Сша война с вьетнамом: Ложь для большой войны: как в США выдумали повод для нападения на Вьетнам

Содержание

Влияние торговой войны между США и Китаем на экономику Вьетнама

08.09.2021

В условиях очевидной политической напряженности, когда противоречия между ведущими державами в Азиатско-Тихоокеанском регионе становятся все более острыми, а сферы их соперничества расширяются, внешняя и внутренняя политика большинства азиатских стран также оказывается в состоянии зависимости от внешней конъюнктуры.

Третья сторона, которой удается выйти на рынок участника конфликта, заменив его соперника, часто становится победителем в торговой войне. По оценкам специалистов, Вьетнам больше других выиграл от торгового противостояния Вашингтона и Пекина. Так, Вьетнам и Тайвань в основном выиграли от дополнительного экспорта в США (дополнительные заказы в размере 7,9 процента ВВП для Вьетнама), тогда как Чили, Малайзия и Аргентина извлекли выгоду, продав больше товаров в Китай. Кроме того, Вьетнам становится одним из ключевых игроков в Юго-Восточной Азии, поскольку уже 25 лет демонстрирует макроэкономическую стабильность.

На фоне пандемии COVID-19 развитие экономики продолжается в соответствии с оптимистичным сценарием, что является еще одним привлекательным фактором для иностранных инвесторов.

Однако ситуация в неравнобедренном треугольнике Китай-Вьетнам-США вызывает множество вопросов. Находясь в центре противостояния двух крупнейших государств, Вьетнам должен придерживаться определенной стратегии для поддержания баланса сил. В противном случае дисбаланс в диверсификации может привести к пагубным перекосам в экономике не только Вьетнама, но и всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Для поддержания собственного экономического роста в условиях американо-китайской торговой войны и неопределённости, связанной с пандемией, Вьетнаму, с одной стороны, необходимо расширить уже существующие механизмы сотрудничества с США, а с другой – повысить эффективность торговли c КНР и добиться увеличения притока китайских прямых инвестиций. Между тем, стоит отметить уже наметившуюся в ходе торговой войны тенденцию: Вьетнам пользуется значительными преимуществами в достижении своих политических и экономических целей.

Например, вьетнамская экономика выигрывает от переноса производства из Китая во Вьетнам. В долгосрочной перспективе рост прямых иностранных инвестиций из Китая обусловлен тенденцией иностранных предприятий перемещать капитал за границу с учетом повышения пошлин с 10% до 25%, которые США наложили на китайские товары. Перенос части производства во Вьетнам помогает компаниям смягчить последствия эскалации торговой напряженности и поможет сохранить производство. На фоне растущих затрат в Китае эти меры привлекли во Вьетнам такие крупные бренды, как Samsung Electronics, Nintendo, Hasbro, Adidas, Apple, Foxcon, Yokowo и др.

В результате торговой войны США стали меньше импортировать из Китая. Явным преимуществом является то, что вьетнамские экспортеры теперь имеют существенный шанс успешно конкурировать с КНР в экспорте товаров в Соединенные Штаты. Более того, обладая потенциалом для того, чтобы стать “мировой фабрикой”, Вьетнам способен подорвать этот уже укоренившийся статус Поднебесной и отодвинуть Китай на второй план.

В настоящее время транснациональные компании (например, Brooks Sports, Delta Electronics, Nokia, Google) часто выбирают стратегию «Китай+1», когда иностранные фирмы сохраняют некоторые цепочки поставок в Китае, но при этом переносят отдельные операции в другие страны, особенно в те, которые географически близки к Поднебесной, например, Вьетнам. Такая организация производства облегчает транспортировку компонентов и позволяет использовать конкурентные преимущества Вьетнама как источника дешевой рабочей силы.

Важно также учитывать и объективные изменения структуры вьетнамской экономики последних лет: в то время как после экономических реформ «дой мой», проведенных в 1980-х годах, в экономическом росте Вьетнама преобладала легкая промышленность, за последнее десятилетие страна репозиционировала себя и стала доминирующим игроком в мировой индустрии микроэлектроники. Эта тенденция стала особо активно набирать обороты в период торговой войны между США и Китаем. Помимо технологических компаний, производители автомобильных запчастей (Mitsuba), обуви и оборудования (Asics, Adidas, Nike, Crocs, Skechers) также стремятся диверсифицировать или изменить свои производственные цепочки.

Положительное влияние торговой войны на вьетнамскую экономику выражается в следующем:

Во-первых, по причине того, что корпорации перемещают высоко прибыльное (промышленное) производство во Вьетнам, выводя свой капитал и производственно-сбытовые цепочки из Китая, особенно в период обострения торговой войны в 2019 г., во Вьетнаме появляются новые рабочие места (в частности, в сфере строительства и швейной промышленности). Кроме того, пандемия коронавируса ускорила эту тенденцию. Например, потребность в с/х продукции продолжает увеличиваться в связи с повышенным спросом, что требует большего количества работников, занятых в данной сфере экономики. Более того, в период пандемии правительство сохранило рабочие места на заводах (при условии предоставления сотрудникам ночлега на рабочем месте или трансфера до дома работодателем), а также разрешило иностранным работникам продолжать деятельность на предприятиях в зонах экспортной переработки с учётом 14-дневного карантина.

Однако такое движение товаров и человеческого капитала может повлиять на китайско-вьетнамские отношения, поскольку в то время, как во Вьетнаме появляются рабочие места, в Китае они начинают сокращаться.

Во-вторых, наблюдается увеличение вьетнамского экспорта в США, поскольку американскому потребителю невыгодно покупать некоторые категории товаров у китайских поставщиков.

В-третьих, компании инвестируют в технологии, строят новые заводы, исследовательские центры, что, несомненно, приносит пользу экономике Вьетнама. Таким образом, страна приближается к вступлению в цифровую эру (Индустрия 4.0).

В-четвертых, торговая война послужила катализатором для правительства инвестировать в инфраструктуру, издавать законы, облегчающие выход зарубежных компаний на вьетнамский рынок с целью привлечения инвесторов и создания для них благоприятной среды, что, в принципе, соответствует целям внешней политики Вьетнама (диверсификация производства) с начала периода «дой мой».

Однако помимо получения выгод от противостояния двух государств, Вьетнам также может пострадать от отрицательных последствий торговой войны между США и Китаем.

Во-первых, серьезной проблемой, с которой Вьетнам столкнулся в результате торговой войны, является экономическое мошенничество ряда компаний. Известные формы этого мошенничества предполагают, что определенные категории товаров производятся в Китае, импортируются во Вьетнам с пометкой «Сделано во Вьетнаме», а затем такие товары отправляются потребителю в США или страны Европы, что приводит к значительной потере средств для вьетнамского бюджета.

Во-вторых, существует риск того, что США наложат соответствующие высокие тарифы на импорт вьетнамских товаров, аналогично политике в отношении Китая. Этому может поспособствовать вышеуказанная теневая практика, а также тот факт, что уже в 2017 году Вьетнам занимал шестое место по величине положительного сальдо торгового баланса с США после Китая, Мексики, Германии, Канады и Японии.

В-третьих, китайские компании ускоряют процесс переноса во Вьетнам устаревшего оборудования и технологий, вызывающих загрязнение окружающей среды.

В-четвертых, наблюдается жесткая конкуренция со стороны американских и китайских потребительских товаров как на внешнем, так и на внутреннем рынках Вьетнама (например, с/х продукция).

Таким образом, новые возможности для Вьетнама ставят новые задачи и являются новыми вызовами для экономики страны. Масштаб негативного влияния этого процесса на промышленность Вьетнама все еще сложно оценить. Вместе с тем, укрепляя свои позиции в качестве новых производственных узлов, такие страны, как Малайзия, Таиланд, Индия являются соперниками Вьетнама по привлечению ПИИ. Чтобы быть конкурентоспособным на мировом рынке, Вьетнаму необходимо уже в ближайшем будущем улучшить свою технологическую инфраструктуру, а также повысить квалификацию рабочей силы, человеческих ресурсов и обеспечить поддержку развития с/х отрасли. Более того, необходим «фильтр» для обнаружения теневых иностранных инвестиций («Сделано во Вьетнаме-Китае»). Рекомендуется политика в отношении транснациональных корпораций с целью привлечения высоких и уникальных технологий во Вьетнам (Требование о передаче технологий[i]), а также создание и установление условий, согласно которым ТНК должны обучать местных работников (Требование местного компонента[ii]).

Приоритет следует отдавать проектам с передовыми и чистыми технологиями, современным управлением, высокой добавленной стоимостью, связью с мировыми отраслями и цепочками поставок. В целом, реформа инвестиционной среды и выбор качественных инвестиционных проектов по-прежнему важны и не должны зависеть от развития торговой напряженности между США и Китаем, однако в текущих условиях они приобретают особую актуальность.

Нет сомнений в том, что Вьетнам постепенно наращивает объем иностранных инвестиций, а также делает ставку на увеличение экспорта и импорта.  Открытость вьетнамской экономики делает её всё более зависимой от Китая. Стратегия диверсификации, с одной стороны, направлена на ослабление жесткой зависимости от Китая, а с другой, на построение новых экономических отношений с другими странами. Однако на фоне пандемии COVID-19 заметен следующий парадокс: реализация стратегии диверсификации, наоборот, ставит Вьетнам в зависимое от Китая положение и усиливает торговые связи с ним.

К каким последствиям это приведет зависит от того, сможет ли Вьетнам использовать эту тенденцию в свою пользу или будет вынужден присоединиться к Китаю в силу общности политической идеологии. В то же время Вьетнам рассматривается США как партнер в сдерживании Китая. Факт состоит в том, что Вьетнам предоставляет Китаю возможность обойти препятствия в торговой войне и становится более зависимым от Китая в результате ее косвенного влияния.  Таким образом, в ходе торговой войны Вьетнам де-факто используется против США.

Практика уравновешивания отношений с крупными державами не означает построения равноправных отношений со всеми крупными странами или проведения политики нейтралитета. Скорее, такая политика подразумевает отсутствие влияния или манипуляции Вьетнамом со стороны любой крупной державы. Балансируя между США и Китаем, Вьетнам демонстрирует дух независимости и самодостаточности, основанный на продвижении национальных интересов на передний план.

Успех Вьетнама является примером для других развивающихся экономик с точки зрения того, как поиск альтернатив Китаю в размещении производства позволяет улучшить экономическую ситуацию и повысить уровень жизни в стране. Тем не менее, с появлением новых возможностей возникают новые риски, и, обращаясь к примеру Вьетнама, другие страны могут извлечь урок, как попытаться нивелировать их или вовсе исключить.

Влияние торговой войны на Вьетнам будет скорее положительным, чем отрицательным в краткосрочной перспективе. Однако в долгосрочной перспективе риски введения более высоких американских тарифов на вьетнамские товары, экологические проблемы и потенциальное замедление темпов развития затмевают краткосрочные выгоды.

Кристина СОБОЛЕВА

 

[i] Ха-Джун Чанг. Как устроена экономика / Ха-Джун Чанг ; перевод с английского Е. Ивченко. — Москва: Манн, Иванов и Фербер, с. 284.

Facebook

Twitter

Vkontakte

Вьетнамский полигон. История горячей «холодной войны» | История | Общество

Эта война не входит в школьную программу по истории, средний российский обыватель знает о ней в основном по сюжетам голливудских фильмов. Однако же вспомнить о ней именно в наши дни представляется важным не только в связи с юбилейной датой, но и в свете событий, разворачивающихся сегодня на мировой арене.

Полвека назад вьетнамские партизаны, вьетконговцы, бойцы Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, напали на военную базу США в Плейку. Именно эту дату — 7 февраля 1965 года — принято считать официальным началом войны, хотя по сути боевые действия велись уже задолго до этого. Первый налёт американских ВВС на Северный Вьетнам был совершён в августе 1964 года по личному распоряжению президента США Линдона Джонсона. Операция называлась «Пронзающая стрела».

Незадолго до этого в Америке был убит предшественник Джонсона президент Джон Кеннеди. По одной из версий, причиной убийства стало как раз развязывание войны, ведь именно при Кеннеди американский контингент в Южном Вьетнаме превысил 23 тыс. человек. Сдавать стратегически важные территории Штаты не хотели. Да и на пике «холодной войны» борьба с «красной угрозой» была в тренде.

Будучи колонией Франции, Вьетнам многие десятилетия мечтал освободиться от внешнего вмешательства в свои дела. Стране удалось добиться независимости к 1946 году, но метрополии, понятно, это было не по душе. Не справившись с партизанами самостоятельно, Франция призвала на помощь США. В 1954 году, согласно Женевскому соглашению, Вьетнам был разделён по 17-й параллели на Северный (коммунистический) и Южный (с проамериканским президентом во главе). Установив в последнем жёсткую диктатуру и приведя к власти своё правительство, США спровоцировали появление в стране партизанского сопротивления.

Солдаты 1-й пехотной дивизии США во Вьетнаме. Фото: Public Domain

Джонсон был уверен, что если победу одержит «красный» Вьетнам, то это может привести к тому, что и другие азиатские страны встанут на путь коммунизма. Сам же американский президент боялся прослыть среди своих избирателей трусом и слабаком и был уверен, что бороться с коммунизмом можно только с помощью силы. По одной из версий, инициировать очередную войну также могли главы крупных американских корпораций — производителей оружия. 

К марту 1965 года бомбардировки Вьетнама американскими ВВС стали регулярными, а к концу года количество американских военных, задействованных в гражданской по своей сути войне, превысило 185 тыс. человек (к 1967 году — свыше 500 тысяч человек). В условиях противостояния двух сверхдержав СССР не мог остаться в стороне и не поддержать «братский вьетнамский народ». Советский союз помогал Вьетнаму не только деньгами, но и вооружением. За время войны советские зенитчики сбили более тысячи американских самолётов.

К началу 1970-х годов южновьетнамские войска, поддерживаемые США, насчитывали более 1 млн человек, северовьетнамские — не многим более 200 тысяч. Однако утомлённый многолетним противостоянием Южный Вьетнам уже не мог оказать достойного сопротивления, и всё большее количество территорий отходило под контроль коммунистов. Война закончилась 30 апреля 1975 года, когда северовьетнамские вооружённые силы взяли Сайгон.

Хотя война и носила характер гражданской, она велась при поддержке противоборствующих сторон двумя сверхдержавами, которые на тот момент сами находились в состоянии «холодной войны». Серьёзность намерений противников подтверждает разгоревшийся незадолго до начала войны во Вьетнаме Карибский кризис, чуть было не спровоцировавший применение ядерного оружия и Третью мировую. Ещё одной точкой напряжения к этому времени стала Германия, где уже возвышалась многокилометровая Берлинская стена, наглядно символизировавшая безальтернативность позиций. Всего спустя несколько лет после взятия Сайгона и окончания войны во Вьетнаме появится новая арена для выяснения отношений двух сверхдержав — Афганистан.

Бойцы вьетнамской армии. Фото: РИА Новости Ряды солдатских могил на Арлингтонском кладбище в Вашингтоне несут в себе безмолвный вопрос — зачем США развязали эту войну? Для сдерживания коммунизма? Но ведь не коммунизм стал причиной гибели десятков тысяч американских морпехов и свыше миллиона (по другим данным — до 3 млн) мирных граждан Вьетнама, а непомерные амбиции и стремление к гегемонии во всех уголках мира одной отдельно взятой страны, которая и сама появилась на свет в результате колониальной политики и истребления коренного населения Северной Америки.

Вьетнамская трагедия наглядно показывает, что «холодная война» не была столь «холодной», как принято считать. Миллионы человеческих жертв среди населения третьих стран, по сути не имеющих прямого отношения к конфликту сверхдержав, заставляют задуматься и пересмотреть отношение к этому противостоянию.

СССР и коммунистический лагерь в целом выиграли отдельную битву во Вьетнаме, но проиграли глобальную войну. Окончанием «холодной войны» принято считать 1990–1991 годы, когда пала Берлинская стена, а СССР фактически подписал акт о своей капитуляции, более известный нам как Беловежские соглашения. Но это, увы, не положило конец имеющимся противоречиям. К чему приведёт очередной виток противостояния и какая страна станет следующим полигоном для выяснения отношений — покажет время.

Война во Вьетнаме. Фото: www.globallookpress.com

Война во Вьетнаме: Часть 1: Вторжение войск США и эскалация военных действий (фото)

Оригинал взят у tipolog в К 50-летию начала войны во Вьетнаме: Часть 1: Вторжение войск США и эскалация военных действий
Подборка изображений

Командир батальона войск Южного Вьетнама капитан Тхач Куен угрожает применением насилия захваченному в плен северовьетнамскому солдату в дельте реки Меконг (1965 год)


Пятьдесят лет назад в марте 1965 года 3,5 тысячи американских морских пехотинцев высадились в Южном Вьетнаме. Это были первые американские боевые части в месте военного конфликта, который растянулся на десятилетие. Начиная с 1950 года народ Северного Вьетнама (при поддержке Советского Союза и Китая) стал вести активную борьбу с властями Южного Вьетнама (которые поддерживались Соединенными Штатами). Но если СССР и Китай весь период этого времени ограничивались оказанием военно-технической помощи своему союзнику, то США в своем стремлении во чтобы то ни стало утвердить свое мировое лидерство стали отправлять во Вьетнам своих советников, а затем и свои войска. Так к концу первого года вторжения на вьетнамскую землю туда было переброшено 185 тысяч американских военнослужащих, а в 1968 их численность достигла 500 тысяч.

Но не смотря на наличие там столь большого количества своих войск и поддерживавших их военнослужащих Южного Вьетнама, США столкнулись с упорным сопротивлением как со стороны армии Северного Вьетнама, так и поддерживавшими ее партизанскими отрядами. Каждая из воюющих сторон за эти годы понесла огромные потери. Но наибольшие потери за время войны понесло гражданское население. По разным оценкам они составили от 1,5 до 3,6 миллиона человек убитыми. Но не смотря на такие потери, вьетнамский народ сумел выстоять в этой войне и заставить США убраться вон со своей территории.



Американский военный инструктор позирует с группой местных жителей в окрестностях учебно-тренировочного лагеря в Центральном Вьетнаме (17 ноября 1962 года)



Буддийский монах сжигающий себя на улице Сайгона в знак протеста против начала преследований буддистов правительством Южного Вьетнама (11 июня 1963 года)



Южновьетнамские десантники в сопровождении 12 американских спецназовцев высаживаются с вертолетов с целью осуществления неожиданного налета на базу снабжения армии Северного Вьетнама в 62 км к северо-западу от Сайгона (6 августа 1963 года)



Смертельно раненый партизан Северного Вьетнама на фоне проходящих мимо южновьетнамских морских пехотинцев, осуществляющих поиск сил повстанцев в дельте Меконга (27 февраля, 1964 года)



Отец держит тело своего убитого ребенка перед южновьетнамскими рейнджерами, смотрящими на него с бронетранспортера (19 марта 1964 года)



Южновьетнамские морпехи десантируются с американских вертолетов на рисовых полях в ходе операций против партизан Северного Вьетнама в дельте Меконга (декабрь 1964 года)



Американский штурмовик Douglas A-1 Skyraider сбрасывает бомбы напалмовые бомбы на позиции войск Северного Вьетнама (26 декабря 1964 года)



Вертолеты армии США поливают пулеметным огнем линию леса в целях содействия атаке южновьетнамских войск во время их нападения на лагерь сил Северного Вьетнама в 25 километрах от камбоджийской границы (март 1965 года)



Морские пехотинцы ВМС США высаживаются на берег возле города Дананга в центральной части Вьетнама (10 апреля 1965 года)



Южновьетнамский морпех успокаивает своего товарища, который был тяжело ранен северовьетнамскими партизанами в процессе их поиска на полях сахарного тростника в 12 км от Сайгона (5 августа 1963 года)



Военные дознаватели Южного Вьетнама ведут допрос с пристрастием захваченного в плен северовьетнамского партизана (28 марта 1965 года)



Раненые лежат на улице после взрыва бомбы у здания посольства США в Сайгоне (30 марта 1965 года). В результате произошедшего было убито 2 американца и несколько вьетнамцев



Генерал Уильям Уэстморленд во время посещения позиций первого батальона 16-го полка 2-й бригады первой дивизии США вблизи Бьен Хоа (1965 год)



Американский стратегический бомбардировщик B-52 сбрасывает бомбы на позиции войск Северного Вьетнама в 56 км к северо-западу от Сайгона (2 ноября 1965 года)



Убитые и раненые солдаты одного из батальонов американской 1-й кавалерийской дивизии, которые неожиданно попали под огонь партизан во время ночного поиска в долине Йа-Дранг (18 ноября 1965 года)



Боец армии Северного Вьетнама, взятый в плен (без даты)



Американский морпех, который недавно прибыл в Южный Вьетнам, покрывшийся каплями пота в процессе поиска северовьетнамских партизан вблизи авиабазы Da Nang (29 апреля 1965 года)



Мирные вьетнамцы пересекают разрушенный мост в городе Hue (без даты)



Изнеможенные мирные люди, которые выползли из своих подземных укрытий после двухдневной бомбардировки и тяжелых боев в окрестностях города Dong Xoai (6 июня 1965 года)



Четыре американских военно-транспортных самолета Fairchild C-123 Provider занимаются распылением жидкого дефолианта (химикатов для уничтожения растительности и всего живого) над позициями войск Северного Вьетнама (сентябрь 1965 года)



Южновьетнамский морпех в специальной повязке среди разлагающихся трупов американских и вьетнамских солдат, которые погибли в ходе боевых действий на каучуковой плантации компании Michelin в 70 км к северо-востоку от Сайгона (27 ноября 1965 года)



Вьетнамские женщин и детей прячутся от артиллерийского огня в заросшем канале в 30 км к западу от Сайгона (1 января 1966 года)



Американский солдат Рик Холмс из 173-й воздушно-десантной бригады на боевой позиции (3 января 1966 года)



Американский штурмовик Douglas A-1 Skyraider сбрасывает бомбы, начиненные белым фосфором, на позиции войск Северного Вьетнама (1966 год)



Огненные шары от взрывов напалма поблизости от расположения солдат американских войск (1966 год)



Легкораненый американский морпех поит водой своего тяжело раненого товарища во время спецоперации вдоль демилитаризованной зоны между Севером и Югом Вьетнама (21 июля 1966 года)



Вьетнамский ребенок цепляется за своего отца, который был задержан и связан, как подозреваемый в содействии партизанам Северного Вьетнама в 280 км северо-востоку от Сайгона (17 февраля 1966 года)



Лицо американского морпеха, который ведет огонь из пулемет М60 во время одного из боев к югу от демилитаризованной зоны (10 октября 1966 года)



Группа «Korean Kittens» выступает в музыкальном шоу перед американскими солдатами из 25-й пехотной дивизии



Вьетнамская девушка 23 лет, которая была задержана австралийским патрулем по подозрению в причастности к партизанской деятельности, после проведения над ней пытки водой в 65 км к юго-востоку от Сайгона (29 октября 1966 года)



Американский лёгкий палубный штурмовик ВМС США Douglas A-4 Skyhawk наносит удар по железнодорожному мосту в 10 километрах к северу от Thanh Hoe, Северный Вьетнам (10 сентября, 1967 года)



Вьетнамец заваривает чай в то время, пока американский морской пехотинец занимается лицезрением похотливой красотки с эротического плаката (сентябрь 1967 года)



Солдат американской 1-й кавалерийской дивизии направил свой огнемет в сторону входа в пещеру в долине An Lao в Южном Вьетнаме (14 апреля 1967 года)



Сержант Рональд Пейн выходит из подземного тоннеля, прорытого северовьетнамскими партизанами в лесах Ho Bo в Южном Вьетнаме (21 января 1967 года)



Американские солдаты пробираются через болото в ходе войсковой операции на юге Вьетнама в дельте реки Меконг (апрель 1967 года)



Лейтенант Дональд Шеппард стреляет горящими стрелами в направлении бамбуковой хижины на берегу реки Bassac, под которой может находиться подземный бункер вьетнамских партизан (8 декабря 1967 года)



Транспортный вертолет морской пехоты США СН-46, который оказался подбитым огнем с земли к югу от демилитаризованной зоны между Севером и Югом Вьетнама (15 июля 1966 года). Вертолет упал и взорвался на холме, погиб один член экипажа и 12 морских пехотинцев. Три члена экипажа получили тяжелые ожоги



Тело американского солдата, который погиб в бою в джунглях недалеко от Камбоджийской границы, поднимают на зависший над землей вертолет в целях его последующей эвакуации (1966 год)



Медсестра пытается успокоить раненого солдата армии США в 8-м армейском госпитале в городе Нячанг в Южном Вьетнаме (7 февраля 1965 года)



Гробы с телами восьми военнослужащих армии США, которые были убиты в результате нападений на американские военные объекты в Южном Вьетнаме, на борту военно-транспортного самолета на аэродроме в Сайгоне (9 февраля 1965 года)



Источник: http://www.theatlantic.com/

Также смотри по данной теме другие материалы с тегами «США» и «Войны ХХ века«


Поражение, равное победе.

Как вьетконговцы заставили США закончить войну

К 1968 году США прочно и глубоко увязли во вьетнамском конфликте. Попытки разгромить вьетнамских коммунистов — вьетконговцев — предпринимались уже многие годы.

В каждый конкретный момент казалось, что некоторое усиление американского контингента и союзного Штатам Южного Вьетнама сделает поражение коммунистов неизбежным. Северных вьетнамцев и южновьетнамских партизан систематически презирали и недооценивали. Однако месяц проходил за месяцем, а зримого эффекта от вмешательства не наблюдалось.

К 1968 году численность американских войск во Вьетнаме составляла уже полмиллиона солдат и офицеров. Однако эффективность борьбы против партизан не определялась голой численностью. Многие операции американских войск были достойны изучения в военных академиях, но каждый раз всё кончалось одинаково: после сбора трупов и трофеев американцам приходилось зачищать те же самые заболоченные рисовые поля, подрываясь на минах и попадая в засады.

Партизаны несли огромные потери, но это их нимало не смущало, а вот в США массовая гибель призывников производила гнетущее впечатление. Однако командование американского контингента было уверено, что всё дело просто в недостатке сил — и во Вьетнам отправлялись новые и новые батальоны. Генерал Уильям Уэстморленд, командовавший контингентом во Вьетнаме, считал, что ему удастся изнурить северян и просто убивать партизан быстрее, чем вьетконговцы будут набирать новых.

Программу умиротворения Вьетнама он считал глубоко побочным занятием. Его полностью захватывали замыслы блестящих и бессмысленных силовых операций. Стратегия истощения теоретически казалась неплохим выбором: по данным американской разведки, Вьетконг терял примерно в полтора раза больше людей, чем ставил под ружьё. Американские бомбардировки наносили ужасные разрушения Вьетнаму и вдобавок отнимали множество людей на восстановительные работы.

Уильям Чайлдз Уэстморленд — американский военачальник. Фото: © AP Photo

Однако Уэстморленд совершил классическую ошибку полководца: слишком доверился оптимистичным реляциям. Он искренне выдавал желаемое за действительное, притом не пытался запудрить мозги начальству, но сам верил в то, что говорил. Генерал просто требовал новых и новых войск — и постоянно получал их. В конце 1967 года Уэстморленд и многие его штабисты находились в отличном настроении. Они считали, что вьетконговцы уже, по сути, разбиты. В конце 1967 года Уэстморленд заявил, что «видит свет в конце туннеля».

В действительности вьетнамцы, неся тяжёлые потери, сохранили боеспособность костяка своей лесной армии. Упомянутый Уэстморлендом свет в конце туннеля скорее исходил от фар грузовика, везущего очередную партию «калашниковых» и патронов на юг.

Партизаны и северяне чувствовали, что могут перехватить инициативу, и готовились нанести американцам и южанам сильнейший удар за всё время войны. Они предполагали одним махом нанести противнику катастрофические потери, подорвать авторитет южного правительства и спровоцировать массовое восстание в Южном Вьетнаме. Хотя основной целью операции были американские объекты в Южном Вьетнаме, истинной целью, которую следовало поразить, было общественное мнение на юге. Коммунисты рассчитывали на коллапс южновьетнамской армии, массовое дезертирство и, в конечном счёте, объединение вьетнамцев против внешнего врага.

Кстати, что интересно, категорически против этой операции выступил Во Нгуен Зяп, военный руководитель Северного Вьетнама и, без преувеличения, лучший полководец Вьетнама. Он считал, что затея не приведёт ни к чему, кроме тяжёлых потерь. Однако политические соображения возобладали.

В 1967 году на тропах между северным и южным Вьетнамом было людно. На юг вела целая сеть пробитых в джунглях дорог — так называемая «тропа Хо Ши Мина». Тропа пролегала по территории Лаоса и Камбоджи, слабо контролируемой тамошними правительствами. Северяне организовали полноценную линию коммуникаций, неплохо замаскированную с воздуха, имеющую зенитное прикрытие, а главное — способную пропускать крупные караваны грузовиков с оружием, боеприпасами, топливом, медикаментами.

«Дорогу жизни» партизан регулярно бомбили, но это позволяло американцам только несколько снизить объём грузов, перевозившихся по ней. Полноценную наземную операцию американцы так и не начали: политические последствия от расширения войны за пределы Вьетнама были непредсказуемыми.

Последние месяцы 1967 года вьетнамцы накапливали силы и ресурсы для своего крупнейшего наступления. Кроме грузов на юг отправлялись солдаты и офицеры армейских частей, которым предстояло также принять участие в операции. Вьетнамцам удалось собрать внушительную группировку примерно в сотни тысяч партизан и не менее 60 тысяч солдат регулярной армии.

Новогоднее наступление

Уильям Чайлдз Уэстморленд. Фото: © AP Photo

В 1967 году война во Вьетнаме резко активизировалась, потери вьетнамцев и американцев возросли в несколько раз. Однако к новому, 1968 году северяне были полны решимости сделать жизнь противника ещё тяжелее. Первый звоночек прозвенел 21 января, когда вьетнамцы взяли в осаду базу американской морской пехоты в Кхесани. Американцы сделали вывод, что на ближайшие недели именно Кхесань будет главной точкой приложения сил вьетконговцев. Однако это был лишь первый ход партизан.

По вьетнамскому календарю Новый год — «Тет» — приходится на конец января. Неформально в этот период обычно соблюдалось перемирие между южанами и северянами. Южане, как обычно, расслабились, считая, что получили некоторый запас спокойного времени. Однако именно на праздник северяне задумали главный удар по множеству объектов США и южновьетнамских войск сразу.

В ночь на 31 января объединённые силы войск Севера и партизан, действовавших на юге, атаковали сразу почти все крупные города Южного Вьетнама. Атаки везде шли по схожему сценарию. Сначала нужный объект обстреливался миномётами и реактивными снарядами, а затем на штурм шло множество партизан. В некоторых случаях использовались советские лёгкие танки.

Огня вьетконговцы не боялись, заграждения сбивали. В большинстве городов уже находились «спящие ячейки» коммунистов, которые присоединялись к отрядам, вышедшим из джунглей. Город Хюэ, древнюю вьетнамскую столицу, захватили влёт, тяжёлые бои шли в Сайгоне, где партизаны пошли на штурм президентского дворца, авиабазы, штабов, главной радиостанции и посольства США. На улицах появились агитаторы северян, призывавшие к восстанию.

Отряды Вьетконга рассыпались по городам, вылавливая и убивая южновьетнамских военных и полицейских. Кстати, именно с этой историей связана одна из самых известных фотографий Вьетнамской войны, на которой генерал полиции Южного Вьетнама Нгуен Нгок Лоан расстреливает пленного вьетконговца из револьвера. Дело в том, что пленный, перед тем как его захватили, участвовал в охоте по чёрным спискам и был причастен к казни подполковника полиции вместе с его семьей. Неудивительно, что генерал Лоан не испытывал к пленному дружеских чувств.

Однако общественность не знала, насколько неоднозначная история скрывается за этой фотографией, репутация Лоана была уничтожена одним щелчком фотоаппарата. Позднее фотограф Эдди Адамс заметил по этому поводу: «Генерал убил вьетконговца, а я убил генерала своим фотоаппаратом». Сам генерал высказался по поводу этого эпизода просто: «Эти люди убили много наших».

Между тем уже в первые часы наступления план северян начал трещать по швам. Радио Сайгона было отключено, выйти в эфир не удалось. Захватить достаточно техники на военных базах не получилось. Южновьетнамская армия также оказалась куда устойчивее, чем от неё ожидали, и не стала разбегаться. Для этой войны был очень серьёзен элемент гражданского противостояния, не следует думать, что война во Вьетнаме состояла только в борьбе вьетнамцев с американцами. К тому же южане понимали, что для сдавшихся очень велик риск быть расстрелянными.

Сыграли свою роль и ошибки планирования северян. Обилие атакованных объектов означало, что на каждый будет наступать не так много людей. Скажем, посольство США в Сайгоне атаковало лишь двадцать вьетконговцев. Легко представить, какой эффект на мировое и американское общественное мнение возымел бы захват посольства. Однако от такой небольшой группы смогла отбиться даже слабая охрана посольства.

Двух военных полицейских перед зданием убили, забор пробили из гранатомёта, но перед смертью полисмены успели застрелить командиров вьетнамского отряда, а двери посольства заперли, так что оставшиеся вьетнамские партизаны просто перемещались по двору и вели перестрелку с прибывающими патрулями.

Однако психологический эффект оказался что надо. Мужества у морских пехотинцев охраны посольства, которые отбивались из револьверов, было не отнять. Но Америка была потрясена самим фактом боя на территории посольства. Тем не менее вьетконговцы ещё не могли знать, какое впечатление произвели их действия. Их задачи были попроще. И вот тут выявилась фатальная проблема плана операции. У партизан не оказалось никаких запасных планов, более того — они даже не пытались бежать назад в джунгли.

Отряды коммунистов вели бой, пока их не уничтожали. А в условиях тотального превосходства американцев в огневой мощи ничего другого произойти и не могло. Американцы бомбили занятые партизанами районы Сайгона с воздуха, а артиллерийских дивизионов у них было не меньше, чем батальонов пехоты. Несмотря на отчаянную отвагу партизан, буквально к середине февраля наступление полностью выдохлось, причём, по американским данным, было убито более 30 тысяч и взято в плен более пяти тысяч вьетконговцев. Правда, эти данные, скорее всего, завышены. Сами американцы потеряли 1547 человек погибшими и пропавшими, южновьетнамцы — почти 3400 человек. Однако боями в Сайгоне и провинции дело не ограничилось.

Древняя столица

Фото: © AP Photo / Rick Merron

Битва за Хюэ, воспетая Стэнли Кубриком (именно в этом городе воюют герои «Цельнометаллической оболочки») действительно была исключительно жестокой и кровавой. Этот город с трёхсоттысячным населением северяне захватили внезапной стремительной атакой. Южане, как положено, праздновали Новый год, так что атака застала их полностью небоеспособными — больше половины солдат вообще было в отпусках. Древнюю цитадель взяли практически без сопротивления, а партизаны тут же начали окапываться и готовиться к обороне.

Американцы продемонстрировали характер. Для начала части морской пехоты пробились к изолированному лагерю. Однако попытки продвинуться дальше кончились для американцев плохо: вошедшая в город усиленная рота была обстреляна со всех сторон и понесла тяжёлые потери. Однако Уэстморленд показал качества, прискорбно типичные для генералов, попадающих в неприятности на глазах у всех: он заявил, что в Хюэ всего три роты Вьетконга, их быстро перебьют. Эффектную победу должна была одержать та самая уже побитая и потерявшая треть состава рота.

В первые дни американцы хаотично и в целом без особого успеха штурмовали Хюэ недостаточными силами. Однако по мере подхода свежих сил американские атаки становились всё более скоординированными и мощными. Партизаны опять облегчили своему противнику задачу и сражались за каждый дом, вместо того чтобы маневрировать и уходить в леса. Битва за Хюэ началась со впечатляющего манёвра северян: они сумели накопить в лесах практически полнокровную дивизию и взять ею Хюэ, но теперь сами отказались от своего преимущества.

Американцы подогнали для наступления даже эсминец «Маккормик». Пехотинцы пробирались по узким улицам медленно, но неуклонно. Хюэ быстро превращался в развалины, тем более что старые крепости и дворцы теперь использовались в качестве укреплений против армии ХХ века. Подкрепления доставлялись американцам даже по воздуху. Ближе к концу февраля американцы начали передавать позиции южновьетнамцам — по политическим соображениям они хотели, чтобы операцию завершили южане. В это время речь шла уже главным образом о зачистке города от отдельных снайперов.

Северяне несколько раз в течение года пытались реанимировать наступление, однако новые атаки проваливались ещё быстрее, чем старые.

Теоретически в результате наступления Тет американцами была достигнута полная победа: тысячи вьетконговцев погибли, в плен же, как всегда, попало лишь очень много партизан. Однако бои в Сайгоне и Хюэ аукнулись таким образом, какого Уэстморленд не ожидал.

Фото: © AP Photo / Eddie Adams

Наступление Тет привело к парадоксальному результату. Формально оно было вдрызг проиграно северянами. Партизаны понесли очень тяжёлые, даже катастрофические потери. Чаемого массового восстания не произошло, южновьетнамская армия не рассыпалась.

Однако неожиданно оказалось, что вьетконговцы разнесли вдребезги мишень, в которую не целились. Больше всего это сражение повлияло на настроения внутри самих Соединённых Штатов. Сейчас, после долгих и многословных заверений в том, что армия США практически выиграла Вьетнамскую войну, генералы и политики смотрелись бледно. До сих пор, по крайней мере, можно было объявить, что сотни убитых и раненых в месяц — это плата за победу. Но в январе 1968 года стало очевидно, что плата кровью будет взиматься и дальше, а вот победа оказывается делом отдалённого и всё менее реального будущего.

Даже новые неудачные атаки работали на северян: сами по себе возобновляющиеся раз за разом бои в Сайгоне уже влияли на взгляд простых американцев на то, насколько южане и США контролируют даже столицу. С точки зрения общества война зашла в тупик. К тому же истории вроде запечатлённой на фото казни в Сайгоне или фразы одного из офицеров: «Нужно было уничтожить город, чтобы спасти его», — добавляли ощущения кровавого абсурда.

В 1967 году общественное мнение США находилось в шатком равновесии, однако после новогоднего наступления позиции «ястребов» стали крайне непопулярны. Теперь в Белом доме думали не о том, чтобы выиграть войну, а о том, чтобы половчее выйти из неё, по возможности сохранив лицо. Вьетнамцы проиграли сражение, но едва ли могли представить, что именно таким образом выиграли войну.

8 марта 1965 года — США вступили в войну во Вьетнаме — EADaily, 8 марта 2016 — Общество. Новости, Новости Азии

8 марта 1965 года в Дананге — порту на побережье Южно-Китайского моря — начали разгрузку первые два батальона морской пехоты США. Этот день считается формальным началом участия американских вооруженных сил в войне между Северным и Южным Вьетнамом.

Хотя вооруженные столкновения случались и до этого. 2 августа 1964 года в Тонкинском заливе произошёл бой между американским эсминцем «Мэддокс», выполнявшим радиоэлектронную разведку у берегов Северного Вьетнама, и северовьетнамскими торпедными катерами — первый из двух так называемых «Тонкинских инцидентов». Сам факт этого боя (в отличие от последующих событий) не оспаривается никем из исследователей, однако в описании его деталей существуют значительные расхождения.

По одной из версий, «Мэддокс» вторгся в территориальные воды Северного Вьетнама и был перехвачен тремя катерами. Остаётся дискуссионным вопрос, кто первым открыл огонь, однако эсминец при поддержке самолётов F-8 нанёс катерам существенные повреждения и заставил их выйти из боя. Следом Конгресс США принял так называемую «Тонкинскую резолюцию», дававшую право новому президенту США Линдону Джонсону при необходимости использовать военную силу в Юго-Восточной Азии.

Но Джонсон не спешил воспользоваться данным ему правом. Накануне очередных президентских выборов в США (ноябрь 1964 года) он выступал как «кандидат мира», в противовес своему конкуренту — Барри Голдуотеру, — считавшемуся «ястребом». Однако ситуация в Южном Вьетнаме продолжала стремительно ухудшаться: 7 февраля 1965 года партизаны атаковали американские военные объекты в Плейку, в результате чего пострадали десятки американских военнослужащих. В этот раз Джонсон принял решение о нанесении бомбовых ударов по Северному Вьетнаму.

8 марта 1965 года для охраны стратегически важного аэродрома Дананг в Южный Вьетнам были направлены два батальона Корпуса морской пехоты. С этого момента США превратились в участника гражданской войны во Вьетнаме, придав ей новый характер. К концу 1965 года в Южном Вьетнаме находилось около 185 тысяч американских военнослужащих в составе двух полных дивизий и нескольких бригад. В последующие три года контингент был значительно увеличен, достигнув на пике войны 540 тысяч человек.

ВЗГЛЯД / Почему американцы проиграли войну во Вьетнаме :: Автор Тимур Шерзад

55 лет назад, 17 августа 1965 года, американцы начали первую крупную сухопутную операцию во Вьетнаме. Тогда они еще не знали, что ввязываются в длинную и неприятную войну, которая сильно тряхнет саму Америку. США эту войну с треском проиграли, парадоксально, казалось бы, не проиграв ни одного крупного сражения. Почему так вышло?

Страна больших неприятностей

Вьетнам был не таким простым орешком, как могло показаться. Да, довольно отсталая аграрная азиатская страна. Да, вчерашняя колония. Но весьма и весьма боевая. Вьетнамцы воевали с японцами, с французами, с американцами, а после победы над последними повоюют еще с китайцами и союзными им кхмерами.

Причем воевали с невероятным упорством и последовательностью. Так, например, ключевое сражение с французами – битва при Дьен Бьен Фу – напоминала времена окопных сражений Первой мировой, во всей их жестокости и бескомпромиссности.

Вьетнамцы постепенно брали штурмом французские укрепления, причем не массовыми лобовыми атаками, а аккуратной и эффективной тактикой штурмовых групп. Строили макеты неприятельских укреплений, отрабатывали все до последнего движения – и только потом атаковали. Противники у них были серьезные: французские парашютисты, элита армии, и бывшие эсэсовцы, воюющие на французских колониальных войнах. И те и другие сражались мужественно и упирались до последнего, но вьетнамцы в итоге оказались и хитрее, и сильнее.

Сильнейшим их свойством была способность восстанавливаться после тяжелейших поражений. В войнах с французами и американцами вьетнамцев регулярно крепко били. Часто они недооценивали новые технические средства. Так, например, французы удивили их парашютными десантами, а американцы – массовым использованием вертолетов. Но ни одна из тактических побед так и не приводила к победе стратегической – больно обжегшись, вьетнамцы тут же делали нужную поправку и методично продолжали свои акции.

Сложным был не только противник, но и ландшафт. Джунгли – одна из самых негостеприимных экосистем на планете, но для партизанской войны лучше условий не придумаешь. Прячься, атакуй, растворяйся. Целые базы в джунглях организуй, и с воздуха их никто не увидит. А там, где не получается спрятаться в чаще, можно зарыться под землю. Вьетнамцы были мастера создавать многоярусные и заполненные изощренными ловушками тоннели. Чтобы полезть в них – требовалось куда больше смелости, чем для пехотной атаки на пулеметы.

Американцы, конечно, придумывали методы противодействия. Напалм, новые тактики бомбежек. Монструозные гантраки для сопровождения колонн – это когда бронированный грузовик мог нести на себе вооружения больше, чем несколько бронетранспортеров. Все для того, чтобы пережить обстрел из джунглей и выкосить все, что могло оттуда стрелять. Американская «спецура», например, породила обрез пулемета РПД – оружие, считавшееся бы редкостным извращением в любой другой местности, но идеально подходившее для кратковременного внезапного огневого контакта именно в условиях Вьетнама. Но все это были лишь полумеры, полностью сложнейших условий не компенсирующие.

Игра сверхдержав

Среди некоторых сограждан бытует мнение, что «партизан победить в принципе нельзя», из чего выходит, что причиной проигрыша Вьетнамской войны была именно непокорность населения. Доля истины в этом, конечно, есть – не будет непокорности, не будет и сопротивления, и собственно войны. Но достаточным условием для победы такая воля вовсе не является. Те же американцы имели опыт успешной контрпартизанщины. Например, на Филиппинах в начале XX века или против соотечественников в собственной же гражданской войне. Так что загвоздка была отнюдь не только в партизанах.

Главной проблемой Вьетнамской войны было то, что Вьетнам не находился в вакууме. Собственно, американцы просто пытались сохранить дружественный режим в Южном Вьетнаме. Этому активно противостояли не только партизаны, но и коммунисты из Северного Вьетнама – который сам по себе результат победы над французами в длительной войне в 40-е–50-е годы XX века. Прийти и захватить Северный Вьетнам было нельзя – это могло породить обострение холодной войны и ее перерастание в горячую. Этого не стоил не только Вьетнам, но и вся Юго-Восточная Азия. Поэтому эту незримую черту американцы не переходили. Они, правда, с удовольствием бомбили «цитадель коммунизма». И даже вторгались в соседние Лаос и Камбоджу. Но это все равно были действия в рамках ограниченной войны – главную проблему они не решали. Пополнения, оружие и боеприпасы все равно продолжали течь на Юг.  

Добавьте к этому ненадежных и коррумпированных южновьетнамцев, каждый из которых мог оказаться или агентом противника, или желающим нажиться предателем. И сразу станет понятно, что почва под ногами янки была весьма зыбкой, а надежное решение проблемы в принципе отсутствовало.

Проклятые хиппи

Единственный путь к победе в таких условиях был в отражениях северовьетнамских и вьетконговских (то есть партизанских) эскапад – в надежде, что население перестанет поддерживать противника, и тот в итоге успокоится. Но и тут все было не так просто. Все дело в том, что после Второй мировой войны и Кореи западный мир (да и СССР, чего греха таить) вступил в «постгероическую» эпоху. Относительно сытая жизнь сделала общества чрезвычайно чувствительными к потерям. Особенно если речь шла не о большой войне с другой сильной державой, а о колониальном конфликте где-то далеко.

Сами потери, по меркам мировых войн и даже Гражданской войны в США, были незначительными. Во Вторую мировую теряли куда больше за более короткие отрезки времени. Но это была бескомпромиссная война с фашистами всех мастей. А «красную угрозу» в Америке воспринимали уже не так однозначно. Несмотря на маккартистские чистки, в США все еще были влиятельны деятели левого и ультралевого толка – особенно в университетских кампусах. И они задавали свою повестку, умело используя недовольство войной, призывом, десятками тысяч трупов и множеством калек.

Результатом стали протесты хиппи, иногда заполонявшие целые города, массовые движения за права негров и черт знает что еще, что, казалось, было готово вылезти на свет, если бы американцы срочно не нашли какое-то военное решение. Такового, учитывая сложную ситуацию во Вьетнаме, не нашлось, и руководство Штатов сочло за благо начать движение в сторону выхода из конфликта, пока не стало еще хуже.

По наитию, наполовину случайно, надавив на эту чрезвычайно болевую точку на теле куда более сильного противника, вьетнамцы смогли выиграть войну и отстоять свою независимость.

Гражданская война во Вьетнаме: gavailer — LiveJournal

Одной из самых кровопролитных войн прошлого века была война во Вьетнаме. Она завершилась около 40 лет назад полной победой северовьетнамских войск, когда коммунисты захватили Сайгон (ныне Хошимин) и подняли знамя над Дворцом Независимости. Попробуем вспомнить о предпосылках и причинах конфликта 1957-1975 гг. в Юго-Восточной Азии.


Находясь в Хошимине (прежнее название Сайгон), я посетил музей Вьетнамской войны, фотографиями из которого, я хочу проиллюстрировать эту запись.

2

3

4

Предпосылками конфликта между Северным и Южным Вьетнамом стали события, произошедшие задолго до официального разворота полномасштабных военных действий. С девятнадцатого века, Вьетнам был частью колониальной империи Франции. После Первой мировой войны с ростом национального самосознания появились противники колониальной администрации. Это были сторонники коммунистических взглядов во главе с Хо Ши Мином. Безусловно, Франция не собиралась отдавать независимость одной из своих колоний и отказала коммунистам. На этой почве образовался конфликт.

В 1945 году Хо Ши Мин провозгласил создание независимой Демократической республики Вьетнам (ДРВ) на всей территории страны. Французская армия одна не могла справиться с партизанским движением ДРВ, военную помощь ей стали оказывать американцы. Однако, коммунисты, поддерживаемые Китаем, были, в конечном счете, сильнее. В 1954 году были заключены Женевские соглашения, завершившие конфликт и формально признавшие Вьетнам независимым государством.

5

6

7

Не буду подробно останавливаться на хронологии дальнейших событий и углубляться в детали, но после Франции, свои амбиции проявили США. В страхе, что Вьетнам станет еще одной социалистической страной Азии, США встало на поддержку правительства Южного Вьетнама, которые не желали выполнять Женевские соглашения. В 1957 году началась гражданская война между Севером – коммунистами, и Югом – противовесом коммунистическим силам в Индокитае.

На стороне Южного Вьетнама (Республики Вьетнам) выступали США, Южная Корея, Таиланд, Австралия, Новая Зеландия, Кхмерская Республика, Королевство Лаос. На стороне Северного (Демократической Республики Вьетнам) – КНР, Вьетконг, СССР, Северная Корея, Патет Лао.

8

9

На пике войны в 1968 году численность американских войск во Вьетнаме составляла около 540 тысяч человек. Чтобы осознать цифру в полмиллиона человек, можно попробовать представить солдат, взявшихся за руки и стоящих вдоль дороги на протяжении пятичасового автомобильного пути между Берлином и Франкфуртом.
В качестве советских военных специалистов во Вьетнам в период с 1965 по 1974 было направлено чуть больше 10 тысяч военнослужащих.

Число жертв во Вьетнамской войне по приблизительным расчетам составляет несколько миллионов человек (военных и мирных жителей).

10

Последствия применения американцами химического оружия.

11

12

Еще фотографии из музея.

13

14

Трофейная американская техника.

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

В следующей части покажу улицы Хошимина.

Мои друзья и партнер поездки:

Пленительная Юго-Восточная Азия  |  путеводитель по журналу
Часть 0. Анонс
Часть 1. Из Таиланда во Вьетнам наземным транспортом
Часть 2. Самый высокий уровень Бангкока
Часть 3. Характерные улицы Бангкока
Часть 4. По дорогам бедной Камбоджи
Часть 5. Где находится священная обитель богов? Грандиозные храмы Камбоджи
Часть 6. Камбоджа. По улицам Пномпеня
Часть 7. Хошимин Сити с 49 этажа
Часть 8. Гражданская война во Вьетнаме
Часть 9. Город имени Хо Ши Мина
Часть 10. Малайзия. Многоликий Куала-Лумпур
Часть 11. Самые высокие в мире башни-близнецы
Часть 12. Самое высокое колесо обозрения
Часть 13. Бесподобный сочный Сингапур
Часть 14. Лучший аэропорт на планете

Понравилась запись? Добавляйтесь в друзья, поделитесь ссылкой в соцсетях:

Еще не на связи? Присоединяйтесь:

Есть предложения или вопросы? Пишите → eduard@gavailer. ru
© Эдуард Гавайлер  |  gavailer.livejournal.com — Познавательные путешествия

Война во Вьетнаме | Мартин Лютер Кинг-младший, Научно-образовательный институт

Через четыре года после того, как президент Джон Ф. Кеннеди отправил первые американские войска во Вьетнам, Мартин Лютер Кинг-младший сделал свое первое публичное заявление о войне. Отвечая на вопросы прессы после выступления перед аудиторией Университета Говарда 2 марта 1965 года, Кинг заявил, что война во Вьетнаме «ни к чему не привела», и призвал к урегулированию путем переговоров (Schuette, «King Preaches on Non-Violence»).

Хотя Кинг был лично против войны, он был обеспокоен тем, что публичная критика внешней политики США может повредить его отношениям с президентом Линдоном Б. Джонсоном , который сыграл важную роль в принятии законодательства о гражданских правах и который заявил в был готов договориться о дипломатическом прекращении войны во Вьетнаме. Хотя он избегал прямого осуждения войны, на ежегодном съезде Южно-христианского лидерства (SCLC) в августе 1965 года Кинг призвал прекратить бомбардировки Северного Вьетнама, призвал предоставить Организации Объединенных Наций полномочия для посредничества в конфликте и сказал толпе. что «необходим небольшой первый шаг, который может установить новый дух взаимного доверия… шаг, способный разорвать порочный круг недоверия, насилия и войны» (Кинг, 12 августа 1965 г.).Он поддержал призывы Джонсона к дипломатическим переговорам и экономическому развитию как началу такого шага. Позже в том же году Кинг сформулировал вопрос о войне во Вьетнаме как вопрос морали: «Как служитель Евангелия, — сказал он, — я считаю войну злом. Я должен плакать, когда вижу эскалацию войны в любой момент» («Против войны во Вьетнаме»).

Оппозиция Кинга войне вызвала критику со стороны членов Конгресса, прессы и его коллег по гражданским правам, которые утверждали, что распространение его послания о гражданских правах на иностранные дела нанесет ущерб борьбе чернокожих за свободу в Америке. Опасаясь, что на него навесят ярлык коммуниста, что снизит влияние его работы за гражданские права, Кинг умерил свою критику политики США во Вьетнаме в конце 1965 и 1966 годах. войны, выступив на митинге у памятника Вашингтону 27 ноября 1965 года с Бенджамином Споком , известным педиатром и антивоенным активистом, и присоединился к другим демонстрациям.

В декабре 1966 года, выступая перед подкомитетом Конгресса по бюджетным приоритетам, Кинг выступал за «изменение баланса» фискальных приоритетов от американской «одержимости» Вьетнамом к большей поддержке программ борьбы с бедностью внутри страны (Semple, «Dr.Король добивается бедности»). Кинг возглавил свой первый антивоенный марш в Чикаго 25 марта 1967 года и укрепил связь между войной за границей и несправедливостью дома: «Бомбы во Вьетнаме взрываются дома — они уничтожают мечту и возможности достойной Америки» («Доктор , Кинг ведет Чикаго»). Несколько дней спустя Кинг ясно дал понять, что его миротворческая работа была предпринята не как лидер SCLC, а «как человек, как священнослужитель, как тот, кто очень озабочен миром» («Доктор Кинг взвесил гражданские Непослушание»).

Менее чем через две недели после того, как он возглавил свою первую демонстрацию во Вьетнаме, 4 апреля 1967 года, Кинг сделал свое самое известное и исчерпывающее заявление против войны. Стремясь уменьшить потенциальную негативную реакцию, сформулировав свою речь в контексте религиозного возражения против войны, Кинг обратился к толпе из 3000 человек в церкви Риверсайд в Нью-Йорке. Кинг выступил с речью, озаглавленной « за пределами Вьетнама », указав, что военные усилия «берут чернокожих молодых людей, искалеченных нашим обществом, и отправляют их за восемь тысяч миль, чтобы гарантировать свободы в Юго-Восточной Азии, которых они не обрели. на юго-западе Джорджии и в Восточном Гарлеме» (Кинг, «За пределами Вьетнама», 143).

Хотя мирное сообщество приветствовало готовность Кинга публично выступить против войны во Вьетнаме, многие участники движения за гражданские права еще больше дистанцировались от его позиции. Например, Национальная ассоциация содействия развитию цветного населения выступила с заявлением против слияния движения за гражданские права и движения за мир. Не испугавшись, Кинг, Спок и Гарри Белафонте повели 10 000 демонстрантов на антивоенный марш к Организации Объединенных Наций 15 апреля 1967 года.

В течение последнего года своей жизни Кинг работал со Споком над разработкой «Вьетнамского лета», волонтерского проекта, направленного на активизацию массовой активности за мир к выборам 1968 года. Кинг связал свою антивоенную работу и работу за гражданские права в выступлениях по всей стране, где он описал три проблемы, которые, по его мнению, преследуют нацию: расизм, бедность и война во Вьетнаме. В своей последней воскресной проповеди, произнесенной в Национальном соборе в Вашингтоне, округ Колумбия, 31 марта 1968 года, Кинг сказал, что он «убежден, что [Вьетнам] — одна из самых несправедливых войн, которые когда-либо велись в истории мира». (Кинг, «Остаться в сознании», 219).Спустя почти пять лет после убийства Кинга американские войска ушли из Вьетнама, и мирный договор провозгласил Южный и Северный Вьетнам независимыми друг от друга.

Картины, которые тронули больше всего

«Кто здесь враг?»

Фотографии войны во Вьетнаме, которые тронули их больше всего

В то время как бушевала война во Вьетнаме — примерно два десятилетия кровавых и изменивших мир лет — из зон боевых действий пробивались убедительные кадры.На экранах телевизоров и страницах журналов по всему миру фотографии рассказывали историю борьбы, которая по мере продолжения становилась все более запутанной и разрушительной. Как описывает Джон Мичем в выпуске TIME за эту неделю, фотографии того периода могут помочь пролить свет на «демонов» Вьетнама.

И спустя десятилетия самые яркие из этих изображений сохранили свою силу. Подумайте о войне во Вьетнаме, и образ в вашем воображении, скорее всего, будет запечатлен сначала на пленке, а затем в общественном воображении.То, как эти фотографии вошли в историю, подчеркивается в новом документальном сериале «Война во Вьетнаме » Кена Бернса и Линн Новик. В сериале представлен широкий спектр военных образов, как известных, так и забытых.

Но мало кто лучше понимает роль фотографии во Вьетнаме, чем сами фотографы и те, кто жил и работал вместе с ними. Поскольку война снова попала в заголовки газет, TIME попросило некоторых из этих людей выбрать изображение из периода, который они считают особенно важным, и объяснить, почему эта фотография тронула их больше всего.

Вот их ответы, слегка отредактированные.

— Лили Ротман и Элис Габринер

Дон Маккаллин

Дон МакКаллин— Contact Press Images

Моя фотография санитара США, уносящего раненого ребенка с поля боя в Хюэ, — редкий случай показать истинную цену человеческой доброты и человеческого достоинства. Накануне ночью ребенка нашли блуждающим между северовьетнамскими и американскими огневыми линиями.Вероятно, его родителей убили.

Ребенка забрали в бункер, обмыли и перевязали раны при свечах. Эти жесткие морские пехотинцы вдруг стали самыми нежными, любящими людьми. Для меня было почти религиозным опытом запечатлеть это экстраординарное событие.

На следующее утро санитар отвез ребенка в тыл зоны боевых действий, где его можно было передать для дальнейшего лечения. Он нес ребенка, как своего, завернутого в пончо, потому что было довольно холодно.Обнаженная конечность свисает с пончо. Оглядываясь сегодня на эту фотографию, которую я сделал так давно, я вижу, что здесь есть отголосок знаменитого изображения Роберта Капы: женщина, чья голова была обрита в конце Второй мировой войны, потому что она считалась пособницей нацистов и ребенок, которого она прижимает к груди, с немецким солдатом. Я не думал о Капе, когда нажимал кнопку спуска затвора, но я считаю, что оба изображения имеют одинаковое эмоциональное воздействие, потому что на них изображены дети. Хотя Капа иллюстрирует жестокость, мой санитар иллюстрирует человечность, почти святость — мужчина, уносящий ребенка от горя и ранений войны.

 

Ховард Сочурек

Молодые партизаны носят гранаты на поясе, готовясь сражаться с вторгшимися силами Вьетминя в дельте Красной реки, северный Вьетнам, 1954 год.

Таня Сочурек, вдова фотографа Говарда Сочурека:

Конфликт во Вьетнаме длился почти 20 лет. Ховард был штатным фотографом LIFE в начале 1950-х годов, когда ему впервые поручили освещать боевые действия в тогдашнем Индокитае.Он присутствовал при жестоком и историческом падении Дьенбьенфу, положившем конец французскому вмешательству в регион.

Безумно думать, что эти трое маленьких детей с гранатами шли сражаться с армией Вьетминя. К сожалению, они, вероятно, быстро погибли на войне. Это фото, которое, по мнению Говарда, было очень мощным.

В 1954 году Ховард снова был в командировке во Вьетнаме, когда его вызвали домой в Милуоки к его неизлечимо больной матери.Известный фотограф Роберт Капа занял его место и стал освещать боевые действия. Вскоре Капа подорвался на мине во время выполнения задания с американскими войсками. На протяжении многих лет Ховард часто рассказывал эту историю и с грустью вспоминал, что Капа погиб, выполняя свое задание. Он был безмерно горд получить Золотую медаль Роберта Капы за «превосходную фотографию, требующую исключительного мужества и предприимчивости за границей» от Overseas Press Club в 1955 году.

Жиль Карон

Жиля Карона — Фонд Жиля Карона

Роберт Пледж, соучредитель Contact Press Изображения:

Кто здесь враг? Солдат, вид сзади, лицом к вьетнамской женщине, обнимающей младенца, с полуголым мальчиком рядом с ней? Или это молодая женщина и двое ее детей столкнулись с американским солдатом? Разве не всегда есть две стороны медали?

Мы находимся в маленькой деревушке недалеко от Дакто в конце 1967 года, всего в двух месяцах от Тетского наступления.Поворотный момент пятилетней войны, наступление неуловимых сил Вьетконга и Северного Вьетнама потерпело неудачу в военном отношении, но стало политической победой на арене международного общественного мнения. Америка проигрывала войну дома; Давид побеждал Голиафа.

Нетипичный вертикальный образ встречи лицом к лицу, созданный Жилем Кароном, обнажает глубокие культурные различия и недоверие. Страх, напряжение и неуверенность видны в сдержанном неповиновении матери и неловкой позе молодого воина, сжимающего автомат.Рядом другие местные жители и американские военные; тревожный взгляд ребенка указывает на это. Контактные листы того дня показывают, что соломенные крыши будут подожжены, а деревня сожжена из-за подозрений, что жители деревни ночью укрывают коммунистические партизанские отряды.

В 1970 году Карон был захвачен красными кхмерами в соседней Камбодже, и его больше никогда не видели. Ему только что исполнилось 30.

Неподвижные изображения редко дают однозначные ответы, но они дают важные подсказки тем, кто найдет время, чтобы вникнуть в них.Карьера Карона в фотографии была очень короткой — с 1966 по 1970 год, — но его исключительный талант, интеллект, целеустремленность и вездесущность оставили нам непревзойденное визуальное наследие.

 

Филип Джонс Гриффитс

Филип Джонс Гриффитс — Magnum Photos

Фенелла Феррато, дочь фотографа Филипа Джонса Гриффитса:

Филип Джонс Гриффитс родился в маленьком городке на севере Уэльса в 1936 году, до начала Второй мировой войны.Когда американские солдаты высаживались на британских берегах, они излучали щедрость к своим союзникам, раздавая конфеты, нейлоновые чулки и сигареты. Я помню, как он рассказывал историю о том, как его выстроили в очередь на детской площадке, и высокий солдат вручил ему батончик Mars. Он сразу заподозрил. Бар Mars был действительно особенной вещью. Почему эти люди в форме просто отдали их?

Это было первое знакомство Филиппа с усилиями американской армии, пытающейся завоевать «сердца и умы». Когда он добрался до Вьетнама, он сразу же узнал ту же тактику, которая использовалась там.Этот образ прекрасно показывает обольстительное и развращающее влияние потребительства на ни в чем не повинных мирных жителей Вьетнама.

Филип Джонс Гриффитс — Magnum Photos

Кэтрин Холден, дочь фотографа Филипа Джонса Гриффитса:

Этот снимок был сделан моим отцом, Филипом Джонсом Гриффитсом, во Вьетнаме в 1968 году во время битвы за Сайгон. Это не обычная «военная» фотография. Не часто увидишь, как «враги» баюкают друг друга. Однако американские солдаты часто проявляли сострадание к Вьетконгу.Это произошло из солдатского восхищения их самоотверженностью и храбростью — качествами, которые трудно различить в среднем правительственном солдате.

Этот конкретный вьетконговец воевал в течение трех дней со своими кишками в миске для приготовления пищи, привязанной к его животу. Фрэнсис Форд Коппола был настолько вдохновлен этим изображением, что включил сцену в свой фильм 1979 года « Апокалипсис сегодня, » со знаменитой фразой: «Любой человек, достаточно храбрый, чтобы сражаться с привязанными к нему кишками, может пить из моей фляги в любой день.

 

Анри Юэ

Анри Юэ — AP

Хэл Бьюэлл, бывший оператор-постановщик Associated Press, руководивший их фотооперациями во время войны во Вьетнаме:

Во всех войнах медик на поле боя часто является связующим звеном между жизнью и смертью. Фотограф AP Анри Юэ под сильным огнем противника увидел эту роль через свой объектив и запечатлел необыкновенную самоотверженность медика Томаса Коула на этом памятном снимке.Коул, сам раненый, заглянул под перевязанный глаз, чтобы обработать раны упавшего морпеха. Несмотря на свои раны, Коул продолжал оказывать помощь раненым в центральном нагорье Вьетнама в январе 1966 года. Эта фотография была лишь одной из нескольких фотографий Коула, которые были опубликованы на обложке и внутренних страницах журнала LIFE.

Год спустя Юэт был тяжело ранен и лечился у медиков до эвакуации. В 1971 году Юэ погиб в вертолете, сбитом над Лаосом.

Тим Пейдж

Зона боевых действий «C» — засада 173-й воздушно-десантной дивизии, 1965 г.Тим Пейдж

Именно Ларри Берроуз научил меня заряжать мою первую Leica M3; Я получил его как привилегию, потому что это изображение только что появилось в виде вертикального двойного грузовика на 5-страничном развороте в LIFE осенью 1965 года.

В то же время, когда Hello Dolly открылась на авиабазе Нячанг, рота 173-й воздушно-десантной дивизии попала в засаду в зоне базы Вьетконга, известной как Железный треугольник. Вывеска гласила: «Американец, прочитавший это, умрет».

Класс лучших юношей, уничтоженных за секунды.

Пыль начала приходить в течение 30 минут. Меня отвезли обратно в Тон Сан Нхут, и я был в центре города в комнате 401 «Каравеллы» еще через 30. В основном я помню, как нес тяжело раненого пехотинца, у которого оторвалась нога, и он почти истек кровью. Выстрел был произведен с одной руки, когда мы выносили его из огневого конуса.

 

Дирк Холстед

Дирк Холстед—Getty Images

Мы редко видим изображения полностью отступающих армий.

Как правило, фотографы, которые могли сделать некоторые из этих изображений, уже давно вышли из строя, либо были схвачены, либо убиты.

В середине апреля 1975 года командующий Ле Минь Дао пригласил небольшую группу американских журналистов вылететь в столицу небольшой провинции Суанлок, Южный Вьетнам, в 35 милях к северу от Сайгона. Осада массивными северовьетнамскими силами вот-вот должна была состояться. Вертолет, который Дао послал в Сайгон, чтобы забрать нас, доставил нас сразу за городом. Ни мы, ни генерал Дао не ожидали, что волна наступающих коммунистических сил так быстро и полностью окружит город.

Однако генерал Дао

был полон энергии и жаждал битвы.Похлопав тростью по ноге, он быстро погрузил двух журналистов, принявших его приглашение, меня и репортера UPI Леона Даниэля, в джип и рванул в город. Сначала мы подумали, что он заброшен. Затем медленно и один за другим южновьетнамские солдаты начали высовывать головы из окопов, вырытых ими на улицах. Дао кричал, что они готовы сражаться с врагом, что бы ни случилось. Однако мы с большим трепетом заметили, что никто из них не вылезал из своих нор, пока Дао вел нас по пыльной улице.Внезапно не более чем в 10 футах от нас в пыль угодил минометный снаряд. За этим последовал шквал приближающихся автоматических и артиллерийских снарядов.

Дао мудро прекратил свой пресс-тур. Мы рванули обратно в зону приземления, куда прибыли менее чем через час. Дао вызвал вертолет, чтобы эвакуировать нас, но внезапно солдаты АРВН, сидевшие вдоль дороги, сломались и побежали на приближающиеся вертолеты. За меньшее время, чем можно было бы сказать, паникующие солдаты ворвались в вертолет, который должен был стать нашим единственным выходом.Члены экипажа попытались повернуть их назад, но вертолет взмыл в воздух с двумя солдатами, свисающими с полозьев.

В этот момент у нас с Леоном возникло щемящее чувство, что мы будем частью падения Сюан Лока. Для нас война выглядела так, как будто она вот-вот закончится.

Однако у Дао был еще один трюк в рукаве, и он вызвал свой личный вертолет позади своего штаба. Когда мы побежали, генерал схватил меня за руку и сказал: «Передайте своим людям, что вы видели, как 18-я дивизия умеет сражаться и умирать.Теперь иди — и если тебя позовут обратно, не приходи!»

 

Джо Гэллоуэй

Джо Галлоуэй—UPI/Getty Images

Я сделал это фото во время [битвы при Ла-Дранге], LZ X-Ray, 15 ноября 1965 года. товарищ на борту ожидающего вертолета Хьюи.

Позже я понял, что в пылу боя сфотографировал своего друга детства из маленького городка Рефухио, штат Техас.Винс Канту и я вместе прошли школу вплоть до выпуска в классе средней школы Рефухио 1959 года — всего нас было 55 человек. В следующий раз я увидел Винса на этой ужасной кровавой земле в Ла-Дранге. Каждый из нас ужасно боялся, что другого убьют в ближайшие минуты.

Когда в 1992 году вышла моя книга о войне « Мы были солдатами… и молодыми, », Винс Канту вел городской автобус в Хьюстоне. Его боссы прочитали газеты и обнаружили, что один из их автобусов толкает настоящий герой.Так что они сделали Винса Супервайзером, и все, что он делал с тех пор до выхода на пенсию, это стоял в дверях с блокнотом и проверял входы и выходы автобусов.

История со счастливым концом.

 

Ларри Берроуз

Ларри Берроуз — Коллекция фотографий Life

Рассел Берроуз, сын фотографа Ларри Берроуза:

Доля секунды, запечатленная на большинстве фотографий, — это просто моментальный снимок момента времени. Иногда, даже на войне, этот момент может ясно рассказать целую историю, но он может быть и двусмысленным.

Фотография, опубликованная в журнале LIFE в конце октября 1966 года, на которой сержант-артиллерист Джереми Пурди, истекающий кровью и перевязанный, помог спуститься по грязному холму товарищам-морским пехотинцам, на самом деле не нуждалась в подписи. Письменный отчет вокруг фотографии и дюжины других, которые познакомили читателей LIFE с операцией «Прерии», рассказывали о проникновении войск и попытках помешать им — о взятых и отданных холмах.Не сообщалось подробностей о том, что командир Гунни Парди только что был убит на этом холме, а радиста «разрезали пополам». В статье также не упоминается, что командир вызвал артиллерийский огонь по своей позиции. Пурди не давали повернуть назад, чтобы помочь своему командиру

.

Несколькими кадрами позже Ларри Берроуз сделал еще один снимок: Пурди все еще удерживается, но перед ним другой раненый, а руки Пурди вытянуты. Сцена такая же убогая, как и другая. Пурди, раненого в третий раз за войну, собирались доставить на госпитальное судно у вьетнамского побережья и покинуть эту страну в последний раз. Эта фотография стала известна как «Протянувшая руку».

Мой отец, Ларри Берроуз, сам выбрал этот кадр, но только четыре года спустя, после того как он был сбит и убит, он был впервые опубликован. Композицию фотографии сравнивают с работами старых мастеров, но некоторые видят ее более кинематографичной: как если бы вы могли прокручивать пленку вперед и назад, чтобы увидеть больше истории.Экспонирующиеся музеи нашли в нем христианскую иконопись. И как минимум один врач-психиатр, лечащий ветеранов войны, использовал его в своей практике.

Мой отец не знал, что Джереми Пурди записался в отдельную морскую пехоту 18 лет назад, что приготовление пищи в столовой и чистка обуви были ограничениями, налагаемыми на его службу. Он не знал, что прежде чем настойчивость Пурди, наконец, заработала ему перевод в пехоту, он прошел курсы в Институте морской пехоты, уверенный, что перевод придет и он будет готов. Непонятным тогда было также то, как Пурди будет жить после 20 лет службы в морской пехоте и насколько важна для него вера.

На переполненных похоронах Джереми Пурди не было ни мужчины, ни женщины, которые могли бы рассказать историю, в которой не упоминалось бы, каким образом он каким-то образом протянул руку помощи.

 

Дэвид Хьюм Кеннерли

Дэвид Хьюм Кеннерли

Давно забытые фотографии иногда бросаются в глаза, и я ошеломлен некоторыми моментами, которые я задокументировал, которые были такими обычными, когда я их делал, но теперь наполнены новыми эмоциями и смыслом.Эта фотография молодого американского солдата с привидениями, укрывающегося под пончо от муссонных дождей в джунглях за пределами Дананга во время патрулирования в 1972 году, является одной из них. Глаза солдата показывают, и не нужно пояснять, что он, скорее всего, испытал ад в пути.

За то время, что я провел с ним и его взводом, они не вступали в прямой контакт с противником, но их всегда пронизывало общее подводное течение, ощутимая тревога и страх перед тем, что может произойти на их долю в долю секунды. .Эти люди видели, как приятели были разрублены пополам осколками приближающегося снаряда, или видели, как голова друга взорвалась от пули между глаз, что принесло ему билет в один конец домой в мешке для трупов. У многих был тот сильный всплеск осознания, когда товарищ внезапно, насильственно, неожиданно ушел, и удивлялся тому, что он все еще остается невредимым. Некоторые испытали вспышку вины, когда в совершенно честную миллисекунду они подумали: «Рад, что это был он, а не я». Этот большой уродливый откровенный момент был немедленно отброшен, но время от времени он возвращался, особенно в мире, когда они обнимали своего нового ребенка, которого их мертвый приятель никогда не имел.

Этот образ укрывающегося солдата особенно привлекателен для меня тем, чего я не знаю. Каким был его следующий поступок и что произошло после того, как он вернулся из Вьетнама? Фотография не выиграла никаких призов, возможно, даже не была опубликована, но в качестве ретроспективы она представляет каждого солдата, который возвращается с любой войны после того, как сражения стали историей, пушки замолчали и шансы быть убитыми избиты.

 

Пол Шутцер

Пол Шутцер — The Life Picture Collection/Getty Images

Бернис Шутцер Галеф, вдова фотографа Пола Шутцера:

Пол увлекся всеми эмоциями, которые случаются на войне, и он был прямо там с солдатами в боях.Он видел все; он видел усталость американских солдат, их страх, страх заключенных. Была одна фотография пленных, охраняемых американским солдатом лет 18. В плену были маленькие дети и старухи, а одна женщина кормила грудью своего младенца. К сожалению, молодого солдата позже убили, но этот образ передал бессмысленность и ужас того, как разыгрывается человеческое состояние. Солдаты очень сочувствовали мирным жителям, и один медик подружился с ними. На последнем фото в фоторепортаже медик и ребенок уходят вместе, держась за руки, а голова ребенка обожжена напалмом.Американцы впервые увидели и узнали, что мы используем напалм. Пол получил много писем, в которых говорилось: «Спасибо за то, что вы нам показали».

 

Дэвид Бернетт

Дэвид Бернетт — Контакты для прессы Изображения

В дни, предшествовавшие «встраиванию» — принудительному слиянию этого поколения фотографа и воинской части — у нас как у фотографов было определенное чувство свободы, когда мы могли перейти непосредственно к сюжету. Во Вьетнаме в начале 1970-х единственным реальным ограничением был поиск транспорта.Но почти до конца войны в США, если в вертолете или грузовике было свободное место, они брали вас с собой.

Мы часто «встраивались» во взвод или отделение, но это было скорее джентльменское соглашение, чем какая-либо официальная политика, основанная в основном на том, что мы, фотографы, должны были рассказать их историю и они, солдаты, поняли, что в отличие от них у нас не было , чтобы быть там. Это было по выбору. Это создало чувство взаимного уважения, которому во многих отношениях бросает вызов новый дух «встраивания».Тем не менее, это был мир анонимных фотографов, проводивших время с анонимными солдатами. Поэтому, пока мы разговаривали с солдатами о том, что происходило в тот день, было много моментов, когда во время фотографирования я просто продолжал двигаться. Обычно я знал эту единицу, но сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что так много всего, что я отметил, просто никогда не записывалось. Это был вечный поиск картины, и ты никогда не знал, иногда неделями, есть у тебя эта картина или нет. Мой фильм должен был проделать весь путь до Нью-Йорка, прежде чем его можно было обработать и отредактировать.

Однажды утром, ближе к концу неудачного вторжения в Лаос в начале 1971 года (попытка перерезать след Хо Ши Мина), я забрел в группу молодых солдат, которым было поручено чинить танки и гусеничные машины, которые регулярно обстреливались ракетами Севера. Вьетнамские войска чуть дальше по дороге. Мы с этим солдатом обменялись любезностями, как в пыльной жаре. Он вернулся к работе, прочитав письмо из дома, а я перешел в другое подразделение. Но на эту долю секунды в его лице, в его позе была вся усталость и отчаяние молодого солдата, который наверняка недоумевает, какого черта он там делает, так далеко от дома.

 

Кэтрин Лерой

Кэтрин Лерой — Увлечение Кэтрин Лерой

Фред Ритчин, Почетный декан школы ICP:

В этой фотографии Катрин Леруа есть что-то одновременно сюрреалистическое и поразительно грустное. Пустой шлем — жив ли еще его владелец? — изображен спереди и в центре, лежащим на земле в мягком сером свете, как выброшенная суповая тарелка или расколотый череп. Он сфотографирован так, как будто образует центр сломанного компаса, без рук, указывающий в никуда.На правильно переданном фоне виден солдат, вероятно раненый, в окружении товарищей, которые каким-то образом образуют неловкую Пьету. Зрелище насилия временно отступило, и читателю на этой ранее не публиковавшейся фотографии предстают его остатки, одновременно сакральные и отчасти абсурдные.

Лерой уехала из Франции во Вьетнам в 1966 году в возрасте 21 года с одной камерой, без заданий и со 150 долларами в кармане; она останется до 1968 года. Она успела получить аккредитацию Ассошиэйтед Пресс, освещала многочисленные бои, была тяжело ранена осколками, которые остались в ее теле, сброшена с парашютом в бой (маленькая и худая, она была утяжелена, чтобы ее не взорвало прочь), попала в плен к северным вьетнамцам (что она использовала как возможность написать статью для обложки журнала LIFE) и оставалась одержимой войной до своей смерти в 2006 году.

Поглощенная свирепым гневом на лицемерие политиков на разных уровнях, в последние годы жизни Лерой создала веб-сайт, а затем книгу Под огнем: великие фотографы и писатели во Вьетнаме , отдавая дань уважения своим коллегам через 40 лет после войны. закончился.

Сал Ведер

Освобожденный военнопленный подполковник Роберт Л. Штирм приветствует свою семью на базе ВВС Трэвис в Фэрфилде, Калифорния. Сал Ведер — AP

Я неоднократно фотографировал военнопленных, возвращающихся домой, и сам был во Вьетнаме в двух турах в качестве фотографа. В тот день на платформе сидело 30 или 40 фотографов, включая телевизор. Я фотографировал другую семью и краем глаза увидел действие и обернулся. Мне повезло сделать перерыв. Это был великий момент для американцев! Радость воссоединения и воссоединения семьи в качестве визуала выдающаяся, потому что это был конец войны. Мы были рады покончить с этим. Я благодарна, что это моя фотография. Я чувствую, что это символично, но я нахожусь в противоречии с этим, зная то, что я знаю.Картинка есть и снова появляется. Невозможно избежать этого.

 

Ник UT

Ник UT—AP

Мой старший брат Хюинь Тхань Ми, который погиб, освещая войну во Вьетнаме для Associated Press, всегда говорил мне, что изображение может остановить войну, и это было его целью. Я был опустошен, когда он умер. Я был очень молод. Но тут же я решил пойти по его стопам и выполнить его миссию. Несколько лет спустя, в тот роковой день 1972 года на дороге Транг Банг, цель моего брата была достигнута. Никто не ожидал, что люди выйдут из разбомбленных горящих зданий, но когда они вышли, я был готов с моей камерой Leica, и я чувствую, что мой брат помог мне сделать это изображение. Остальное уже история.

 

Ёити Окамото

Десятки тысяч антивоенных демонстрантов устроили беспорядки в Чикаго во время Национального съезда Демократической партии 1968 года. Президент Джонсон и его семья наблюдали за происходящим из спальни на своем ранчо в Стоунволле, штат Техас. Ёити Окамото — Библиотека LBJ

Пит Соуза, бывший фотограф Белого дома для президентов Рейгана и Обамы:

Это действительно невероятно интимная фотография.Заголовок содержит соответствующую информацию об обстоятельствах: кто, что и где. Но я очарован этой фотографией из-за человека за камерой: Йоичи Окамото. Первый гражданский человек, нанятый в качестве главного фотографа Белого дома, Окамото также стал первым, кто действительно задокументировал президентство для истории. Глядя на эту фотографию, очевидно, что у него был неограниченный доступ к LBJ и , что всем было комфортно, когда он находился в комнате, даже если эта комната была спальней президента.

 

Раймон Депардон

Кампании Ричарда Никсона в Су-Сити, штат Айова, октябрь 1968 года. Рэймонд Депардон — Magnum

(перевод с французского)

После того, как я сфотографировал съезд Демократической партии в Чикаго, который был очень бурным и противоречивым, я захотел сфотографировать будущего президента. Я работал в небольшом кооперативном французском агентстве Gamma, которое мы создали несколькими годами ранее. Я прибыл из Майами на пресс-самолете, который сопровождал кандидата.Мы разместились в маленьком аэропорту в Су-Сити. Было утро. Было ветрено. Никсон вышел из самолета.

Фото почти не делал — мужчина с флагом и Никсон на вершине трапа самолета. Это было слишком.

 

Арт Гринспон

Арт Гринспон — AP

Выдержка из интервью 2013 года с Артом Гринспоном Питера ван Агтмаэля, фотографа Magnum, который освещал войны в Ираке и Афганистане:

«Когда первый вертолет для эвакуации завис над головой, я увидел первого сержанта с поднятыми руками. Я видел, как медик держал раненого на плече, а потом я увидел ребенка, лежащего на спине в траве. Я должен собрать все это в одну картинку , подумал я. Мое сердце колотилось. Было ли 1/60 достаточно быстрым? К черту это. Снимайте фотографии. Я снял три кадра, и момент был упущен.

Я знал, что в фотоаппарате, но когда пошел отматывать пленку, не смог. Пленка в моем никоне от всей влаги прилипла к прижимной пластине. Моя Leica тоже промокла, и я не был уверен, какие снимки она делает.

Погода снова наладилась. Я раздал всю свою еду, поэтому я не ел два дня. Я завернул свои камеры во влажное полотенце и положил их в рюкзак. Я охраняла эту стаю, как наседка.

Я вылетел на втором вертолете с мешками для трупов. Парень направился в R&R, и пол был завален погибшими [убитыми в бою]. Война отстой».

Элис Габринер , редактировавшая этот фоторепортаж, является международным фоторедактором TIME.

Лили Ротман — редактор истории и архивов TIME.

Военные США должны вернуться во Вьетнам

Пятьдесят лет назад New York Times и Washington Post опубликовали «Документы Пентагона». Эти документы выявили серьезные сомнения в намерениях и мотивах участия Америки во Вьетнаме. До сих пор для многих американцев страна Вьетнам является болезненным напоминанием о войне во Вьетнаме, и многие по-прежнему скептически относятся к преимуществам укрепления вьетнамо-американских отношений.

Однако по мере того, как память о войне все больше ускользает в прошлое и появляются новые геополитические проблемы, Соединенным Штатам следует изучить вопрос об углублении связей с Вьетнамом и рассмотреть вопрос о возвращении туда американских войск в ближайшем будущем.

Многие американцы не знают об истории Вьетнама после того, как американские военные покинули страну, спустя 18 месяцев после публикации документов Пентагона. Боевые действия не закончились выводом войск США или переходом Южного Вьетнама в 1975 году под контроль коммунистов. Вьетнам в 1979 году сражался с Китаем в еще одной кровавой и столь же трагической войне, и последствия этой войны в современных геополитических отношениях гораздо более глубоки, чем вмешательство США во Вьетнам.

Китай стал геополитическим соперником интересов Вьетнама.Начиная с 2015 года Китай построил и военизирован несколько искусственных островов в Южно-Китайском море. Эти острова были построены не только рядом с Вьетнамом, но и в территориальных водах, на которые претендовал Вьетнам. Растущая агрессия и претензии Китая в Южно-Китайском море угрожают мировой торговле и американским интересам, а также безопасности и суверенитету Вьетнама.

Заявление Китая о праве собственности при вопиющем пренебрежении международным правом приводит к тому, что американские и вьетнамские стратегические интересы все больше совпадают в отношении Южно-Китайского моря.Америка осознает опасность не только для мировой торговли, но и для стабильности прозападных демократий Азиатско-Тихоокеанского региона со все более воинственным Китаем. Вьетнам вспоминает ожесточенную войну, которую он вел с Китаем, и видит, как Китай угрожает его независимости и безопасности из собственных территориальных вод.

В рамках войны во Вьетнаме Соединенные Штаты построили во Вьетнаме несколько крупных военных объектов в 1960-х годах; все они имеют стратегическое положение для сдерживания агрессии Китая в Южно-Китайском море и обеспечения региональной безопасности США.С. союзники. США и Вьетнам должны рассмотреть вопрос о возвращении американских вооруженных сил на эти объекты в ближайшие 5-10 лет; такой шаг также укрепит способность Вьетнама противостоять принуждению со стороны Китая. После серии дипломатических предложений на высоком уровне в последнее десятилетие США и Вьетнам теперь должны участвовать в более активных и подробных обсуждениях на уровне личного состава о возвращении американских войск во Вьетнам.

Пришло время действовать. Белая книга по обороне 2019 года, опубликованная правительством Вьетнама, смягчила ранее жесткую позицию страны в отношении сохранения нейтралитета и теперь допускает военные союзы, если это будет сочтено разумным. Экономически Вьетнам по-прежнему зависит от китайского импорта и экспорта, но гораздо меньше зависит от Китая, чем его соседи. Вьетнамское правительство заметно менее подвержено коррупции, чем другие страны региона. Эти условия подготовили почву для постепенного укрепления экономических и военных отношений США и Вьетнама, что было бы необходимо, прежде чем можно было бы начать любое обсуждение размещения американских войск во Вьетнаме. Провокационные действия Китая в Южно-Китайском море способствуют ускорению углубления этих вод.связи между США и Вьетнамом, но за ними должны последовать активные действия США. США и Вьетнам должны уже сейчас начать строить более тесные отношения.

Первоначально такие подразделения, как сменные передовые военно-морские силы США, требующие небольшой начальной инфраструктуры, могли действовать за пределами Вьетнама в ответ на действия Китая. Хотя, вероятно, это не вариант в ближайшей перспективе из-за нынешнего вьетнамского нейтралитета, США также могут заняться дополнительной инфраструктурой или постоянной американской базой.

СШАвели ожесточенную войну во Вьетнаме, но современная геополитическая динамика все больше сближает интересы двух стран. Это дает возможность для широкого сотрудничества и возможности для конкретной координации действий США и Вьетнама в ответ на китайскую агрессию в Южно-Китайском море. Увеличение военного присутствия США во Вьетнаме — один из способов воспользоваться этой возможностью. Спустя почти 50 лет после окончания войны у США и Вьетнама есть возможность восстановить друг с другом более честные и взаимовыгодные отношения в сфере безопасности.

Эта редакционная статья отражает мнение авторов и не обязательно отражает позицию или мнение правительства США или Министерства обороны.

Чарльз Джу — бывший член Конгресса, служивший в комитете Палаты представителей по вооруженным силам, и подполковник резерва армии США. Мэтью Пауэлл — командующий ВМС США.

Жестокое наследие войны США во Вьетнаме – Блог UC Press

Симеон Мэн, автор книги «Солдаты через Империю: раса и создание деколонизирующего Тихого океана»

Этот гостевой пост является частью нашей серии блогов AAAS, опубликованных в связи с предстоящей встречей Ассоциации азиатско-американских исследований в Сан-Франциско, Калифорния, 29–31 марта 2018 г. Просматривайте похожие заголовки и делитесь ими, используя #AAAS2018.


16 марта исполняется 50 лет событию, о котором немногие американцы хотят помнить. В 1968 году рота «Чарли», подразделение 11-й -й бригады 20-го -го -го пехотного полка, вошла в деревню Май Лай в Южном Вьетнаме и систематически убивала жителей деревни. Приблизительно 500 вьетнамцев, в основном женщины, дети и старики, погибли в резне. Жестокость хорошо задокументирована: американские солдаты насиловали, калечили и пытали жителей деревни, прежде чем убить их; семьи были вытащены из их домов, брошены в канавы и казнены.Жуткие фотографии убийств начали циркулировать в обществе полтора года спустя, когда журналисты обнародовали эту историю. В 1969 году это вызвало международное возмущение и подстегнуло антивоенное движение. Пятьдесят лет спустя «Мой Лай» стал синонимом этой темной главы американской войны во Вьетнаме, и он продолжает преследовать и прерывать попытки нации вспомнить войну на службе примирения и закрытия.

Если и есть что-то, что остается невыразимым в резне в Май Лай в Соединенных Штатах, так это то, что насилие было не отклонением от нормы, а рутинным и систематическим.Накануне капитан Эрнест Медина сказал солдатам: «В этом районе нет ни в чем не повинных мирных жителей», и что врагом является «любой, кто убегает от нас, прячется от нас или выглядит врагом». В конце 1960-х фиктивные вьетнамские деревни были неотъемлемой частью армейских баз по всей территории Соединенных Штатов, и именно в этих фиктивных деревнях американские солдаты учились тактике «найти и уничтожить», которая научила их приближаться ко всей деревне как к вражеской цели и видеть все вьетнамцы как потенциальные «вьетконговцы».В имитационной деревне в казармах Шофилд на Гавайях были жители деревни, которых играли коренные гавайцы. Там солдаты, готовившиеся к отправке во Вьетнам, оттачивали тактику насилия, воспроизводя колониальное насилие на Гавайях, которое в тот момент ускользало и возобновлялось переходом Гавайев к государственности. В 1967 году там тренировались солдаты, участвовавшие в резне в Май Лай.

В моей книге « Солдаты через империю: раса и создание деколонизирующего Тихоокеанского региона » исследуется этот и другие малоизвестные эпизоды войны во Вьетнаме, чтобы показать, что насилие во время войны было тесно связано с усилиями Соединенных Штатов по выполнению своих обещание обеспечить свободу и демократию в мире после 1945 года.В книге рассказывается о том, как Соединенные Штаты мобилизовали на войну граждан различных стран и территорий, недавно освобожденных от колониального господства. В период с 1964 по 1972 год более 340 000 южнокорейцев и 6 000 филиппинцев сражались в Южном Вьетнаме. Их привлекали обещания работать в другой стране и получать более высокую заработную плату. Их правительства, полные решимости защитить новообретенную свободу своих народов, заключили договоры с Соединенными Штатами, которые позволяли размещать американские войска в их странах и использовать их граждан для американской войны. Подъем Соединенных Штатов к мировому господству после 1945 года зависел от этих стран и их граждан-солдат многочисленными и противоречивыми способами: чтобы подтвердить приверженность Соединенных Штатов распространению свободы и демократии в Азии и выполнять работу по убийству и смерти в Америке. война. Вооруженные силы США также зависели от этих солдат в совершении такого неизбирательного насилия против вьетнамцев, которого, по-видимому, не было ни у одного американца — за исключением отдельных лиц, таких как лейтенант Уильям Колли, единственный солдат, обвиненный и осужденный за убийства в Май Лай. считается способным к совершению.

Поскольку американцы продолжают вспоминать войну во Вьетнаме, нам следует помнить, что война имела глубокие и долговременные последствия в других частях мира. Полвека назад война сорвала незавершенный проект деколонизации Южной Кореи, Филиппин, Гавайев и других стран и островных территорий Азии и Тихого океана. Вместо того, чтобы добиться свободы от колониализма «в какой бы форме он ни проявлялся», их граждан попросили воевать в другом США. империалистическую войну, убивать и рисковать своей жизнью в погоне за неуловимой свободой, основанной на интеграции их страны в глобальную капиталистическую экономику под руководством США. Скорбя о 58 000 погибших американцах и 3,8 миллионах вьетнамцев, мы должны помнить, что незавершенная деколонизация — это также жестокая история, которую несут американцы.

Наземная война во Вьетнаме: военная стратегия и политика США — видео и стенограмма урока

У.S. Участие во Вьетнаме

Многие американцы не знают, что Соединенные Штаты сохраняли военное присутствие во Вьетнаме задолго до крупномасштабного военного конфликта, характерного для середины 1960-х и 1970-х годов. Первоначально Соединенные Штаты сохраняли консультативную роль в Южном Вьетнаме, помогая своему правительству отражать атаки вьетконговцев ( VC ), коммунистических партизан, сражающихся за Северный Вьетнам. Присутствие Вьетконга и Северного Вьетнама в Южном Вьетнаме продолжало расти, и правительство было не в состоянии сдерживать их атаки.

К 1965 году американские военные советники увидели единственный выход: взять дело в свои руки и увеличить присутствие США во Вьетнаме. Генерал Уильям Уэстморленд запросил в том году 150 000 военнослужащих, а к концу 1965 года во Вьетнаме было размещено более 180 000 военнослужащих.

Стратегия

Ранняя стратегия Уэстморленда была довольно простой. США будут вести войну на истощение , военную тактику, с помощью которой длинная серия мелкомасштабных атак постепенно истощает противника.Цель состояла в том, чтобы нанести тяжелый урон Северному Вьетнаму и Вьетконгу, на самом деле такой большой ущерб, что они не смогут восстановиться и продолжать сражаться. Для достижения этих целей США осуществляли бомбардировки Северного Вьетнама с помощью авиации. Однако Южный Вьетнам был другой историей. Большая часть войны во Вьетнаме велась ниже 17-й параллели на земле. 17-я параллель была, по сути, политической границей между Северным и Южным Вьетнамом.

Наземная стратегия в Южном Вьетнаме была очень похожа на воздушную стратегию в Северном Вьетнаме: уничтожить вьетконговцев и прокоммунистические силы. Необычной особенностью стратегии было то, что Соединенные Штаты не боролись за то, чтобы удержать территорию в Южном Вьетнаме. После того, как американские войска вступили в бой с ВК и вытеснили их с общей территории, они не предпринимали никаких попыток сохранить сильное присутствие в этом регионе.

Ключевые элементы наземной войны в Южном Вьетнаме включали миссии по поиску и уничтожению. Войска США использовали местную разведку для выявления оплотов ВК и прокоммунистов, а затем уничтожали их огневой мощью. С 1966 по 1967 год Соединенные Штаты продолжали перебрасывать войска во Вьетнам по просьбе генерала Уэстморленда.К концу 1967 года во Вьетнаме было размещено более 485 000 военнослужащих, что было явным признаком того, что наземная война Уэстморленда шла плохо.

Успехи и неудачи

Стратегия истощения генерала Уэстморленда и успехи Америки в наземной войне были неоднозначными. Вооруженные силы Соединенных Штатов превосходили силы Вьетконга и Северного Вьетнама, но они все еще не могли быстро положить конец войне во Вьетнаме. Частично это связано с непростым вьетнамским климатом.Американские войска подвергались воздействию высоких температур, изнуряющей влажности и проливных дождей в сезон дождей. Кроме того, местность вьетнамских джунглей была густой и чуждой, что облегчало навигацию местным венчурным капиталистам, но было чрезвычайно трудным для американских войск.

Американская политика истощения также оказалась не такой эффективной, как надеялись Уэстморленд и другие военачальники. Соединенные Штаты нанесли тяжелые потери и материальный ущерб ВК и Северному Вьетнаму.Несмотря на тяжелые потери коммунистов, северным вьетнамцам удалось продолжить борьбу при поддержке Советского Союза и Китайской Народной Республики. Решение США отдать предпочтение разрушению над территориальными приобретениями также было пагубным. После того, как американские войска вытеснили комбатантов ВК из этого района, США не предприняли никаких согласованных усилий для сохранения завоеванной ими территории. Это побудило Вьетконг вернуться к своим прежним опорным пунктам.

Другой крупной неудачей американской наземной войны была ее гражданская политика.В 1967 году США объявили о создании зон свободного огня. Гражданским и мирным жителям было приказано эвакуироваться из этих зон к определенной дате; Соединенные Штаты оставили за собой право стрелять по любому, кто остался в этом районе. Эта политика имела серьезные недостатки. Бесчисленное количество ни в чем не повинных вьетнамских мирных жителей (в том числе женщин и детей) было убито под перекрестным огнем, что только усилило антиамериканские и прокоммунистические настроения.

Другие случаи военной жестокости также омрачили U.С. наземная война. В 1968 году во время миссии по поиску и уничтожению американские морские пехотинцы убили до 500 невинных женщин, детей и стариков в поисках комбатантов и сторонников Вьетконга. My Lai Massacre продолжает оставаться уродливым шрамом в американской истории.

В конце концов, правительство Соединенных Штатов признало реальность того, что им никогда не выиграть наземную войну во Вьетнаме. Хотя администрация Никсона распространила наземную войну на Камбоджу, она также активно работала над сокращением вооруженных сил США.военное присутствие С. во Вьетнаме при передаче контроля над конфликтом южновьетнамцам. Американские войска были выведены из Вьетнама в 1975 году, что положило конец участию Америки во Вьетнамской войне.

Краткий обзор урока

В то время как США в основном полагались на воздушные нападения на Северный Вьетнам, большая часть их стратегии в Южном Вьетнаме опиралась на наземную войну. В 1965 году генерал Уильям Уэстморленд потребовал увеличения численности американских войск, что положило начало серьезному вмешательству США во Вьетнам.Уэстморленд выдвинул стратегию истощения ; США активно работали, чтобы нанести тяжелые потери и материальные потери Вьетконгу ( VC ) и Северному Вьетнаму, чтобы они не смогли продолжать боевые действия.

Однако наземная война США была смесью успехов и неудач. Превосходящая огневая мощь позволила американским войскам вытеснить ВК из частей Южного Вьетнама. Однако США не уделяли первостепенное внимание сохранению своих территориальных завоеваний, поэтому венчурные капиталисты часто возвращались к своим прежним опорным пунктам.Гражданская политика США также нанесла ущерб наземной войне. Создание зон свободного огня привело к гибели бесчисленного количества вьетнамских мирных жителей. Между тем, во время миссии по поиску и уничтожению американские морские пехотинцы убили до 500 мирных жителей во время резни Май Лай 1968 года. В 1975 году США поняли, что им никогда не выиграть войну во Вьетнаме, и в апреле вывели свои последние войска. 30 апреля 1975 года столица Южного Вьетнама Сайгон пала перед северными вьетнамцами, и война во Вьетнаме закончилась.

Преступление или память ?: Марчиано, Джон: 9781583675854: Amazon.com: Books

25 мая 2012 года президент Обама объявил, что Соединенные Штаты посвятят следующие тринадцать лет — до 11 ноября 2025 года — празднованию 50-летия войны во Вьетнаме, а американские солдаты, «более 58 000 патриотов », погибший во Вьетнаме. Тот факт, что по крайней мере 2,1 миллиона вьетнамцев — солдат, родителей, бабушек и дедушек, детей — также погибли в той войне, будет в значительной степени неизвестен и совершенно не увековечен. И история США едва останавливается, чтобы записать миллионы вьетнамцев, которые выжили после того, как были перемещены, подвергнуты пыткам, искалечены, изнасилованы или рождены с врожденными дефектами в результате разрушительных химикатов, нанесенных на землю Соединенными Штатами.С. военный. Причина этого ужасающего отключения сознания кроется в непрекращающейся кампании по связям с общественностью, которую ведут высокопоставленные американские политики, военные лидеры, бизнесмены и ученые, которые в течение последних шестидесяти лет оправдывали присутствие США во Вьетнаме. Это кампания патриотического тщеславия, великолепно описанная Джоном Марчиано в книге «Американская война во Вьетнаме: преступление или память?».

Разрушительное продолжение классической книги Марчиано «Обучение войне во Вьетнаме» 1979 года (написанной совместно с Уильямом Л. Гриффен), книга Марчиано стремится не увековечить память войны во Вьетнаме, а остановить продолжающуюся войну США с реальной историей. Марчиано раскрывает грандиозное размахивание флагом, которое проистекает из «принципа благородного дела», представления о том, что Америка «избрана Богом» для того, чтобы принести в мир демократию. Марчиано пишет о Благородном Деле, к которому беспощадно призывают президенты — от Джимми Картера в его замечании о том, что в отношении Вьетнама «разрушение было взаимным», до Барака Обамы, который продолжает поток романтической пропаганды в СМИ: «Соединенные Штаты Америки … останется величайшей силой свободы, которую когда-либо знал мир.”

Результатом является критическое письмо и преподавание в лучшем виде. Эта книга найдет свое место в классах, где учителя стремятся сделать больше, чем просто повторять банальные прославления американской империи. Он предоставит учащимся во всем мире информацию, которая подготовит их к изменению мира.

Была ли война во Вьетнаме неконституционной?

Это вторая из нескольких статей, которые Ежедневная Конституция опубликует о конституционном наследии войны во Вьетнаме, причем каждая статья посвящена теме, которая исследуется в эпизодах на этой и следующей неделе документального фильма PBS, ». Война во Вьетнаме, » Кена Бернса и Линн Новик.Эта статья является ключевой для сегодняшней передачи о конфликте во Вьетнаме, как он развернулся в 1966 и 1967 годах. Остальные статей газеты «Конституция Дейли» появятся на следующей неделе.

Американцы хорошо знали, даже до того, как у них появилась Конституция с ее Первой поправкой, что они имеют право выражать свое недовольство, когда власть злоупотребляется или используется не по назначению. Большинство американцев узнают еще в начальной школе об одном из первых протестов, когда в 1773 году шумная банда колонистов сбросила лодку с чаем в гавань Бостона, чтобы показать свое недовольство британским налогообложением.

В современной Америке марш на Вашингтон или какой-либо другой массовый протест на улицах может быть избранным методом реализации права Первой поправки на «обращение к правительству с петицией об удовлетворении жалоб». Однако чаще всего обращение осуществляется путем подачи иска.

Это одно из конституционных наследий войны во Вьетнаме. Конституционность любой другой войны в истории США не проверялась в судах так часто, как конфликт в Юго-Восточной Азии в шестидесятых и семидесятых годах.Аргумент юристов был прост: войны в этой стране могут быть начаты – как конституционный вопрос – только с официальной декларации Конгресса, и не было таких действий до того, как сотни тысяч солдат были отправлены на войну в Южный Вьетнам и махали за ними. волна самолетов была отправлена ​​на бомбардировки Северного Вьетнама.

И все же, несмотря на всю эту судебную деятельность, Верховный суд так и не ответил на основной конституционный вопрос, тем самым создав еще одно наследие своим «странным молчанием», по словам профессора права Техасского технологического института Родрика Б.Шен, который широко изучил все это явление. Короче говоря, молчание означало, что президентское право начинать войны в значительной степени останется неконтролируемым.

К началу 1966 года война во Вьетнаме уже была широко непопулярна, несмотря на неоднократные попытки президента Линдона Джонсона, его помощников и генералов заявить, что американские войска побеждают. Непопулярность усилилась, когда нация с восторгом наблюдала за серией транслируемых по телевидению слушаний в Сенате, на которых неоднократно оспаривалась история успеха.Весьма уважаемый деятель Джордж Кеннан, которого часто считают одним из вашингтонских «мудрецов», заявил комитету, что военные усилия были основаны на «иллюзиях непобедимости с нашей стороны», как рассказывается на этой неделе в документальном фильме PBS о войне.

Пока бушевали эти дебаты, реальность заключалась в том, что война, которой руководил генерал Уильям Уэстморленд, всегда требовала, чтобы все больше и больше молодых американцев записывались на военную службу. Конечно, было много добровольцев, таких как бывший морской пехотинец, служивший там, который сказал своему интервьюеру для передачи PBS, что он зачислен, потому что тогда он видел себя «звездой моего собственного фильма о Джоне Уэйне».

Но потребность в «свежих войсках», как выражались генералы, не могла быть восполнена за счет добровольцев. Военный призыв был единственно возможным вариантом: молодых людей приходилось тянуть в ряды десятками тысяч, хотели они того или нет, а чиновники неуклонно повышали нормы призыва. Сам призыв вызвал серьезные споры из-за того, кто должен был уйти: в основном это были бедняки и молодежь из среднего класса, в основном те, кто имел только среднее образование, и многие из меньшинств.

В рядах тех, кто был призван на военную службу, как вспоминала передача PBS, звучал горький рефрен об освобожденных и оставшихся дома мальчиках из колледжа: «Если у вас есть деньги, вам не нужно идти».

Одним из методов сопротивления призыву было заявить об отказе от войны и военной службы по соображениям совести. В 1966 году число тех, кто добивался освобождения от «СО», достигло сотен тысяч.

Одним из тех, кто добивался такого исключения, был олимпийский чемпион по боксу, ставший чемпионом в супертяжелом весе, житель Кентукки по имени Кассиус Клей.Обращенный в ислам (что принесло ему новое имя, Мухаммед Али), он утверждал, что он пацифист, выступающий против войны.

Не получив освобождения, он отказался от приказа о вступлении в должность. Его чемпионство в супертяжелом весе было отобрано, он был привлечен к ответственности за уклонение от призыва, признан виновным и приговорен к пяти годам тюремного заключения вместе со штрафом в размере 10 000 долларов.

После того, как он успешно восстановил свою боксерскую лицензию через суд, иск Али против его приговора за уклонение от призыва наконец-то дошел до Верховного суда.В конце июня 1971 года, после долгих внутренних дебатов и юридических маневров, судьи отменили его обвинительный приговор, заключив, что отклонение его иска о «СО» было ошибочным, поскольку не было ясно, какова была его реальная причина.

Решение в пользу Али удержало его от участия в войне, но оно никак не помогло решить вопрос о том, является ли необъявленная война во Вьетнаме неконституционной. Дело было не в этом.

Многие из первых тестовых случаев по вопросу о конституционности включали вызовы призыву теми, кто был призван на службу. Эти дела действительно поднимали конституционный вопрос, но несколько косвенным образом. Конгресс, как утверждалось в этих исках, может вводить военный призыв только во время войны, которая фактически была официально объявлена ​​Конгрессом. Это был один шаг от окончательного вопроса о законности войны, и в любом случае эти судебные иски провалились в суде.

Но параллельно с юридическими вызовами тех, кто был призван по призыву, возникла организованная юридическая кампания, специально предназначенная для проверки вопроса о необъявленной войне.Он станет Конституционным комитетом юристов по необъявленной войне.

Комитет вырос из усилий, которые, кажется, начались с судебного иска, поданного молодым профессором права Университета Канзаса, Лоуренсом Велвелом. (Позже Велвел — что-то вроде юридического гладиатора — основал юридическую школу в Массачусетсе, где плата за обучение и сборы были низкими, чтобы обслуживать студентов из рабочего класса, и он вел многолетний, но безуспешный антимонопольный судебный процесс. против Американской ассоциации юристов за отказ предоставить его школе аккредитацию из-за ее практики заработной платы и гонораров.)

Иск Велвела, возможно, был первым, кто оспаривал конституционность войны во Вьетнаме кем-то, кроме призывника. Он подал иск вскоре после того, как в мае 1968 года Верховный суд отказался рассматривать дело Альберта Х. Холмса, служителя веры Свидетелей Иеговы, который был одним из тех, кто оспаривал войну, заявляя, что призыв недействителен. (Только один член суда, судья Уильям О. Дуглас, проголосовал за рассмотрение апелляции Холмса; судья Дуглас делал это неоднократно, когда дела заявителей поступали в суд.)

Судебный процесс Velvel — он сам против президента Джонсона — был основан на утверждении, что как гражданин он пострадал от недействительной войны, потому что она отвлекла деньги, необходимые для внутренних программ, нанесла экономический ущерб многим гражданам, занимающимся бизнесом, и призвал своих друзей и родственников на службу во Вьетнам.

В конечном итоге его иск был отклонен на том основании, что он не имел законного права предъявлять иск, потому что он не мог продемонстрировать как факт, что он лично пострадал в результате военных действий, и, таким образом, его недовольство было — самое большее — только одним что он поделился со многими американцами, выступающими против войны по многим причинам.(С юридической точки зрения было обнаружено, что Velvel не обладает «правоспособностью» — доктриной, которая вытекает из положения Конституции о том, что федеральные суды могут разрешать только текущие дела или споры, когда на карту поставлено что-то реальное, а не абстрактные разногласия по поводу закона.)

Отклонение дела профессора на этом основании было предвестником того, что за этим последует дело за делом для проверки конституционности войны во Вьетнаме. Но многие из этих судов также использовали другое обоснование: иски против войны не могли быть возбуждены, потому что не было правового стандарта для их рассмотрения или потому что вопрос о необъявленной войне был «политическим вопросом», оставленным на усмотрение президентов и Конгресса.

Министерство юстиции, дело за делом, утверждало, что ни одно такое дело не должно быть доведено до окончательного решения по конституционному вопросу. Чтобы Верховный суд взялся за такое дело, утверждало правительство в одном из своих докладов в Верховном суде, сами судьи должны взять на себя задачу положить конец войне, которую оно сочло недействительной.

В этой записке утверждалось: «Возможно, суду придется создать собственное управление по военным делам и контролировать обширный и сложный процесс разведения войск.Возможно, ему придется предоставить официальных лиц для ведения дипломатических переговоров с правительствами Северного Вьетнама и других стран».

После того, как гражданский иск Лоуренса Велвела был отклонен в суде низшей инстанции, спорящие юристы из Комитета по необъявленной войне попытались проверить конституционный вопрос, составив иск 13 членов Палаты представителей США, предъявляющих иск на основании теории о том, что Вьетнам конфликт лишил их права голосовать по декларации.

После того, как это не удалось, адвокаты разработали иск, который будет рассматриваться непосредственно и только в Верховном суде в соответствии со специальными полномочиями, которые Конституция дает судьям для разрешения дел, которые в основном касаются законных прав штатов.Они добились, чтобы законодательный орган Массачусетса принял закон, разрешающий подачу иска в Верховный суд против гражданского главы Пентагона, министра обороны Мелвина Лэрда. Из-за несогласия трех судей суд просто отказал Массачусетсу в возбуждении иска. Дело было отправлено обратно в суд низшей инстанции, и там оно тоже провалилось.

За все годы, когда Верховный суд просили вынести решение о конституционности войны, период с 1967 по 1974 год, четыре судьи одновременно проголосовали за пересмотр дела, поднимающего этот вопрос.Но суду требуется четыре голоса для пересмотра, и эти четыре голоса никогда не голосовали как группа, чтобы передать дело в суд в полном составе.

Как обнаружил профессор Техасского технологического института Шон в своем исследовании судебных процессов во Вьетнаме, 26 из них были переданы в Верховный суд, и ни по одному из них не было принято решение; все, кроме одного, были просто отклонены без рассмотрения, а тот был отправлен по процедурным соображениям.

Профессор резюмировал: «На практике молчание суда одобряло военную политику правительства, но не давало конкретного судебного одобрения решения в пользу правительства по существу.В его статье, опубликованной в 1994 году, через 21 год после окончания войны во Вьетнаме, делается вывод о том, что с тех пор «мало что изменилось», и добавляется: «Конституционные вопросы, на которые Верховный суд избегает странного молчания… остаются судом без ответа по сей день».

И сейчас, спустя почти четверть века после того, как он сделал эти выводы, наследие вьетнамского конфликта все еще стоит. В те годы президенты неоднократно направляли вооруженные силы США в конфликты, которые имели все характеристики настоящей войны, и делали это, не спрашивая заранее разрешения Конгресса.

В более поздней статье этой серии будут рассмотрены усилия, предпринятые Конгрессом в Резолюции о военных полномочиях  в 1973 году, чтобы попытаться заставить президентов — после того, как они начали военные действия — отчитываться перед Конгрессом о том, что происходит. Президенты заявили, что считают, что даже минимальное требование Конгресса является нарушением президентской военной мощи, но неохотно согласились подать необходимые отчеты. Это не стоило им того авторитета, на который претендовал президент Джонсон, когда он превратил вьетнамский конфликт в настоящую войну.

После того, как в Америку пришла война нового типа, «война с террором», две резолюции, принятые Конгрессом после террористических атак на США в 2001 году, снова стали ответом хозяину Белого дома. И Верховный суд даже не попросили судить, требует ли Конституция большего от Конгресса.

Легендарный журналист Лайл Деннистон пишет для нас в качестве автора с июня 2011 года и освещает деятельность Верховного суда с 1958 года. Его работы также публикуются на lyldenlawnews.ком.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.