостность

    Русский гений странно смешного | Ян Фрейзер

    Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images

    Даниил Хармс, начало 1930-х годов

    Россия — самая веселая страна в мире.Некоторые страны, такие как Америка и Англия, забавны в основном специально, в то время как другие, такие как Германия и Франция, могут быть забавными только непреднамеренно. (Но это имеет значение! Быть смешным — непросто, поэтому важно, как бы вы это ни делали.) Россия же смешна как намеренно (Гоголь, Зощенко, Булгаков), так и непреднамеренно (Владимир Путин поет, как он это сделал на телевизионном мероприятии несколько раз. лет назад: «Я нашел свои острые ощущения на Черничном холме»). Учитывая катастрофу, которую российская история более или менее непрерывна на протяжении последних пяти веков, ее юмор является самым мрачным и крайним.Русский юмор для обыкновенного юмора — то же самое, что изгнание фундаменталистов-фундаменталистов с ядовитыми змеями для контактного зоопарка. Русский юмор — фарс, только ты умираешь.

    Опросы, в которых измеряются такие различия, часто ставят россиян в число наименее счастливых людей в мире. Если судить по русским, которого я знаю, эта информация так или иначе не представляет особого интереса. Для россиян счастье не имеет большого значения, оно для нас; Декларация независимости, которой у них нет, об этом не говорится.На улице или при встрече с незнакомцами русские не склеивают на лицах широкую ухмылку, как это делаем мы. Они строго смотрят на рефлекторных улыбающихся. Их юмор силен без особого веселья, и трудно представить, что Булгаков, скажем, содрогнулся и плакал от смеха, как я читал некоторые сцены из его романа Собачье сердце .

    Даниил Хармс, российский писатель, достигший совершеннолетия в худшие из советских времен, считается абсурдистом, отчасти (я думаю) потому, что трудно понять, как еще его называть.Для меня он имеет больше смысла как религиозный писатель.

    Он действительно забавный и совершенно не заискивающий одновременно. Я считаю, что он знал, что он забавный, и пытался быть забавным в своей работе, но я не могу найти ни одного случая, когда бы он использовал слово «смешной» ни в одном из его сочинений, кроме как на некотором расстоянии от его прямого значения. В своих личных записных книжках, впервые опубликованных на английском языке в 2013 году, он никогда не восхищается тем, насколько забавным он был, и не хвастается тем, что сказанные или написанные им остроумие заставили их полететь по проходам.Для американского юмориста или комедийного писателя такая неуверенность была бы неслыханной, если не неслыханной.

    Жизнь Хармса дала ему многое, от чего не следует повеселиться. Он родился Даниил Иванович Ювачев в Санкт-Петербурге в 1905 году. Раньше его отец был одним из многих молодых революционеров, замышлявших заговор против жизни царя Александра III. За это времяпрепровождение он был заключен в тюрьму на четыре года, а затем отправлен в трудовой лагерь на Сахалине. Остров еще на восемь. Позже Иван Ювачев стал советником с хорошей репутацией и заведующим бухгалтерией на электростанции.Мать Хармса, Надежда Колюбакина, имела аристократическое происхождение и была выпускницей Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге.

    Хармс рассказал несколько историй о своем рождении, например, что его втолкнули обратно после того, как он вышел, или что он вылупился из икры. Голод на грани истощения повторялся в его юности, когда он переезжал к родственникам во время Первой мировой войны, и в его двадцатилетнем и тридцатилетнем возрасте в Ленинграде, когда его записные книжки записывали периоды отсутствия еды в течение нескольких дней.Его часто выгоняли: из городского подготовительного Петершуле в шестнадцать, из инженерного училища в двадцать, из Ленинградского Союза поэтов в двадцать три.

    Он взял имя Хармс, когда ему было девятнадцать, и писал под ним всю оставшуюся жизнь. Возможно, существовала связь между ним и английскими словами «очарование» и «вред», которые пробуждали его интерес к магии. Оно произносится с тем же жестким, хриплым х , что оживляет русское произношение таких имен, как Хемингуэй и Гекльберри Финн.На тот момент его жизнь была закончена более чем на полпути. В следующем году он встретил Александра Введенского, Леонида Липавского, Якова Друскина и Андрея Олейникова, своих будущих литературных сотрудников и друзей. Хармс написал пьесы, трудно поддающиеся категоризации, опубликовал два стихотворения (единственные его произведения для взрослых, вышедшие при его жизни), и вместе с Введенским Николай Заболоцкий и другие сформировали движение под названием ОБЕРИУ , сокращение, составленное из букв. словами «Союз настоящего искусства». Публичные выступления участников ОБЭРИУ разозлили публику почти до бунта и получили угрожающе негативные отзывы.

    Большая часть опубликованных при жизни произведений Хармса публиковалась в детских журналах Еж (Ежик) и Чиж (Сискин). Русские поздней советской эпохи знали его только как писателя для детей — возрастной группы, которую он якобы презирал, хотя его стихи и рассказы для них стали дикой классикой русской литературы. В 1931 году его арестовали за то, что он воплотил в детском творчестве антисоветские идеи. Часть своего короткого срока ссылки в Курске он провел с Введенским, который тоже был там в ссылке.Эстер Русакова, его первая жена, на которой он был женат в конце 1920-х годов, в 1936 году приговорили к пяти годам заключения в ГУЛАГе и позже умерли в тюрьме. Его друг Олейников был расстрелян в 1937 году. В 1939 году Хармсу поставили диагноз «шизофрения» и освободили от военной службы. В августе 1941 года он был арестован по обвинению в распространении паники и антисоветской пропаганды. Находившийся в психиатрической тюремной больнице в Ленинграде в первую и самую суровую зиму немецкой блокады, он умер от голода 2 февраля 1942 года в возрасте тридцати шести лет.В 1956 году он был реабилитирован, но его стихи, прозаические произведения и пьесы начали публиковаться в России только в конце 1980-х годов.

    Может быть трудно объяснить, почему мне нравится письмо Хармса или почему кому-то нравится. Его обращение уникально. Иосиф Бродский однажды процитировал Анну Ахматову о невероятном приговоре Хармсу: «Только с Хармсом это могло сработать. Никогда ни с кем другим ». Я никогда не слышал о Хармсе до моей первой поездки в Россию в 1993 году. Я тогда не говорил по-русски и был как бы в море.Один русский друг показал мне небольшое издание в мягкой обложке Старухи (Старуха), сборник произведений Хармса под редакцией Владимира Глоцера, вышедший в 1991 году. Мой друг перевел мне несколько. Юмористические произведения труднее всего переводить — даже труднее, чем поэзия, потому что, хотя вы можете думать, что понимаете стихотворение, когда не понимаете, с юмором вы должны не только понимать, но и смеяться, и вы не можете подделать что. Сложность того, что юмор пересекает культурные границы, делает смех еще слаще в тех редких случаях, когда это удается.

    Когда мой друг переводил мне двухстраничные «Анегдоты из жизни Пушкина» Хармса, я громко рассмеялся. В головокружительной непонятности России я нашел то, за что мог держаться. «Анегдоты» были короткими и пронумерованы от одного до семи. Анегдот номер шесть начинался: «Пушкин любил кидать камни». Эта фраза поразила меня и до сих пор кажется возвышенной. Это напомнило мне поджанр веселого идиотского письма (см. Блестящие книги Джека Хэнди «Глубокие мысли»), который мне всегда нравился и который я стараюсь внести в себя.Я не знал, что произведение Хармса было написано во время раздутого 1937 года празднования столетия со дня смерти Пушкина. (В тот ужасный год террора сталинская пресса осыпала великого поэта крокодиловыми похвалами.)

    Я записал переводы, продиктованные моим другом для «Анегдотов из жизни Пушкина» и нескольких других произведений, и когда я вернулся Я всем бредил Хармсом. Гаррисон Кейллор позволил мне прочитать «Анегдоты» в своем шоу в Макалестер-колледже, где почти никто не смеялся.В 1998 году мы с подругой Катей Арнольд издали детскую книгу « Так случилось, » — сборник из десяти переведенных рассказов и стихов Хармса, сопровождаемых иллюстрациями Кати. Это тоже не очень хорошо. Мой рассерженный редактор сказал мне, что было продано восемьсот экземпляров.

    Здесь, в переводе Евгения Осташевского в его антологии OBERIU , находится последний абзац статьи Хармса из 276 слов, озаглавленной «Журнальная статья»:

    Взрослых не оскорбляет ничто так, как вид детей.Итак, во времена великого императора Александра Вильбердата показать ребенка взрослому было самым большим оскорблением. Он увенчался плеванием кому-то в лицо; и даже, скажем, попав в ноздрю внутрь. «Детский позор» можно смыть только на дуэли, кровью.

    Повесть из двух абзацев «Приключение Катерпиллы» начинается:

    Мишурин был гусеницей. По этой причине, а может быть, и не по этой причине, он любил лежать под диваном или за шкафом и сосать пыль.Так как он не был особенно опрятным человеком, то иногда на весь день его кружка была покрыта пылью, как пух.

    Прошлым летом я пошел на постановку пьесы для двух персонажей по произведению Хармса в Бруклинской музыкальной академии. Согласно программному заявлению режиссера Роберта Уилсона, Михаил Барышников и Виллем Дефо сыграли персонажей A и B, которые были взаимозаменяемыми и оба представляли Хармса. Спектакль « Старуха » развил самый длинный рассказ в сборнике « Старуха ».Сюжет или не сюжет включает в себя выпадение старушек из окна и последующие неловкие события. Постановка Уилсона основывалась на странной, негабаритной мебели, великолепных вспышках света и таких декорациях, как цепочка розовых хот-догов, достаточно длинная, чтобы раствориться в мухах. Действие началось с того, что Барышников и Дефо в смокингах и с белыми лицами цвета кабуки вышли на сцену и издавали пронзительные скрипучие звуки. Средний театрал, возможно, тут же упал духом, но люди в почти аншлаге на БАМ не подходили под это описание.Задраивали люки и ждали, какая авангардная порыва нас ждет.

    Преувеличенные жесты и мимика в стиле немого кино, звуки странной музыки и многократно повторяющиеся предложения — «Чудотворец был высок» — заставляли всех гадать. Просто смотреть, как стоит Барышников, было восторгом; В каждом его жесте было что-то крутое. Нью-йоркский акцент Дефо придавал отрывкам Хармса интересный местный колорит, который я никогда не слышал ни на одном языке, а видел только на странице.Был смех, но немного. Я почувствовал себя немного лучше из-за мертвого воздуха, в котором я играл, когда я прочитал «Анегдоты» для Гарнизона Кейлора. Большинство людей оставались на протяжении всего выступления, но небольшой поток дезертиров начался примерно через двенадцать минут. Я сидел у прохода и иногда слышал возмущенные вздохи, когда мимо торопились недовольные. Это заставило меня восхищаться Хармсом еще больше — все еще расстраивать людей спустя почти столетие, и в другом языке и в другой стране, казалось, достижение, на которое немногие писатели могли претендовать.

    Но, оказывается, подходить к Хармсу с точки зрения юмора далеко не всегда. Он был писателем и поэтом с огромными амбициями, о чем свидетельствуют его сохранившиеся записные книжки, выпущенные не непрерывно с 1924 по 1941 год. Они включают копию заявления, которое он подписал в ходе допроса после ареста в 1931 году. Без сомнения, написанный его следователем НКВД , он резюмировал личную философию Хармса как «глубоко враждебную современному миру» и сказал, что Хармс верил в «утилитарную и практическую» науку (т. Е.g., марксистский социализм в применении к Советскому Союзу) никогда не мог «достичь абсолютных высот или быть способным проникнуть в глубины тайн вселенной». Это изложение его преступлений против государства точно назвало его жизненные цели. Хармс отвергал не только советские системы материализма, но и всякую простую рациональность. Он жил своей мистической верой, иногда обращался за советом к случайным страницам Священного Писания, а, когда был сослан в Курск, писал: «Единственное мое утешение — это Библия.«Как игрок советской команды он как нельзя лучше подходил.

    OBERIU Отказ поэтов от сюжета, смысла, логики и других смысловых утешений проистекает из глубокого аскетизма. «Я всегда с подозрением отношусь ко всему, что удобно и благополучно», — писал Хармс другу в 1933 году. Их чаяния также были в некотором смысле патриотическими. Критикам они отвечали, что ищут «по-настоящему новое искусство» для всей России. Их методы использовали духовность, к которой россияне обращались раньше в тяжелые времена.Хармс восхищался современными математиками московской школы, которые использовали мистическое, нерациональное мышление для решения ранее нерешенных проблем теории множеств и природы бесконечности. Он боготворил поэта-формалиста Велимира Хлебникова, на двадцать лет старше его, который стал соучредителем художественного движения под названием zaum , от русского za um , «за пределами разума». Друг Хармса и близкий соратник ОБЕРИУ Введенский объявил своими тремя темами «время, смерть и Бог».Как объясняет Евгений Осташевский, «Введенский производит впечатление религиозного мистика в той самой современной манере, которая, отождествляя религию с сомнением, рассматривает отсутствие или даже несуществование Бога как грани Его бесконечного превосходства».

    Или, другими словами: абсурд и хаос существования, а также явное отсутствие Бога во всей продолжающейся неразберихе сами по себе являются доказательствами трансцендентного Бога. И, можно добавить, забавного бога? О том, что Бог, возможно, наслаждается смехом над нашим счетом? В любом случае, на этом этапе философии OBERIU мы находимся где-то глубже внутри или под юмористическими эффектами группы.

    Хармс обладал чем-то вроде ESP , который видел за пределами повседневной жизни, основанной на здравом смысле; его ясновидение напоминает мне о случайных дарах пророчества, которые посещали вождя хункпапа сиу Сидящего Быка. Вторая жена Хармса, Марина Дурново, в своей книге « Мой мужчина Даниил Хармс » описывает полученный ею официальный вызов в отряды работниц, которые копали окопы для защиты Ленинграда летом 1941 года. У Марины были серьезные проблемы со здоровьем и знала, что может умереть от тяжелого труда.Хармс пообещал сказать ей что-нибудь, что спасет ее. Несколько дней он шел к могиле своего отца на кладбище за городом. Неоднократно он возвращался ни с чем и говорил, что она должна ждать. Наконец он объявил, что отец открыл ему два слова: «красный платок». Она пробивалась сквозь толпу в призывном центре, повторяя про себя «красный платок», и ей было предоставлено исключение, в то время как она плакала и умоляла матерей и жен более достойных, чем она не заслуживала.

    Какими бы способностями он ни обладал, Хармс не мог спасти себя.Как-то в субботу утром в августе, как вспоминала Марина, к ним на квартиру приехали «трое странных парней» из службы НКВД , чтобы увезти его на фургоне. Она умоляла их забрать и ее. Они с Хармсом сидели в фургоне, дрожа. У «Большого дома» — тюрьмы НКВД на Литейном проспекте — фургон проехал через подъезд к месту, скрытому с улицы. Пару удалили и привели в приемную, где двое парней утащили его и оставили ее одну. У нее и Хармса было всего мгновение, чтобы взглянуть друг на друга, прежде чем он ушел.Больше она его не видела. Спустя несколько месяцев она не знала, где его держат. Она слышала, что его отправили в Новосибирск, в Сибирь, и писала письма друзьям на востоке России, у которых могла быть информация о нем. Наконец она узнала, что он находится в Крестах, тюремной больнице на берегу Невы в Ленинграде.

    Она совершила два долгих перехода от своей квартиры до больницы с пакетами, которые были приняты, что указывало на то, что он был там. Когда она пошла в третий раз, два голодающих мальчика по заснеженной тропинке на льду Невы умоляли ее о помощи, но она прижала к себе крошечный сверток с хлебом, который держала в руках.Когда она добралась до больницы, человек у окна взял пакет и сказал ей подождать. Через несколько минут он вернулся, толкнул ей пакет и сказал, что Хармс умер. По дороге домой она пожалела, что отдала пакет мальчикам, хотя спасти их было бы невозможно.

    В превосходном предисловии к книге « Сегодня я ничего не писал: избранные сочинения Даниила Хармса », редактор и переводчик книги Матвей Янкелевич выступает против того, чтобы читать произведения Хармса как «притчи тоталитаризма» или как комментарии к «абсурдности советской жизни». .Он признает, что такое толкование заманчиво. Как написал один модный критик о поэтах OBERIU : «Их дерьмо смешно. Но их убили ». В течение многих лет я видел в этом свете Хармса — забавного писателя, замученного Сталиным. В детской книге статей Хармса, которую я редактировал совместно, мы использовали КГБ бумаги об аресте в качестве фона для его жуткого стихотворения о человеке, который ушел из дома и так и не вернулся.

    Подобная политико-биографическая интерпретация неизбежно сопровождает работу Хармса.В спектакле по адресу БАМ большие снимки изможденного Хармса в тюрьме появлялись на экране как часть фона. История страданий и мученичества правдива. Но такой взгляд на него может быть таким же похвалящим, как и рациональные художественные условности, которые он презирал. Янкелевич настаивает: «Хармс последовательно отрицает наше желание делать какие-либо моральные выводы из своей работы…». Его тексты противостоят желанию толковать прямо «.

    В наши дни, по крайней мере в Америке, писатели часто называют себя рассказчиками.Они могут добавить, что истории — это то, как живут люди, и что мы связываемся друг с другом через истории, и что у каждого из нас есть история, и что мы должны взять на себя ответственность за свои истории, и что мы делимся своими историями как люди. всегда сидели у костра по вечерам, и тогда истории сливаются в одну всеобъемлющую, всеобъемлющую историю и т. д.

    Кем бы ни был Хармс, он не рассказчик. Фактически, он настолько далек от того, чтобы быть рассказчиком, что его работа демонстрирует весь этот бизнес-рассказчик-рассказчик для банальной полученной мудрости.Еще одно удовольствие для меня в чтении Хармса состоит в том, что он не дает нам симпатичных персонажей, не исследует скрытые травмы, не заявляет о своей личности, не лечит ущерб, нанесенный ему в детстве, и не пишет в стиле прозы, настолько красивой, что ее можно прочитать с резким усердием. дыхания. Хармс оставался игривым и невозмутимым перед лицом всех советских императивов; он так же не удовлетворяет обычные ожидания того, что такое писательство сегодня.

    Вместо этого он дает нам короткую историю о вороны, у которой было четыре ноги, или на самом деле пять ног, «хотя нет причин упоминать это»; и четырехстраничный спектакль «Феноров в Америке», который начинается с постановки «Американская улица. АМЕРИКАНЦЫ идут по улице »; и анекдоты, которые разваливаются и исчезают почти до того, как они начинаются; и предложения вроде «С древних времен люди задавались вопросом, что было умным, а что глупым».

    Во время моего первого увлечения Хармсом я ожидал, что он скоро станет повальным увлечением. Когда этого не произошло, я пошел в другом направлении и предположил, что он исчезнет. Как-то этого тоже не произошло. Он продолжает возвращаться. Евгений Осташевский в предисловии к своей коллекции переводов Введенского отмечает, что женщины панк-феминистского коллектива Pussy Riot вдохновляют поэтов OBERIU , и цитирует участницу Pussy Riot Надежду Толоконникову в ее заключительном слове на суде группы. по обвинению в «умышленном хулиганстве» в 2012 году:

    Ценой своей жизни поэты ОБЕРИУ непреднамеренно доказали, что их основное ощущение бессмысленности и алогизма было правильным: они пощупали нерв своей эпохи.Так искусство поднялось до уровня истории…. Поэты OBERIU считаются мертвыми, но они живы. Их наказывают, но они не умирают.

    Хармс мог бы быть удовлетворен этими чувствами, а мог бы посмеяться над ними. Или оба.

    Элегия. Стихи голосом — искусство художественного чтения

    Элегия «Безумные годы, потухшее веселье …» — размышление поэта, монолог, первые слова которого обращены к самому себе («Мне тяжело»).Но их значение в будущем бесконечно расширяется, превращая стихотворение из поэтического исповеди в своеобразное завещание, адресованное не только друзьям, но и шире современникам и потомкам. Нить тянется от «Элегии» к более позднему стихотворению «Я поставил себе памятник не руками …» (1836), где в центре — оценка не жизни, а исторических подвигов поэта. .

    Поэма открывается мысленной ссылкой на прошлое. От него поэт переходит в круг переживаний, связанных с настоящим.Оба этих перехода — от внутреннего монолога, признания самому себе, к словам, адресованным друзьям, и от прошлого к настоящему и будущему — сложным образом сливаются в Элегии, один из них усиливает другой. Отсюда — насыщенность текста стихотворения движением, внутренняя динамика предельным равновесием, гармоничная гармония композиционного построения целого и отдельных частей.

    В то же время внутренняя жизнь человека предстает перед взором поэта под знаком противоречий, движения и перемен.Отсюда — цепочка эмоциональных контрастов, проходящая через стихотворение (вчерашнее веселье, ставшее сегодня горечью; настоящее и будущее, приносящее поэту уныние, труд, но и «наслаждение» — радость общения с миром красоты и искусства) . Причем эти контрасты нигде резко не подчеркнуты и не подчеркнуты — движение мысли от прошлого к настоящему, от себя к зрителю, от одного поэтического образа к другому в пушкинской «Элегии» настолько естественно, что производит впечатление чистой бесхитростность.Один образ, как бы непроизвольно возникающий из глубин сознания, невольно по ассоциации вызывает другой, контрастирующий или, наоборот, внутренне связанный с первым. Таким образом, от «смутного похмелья», которое переживает поэт, естественно перейти к старой «вине», с которой он сравнивается в следующем стихе « печаль прошедших дней », но от метафорической фразы » бурное море впереди «прямой путь ведет к дальнейшему определению -» волнения «.

    Тема «печали», о которой говорится в пятом стихе, в несколько измененной форме (« скорбей, ») возвращается в десятом. В отличие от элегии «Дневной свет гаснет …» и других элегий Пушкина 1810-1820-х годов, стихотворение «Безумные годы, угасшее веселье …», которое поэт хотел бы предстать перед читателем. »Ждет его впереди. Но эта реальная биографическая ситуация присутствует в стихотворении в «снятом» виде: она как бы оставлена ​​за его порогом. далекому возлюбленному: смысл «Элегии» не в анализе той или иной особой, частной жизненной ситуации, а в осознании общей судьбы Александра Сергеевича и его мыслящих современников.Поэтому он отбрасывает все, что могло отвлечь читателя от восприятия основного смысла произведения, приковать его внимание к более частному и второстепенному, что и хотел сделать Пушкин в стихотворении «Элегия».

    Анализ показывает, что произведение начинается со стиха, две неравные по длине, но ритмически сбалансированные части которых образуют в музыкальном отношении как бы две поэтические волны, бегущие друг над другом: « Безумные годы // потускневшее веселье » Обе половины этого стиха начинаются с замедляющих их ход эпитетов, которые внутренне «бесконечны», эмоционально неисчерпаемы по своему содержанию: будучи чрезвычайно лаконичными, каждая из них представляет собой сокращение многих определений, несет в себе множество различных значений и ». обертоны «.«Безумные» годы — это годы «легкокрылых» юношеских забав, смены страстей и «безумных» горячих политических надежд и ожиданий. Их «вымирание» и из-за движения человека от юности к зрелости, и из-за исторического изменения окружающего мира закономерно. Но это также трагично для того, кто стареет и, отдаваясь настоящему, не перестает хранить в своем сердце благодарную память о прошлом и его «бедах».

    Характерно, что в дошедшем до нас автографе, с поправками поэта, первый стих в начале читается иначе: « Года прошли, безумное веселье » (III, 838).Метрически эта первоначальная версия не отличается от окончательной: и здесь стих разделен на два полустишия, отделенных друг от друга внутридуховной паузой (цезурой), оба из которых начинаются с эпитетов, замедляющих течение. стиха. Но эпитет «прошлые годы» внутренне более однозначен, беден по содержанию, он не вызывает столь глубокого эмоционального отклика в душе читателя, не пробуждает в нем те широкие и разнообразные, в том числе трагические, ассоциации, порождающие менее определенный, но более сложный, эмоционально неоднозначный метафорический эпитет «сумасшедших лет».И точно так же формула «увядшей забавы», пропитанная чувством внутреннего диссонанса, несущая в себе отголоски переживаний и страданий поэта, звучит сильнее и выразительнее формулы (тоже метафорической, но более традиционная для языка романтической элегии 1820-1830-х гг.) «безумное веселье».

    В поисках предельной многозначности, эмоциональной выразительности и поэтического веса отдельного слова — один из общих законов поэтики стихов Пушкина 1830-х годов.Впечатление широкого внутреннего пространства, которое открывается в каждом слове поэта, создается тем, что не только за всем стихотворением в целом, но и за любым его отдельным «кирпичиком» читатель ощущает почти бесконечную перспективу. личного опыта, который их породил. Неслучайно в разговоре с Гоголем Пушкин, спорив с Державиным, утверждал, что «слова поэта — это уже его дела»: за словом Пушкина стоит человек с бесконечно глубоким и сложным внутренним миром, миром, который определяет мир поэта. выбор этого (а не другого!) слова, которое есть как бы его мельчайшая частица.Поэтому в последние годы 1830-х гг. У Пушкина нет «нейтральных» слов, не несущих глубокого поэтического смысла, которые можно было бы легко опушить или заменить другими: каждое из них — не только «слово, но и слово». «поступок» поэта, сгусток эмоциональной и интеллектуальной энергии, рожденный необычайно насыщенной и насыщенно прожитой жизнью и несущий отпечаток полноты духовной жизни, нравственной высоты личности поэта.

    Две трагические категории, которые придают внутреннее напряжение первому стиху элегии, до некоторой степени эмоционально уравновешиваются медленным течением этого стиха, чувством той внутренней гармонии, созданной ритмически монотонным построением обоих его полустиший. и их музыкальный, благозвучный звук (созданный красотой движения звуков в каждом стихе).Читатель слышит два глухих отдаленных грохота, предвещающих приближение грозы, но она еще не разразилась. В следующем, втором куплете: « Мне тяжело, как смутное похмелье » — усиливается драматизм и трагизм первого куплета. Его начало («Мне тяжело») пронизано глубокой душной болью: после медленного, гармоничного течения первого куплета он звучит как глубокий, скорбный вздох и подчеркнутый «диссонанс» (сочетание согласных пл — т — ж — л) создает почти физическое ощущение страданий, пережитых поэтом.

    Обращают на себя внимание и другие поправки Пушкина, запечатленные в дошедшем до нас автографе: более определенное, на первый взгляд, но и более однозначное в смысловом отношении эпитет «тяжелое» похмелье (к тому же, буквально повторяющее определение, данное в начале. стиха «Мне тяжело», и поэтому придавая мыслям поэта некую внутреннюю «одномерность»), поэт заменяет сначала «вялым», затем «смутным похмельем», добиваясь того же, охарактеризованного выше. , внутренняя неоднозначность найденного определения, сложность и широта вызываемых им ассоциаций; слова «Мой день скучен» в начале 5-го стиха заменены несравненно более емкой формулой — « Мой путь скучен » и традиционно элегическое «думай и мечтай» — дерзко и неожиданно » думай и страдай «.Прямая утвердительная форма в последнем куплете: «А ты, любовь моя, грустишь на мой закат / Посмотри еще раз с прощальной улыбкой», уступает место — после ряда промежуточных вариантов — менее определенным, но в то же время имеющим большое внутренний эмоциональный «подтекст»: « А может — на моем печальном закате / Любовь сверкнет прощальной улыбкой » (III, 838). В результате таких немногих, но чрезвычайно выразительных исправлений «Элегия» приобретает ту редкую гармонию содержания и формы, которую мы чувствуем в ней.

    Эмоциональная сила стихотворения неотделима от характера цепочки метафор и поэтических ассимиляций, проходящих через нее.Исследователи неоднократно отмечали, что в отличие от романтической лирики, где метафора часто предназначена специально для того, чтобы привлечь внимание читателя, поразить его яркостью и неожиданностью, Пушкин в произведениях 20-х (и даже более 30-х) — это наиболее охотно прибегает к метафорам «обычного» типа, которые возвращаются к постоянному, повседневному употреблению. Сила таких метафор заключается не во внешнем блеске и яркой, неожиданной образности, а в естественности и невольности, которые придают речи поэта универсальную человечность, искренность и максимальную убедительность.Это многочисленные метафоры и сравнения, которыми пропитана элегия — «безумные годы, угасшее веселье», сравнение горечи, оставленной прошлым в душе поэта, с «смутным похмельем», а его печали — с «вином праздника». минувшие дни »или образ« взбудораженного моря »Будущее. Здесь (и в других случаях) Пушкин использует такие сравнения и метафоры, которые опираются на общие устойчивые ассоциации, а потому не поражают и не ослепляют читателя своей уникальностью и причудливостью, не требуют от него понимания особого, дополнительного труда мысли и воображение, но легко проникают в наше сознание, пробуждают в душе встречный эмоциональный поток.

    Поэт раскрывает читателю свое личное душевное состояние и в то же время побуждает читателя поставить себя на его место, воспринять рассказ поэта о себе, о своем прошлом, настоящем и будущем как рассказ также о нем, о самом себе. читатель, его жизненный путь, его переживания. Обращение к духовному опыту читателя (или слушателя), к умению откликаться на слова поэта, наполняя их изнутри содержанием собственной душевной жизни, — общая черта лирической поэзии.В «Элегии» и вообще в творчестве Пушкина 1830-х годов он проявляется с особой силой. Говоря о самых глубоких, самых больших и сложных вопросах человеческого существования — о прошлом, настоящем и будущем, о жизни и смерти, о мысли, любви и поэзии и их месте в жизни человека, поэт одновременно обращается к самым простым, обыденным. и каждый день. Таким образом, общие вопросы человеческого существования, поставленные в стихотворении, теряют для читателя абстрактность. Между большой и малой горечью от сознания угасших надежд и обычным похмельем, грустью и забродившим вином, смертью и вечерним закатом, любовью и улыбкой уходящего дня — поэт устанавливает ту же близость и соответствие, которые действительно существуют между большим и малым. , между общим циклом человеческого существования и повседневными, частными, преходящими явлениями в человеческой жизни.

    «Элегия» пишется пентаметром ямба , размером, который (как и шестифутовый) Пушкин особенно охотно использовал в 30-е годы. В отличие от более быстрого, более динамичного, но по своей природе тетраметра ямба, который использовался для написания большинства стихотворений Пушкина и «Евгения Онегина», пятиметровый ямб и шестифутовый ямб имеют своего рода «медленное» течение. Поэтому они больше всего отвечали требованиям пушкинской «поэзии мысли». В «Элегии», как и в большинстве других случаев, где Пушкин в своей медитативной лирике прибегает к пентаметру ямба (например, в стихотворении «19 октября 1825 года» или в более поздней «Осени»), впечатление медитации и Соответствующее медленное течение стиха создается не только большей длиной последнего по сравнению со стихом ямбического тетраметра, но и обилием эпитетов, а также тем, что Пушкин везде строго соблюдает раздел слова (цезура) в строке после второй ступни (т.е., четвертый слог). В результате каждый стих разбивается на два ритмически сбалансированных сегмента. При чтении вслух их произношение вызывает изменение мелодических взлетов и падений голоса.

    В то же время одним из секретов эстетического воздействия пятифутового ямба Пушкина (в частности, в «Элегии») является сложное единство «правильного», гармонично гармоничного и разнообразного, текучего, меняющегося ритмического рисунка. Уже сам по себе отдельный куплет пентаметра ямба с цезурой асимметричен: цезура делит его на неравные отрезки по 2 и 3 фута (т.е., 4 и 6-7 слоги). Таким образом, она состоит (как отмечалось выше в связи с анализом вступительного стиха «Элегии») из двух ритмически сбалансированных, хотя фактически равных по длине, частей. Но, кроме того, в «Элегии» со стихами, где мы встречаем два сильных ритмических акцента, подчиняющих остальные, более слабые («Безумные годы» // потухшее веселье), чередуются стихи с тремя акцентами («Тупа моя дорога. / / Обещает мне труд и горе »), и стихами, состоящими из 5-8 коротких слов (« Мне тяжело, // как смутное похмелье »; сравните также с предыдущим примером), — строки, состоящие из 4 и даже 3 слов , среди которых отсутствуют слова и частички служебного характера, поэтому каждое отдельное слово приобретает особый вес («Грядущее волнующееся море»).

    Некоторые строки стихотворения синтаксически образуют единое целое, другие распадаются на два разных (хотя и сакральных по смыслу) фразовых сегмента (ср. Выше: «Мой путь скучен …»). Наконец, вся поэма в целом образует не две метрически одинаковые строфы, а два неравных отрезка из 6 и 8 стихов. Между ними — резкий смысловой и интонационный сдвиг: после медленного перетекания первых строк с общей интонацией скорбной медитации — энергичное отрицание, сочетающееся с обращением: «Но я не хочу умирать, о друзья».«Но по своему смыслу обе части стихотворения вполне естественно, логически переходят одна в другую. Но в то же время они противоположны по содержанию, жизнь поэта предстает в них в различных, взаимодополняющих аспектах, и только с учетом и сравнение обоих этих аспектов позволяет поэту достичь художественного баланса, выразить свое общее, окончательное отношение к нему. Внутренняя противоположность обеих частей стихотворения обусловлена ​​различием в их ритмическом паттерне. первая часть, где поэт анализирует свое душевное состояние и при этом как бы с трудом находит слова, необходимые для передачи остро переживаемой им драмы своей личной и литературной судьбы, во второй части это сменяется другой интонацией — более энергичной, пропитанной общим утверждающим принципом…

    Интересна еще одна особенность поэтической структуры «Элегии». Почти каждый из куплетов, составляющих обе его части, с внешней точки зрения, логически и синтаксически завершенный, мог бы жить самостоятельной жизнью вне контекста стихотворения, как отдельное произведение. Но, несмотря на свою логическую завершенность, каждая из куплетов «Элегии» пронизана эмоциональным и, соответственно, интонационным движением, которое не находит в ней завершения. Концентрация отдельных фразовых сегментов контрастирует с их эмоциональной насыщенностью, с силой и глубиной отраженного в них опыта.Эмоциональное давление, которое каждый раз проникает в них, вызывает необходимое дальнейшее развитие мысли. И только в последнем куплете, которым заканчивается стихотворение, внутренне беспокойная, тревожная и пафосная интонация сменяется спокойным и легким, гармонирующим поэтическим аккордом.

    Романтическое мировоззрение и романтическая элегия (как один из центральных жанров романтической поэзии) обычно отражают борьбу спора, втягивая разнонаправленные чувства в душу лирического героя. В пушкинской элегии противоречивые силы в душе поэта сведены во внутреннее единство, в сложную гармонию.Поэт с болью вспоминает прошлое, но не требует его возвращения, и сама мысль о необратимости прошлого не вызывает у него горечи или возмущения. Он осознает «тупость» настоящего и в то же время принимает и эту «работу», и те «удовольствия», которые она ему приносит. Человеческая мысль и разум в его понимании не противопоставлены жизни: они среди ее высших и благороднейших проявлений, они приносят человеку не только горе, но и удовольствие. Принципы, которые в романтическом мировоззрении были разорваны, враждебно противопоставлены друг другу, в Пушкинской элегии уравновешены, стали элементами сложного духовного единства мыслящего человека.

    При всей обобщенности и лаконичности формул, которыми поэт рисует свое прошлое и настоящее, Элегия передает живой образ великого поэта, каким мы привыкли представлять его на пике творческой зрелости. Это не пассивная, мечтательная, а активная, активная натура, уже с юных лет широко открытая окружающему миру — его «радостям», «заботам» и «переживаниям». Плохая внутренняя сила не раз заставляла ее переходить «разумную» меру — об этом свидетельствуют горькие воспоминания прошлых «сумасшедших» лет.В то же время пережитые испытания и печали не заставили ее согнуться под ее тяжестью: поэт не закрывает на них глаз, так же как пристально и мужественно смотрит на ожидающие его новые испытания. Принимая их как неизбежную дань исторической жизни своей эпохи, он готов достойно принять те самые страдания, озаренные для него высокой радостью мысли. Осознание собственной тяжести жизненного пути и жизненного пути окружающих его людей не побуждает его эгоистично замкнуться в себе, не вызывает у него «охлаждения» или равнодушия к человеческим радостям и страданиям в стихотворении «Безумные годы угасшего веселья».Вышеупомянутый анализ представлен в следующей ссылке.

    Произведение представляет собой монолог, в нем отражено множество личных слов, описывающих внутренний мир героя. Таким образом, образ лирического героя сливается с образом самого автора. В стихотворении поэт обращается к себе. Но тогда поэтическая исповедь превращается в своеобразное завещание, адресованное друзьям и потомкам.

    Элегия состоит из двух взаимосвязанных частей. В первом лирический герой представлен очень подавленным.Он думает о прошлом, создает тревожные образы — смутные предчувствия, горе и пытается заглянуть в будущее, но оно для него скучно и мрачно.

    Прошлая юность, осознание своих ошибок и потерянного времени заставляет героя чувствовать грусть, меланхолию и эмоциональную тяжесть. Но пугает и неуверенность будущего, в котором герой видит «работу и горе». Труд — творчество поэта, горе — его вдохновение и воображение. Для него важно мышление, это стремление к развитию, а значит, к совершенству.Но, несмотря на это, автор хочет донести до нас, что жизнь прекрасна, даже если вам предстоит столкнуться с испытаниями и горестями.

    Во второй части стихотворения герой переживает гармонию и удовольствие, творческие порывы, любовь и его не покидает надежда, что он еще может быть счастлив. Поэт хочет жить полноценной жизнью, прочувствовать и насладиться всем ее разнообразием.

    Поэме контраст и яркость придают использованные автором эпитеты: «потускневшее веселье», «безумные годы». На фонетическом уровне стихотворение гладкое и приятное по звучанию.Также автор использует славянские слова: «обещает», «будущее». Это придает стихотворению изящество и легкость. Используется много слов, передающих движение души: «страдать», «думать», «жить», «умереть».

    Стихи Александра Сергеевича Пушкина оставляют яркий свет в душе, заставляют думать и вдохновлять своим искусством, и это произведение показывает нам хороший и яркий пример того, что ничто, ни испытания, ни трудности, не должны ломать и ввергать человека в уныние.

    Анализ стихотворения Пушкинская элегия вариант 2

    У поэта есть несколько стихотворений с таким названием.В конце концов, называть элегию (лирическую поэму) — это почти то же самое, что называть ее «стихом».

    Безумные годы …

    Наверное, самым популярным из этих стихотворений является «Безумные годы …». Работа понятна всем. Здесь мы говорим о жизни со всеми ее заботами и трудностями. Поэт переживает безумные годы юности похмелье, а в будущем видит горе и труд. Время не лечит грустные мысли, они будут преобладать все больше и больше. Но во второй строфе есть контраст этой печальной картине.Нет, не более радостная фантазия, а просто позитивный настрой. Несмотря на все неприятности, я хочу жить. Хотя страданий не избежать, поэт все же понимает, что полосы вечного черного не будет, появятся разрывы — радость. Он признает, что для поэта счастье заключается в вдохновении и художественной литературе. И всегда есть возможность любви … Это произведение написано знаменитой Болдинской осенью.

    Я снова твой

    Элегия «Я снова твой», адресованная друзьям юности, полна противоречивых чувств.Здесь молодость не похмелье, а радостный бал. В то время поэту были дороги друзья … Но прошли годы, он и его друзья изменились, повзрослели. Поэт тоскует по наивности тех лет, говорит, что «ненавидит радость», отвергает лиру. Это момент печали, потому что Пушкину кажется, что поэтическая муза его забыла.

    Счастлив кто …

    В элегии «Счастлив, кто …», естественно, преобладают грустные мотивы. Причина грусти в том, что поэт понимает, что молодость ушла.С ней его покинуло такое прекрасное чувство, как любовь. И счастлив тот, у кого есть надежда. Жизнь кажется Пушкину скучной, цветок его засох. Но даже в самых грустных строчках поэт находит оттенок радости. Здесь он улыбается хотя бы до слез былой любви.

    Любовь ушла

    «Любовь угасла» — еще одна элегия Александра Сергеевича. Здесь он называет любовь злой страстью, печальным пленом, обманчивой мечтой, ядом и рабством. Пушкин надеется, что она навсегда угасла в его сердце.Отгоняет крылатого Купидона, требует вернуть ему покой … Теперь поэт предпочитает надежность дружбы. Да и сам он (не влюбляясь), оказывается, не умеет играть на поэтической лире. Без любви человек не чувствует себя молодым, в нем нет вдохновения. Вывод парадоксальный: в любви тяжело, а без нее еще хуже. Лучше мечтать о свободе в ее цепях, чем быть свободным без любви.

    Печаль, которая выражается в этих различных элегиях Пушкина, — чувство очень светлое, вдохновляющее.Не нужно стремиться к постоянной радости, потому что печаль поднимает, позволяет постичь … и оттеняет счастье.

    Анализ стихотворения Элегия по плану

    Возможно, вам будет интересно

    • Анализ стихотворения «Петербургские строфы Мандельштама»

      Осип Эмильевич Мандельштам — настоящий творец и признанный гений русской литературы. Его поэзия — это вздох легкости и ритм переливающихся строк. Это произведение Петербургские строфы написано в январе 1913 г.

    • Анализ стихотворения Неудобная жидкая безумность Есенина

      Произведение — это признание крестьянского поэта себе и окружающим, ответ на один из ключевых вопросов, которые тогда ставила жизнь — вопрос об индустриализации.

    • Анализ стихотворения «Я все еще люблю, все еще томлюсь» Фета

      Лирика Фета часто отличалась элементами философского отношения к действительности и некоторой грустью. Как правило, его меланхолические настроения связаны с фигурой Марии Лазич, любимой, которую он потерял

    • Анализ стихотворения Муза Некрасова

      Некрасов оценивает собственное творчество, поэтому в 1852 году он написал стихотворение «Муза», здесь он пытается объяснить, что именно вдохновляет его на создание великих произведений.

    • Анализ притчи Враг и друг Тургенева (стихи)

      Жанр прозаической поэмы близок к притче. Обстоятельства, в которые загоняется лирический герой, аллегоричны. Отражены внутренние переживания лирического героя

    Поэма Элегия («Безумные годы, угасшее веселье …»). Восприятие, интерпретация, оценка

    Поэму написал А.С. Пушкин в 1830 году. Жанр произведения указан в названии, стиль — романтический.Это стихотворение можно отнести к философской лирике.

    Композиционно он состоит из двух противоположных по смыслу частей. Первая часть — это поэтический анализ прошлого и взгляд в будущее. Здесь поэт также использует противоположность: раньше было все — грусть и веселье. Но веселье закончилось, юность со своими безумствами ушла навсегда, оставив после себя лишь «смутное похмелье». Печаль прошлого еще жива в душе лирического героя. Поэтому в его голосе звучат меланхолические нотки.Он пытается заглянуть в будущее, но оно уныло и мрачно, полно произведений, которые, кажется, не доставят должного удовлетворения. Лирический герой с тревогой смотрит вперед, его душа одолевает тоска, отчаяние, он предвидит горе, думает о смерти. Словом, мировоззрение героя здесь полностью укладывается в рамки, прописанные жанром романтической элегии.

    Однако во второй части стихотворения, по словам Т.П. Буслакова, антитеза «умереть — жить» снята в связи с выбором героя: «Я хочу жить, чтобы думать и страдать.«Реальная жизнь оказывается шире, богаче и разнообразнее романтического сознания. В нее, помимо страдания, входят и удовольствие, и гармоничное душевное состояние, и творческие порывы, и любовь. В финале стихотворения лирический герой снова вспоминает смерть, но примиряется с жизнью: любовь, по его мнению, есть высшее проявление жизни.

    Поэма написана ямбическим пентаметром. Поэт использует различные средства художественного выражения: эпитеты («безумные годы, угасшее веселье», «смутное похмелье»), сравнение («как вино — печаль ушедших дней»), метафора, аллитерация и ассонанс («любовь вспыхнет прощальная улыбка »).

    Состав

    Элегия свидетельствует о том, что до

    Каково состояние внутреннего

    Просвещение возвышенным духом

    Пушкин …

    В. Белинский

    В одной статье Е. Евтушенко я прочитал, что каждый поэт может можно сравнить с музыкальным инструментом: Михаил Лермонтов — рыдающее фортепиано, Александр Блок — трагически звучащая скрипка, Сергей Есенин — крестьянский таланец. Но есть поэт, олицетворяющий весь оркестр.Конечно, весь оркестр похож на Александра Сергеевича Пушкина.

    Поэма «Безумные годы, угасшие забавы …» — одно из первых произведений, созданных поэтом осенью 1830 года в Болдине, оно определило последующее творчество этого периода.

    Пушкин как бы рассматривает свою жизнь с высоты. Стихотворение — это и подведение итогов, и приложение к будущему. В нем есть мотив, который в той или иной степени уже затрагивался в других стихах: размышления о цели и смысле существования.Взгляд в «минувшие дни» возвращает нас к концу шестой главы «Евгения Онегина», где идет «О легкой юности», а легкая грусть роднит это стихотворение с произведением «На холмах. Грузия ».

    Пушкин, издавая «Безумные годы, угасшее веселье …», дал ему название «Элегия». Как известно, в юности поэт отдал дань этому жанру. Однако вершиной в нем стала проанализированная поэма.

    Это монолог, в начале которого говорится о внутреннем состоянии лирического героя: «Мне тяжело.«Однако тема постепенно расширяется и превращается в бесплатное обращение не только к друзьям (« о друзьях »), но и — шире — к современникам. Мне кажется, что в этом смысле« Элегию »можно сравнить с более поздней стихотворение «Я себе памятник не руками поставил …» (1836), где в центре будет оценка не жизни, а исторических подвигов поэта.

    Стихотворение начинается с референции в прошлое:

    Безумные годы угасли веселье

    Мне тяжело, как смутное похмелье.

    И вот вполне закономерное сравнение (ведь речь идет о похмелье!) «Печали минувших дней» со старым и крепким вином. Мысль поэта движется из прошлого в настоящее:

    Мой путь скучен …

    Однако эта меланхолия сегодняшнего дня уже объясняется будущим:

    … Обещает мне работу и горе

    Волнующее море приходить.

    Один образ, словно возникая в сознании, рождает новый. Образ «волнующегося моря» уже не имеет ничего общего с «мраком».Он предчувствие грядущей бурной жизни, где будет место и мыслям, и страданиям, и творчеству, и любви.

    Все стихотворение пронизано идеей о неизбежности и неизбежности изменений в жизни человека. Поэтому «печали, заботы и тревоги» не вызывают у лирического героя ни мечтательных сожалений о ушедшей юности, ни страха перед будущим. Пока человек жив, он не должен отступать перед трудностями бытия:

    Я хочу жить, чтобы думать и страдать.

    Поэтому ощущение приближающейся «печали», «печального заката» освящается идеей «удовольствия», которое доставляет человеку сознание, поэтическая гармония, любовь и дружба:

    … Иногда я выпей снова в гармонии,

    Я буду плакать над фантастикой,

    И — может быть — моим печальным закатом

    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    В отличие от других элегий (например, «День погас») в стихотворении «Безумные годы угасли веселье …«нет никаких указаний на какую-либо биографическую ситуацию. Автор оставил трудный этап своей жизни« за порогом »стихотворения. Смысл этого великого стихотворения заключен не в анализе какого-либо конкретного момента, а в осознании судьба человека.

    «Элегия» написана ямбическим пентаметром — размером, который, в отличие от ямбического тетраметра, имеет более плавное, несколько медленное течение.Эта форма отвечает требованиям философского, лиризма.

    Стихотворение поразило меня удивительная гармония: все чувства лирического героя уравновешены, в его душе нет разлада.

    Элегия, написанная в 1830 году, появилась в печати четыре года спустя. Как я был удивлен, прочитав стихотворение другого великого русского поэта, датированное 1832 годом, то есть временем, когда произведение Пушкина еще не было опубликовано:

    Я хочу жить! Я хочу печали

    Любви и счастья назло …

    Эти строки написал восемнадцатилетний М.Ю. Лермонтов. Конечно, это другой поворот темы, другое измерение. Однако эти стихи, на мой взгляд, связаны.

    Нравится A.S. Пушкин, о смерти которого Лермонтов через пять лет напишет свое великое стихотворение, молодой поэт тоже не сгибается под тяжестью жизни, так же боится будущего, как и его великий предшественник:

    Какова жизнь поэта без страдания?

    А какой океан без шторма?

    В строках анализируемой элегии, на мой взгляд, одна из основных поэтических традиций А.С. Отражен Пушкин, творчески развитый не только Лермонтовым, но и всей классической русской поэзией.

    «Элегия» была создана сразу после «Бесов», осенью 1830 года. При публикации Пушкин дал этому стихотворению жанра подзаголовок «Элегия». Как известно, в молодые годы поэт отдавал предпочтение этому жанру. Однако вершиной в нем стала проанализированная поэма.

    Композиция … Поэма состоит из двух строф, составляющих смысловой контраст: первая касается драмы жизненного пути, вторая звучит пафосом жизнедеятельности, личной воли.

    В «Элегии» та же тематика … что и в «Демонах» — сосредоточенный поиск пути. Поэма начинается с переоценки прошлого, оставившего неизгладимый след печали в душе героя. Мысли о будущем, казалось бы, не оставляют места для надежды:

    Мой путь скучен. Обещает мне труд и печаль

    Грядет бурное море.

    Но во второй строфе такое пессимистическое и пассивное мировоззрение заменяется противоположным.После довольно мрачных строк, которые, кажется, сбивают ритм похоронного марша, внезапно следует легкий взлет:

    Но я не хочу умирать, друзья;

    И я знаю, что буду иметь удовольствие

    Между печалями, заботами и заботами:

    Душа лирического героя переполняется тоской по давно минувшим дням, она усиливается чувством тревоги и неуверенности в завтрашнем дне, в котором видны «труд и горе».Но это также означает движение и полноценную жизнь, в которой «между печалями, заботами и заботами будут наслаждения». Они дают новые творческие плоды и — «может быть» — любовь:

    Иногда я снова упиваюсь гармонией,

    Я буду плакать над художественной литературой,

    А может — до моего печального заката

    Нашли ошибку? Выделите и нажмите ctrl + Enter

    Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (Годы безумные, потухшие забавы …)» (1)

    А.С. Пушкин написал эту элегию в 1830 году. Она принадлежит к философской лирике. Пушкин обратился к этому жанру как пожилой поэт, мудрый жизнью и опытом.

    Это стихотворение глубоко личное. Две строфы составляют смысловой контраст: в первой обсуждается драма жизни, во второй звучит апофеоз творческой самореализации поэта, высокая цель поэта. Мы вполне можем отождествить лирического героя с самим автором.

    В первых строчках («Безумные годы, потухшее веселье, мне тяжело, как смутное похмелье».») Поэт говорит, что он уже немолод. Оглядываясь назад, он видит пройденный за ним путь, который далек от совершенства: прошлое веселье, от которого душа тяжела.

    Но в то же время тоска по ушедшим дням наполняет душу, она усиливается чувством тревоги и неуверенности в завтрашнем дне, в котором видны «работа и горе». Но это также означает движение и полноценную творческую жизнь … «Труд и горе» обычным человеком воспринимается как тяжелый рок, а для поэта это взлеты и падения.Труд — творчество, горе — впечатления, яркие по значимости события, приносящие вдохновение. И поэт, несмотря на прошедшие годы, верит и ждет «приближения бурного моря».

    После довольно мрачных по смыслу строк, которые как бы сбивают ритм похоронного марша, внезапно легкий взлет раненой птицы:

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;

    Поэт умрет, когда перестанет думать, даже если кровь потечет по телу и сердце бьется.Движение мысли — это настоящая жизнь, развитие и, следовательно, стремление к совершенству. Мысль отвечает за разум, а страдание — за чувства. «Страдание» — это также способность к состраданию.

    Усталый человек тяготится прошлым и видит будущее в тумане. Но поэт-творец с уверенностью предсказывает, что «между печалями, заботами и заботами будут наслаждения». К чему приведут эти земные радости поэта? Дают новые творческие плоды:

    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над выдумкой…

    Гармония — это, наверное, цельность произведений Пушкина, их безупречная форма. Или это момент создания произведений, момент всепоглощающего вдохновения. Художественная литература и слезы поэта — это результат вдохновения, это само произведение.

    А может на моем грустном закате
    Любовь засияет прощальной улыбкой.

    Когда к нему придет муза вдохновения, может быть (поэт сомневается, но надеется) он снова полюбит и будет любимым.Одно из главных стремлений поэта, венец его творчества — любовь, которая, как муза, является спутницей жизни. И эта любовь последняя.

    «Элегия» в виде монолога. Он адресован «друзьям» — тем, кто понимает и разделяет мысли лирического героя.

    Поэма представляет собой лирическую медитацию. Она написана в классическом жанре элегии, и тон и интонация соответствуют этому: элегия в переводе с греческого — «заунывная песня». Этот жанр широко распространен в русской поэзии с XVIII века: к нему обратился Сумароков.Жуковский. позже Лермонтов. Некрасов. Но элегия Некрасова гражданская, пушкинская — философская. В классицизме этот жанр, один из «высоких», обязан употреблять высокопарно-красноречивые слова и старославянство.

    Пушкин, в свою очередь, не пренебрегал этой традицией и использовал в своем творчестве старославянские слова, формы и выражения, и обилие такой лексики нисколько не лишает поэму легкости, изящества и ясности.

    Прошлое = будущее
    старое = старое
    обещания = предвещает (обещает)
    грядущее = будущее

    «Грядущее бурное море» — метафора из канона заупокойной церковной службы:

    Море жизни, напрасно воздвигнутое несчастьями бури.

    Но Пушкин стремится из этого моря не в «тихую гавань», а снова в стихию чувств и эмоций.

    друзей = друзей
    знаю = знаю
    будильника = будильника

    Следует отметить, что если сгруппировать слова из текста по частям речи, то по ним можно напрямую проследить ход мысли и смену настроения.

    Существительные почти исключительно абстрактны:
    веселье — печаль — работа — печаль — грядущие события — удовольствия — заботы — заботы — гармония — вымысел — закат — любовь.

    В первом столбце только один глагол, так как это экспозиция, он статичен, в нем преобладают определения:
    безумный — тяжелый — неопределенный — прошедший — старше — сильнее — грустный — обеспокоенный.

    А вот вторая колонка полна контрастных действий, передающих движение души:
    умри — живи — думай — страдай — напивайся — мочись — вспыхивай.

    А если слушать только рифмы, на первый план выходит хмелевой мотив:
    веселье — похмелье
    Напьюсь — приму душ — есть даже отголоски оргии.

    На уровне звука текст на удивление плавный и мелодичный. Гласные и согласные чередуются последовательно, соноры преобладают над шипящими. Мелодия вообще присуща поэзии Пушкина.

    Поэма написана пентаметром ямба в виде двух строф по шесть стихов в каждой с последовательной рифмой, женского и мужского рода. Он может служить образцом жанра как по форме, так и по содержанию.

    Анализ стихотворения Пушкина «Безумные годы, потухшие забавы… »

    Стихи А.С. Пушкина« Безумные годы, угасшее веселье … »написано в 1930 году. Несмотря на то, что стих написан осенью, в любимое для автора время года, он наполнен грусть … В этом стихотворении автор хочет взглянуть на свою жизнь сверху, подвести итоги, построить планы на будущее.

    В 1828 г. Пушкин познакомился с Н. Гончарова и два года добивалась разрешения у родственников на свадьбу. В жизни поэта наступил момент, когда он стал задумываться о семейной жизни, детях, устройстве быта.В связи с этим для него начинается новый этап, а праздное веселье заканчивается.

    Произведение выполнено в форме монолога, оно отражает внутренний мир лирического героя, содержит множество личных местоимений и слов, характеризующих состояние человека. Именно в этом стихотворении образ лирического героя идентичен самому автору.

    Произведение условно можно разделить на две части, которые противопоставляются друг другу. В первой части Пушкин создает тревожные образы — горе, тяжесть, смутные предчувствия.Изображение волнующегося моря добавляет тревогу. Своеобразным поворотным моментом в стихе является фраза, в которой автор говорит, что не хочет умирать.

    Однако во второй части Пушкин употребляет глаголы только в будущем времени. Мы видим, как в нем рождается надежда на светлую будущую жизнь. Пушкинское творчество хоть и коротко, но очень мощно. Он наполнен значимыми метафорами, уникальными эпитетами и многое рассказывает о самом поэте.

    Несмотря на несколько скучную манеру написания стихотворения «Элегия», оно наполнено жизнеутверждающим смыслом.В нем Пушкин обращается не только к своим современникам, но и к будущим поколениям с посланием о том, что жизнь прекрасна, даже если в ней есть только печали, испытания и труд.

    «Безумные годы, угасающее веселье. », Анализ стихотворения Пушкина

    Поэма « Годы безумные, угасающие веселья ». написана Пушкиным 8 сентября 1830 года в Болдино. Александр Сергеевич дал ему жанровое название «Элегия». На этот раз поэт снова протянул руку и сердце Наталье Гончаровой и получил согласие.Чтобы навести порядок перед женитьбой, он отправился в имение отца. Там Пушкин был вынужден пробыть целых три месяца из-за эпидемии холеры. Это был очень плодотворный период в жизни поэта, вошедший в историю как Болдинская осень.

    Основа произведения Безумные годы, Угасающее веселье. »Приведены философские размышления Пушкина о конце холостяка-фрилансера и новом этапе его жизни. «Элегия» состоит из двух контрастных по смыслу частей.В первой строфе поэт сожалеет о прошедших днях бурной молодости и понимает, что теперь «Грядущее беспокойное море» не сулит ему ничего хорошего. Дело в том, что финансовые дела Пушкиных и Гончаровых оставляли желать лучшего. Поэт понимал: ему придется много потрудиться, чтобы обеспечить семью.

    Вспыхнувшая молодость вызывает печаль не только потому, что прошла. Чем старше становится поэт, тем больше он осознает свои ошибки и потраченное впустую время. Печаль по этому поводу усиливается.

    А вот вторая строфа звучит неожиданно оптимистично. Несмотря на жизнь впереди «Между печалями, заботами и заботами» … лирический герой считает, что его все еще ждут радость, гармония и любовь. Последние две строки стихотворения объединяют печаль первой части и оптимизм второй в красивый финальный аккорд: «Любовь сверкнет прощальной улыбкой» .

    Положительный финал не типичен для романтической элегии, но традиционен для Пушкина, принявшего жизнь со всеми ее невзгодами и радостями.Любое событие могло стать источником вдохновения для поэта. Чтобы творить, ему нужны изменения в жизни, даже страдания. Поэтому герой заявляет: «Я хочу жить, чтобы думать и страдать» .

    Поэма «Безумные годы, угасшее веселье …» — монолог лирического героя, полностью отождествляемого с автором. Он был написан в наиболее удобном для философских текстов размере — «медленном» ямбическом пентаметре с чередованием женских и мужских рифм. Традиционно в таких стихотворениях поэты используют высокопарную книжную лексику.Пушкин не нарушил традиции, употребив в тексте следующие слова: «Обещания», «прошлое», «друзья», «будущее», «знать», «тревога» … Тем не менее, стихотворение прочитано и легко понять.

    Пушкин очень оригинально использовал символов романтических стихов: бурное море, вино, похмелье, закат … Здесь все запутано. Напрашивается сравнение веселья с вином, но у Пушкина — «Смутное похмелье» … тем более «Вымерший» … хотя юность обычно ассоциируется с рассветом, утром или днем. При этом грусть сравнивают с вином. Слово «Беспокоился» больше подходит для молодости, героя прошлого. И у поэта он соотносится с «Грядущее море» … Но эти несоответствия перекликаются с образами второй строфы и создают целостное впечатление. В будущем поэт будет упиваться не юношескими глупостями, а гармонией. Конец жизни окрасится любовью.

    В произведении «Безумные годы, угасшее веселье… «Пушкин не обошелся без любимой техники — антитез … Печаль противопоставлена ​​веселью, смерть — жизни, удовольствия — тревогам. Образы в первой строфе преимущественно негативные, а во второй — наполненные. с положительным.

    Первая часть «Элегии» посвящена прошлому и статична. Поэтому глагол в нем только один — «Обещает» … Но эпитетов много: «Безумные годы», «смутное похмелье», «угасающее веселье», «волнующееся море» … Во второй строфе многие глаголы придают мысли автора живость и оптимизм: «Я не хочу умирать», «думать», «страдать», «знать», «будет», «сиять» . .. Практически все существительные в стихотворении абстрактны: грусть, труд, горе, любовь, веселье, заботы, фантастика … Это связано с глубиной философского обобщения в мыслях поэта.

    Как и большинство стихотворений Пушкина, «Годы безумные, потухшие веселье. «Удивительно музыкальный. Гласные« о »,« у »,« е »преобладают над глухими и шипящими согласными, и их последовательное чередование создает красивый, задумчивый ритм.

    Как известно, в юности Пушкин написал много романтических элегий. «Безумные годы, угасающее веселье. «По праву считается вершиной среди произведений этого жанра.

    «Элегия (угасающее веселье безумных лет)» А. Пушкин

    «Элегия (угасающее веселье безумных лет)» Александр Пушкин

    Безумные годы потускнели веселья
    Мне тяжело как смутное похмелье.
    Но, как вино, грусть ушедших дней
    В моей душе, чем старше, тем сильнее.
    Мой путь скучен.Обещает мне труд и печаль

    Грядет бурное море.

    Но я не хочу умирать, друзья;
    Я хочу жить, чтобы думать и страдать;
    И я знаю, что у меня будут восторги
    Между печалями, заботами и заботами:
    Иногда я снова упиваюсь гармонией,
    Я буду плакать над фантастикой,
    А может быть — до моего печального заката
    Любовь засияет прощальной улыбкой .

    Анализ стихотворения Пушкина «Элегия (потускневшие годы безумного веселья)»

    Знаменитая Болдинская осень 1830 года, сыгравшая очень важную роль, подарила миру огромное количество литературных произведений.Среди них — поэма «Элегия», написанная в философском ключе. В нем автор подводит итоги периода беззаботной молодости и прощается с ней на пороге вступления в новую жизнь.

    Поездка в Болдино, где Пушкин был вынужден пробыть три долгих месяца из-за карантина по холере, была вызвана необходимостью вступить в права наследования имения. Поэт, никогда не обременявший себя решением подобных вопросов, поставил перед собой цель навести порядок во всех делах. И это неудивительно, ведь после многократного сватовства с Натальей Гончаровой он все же получил положительный ответ и начал готовиться к свадьбе.Однако поэт подвергся тщательной проверке не только деловых бумаг, но и собственной души, понимая, что отныне его жизнь меняется безвозвратно. Именно тогда родились строки о том, что «безумные годы, угасшее веселье» оставили в душе поэта горечь сожаления и боль утраты. Пушкин понимает, что ночные кутежи с друзьями и посещение игорных заведений — удел молодых людей, которые еще только постигают радости жизни. Самому себе поэт предсказывает очень печальное будущее. … «Мой путь скучен. Мутное море сулит мне работу и печаль будущего », — пишет автор. Что должно заставить человека оставаться в таком мрачном настроении накануне собственной свадьбы? Дело в том, что финансовые дела Пушкина оставляют желать лучшего, и он прекрасно понимает, что ему нужно много работать, чтобы обеспечить достойную жизнь своей семье. Именно в этот период он вел бурную переписку со своей будущей свекровью, выторговывая размер приданого.Но на самом деле он пытается выиграть не деньги, а собственную свободу, которой он лишен после брака даже с любимой женщиной. Тем не менее, в словах поэта все еще есть надежда, что он сможет быть счастливым. … «И я знаю, что буду веселиться среди горестей, забот и тревог», — говорит Пушкин. Ведь, как и любой нормальный человек, он мечтает обрести счастье в семье и ожидает, что в его жизни «любовь засияет прощальной улыбкой». Таким образом, поэт отказывается от возможных отношений с другими женщинами, которые всегда были его музами, и рассчитывает стать примерным мужем, понимая, что брак отнимает у него частичку радости и вдохновения, которые он черпал из свободы.

    Слушать стихотворение Пушкина «Безумные годы угасающие веселья»

    Темы соседних работ

    Картинка для эссе-анализа стихотворения Безумные годы потускнело веселье

    первых звеньев в цепи Маркова

    Сто лет назад русский математик А. А. Марков основал новый раздел теории вероятностей, применив математику к поэзии. Углубляясь в текст романа Александра Пушкина в стихах Евгений Онегин Марков часами просматривал образцы гласных и согласных.23 января 1913 года он резюмировал свои выводы в обращении к Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге. Его анализ не изменил понимания или оценки стихотворения Пушкина, но разработанная им техника — теперь известная как цепь Маркова — расширила теорию вероятности в новом направлении. Методология Маркова вышла за рамки ситуаций с подбрасыванием монеты и кости (где каждое событие не зависит от всех остальных) до цепочек связанных событий (где то, что происходит дальше, зависит от текущего состояния системы).

    Цепи Маркова сегодня повсюду в науке. Методы, не слишком отличающиеся от тех, которые Марков использовал в своем исследовании Пушкина, помогают идентифицировать гены в ДНК и мощные алгоритмы распознавания голоса и поиска в Интернете. В физике цепь Маркова моделирует коллективное поведение систем, состоящих из множества взаимодействующих частиц, таких как электроны в твердом теле. В статистике цепочки предоставляют методы построения репрезентативной выборки из большого набора возможностей. И сами цепи Маркова стали оживленной областью исследований в последние десятилетия, когда предпринимаются попытки понять, почему некоторые из них работают так эффективно, а некоторые — нет.

    Поскольку цепи Маркова стали обычным инструментом, история их происхождения в значительной степени стерлась из памяти. Историю стоит пересказать. Здесь необычное сочетание математики и литературы, а также немного политики и даже теологии. Для дополнительной драмы существует ожесточенная вражда между двумя сильными личностями. И история разворачивается на фоне бурных событий, изменивших российское общество в первые годы 20 века.

    Однако, прежде чем углубляться в раннюю историю цепей Маркова, полезно иметь более четкое представление о том, что такое цепи и как они работают.

    Теория вероятностей уходит корнями в азартные игры, где каждый бросок костей или вращение колеса рулетки — это отдельный эксперимент, независимый от всех остальных. Символ веры в том, что один бросок монеты не влияет на следующий. Если монета нормальная, вероятность выпадения орла всегда равна 1/2.

    Этот принцип независимости упрощает вычисление сложных вероятностей. Если вы дважды подбросите честную монету, шанс увидеть орел оба раза будет просто 1/2 × 1/2 или 1/4.В более общем смысле, если два независимых события имеют вероятности п а также q , совместная вероятность обоих событий равна произведению pq .

    Однако не все стороны жизни придерживаются этого удобного принципа. Предположим, что вероятность дождливого дня составляет 1/3; оно делает нет Отсюда следует, что вероятность дождя два дня подряд составляет 1/3 × 1/3 = 1/9. Штормы часто длятся несколько дней, поэтому дождь сегодня может сигнализировать о повышенной вероятности дождя завтра.

    В качестве другого примера, когда независимость терпит поражение, рассмотрим игру «Монополия». Бросок кубика определяет, на сколько шагов ваш жетон продвинется по доске, но то, где вы приземлитесь в конце хода, очевидно, зависит от того, с чего вы начали. С разных отправных точек одно и то же количество шагов может привести вас к Променаду или посадить в тюрьму. Вероятности будущих событий зависят от текущего состояния системы. События связаны одно с другим; они образуют цепь Маркова.

    Чтобы считаться правильной цепью Маркова, система должна иметь набор различных состояний с идентифицируемыми переходами между ними. Упрощенная модель прогнозирования погоды может иметь всего три состояния: солнечно, пасмурно а также дождливый . Есть девять возможных переходов (включая переходы «идентичности», которые оставляют состояние неизменным). Для Монополии минимальная модель потребует не менее 40 состояний, соответствующих 40 квадратам по периметру доски.Для каждого состояния есть переходы во все другие состояния, которые могут быть достигнуты при броске кости — обычно на расстоянии от 2 до 12 квадратов. Реалистичная модель монополии, включающая все причудливые правила игры, была бы намного шире.

    В последние годы были созданы поистине огромные цепи Маркова. Например, алгоритм PageRank, разработанный Ларри Пейджем и Сергеем Брином, основателями Google, основан на цепи Маркова, состояниями которой являются страницы всемирной паутины — возможно, их 40 миллиардов.Переходы — это ссылки между страницами. Цель алгоритма — вычислить для каждой веб-страницы вероятность того, что читатель, перейдя по случайным ссылкам, попадет на эту страницу.

    Схема, состоящая из точек и стрелок, показывает структуру цепи Маркова. Точки представляют состояния; стрелки указывают переходы. Каждая стрелка имеет соответствующий номер, который показывает вероятность этого перехода. Поскольку эти числа являются вероятностями, они должны находиться в диапазоне от 0 до 1, а все вероятности, исходящие из точки, должны в сумме равняться точно 1.На такой диаграмме вы можете проследить путь, определяющий последовательность состояний — возможно, солнечно, солнечно, облачно, дождливо в примере с погодой. Чтобы вычислить вероятность этой конкретной последовательности, просто умножьте вероятности, связанные с соответствующими стрелками перехода.

    Цепочка также может ответить на такие вопросы, как: «Если сегодня облачно, какова вероятность дождя через два дня?» Ответ находится путем суммирования вкладов всех путей, ведущих от облачно заявить дождливый состояние ровно в два шага.Это звучит утомительно, но есть простой способ организовать вычисления, основанный на арифметике матриц.

    Вероятности перехода для цепи Маркова с тремя состояниями можно упорядочить в матрицу три на три — квадратный массив из девяти чисел. Как показано на рисунке справа, процесс вычисления многоступенчатых переходов эквивалентен умножению матриц. Сама матрица (назовем ее п ) предсказывает погоду на завтра; продукт п × п , или п 2 , дает вероятности погоды на послезавтра; п 3 определяет вероятности на три дня и так далее.Все будущее разворачивается из этой единой матрицы.

    Учитывая гипотетические вероятности в примере погоды, показанном справа, последовательные степени матрицы быстро сходятся к стационарной конфигурации, в которой все строки идентичны, а все столбцы состоят из одного повторяющегося значения. Этот результат имеет прямую интерпретацию: если вы позволите системе развиваться достаточно долго, вероятность данного состояния больше не будет зависеть от начального состояния. В случае с погодой такой результат неудивителен.Информация о том, что сегодня идет дождь, может дать подсказку о завтрашней погоде, но не очень помогает в прогнозировании состояния неба через три недели. Для такого расширенного прогноза вы также можете обратиться к долгосрочным средним (которые являются значениями, к которым сходится цепь Маркова).

    Марковская схема распространения законов вероятности за пределы области независимых переменных имеет одно важное ограничение: вероятности должны зависеть только от текущего состояния системы, а не от ее более ранней истории.Марковский анализ монополии, например, учитывает текущую позицию игрока на доске, но не то, как он или она туда попали. Это серьезное ограничение. В конце концов, жизнь представляет собой длинную последовательность случайных событий — царства потеряны из-за отсутствия гвоздя, ураганы порождаются бабочками в Амазонии — но эти причинные цепи, уходящие в далекое прошлое, не являются цепями Маркова.

    С другой стороны, конечный отрезок истории часто можно зафиксировать, закодировав его в текущем состоянии.Например, завтрашнюю погоду можно сделать зависимой как от вчерашней, так и от сегодняшней, создав модель с девятью состояниями, в которой каждое состояние представляет собой двухдневную последовательность. Цена, которую придется заплатить, — это экспоненциальный рост числа штатов.

    Пытаясь понять, как Марков сформулировал эти идеи, мы сталкиваемся прямо с одной из тех длинных цепочек случайных событий, уходящих глубоко в прошлое. Историю можно начать с Петра Великого (1682–1725), амбициозного царя Романовых, который основал Академию наук в Санкт-Петербурге.Санкт-Петербург и способствовал развитию научной культуры в России. (Другие аспекты его правления были менее достойны восхищения, такие как пытки и убийства диссидентов, в том числе его сына Алексея.)

    Примерно в то же время повсюду в Европе теория вероятностей возникла в игровых залах и страховых брокерских конторах и стала последовательным разделом математики. Основополагающим событием стало издание в 1713 году трактата Якоба Бернулли. Ars Conjectandi ( Искусство гадать ).

    Вернувшись в Санкт-Петербург, математическая программа процветала, хотя поначалу большинство достижений было сделано иностранными учеными. Среди посетителей Академии были два младших члена семьи Бернулли, Николас и Даниэль. А суперзвездой был Леонард Эйлер, выдающийся математик того времени, который более 30 лет провел в Санкт-Петербурге.

    К 19 веку коренные русские математики начали давать заметный след. Николай Лобачевский (1792–1856) был одним из изобретателей неевклидовой геометрии.Несколько десятилетий спустя Пафнутый Чебышев (1821–1894) внес вклад в теорию чисел, методы приближения (теперь называемые полиномами Чебышева) и теорию вероятностей. Ученики Чебышева составили ядро ​​следующего поколения российских математиков; Среди них выделялся Марков.

    Андрей Андреевич Марков родился в 1856 году. Его отец был государственным служащим в лесной службе, а затем управляющим имением аристократа. В школьные годы Марков увлекался математикой.Он продолжил учебу в Петербургском университете (вместе с Чебышевым и другими) и оставался там на протяжении всей своей карьеры, продвигаясь по служебной лестнице и став профессором в 1893 году. Он также был избран в Академию.

    В 1906 году, когда Марков начал развивать свои идеи о цепочках связанных вероятностей, ему было 50 лет, и он уже вышел на пенсию, хотя время от времени преподавал. Его уход на пенсию был активным и в другом направлении. В 1883 году Марков женился на Марии Валватьевой, дочери владельца имения, которым когда-то управлял его отец.В 1903 году у них родился первый и единственный ребенок, сын, которого также назвали Андреем Андреевичем. Сын стал выдающимся математиком советской эпохи, заведующим кафедрой математической логики МГУ. (К ужасу библиотекарей, отец и сын подписали свои работы «А. А. Марков».)

    Интеллектуальная нить простирается от Якоба Бернулли через Чебышева до Маркова. В Ars Conjectandi Бернулли сформулировал закон больших чисел, который гласит, что если вы продолжаете подбрасывать беспристрастную монету, доля орлов приближается к 1/2 по мере того, как количество подбрасываний стремится к бесконечности.Это понятие кажется интуитивно очевидным, но оно становится скользким, когда вы пытаетесь сформулировать его точно и предоставить строгое доказательство. Бернулли доказал одну версию; Чебышев опубликовал более широкое доказательство; Марков предложил дальнейшие уточнения.

    Более поздние исследования Маркова цепочек зависимых событий можно рассматривать как естественное продолжение и обобщение этой длинной работы. Но это еще не все.

    По общему мнению, Марков был раздражительным персонажем, резким даже с друзьями, яростным борцом с соперниками, часто втянутым в публичные протесты и ссоры.Мы можем получить представление о его личности из его переписки со статистиком Александром Чупровым, которая была опубликована в английском переводе. Его письма к Чупрову полны пренебрежительных замечаний, порочащих чужую работу, в том числе Чупрова.

    Драчливость Маркова простиралась не только от математики, но и на политику и общественную жизнь. Когда русская церковь отлучила Льва Толстого от церкви, Марков попросил исключить и его. (Ходатайство было удовлетворено.) В 1902 году в Академию был избран левый писатель Максим Горький, но царь Николай II наложил вето на выборы.В знак протеста Марков заявил, что откажется от всех будущих почестей царя. (В отличие от Антона Чехова, однако, Марков не отказался от своего членства в Академии.) В 1913 году, когда царь призвал отметить 300-летие правления Романовых, Марков ответил организацией симпозиума, посвященного другой годовщине: изданию Ars Conjectandi 200 лет назад.

    Сильнейшие язвы Маркова принадлежали другому математику, Павлу Некрасову, чью работу Марков назвал «злоупотреблением математикой».Некрасов учился на факультете Московского университета, который тогда был оплотом Русской православной церкви. Некрасов начал свое обучение в духовной семинарии, прежде чем перейти к математике, и, очевидно, он считал, что эти два призвания могут поддерживать друг друга.

    В статье, опубликованной в 1902 году, Некрасов ввел закон больших чисел в многовековые богословские дискуссии о свободе воли против предопределения. Его аргумент звучал примерно так: добровольные действия — выражения свободы воли — подобны независимым событиям теории вероятностей, между которыми нет причинно-следственных связей.Применяется закон больших чисел Только к таким независимым мероприятиям. Данные, собранные социологами, например статистика преступности, соответствуют закону больших чисел. Следовательно, основные действия людей должны быть независимыми и добровольными.

    Марков и Некрасов стояли на противоположных полюсах во многих измерениях: светский республиканец из Петербурга противостоял церковному монархисту из Москвы. Но когда Марков атаковал Некрасова, он не останавливался на фракционных или идеологических разногласиях.Он остановился на математической ошибке. Некрасов предположил, что закон больших чисел требует принцип независимости. Хотя это понятие было обычным явлением в теории вероятностей со времен Якоба Бернулли, Марков решил показать, что в этом предположении нет необходимости. Закон больших чисел прекрасно применим к системам зависимых переменных, если они соответствуют определенным критериям.

    Марков впервые обратился к проблеме зависимых переменных и закона больших чисел в 1906 году.Он начал с простого случая — системы всего с двумя состояниями. Предполагая, что все четыре вероятности перехода больше 0 и меньше 1, он смог доказать, что по мере развития системы со временем частота каждого состояния сходится к фиксированному среднему значению. В течение следующих нескольких лет Марков расширил и обобщил доказательство, показав, что оно применимо к широкому классу моделей.

    Эта серия результатов достигла по крайней мере одной из целей Маркова: она вынудила Некрасова отказаться от своего утверждения о том, что закон больших чисел подразумевает свободу воли.Но более широкий мир математики не обратил на это особого внимания. Не хватало только одного намёка на то, как эти идеи могут быть применены к практическим мероприятиям. Марков гордо держался в стороне от подобных дел. Он писал Чупрову: «Меня интересуют только вопросы чистого анализа … Я безразлично отношусь к вопросу о применимости теории вероятностей».

    К 1913 году, однако, Марков, очевидно, изменил свое мнение. Его статья о Онегин безусловно, был произведением прикладной теории вероятностей.Это произвело неизгладимое впечатление, возможно, отчасти из-за новизны применения математики в поэзии. Может быть, еще и потому, что выбранное им стихотворение — это заветное стихотворение, которое читают российские школьники.

    С лингвистической точки зрения анализ Маркова был на очень поверхностном уровне. Он не касался размера, рифмы или смысла стиха Пушкина. Он рассматривал текст как простой поток писем. Еще более упрощая, буквы были объединены в два класса, гласные и согласные.

    Выборка Маркова составила первые 20 000 букв стихотворения, что составляет примерно восьмую часть от общего количества. Он убрал все знаки препинания и пробелы, склеив символы в одну длинную непрерывную последовательность. На первом этапе своего анализа он расположил текст в 200 блоков по 10 × 10 символов, затем подсчитал гласные в каждой строке и столбце. Из этой таблицы он смог рассчитать как среднее количество гласных на 100-символьный блок, так и дисперсию, меру того, насколько далеко выборки отклоняются от среднего.Попутно он подсчитал общее количество гласных (8 638) и согласных (11 362).

    На втором этапе Марков вернулся к непрерывной последовательности из 20 000 букв, прочесывая ее, чтобы классифицировать пары следующих друг за другом букв в соответствии с их образцом гласных и согласных. Он насчитал 1104 пары гласный-гласный и смог сделать вывод, что имеется 3827 двойных согласных; остальные 15 069 пар должны состоять из гласной и согласной в том или ином порядке.

    Имея эти цифры в руках, Марков мог оценить, в какой степени текст Пушкина нарушает принцип независимости.Вероятность того, что случайно выбранная буква является гласной, составляет 8 638/20 000, или около 0,43. Если бы соседние буквы были независимыми, то вероятность появления двух гласных подряд была бы (0,43) 2 , или около 0,19. Ожидается, что в выборке из 19 999 пар будет 3 731 двойная гласная, что более чем в три раза больше фактического числа. Таким образом, у нас есть веские доказательства того, что вероятности букв нет независимый; наблюдается преувеличенная тенденция к чередованию гласных и согласных звуков.(Учитывая фонетическую структуру человеческого языка, это открытие неудивительно.)

    Марков делал все свои счета и счета карандашом и бумагой. Из любопытства я попытался повторить некоторые его работы с английским переводом Онегин . Построение таблиц 10 × 10 на бумаге прямоугольной формы было утомительным, но несложным. Обращение двойных гласных на распечатке текста казалось быстрым — 10 строф за полчаса — но оказалось, что я пропустил 62 из 248 пар гласный-гласный.Марков, вероятно, был быстрее и точнее меня; даже в этом случае он, должно быть, потратил на эти труды несколько дней. Позже он предпринял аналогичный анализ 100 000 персонажей мемуаров другого русского писателя Сергея Аксакова.

    Компьютер упрощает анализ текста, находя все двойные гласные за четыре миллисекунды. Результат такого анализа, показанный на иллюстрации выше, предполагает, что письменный английский язык в большей степени беден гласными (или богат согласными) по сравнению с русским, и все же структура матрицы переходов остается той же.Вероятность встретить гласный звук сильно зависит от того, является ли предшествующая буква гласной или согласной с тенденцией к чередованию.

    Маркова Онегин статья широко обсуждалась и цитировалась, но не получила широкого распространения за пределами русскоязычного мира. Моррис Халле, лингвист из Массачусетского технологического института, сделал английский перевод в 1955 году по просьбе коллег, которые тогда интересовались статистическими подходами к языку. Но перевод Галле так и не был опубликован; он сохранился только в виде мимеографа в нескольких библиотеках.Первый широко доступный английский перевод, сделанный немецким ученым Дэвидом Линком и несколькими коллегами, был опубликован только в 2006 году.

    Линк также написал комментарий к марковской «математизации письма» и отчет о том, как Онегин бумага стала известна за пределами России. (Важнейшей фигурой в цепи передачи был Джордж Поля, венгерский математик, чья известная работа по случайным блужданиям тесно связана с цепями Маркова.) Статистики Оскар Шейнин и Евгений Сенета также писали о Маркове и его окружении.Поскольку я не читаю по-русски, я сильно полагался на эти источники.

    В рассказах Линка, Сенеты и Шейнина мы находим развязку конфликта Маркова и Некрасова. Неудивительно, что роялисту Некрасову было трудно удержаться на своем посту после большевистской революции 1917 года. Он умер в 1924 году, и его творчество вошло в безвестность.

    Новый режим смотрел на Маркова как на антицарского политика более благосклонно, но анекдот о его поздних годах позволяет предположить, что он оставался недовольным до конца.В 1921 году он пожаловался в Академию, что не может посещать собрания из-за отсутствия подходящей обуви. Дело было передано в комиссию. В знак того, насколько основательно перевернулась русская жизнь, председателем был не кто иной, как академик Максим Горький. Товарищу Маркову нашли пару сапог, но он сказал, что они не подходят и «тупо сшиты». Он продолжал держаться подальше от Академии и умер в 1922 году.

    Для Маркова распространение закона больших чисел на взаимозависимые выборки было главным предметом его исследования.Он завещал нам доказательство того, что цепь Маркова должна в конечном итоге прийти к определенной, стабильной конфигурации, соответствующей долгосрочному усредненному поведению системы.

    За 100 лет, прошедших с 1913 года, цепи Маркова превратились в крупную математическую отрасль, но акцент сместился с вопросов, которые больше всего интересовали самого Маркова. В практических вычислительных условиях недостаточно знать, что система в итоге сходятся к стабильному значению; нужно знать, сколько времени это займет.В связи с недавней модой на огромные марковские системы даже оценка времени сходимости нецелесообразна; Лучшее, что можно ожидать, — это оценка ошибки, вызванной преждевременным завершением процесса моделирования.

    Я завершаю это эссе более личным рассказом о моем собственном введении в цепи Маркова. В 1983 году я написал колонку «Компьютерные развлечения» для Scientific American с подзаголовком «Отчет о прогрессе в искусстве превращения литературы в чушь». Я изучал алгоритмы, которые используют статистическую структуру языка для генерации случайного текста в манере конкретного автора.(Некоторые образцы основаны на Евгений Онегин показаны на иллюстрации выше.)

    Одна версия алгоритма глупости строит матрицу переходов, строки которой помечены последовательностями k буквы и чьи столбцы определяют вероятности различных букв, которые могут следовать за каждым k -последовательность символов. Учитывая начальную k -буквенная начальная последовательность, программа использует матрицу и генератор случайных чисел для выбора следующего символа синтезированного текста.Затем крайняя левая буква начального числа отбрасывается, вновь выбранный символ добавляется к правой стороне, и вся процедура повторяется. Для значений k больше 2 или 3 матрица становится непрактично большой, но есть уловки для решения этой проблемы (один из которых полностью устраняет матрицу).

    Вскоре после выхода статьи я познакомился с Сергеем Капицей, сыном нобелевского лауреата Петра Капицы и редактором русскоязычного издания журнала. Scientific American .Капица сказал мне, что все мои алгоритмы генерации случайного текста заимствованы из работы А.А.Маркова десятилетия назад. Я выразил определенный скептицизм: возможно, Марков изобрел основную математику, но применил ли он эти идеи к лингвистическим процессам? Потом Капица рассказал мне о марковских Онегин бумага.

    В одном из последующих номеров журнала я опубликовал покаянное заявление о Маркове. Мне пришлось написать его, даже не прочитав ни слова о творчестве Маркова, и я немного переборщил, сказав, что Марков «спрашивает, насколько пушкинское стихотворение остается пушкинским, если буквы перемешаны.«Тридцать лет спустя, я надеюсь, эта колонка восстановит баланс. Но, к сожалению, я опоздал, чтобы поделиться этим с Капицей. Он умер прошлым летом в возрасте 84 лет.

    • Башарин Г.П., Лангвиль А.Н., Наумов В.А. 2004. Жизнь и творчество А. А. Маркова. Линейная алгебра и ее приложения 386: 3–26.
    • Диаконис, П. 2009. Революция Монте-Карло с цепью Маркова. Бюллетень Американского математического общества 46: 179–205.
    • Кемени, Дж.Г., Дж. Л. Снелл и А. В. Кнапп. 1976 г. Счетные марковские цепи . Нью-Йорк: Springer-Verlag.
      • Линк, Д. 2006. Цепи на Запад: теория связанных событий Маркова и ее передача в Западную Европу. Наука в контексте 19 (4): 561–589.
      • Линк, Д. 2006. Следы рта: математизация письма Андрея Андреевича Маркова. История науки 44 (145): 321–348.
      • Марков, А.А. 1913. Пример статистического исследования текста. Евгений Онегин по поводу соединения образцов в цепочки. (На русском.) Вестник Императорской Академии наук Санкт-Петербурга 7 (3): 153–162. Неопубликованный английский перевод Морриса Халле, 1955. Английский перевод Александра Я. Нитуссова, Людмилы Воропай, Глории Кастанс и Дэвида Линка, 2006. Наука в контексте 19 (4): 591–600.
      • Ондар, Х. О., изд. 1981 г. Переписка А. А. Маркова и А. А. Чупрова по теории вероятностей и математической статистике . Нью-Йорк: Springer-Verlag.
      • Сенета, Э. 1996. Марков и рождение теории цепной зависимости. Международный статистический обзор 64: 255–263.
      • Сенета, Э. 2003. Статистическая закономерность и свобода воли: Л. А. Кетле и П. А. Некрасов. Международный статистический обзор 71: 319–334.
      • Шеннон, К.E. 1948. Математическая теория коммуникации. Технический журнал Bell System 27: 379–423, 623–656.
      • Шейнин, О. Б. 1989. Работа А. А. Маркова о вероятности. Архив истории точных наук 39 (4): 337–377.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.