Сталин у власти годы: Что происходит с властью диктаторов во время войны. На примере коллективного Сталина

Содержание

Что происходит с властью диктаторов во время войны. На примере коллективного Сталина

https://www.znak.com/2018-12-21/chto_proishodit_s_vlastyu_diktatorov_vo_vremya_voyny_na_primere_kollektivnogo_stalina

2018.12.21

Разговоры о новой мировой войне возникают все чаще. Что происходит в этих условиях с властными институциями страны в центре и в регионах, придется ли делиться властью и удастся ли ее узурпировать опять? Взглянуть на это в ретроспективе позволила новая лекция известного российского историка Олега Хлевнюка в Ельцин Центре. С архивными материалами в руках он довольно подробно рассказал, что произошло в условиях Великой Отечественной войны с монополией на власть в СССР Иосифа Сталина.

На переднем плане — Лаврентий Берия с дочерью Сталина на руках. На дальнем плане — сам Иосиф СталинОбщественное достояние

«Они поехали без спросу к Сталину, и Сталин с ними согласился!»

30 июня 1941 года произошел ключевой эпизод, свидетельствующий, что что-то изменилось в системе высшей государственной власти и теперь не только Сталин решает все. Этот эпизод связан с образованием Государственного комитета обороны. Именно тогда соратники Сталина приобрели большее право голоса и свободу в принятии решений. В дальнейшем мы только наблюдаем развитие заданной тогда тенденции.

Что же случилось в этот день? Уже неделю как идет война. Надо решать, как поступать. [Зампред Совнаркома Вячеслав] Молотов решает собрать членов Политбюро. Сталин с дачи не едет, не отвечает и на телефонные звонки. Что делать — ехать к нему самому [Молотову]? Это, вообще-то, не принято, а в случае со Сталиным еще и опасно! Решили ехать все вместе. А что ему сказать? Товарищ Сталин, бросайте это дело и выходите на работу? Опасное заявление! Это значит —  косвенно обвинить его в том, что растерялся.

И тогда они придумали, на мой взгляд, совершенно гениальный ход. А давайте мы приедем и предложим товарищу Сталину организовать Государственный комитет обороны во главе с товарищем Сталиным! Так и сделали. Все вместе Молотовым приехали в малую столовую на Ближнюю дачу Сталина в Кунцево. Он любил там работать, там же в камине он с охранниками часто жарил шашлыки. В общем, это такое его любимое место, и они его там как раз застали. 

Вячеслав МолотовОбщественное достояние

Насколько известно, Сталин спросил их, зачем они приехали. Ему ответили что-то вроде: «давайте создадим ГКО». В пример привели ленинские практики. Сталин поинтересовался, кто будет входить в этот орган. Они назвали ему кандидатуры. Он, конечно, выразил определенные сомнения. Но приехавшие проявили определенную твердость, и он согласился. В качестве доказательства происходившего тогда на Ближней даче у нас сохранился написанный рукой [члена Политбюро Георгия] Маленкова протокол постановления Политбюро. На основании него можно даже представить, как все там у них происходило. Сталин согласился с их мнением, сказал Маленкову что-то вроде: «Садись, пиши». Маленков вырвал листок из блокнота и набросал текст. Потом в нем что-то поправили. Так документ и появился.

Как этот эпизод мы можем оценить? Под руководством Молотова они провели очень важное, но сепаратное совещание. Приняли на нем серьезное решение, поехали без спросу к Сталину, и Сталин с ними согласился! А ведь они нарушили все мыслимые и немыслимые правила того времени взаимодействия вождя и подчиненных. Если бы это произошло в каких-то других условиях, не в военных, то не знаю, чем бы это могло закончиться.

«Не мог уже Сталин держать все, вплоть до мелких решений, в своих руках»

Означает ли это, что Сталин утратит свою власть? Ни в коем случае. Он оставался вождем, которому все подчинялись. Но основание ГКО — это важный этап изменения взаимоотношений Сталина и его соратников. Они приобрели статус членов ГКО, и это была руководящая группа. Такие группы были и раньше, так называемые «пятерки». Но они не были как-то формализованы. Этот орган был формализован и получил всю полноту власти.

«У нас сохранился написанный рукой Маленкова протокол постановления Политбюро»Игорь Пушкарев

Еще одна важная тенденция. Перед войной Молотова стали задвигать, выдвигая на первый план [члена ЦК ВКП (б) Николая] Вознесенского. Сейчас Молотов, который и инициировал это решение, становится заместителем председателя ГКО. Он как бы возвращается, и неважно уже, что Молотов один из нескольких. Он снова сосредотачивает в своих руках определенное влияние. Таким образом, мы можем констатировать, что с началом войны Сталин возвращается к практике опоры на старых соратников с привлечением молодых выдвиженцев. Эта тенденция продолжается на протяжении всей войны.

Анастас МикоянОбщественное достояние

В 1941 году в ГКО вошли Сталин, его заместитель Молотов, Маленков и [глава НКВД Лаврентий] Берия, а также [до 1940 года нарком обороны СССР Климент] Ворошилов. Последний тоже возвращается. То есть там два старых соратника и два молодых. Ворошилов, кстати, снова стал нужен как знаковая фигура, символизирующая Красную Армию. В 1942 году вводят [члена Политбюро Анастаса] Микояна, вводят Вознесенского и [еще одного члена Политбюро Лазаря] Кагановича, его возвращают как старого соратника. В 1944 году Ворошилова убирают, вместо него вводят [председателя Госбанка СССР Николая] Булганина. Опять ровно пополам: 50% — старая команда и 50% — молодые выдвиженцы. 

Но дело не только в том, что они получили формальный статус членов ГКО. Дело в том, что свои полномочия они смогли на самом деле реализовывать. Обстановка в стране была такова, что каждый руководитель на своем посту довольно инициативно и самостоятельно смог выполнять свои полномочия. Не мог уже один Сталин, как это он пытался делать до войны, держать все в своих руках и контролировать даже мелкие решения. Война заставила перейти к системе делегирования полномочий, причем заметного делегирования.

«Молотов — танки, Маленков — самолеты, Берия — вооружения, Микоян — снабжение, Вознесенский — сырье»

В первый период войны это происходило достаточно хаотично. Возникала какая-то проблема, и на ее решение делегировался определенный член ГКО, либо его помощники. Но вскоре система была упорядочена. Это случилось в феврале 1942 года, когда наметился определенный перелом в ходе военных действий и немцев отогнали от Москвы. Тогда было принято постановление № 1241 о распределении обязанностей между членами ГКО. Молотову поручили курировать производство танков, Маленкову — самолеты и моторы, Берии — вооружения и боеприпасы, Микояну — снабжение, Вознесенскому — сырьевую базу. Ворошилов в это постановление не попал. Но в то время он занимался формированием новых дивизий в тылу. Это было важное решение. Оно свидетельствовало о том, что случившееся раньше делегирование функций теперь закрепили практически на законодательном уровне. 

Николай ВознесенскийОбщественное достояние

Потом, конечно же, многое менялось. Не менялось только одно — то, что все члены ГКО получили приличные полномочия по своим отраслям. Молотова, правда, отстранили от производства танков, но он сосредоточился на Совнаркоме. Маленков много занимался самолетами. Потом ему поручили еще электроэнергетику, а также черную металлургию. Аппарат ЦК партии, который находился под Маленковым, перестал на время даже заниматься партийной работой. Они занимались то самолетами, то металлургией. Потом Маленкову поручили возглавить особый комитет. Тот самый, который занимался вопросами вывоза имущества с территории Германии, Австрии и стран Восточной Европы. Берия продолжал возглавлять НКВД, а после войны возглавил еще и атомный комитет. Микоян помимо снабжения занимался внешней торговлей и связями с союзниками. Последние тогда были тоже очень важным направлением.

«Теперь они имели право решать вопросы без участия Сталина»

Каков был следующий шаг после того, как произошло это делегирование функций? Им надо было решить, каким образом координировать усилия и обсуждать решения. В первый период, повторюсь, все было хаотично. Микоян, кстати, об этом пишет в своих мемуарах. Он признавался, что на начальном этапе никаких официальных заседаний ГКО Сталин не собирал. Вопросы решали по мере их возникновения и без предварительной рассылки повесток. Был вопрос, Сталину клали на стол бумагу, объясняли, в чем дело, и он это подписывал либо не подписывал. Такая упрощенная процедура принятия решений на том этапе войны была очень важна. Но это приводило к определенной штурмовщине. К тому, что решения не очень продумывались.

Олег ХлевнюкЯромир Романов

Мы ведь все понимаем, что любой податель заявки на тот или иной ресурс всегда немного преувеличивает потребности. На всякий случай. И трудно, подписывая бумагу, с ходу понять это. Совсем по-другому принимались решения, если к процессу их обсуждения подключались исполнители — производители того самого необходимого ресурса. Эти решения были более сбалансированными и разумными. Схема должна была быть такой: ведомство, инициирующее решение, должно, по идее, его было направить в согласительную комиссию, оттуда в ГКО и только после на подпись Сталину.

«Из-под снега торчали конечности человеческих тел, взывая о захоронении в землю»

Для того, чтобы эту схему обеспечить, в конце 1942 года также были приняты определенные решения. Опять помогла общая ситуация на фронте. Все-таки это уже благоприятный поворот в Сталинграде, где немцы потерпели серьезное поражение. В этот период, в декабре 1942 года, с одной стороны создается Оперативное бюро ГКО, с другой стороны — Бюро СНК. Эти комиссии как раз должны были заниматься согласованием решений, и выработкой оптимального пути реализации. Разделение функционала между ними оказалось достаточно четким. Оперативное бюро ГКО занималось всеми военными вопросами, в том числе военной промышленностью. А Бюро СНК занималось остальным — легкой промышленность, сельским хозяйством и т. п.

Первый состав ГКОИгорь Пушкарев

Состав эти двух органов, надо признаться, временно пересекался. Изначально Молотов председательствовал и там, и там. Затем в Оперативном бюро ГКО его сменил Берия.

Лазарь КагановичОбщественное достояние

Эти две комиссии выполняли две довольно важные функции. Во-первых, разбирались с потоком мелких, как их называли «вермишельных», вопросов. То есть с вопросами непосредственного оперативного управления. Во-вторых, они готовили наиболее важные фундаментальные постановления. Они обсуждали их с профильными ведомствами и выносили затем на утверждение Сталину. Такие решения были уже достаточно хорошо проработанными.

Сохранились, кстати, протоколы заседаний этих комиссий. Они свидетельствуют о том, что заседания шли очень долго и на них присутствовало огромное количество чиновников. Вплоть до руководителей предприятий. Следовательно, к этому этапу уже сформировались определенные бюрократические процедуры.

Надо отметить, что эти органы заседали часто и эта частота нарастала. Если в 1943 году они заседали раз в две недели, то 1944 году по два раза в неделю, а в 1945 году уже более чем 2 раза в неделю. И что еще более важно — в этих заседаниях никогда не принимал участия Сталин. Соратники Сталина получили достаточно большие полномочия в рамках их компетенций. Теперь они имели право решать многие вопросы без участия Сталина. Это важно.

«Чтобы чувствовали хозяина»

Что в это время происходит с лояльностью Сталина по отношению к своим соратникам — нравилась ему такая ситуация или он вынуждено все это терпел? Судя по его поведению, он к этому относился лояльно. То ли понимал, что нельзя иначе, то ли потому, что не видел угрозы. Но это не значит, что он отказался от периодических атак на своих соратников. Иначе бы они зазнавались и не чувствовали бы в нем хозяина. Этих атак, благодаря архивам, мы знаем несколько. Одна из них касалась ленинградских дел 1941 года, когда Ленинград находился под огромной угрозой. Сталин сильно давил тогда на руководителей Ленинграда. Сохранились его телеграфные разговоры с Ворошиловым и [членом Военного совета Ленинградского фронта Андреем] Ждановым. 

Андрей ЖдановОбщественное достояние

«Мы требуем, чтобы Ворошилов и Жданов сообщали о планах операций. Они этого не делают, встали на путь непонятной самостийности, допускают ошибки», — диктует Сталин. Они пытаются оправдываться, мол, работают в отрыве от Москвы, но пытаются. Сталин возражает: «Ссылка на перегруженность смешна. Мы не менее вас перегружены. Вы просто не организованные люди, не чувствуете ответственности за свои действия, ввиду того, что действуете, как на изолированном острове, ни с кем не считаясь». Довольно строгий выговор. В довоенный период это могло закончиться плохо, а в этом случае закончилось тем, что Ворошилова отозвали из Ленинграда и туда уехал Жуков. 

Ворошилов в этот период становится целью атак Сталина, по крайней мере, еще один раз. 1 апреля 1942 года Сталин продиктовал еще одно послание. Там он обвинил Ворошилова в том, что тот плохо работает и не желает брать на себя ответственность, отказавшись возглавить Волховский фронт. Мол, там трудно и Ворошилов боится провалиться. Было принято решение направить его на тыловую работу. Как ни странно, но Ворошилов остался во время войны достаточно влиятельной фигурой. Только в 1944 его вывели из ГКО, но он все равно оставался членом Политбюро и заместителем Сталина в СНК, а позже возглавил трофейную комиссию ГКО.

Аналогичным образом завершился и другой конфликт, вспыхнувший между Сталиным и его соратниками в это время. В начале войны Сталин вернул Кагановича. Ему поручили важный участок — наркомат путей сообщения. Потом Сталин его снял. Обвинили в том, что Каганович не справляется с обязанностями. Однако и здесь проявляется удивительная для прежних времен лояльность. Каганович уезжает на фронт, его там даже ранили. Он оттуда пишет Сталину прочувственные и полные клятв письма: «Прошу вас, товарищ Сталин, давать мне и впредь те или иные задания. Вы знаете, что я все силы приложу к тому, чтобы их выполнить. Я очень благодарен вам, что дали мне работать в армии. Работаю я с увлечением и энергией». И вот мы наблюдаем такую картину: Кагановича в 1943 году опять возвращают на железные дороги. Параллельно он все время остается членом ГКО. Опять повышенный уровень лояльности.

«Но в конце войны случилось то, что позволило понять — Сталин это только терпел»

Хороший индикатор Молотов. С танковой промышленностью у него не заладилось. Но виноватым сделали в этом деле не его, а наркома. Молотова потом освободили с лояльной формулировкой: «В связи с высокой загруженностью». Он все время войны оставался заместителем Сталина, фактически возглавляя СНК. То же самое было и с Микояном.

Но в конце войны произошло событие, которое позволяет нам говорить — Сталин, скорее, терпел эту самостоятельность своих соратников. Он не был внутренне расположен к тому, чтобы укреплять и дальше эту систему власти. В сентябре 1944 года он неожиданно для всех делает Микояну резкий выговор. Эта записка Сталина сохранилась. «Голосую против. Микоян ведет себя антигосударственно. Плетется в хвосте за обкомами. Надо отобрать у Микояна шефство над наркоматом». Это решение было моментально принято.

В этот же период выводят из ГКО Ворошилова. Булганин получает большую власть в наркомате обороны. [Георгий] Жуков подвергается резкому выговору за самостийно утвержденный боевой устав. Становится понятно — Сталин к концу войны начинает опять поворачивать к старому, отбирая то, что дал соратникам в годы войны.

«То же самое происходило и в регионах. Они старели вместе с системой»

Как мне кажется, на всех уровнях власти происходило одно и то же. Совместились несовместимости. Наблюдалась как серьезная централизация, так и серьезная децентрализация. Они сосуществовали, иногда конфликтовали, но каждый из процессов находил свое место. 

То, что происходило в регионах, надо еще изучать. Но материалы центрального партийного аппарата показывают, что на местах было все то же самое, что и в центре. С одной стороны, центр продолжает контролировать регионы. Возникает институт многочисленных уполномоченных: от ГКО, от наркоматов и так далее. С другой стороны, наблюдается заметное усиление самостоятельности партийных секретарей на местах. Они явочным путем берут на себя больше власти, чем им положено по писанным правилам.

Игорь Пушкарев

Делают они так, потому что от них требовали выполнения определенных заданий. В Свердловской области, например, был главой обкома [Василий] Андрианов. Условия перед ним ставились примерно такие: если его предприятия не дадут фронту танков, то сразу «на ковер». Но любое производство, и в годы войны особенно, это постоянные дырки. Тут не подали, там не поставили, тут проект нарушили. Чтобы решить проблему с металлом, ему нужно официально писать письмо в Москву и объяснять ситуацию, просить дополнительное количество металла. Совнарком спустит это в Госплан. Оттуда, в случае положительного решения, дают разнарядку металлургическому заводу. А танки Андрианову надо выдавать уже завтра. Соответственно, у него остается один путь: нарушив все предписания, забрать металл напрямую у какого-то уральского завода, перевезти туда, где нужно, и выдать танки. Соответственно, рабочих также перевезти, станки, эшелон с углем перехватить. 

Подписание мирного договора между Финляндией и СССРОбщественное достояние

Центр, с одной стороны, недоволен — не положено так действовать. С другой стороны, центру нужны танки. И на все эти художества закрывают глаза, если с танками все в порядке. Андриянов, кстати, одному из уполномоченных вообще заявил, что ему имеет право приказывать только товарищ Сталин.

То есть мы видим, что они на местах почувствовали свою силу. За время войны ни один из секретарей обкомов не был репрессирован. Была кадровая стабильность. Они все действовали в своих регионах, как удельные князья, а с другой стороны — как диспетчеры, координирующие деятельность по обеспечению фронта. Начали их прижимать только к концу войны. Но и после нее они продолжали так же действовать и старели вместе с системой. Никто их не сажал.

«Когда Сталин умер, они начали действовать так, как действовали 30 июня 1941 года»

В качестве итога надо отметить несколько моментов. Сталин в войну сохраняет свои приоритетные позиции — он вождь. Однако его соратники в сложных обстоятельствах приобретают дополнительные полномочия и статус. Они получают важные функции и решают задачи в рамках деятельности коллективных структур, которые работают часто без Сталина. Никто из них не подвергается больше репрессиям, лишь небольшим атакам, которые ничем не заканчиваются. В каком-то смысле Сталин ведет себя как лояльный шеф. 

С учетом этого, поток эволюции сталинской власти в целом имеет определенный вид. 1937–1941 годы — репрессии и разрушение коллективного руководства, при постепенном отстранении старых соратников и возвышении новых. Как далеко это могло бы зайти, если бы не началась война? Возможно, что все бы завершилось очередной читкой Политбюро. В конце концов, у Калинина уже арестовали жену, готовились арестовать брата Кагановича. Процесс мог зайти далеко. 

Создатель новой биографии Сталина о власти и обществе в СССР 30-х годов

Начинается война и она вносит кардинальные изменения. Сталин прекращает довоенную политику, выстраивается новая система власти. В ней равномерно представлены старые лидеры и молодые выдвиженцы. Сам Сталин становится лояльным патроном — он никого из них не трогает. После войны он эту систему начинает тихонько ломать, но не кардинально и не сразу. Возвращает в Москву Жданова, возвышает Вознесенского, выдавливает Молотова и Микояна. Он постепенно возвращается к концу 30-х. Тем не менее опыт войны не прошел еще окончательно. 

В 1949–1952 годах Сталин действует более активно: «Ленинградское дело», уничтожен физически Вознесенский, происходит разрушение коллективного руководства. Самый заметный аккорд случается в конце 1952 года. На пленуме, после съезда партии, Сталин предлагает отстранить от власти Молотова и Микояна. В бюро президиума он вводит массу никому не знакомых людей, совсем молодых выдвиженцев, которыми гораздо проще манипулировать. Неизвестно, чем бы этот этап закончился, но в 1953 году Сталин умер. 

Сразу после его смерти, как мы видим, происходит почти мгновенное возвращение к коллективному руководству, опыт которого все члены этой системы получили в годы войны. Как только Сталина не стало, они собрались все вместе и начали действовать точно так же, как действовали 30 июня 1941 года. Только уже без Сталина. Критически важный период перехода власти прошел мягко и только потому, что у них уже был опыт децентрализации руководства в годы войны.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Даты правления Сталина

Никиткины сказки

Всё началось 60 лет назад, когда ХХ съезд КПСС по настоянию тогдашнего Генерального секретаря Никиты Хрущёва принял постановление о преодолении культа личности Сталина.

Сейчас уже точно установлено, что Хрущёв принялся «разоблачать» Сталина вовсе не из-за желания демократизировать жизнь в Советском Союзе, а в силу других причин. Во-первых, показать себя более «хорошим» правителем, чем был Сталин. А во-вторых, Никита Сергеевич очень хотел переложить на Сталина ряд собственных прегрешений 30 – 40-х годов, вроде соучастия в массовых репрессиях на Украине и в Москве, где Хрущёв занимал главные партийные посты.

Именно на ХХ-ом «хрущёвском» съезде и получила хождение байка о том, что Сталин не только не способствовал Победе в войне, но даже… мешал. Мол, это по его вине перед войной путём репрессий был уничтожен командный состав Красной Армии (больше 40 тысяч человек), из-а чего наши войска в начале войны буквально бежали от наступающих немцев. Также Сталин якобы подавлял инициативу военачальников, плохо руководил народным хозяйством и оборонной промышленностью… Ну и т.д. и т.п.

Время выявило всю ложь хрущёвских измышлений. Например, современный военный историк Михаил Мельтюхов категорически опровергают мнение, что предвоенные чистки в верхах армии оказали серьёзное влияние на её боеспособность. Мало того, Хрущёв, оказывается, в своих сталинских обвинениях ловко манипулировал настоящими данными!

Действительно, по состоянию на начало 1940 года из состава вооружённых сил было уволено порядка 45 тысяч офицеров. Однако к репрессиям это мало имело отношения. Увольнялись командиры по самым разным основаниям – по состоянию здоровья, по выслуге лет, из-за несоответствия занимаемой должности… Из них аресту подверглось только 10 тысяч человек. Причём, далеко не всегда по политическим мотивам – многих привлекали по чисто уголовным статьям: пьянство, дебоши, рукоприкладство, необоснованное применение оружия… При этом из числа уволенных перед войной в прежних должностях было восстановлено порядка 12 тысяч офицеров.

Так что предвоенные перестановки командного состава к неудачам первых дней войны не имели никакого отношения! Согласно заключению Мельтюхова, эти неудачи были связаны вовсе не с «чистками», а с некомплектом командного состава, вызванные слишком быстрым ростом Красной Армии в конце 30-ых годов. Но это была ошибка не столько Сталина, сколько Наркомата обороны, не сумевшего добиться нормальной и своевременной подготовки командных кадров.

Что же касается хрущёвсих доводов о «подавлении инициативы» и «плохого руководства» оборонным хозяйством, то на сей счёт имеется мнение Дмитрия Фёдоровича Устинова, который при Сталине возглавлял всю нашу военную промышленность:

«Сталин обладал уникальной работоспособностью, огромной силой воли, большим организаторским талантом. Понимая всю сложность и многогранность вопросов руководства войной, он многое доверял членам Политбюро, ЦК, ГКО, руководителям наркоматов, сумел наладить безупречно чёткую, согласованную, слаженную работу всех звеньев управления, добивался безусловного исполнения принятых решений. При всей своей властности, суровости, я бы сказал жёсткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений… Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооружённых Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках».

Куда подует ветер времени?

При Леониде Ильиче Брежневе, который сменил Хрущёва на посту руководителя партии и государства, хрущёвские глупости уже открыто не высказывались. Наоборот, стали публиковаться мемуары современников, где подчёркивались выдающиеся организаторские способности Сталина, на экраны страны стали выходить фильмы о войне, объективно показывающие роль Верховного Главнокомандующего (например, киноэпопея «Освобождение»).

Тем не менее КПСС официально не пожелала официально отмежеваться от хрущёвских обвинений. Хотя об этом партию просили многие рядовые коммунисты. В партийных архивах сохранилось множество писем, в которых требовалось, наконец, нормально оценить сталинскую эпоху со всеми её плюсами и минусами. В частности, об этом ЦК КПСС просил Константин Симонов в письме от 23 марта 1966 года: «Нам нет нужды ни очернять, ни обелять Сталина. Нам просто нужно знать о нём всю историческую правду».

Но верхушка КПСС двусмысленно молчала. Это нашло своё отражение в 1969 и в 1979 годы, когда отмечалось соответственно 90-летие и 100-летие Сталина. Газета «Правда» опубликовала совершенно невзрачные и тусклые материалы, где говорилось о «сложной и противоречивой» сталинской фигуре и о том, что «партия уже дала свою исчерпывающую оценку деятельности Сталина И.В. в решениях своих съездов, в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствиях».

И всё же некоторыми партийными начальниками была предпринята попытка реабилитировать роль Сталина в войне. Случилось это в июле 1984 года.

Тогда, в преддверии грядущего 40-летия Победы, состоялось закрытое заседание Политбюро ЦК, на котором активно обсуждался «сталинский вопрос». На этом заседании министр обороны маршал Дмитрий Устинов прямо обвинил Хрущёва в клевете на сталинское время:

«Сталин, что бы там не говорилось, – это наша история. Ни один враг не принес столько бед, сколько принес нам Хрущёв своей политикой в отношении прошлого нашей партии и государства, а также и в отношении Сталина… Он, Хрущёв, нас, нашу политику запачкал и очернил в глазах всего мира».

Следом Устинов предложил коренным образом пересмотреть решения 20-го съезда и даже обратно переименовать город Волгоград в Сталинград:

«В связи с 40-летием Победы над фашизмом, я бы предложил обсудить и ещё один вопрос, не переименовать ли снова Волгоград в Сталинград. Это хорошо бы восприняли миллионы людей».

И члены Политбюро в основном приняли устиновские предложения положительно – хитромудрую позицию занял только будущий отец перестройки Михаил Горбачёв, туманно заявивший, что в предложении Устинова, «есть как положительные, так и отрицательные моменты». И всё же Политбюро решило продолжить их обсуждение.

Однако скоро маршал Устинов умер, а следом за ним скончался и Генсек Константин Устинович Черненко, доброжелательно относившийся к роли Сталина в нашей истории…

С приходом Горбачёва, как известно, началась новая волна антисталинских «разоблачений», плавно перешедших в настоящий звериный антисталинизм ельцинской эпохи, когда появились опусы, в которых утверждалось, что Сталин во время войны за спиной воюющей Красной Армии… чуть ли не договаривался с Гитлером о капитуляции нашей страны?!

А при Путине, как уже говорилось, власть по сути вернулась к двусмысленности брежневской эпохи…

… Говорят, что Иосиф Сталин перед своей смертью сказал следующие слова: «Когда я умру, на мою могилу нанесут много мусора, но ветер времени безжалостно сметёт его». Вождь оказался прав. Профессиональные историки, даже антисоветски настроенные, сегодня отдают должное гению великого Сталина и подтверждают, что именно этому человеку мы во многом обязаны своей Победой.

Однако нужна и чёткая политическая оценка роли вождя со стороны высшего руководства России. Иначе двусмысленность по прежнему будет будоражить умы наших граждан. И страна снова может оказаться жертвой глобальной антироссийской и антисоветской пропаганды, как во время перестройки, к которой во многом привела именно брежневская историческая неопределённость….

Вадим Андрюхин, главный редактор

Иосиф Виссарионович Сталин

Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили)

Биография Джугашвили — Кобы — Сталина, политического долгожителя XX века, содержит в себе несчетное число противоречащих друг другу характеристик: де, жестокий, но и отец родной; лидер коммунистической партии, однако под конец правления практически отстранил партбюрократию от власти; «ленинскую гвардию» разогнал, пересажал, перестрелял, — монстр. И в то же время — правильно сделал, что эту саму «ленинскую гвардию», состоявшую преимущественно из людей глубоко нерусских (и настроенных против всего русского) казнил, по сути дела расправился с виновниками гибели двух или трех десятков миллионов (!) лучших русских людей.

В январе 1905 года молодой революционер Сосо Джугашвили в газете «Пролетариатис Брдзола» публикует статью «Класс пролетариев и партия пролетариев», в которой пишет: «Прошло то время, когда смело провозглашали: «единая и неделимая Россия». Теперь и ребенок знает, что «единой и неделимой» России не существует, что она давно разделилась…» И это в то время, когда русские солдаты проливают кровь на полях боев на Дальнем Востоке. Значит, он был предателем, подрывным элементом?

Но вот Иосиф Сталин в 30-е годы, уже правитель огромной «единой и неделимой» державы — Советского Союза — слушает пластинки с песнями времен русско-японской войны. Он ставит в патефон пластинку с песней «На сопках Маньчжурии» со старыми еще словами:

Белеют кресты далеких героев прекрасных
И прошлого тени кружатся вокруг,
Твердят нам о жертвах напрасных.

И в глубокой задумчивости по несколько раз он переставлял иголку патефона на словах:

Но верьте, еще мы за вас отомстим
И справим кровавую тризну.

И вот в 1945 году Сталин, Красная армия пришли туда и отомстили за павших в 1905-м…

Не поймешь сходу, кем же он был гением или злодеем. Значит, сходу и не нужно судить. Почитайте его речи, и выступления, прочитайте воспоминания о нем. В ХРОНОСе все это есть: вот Никита Сергеевич славословит вождя, а потом с такой же фанатичной убежденностью порочит его. Да что я вам буду пересказывать?! Уверен, вы и сами разберетесь, почему враги России всех времен оказываются среди непримиримых критиков Сталина.

Вячеслав Румянцев


Иосиф Джугашвили в 1902 году

Начинал с духовного училища

Сталин (1878-1953), политический деятель, Герой Социалистического Труда (1939), Герой Советского Союза (1945), Маршал Советского Союза (1943), Генералиссимус Советского Союза (1945). Из семьи сапожника. После окончания Горийского духовного училища (1894) учился в Тифлисской духовной семинарии (в 1899 исключен). В 1898 году вступил в грузинскую социал-демократическую организацию «Месаме-даси». В 1902-1913 годы шесть раз подвергался арестам, ссылкам, четыре раза бежал из мест ссылок. После 1903 года примкнул к большевикам. В

1906-1907 годы руководил проведением экспроприаций в Закавказье. В 1907 году один из организаторов и руководителей Бакинского комитета РСДРП. Ревностный сторонник В. И. Ленина, по инициативе которого в 1912 году кооптирован в ЦК и Русское бюро ЦК РСДРП. В 1917 году член редколлегии газеты «Правда», член Политбюро ЦК большевиков и Военно-революционного центра. В 1917-1922 годы нарком по делам национальностей, одновременно в 1919-1922 годы нарком государственного контроля, РКИ, с 1918 года член РВСР. В 1922-1953 годы генеральный секретарь ЦК партии.

В 20-х годах в ходе борьбы за лидерство в партии и государстве, используя партийный аппарат, возглавил партию и установил в стране авторитарный политический режим (на который позднее была безосновательно спроецирована терминология, применявшаяся изначально исключительно к нацисткой Германии — тоталитарный режим). В ходе подготовки страны к надвигавшейся мировой войне проводил форсированную индустриализацию страны и насильственную коллективизацию. В конце 20-х и в

30-е годы Сталин уничтожил реальных и предполагаемых соперников, что вылилось в массовый террор. С конца 30-х годов проводил внешнюю политику, направленную на смягчения конфликтов с фашистской Германией (см. Советско-германские договоры 1939 года). Эта политика не спасла советский народ от трагедии Великой Отечественной войны.

С 1941 года Сталин занимает пост председателя СНК (СМ) СССР, в годы войны — председателя ГКО, наркома обороны, Верховного главнокомандующего. В 1946 — 1947 годы министр Вооруженных сил СССР. В годы войны пошел на создание антигитлеровской коалиции с Англией и США; после окончания войны не воспрепятствовал возникновению «холодной войны». На

20-м съезде КПСС (1956) Н. С. Хрущев подверг резкой критике так называемый культ личности Сталина.

Член Учредительного собрания

Джугашвили-Сталин Иосиф Виссарионович (6.12.1878, Гори — 5.03.1953, Москва). Петроградский столичный округ. № 4 — большевики.

Петроград. Из крестьян, сын сапожника. Учился в духовной семинарии, исключен. В РСДРП с 1899, большевик. Делегат IV и V съездов РСДРП. Высылался в Иркутскую, Вологодскую губернии, в Нарымский край. В 1917 вернулся из сибирской ссылки. Член Русского бюро ЦК РСДРП(б), редактор «Правды», делегат VI съезда РСДРП. Член Исполкома Петроградского Совета РСД, ВЦИК. Делегат I и II Всероссийских съездов Советов РСД. Член бюро фракции большевиков УС, участник заседания 5 января. Нарком по делам национальностей (ноябрь 1917 — 1923), Генеральный секретарь ВКП(б), многолетний диктатор страны.

Истояник: Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века. Энциклопедия. М., 1996.

Использованы материалы кн. Л.Г. Протасов. Люди Учредительного собрания: портрет в интерьере эпохи. М., РОСПЭН, 2008.

Другие биографические материалы:

Официальная справка на члена ЦК (Известия ЦК КПСС, 7 (306) июнь 1990).

Русский государственный деятель (Энциклопедический словарь Русской цивилизации).

Шикман А.П. Ненависть и мстительность (Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997).

Чернобаев А.А. Сталин в революции 1917 года (Политические деятели России 1917.  биографический словарь. Москва, 1993).

Грицанов А.А. Теоретик и практик процесса построения социализма в СССР (Новейший философский словарь. Сост. Грицанов А.А. Минск, 1998).

Пустарнаков В. Ф. Предложил расширительное понимание задач и функций философии (Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014).

Баландин Р.К. Сталин — наиболее полный выразитель «русской идеи» (Баландин Р.К. Сто великих гениев / Р.К. Баландин. — М.: Вече, 2012).

Он был предан марксизму-ленинизму (Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 13. СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ — СЯ ЧЕН. 1971).

Далее читайте:

Деяния Иосифа Сталина в речах, статьях и письмах (документы, расположенные в хронологическом порядке и снабженные описаниями событий)

Сочинения, т. 3, 1917, март — октябрь, М. 1946.

Сталин в зримых образах (фотоальбом и галерея живописи).

Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1958.

Тегеран – Ялта – Потсдам: Сборник документов / Сост.: Ш.П. Санакоев, Б.Л. Цыбулевский. – 2-е изд. – М.: Издательство «Международные отношения», 1970. – 416 с.

Далее также читайте:

Знакомые и родственники Сталина (именной указатель).

Его личность говорила сама за себя. Современники о Сталине. «Наш современник», N12, 1999

Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В.Сталине (сборник записок и писем).

Переписка Сталина с Горьким

Гиренок Ф.И. Сталин как эстетический жест.

Хрущев Н.С. Личное знакомство со Сталиным

.

Хрущев Н.С. Сталин о себе.

Хрущев Н.С. Смерть Сталина.

Хрущев Н.С. Мои размышления о Сталине.

Борис Бажанов, Воспоминания секретаря Сталина,  Глава 9 — Сталин. Характер. Качества и недостатки. Карьера. Аморальность. Отношение к сотрудникам и ко мне. Надя Аллилуева. Яшка.

Аллилуева Светлана. Двадцать писем к другу. Репринтное воспроизведение издания 1967 г. 

Джугашвили, происхождение фамилии.

Джихашвили Мусто — Кавказское сафари Сталина. Воспоминания родственника Нестора Лакобы. (см. иллюстрацию ниже)

Сталин на охоте.

Рисунок, карандаш (синий, красный), бумага, б/д, автор неизвестен.
Ф. 74. Оп. 2. Д. 168. Л. 184.

Рисунок с сайта http://www.idf.ru/ — Шаржи В.Межлаука.

Сочинения:

Сочинения, т. 3, 1917, март — октябрь, М. 1946;

Октябрьский переворот (24 и 25 окт. 1917 г. в Петрограде), «Правда». 1918, 6 ноября;

Октябрьский переворот и национальный вопрос, там же, 1918, в и 19 ноября;

К вопросу о стратегии и тактике рус. коммунистов, там же, 1923, 14 марта;

Октябрьская революция и вопрос о средних слоях, там же, 1923, 7 ноября;

На путях к Октябрю, М. 1925:

О лозунге диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства в период подготовки Октября. Ответ С. Покровскому, в его кн.: Вопросы ленинизма, 4 изд., М. 1928.


Литература:

И.В. Сталин. Краткая биография, М, 1947.

Антонов-Овсеенко А., Сталин без маски, М. 1990.

Белади Л., Краус Т., Сталин, М., 1990

Боффа Дж. История Советского Союза. М., 1990. Т. 2.

Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000.

Медведев Р.А. О Сталине и сталинизме: Исторические очерки. М., 1990.

Мухин Ю.И. Убийство Сталина и Берия.

Слассер P., Сталин в 1917 г. Человек, оставшийся вне революции, М. 1989.

Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879 — 1929. История и личность. М., 1990.

Троцкий Л.Д. Сталин, т. 1-2, М. 1990.

Симонов Константин. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине. М 1989.

Милюков П. Н. Сталин // Современные записки. 1935. № 59;

Федотов Г. Сталинократия // Там же. 1936. № 60;

Гак Г. М. Произведение товарища Сталина «О диалектическом и историческом материализме». М., 1945;

Вопросы диалектического и исторического материализма в труде И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания». М., 1952. Т. 1-2;

Квасов Г. Г. Документальный источник об оценке И. В. Сталиным группы академика А. М. Деборина (текст и комментарий) // Отечественная философия: опыт, проблемы, ориентиры исследования. М., 1992. Вып. 10. С. 188-197;

Souvarine В. Staline. Aperfu historique du bolchevisme P., 1935;

Deutscher I. Stalin. A Political Biography. L., 1977;

Fischer L. The Life and Death of Stalin. Londres, 1953;

Marie J. J. Staline. P., 1967; UlamA. B. Stalin. N. Y., 1973.

 

 

 

как Сталин стал генеральным секретарём ЦК РКП(б) — РТ на русском

3 апреля 1922 года в сложной структуре власти Советской России появилась ещё одна руководящая должность — генеральный секретарь ЦК РКП(б). Этот пост на долгие 30 лет занял Иосиф Виссарионович Сталин. Как начал свой путь к власти один из самых неоднозначных правителей в истории России — в материале RT.

В первые годы существования Советской России власть принадлежала одновременно правительству страны (в лице Совета народных комиссаров) и правительству партии (состояло из двух непостоянных органов — съезда партии и ЦК РКП(б) — и одного постоянного — политбюро). После смерти Ленина вопрос главенства между этими двумя структурами отпал сам собой: вся полнота политической власти перешла в руки партийным органам, а правительство стало решать технические задачи. 

Но в начале 20-х ещё существовала вероятность, что управлять страной будет Совет народных комиссаров. Особые надежды на это возлагал Лев Троцкий. Ленин как председатель правительства, глава партии и вождь революции решил иначе. И воплотить это решение в жизнь ему помог Иосиф Сталин. 

Почему Сталин?

Сталину в апреле 1922-го было 43 года. Исследователи, как правило, отмечают, что будущий генсек не входил в высшую политическую лигу и с Лениным у него были сложные отношения. Так что же помогло Сталину взобраться на коммунистический олимп? Говорить, что причина кроется в невероятном политическом гении Сталина, однако, неверно, хотя личность будущего генерального секретаря действительно сыграла здесь важную роль. Именно активная «чёрная» работа в интересах партии дала ему необходимые знания, опыт и связи. 

Сталин числился в рядах большевиков с момента основания партии: организовывал стачки, занимался подпольной работой, сидел, отбывал ссылку, редактировал «Правду», состоял и в ЦК, и в правительстве.

  • globallookpress.com
  • © Keystone Pictures USA / ZUMAPRESS.com

Будущего генсека хорошо знали в самых широких партийных кругах, он славился умением работать с людьми. В отличие от других лидеров, Сталин не находился за границей в течение долгого времени, что позволило ему «не терять связи с практической стороной движения». 

Ленин видел в своём потенциальном преемнике не только сильного администратора, но и способного политика. Сталин понимал, что важно показать: он ведёт борьбу не за личную власть, а за идею, иными словами, борется не с конкретными людьми (в основном, с Троцким и его соратниками), а с их политической позицией. А Ленин, в свою очередь, понимал, что после его смерти эта самая борьба станет неизбежной и может привести к краху всей системы. 

Вместе против Троцкого

Сложившаяся к началу 1921 года обстановка была крайне неустойчивой во многом из-за далеко идущих планов Льва Троцкого. Во время Гражданской войны он как народный комиссар военных дел имел очень большой вес в правительстве, однако после окончательной победы большевизма значимость должности стала уменьшаться. Троцкий, однако, не отчаялся и начал выстраивать связи в секретариате ЦК — фактически управляющем органе комитета. Итогом стало то, что все три секретаря (которые до назначения Сталина были равноправны) стали ярыми троцкистами, а сам Троцкий вполне мог даже открыто высказаться против Ленина. Один из подобных случаев описывает сестра Владимира Ильича — Мария Ульянова: 

«Характерен в этом отношении случай с Троцким. На одном заседании ПБ Троцкий назвал Ильича «хулиганом». В.И. побледнел как мел, но сдержался. «Кажется, кое у кого тут нервы пошаливают», — что-то вроде этого сказал он на эту грубость Троцкого, по словам товарищей, которые передавали мне об этом случае». 

Доказать свою независимость, впрочем, стремился не только Троцкий, но и другие соратники Ленина. Осложняло ситуацию начало новой экономической политики. Рядовые коммунисты зачастую превратно истолковывали возврат к рыночным отношениям и частному предпринимательству. Они понимали НЭП не как необходимую меру для восстановления хозяйства страны, а как предательство идеи. Практически во всех парторганизациях имели место случаи выхода из РКП(б) «за несогласие с НЭПом». 

В свете всех этих событий решение тяжело больного Ленина о реорганизации ключевых органов госаппарата выглядит весьма логичным. Активно противостоять Троцкому Владимир Ильич начал на X съезде партии (8—16 марта 1921 года). Главной задачей Ленина было провалить на выборах в ЦК людей, поддерживающих Троцкого. Активная пропагандистская работа Ленина и Сталина, а также общее недовольство Троцким и его методами дали свои плоды: после выборов сторонники наркома военных дел оказались в очевидном меньшинстве. 

«Прошу Вас оказать содействие товарищу Сталину…»

Ленин начал вводить Сталина в курс всех дел. С августа 1921 года будущий генсек начал принимать активное участие в решении важнейших экономических и хозяйственных вопросов страны. Доказательством того, что это было инициативой Ленина, может послужить, например, отрывок из его письма дипломату Борису Стомонякову: 

«Прошу Вас оказать содействие тов. Сталину в ознакомлении со всеми экономическими материалами Совета и Госплана, в особенности золотопромышленности, бакинской нефтяной промышленности и т. д.». 

Сильнейшим ударом для Троцкого стало то, что с осени 1921 года к Сталину перешла и часть военной власти: после этого Троцкий был вынужден считаться с мнением своего главного противника даже в собственном комиссариате. Постепенно Сталин приобщился и к внешним делам государства, а 29 ноября 1921 года предложил Ленину план реорганизации политбюро, на который Ильич, судя по его действиям, согласился. В своём письме вождю Сталин отмечал: 

«Сам ЦК и верхушка его, политбюро, построены так, что в их составе почти нет вовсе знатоков хозяйственного дела, что также отражается (конечно, отрицательно) на подготовке хозяйственных вопросов. Наконец, члены политбюро до того перегружены текущей и подчас крайне разнообразной работой, что политбюро в целом иногда вынуждено решать вопросы на основании доверия или недоверия к той или иной комиссии, не входя в существо дела. Положить конец такому положению можно было бы, изменив состав ЦК вообще, политбюро в частности в пользу знатоков хозяйственного дела. Я думаю, что эту операцию следует произвести на XI съезде партии (ибо до съезда, я думаю, нет возможности восполнить этот пробел)».

Должность для Сталина

К началу 1922 года Сталин — ещё совсем недавно не причислявшийся к лидерам партии — был готов принять высший руководящий пост. И Ленин создал для него этот пост. 

Сейчас уже сложно сказать, кто именно придумал должность генерального секретаря ЦК РКП(б), но идея эта при общей нестабильности власти в стране витала в воздухе. Так, на одном из партийных форумов генеральным секретарём назвали товарища Крестинского, который на тот момент был просто секретарём и по совместительству сторонником Троцкого. Сталин же первым среди равных обозначался в собственном письме от 21 февраля 1922 года. В нём будущий генсек излагал свои взгляды на проведение XI съезда партии и, в частности, описал, каким он видит новый состав секретариата: Сталин, Молотов, Куйбышев. По сложившейся традиции первенство в списке означало главенство. 

  • Иосиф Сталин, Алексей Рыков, Григорий Зиновьев и Николай Бухарин на XII съезде ВКП(б). Москва. 1923.
  • © Музей «Московский Дом фотографии»

Всё решалось на уже упомянутом XI съезде. Целью Ленина было провести в ЦК десять главных своих сторонников. Важно, что в списке кандидатов напротив фамилии Сталина вождь лично написал «генеральный секретарь», что вызвало явное неодобрение среди части делегатов — состав секретариата определял сам комитет, но никак не Ленин. Тогда сторонникам Владимира Ильича пришлось отметить, что заметки в списках носят исключительно рекомендательный характер. 

По итогам выборов из 522 делегатов с решающим голосом 193 проголосовали за Сталина в качестве генерального секретаря, против высказались всего 16 человек, остальные воздержались. Это был очень неплохой результат, учитывая то, что Ленин со Сталиным учредили новую, не очень понятную делегатам должность и устроили голосование не на пленуме ЦК, как положено, а на съезде партии. 

Столь поспешное продвижение должности генсека может говорить только об одном: Ленину нужен был не сам пост, а Сталин на этом посту. Вождь революции понимал, что в случае успеха он сможет повысить авторитет Сталина и фактически представить его как своего преемника. 

Точка в этом вопросе была поставлена 3 апреля 1922 года на пленуме ЦК РКП(б). Сначала члены комитета решали, как быть с должностью председателя ЦК, то есть фактически главного человека в партии. Неизвестно точно, кто выступил с инициативой её введения, но считается, что это была ещё одна попытка Троцкого сорвать план Ленина. И она не удалась: единогласным решением ЦК должность была отвергнута. Очевидно, что первым председателем стал бы Ленин, но он твёрдо решил оставить на главной официальной должности Сталина, чтобы страна не оказалось разделена на два фронта после его смерти. 

  • Владимир Ильич Ленин на заседании пленума ЦК РКП(б) в Кремле. Москва, 5 октября 1922 года.
  • РИА Новости

Следующим вопросом в повестке пленума стало назначение трёх секретарей. Члены комитета прекрасно помнили, что пометка «генеральный» рядом с фамилией Сталина носит рекомендательный характер, но также они помнили и о том, кто её поставил. Решение ЦК можно увидеть в пункте «в» протокола о проведении: 

«Установить должность генерального секретаря и двух секретарей. Генеральным секретарём назначить т. Сталина, секретарями — тт. Молотова и Куйбышева». 

Иосиф Виссарионович Сталин официально стал высшим должностным лицом Российской коммунистической партии, а вскоре и всей страны. 

Последнее публичное выступление Ленина состоялось 20 ноября 1922 года на пленуме Моссовета. 12 декабря 1922 года Владимир Ильич в последний раз работал в Кремле, после чего из-за резкого ухудшения состояния здоровья уже окончательно отошёл от дел.

Отступление Сталина. Как вождь избежал гражданской войны в СССР

Избежать перерастания массовых протестов в полномасштабный конфликт между городом и деревней. Такую цель 90 лет назад, 2 марта 1930 года, ставил перед собой советский лидер Иосиф Сталин, обескураженный неудачами своей политики на селе. СССР намеревался покончить с частной инициативой, создав на месте малых отдельных хозяйств крупные общие — колхозы. Крестьяне ответили тысячами разрозненных бунтов, вооруженных вылазок и мятежей. Ожесточение достигло такого накала, что впечатленному им Сталину пришлось сделать шаг назад. В газете «Правда» за его подписью появилась статья «Головокружение от успехов», в которой руководитель призывал к умеренности.  Позже Сталин признавал  проведение коллективизации самым тяжелым испытанием за все время своего пребывания у власти. 

Хлебное дело

На эту тему

Конфликт между советской властью и крестьянами — результат острого финансового дефицита, при котором для перевооружения армии и создания современной индустрии государству хронически недоставало денег. Взять их решили у сельских тружеников, назначив низкие, иногда ниже себестоимости, закупочные цены на зерно. Не желая расставаться со своим главным товаром задешево, крестьяне прятали хлеб, что вводило экономику в состояние порочного круга. Чтобы города не оставались без продовольствия, государству приходилось забирать его силой, превращая аграрные районы в арену реквизиций — детективных поисков продуктовых запасов у крестьян. Драматические события на селе завершались только зимами и заново начинали разворачиваться каждую осень.

В 1927 году Иосиф Сталин принял решение подавить частный сектор силой. По этому плану советской деревне предстояла чистка. Крепких крестьян, кулаков (которых насчитывалось до 5%), готовились лишить собственности и выслать в отдаленные районы СССР. Хозяйства остальных — объединить и поставить под строгий государственный надзор.

Арест кулака, 1930 год

© Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

Весть о надвигавшемся обобществлении посеяла на селе панику. В страхе перед неизбежной потерей личного имущества крестьяне отчаянно сбывали его с рук. Под нож пошли сотни тысяч голов крупного рогатого скота, что в условиях 1930-х вело к катастрофе. Ведь запастись продовольствием впрок было невозможно. Из-за отсутствия технологий заморозки или при неправильном ее проведении мясо быстро начинало гнить. А на следующий год СССР столкнулся с дефицитом не только говядины и баранины, но и всего мясо-молочного ассортимента.  

Рабочие против крестьян: кто кого?

На эту тему

Проводить свою линию на селе партия направила горожан. В закромах у крестьян, особенно крепких, посланцы центра обнаруживали товарное изобилие, немыслимое на прилавках магазинов. Однако сельский быт казался сознательным пролетариям отсталым, а религиозные верования, сохранявшиеся повсеместно, — отжившими, местные жители — бескультурными, нуждавшимися в перевоспитании. Переустройство деревенской жизни отягощалось новым обстоятельством: столкновением менталитетов, взаимным непониманием между рабочими и крестьянами.

На селе новый курс встретили ответным насилием. Проигравшие от коллективизации собирались в вооруженные шайки (советская власть называла их кулацкими бандами), нападали на сельсоветы, жгли обобществлявшееся имущество и убивали партийных активистов. Тактика крестьян приближалась к партизанской.  Доведенные до озлобления противники советской власти всегда знали, куда целиться, поскольку им было кому подсказывать: на их стороне оставались симпатии тех, кого заставили вступить в колхозы силой. Подавить сопротивление, пользовавшееся поддержкой снизу, с наскоку было невозможно.

Крестьяне на колхозном поле, 1929 год

© Photo 12/Universal Images Group via Getty Images

 Историк Юрий Жуков рассказал ТАСС, что большая часть ответственности за разразившийся конфликт лежала на бюрократическом аппарате, который ставил деревню перед фактом перемен вместо того, чтобы разъяснять их возможные преимущества. «Коллективизация была нужна, но проводить ее следовало постепенно, объясняя, что крохотные крестьянские наделы нельзя обрабатывать тракторами или комбайнами — для этого нужны большие площади. Что необходима кооперация, а без нее у крестьянства нет будущего. Но чиновники, вечная беда, спешили только отчитаться о количестве новых колхозов. Все, что ни делали, все выходило не так».

Партия берет тайм-аут

На эту тему

В начале 1930 года победные реляции широким потоком текли в Кремль. Особенно много их поступало из Сибири и Урала. Местные партийные руководители вместо сельскохозяйственных артелей, в которых сохранялась бы частная собственность, «ставили на ноги» целые коммуны, в которых обобществлялись мелкий скот, птица и предметы быта. Пропорционально возрастало и число вооруженных выступлений. В 1929 году их насчитывалось 2,5 тыс., а только за первые два месяца 1930 года — 1600. Власти сталкивались с организованным сопротивлением масс людей: в дни бунта в деревне Муромцевское за оружие взялись до 20 тыс. человек. После победы над восставшим народом к высшей мере приговорили 69 человек. И это был только один из многих случаев неповиновения крестьянства.

Коммунистов все более заботил социальный состав мятежников. К непримиримым противникам советского строя — кулакам — присоединялись владельцы далеко не самых прибыльных хозяйств. Этих недовольных стали называть подкулачниками. Однако в обычную классовую схему борьбы эксплуатируемых и эксплуататоров такие враги советской власти вписывались плохо.

Сталин сделал вывод, что, не переманив этих людей на свою сторону, победы в борьбе за хлеб ему не добиться. 2 марта 1930 года именно к середнякам он и обратился со страниц газеты «Правда», признавая допущенные ошибки. Действия своих подчиненных вождь назвал «головотяпством», вызванным отсутствием «ясности ума и трезвости взгляда». Последовали обещания навести порядок — обвинения против коллективизаторов в «левом уклоне».

Вскрытие тайника с гниющей пшеницей, спрятанной возле дома кулака, 1932 год

© Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

 «Можно ли сказать, что установка партии проводится в жизнь без нарушений и искажений? Нет, нельзя этого сказать, к сожалению. <…> уже «обобществляют» жилые постройки, мелкий скот, домашнюю птицу, кому нужно это глупое и вредное для дела забегание вперед? Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы — разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам? Что это — политика руководства колхозом или политика его разложения и дискредитации?» — повышал тон советский лидер. По его распоряжению власти пошли на серьезную уступку: отказались от принуждения при вступлении в колхозы. Крестьянам возвращали свободу сохранять собственное хозяйство или нет.

Сталин дотягивается

На эту тему

Предложение заключить перемирие было с радостью принято на селе: вооруженные выступления почти сразу же стали сходить на нет. В апреле 1930 года сторонников гражданского мира обнадежила еще одна публикация Сталина — «Ответ товарищам колхозникам», в которой он развивал идеи мирной коллективизации. Однако мягкий тон, взятый генсеком, привел к последствиям, не устраивавшим его самого. Крестьяне стали массово выходить из колхозов. К лету 1930 года в них оставались только 23% селян, остальные предпочли трудиться по отдельности.

В Кремле должны были определиться со своим дальнейшим курсом. После некоторых размышлений Сталин принял решение ударить еще раз. В марте 1931 года выход из колхозов снова поставили под запрет.

Митинг крестьян-колхозников, 1931 год

© Bettmann/Getty Images

Со второй попытки наступление на деревню увенчалось успехом. Однако без последствий проведенное тогда обобществление не осталось. Разразившийся в Советском Союзе в 1932–1933 годах голод был вызван не только естественными причинами — засухой и неурожаем, но и массовым выселением крестьян-кулаков в труднодоступные районы и жестокими хлебными реквизициями в предыдущие годы.

Игорь Гашков

 

Почему Каганович, проваливший военные распоряжения Сталина, не подвергся репрессиям — Российская газета

«Родина» продолжает публикацию материалов, связанных с 80-летием начала Великой Отечественной войны

Сборник документов «Советское военно-политическое руководство в годы Великой Отечественной войны. Государственный Комитет Обороны СССР. Политбюро ЦК ВКП(б). Совет народных комиссаров СССР», выпущенный издательством «Кучково поле» в 2020 году тиражом 700 экземпляров, позволяет заглянуть в святая святых системы: понять и отчетливо представить себе, как эволюционировали институты высшей власти в экстремальных условиях войны, когда решался вопрос о самом существовании Советского Союза.

Сборник документов «Советское военно-политическое руководство в годы Великой Отечественной войны. Государственный Комитет Обороны СССР. Политбюро ЦК ВКП(б). Совет народных комиссаров СССР».

ГКО как рокировка

Когда началась Великая Отечественная война, на вершине властной пирамиды СССР находилось 14 человек: 9 членов и 5 кандидатов в члены Политбюро ЦК ВКП(б). «Политбюро… рассматривалось Сталиным и его окружением как высшая руководящая структура, символизировавшая власть партии»1. Семь членов Политбюро получили этот статус до начала Большого террора, два — на его излете, в марте 1939 года.

Все они были либо давними сподвижниками Сталина, неоднократно доказавшими вождю свою личную преданность в период ожесточенной внутрипартийной борьбы (К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин, В.М. Молотов — члены Политбюро с 1 января 1926 года), либо его выдвиженцами, занявшими высшие места на партийном олимпе уже после того, как Сталин укрепил свою единоличную власть: Л.М. Каганович (1930), А.А. Андреев (1932), А.И. Микоян (1935), А.А. Жданов (1939), Н.С. Хрущёв (1939). Все кандидаты в члены Политбюро стали ими сравнительно недавно: 22 марта 1939 года Л.П. Берия и Н.М. Шверник, 21 февраля 1941 года Н.А. Вознесенский, Г.М. Маленков, А.С. Щербаков.

30 июня 1941 года, на 9-й день войны, совместным Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и Совета народных комиссаров СССР был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) — чрезвычайный орган управления, сосредоточивший в своих руках «всю полноту власти в государстве»2. Заключительный пункт Постановления гласил: «Обязать всех граждан и все партийные, советские, комсомольские и военные органы беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны»3. И в действующей армии, и в тылу с удовлетворением восприняли эту исключительную меру по перестройке военно-политического руководства страной. Старший политрук Петр Михайлович Соболь, военный комиссар штаба 37-го стрелкового корпуса, писал Сталину: «Нужна диктатура, жесточайшая диктатура — кисейность, расплывчатость отбросить. Главное — отбросить войну на бумаге, а перенести ее на поле боя — от армии, корпусов, дивизий и ниже»4.

Создание ГКО — это проведенная вождем рокировка, в результате которой Сталин укрепил собственные позиции и одновременно существенно перераспределил властные полномочия среди тех, кто входил в его ближний круг. Из 14 членов и кандидатов в члены Политбюро в состав ГКО вошли лишь 5 человек: Сталин (председатель), Молотов (заместитель председателя), Ворошилов, Маленков, Берия. Недавние политические тяжеловесы Каганович, Андреев, Микоян, Жданов, Хрущёв отошли на второй план и пропустили вперед двух кандидатов в члены Политбюро — секретаря ЦК Маленкова, фактически ставшего вторым человеком в партии и превратившего Управление кадров ЦК ВКП(б) в свой технический секретариат; и наркома НКВД Берию. Последний не только контролировал и наблюдал за текущей работой Народного комиссариата химической промышленности, Народного комиссариата связи и Народного комиссариата путей сообщения, но и де-факто и де-юре возглавил весь военно-промышленный комплекс Советского Союза.

В 1942 году состав ГКО был расширен: 3 февраля его членами стали Микоян и Вознесенский, а 20 февраля — Каганович. Им, как и прочим членам ГКО, Сталин делегировал колоссальные властные полномочия. Однако и спрос был велик.

Вспоминает Главный маршал авиации Александр Евгеньевич Голованов:

«Контроль за исполнением даваемых поручений был абсолютен. Каждый знал, что его обязательно спросят, и не раз, о том, как выполняется полученное задание. Выполнение различных постановлений и решений начинали немедленно, не ожидая их оформления. Дорожили каждым часом, зная, что никаких скидок на всякие там обстоятельства не будет. Все вопросы обсуждались предварительно, исполнитель, как правило, присутствовал здесь же»5.

Судьба Лазаря Моисеевича Кагановича — пример отношения Сталина к тем, кто не оправдывал верховного доверия. Но очень нетипичный пример.

Здание станции «Киевская» метрополитена имени Кагановича. Снимок 1938-1940 гг. Здание не сохранилось. На месте довоенного вестибюля «Киевской» сейчас сооружен вход в подземный переход.

Война и мир 200-процентного сталинца

В предвоенный период сталинский нарком был не просто чрезвычайно известен, он был знаменит. В первой половине 1930-х годов секретарь ЦК Каганович фактически был вторым человеком в партии и во время отъезда Сталина в отпуск осуществлял партийное руководство. В период Большого террора он поставил подпись на 189 списках, по которым были осуждены и расстреляны более 19 000 человек. (По количеству лично им завизированных «расстрельных списков» Каганович уступает лишь Молотову и Сталину, но превосходит Ворошилова.) В качестве наркома путей сообщения он сумел наладить бесперебойную работу железнодорожного транспорта: поезда ходили как часы. Именно Каганович руководил строительством первой линии Московского метрополитена, которому было присвоено его имя.

Газета «Вечерняя Москва» от 14 мая 1935 г.

Недоверчивый и подозрительный Сталин никогда не сомневался в личной преданности Кагановича. Именно Лазаря Моисеевича ближайшее окружение вождя обоснованно считало «крайним сталинцем». Он не только за глаза, но и в глаза называл Сталина Хозяином. «Вообще без Хозяина очень тяжело… Но приходится, к сожалению, загромождать делами в большом количестве Хозяина и срывать ему отдых, в то время как словами не выскажешь, насколько ценно Его здоровье и бодрость для нас, так любящих Его, и для всей страны»6.

Молотов однажды попытался перевести преданность сталинского наркома на язык цифр: «Он среди нас был двухсотпроцентным сталинистом». (Забегая вперед, замечу, что фанатичную преданность Сталину снятый со всех постов и исключенный из партии Каганович сохранил не только во времена Хрущёва, но даже в годы перестройки.) Однако в условиях войны одной преданности было мало. Нужны были профессиональные знания, высочайшая компетентность и умение руководить делом в чрезвычайных условиях непредсказуемой и постоянно меняющейся обстановки на фронте. Этими качествами экспансивный, обладающий взрывным истерическим темпераментом Каганович не обладал, чем и завел работу своего наркомата в тупик.

Рабочие Ленинской железной дороги на Всесоюзном воскреснике по очистке железнодорожных путей. 1943 г.

Вспоминает генерал-лейтенант Иван Владимирович Ковалев, долгое время работавший в системе НКПС, а в годы войны ставший начальником Управления военных сообщений Красной армии:

«Канцелярско-заседательная суета, многочасовые разговоры, внушения и разносы в кабинете наркома Кагановича… доводили до полного отупения. …Каждый день у наркома совещание на три-четыре часа с разбором ежесуточного информационного отчета в 1200 печатных страниц!»7

К началу весны 1942 года почти прекратилось движение по Ярославской, Северной, Казанской дорогах, забитых составами поездов. На грани паралича находились Сталинградская, Пензенская, Куйбышевская, Рязано-Уральская, Южно-Уральская железные дороги, не пускавшие поездов и не принимавшие их.

Генерал армии Андрей Васильевич Хрулёв (1892-1962). Фото: https://general-khrulev.com/

Вспоминает генерал армии Андрей Васильевич Хрулёв:

«Работа железнодорожного транспорта резко ухудшилась главным образом потому, что нарком путей сообщения не признавал вообще никаких советов со стороны сотрудников НКПС. Между тем, они вносили немало ценных предложений, чтобы выйти из создавшегося положения. Каганович же кроме истерики ничем не отвечал на эти предложения и советы работников транспорта.

А тут еще начали давать о себе знать малые запасы угля на железнодорожном транспорте. По этому вопросу правительство постоянно вводилось в заблуждение относительно средней обеспеченности железных дорог топливом. Мол, с этим делом в целом все в порядке. На самом деле все выглядело по-другому. …Лазарь Моисеевич давал очень много обещаний, с присущей ему активностью разносил так называемых «предельщиков», не считаясь ни с какими доводами ученых и крупнейших специалистов, если их доводы и рекомендации шли вразрез с его взглядами. Но все это было в ущерб делу»8.

Сталин терпеть не мог болтунов — руководителей, не умеющих держать данное ему, Сталину, слово.

Постановлением ГКО № 1486 от 25 марта 1942 года Лазаря Моисеевича освободили от обязанностей Наркома путей сообщения со следующей формулировкой: «Ввиду того, что т. Каганович Л.М., несмотря на его удовлетворительную работу в НКПС в мирное время, не сумел справиться с работой в условиях военной обстановки».

М. Аксельрод. И.В.Сталин и Л.М. Каганович. 1930-е.

Хождение наркома по мукам

Генерал-лейтенант Ковалев по-военному четко объяснил, почему это произошло:

«Сталин снял с поста Кагановича по той же общей причине, по которой снял многих высших военных и невоенных руководителей в первые месяцы войны. Война заставила! В мирное время их слабая профессиональная подготовка не бросалась в глаза, поскольку ее проверяла жестокая практика. Но как только вступили в действия законы войны, как только потребовалось в тяжелых ситуациях принимать ответственные решения, эти руководители выказали себя несостоятельными. Не могли перестроиться. Заседали, совещались, принимали решения, давали приказы и поручения, а война шла как бы мимо всего этого, а иной раз подминала и их самих. Овладеть ситуацией такой тип руководителя неспособен не только из-за привычки к кабинетному стилю, но и потому что не хватает практических и теоретических знаний»9.

В июле 1942 года Каганович убыл на фронт сначала в качестве члена Военного совета Северо-Кавказского, а затем Закавказского фронтов. 13 августа он написал Сталину пространное письмо на 8 страницах, в котором простодушно поведал:

«За 14 дней моего пребывания на фронте я прилагал все усилия к тому, чтобы в какой-либо мере улучшить положение, но из этого мало что вышло, и я несу, конечно, за это ответственность. …Я прошу Вас, т. Сталин, давать мне иногда те или иные задания, указания. Вы знаете, что я все силы приложу к тому, чтобы их выполнить»10.

Вождь сделал помету: «Мой архив. Ст.»11 и на письмо не ответил.

4 октября во время налета немецкой авиации на штаб Черноморской группы войск Лазарь Моисеевич был ранен осколком авиабомбы в руку и, едва оправившись от раны, 12 октября 1942 года от руки написал Хозяину большое письмо на 11 страницах, в котором молил: «Очень просил бы вас, т. Сталин, поручить кому-либо присылать мне какие-либо материалы, чтобы я хоть немного был в курсе и не так оторван»12.

Хотя Каганович был единственным членом ГКО, пролившим свою кровь на поле боя, и на это письмо Сталин не ответил. Он не подверг «двухсотпроцентного сталиниста» репрессиям, сохранил за ним членство в ГКО и Политбюро, но лишил экс-наркома властных полномочий и бестрепетной рукой задвинул на периферию партийной и государственной жизни.

Таков был сталинский стиль руководства: «никакие прежние заслуги, чины и ордена ничего для него не значили, если их носитель проштрафился. Любое разгильдяйство, благодушие, ложь или замаскированное фразой ничегонеделание он карал без пощады. Особенно круто, если это касалось обороны страны»13.

Лишившись поддержки вождя, Лазарь Моисеевич постепенно утратил былое политическое влияние и всесоюзную популярность и к моменту смерти Сталина превратился в сугубо декоративную фигуру на советском политическом олимпе.

Представители Ставки Верховного Главнокомандования Александр Василевский (второй слева) и Климент Ворошилов (в центре) на 4-м Украинском фронте. Фото: М. Калашников/ТАСС

Милость вождя

Такая же судьба постигла маршала Ворошилова, который 21 ноября 1944 года из-за своей некомпетентности лишился членства в ГКО, но остался членом Политбюро. И Каганович, и Ворошилов — воспетые в стихах и песнях сталинские наркомы предвоенных лет — не только не были отправлены вождем на плаху, но и формально сохранили свой высокий статус, хотя за гораздо меньшие прегрешения другие руководители были расстреляны или превращены в «лагерную пыль». Почему? И тот и другой отличались беззаветной преданностью Сталину и искренне полагали, что им, его сподвижникам, «не должно сметь свое суждение иметь».

Вождь это оценил — и даровал им жизнь.

Тут ни убавить,

Ни прибавить, —

Так это было на земле…14

Могила Кагановича на Новодевичьем кладбище в Москве.

1. Советское военно-политическое руководство в годы Великой Отечественной войны. Государственный Комитет Обороны СССР. Политбюро ЦК ВКП(б). Совет народных комиссаров СССР: Сборник документов/сост. Л.П. Кошелева, Л.А. Роговая, О.В. Хлевнюк. М.: Кучково поле Музеон, 2020. С. 26.

2. Там же. С. 43.

3. Там же.

4. Там же. С. 89.

5. Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная… М.: ООО «Дельта НБ», 2004. С. 102.

6. Хлевнюк О.В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М.: РОССПЭН, 2012. С. 257.

7. Куманев Г.А. Говорят сталинские наркомы. Смоленск: Русич, 2005. С. 361.

8. Там же. С. 235, 239.

9. Там же. С. 342.

10. Советское военно-политическое руководство в годы Великой Отечественной войны. С. 253, 254.

11. Там же. С. 254.

12. В штабах Победы. 1941-1945. Документы. В 5 книгах. Кн. 2. 1942. «Ни шагу назад!»/Отв. ред. А.К. Сорокин. М.: Научно-политическая книга, 2020. С. 468.

13. Куманев Г.А. Говорят сталинские наркомы. С. 304.

14. Твардовский А.Т. За далью — даль // Твардовский А.Т. Собрание сочинений. В 4 т. Т. 3. С. 340.

 

Троцкисты хотели исполнить последний завет Ленина — их судили и расстреляли

Московские процессы, начавшиеся ровно 85 лет назад, положили начало так называемому Большому террору — этот термин был введен британским историком и советологом Робертом Конквестом в книге The Great Terror, опубликованной на Западе в 1968 году. В послесталинское время в самом СССР этот период репрессий было принято называть «ежовщиной» — по имени Николая Ежова, возглавлявшего в те годы НКВД. Однако настоящим вдохновителем и главным интересантом тех событий был, несомненно, сам Сталин.

Период Большого террора традиционно относят к 1937–1938 годам. Это время «плановых цифр» и «лимитов» на арестованных и расстрелянных, которые спускались сверху местным органам власти, время заседаний всесильных «троек», заочно решавших судьбу десятков людей за считанные минуты. Десятки тысяч были осуждены по персональным «сталинским расстрельным спискам», которые правил непосредственно сам вождь. Большой террор порождал атмосферу страха и беспомощности во всем обществе, особенно среди столичных жителей, еженощно ожидавших в своих квартирах приезда «черных воронков», забиравших соседей, однако в первую очередь пострадали управленческие структуры, в том числе сам НКВД и РККА, а также семьи «врагов народа». В результате погибло около 80% членов ЦК ВКП(б).

Историки до сих пор спорят об истинных причинах столь масштабных и порой внешне бессмысленных репрессий, перемалывавших внешне совершенно лояльных и явно невинных жертв. Массовая фабрикация дел выглядела порой абсурдно и мало подходила даже для «внутреннего потребления», хотя и служила поводом для ритуального осуждения арестованных на общих собраниях, в прессе, в подписываемых яркими представителями интеллигенции коллективных письмах и т. д. Одной из причин может быть тезис Сталина об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма, выдвинутый им еще в конце 1920-х годов.

Считалось, что репрессировали в первую очередь тех, кто вел «активную антисоветскую (подрывную преступную) деятельность»: кулаки; члены экстремистских формирований; антисоветских партий, участники гражданской войны на стороне «белых», уголовники и связанные с преступной средой. Повторным арестам и расстрелам подлежали также подобные элементы, уже находившиеся в лагерях и тюрьмах.

Большой террор формально закончился в конце 1938 года широкомасштабными арестами теперь уже ставленников Ежова и его самого, приходом на пост главы НКВД Лаврентия Берии, постановлением о запрете столь массовых операций и арестов и ликвидацией судебных «троек», однако, разумеется, репрессии не заканчивались до смерти Сталина, просто несколько меняли свой характер и направленность.

Массовые репрессии случались и до конца 1930-х, по сути, они начались еще при Ленине, почти сразу же после того, как власть в стране захватили большевики, однако они опять же были направлены на несколько иные категории граждан и внешне выглядели иначе.

В любом случае именно Московские процессы надолго определили как контекст жизни самого государства, так и его политику. И прежде всего — это режим уже ничем не ограниченной и непререкаемой власти самого Сталина и его ближайших сторонников, меняемых порой как перчатки, а порой надолго задерживавшихся в «ближнем круге».

Первый Московский процесс, согласно официальному определению, это открытый судебный процесс над «троцкистско-зиновьевским объединенным центром», проходивший 19–24 августа 1936 года в Москве и ставивший своей целью окончательную дискредитацию бывших участников оппозиции, к тому времени уже находившихся в местах заключения. Единственным исключением стал Лев Троцкий, выдворенный из страны еще в начале 1929 года и в 1937 году переехавший в Мексику, где вместе со своими сторонниками инициировал так называемый контрпроцесс, рассмотревший и отвергнувший обвинения, предъявленные участникам Московского процесса.

В качестве повода для инициирования первого из Московских процессов было использовано убийство Кирова, совершенное еще 1 декабря 1934 года. Из десяти тысяч бывших троцкистов, находящихся на учете НКВД, пятая часть уже отбывала наказание или находилась под следствием. Из них самыми жесткими методами выбивали признание в организации общего подпольного центра, руководство которым приписывалось Троцкому. Этот центр якобы готовил теракты против самого Сталина и против других членов правительства.

Следствием руководил нарком внутренних дел СССР Генрих Ягода, отчитывавшийся лично перед Сталиным, однако вскоре после процесса, 26 сентября 1936 года, он был смещен со своего поста, заменен Ежовым и сам уже в марте 1938 года предстал перед судом на третьем Московском процессе в качестве одного из главных обвиняемых.

Летом 1936 года Ягода составил список из 82 «участников контрреволюционной троцкистской организации, причастных к террору», возглавить который должны были уже снятые со всех своих постов и сидевшие в тюрьмах Зиновьев и Каменев. Сталин предварительно лично отредактировал и приказал разослать по партийной линии «закрытое письмо» «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока», следствие было завершено и начался показательный процесс над 16 подсудимыми, отчего сам процесс известен также под наименованием «процесс шестнадцати». Это, с одной стороны, были известные большевики и видные партийные деятели, участвовавшие в конце 1920-х в антисталинской «объединенной оппозиции», — Григорий Зиновьев, Лев Каменев, Григорий Евдокимов, Иван Бакаев, Сергей Мрачковский, Вагаршак Тер-Ваганян, Иван Смирнов, Ефим Дрейцер, Исаак Рейнгольд, Ричард Пикель и Эдуард Гольцман. С другой стороны, к этому присовокупили пятерых бывших членов Компартии Германии, эмигрировавших в Советский Союз; их мало что связывало с первой группой, а некоторые из них были даже бывшими агентами НКВД. В эту группу входили Илья-Давид Круглянский (Фриц-Давид), Валентин Ольберг, Конон Берман-Юрин, Эмель Александр и Натан Лурье.

Ключевым «доказательством» сговора столь разнородных людей считалась встреча в 1932 году одного из обвиняемых, Гольцмана, с сыном Троцкого Львом Седовым в копенгагенском отеле «Бристоль», где последний якобы передал ему инструкции Троцкого. Троцкий позже представил комиссии в Мексике документы, доказывавшие невозможность пребывания своего сына в Дании в это время. Сам «план Троцкого» восходил к открытому письму, написанному Троцким в марте 1932 года, оно было напечатано в «Бюллетене оппозиции». В заключении этого письма содержались такие слова: «Нужно наконец выполнить последний настоятельный завет Ленина — убрать Сталина». На мнимом тождестве слов «убрать» и «убить» строилось все обвинение.

Дело слушалось в Военной коллегии Верховного Суда СССР c 19 по 24 августа 1936 года, все подсудимые были признаны виновными и почти сразу же расстреляны. На основе материалов дела были также арестованы и осуждены еще около 160 человек. В 1988 году всех участников этого процесса официально реабилитировали.

Параллельно в советских СМИ была организована безобразная кампания травли, сопровождавшая все подобные процессы, в ходе которой даже самые солидные издания позволяли себе употреблении фразеологии, присущей скорее дворовым разборкам. Вот так, например, выглядела одна из передовиц журнала «Вестник Академии наук СССР»: «В дни процесса эта подлая банда убийц, еще осквернявшая своим существованием советскую землю, с деловитостью профессиональных убийц рассказывала суду об осуществленных и подготовлявшихся ею злодеяниях. Отребье человечества, объединившееся в троцкистско-зиновьевский центр, они использовали для своей подлой деятельности еще невиданные в истории методы провокации, предательства и лжи; все наиболее бесчестное и преступное из грязнейших арсеналов подонков человечества было избрано ими в качестве орудия борьбы».

Почти все подсудимые признавали предъявленные им обвинения, вполне искренне каялись, возводили на себя напраслину в «открытом» процессе, где могли в принципе хотя бы попытаться выкрикнуть правду. Все это немало смущало не только советских граждан, но и западных коммунистов, уверенных в стойкости старых большевиков, прошедших «царские застенки», каторги и ссылки. Одной из художественных версий этой трагедии стал полуфантастический роман британского писателя-коммуниста Артура Кестлера «Слепящая тьма» (1940), в котором он предположил сговор между властью и бывшими оппозиционерами, которые приносят себя в жертву интересам партии, решившей таким образом «сплотить ряды» перед лицом наступающего фашизма.

Будет ли Владимир Путин править дольше Сталина? Он на правильном пути

Российская революция, возможно, положила конец царствованию царей, но она не завершила тоталитарное правление с диктаторами, правившими десятилетиями до распада Советского Союза. На сегодняшний день советский авторитет Иосиф Сталин дольше всех находится у власти в Москве и правит почти 30 лет. Но на этой неделе эра Владимира Путина на переднем крае российской политики сделала шаг к репутации грузинского генералиссимуса.

Среда — небольшая веха для Путина: это 6 602-й день с момента его неожиданного назначения премьер-министром в 1999 году, в результате которого он стал президентом до конца года.

Рекорд был впервые обнаружен либеральной газетой «Фонтанка», выходящей в родном городе Путина Санкт-Петербурге. Этот период является новым рекордом, принимая во внимание его восхождение в тени колеблющегося первого президента России Бориса Ельцина и превращение во всемогущего лидера России сегодня. Теперь Путин опередил Леонида Брежнева, занявшего второе место по рекорду Сталина, который прослужил 6601 день до своей смерти в 1982 году.

Брежнев сверг своего предшественника Никиту Хрущева в 1964 году, став первым секретарем правящей Коммунистической партии в возрасте 58 лет, прежде чем восстановить сталинский титул генерального секретаря в 1966 году, усилив его роль. Его правление, хотя некоторые россияне воспринимают его с ностальгией, историки считают эпохой социальной и экономической стагнации.

При советской автократии правила лидеров были заведомо долгими, обычно до самой смерти. Как и в случае с большинством советских лидеров, смерть Брежнева в возрасте 75 лет была окружена тайной.Он стал печально известен из-за путаницы, окружающей его: обычные протоколы были испорчены, и его официальное объявление было сделано на следующий день после того, как это произошло, без упоминания его причины. Из всех руководителей Советского Союза только ухудшение здоровья Владимира Ленина получило широкую официальную огласку.

После распада Советского Союза смерть не была единственным выходом из руководства. Предшественник Путина, Ельцин, ушел в отставку до того, как закончился последний год его правления, поскольку его популярность упала вместе с российской экономикой, в то время как горстка самых богатых людей России процветала.Ельцин оставил во главе малоизвестного бывшего офицера КГБ, 46-летнего Путина, которого он назначил премьер-министром за несколько месяцев до своей отставки. Этот поступок стал рассматриваться как борьба Ельцина за жизнеспособного преемника.

С тех пор Путин отбыл два срока в качестве президента и еще один в качестве премьер-министра — необходимость в связи с конституцией России, которая ограничивает срок президентства на срок подряд. Затем Путин вернулся в качестве президента в 2012 году. Давний доверенное лицо Дмитрий Медведев временно взял на себя роль президента, хотя Путин, несомненно, был самой доминирующей политической фигурой в российской общественной жизни на протяжении всего периода.

Если Путин все-таки решит баллотироваться на четвертый срок на президентских выборах в следующем году и будет работать до их конца, он будет находиться у власти около 25 лет — все еще немного меньше, чем 29 лет правления Иосифа Сталина.

Власть Сталина | Foreign Affairs

В официальных справочниках Советов не указывается фамилия Сталина или дата его рождения. Он родился в 1879 году и предположительно происходил из крестьянской семьи. Между 1892 и 1898 годами он посещал духовную семинарию в Тифлисе, откуда, как гласит официальный «Коммунистический календарь», был исключен.После этого жизнь Сталина вращалась в однообразном треугольнике тайных революционных заговоров, изгнаний и побегов. Так было со многими другими россиянами, потому что Россия всегда была великим производителем профессиональных революционеров.

Но взлеты и падения Сталина, или, скорее, взлеты и падения, были более резкими, чем у среднего бунтаря. По достижении девятнадцатого года его четырежды отправляли в Сибирь. Трижды он убегал. Он был приговорен к четвертой депортации в 1913 году и на этот раз пробыл в Сибири до Февральской революции.Вернувшись в Петроград, его выдвинули в оргкомитет партии большевиков. В «Календаре» ничего не говорится о том, что он воевал в гражданской войне с 1918 по 1921 год. Он стал наркомом по делам рабочих и крестьян, затем наркомом по делам национальностей, а затем секретарем партии. С 1917 г. — член Политбюро. В «Календаре» ничего не говорится о его подвиге как организатора и руководителя дневного ограбления на главной улице Тифлиса денежного транспорта Русского банка (партийная казна опустела после неудачной революции 1905 года!).В нем ничего не говорится о последующей короткой поездке за границу — единственном контакте Сталина с зарубежными странами. В нем ничего не говорится о действиях, которыми он заставил Ленина защищаться в течение последнего года последнего, закрыл рот Троцкому после смерти Ленина, победил его партнеров, Каменева и Зиновьева, в всемогущем триумвирате, унаследовавшем наследство Ленина, и, наконец, сверг его с престола. новые соратники, с которыми он их заменил — Рыков, Бухарин, Томский. Сталин должен был знать, что этот ничтожный учебный план vitæ попадет на глаза миллиона или более коммунистов.Он определенно видел это до того, как оно было опубликовано. Возможно, он даже переделал это сам. Незаметность — часть его политики. Сталин может быть безгранично безжалостным; тем не менее он застенчив и проницателен.

Похоже, что Сталин зародил свою ненависть в молодости. Они были достаточно сильны, чтобы пережить его многочисленные заключения при царях. Они выдерживают и по сей день. Можно сказать, что они произошли от комплекса неполноценности. Сталин — невзрачный, непривлекательный отпрыск красивой расы: костлявый, чрезмерно большой нос; глубоко морщинистый, необычно низкий, но очень широкий лоб; маленькие глаза под тяжелыми веками и густыми бровями; щетинисто-торчащие волосы; сильно выраженные скулы; грозные челюсти; соответственно сильный подбородок; хилая, стройная, явно недокормленная фигура, которая, судя по тому, как он себя держит, на самом деле должна быть жилистой и мускулистой.Такие вещи играют свою роль в истории. Сталин не может получить равновесие по внешнему виду. Последнее, скорее, следует причислить к более глубоким причинам, которые делают его одним из тех людей, вся жизнь которых развивается вокруг борьбы за самоутверждение.

Однажды в 1928 году — это был прекрасный весенний день — на Красной площади в Москве должен был состояться парад коммунистических спортивных организаций. Площадь легко вмещает до пятидесяти тысяч человек. Учения были назначены на половину двенадцатого, но по армейским обычаям все были под рукой к одиннадцати.Мальчики начали убивать время с одного из видов спорта, который больше всего нравится молодым людям в России — «подбрасывание девочек» (некоторые молодые люди подбрасывают девушку высоко в воздух и ловят ее, когда она спускается). По всей площади можно было увидеть яркие рубашки, юбки и шаровары, плывущие ввысь и снова падающие. Сталин должен был смотреть парад. Как обычно, он пришел поздно. Когда он появился, ни фанфары оркестров, ни куплет «Интернационала», ни предупреждения посыльных, посланных туда-сюда, не могли положить конец «подбрасыванию девушек».«В плаще пурпурного цвета, который он носит даже в солнечные дни, и с фуражкой, как обычно, сильно спущенной на лицо, Сталин стоял на балюстраде гроба Ленина. Никто не заметил. Никто им не интересовался. Через час« отступление ». Прозвучал звук, и толпа незаметно разошлась.

Сталин не из тех, кто апеллирует к симпатиям толпы или будоражит их воображение. Он не электрический человек. Давайте будем более откровенными: он откровенно непривлекателен, тем более что он знает, что он есть, и показывает своим поведением, что ему все равно! Даже в его голосе, голосе твердом и хрупком, как стекло, не хватает оттенков, ритма, которые так сильно воздействуют на любящие музыку население России.Зиновьев ослепляет толпу, но возьмите его в свои личные контакты, и знаменитый tribunus populi угрюм и отталкивает. Не разделяя преимуществ Зиновьева в своих публичных выступлениях, Сталин имеет свои недостатки в личных контактах. Он очень впечатляющий человек, но работает как мужчина с мужчиной, только создавая впечатление сосредоточенной и непоколебимой своенравия. Вы сразу чувствуете, что он «опасен».

Вскоре после кровавого завоевания Туркестана делегация этой страны появилась в Кремле, и несколько советских знаменитостей собрались, чтобы встретить посетителей.Хозяева расселись за столом. Вошел Сталин, осмотрелся и стал тащить стулья, чтобы гости тоже сели. Эта черта не совсем соответствовала тому, что люди знали о нем. Кто-то спросил его, почему он это сделал. Он ответил: «Чем еще, кроме нашей вежливости, есть у нас, азиатов, для встречи с вами, европейцами?» Важное замечание! Студент семинарии с Кавказа, человек, который в молодости корчился от презрения к европейской России, теперь говорит устами с азиатской гордостью, с чувством принадлежности к тем обширным регионам Востока, где представления о жизни таковы. гораздо проще и по своей форме более надежно, холоднее, яснее, чем в изощренной, духовно отвлеченной Европе, в Европе, столь претенциозной в интеллектуальном отношении, такой высокомерной, такой сентиментальной, такой полной красивых фраз, которые в большинстве случаев вводят в заблуждение людей, которые их используют .

Сталин никогда не принадлежал к той блестящей группе, которая собралась в России со всех стран после Февральской революции и которой история приписывает победу Октябрьской революции 1917 года. Это были люди, которые использовали все ресурсы западной цивилизации, пока они существовали. безопасно и уютно (возможно, похоронено во многих проблемах, но также и в газетах) в кафе Мюнхена, Женевы, Парижа и Лондона. Так они затачивали своих орудий на революцию! Разумеется, они поддерживали тесную связь с активными борцами на русской земле и даже когда-то возвращались на родину, например, во время революции 1905 года.Но они не вели или, по крайней мере, не полностью вели опасно разоблаченную жизнь, как Сталин. Он видел себя тем, кому была оставлена ​​«грязная работа». Он любил называть себя «дворником» революции. А теперь, в час победы, его допускали во внутренние советы лидеров неохотно, если вообще допускали. Глаза возбужденного населения упорно смотрели мимо него на людей, которые имели умение удерживать огромное количество последователей, которые в том году шли к «Делу», людей, которые умели произносить звонкие речи, высказывать громкие идеи, болтать прекрасные теории … — Ленин и Троцкие, Зиновьевы, Радеки, Бухарины.Для Сталина все они были «европейцами», «эмигрантами». Он был одним из тех, кто после тяжелой неудачи 1905 года поддерживал огонь революции в России. В первый год нового режима он чувствовал, что они считали его необходимым, но не принимали его по достоинству. В их глазах он все еще был «дикарем с Кавказа», человеком, у которого больше кулака, чем ума, больше нервов, чем ума, — фанатиком. Тем острее он чувствовал то пренебрежение, которое никогда не было высказано. (Нетрудно понять, что человек, столь привыкший к невзгодам, должен иметь очень мало личных потребностей, быть безразличным к материальным благам и тупым к эстетическим ценностям.)

Теперь очевидно, что он все время чувствовал, что настанет его час. В его распоряжении, чего не мог получить никто другой, было огромное знакомство со 150 миллионами жителей Древней Руси. В этих скопившихся массах он знал, какие именно люди должны были осуществить и поддержать пролетарскую революцию, подобную той, которую он задумал в этой все еще варварской стране. Гипноз толпы и безумие слов первого года, а затем вдохновенный и вдохновляющий гражданский крестовый поход против остатков Царства и его союзников, должны когда-нибудь закончиться.Тогда это будет вопрос управления людьми, больше не загипнотизированными, использования способов и средств для принуждения масс вместе, независимо от таких эфемерных толп. Никто не знал Россию так, как Сталин. Никто не осознавал, когда он осознавал, что значит создать единый класс людей, пролетариат — 3 миллиона человек в стране, далекой от индустриализации — как единственный класс, имеющий право на жизнь, единственный класс, имеющий право на власть. , а потом тащить 135 миллионов крестьян в том же направлении.Сталин также знал, как никто другой, где найти людей, которых можно было бы использовать в таком проекте: людей его ума и его твердости, которые были готовы смотреть на мир только снизу вверх; люди его происхождения, с нескончаемой враждой против всего «буржуазного» и против высокомерия и претенциозности «интеллектуалов», которые теперь заявляли, что они «совершили революцию»! Они инстинктивно были уверены, что такие образованные люди, сознательно или неосознанно, будут связаны тысячей духовных связей с буржуазными идеями и путями и никогда не смогут полностью понять реалии коммунистической революции в России.

Во время Гражданской войны никто не превосходил Сталина в самопожертвовании. Наблюдая за парадом в Царском Селе зимой 1918 года, он заметил солдата, который казался недовольным, и спросил его, в чем дело. Мужчина указал на пару изношенных соломенных туфель. Сталин приказал ему снять их, надеть на себя и носил всю зиму. Троцкий посвятил блестящую главу своих «Воспоминаний» железнодорожному составу, в котором он спешил из одного опасного пункта в другой по фронту в течение года.Сталин никогда не занимал таких руководящих должностей. Он так и не простил Троцкому этого поезда и не простил ему дикого энтузиазма, который он вызвал в русской толпе своими выступлениями в Петрограде летом 1917 года, призывающими к революционным действиям. Для Сталина характерно то, что он провел большую часть периода гражданской войны в провинции, обосновавшись с несколькими друзьями на низовьях Волги, где они делали все, что хотели, и в конце концов их уговорили люди в Кремле. — но с большим трудом — Троцкий выступил в роли посредника.

Особое значение Сталина, которое другие лидеры никогда не могли отказаться признать, заключалось, даже в первые годы, в его тесных контактах со вторыми, третьими, четвертыми и низшими слоями большевистской партии. В то время как в Москве обсуждались важные политические вопросы, сплоченность партии в значительной степени зависела от ее «силы на месте», как говорилось в этой фразе; Другими словами, об автономном господстве местных представителей партии в каждом из больших или малых городов огромной территории России.(Такова, если на то пошло, ситуация сегодня.) На заполнение этих различных постов, а также на идеи и поведение людей, которые их занимали, Сталин оказал огромное влияние даже при жизни Ленина, поскольку секретарь партии. Он ни в коем случае не был единственным, кто отдавал приказы; но ему все же удалось организовать среди местных партийных руководителей «охрану» «жестких клиентов», чью безжалостность при использовании своей власти можно было принять как должное. Это были не те люди, к которым склонялись Троцкий, Ленин и Зиновьев.Это были люди вроде Сталина — «не интеллектуалы», «неевропейцы».

Примерно за четыре месяца до смерти Ленин порвал со Сталиным. Установлено, что после этого Ленин отказался от дальнейших личных контактов с ним и придерживался этого решения до конца. Кумир революции лежал больным в роскошной усадьбе под Москвой. Письма, которые он писал Троцкому и Центральному Комитету партии по поводу роли Сталина в партийной политике, выдают крайнее раздражение по поводу того, что делал кавказец.Посредником Ленина в борьбе, которую он вел на смертном одре, был Троцкий.

Никто, конечно, не может утверждать, что полностью раскрыл секреты отношений Ленина со Сталиным. В том, что Ленин боялся за партию, за государство, за все свои достижения, нет ни малейшего сомнения. Макс Истман сообщил несколько характерных деталей борьбы, которую Ленин вынужден был вести против «московской клики» в партии, чтобы, например, его статья о слиянии советского контроля рабочих и крестьян с могущественным Центральным комитетом могла быть даже опубликованным.Тогда Ленин ссылается на существование «бюрократии внутри партии» и выражает решимость, что она не станет всемогущей; это было одной из причин предложения о слиянии. Он явно имел в виду Сталина.

Несомненно, это было точкой воспламенения всего более позднего конфликта с Троцким. Выражением «партийная бюрократия» Ленин имел в виду, с осторожностью относясь к возможным последствиям для общества и партии в целом, что внутри партии сформировалось «кольцо» партийных чиновников, которое действовало снизу вверх. , что оно уже давало ощутить свое влияние в ЦК, в Секретариате, в Политбюро — и «на месте» держало партийных агентов и комитеты в своих руках.Рассматриваемое кольцо казалось Ленину и его приближенным, способным затмить стихийное сотрудничество всей партии в реализации большевистских идеалов. И это, в глазах Ленина, на самом деле делалось закулисным образом, совершенно несовместимым с коммунистическим товариществом. Совершенно неисторическая идея, что Ленин когда-либо управлял своей партией с отцовским всемогуществом. С самого начала и до самого конца ему приходилось вести ожесточенные сражения по многим вопросам, сражения, в которых удары наносились прямо с плеча.Ленин неоднократно «сбивал с толку» своих оппонентов; но он редко их бросал.

Со Сталиным он поступил иначе.

Что беспокоило Ленина в случае Сталина, так это тайное, коварное, анонимное расширение его личной власти в партии и его предпочтение закулисным путем к более заметным путям. Тактика, которую Сталин впоследствии с таким успехом применил против Троцкого, сначала заставив его замолчать, а затем доведя его до полной беспомощности, он применил против Ленина, когда последний заболел.Это взбесило Ленина. Интересен тот факт, что Кубищев (нынешний председатель Высшего совета народного хозяйства), уже ставший человеком Сталина в любой решающий момент, был в состоянии предложить передать ему спорную статью Ленина в единственном экземпляре. Правды напечатать для его личной выгоды! Такие люди из последователей Сталина уже были в высших советах партии. На этот вопрос без ответа, хотя и отнюдь не праздный, вопрос, не удалось бы Сталину свергнуть Ленина, если бы Ленин оставался в полноте своих полномочий.Это должно быть признано как минимум возможным. Тактика, позволившая ему одержать победу над всеми соперниками, он уже успешно использовал против Ленина, несмотря на огромную популярность последнего. Никто, ничто до сих пор не смог противостоять ему — ни престижа, ни заслуг, ни репутации.

Когда умер Ленин, судьба Троцкого, как мы легко увидим постфактум, была уже предрешена. Троцкий был самым значительным и самым влиятельным из людей, которых весь мир считал хозяевами Кремля.Ничто лучше не иллюстрирует противоположность между двумя группами, чем оппозиция, которая вскоре после смерти Ленина (как рассказывает Истман) Троцкий поставил на приказ Сталина, согласно которому все члены партии обязаны сообщать обо всех «интригах, направленных против партии». «которые фигурируют в их группах или классификациях. Приказ был, по сути, смертельным ударом по свободной игре мнений, по сути, по любому обмену мнениями со стороны отдельных лиц внутри партии — смертельным ударом по спонтанному развитию политики в рядах партии.Это было также смертельным ударом для личной позиции Троцкого, которая, как и позиция Ленина, опиралась на его личную популярность и на доверие, которое не только партия, но и широко разрозненные элементы населения, даже часть буржуазии, испытывали к нему. Троцкий принял ленинскую фразу «партийная бюрократия» и уравновесил ее своей собственной «партийной демократией». Последнее тоже в глазах Сталина было очередной «европейской» и «либеральной» идеей. Это означало веру в свободный консенсус omnium , возникающий в результате конкуренции мнений.

Его ответ состоял в том, чтобы укрепить жесткую систему партийных чиновников, которую он давно незаметно совершенствовал, систему, опирающуюся на местных агентов, которые обладали властью «на месте», но с ее вершиной, приходящейся на секретариат партии. Последний состоял из пяти секретарей; одним из них был Ленин (вождь до самой смерти), другим был Сталин. Сталин теперь стал Генеральным секретарем (титул не существовал, пока он не ввел его в употребление), с полным контролем над порядком организации.Разве он не был самым осведомленным по всем местным вопросам, по всем кадровым вопросам? Он плел свои нити. Вера в то, что сплоченность и сила партии гарантированы общими убеждениями, была далека от его мыслей. Все, что он когда-либо делал, выражало презрение к подобным вещам. Он использовал людей, которые активно понимали абсолютную власть и обладали средствами применения силы, только с помощью которых, как он знал, абсолютная власть могла быть поддержана во враждебной и не очень отзывчивой среде. Он не менее охотно использовал эти средства против своих последователей, оказывая сильное сопротивление любой форме сопротивления, даже словесному; но оставив чиновникам далеко идущую свободу действий по всем вопросам (особенно личным), которые, казалось, напрямую не касались интересов большевистского режима.

Люди со стороны долгое время считали борьбу с Троцким делом «триумвирата»: Каменева, Зиновьева и Сталина. Каменев был зятем Троцкого. Он и Зиновьев были близкими соратниками Ленина. Это отвлекало внимание от того, что Сталин дергал за провода. Но как могло случиться, что Центральный Комитет партии, который вместе с Советом Народных Комиссаров был во времена Ленина решающим фактором в руководстве партией, мог в каком-либо смысле разделить или допустить травлю Троцкого, что — еще одна невозможность — — проводились годами в самом узком кругу партии? «Завещание» Ленина — этот великий документ, в котором он тщательно, рассудительно и с большим самоконтролем анализирует способности своих соратников, — содержит два резких слова о Сталине: «Сталин груб и ограничен.«(Здесь присутствуют оба слова, а не просто« узкий кругозор », как чаще всего цитируется.) Ленин очень положительно сказал, что благодаря этим выдающимся чертам характера Сталин разрушит партию, если когда-нибудь достигнет лидерства. используя те самые качества, для которых Ленин придумал свои прилагательные, Сталин достиг все большей и большей власти, а вместе с ним, если хотите, и партия.Истории еще предстоит судить, был ли Ленин прав.

В Центральном Комитете партии Сталин нашел множество людей, доступных для целей его тактики, людей, которые поднялись из темных глубин революционной деятельности и чьи интеллектуальные горизонты были столь же отличны от «европейцев», как и его собственные.Он неустанно работал среди них с 1917 года, пока «европейцы» были в центре внимания. Он работал с поразительной проницательностью и дальновидностью, с острым чутьем на темп, в котором его цели могли созревать. Была группа «старых большевиков» (открытие, казалось бы, самого Сталина), состоящая в основном из революционеров, которые провели свою жизнь в агитации дома, а не за границей. По большей части они были лояльны к группе Ленина, но по всему кругу своего опыта они были далеки от искушенных, образованных интеллектуалов во главе правительства и всегда были полны искренней тревоги, чтобы революция «не закончилась». буржуазный.«Их личные связи, как и у Сталина, привели к стране, где Сталин имел — и имеет — свою« охрану ». Наследники Ленина знали, что им нужно считаться с этими грубыми и блефовыми силами; но они думали, что легко смогут Делайте это, полагаясь на магию, которую они всегда использовали. Но Сталин пришел к вершине именно потому, что он понимал организацию власти снизу вверх лучше, чем кто-либо другой.

«Старые большевики», люди 1905 года и ранее, в большом количестве пробились в Центральный Комитет.Сталин прямо и косвенно на них влиял. Он настраивал их против низших слоев активного партийного состава, а последние, в гораздо большей степени, против них. Эта сеть, сотканная прядью за прядью, искусно, с неутомимой энергией, с жестокими угрозами в адрес колеблющихся и с хорошо рассчитанными ударами по Троцкому и его последователям, была «партийной демократией», к которой стремился Сталин. Пока он незаметно совершал эти маневры, он тысячами различных способов взламывал нежные корни «европейца».«Непостоянный, ревнивый и амбициозный Каменев и Зиновьев, чьи нервы не были железными, он с большой хитростью повернулся против Троцкого и против самого себя. Он напомнил им, что европейский лак на партии очень тонкий — что им нужно смотреть за свои шкуры.

Между тем общественное мнение работало с максимальной энергией. Вскоре после того, как письмо Ленина стало известно (Сталин сопротивлялся его чтению в ЦК, сколько мог), в сотнях тысяч экземпляров, разосланных по всей России, появился цветной отпечаток, на котором Ленин и Сталин сидели удобно и улыбались. бок о бок на скамейке в саду.Мёртвый враг Сталина стал другом! Апофеоз Ленина был запущен в день его смерти — просто чтобы уберечь Троцкого от глаз общественности. Никто не работал на это более рьяно, чем Сталин. Никто с таким усердием не стремился к немедленной фальсификации той версии отношения Ленина к Троцкому и группе последнего, которую восприняла общественность и даже партия.

Когда в следующий раз ему удалось предотвратить обсуждения и исправления перед страной и рядовыми членами партии, битва была выиграна.К тому времени Сталин прочно утвердился (в сознании многих добросовестных людей), что власть принадлежит тем, кто правит, и никому другому — строго «азиатская» концепция. Он уже привлек всю власть от периферии к центру партии. Наблюдатели от советской политики, должно быть, с удивлением заметили, что Троцкому пришлось закрыть рот. Кремль был со Сталиным. Теперь все согласны с тем, что Троцкий был плохим политиком, и его друзья, и враги.Когда в его газетных статьях начали отказываться или подвергаться цензуре, у него возникла неудачная мысль разоблачить Триумвират в истории октября 1917 года. Книга достигла лишь незначительной части публики, когда она появилась осенью 1924 года. В своей публикации Троцкий, потенциальный человек энергичных действий показал, что он был в сущности «писателем», полным суеверий относительно силы слова и логики. Разве Сталин не был прав в своем суждении о «европейце»? Сталин уже настолько укрепил свои позиции, что ни что-нибудь, что Ленин, возможно, сказал о нем, ни какие-либо мелкие эпизоды в далеком 1917 году, не могли вытащить его из седла.Он гораздо лучше, чем Троцкий, знал, как забиваются сваи для поддержания постоянного здания власти.

Историю партии большевиков в России после смерти Ленина (и во многих отношениях даже до) сегодня можно читать только с многочисленными пробелами, которые, возможно, никогда не будут заполнены. Но, оглядываясь назад на эти прошедшие годы, можно лишь с удивлением отметить, как вскоре к каждому из ближайших соратников Ленина, а затем и к самому Сталину относились как к сопернику и альпинисту. К концу 1925 года он вывел Каменева и Зиновьева с высокого положения на второстепенное; грамотный и гениальный Сокольников пал еще раньше.Каменев и Зиновьев вместе с Троцким были ближайшими соратниками Ленина, а первые — помощниками Сталина против Троцкого после смерти Ленина. Бухарин и Рыков выступили в 1926 году. В сочетании с этим Сталин вытеснил остальных вместе с Троцким и его последователями (в том числе Радеком, дважды принесшим себя в жертву Сталину), сначала из партии, а затем (в январе 1928 года — четырех лет после смерти Ленина) окончательно в ссылку. Осенью 1929 года, двадцать один месяц спустя, настал черед Рыкова, Бухарина и многих других высокопоставленных лиц, объединившихся со Сталиным против Троцкого.Ближе к концу 1929 года Сталин заставил Бухарина и Рыкова (сменившего Ленина на посту председателя Совета народных комиссаров) публично заявить, что они больше не будут отклоняться от «общей политики партии» или оказывать помощь »в дальнейших ошибках. . » Есть что-то похуже изгнания!

Если что-либо и указывает путь, которым прошел дух большевистской партии после смерти Ленина, так это, несомненно, это заявление. Ни на мгновение Ленин не подумал бы о том, чтобы позволить сделать такую ​​унизительную записку от своего имени на бумаге. убеждения политического антагониста, который был товарищем по его партии.В этот момент стратегия Сталина достигла наивысшего триумфа. С этого момента его звезда снижается.

Вышеупомянутый обзор не отразил бы факты, если бы они не были определены несколько более точно. Сталин получил контроль над властью в государстве, убрав все важные решения и обсуждения в партии из поля зрения общественности и даже из поля зрения партии в целом. Он окутал Кремль все более и более плотным облаком секретности. Любой, кто пытался работать вовне или искал поддержки в настроениях большинства партии (не говоря уже о публичности среди Советов), немедленно и успешно подвергался преследованию как предатель.Сталин полностью убедил Центральный Комитет в том, что исключение общественности из всех противоречий является основополагающим принципом самосохранения. Избавившись от опасности вмешательства «извне», Сталин смог использовать силы, которыми он располагал в своем тесном и душном окружении. Ни у кого не было такой слаженной организации приспешников, на которую можно было положиться. Его противники могли полагаться лишь на чувства и симпатии людей «извне». Этим они по большей части наверняка обладали; но, сужая их контакты с такими силами, Сталин постепенно лишал их точек опоры.

Кроме того, важно отметить, что в своей войне с Троцким Сталин действовал не так, чтобы убить этого человека политически. Он просто парализовал его. Троцкий был беспомощен уже в 1924 году. Конец наступил только через четыре года. Точно так же Каменев и Зиновьев (кумир масс), все те люди, чьи портреты можно было видеть повсюду, у которых не было отбоя от названных в их честь зданий и учреждений, которые хотя бы день или день встречали бурные аплодисменты на публичных митингах. двое перед их падением были тихо парализованы в качестве прелюдии к уничтожению.Только когда достаточное количество яда было введено в возрастающих дозах на тысячах, десяти тысячах партийных собраний, в брошюрах и постановлениях со всей России, они были удалены. Сталин никогда не считал себя заменяющим их своей фигурой. Поэтому он еще больше беспокоился о том, чтобы они исчезли. Он решил быть самым темным пятном в темноте Кремля! Невозможность народной администрации и преданность партии он высоко ценил как политическое достояние своих противников, как бы сильно он ни презирал привязанности, которыми он никогда не мог надеяться насладиться.Но он был убежден, что он может позволить простой популярности постепенно угаснуть, медленно задушить его собственными методами. Тогда настало время расстроить так много живых трупов. Он атаковал своих оппонентов или соперников, когда их репутация пошла на убыль, и всегда использовал более слабого против более сильного: сначала Троцкого, затем Радека, а затем Зиновьева, Каменева и лихого Сокольникова.

Финиш был не совсем легким. Когда он собрал вместе всех людей, которых считал опасными, и увидел, что оппозиция отчаянно борется в своей смертельной агонии, он отступил для своего открытого удара.

В июле 1927 года он впервые попросил их исключить из партии. Удар промазан. Его предложение было отклонено. Как бы сильно Троцкий и бывшие противники Троцкого, присоединившиеся к нему со скрежетом зубами, не потеряли авторитета перед Центральным комитетом партии, Комитет считал, что их исключение было бы чересчур.

История того, как этот кризис был разрешен незаметно для всего мира и самой Советской России, очень поучительна.Просьба Сталина об изгнании Троцкого и друзей Троцкого впервые полностью выдавала его власть, его безжалостность, его ненависть к людям, которые были крестными отцами революции. Впервые все члены ЦК могли ясно видеть, как далеко они позволили себя унести и куда они прибыли. Даже ближайшие приспешники Сталина, должно быть, задавались вопросом, не окажется ли потрясение слишком сильным для партии, страны, мира.

Незадолго до заседания полного комитета Сталин был на Кавказе.По возвращении он обнаружил резкое сопротивление и решительные лица. Он сразу же изменил свою тактику, как и его метод. Он выбрался из своей ямы, представив и добившись принятия почти дружественной резолюции о грехах Троцкого и его друзей, конечно же с оговоркой о «испытательном сроке». Затем он снова уехал, взял еще один «отпуск»; но он вернулся через две недели. Оппозицию возглавил Угланов. Он пришел из Москвы — типичная черта, потому что оплот Сталина всегда находился в провинции.Угланову и маленькому Бухарину (всегда полному энтузиазма, всегда кто-то загипнотизированный) теперь пришлось отправиться к Ахиллу в его палатку. После поражения Сталина и «каникул» в партии возникла серьезная неразбериха и дезорганизация. Попытка установить власть на более широкой основе, в Политбюро и в Центральном комитете, не имела большого успеха. Инцидент показал, какой была бы партия без Сталина. Немало людей считали Угланова грядущим человеком. Те несколько дней были для него концом.В декабре изгнание левой оппозиции произошло без каких-либо затруднений.

И в этом случае, когда Сталин достиг вершины своего могущества, он следовал своей старой тактике. Мы видим, как он не позволяет конфликту с партией достигнуть апогея, очевидно уступает, собирает свои силы, снова ведет их вперед и — победа!

Несмотря на все свои успехи, Сталин не мог питать иллюзий относительно степени и интенсивности своей личной непопулярности, относительно всеобщего и растущего сомнения в его праве навязывать свою волю каждому, и, прежде всего, что касается разумности его практической политики, следствие его фундаментального убеждения в том, что экономическое благосостояние страны должно быть подчинено потребностям власти (что наиболее ярко проявляется в его сельскохозяйственной политике).Этот человек, который беспокойно расхаживает взад и вперед по своему офису, когда он слушает своих посетителей (которые обычно приходят в его присутствие весь дрожащий), редко смотрит на них, а то только для того, чтобы впиться взглядом с неистовым презрением — этот человек, который высмеивает всех кто вызывает свое недовольство непечатными эпитетами — не может рассчитывать на симпатии. Говорят, что в Политбюро партии он всегда старается говорить последним, избегает высказывать какое-либо собственное мнение, пока полностью не осознает тактическую ситуацию, и часто создает у другого товарища впечатление, что он соглашается с ним только для того, чтобы напасть на него. с тыла позже.Медлительный, осторожный, он все больше и больше вступал в игру против людей, которые были сильны в данный момент, мужчин, которые чувствовали, что они затмевают их. Его выбор людей для таких целей был необычайно счастливым. Дело было не только в том, что он заменил важных евреев и русских, которых Ленин использовал со многими кавказцами. За эти годы ему удалось путем систематического отбора вырастить по всей стране мелких начальников особого типа, людей с его естественным быстрым умом и, как и он, безжалостным самоутверждением, не сдерживаемыми никаким влиянием культуры, людьми. суждено либо развалить Советскую Россию, либо когда-нибудь устроить капиталистическому миру настоящий кошмар.

Давайте продолжим эту характеристику его политики. Постепенно ограничивая круг лиц, которые участвовали во власти наверху, он постепенно преобразовал всю общественную организацию Советского Союза в исполнительную власть партии и сделал саму партию инструментом немногих наверху. Политбюро, высший исполнительный орган в партии, он сделал высшим источником власти в отличие от Совета Народных Комиссаров и Центрального Комитета.Г. П. У. уже упаковали эти тела со своими приспешниками. Он сделал то же самое. Он привел то, то есть, наркомат под свое личное влияние: в 1928 году Комиссариат земледелия, персонал которого, частично перешедший из царского режима, до сих пор считался наиболее «консервативным»; а в 1929 году — наркомат иностранных дел, о чем свидетельствуют инциденты с Германией, обострение отношений с Великобританией и форма ответа американскому правительству на интервенцию в Маньчжурии.Несмотря на то, что с 1921 года Сталин не занимал никакой официальной должности, он был занят не только личным принятием решений, но и в течение последних двух лет лично рассматривал и контролировал — в дополнение ко многому другому — весь пятилетний план. ; и он полностью отвечал за проблему коллективизации. В этих связях он так сумел, что все важные вопросы рассматриваются одновременно секретариатом партии и государственными ведомствами. В 1930 году он счел нужным предложить разделение ЦК на секции, соответствующие различным советским ведомствам.У него есть личный код для связи со своими подчиненными в советских делегациях. Все выдвижения на важные посты проходят через Политбюро. Это все события, которых Ленин старался избежать.

Конечно, Ленин решительно возражал бы против мер, принятых Сталиным против профсоюзов, чтобы поставить их в полную зависимость от воли партии. Профсоюзы были серьезным соперником партии в влиянии на общую тенденцию экономической политики, и они обеспечили своим членам особые материальные привилегии.За последние два года они были низведены до чисто технических институтов, и теми же методами, которые Сталин использовал в других местах. Их лидером, бесспорно, был Томский. После ужасной сцены в декабре 1928 года (объяснение которой здесь завело бы нас слишком далеко) судьба Томского была предрешена. Нет ничего более показательного для расстановки сил в России, чем тот факт, что его отстранение от должности не было обнародовано, что оно произошло незаконно по решению небольшой группы и что многие профсоюзы узнали об этом только через несколько недель после этого. это произошло.

А сама партия? Еще в 1924 году Троцкий пытался помешать Сталину назвать партийных секретарей. К началу 1928 года это фактически стало официальной договоренностью. В том же году были опубликованы сложные прокламации. В связи с вопросом о том, насколько далеко, с учетом верховенства партии, можно было говорить о «диктатуре пролетариата», Сталин выдвинул формулу, которую партия продиктовала от имени пролетариата. . Но есть диктатура и над партией — диктатура партийных секретарей, которым, в свою очередь, диктует Сталин.Формула «партийной дисциплины» снова и снова оказывается полезной в этой связи. Группировки и массовые организации недопустимы. Например, союз «старых большевиков» потерял смысл. Сталин загнал ее членов по большей части в лагерь Троцкого.

Все это происходило, правда, под зодиакальным знаком самовнушения со стороны отдельных членов партии, под знаком «коллективной воли» партии, которая все время говорит, что никто еще может быть шанс высказаться.Но это также происходило при резком и непрерывном «прослушивании» партии и страны, точном подсчете того, что возможно, а что нет, и, более того, при постоянной готовности пойти в обход, если это необходимо. Это происходило в условиях постоянной борьбы за концепцию партийной демократии. Разве Сталин не был вынужден в 1929 году, чтобы иметь дело с определенными волнениями в партии, выдвинуть остроумную формулу «центральной демократии»? Тем не менее концепция «партийной дисциплины» как высшей обязанности члена играла огромную роль — практически, что касается общего направления политики, решающую роль.

Я не могу подробно описать последние этапы процесса концентрации власти Политбюро в руках Сталина, но я хотел бы коснуться судьбы тех из его союзников по войне с Троцким, которые сидели с ним в Политбюро: — Иными словами, отношение Сталина к таким видным членам партии (и одновременно руководителям правительства), как Рыков, Бухарин, военный комиссар Ворошилов, Томский и престарелый Калинин, президент Советского Союза.

В тот момент, когда левая оппозиция Троцкого была изгнана, экономическая ситуация в России была главной проблемой, особенно спад в сельскохозяйственном производстве.Либо должно было произойти замедление темпов индустриализации и имеющихся мощностей, предоставляемых крестьянам; или же сельское хозяйство нужно было привести к принудительному производству с помощью некоторого метода обобществления, чтобы его производство могло быть обеспечено независимо от желания или нежелания крестьян, и процесс быстрой индустриализации продолжался, как и было задумано. Сталин выбрал второй курс. Пятилетний план стал законом в том же критическом 1929 году. Его применение началось уже в октябре 1928 года.Мир мог наблюдать колоссальный рост внутреннего беспокойства и напряженности в экономической сфере, в которую был ввергнут Советский Союз из-за этого решения. Теперь, оглядываясь назад, нужно сказать, что на этом этапе своей политики Сталин также шел к своей цели, максимально тщательно скрывая ее от своих сотрудников. Уничтожение зажиточных крестьян, начавшееся всерьез к июлю 1928 года, было защищено от любого вмешательства со стороны группировок вокруг Рыкова и Бухарина, которые считали такую ​​политику катастрофической.Партийные резолюции высказывались против этого еще в июне. То, что происходило в стране, месяцами держалось в секрете от членов партии в больших городах.

Тем не менее, сразу после изгнания Троцкого возникли серьезные личные трения в отношении сельскохозяйственной политики среди тех, кто тогда был соратниками у власти. Еще в марте 1928 года Калинин сказал достойному гражданскому служащему, которого бросили в канаву за разногласия в области статистики, и обратился к нему за помощью: «Дорогой мой, я не уверен, что не стану. завтра утром буду на тротуаре! » Рыков, Калинин, Бухарин и даже ничтожный Ворошилов чувствовали, что вокруг них растет та жуткая изоляция, которая означала конец Троцкого и многих других.На протяжении всего 1928 года, как те или иные пытались самоутвердиться, происходили ожесточенные ссоры. На секретных заседаниях ЦК Сталин был вынужден позволить своим оппонентам сказать свое слово. Он даже сделал вид, что уступает им. Но в Политбюро он отвечал короткими резкими словами или угрозами то завуалированными, то открытыми; А тем временем, в полной мере используя свою организацию, он доводил дела до той точки, к которой хотел прийти. Для него характерно то, что позже, в октябре 1928 года, он с нескрываемым цинизмом признал, что, к сожалению, по какой-то ошибке, к «кулакам» относились, к сожалению, не 3 процента сельского населения, а 12 процентов, т. Е. более-менее испорченный.Но Фрумкину, отважно напавшему на него по этому поводу, пришлось уйти. Теперь для всех было совершенно очевидно, что Сталин построил не только государство в государстве, но и партию в партии.

В 1929 году Бухарин, отчаявшись и соглашаясь со своими товарищами по несчастью, написал письмо Каменеву, которому удалось вернуться в Москву из ссылки, в которую он был отправлен вместе с Троцким. В этом весьма неосторожном документе Бухарин заявил, что Советский Союз будет разрушен из-за произвола Сталина и его пагубной политики.Он убеждал, что Каменев возглавил партию против Сталина, большинство из которых, а также большинство высших советов (как хорошо знал Бухарин) разделяли его мнение о Сталине и последствиях его политики. Это письмо было «украдено» у Каменева. Поэтому оппозиция правых была вынуждена поспешно выступить на открытость (мне вряд ли нужно было говорить, что всегда в четырех стенах Кремля). Большинство голосов Политбюро за то, чтобы Сталин ушел в отставку, было поддержано аналогичной резолюцией, основанной на четырех «аргументах», которую Советский Исполнительный комитет принял 16 голосами против 9.Примерно в середине марта Сталин ответил: он уйдет в отставку! Но тем временем он маневрировал. В тот момент он был уверен, что никто не посмеет принять его отставку. Он снова ускользнул из рук своих противников; он снова играл низших против верхов в партии, обещая, угрожая, запугивая, побеждая. В этот период он цинично дошел до того, что позвонил Бухарину, чтобы отделить его от врага. Он использовал тот же аргумент, который выдвинул летом 1928 года: «Вы и я, по сравнению с другими, — Шимборассо (гора Эверест).«Человек, как правило, не очень храбрый, и, стоя на этот раз с более сильными когортами, Бухарин дал трубку. Он слишком хорошо узнал своего бывшего партнера!

В этом предложении Бухарину Сталин ясно указал на действительный статус власти в Советском Союзе. С союзниками или без них Сталин — это гора Эверест. Он диктатор диктаторов. Только он предпочитает не выглядеть со стороны. Он не Муссолини. И все же у него есть одна общая черта с Муссолини — необычайная гибкость и податливость — и он демонстрирует это в более трудном испытании.Он действовал, полностью осознавая опасность, которая таится в узурпации власти небольшим меньшинством над подавляющим большинством, чьи интересы не совпадают с интересами трех миллионов (или меньше) фабричных рабочих. Он не слишком серьезно относился к мифу о единстве между рабочими и крестьянами, как бы сильно он ни поддерживал эту идею в пропагандистских целях, пока она работала. Он с мужественной проницательностью осознал тщетность ленинской концепции нэпа. Он понимал, не уклоняясь от каких-либо обязательств, что активный социализм и частная инициатива несовместимы в одной и той же экономической сфере, и он действовал решительно, полагая, что единственное спасение для Советской власти заключается в безжалостной социализации всей страны, независимо от ее состояния. немедленные последствия.Это сразу стало очевидным из-за кризиса в сельском хозяйстве и голода в городах. Эти последствия напугали его соратников до отчаянного сопротивления (в то же время они, видимо, не сочли нужным обойтись без него). Тот факт, что он более точно и решительно считался со всеми этими факторами, с меньшей склонностью к компромиссу, чем его оппоненты и даже его бывшие соратники, позволил ему добиться того, чего он добился. Его успех тесно связан с его восприятием этих факторов.В то же время его успех, по-видимому, неразрывно связан с характеристикой его Лениным: «грубым и ограниченным».

Те же факторы, которые действовали в прошлом, в конечном итоге определят будущее советизма. Курс Сталина еще не пройден, и курс Советского государства не гарантирован. Скорее всего, испытание наступит, когда исчезнет Сталин. Еще не решено, может ли быть сохранена его политика централизации всех решений в небольшой группе. Год назад он был вынужден, как я уже сказал, выдвинуть сложную формулу «централизованной демократии» на примере Советского Союза.Дело в том, что Союзом правит диктующее меньшинство, которому диктует другое меньшинство, которому диктатор диктует. Эти меньшинства постоянно меняются. Единственным их стабильным ядром до сих пор был Сталин. Чем более исключительным он стал, тем большую опасность для ситуации создала его энергия. Ибо соответственно увеличивалось число людей, которых Сталин использовал и превозносил только для того, чтобы подвергнуть остракизму и лишить их власти при первых признаках независимости или сопротивления.Возможно, в той же пропорции уменьшилось количество людей, способных взять на себя ответственность.

Возможно, Сталин постепенно исчерпал резервы, необходимые для его тактики. Если раньше Сталин позволял своим оппонентам исчезнуть, то теперь он не смеет этого делать. Как выглядит верх вечеринки сегодня? Рыков и Томский, которым официально угрожали исключением из партии, если они будут уличены в дальнейших «отклонениях», тем не менее остались в Политбюро, как Калинин и Ворошилов.Место Бухарина никогда не было заполнено. Это наиболее поразительное проявление тактики Сталина. Очевидно, он пока не решается устроить вечеринке зрелище, рассчитанное на то, чтобы доказать, что он отвергает всех, кто когда-либо был рядом с ним у власти. Он боится еще одного, более серьезного испытания на силу, опасности, которая может заключаться в появлении в Политбюро новых и еще не дискредитированных людей, чье недостойность ему вскоре придется продемонстрировать Центральному Комитету, партии и другим людям. Советы.Он предпочитает, чтобы его окружали люди, настолько ослабленные в политическом престиже, что он может сдерживать их без особых трудностей, даже когда внутри партии быстро растет недоверие и подозрение в мудрости его политики. По сути, Сталин создал вакуум между собой и партией в целом. Он превратил Политбюро в фарс. Всего четыре из восьми его членов находятся в его руках. Трое зависят от него. Он держит Политбюро и ЦК партии, как клещи, между собой и рядовыми членами «активной» части партии — партийной бюрократией.Большинство партии в целом настроено против него или, по крайней мере, стало очень критически настроено. Его поспешный отказ от насильственной социализации русских крестьян усилил уже существовавшие сомнения. Но замены Сталину нет! Никто не влезет в доспехи, которые он выковал себе за последние годы.

Но эта личная безопасность Сталина косвенно скрывает очень серьезный вопрос о постоянстве его системы. Весь организм Советского государства и контролирующей его партии адаптирован к сталинским методам.В этом смысле она перестала быть самостоятельной. Кажется, что нет никого, кто мог бы принять его наследство и направить государство по новому пути. Люди, которые могли это сделать, были исключены из политических соображений. После Сталина на фронт выйдут люди, которые попытаются быть Сталиным. Они будут есть друг друга во имя его и в его манере. Характерно, что его ближайшие помощники, ныне Молотов и Сарославский, даже в партии считаются людьми третьего сорта.Искусственность всей этой структуры власти очевидна. Опасность для Советской России исходит прежде всего сверху партии — опасность раскола и разложения; и это может случиться даже при жизни Сталина. Событие во многом зависит от будущего экономического развития. Или, возможно, молодое поколение коммунистов может ускорить конец. Сталин и его окружение воспитали молодую Россию по демагогическому принципу — конечно, они научили их быть «грубыми» и «ограниченными». Эти молодые люди могут потребовать выполнения гигантских обещаний власти в стране — более того, власти в Европе и во всем мире — которые были даны им.Их учили верить в неизбежную революцию. Как молодые люди, они ужасно молоды и ужасно нетерпеливы. Они ни в коем случае не уверены, что не смогут сделать то, на что не решались пожилые люди, заменить Сталина.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Сталин готов стать СМ. По прошествии 10 лет ДМК возвращается к власти в Тамил Наду

ДМК одержал комфортную победу в Тамил Наду в воскресенье на выборах, которые, по мнению аналитиков, были идеологически мотивированными.DMK с самого начала своей кампании было ясно, что изображает BJP своим заклятым врагом и проецирует AIADMK как жалкую марионетку в руках шафрановой партии. Примечательно, что это первые выборы, в которых участвовали оба крупных дравидийских игрока без своих партийных приверженцев Джаялалитаа и М. Карунанидхи.

«Мое сердечное спасибо народу Тамил Наду, который приказал нам управлять государством в шестой раз. Я рассматриваю эту победу как грамоту, признание моей 50-летней упорной работы как в партии, так и в администрации.Сколько препятствий, страданий, ложных обвинений? Я благодарю вас за то, что вы отметили все это своими голосами. Я буду верен вам, я буду много работать для вас, всегда мои мысли и действия для людей … Правительство, которое должно быть сформировано в Тамил Наду, — это правительство, которым мы все будем руководить. Отныне Тамил Наду победит, будущее покажет это », — сказал Сталин, когда его победа стала неизбежной в воскресенье.

Альянс AIADMK с BJP отпугнул многих сторонников партии из числа меньшинств



DMK лидировал с более чем 140 местами, преодолев необходимую отметку в 118 мест, в то время как AIADMK лидировал примерно с 85 местами.Партнеры DMK по альянсу тоже преуспели, что еще больше увеличило его численность. Конгрессу было выделено меньше мест по сравнению с выборами 2016 года, когда национальной партии было предоставлено 25 мест. Из них Конгресс был на пути к получению около 16-17 мест, что было заметным улучшением по сравнению с их результатами на предыдущих выборах, когда партия получила 8 из 41 места.

«В некотором смысле DMK сделал анти-BJP своей визитной карточкой», — сказал политический аналитик Сумант С. Раман. «Они не сказали бы не допустить прихода AIADMK к власти.Они сказали бы, не позволяйте BJP прийти к власти и что AIADMK является рабом BJP ».

В своих ответах на поздравительные послания от нескольких политиков в воскресенье Сталин сказал, что будет стремиться принести всесторонний рост и процветание Тамил Наду. Кроме того, он сказал, что его правительство будет защищать основополагающие принципы страны — демократию, федерализм и секуляризм.

Самая важная задача, с которой DMK столкнется, когда придет к власти, — это остановить распространение Covid-19.Администрации Паланисвами приписывают достаточно хорошую борьбу с пандемией. Однако, учитывая нынешний всплеск числа случаев, еще предстоит выяснить, введет ли Сталин полную изоляцию в государстве, как это сделали другие государства, такие как Карнатака, Махараштра и Дели.

Пандемия оказала разрушительное воздействие на экономику. DMK пообещал несколько программ социального обеспечения во время их избирательной кампании. Что немаловажно, ДМК обещал снизить цены на топливо. DMK также пообещал отменить противоречивый Закон о поправках к гражданству (CAA) в дополнение к отмене NEET.

Важно отметить, однако, что DMK не получила подавляющего большинства в соответствии с прогнозами опросов общественного мнения и экзит-поллов. Это произошло из-за «доброй воли» Эдаппади Паланисвами, который проявил себя как способный лидер, который выдержал и отважно сражался с DMK, несмотря на то, что шансы были против него. После того, как AIADMK находился у власти в течение 10 лет, он боролся не только с антиправительственными полномочиями, но и с настроениями против BJP, которые широко распространены в государстве.

«Нет особого гнева против Паланисвами, и именно поэтому у них почти 80 мест. Они не были разгромлены, и это хорошо для государства, потому что это означает, что будет достаточно сильная оппозиция, и это хорошо для демократии. . »

Эти выборы также были интересными, так как многие значимые игроки, такие как TTV Dhinakaran из AMMK, Премалата Виджаякант из DMDK, Камаль Хаасан из MNM и Симан из NTK, которые, как ожидалось, нарушили баланс дравидийских партий, показали слабые результаты.

TTV Дхинакаран, который является племянником близкого помощника Дж. Джаялалитхи В. К. Сасикалы, должен был съесть традиционный банк голосов сообщества Тевар AIADMK. Однако партии не удалось получить ни одного места, включая TTV Dhinakaran, который выступал из Ковилпатти. Дхинакаран часто объявлял свою партию «партией настоящей Аммы», однако похоже, что люди не поверили этому повествованию и продолжали голосовать за символ двух листьев над его скороваркой.

Точно так же много было сделано из MNM Камала Хаасана, которое, как он полагал, сформирует правительство в качестве третьего фронта.Актер, ставший политиком, который выступал из Коимбатура (Юг), был единственным претендентом, имеющим шанс попасть в Ассамблею. Большую часть дня он лидировал в избирательном округе, но позже вечером столкнулся с неприятностями, когда Ванати Сринивасан из BJP вырвал лидерство.

Тем не менее, можно с уверенностью сказать, что эти партии, безусловно, разделили голоса как AIADMK, так и DMK с несколькими людьми, которые хотели изменений от дравидийских партий, и особенно женщины и городские избиратели смотрели на них как на альтернативу. время вокруг.Это могло снизить шансы AIADMK, так как партия действительно имеет значительную базу избирателей среди женщин, но из-за их связи с BJP многие из этих лояльных избирателей обратились к таким партиям, как MNM.

Удивительно, но BJP, у которой не было ни одного места от Тамил Наду, на этот раз, возможно, получит около трех мест, а ее члены будут лидировать в определенных округах. Это важное событие, так как оно знаменует собой небольшое вторжение BJP в южный штат, который до сих пор отвергал их присутствие.Аналитики говорят, что BJP медленно, но верно стремилась заявить о своем присутствии в политически неуловимом государстве. Актер, ставший политиком, Хушбу Сундар была одной из кандидатов, за которыми внимательно наблюдали на этих выборах, но она проиграла д-ру Эжилану из DMK.

Фактически, DMK одержала громкую победу в Ченнаи после лидерства во всех 16 округах столицы штата. Сын начальника DMK Сталина, Удхаяниди Сталин, многообещающе дебютировал из избирательного округа своего деда Чепаука, в то время как Сталин руководил в Колатуре.Еще одним интересным фактом было то, что на этот раз отставал из состава AIADMK Д. Джаякумар, который пять раз выигрывал от избирательного округа Рояпурам. Рояпурам считается родиной DMK, и кажется, что DMK вернули себе место своего рождения после десятилетий под руководством Мурти Р. Идрим.

Камаль Хаасан проигрывает Ванати Сринивасану из BJP в неожиданном повороте событий в конце дня. Это будет большим ударом для ДНМ, поскольку глава партии был единственным претендентом на победу на этих выборах.

На данный момент BJP выиграла четыре места. Ванати Шринивасан в Коимбаторе (юг), Найнар Нагентиран (Тирунелвели), М.Р. Ганди (Нагеркойл).

«Три места в Тамилнаду для BJP. Ожидается еще несколько. Эти результаты будут иметь большое значение для установления политики, ориентированной на развитие в TN. NDA набрало 43% голосов, что доказывает, что все прогнозы не имеют отношения к делу. Мы поднимемся. Мы нашли свой ритм «Спасибо, Тамилнад», — написал в Твиттере BL Sathosh, национальный генеральный секретарь BJP.

«Мы преклоняемся перед судом народа.Я хотел бы выразить сердечную благодарность партийным работникам, которые работали на местах во время выборов, а также лидерам и волонтерам коалиционных партий », — пишет в Твиттере TTV Дхинакаран после поражения в своем избирательном округе Ковилпатти и неспособности получить ни одного места на этих выборах. .

Согласно последним тенденциям на веб-сайте ECI, альянс DMK + преодолел отметку 2/3 большинства, набрав 157 мест.

Хушбу Сундар проигрывает НЭжилану DMK в избирательном округе Тысячи огней в Ченнаи.

Кандидат в Конгресс Виджай Васантх победил в обходе Каньякумари Лок Сабха, победив Пон Радхакришнана из BJP. Виджей — сын покойного лидера Конгресса и бизнесмена Х. Васантакумара, который в прошлом году скончался от Covid-19.

Наибольшие проигравшие на этих выборах — AMMK и DMDK, низкие показатели которых стали шоком для многих. AMMK под руководством TTV Dhinakaran и его партнер по альянсу DMDK под руководством Виджаяканта не смогли получить ни одного места в ходе этих выборов.

Избирательный округ Сивакаси выиграл кандидат в Конгресс Асокан, победивший кандидата AIADMK Лакшми Ганесан.

Кандидат в Ассамблею Конгресса М. Р. Р. Радхакришнан побеждает Премалатха Виджаякантха в Вирудхачаламе.

Понимание Сталина — Атлантика

Как Сталин стал Сталиным? Или, говоря точнее: как Иосиф Виссарионович Джугашвили — внук крепостных, сын прачки и полуграмотного сапожника — стал генералиссимусом Сталиным, одним из самых жестоких массовых убийц, которых когда-либо знал мир? Как мальчик, родившийся в малоизвестном грузинском городке на холме, стал диктатором, контролировавшим половину Европы? Как набожный молодой человек, решивший учиться на священство, вырос и стал ревностным атеистом и идеологом марксизма?

Под влиянием Фрейда многие амбициозные биографы, не говоря уже о психологах, философах и историках, искали ответы еще в детстве.Подобно тому, как фанатизм Гитлера «объяснялся» его воспитанием, его сексуальной жизнью или его предполагаемым единственным яичком, так и психопатическая жестокость Сталина приписывалась отцу, который, по словам самого Сталина, «безжалостно избивал его», или матери. у которого, возможно, был роман с местным священником. В других сообщениях упоминается несчастный случай, в результате которого Сталин остался с иссохшей рукой, оспа, сильно повредившая его лицо, или врожденный дефект, который соединил два пальца его ноги и дал ему перепончатую левую ступню — знак дьявола.

Политика повлияла и на биографов Сталина. При жизни сочувствующие превратили его в супергероя, но и противники навязали свои предрассудки. Лев Троцкий, злейший враг Сталина, был бесспорно его самым влиятельным интерпретатором 20-го века, формировавшим взгляды целого поколения историков, начиная с Исаака Дойчера. Сталину Троцкого не хватало ума и веселья, он был неграмотным и провинциальным человеком, получившим власть посредством бюрократических манипуляций и грубого насилия.Прежде всего, Сталин Троцкого был перебежчиком, предавшим сначала Ленина, а затем марксизма. Это был портрет, который служил цели, вдохновляя троцкистов оставаться верными советской революции, которая «могла бы быть» — если бы к власти пришел только Троцкий, а не серый, осторожный, циничный Сталин.

С момента открытия советских архивов в 1990-х годах эти политизированные и психологизированные рассказы о жизни Сталина начали распадаться. Политика по-прежнему влияет на то, как его вспоминают в обществе: в последние годы российские лидеры преуменьшают преступления Сталина против собственного народа, отмечая его военное завоевание Европы.Но наличие тысяч некогда секретных документов и ранее скрытых тайников мемуаров и писем позволило серьезным историкам написать более интересную правду. Опираясь на контакты в Тбилиси и Москве, посвященные его Молодой Сталин , историк и журналист Саймон Себаг Монтефиоре, например, предлагает портрет диктатора как молодого подстрекателя сброда, Лотарио, поэта и памфлетиста — вряд ли люмпенного бюрократа Воображение Троцкого. Глубоко и долго копаясь в малоизвестных архивных собраниях, российский академик Олег Хлевнюк составил удивительно подробные отчеты о постепенной эволюции Коммунистической партии Советского Союза от хаоса революции к тому, что в конечном итоге превратилось в сталинизм.Книги Хлевнюка — наряду с отредактированными письмами Сталина двум его сообщникам, Вячеславу Молотову и Лазарю Кагановичу, и десятки опубликованных документов по истории ГУЛАГа, коллективизации, украинского голода и КГБ — показывают, что Сталин не делал этого. создать советскую диктатуру простым обманом. И сделал он это не один. Ему помогал узкий круг не менее преданных делу людей, а также тысячи фанатичных тайных полицейских.

В исключительно амбициозной биографии — первый том из запланированных трех — охватывает нас от рождения Сталина в 1878 году до 1928 года, занимая чуть менее 1000 страниц, — Стивен Коткин, профессор истории из Принстона, намеревается обобщить работы этих авторов. и сотни других ученых.Его цель в Сталин — навсегда стереть паутину и мифологию из советской историографии. Он сразу отвергает фрейдистов, утверждая, что ничто в ранней жизни Сталина не было особенно необычным для человека его возраста и происхождения. Сергей Киров, член ближайшего окружения Сталина, вырос в детском доме после того, как его отец-алкоголик бросил семью, а его мать умерла от туберкулеза. Григорий Орджоникидзе, еще один закадычный друг, потерял обоих родителей к 10 годам.У молодого Сталина, напротив, была мать, которая, несмотря на свое прошлое, была амбициозной и энергичной, мобилизовавшей свою большую семью на благо талантливого сына.

Что еще важнее, отмечает Коткин, молодой Сталин выделялся в Тифлисе конца XIX века не потому, что он был особенно бандитским, а потому, что он был замечательным учеником. К 16 годам он пробился в Тифлисскую семинарию, «высшую ступень образовательной лестницы на Кавказе… ступеньку в университет в другом месте империи.В конце концов он бросил школу, погрузившись в темный мир крайне левой политики, но остался харизматичной личностью. В Баку, куда он отправился в 1907 году для агитации среди нефтяников, он занимался «захватом заложников с целью выкупа, рэкетом, пиратством», а также странными политическими убийствами. Он входил и выходил из тюрьмы, показывая особые возможности для драматических побегов и принимая широкий спектр псевдонимов и маскировок.

Постепенно Коткин обосновывает совершенно иную интерпретацию Сталина, а также довольно много других вещей.Фирменным достижением книги и ее главным недостатком является ее обширный объем: Коткин намеревался написать не только окончательную жизнь Сталина, но также и окончательную историю краха Российской империи и создания новой Советской империи. место. Его холст переполнен деталями из жизни Бисмарка и Муссолини, а также царских политиков Сергея Витте, Петра Столыпина и Петра Дурново; сам царь и царица; ну и конечно Ленин, Троцкий, Надежда Крупская, Николай Бухарин и Феликс Дзержинский, только для начала.

Накануне русской революции Сталину было под тридцать, и ему нечего было показать за свою жизнь.

Год за годом, кризис за кризисом, тем не менее вырисовывается тонкая картина интеллектуального развития Сталина. Легко забыть, но накануне русской революции Сталину было под тридцать, и ему нечего было показать за свою жизнь. У него не было «денег, постоянного места жительства и никакой другой профессии, кроме ученого мужа», что означало, что он писал статьи для нелегальных газет.У него определенно не было подготовки в области управления государством и вообще никакого опыта управления чем-либо. Большевистский переворот 1917 года принес ему и его товарищам первый великолепный вкус успеха. Их маловероятная революция — результат рискованной игры Ленина — подтвердила их темную и фанатичную идеологию. Более того, это принесло им личную безопасность, известность и власть, которых они никогда раньше не знали.

В результате большинство большевистских лидеров продолжали искать руководства в этой идеологии, и Сталин не был исключением.В последующие годы посторонние люди с недоверием выслушивали деревянные заявления советского руководства и спрашивали, могут ли они быть искренними. Коткин ответил утвердительно. В отличие от необразованного циника воображения Троцкого, настоящий Сталин оправдывал каждое решение идеологическим языком как публично, так и наедине. Ошибочно не относиться к этому языку всерьез, поскольку он служит отличным проводником его мышления. Чаще всего он делал именно то, что обещал.

Конечно, это было верно в области экономики. Большевики, как справедливо отмечает Коткин, руководствовались «сочетанием идей или привычек мышления, особенно глубокой антипатии к рынкам и всему буржуазному, а также беспрекословными революционными методами». Сразу после революции эти убеждения привели к тому, что они объявили вне закона частную торговлю, национализировали промышленность, конфисковали собственность, захватили зерно и перераспределили его в городах — все это политика, для реализации которой требовалось массовое насилие.В 1918 году Ленин сам предложил принудить крестьян сдавать зерно государству, а тех, кто откажется, «расстрелять на месте».

Хотя некоторые из этих политик, включая принудительные реквизиции зерна, были временно отменены в 1920-х годах, Сталин вернул их в конце десятилетия, в конечном итоге расширив их. И неудивительно: они были логическим следствием каждой прочитанной им книги и всех его политических споров. Сталин, как раскрывает ему Коткин, не был ни тупым бюрократом, ни преступником, а человеком, сформированным жесткой приверженностью пуританской доктрине.Его насилие было не продуктом его подсознания, а результатом взаимодействия большевиков с марксистско-ленинской идеологией.

Эта идеология вселяла в Сталина глубокое чувство уверенности перед лицом политических и экономических неудач. Если политика, направленная на обеспечение процветания, вместо этого создала бедность, всегда можно было найти объяснение: теория была неправильно истолкована, силы не были правильно выстроены, официальные лица допустили грубую ошибку. Если советская политика была непопулярна даже среди рабочих, это тоже можно было объяснить: антагонизм нарастал из-за обострения классовой борьбы.

Что бы ни пошло не так, контрреволюция, силы консерватизма, тайное влияние буржуазии всегда можно было привлечь к ответственности. Эти убеждения еще больше укрепились в ожесточенных боях 1918–2020 годов между Красной и Белой армиями. Снова и снова Сталин узнавал, что насилие — ключ к успеху. «Гражданская война, — пишет Коткин, — не была чем-то, что деформировало большевиков; он сформировал их… [предоставив] возможность развивать и утверждать борьбу против «эксплуататорских классов» и «врагов» (внутренних и международных), тем самым придавая хищническим методам ощущение кажущейся легитимности, безотлагательности и морального рвения.

Для Сталина гражданская война была особенно важной, поскольку она дала ему первый опыт исполнительной власти. В 1918 году его отправили в город Царицын, стратегически расположенный на берегу Волги и на месте важного железнодорожного узла. Его миссия заключалась в том, чтобы обеспечить продовольствием голодающих рабочих Москвы и Петрограда — иными словами, конфисковать зерно и, по сути, служить «главнокомандующим большевиками». Чтобы ответить на этот вызов, он наделил себя военными полномочиями, взял на себя управление местным отделением тайной полиции и украл 10 миллионов рублей у другой группы большевиков.Когда железнодорожные пути перестали функционировать, как он хотел, он казнил местных технических специалистов, назвав их «классовыми пришельцами». Коткин утверждает, что он избавлялся от других предполагаемых контрреволюционеров «не из садизма или паники, а в качестве политической стратегии, направленной на оживление масс», предупреждая своих последователей, что внутренние враги революции собираются поднять восстание, вернуть город и передайте его Белой армии: «Здесь, в крохотном зародыше, был сценарий бесчисленных сфабрикованных судебных процессов 1920-х и 30-х годов.

Эти методы почти привели к военному краху Царицына, и Ленина в конце концов убедили отозвать Сталина в Москву. Но они произвели зерно. А после окончания гражданской войны военные неудачи Сталина были забыты. Царицын даже переименовали в Сталинград. Этот образец повторялся на протяжении всей жизни Сталина. Время от времени, сталкиваясь с огромным кризисом, он использовал нелегальные, «революционные методы» для его решения. Иногда в результате кризис удлинялся и углублялся.Но если он был достаточно безжалостен, всякая оппозиция в конце концов растаяла. Первый том Коткина заканчивается объявлением Сталина о своем решении коллективизировать советское сельское хозяйство. Проведение такой политики потребовало бы перемещения, тюремного заключения и, в конечном итоге, организованного голодания миллионов людей, и это привело к полному политическому триумфу Сталина.

На современном Западе мы часто предполагаем, что виновные в массовом насилии должны быть безумными или иррациональными, но, как рассказывает Коткин, Сталин не был ни тем, ни другим.И в своем роде представление о Сталине как о рациональном и чрезвычайно умном человеке, поддерживаемом идеологией, достаточно могущественной, чтобы оправдать гибель многих миллионов людей, еще более ужасает. Это означает, что мы, возможно, захотим более серьезно отнестись к заявлениям российских политиков, которые в последнее время выступили за использование ядерного оружия против стран Балтии, или лидеров ИГИЛ, которые призывают к смерти всех христиан и евреев. Тот факт, что их язык звучит для нас странно, не означает, что они и те, кто следуют им, не находят его убедительным или что они не доведут свою логику до ее окончательного вывода.

Можно ли было остановить Сталина? | Иштван Деак

Keystone-France / Gamma-Keystone / Getty Images

Иосиф Сталин и Франклин Д. Рузвельт на Тегеранской конференции, 1943 год

То, что когда-то было площадью Рузвельта (по-венгерски: Roosevelt tér) рядом с левым входом в славный старый Цепной мост через Дунай в Будапеште недавно был переименован. После своего посвящения в 1947 году только что демократическим городским советом памяти великого государственного деятеля, который так много сделал для победы над фашизмом, площадь Рузвельта пережила переворот коммунистов, сталинскую тиранию, антисоветское восстание 1956 года, коммунистическую власть. месть, гуляшский коммунизм и торжество парламентской демократии в 1989 году.Но весной 2011 года новоизбранный правый городской совет убрал имя президента с площади.

На протяжении всех неспокойных лет с 1948 по 1989 год, пока установленная правительством правда снова и снова становилась ложью, венгерские коммунистические лидеры, какими бы антиамериканскими настроениями они ни были, воздавали должное Рузвельту, а также экипажам американских бомбардировщиков, сбитых над землей. Венгрия во время Второй мировой войны. Между тем, многие венгры, а может быть и большинство, думали, что Рузвельт не был великим освободителем, а передал их страну Сталину.Очевидно, городской совет считает, что безвестность — это то, чего заслуживает Рузвельт.

Плохие чувства по поводу политики сотрудничества Рузвельта со Сталиным сохраняются и в остальной части Восточной Европы, особенно в Польше, которая, в отличие от других восточноевропейских стран, никогда не сотрудничала с нацистами. Польский народ с поразительной стойкостью сражался с Германией; однако в конце войны западные союзники согласились на политическое подчинение Польши и территориальные потери Советского Союза — с частичной компенсацией за потери в виде немецких территорий.

Фрэнк Костильола, преподающий историю в Университете Коннектикута и автор других важных монографий по истории внешней политики США, хочет опровергнуть такое негативное суждение. Он надеется показать, что, согласно распространенному мнению об обратном, Рузвельт сделал все возможное, чтобы смягчить последствия неизбежного советского имперского присутствия в Восточной Европе. Президент сделал это не путем давления и угроз, а путем сохранения рабочих отношений со Сталиным.Давление и угрозы, утверждает Костильола, ничего не могли сделать против Советов, силы которых не только физически контролировали большую часть Восточной Европы, но и в любом случае были крайне подозрительны.

К сожалению, в последний год войны и сразу после войны, утверждает Костильола, все больше и больше западных государственных деятелей, включая Гарри Трумэна и Уинстона Черчилля, считали политику давления единственным способом борьбы с русскими варварами. Черчилль сказал в одном из своих послевоенных выступлений: «Нет ничего, что они [Советы] восхищались бы так сильно, как сила, и нет ничего, к чему они относились бы меньше, чем к слабости, особенно к военной слабости.Тем не менее, когда он был премьер-министром, Черчилль сам неоднократно соглашался с первостепенными советскими интересами в Восточной Европе.

По мнению Костильолы, Рузвельт надеялся, что, по крайней мере, в первые послевоенные годы Великобритания, США и Советский Союз будут действовать вместе как полицейские мира во всем мире. Он никогда не поддерживал черчиллианскую и сталинскую концепцию разделения мира на области, представляющие интересы великой державы; тем не менее, несколько нелогично, он согласился с тем фактом, что куда бы ни пошли американские, британские или советские армии во время войны, их сила будет преобладать.Но это только временно, утверждал Рузвельт. Как только Советы убедятся в готовности Запада вести честную игру, мирный мир станет реальной возможностью, и Советский Союз — по крайней мере, как предполагает Костильола, — вполне может отказаться от своей idée fixe относительно необходимости жестко контролируемых буферных государств вдоль своей территории. границы.

Костильола уверенно утверждает, что и Рузвельт, и Сталин намеревались продолжить великую коалицию военного времени, и что Сталин был достаточно прагматичным, чтобы проводить любой курс, который обеспечил бы безопасность Советского Союза с дополнительной перспективой дальнейшего расширения Советской власти.В глазах Рузвельта, как считает Костигиола, непосредственным препятствием на пути к созданию гармоничного послевоенного мира был не Сталин, а часто жестокий империалист и колонизатор Черчилль; отсюда саркастическое и пренебрежительное отношение президента к премьер-министру на конференциях в Тегеране поздней осенью 1943 года и в Ялте в феврале 1945 года. 1 Однако Рузвельт также знал, что фундаментальная экономическая слабость Великобритании и ее зависимость от США Штаты сделали бы британское подчинение неизбежным.Большими проблемами для Рузвельта были его собственное ухудшение здоровья, потеря некоторых из его самых доверенных советников и его убежденность в том, что для завоевания Японии потребуется советская помощь.

К сожалению, для мира президент умер в апреле 1945 года; после этого, пишет Костильола, плохо подготовленный и менее изобретательный Трумэн попал под влияние своих советников, ни один из которых не обладал качествами государственного деятеля. Если бы Рузвельт не умер безвременной смертью, по крайней мере частично из-за его неумелого личного врача, мир вполне мог бы избавиться от агонии холодной войны.Или, по словам самого автора: «Если бы Рузвельт прожил немного дольше… ему, возможно, удалось бы осуществить переход к послевоенному миру, управляемому« большой тройкой »».

Чтобы доказать свою точку зрения, Костильола начинает с систематического изучения ранних лет, личных характеристик, целей, достижений и интимных отношений Рузвельта, Черчилля и Сталина. Это была нелегкая задача, потому что, несмотря на обширную документацию о ранних годах жизни двух западных аристократов, мы мало знаем о сыне пьяного грузинского сапожника и его неграмотной жене.Костильола использует источники только на английском языке, что заставляет задуматься о том, возможно ли написать достоверное исследование событий Второй мировой войны в Европе без некоторого знакомства с языками двух ее величайших противников, русских и немцев. «Утраченные альянсы» Рузвельта в высшей степени удобочитаемы и часто очень убедительны, но, как и многие другие специалисты по истории внешней политики США, автор полагается на немногочисленные переводы работ на иностранных языках.

Утраченные союзы Рузвельта — это дипломатическая история, которая не пытается иметь дело с физическими и моральными последствиями, которые политические решения оказали на жизнь наций. Костильола прочитал недавнюю монографию Тимоти Снайдера Bloodlands , в которой больше, чем в любой более ранней монографии, потрясающе описывается ад, в котором находилась Восточная Европа в состоянии войны, 2 , однако читатель ценной в остальном монографии Костильолы почти не подозревает о разнообразных трагедиях, которые произошли с ней. развернулось в те годы.Он не дает адекватного представления о действиях советского НКВД и других связанных с ним сил тайной полиции в арестах, допросах, пытках и убийствах тысяч противников советского контроля в Восточной Европе. Также нет достаточных указаний на то, как часто случайное согласие Трех Великих о «неизбежном и необходимом» изменении политических границ и множественных этнических чистках добавлялось к гражданским войнам, разрушениям, бегству, голоду и смертям в стране. область.

Пытаясь проанализировать личные качества лидеров, Костильола пишет, что Рузвельт отличился своей высочайшей самоуверенностью, непреодолимым смехом и неподдельным оптимизмом. Собственные особые привычки Черчилля, такие как работа в течение большей части ночи, утомляли Рузвельта, а также его собственных советников и секретарей. Сам Сталин был известным ночным работником, что перевернуло жизнь не только его ближайших подчиненных, но и многих важных коммунистов в Советском Союзе и за его пределами.Немногие могли быть признаны действительно принадлежащими к партийной элите, если они не работали всю ночь и не спали большую часть дня. В качестве хозяина Сталин любил приказывать своим подчиненным петь и танцевать. По словам автора, «Сталину нравилось унижение с гомоэротическим подтекстом».

Костильола ясно дает понять, что Сталин был одним из худших массовых убийц в истории, но в то же время он видит в Сталине проницательного государственного деятеля, с которым можно сотрудничать. Что знали о проступках Сталина президент и премьер? Даже если бы они мало слышали о массовой депортации и частичном истреблении многих этнических меньшинств во время Второй мировой войны, они должны были знать о преднамеренном убийстве голодом миллионов украинских и других крестьян в начале 1930-х годов и расстреле сотен тысяч воображаемых политических врагов в конце 1930-х годов.Более того, польское правительство в изгнании в Лондоне скрупулезно проинформировало обоих западных лидеров о советских попытках, начиная с 1940 года, ликвидировать большую часть польского руководства, включая десятки тысяч польских офицеров, государственных служащих и профессионалов, в Катыни и других местах.

Привыкшие к гибели миллионов на войне, оба лидера должны были быть глубоко потрясены наглой советской ложью и лживым указанием пальцем, которое последовало за обнаружением Германией в 1943 году массовых захоронений в Катыни.Черчилль вспыхнул по этому поводу; Рузвельт не имел видимой реакции. Поскольку они были мотивированы необходимостью победить нацистскую Германию и Японию и своим интересом к будущему миру во всем мире, эти двое чувствовали, что у них нет другого выбора, кроме как искать советского сотрудничества в Тегеране и Ялте.

Поездки президента в Касабланку и Тегеран в 1943 году и в Ялту в 1945 году составляют одну из самых информативных частей книги Костильолы; они заставляют читателя понять, как сильно этот парализованный человек должен был страдать из-за тряски и покачивания военных кораблей и военных самолетов, которые взяли его в, казалось бы, бесконечные путешествия. 3 Однако официальные русские приемы, будь то в Ялте или в Москве, были направлены на то, чтобы напоить гостей, предположительно для того, чтобы вымогать у них свои секреты. На самом деле хозяева относились к алкоголю не лучше, чем большинство американцев. Так что эти ночи были отмечены пьяными сценами, болтовнейшими признаниями в братской любви и традиционными русскими поцелуями в губы, которые Костильола называет «гомосоциальным» поведением.

Костильола убежден, что дела пошли бы намного лучше, если бы западные дипломаты смогли понять затруднительное положение советских бюрократов — их полное подчинение Сталину и их страх выставить себя дураками перед своими более искушенными британскими и американскими коллегами. .Кажется правдой, что многие советские бюрократы и дипломаты страдали чувством неполноценности, которое они пытались уравновесить презрением и высокомерием. У Советов создалось впечатление, что западные дипломаты считали их выходцами из нации грубых крестьян. По словам Костильолы:

Расиализированные культурные стереотипы «полудиких» Советов и «коварных» космополитов, стремившихся выставить «дураков» из русских, препятствовали формированию альянса в 1941 году и помогли разрушить его после войны.

Постоянный заместитель министра иностранных дел Великобритании сэр Александр Кадоган написал в своем дневнике в январе 1944 года: «Они [советские дипломаты] — самая вонючая и жуткая группа евреев, которых я когда-либо встречал». 4

Предрассудки были обоюдными, но советская сторона имела то преимущество, что западные предубеждения не оказали заметного влияния на советского диктатора. Наиболее выгодным для Сталина было то, что через британских шпионов, таких как Ким Филби, он имел доступ ко всем важным сообщениям, которыми обменивались британские и американские лидеры относительно советской политики.У жителей Запада не было сопоставимых источников.

Ко времени Ялтинской конференции в феврале 1945 года некоторые из ближайших советников Рузвельта, включая его незаменимую помощницу Маргариту «Мисси» ЛеХанд, умерли; его советнику Самнеру Уэллсу пришлось уйти в отставку в 1943 году по обвинению в гомосексуализме; а его самый важный помощник Гарри Хопкинс, альтер эго Рузвельта, был вынужден из-за болезни и ухудшения отношений с его боссом сократить свое присутствие в Белом доме. Хопкинс был первым из специальных посланников Рузвельта, который выдержал большую опасность, пролетев Полярный круг в июле 1941 года, чтобы достичь того, что, казалось, было распадающейся Советской Россией.По возвращении он благосклонно доложил Рузвельту Рузвельта о решимости Сталина бороться до победного конца; это в то время, когда многие в Государственном департаменте и в вооруженных силах США и даже британские военные атташе в Москве болели за победу Германии над русскими.

Несмотря на все опасения в обоих лагерях, сначала все выглядело благоприятно. Ко времени Тегеранской и Ялтинской конференций было решено множество важных вопросов, особенно на московских встречах Черчилля и Сталина в 1942 и 1944 годах.Было соглашение о военной оккупации союзниками Германии и Австрии, а также о вступлении Советского Союза в войну против Японии. Последнее означало переброску миллиона солдат и их техники на Дальний Восток, но Советы, в отличие от захвата Восточной Европы, в конечном итоге были удовлетворены относительно скромным территориальным вознаграждением в Азии в обмен на дорогостоящее перемещение своих войск. .

Рузвельт действительно очень беспокоился о миллионной японской Квантунской армии в Корее и Маньчжурии.Он опасался, что его победа будет стоить огромного количества жизней американцев, если советские войска не захотят вступить в бой со своими армиями. Чтобы избежать такой катастрофы, президент был готов пойти на значительные уступки Сталину, но они могли быть сделаны только в одной области — Восточной Европе, — на которую Советский Союз претендовал.

Проблема заключалась в том, что, не желая делать скидку на то, что он считал колониальными амбициями Великобритании и Советского Союза, Рузвельт уклонялся от каких-либо обязывающих соглашений в отношении стран Восточной Европы.Его молчание означало неформальное согласие с соглашением, достигнутым на московских встречах между Черчиллем и Сталиным в октябре 1944 года, в результате чего Венгрия, Румыния и Болгария оказались в руках Сталина. Не был решен вопрос, будут ли эти страны просто вынуждены проводить внешнюю политику, дружественную СССР, или им придется принять контролируемые Советским Союзом большевистские режимы. Советы не пытались оспаривать британское господство в Греции или последующее подавление там коммунистического восстания.

Что касается Югославии, довольно расплывчатое соглашение между министрами иностранных дел Вячеславом Молотовым и Энтони Иденом в Москве стало бессмысленным, когда выяснилось, что будущее страны будет решать президент-коммунист Тито, а не поддерживающие его великие державы. Великобритания и США лишь формально оспорили реаннексию Советского Союза и жестокий контроль над тремя странами Балтии, в то время как СССР наложил на Финляндию карательные, но не нетерпимые договоры, которые впоследствии обе стороны уважали.

Koch / Lorber Films / Everett Collection

Польские офицеры, удерживаемые советскими войсками перед резней в Катынском лесу; из фильма Анджея Вайды Катынь , 2007

Костильола, как ни странно, не упоминает Чехословакию, однако в конце 1943 года изгнанный президент Эдвард Бенеш приехал в Москву с неохотного разрешения Великобритании, чтобы подписать договор о взаимопомощи с Советским Союзом. Несколько месяцев спустя чехословацкое правительство, все еще находясь в изгнании и финансировавшееся британцами, официально признало польское правительство в Люблине, советское создание, навязанное Польше в июле 1944 года, в качестве единственных законных представителей польской нации.Короче говоря, задолго до окончания войны чехословацкое правительство в изгнании добровольно подчинило свои внешнеполитические интересы интересам Советского Союза; это в обмен на разрешение Сталина изгнать несколько миллионов немцев из Чехословакии после победы союзников. 5

Готовность Советов, по крайней мере временно, не оспаривать господство Запада в Италии, Греции, Западной Европе и Японии — местах, где у них не было оккупационных сил, — и готовность западных держав принять советскую власть в большей части Восточной Европы вопрос о Польше все еще оставался открытым, по крайней мере, какое-то время.На конференциях в Тегеране и Ялте огромное количество времени было уделено обсуждению польского вопроса.

Случай Польши был поистине особенным. Из далекого прошлого вырисовывались воспоминания о взаимных вторжениях, а из недавнего прошлого — о продвижении Польши вглубь России во время войны 1919–1921 годов, что привело к приобретению Польшей территории царской России, которая стала известна как Восточная Польша. Советы ясно дали понять, что они глубоко недовольны жестоким обращением и повсеместной гибелью пленных солдат Красной армии, когда большевики были изгнаны из Польши после Первой мировой войны.Но после советского пакта с нацистской Германией, подписанного 23 августа 1939 года, Красная Армия вторглась в Польшу 17 сентября без какой-либо польской провокации и в то время, когда многие поляки были убиты немецким натиском. Советы аннексировали или повторно аннексировали восточную половину Польши, депортировали в Сибирь и Казахстан большую часть польского населения и уничтожили тысячи ни в чем не повинных польских солдат и мирных жителей. Первая сцена в мощном фильме Анджея Вайды « Катынь », в котором массы убегающих польских мирных жителей сталкиваются друг с другом на мосту, соединяющем советскую и немецкую оккупационные зоны, иллюстрирует всю польскую трагедию.

Еще в 1939 году Великобритания и Франция взяли на себя обязательство защищать Польшу, но затем почти ничего не сделали, чтобы остановить совместное нацистское и советское вторжение. Тем не менее поляки продолжали сражаться как с помощью антинацистских подпольных армий и организаций, так и в качестве солдат в Норвегии и Франции в 1940 году; как лучший из пилотов истребителей RAF во время битвы за Британию; в оказании решающей помощи в расшифровке немецких военных сообщений; моряками в польском военно-морском и торговом флоте; как члены антинацистской армии, сформированной генералом Владиславом Андерсом, которая первоначально полностью состояла из поляков, переживших депортацию в Советский Союз; и как военнослужащие польской армии, созданной Советским Союзом.

Польские дивизии вторглись в оккупированную нацистами Европу на стороне англичан и американцев в 1944 году; Польские танки закрыли знаменитый Фалезский проход, тем самым помогая разгромить немецкую армию в Нормандии. Польские войска захватили Монте-Кассино в Италии; Польская Армия Крайовой отвоевала Варшаву в августе 1944 года. Но затем Красная Армия, которая уже находилась в Польше, не только отказалась прийти им на помощь, но и сделала многое, чтобы помешать союзным военно-воздушным силам сбрасывать припасы осажденным повстанцам.Победоносная Красная Армия относилась к членам Армии Крайовой как к фашистским врагам, убивая тысячи из них, а лидеры польского сопротивления были осуждены и осуждены в Москве.

Костильола пишет, что «Польская Армия Крайовой ( Armia Krajowa или AK ), связанная с лондонскими изгнанниками и снабжаемая британскими воздушными десантами, переключилась с борьбы с немцами на борьбу с русскими и просоветскими поляками». Но на самом деле «лондонские изгнанники» были признаны даже Сталиным законным правительством Польши до разрыва дипломатических отношений в 1943 году из-за Катынской бойни, за которую Советское правительство позорно отрицало всякую ответственность.Американским и британским пилотам, пытающимся помочь Армии Крайовой против нацистов, советское военное командование постоянно отказывало в праве на посадку за горючее, и командирам Армии Крайовой повезло, если Советы только разоружили их, а не бросили в тюрьмы и не расстреляли. их прямо.

Игнорируя протесты Польши, Черчилль, который часто ошибался, принял так называемую линию Керзона как новую границу Польши, а это означало, что польские завоевания 1919–1921 годов были потеряны. В обмен на это западные союзники выжали из Сталина туманное обещание спонсируемому Советом Люблинскому правительству принять несколько представителей лондонского правительства в изгнании, а также позволить провести честные общенациональные выборы.Ни одно из обещаний не было выполнено.

Могли ли англичане добиться от Сталина уступок в отношении Польши? Халик Кочанский, автор новой и наиболее обстоятельной книги о Польше во время Второй мировой войны, утверждает, что летом 1941 года, когда Советский Союз отчаянно нуждался в помощи Запада, «Великобритания могла достоверно заключить сделку с Советским Союзом о будущем Польши. ” 6 Но на самом деле, как признает сама Кочанская, Черчилль не осмелился оказать слишком большое давление на Советы из опасений, что они могут заключить сепаратный мир с Гитлером, и этот страх сохранялся.В любом случае, 1944–1945 годы, когда советская вооруженная мощь во много раз превосходила западные, и когда ничто не могло остановить наступление Красной Армии на Берлин, не было временем для принудительных переговоров.

Ненависть Сталина к полякам была настолько велика, что, хотя он позволил венграм и чехословакам формировать более или менее подлинные многопартийные правительства на целых три года (одновременно создавая лояльные Москве спецслужбы), он немедленно наложил на себя совершенно непредставительное правительство. Польша, а также Великобритания и США отозвали свое признание от польского правительства в Лондоне.Польским изгнанникам было разрешено оставаться в стране, но они никогда не получали признания за их военную службу. Например, генерал Станислав Мачек, сражавшийся под британским командованием с 1940 года и возглавлявший хорошо награжденную польскую танковую дивизию в Нормандии, после войны работал барменом в эдинбургском отеле. Британское правительство отказало ему и его коллегам-полякам в признании их солдатами союзников; им не давали никаких прав как комбатантам, и им не давали пенсий.

Незначительные политические уступки Польше, которые Рузвельт и Черчилль выдавили из русских, были немедленно нарушены, но, по крайней мере, они легли в основу создания и постепенного утверждения польского движения за свободу в период с 1956 по 1989 год.Польский кризис вызвал антисоветскую реакцию среди западных лидеров и общественности.

В то время как советники эпохи Нового курса Рузвельта постепенно исчезали со сцены, молодые интеллектуалы вокруг президента смотрели на союз с Россией с растущим подозрением. В вооруженных силах успокаивающее влияние генералов Джорджа Маршалла и Дуайта Эйзенхауэра, а также военного министра Генри Стимсона было оспорено подстрекательскими и решительно антироссийскими заявлениями популярного героя генерала Джорджа Паттона и министра флота Джеймса Форрестола. , который еще в апреле 1945 года сказал новоизбранному президенту Трумэну, что, если Советы не отступят по вопросу о Польше, «нам лучше устроить поединок с ними сейчас, чем позже.Сам Трумэн сразу же впал в воинственное настроение: «Я сказал ему прямо. Я дал ему это. Прямо один-два в челюсть », — сообщил он своим советникам на встрече с советским министром иностранных дел Молотовым в конце апреля 1945 года, хотя он также спросил:« Правильно ли я поступил? »

Это, конечно, был пустой разговор, поскольку ни американское, ни британское руководство никогда всерьез не рассматривало возможность вступить в Третью мировую войну или угрожать Советам. Тем не менее, это характерно для общего настроения, созданного ужасным польским кризисом, который в апреле 1945 года, когда Красная Армия собирала два с половиной миллиона солдат, сорок тысяч орудий и шесть тысяч танков в битву за Берлин, неся ужасающие потери. , и в то время как западные державы очень рассчитывали на обширную и своевременную советскую военную интервенцию против Японии, британское министерство иностранных дел и военное министерство уже рассматривали Россию как врага.В апреле 1945 года британское высшее командование по приказу Черчилля разработало план действий в чрезвычайных обстоятельствах для нападения на Россию 1 июля того же года — план, однако, ясно дававший понять, насколько безнадежна такая кампания.

На Потсдамской конференции в июле-августе 1945 года президент Трумэн и новый премьер-министр Великобритании Клемент Эттли согласились на изгнание — к тому времени частично завершенное — более десяти миллионов этнических немцев из стран Балтии и Польши. Чехословакия, Венгрия и Югославия.Это станет одной из величайших и самых жестоких этнических чисток в современной европейской истории. Тем временем в Восточной Европе поляки и украинцы продолжали неформальную войну, начатую под немецкой оккупацией. В лесах во многих частях Восточной Европы антисоветские партизаны столкнулись с советскими и другими силами безопасности; внезапный рост антисемитизма и желание удержать присвоенную еврейскую собственность привели к ужасным погромам.

Вызвали ли сталинское подавление Польши и последовавшую за этим общую советскую жестокость «холодную войну»? Это неадекватное объяснение, но оба, должно быть, способствовали ухудшению отношений.Что же тогда стало причиной «холодной войны»? Многие историки обсуждали этот вопрос, сначала в основном возлагая вину на Советский Союз, затем резко повернувшись вспять, обвиняя американскую империалистическую экономическую экспансию, и, наконец, остановились на теориях совместной ответственности. 7 Возможно, следует взглянуть на силы, неподконтрольные Рузвельту, Черчиллю и Сталину. Разработка атомной бомбы в Соединенных Штатах нарушила шаткое равновесие между Западом и Советским Союзом, что неизбежно ускорило гонку вооружений.Также была невозможность согласовать условия воссоединения Германии. США предложили план Маршалла Советскому Союзу и другим странам Восточной Европы, но их строгие требования экономической и финансовой открытости, а также тесное сотрудничество с международным агентством, в котором доминируют Соединенные Штаты, сделали его неприемлемым для советских лидеров.

Итак, холодная война развивалась и процветала на протяжении многих десятилетий. Но даже несмотря на то, что велись разрушительные прокси-войны, между великими державами не возникало вооруженного конфликта.Советско-западное сотрудничество в сохранении мира во всем мире продолжалось до 1991 года, когда бывший Советский Союз более или менее принял экономическую, социальную и политическую модель, которую предложил генерал Маршалл и первоначально предвидел президент Рузвельт.

Ничто в 1944–1945 годах не могло остановить советский захват Восточной Европы. Смещение Люблинского правительства в Польше произошло до того, как разразилась «холодная война»; но влияние Рузвельта на эти события и на развивающуюся холодную войну было действительно очень ограниченным.Мы никогда не узнаем, помог ли он предотвратить еще большие страдания и трагедии.

Как Черчилль, Рузвельт и Сталин планировали конец Второй мировой войны

Но Черчилля также критиковали за его кажущееся пассивное принятие советского господства в Польше и Восточной Европе. В ходе дебатов в Палате общин по вопросу о Ялте 21 депутат-консерватор, в том числе будущий премьер-министр сэр Алек Дуглас-Хьюм, внесли поправку, в которой выражалось сожаление по поводу «передачи территории союзника другой державе».Младший министр Георгий Штраус подал в отставку в знак протеста против политики правительства в отношении Польши.

В конце 1970-х годов Черчилль и министр иностранных дел Энтони Иден также подверглись критике, когда стало широко известно, что они пошли на уступку Сталину, что все бывшие советские военнопленные, включая тысячи, которые по тем или иным причинам перешли на сторону и сражались в Немецкая форма, насильственно репатриировать. Но снова возникли опасения, что, если это не будет согласовано, русские могут оказаться очень серьезными препятствиями, когда дело дойдет до репатриации западных военнопленных, освобожденных Красной Армией.

Эффективность Черчилля в Ялте надежно защищалась другими, причем адмирал Уильям Лихи, начальник штаба Рузвельта, позже написал, что «Черчилль, я думал, был в своих силах в Ялте», борясь не только за интересы Британии, но и за интересы Великобритании. Франция, Польша и другие маленькие державы.

Положительные результаты

В то время, несмотря на некоторые разочарования, не обнародованные сразу, результаты конференции в целом были признаны положительными. Time Журнал утверждал, что «все сомнения относительно способности Большой тройки сотрудничать как в мирном, так и во время войны, похоже, теперь развеяны».Вердикт, с которым в то время согласился Джеймс Бирнс: «Вот как я к этому относился. Несомненно, волна англо-советско-американской дружбы достигла нового пика ».

В Ялте Сталин согласился сотрудничать в создании Организации Объединенных Наций, проекта, очень дорогого сердцу Рузвельта. Неохотно и после огромных усилий со стороны как Черчилля, так и Идена, Сталин также согласился с тем, чтобы Франция имела оккупационную зону в побежденной Германии. Учитывая, что атомная бомба все еще не опробована, и перспектива серьезных потерь среди американцев, британцев и австралийцев при вторжении на родные острова Японии, обещание участия России в дальневосточной войне было воспринято как великий переворот.

Спустя несколько месяцев, 8 августа 1945 года, Россия объявила войну Японии, как и обещала в Ялте, через три месяца после окончания войны в Европе, за день до того, как атомная бомба была сброшена на Нагасаки. Позже, во время холодной войны, советское вмешательство в войну против Японии почти всегда игнорировалось западными историками, но теперь оно рассматривается как один из ключевых факторов в решении Японии капитулировать, наряду с сбросом атомных бомб на Хиросиму. и Нагасаки.

Проблема Польши и советских отношений

Проблема будущего Польши была в центре внимания Ялтинской конференции.Граница России с Польшей будет сдвинута на запад до линии Керзона, границы, ранее предполагавшейся после Первой мировой войны. В качестве компенсации новая западная граница Польши с Германией должна была проходить на линии Одер-Нейсе. Сталин согласился, что свободные выборы должны быть проведены в Польше как можно скорее. Он также принял просьбу Черчилля о том, чтобы члены польского и югославского правительств в изгнании были включены в состав новых администраций этих стран. Россия также присоединилась к «Декларации об освобожденной Европе», в которой «большая тройка» зафиксировала свое стремление к созданию демократических институтов в странах, которые их силы имели или собирались освободить от нацистского правления.

Чарльз «Чип» Болен из Госдепартамента США, выступавший в качестве переводчика Рузвельта на русский язык, полагал, что каждая из «большой тройки» достигла своих основных целей в Ялте, признавая при этом, что «было чувство разочарования и некоторой горечи. в отношении Польши ». Для американских и британских профессиональных дипломатов, таких как Болен, соглашения, достигнутые в Ялте, на первый взгляд казались «реалистичными компромиссами между различными позициями каждой страны». Сталин пошел на настоящую уступку, наконец согласившись на французскую зону в Германии, в то время как Черчилль и Рузвельт многое уступили по Польше.Но даже тогда, подумал Болен, окончательно согласованный план вполне мог бы привести к подлинно демократическому польскому правительству, если бы он был осуществлен.

Друг Болена из госдепартамента Джордж Кеннан был не столь оптимистичен. В меморандуме, написанном незадолго до Ялты, Кеннан дал мрачную и дальновидную оценку будущих отношений СССР с Западом. В нем он не видел надежды на сотрудничество со Сталиным в послевоенной Европе, скорее, это «неизбежный конфликт, возникающий между потребностью союзников в стабильных, независимых государствах в Европе и советским натиском на запад».В течение очень короткого времени Сталин отказывался выполнять свою часть сделки по Польше, игнорируя Декларацию об освобожденной Европе. И всего через год и месяц после Ялты, 5 марта 1946 года, Черчилль произнес свою знаменитую речь «Железный занавес» в Фултоне, штат Миссури.

МК Сталин приходит к власти в ближнем бою, в узком поражении Э. Паланисами становится лидером

«Принц» в ожидании МК Сталин, наконец, захватил трон в форте Святого Георгия в Ченнаи. Сталин возглавил ДМК Альянс из десятка политических партий вернулся к власти после 10 лет в оппозиции.Но это не решающая победа сына покойного Калиагнара М. Карунаниди. В ожесточенной битве правящий AIADMK во главе с уходящим с поста главным министром Э. Паланисами героически проиграл. Инсайдеры и аналитики говорят, что его союз с BJP идет против AIADMK.

Согласно последним подсчетам, DMK + лидирует в 145 округах и имеет две победы, а правящая AIADMK + лидирует в 85 округах с одной победой.

Когда EPS стал главным министром после заключения Сасикалы в тюрьму в феврале 2017 года, никто не дал ему даже внешнего шанса.Почти все предсказывали, что его правительство рухнет через несколько недель. Но он доказал, что все они неправы, завершив свой срок и сплотив партию, столкнувшись с несколькими кризисами.

Альянс AIADMK, возглавляемый EPS, был уничтожен на парламентских выборах 2019 года после того, как получил всего одно место из 39 в штате. Был написан его политический некролог, и большинство из них предсказывало гибель AIADMK на выборах в Ассамблею.

EPS привлекла первоклассного стратега по выборам Сунила Кануголу, который ранее руководил выборами Сталина в опросах Лок Сабха в 2019 году.Сунил изменил способ ведения AIADMK на выборах и взял против своего старого друга, превратившегося в соперника Прашанта Кошора, который руководил кампанией DMK.

Во время пика кампании Сунил всегда утверждал, что это будет рукопашный бой, и DMK придется бороться, чтобы вернуться к власти.

Многие инсайдеры AIADMK и политические аналитики считают, что «вынужденный» альянс с BJP пошел против AIADMK, лишив их шансов вернуться к власти. «BJP не нравится большинству в TN.AIADMK был вынужден объединиться с BJP. Это дорого нам обошлось », — сказал лидер AIADMK из Салема, родного города EPS.

Проигрыш на выборах после жесткой борьбы повысил авторитет EPS в партии. Почти наверняка он возглавит оппозицию как внутри, так и внутри партии.

Поскольку партия едва не проиграла выборы, большинство лидеров AIADMK и ее кадры не перейдут на другую сторону и останутся вместе, ожидая своего следующего шанса. BJP, которая надеется построить партию в TN, будет иметь чтобы продлить ожидание, поскольку AIADMK удалось сохранить свою базу.

«Если бы ЕПС во главе с АИАДМК сильно проиграла, потрясенные лидеры и кадры обратились бы в БДП, чтобы защитить свои политические интересы. BJP может расти в TN только неорганически. Теперь этого не произойдет. «Это хорошая новость для AIADMK и дравидийской политики», — сказал политтехнолог.

М.К. Сталин в свои 60 лет сам возглавил партию и в упорной борьбе захватил власть. С тех пор, как его партия получила достаточно мест, ДМК Чтобы сформировать правительство, он не может позволить себе противодействовать своим партнерам по альянсу — Конгрессу, левым и другим дравидийским партиям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.