Стих плачь ярославля: Плач Ярославны — Козлов. Полный текст стихотворения — Плач Ярославны

Содержание

Плач Ярославны ~ Поэзия (Стихи о войне)

Плач Ярославны
1.
Это было, быть может, недавно:
Для вселенной столетие – миг.
На стене городской Ярославна
Зарыдала, и вырвался крик:
-Солнце ясное, солнце Ярило!
Неспокойно на светлой Руси.
Чем, скажи, я тебя прогневила?
От погибели мужа спаси!
Ни богатств, ни нарядов не надо.
Без него мне и жизнь ни к чему.
Если б знала сейчас, где мой лада,
Полетела бы птицей к нему.
Облетела бы ратные станы,
Отыскала б его среди битв.
Я б омыла кровавые раны
И утешила чтеньем молитв.
И от вражеских копий укрыла,
И спасла, если б был он в плену.
Солнце ясное, солнце Ярило,
Слышишь, я проклинаю войну!
2.
Проносились птицами годы.
Их послушно считал календарь.
Всё менялось, только народы
Воевали друг с другом, как встарь.
Не мечи уже – автоматы.
Их свинец – беспощадный палач.
Уходили на фронт солдаты,
Вслед кукушкой летел женский плач.

Ад кромешный: взрывы, воронки,
И корёжилась даже броня.
Но, борясь со смертью, девчонка
Выносила бойцов из огня.
Зло плюют свинцом пулемёты,
Накатил атакующих вал.
Уцелели двое из роты.
Лейтенант санитарку позвал:
-Мы с тобою одни, Ярославна.
Жаль, что пуля засела в груди.
Нынче всыпали фрицам славно.
А теперь мой приказ: уходи!
Уцелей, — шепнул в оправданье,
Что был с нею намеренно груб,
Прогонял. Глухое рыданье
Сорвалось с обескровленных губ:
-Сколько крови вокруг и боли!
Я ничем им помочь не могу.
Сколько их полегло на поле,
Чтоб страна не досталась врагу!
Миллионы сломанных судеб.
Ничего уж назад не вернуть.
Вас прошу: опомнитесь, люди!
Люди, я проклинаю войну!
Расплескалось пламя заката,
Чёрный дым заменил облака.
Немцы ринулись в бой. Гранату
Крепко сжала девичья рука.
Хлещут вновь свинцовые плети.
Оборвав своей жизни строку,
Утопая в слепящем свете,
Стиснув зубы, рванула чеку.
3.
Календарь дни считает исправно.
Век двадцатый давно позади.
Слышишь? Плачет опять Ярославна,
Рвётся стон из скорбящей груди.
С чем пришли к двадцать первому веку?
Что оставим для наших детей?
Видно, мало ещё человеку
Прошлых битв и бессчётных смертей.
К небу тянутся женские руки,
Сердце гулко, тревожно стучит.
Замирают испуганно звуки,
Только плач раздаётся в ночи:
-Боже праведный, дай же мне силы.
Я клянусь, если б только могла,
То собой эту землю закрыла
И от смерти детей сберегла.
Льётся кровь. Небо тускло от пепла.
Снова взрывы казнят тишину.
Я от слёз бесконечных ослепла.
Боже, я проклинаю войну!

Глава 25 Плач Ярославны. Путь комет. Молодая Цветаева

Глава 25

Плач Ярославны

1

Между тем Чека год от году наращивала мускулы. 1920-й отмечен в хронике большевистских репрессий делом «церковников» (в январе) и еще более — первым процессом против интеллигенции — так называемым «Делом тактического центра» (в августе). Центра, в сущности, никакого не было, не было и никакой организации, но «дело» коснулось двадцати восьми видных представителей российской интеллигенции; в их числе оказались, среди других, видный историк С. П. Мельгунов и дочь национального гения Александра Толстая. В связи с «делом» допрашивали множество лиц, знакомых всей Москве. Прокурор требовал расстрела всех обвиняемых. И только потом высшая мера была заменена тюрьмой.

Обвинитель Крыленко, известный своими блестящими речами, потребовал смертного приговора и для Владимира Джунковского, бывшего московского губернатора, позднее — адъютанта царя и шефа полиции. На процессе Джунковского, проходившем в здании Купеческого собрания, присутствовала Маргарита Сабашникова (тогда еще публика допускалась в зал суда свободно), и очень вероятно, что от Маргариты Васильевны Цветаева знала подробности судебного разбирательства.

Она хорошо помнила Джунковского; по крайней мере однажды они встречались в одном из московских домов, куда их с Асей привел отец. Иван Владимирович тогда, к счастью, не понял, что вытворили его дочери в присутствии губернатора и множества уважаемых людей.

Джунковский в тот вечер пришел позже других.

«Знакомимся. Мил, обаятелен. Меня принимает за взрослую, спрашивает, люблю ли я музыку. И отец, памятуя мое допотопное вундеркиндство:

— Как же, как же, она у нас с пяти лет играет!

Джунковский, любезно:

— Может быть, сыграете?

Я, ломаясь:

— Я так всё перезабыла… Боюсь, вы будете разочарованы…

Учтивость Джунковского, уговоры гостей, настойчивость отца, испуг приятельницы, мое согласие.

— Только разрешите, для храбрости, сначала с сестрой в четыре руки?

— О, пожалуйста».

Скверные девчонки садятся к роялю и — играют «гаммы наоборот» со смещенными клавишами и громким счетом вслух.

«Отец — Джунковскому: “Ну, как вы находите?”

И Джунковский, в свою очередь вставая: “Благодарю вас, очень отчетливо”».

«Мне было пятнадцать лет, я была дерзка, — комментировала сама Цветаева, вспоминая позже этот эпизод, — Асе было тринадцать лет, и она была нагла…»

И вот этому-то милому и обаятельному Джунковскому теперь — смертный приговор?!

Не хочу ни любви, ни почестей:

— Опьянительны.  — Не падка!

Даже яблочка мне не хочется

— Соблазнительного — с лотка…

— Что-то цепью за мной волочится,

Скоро громом начнет греметь.

— Как мне хочется,

Как мне хочется —

Потихонечку умереть!

Эти строки написаны в июле.

А в сентябре из Крыма приезжает Эренбург и привозит еще одно тяжелейшее известие: о смерти Бориса Трухачева. Марина была нежно привязана к первому мужу сестры; она числила его в своих ближайших друзьях; какое-то время, в начале революции, он даже жил в одной из комнат борисоглебской квартиры…

Ей трудно поверить в случившееся.

На протяжении чуть ли не всей жизни Цветаева подробно записывала свои сны (какая сокровищница для психоаналитиков!). И все месяцы этого года ей снится маленькая Ирина; теперь снится Трухачев…

И постоянно снится Сережа…

2

Между тем дни Белого движения на Юге России сочтены. В Риге 30 сентября большевики подписали перемирие с Польшей, и это сразу позволило им собрать против Врангеля впятеро большие силы.

Воспоминания уцелевших марковцев позволяют восстановить самые последние дни сопротивления Добровольческой армии.

15 октября 1920 года началось общее наступление всех армий Южного фронта. 21 октября 3-й полк марковцев под командованием подполковника Сагайдачного (именно в нем сражается Сергей Эфрон) ведет жесточайший бой на переправе, соединяющей Сиваш с Азовским морем.

Полк прикрывает отход армии генерала Врангеля, которая пытается перейти в Крым. Начальником обороны Крыма становится генерал Кутепов. 29 октября тот же марковский полк — всего восемьсот бойцов, восемь орудий и три десятка пулеметов — получает приказ Кутепова обеспечить порядок уже начавшейся эвакуации войск из Крыма.

Первого ноября уцелевшие в последнем бою (30 октября) марковцы погрузились в Севастополе на переполненный транспорт «Херсон», отправлявшийся в Турцию.

Иные, впрочем, грузились в других портах и попали на другие суда…

Нечего и говорить, что никаких реальных сведений и подробностей боевых действий на Юге в большевистские газеты не просачивалось…

Страшный вечер 20 ноября 1920 года Марина коротко записала в своей тетради. Она была в Камерном театре на премьере пьесы Клоделя «Благовещенье».

Внезапно в антракте на освещенную авансцену перед закрытым занавесом вышел режиссер. Он объявил о только что полученном чрезвычайном известии: Гражданская война закончена! Войска Врангеля окончательно разгромлены, остатки Добровольческой армии сброшены в море!

Посреди бурно зашумевшего зрительного зала, разом вставшего и в ликовании грянувшего «Интернационал», Цветаева не могла заставить себя шевельнуться. Окаменение, столбняк овладели ею, как всегда при сильном потрясении, все равно — радостном или скорбном. Ослепшая и оглохшая, она мысленно летела зегзицей туда, в Крым, к полегшим в последних боях и к «сброшенным в море».

Убит? Жив? Ранен?

Через несколько дней родятся первые строфы ее «Плача Ярославны»:

Буду выспрашивать воды широкого Дона,

Буду выспрашивать волны турецкого моря,

Смуглое солнце, что в каждом бою им светило,

Гулкие выси, где ворон, насытившись, дремлет.

Скажет мне Дон: — Не видал я таких загорелых!

Скажет мне море: — Всех слез моих плакать — не хватит!

Солнце в ладони уйдет, и прокаркает во?рон:

Трижды сто лет я живу — кости не видел белее!

Я журавлем полечу по казачьим станицам:

Плачут! — дорожную пыль допрошу: провожает!

Машет ковыль-трава вслед, распушила султаны.

Красен, ох, красен кизил на горбу Перекопа!

Всех допрошу: тех, кто с миром в ту лютую пору

В люльке мотались.

Череп в камнях — и тому не уйти от допросу:

Белый поход, ты нашел своего летописца.

Нарком просвещения Луначарский поспособствовал тому, чтобы была послана телеграмма Марины Волошину с запросом о Сергее. Тут же, в ТЕО — среди шума и гама, — Марина пишет письмо Максу; Эренбург обещал передать его с оказией. «Умоляю, — пишет Марина (недоговаривая и так понятное), — дай мне знать, — места себе не нахожу, каждый стук в дверь повергает меня в ледяной ужас — ради Бога!!!»

Пользуясь той же оказией, она спешно пишет и сестре, которая все еще в Крыму. И в этом письме — о том же: «Думаю о нем день и ночь, люблю только тебя и его. <…> Если бы я знала, что жив, я была бы — совершенно счастлива…»

3

Будни этой зимы Марина описывает в нескольких письмах к поэту Евгению Ланну. Страницы писем читаются как настоящая документальная проза. Вот только один отрывок:

«Сидим с Алей, пишем. — Вечер. — Дверь — без стука — настежь. Военный из комиссариата. Высокий, худой, папаха. — Лет 19.

— Вы гражданка такая-то?

— Я.

— Я пришел на Вас составить протокол.

— Ага.

Он, думая, что я не расслышала:

— Протокол.

— Понимаю.

— Вы путем незакрывания крана и переполнения засоренной раковины разломали новую плиту в 4 №.

— То есть?

— Вода, протекая через пол, постепенно размывала кирпичи. Плита рухнула.

— Так.

— Вы разводили в кухне кроликов.

— Это не я, это чужие.

— Но Вы являетесь хозяйкой?

— Да.

— Вы должны следить за чистотой.

— Да, да, Вы правы.

Автограф стихотворения М. Цветаевой, обращенного к Е. Ланну

— У Вас еще в квартире 2-й этаж?

— Да, наверху мезонин.

— Как?

— Мезонин.

— Мизимим, мизимим, — как это пишется — мизимим?

Говорю. Пишет. Показывает. Я, одобряюще: “Верно”.

— Стыдно, гражданка, Вы интеллигентный человек!

— В том-то и вся беда, — если бы я была менее интеллигентна, всего этого бы не случилось, — я ведь все время пишу.

— А что именно?

— Стихи.

— Сочиняете?

— Да.

— Очень приятно. — Пауза.

— Гражданка, Вы бы не поправили мне протокол?

— Давайте, напишу, Вы говорите, а я буду писать.

— Неудобно, на себя же.

— Все равно, — скорей будет! — Пишу. Он любуется почерком: быстротой и красотой.

— Сразу видно, что писательница. Как же это Вы с такими способностями лучшей квартиры не займете? Ведь это — простите за выражение — дыра!

Аля: — Трущоба.

Пишем. Подписываемся. Вежливо отдает под козырек. Исчезает.

И вчера, в 10 ? вечера — батюшки-светы! — опять он.

— Не бойтесь, гражданка, старый знакомый! Я опять к Вам, тут кое-что поправить нужно.

— Пожалуйста.

— Так что я Вас опять затрудню.

— Я к Вашим услугам. — Аля, очисти на столе.

— Может быть, Вы что добавите в свое оправдание?

— Не знаю… Кролики не мои, поросята не мои — и уже съедены.

— А, еще и поросенок был? Это запишем.

— Не знаю… Нечего добавлять…

— Кролики… кролики… И холодно же у Вас тут должно быть, гражданка. — Жаль!

Аля:

— Кого — кроликов или маму?

Он:

— Да вообще… Кролики… Они ведь все грызут.

Аля:

— И мамины матрасы изгрызли на кухне, а поросенок жил в моей ванне.

Я:

— Этого не пишите!

Он:

— Жалко мне Вас, гражданка!

Предлагает папиросу. Пишем. Уже ? двенадцатого.

— Раньше-то, наверное, не так жили…

И, уходя: “Или арест или денежный штраф в размере 50 тысяч. — Я же сам и приду”.

Аля: — С револьвером?

Он: — Этого, барышня, не бойтесь!

Аля: — Вы не умеете стрелять?

Он: — Умею-то, умею, но… — жалко гражданку!»

4

В несколько дней в самом начале 1921 года Марина создает поэму «На Красном Коне». Поэма поразила поклонников Цветаевой: в ее строе не осталось и следа прежней стилистики. Зато гипнотической силы ритмика ведет здесь за собой читателя; ведет вернее смысловой тяги, буквально завораживая до и помимо предметных расшифровок. Поэма написана от первого лица как личная исповедь, она воссоздает путь героини, и это цепь ее страшных отречений — во исполнение воли Всадника — от всех земных привязанностей. Всаднику безоглядно подчинена ее душа, но он не назван никаким именем, только устами бабки-колдуньи поименован — «твой Ангел» и «твой Гений».

Конный требует от героини трех жертв: куклы, друга и ребенка, — и эти жертвы ему приносятся! Героиня притянута к Конному некоей мистической силой высшей предназначенности, высшей преданности: «предан — как продан, предан — как пригвожден», — так скажет Цветаева об этой зависимости позже.

И по сей день продолжаются попытки дешифровать поэму. Одни настаивают на том, что в образе Всадника следует видеть обожествленного Цветаевой Блока, другие — «мужское воплощение музы», третьи — Гения в античном смысле этого слова, который неумолимо ведет каждого человека по ему одному предназначенному пути…

В начале 1921 года Валерий Брюсов организовал в Большом зале Политехнического музея вечер поэтесс. К участию в вечере Марину пригласила поэтесса Адалис; в цветаевской тетради воспроизведен их задорный диалог. Уговорить Цветаеву не просто: она ни за что не желает выступать вместе с коммунистками. Кто там еще будет рядом? «Вечер совершенно вне?» — удостоверяется она. «Совершенно вне», — подтверждает Адалис. Только тогда Марина соглашается участвовать — в виде исключения, из симпатии к Адалис, хотя она не выносит объединений в искусстве по половому признаку.

Участвуют поэтессы совершенно разномастные, одеты они кто во что горазд. Более других запоминается Марине одна — высокая, лихорадочная, сплошь танцующая — туфелькой, пальцами, кольцами, соболиными хвостиками, жемчугами, зубами, кокаином в зрачках. Сама же Марина, по ее словам, «в тот день была явлена “Риму и Миру” в зеленом, вроде подрясника, — платьем не назовешь (перефразировка лучших времен пальто), честно (то есть — тесно) стянутом не офицерским даже, а юнкерским… ремнем. Через плечо офицерская же сумка…» Ноги Марины — в серых валенках и в окружении лакированных лодочек выглядят столпами слона.

Лица поэтесс — синие, в зале три градуса ниже нуля. Из-за близорукости Марина не видит лиц, но по грубоватости гула и сильному запаху голенищ легко заключает, что зал — молодой и военный.

Валерий Яковлевич Брюсов. Начало 1920-х гг.

Гул нарастает. Вступительную лекцию Брюсова о женском творчестве никто не хочет слушать. Между тем мысль Брюсова несложна; на все лады он варьировал одно: женщина — любовь — страсть, во все времена женщина умела петь только о любви и страсти…

Вот как?! Насторожившись с первых же слов, Цветаева торопливо закладывает спичками черную свою конторскую книжку стихов. Она негодует и рвется в бой, но Брюсов задумал очередность выступлений по алфавиту.

К счастью, поэтессы одна за другой отказываются — трусят выступать первыми. Тогда Марина вызывается сама.

Она стоит на эстраде, больше похожей на арену цирка, подняв тетрадку со стихами близко к глазам, в своих великолепных валенках, и с превосходной дикцией читает подряд — семь стихотворений.

Ни в одном из них — ни слова о любви! Это стихи о добровольцах, о Доне, об Андре Шенье, еще и еще из «Лебединого стана», — и, наконец, свой «Плач Ярославны», только что написанный.

После каждого прочтенного стихотворения — недоуменная секунда тишины и — рукоплещут!

Цветаева трезво отдает себе отчет в том, что на вечере поэтесс дело, во-первых, вообще не в стихах. И во-вторых, смысл стиха со слуха в первый раз никогда не воспринимается. Последнее прочитанное стихотворение было вообще — сальто на канате:

Руку на сердце положа:

Я не знатная госпожа!

Я — мятежница лбом и чревом…

И в конце:

Да, ура! — За царя! — Ура!

Восхитительные утра

Всех, с начала вселенной, въездов!

Выше башен летит чепец!. . —

И далее, и далее — в том же духе, весьма весело.

Стих этот, скажет позже Цветаева, был ее в тот час перед красноармейцами последней правдой — правдой жены белого офицера…

Но тут уж ее решительно прервал похолодевший Брюсов.

И ведь обошлось! А она осталась с надеждой, что, может быть, хоть один человек в зале внятно расслышал бунт.

Слово свободного человека, не втиснутого ни в какие рамки — пола или политики!

Март 1921 года был ознаменован Кронштадтским мятежом против большевиков и принятым на X съезде РКП(б) решением о переходе к новой экономической политике. Результатом этого решения стало появление в стране небольших частных предприятий, оживление торговли — и не только торговли. Однако видимых глазу улучшений жизни для рядового гражданина республики придется ждать еще долго. Французская журналистка Луиза Вейсс, оказавшаяся той весной в Москве, так описывала увиденное: «На ступеньках Рязанского вокзала крестьяне продают масло, муку, пирожки. Целые семьи лежат вокруг костров, горящих на мостовой улиц… Мужчины во фрачных штанах и кожаных куртках, женщины в шубах и лаптях, другие с голыми ногами и в сапогах… Молодые люди, украшенные красными значками, предлагали лисьи и овечьи шкурки, отрезки материй; маленькие девочки старались продать разбитые зеркала, вышитые сумочки… И сотни людей, бледнее, чем болезнь, изнеможеннее, чем смерть…»

В апреле того же 1921 года Блок записал в дневник: «Вошь победила весь свет. Это уже свершившееся дело, и всё теперь будет меняться только в одну сторону, а не в ту, в которой жили мы, которую любили мы…»

И все же каждый вечер в Москве проходят чтения новых литературных произведений — в кафе и в кружках «Звено», «Литературный особняк», «Лирический круг», «Никитинские субботники». Осенью откроется московское отделение Вольной философской ассоциации («Вольфилы»), куда вошли Бердяев, Гершензон, Шпет и другие философы…

На Никитской улице продолжает функционировать Книжная лавка писателей. Она создана была еще в 1918 году на паях, и предполагалось, что со временем это книготорговое предприятие преобразуется в кооперативное издательство. За прилавком стоят известные литераторы, историки, философы — Осоргин, Зайцев, Дживелегов, Муратов, Бердяев, Грифцов. Они продают книги — свои, чужие и бесхозные, а также новые, изготовленные — как тут шутят — «способом преодоленного Гутенберга», то есть рукописные. Прозаикам и философам трудно этим воспользоваться, но для поэтов вполне удобно: они переписывают свои стихи от руки, самодельным образом украшают обложку, сделанную из чего придется, сшивают листы вощеной ниткой в тетрадочки, — и товар идет на прилавок. Так Марина изготовила девять своих сборничков — в частности «Современникам» (стихи к Блоку, Ахматовой и Волконскому), «Стихи к Блоку», «Разлуку», «Мариулу»… Проданные экземпляры оказывались все же каким-никаким материальным подспорьем.

В книжных лавках «Задруга» и «Колос» можно было теперь купить и заграничные русские издания: номера журнала «Современные записки», начавшего выходить в Париже. Или появившийся в конце этого года сборник «Смена вех».

В мартовском письме Волошину Марина пишет: «Москва пайковая, деловая, бытовая, заборы сняты, грязная, купола в Кремле черные, на них вороны, все ходят в защитном, на каждом шагу клуб — студия — театр и танец пожирают всё. — Но — свободно, — можно жить, ничего не зная, если только не замечать бытовых бед.

Я, Макс, уже ничего больше не люблю, ни-че-го, кроме содержания человеческой грудной клетки. О С. думаю всечасно, любила многих, никого не любила…»

Этой весной Илья Эренбург выхлопотал себе разрешение на временный отъезд за границу. С Цветаевой у них уже давно установились дружеские отношения, и Илья Григорьевич пообещал: сразу же, как прибудет в Европу, он наведет справки о Сергее Эфроне. И если найдет — передаст ему письмо и стихи.

Марина отбирает самые любимые и, торопясь, переписывает, чтобы послать с Эренбургом, — скорее всего, это стихи из «Лебединого стана».

Ее письмо мужу полно отчаяния. «Мне страшно Вам писать, я так давно живу в тупом задеревенелом ужасе, не смея надеяться, что живы — и лбом — руками — грудью отталкиваю то, другое.  — Не смею. — Вот все мои мысли о Вас… Если Богу нужно от меня покорности, — есть, смирения — есть — перед всеми и каждым! — но, отнимая Вас у меня, он бы отнял жизнь — жизнь, разве ему…»

(Таких обрывов и недоговоренностей в письме много. В частности, потому, что Марина предельно суеверна; «боюсь вслух, боюсь сглаза, боюсь навлечь…» — так объяснит она сама позже эту свою особенность в письме к Пастернаку.)

Без подробностей — где, когда, как — она сообщает мужу о смерти Ирины. И тут же: «Я одеревенела, стараюсь одеревенеть. Но — самое ужасное — сны. Когда я вижу ее во сне — кудрявую голову и обмызганное длинное платье — о, тогда, Сереженька, — нет утешенья, кроме смерти. Но мысль — а вдруг С. жив?..»

Мысль об уходе из жизни всегда с ней рядом.

Так понимает она преданность кому-либо или чему-либо: если что — есть выход… Можно не сомневаться в искренности таких признаний. Она ощущает себя на кромке существования почти всегда — и от ее доброй воли тут, кажется, ничто не зависит.

Но, уехав из Москвы, Эренбург надолго застрял в Риге. Затем — через Копенгаген и Англию — приехал в Париж, оттуда был внезапно выслан, перебрался в Бельгию…

Между тем Марина считала дни и недели и укреплялась в своих мрачных предположениях. Временами ей казалось, что все в Москве давно уже знают о гибели мужа и только не решаются сообщить ей об этом.

«Стихи о русской словесности…»: АЛЕКСАНДР ПРОКОФЬЕВ

СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ

ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ
«Я кукушкою печальной
По Дунаю полечу,
И в реке Каяле дальней
Я рукав свой омочу.

Там, где бой начнется снова,
Встречу князя поутру,
Рукавом ему бобровым
Кровь с жестоких ран сотру».

Так горько плачет Ярославна
В Путивле рано на стене:

«Ветер, ветер в чистом поле,
Быстролетный милый друг,
Поневоле иль по воле
Веешь сильно так вокруг?

Ты зачем, взметнув потоки
Дуновеньем легких крыл,
Тучей ханских стрел жестоких
Войско милого покрыл?

Мало ль оболок кисейных,
Кораблей по синь-морям,
Так зачем мое веселье
Разомчал по ковылям?»

Так горько плачет Ярославна
В Путивле рано на стене:

«Славный Днепр мой, ты в просторы
Волны быстрые промчал
Через каменные горы,
Через землю половчан.

Без тревоги, без печали
Волны синие твои
Поднимали и качали
Святославовы ладьи.

Сжалься, Днепр мой, надо мною,
Над тоской наедине
И с попутною волною
Друга ты примчи ко мне».

Так горько плачет Ярославна
В Путивле рано на стене:

«Солнце, солнце золотое,
В небе ярко ты горишь.
Солнце красное, родное,
Всем тепло и свет даришь.

Что ж ты нынче золотые
Стрелы мечешь для того,
Чтоб палить и жечь в пустыне
Войско мужа моего?

Луки жажда им согнула.
И, взлетая от песка,
Им колчаны позамкнула
В поле лютая тоска».


ПЯТАЯ ПЕСНЬ
Перед зарею раным-рано
Что там шумит, что там звенит?
То Игорь скачет полем бранным,
И молоньи из-под копыт!

Два дня потоки стрел каленых
Летящих видела земля.
На третий Игоря знамена
Упали разом на поля.

Там полегли колчан с булатом,
Там смяты русские полки,
Там разлучились оба брата
На берегу Каял-реки.

Там кончен долгий пир богатый,
Там гостевали, как могли,
Там напоили вповаль сватов,
А сами в поле полегли

За землю русскую!
И тонет
В бескрайних тучах синева,
Печаль деревья долу клонит,
И никнет с жалости трава…


ЯРОСЛАВНА
Сохранен твой след осенним ливнем,
Грозами и русскою зимой,
Ярославна — свет мой на Путивле,
Свет мой, день мой, век недолгий мой!

Где же, где же он, гонец крылатый,
С доброй вестью с грозных берегов:
Копьями, колчанами, булатом
Заслонен твой Игорь от врагов!

Видно, спор с ветрами не был равным.
Дальний друг, одно известно мне:
Плачем исходила Ярославна
На Путивля каменной стене.

Вот ко всем путям, тобой любимым,
Славословя, припадаю я:
К той земле, которой ты ходила,
К той воде, которая твоя!

Ты такая ясная, простая,
Ты такая русская в дому…
Пусть же никогда не зарастает
Торный путь к порогу твоему!

Plach Yarislavny

Тарас ШЕВЧЕНКО

Плач Ярославни

В Путивлі-граді вранці-рано
Співає, плаче Ярославна,
Як та зозуленька кує,
Словами жалю додає.
«Полечу,— каже,— зигзицею ,
Тією чайкою-вдовицею,
Та понад Доном полечу,
Рукав бобровий омочу
В ріці Каялі. І на тілі,
На княжім білім, помарнілім,
Омию кров суху, отру
Глибокії, тяжкії рани…»

І квилить, плаче Ярославна
В Путивлі рано на валу:
«Вітрило-вітре мій єдиний,
Легкий, крилатий господине!
Нащо на дужому крилі
На вої любії мої,
На князя, ладо моє миле,
Ти ханові метаєш стріли?
Не мало неба, і землі,
І моря синього. На морі
Гойдай насади-кораблі.
А ти, прелютий… Горе! Горе!
Моє веселіє украв,
В степу на тирсі розібгав».

Сумує, квилить, плаче рано
В Путивлі-граді Ярославна.
І каже: «Дужий і старий,
Широкий Дніпре, не малий!
Пробив єси високі скали,
Текучи в землю половчана,
Носив єси на байдаках
На половчан, на Кобяка
Дружину тую Святославлю!..
О мій Словутицю преславний!
Моє ти ладо принеси,
Щоб я постіль весела-слала,
У море сліз не посилала,—
Сльозами моря не долить».

І плаче, плаче Ярославна
В Путивлі на валу на брамі,
Святеє сонечко зійшло.
І каже: «Сонце пресвятеє
На землю радість принесло
І людям, і землі, моєї
Туги-нудьги не розвело.
Святий, огненний господине!
Спалив єси луги, степи,
Спалив і князя, і дружину,
Спали мене на самоті!
Або не грій і не світи.
Загинув ладо… Я загину!»

4 іюня [1860], СП6

Читать онлайн «Литература. 9 класс. Часть 1» автора Марьина Ольга Борисовна — RuLit

Вопросы и задания

1. Почему, на ваш взгляд, «Слово о полку Игореве» ряд исследователей относят к воинским повестям? Ответ обоснуйте.

2. Что явилось главным для автора – повествование о походе Игоря или лирический отклик на него? Какое начало – эпическое или лирическое преобладает в «Слове…»? Определите и докажите, к какому литературному роду относится произведение.

1. Найдите в тексте характерные для народной поэзии сравнения и уподобления героев (Ярославны, Игоря, Всеволода и других) различным животным и птицам. В чём вы видите смысл этих сопоставлений? Ответ обоснуйте.

2.  Приведите примеры поэтических приёмов и образных средств, присущих устному народному творчеству (фольклорные эпитеты, метафоры, гиперболы, олицетворения, повторы).

3. Какую роль играют образы природы в «Слове о полку Игореве»? Почему солнце прикрывает тьмой воинов Игоря? Вспомните обращение Ярославны к солнцу. Связаны ли эти два эпизода? Приведите ещё примеры.

1. Каким вам представляется автор «Слова о полку Игореве»? Подтвердите своё впечатление текстом.

2. Какое значение имеет образ певца-поэта Бояна? Прочитав вступительные слова Д. С. Лихачёва, сделайте вывод, чем отличается авторское повествование от повествования Бояна.

3. Составьте план ответа на тему: «Образы князей в „Слове о полку Игореве“». (Каким рисует автор «Слова…» Игоря? Каково его отношение к другим князьям? К чему призывает всех русских князей автор «Слова о полку Игореве»?)

4. По определению литературоведа А.  С. Орлова, героем «Слова о полку Игореве» является не какой-нибудь из князей, а вся Русская земля. Как вы понимаете эту мысль? Какая единая мысль и настроенность пронизывает всё произведение? Какую очень важную для своего времени идею выразил автор «Слова о полку Игореве»?

В. И. Стеллецкий. Причеть-моление Ярославны. Стихотворное переложение

На Дунае голос Ярославны слышен,На заре кукушкой одинокой кличет.«Полечу кукушкой, – молвит, – по Дунаю,Свой рукав шелко́вый омочу в Каяле,Оботру кровавые, горюя, раныНа могучем теле лады-князя».

Ярославна на стене Путивля-градаСпозаранок плачет, причитая:

«Ветер, господин мой!Для чего ты встречной силой веешь?Для чего несёшь на легких крыльяхВражеские стрелыНа полки супруга-лады,Или тебе мало в вышине под облаками веять,Корабли лелеять в синем море?Для чего же, господин, моё веселиеТы в степи по ковыль-траве развеял?»

Ярославна на ограде города ПутивляУтром рано плачет, причитая:

«Днепр Словутич!Средь степи великой, половецкой,Ты пробил волна́ми каменные горы,Ты ладьи лелеял СвятославаДо полков Кобя́ка,Прилелей ко мне ты ладу, господин мой,Чтоб не слать к нему мне слёз на море рано!»

На стене Путивля-града ЯрославнаСпозаранок плачет, причитая:

«Солнце светлое, тресветлое ты, Солнце!Всем тепло ты, ты для всех прекрасно!Для чего же знойные лучи послало,Господин мой,Ты на воинов супруга-ладыИ в степи безводной, половецкой,Луки ты им жаждою свелоИ колчаны горестью замкнуло?»

И.  И. Козлов. Плач Ярославны. Вольное подражание

Княгине З. А. Волконской

То не кукушка в роще тёмнойКукует рано на заре —В Путивле плачет ЯрославнаОдна на городской стене:«Я покину бор сосновый,Вдоль Дуная полечу,И в Каяль-реке бобровыйЯ рукав мой обмочу;Я домчусь к родному стану,Где кипел кровавый бой,Князю я обмою рануНа груди его младой».

В Путивле плачет Ярославна,Зарёй, на городской стене:«Ветер, ветер, о могучий!Буйный ветер, что шумишь?Что ты в небе чёрны тучиИ вздымаешь и клубишь?Что ты лёгкими крыламиВозмутил поток реки,Вея ханскими стреламиНа родимые полки?»

В Путивле плачет Ярославна,Зарёй, на городской стене:«В облаках ли тесно веятьС гор крутых чужой земли?Если хочешь ты лелеятьВ синем море корабли,Что же страхом ты усеялНашу долю? для чегоПо ковыль-траве развеялРадость сердца моего?»

В Путивле плачет Ярославна,Зарёй, на городской стене:«Днепр мой славный! ты волнамиСкалы половцев пробил;Святослав с богатырямиПо тебе свой бег стремил.Не волнуй же, Днепр широкий,Быстрый ток студёных вод, —Ими князь мой черноокийВ Русь святую поплывёт».

На дунае ярославны голос слышится аудиозапись. «Плач Ярославны» на древнерусском, современном русском, и на малорусском

Ярославна рано плачет
«О ветер, ветрило!
Зачем, господин, веешь ты навстречу?
Зачем мчишь хиновские стрелочки
На своих лёгких крыльицах
На воинов моего милого?
Разве мало тебе было под облаками веять,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, господин, моё веселье
По ковылю ты развеял?»

Ярославна рано плачет
В Путивле-городе на забрале, приговаривая:
«О Днепр Словутич!
Ты пробил каменные горы
Сквозь землю Половецкую.
Ты лелеял на себе Святославовы насады
До стана Кобякова.
Прилелей же, господин, моего милого ко мне,
Чтобы не слала я к нему слёз на море рано».

Ярославна рано плачет
В Путивле на забрале, приговаривая:
«Светлое и трижды светлое солнце!
Всем ты тепло и прекрасно:
Зачем, владыко, простёрло ты горячие свои лучи
На воинов моего лады?
В поле безводном жаждою им луки скрутило,
Горем им колчаны заткнуло?»

Перевод Василия Андреевича Жуковского

Голос Ярославнин слышится, на заре одинокой чечеткою кличет.
«Полечу, говорит, кукушкою по Дунаю,
Омочу бобровый рукав в Каяле-реке,
Оботру князю кровавые раны на отвердевшем теле его».
Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, приговаривая:
«О ветер, ты ветер!
К чему же так сильно веешь?
На что же наносишь ты стрелы ханские
Своими легковейными крыльями
На воинов лады моей?
Мало ль подоблачных гор твоему веянью?
Мало ль кораблей на синем море твоему лелеянью?
На что ж, как ковыль-траву, ты развеял мое веселие?»
Ярославна поутру плачет в Путивле на стене, припеваючи:
«О ты, Днепр, ты, Днепр, ты, слава-река!
Ты пробил горы каменны
Сквозь землю Половецкую;
Ты, лелея, нес суда Святославовы к рати Кобяковой:
Прилелей же ко мне ты ладу мою,
Чтоб не слала к нему по утрам по зарям слез я на море!»
Ярославна поутру плачет в Путивле на стене городской, припеваючи:
«Ты светлое, ты пресветлое солнышко!
Ты для всех тепло, ты для всех красно!
Что ж так простерло ты свой горячий луч на воинов лады моей,
Что в безводной степи луки им сжало жаждой
И заточило им тулы печалию?»

Переложение написано в 1817 — 1819 годах.

Перевод Константина Дмитриевича Бальмонта (1867-1942)

Свист ли копий или песня? Что за песня над Дунаем?
Ярославнин слышен голос. Как безвестная кукушка,
Кличет рано: «Полечу, мол, я кукушкой по Дунаю,
Омочу рукав бобровый я в реке Каяле быстрой,
Раны я утру на князе, кровь утру на теле сильном».
Рано плачет Ярославна на стене градской в Путивле,
Кличет к ветру: «Ветр, ветрило, ты к чему насильно веешь?
Ты зачем, о господине, на своих нетрудных крыльях
Стрелы ханские бросаешь на бойцов, где он, мой Ладо?
Мало ль было в высях веять и летать под облаками,
Прилетев, качать-лелеять корабли на синем море?
Ты зачем мое веселье ковылями всё развеял?»
«Славный Днепр, пробил ты горы сквозь земли той Половецкой,
Святославовы суда ты, в стан Кобяков мча, лелеял,
Возлелей, о господине, моего примчи ты Лада,
Чтобы утром я не слала слез к нему на море рано».
Рано плачет Ярославна на стене градской в Путивле:
«Солнце светлое, свет-солнце, ты для всех тепло и красно,
Для чего же, господине, ты стремишь свой луч горячий
На войска, где он, мой Ладо? Для чего в безводном поле
Ты тоской им сушишь луки и колчаны затворяешь?»

Перевод Н. Заболоцкого

Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая.
Голос Ярославны молодой;
«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?»
На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:
«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:
«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,
Горем переполнило колчан?»

1938-1946

Виктор Соснора

Над Путивлем Солнце-радость

а светит слабо.

ограде града,

до рассвета цвета ситца:

Полечу я по Дунаю

бесприютною зегзицей.

Рано, рано

омочу рукав бобровый,

князю раны вспеленаю,

Над Путивлем ветер стылый

носит запах сечи душной.

Плачет лада:

О Ветрило,

Отчего враждебно дуешь?

о Ветр-Ветрило,

добродушный и обширный,

мечешь на воздушных крыльях

в русскую дружину?

Мало ли тебе,

бездомный,

облака пинать по югу,

мало на море студеном

корабли волной баюкать?

Мало вырывать посевы,

дыбить мех

лесному зверю?

Отчего ж мое веселье

по ковыль-траве

Над Путивлем Солнце-радость

а светит слабо.

ограде града,

плачет лада Ярославна,

плачет лада,

стоном стонет,

Солнцу слабому грозится:

Полечу к тебе я, Солнце,

бесприютною зегзицей.

Отчего в безводном поле,

кидая наземь,

пропитало потной солью

ты дружину мужа-князя?

Отчего тугие луки

ты им, Солнце,

раскачало,

покоробило им ту гой

камышовые колчаны?

Над Путивлем красны тучи,

плачет лада Ярославна:

О могучий Днепр Славутич!

Расколол ты горы-камни,

Святославовы онучи

с Кобяковы сапогами

ты столкнул…

О господине!

Прилелей мне мужа завтра.

покрытым тиной,

глазастым.

(1969 г.)

Евгений Евтушенко

В Путивле плачет Ярославна
одна на крепостной стене
о всех, кто пал давно, недавно,
и о тебе, и обо мне.

По-вдовьи кличет, чайкой кычет:
«Дунайской дочкой я взлечу,
рукав с бобровой оторочкой
в реке Каяле омочу.

Не упаду в полете наземь,
спускаясь к мужу своему,
и на любимом теле князя
крылами нежно кровь зажму».

В Путивле плачет Ярославна
оплакивая, как во сне,
со славой павших и бесславно,
но на одной для всех войне.

«О, господин ветрило, ветре,
зачем ты веешь вперекор?
Ты лучше слезы мои вытри,
а стрелами не бей в упор.

Тебе притти бы, ветре, в разум,
наполнив парус кораблю.
Пошто мою любовь и радость
развеял ты по ковылю?»

В Путивле плачет Ярославна
одна на крепостной стене:
«Ты, Днепр Словутич своенравный,
пробился в горной крутизне.

Ты на себе лелеял чаек
и святославовы ладьи.
Спаси любимого, качая
его под парусом любви».

В Путивле плачет Ярославна
одна на крепостной стене:
«О, солнце, ты ни с кем не равно.
Согрей всех в мире, кто одне.

из храброго тела

поникло веселие,

трубы трубят городенские!

Ярослава все внуки и Всеслава!

Уже склоните стяги свои,

вложите в ножны мечи свои повреждённые,

ибо лишились мы славы дедов.

Своими крамолами

начали вы наводить поганых

на землю Русскую,

на достояние Всеслава.

Из-за усобиц ведь пошло насилие

от земли Половецкой!

На седьмом веке Трояна

кинул Всеслав жребий

о девице ему милой.

Хитростью оперся на коней

и скакнул к городу Киеву,

и коснулся древком

золотого престола киевского.

Отскочил от них лютым зверем

в полночь из Белгорода,

объятый синей мглой, добыл удачу:

в три попытки отворил ворота Новгорода,

расшиб славу Ярославу,

скакнул волком

до Немиги с Дудуток.

А Немиге снопы стелют из голов,

молотят цепами булатными,

на току жизнь кладут,

веют душу от тела.

Немиги кровавые берега

не добром были засеяны,

засеяны костьми русских сынов.

Всеслав-князь людям суд правил,

князьям города рядил,

а сам ночью волком рыскал:

из Киева до петухов дорыскивал до Тмуторокани,

великому Хорсу волком путь перерыскивал.

Ему в Полоцке позвонили к заутрене рано

у святой Софии в колокола,

а он в Киеве звон тот слышал.

Хоть и вещая душа была у него в храбром теле,

но часто от бед страдал.

Ему вещий Боян

ещё давно припевку, разумный, сказал:

«Ни хитрому,

ни умелому,

ни птице умелой

суда божьего не миновать!»

О, стонать Русской земле,

вспоминая

первые времена и первых князей!

Того старого Владимира

нельзя было пригвоздить горам киевским;

а ныне встали стяги Рюриковы,

а другие — Давыдовы,

но врозь их знамёна развеваются.

кукушкою безвестною рано кукует:

«Полечу, говорит, — кукушкою по Дунаю,

омочу шелковый рукав в Каяле-реке,

утру князю кровавые его раны

на могучем его теле».

Ярославна рано плачет

«О ветер, ветрило!

Зачем, господин, веешь ты навстречу?

Зачем мчишь хиновские стрелочки

на своих легких крыльицах

на воинов моего милого?

Разве мало тебе бы под облаками веять,

лелея корабли на синем море?

Зачем, господин, мое веселье по ковылю развеял?»

Ярославна рано плачет

в Путивле-городе на забрале, приговаривая:

«О Днепр Словутич!

Ты пробил каменные горы сквозь землю Половецкую.

Ты лелеял на себе Святославовы насады

до стана Кобякова.

Прилелей же, господин, моего милого ко мне,

чтобы не слала я к нему слез

на море рано!»

Ярославна рано плачет

в Путивле на забрале, приговаривая:

«Светлое и трижды светлое солнце!

Всем ты тепло и прекрасно:

зачем, владыко, простерло ты горячие свои лучи

на воинов моего лады?

В поле безводном жаждою им луки скрутило,

горем им колчаны заткнуло?»

Прыснуло море в полуночи;

идут смерчи тучами.

Игорю князю бог путь указывает

из земли Половецкой

в землю Русскую, к отчему золотому столу.

Погасли вечером зори.

Игорь спит,

Игорь бдит,

Игорь мыслью поля мерит

от великого Дону до малого Донца.

Коня в полночь Овлур свистнул за рекою;

велит князю разуметь: не быть Игорю в плену.

Кликнула,

стукнула земля,

зашумела трава,

вежи половецкие задвигались.

А Игорь князь поскакал

горностаем к тростнику

и белым гоголем на воду.

Вскочил на борзого коня

и соскочил с него серым волком.

И побежал к излучине Донца,

и полетел соколом под облаками,

избивая гусей и лебедей

к завтраку,

Когда Игорь соколом полетел,

тогда Овлур волком побежал,

стряхивая собою студеную росу:

Оба ведь надорвали своих борзых коней.

Донец говорит:

«О Князь Игорь!

Немало тебе величия, а Кончаку нелюбия,

а Русской земле веселия!»

Игорь говорит:

«О Донец! Немало тебе величия,

лелеявшему князя на волнах,

стлавшему ему зеленую траву

на своих серебряных берегах,

одевавшему его теплыми туманами

под сенью зеленого дерева;

ты стерег его гоголем на воде,

чайками на струях,

чернядями на ветрах».

Не такова-то, говорит он, река Стугна:

скудную струю имея,

поглотив чужие ручьи и потоки,

расширенная к устью,

юношу князя Ростислава заключила.

На темном берегу Днепра

плачет мать Ростислава

по юноше князе Ростиславе.

Уныли цветы от жалости,

и дерево с тоской земле приклонились.

То не сороки застрекотали —

по следу Игоря едут Гзак с Кончаком.

Тогда вороны не граяли,

галки примолкли,

сороки не стрекотали,

только полозы ползали.

Дятлы стуком путь кажут к реке,

да соловьи веселыми песнями

рассвет возвещают.

Говорит Гзак Кончаку:

«Если сокол к гнезду летит,

расстреляем соколенка

своими золочеными стрелами».

Говорит Кончак Гзаку:

«Если сокол к гнезду летит,

То опутаем мы соколенка

красною девицей».

И сказал Гзак Кончаку:

«Коли опутаем его красною девицей,

не будет у нас ни соколенка, ни красной девицы,

и станут нас птицы бить

в поле Половецком».

Сказали Боян и Ходына,

Святославовы песнотворцы

старого времени Ярослава,

и Олега-князя любимцы:

«Тяжко голове без плеч,

беда и телу без головы» —

так и Русской земле без Игоря.

Солнце светится на небе, —

а Игорь князь в Русской земле.

Игорь едет по Боричеву

ко святой богородице Пирогощей.

Села рады, грады веселы.

Певши песнь старым князьям,

потом и молодым петь:

«Слава Игорю Святославичу,

Буй туру Всеволоду,

Владимиру Игоревичу!

Здравы будьте, князья и дружина,

Борясь за христиан

против нашествий поганых!

Князьям слава и дружине!

Как Ярославна мужа вернула

Не все уже вспомнят сходу сюжет «Слова о полку Игореве».
В двух словах. Летопись описывает, как Игорь, не вняв знакам о гибели своего войска, углубился в половецкую степь, потерял войско и попал в плен.
Ярославна, его жена, почувствовав неладное, рано утром встала на стене крепостной лицом к солнцу и запела, призывая силы ветра, Дуная и Солнца помочь ей вернуть мужа домой. Получилось таки. Славлю женскую энергию и я. Девочки, когда мы научимся верить в себя, тогда наступят на земле лучшие дни.



Ярославной рано утром встану,
К ясну Солнцу, к ветру, к морю обращусь я:
Ты Великий и могучий Род мой!
Приведи ко мне молю я Дух мой,

Чтоб вернулся из похода мой Желанный,
Чтобы сердечны раны разровнялись.
Вы раскройтесь пробудитесь силы света
Чтобы стала я собою: Ладой Ледой

Чтобы стерлась память в женском о ненастьях,
Стала белым чистым опытом чудесным жизнь земная,
Чтоб построить можно было только вместе,
Жизнь в партнерстве с Богом, в новом Рае.

На Дунае Ярославнин голос слышится,
Кукушкою безвестной рано кукует:
«Полечу, — говорит, — кукушкою по Дунаю,
Омочу шелковый рукав в Каяле-реке,
Утру князю кровавые его раны
На могучем его теле».

Ярославна рано плачет

«О ветер, ветрило!
Зачем, господин, веешь ты навстречу?
Зачем мчишь хиновские стрелочки
На своих лёгких крыльицах
На воинов моего милого?
Разве мало тебе было под облаками веять,
Лелея корабли на синем море?
Зачем, господин, моё веселье
По ковылю ты развеял?»

Ярославна рано плачет
В Путивле-городе на забрале, приговаривая:
«О Днепр Словутич!
Ты пробил каменные горы
Сквозь землю Половецкую.
Ты лелеял на себе Святославовы насады
До стана Кобякова.
Прилелей же, господин, моего милого ко мне,
Чтобы не слала я к нему слёз на море рано».

Ярославна рано плачет
В Путивле на забрале, приговаривая:
«Светлое и трижды светлое солнце!
Всем ты тепло и прекрасно:
Зачем, владыко, простёрло ты горячие свои лучи
На воинов моего лады?
В поле безводном жаждою им луки скрутило,
Горем им колчаны заткнуло?»

Прыснуло море в полуночи,
Идут смерчи тучами.
Игорю-князю бог путь указывает
Из земли Половецкой
В землю Русскую,
К отчему золотому столу.
«Плач Ярославны из Слово о полку Игореве»

А коренной текст Плача Ярославны будет переводиться не раз, будя воображение поэтов
Над широким берегом Дуная,
Над великой Галицкой землей
Плачет, из Путивля долетая,
Голос Ярославны молодой:

«Обернусь я, бедная, кукушкой,
По Дунаю-речке полечу
И рукав с бобровою опушкой,
Наклонясь, в Каяле омочу.
Улетят, развеются туманы,
Приоткроет очи Игорь-князь,
И утру кровавые я раны,
Над могучим телом наклонясь».


Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Что ты, Ветер, злобно повеваешь,
Что клубишь туманы у реки,
Стрелы половецкие вздымаешь,
Мечешь их на русские полки?
Чем тебе не любо на просторе
Высоко под облаком летать,
Корабли лелеять в синем море,
За кормою волны колыхать?
Ты же, стрелы вражеские сея,
Только смертью веешь с высоты.
Ах, зачем, зачем мое веселье
В ковылях навек развеял ты?»

На заре в Путивле причитая,
Как кукушка раннею весной,
Ярославна кличет молодая,
На стене рыдая городской:

«Днепр мой славный! Каменные горы
В землях половецких ты пробил,
Святослава в дальние просторы
До полков Кобяковых носил.
Возлелей же князя, господине,
Сохрани на дальней стороне,
Чтоб забыла слезы я отныне,
Чтобы жив вернулся он ко мне!»

Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру:

«Солнце трижды светлое! С тобою
Каждому приветно и тепло.
Что ж ты войско князя удалое
Жаркими лучами обожгло?
И зачем в пустыне ты безводной
Под ударом грозных половчан
Жаждою стянуло лук походный,

Это стихи Тараса Шевченко
а это Вадима Константинова
хотя точного перевода наверное сегодня еще нет
не рыдала она, и есть версия что не кукушкою летела а молнией, там разница в 1 буковке
.Над Дунаем утром ранним Ярославны голос слышен,
-плачет дикою кукушкой,нежной горлицею дышит…»
полечу кукушкой быстрой на Каяль -реку
и в ней омочу рукав бобровый у ракиты,близ камней..
.и утру им князю раны…раны страшные Его…
зарастут они на теле от дыханья моего!…»
Горько плачет в град-путивле Ярославна,причитая:
«Ветер,что ж,ты веешь злобно,силы войнов ослабляя?…
и зачем на легких крыльях вражьи стрелы мчишь,
ты в них?…мало ль,ты гулял средь бездны гор подоблачных,-седых?…
мало ль,ты,играл на море парусами кораблей?…
что ж,мое веселье бросил средь высоких ковылей?. .
» Горько плачет в град-Путивле Ярославна,причитая:
«Днепр Славутич!сколь могуч,ты,-недра камня пробивая!…
Господин мой,знаю,помнишь,-Святославовы ладьи…
как лелея,гнал их дальше,до Кобяковой земли…
Возверни ж,мне ладу снова,что бы я не слала слез в море быстрыми гонцами,в час невыплаканных рос!»…
Горько плачет в град-Путивле Ярославна,причитая:»О,тресветлое,ты,Солнце,-ты Печаль моя святая
!всем с тобой тепло и мирно…но,скажи,-зачем лучи,что,ты,шлешь на войнов лады,-так безмерно горячи?
и зачем в безводном поле,-луки жаждой сушишь им,
и колчаны замыкаешь взором огненным своим!?…
«06.1984.

«Ярославна рано плачет…»

(Героиня «Слова о полку Игореве» в кругу современниц)

В судьбе «Слова о полку Игореве» — великой древнерусской поэмы удивительно то, что со временем споры о ней разгораются все жарче и ожесточеннее. Горы книг и статей о поэме в сотни раз превысили сам ее объем. Центральный женский ее образ — фигура Ярославны, жены князя Игоря. Мы следим в поэме за переплетением судеб самых различных князей — современных автору или являющихся для него историей,- но именно Ярославна на городском «забороле стены», заклинающая солнце, ветры и Днепр помочь ее любимому мужу вырваться из плена, куда он попал после неудачного сражения с половцами, является, пожалуй, наиболее живым и ярким лицом «Слова о полку Игореве». В самом деле, при упоминании этого героического эпоса каждый второй невольно вспомнит: «Как же. как же, Ярославна летит зегзицею на Дунай…»

Кто только не восхищался этим созданием безымянною певца! Пушкин писал о богатстве «поэзии… в плаче Ярославны». Известный австрийский поэт Рильке, влюбленный в русскую литературу и создавший лучший перевод поэмы на немецкий язык, отмечал: «Самым восхитительным местом является плач Ярославны, а также начало, где дается гордое непревзойденное сравнение с 10 соколами, спущенными на лебедей… Ничего подобного я не знаю».

Если рассматривать «Слово о полку Игореве» как своего рода «Войну и мир» XII столетия, то сцены мира в поэме — это прежде всего плач Ярославны.

Какой нам ее представить — жену князя Игоря? Что мы можем сказать о ней? Ведь даже имени ее не сохранилось, а Ярославна — это отчество. Героиня поэмы носит имя отца — Ярослава Галицкого Осмомысла, что естественно для того времени, когда женщина называла себя по отцу, мужу и даже свекру. При завершении реставрационных работ в главном соборе Киевской Руси — Софии Киевской была найдена на штукатурке надпись граффити (особая техника настенного письма) XII века: «Се была в Софии многопечальная Андреева сноха, Олега сестра и Игоря и Всеволода». Эту надпись сделала родная сестра героев поэмы — князя Игоря, «буй-тур Всеволода» и умершего ранее злополучного похода Олега. Несчастная вдова (в летописи названная «Володимиряя» — по мужу) себя обозначила по принадлежности к княжьему дому, как сестру и сноху, но не решилась запечатлеть свое имя.

В сложной и многотрудной судьбе изучения «Слова» первой, предложившей считать Ярославну дочерью Ярослава Галицкого, была императрица Екатерина II. Любительница русской истории и генеалогии, она много работала над своими «Записками касательно русской истории», доведенными ею до конца XIII века. Та же Екатерина назвала первому издателю «Слова» графу А. И. Мусину- Пушкину имя жены князя Игоря: ее будто бы звали Ефросинья. Доказательства тому были веские: в летописных рассказах упоминались злоключения сына Ярослава — Владимира, который в 1184 году нашел пристанище у своего шурина (то есть брата жены) князя новгород-северского Игоря. Отсюда родилось утвердившееся предположение, что Ярославна вышла замуж за Игоря лишь год до похода, была мачехой его сыновьям, второй женой князя, юной княгиней.

Имя Ефросиния и в самом деле встречается в Любечском синодике, поминальной книге всех черниговских князей и их супруг, но там нет точного указания, что под именем Ефросиния имеется в виду жена князя Игоря, а такие знатоки черниговских древностей, как Филарет, и прямо выражали в этом сомнение. И хотя почти двухсотлетняя традиция числит Ярославну Ефросинией, слишком мало подлинных исторических данных, чтобы утверждать это решительно и реконструировать исторический образ героини «Слова». Однако кое-что напомнить о ней мы можем, хотя бы системой отсветов от других зеркал. Вглядевшись пристальней в лица и судьбы современниц Ярославны — женщин XII века, мы, возможно, надежнее высветим прячущуюся во тьме времен поэтическую фигуру героини древней поэмы.

Из книги Рюриковичи. Собиратели Земли Русской автора Буровский Андрей Михайлович

Ярославна Свою дочь Ефросинью Ярослав Осмомысл выдал замуж за новгород-северского, а потом за путивльского князя Игоря. Дочь Ярослава Осмомысла — это та самая Ярославна, вошедшая в историю как образ беззаветной женской любви. Жена, которая проводит князя Игоря на войну,

автора Чуев Феликс Иванович

Рано взяли Берлин? С телевизионного экрана (американский фильм «Монстр» о Сталине) мне довелось слышать мнение, что Красной Армии не следовало спешить со взятием Берлина в апреле — мае 1945 года, ибо это можно было сделать и попозже, и меньшей кровью, но Сталин не жалел своих

Из книги Молотов. Полудержавный властелин автора Чуев Феликс Иванович

Революция — рано? — Сейчас, Вячеслав Михайлович, среди интеллигенции такое течение мысли, оно и раньше, наверно, было, что с революцией поспешили. — Считают, рано?- : К чему это, мол, привело? Ни к чему хорошему. Россия шла бы своим путем: И к чему-нибудь бы

Из книги Былины. Исторические песни. Баллады автора Автор неизвестен

Часовой плачет у гроба Ивана Грозного У крыльца-та ли у дворца даАй, было государева, ай, государева.Государева, да у столба-та ли была да,Ай, было у точёныва, ой, у точёныва.У точёныва, да у колечушка была да,А было у злачёныва, ой, у злачёныва.У злачёныва, да гребенской-та ли

Из книги Повседневная жизнь российских жандармов автора Григорьев Борис Николаевич

«Ох, рано встает охрана!» Служба в царской охране во все времена была нелегким делом, особенно для нижних чинов, и была значительно тяжелее, беспокойнее и опаснее обычной жандармской службы. Например, дежурства описанной выше охранной стражи осуществлялись круглосуточно

Из книги О русском национальном сознании автора Кожинов Вадим Валерианович

Из книги От КГБ до ФСБ (поучительные страницы отечественной истории). книга 1 (от КГБ СССР до МБ РФ) автора Стригин Евгений Михайлович

4.24. Апрельские законы («ох, рано встает охрана») 4.24.1. Мартом, как известно, весна не заканчивается. В следующем месяце она продолжается.28 апреля 1993 года были приняты два Закона. «О государственной охране высших органов государственной власти Российской Федерации и их

Из книги Ледовое побоище и другие «мифы» русской истории автора Бычков Алексей Александрович

Ярославна, кто она? На Дунае Ярославны голос слышен, чайкою неузнанною рано утром стонет. А кто такая — Ярославна? Жена Игоря?Игорь княжил в Путивле до 1179 года, а затем сел в Новгороде-Северском.В списке «Слова о полку Игореве» (БАН, 16.5.15) перед текстом приведены следующие

Из книги Остров Пасхи автора Непомнящий Николай Николаевич

автора

Анна Ярославна В «Повести временных лет» отсутствует упоминание о дочери Ярослава Анне, ставшей в 1051 году королевой Франции. Да и о самой Франции там нет ни слова. На первый взгляд это трудно объяснить. Принято считать, что именно через русские земли по Днепру и по Волге

Из книги Рюриковичи. Исторические портреты автора Курганов Валерий Максимович

Елизавета Ярославна Сведения о дочерях Ярослава отсутствуют в «Повести временных лет», и поэтому в рассказе о них приходится основываться на иностранных источниках.Одним из таких документов являются скандинавские саги и в первую очередь знаменитый во всем мире сборник

Из книги Сталин против Троцкого автора Щербаков Алексей Юрьевич

«Просто рано поутру в стране произошел переворот» Нет смысла подробно рассказывать об Октябрьском перевороте – эти события я изложил в другой книге, повторяться не интересно. Я отмечу лишь основные события, важные для темы этой работы.Большевики взяли курс на

Из книги Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи) автора Кондратов Александр Михайлович

Поленницы Рано-Рораку «Стоя на склоне горы, они смотрят с непостижимым спокойствием на море и землю, и тут сразу чувствуешь, как их контуры начинают вас завлекать, несмотря на свою упрощенность. И чем больше предаешься такому созерцанию, тем сильнее становится это

Из книги Сила слабых — Женщины в истории России (XI-XIX вв.) автора Кайдаш-Лакшина Светлана Николаевна

А Ярославна? Ярославна не походит ни на один из этих типов. В чем же состоит ее загадка?Д. С. Лихачев очень тонко подметил одну удивительную и, может быть, главную особенность «плача Ярославны». Он, по его словам, напоминает инкрустацию в тексте поэмы: «Автор «Слова» как бы

Из книги Велика історія України автора Голубец Николай

Анна Ярославна Як наглядний доказ живих звязків України з далекою Францією, може послужити подружжя французького короля Генриха з дочкою Ярослава Анною. В 1048 р. король Генрих повдовів і вислав посольство з єпископом Готіє Савейрою на чолі в Київ, просити руки дочки

Из книги И время и место [Историко-филологический сборник к шестидесятилетию Александра Львовича Осповата] автора Коллектив авторов

Вопросы на засыпку

Этот вопрос не дает мне покоя с тех самых пор, как я задумался о подлинности древней поэмы «Слово о полку Игореве». Исследователи уверяют нас, что поэма была широко распространена на Руси, что ее образы использованы другими авторами в своих трудах. Давайте согласимся с таким мнением.

Но тут же возникает вполне нетривиальный вопрос: почему ни одного экземпляра поэмы не сохранилось? Я уточняю. Ни одного экземпляра древнего списка хотя бы ХVI или XVII века, не говоря о более древних веках, как ни странно, не сохранилось. Если поэма была столь популярной, что ее цитировали, то не могли же исчезнуть все до одного экземпляра.

Или кто-то преднамеренно уничтожал все подлинное и заменял фальшивками?

Был какой-то один единственный текст найден вместе с другими, с него сделали две копии и подготовили в 1800 году публикацию, но и этот текст и часть тиража сгорели в большом московском пожаре 1812 года вместе с древними манускриптами Мусина-Пушкина. Рукописи сгорели, а дом, где они хранились, стоит до сих пор. Их, видимо, вынесли для того, чтобы от них не осталось и следа. Похоже, что кто-то был очень заинтересован, чтобы древние рукописи сгорели: нет документальных свидетельств, нет фактов, чтобы опровергать ту ложь, которая положена с фундамент отечественной истории. По сути все древности на Руси позднего происхождения, они созданы в основном после воцарения Романовых, то есть в XVII веке и позднее. А где шлемы, мечи, доспехи, колокола, короны, державы, скипетры, печати, ярлыки, грамоты и просто письма русских царей и великих князей доромановской России? Наконец, где гробы и саркофаги великих князей и царей? Все исчезло, все уничтожено или заменено дешевыми подделками, как и сама история России.

На мой взгляд, «Слово о полку Игореве» — это ярко выраженная подделка более позднего времени, иллюстрация к той истории, которую изготовили иностранцы по заказу русских царей из династии Романовых. Я не исключаю, что при создании «Слова о полку Игореве» авторы подделки пользовались какими-то действительно талантливыми произведениями русской словесности, древними манускриптами, какими-то рукописями на русском языке. Поэма – я это хочу отметить особо – не столь гениальна, как об этом толковали и толкуют комментаторы. Просто российское общество находится под гипнозом многочисленных комментариев и хвалебных отзывов. Бесспорно, есть в поэме талантливо исполненные фрагменты, местами неповторима лексика, четко продуман сюжет. Произведение тщательно выстроено, имеет сложную композицию. И все же это не подлинник. В пользу подделки свидетельствуют многие факты, в том числе плач Ярославны.

Надо особо отметить, что плач – принадлежность очень популярного в свое время литературного течения — сентиментализма. Сентиментализм (от французского sentumentalisme

К XVIII веку завершился раскол мировой империи, закончилась эпоха жестоких разборок и междоусобных войн. Было разделено имущество старого имперского центра в Европе и захвачены победителями огромные заморские территории. Прежний единый мир с одним управляющим центром поделен на несколько, единая гигантская империя, занимающая все известные к тому времени материки, расколота, и новые правители монополий вдруг почувствовали себя очень значительными фигурами, сели на богато украшенные троны и взяли в свои руки золотое яблоко с крестом в качестве древнего символа единой верховной царской власти.

Из колоний теперь везут в Европу золото, серебро и дешевые товары, все схвачено, за все заплачено. История переделана в угоду правящей Реформации. Церковь раскололась на три великие течения. Пора остановиться, оглядеться, подумать о душевном состоянии верхушечного слоя общества. Но к этому времени образование стали получать и те, кто был на более низких социальных ступеньках. Они тоже начинают требовать своей доли от единого пирога. Выясняется, что они-то более других пострадали в ходе реформационных преобразований. У людей в новых метрополиях появилось больше свободного времени, которое можно использовать на самообразование, на чтение книг, за занятие художественным творчеством. Литература стала еще одним способом наживы. И услужливые литераторы, похоже, не без влияния религиозной литературы, стремятся выжать слезу у просвещенного читателя. За такие произведения больше платят. Не сентиментализм ли с его слезливостью вывел на площади народ, который начал класть на плахи своих прежних правителей? Впрочем, это тема для особого разговора.

Уточняю. Плач как жанр становится одним из самых главных направлений сентиментализма.

Вслед за автором апокалипсиса Святым Иоанном Богословом, напуганным якобы предстоящим будущим, герои литературных произведений начинают не только плакать, но и рыдать. Апокалипсис – предшественник сентиментализма, между ними нет многовекового разрыва, как нас пытаются убедить. Это плоды близких эпох, только апокалипсис рассказывает о событиях, которые предшествовали расколу мировой империи. Если можно грубо выразиться, то Иоанн рыдает о судьбе всего человечества в канун великого раскола, а сентиментализм как бы подводит итоги и завершает раскол, рыдая о судьбах конкретного человека. То есть к моменту зарождения сентиментализма новый мир слегка зализал уже нанесенные раны на теле и приступил к врачеванию душевных травм. Между этими событиями, апокалипсисом и сентиментализмом, – работа историков, хронистов, философов, которые разнесли события по хронологической шкале и создали новую, фальшивую канву мировой истории. Теперь требовалось эту канву наполнить фактами.

«Слово о полку Игореве» по сути – иллюстрация к той будущей истории России, которую потом напишет Николай Карамзин по инструкциям, полученным в научных центрах Западной Европы, по шпаргалкам, подготовленным иностранцами в Российской Академии Истории. Карамзин предварил свою работу над поэмой и историей Государства Российского поездкой по просвещенной Европе и «Письмами русского путешественника».

В «Слове о полку Игореве» одна из самых ярких сцен – плач княгини Ярославны. И хотя это литературное произведение, созданное в полном согласии с канонами сентиментализма, комментаторы зачем-то разыскали якобы подлинных прототипов. Ярославне якобы соответствует Ефросинья Ярославна, дочь Ярослава Владимировича Галицкого, «Осмомысла», вторая жена (с 1184г.) Игоря Святославича.

Когда твердо уверен и четко осознаешь, что история России была другой, отчетливо замечаешь и промахи «фальшиводельцев».

Плач, казалось бы, всегда сопровождал Русь, такую судьбу ей уготовили, быть униженной и обиженной. Ситуация сохраняется якобы с древнейших времен до настоящего времени. Народ, который обладает очень высокой степенью выживаемости и оптимизма, который в недавние времена объединял еще шестую часть суши, народ, который до сего дня обладает уникальным, очень выразительным и образным языком, не может иметь такой истории, которая ему оставлена западными реформаторами.

Русских, как и турок, просто выкинули из мирового исторического процесса. Почему? Русские даже в условиях жесточайшего террора власти и оккупации сохраняют и оптимизм, и трезвый взгляд, и стремление к справедливости.

Плакать – это прослезиться, проливать слезы, слезно скорбеть или умолять. Рыдать – это вопить, плакать вслух, навзрыд, воем. Плакать – это более искреннее выражение чувств. Рыдать – чаще всего работа напоказ, для оценки другими. И вовсе не случайно, в русском языке в прошлом появилось слово рыдальщицы, так называли в народе профессиональных плакальщиц по чужим покойникам. Плакальщица – это своя, рыдальщица – за деньги, за какую-то услугу, милость или за товар, это напоказ.

Плач Ярославны – это все-таки искренний плач, искренняя забота о ком-то, но вряд ли об Игоре. Плач Ярославны – это очень выразительная вставка в поэме, но она почти не связана с другими частями.

Вчитайтесь в тексты поэмы, и вы почувствуете нестыковки. Давайте разбираться вместе. Ярославна плачет по своему мужу, уехавшему далеко на войну. Он может погибнуть. Ярославна как бы мысленно сопровождает его в пути и ведает, что в каждый момент с ним происходит. Я знал немало людей, которые на больших расстояниях чувствуют душевное состояние своих близких: они спокойны, пока у их родственников все нормально, но чувствуют тот момент, когда родные попадают в беду. Ярославна почувствовала беду, свалившуюся на ее мужа, она словно незримо сопровождала его в походе, но – и это очень странно – она ни разу не называет князя по имени. Почему? А может быть, муж не был князем? А может быть, ее муж воевал совсем в другом месте? А может быть, у него было совсем другое имя? Количество вопросов возрастает. Закрадываются сомнения в достоверности событий, а от них недалеко до предположения, что в переписанном откуда-то отрывке не было никакого имени.

И вот что еще странно. «На Дунаи Ярославнын глас ся слышит» (цитируется по древнерусскому тексту, считающемся официальным). Что там слышится? «Полечю – рече – зегзицию по Дунаеви, омочу дебрян рукав в Каяле реце, утру князю кровавые раны на жестоцем его теле».

Сразу возникает вопрос, почему речь о Дунае, если Игорь вместе с братом повели свои дружины на Дон или Донец, как отмечено в некоторых комментариях? Дунай течет совсем в другом месте. Может быть, в той древней поэме, из которой позаимствован этот выразительный отрывок, действие происходило на Дунае?

Впрочем, может быть, Ярославна родом откуда-то с Дуная, ведь романовские историки помещают летописную Галицкую Русь где-то возле Дуная. Возможно, эту территорию назначили быть Галицией потому, что на старых имперских гербах была такая территория, и Романовы решили обозначить ее как бы в своих владениях. В частности, историки уверяют, что Галицкий князь Ярослав Святославич, отец Ярославны, управлял не только Киевом, но и Венгрией. Следы Галиции есть на юге Польши, в северных Карпатах, но в этом случае у Ярославны не должно быть воспоминаний о Дунае.
В обращении к Днепру Ярославна уточняет: «Возлелей, господине, мою ладу ко мне, а бых не слала к нему слёз на море рано». Из текста плача следует, что лада Ярославны воюет где-то на Дунае возле моря, а вовсе не на Дону. А потому и к Днепру она обращается только потому, что это кратчайший путь до моря и по нему до устья Дуная.

Одного этого факта достаточно, чтобы заметить подделку. Можно сказать, что это приспособленный к данному месту отрывок из какого-то не дошедшего до нас подлинного произведения прошлого. Так школьник вставляет в свои сочинения отрывки из чужих произведений, подгоняет их под свою тональность, пытается убедить всех, что это он сам додумался до этого, но на каком-нибудь пустяке обязательно споткнется. Плач Ярославны тоже выделяются и уличает переписчика в подделке. Казалось бы, пустяки – имя любимого князя не названо, место битвы указано возле моря — но они и подводят фальсификатора. Попытаемся во всем этом разобраться.

Путивль сегодня город не российский, а украинский, он стоит на реке Сейм, которая впадает в Десну, приток Днепра. Значит, и в старину, о которой рассказано в «Слове», он стоял на той же реке. Новгород-Северский, стоящий на реке Десне, – это ныне тоже украинский город, а по словам комментаторов «Слова», в прошлом им владел потомок черниговских князей Игорь Святославич (якобы 1150 – 1202), сын Святослава Ольговича, внук Олега Святославича, прозванного «Гориславичем». Два города, Новгород-Северский и Путивль, между ними менее ста километров. В одном произведении два эти города притянуты за уши. Между ними никакой прямой связи, если не учитывать комментариев, в которых Ярославну называют второй женой князя Игоря. Князь Игорь княжил в Новгороде-Северском, там, видимо, имел добротный дом, а жену оставил где-то за сотню верст в Путивле. Почему? Объяснения этому нет.

«Ярославна рано плачет в Путивле на забрале». Забрало, по Далю, подъемная решеточка впереди шлема, для лица, личник, наличник. По аналогии представляем древнерусский город. Забрало, похоже, это — укрепленная лицевая часть города, въездные ворота с надвратными построениями. Значит, когда в переводе мы читаем «на стене», это не совсем верно. Само слово забрало очень интересно и выразительно, она показывает, что за счет него как бы слегка расширяется то, чем владеешь. У крепости это, похоже, тоже решетка, выдвинутая вперед, стоящая перед воротами. Могли забралом назвать и весь комплекс укреплений у въездных ворот.

А в одном из современных переводов, адресованных школьникам, отмечено:
«Ярославна рано поутру плачет в Путивле-городе на стене зубчатой». Откуда появилась эта стена зубчатая? Уж если переводить прозой, то надо быть до предела точным.

Знаменитый поэт Василий Жуковский тоже не совсем верно перевел это место? У него «Ярославна плачет на стене».
А что говорится в других переводах? В переложении Аполлона Майкова читаем:
«Игорь слышит Ярославнин голос…
Там она, в Путивле, раным-рано
На стене стоит и причитает…»

В поэме нет ни слова о том, что она стоит. Стоит – это слишком театрально, напоказ, а Ярославна искренне тоскует по мужу. Она одинока в своем горе.

А вот Николай Заболоцкий верно прочел это место в поэме:
Далеко в Путивле, на забрале,
Лишь заря займется поутру,
Ярославна, полная печали,
Как кукушка, кличет на юру.

Очень известный иллюстратор «Слова» В.А. Фаворский на своих гравюрах изобразил Ярославну на стене деревянного городка. В тех местах на Руси ставили белокаменные стены из тесаного природного камня с известью, и делали это не из прихоти, а по необходимости, поскольку это уже лесостепь и с древесиной, из которой можно строить крепости, напряженка.

Итак, «Ярославна рано плачет в Путивле на забрале». В соответствии с традициями устного народного творчества, да и многих литературных произведений, Ярославна трижды делает свои обращения: к ветру («О, ветре, ветрило!»), к реке («О, Днепре Словутицю!»), к солнцу («Светлое и тресветлое солнце!»)

Вы ничего странного не заметили? Игорь отправился с дружиной на Дон, а Ярославна собиралась лететь зегзицею на Дунай. Игорь ехал на Дон через Курск. Помните, он дожидается милого брата Всеволода, а у того уже дружина на запряженных лошадях под Курском дожидается. Но ведь верхний Дон и Дунай вообще в разных сторонах.

Ну, допустим, Ярославна была безграмотной и не изучала географию. Но автор-то куда глядел? Если судить по тексту, то он был очень образованным человеком своего времени.

И это еще не всё. Игорь со Всеволодом и дружинами отправились на восток или юго-восток. Битва с половцами идет где-то на Дону, а Ярославна обращается к Днепру. А эта река совсем в другой стороне, ведь Сейм течет от Путивля на запад, а Десна на запад и юго-запад до слияния севернее Киева с Днепром.

Есть логика в том, что Ярославна встает на рассвете, пока никого еще нет и никто не мешает, и обращается к восходящему солнцу, потом к ветру. Муж с воинами где-то там же. Логичнее обратиться к Дону, он там же, в той стороне, где восходит солнце. Но Ярославна обращается к Днепру. Почему? На этот вопрос мы уже ответили: через Днепр легче попасть к морю, а через него в устье Дуная. Все, что говорится об Игоре, и все, что говорится об Ярославне, – это два разных литературных произведения.

А теперь смотрим завершающие строки поэмы. Игорь из плена прибегает в Киев. Но это же не его вотчина. Его дом в Новгороде-Северском, его вторая жена Ефросинья Ярославна, если верить комментариям, ждет князя в Путивле. А он бежит в Киев, мимо собственного дома, мимо местонахождения жены, прямо к тестю. Вот тот обрадуется своему зятю, который дружину потерял, половцев привел на родную землю, а сам ни с чем явился на его великокняжеский двор! Почему? Где логика для объяснения такого поступка? Домой же Игорю ближе, чем в Киев: и ответ перед великим князем, да еще тестем держать не надо, ведь время – лучший лекарь, и с женою поскорее встретиться, она своими действиями поможет и с тестем разногласия уладить, и гнев великого князя смягчить. Опасно приносить плохую весть, можно попасть под крутую руку.

А половецкие ханы Гзак и Кончак рассуждают о том, что если сокол летит к родному гнезду, то не позарится он на красных девиц. А если позарится, то может этих красных девок и с собой увезти. А сокол-то этот мимо дома да в чужое княжество, в Боричев, предместье Киева, на богослужение. Словом, опять противоречие здравому смыслу.

Вот таких же противоречий много в мировой истории, как в комедии Грибоедова: шел в комнату, попал в другую.

Нечто подобное случилось с Колумбом: плыл в Индию, приплыл в Америку, открыл Новый Свет. Отправился в дальнее путешествие якобы из Палоса, маленького портового городка, которого и след в современном мире простыл, а приплыл в Барселону, на торжества к испанскому королю. А это лишних 700-800 километров. Или на бумаге и не столько можно показать?

Магеллан якобы дал название Тихому океану. Океан совсем не Тихий, но если Магеллан осуществлял военную экспедицию по захвату для Европы новых земель и не встретил на островах Тихого океана яростного сопротивления аборигенов, то тогда можно называть океан Тихий. Похоже, что Джеймс Кук доверился этой оценке и пострадал.

Отсюда вывод: когда где-то начинают врать, то концы с концами сойтись не могут.

Я много прочитал различной литературы, связанной со «Словом о полку Игореве», но откровенно признаюсь, не знаю ответа на вопрос, почему Ярославна плачет в Путивле. Обычно в таких условиях молодую жену оставляли под надзором близких родственников в своем доме, а не где-то за сотню верст неизвестно у кого. В общем, плач Ярославны – это талантливо выполненный отрывок из совсем другого произведения, ничем не связанного с рассказом о неудачном походе князя Игоря.

Наиболее эффективный способ выучить что-либо!

Как часто наши мечты выучить или освоить что-то новое обламываются об колено реальности? НУ, первая причина, лень и нехочуха — это понятно, это наше родное, внутрикровное и бороться с ним можно так, как я уже писал. 

Но есть еще одна причина, почему эфиопский язык, ускоренный курс игры на скрипке или секреты программирования на языке Python упорно не желают помещаться в нашей умной голове. Некоторые, по причине заниженной самооценки думают, что они, мягко говоря, тупые не гуманитарии или не технари, а что-то среднее, ни Бэ ни Мэ. Кстати, таковых, по моим наблюдениям еще со школы — большинство.

Плач Ярославны

Веру в свои способности отбивают пара-тройка пронырливых отличников, которые, видимо, родились вне Матрицы, а также стойкое неприятие правила буравчика, нежелание лезть в личную жизнь Ленского, какой бы интересной, по мнению Пушкина она ни была, и даже скрытое отвращение к урокам музыки и лично к Кабалевскому. Все это вместе взятое порождает стойкое убеждение в своей легкой дебильности, впрочем, тщательно скрываемое, которое к концу школы трансформируется в желание стать… ну конечно — экономистом. Кем же еще! Или, на худой конец, юристом. Кстати, многие девушки идут еще на автотракторный, видимо, по примеру Любови Орловой, которая оттуда наоборот сбежала в актрисы. Я еще про журналистов тут сознательно не пишу. Это вообще — отдельная тема для плача Ярославны.

И что же происходит потом? Это мы уже помним, так как было недавно. Отучившись по выбранной стезе, мы стойко оттарабаниваем на каторге  возмещения долга государству, а потом, наконец, осознав, что прошедшее — есть страшный сон, отвергаем его с корнем и, выдохнув, начинаем веб-дизайнить новую жизнь. Желательно в торговле или рекламе.

Так что же не дает нам быть теми, кем мы задумали с самого начала — космонавтами? Какого хрена все так выходит? И почему ученые утверждают, что наш мозг (мой, в данном конкретном случае) — на что-то вообще способен, когда налицо его полная беспросветная бесперспективность?! «Тупой, еще тупее» — это ребята, подающие надежды, как любят выражаться некоторые товарищи учителя, по сравнению со мной. Что не так?

Я открою вам секрет — я и есть тот самый тупой

Вообще говоря, я окончил школу с золотой медалью. Потом институт (экономист, ага), и, после третьего курса меня наконец-то выгнали. Выгнали по делу — я был языкаст, и на лекции у всего потока заявил декану (читал нам экономическую теорию), что он, то есть, декан, вот уже второй месяц несет абсолютную чушь. Это было правдой, все это знали, но молчали, конечно же. Декан это писец с пушистым хвостом. И в результате меня засыпали на банальной философии, я не сдал зачет (не смог дать точное определение Бога), и меня не допустили к экзаменам, сроки прошли и, короче, я вылетел. Все было драматично и на тот момент мне казалось, что декан с пушистым хвостом смахнул мою жизнь в отстойник с навозом. Да. Собственно, так казалось не только мне.

И что же дальше, спросите вы. А дальше я убедился, что наши знания, то, что реально вбуравливается в мозг и не просто лежит там, а еще и работает, это совсем не вуз, не школа, и даже не детсад. Мы это знали, скажите вы. ВУЗ — это корочка. Школа, это чтобы получить доступ к корочке, а детсад это ад. Да, да, так и есть. Но я сейчас про знания, а не про корочки. Так вот. Я стал писать контрольные для студентов когда только только появились 286-е компьютеры, кто помнит такие. Я писал их в тетрадках ручкой. Дальше — больше. Курсовые, дипломные, диссертации. По любым предметам, кроме ядерной физики и сопромату. И это можно делать, но трудозатраты/прибыль не стоят того. Много ли я написал, спросите вы. За 18 лет прилично. Параллельно я издавал свою газету, занимался фотографией, потом вот блог, ну и так далее. Все это вообще без образования как такового.

К настоящему моменту моя уверенность в собственных незнаниях только усугубляется.

И резонно возникает вопрос — откуда ДРОВА???

Почему такой мезальянс

Не открою ни для кого Америку, что наиболее эффективный способ что-то выучить или освоить — это начать обучать этому других. Тут всё как по анекдоту когда один преподаватель говорит другому: «Вот студенты тупые попались, я им раз объясняю – не понимают, второй раз объясняю – не понимают, третий раз объясняю, уже сам понял, а они не понимают».

В этом плане интересен конус обучения Эдгара Дейла, который первый (1969 год) и обосновал эту мысль, сформулировав наиболее эффективные способы обучения.

Эдгар Дейл преподавал ученикам один и тот же учебный материал, но разными способами. А потом анализировал их способности вспоминать изученную информацию после окончания обучения.

Принципы обучения, запоминания и усвоения информации Эдгара Дейла

Эдгар Дейл пришел к выводу, что:

— слушать лекции на тему или читать материалы по предмету – это наименее эффективный способ выучить что-либо;
— обучать других и использовать изучаемый материал в собственной жизни – это наиболее эффективный способ выучить что-либо.

Конус обучения наглядно объясняет, почему фрагменты из фильма запоминаются лучше, чем прочитанная книга на ту же тему. Фильм использует аудио и визуальные аспекты, которые человеческий мозг более склонен запоминать.

Хотя в основу конуса действительно положены результаты исследования Дейла, процентные данные вычислялись не Дейлом, а его последователями в результате их собственных исследований.

Хотя Конус обучения, получивший широкое распространение, содержит не совсем точные данные, он является руководством для самых эффективных техник обучения, какие только способен воспринять человеческий мозг.

Конус обучения наглядно объясняет, почему фрагменты из фильма запоминаются лучше, чем прочитанная книга на ту же тему. Фильм использует аудио- и визуальные аспекты, которые человеческий мозг более склонен запоминать.

Как эффективно изучить и запомнить какую-либо тему

Проводите лекции 
Хотя слушание лекций – это один из худших способов усвоения материала, чтение лекций по своей теме (как преподаватель) – один из самых эффективных.

Пишите статьи 
Если у вас есть блог или веб-страница, вы можете компилировать статьи по своей теме.

Создавайте видеопрограммы 
Даже если у вас нет собственного блога или веб-страницы, сейчас существует масса видео-порталов, например, Youtube, куда вы можете выкладывать свои видеоматериалы для бесплатного просмотра. Это очень эффективный метод, так как вы готовите лекционный материал, который доступен не узкому кругу слушателей лекции, а потенциальной мировой аудитории.

Обсуждайте с друзьями 
Один из самых простых и доступных вам технических приемов – общение с людьми вашего социального круга. В любой подходящий момент выносите на обсуждение интересующую вас тему и доносите до своих друзей все имеющееся у вас богатство знаний на эту тему. Чем с большим количество людей вы это обсудите, тем выше вероятность того, что вы вспомните этот материал в будущем. К тому же существуют буквально сотни способов проводить подобные дискуссии он-лайн, принимая участие в форумах по интересам, чатах или в социальных сетях.

Делайте это сами 
Чему бы вы ни учили других, вы должны быть уверены, что делаете это сами.

Помните только, что данные, приведенные в Конусе обучения – это не догма. У каждого может быть свой подход к обучению.

Несколько мыслей напоследок, имеющих косвенное отношение к теме

  1. Мир хочет, чтобы вы оставались тупыми. Чем вы тупее, тем вам проще продать продукты и услуги. Размер диагонали телевизора обратно пропорционален коэффициенту интеллекта.
  2. Не надо слепо верить в образовательную систему. Учебная программа устарела в первый день начала вашего обучения. (Исключение – фундаментальные программы, но только в точных науках; вопрос применения фундаментальных знаний в обычной жизни остается открытым.)
  3. Читайте без остановки, читайте как можно больше. Вы никогда не знаете, когда вам пригодятся новые знания и концепции, но вы будете намного лучше подготовлены к жизненным неожиданностям.
  4. Научитесь общаться с окружающими. Избегать людей, считая их недостойными своего общения, – значит не найти клиентов, друзей или работу в дальнейшем.
  5. Быть застенчивым – это пустая трата времени. Не давайте эмоциям рулить процессами принятия решений.
  6. Если вам что-то не нравится в отношениях с другим человеком, – в случае вашего разрыва это “что-то” и будет причиной.
  7. Как можно больше общайтесь с людьми старше себя. Пытайтесь понять их систему ценностей, их кругозор и логические связи между обстановкой и принятыми решениями.
  8. Найдите людей, которыми можно восхищаться, и старайтесь их превзойти.
  9. Со временем люди становятся более консервативными. Если хотите сделать рисковые вещи – делайте их, пока молодые. Я давно пришел к выводу, что реформаторство – это следствие отсутствия знаний, а не наличия фокуса.
  10. Не тратьте деньги на ерунду: скопите их на что-то серьезное (в т. ч. и свой стартап). Это вас также научит тратить деньги и в бизнесе: с умом и ради цели.
  11. Выбирая между тратой денег на вещи или впечатления, выбирайте впечатления. Радость от впечатлений и воспоминаний выше. (При наличии сайтов поиска авиабилетов типа aviasales.ruпроблемы куда-то слетать и что-то увидеть вообще не стоит.)
  12. После того, как вы научились экономить, научитесь зарабатывать.
  13. Научитесь программировать. (Я программировал с 10 лет, но совет универсальный) Проще самому сделать прототип, нежели тратить время и деньги на то, чтобы его объяснить кому-то еще. Не хотите программировать – научитесь что-то делать руками, чтобы можно было производить что-то полезное.
  14. Не набирайте лишний вес в молодости. Это сократит вашу активную жизнь на 10-20 лет.
  15. Научитесь готовить еду. Для меня лучшее время для обдумывания чего-то – когда я режу ингредиенты на салат или суп.
  16. Высыпайтесь ночью. Недостаток сна сильно влияет на качество принятия решений.
  17. Записывайте свои дела. Памяти недостаточно, какой бы фантастической она ни была.
  18. Имейте большую мечту. Быть гибким отлично, но без мечты это может превратиться в бег по кругу.
  19. Станьте специалистом своего дела перед тем, как менять сферу деятельности. Тут дело в правиле 10000 часов, и в том, что хороший генералист должен в прошлом быть хорошим специалистом.
  20. Не старайтесь исправить людей. Ищите тех, кто еще не испорчен.

Бонус (то, что я знал):

  1. Учите 2-3 иностранных языка. Знание языка также дает понимание культуры и понимание разнообразных точек зрения и ценностей.
  2. Учитесь культурно разговаривать и писать без ошибок. Умение говорить складно и по делу пригодится тогда, когда вы будете доносить точку зрения компании потребителям, а также управлять людьми.
  3. Научитесь этично конкурировать в нужных вам областях жизни. Жизнь – очень конкурентная штука, и неумение конкурировать снижает ваши шансы на изменение своего положения или социального статуса.

ЗЫ. Я теперь понимаю, почему ко мне в редакцию приходили выпускники журфака, которые даже понятия не имели, о чем вообще можно написать в газету. Я им списки тем писал. Так что, не помогут лекции и прослушивания — ничего все равно не запомните. Хотите знать — делайте. Журналистика — карандаш с фотиком в зубы — и вперед. Желательно нарваться на хорошего редактора, который умеет деликатно давать по башке. Иностранный Язык — хоть сам с собой болтай, если совсем уж не с кем, хочешь верстать — скачай Индизайн, открой Комсомолку — и вперед! и так далее по списку. Сделал дело — делай еще! Удачи всем и хорошего настроения!

Вильям Цветков

При подготовке материала были использованы:

Источник: www.kraynov.com/2012/05/30/20-20-years/

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

LiveJournal

Похожее

Библейских стихов о плаче — 41 отрывок

45 стихов о плаче из 23 книг

И умерла Сарра в Кирьятарбе; то же [есть] Хеврон в земле Ханаанской: и пришел Авраам оплакивать Сарру и оплакивать ее.

И поспешил Иосиф; ибо внутренности его томились о брате его, и он искал, [где] плакать; и вошел он в комнату [свою] и плакал там.

И услышал Моисей плач народа по племенам своим, каждый у входа в шатер свой; и сильно воспылал гнев Господень; Моисей тоже был недоволен.

Откуда мне взять плоть, чтобы дать всему этому народу? ибо они плачут предо Мною, говоря: дай нам мяса, и мы будем есть.

И вот, Саул шел за стадом с поля; и сказал Саул: что с народом, что они плачут? И рассказали ему новости от жителей Иавеша.

Тогда Давид и люди, которые [были] с ним, возвысили голос свой и плакали, так что не стало у них сил плакать.

О, дочери Израилевы, плачьте о Сауле, который облачил вас в багряницу с [другими] украшениями, возложил на одежды ваши золотые украшения.

Тогда сказали ему слуги его: что это ты сделал? ты постился и плакал о ребенке, [пока он был] жив; но когда дитя умерло, ты встал и ел хлеб.

За то, что сердце твое было нежным, и ты смирил себя пред Богом, когда услышал слова его против места сего и против жителей его, и смирил себя предо мною, и разодрал одежды свои, и заплакал предо мною; Я даже услышал [тебя], говорит Господь.

И Неемия, который [то есть] Фиршафа, и Ездра священник писец, и левиты, учившие народ, сказали всему народу: сей день [свят] Господу Богу твоему; не скорбите и не плачьте. Ибо весь народ плакал, слыша слова закона.

Оставшиеся от него должны быть погребены под смертью: и вдовы его не будут плакать.

Разве я не оплакивал того, кто был в беде? не печалилась ли душа моя о бедных?

И арфа моя [превратилась] в плач, и орган мой в голос плачущих.

Время плакать и время смеяться; время сетовать и время плясать;

Он восходит в Баит и в Дивон, на высоты, чтобы плакать: Моав будет рыдать о Нево и Медеве: у всех их головы [будут] лысины, [и] у всех обрезаны бороды.

Поэтому я сказал: отвернись от меня: я буду горько плакать, не трудись утешать меня, потому что осквернена дочь народа моего.

Ибо народ будет жить на Сионе в Иерусалиме: ты не будешь больше плакать: Он будет весьма милостив к тебе в голосе вопля твоего; когда он услышит это, он ответит тебе.

Вот, их храбрые будут плакать вне: послы мира будут горько плакать.

О, если бы голова моя была водой, а глаза мои — источником слез, чтобы я мог плакать день и ночь об убитой дочери народа моего!

Но если вы этого не услышите, моя душа будет плакать в укромных местах о [вашей] гордыне; и глаза мои будут плакать горько и польются слезами, потому что стадо Господне отведено в плен.

Не плачьте об умершем и не оплакивайте его: [но] горько плачьте об отходящем, ибо он уже не возвратится и не увидит своей родины.

О виноградная лоза Сибмы, я буду плакать о тебе плачем Иазера: растения твои ушли за море, они достигают [даже] моря Иазера: опустошитель пал на летние плоды твои и на урожай твой.

Об этих [вещах] я плачу; мой глаз, мой глаз истекает водой, потому что утешитель, который должен облегчить мою душу, далеко от меня; мои дети опустошены, потому что враг одолел.

Сын человеческий! вот, Я отнимаю у тебя желание очей твоих ударом: но ты не будешь скорбеть и плакать, и слезы твои не потекут.

И шины ваши будут на головах ваших, и обувь ваша на ногах ваших; не сетуйте и не плачьте; а вы будете изнывать от беззаконий ваших и сетовать друг на друга.

И облысеют они о тебе, и опояшатся вретищем, и будут плакать о тебе с горечью сердца [и] горьким плачем.

Пробудитесь, пьяницы, и плачьте; и рыдайте, все пьющие вино, о молодом вине, ибо оно отнято от уст ваших.

Пусть плачут священники, служители Господни между притвором и жертвенником, и пусть говорят: пощади, Господи, народ Твой, и не предай наследия Твоего на поругание, чтобы язычники владычествовали над ним: для чего говорят в народе: где Бог их?

Не возвещайте [это] в Гефе, вовсе не плачьте: в доме Афры валяйтесь в прахе.

[И] сказать священникам, которые [были] в доме Господа Саваофа, и пророкам, говоря: плакать ли мне в пятом месяце, отделяясь, как я делал столько лет?

И когда он вошел, он говорит им: что вы так суетитесь и плачете? девица не умерла, но спит.

Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны [вы] плачущие ныне: ибо вы будете смеяться.

Горе вам, сытые! ибо вы будете голодать. Горе вам, смеющимся сейчас! ибо вы будете рыдать и плакать.

И, увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.

И все плакали и оплакивали ее. Но он сказал: не плачь; она не мертва, но спит.

Но Иисус, обратившись к ним, сказал: дочери Иерусалима, не плачьте обо мне, но плачьте о себе и о детях ваших.

Иудеи, бывшие с нею в доме и утешавшие ее, увидев Марию, что она поспешно встала и вышла, последовали за нею, говоря: идет она в могилу, чтобы плакать там.

Истинно, истинно говорю вам, что вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; и вы воспечете, но печаль ваша в радость обратится.

Тогда Павел ответил: что вы хотите плакать и сокрушать сердце мое? ибо я готов не только быть связанным, но и умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса.

Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими.

И те, которые плачут, как если бы они не плакали; и те, которые радуются, как если бы они не радовались; и покупающие, как не имеющие;

Страдайте, и рыдайте, и плачьте: смех ваш да обратится в плач, и радость [ваша] в тяжесть.

Идите теперь, [вы] богатые люди, плачьте и рыдайте о ваших несчастьях, которые обрушатся на [вас].



Адвент 1 Лекционарий: Иеремия — Кристи Гилфезер

Хотя сегодня только четверг, я хотел бы воспользоваться этой возможностью, чтобы пожелать вам счастливого нового литургического года!

Ниже приведены некоторые мысли о чтении Ветхого Завета в первое воскресенье Адвента, Иеремия 33:14-16:

14  Наступят дни, говорит Господь, когда Я исполню данное мною обещание. к дому Израиля и дому Иуды. 15  В те дни и в то время возращу Давиду Отрасль праведную; и он будет производить суд и правду на земле. 16  В те дни Иуда будет спасен, и Иерусалим будет жить в безопасности. И вот имя, которым он будет называться: «Господь — наша праведность».

Это прекрасный отрывок, над которым есть над чем задуматься. Вот несколько мыслей, которые помогут вам на вашем пути.

Коровническая церковь — пророк Иеремия (ок.1654, Ярославль)

Более широкий контекст

Иеремия прозван «плачущим» пророком на том основании, что он довольно часто встречается в книге плачущим. В 9:1 он говорит

‘О, если бы голова моя была источником воды,
    и глаза мои — источником слез,
чтобы я мог плакать день и ночь
    об убитых моих бедняках!’

Иеремия — один из пророков вавилонского изгнания, о котором мы говорили несколько недель назад. Большая часть его траура вызвана отсутствием верности, которую он видит вокруг себя, которую он считает причиной самого изгнания.

Текст достигает ужасной кульминации в главе 52:12-13, в которой описывается, как «в пятый месяц, в десятый день месяца — это был девятнадцатый год царя Навуходоносора, царя Вавилона, — Навузардан начальник телохранителей, служивший царю Вавилонскому, вошел в Иерусалим. Он сжег дом Господень, дом царя и все дома в Иерусалиме; все большие дома он сжег».

Далее он описывает способ, которым многие люди были изгнаны из Иерусалима, но «Навузардан, начальник телохранителей, оставил некоторых из самых бедных людей земли, чтобы они были виноградарями и земледельцами. (ст. 16).

Кстати, то, что в Иерусалиме остались люди, является важной информацией, помогающей нам понять книги о возвращении после изгнания. Например, в начале книги Ездры персидский царь Кир заявляет, что люди могут вернуться в землю и восстановить храм. Однако когда они возвращаются, динамика сообщества становится сложной.

Кто истинные израильтяне в это время? Тех, кто остался на земле, или тех, кто пережил 70 лет изгнания? Большая часть материала книги Ездры и Неемии посвящена этим трудным вопросам идентичности.

Непосредственный контекст

Итак, вернемся к нашему отрывку из Иеремии. Как и в «Плачах», Иеремия начинает грустить, становится счастливым в середине, а к концу снова становится грустным. Это одна из причин, по которой исторически люди задавались вопросом, написал ли Иеремия «Плач Иеремии» (хотя теперь ученые сказали бы, что это не так).


Наш отрывок исходит из «счастливой середины» Иеремии, где появляется всеми любимый, чаще всего вырванный из контекста стих (Иер 29:11 «Знаю планы, которые у меня есть на вас…»)

Хотя для христиан это так. Важно, чтобы мы верили, что у Бога действительно есть хорошие планы для нас, которые принесут пользу, а не вред, также важно, чтобы мы поместили этот отрывок в вышеприведенный контекст.

Как и 29:11, это воскресное чтение выходит из контекста национальных политических потрясений и надвигающегося насилия. Она дает надежду не только тем из нас, кто читает ее сегодня, но и особенно тем, кто в VI веке до н.

«Праведная ветвь»

Одна из вещей, которая наиболее отчетливо проявляется в этом отрывке, — акцент на «праведности».Еврейский корень צדק (цедек) встречается в этой части текста три раза и обычно переводится как «праведность» и связан с безупречным поведением и справедливостью.

Что или кто же эта праведная ветвь?

Это один из отрывков из главных пророков, который часто используется в период пришествия, когда мы готовимся принять Христа заново в истории Рождества. Он читается с его мыслями и понимается как пророческий тон.

Как мы знаем из генеалогии в Евангелии от Матфея, Иисус действительно «произошёл» из дома Давидова, и поэтому мы можем понять этот отрывок как пророческий рассказ о грядущем Мессии, который будет говорить мир тем, кто в Иерусалиме и за его пределами .

Однако также полезно попытаться представить себя людьми, для которых был написан этот отрывок. На какого короля они рассчитывали? Как мог выглядеть мир в их время?

Возможно, одна из причин того, что праведность так сильно проявляется в этом отрывке, заключается в том, что такие пророки, как Иеремия, воображают, что неправедность людей привела к событиям изгнания. Однако, как я уже говорил в своем исследовании Хроник, мы не всегда можем так просто объяснить страдание, и важно, чтобы мы могли пройти через него вместе с людьми, не всегда нуждаясь в его рационализации.

Литургия утренней молитвы между всесвятыми и пришествием напоминает нам, что «тьма проходит». Пусть этот отрывок из воскресного лекционария поможет нам иметь надежду посреди тьмы и искать знамения Божьего Царства.

Для дальнейшего размышления:

Какое место сегодня занимает праведность в церкви? Как мы могли бы исследовать его более глубоко?

Как мы можем держать в напряжении историческое местонахождение этого текста и способы, которыми он указывает на Иисуса?

Как темы пришествия помогают нам удерживать воедино тьму настоящего века и грядущую надежду?

Share Lectionary Notes from Christie

Ледяной красный нос Цитаты из характеристики Дарьи.Николай Некрасов

Поэма Н. А. Некрасова «Мороз, Красный нос», краткое содержание и анализ которой будут представлены вашему вниманию, создана в 1863 г. Посвящена в 1869 г. его сестре А.А. Буткевича, которого он тут же предупредил, что это произведение будет печальнее всего написанного им ранее.

Краткая история создания

После отмены крепостного права многие ожидали дальнейших бурных перемен в общественной жизни. Усилился революционный подъем, вызвавший правительственные репрессии.Издание сначала было приостановлено (1862 г.), а затем и вовсе закрыт журнал Н. Некрасова «Современник» (1866 г.). Поэт успел опубликовать всю поэму в 1864 году. В ней он показал, что хотя крестьянская жизнь была мучительна и тяжела, но сами они полны духовных сил. Сейчас мы рассмотрим стихотворение «Мороз, Красный нос» Некрасова. Начинается исполнительное резюме.

Грустные слова сестре

Поэт объясняет причины, по которым он редко и неохотно пишет: «Я устал бороться с жизненными препятствиями, отравившими ее.Преграды миновали благодаря молитвам моей любимой сестры». Далее поэт вспоминает их сад, в котором отец посадил дуб, а мать — иву, на которой стали вянуть листья, когда ночью умерла маман. Теперь, когда он пишет стихотворение, град, большой, как слезы, летит за окном его. В Петербурге только камни не плачут, сердце томящееся тоской, говорит поэту. Он пишет новое произведение, в котором мы наглядно представить картину крестьянской жизни, читая краткое содержание произведения Некрасова «Мороз, Красный Нос».Поэт разделил произведение на две части.

Горькое горе — умер хозяин дома

Иногда в доме кормильца не было зимнего холода. Забегая вперед, скажем, что он простудился, разъезжая на своем Савраске, торопясь вовремя доставить товар. Но вот Прокл Севастьянович лежит мертвый на скамейке у окна. Его семья молча переживает ужасную катастрофу. Отец собирается копать могилу, мать нашла и принесла ему гроб. Жена Дарья шьет на окно саван, и только слезы, которых она не может сдержать, тихонько капают на последнее облачение мужа.

Женская доля

В жизни русской крестьянки есть три страшные части: выйти замуж за раба, стать матерью рабыни и не перечить рабу до конца жизни.

Но величавые славяне все же остались на Руси.

Строгие, они цветут, удивляя всех своей красотой, к которым не липнет грязь. Они ловко справляются с любой работой, никогда не сидят без дела. Улыбаются редко, а если посмотрят, то рубль дадут.Зато в праздники они отдаются радости всей душой, и слышится их задорный смех, который ни за какие деньги не купишь. Такая женщина, которую не увидит только слепой, спасет в любой беде. Она не жалеет нищих, так как считает, что они сами слишком ленивы, чтобы работать. Ее семья всегда ухожена, нужды не испытывает: на столе всегда вкусный квас, дети сыты и здоровы, к праздникам всегда готовится больше, чем в будни.Это тоже была Дарья, вдова Прокла. Так продолжается стихотворение Некрасова «Мороз, Красный нос», краткое содержание которого мы пересказываем.

Проводы Прокла

Ничего не понимающих детей отвели к соседям. Мать и отец в полном суровом молчании одевают сына в последний путь.

Только тогда семья позволяет себе причитания и слезы. Приходят соседи и староста проститься с Проклом Севастьяновичем, которого уважала вся деревня.

А утром сани увозят его в последний путь, к могиле, которую выкопал его отец. Вернулись домой, холодно, нет дров для печи. Дарья идет за ними в зимний лес.

Мысли и сны Дарьи

Начинается вторая часть поэмы Н.А. Некрасова «Мороз, Красный Нос». В лесу Дарья нарубила столько дров, что не смогла привезти их на санях. Во время работы Дарья ни на секунду не забывала о муже, разговаривала с ним, переживала за будущее единственного сына Гришеньки, представляла, какой красавицей вырастет их Машенька, сколько вещей теперь ляжет на ее одни плечи, а теперь вот помощи ждать было не от кого.От усталости и горя она прислонилась к высокой сосне. Именно здесь ее находит хвастливый губернатор Мороз. Он зовет Дарью в свое королевство. Дважды вдова отказывает ему, но когда хитрец выдает себя за Прокла, Дарья замирает в заколдованном вечном сне. Только белка роняет ком снега на несчастную женщину, оставившую своих детей сиротами.

Некрасов, «Мороз, Красный Нос»: главные герои

Дарья — та самая славянка, которой автор восхищается в первой части своего произведения.Стихотворение «Мороз, Красный нос» Н. Некрасова подробно описывает этот образ.

Перепробовав все способы спасти умирающего от горячки мужа, она отправляется в далекий монастырь за чудотворной иконой. Дорога эта непростая — верст десять по лесу, где водятся волки. Но даже икону, за которую она заплатила последние деньги, не вернула любимая подруга. После его похорон, уставшая, она идет в лес за дровами, где никто не увидит ни ее горя, ни слез — она по-прежнему горда.Душа, измученная тоской, напрягается. В ней происходят изменения. Забыв о детях, она думает только о муже. Замирая с улыбкой в ​​счастливом сне, она видит летний солнечный день, когда они с мужем работали вместе.

Только что скончавшийся Прокл был кормильцем и надеждой семьи.

Трудолюбивый и предприимчивый, он работал круглый год: весной, летом, осенью — на земле, а зимой — на повозке. Он, статный, самый сильный, приветливый и дружелюбный, внимательный к жене, детям и родителям, пользовался уважением всего села.

ПО. Некрасов, «Мороз, Красный нос»: анализ

Некрасов очень хорошо знал крестьянскую жизнь: в поэме описаны будни, беды, радости, изнурительный труд, короткий отдых, редкие праздники. Некрасов большую часть своего стихотворения «Мороз, Красный нос» отдал русской женщине. Ему вторит примерно в эти годы Тютчев, описывая в небольшом стихотворении, как лучшие годы русской женщины мелькнут и исчезнут навсегда под серым небом в безымянной земле.

Однако Н.Некрасов видел в ней огромные скрытые возможности, которые с любовью описывал: величие и гордость, трудолюбие и верность, жертвенность ради счастья и здоровья близких и сопротивление всем обстоятельствам до конца своих сил.

Кульминацией поэмы является ее часть, в которой умирает Дарья. А главная идея – внутренняя и внешняя красота героини. Безупречно исполнена возвышенная песня простой крестьянки в исполнении Н. А. Некрасова.

Дарья — крестьянка, вдова погибшего Прокла.Ее образ не сразу появляется в поэме «Мороз, Красный Нос». В главе III Некрасов рассуждает о рабской судьбе русской крестьянки, которая не менялась веками.

Лирический герой обращается к крестьянке и обещает открыть миру ее страдания и жалобы.

Некрасов берется описывать особый тип крестьянки. Это статная славянка, которая умудряется оставаться царственной, несмотря на жизненные обстоятельства: «Идут той же дорогой, что и весь

Наш народ идет, но скверна убогой среды к ним как будто не прилипает.

Некрасов дает собирательный портрет такой крестьянки: «Красавица миру за чудо, румяная, стройная, высокая, во всех одеждах красивая…». У нее тяжелые волосы, красивые, ровные зубы, что смотрят как жемчуг (сравнение).Красавица ловка в работе, переносит холод и голод, трудолюбива, умеет веселиться, она отважна и отважна: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет».

Убежденность крестьянки в том, что спасение ее семьи в труде, дает ей «печать внутренней силы». Семья у нее не бедная, все здоровы, сыты и счастливы.

Персонаж Дарьи — вдова Прокла

Такой была вдова Прокла, пока не иссякло ее горе. Ее сравнивают с березой в лесу без верха.

Только в описании подробностей жизни и смерти Прокла фигурирует имя его жены.И это не случайно.Она мыслит себя только как часть своей семьи, как помощницу и покровительница мужа, ночью, чтобы исцелить его, бежит за чудотворной иконой в монастырь за 10 верст: «Не старалась ли я о нем?

О чем мне жалко? Боялась сказать ему, как я его люблю !»

Всю дорогу через лес Дарья, боясь зверей, злых духов, а больше всего — примет (зайца, перебегающего дорогу, падающую звезду, ворону на кресте), молилась Королеве Небеса.Дарья осмеливается упрекнуть Даму в том, что она не пощадила свою судьбу и своего Прокла.

Крестьянская семья работала днем ​​и ночью: Прокл «летом жил, зимой детей не видал», а Дарья все плакала по ночам и ткала длинную льняную нить. Они нажили свое благосостояние «за копейки, за копейку». После похорон Дарье приходится идти в лес за дровами, отвозя детей к соседям.

Плач и жалобы Дарьи

В лесу, где «мертвые, погребение», Дарья дает волю слезам, которые так долго сдерживала.Некрасов описывает ее стенания с помощью метафор: «Станы лились на просторе, голос ломался и дрожал, рвались струны бедной крестьянской души». Природа равнодушна к своему горю: равнодушно слушал лес, равнодушно смотрело на муку бездушное солнце.

Дарья рубит дрова (это ее обычное занятие), но не может забыть мужа, разговаривает с ним. В ее сознании путается реальность, связанная со смертью мужа, и ее дальнейшая жизнь с ним как с живым.Дарья думает о том, как она одна будет пахать землю, как собирать сено, как собирать урожай в агонии. По жанру ее причитания — популярные причитания о умершем муже.

Она вспоминает вещий сон о ржаных колосьях, напавших на нее, которых она принимает за врагов (метафора смерти мужа).

Дарья мечтает о будущем своих детей: как Маша будет играть в хоровод, как Гриша вырастет и женится. С помощью психологического параллелизма (образ выходящего из леса волка и черной густой тучи с молнией) Некрасов передает опасения Дарьи, что именно ее сына возьмет в рекруты вор-судья.

Наплакавшись и нарубив столько дров, что ее не увезти телегой, Дарья остановилась у высокой сосны. Именно тогда произошла ее встреча с фольклорным Морозом.

Дарья и Мороз

Некрасову важно понять, что происходит в душе Дарьи. Физически вполне живая и сильная, она теряет волю к жизни: «Душа устала от тоски, наступило затишье печали — невольный и страшный покой!» Мороз сватается за Дарью, он завидный жених: сильный и богатый.Он предлагает Дарье либо смерть, либо вечную жизнь, обещая сделать ее своей царицей, которая, как и Мороз, будет править зимой и засыпать летом.

Дарья смиряется только тогда, когда Фрост поворачивается к любимому мужу и целует ее. Он представляет ее за правильный ответ на сказочный вопрос «Тебе тепло?» сладкий сон о лете и тепле. Это самое лучшее и счастливое воспоминание из жизни Дарьи: тяжелый крестьянский труд в семье, забота о муже и детях.

Последнее, что открывается читателю из сна Дарьи, это лица детей в снопах ржи (символ жизни) и песня, слов которой лирический герой не говорит читателю.Лирический герой призывает не жалеть счастливую Дарью и даже завидует ей. Но это все равно дает ей шанс проснуться и позаботиться о детях.

Единственное живое существо, которое не поддалось Морозу — белка — бросает на Дарью ком снега. Но, очевидно, крестьянка уже мертва.

(Пока нет оценок)


Похожие сообщения:

  1. Николая Алексеевича Некрасова по праву называют народным певцом. Народ, народная жизнь во всем ее богатстве и многообразии отражены в каждой строчке его произведений.Наверное, нет другого поэта, который с такой безмерной любовью и восхищением воспевал бы образ русской женщины — «статной славянки». Героини стихов и поэм Некрасова полны безграничного душевного здоровья. Одна из самых светлых […] …
  2. Судьбе было три тяжких доли, И первая доля: выйти замуж за рабыню, Вторая — быть матерью сына рабыни, И третья — подчиниться раба до гроба, И все эти грозные доли выпали на женщину Русской земли. С этих слов Николай Алексеевич Некрасов начинает свое стихотворение «Мороз Красный Нос». Он изображает судьбу крестьянки, в которой отразилась […] …
  3. Лирика Н.А.Некрасова явилась совершенно новым этапом в русской литературе. Большую часть своей жизни он провел в непосредственной близости от простого народа, поэтому во всех подробностях познал все тяготы крепостного быта. «Зрелище народных бедствий» уже в ранние годы начало волновать будущего поэта. «…Мое сердце, истекая кровью, болит от чужого горя…» — говорил он в своих стихах […] …
  4. Сочинение о русской литературе по отрывку из поэмы Н.А. Некрасова «Мороз, Красный Нос». Стихи Н. А. Некрасова «Главы», «Мороз, Красный нос» и поэма «Железная дорога» представляют собой цикл, посвященный изображению народа, подтверждению его духовной силы. Особенно проникновенно поэт писал о русской женщине, восхищаясь силой ее характера, откликаясь всем сердцем на ее непростые […] …
  5. Крестьянская тема проходит красной нитью через все произведения Николая Алексеевича Некрасов. Жизнь простых людей, их быт, радости и несчастья, тяжелый труд и короткие минуты отдыха были хорошо известны русскому гуманисту. Не отступил от своих литературных предпочтений Некрасов и в поэме «Мороз, Красный нос», написанной им в 1863 году и посвященной любимой сестре Анне. Шестидесятники […] …
  6. Я последнюю песню пою Для тебя — и посвящаю ее тебе. Н. Некрасов Особое место в творчестве Некрасова занимают произведения, посвященные русским женщинам. Это поэмы «Саша», «Русские бабы», «Морозко, Красный нос» и многочисленные стихотворения.Стихотворение «Мороз, Красный нос» Н. А. Некрасов посвятил своей сестре, которую очень любил. В этом произведении рассказывается о бедственном положении крестьянки. Прошли века […] …
  7. Использование поэтом артистизма народного сознания, в образе Дарьи, многое объясняет в тех главах, где появляется Мороз-правитель. Персонифицированный образ Мороза, несомненно, навеян фольклором. Это ясно уже из названия стихотворения, являющегося народной поговоркой. Стихотворение особенно тесно связано со сказкой «Морозко».Сравнение поэмы и сказки «Морозко» помогает нам сделать несколько наблюдений. Существенно, чтобы поэт помнил […]…
  8. «В РУССКИХ ДЕРЕВНЯХ БЫЛИ ЖЕНЩИНЫ…» (по мотивам стихотворения Н. А. Некрасова «Мороз, Красный Нос») Вариант 1 Николай Алексеевич Некрасов по праву называют певцом народа. Народ, народная жизнь во всем ее богатстве и многообразии отражены в каждой строчке его произведений. Наверное, нет другого поэта, который с такой безмерной любовью и восхищением воспел бы образ русской женщины — […] …
  9. Детские годы поэта Н.А.Некрасова прошли на Волге в селе Грешнево Ярославской губернии. Его отец, человек жесткого нрава и деспотического характера, не жалел своих подданных. В те годы была широко распространена феодальная тирания, но она с детства глубоко ранила душу Некрасова, ибо жертвой был не только он сам, не только крепостные, […] …
  10. ОТНОШЕНИЕ АВТОРА К СЛАВЯНКЕ (по отрывку из стихотворения Н. А.Некрасова «Мороз, Красный нос») Вариант 1 Н.Поэмы А. Некрасова «Коробейники», «Мороз, Красный нос» и поэма «Железная дорога» представляют собой цикл, посвященный изображению народа, утверждению его духовной силы. Поэт особенно проникновенно писал о русской женщине, восхищаясь силой ее характера, откликаясь всем сердцем на ее непростые […] …
  11. Красота, ум, хозяйственность простых русских женщин восхищали многих поэтов и писателей , вдохновил их на создание шедевров мировой литературы. Несомненно, стихотворение Н.К таким шедеврам принадлежит А. Некрасов «Мороз, Красный Нос», в которых он воспевал образ «статной славянской женщины»: Есть женщины в русских деревнях Со спокойной важностью лиц, С прекрасной силой в движениях, С походкой, с посмотрите […]…
  12. Тема стихотворения Н.А. Некрасова «Мороз, Красный Нос» вполне определенна, для поэта она одна из главных в его творчестве — это сфера жизни, быта и быт простых людей, крестьян, их счастье и несчастье, лишения и радости, тяжелый труд и редкие минуты отдыха. Но, пожалуй, больше всего автора интересовал женский персонаж. Это стихотворение целиком […] …
  13. Образ русской женщины в отрывке из стихотворения Н. А. Некрасова «Мороз, Красный Нос» («Есть бабы в русских деревнях…») Не одежда, которая красит человека, а добрые дела. Русская пословица В этом отрывке из стихотворения «Мороз, Красный нос» Николай Алексеевич Некрасов любуется русской женщиной. Поэт смог так живо и живо создать ее образ, что это восхищение передается и […] …
  14. Н.А. Некрасов первоначально задумал произведение «Мороз, Красный Нос» как драматический рассказ о смерти крестьянина. Но в конце концов он написал эпическую поэму, героиня которой выступила на первый план — простая крестьянка Дарья. Уходя от основной темы — тяжелой судьбы молодой вдовы, автор включает в поэму монолог о «статном славянине». Русской женщине не часто приходилось […] …
  15. Каждый писатель вырабатывает неповторимый стиль, исходя из своих художественных целей.Подбор выразительных средств осуществляется в зависимости от темы и идеи произведения. В поэме «Мороз, Красный нос» народно-поэтический пласт играет очень важную роль. Поэма посвящена описанию быта крестьян, их быта, воссозданию национального духа. Поэтому в нем органично проявляются фольклорные образы, художественные средства, характерные для фольклора. Большой […] …
  16. Сестра Николая Алексеевича Некрасова упрекает брата в том, что он долго ничего не писал.Поэтому свое последнее произведение поэт посвящает ей. За окном разыгралась буря, она сильно беспокоит автора. Ведь стихия может сломать старый дуб, посаженный отцом Некрасова, а также иву, которую посадила его мать. Часть первая Смерть крестьянина Бедные лягушки застряли в сугробе, […] …
  17. В крестьянской семье случилось страшное горе: умер главный кормилец и хозяин Прокл Севастьяныч. Отец идет на кладбище, чтобы вырыть могилу сына в промерзшей земле, мать приносит домой гроб для Прокла, а вдова Дарья шьет саван для своего покойного мужа.Тяжелая участь русской крестьянки: ее венчают рабыня и дети ее холопов. В страданиях и […] …
  18. Можно предложить сравнить пейзаж главы XVI с пейзажем пушкинского «Зимнего утра». Есть ли у них что-то общее? Читатели замечают, что тут и там нарисованы и «мороз и солнце», и «солнечная зима». Все замечают сходство отдельных деталей. У Пушкина: «Сверкает на солнце снег лежит; Один прозрачный лес чернеет».У Некрасова: «Морозно. Равнины белеют под снегом. Чернеет […] …
  19. Дарья Мелехова — жена старшего брата Григория Мелехова, Петра. Эта женщина ленивая и циничная женщина, но в то же время довольно обаятельная. Ильинична все время упрекает Дарью в лени и неряшливости. Однако женщина не унывает и игнорирует замечания свекрови. Еще один порок Дарьи – разврат. В отсутствие мужа она легко […] …
  20. Николай Алексеевич Некрасов Мороз, Красный нос Поэма (1863-1864) Страшное горе в крестьянской избе: умер хозяин и кормилец Прокл Севастьянич.Мать приносит сыну гроб, отец идет на кладбище, чтобы выдолбить в мерзлой земле могилу. Крестьянская вдова Дарья шьет саван для своего покойного мужа. У судьбы три нелегкие части: выйти замуж за рабыню, быть матерью сына раба и […] …
  21. Н.А.Некрасов. Страшное горе в крестьянской избе: умер хозяин и кормилец Прокл Севастьяныч. Мать приносит сыну гроб, отец идет на кладбище, чтобы выдолбить в мерзлой земле могилу.Крестьянская вдова Дарья шьет саван для своего покойного мужа. Судьба состоит из трех непростых частей: выйти замуж за раба, быть матерью сына раба и покориться рабу в могилу — […] …
  22. Еще в древности многие права и обязанности человека делились на мужские и женские. Так уж повелось, что если мужчина был добытчиком и защитником, то женщине отводилась роль хранительницы уюта, дома и любви. На первый взгляд может показаться, что сделать дом всегда уютным и опрятным не так уж и сложно, но […] …
  23. Дарья Балабанова — актриса, сыграла главную роль в фильме «Юленька». Дарья родилась 7 мая 1997 года в Москве. Начальное образование в биографии Дарьи Балабановой было получено в Московской физико-математической школе. Параллельно с учебой в школе девочка занимается музыкой и танцами. Дарья учится играть на фортепиано в музыкальной школе, а также постигает тонкости танца. Когда-то разнообразили […] …
  24. Не все между мужчинами Чтобы найти счастливого, Прикоснемся к женщинам! Н.Некрасов Николай Алексеевич Некрасов – замечательный русский поэт, который в своем творчестве большое внимание уделял созданию образа крестьянки в стихотворениях «Морозко, Красный нос», «Кому на Руси жить хорошо», в многочисленных лирических стихотворениях. Некрасов создает точную картину увиденного, без прикрас передает быт, быт и нравы народа. Трясет […] …
  25. Дарья Дмитриевна Сагалова — актриса, модель, известная по сериалу «Счастливы вместе». Дарья родилась 14 декабря 1984 года в Подольске.Вопреки образу глуповатой блондинки в сериале в биографии Дарьи Сагаловой гимназия закончилась с серебряной медалью. Помимо учебы девушка занималась танцами. Еще учась в школе, Дарья дебютировала в театре. Во время одного из своих танцевальных номеров [. ..] …
  26. Згоба Дарья – украинская спортсменка, чемпионка Европы в упражнениях на брусьях. Дарья родилась 7 ноября 1989 года в городе Ивано-Франковск. Занимается спортивной гимнастикой: упражнения на бревне и брусьях.Спортом она начала заниматься с четырех лет, когда родители отвели неугомонную девочку в спортивный кружок на гимнастику. В восемь лет я почувствовал огромное стремление к победам, а именно […] …
  27. Многие произведения Некрасова посвящены судьбам русских женщин. Некрасов очень чутко и правильно в своих произведениях показал нам жизнь, труд, тяготы русской женщины. Очень трогательно и проникновенно описаны судьбы русских женщин в таких произведениях Некрасова, как: «Кому на Руси жить хорошо», «Русские бабы», «Орина, солдатская мать».Писатель в своих произведениях описал, наверное, все стороны […] …
  28. Русская литература 1960-1980-х годов развивает традиции русской классической литературы, обращаясь к судьбам России, к образу «малой родины» . В. Г. Распутин — один из лучших представителей «деревенской» прозы того времени. А его повесть «Прощание с Матерой» — вершина работы в этом направлении. В своем рассказе Распутин затрагивает вечные проблемы, которые волновали и будут волновать человека вообще […] …
  29. Тот не носил сердца в груди, Кто над тобой слез не лил. Н. А. Некрасов Н. А. Некрасов по праву считается первым певцом русской крестьянки, изобразившим трагизм ее положения и воспевшим борьбу за свое освобождение. Он громко и отчетливо говорил о том, что решение «женского вопроса» должно быть связано «не с частными реформами, не с сознанием сильных […]…
  30. Ключи от женского счастья, От нашего свободного волеизъявления Отказались , потерял Ей богу! Н.А, Некрасов Русская женщина всегда была для Некрасова главной носительницей жизни, выражением ее полноты. Жизнь рабочего крестьянина, жизнь работницы резко контрастирует с умиранием ветшающих помещичьих имений. Голос женщины — голос народа. Героиня Некрасова – человек, не сломленный испытаниями, [. ..] …
  31. В творчестве Н.А.Некрасова много произведений посвящено простой русской женщине. Судьба русской женщины всегда волновала Некрасова.Во многих своих стихах и поэмах он говорит о ее тяжелой части. Начиная с ранней поэмы «В дороге» и заканчивая поэмой «Кому на Руси жить хорошо», Некрасов говорил о «женской доле», о самоотверженности русской крестьянки, о ее душе […]. ..
  32. В поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» полнее и ярче, чем в других произведениях, главный герой творчества великого поэта — народ. Здесь Некрасов рисует разные типы крестьян, всесторонне показывает их жизнь — и в горе, и в «счастье».Одним из самых ярких в стихотворении является образ Матрены Тимофеевны, типичной русской крестьянки, образ, воплотивший […] …
  33. В образе русской крестьянки Некрасов показал лицо высокие нравственные качества.Поэт воспевает ее стойкость в жизненных испытаниях, гордость, достоинство, заботу о семье и детях.Наиболее полно этот тип женщины раскрывается у Некрасова в стихотворении «Кому на Руси жить хорошо» в образе Матрены Тимофеевны Корчагиной Она рассказывает обо всех житейских невзгодах русской крестьянки: о деспотизме семейных отношений, [. ..] …
  34. Некрасов в своем стихотворении рисует образ женщины Матрены Тимофеевны. На примере жизни Матрёны Тимофеевны Некрасовой он показывает жизнь деревенских девушек, раскрывает черты характера, описывает их судьбы. Образ Матрены Тимофеевны собирательный. Матрена Тимофеевна предстает перед нами красивой и трудолюбивой женщиной. Некрасов описывает ее так: Матрена Тимофеевна Женщина знатная, широкая и плотная, лет тридцати. Красивый; волосы с […] …
  35. «Крестьянка» подхватывает и продолжает тему обнищания дворянства. Странники оказываются в разоряющемся поместье: «помещик за границей, а приказчик умирает». Толпа дворовых, выпущенных на волю, но совершенно не приспособленных к работе, потихоньку растаскивает имущество хозяина. На фоне вопиющей разрухи, развала и бесхозяйственности трудовая крестьянская Россия воспринимается как мощная созидательная и жизнеутверждающая стихия: Странники легко вздохнули: Они […] …
  36. ОБРАЗ «ВЕЛИКОЙ СЛАВЯНИЦЫ» В ПОЭЗИИ Н. А. Некрасова Русская крестьянка стала героиней многих стихов и поэм Некрасова. Все эти произведения проникнуты глубоким состраданием к ее нелегкой судьбе: Он сердца в груди не носил, Кто над тобой слез не лил, восклицает поэт. Вместе с русской женщиной он страдает непосильным трудом и моральным […] …
  37. Прообраз и героиня поэмы М. Волконская — главная героиня поэмы «Княжна Волконская», второй части стихотворение «Русские женщины».Некрасов изучил записи М. Н. Волконской, предоставленные ему его сыном М. С. Волконским, и в целом опирался на них, но ради художественности изменил некоторые детали. Например, своего мужа Волконская встретила в тюрьме, а не в шахте, как в стихотворении. […] …
  38. Каждый поэт, определяя для себя творческое кредо, руководствуется собственными мотивами. Кто-то видит смысл своего творчества в прославлении своей родины, для кого-то творчество – это возможность выразить свое представление о мире.Русский поэт Николай Алексеевич Некрасов считал своим долгом служить народу. Все его творчество проникнуто идеями защиты русского народа от произвола властей. Поэтому поэта он увидел прежде всего […] …
  39. Образ простой русской крестьянки Матрены Тимофеевны удивительно ярок и реалистичен. В этом образе Некрасов соединил все черты и качества, характерные для русских крестьянок. И судьба Матрёны Тимофеевны во многом схожа с судьбами других женщин.Матрена Тимофеевна родилась в многодетной крестьянской семье. Самые первые годы жизни были по-настоящему счастливыми. На всю жизнь Матрёна Тимофеевна помнит эту беззаботную […] …
  40. Тайна прозвища Савелия, богатыря Святой Руси. О Савелии, деде мужа Матрены, читатель узнает из ее рассказа. В образе Савелия сочетаются сразу два героических типа русского народа. С одной стороны, он герой — человек необыкновенной силы, защитник своей земли и своего народа, хотя и не воин: «И жизнь его не битва, и смерть ему не вписана в [ …] …

Ты снова меня укоряла
Что я с музой подружился,
Что за заботы дня
И повиновался он своим забавам.
Для житейских расчетов и чар
Не расставался бы я с музой,
Но Бог знает, если бы тот дар не угас,
Что случилось с ней дружить?
Но не брат народу поэт,
И путь его тернист, и хрупок,
Я умел не бояться клеветы,
Я сам не заботился о них;
Но я знал, чье во мраке ночном
Я разбивал сердце от печали,
И на чью грудь они падали, как свинец,
И кому жизнь отравляли.
И пусть проходят мимо
Грозы идут надо мной
Я знаю, чьи молитвы и слезы
Роковая стрела унесена…
И время прошло — я устал…
Хоть я и не был бойцом без упрек,
Но я сознавал в себе силу,
Я верил во многие вещи глубоко
И теперь мне умирать пора…
Не идти тогда в путь,
Чтоб в сердце любящем снова
Пробуди роковую тревогу…

Успокоив мою музу
Сама я не хочу ласкать…
Я последнюю песню пою
Для тебя — и посвящаю тебе.
Но она не будет веселее
Она будет намного печальнее прежней
Потому что на сердце темнее
И будущее еще безнадежнее. ..

В саду воет буря, в сад врывается буря дом,
Боюсь, она не сломается
Старый дуб, посаженный отцом
И верба, которую посадила мама,
Эта верба, которую ты
Странно связана с нашей судьбой,
На которой выцвели листы
В ту ночь, когда умирала бедная мать…

И окно дрожит и слепит…
Чу! как прыгают крупные градины!
Дорогой друг, ты понял давно —
Здесь камни одни не плачут…

Часть первая

Савраска застряла в половине сугроба,
Две пары замерзших лаптей
Да угол свалялся гроб
Они торчат из убогих бревен.

Старушка в больших рукавицах,
Савраска подошла ее подгонять.
Сосульки на ресницах
С морозом — надо полагать.

Обычная мысль поэта
Она спешит бежать вперед:
Словно саван, одетый в снег,
В деревне есть изба

В избе — теленок в подвале,
Мертвец на скамейке у окна;
Его глупые дети шумят
Жена тихонько рыдает.

Шитье проворной иглой
Кусочки полотна на саване,
Как дождь, зарядивший надолго
Она тихо всхлипывает.

Судьба имела три нелегкие части,
И первая доля: выйти замуж за рабыню,
Вторая — быть матерью сына рабыни,
И третья — рабыне повиноваться до гроба,
И все эти грозные акции легли
На бабу земли русской.

Прошли века — все стремилось к счастью,
Все в мире менялось несколько раз,
Бог забыл изменить одно
Суровая участь крестьянки.
А мы все согласны, что тип заточен
Красивый и могучий славянин.

Случайная жертва судьбы!
Ты страдал глухо, невидимо,
Ты свет кровавой борьбы
И жалоб своих не доверила, —

Но ты мне их скажешь, мой друг!
Ты знаешь меня с детства.
Вы ​​все воплощение страха
Вы ​​все — вековая истома!
Он не носил сердца в груди,
Кто не плакал о тебе!

Однако речь идет о крестьянке
Начали говорить
Что за тип статный славянин
Его можно найти и сейчас.

Есть женщины в русских деревнях
Со спокойной важностью лиц,
С прекрасной силой в движении,
Походкой, с взором цариц, —

Не заметит ли их слепой,
И зрячий о них говорят:
«Пройдет — как солнце засияет!
Посмотрит — рубль даст!

Они идут одной дорогой
То, что все наши люди ходят,
Но грязь окружающей среды убогая
Вроде не липнет к ним.Цветы

Красавица, чудо света,
Румяна, стройная, высокая,
Она прекрасна во всех нарядах
Ловкая в любой работе.

И голод, и холод терпит,
Всегда терпелива, даже…
Я ее косил:
Волна какая — удар готов!

Платок в ухе сбился,
Смотри, косы упадут.
Какой-то парень выдумал
И подкинул, дурак!

Тяжелые каштановые косы
Падали на темную грудь,
Закрывали босые ноги,
Мешают крестьянке смотреть.

Она забрала их руками
Она смотрит на парня.
Лицо величественно, как в кадре,
Горит смущением и злобой. ..

В будни не любит безделья.
Но ты ее не узнаешь,
Как улыбка веселья отгонит
С лица трудовой печати.

Такой от души смех
И песни, и танцы
Деньги не купишь. «Радость!»
Крестьяне утверждают между собой.

В игре лошадь ее не догонит,
В беде — не съежится, — спасет;
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет!

Красивые, ровные зубы
Что у нее крупный жемчуг,
Но строго румяные губы
Они хранят свою красоту от людей —

Она редко улыбается …
Ей некогда точить фронты,
Соседка не посмеет
Хватай, кастрюлю проси;

Ей не жалко бедную беднягу —
Смело гуляйте без работы!
Лежит на ней строгость
И внутренняя сила печать.

У неё ясное и сильное сознание,
Что всё их спасение в труде,
И труд ей вознаграждает:
Семья не борется в нужде,

У них всегда теплая изба,
Хлеб пекся, квас вкусный,
Ребята здоровы и сыты,
К празднику есть лишний кусок.

Эта женщина идет к обедне
Перед всей семьей впереди:
Сидит как на стуле, двухлетка
Ребёнок у неё на груди

Ряд шестилетнего сына
Умная матка ведёт…
И к сердцу эта картина
Всем, кто любит русский народ!

И дивился ты красотою,
Она была и ловка, и сильна,
Но горе тебя иссушило
Жена спящего Прокла!

Гордишься — не хочешь плакать
Ты сильная, но полотно могильное
Ты невольно мокрая от слез,
Шитье быстрой иголкой.

Слеза за слезой падает
В твои быстрые руки.
Так колос беззвучно падает
Созревшие зерна свои…

В деревне, в четырех верстах,
У церкви, где ветер качает
Кресты, выбитые бурей
Старик выбирает место;

Он устал, работа тяжелая,
Тут тоже мастерство нужно —

Чтоб крест с дороги был виден,
Чтоб солнце играло.
В снегу по колено,
В руках лопата и лом,

Большая шапка, покрытая инеем,
Усы, борода в серебре.
Стоит неподвижно, думает
Старик на высоком холме.

Решил. Я крестиком отметил,
Где он будет копать могилу,
Крест затмил и начал
Сгребать снег лопатой.

Здесь были другие хитрости,
Кладбище не то что поля:
Кресты вышли из снега,
Земля легла крестами.

Гнув свою старую спину
Он копал долго, старательно,
И желтую мерзлую глину
Сразу снегом покрыло.

Подлетела к нему ворона,
Я ткнула носом, пошла:
Земля звенела железом —
Ворона отделалась ничем…

Могила славно готова, —
«Не хочу копать эту яму!
(Вспыхнуло старое слово.)
Проклу в нем не успокоится,

Не проклюй! ..»Старик споткнулся,
Лом выскользнул из рук
И в белую яму скатился,
Старик вынул с трудом.

Я пошел…Иду по дороге…
Солнца нет, луна не взошла…
Как будто весь мир умирает:
Спокойствие, снег, полумрак…

В овраге, у реки Желтуха,
Старик догнал свою бабу
И тихонько спросил у старухи:
«Хорошо гроб ударил?»

Ее губы чуть шепнули
В ответ старику: «Ничего».
Потом оба замолчали,
И дрови так тихо бежали,
Как будто боялись чего …

Деревня еще не открылась
А близко — вспыхивает огонь.
Старуха заслонила крест,
Лошадь отскочила в сторону, —

Без шапки, с босыми ногами,
С большим остроконечным колом
Вдруг предстал перед ними
Старый знакомый Пахом.

Покрытый женской рубашкой,
Цепи звенели на нем;
Деревенский дурак постучал
В морозную землю колом,

Потом сочувственно хмыкнул,
Вздохнул и сказал: «Не беда!
Он достаточно для тебя поработал,
И твоя очередь пришла!

Мать купила сыну гроб,
Отец вырыл ему яму,
Жена сшила ему саван —
Он тебе сразу работу дал! ..

Опять промямлил — и без цели
Дурак убежал в космос.
Вериги зазвучали грустно,
И голые телята засверкали
И посох заскреб по снегу. дом,
Привезли к соседке переночевать
Продрогшие Маша и Гриша
И стали одевать сына

Медленно, важно, сурово
Печальное дело вели:
Ни слова лишнего не сказали
Слез не было выдается снаружи.

Заснул, весь в поту!
Я заснул после работы на земле!
Лежит, не причастен к уходу,
На белом сосновом столе

Лежит неподвижно, сурово,
С горящей свечой в голове
В широкой льняной рубахе
И в бутафорских лаптях.

Большие, мозолистые руки
Взявшие на себя много труда,
Красивое, чуждое мук
Лицо — и борода до рук…

Пока покойника одевали,
Не выдавай ни слова тоски
И только избегали смотреть
Бедные люди друг другу в глаза.

Но теперь дело кончено,
С тоской бороться не надо
И что в душе кипит,
Изо рта лилось рекой.

Это не ветер гудит над ковылем,
Это не свадебный поезд гремит, —
Родня Прокла выла,
Семья плачет по Прокле:

«Милый мой, ты наш серый- крылатый!
Куда ты улетел от нас?
Доброта, рост и сила
Тебе не было равных в деревне,

Ты был советчиком у родителей
Ты был тружеником в поле
Гости гостеприимный человек и помощник,
Ты любил свою жену и детей. ..

Зачем ты немного по свету прогулялся?
Почему ты ушел от нас, милый?
Думал ли ты об этой думке,
Думал о сырой земле, —

Я думал об этом — и мы должны остаться
Он сказал миру; сироты,
Не умой лицо пресной водой,
Жгучие слезы нам!

Старуха умрет из бездны,
Твой отец не будет жить,
Берёза в лесу без верхушки —
Хозяйка без мужа в доме.

Ты ее не жалей, бедная,
Ты не жалей детей… Вставай!
Из полосы своей заповедной
Летом будешь собирать урожай!

Плесни, милый, руками,
Взгляни ястребиным взором
Встряхни шелковыми кудрями
Раствори сахарные губы!

На радость сварили бы
И мёд, и хмельную брагу,
Посадили бы за стол —
Кушай, добро пожаловать, дорогой!

И сами бы стали —
Добытчиком, надежностью семьи! —
Не спускали бы с тебя глаз
Ловили твои речи …»

На эти рыдания и стоны
Соседи хлынули толпой:
Ставя свечку у иконы,
Поклоняясь земным
И молча шли домой.

Другие брали верх.
Родня села обедать —
Капуста да квас с хлебом

Бесполезный старик
Я не позволил себе освоить:
Подскользнувшись ближе к занозе,
Он лапти тонкие ковырял.
Старуха легла на печку,
И Дарья, молодая вдова,
Пошла к детям.

Всю ночь, стоя у свечи,
Дьякон читал над усопшим,
И вторил ему из-за печи
Пронзительный свист сверчка.

Вьюга выла сурово
И закидала снегом в окно
Солнце встало грустно:
В то утро свидетелем был
Печальная картина.

Савраска запряжена в сани,
Уныло стояла у ворот;
Ни лишних речей, ни рыданий
Народ выносил покойника.

Ну, трогай, Саврасушка! трогать!
Крепче тяните буксиры!
Много ты служил барину,
Служи в последний раз! ..

В торговом селе Чистополье
Он купил тебе лоха
Он воспитал тебя на воле,
И ты вышел, как хороший конь.

Я старался вместе с хозяином,
Я запасал хлеб на зиму,
В стаде ребёнку дали
Я ел траву и мякину,
И он сохранил своё тело красивое.

Когда кончилась работа
И мороз сковал землю,
С барином пошли вы
Из домашней еды в телегу.

Много и тут попалось —
Вы ​​везли тяжелый багаж
В сильный шторм это случилось
Устал, заблудился.

Видно по бокам твоих затонувших
Кнут не одна полоска,
Но во дворах постоялых дворов
Ты овса наелся вдоволь.

Слышали ли вы в январских ночах
Вьюги пронзительный вой
И волчьи глаза горят
Увидали на опушке леса,

Простынешь, страх вытерпишь,
А там — и опять ничего!
Да, видимо, промахнулся хозяин —
Зима его добила! ..

Бывало в глубоком сугробе
Он полдня простоит,
То в жару, то в стужу
Ходить трое суток за подводным:

Покойник торопился
Доставить груз место.
Доставили, вернулись домой —
Голоса нет, тело в огне!

Старуха облила его
Водой из девяти веретен
А я тебя в горячую ванну водил,
Нет — он не выздоровел!

Потом звали мальчишек —
И пьют, и шепчутся, и трут —
Все плохо! Продевали
Трижды сквозь потный воротничок

Спустили милого в ручей,
Под курицу насест подложили . ..
Я слушался все как голубь —
И плохо — не пьет и не ест!

Еще положить под медведя,
Чтоб он кости размял,
Федя сергачевский ходебщик —
Что тут случилось — предложил.

Но Дарья, любовница больного,
Она советника прогнала;
Попробуй другие средства
Женщина подумала: и в ночь

Я пошла в глухой монастырь
(Вёрстах десять от села),
Где в некоей иконе открылась
Там была целительная сила.

Пошла, вернулась с иконой —
Больной немой лежал,
Оделся как во гроб, причастился.
Увидел жену, застонал

XIII

… Саврасушка, прикоснись,
Покрепче тяни буксиры!
Много ты служил барину,
Служи в последний раз!

Чу! два смертельных удара!
Священники ждут — вперед! ..
Убитая, скорбная пара
Мать и отец шли впереди.

Ребята с покойником оба
Мы сидели, не смея плакать,
И, правя Савраской, у гроба
С вожжами их бедная мать

Шагал . ..глаза ее упали,
И не было белее щек
На ней надевали в знак печали
Шаль из белого холста.

За Дарьей — соседи, соседи
Шла тонкая толпа,
Толкуя, что Прокловые дети
Теперь судьба незавидна

Что Дарье дело прибудет,
Что ее ждут черные дни.
«Жалеть ее будет некому» —
По ним решили…

Как обычно, в яму спустили,
Засыпали Прокла землей;
Мы плакали, громко выли,
Родные жалели, чтили
Умершего щедрой похвалой.

Жил честно, а главное: вовремя,
Как бог выручил,
Я барину оброк заплатил
И царю подарил!

Израсходовав запас красноречия,
Почтенный человек хмыкнул:
«Да вот она, человеческая жизнь!» —
Прибавил он и надел шляпу.

«Упал… но то было в силе !..
Упадем… тоже не подведем!..»
Все же крестили на могиле
И с Богом пошли мы домой.

Высокий, седой, худощавый,
Без шапки, неподвижный, немой,
Как памятник, дедушка стар
Я стоял у собственной могилы!

Потом старик бородатый
Тихо двинулся по ней,
Разглаживая землю лопатой
Под крики своей старухи.

Когда, оставив сына,
Вошел в деревню с бабой:
«Как пьяные, склон шатается!
Смотри! ..» — сказали люди.

И Дарья вернулась домой —
Убраться, детей накормить.
Ай-ай! Как избушка пришла! — ни бревна!
Бедная мать подумала:
Жалко ей детишек расставаться,
Хотелось бы их приласкать,

Да не до ласки,
Вдова к соседке их привела,
И сразу же на том же Савраске
Пошел в лес за дровами…

Часть вторая

Морозно. Равнины белеют под снегом
Впереди чернеет лес
Савраска не плетет ни шагу, ни бегу,
Не встретишь на пути ни души.

Кругом — не мочи смотреть,
Равнина в бриллиантах блестит…
Глаза Дарьи слезами полны —
Солнце должно быть слепит… В лесу кажется ярче.
Чем дальше — тем деревья выше,
И тени все длиннее и длиннее.

Деревья и солнце и тени
И мертвый, могильный покой…
Но — чу! скорбные казни,
Глухой, сокрушительный вой!

Пересилило Дарьюшку горе,
И лес равнодушно слушал,
Как стоны лились в раздолье,
И голос рвался и дрожал,

И солнце, круглое и бездушное,
Словно желтый глаз совы
Взглянул равнодушно с неба
На тяжкие муки вдовы.

А сколько струн порвалось
Бедная крестьянская душа
Навеки спряталась
В глуши лесной.

Великое горе вдовы
И матери маленьких сирот
Свободные птицы подслушали
Но не осмелились выдать народу…
Кудахтань, смельчак, —
Расплакавшись, колет и рубит
Дрова — молодая вдова.

Срубив, бросает по лесу —
Засыпай скорее,
И сама себя почти не замечает
Что слёзы всё льются из глаз:

Кто-то упадёт с ресниц
И это упадет на снег с размахом —
Дотянется до самой земли,
Прожжет глубокую яму;

Другую брось на дерево,
На тарелку — и глядишь, она
Застынет крупной жемчужиной —
Бэла, и круглая, и плотная.

А она в глаза блестит,
Пробежит стрелой по щеке,
И солнце в ней заиграет…
Дарья спешит управлять,

Знай, режет, — делает не чувствует холода,
Не слышит, что у меня дрожат ноги,
И, полная мыслей о муже,
Зовет его, говорит с ним. ..

«Дорогой! наша красавица
Весной снова в хоровод
Подружки Машеньки подберут
И будут качаться на ручках!

Начнут качать
Подбросить
Позови меня Маковка
Отряхни мак!

Все наши покраснеют
Цветок мака Маша
С голубыми глазами, с русой косой!

Беги и смейся ногами
Будет …и мы с тобой,
Любуемся ей
Давай, мой желанный! ..

Умер, ты не дожил до века,
Умер и зарыт в землю!
Любой весной
Ярко палит солнце.

Солнце все оживило
Красоты божьи открылись,
Пахота попросила
Трава косы просит

Я рано встала, горькая,
Дома не поела, с собой не взяла,
Вспахал пашню до ночи,
Ночью я косу наклепал,
Утром пошел косить…

Крепче ножки, стой!
Белые руки, не нойте!
Мы должны не отставать от одного!

В поле одному сурово,
В поле одному неприятно,
Милого позову!

Ты хорошо вспахал пашню?
Выходи, милый, посмотри!
Сено было сухим?
Вы ​​подметали стога? . .
Я отдыхал на граблях
Всем привет!

Женскую работу некому чинить!
Некому наставлять женщину на ум.

Скот стал выбираться в лес,
Матушка-рожь стала нестись в колос,
Бог нам урожай послал!
Сегодня соломы по грудь человеку,
Бог нам урожай послал!
Да, я не продлил тебе жизнь, —
Как ни крути, а поспевай за ней одна!

Овод жужжит и кусается
Смертельная жажда томит,
Солнце греет серп
Солнце слепит глаза
Горит голова, плечи,
Горят ножки, ручонки,
От ржи, как если из печи,
И тепло дает,
Спина болит от напряжения,
Болят руки и ноги
Красные, желтые круги
Перед глазами …
Живи и живи скорей
Видишь — зерно потекло…
Вместе было бы быстрее
Вместе было бы будничнее…

XXII

Моя мечта была в руках, дорогая!
Выспитесь перед днем ​​спасения.
Я заснул один в поле
Полдень, с серпом;
Вижу — спотыкаюсь
Сила — воинство неисчислимое, —
Грозно машет руками,
Грозно сверкает глазами.
Я думал убежать
Да, ноги не слушались.
Я стал просить о помощи,
Я начал громко кричать.

Слышу земля дрожит —
Первая мать прибежала
Травы рвутся, шумят —
Дети спешат к родному.
Без ветра не машет
Мельница в поле крылом:
Брат идет и ложится,
Свекор делает шажок.
Все приехали, прибежали,
Только один друг
Глаза мои не видели…
Я стал щелкать:
«Видишь ли, я спотыкаюсь
Сила — войско неисчислимое, —
Руками грозно машет,
Грозно блестит глазами:
Почему ты не собираешься помочь? ..
Тут я огляделся —
Господи! Что куда делся?
Что со мной случилось?
Здесь нет рати!
Это не лихие люди
Не бусурманское войско,
Это ржаные колосья,
Насыпанные спелым зерном ,
Выходи со мной драться!
Жу, а мне на шею
Крупные зерна насыпаны —
Как будто под градом стою!..
Где ты, Прокл Севастьяныч?
Почему ты не собираешься помочь? . .

Моя мечта сбылась, дорогая!
Теперь давить буду только я.

Начну жать без родного,
Вяжи снопы крепко
Слезы в снопы капай!

Слезы мои не жемчужные
Слезы горькой вдовы
На что ты нужен Господу,
Чем ты дорог Ему? ..

XXIII

Ты в долгу, зимние ночи,
Скучно без милой спать
Лишь бы не плакали сильно,
Начну ткать холсты.

Холстов у меня много
Тонкие твердые новинки,
Вырастут крепкими и плотными
Вырастет ласковый сын.

Будет у нас
Он жених,
Украсть невесту мальчика
Мы пришлем надежных сватов…

Я Грише кудри сама расчесала,
Кровь и молоко первенец наш,
Кровь и молоко а невеста… Давай!
Благослови молодых по проходу! ..

Мы ждали этого дня, как праздника,
Помнишь, как Гришуха стал ходить,
Мы проговорили всю ночь
Как мы собираемся за него замуж,
Мы стали копить немного на свадьба . ..
Вот — дождались, слава богу!

Чу, колокольчики говорят!
Поезд вернулся
Выходи ловко навстречу —
Пава-невеста, жених-сокол! —
На них сыпь хлеба,
Завизжите молодняк хмелем! ..

Xxiv

Стадо у леса близ темного бродит,
Коры в лесу дерутся с пастухом,
Серый волк выходит из леса.
Чью овцу он заберет?

Туча черная, густая, густая,
Нависнет прямо над нашей деревней,
Из тучи вылетит грозовая стрела,
В чей дом она годится?

Плохая новость ходит в народе,
Парни будут свободны недолго
Скоро вербовка!

Наш молодой человек в семье одиночка,
У всех нас есть дети — Гришуха и дочка.
Да голова наша вор —
Скажи: мирской приговор!

Парень будет гнуться даром.
Встань, встань за своего дорогого сына!

Нет! ты не заступишься! ..
Твои белые руки опустились
Ясные глаза закрыты навсегда…
Горькие мы сироты! . .

Разве я не молился царице небесной?
Я был ленив?
Ночью одна за чудной иконой
Не заблудилась — пошла.

Ветер шумный, сугробы.
Не месяц — хоть лучик!
Смотришь на небо — какие-то гробы,
Из облаков выходят цепи и гири…

Не пытался ли я про него?
Прости за что?
Я боялась ему сказать
Как я его любила!

Звезды будут ночью
Будет ли нам ярче? ..

Заяц выскочил из-под ночи,
Заинька, стой! не смей
Перейди мне дорогу!

Уехал я в лес, слава богу…
К полуночи стало хуже, —

Слышу, нечисть
Бравый, выл,
Зазвучала в лесу.

Какое мне дело до нечистой силы?
Победи меня! Пречистой Деве
у меня есть подношение!

Слышу ржание лошади
Слышу вой волков
Слышу гонятся за мной —

Не бросай в меня зверя!
Не тронь человека
Наша трудовая копейка дорога!

Лето жил работая,
Я детей зимой не видела,
Ночи о нем думают,
Глаза не смыкала.

Он едет, озноб… а я, грустный,
Лен-долгунец,
Словно его чужая дорога
Я тяну за длинную нить.

Мое веретено прыгает, крутится,
Ударяется об пол.
Проклушка идет, крестится в колдобине
В телегу запрягается на горке.

Лето за летом, зима за зимой,
Вот как мы завладели сокровищницей!

Будь милостив к бедному крестьянину,
Господи! все отдаем
Что за копейки, что за копейки медные
Трудом соединим! ..

XXVI

Всем тебе, лесная тропинка!
Лес закончился.
К утру звезда золотая
С небес небес
Вдруг упала — и упала,
Бог подул на нее,
Сердце мое дрогнуло:
Я подумал, я вспомнил —
Что было в уме тогда
Как катилась звезда ?
Я вспомнил! ноги из стали,
Пытаюсь пройти, но нет!
Я думал, что вряд ли
найду прокла живую…

Не! царица небесная не позволит!
Чудотворная икона подарит исцеление!

Я сделал крест
И побежала бегом. ..

Сила в нем богатырская,
Милостивый Боже, не умрет…
Вот монастырская стена!
Тень уже достигает головы.
К воротам монастыря.

Я до земли поклонился,
Она встала на ноги, о чудо —
Ворон сидит на позолоченном кресте,
Сердце вновь затрепетало!

XXVII

Меня долго держали —
Сестры похоронили интригана в тот день.

Заутреня шла
Тихо монахини ходили вокруг церкви,
Они одеты в черные одежды,
Только покойник в белом был:
Спящий — молодой, спокойный,
Знает, что будет в раю.
Я тоже целовался, недостойный,
Твое белое перо!
Я долго смотрел в лицо:
Все вы моложе, изящнее, милее,
Вы ​​как белая голубка среди сестер
Между серыми, простыми голубями.

Четки черненые в ручках,
Писанный венчик на лбу.
Черная крышка на гроб —
Вот как ангелы кротки!

Скажи, косатка моя,
К Богу святыми устами,
Чтоб мне не остаться
Горькой вдовой с сиротами!

Гроб снесли в могилу,
С пением и плачем похоронили.

XXVIII

Святая икона двинулась с миром,
Запели сестры, провожая ее,
Все к ней привязались.

Хозяйке оказана большая честь:
Стар и млад бросили работу,
Из деревень за ней пошли.

К ней привозили больных и нищих…
Знаю, хозяйка! Я знаю: многие
Ты высушила слезу…
Только ты не пощадила нас!

. . . . . . . . . . . . . . ..
Господи! сколько дров я нарубил!
Телегой не увезешь…»

XXIX

Окончив обычное дело,
На брёвна дрова положила,
Брала вожжи и хотела
Вдова пустилась в путь

Да, снова подумал я, стоя,
Она взяла топор машинально
И тихо, с перерывами завывая,
Подошла к высокой сосне

Еле ноги держала
Душа устала от тоски
Спокойствие печали наступило —
Невольный и страшный покой!

Стоит под сосной чуть живой,
Не думая, не охая, без слез.
В лесу гробовая тишина —
День ясный, мороз крепчает.

Не ветер бушует над лесом,
Не бежали с гор ручьи,
Мороз-воевода патруль
Обходит владения свои.

Видишь — метель хорошая?
Лесные тропинки завели
А есть ли щели, щели,
А нет ли голой земли?

Верхушки сосен пушистые,
Красивый узор на дубах?
И льдины крепко скованы
В водах больших и малых?

Он ходит-ходит по деревьям,
Трещит по замерзшей воде
И яркое солнце играет
В косматой бороде.

Везде дорога колдуну,
Чу! подходит ближе, седой.
И вдруг он оказался над ней,
Над самой ее головой!

Залезая на большую сосну,
Он бьет дубиной по сучкам
И я удаляюсь к себе,
Поет хвастливую песню:

XXXI

«Смотри, баба, посмелее,
Что губернатор Мороз!
Вряд ли у тебя будет крепче парень
А видишь краше?

Вьюги, снега и туманы
Всегда морозу послушен
Пойду я в окяные моря —
Строю дворцы изо льда

Я подумай — реки большие
Я спрячусь под гнетом надолго,
Я построю ледяные мосты
Что народ не построит.

{! LANG-afbcf7e7da6116cd5281e4b53a22459d!}
{! LANG-d4dddd9a1cd6d9ced3ebdfae799184eb!}
{! LANG-22178be08e3fb7339f23db627a0323e9!}
{! LANG-7651403d3e9982674555f23734d
!}

{! LANG-46ad2c57e3edbd46
860c2aaffe2!}
{! LANG-17c612ce41f10530d305dd71a913a454!}
{! LANG-87d9fdd1700b8427a7df0351e8f6e76a!}
{! LANG-370695f3ab9e258a981ba7a6a6435e25!}

{! LANG-d9302f9713540feb8bd37693d3fd5ca5!}
{! LANG-b4f56a443d43612d25023b107b172c1c!}
{! LANG-17bbeac49a54c74b9e5893946612ee5e!}
{! LANG-86f4866029dda0318166

c76dd7f!}

{! LANG-bbbfc6ff7bb02e1e71dbea71fc23f61a!}
{! LANG-84e39dd153b30e8c33d620b82e020fd1!}
{! LANG-350dbea10d9ad695bdfc94c7c5be4213!}
{! LANG-7f08b729bad1288c503a22964035fd3e!}

{! LANG-67504b042d64781611422dee684ee3ac!}
{! LANG-8d0f6522bd9982f57c7ddadf3db68e97!}
{!LANG-fdb28c8e5d20d166bbc0e619f4ec6134!}
{!LANG-6b57473ec838f4fdcaa2991ec 0d11d66!} {

! LANG-5815286cfbc202303a916e975fd1e119!}
{! LANG-8abaca30a0da84c4572db864e049504a!}
{! LANG-aaa8e93

b2fd541abec40156c428!}
{! LANG-79a8303881433c2
dca3c5f25559!} {

! LANG-5f319f4efbe3982fe989c8d7c02094be!}
{! Лэнгмю 8c9ef6a9efb56cf5aebddd5d7bcbbce5!}
{! LANG-578092e6466a9293f014b6cec3b0a522!}
{! LANG-c9959af1a69e109a5592e7f9c94aed04!}

{! LANG-02726bcbd145fdf16bc9da3eea035642!}
{! LANG-f6bfc468504877801f2e30a7ff83b53c!}
{! LANG-18a4d5c482276f20bdabf13133163cbf!}
{! LANG-02326dd92a27d0751093535f31337822 !}

{! LANG-9fe0d787cf9469796f095bd02140530e!}

{! LANG-c6d0678b94e2646ab70b5f7c80fcc98a!}
{! LANG-e6b168afc8c8e4820ab3e1462e9041e7!}
{! LANG-5ccbd1cf90ae864038a545abbcbeb2c7!}
{! LANG-ef6e8570071c1682c9aee782b0b14793!}

{! LANG-b5e086ac42dd8ead1bf9f3a7536b32f2!}
{!LANG-1ca8617bedf6834a8345d1aca5119c48!}
{! LANG-ba122f9338d46989fac99a8528aae1dc!}
{! LANG-e437286dd70ce4f0600aacad62326bd9!}

{! LANG-07f441531ecce0b6656fb5b78f5d3685!}
{! LANG-2a19c4dbd2226ef325b1b0b4854660b2!}
{! LANG-8ce9907f7a78cdec69514e9337d58f31!}
{! LANG-be351d68b6eae0ba039
5481af14!}
{! LANG -34c7fdab204a1a6cc1d1339fc507f2b9!} {

! LANG-434b13ad2abcd5b0beb80fa9c4e42a02!}
{! LANG-e2b5353c1294e5b12eb2a5596b8e06ae!}
{! LANG-08b52215c0d8bb14856fa64d4e118a7d!}
{! LANG-778c9c81042b7b1b4ae41a057fa13c03!} {

! LANG-09
e7af4cd0d10c980a6bc150f39!}
{! LANG -b203a8779a37ed85e674bda077c273f5!}
{! LANG-d73c8ec03fe9ca07e2504ab084650dda!}
{! LANG-0e06e420f1c1e9dbbe89b111827844f5!} {

! LANG-c0150f3202928da47336a9cb479e133a!}
{! LANG-41425404158aa00017c156fca070ff08!}
{! LANG-52adeeb071a9bac01bb1a415f92f257c!}
{! лэнгмю c70505718e7d35b52525bad7b338ba68!}

{!LANG-0040d04507d65beb23fe28e55f8ae3f2!}
{! LANG-35f9a849527cee9b70f15942785510f9!}
{! LANG-45041e12282d738e33711b5538004772!}
{! LANG-5dd9a5dd05f969995304982586e05f7e!}

{! LANG-ebc12040e69207c0399c8a8ee2facba4!}

{! LANG-cba6adc22610b85adb66219ffcbe5083!}
{! LANG-39d45f803f1818e532ecc59443bb0608 !}
{! LANG-fbb848ed679ec7ed5b487d0d6d90fb0d!}
{! LANG-652d5ec83acabf33f2db1eaf5d41f32a!}

{! LANG-f6fb577c1059748304d1d1a2b0f9a394!}
{! LANG-ce831808d7c8a2151529bd3d5e5fcf66!}
{! LANG-4abb08ad133ec
a8589e9c7c292e!}
{! LANG-f936bc698849bedeb9daf84f989745d1! }

{! LANG-72f81c3c382c14e3c93e7d14a43f9502!}
{! LANG-02adfd68400878d5b3e50e01ad0da74d!}
{! LANG-812bb0f54aa98fedbb91f61ba75b6b03!}
{! LANG-d160f690af794d7f5e063dd29762c2bc!}

{! LANG-4729c0e4649e6ef80a6a76f682044146!}
{! LANG-41e1b3346b091ffc13050fe0d1197cf1! }
{!LANG-1a529bb442fe97d294e57be78e87b589!}
{!LANG-c823dd4b4b cb1638c9a9508a24ae02f8!} {

! LANG-a3a32b1147d512ddd84939a3ec6ba43e!}
{! LANG-2d9bb7bd2663b57f3d22c2ad51ad8ce4!}
{! LANG-f93ac14d6e9e10c44ec61cc5220
!}
{! LANG-3d620572fd148aed35c44d0f01282e88!} {

! LANG-4e2936988aa877a2d8e9b03bc34b9cf1!}
{! лэнгмю 71e96d02586746762c655d901fa68ffc!}
{! LANG-afb4fb95441529d3d600c52c0286c27a!}
{! LANG-8c9c45dd84ddbf323a7d3a1528c5d3d2!}

{! LANG-361c103c6388fe28894096c1f6765b46!}
{! LANG-21e23a06ac8f749c4459819a93c6a9d8!}
{! LANG-6cf6d1c64aa0b3036f9d3548ae9e3aa4!}
{! LANG-e8f082e9c889ba13fc1b95728aa67e82 !}

{! LANG-7ee50ebc4b5341f562beb1175c3!}
{! LANG-fd77664d73ce15b0269d134f188223ca!}
{! LANG-eeceef8afc2921c1a
bdf84953ec!}
{! LANG-f1157b375f7fa1ab81a72f3d47aac6d1!}

{! LANG-7bf344be76cb9cea8a562e23ad148e9f!}
{! LANG-96fa339d2de8be7c2d6d6ccdf1a9f342 !}
{!LANG-5e9a625baee
cafead55caea466f!}
{!LANG- b8b5561ca4ed7a37f1c608f0affb70fa!} {

! LANG-63968bbfcba24461bed5610b76e715e7!}
{! LANG-fc42b923e827c2b15e363e35a4705122!}
{! LANG-4e65bccda651f0ee9bfd7a4e21ac22eb!}
{! LANG-394a5f504670e1088f194f3a5966c609!} {

! LANG-513135ab72997b719b5a181eea79d131!}
{! лэнгмю 70011986c34de6604adfd599e0c2e9fb!}
{! LANG-fb788c5eaf836101c67ca50ee6dd9871!}
{! LANG-46f6ebca0e11fc34cfbe4d76049e69e9!}

{! LANG-8a36e839f05ac6dc32d668ad694d190d!}

{! LANG-959c371c940e1909c6dbb5435f9e23d3!}
{! LANG-0b533b7c10a97734f24e63809a31ef33!}
{! LANG-eb4795da9b210f111b7427b8a65ac518!}
{! LANG-fa808450b52aff9a92b47472af040c86!}

{! LANG-451ab95e3cb3e91bab237da350e2e110!}
{! LANG-cc97c85b249c0b2206de265076085332!}
{! LANG-9a819ad79525c3dd68b377cc1e4d62bb!}
{! LANG-3aed4366e7e54672b9a22d9bfdbd520c!}

{! ЯЗЫК-0b7d1665d46343adcd3688edfd767c28!}
{!ЯЗЫК-48f7eeb6bffe0b0b0e4 71cc8a9ee61c9!}
{! LANG-596eb90a12810b6fcbef3882ca1943a4!}
{! LANG-9786e3d2a108910e42060c181bf0bae3!}

{! LANG-b925fb12fd5e95956145d9f40e0bb5d7!}
{! LANG-b6c2ca7811340587937b65ecdd69f257!}
{! LANG-ac7d43232d57938d6b1dbb554f42a5a0!}
{! LANG-cbcf19d038c6da7b0deb5525e5f0d9cc !}

{! LANG-53b80c0c0f0700bb5ec957b0bf6ba8cb!}
{! LANG-e3ee228d2f0ee6caa3966c713e0b749f!}
{! LANG-2d64c7698f316d20fd509d52bcc91d70!}
{! LANG-7eb4476f9629a2ce29f2da83a0b!}

{! LANG-44f903f90d31290d7f96f648030b3a78!}
{! LANG-7271bf59d78984b7ea42a6a3d98ea556 !}
{! LANG-257be740aecb05fa645dc6ef4c4abe4e!}
{! LANG-15c0ba497ab6c0ca2b33e2978316b39a!}

{! LANG-3d8e7c42775399fcf21dd54f306ac617!}
{! LANG-ca99300a7b3537652799e598d01a65a1!}
{! LANG-3c26b9bf3b29b14f3d08252ba4bdbf08!}
{! LANG-17090b4ca1cc82813928cce1eefe244a! }

{!LANG-3a8c99f993959bd4977a18b7a57e7b58!}
{!LANG-e0666fefc ffe41f090dc3aba
85f!}
{! LANG-632b4e29650b183181d142dd97528961!}
{! LANG-7f5de5f3a1b8c0dc97f0410f0e0e6e98!}

{! LANG-e3244d32b94b

1c368315a9368d7!}
{! LANG-d433ee1a4264bbe0aa538ef5a625b837!}
{! LANG-10fd6ca99b224257ed54719ae7a98cdb!}
{! LANG-b4694d5633a728d4c7e5ca26b29de979 !}

{! LANG-dd985863e0ed8fc70ffc6db0c542b2db!}

{! LANG-c14397c76c1616e
4570ce265bc1!}
{! LANG-6df5f0e7241d96127efe2894652b2399!}
{! LANG-1330cd4a7819e521553650a2d6c08a26!}
{! LANG-e94106cc6b526ed5b5b
7d8b19ce!}

{! LANG-80f866901bbe7ec5e27ddb

cd4ae!}
{! LANG-d4f621fdbd86a843035523d5d9e310ad!}
{! LANG-79e67f98398a4f1ae2cc9f34c7af7a12!}
{! LANG-5ef958216e31ed4499d3fea2cc140e4f!}

{! LANG-c0bd320071252b211270b6a50fb172b1!}
{! LANG-6086674ea2d6334d7565ceadb80ba76e!}
{! LANG -b86b2c3de3e6fa84e0b4a68fdfc60258!}
{!LANG-e02c04a1f7a53c4045bce327936f8719!}

{! LANG-7416dff29e

aac4a201a36f537f6!}

{! LANG-0f322ed2312591d340dee6421f10bfda!}
{! LANG-fd6e6a2d040d2655b6c92dc0d0469174!}
{! LANG-85e1decba5a6469fcca14fc3136dbb7a!}
{! LANG-34a318ba1c9b6bf02caf2a2ee6add73a!} {

! Лэнгмю 640c91ff86422be2b0735f276be98bb2!}
{! LANG-6129088bbe772ab083d842

31551!}


{! LANG-25087898afce899813fd5b1b22b064a1!}
{! LANG-2ec57851008eff8d3ce26364cc4920c5!}

{! LANG-d4ab581efae03d750eb853ce414e23fe!}
{! LANG-4d0eaacc53c7b1d422c06e2b479041b9!}
{! LANG-1eb7938a09d78b8a0048dadf7f8 !}
{! LANG-2fcb1842c2dd0ef11510c2e5cfbd7b6e!} {

! LANG-7f5cdab4990e828d3fb02d6de821bb9b!}
{! LANG-651239cefa4e805261de972bd7d4529c!}
{! LANG-1556b8c42dd21f118743010b281bff51!}
{! LANG-d81f0c4ed5222cc5d57fde77c7f8e1b9!}

{!ЯЗЫК-76404bc8a3c7b11231fa43fbb1a3d534!}

{!ЯЗЫК-d76e2985d5eff1b5c7693f23d27016ad!}

{!ЯЗЫК-11890baf7226369cdcb66eb110ce8391!}

{!ЯЗЫК-dfbda610355c9aea822eb7d61f379813!}

  • {!LANG-3307ad1bc11f4cf0d24ef3780296c92c!}
  • {!ЯЗЫК-3e51a685b6e565853f5a831b762950f4!}
  • {!LANG-b6ddb3049e54e4eaeb92b68f70398d4b!}
  • {!ЯЗЫК-f9b313224bc4d4846c60780a9bd41159!}

{!LANG-a43e4ccd8269b45cc3fa36269e4badbf!} {!LANG-b318cb146f5403ea86ceee9c5d2b51bb!} {!LANG-f92fc6a62b907a3b82fbb7dd1040b!}

  • {!LANG-9af2658f3a6a5cddc39d51b3c
    21!}
  • {!ЯЗЫК-087e3e47c3d0265ed0e5979952b9d769!}
  • {!LANG-52bad4c3fc2002d79bb5a4bc3e98dcbd!} {!LANG-ddf2a94769a48627172a4a1897a42b23!} {!LANG-dce1e2268597a5cfd538b77ae16b00cfd9!}
  • {!LANG-abb0573e0361fdd6eb7db0f73d1cc6a5!}
  • {!LANG-71e329595e9592b6f4f05950d6052bf7!} {!LANG-fde9544122dbcf51ecbf10f213aeb84e!} {!ЯЗЫК-69c926ab1396782670cc156cc224d674!}

{!LANG-ad93808bb0efa4375c7c845dfc5d64d6!}

  • {!LANG-743422193b4d01835ae353ae1d1d54ba!}
  • {!ЯЗЫК-d2a3bf9ed2d2e3592d7368237b663309!}
  • {!LANG-88b06993b00b036adeb479d05a2f305d!}
  • {!ЯЗЫК-33d8530c44d7c9d
    59f212b7c132!}


{!LANG-471858301fb9f7cb01431cf7bd0d299d!} {!LANG-c42b9119c273625b62ce5b704f16a322!} {!ЯЗЫК-8d20ae7c93a70f5f65af84659290c594!}

  • {!LANG-0af42ee53bc74794b8a446faaf180e45!}
  • {!LANG-c01b677efca64a068db60a503ff13864!} {!LANG-1e992d04016ae3c84fcdc6b4c06bebb4!} {!LANG-c2d08dde5214c15412c5089e615cc9029!}
  • {!ЯЗЫК-77c2c65a5afe01d0b13785a25cd80e25!}
  • {!ЯЗЫК-f1131023d03c770a29f60e67e39d541f!}
  • {!LANG-f869019ee0f42b1c477ce9d48c8ce940!} {!LANG-5bca129f126213d2a2d878faa307a692!}
  • {!ЯЗЫК-028e2fc9a724004d4889cbe5bb534c2e!}

{!LANG-68a13888dee27f7c3b53537aab85b883!}

  • {!LANG-ea76c202877e86d4fefaaa99f58006a3!}
  • {!LANG-3d5d46e19104d0eb39c6404df36fabbc!}
  • {!ЯЗЫК-a5fd1f88f54eae1e131a6a9e4d068f25!}
  • {!LANG-cfefb492bafb9e7982eb4b1cce59f91d!}
  • {!LANG-4850af590c4a9a40ed9455bec9d697b2!}
  • {!LANG-2571ea68f039e23ce40d1f7609d2f215!}

{!LANG-54ac8b31a1708dc180cd453ba
c9!}

  • {!LANG-a1fd6ed6bedc2b8659c4ce4b0db1e005!}
  • {!ЯЗЫК-9347d4b3beeb5644b9e2a61865d7cf42!}
  • {!ЯЗЫК-34616d5c1db0afddc3187be722cde8a4!}
  • {!ЯЗЫК-49361d21826b98adcab047845b2a5bc6!}
  • {!ЯЗЫК-187aa2e4df6751b795959cab41ea6c45!}



{! Lang-7Cee956C02743298BBF

DD66878F9!} {! Lang-879EE2D5DA8892F0899FBB6AE4CF54D9!} {! Lang-E51336C48788F5577DF4722F3A05E2B6!}

  • {!LANG-0bbf5bd3d2b8286cdf59e9fc204e01e5!}
  • {!ЯЗЫК-3b86a74e31b33c2507ea1f897dd9c915!}
  • {!ЯЗЫК-5d5270ac5fdb2958e9be1a0fb3e33e5d!}
  • {!ЯЗЫК-b2b50919f41f573c9816c77670bdc89e!}
  • {!ЯЗЫК-c7f5696f4d8fa748e82ea3a0d64bbf31!}


{!LANG-eff53835cd0fead285e0099313eec592!}

{!ЯЗЫК-42e56cd89a32af873ff13a7bb12a9a92!}

{!ЯЗЫК-a66d8ac2a949a02d8fce2d18a70fdd46!}

{!ЯЗЫК-394f202235baaab0bb0a71d444698f6e!}

{!ЯЗЫК-ecef1aeff8f4eab8a4d2ccb75877df19!}

{!ЯЗЫК-9a5202c8b21eeebd9c7380cbd2e9cf91!}

{!ЯЗЫК-39d2f4c71a28607b3e5e5a385b168c99!}

{!ЯЗЫК-37ed5a5eab804ccfe200375f31009b4d!}

Он остановит скачущую лошадь,
{!LANG-62bfad153988e1c77ab6321bd07c1ca6!}

{!ЯЗЫК-8414b56bbf86d94bc1f172383f549d3a!}

{!LANG-62fcce4d0ffb381e458ed18cd11d99b5!}

{!LANG-58f95d555039821ff0cff68dcd00beff!}

{!LANG-346cbfbb814669db3c042eb6a63cde7a!}

{!ЯЗЫК-aac75c0622853d6ca2609b148ad171f6!}

{!ЯЗЫК-50ee9168f250e89ac6e35049fe451f19!}

Уильям Харт МакНиколс — Сайт исполнителя

СТАНЦИЙ КРЕСТА
Крестный путь человека со СПИДом, написанный и иллюстрированный Уильямом Хартом.
МакНиколс.Эта пьеса была написана в 1989 году, когда было мало способов обращения с теми, кто
со СПИДом. Хотя лечение стало намного более эффективным, СПИД продолжает
угрожающая болезнь с еще большими глобальными последствиями, чем это было, когда были написаны эти молитвы.

Посвящение
Эти станции посвящены трем женщинам
кто идет смело, верно и с любовью,
рядом с теми, кто живет и умирает от СПИДа…
Сисси Тереза ​​Грейс
Луиза Хэй
Сестра Патрис Мерфи
Copyright © 1989 Уильям Харт МакНиколс
Все права защищены
Электронная перепечатка с разрешения автора

Предисловие
Отец МакНиколс сопровождал многих больных СПИДом на пути к смерти. У него есть
участвовал в этом путешествии как друг и сильно преобразился.
В этом коротком произведении он передает нам в образах и символах Крестных остановок понимание своего
опыта помогли ему понять, как больные СПИДом разделяют страдания Христа. Он дает возможность своему
читателя стоять как бы у изножья кровати, как некогда стояли верные ученики у подножия креста
на Голгофе.
Я рад похвалить эту работу. Пусть оно будет плодотворным в пробуждении понимания и сострадания к тем,
больных СПИДом. Пусть это побудит нас всех быть с этими страдающими братьями и сестрами на их пути к
Господа.
Раймонд С. Хунтхаузен
Архиепископ Сиэтла

Введение
Несколько лет назад меня попросили поговорить с религиозной общиной мужчин о работе, которую я выполнял с
больных СПИДом.
Мы долго болтали между собой, взад-вперед. Тогда один из мужчин решил прицелиться. Он спросил меня, могу ли я
когда-либо видел Христа на Кресте ни в одном из страдающих людей. Вопрос поразил меня, потому что я принес
с собой графическое изображение Распятия СПИДа, которое я нарисовал во время предыдущего Великого поста, и я уже
показал его группе. Затем мужчина начал переходить к своему настоящему вопросу. Он хотел знать, как Работа
затронула лично меня.Я быстро ответил, что не представляю себя на Кресте из-за
служение, но что я был больше в положении Марии или возлюбленного Иоанна, стоящего рядом с тем, что на
Крест. Он не был удовлетворен и настаивал: «Но задумывались ли вы когда-нибудь, что вы там делаете? Почему
неужели Бог так близко подвел тебя ко кресту?» Я промямлил что-то связное, насколько сейчас помню, но почувствовал
больше похоже на целый колодец прошлой печали, который вот-вот прорвется. Я видел видение за видением людей, которых я получил
знаю и люблю, с ним так много времени.Я снова увидел их страдания по бесчисленным причинам. я видел их
время от времени меня бросали, и в тот вечер я ушел с вопросом, звучащим внутри меня.
Меня, как и многих христиан всех убеждений, мистики и святые учили, что познать Иисуса
нужно просить быть рядом с ним в его страданиях. Когда Джулиан Норвичский действительно умолял об этом опыте,
ей было дано самое необычайное духовное откровение из видения Христа Распятого, которое питало
человека на века. И, конечно же, есть Франциск Ассизский, который почти стал Христом Распятым возле
конец его жизни, когда он был ранен стигматами.
«Размышления о Крестном пути» изначально стали популярными благодаря францисканскому мистицизму, который
распространился, как лесной пожар после смерти Фрэнсиса. Я опираюсь на эту древнюю молитву, чтобы попытаться раскрыть часть
духовность больных СПИДом. Я стремлюсь глубже заглянуть в то, что уже можно увидеть, чтобы ответить, почему Бог
призвал нас к этому глубокому дару служения людям, больным СПИДом.
Уильям Харт МакНиколс

Благодарности
Производится Крестный путь человека со СПИДом
с особой благодарностью:
Мисс Джуди Витзум
Отец Уорд Окшотт
Отец Томас Аллсопп
Архиепископ Раймонд Г. Хунтхаузен

ПЕРВАЯ СТАНЦИЯ
Иисус приговорен к смерти
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Небо падает.
Роберт обращается к врачу с пугающими симптомами. У него постоянный грудной кашель, который не проходит.
, и у него опухшие железы по всему телу. Он никогда не сдавал анализ на антитела к ВИЧ, чтобы определить
, может ли он быть положительным на вирус СПИДа, но теперь, со всеми слухами, которые он слышал, и этими
симптома, он решает сделать тест.
Через несколько недель пришли результаты, и его подозрения подтвердились; у него внутри вирус.Роберт
в изумлении покидает кабинет врача. Он в каком-то шоке и никого не видит в толпе людей на
улицы. К тому времени, когда он находит дорогу к метро, ​​вся краска сошла с его лица. Его мысли
проникая в невозможное; он безмолвен.
Молитва
Иисус,
Я обречен на болезнь.
Я осужден отсутствием любви,
по моим ненасытным желаниям, по
наркотика, которые я использую, чтобы заглушить пустоту и
боль, и меня порой осуждает
моя собственная самодовольство. Помоги мне
Господи, идти этим крестным путем.
Аминь.

ВТОРАЯ СТАНЦИЯ
Иисуса заставили нести свой крест
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Мысли Роберта продолжают работать. Все не так уж и плохо, предостерегает он себя… не слышал ли он только что где-то, что только
30 процентов ВИЧ-позитивных людей на самом деле заболевают полномасштабным СПИДом?
Он победит эту штуку! Он получит лучших врачей и всю доступную помощь.И будут новые
наркотика! Ученые скоро придумают лекарство… они должны. Его отношение является ключевым. Он должен держать свою
отношение позитивное. Дверь метро открывается, и он вскакивает на ноги. Его энергия возвращается обратно, и он
уже почти бежит к себе домой. Его цвет покраснел, и он чувствует, как вспышка радости начинает снова гореть.
внутри. Он покупает а. газету на ближайшем продовольственном рынке и решает про себя, что он может и будет торговать
только с этим.
Молитва
Иисус,
Теперь я вижу
фактическая форма и
вес моего креста. Господин,
пошли мне свою силу
терпеть.
Аминь.

ТРЕТЬЯ СТАНЦИЯ
Иисус падает в первый раз
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Роберт входит в свою квартиру один. Одно время он жил там с другим молодым человеком вокруг его же
года, по имени Марк.Два года назад Марк уехал в Европу, и сейчас Роберт один. Он открывает газету.
Внизу третьей страницы есть краткая статья о СПИДе. В нем прямо говорится, что медицинские работники
раньше считалось, что только от 30 до 40 процентов инфицированных вирусом СПИДа когда-либо заболевают
болезнь. Потом стали говорить 50 процентов. Теперь они опасаются, что она выше… намного выше. Роберт думает, что его сердце
остановится. Страх снова начинает проникать во все его существо.Ему холодно и темно. Какое-то время он не может
ход. Он не может позвонить своей семье. Хоть они и живут недалеко, но толком его не знают. он не может пойти
в церковь; он знает, что они отрицательно относятся к больным СПИДом. И он совершенно не может сказать
любой на работе; это может означать потерю работы. Он боится рассказать своим друзьям; было бы слишком много
нежелательного внимания, и он не мог вынести того, что его душит прямо сейчас. Он должен справиться с этим в одиночку.
Его снова охватывает ледяной страх, и ему кажется, что его сейчас вырвет. Он ложится на пол, пытаясь расслабиться. Его Сердце
бьется так громко, что ему кажется, будто он его слышит. Роберт заболевает на следующий день и фактически остается дома.
с работы ближайшие три дня и напивается до одури.
Молитва
Иисус,
Я падаю, падаю, падаю.
Помоги мне сейчас в этом подъеме в гору.
Пошли мне живых ангелов на помощь
найди мой путь и подними этот крест.
Аминь.

ЧЕТВЕРТАЯ СТАНЦИЯ
Иисус встречает свою мать
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Роберт остается изолированным в течение трех дней. Наконец, его мать дозванивается из семейного дома. Она
в бешенстве. Роберт не отвечает на звонки в квартире. Он не был на работе. ни у кого нет
слышал от него. Он в порядке? Что-то не так? Роберт что-то бормочет, но говорить слишком трудно.
Он начинает задыхаться от звука голоса матери и снова чувствует себя одиноким маленьким ребенком. Она
умоляет его вернуться домой — только на ужин. Он неохотно соглашается на вечер выходного дня.
Наступает суббота, и ближе к вечеру Роберт едет в метро — снова в замкнутом мире. Он видит Сейчас
человека, но они кажутся такими далекими и нереальными. Они беззаботные, они беззаботные… живые.
Они не могут знать, что он чувствует… что он несет. Он чувствует себя отравленным, нечистым, прокаженным, неприкасаемым. Его
глаза горят от попыток сдержать ярость и слезы.
Роберт вздрагивает, когда родители обнимают его. Вечер кажется бесконечным, пока, наконец, он не решает, что должен сказать
что-то. Он медленно распутывает историю своих визитов к врачу. Тот факт, что у него есть вирус ВИЧ, означает,
у него могут развиться инфекции, связанные со СПИДом. Его родители недоверчиво таращатся. Они изливают свои сомнения. Он должен
ошибаться.Он должен найти другого врача; городские врачи слишком заняты; они ненадежны; они смешали его
с кем-то еще. Как он вообще мог его получить? Он принимает наркотики? Другая альтернатива
невозможно. Религии ясно говорят о «тех людях» — и никто в их семье не мог быть одним из «них»…
может он?
Роберту удается их успокоить. Он не хочет пытаться объяснить слишком много сразу. Он устал и просто
хочет уйти, но думает, что его сердце разобьется, когда его мать заливается слезами и обнимает его на прощание.
Молитва
Мария,
моя мать, наша мать, твой сын
все еще идет, шатаясь,
истощен и истекает кровью. Встретиться с ним
с любовью на этом пути.
Аминь.

ПЯТАЯ СТАНЦИЯ
Симон Киринеянин помогает Иисусу нести крест
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Еще одна почти бессонная ночь, примерно до 4 утра.м. Роберт засыпает и видит сон. Во сне он видит
Маленький Мальчик стоит возле большого бесплодного креста, установленного в озерце с водой, окруженного зелеными камнями, которые кажутся Внутри
есть свет. Мальчик жестами просит Роберта прийти и помочь ему пересадить крест. Как рисует Роберт
рядом и пытается поднять крест, он превращается в сплошной металл. Он невыносимо тяжелый, слишком холодный и острый, чтобы
сенсорный. Роберт встревоженно и испытующе смотрит на маленького Мальчика.Мальчик берет левую руку Роберта и кладет ее на
центр креста и кладет свою маленькую ладонь сбоку на лицо Роберта. Роберт чувствует слабость и
теплый. Он закрывает глаза и чувствует, что падает с неба, но без страха. Когда он открывает глаза
снова Мальчика нет, а крест маленький и невесомый и наполненный светом, и Роберт держит его в своей руке.
руки.
Испуганный, он выходит из сна, ищет свет и мир сна.Внезапно он
понимает, что проспал! Он быстро одевается, но в нем какое-то странное умиротворение, затянувшееся чувство
сон. Он торопится, но, кажется, не может заставить себя волноваться. При этой мысли он громко смеется.
Снаружи он берет кофе и газету и спускается в метро. Перед остановкой он читает
раздел о здоровье и тематическая статья о GMHC (Кризис здоровья мужчин-геев), которая была создана для
помощь больным СПИДом, АРК и «беспокоящимся».Роберт звонит по указанному номеру, тайком с работы,
и просит поговорить с консультантом. Отвечает мужчина по имени Диего и предлагает встретиться с Робертом на следующий день после работы.
Диего — ослепительно уверенный в себе мужчина. Он кажется неукротимым, и все же его теплота открывает что-то в душе.
Роберт. Они садятся, и Диего позволяет Роберту говорить. Каким-то образом, просто быть в состоянии рассказать историю кому-то
, кто может его получить, является большим облегчением, и Роберт чувствует легкость и надежду. Он уходит с богатством
информация.У него есть имена врачей, диетологов, социальных работников, список групп поддержки для мужчин и
женщины и целительницы всех конфессий. Ему даются названия книг о целостном здоровье, творческих
визуализация, и имя женщины, которая пишет книги и записывает кассеты специально для людей с
СПИД. Роберт обнимает Диего на прощание. Он ловит себя на том, что тихо плачет, уходя с новым чувством радости.
Молитва
Иисус,
Спасибо за мужчин, которые мне помогают
нести свой крест.Спасибо за те
с мужеством выйти из
толпа.
Аминь.

ШЕСТАЯ СТАНЦИЯ
Вероника вытирает лицо Иисуса
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Роберт бросается искать книги. Он не может поверить, что существует так много книг об исцелении и здоровье! Почему
разве он не знал всего этого раньше? Он находит кассету, о которой ему рассказали, сделанную женщиной по имени Луиза.
Hay и книга другой женщины по творческой визуализации.Когда он возвращается домой, звонит Диего. Зная
Роберт — католик, он связался с сестрой Патрис, которая работает в программе поддерживающей терапии
католическая больница. Он спрашивает, не хочет ли Роберт добровольца из программы, с кем можно поговорить. Роберт
колеблется. Что за доброволец… что с ним сделают? Диего уверяет его, что доверяет сестре Патрис.
Он дает Роберту номер женщины по имени Сисси и оставляет ему возможность позвонить. Звонит Роберт.Она
звучит красиво на телефоне. Они договорились встретиться через неделю.
Той ночью и до конца недели Роберт слушает кассету. Когда он слушает, ему начинает казаться, что он
никогда не слышал столько любви и сострадания от одного человека. Лента говорит о любви, о Боге, о прощении
себя и других, и исцеление… исцеление… исцеление. Она помогает ему глубоко задуматься о негативе в его
жизнь, предрассудки, которые он испытал… огромный гнев и разочарование в результате.Его дух
молчит, слушая. Есть также моменты большого юмора, острой печали, и даже моменты, когда он находит себя
вообще не может подключиться к своему сообщению. Но за все он благодарен. Он засыпает, благодаря Бога за Луизу.
Хэй и ее слова исцеляющей любви.
В конце недели приходит Сисси. Она слушает, и они разговаривают часами. Она маленькая и простая. Она
выздоравливающая алкоголичка, которая боролась с собой и хорошо знает крест и страдания.Ее просто
присутствие изливает на Роберта любовь, и он каким-то образом чувствует присутствие Бога. Она нерешительно спрашивает,
мог бы помолиться с ним. Он немедленно соглашается и расслабляется в большом кресле. Сисси держит его за руку, и
кладет другую руку ему на голову. Она скрещивает его ладони и лоб простым освященным маслом и молится
спонтанно за исцеление тела, духа и эмоций. Роберт засыпает глубоким сном и не слышит
ей уйти. Ему снится, что женщина только что умыла ему лицо, и вместо грязи и стыда он чувствует
снаружи, на полотенце его фото внутри…и очень похоже на Христа.
Молитва
Иисус,
Спасибо за женщин, которые
покажи мне свое лицо. Спасибо
для всех тех женщин, которые подарили нам
рождения, кто нас учил, нас дисциплинировал,
любил нас — омыл нас изнутри и снаружи…
Отправьте им свое утешение.
Аминь.

СЕДЬМАЯ СТАНЦИЯ
Иисус падает во второй раз
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Прослушивая кассету с Луизой Хей, Роберт начинает понимать, что значит уважать себя.
Внутри растут зачатки любви к себе и чувство духовного, о котором он всегда слышал, но
, о котором он никогда не мечтал, был доступен ему. Он также встречается с группой поддержки раз в неделю, и, слушая и Говоря с номером
, он впервые чувствует чувство общности. Здесь он может говорить правду без страха.
Ему приходит в голову мысль, что так должно быть у некоторых христиан, говорящих о
сообщество.Сисси регулярно приезжает в гости, молится вместе с ним, приносит ему духовные книги, подарки и красивую
бирюзовое одеяло, чтобы укутаться во время молитвы. Одеяло смутно вызывает образ
Пресвятую Богородицу он видел ребенком, и он чувствует своего рода присутствие Матери Марии, окружающей его, когда
он молится. Сейчас он думает, что не испытывал такой любви с тех пор, как Марк уехал в Европу.
Внезапно появляются новые симптомы — диарея и постоянные ночные поты. Три-четыре раза за ночь он
должен встать с постели и сменить все простыни и ночную одежду. Все пропитано насквозь.
Сейчас его сильно трясет от страха, и однажды ночью он сидит, пытаясь признать тот факт, что ВИЧ-инфекция
к серьезному, возможно, опасному для жизни заболеванию. И вот однажды вечером, поднимаясь по лестнице в свою квартиру, Роберт
схватился — вздрогнул от боли в груди. Он с трудом добирается до своей квартиры. Он задыхается, когда
звонит Диего, который немедленно вызывает скорую помощь.
Молитва
Иисус,
Я снова лежу лицом вниз. я боюсь
агония впереди — смерть меня ужасает.
Я теперь всеобщее посмешище…
Люди бегут от меня. Спешите помочь мне
Господи, поторопись.
Аминь.

ВОСЬМАЯ СТАНЦИЯ
Женщины Иерусалима оплакивают Иисуса
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Роберт срочно доставлен в больницу. Час за часом он корчится от боли в углу отделения неотложной помощи. После
то, что кажется вечностью, его ведут в комнату. Через сутки ему ставят диагноз пневмоцистной пневмонии.
carinii пневмония. Он знает, что это означает, что теперь у него СПИД. Его разум становится пустым — частично от ужаса, частично
рельеф. Ему дают много лекарств от пневмонии, чтобы очистить легкие от инфекции, и ему дают
что-то, что поможет ему уснуть. Он подслушивает, что если инфекция усугубится и будет трудно дышать
становится критическим, ему придется ходить в респираторе.Он засыпает, но на этот раз снов нет — только
темнота.
Кажется, что лекарство действует, но дни боли и страха затягиваются. Роберт просит в молитве хоть какого-нибудь признака
Божья любовь.
Однажды днем ​​в дверях стоит мужчина в пластиковых перчатках, больничном халате и маске. Он говорит Роберту
он министр и называет свое имя.
Его голос настолько приглушен маской, что Роберт не может его понять, поэтому он просит его говорить громче.
Мужчина заявляет, что Роберт гомосексуал, и что Библия осуждает таких людей. Он цитирует отрывки
о собаках, извращенцах и содомитах. Он обещает, что Роберт не войдет в Царство Божье. Он требует, чтобы
Роберт покается, но не пройдет мимо дверного проема. Роберт отклоняет предложение, и мужчина выбегает.
Роберт слышит, как он кричит в коридоре о похоти и блуде. В течение следующих четырех дней мужчина возвращается
и продолжает штурм, швыряя пассажи о сексуальности и осуждении.В конце он громко кричит
голос о демонической одержимости, машет руками в сторону кровати Роберта. Роберт чувствует, что попал в
кошмар, который, возможно, будет хуже, чем вся физическая боль, которую он уже перенес. Он запрещает
человека прийти снова, и восстанавливает некоторое чувство покоя.
Когда он достаточно окрепнет, его переведут в центральную больницу. Вскоре в его дверь постучали. Девушка
входит внутрь и объявляет себя сестрой Патрис из программы поддерживающей терапии (хоспис). Она говорит о
помощь, которая является физической, духовной, эмоциональной и финансовой. Она такая теплая и любящая, Роберт думает, что это должно быть
ангел, о котором он молился. Она говорит о любви к Богу, и он не может вместить всего этого, но она трогает его
рука при выходе и он знает.
Молитва
Иисус,
Я вижу всех тех, кто плачет вокруг меня—
Они хотят помочь мне, но также
, чтобы держать меня здесь. Тем не менее, кажется, вы позвонили
меня домой.Помогите нам всем увидеть, что мы принадлежим
только тебе, и не бояться, когда
Приходит время каждому вернуться
вам. Аминь.

ДЕВЯТАЯ СТАНЦИЯ
Иисус падает в третий раз
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Душ любви… группа хосписа, кажется, исцеляет все, что было до кошмарного столкновения с мужчиной
в другой больнице.Медсестры невероятные; они заботятся не только в профессиональном смысле, но и
подружиться с Робертом. Он подружился с молодой медсестрой по имени Дейзи из ночного персонала. Она толкает
ему продолжать есть, она наблюдает за его настроением и побуждает к жизни, когда он теряет надежду. Сестра Патриса там часто,
и предоставляет свой штат медсестер, социальных работников и волонтеров. Однажды он спрашивает ее, есть ли
священник, с которым он мог поговорить. Она смеется от души и говорит «да!» В тот же день приходит отец Даниэль.Он
поэт, писатель и человек, посвятивший свою жизнь делу мира во всем мире. Он где-то в своем
шестидесятых, предполагает Роберт. Роберт думает, что никогда не видел такой мудрости и таких линий страдания на одном лице.
ранее. Они разговаривают какое-то время. Роберт изливает свою жизнь — беды, неразберихи… благословения семьи
и друзья. В конце рассказа он исповедуется и просит прощения у тех, кто причинил ему боль и у тех,
ему больно.
Отец Даниил дает ему отпущение грехов и таинство больных. В ту ночь евхаристический служитель приносит
ему причастие.
На следующий день он снова наполняется надеждой. Доктор замечает приподнятое настроение Роберта и не может не чувствовать
это сам. Он делает обычный осмотр и внезапно останавливается. Выражение его лица падает, а рот
закрывается. Он замечает маленькое фиолетовое пятно на задней части ноги Роберта и одно на правой руке.
Молитва
Иисус,
Я не могу двигаться.Болезнь, страх,
парализовали меня. Надежда теперь всего лишь
памяти… «Днём вопию и ночью
Я кричу в твоем присутствии». Аминь.

ДЕСЯТАЯ СТАНЦИЯ
С Иисуса снимают одежду
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Врач объясняет, что у Роберта форма рака, саркома Капоши. В течение следующих нескольких недель
есть и другие осложнения.Ему дают лекарства, которые ему не подходят и вызывают ужасные
галлюцинации. Комната, кажется, кружится, и он видит призраков и жуткие образы, снующие туда-сюда.
комнаты. Он громко кричит, но никто не может его успокоить, никто не может убедить его, что есть
там ничего нет.
Спустя несколько месяцев, когда саркома прогрессирует, Роберт начинает курс химиотерапии. Временами его тошнит, и он теряет
волосы. Он почти не может есть, и ему приходится кормить внутривенно.Персонал становится более внимательным. Его друзья там
тоже. Цветы заполняют комнату. Но комфорта нет. Он пытается молиться, но не может найти покоя и надежды
больше. Он чувствует себя лишенным всего.
Молитва
Иисус,
Раздевание началось… мое тело,
моя гордость, моя семья, мои друзья,
эта земля, эти небеса, деревья,
времена года и праздники -буду
никогда больше этого не увидит.
Аминь.

ОДИННАДЦАТАЯ СТАНЦИЯ
Иисуса пригвоздили к кресту
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Однажды Роберт просыпается и обнаруживает пустое место в одном глазу. Он паникует и зовет врача. Берется больше крови,
обследование за обследованием, и ему ставят диагноз ЦМВ, цитомегаловирус. То Химиотерапия
воздействует на поражения на внешней стороне его тела, но врач обнаружил, что есть
поражения сейчас внутри, и Роберт внутри себя знает, что он умирает.
Через неделю он снова звонит отцу Даниилу и просит его помочь ему спланировать похороны. Он хочет, чтобы он читал
однажды услышал о мальчике, который умер и был исцелен пожилым пророком, который возложился на мальчика и
вдохнул в него божественную жизнь. И просит блаженства для чтения Евангелия. Он и Отец
Даниэль читал вместе…
Блаженны нищие духом…
Блаженны скорбящие…
Блаженны кроткие…
Блаженны алчущие и жаждущие святости…
Блаженны милостивые…
Блаженны чистые сердцем…
Блаженны миротворцы…
Блаженны преследуемые за справедливость…
И Блаженны вы, когда поносят вас, и всякое зло говорят против вас, лгут из-за меня. ..
Молитва
Иисус,
Звон молота ужасен,
моя голова и сердце колотятся—
Я не вижу ничего, кроме красного.все мои кости
пронумерованы, и для моих владений
бросили жребий. Аминь.

ДВЕНАДЦАТАЯ СТАНЦИЯ
Иисус поднимается на крест и умирает
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
вы спасли мир.
Месяц спустя у Роберта случился очередной тяжелый приступ пневмонии. На этот раз его нужно поставить на
респиратор. В течение трех дней он изо всех сил пытается дышать, и, наконец, ему дают парализующее лекарство, чтобы помочь ему остановиться.
боевая машина.Он слышит все и всех вокруг себя, но не может двигаться. Медсестры и
друга вытирают пот с его тела и лба. Его рот потрескался и кровоточит. На седьмой день он
умирает. Но происходит что-то странное. В изножье кровати появляются двое, мужчина и женщина. То
женщина отключает все связывающие его трубки и аппараты и мужчина поднимает его с кровати и несет
из двери комнаты, через темный проход в сияющий белый свет. Свет постепенно превращается в
сияющее золото. Роберт понимает, что он больше не в своем теле, и что он приближается к престолу Бога и
множество духовных существ. Бог говорит с человеком, который нес Роберта, и просит его положить «ребенка»
у Его ног. Бог призывает небесных существ подняться, протянуть руки над Робертом и послать
исцеляющая любовь к нему. Затем Бог просит человека поместить Роберта в объятия Марии. Она завернута в
знакомый бирюзовый плед и держит его нежно.Она мягко передает его Архангелу Михаилу,
Михаил передает его архангелу Гавриилу, Гавриил передает его архангелу Рафаилу, Рафаил передает ему
Алоизию Гонзаге, Алоизий отдает его маленькой Терезе, Тереза ​​отдает его Екатерине Сиенской,
Екатерина отдает его Франциску Ассизскому. Роберт не может отчетливо «видеть» всех этих духов; он скорее чувствует, кто
они есть, и удивляется тому, как каждый из них был проводником в то или иное время, когда он был на земле. потом
что-то случилось с Фрэнсисом. Роберт чувствует, что опечален и хмурится. Роберт спрашивает его, в чем дело,
, и Фрэнсис сетует на то, что Роберту еще предстоит кого-то простить. «ВОЗ?» Роберт умоляет. И Фрэнсис говорит:
«Себя».
Бог призывает перевозчика, привезшего Роберта и помолчавшего у трона, снова поднять Роберта на руки.
«Он исцелился, — говорит Бог, — возьми его обратно». Человек колеблется, а затем говорит Богу: «Но есть
многое другое.«Тогда и их тоже приведи», — отвечает Бог.
Молитва
Боже мой Отец,
Где ты сейчас?
Ты, кто создал меня, ты, кто
обещал мне королевство?
Теперь я ничего не вижу, кроме
темная стена, восходящая к звездам.
«Эли, Эли, Эли лама сабактхани!» Аминь.

ТРИНАДЦАТАЯ СТАНЦИЯ
Иисуса снимают с креста
и отдал на руки матери
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
р.Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Роберт снова в отделении интенсивной терапии. Он все еще прикреплен к респиратору. Он паникует. Он выздоровел, но нет.
один знает! Почему не видят? Почему они его не отцепляют? На следующий день врач замечает невероятное
улучшение дыхания; такая заметная перемена, что Роберта снимают с респиратора. Роберт считает
он был полностью физически вылечен. Три дня спустя он сидит в кресле в обычной больнице.
комната.Персонал в восторге. Роберт рассказывает другу историю о том, как он умер и вернулся. затаив дыхание он
выдыхает всю историю о Боге и небесном царстве духовных существ. Он ужасно взволнован и
обещает записать всю историю для всех, кто страдает. Он радостный и мирный и
планирует вернуться к работе и работать в качестве целителя. Месяц спустя у Роберта появился еще один
приступ пневмонии, и хладнокровно отказывается идти на респиратор….в ту ночь он умирает на руках у матери.
Молитва
Боже, Мать наша,
Моя мать истекала кровью и мучилась
когда я появился на свет. Может она
держи меня сейчас, как 1 проход в утробу
темный туннель — пройти в
Свет твоего присутствия.
Аминь.

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ СТАНЦИЯ
Иисуса кладут во гроб
V. Поклоняемся Тебе, Христе, и благословляем Тебя.
Р. Потому что твоим святым крестом,
у вас есть
искупил мир.
Есть правдивые истории о семьях, друзьях и любовниках, перевозивших тела своих близких в багажниках
свои машины в пластиковых мешках для мусора, пытаясь найти похоронное бюро, чтобы забрать мертвых. Вероятно, это будет какое-то время
до того, как вся правда об этих историях станет достоянием общественности. Представьте себе горе и разочарование от невозможности похоронить
кто-то, кого ты любишь. Большинство родственников и друзей людей, умерших от СПИДа, не могут или даже не смеют
говорят об обстоятельствах болезни и смерти.Эти люди скорбят в одиночестве и часто
страдает от чувства страха и стыда. Изоляция их страданий также является частью болезни.
Но есть похоронные бюро, которые были добры и утешительны. В частности, тот, который забрал людей
умерших от СПИДа — с самого начала проходят похороны Редденса на 14-й Западной улице Манхэттена…
— это Иосифы Аримафейские на нашем Крестном Пути.
Роберта везут в Редденс, а оттуда в капуцинскую церковь св.Иоанна Крестителя на похороны. Так как
Отец Даниэль в отъезде, другой друг Роберта служит мессу и произносит надгробную речь. он капуцин
монах, отец Зигмунд, и он говорит с большим уважением о Роберте и его жизни. Роберт много раз посещал
эту церковь во время своего духовного пробуждения, и нашел большое утешение от монаха. Отец
Зигмунд говорит о глубоком влиянии Роберта на его собственную жизнь. Он говорит о юности Роберта и о его
экстраординарный больничный опыт безусловной любви Бога.Друзья и семья Роберта плачут вместе с ним.
чувство глубокой утраты, и все же испытывать чувство удивления от всего, что произошло. Месса заканчивается пением
«Пусть ангелы возьмут тебя в рай». Священник, семья и друзья выносят гроб
покрыты белым, и хор поет финальный гимн, классический религиозный гимн Баха…
«Иисус, радость наших желаний».
Молитва
Иисус,
Любопытный подъем моего
дух.Я вижу теперь всю мою семью
и друзья скорбят по моему телу,
пока меня там нет. я лечу —
нет, путешествуя — через какую-то тьму,
, но на этом пути нет страха.
Аминь.

ПЯТНАДЦАТАЯ СТАНЦИЯ
Иисус воскрес из мертвых
V. Ликуйте все творение вокруг Божьего престола!
Радуйся, земля, в сияющем великолепии, лучезарном
— яркость вашего Короля!
Христос победил смерть! Слава наполняет тебя!
Тьма исчезает навсегда!
р.Иисус Христос воскрес!
Аллилуйя! Аллилуйя! Аллилуйя!
Роберт — один из тысяч мужчин, женщин и детей, умерших от СПИДа в Соединенных Штатах и
Европа. В Африке, где СПИД имеет двадцатипятилетнюю историю, уничтожены целые деревни.
Миллионы умрут. ..миллионы.
История Роберта — это всего лишь одна история. Есть похожие истории, а есть истории, которые сильно отличаются друг от друга.
особенности и подробности. Но все они разделяют страдание от болезни и страдание от собственного
культур и религий.Тем не менее, есть много признаков надежды. Христос обещал своим ученикам, что мы встретимся с ним
в простом, бедном и отверженном. Чудо исцеления для тех, кто призван на эту работу, заключается в том, что они
действительно встречают Христа и обращаются к большей любви и жизни в солидарности с блаженными
бедный.
Когда Франциску Ассизскому было двадцать пять лет, в своем страстном путешествии к свету и обращению он Однажды
был вдохновлен спрыгнуть с лошади, обнять и поцеловать прокаженного, проходящего мимо по дороге.Фрэнсис №
отчаянно нуждался в обращении и был уговорен Духом прикоснуться к прокаженному, который исцелил Франциска в №
отчаянно нуждался в обращении и был уговорен Духом прикоснуться к прокаженному, который исцелил Франциска в
возврат.
Итак, давайте закончим словами надежды — словами обещания для всех, кто ищет царский дом
Сын Давидов, для всех жаждущих Бога, для обращения, для новой жизни… для призвания:
«Не бойся, малое стадо;
ибо это понравилось твоему отцу
, чтобы дать вам
королевство.”
Молитва
Мой Господь и мой Бог,
Слова не могут выразить то, что
ждет нас. я видел свою жизнь
подряд, в огромном количестве
изображений. Святой Иоанн Креста
пророчество верно:
«На закате жизни
тебя будут судить
по любви».
Аминь.

апрель | 2015 | Культура России в достопримечательностях

Щелкните фото для увеличения .

Это случается почти каждый раз: вчера я пошел искать одно, а нашел другое.На самом деле я обнаружил гораздо больше, чем планировал или ожидал. По ходу дела я не нашел ни одной вещи, которую действительно искал. И то, что я нашел, оказалось не тем, что я или даже другие думали.
У нас здесь табличка о том, что поэт Константин Бальмонт (1867-1942) жил в этом доме на Арбате по адресу Большой Николопесковский переулок, 15 с 1915 по 1920 год. Значит, последние годы своей жизни он провел в России. здесь между двумя периодами эмиграции — одним, длившимся с 1906 по 1913 год (очевидно, вызванным неудавшейся революцией 1905 года), и вторым, который длился с 1920 года до его смерти во Франции.
Однако небольшое исследование наталкивает на мысль, что Бальмонт на самом деле жил не по этому адресу, а в соседнем доме, в Большом Николопесковском переулке, 13. Вы можете видеть № 13 на последних двух фотографиях ниже. Это четырехэтажное строение «слева» от двухэтажного здания, на котором висит мемориальная доска. Я не знаю, как и почему табличку повесили не в том месте, но это хорошая табличка, гораздо более креативная и атмосферная, чем большинство других.
Независимо от того, принадлежит ли эта табличка тому месту, где она висит, она очень подходит Бальмонту, в том числе и потому, что он был одним из самых элегантных членов русского литературного клана.У него было одно из лучших скоплений волос на лице в этой области. На изображении на табличке вы видите хорошо подстриженные усы и бороду. Но временами Бальмонт доходил до удивительных крайностей, превращая бороду в бородку, отращивая волосы до плеч, заостряя, выпрямляя, закручивая или удлиняя усы. Вы можете лично убедиться в его замечательном гирсутианском творчестве, загуглив его имя и щелкнув «изображения». Это того стоит.


Бальмонт был трудолюбивым писателем.Если предположить, что в русской Википедии это правильно, за свою жизнь он написал 35 книг стихов и 20 книг прозы. Он писал мемуары, философию, эссе, критику и историю литературы. Он был крупным переводчиком, переведя на русский язык произведения Уильяма Блейка, Эдгара Аллана По, Перси Биши Шелли, Оскара Уайльда, Герхарта Гауптмана и других. Всего он переводил произведения с испанского, словацкого, грузинского, болгарского, литовского и японского языков. Хотя он определенно хорошо знал английский — он даже читал лекции в Оксфорде — он, очевидно, часто пользовался помощниками-переводчиками, которые снабжали его построчными переводами.Тем не менее, его талант давать иностранцам голос на русском языке был одним из лучших и самых стойких.
Он был одним из ведущих деятелей так называемого Серебряного века русской литературы и обычно описывается как символист, хотя из того немногого, что я уже написал, очевидно, что Бальмонт был слишком разнородным, чтобы идеально вписаться в простую категорию. как это. Что касается ярлыка Серебряного века, добавлю оговорку из-за старого, но недавно переизданного интервью с уважаемым ученым и историком Николаем Харджиевым.В нем ученый человек, уже довольно лихо, испортил представление о Серебряном веке. Вот что сказал Харджиев в интервью Ирине Врубель-Голубкиной в 1996 году для израильского журнала «Зеркало». Его недавно раскопали снова для московского журнала «Афиша» и вызвали небольшой шквал:
«В любом случае о втором расцвете не может быть и речи. В наши дни некоторые пытаются назвать начало XX века Серебряным веком русской поэзии. Это миф, вымысел, и очень глупый.Этот термин принадлежал поэту-символисту Пясту, который применил его к поэтам второй половины XIX века – Фофанову и другим. Это был период упадка поэзии, до символизма, после 1860-х годов. Были, конечно, чудесные явления, вроде Случевского, но пушкинский и некрасовский (т. е. разночинский) периоды поэзии были сильнее. Он придумал этот термин: серебро — то, что не золото. Это подхватил Сергей Маковский, опубликовавший мемуары в эмиграции. А так как он сам был второсортным поэтом, то применил этот термин к поэзии XX века, которая была, по сути, истинным золотым веком русской поэзии, включая символистов, акмеистов, футуристов и обэриутов (которые расцвел по необъяснимым причинам).Это был неслыханный, небывалый расцвет русской поэзии, которого не было даже во времена Пушкина».
Оригинальная публикация интервью также упоминается в книге Омри Ронена Заблуждение Серебряного века . Это для всех вас, люди, которые недовольны теми, кто называет русскую поэзию начала 20-го века второй лучшей.
Так что это был день упущенных возможностей и погони за дикими гусями. Я пошел искать дома, в которых в 1930-х годах жила куча актеров, и не нашел ни одного, но наткнулся на этот дом, где на табличке написано, что жил, но на самом деле не жил Константин Бальмонт, поэт, представитель русского Серебряного века. которого на самом деле не было.Какой день открытий и опрокидывания мифов!
Для протокола: когда вы смотрите вверх и вниз по улице на последних фотографиях, вы можете представить себе Маргариту Михаила Булгакова, летящую в том или ином направлении. Это одна из улиц, которые Булгаков описал по имени в своем маршруте волшебного полета Маргариты.
И, чтобы вернуть сказку к Бальмонту, позвольте привести перевод части одного из ранних произведений поэта «Чёрный год», написанного о голоде 1890 года.Как это часто бывает в наши дни, я обнаружил, что его слова, написанные в конце 19 века, вполне могли быть написаны моим современником:

Родные люди, вы истекаете кровью!
О, если бы ты нашел друга,
Который, прильнув к тебе нежностью,
Мог бы сбросить бремя злых мук!
Но его не существует…

И еще одно. Для тех из вас, кто говорит по-русски, есть очень классный сайт, посвященный изучению жизни и творчества Бальмонта.Дайте ему посмотреть.

 

 

АНГЛИЙСКИЙ | значок и свет | Страница 11

Священномученик Фока, епископ Синопский , чудотворец (117)
Мученик Фока Садовник Синопский (320)
Святитель Петр Константинопольский , мытарь в Африке (6 век) и мученики Мабанурики

Легион, , в том числе офицеры Кандид и Эксуперий, в Агауне, Галлия (ок. 287)
Преподобные 26 мучеников Зографского монастыря, Афонская гора, замучены латинянами (1284)
Преподобный Косма, пустынник Зографский, гор.Афон (1323)
Блаженная Параскева («Паша Саровская») Юродивая Дивеевского монастыря (1915)
Икона Пресвятой Богородицы «Скоропослушница» (14 век)
Преставление игумена Иннокентия Валаамского монастыря (1828)
Преставление Архиепископа Василия Кривошеина Брюссельского и Бельгийского (1900-22 сентября 1985)
Святитель Софроний (Сахаров) Эссексский г.р. 1896

День памяти: 22 сентября

Святой Николай Велимирович

I t не имеет для нас никакого значения, как мир будет относиться к нам или называть нас.Однако важно, и чрезвычайно важно, как будут смотреть и звать нас святые ангелы на небесах, когда мы после смерти встретимся с ними. Это имеет решающее значение, а все остальное — ничто.

О , пусть каждый из нас, крестящийся крестным знамением, не только легко вынесет, но и с удовлетворением получит имя «юродивый» Христа ради! Возрадуемся и возрадуемся, если неверующие назовут нас таковыми, ибо это значит, что мы близки ко Христу и далеки от неверующих.Возрадуемся и возвеселимся и твердим могучим эхом в уши мира: да, да, воистину мы безумны Христа ради!
Господи Премудрый, укрепи нас силой Твоею, да не убоимся мы неверующего мира, ни когда стегают нас плетьми, ни когда оскорбляют нас словами ради Тебя.

***

Пророческое служение Слова Божия в святом Софронии
Архимандрит Захария Захаров

C христ — это чудо, которое нас изумляет.Он есть знамение Божие для всех поколений до скончания веков, ибо в Его лице каждый тупик нашел свое решение. При Своей земной жизни «Он пережил трагедию всего человечества, и все же трагедия не нашла в Нем места»[1]. Напротив, перед Своим полным унижением Он даровал Своим ученикам покой.

В Лице Христа открылся неприступный и вечный Бог, но и истинный человек, каким его зачал Бог прежде создания мира в лоне Святой Троицы в Своем чудном и предвечном Соборе.В Его Личности все исполнилось, ибо Он есть «путь, истина и жизнь»[2].

В более широком смысле, как подражания Христу, все Святые также могут быть названы знамениями Божьими для своего поколения, которые дают решение «не от мира сего» проблем, с которыми он сталкивается, будь то философские, психологические или богословский. Они естественным образом живут «трагедией человечества и в то же время миром Христовым»[3].

‘Человек приблизится, а сердце глубоко.[4] Трудно говорить о святых, потому что человек, живущий еще в пределах видимого мира, не может даже вообразить глубины сердца святого христианина, боли его покаяния и любви, бесконечного простора что его молитва проходит, как молния, свобода его духа.

Земная жизнь святого Софрония длилась почти одно столетие, но его духовная жизнь непостижима. Как он сам пишет о своей попытке изобразить фигуру собственного старца, преподобного Силуана: «Кто когда-либо с чистым сердцем предавался созерцанию своего внутреннего «я», тот знает, как невозможно уловить духовные процессы сердца». , потому что в своей глубине сердце касается того состояния бытия, где нет процессов.Но теперь, когда я пишу этот очерк, передо мной стоит именно такая задача — изобразить эволюцию великого подвижника».[5]

Точно так же нельзя говорить о святом Софронии, не умаляя его величия. Тем не менее, по повелению Духа и вопреки собственному желанию жить так, чтобы «не показываться людям»[6], он оставил нам свои писания. И лучший способ узнать духовный портрет этого святого человека — прочитать его книги. Каждый абзац — плод его молитвы, и старец полностью присутствует в его словах.

Святой Софроний получил великое благословение радоваться созерцанию нетварного Света еще в младенчестве, но с первых лет юности очень остро почувствовал и нелепость и суету временной жизни. Его интеллектуальные заблуждения на чуждых путях трансцендентальной медитации были прерваны спасительным синайским откровением, которое Бог представил ему: «Я ЕСМЬ ТО ЧТО Я ЕСМЬ»[7]. В своем покаянии он «молился, как безумный, проливая обильные слезы, страдал до самых костей.[8] Крик его молитвы достиг «истока мировой трагедии».[9]

Старец Софроний «горячо возлюбил Иисуса Христа, Бога нашего Творца и Спасителя» и «непременно», по его собственным словам, испытал «два состояния бытия, казалось бы, диаметрально противоположные: сошествие во ад (покаяния и любовь) и восхождение на небеса».[10]

До конца своей жизни он с бесконечной благодарностью отзывался о своем Отце в Боге преподобном Силуане, которого называл «самым важным событием своей жизни»[11], величайшим благом, и всякий дар свыше приписывал его молитвы.Он считал, что целью своей жизни и своей величайшей задачей было служить слову своего Старейшины.[12]

Святой Софроний жил среди нас с великой простотой. Он был теплым и любящим, но нельзя было ни на мгновение забыть христоподобную инаковость его души. У него был другой разум, другие чувства, другие мысли. Каждый контакт с ним был открытием жизни. Когда он открывал рот, он как бы выхватывал слово у Бога и опускал его на землю. Скорее, он воплощал Слово Божье в своей жизни.Как он сам признается: «Его слова, как огонь, проникли в мой разум и сердце, и я научился смотреть на вещи с Его точки зрения, потому что Его слово стало моей жизнью».[13]

Конечно, когда мы говорим, что старец был человеком слова Божия, мы не имеем в виду, что он говорил о слове Божием, но что он был носителем животворящей силы личного Бога. Божественное слово звучало, как арфа, в его сердце, бодрствовал он или спал. Другими словами, он был носителем слова, которое рождается в сердце через молитву и которое возрождает человека, когда оно посещает его, а когда он передает его другим, оно сообщает их с благодатью.[14] Он преображает и обновляет их, показывая им пути спасения.

Мы часто были свидетелями чудес в его присутствии, иногда удивительных. Однако он никогда не стал бы искать их и не обращал бы на них особого внимания. Он молился за больных, потому что сострадал людям и желал облегчения их боли, но главной целью его молитвы было сердце ближнего. Он знал, что величайшее чудо во всем сотворенном мире — это союз человеческого сердца с Духом Божьим.По этой причине его снедало желание служить этому союзу временного и земного бытия человека со Светом вечности Божией.

Он подчеркивал важность призыва имени Господа Иисуса, чтобы можно было преодолеть тупик человеческой трагедии и чтобы человек мог родиться в вечном Царстве. Он говорит о себе: «Когда боль сердечная достигает пределов физической выносливости, призывание Имени Иисуса Христа приносит мир, поддерживающий жизнь человека.[15] Он «истязал» пламенной молитвой все, что делал или говорил.

Он также придавал большое значение Божественной литургии, совершение которой восхищало и вдохновляло его. Он сказал, что в наше время, когда уже нельзя найти благоприятных условий для исихастской жизни, если мы совершаем Божественную литургию со вниманием, страхом и соответствующей подготовкой, она приносит те же результаты на уровне духа, те же освящение как молитва сердца. По этой причине он старался передать своим монахам и всем, кто просил его о помощи, свою любовь к Божественному Таинству и знание более глубокого подхода к нему.

Как Моисей желал видеть весь народ Божий пророчествующим, так и святой Софроний желал передать окружающим дыхание Святого Духа, вдохновение художника. Он даже сказал, что христианин должен быть художником в своей духовной жизни. Как художники одержимы предметом своего искусства и стремятся найти совершенное выражение для своего вдохновения, так и христианин должен быть одержим Христом и стремиться усовершенствовать свои отношения с Ним, стремясь, «чтобы он мог постигнуть то, для чего он также задержан.[16]

Для одних ближний становится помехой, для других даже адом, а для святых отцов наших Силуана и Софрония брат был их жизнью. Бог расширил их сердца, чтобы они могли объять небо и землю, подобно тому как Христос простирал Свои святые руки на Кресте, чтобы обнять всех людей.

В заключение приведем слова Святого:

‘Один святой — явление необычайно ценное для всего человечества. Одним фактом своего существования, может быть, неизвестного миру, но известного Богу, святые ниспосылают на мир, на все человечество великое благодать от Бога… Благодаря этим святым, которых мир не знает – меняется ход исторических, даже космических событий.Итак, каждый святой есть явление космического характера, значение которого переходит за пределы земной истории в сферу вечности. Святые — это соль земли, смысл ее существования. Это плоды, которые сохраняют землю. Но когда земля перестанет рождать святых, иссякнет сила, оберегающая ее от катастрофы».[17]

Вот почему старец Софроний считал знамением подлинной и святой жизни молитву о всем мире, в которой человек Божий, умноженный благодатью Святого Духа, приводит к Богу всякую душу, возникшую от основания мир и что родится до скончания века.

Другим критерием истинной и святой жизни святого Софрония была любовь и молитва о врагах. Это явление свидетельствует о присутствии Святого Духа, без благодати Которого такая добродетель не может существовать в этом мире.

Святой Софроний свидетельствует, что любовь к врагам есть знамение присутствия Святого Духа и правды Божией, что оправдывает преходящее существование человека и ведет его в немеркнущую жизнь, царящую в лоне Святой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа.

[1] Архимандрит Софроний (Сахаров), Περὶ Προσευχῆς (О молитве) Ἱερὰ Μονὴ Τιμίου Προδρόμου, Ἔσσεξ Ἀγγλίας, 1993, с. 90.
[2] Ср. Иоанна 14:6.
[3] Archimandrite Softrony (Сахаров), ὸὸ μυστήριο ῆῆΣ χωῆῆ (загадка христианской жизни), ἱερὰ μονὴ τιμίοο Προδρόμοο, ἔσσεξ ἀγγλίας 2006, с. 416-417.
[4] Пс. 63:7 LXX.
[5] Архимандрит Софроний (Сахаров), преподобный Силуан Афонский, пер. Розмари Эдмондс (Tolleshunt Knights, Эссекс: Ставропигиальный монастырь Святого Иоанна Крестителя, 1991), с.10.
[6] Мат. 6:5.
[7] Исх. 3:14.
[8] Архимандрит Софроний (Сахаров), Увидим Его, как Он есть, пер. Розмари Эдмондс (Tolleshunt Knights, Эссекс: Ставропигиальный монастырь Святого Иоанна Крестителя, 2004 г.), с. 33.
[9] Там же, с. 81.
[10] Там же, с. 137.
[11] Ср. там же, с. 105.
[12] Так он выразился в еще неопубликованном письме.
[13] Τὸ μυστήριο τῆς χριστιανικῆς ζωῆς («Тайна христианской жизни»), с. 416.
[14] Ср. Эф. 4:29.
[15] Τὸ μυστήριο τῆς χριστιανικῆς ζωῆς («Тайна христианской жизни»), с.417.
[16] Ср. Фил. 3:12.
[17] Святой Силуан Афонский, с. 223.

Святый и Богоносный отче Софроний, моли Христа Бога нашего о том, чтобы и нам получить Небесный Свет Царства Христова Вечного!

Б Лиценд Параскева Ивановна «Паша Саровский», Дивеево , моли Бога о нас! Молитесь, чтобы мы трудились в посте с радостью, и чтобы свет Божий озарил наши сердца. Молитесь, чтобы наши дни были наполнены смирением и чтобы мы научились любить других с любовью, как Бог любит нас.Молитесь, чтобы мы могли научиться жить согласно нашему христианскому призванию во все времена, в любом месте и при любых обстоятельствах. Молитесь, чтобы мы могли научиться быть «юродивыми для Христа» в своей жизни…

Аполитикион (Плагал четвертого тона)

I в Тебе образ сохранился с точностью, о Мать; ибо, взяв крест свой, ты последовала за Христом, и делами своими научила нас пренебрегать плотью, ибо она проходит, но внимать душе так как он бессмертен.Посему, о праведная Параскева, возрадовался дух твой с Ангелами.

Тропарь, глас I:

H авинг услышал глас Твоего Апостола Павла, говорящего: * Неразумны мы Христа ради, * Твоя раба Параскева, Христе Боже, * возлюбила жизнь неразумных ради Тебя на земле. * Посему, почитая память ее, * молим Тебя, Господи, спасти наши души.

На вечерню Апостиха Стихира.
В Тоне II:
Спец.Мель.: O Дом Офры.

А  храмом и обителью Пресвятого Духа была ты, * премудрая Параскева; * посему и нас, чтящих святую память твою, * соделай храмами того же Духа.

Стихос: T возвеселится праведник о Господе и уповает на Него.
T hy жизнь, как солнце, воссияла в сердцах верных, * излучая чудеса; * посему озари немеркнущим светом * и нас, чтящих всечестную память твою.

Стихос: T праведник расцветет, как пальма; как кедр на Ливане он размножится.
C облегчи не моления о нас, рабах твоих, * столь близких к тебе, * яко Параскева, просветила нас своей духовной жизнью, * дабы мы все с радостью чтили твою честную память.

 

Категории: АНГЛИЙСКИЙ, православный, Молитвы | Теги: Святитель Софроний (Сахаров) Эссекский Афонский, Святитель Софроний Афонский Эссекский | Постоянная ссылка.

Онлайн-учебники (книги и видео)

Название учебника: Чтение
 Материалы
Размер в МБ
Всего за обучение Размер Заказать сейчас!
Обмен видео и книгами в Интернете с оплатой по счету 411 МБ 5 ГБ
Дебиторская задолженность Обмен видео и книгами в Интернете 256 МБ 4 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Apache Ambari 55 МБ 3 ГБ
Видео Apache Avro и Обмен книгами в Интернете 19 МБ 2 ГБ
Апач Кассандра Обмен видео и книгами в Интернете 69 МБ 58 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Apache Drill 39 МБ 4.5 ГБ
Видео Apache Flume и Обмен книгами в Интернете 45 МБ 3 ГБ
Видео Apache Hadoop и Обмен книгами в Интернете 625 МБ 59 ГБ
Обмен видео и книгами Apache HBase в Интернете 145 МБ 27 ГБ
Видео Apache Hive и Книги в Интернете Sharingg 71 МБ 24 ГБ
Обмен видео и книгами Apache Mahout в Интернете 68 МБ 7.7 ГБ
Обмен видео и книгами Apache Oozie в Интернете 4 МБ 5,3 ГБ
Обмен видео и книгами Apache Pig в Интернете 30 МБ 8,4 ГБ
Apache Spark Обмен видео и книгами в Интернете 17 МБ 34,7 ГБ
Обмен видео и книгами Apache Sqoop в Интернете 4 МБ 4 ГБ
Apache ZooKeeper Обмен видео и книгами в Интернете 1 МБ 3.7 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Hadoop HDFS 9 МБ 12 ГБ
Hadoop MapReduce Обмен видео и книгами в Интернете 3479 МБ 32 ГБ
Hadoop Streaming Videos and Books Online Sharing 1 МБ 5 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Hadoop Yarn 25 МБ 15 ГБ
Oracle Data Relationship Management DRM Совместное использование видео и книг в Интернете 50 МБ 2.88 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Oracle Essbase 717 МБ 23 ГБ
Oracle FDM и FDMEE Управление качеством данных HyperionОбмен видео и книгами в Интернете 517 МБ 9,3 ГБ
Oracle ODI (Oracle Data Integrator) Обмен видео и книгами в Интернете 47 МБ 17 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами по Oracle HFM Hyperion Financial Management 411 МБ 12 ГБ
Oracle Hyperion Planning Онлайн-обмен видео и книгами 571 МБ 20 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами ErWin 796 МБ 9 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами C Sharp 630 МБ 5.6 ГБ
Обмен видео и книгами Cognos 10 в Интернете 1300 МБ 46 ГБ
Обмен видео и книгами DataWarehouse в Интернете 990 МБ 20 ГБ
Обмен видео и книгами General Ledger в Интернете 722 МБ 5 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами HRMS 75 МБ 3 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Informatica 536 МБ 40 ГБ
Обмен видео и книгами Java в Интернете 796 МБ 13 ГБ
Администрирование Linux Обмен видео и книгами в Интернете 1320 МБ 8 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами по микростратегии 215 МБ 15 ГБ
MS Access 2016 Обмен видео и книгами в Интернете 475 МБ 2.5 ГБ
MS Excel 2016 2013 Обмен видео и книгами в Интернете 1131 МБ 8,5 ГБ
Общий доступ к видео и книгам по серверу MS Exchange Server 224 МБ 10 ГБ
MS Business Intelligence SSIS — SSAS — SSRS Videos and Books Online Sharing 14 МБ 40 ГБ
MS Project 2013 2016 Обмен видео и книгами в Интернете 294 МБ 7 ГБ
MS Publisher 2016 Обмен видео и книгами в Интернете 42 МБ 5 ГБ
MS SharePoint 2016 2013 Обмен видео и книгами в Интернете 815 МБ 12 ГБ
Видео и книги по Mongo DB онлайн Делюсь 815 МБ 12 ГБ
Обмен видео и книгами MS Dynamics 2015 в Интернете 34 МБ 16 ГБ
Общий доступ к видео и книгам MS SQL Server 2016 в Интернете 2039 МБ 34 ГБ
MYSQL   PHP видео и книги Онлайн обмен 4577 МБ 9 ГБ
Обмен видео и книгами в сети 738 МБ 8 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами NoSQL 1536 МБ 4 ГБ
Совместное использование онлайн-видео и книг по администрированию Oracle 12c 1167 МБ 5 ГБ
Oracle Backup and Recovery Videos and Books Online Sharing 71 МБ 6 ГБ
Oracle Business Intelligence Обмен видео и книгами OBIEE в Интернете 5786 МБ 37 ГБ
Оракул Data Guard 11G Обмен видео и книгами в Интернете 71 МБ 6 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Oracle EBS 689 МБ 22 ГБ
Обмен видео и книгами Oracle Identity Manager в Интернете 463 МБ 3.5 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами по настройке производительности Oracle 590 МБ 7 ГБ
Обмен видео и книгами Peoplesoft в Интернете 258 МБ 15 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами на Perl 190 МБ 5 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Oracle PLSQL 457 МБ 8 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Python 164 МБ 16 ГБ
SAP Videos and Books Online Sharing 714 МБ 15 ГБ
Обмен видео и книгами SAS в Интернете 420 МБ 8 ГБ
Совместное использование онлайн-видео и книг по Oracle SQL 475 МБ 9 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Tableau 9 МБ  32 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами TeraData 1313 МБ 6 ГБ
Онлайн-обмен видео и книгами Unix 417 МБ 6 ГБ
Общий доступ к видео и книгам Visio в Интернете 1536 МБ 4 ГБ
Онлайн-обмен XML-видео и книгами 419 МБ 4 ГБ
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.