Сообщение о гуннах: ГУННЫ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

6 ФАКТОВ О ГУННАХ, КОТОРЫЕ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ КАЖДЫЙ

Целью Аттилы было – уничтожить непоколебимую власть Римско-Византийской империи. 22 июня 415 года в решающей битве на Каталаунских полях гунны не смогли прорвать позицию Римской объединенной армии

По сей день вызывают горячее обсуждение великая битва между гуннами Аттилы и вестготов Рима под командованием Аэция, которая осталась в истории под названием «Битва народов». Мнения тоже рознятся по поводу погибших на Каталаунском поле которая якобы проходила битва по одним сведениям 20 июня, а по другим данным после 20 июня. Одни историки говорят погибло 165 тысяч человек, другие говорят, что, погибло 300 тысяч человек. Как бы не говорили, основная причина великого переселения, оказавшего огромное влияние на развитие цивилизации несомненно вызывает интересы. В этой связи предлагаем вашему вниманию отдельные отрывки из книги Р.Ахметова «От скифов до татар».

Шествие гуннов

Началось усиливаться господство сунну на Волга-Уральской территории. Соседние племена угор подчинялись им. Сунну-гуннам подчинялись племена среднего и нижнего Поволжья (сообщество «Идель»), рода, происходящие от близких между собой скиф-саков и кипчаков. Сарматы начали отходить на запад, частично на юг. Территория, подвластная хунну, за 150 лет расширилось от Балтики до Каспия (Гуннское море). Государство гуннов в середине IV века тесно смешалось с империей остготов, в состав которого входили славянские и большая часть угро-финских племен.

Схожесть многих тюркских и древнегерманских клинописей (но, не звучание) возможна из-за смешения остготов сначала со скифами (саки-саксы-саксоны) затем с гуннами. Первое столкновение с остготами переросло в активное восстание гуннов на западе. В 375 году гуннам подчинялись все степные территории Причерноморья. Сарматы, оказывая сопротивление гуннам, продолжали двигаться на запад. Они до последнего вынуждены были быть сторонниками Византии и Рима. В конце концов большая часть сарматов смешалась с франками, по некоторым данным с предками шотландцев. Часть аланов отделилась от гуннов (375 г). Конница аланов вместе с вестготами и вандалами отправилась в Северную Италию и Африку, Португалию и Испанию. Именно с этой поры конные войска появились в Западноевропейских и Североафриканских государствах. Многие бедуины с верблюдов пересели на коней. Распространение ислама изначально шло с помощью арабской конницы. Вышеназванные аланы смешались со многими народами. Но, большая их часть входила в состав союза гуннов. В конце ІХ века потомки этих аланов отделились от Хазарского каганата и создали свое государство, просуществовавшее до монгольского нашествия. Их современные потомки – осетины. А оставшаяся часть аланов смешалась с булгарами и хазарами.

Рождение новых народов

После ухода основной части гуннов из Приволжья значительная их часть (предположительно су-ас, су-аз – «оставшиеся от сунну», суваз, чаваш) осталась там и образовала основу предков нынешних чувашей. От сунну 155 года в чувашском языке могли остаться древнемонгольские слова. То, что чаваши всегда жили на северо-западе тюркского мира, спасло чувашский язык от смешения с другими родственными языками. Такое же положение было и у сахи. У этих двух народов сохранились многие слова древнетюркского и скифо-гунно-булгарского языков. Отсутствие влияния на эти языки арабского и персидского языков важно в изучении древнетюркского языка и истории.

В «гунских войсках» Волги и Урала могли быть и «мишары». После ухода на Запад основной части гуннов некоторые рода эрзи и мокшиев могли образовать мишаров. Двигавшиеся на запад сунну-гунны (на юге-эфталиты) увели с собой от дремучих лесов Южной Сибири скифов и саков на горные местности Алтая и Тянь-Шаня. А на оставшиеся после них земли стали заселяться в начале кочевые племена кипчаков, затем Енисейские киргизы. Саки и массагеты, двигаясь на юг с берегов Амударьи и Сырдарьи, основали государство сельджуков. На их земли заселились карлуки из Кашгарии, смешавшись с коренным населением той земли они основали нынешних узбеков.

Крест в Европу принесли гунны

Государство гуннов стало могущественной силой во времена Ругилы (Рух-иль). После смерти Ругилы (433 год), власть перешла в руки его племянника Атиллы (Ата-иль, Ат-илле, Итилле, Иделле). В эпоху его правления гунны стали могучей империей. В походах Атиллы принимали участие большая часть тюркоязычных племен и народов. Однако, особые впечатления оставили победы только гуннских войск. Разъяренные волы, запряженные в телеги обтянутые стальной броней, вооруженные копьями и кинжалами с изогнутыми клинком (у скифов кинжалы были прямыми) кавалеристы-лучники вызывали страх у народов Центральной Европы. Во многих западноевропейских письменных свидетельствах тех времен Атиллу и гуннов называли «Бич Божий». Во времена гунно-тюркских каганатов в Западной Европе появились военные термины точно переведенные на основе тюркского языка (командир, штаб, атака, маневр, парад и т.д.). Вообще, термин «атака» (от французского слова «аттакуе») – произошло от соединения слов «ат», «тақау», «тэкирек», «тақымдау». Означает «Быстрое приближение конем, нападение» («Атпен тез жақындап, шабуылдау»). Возможно, предки французов и других западноевропейцев много слышали боевой клич гуннов «аттаку» (аттақау). Сейчас в Казахстане можно встретить похожие на это слова, написанные на плакатах «аттан» (садись на коня, выходи на поход).

Парад: «па» - в персидско-турецком языках аффикс придающий значение «большой, важный, торжественный, высокий и т.д.» (патша, паша, падишах, Памир, папаха) и «рад-ряд» - означает ряд, отделение-группа, выстроиться в ряд. Тогда слова «парад» означает: выстроиться в торжественный строй. Рим и Константинополь тщательно изучали достижения гуннской армии. Например, Аэций (полководец Римской армии во время Каталаунской битвы) в молодости некоторое время жил во дворце Ругила. Но, все же Западная Европа не была еще готова признать военное искусство гуннов. Западная Европа до сих пор клевещет на них, стараясь оправдать свою беспомощность перед армией гуннов. Однако, это гунны «одели брюки и сапоги на европейцев», «научили пользоваться вилкой за столом».

Крест – знак Тенгри» изображен на победных знаменах гуннов стал «началом исчисления» христианского крестов.

Новая орда Атиллы

Гунны перешли через Карпатские горы и заселились в Венгрии и Югославии. В новой орде Аттилы были многоэтажные дворцы и деревянные дома. Использовались шатры, обрамленные разноцветными тканями. Нигде не указывается то, что во внешнем облике гуннов есть точные сходства с монголоидами. Конечно, и сейчас прослеживается его следы у смешавшихся с ними народов (венгры, немцы, российские угро-финны, фины). Эти сходства у немцев и финнов могли остаться от саксов Прибалтики, если финны происходили от скиф-саков. Обычно они крепкого телосложения, черноволосые, с глубоко посаженными узкими глазами (это может быть от того, что они часто смешивались с древними корейцами и китайцами) и имеют вогнутый нос. Женщины в качестве украшений одевали на одежду копейки и ювелирные украшения. Обычно это свойственно гуннам. Их называли «белые гунны, эфталиты».

Оказание милости «Вечному городу»

Целью Атиллы было разрушить нерушимую власть Римско-Византийской империи. В решающей битве на Каталаунском поле (северо-восточная Франция) 22 июня 415 года гунны не смогли прорвать линию Римской армии. Возникли трудности с провизией. Атилла был вынужден распустить союзную армию. В этой битве самые большие потери понесли германцы и готы, которые сражались на двух флангах. Многие историки считают этот поход одним из самых больших походов в истории человечества. Несмотря на такую неудачу, на следующий год гунны с малым войском завоевали Италию. Все думали, что «Рим пал». Папа Римский Понтифик, прося пощаду для римлян и «вечному» городу, вышел навстречу Атилле. Слабым местом гуннов было то, что они могли обеспечить сами себя продовольствием и кормовой культурой. Римляне использовали засуху того года как метод обороны, они укрепились в одном городе, а провизию на остальных территориях уничтожали. Гунны, завоевав город в Северной Италии и не найдя там продовольствия вынуждены были вернуться назад, так и не завоевав «вечный город». Лучшие армии Запада полегли при Каталаунской битве. Но, во время подготовки нового похода, в 453-м году внезапно умирает Атилла.

Побежденные перед победителями

Из-за разногласий между сыновьями Атиллы империя начала распадаться. В 454-м году во время битвы на берегу реки Недао погибает наследник Атиллы Эллак (Иль-ак, Иль-ақылы). Второй сын Ирник (Ир-няк) в 454-56-м годах уводит гуннов с западных Карпат в Причерноморье. В 463-м году восточных гуннов (акациров, в переводе с монгольского языка «белых воинов» («ақ әскерлер»)) побеждают угро-финские племена, ранее бывшие их подчиненными союзниками. «Мади-ары» (Люди Мади) были ведущими племенами восточных гуннов. Союз побежденных хунну-гунну и угро-финов явились основоположенниками народоа «хунн-угр-ар» или предками сегодняшних хунгар-венгров. Необходимо обратить внимание что, в новом названии победившее племя первым называет имя побежденного племени. Второе название – мадьяры. Это – показатель авторитета и славы гуннов. На ряду с походами гуннов несколько раз упоминается и названия подчиненных булгаров.

Западные гунны, заселившиеся в Причерноморье (соплеменники Атиллы) в 467-ом году были побеждены этими булгарами. Еще один сын Атиллы - Денгиз-их спешно пытался соединить оставшихся гуннов, но сам погибает. Его голова в 469-ом году была доставлена в Константинополь. Вместе с поражением сунну в Китае погибла и Империя гуннов в Европе. Однако, взлеты и падения обеих народов не опровергает того, что они не теряли связи, содействовали друг-другу. По сравнению с западными и китайскими хунну, сунну-эфталиты следующие два века вели войны на юге Евразии и искали себе «место под солнцем». Возможно в 472-ом году они повели свое войско до Каспия чтобы помочь своим северо-западным братьям. Но, поняв, что опоздали, вернулись в Среднюю Азию, Афганистан и Индию. В эпоху своего рассвета Тюркская держава (каганаты сунну, гуннов) взяла под свое крыло огромную территорию Центральной Евразии. Несмотря на большое пространство, разделяющее их тюркоязычные племена и рода всегда поддерживали связь между собой, быстро входили в подчинение любой мощной родственной власти, которая могла остановить междоусобицы.

Сокращенно перевел с иностранных языков Ерболат МАМЫРАЙХАН


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Qazaqstan tarihy обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». [email protected] 8 (7172) 57 60 13 (вн - 1163)

Доклад "Гунны в нашем крае" (Бурятии)

Введение

Гунны — тюркоязычный народ (согласно мнению ряда исследователей), союз племён, образовавшийся во II—IV вв., путём смешения разных племен Великой Евразийской Степи, Приволжья и Приуралья. В китайских источниках упоминаются как хунну или сюнну. Племенная группа алтайского типа (тюркские, монгольские, тунгусо-маньчжурские языки), вторгшаяся в 70-х годах IV в. н. э. в Восточную Европу в результате длительного продвижения к западу от границ Китая. Гунны, начавшие Великое переселение народов с востока на запад, присоединяли к себе все оказавшиеся на их пути следования степные племена, что привело к преобразованию этнополитической карты Евразии.

Основной целью изучения особенности гуннов, является их насыщенная внешняя и внутренняя политическая история. Гунны как никто сумели укрепиться на политической арене, и удерживать свои высокие позиции очень длительное время.

При этом культура и быт гуннов повлияла на жизнь не только племен Евразии и Китая, но и на жителей Восточной Европы.

Я считаю это одним из самых важных факторов, характеризующих историческое значение гуннов. Ведь с племенами гуннов связаны истории многих современных держав. И по сей день, эта тема является актуальной и интересной. Ведь все еще столько загадок и тайн хранит в себе история этого народа.

В данной работе основной задачей для меня является изучение проживания гуннов на территории нынешней Бурятии, а так же их историческое значение. Очень важно рассмотреть основные этапы формирования гуннского общества, социальное и духовное развитие, особенности военного потенциала, культурное наследие гуннского общества, имеющих важную роль в истории моего края и других государств.

Глава I. Исторические сведения о гуннах

Этноним «гунны» в древности и позже — многоаспектное, чрезвычайно сложное, широкое понятие. Этот термин нередко применялся ко всем северным «варварам». Его распространяли на всех народов Великой степи: скифов, масагетов, сарматов. Даже деяния некоторых европейских народов (особенно когда они представляются варварскими), например, готов, приписываются гуннам. Этому способствовало то, что «образ жизни кочевников по всем европейским и среднеазиатским степям был, в конечном счете, более или менее одинаковым».

Сложение гуннского общества на Востоке относится к концу III в. до н.э. Однако некоторые исследователи предполагали, что гуннское общество существовало ещё до н.э. По данным китайских летописей и археологических раскопок, возникновение кочевых племён, вошедших в состав гуннского общества, рисуется следующим образом.

Характеристика гуннов, даваемая китайскими источниками в «Исторических записках» (Шицзи) Сымацяня и в «Истории династии Хань» (Ханьшу), носит отпечаток трафаретности, присущий китайским известиям о кочевниках. Однако приведенное «Историческими записками» описание гуннского общества находит подтверждение в археологическом материале. Характеристика гуннов по Шицзи следующая: «Обитая за северными пределами Китая, переходят со своим скотом с одних пастбищ на другие. Из домашнего скота более содержат лошадей, крупный и мелкий рогатый скот; частью разводят верблюдов, ослов, лошаков и лошадей лучших пород. Перекочевывают с места на место, смотря по приволью в траве и воде. Не имеют ни городов, ни осёдлости, ни земледелия, но у каждого есть отдельный участок земли. Письма нет, а законы словесно объясняются. Мальчик, как скоро может сидеть верхом на баране, — стреляет из лука пташек и зверьков; а несколько подросши, стреляет лисиц и зайцев и употребляет их в пищу. Могущие владеть луком все поступают в латную конницу. Во время приволья, по обыкновению следуя за своим скотом, занимаются полевой охотой и тем пропитаются,а в крайности каждый занимается воинскими упражнениями, чтобы производить набеги. Таковы суть врожденные их свойства. Длинное оружие есть лук со стрелами, короткое оружие — меч и копьё. При удаче идут вперёд; при неудаче отступают, и бегство не поставляют в стыд себе. Где видят корысть, там ни благоприличия, ни справедливости не знают. Начиная с владетелей, все питаются мясом домашнего скота, одеваются кожами его, прикрываются шерстяным и меховым одеянием. Сильные едят жирное и лучшее; устаревшие питаются остатками после них. Молодых и крепких уважают, устаревших и слабых мало почитают. По смерти отца женятся на мачехе; по смерти братьев женятся на невестках. Обыкновенно называют друг друга именами; прозваний и проименований не имеют».

Китайское государство пыталось всеми средствами склонить на свою сторону гуннских шаньюев, в частности задабриванием племенной верхушки гуннского союза. Подарками служили главным образом предметы роскоши: шёлковые ткани, вышивки по шёлку, китайские лакированные изделия и т.п. Орудий производства не дарили, чтобы не создавать базы для экономического усиления шаньюя; ещё менее эти дары служили укреплению социально-экономического строя гуннского общества в целом.

Не лишены интереса нравоучения китайца-перебежчика Чжунсинюе, говорившего гуннскому шаньюю: «Численность хуннов не может сравниться с населённостью одной китайской области: но они потому сильны, что имеют одеяние и пищу отличные и не зависят в этом от Китая. Ныне, шаньюй, ты изменяешь обычаи и любишь китайские вещи. Если Китай употребит только 1/10 своих вещей, то до единого хунна будут на стороне дома Хань. Получив от Китая шёлковые и бумажные ткани, дерите одежды из них, бегая по колючим растениям, и тем показывайте, что такое одеяние прочностью не дойдет до шерстяного и кожаного одеяния. Получив от Китая съестное, не употребляйте его и тем показывайте, что вы сыр и молоко предпочитаете им»

Уже из этого следует, что характер даров из Китая ставил гуннов в известную зависимость от него. Ограниченная предметами роскоши дань, получаемая от Китая, всё более и более побуждала шаньюев к союзу с императорским двором, привлекала их на сторону последнего и тем самым углубляла социальный разрыв между вождями гуннов и племенным союзом в целом.

В экономической области гуннское общество при преобладании скотоводческого хозяйства, являвшегося главным видом производства, знало охоту как подсобное занятие.

В различных географических условиях, особенно у северных гуннов и в подвластных им областях, имело место земледелие. Последнее развивалось постольку, поскольку шло классовое расслоение, в результате которого создавался определённый слой общества, лишённый возможности кочевать (вследствие малой обеспеченности скотом) и развивающий у себя земледелие, с изменением в то же время состава стада (увеличение количества молочного рогатого скота).

Развитие и интенсификация производства дали возможность широкого использования рабов. Экспроприация личности была известна гуннскому обществу. Поступавшие в неволю рабы эксплоатировались шаньюйским родом. Военнопленные, главным образом китайцы, являлись ремесленниками, а часть пленных была использована в земледелии. В гуннском племенном союзе военнопленные китайцы пользовались относительной свободой, и следует, скорее всего, заключить, что система рабства была патриархальной, первобытной. «Первобытность» рабства выражалась в относительной личной свободе раба. Социальный строй гуннского общества привлекал подневольное население Китая, зачастую перебегавшее к гуннам. Следы техники китайского происхождения отмечались выше. Известны также на территории гуннов и городища.

Последние, вероятно, китайского происхождения. Однако количественный рост рабства внутри гуннского союза не мог не способствовать процессу противопоставления шаньюйского рода массе гуннских племён. Система государственного управления во время одного из самых выдающихся шаньюев, Модэ, его реформа, назначение членов его рода правителями отдельных частей гуннских племён показывают, что при сохранении выборности в родах в шаньюйском роде закреплялась наследственная передача должностей, против которой неоднократно выступали представители низов гуннских племён.

Несмотря на значительную степень классового расслоения, гуннские племена ещё до первых веков христианской эры сохраняют в значительной мере первобытно-общинные формы производства. Гунны искусственно сохраняют родовой строй. На его основе построено деление всех гуннских племён, организация войск. По всей вероятности, у гуннов произошла смена классификаторской системы родства описательной — характерное явление при возникновении патриархально-семейных отношений. Свидетельством родового строя является отмеченный летописями левират, т.е. брак на мачехе и женах братьев, будучи пережитком группового брака, в данном случае имеет экономический смысл, так как ведёт к сохранению приданого жены и потомства в пределах данного рода после смерти мужа.

В соответствии с системой социальных отношений находятся и идеологические надстройки. В китайских летописях можно усмотреть отмечавшиеся уже указания на шаманство. Анимистические представления и пережитки тотемизма запечатлены погребальным ритуалом гуннских могильников. Свидетельством тотемистических представлений являются и анализированные бляхи из ноинулинских курганов. Это только переживания древнего тотемизма, находящие своё отражение, в частности, в зверином стиле. С точки зрения отражения социально-экономических условий можно рассматривать и памятники искусства из гуннских могильников, в числе которых имеются и местные изделия и вещи иноземного происхождения. Западные грекобактрийские ткани являются здесь элементом заносным, полученным в результате либо торговли, либо просто грабежа.

На основании дошедших до нас гуннских слов, сохранённых китайскими источниками, ряд учёных пытались сблизить гуннский язык с современными — тюркскими, монгольскими, тунгусскими и др.

Такие аналогии проводили, например, Ф. Хирт, К. Ширатори, В. Панов и др.

На основании произведенного ими анализа лингвистических данных можно утверждать, что единого гуннского языка не существовало. Гунны говорили на различных языках и диалектах, из которых позднее развились тюркские и, быть может, монгольские языки. Отсутствие единого государственного языка также заставляет предполагать, что у гуннов не было ещё государства. В период владычества гуннского племенного союза складывались тюркские, возможно, и монгольские племена.

Совершенно ясно, что как в культуре, так и в языке гуннов происходили значительные изменения. Общность же древнетюркских и древнемонгольских элементов широко известна.

В конце III века до н.э. произошло усиление гуннов, обитавших на северо-востоке от Китая. Они смогли в короткий срок разбить военные силы дунху, юэчжей и других соседних кочевых племен. Влияние их распространилось на огромную территорию от Центральной Монголии до Восточного Туркестана.

За время своего существования гунны создали действенную, четкую структуру своего общества: эффективную централизованную систему управления подвластными землями, аппарат чиновников, мобильную, боеспособную армию, зачатки налогообложения и городской культуры. Все это позволяет рассматривать гуннское общество как формирующееся государство особого типа.

Империя Хань, крупнейшее государство Древнего Востока, вынуждена была признать государство Хунну равным себе.

Заканчивается эпоха азиатских гуннов в I в. н.э. постепенным распадом державы. Разработка важнейших проблем истории и культуры населения степей Евразии во многом связана с изучением гуннского племенного союза. История этого изучения ведет свое начало с трудов знаменитого древнекитайского историка Сыма Цяня (конец II в. до н.э.). Литература о гуннах насчитывает несколько сотен наименований. Тем не менее, многие вопросы остаются нерешенными, например, вопрос о происхождении языка, этнической принадлежности и другие.

Глава II. Гунны в нашем крае

Наибольшего могущества гунны достигают при шаньюе (верховном правителе) Модэ, занявшего этот пост в 209 г. до н.э.

В гуннском государстве были собраны разноэтнические племена, прежде всего протомонгольские, частично прототунгусские и протоиранские. Согласно историческим свидетельствам, гунны создали мощное государство кочевников Центральной Азии, просуществовавшее три столетия.

В конце III в. до н.э. территорию Забайкалья заселяют гунны. Этноним «гунны» - русский вариант произношения подлинного названия народа хунну, или сюнну. Хунский период истории Забайкалья (с 209г. до н.э. по конец I в.) имел важнейшее значение и решил судьбу и специфику развития древних и средневековых монгольских и тюркских племен. Их воинственный и кочевой союз сложился на северных рубежах Китая в V-III вв. до н.э. Вопрос об этнической принадлежности хунну до сих пор не ясен. Скорее всего, это были прототюрки, точнее, общие до той поры предки тюрок и монголов, а также маньчжурские племена. Хунны изобрели стремя, изогнутую саблю, усовершенствованный длинный составной лук, круглую юрту. В археологических находках хуннская керамика выделяется своим разнообразием по сравнению с предшествующими культурами. Для них было характерно широкое применение и высокая техника обработки металла. Они оставили нам великолепные памятники искусства, так называемый «звериный стиль». Современные буряты, эвенки, якуты, хакасы, расселявшиеся вокруг Байкала, являются потомками древних хунну.

Под властью хунну оказалась огромная территория от Хингана до Тянь-Шаня и от Байкала до пустыни Гоби. Вся территория делилась на уделы, число которых достигало 24. Очень сложный, комплексный характер приобретает хозяйство хунну. Хотя скотоводство продолжало играть ведущую роль в их жизни, быт населения становится оседлым. Появляются целые поселения-городища. Большое развитие получают земледелие, обработка металла и ремесла.

Особое место в государстве занимало военное дело. На вооружении гуннов имелись сложный лук, имевший семь костяных накладок, свистящие стрелы, копье, меч и панцирь. Территория к югу от Байкала была периферией государства гуннов.

После распада государства Гунну в I в. кочевые племена Забайкалья были втянуты в борьбу за господство в степи. Сменяя друг друга, здесь жили разные племена, в том числе и племена курыкан, которые ассимилировались с появившимися впоследствии на этой территории с монголоязычными племенами и стали прародителями бурят. Для народов, населяющих территорию нынешней Бурятии, процесс смены одной формы хозяйства другой может быть установлен достаточно чётко благодаря долголетним и многочисленным раскопкам. Возникшее и развивавшееся скотоводство было в сильной степени связано с земледелием, в то время как в монгольских степях гуннское общество в качестве подсобного промысла знало не столько земледелие, сколько охоту.

Наш край - один из наиболее красивых регионов Восточной Сибири, поражающий удивительным разнообразием природы, органично сочетающей величие и мощь Байкала, бескрайние таежные пространства, полноводные реки и заснеженные вершины саянских горных хребтов.

Как было отмечено выше, с древнейших времен на территории современной Бурятии жили разные племена и народы. В каменном веке они занимались охотой и рыболовством. В эпоху бронзы появилась культура "плиточных могил", оставившая после себя древние памятники на могилах умерших, "оленные" камни среди степей и множество рисунков на скалах и пещерах. Люди, жившие в те далекие времена, умели обрабатывать медь и бронзу, делать прекрасные украшения и предметы обихода из золота и бронзы.

От многовекового господства этого конгломерата племен, создавших первое в Центральной Азии государственное объединение, осталось несколько городов-поселений и гигантских усыпальниц.

Господство гуннских племен, создавших первое в Центральной Азии государственное объединение (кочевая держава сложилась в 209 г. до н.э.), отражено в мифологических сказаниях и в памятниках искусства.

На северных рубежах своих владений хунну построили укрепленный форпост-Нижне-иволгинское городище. На юге Бурятии известно большое число захоронений. Одно из них найдено в районе Кяхты, в Ельмовой пади. Археологические памятники эпохи гуннов расположены на огромной территории Центральной Азии.

В Бурятии они сосредоточены в основном на юге. Среди всех памятников есть хорошо изученные и особо ценные для истории объекты.

Прежде всего, к ним относится памятник мирового значения - Иволгинское городище.

Многие века назад место слияния двух рек Уды и Селенги служило оживленной переправой на Великом Чайном пути. Пригород столицы Бурятии обладает уникальным археологическим комплексом - раскопками оборонительных сооружений Иволгинского гуннского городища. Этот комплекс входит в число важнейших археологических памятников хунну (гуннов) на территории Бурятии.

Это был крупный военный, административный, торгово-ремесленный, культурно-хозяйственный центр хуннской империи. Население древнего города составляло около трех тысяч человек. Здесь раскопаны 51 жилище и ремесленные мастерские.

Артефакты как на городище, так и в расположенном рядом могильнике датируются временем основания города -1 веком до нашей эры. Именно поэтому можно предположить, что на Гуннском городище, возможно, располагалась столица одного из хуннских вождей - шаньюев.

Город Улан-Удэ - столица Бурятии, расположен на той же территории, где и предполагаемая древняя столица гуннов. Это - редкость в мировой практике. Слияние Селенги и Уды, их обширные, плодородные долины издревле считались стратегически важной точкой, выгодной для оседлого проживания. Эта проторенная дорога на караванных путях никогда не пустовала. Благодаря археологическим раскопкам, у гуннов было выявлено комплексное хозяйство, где наряду со скотоводством значительное развитие получили ремесла и земледелие. Антропологический состав населения был также неоднороден и включал монголоидные, европеоидные и смешанные типы. Погребальная обрядность фиксирует социальную дифференциацию общества и сложный спектр отношений кочевников-скотоводов и оседлого населения (земледельцев, ремесленников).

Все они вместе составляли единую структуру государства гуннов, представляющего собой синтез кочевой и оседлой земледельческой культур. Данные последних исследований показывают, что в кочевых обществах Центральной Азии происходили более сложные социально-экономические процессы, чем считалось ранее. Это был один из древнейших опытов создания обширных империй с их как положительными, так и отрицательными последствиями.

Заключение

Созданная гуннами уникальная модель существования степной державы - военно-политическая и экономическая - оказалась устойчивой во времени и успешно применялась в последующие времена у тюрков, уйгуров, киданей, монголов.

Через сотни лет она в точности повторилась в империи Чингис - хана и дожила до XVII века у бурят в организации облавной охоты (Зэгэтэ-аба). Сутью ее являлся жесткий военный порядок - десятичная система (десятки, сотни, тысячи, тьмы), административное деление на правое, левое крыло и центр (ставка).

Археологические раскопки, на мой взгляд, произведённые близ современного г.Улан-Удэ доказывают, что гунны являются общими предками многих, прежде всего тюркских и монгольских народов. Раскопки на Нижней Иволге предоставили нам богатейшие сведения об экономике гуннского общества, теплом жилище, быте, занятиях, мировоззрении и других элементах и аспектах истории и культуры уже оседлого населения государства Хунну. Находки из Иволгинского археологического комплекса (городища и могильника), из захоронений Ильмовой Пади, Черемуховой Пади, Дырестуйского Култука и других памятников во всем многообразии показали мир духовной и материальной культуры гуннов, ее высокий уровень.

В Забайкалье находятся более 100 уникальных памятников гуннской культуры. Среди них - 40 могильников, включая 4 царских, и 10 поселений. Кроме того, на территории Бурятии есть плиточные могилы и курганы эпохи гуннов. "Это наследие может стать одним из привлекательных маршрутов Байкальской туристическо-рекреационной зоны, проект создания которой поддерживает Минэкономразвития РФ", - считает один из руководителей "Гуннского международного фонда" Олег Булутов. "Интерес к цивилизации гуннов в мире очень высок, так как потомками древнего народа могут себя так или иначе считать народы Сибири, Центральной Азии, Поволжья, части Европы", - отметил он.

Исследователи считают, что гуннами было создано первое кочевое государство в Центральной Азии. Это было одно из первых государственных образований на карте современной России.

Также гунны оказали огромное влияние на дальнейшее развитие истории и культуры государств раннего средневековья Евразии.

При создании своей могущественной державы гунны покорили многие племена в монгольских степях, на Саяно-Алтае, в Семиречье и на Тянь-Шане. А ушедшая в IV веке на запад, в Южную Европу, воинственная гуннская орда перекроила экономическую и политическую карту евразийских степей. Это были уже события и процессы мировой истории рубежа эр и раннего средневековья.

По сравнению с рабовладельческой системой, в гуннском племенном союзе были элементы новых, более совершенных общественных отношений — имелись предпосылки образования феодальных порядков. И этим не исчерпывается превосходство гуннов над Европой, особенно над её варварской периферией.

Гуннский племенной союз, включавший в известной мере и элементы азиатских культур, а главное культуру южнорусских степей, принес, наряду с ними, и черты древнейших государственных образований Средней Азии и, может быть, Китая. В известном смысле можно сказать, что гунны принесли с собой в Европу это влияние.

Наконец, самое главное, гуннский союз сыграл ту всемирно-историческую роль, что он мобилизовал всю варварскую периферию рабовладельческой системы Средиземноморья и Причерноморья и подготовил разгром не только Римской империи, но и античных центров Причерноморья, исчерпавших к этому периоду внутренние возможности своего развития.

Гунны, в значительной степени определившие падение античности, были, прежде всего, теми варварами, которые, по определению Ф. Энгельса, «вдохнули новую жизненную силу умиравшей Европе...» Гуннский период оставил неизгладимый след в истории. Этот след имеется не только в исторических сочинениях и хрониках, описывающих гуннское нашествие, но и в многочисленных эпических произведениях.

Литература

  1. А. Абдакимов История Казахстана (с древнейших времен до наших дней) – Алматы-1994

  1. Балдаев С.П. Племена и роды бурят // Балдаев С.П. Родословные предания и легенды бурят. - Улан-Удэ, 1970. - Ч. 1. -С. 7-30.

  1. А.Н.Бернштам. Очерк истории гуннов – Москва-1951.

  2. Бурятские летописи. Сост. Ш.Б. Чимитдоржиев и др. - Улан-Удэ, 1995. - С . 193.

  3. Кусаинова М.А. История Казахстана – Алматы-2006

  4. Народы Бурятии в составе России: от противостояния к согласию: (300 лет Указу Петра I). - Улан-Удэ: ОАО «Республиканская типография», 2001. - 101с.

  1. Чимитдоржиев Ш.Б. Хождение хори-бурят к Саган Хану - Белому царю: Очерки по истории и культуре хори-бурят. Улан-Удэ, 2001. - 162 с.

история, переселения, военные походы, империя и культура

Гунны и Римская империя
  • Переселение и войны гуннов

  • Происхождение гуннов

  • Культура гуннов

  • История гуннов

  • Аттила – предводитель гуннов

  • Гунны и славяне

  • Падение государства гуннов

  • Гунны, видео
  • Гунны… Свирепые варварские племена, чье нашествие окончательно опрокинуло некогда великую Римскую империю. О них слышали все. Но никто в точности не знает, какими, они были. В том числе и ученые. А вот что о них сейчас известно благодаря древним историкам и современным археологам и антропологам.

    В карьере кирпичного завода близ села Белоглазово, на Оби, было найдено погребение воина. Пояс покойника украшали золотые и серебряные бляхи, на шее висела золотая гривна с головами хищных зверей на концах, положенное в могилу оружие — меч, кинжал, нож, лук и колчан со стрелами — блистало золотой отделкой, было расцвечено вставками сердолика и кроваво-красного альмандина.

    Тысячи километров отделяли могилу от Рима. Но потомки воина, сраженного на берегу сибирской реки, купали своих коней в реках Италии. Гунны шли на запад.

    Гунны и Римская империя

    Все дороги по-прежнему вели в Рим. Много веков по ним стекались в ненасытный город золото, рабы, добыча. Много веков по ним шествовали легионы, возвращавшиеся домой для очередного триумфа. Теперь наступило время расплаты. По дорогам спешили жадные до добычи варвары.

    Рим еще боролся. Он был силен, уже не столько оружием, сколько своей прежней славой, страхом, который он когда-то внушал. Своим уменьем разделять и властвовать, натравливать одних варваров на других. Наконец, своим золотом, дававшим возможность нанимать, подкупать, переманивать или, на крайний случай, просто откупаться. Но все это только отодвигало конец. «Вечный город» пустел, нищал. На Форуме, где еще не так давно решались судьбы мира, теперь росла трава, и бродили свиньи.

    Четыреста пятидесятое Рождество Христово отмечено было по всей Италии в печали и унынии. Наступающий год не сулил ничего хорошего. В церквах спешно замаливались прегрешения, большие и малые, подлинные и мнимые. Кара Господня никогда не казалась такой неотвратимой. «Бич Божий» — Аттила, царь гуннов, — готовился перейти границы Империи.

    Аттила требовал в свой гарем Гонорию, сестру императора Валентиниана III, а с ней и значительную часть его владений и сокровищ в качестве приданого. Сама Гонория дала согласие на брак. Она не приносила себя в жертву из любви к родному городу. С детства Гонории была уготовлена незавидная участь. Будущий муж ее — дочери одного императора и сестры другого — мог претендовать на престол. Этого следовало избежать. Поэтому Гонорию обрекли на безбрачие, заперли во дворце и готовили к монашеской жизни. Много лет честолюбивая и энергичная женщина боролась против властных родственников. Тайный брак с управляющим ее имениями Евгением раскрыли. Незадачливого супруга казнили, а Гонорию отправили в Константинополь, ко двору ее двоюродного брата. Рушились последние надежды на свободу, власть, честолюбивые мечты о престоле. В отчаянии Гонория тайно послала верного евнуха к Аттиле с предложением взять ее замуж и отправила ему драгоценный перстень в виде залога.

    Рим был возмущен. «Вовсе недостойное детище, — писал древний историк, — купить себе свободу сладострастия ценою зла для всего государства». Но зато Аттила был доволен. Конечно, в его гареме нашлись бы женщины и моложе и красивее, чем тридцатидвухлетняя римлянка. Но брак с ней давал право на римское наследство. Война стала неизбежной. Аттила начал собирать войска, свои и подчиненных племен. Гунны, остготы, герулы, гепиды, ругии и другие, всего несколько сот тысяч воинов, двинулись на Рим.

    Из всех варваров римляне больше всего боялись и больше всего ненавидели гуннов. За неистовую ярость в бою и свирепую беспощадность в грабеже, за кровожадность и жестокость. Там, где проходили гунны, не оставалось ни людей, ни строений, только пепел и трупы. Они были ненасытны, и золото, отсылавшееся им в виде дани, только еще больше разжигало их алчность.

    Переселение и войны гуннов

    В конце IV века н. э. гунны появляются в степях Северного Причерноморья. Все предавалось огню и мечу, сопротивлявшиеся безжалостно истреблялись. Сперва были разбиты и покорены степняки-аланы. Оседлых алан почти всех перебили, а часть кочевых алан подчинились гуннам. Двумя потоками — через Перекоп и с Таманского полуострова через нынешний Керченский пролив — гунны обрушились на Боспорское царство в Крыму. Его города были взяты штурмом и разграблены. Просуществовавшее более тысячи лет Боспорское царство погибло, чтобы никогда не возродиться.

    Затем наступила очередь германских племен — готов, живших к западу и северо-западу от алан. Вестготы бежали на Дунай, остготы — разбиты. Их король, стодесятилетний Эрманарих, не перенеся позора поражения, покончил самоубийством. И вот уже под властью гуннов находится огромная территория от Дуная до Волги, со множеством живущих на ней племен и народов, а сами они становятся соседями Римской империи, соседями беспокойными и беспощадными. Где тут было интересоваться гуннским прошлым. События разворачивались быстро, и римлянам было не до исторических изысканий.

    Происхождение гуннов

    Откуда они пришли и кем были их предки, никто не знал. Писал же римский историк про гуннов, что никто из них не может ответить на вопрос, где его родина: он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше. Многие всерьез полагали, что гунны произошли от браков нечистых духов с ведьмами, «свирепейшее племя… малорослое, отвратительное и сухопарое, которое можно считать людьми лишь в том смысле, что оно обнаруживало подобие человеческой речи».

    Ненависть буквально сочится из каждой строчки любого современника, писавшего о гуннах (сами гунны сочинений о себе не оставили). Например, Аммиан Марцеллин, свидетель их первого появления в Европе, давал гуннам следующую характеристику: «Все они отличаются плотными и крепкими членами, толстыми затылками и вообще столь чудовищным и страшным видом, что можно принять их за двуногих зверей… При столь неприятном человеческом облике они так дики, что не употребляют ни огня, ни приготовленной пищи, а питаются кореньями полевых трав и полусырым мясом».

    В прошлом веке ученые вновь заинтересовались гуннами, прежде всего тем, кто они такие и откуда пришли в Европу. Римская версия о потомках злых духов и ведьм, конечно, снимала все сомненья, но уже не соответствовала господствующему умонастроению. Гипотезы рождались одна за другой. Гунны объявлялись поочередно, а то и одновременно, монголами, тюрками, сарматами, славянами, германцами, иранцами, бог весть кем еще.

    Затем стали известны древние китайские летописи, полные проклятий по адресу жившего на территории современной Монголии и Забайкалья народа хунну или сюнну. У китайцев тоже были веские основания для ненависти.

    Культура гуннов

    Сюнну были кочевниками, и летописи характеризовали их так. «По обычаям сюнну народ ест мясо домашнего скота, пьет его молоко, одевается в его кожи; скот же питается травой и пьет воду, переходя в зависимости от сезона с места на место». «В поисках воды и травы они переходят с места на место… у них нет городов, обнесенных внутренними и наружными стенами, нет постоянного местожительства, и они не занимаются обработкой полей».

    Каждый мужчина был воином. «Завидев неприятеля, устремляются за корыстью подобно стае птиц, а когда бывают разбиты, то подобно черепице рассыпаются, подобно облакам рассеиваются». По сути, жизнь гуннов состояла из непрерывных битв.

    Как выглядели гунны? Примерно так.

    История гуннов

    История возвышения сюнну начинается в 206 году до н. э., когда их предводителем стал Модэ (именно он, вероятно, был легендарным основателем гуннов). Согласно преданью, он был сыном верховного вождя и имел в своем подчинении десять тысяч всадников, объединенных железной дисциплиной. Если Модэ выпускал по мишени стрелу, все, не раздумывая, должны были следовать его примеру. Однажды Модэ выстрелил в любимого аргамака. Некоторые из приближенных не осмелились выстрелить вслед за ним, и им немедленно отрубили головы. То же самое повторилось, когда Модэ пустил стрелу в свою любимую жену. Но зато когда мишенью затем стал конь его отца, непослушных уже не оказалось. Вскоре после этого на охоте Модэ застрелил отца, и вслед за его стрелой в несчастного вонзились стрелы приближенных Модэ. Затем Модэ убил мачеху, младшего брата, старейшин, не желавших ему повиноваться, и стал единоличным правителем сюнну.

    Начались десятилетия войн и набегов. Китайские войска были не раз биты. Сюнну вторгались на территорию Поднебесной, грабили, убивали, жгли, и вереницы рабов вновь и вновь тянулись в негостеприимные северные степи. В народных песнях пелось: Ни семьи и ни дома нет больше… Беда — Это гуннская вторглась орда.

    Найдены курганы вождей сюнну, разграбленные еще в древности и все равно содержащие остатки роскошных ковров, шелковых тканей и парчи, оружие, обломки золотых украшений и изделий из нефрита. И все это составляло только жалкую толику того, чем владела знать сюнну при жизни.

    Военная фортуна, как известно, переменчива. В первые два века нашей эры сюнну вступили в полосу неудач и распались на несколько орд. Соседние кочевые племена в союзе с китайцами смогли нанести им ряд поражений. Северные сюнну двинулись на запад и через Среднюю Азию дошли до Каспия. По-видимому, этот путь занял у них несколько веков, и все это время сюнну кочевали, воевали с различными племенами и одновременно смешивались с ними. Затем они появились в Северном Причерноморье, «как снеговой ураган в горах», и под именем гуннов стали известны римлянам.

    Итак, прародина гуннов, кажется, была найдена. Увы, это мало помогло ответу на вопрос, кто же были они сами. Скорее всего, тот народ, который китайцы называли сюнну, был тюркским по языку и монголоидным по внешнему облику. Но продвигаясь на запад, сюнну смешивались со многими народами, срывали с насиженных мест и увлекали за собой целые племена. Недаром Аммиан Марцеллин с тревогой писал, что по всему пространству, которое тянется к Понту (то есть к Черному морю), волнуется варварская масса скрытых до сих пор племен, внезапной силой сорванная со своих мест.

    Европейские гунны уже очень сильно отличались от сюнну, настолько сильно, что некоторые ученые вообще отказываются признать в них потомков последних. Это, вероятно, излишний скептицизм, но о реальных и значительных различиях совершенно ясно говорит археология. Она знает погребения азиатских гуннов и не может найти в земле следов гуннов европейских. Сложилась парадоксальная ситуация. Много было народов и племен, некогда могущественных и наводивших страх на соседей. Археологам известны их занятия, поселения и жилища, их погребения, до мельчайших подробностей изучены их оружие, украшения и кухонная утварь. Антропологи восстановили их внешний вид, историки первобытного общества реконструировали в общих чертах их общественный строй. Не хватает лишь одного — письменного свидетельства, упоминания этих народов в древних книгах и летописях. И поэтому можно только догадываться об их истории и судьбе, и само имя многих таких народов нам неизвестно.

    С гуннами все обстоит по-другому. Известны их имя и прародина, изучена их история. Неизвестны только они сами. Неизвестно, на каком языке они говорили, каким был общественный строй гуннов, к какой расе принадлежали и насколько европейские гунны отличались от азиатских сюнну. Казалось бы, чего проще. Надо сравнить археологические памятники времен господства гуннов в Европе с теми монгольскими и забайкальскими, которые бесспорно принадлежали сюнну. Те из них, которые напоминают забайкальские, очевидно и являются гуннскими. Так и пытались делать и пытаются до сих пор. Только из этого мало что получается.

    Может быть, в Европе не открыты памятники гуннского времени? Напротив, одних погребений там известно много сотен.

    Погребений воинов с оружием, украшенным в аляповатом и безвкусном, на современный взгляд, стиле, когда золото без счета усыпалось драгоценными камнями — чем больше, тем и лучше, — а если не было камней, то хотя бы цветными стекляшками, а если и золото было не по карману, то его заменяли хотя бы золотой фольгой. Погребений варварских женщин с украшениями, выполненными в том же стиле, предметами домашнего ремесла, немудреной утварью. И среди этих погребений наверняка есть гуннские. Но выделить их, отличить от других археологи пока не умеют. Попытки делались, и неоднократно, но без особого успеха.

    Недаром это время называют эпохой Великого переселения народов. Все пришло в движение. Одни племена разделялись, другие, наоборот, сливались. Учились друг у друга, перенимали чужие обычаи, культуру, даже имена. Все стало если не общим, то чрезвычайно сходным — и оружие, и украшения, даже погребальный обряд. Попробуй тут определи, где гунн, а где алан, гот или гепид! Даже когда находят покойников с явно монголоидными чертами — а таких известно всего несколько — нельзя быть уверенным до конца, что они гунны. Смешанные браки в ту эпоху практиковались чаще, чем когда-либо. Правда, в самое последнее время археологу И. П. Засецкой, по всей видимости, удалось выделить в Северном Причерноморье ряд гуннских погребений. Но для решения всей проблемы этого пока слишком мало. Северное Причерноморье было лишь небольшой частью «Гуннии», этой условной империи гуннов притом к середине V века — ее далекой окраиной.

    Итак, в конце IV века н. э. гунны стали новыми соседями Империи. И сразу же сделали соответствующее представление. В 395 году они совершают вторжение на Закавказье и Месопотамию, в том же году доходят до стен Константинополя. В начале V века гунны захватывают дунайские земли. Отныне Паннония, нынешняя Венгрия, богатая и плодородная равнина, издавна манившая к себе кочевников, становится центром гуннской державы. Отовсюду стекаются плоды грабежа и дань: драгоценности, золото, скот, рабы.

    В 433 году умирает гуннский царь Ругила, передав власть двум своим племянникам — Бледе и Аттиле. Двенадцать лет они правят вместе, покоряют германские племена, разрушают бургундское королевство на Рейне, тревожат Рим. Но Аттила был не таким человеком, чтобы с кем-нибудь делить власть. Недаром готский историк Иордан писал про него впоследствии: «Этот человек родился в мир для потрясения народов и для внушения страха всем странам». В 445 году Аттила вероломно убивает брата и начинает править единовластно.

    Аттила – предводитель гуннов

    Аттила был, безусловно, незаурядным полководцем и политиком. Это признавали даже римляне, питавшие к нему лютую ненависть. Недаром он оставил такой след, как в воображении современников, так и в памяти потомков. Невысокого роста, с широкой грудью и гордо посаженной большой головой, с узким разрезом глаз и редкой бородкой, Аттила внушал страх уже одним своим непривычным для римлян внешним видом.

    Жестокий, алчный и сластолюбивый, снедаемый всепоглощающей жаждой власти, он умел вместе с тем и приобретать друзей, привлекать на свою сторону, умел, когда надо, одарить и обласкать, был способен прислушаться к совету других. Обладатель несметных богатств, он одевался, как рядовой воин, был умерен в еде и питье, ел только на деревянной посуде.

    Так изображают Аттилу

    Свой первый удар Аттила нанес по Восточной Римской империи. Одна за другой пали крепости на Дунае, и вот уже гуннские орды, как саранча, растеклись по Балканам, все уничтожая на своем пути. Римское войско наголову разбито и рассеяно в первом же сражении. Греция опустошена: семьдесят городов сожжено и разграблено, тысячи людей угнаны в рабство. Аттила легко мог взять и Константинополь, но рассудил, что не стоит убивать курицу, несущую золотые яйца. За отказ от штурма он получил 6 тысяч фунтов золота и обещание выплачивать регулярную дань в размере 2100 фунтов ежегодно.

    К 451 году Аттила был повелителем державы, простиравшейся от среднеазиатских пустынь до Рейна, от Балтийского моря до Черного. В его ставке всегда толпились короли и вожди различных племен. «Куда бы он ни повел глазом, тотчас же всякий из них представал перед ним без малейшего ропота, но в страхе и трепете, или же исполнял то, что ему приказывалось». Весной 451 года Аттила перешел Рейн. Вновь запылали сожженные города. Судьба Рима висела на волоске.

    Во главе римских войск стоял Аэций. В молодости он провел несколько лет заложником в ставке гуннов, где встречался с Аттилой, хорошо знал беспокойный варварский мир. В течение тридцати лет ему удавалось силами варваров против варваров же поддерживать угасающую Западную Римскую империю. На этот раз его главной надеждой была всеобщая ненависть к гуннам. Под знамена Аэция стекаются вестготы, аланы, алеманы, бургунды, франки. 15 июня 451 года на Каталаунских полях, близ города Труа, состоялась решающая битва. Вплоть до XIX века в истории не было сражения более крупного и кровопролитного — с обеих сторон в нем принимало участие несколько сот тысяч воинов.

    Битва длилась весь день, и протекавшая по полям речка вышла из берегов, переполненная кровью. Убитых было 165 тысяч. Страдающие от жажды раненые пили воду реки, смешанную с кровью. «Застигнутые несчастным жребием, они глотали, когда пили, кровь, которую сами они раненые и пролили». Даже сухой и не склонный к лирическим излияниям Иордан не выдержал и при описании битвы взволнованно заметил: «Доказано, что род человеческий живет для королей, если по безумному порыву единого ума совершается побоище народов и по воле надменного короля в одно мгновенье уничтожается то, что природа производила в течение стольких веков».

    Битва на Каталаунских полях, гунны против римлян

    И впервые военное счастье изменило Аттиле. Вместе с войском ему пришлось укрыться в укрепленном лагере. В ожидании штурма он даже готовился, по гуннскому обычаю, сжечь себя, чтобы живым не попасть у руки врагов. Но штурма не последовало. В римском лагере начались разногласия, увели свои войска вестготы, и Аттила смог благополучно отступить. Вскоре, ослабленный, но не обессиленный, он ринулся на юг, в Италию, снова сея вокруг гибель и разрушение.

    Аквилея, Верона, Мантуя, Бергамо были стерты с лица земли. Милан покорился добровольно, сам открыл ворота и за это, в качестве милости, был только разграблен. Наступала очередь Рима. Обороняться он не мог — все войска находились с Аэцием. Из «вечного города» к Аттиле отправилось посольство во главе с папой Львом I, униженно молящее о пощаде. Неожиданно Аттила оказался сговорчивым: в армии гуннов началась чума, а у Апеннинских перевалов его поджидал Аэций. Гуннский царь ушел в Паннонию, но пригрозил, что вернется в следующем году, если ему не пришлют Гонорию. Аттила не вернулся.

    Риму помог случай. Аттила надумал взять в свой гарем новую наложницу, пленную бургундку красавицу Ильдико. Наутро после свадьбы прислужники нашли на брачном ложе плачущую девушку и мертвого деспота. По официальной версии, он умер «от великого ею наслаждения и отягощенный вином». Но во всех концах Европы говорили, что Аттила был ночью заколот Ильдико, мстившей за смерть родных и разрушение бургундского королевства.

    В начале XIII века в Австрии, на берегу Дуная, неизвестный шпильман — бродячий певец-профессионал, впервые записал героические сказанья, которые много столетий передавались из уст в уста у различных германских народов. Подобные же сказанья позднее были найдены в древних исландских манускриптах. Так дошла до наших дней «Песня о Нибелунгах» — средневековый германский эпос. В ней мы снова встречаемся с гуннами, готами и бургундами, с красавицей Ильдико (ее в эпосе зовут Гудруной или Кримхильдой, но ведь имя Ильдико — ласкательное уменьшение от Хильды) и грозным Аттилой (его теперь зовут на германский лад Этцелем или на скандинавский — Атли).

    «Красавица царевна в Бургундии жила, прекрасней всех на свете та девушка была». Царевна была выдана замуж за Этцеля, короля гуннов, родила ему двух сыновей. Братья Кримхильды, бургундские короли, владеют несметным сокровищем — золотом Нибелунгов, которое они спрятали на дне Рейна. Этцель, жаждущий заполучить сокровище, заманивает братьев к себе во дворец. Но они стойко умирают под пытками, не выдав тайны. На следующий день во дворец Этцеля собираются на пиршество вожди гуннов. Прислуживавшая им королева подносит мужу лакомое яство — сердца своих сыновей. Ради мести, она, как некогда Медея, не пожалела собственных детей. Объятый ужасом Этцель падает на ложе, и Кримхильда вонзает меч ему в грудь, затем поджигает дворец и гибнет в пламени. Так отразились в народной памяти реальные исторические события.

    Впрочем, есть иная версия «Нибелунгов». Кримхильда в ней мстит не Этцелю — Аттиле за братьев, а, наоборот, с помощью Этцеля — братьям за смерть своего первого мужа, Зигфрида. Сам же Этцель предстает перед нами в этой версии добрым, мягким и благородным королем, великодушным покровителем рыцарей княжеского рода.

    Очередная шутка истории? Может, и так. Ведь бывало, что кровавые деспоты становились в памяти последующих поколений добродетельными монархами, посвящавшими жизнь заботе о благополучии своих подданных. А может, тем германским племенам, которые были союзниками Аттилы, соучастниками его грабежей, «бич божий» запомнился именно с «положительной» стороны?

    Но вернемся к реальному Аттиле. Тело мертвого царя перевезли в пустынную степь и положили в шелковом шатре. Женщины в знак траура обрезали свои косы, мужчины ранили себе лицо. Лучшие всадники участвовали в ристалищах вокруг шатра с покойником. Лучшие певцы прославляли его подвиги. Затем соорудили курган и после пышной тризны, поздней ночью, тайно предали труп земле, предварительно заключив его в три гроба — золотой, серебряный и железный, и положив в погребение захваченное Аттилой оружие убитых врагов, дорогую конскую сбрую, золото и драгоценности без счета. В ту же ночь были убиты все, кто сооружал могилу грозного царя, чтобы никто не узнал ее место и не потревожил бы в поисках сокровищ покойника.

    Могилу Аттилы искали многие. Пока безуспешно. Где-то в венгерских степях, наверное, и сейчас стоит оплывший от времени курган с останками деспота, сама смерть которого послужила лишь поводом для нового кровопролития. Открытие его многое дало бы науке. Но найдут ли его когда-нибудь?

    А может быть, курган следует искать вовсе и не в Венгрии? Может быть, гунны увезли тело своего царя в далекие причерноморские степи, чтобы там, подальше от чужих глаз, совершить кровавый погребальный обряд? Наконец, не исключено, что грабители давным-давно раскопали курган с могилой Аттилы и похитили его драгоценности, только не поняли, кому эти драгоценности принадлежали. И лежат они сейчас в музеях и частных собраниях неопознанными. Или, и того хуже, камни были вынуты из оправ, золото переплавлено для удобства продающих, железо выброшено как ненужный хлам.

    Гунны и славяне

    Есть еще одно загадочное обстоятельство в похоронах Аттилы. Иордан, подробно описавший их, особо отметил тризну — грандиозное пиршество, когда похоронную скорбь выражают ликованием. И назвал его «стравой». Но ведь страва — слово славянского происхождения. В Толковом словаре Даля сказано, что оно означает пищу, еду, кушанье, яство и т. д. Откуда же попало к гуннам это слово, более уместное на тризне, скажем, князя Олега? Случайность? Совпадение?

    Но вот в 448 году ставку Аттилы посетил в составе константинопольского посольства ученый грек Приск Панийский. И в записках о своем путешествии он упоминает, что в дунайских селениях посольству предлагали «вместо вина мед, так именно называемый в тех местах». Опять славянский обычай и славянский термин для его обозначения у гуннов!

    Какова же роль гуннов в истории славян и наоборот? Возможно, что уже в начале V века славяне проникли на Дунай, в те области, куда пришли и гунны, которые восприняли от славян некоторые слова и обычаи.

    Смерть Аттилы не спасла Рим. Два года спустя его, ослабленного войной с гуннами, захватили вандалы и тщательно грабили в течение двух недель. А еще через двадцать один год Западная Римская империя навсегда прекратила свое существование.

    Падение государства гуннов

    Вскоре после смерти Аттилы распалась и держава гуннов, скрепленная только страхом и силой оружия. Его многочисленные сыновья стали оспаривать друг у друга власть. Восстали подчиненные племена и народы. Гунны были наголову разбиты и бежали в причерноморские степи. «Так отступили гунны, — заключил древний историк, — перед которыми, казалось, отступала Вселенная».

    Дальнейшие судьбы гуннов практически неизвестны. Скорее всего, они смешались с другими племенами, окончательно утратив свой язык и имя. Но где и когда в точности и с кем именно?

    Гунны, видео

    И в завершение интересный документальный фильм о гуннах и их легендарном вожде Аттиле.

    Автор: А. Хазанов.

    Хунну на территории Тувы | Русское географическое общество

    Всё это о цивилизации хуннов учёные знают от китайских историков, в частности из книги «Ши цзи», написанной Сымом Цянем.

    В китайских источниках сказано, что его основатель и первый шаньюй Модэ (206-174 гг. до н.э.) на севере от своих владений подчинил енисейских кыргызов, кыпчаков, а также динлинов. Под динлинами, видимо, подразумевались племена, «гаогюй» (они же «теле»). В их состав входили и предки уйгуров.

    Основное занятие местного населения на территории Тувы в этот период – кочевое скотоводство. Разводили многих домашних животных, однако преобладали овцы и лошади. Как писал Лев Гумилёв, при хунну «каждый имел отдельную полосу земли и перекочевывал с места на место, смотря по приволью в траве и воде».

    Подсобным видом хозяйственной деятельности оставалось земледелие. Отдельные племена подтаежной зоны занимались собирательством, охотой, торговали мехами. В домашнем хозяйстве использовался труд рабов. Из местной железной руды в несложных сыродутных горнах выплавлялось железо. Путем его горячей ковки изготавливались орудия труда и оружие. Основным жилищем людей стала юрта. Однако строили и срубные дома.

    В начале 70-х гг. I в. до н.э. держава хунну переживала глубокий кризис, вызванный социальными противоречиями и военными неудачами. Этим воспользовались подчиненные хунну племена. По свидетельству китайской летописи «динлины…напали на них с севера, ухуаньцы вступили на землю их с востока, усуньцы с запада».

    В середине I в до н.э. произошел раскол державы хуннов и население Тувы оказалось в составе северохуннского государства, которое в 93 г. распалось под ударами подвластных им и соседних хунну племен — динлинов, сяньби и других.

    После этого гегемония в степи перешла к древнемонгольским племенам сяньби, создавшим свое государство. Их вождь Таншихай возглавил борьбу с хунну, сумел подчинить себе территорию современной Монголии, разгромить три китайских армии. В 157 г. он разбил динлинов. В исторических источниках говорится о том, что «в 411 г. жужани покорили саянских динлинов». В середине VI в. жужаней в свою очередь разгромили тюрки — тугю.

    Во II-V в. н.э., судя по археологическим источникам этнический и культурный облик местных племен заметным изменениям не подвергался. Вместе с тем они стояли у истоков древней традиционной культуры и в сложении тувинского народа.

    Произошёл переход от полукочевого к кочевому образу жизни. Люди стали заниматься овцеводством. Срубные жилища окончательно уступили место легким войлочным юртам. В это время появились основы кочевого быта тувинцев. Шире стала применяться кожаная и деревянная посуда, более удобная и практичная в кочевых условиях, чем глиняная. Многие предметы труда и быта, датируемые этим временем, сходны с современными тувинскими.

    Великолепные образцы орнаментального искусства дает керамика. Орнаментом украшались не только сосуды, но и утварь, одежда, оружие. В настоящее время древние мотивы орнамента в Туве с успехом используются при изготовлении ковровых изделий.

    Учёные считают, что у хунну всё-таки была письменность, которой могли пользоваться и древние обитатели Тувы. Однако её образцы пока не обнаружены. Из тех же китайских хроник мы узнаем, что перебежчик из Китая, евнух Юе «научил шаньюевых приближенных завести книги, чтобы по числу обложить податью народ, скот и имущество». В сообщении об обмене посольствами между Китаем и древнекамбоджийским царством Фунан, который состоялся в период 245-250 гг., говорится о близком сходстве письменности фунанцев, употреблявших индийский шрифт, с письменностью хунну. Об этом, в частности, пишет архимандрит Русской православной церкви, востоковед, первый русский китаевед Иакинф (Бичурин) (1777-1853 гг..).

    В мировоззрении племен Тувы господствовала вера в духов и олицетворение сил природы. В это время получают распространение культ предков и шаманство, которые, по мнению некоторых исследователей, затем пришли в Сибирь из Китая.

    Многое, конечно, сохранилось и сейчас. Думаю, что хунну были поклонниками неба, воды, земли, и тенгрианство, шаманизм наверняка был распространён, - рассуждает старший научный сотрудник Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа ИИМК РАН, кандидат исторических наук Марина Килуновская. - Но культовых площадок или особых захоронений, которые можно соотнести с какими-то религиозными культами, мы не находили. Это дело будущего. Необходимо продолжать исследовать регион.

    И всё-таки, по словам учёных, несмотря на упоминания в хрониках и находки предметов материальной культуры, хунну остаётся одним из самых загадочных кочевых народов.

    Язык их неизвестен, мы даже не можем сказать, были они монголами или тюрками. Это загадка, - говорит Килуновская. До сих пор гадают даже о том, что гнало хуннов на запад континента.  – В I веке нашей эры началось Великое переселение народов. Они стали передвигаться на Запад, дошли до Хунгарии, ныне Венгрии. Хуннов переименовали в «гуннов», которые затем дошли до Рима. Добравшись туда, они растворились там среди других народов.

    Гунны История

    Гунны (лат. Chunni, Hunni), кочевой племенной союз, сложившийся во II-IV веках в Приуралье из тюркоязычных хунну, пришедших во II веке из Центральной Азии и местных племен угров и сарматов. Передвижение с 370-х годов гуннов на запад дало толчок Великому переселению народов. Покорив аланов Северного Кавказа, гунны во главе с вождем Баламбером перешли Дон и в 375 году сокрушили готскую державу Германариха в Северном Причерноморье. Гунны предпринимали опустошительные походы во многие страны. В 394-395 годах они, пройдя через Кавказ, опустошили Сирию и Каппадокию. Обосновавшись в Паннонии, гунны делали набеги на Восточную Римскую империю. По отношению к Западной Римской империи до середины V века они выступали как союзники в борьбе против германских племен. Наибольшего территориального расширения и мощи гуннский союз племен, в который, кроме гуннов, входили покоренные ими остготы, герулы, гепиды, достиг при Аттиле (правил в 434-453). Общественный строй и при Аттиле не вышел из стадии военной демократии, хотя у гуннов росло имущественное неравенство, широкое распространение получило рабство, власть вождя превратилась в наследственную.

    Говоря о судьбах варварских народов, приходится констатировать, что большая часть из них подверглась романизации и исчезла, оставив память о себе в развалинах бургов вождей и в топонимии, и только отдельные из них перешли от язычества к христианству и создали устойчивые государства, ставшие основой последующих народностей и наций. Среди варварских народов наиболее разрушительное воздействие на Европу оказали гунны – тюркоязычные кочевники, происходившие из пределов Гоби и подчинившие к моменту похода на запад несколько сотен племен от Маньчжурии до Согдианы.

    В 375 году гунны вторглись на территорию Римской империи. Панический страх, подобно эпидемии, поразил римлян. Гунны вызывали у них жуткие ассоциации своим внешним видом – косматыми волосами, обезображивающими рубцами на лицах, оставленными мечами при обряде инициации, своей, наподобие кентавра, слитностью с конем, которого они не оставляли ни для публичных, ни для частных дел, наконец, своим пристрастием к сыроедению. Само их прозвание – «гунны» – объяснялось христианскими авторами как испорченное «алиорумны», то есть другие, «нелюди», дети готских изгоев и степных ведьм. Гунны казались одним предреченным в Сивилловых книгах возмездием за отступничество от языческих богов, другим – предначертанной в Апокалипсисе карой за приверженность языческому греху и нетвердость в христианской вере. Неслучайно известнейший вождь гуннов – Аттила – именовался «Бичом Божьим». Вот словесный портрет этого «Сотрясателя Вселенной», оставленный Иорданом (VI век): «...рост его был невелик, грудь широкая, и большая голова, глаза узкие, редкая борода с проседью, нос вогнутый, и тело смуглого цвета...». Получив щедрые дары от Рима, Аттила вступил с ним в конфедеративные отношения. Именно он помог римлянам остановить продвижение бургундов. В середине V в. встал вопрос о его браке с Гонорией, за которую гунн намеревался получить в качестве приданого половину империи. Эти чрезмерные амбиции гуннского вождя привели к войне с Римом.

    В 451 году произошла знаменитая битва на Каталуанских полях. На стороне гуннов выступили некоторые германские племена – остготы, гепиды, герулы, ругии, на стороне римлян – вестготы, франки, бургунды, саксы. Накануне битвы было проведено гадание на внутренностях животных, и была предсказана победа гуннов ценой гибели их вождя. Гадание возобновлялось во второй и в третий раз. Для последнего случая были доставлены из Азии белые священные кони, и на сей раз предсказание изменилось: поражение гуннов, но сохранение жизни Аттилы. Только после этого гунны начали битву. Редкое по ожесточенности сражение продолжалось до ночи. Был час, когда казалось, что гунны сокрушены, и Аттила готов был вступить в жертвенный огонь. И все же битва окончилась ничем, не выявив явного преимущества. Опустившаяся на поле мгла развела сражавшихся. За ночь гунны бесшумно оставили свой полевой лагерь, в то время как римляне переночевали на месте битвы и тем самым, по давнему обычаю, снискали себе славу победителей. Но для кочевников как будто дороже была жизнь их предводителя. Вообще в варварских обществах фигура вождя значила больше, чем можно было бы предположить для коллективистского сознания. Судьба вождя нередко оказывалась судьбой племени. Еще в 452 году Аттила осаждал Рим, внимал мольбам и угрозам папы Льва I (440 – 46I годы), а в 453 году внезапно умер, и вместе с ним закатилась звезда азиатских завоевателей. В дальнейшем гунны были ассимилированы более развитыми кельтскими народами Центральной Европы, потомки гуннов в VI веке вошли в племенное объединение аваров.

    Факт недолгого существования державы гуннов оставил в недоумении историков. Ф. Альтехейм рассматривал Гуннское государство как феодальное. Вирт указывал на признаки наследственной монархии. Я. Харматт подчеркивал наличие различных социальных стратов в гуннском обществе. Э. А. Томпсон, напротив, настаивал на деструктивном характере этого тюркского союза племен. Гунны, по его мнению, отошли от производительного труда и выродились в объединение мародеров. Венгерские историки не считают общество гуннов ни феодальным, ни раннефеодальным; оно находилось на стадии военной демократии.

    Далее ► Бургунды

    Гунны: самые шокирующие факты | Русская семерка

    Как гунны победили крымских готов: вброд через море

    После подчинения Аланского каганата гунны под предводительством Баламбера вышли на прямое столкновение с остготами короля Германариха. Готы занимали Крым и Северное Причерноморье. Взять полуостров со стороны поймы Дона гунны не могли: они не были способны сражаться в болотистой местности, которую к тому же оборонял воинственный народ герулов. Никаких средств для переправки армии по морю у гуннов не было. Таким образом, готы на территории Крымского полуострова ощущали себя в безопасности. Это их и погубило.

    Древние славяне – анты, были насильственно подчинены готам и относились к этой ситуации безо всякого энтузиазма. Как только на политическом горизонте возникли гунны, анты примкнули к ним. Готский летописец Иордан называет антов «вероломными» и считает основной причиной падения готской державы. Возможно, именно анты снабдили гуннов информацией, которая позволила последним захватить Крымский полуостров вброд со стороны Керченского пролива.

    Согласно сообщению Иордана, в 371 году гуннские всадники во время охоты на Таманском полуострове преследовали олениху и загнали её на самый мыс. Олениха вошла в море и, осторожно ступая и нащупывая дно, перешла на землю Крыма, указав тем самым брод: по этому пути гуннская армия прошла в тыл своим противникам и захватила Крымский полуостров. Король Германарих, которому на тот момент было более 110 лет, в отчаянии пронзил себя мечом.

    Гунны не уничтожили и не изгнали готов, а лишь подчинили своей власти. Преемником Германариха стал Винитарий. У него осталась достаточно мощная армия и структура власти. Он попытался лишить гуннов их важнейшего союзника и атаковал антов, взял в плен и распял короля Божа с сыновьями и 70 старейшинами. Гунны, в свою очередь, напали на Винитария и убили его в бою на реке Эрак (Днепр). Часть уцелевших остготов переместилась во владения римлян, остальные подчинились гуннскому вождю.

    Гунны в Европе. История человечества. Восток

    Гунны в Европе

    Пройдя сквозь якобы неприступную Стену, гунны овладели всем Китаем, однако, каменный дракон переварил их в своей утробе. Но та часть гуннов, что откочевала на запад еще в I веке и слилась с угорскими племенами Приуралья и Приволжья, сыграла важную роль в истории Европы.

    Европейцы знали о гуннах уже к середине II в. Географ Дионисий упоминает о них при перечислении племен, кочующих в Средней Азии и прикаспийских степях. Чуть позже, во второй половине II в., возможно, основываясь на свидетельстве Дионисия, пишет о них знаменитый александрийский географ и астролог Клавдий Птолемей. Конечно, эти авторы и представить себе не могли, что в самом скором времени кочевники, пасущие свои стада где-то на краю обитаемого мира, превратятся в угрозу для западной цивилизации, что даже непобедимый Рим дрогнет под натиском этих восточных варваров.

    В начале III в. на северо-восточных границах Римской империи было спокойно. Кочевавшие в причерноморских степях скифские, сарматские и аланские[45] племена установили мирные отношения с принадлежавшими Риму греческими колониями. Досаждавшее римлянам Боспорское царство было принуждено к миру. Еще одни соседи Римской империи, спустившиеся из Южной Прибалтики, германские племена готов, расселились по лесной и лесостепной зоне Причерноморья, где мирно возделывали пшеницу на украинских черноземах. Но вскоре с востока пришла беда.

    В 70-х гг. IX столетия гунны вторглись в Причерноморье. Вполне возможно, что кроме жажды наживы двигали гуннскими ордами и неблагоприятные природные условия, вызывавшие голод и падеж скота. Так, сохранились сообщения, что гунны напали на крымские города, перейдя по льду Керченский пролив. В принципе такое возможно лишь в очень суровые зимы.

    В одну зиму 370 г. были сокрушены все греческие города от Боспора Киммерийского до Днестра и кочевавшие вблизи них племена. Часть кочевых племен бежала за Днестр, но некоторые влились в гуннские войска.

    Современник и, возможно, очевидец гуннского нашествия римский писатель и историк Аммиан Марцеллин так описывает появление гуннов: «Невиданный дотоле род людей, поднявшийся, как снег, из укромного угла, потрясает и уничтожает все, что покажется навстречу, подобно вихрю, несущемуся с высоких гор <…>. Гунны превосходят всякую меру дикости <…> стали семенем всех несчастий и корнем разнородных бедствий <…> все они отличаются плотными и крепкими членами, толстыми затылками и вообще столь страшным и чудовищным видом, что можно принять их за двуногих зверей <…> кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучаются переносить холод, голод и жажду; на чужбине они не входят в жилище, за исключением разве крайней необходимости <…> они плохо действуют в пеших стычках, но зато как бы приросли к своим выносливым, но безобразным на вид лошаденкам, и иногда, сидя на них по-женски, они исполняют все обычные свои дела; на них каждый из этого племени ночует и днюет, покупает и продает, ест и пьет и, пригнувшись к узкой шее своей скотины, погружается в глубокий сон <…> Если случится рассуждать о серьезных делах, они все сообща советуются в том же обычном порядке; они не подчиняются строгой власти царя, а довольствуются случайным предводительством знатнейших и сокрушают все, что попадается на пути <…> У них никто не занимается хлебопашеством и никогда не касается сохи. Все они, не имея определенного места жительства <…> кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы, с кибитками, в которых они проводят жизнь. Здесь жены ткут им жалкую одежду, спят с мужьями, рожают детей и кормят их до возмужалости. Никто из них не может ответить на вопрос, где его родина, он зачат в одном месте, рожден далеко оттуда, вскормлен еще дальше».

    Как свидетельствует Аммиан Марцеллин, в 371 г. орды гуннов под предводительством своего вождя, чье имя известно в римской записи как Баламир, «внезапным натиском ворвались в обширные и плодородные земли Эрманариха[46] между Доном и Дунаем. Нападение было внезапным и шло одновременно по двум направлениям: часть гуннов напала на готов, переправившись через Дон, а когда готы собрали свои войска, чтобы разгромить оккупантов, им в тыл ударили гунны, пришедшие из Крыма. Долгих пять лет Эрманарих и его войска сдерживали натиск кочевников, но силы защищающихся таяли. Кроме того, готов предало союзное племя росомонов, перешедшее на сторону врага. Чувствуя свое поражение в войне со степными дикарями, Эрманарих покончил жизнь самоубийством и готский племенной союз распался.

    Готы отступали на запад, бросая свои поселения. Преследуя готов, гунны подошли к Дунаю, разрушили несколько пограничных римских городов, но не смогли продвинуться далее – очевидно из-за слабости собственных войск, ведь до Дуная дошли лишь передовые части гуннов, остальные были заняты тем, что грабили покинутые готские жилища. Гунны вплотную подступили к римской границе, но вскоре откочевали в плодородные причерноморские степи.

    Наступление гуннов на земли Римской империи началось зимой 395 г. По своему обыкновению они напали с двух сторон одновременно, обойдя Черное море с востока и запада из причерноморских степей. Одна волна захватчиков, пройдя сквозь римские приграничные укрепления, вторглась в Европу и захватила Фракию (Восточная и центральная Болгария), другая устремилась на юго-восток, громя богатые города Кавказа, Армянского нагорья, Малой Азии и дошла до Сирии – все это были римские земли.

    Весной 396 г. гунны, разграбившие юго-восточные владения Римской империи, с богатой добычей вернулись из Малой Азии через Дербентский проход в Северное Причерноморье. В том же году сюда возвратились их соплеменники, участвовавшие в западном походе – вполне возможно, что римским войскам все-таки удалось выдавить кочевников в степь.

    Однако уже в 400 г. гунны снова появились в долине Дуная. Передовым отрядам гуннов удалось закрепиться здесь. Постепенно основная масса гуннов заселила долину Дуная и Северную Паннонию, выдавливая оттуда остатки готов. Спасаясь от физического уничтожения, готы попросили убежища на территории Римской империи и, перейдя границу, расселились, с согласия римлян, в долине Дуная. Римляне надеялись на их поддержку в войне с гуннами, однако готы не стали воевать, а переселились дальше на запад, в Иллирию и в предальпийские области. Тем временем гуннские орды стали проникать и на территорию Южной Паннонии. Обитавшие здесь племена готов, вандалов и аланов частью присоединились к гуннам, а частью ушли дальше на запад.

    Появление гуннов совпало с большими проблемами внутри Римской империи. Строго говоря, после 395 г. никакой единой Римской империи уже не было, а на ее месте существовало две империи – Западная и Восточная, возглавляемые родными братьями, сыновьями последнего общеримского императора Феодосия Великого. Несмотря на родство, императоры соперничали между собой и не могли собрать единое войско для того, чтобы разгромить зарвавшихся гуннов, напротив, они подкупали отдельных гуннских князей, чтобы те нападали на города противника: византийцы натравливали гуннов на города Западной Римской империи, а римляне – на города Византии. В целом повторилась ситуация, аналогичная китайской, когда императоры использовали гуннов в своих военно-политических разборках. В результате проиграли от этого римляне и византийцы, а в выигрыше оказались сами гунны, обогатившиеся таким образом сокровищами и Греции, и Рима.

    Римская империя не смогла объединиться, а вторжение пришельцев с северо-востока только усугубило положение в провинциях. Паннония была очень удобным местом обитания для гуннов, поскольку оттуда было достаточно близко до богатых городов Италии и Греции.

    Более полувека гуннские племена досаждали Италии и Византии. За это время разнородные племена кочевников, влившиеся в ряды гуннов, сплотились и стали единым целым. Справедливости ради следует отметить, что смуту в Римскую империю вносили не только гунны, но и германские племена, в частности согнанные со своих земель в Причерноморье готы. Имя другого германского племени – вандалов – стало нарицательным для обозначения бескультурья и жестокости. Они переселились с южного побережья Балтики, а затем осадили и захватили Рим, благодаря чему попали в работы римских историков, а имя стало синонимом бессмысленной жестокости.

    К 420 г. гуннская орда прочно обосновалась в степях среднего Дуная. Она состояла из трех улусов, управляемых самостоятельными ханами, но один из трех ханов – Роила (Ругила) – считался главным ханом. Скорее всего два других хана были его родственниками, возможно даже братьями. Их звали Мундзук и Октар.

    И первый Рим, и второй Рим (Константинополь) старались задобрить гуннов. Так, правивший в Константинополе византийский император посылал ежегодные «подарки» (дань) хану в размере 350 фунтов золота. Рим в качестве заложника послал в ставку хана Роилы молодого офицера Аэция, где тот провел несколько лет. Аэцию удалось завоевать расположение верховного хана и других влиятельных гуннских вождей. Установив контакты с гуннскими вождями, Аэций вернулся в Рим и использовал свои гуннские связи для политических целей. По смерти императора Гонория в 423 г. Аэций встал на сторону некоего Иоанна, которого собирались провозгласить новым императором. По просьбе Аэция Роила послал в Рим армию, но она прибыла слишком поздно, и императором провозгласили малолетнего Валентиниана, племянника покойного Гонория. Поддерживавшие Валентиниана византийцы послали в Рим сводный корпус, которым командовал алан Ардабур, и тому удалось уговорить войска хана Роила покинуть Италию. Битва не состоялась, а Аэций получил прощение и постепенно восстановил свое влияние при римском дворе. Западные гуннские ханы в отличие от восточных (видимо наученные опытом восточных гуннов) противились тому, чтобы рядовые гунны поступали на воинскую службу к императорам. Так, хан Роила послал свои орды во Фракию, потому что византийский император Феодосий II нанял и не увольнял с государственной воинской службы гуннов. Однако поход был неудачным – в пути Роила умер, возможно отравленный византийским агентом, а гуннское войско отступило в Паннонию для избрания нового хана. Избраны были три хана-соправителя: Мун-дзук и два его сына – Аттила и Бледа.

    Имя Аттилы навсегда останется в истории, оно воспринимается как синоним жестокого вождя и кровожадного победителя. Есть две версии о происхождении этого имени. Согласно первой, оно происходит от тюркского «ата» – «отец» и переводится примерно, как «батюшка», по другой – оно является однокоренным с тюркским названием р. Волги (Итиль или Атиль) и происходит от слова «вода».

    Гуннская ставка на Дунае стала крупнейшим дипломатическим центром Восточной Европы. Сам город был построен из дерева и окружен деревянной стеной. Просторный бревенчатый дворец Аттилы располагался в центре на высоком холме. Близ дворцов Аттилы, его главной жены и домов его гвардии располагалось множество вспомогательных сооружений – кладовые, жилища слуг, подсобные помещения, кухни и даже каменная баня, построенная в подражание римским.

    Как и всякая дипломатическая столица мира, двор Аттилы был наводнен дипломатами разного калибра, среди которых были и обычные дипломаты, и агенты влияния, а также шпионы и диверсанты, возможно даже наемные убийцы. Чтобы не стать жертвой политических интриг, Аттила был вынужден создать собственную разведку. Так ему удалось раскрыть несколько покушений на свою жизнь, организованных византийцами.

    Посетивший гуннскую столицу римский сенатор Приск с удивлением встретил там многих греков, попавших в гуннский плен, но отпущенных на свободу и оставшихся в варварской столице. Еще больше удивления у Приска вызвал тот факт, что греки добровольно не желали возвращаться на родину, так как, говорили они, жизнь у гуннов легче, чем жизнь в империи. Подданные Аттилы в отличие от римлян не платили налогов, ведь все необходимые богатства гуннский двор получал путем разбоя и грабежа.

    Поддержки гуннов искали и король вандалов, и персидский шах. Одним из секретарей Аттилы был римский аристократ, направленный ему Аэцием, кроме того Аэций послал ко двору Аттилы своего собственного сына в качестве почетного заложника. Союз с Аттилой был выгоден Аэцию: благодаря гуннской коннице Аэций успешно разгромил в 435–439 гг. германские племена бургундов и вестготов в Южной Галлии.

    В 441 г. гуннская конница, быстрым маршем пройдя по Причерноморью, вернулась в долину Дуная. Практически без боя сдались важные византийские крепости Сингидун (Белград) и Виминациум, которые должны были бы преградить путь к Константинополю, а гуннская конница устремилась дальше на юг, в долину реки Морава и вскоре достигла г. Наисса (Ниш). Вот как описывает взятие Наисса Приск: «Так как жители не осмелились выйти для сражения, [гунны], чтобы облегчить переправу своих войск, построили мост через реку [Нишаву] с южной стороны ниже города по течению и подвели свои машины к опоясывающим город стенам. Сначала они подвели деревянные платформы на колесах. На них стояли воины, которые расстреливали защитников на бастионах. Позади платформ стояли люди, которые толкали колеса своими ногами и двигали машины куда нужно, так что [лучники] могли успешно стрелять через экраны. Чтобы воины на платформе могли сражаться в безопасности, они были прикрыты экранами из плетеного ивняка с наброшенными поверх шкурами и кожами для защиты от метательных снарядов и зажигательных дротиков <…> Когда множество машин было подведено к стенам, защитники оставили бастионы из-за ливня метательных снарядов. Затем подвели так называемые тараны <…> Защитники со стен сбрасывали огромные валуны <…> Некоторые из машин были раздавлены вместе с обслугой, но защитники не могли выстоять против их большого количества <…> Варвары ворвались через часть стены, пробитой ударами таранов, а также посредством составных лестниц».

    Не совсем понятно, каким образом попали к гуннам стенобитные орудия. Одни историки считают, что гунны познакомились с осадной техникой в Китае. Возможно также, что осадные орудия были трофеями, взятыми в захваченных гуннами греческих городах. Другие исследователи думают иначе: гунны могли пользоваться услугами персидских военных инженеров, которых предоставил в их распоряжение сасанидский шах. Постройкой осадных машин могли заниматься также римские и византийские инженеры – вольнонаемные, пленные и дезертиры. В любом случае факт использования осадных орудий говорит о том, что гунны быстро учились.

    После взятия Наисса гунны по старой римской дороге двинулись на Константинополь и дошли до фракийского Херсонеса (Галлиполи). Византийцы не могли оказать сопротивление гуннам, поскольку императорских войск просто не было. Гунны пришли в самый неподходящий момент: войска византийского императора Феодосия были разбросаны на границах. Одна армия воевала в Персии против шаха Ездигерда II, другая была расквартирована на Сицилии и готовилась к высадке в Северной Африке, чтобы отвоевать Африку у короля вандалов Гейзериха. Константинополь остался практически беззащитным. Вне всяких сомнений, соседи Византии, страдая от постоянных нападений правителей Константинополя, договорились о совместных действиях.

    В начале 442 г. император Феодосий заключил мир с вандалами и отозвал армию с Сицилии, которая вскоре высадилась во Фракии, недалеко от Константинополя. Не желая рисковать, Аттила отступил. Возможно, он просто не захотел посылать своих солдат на смерть, чтобы облегчить жизнь шаха и короля вандалов.

    После замирения Византии основные силы гуннов были брошены в Северное Причерноморье, где они усмиряли непокорные племена. Вполне возможно, что византийские дипломаты, желая убрать подальше от своих границ молодого и амбициозного правителя гуннов, спровоцировали восстания кочевого племени акациров, предполагая, что чем сильнее Аттила увязнет в войне с другими варварами, тем легче и спокойнее будет жить в Константинополе.

    После смерти в 445 г. своего родного брата Бледы Аттила становится единоличным правителем гуннов. Его могущество крепнет. Но в этот момент византийский император, видя, что войска Аттилы находятся далеко от Константинополя, перестал выплачивать дань. В 447 г., ураганом пройдя по Фракии и Иллирии, – Аттила разрушил там около 70 городов и крепостей – гунны двинулись на Константинополь. Когда до столицы оставалось несколько дней пути, император запросил у варваров мира. Византии удалось откупиться выплатой «долга» по дани в размере около двух тонн золота и клятвенным обещанием хану отлавливать в своих землях гуннов-дезертиров. Византия исправно платила дань и подталкивала Аттилу к войне с Римом. Но новый император Византии Маркиан вдруг отказался выплачивать дань, воспользовавшись обострением отношений между гуннами и Римом.

    В 450 г. римский император Валентиниан III по политическим соображениям насильно помолвил свою сестру Гонорию с нужным ему человеком в сенате. Но Гонория, презиравшая своего будущего супруга, решила обратиться за помощью к Аттиле. Она послала к хану своего доверенного евнуха с обручальными кольцами и просьбой о помощи. Аттила заглотил наживку – он тут же послал в Рим своего посла с требованием руки Гонории, а в качестве приданого – ни много ни мало, половины Западной Римской империи. Валентиниан отказался от такого альянса и отправил Гонорию под домашний арест. Назревала война. Аэций, ранее использовавший гуннов для борьбы против германцев в Северной Италии, Галлии и в Альпах, теперь, наоборот, стал искать среди германцев союзников в борьбе против гуннов. Германская коалиция оказалась весьма внушительной: на сторону Рима встали вестготы, бургунды и франки. Правда, Аттиле удалось подорвать единство франков, а также сохранить верность испанских и провансальских остготов и вандалов, бывших на стороне гуннов. Война за руку и сердце римской принцессы и половину империи в придачу проходила в Галлии. Аттила ринулся к городу Аврелиан (Орлеан), которым владел осевший в Арморике аланский хан Сангабан. Аттила предполагал, что Сангабан перейдет на сторону гуннов, но быстрее к Орлеану успел с вестготским отрядом Аэций. Аттила, обойдя город, расположился близ современного города Труа. Здесь в июне 451 г. состоялась битва, вошедшая в историю как «Битва народов». На стороне Аттилы, кроме гуннов и восточных аланов, были гепиды, остготы, герулы и часть франков. На стороне Аэция, кроме римских легионов, набранных кстати не в Риме, а в Галлии и Германии, были еще вестготы, бургунды, франки и часть арморикских аланов. Битва была кровавой, но безрезультатной. Аэций твердил, что одержал победу, это же говорили и гунны, но никто на следующий день не решился повторить атаку, а через несколько дней Аттила с войском ушел в Паннонию, а вестготы отошли к Тулузе.

    Удача не всегда сопутствовала Аттиле, как, например, Александру Македонскому. Не блистал он и военной тактикой, а его сила была в практически бесчисленном резерве, который он мог ввести в действие после казалось бы сокрушительных поражений. Его власть распространялась не только на Паннонию, то и на тех гуннов, которые кочевали в понто-каспийских степях, именно оттуда он пополнил ряды своей конницы после тяжелых потерь в битвах с римлянами. Весной 452 г. Аттила двинулся на Рим. Пройдя через Юлийские Альпы, он взял Аквилею и Медиолан (Милан). По христианской легенде, в Медиолане Аттилу посетил в сопровождении двух сенаторов Римский Папа Лев. Он, якобы с помощью заступничества апостолов Петра и Павла, смог уговорить Аттилу отступить. Действительно, после этого визита гунны ушли из Италии и вернулись в Паннонию. Правда, причина отступления хана была намного прозаичнее: вследствие прошлогоднего неурожая и голода в Италии свирепствовали страшные эпидемии, в том числе и чума. Впрочем, возможно, что папа просто предложил Аттиле сделку – согласие на брак с сестрой Валентиниана в обмен на помощь в походе против Византии. Возможно, папа убедил Аттилу отступить еще и тем, что пояснил ему, что византийские города-крепости в Иллирии (ныне – Словения и Хорватия) имеют очень сильные гарнизоны, которые могут ударить в спину ушедшим в глубь Италии гуннам.

    В 453 г. союзные Риму племена вестготов (западных готов) и аланов[47] в битве на р. Лигер (Луара) наносят Аттиле очередное сокрушительное поражение. Его конница разбита, и Аттила, бросив свое разбитое войско, бежит с поля боя.

    Проиграв войны с Римом, Аттила в 453 г. решает укрепиться на Западе путем династического брака с одной из германских княжон. Выбор пал на молодую бургундскую красавицу Ильдико. Одновременно с примирением с Западом Аттила готовит поход на Византию. Но утром после брачной ночи с Ильдико Аттила, прозванный Бичом Божиим, был найден мертвым. Скорее всего наемный убийца подсыпал в питье яд. Унаследовавшие после смерти Аттилы его власть сыновья не смогли справиться с восставшими (к этому их подстрекал и Рим, и Константинополь) прежними союзниками гуннов. Остатки гуннских орд ушли из Паннонии в причерноморские степи. В течение последующих 100 лет византийские и римские агенты влияния натравливали на гуннов соседние племена алан, германцев, славян. Остатки гуннов постепенно растворяются в среде местного оседлого населения и прибывающих с востока тюрков-кочевников.

    Но вернемся к Аттиле. Нам остается остановиться на последней загадке гуннов – загадке могилы Атиллы. Она до сих пор не найдена, и исследователи выдвигают несколько гипотез о том, где она может находиться. Причем, интерес к могиле Аттилы проявляют как профессиональные археологи, так и охотники за сокровищами, ведь в ней хранятся все сокровища, награбленные Аттилой в многочисленных походах. По самой распространенной версии его могила находится под одним из холмов на территории нынешнего Будапешта. Другие теории предполагают, что могила находится где-то в степях Украины. Третьи – что тело Аттилы и принадлежащие ему сокровища гунны увезли на повозках еще дальше – в Поволжье, Туркестан или даже в Северо-Восточный Китай.

    Гуннский хан Аттила и после своей смерти продолжает жить в эпосе германских народов – его увековечили в «Песне о Нибелунгах» и в некоторых исландских сагах.

    С гуннским наследием связана одна смешная история в национал-социалистической Германии. Немецкие идеологи были убеждены в исключительности арийской расы, причем собственно арийцами признавались только этнические немцы. Все остальные народы объявлялись «недочеловеками» и подлежали принудительной стерилизации или физическому уничтожению. За основу для расологических исследований немецкие расисты взяли внешний облик немцев Северной Германии – высокий рост, светлые волосы, голубые глаза. Для того, чтобы доказать свою теорию, они в 1930-х гг. получили из госбюджета рейха огромные ассигнования на антропологические исследования всех немцев Германии. Данные, полученные из Северной и Западной Германии, в целом укладывались в арийскую гипотезу. Однако в Южной и даже центральной Германии (в основном в любимой национал-социалистами Баварии, а также в Австрии, Саксонии и Тюрингии) антропологи к своему ужасу обнаружили среди этнических немцев невысоких брюнетов с раскосыми глазами и скуластыми монгольскими черепами. Дело в том, что в этих областях Германии осели гунны, и их онемеченные потомки все еще сохраняют черты далеких предков-монголоидов. Расологическую кампанию пришлось потихоньку свернуть, не привлекая к ней излишнего внимания.

    Но больше всего гуннов осталось в Венгрии. До сих пор имя Аттила является там популярным мужским именем. Более того, в 2008 г. потомки гуннов собрали более 2400 подписей за то, чтобы считать их народ в Венгрии национальным меньшинством. Что ж, вполне возможно, что исчезнувшие гунны скоро станут одним из европейских народов. И судя по всему, потомки гуннов восстанут из небытия не только в Венгрии, но и в Австрии, Германии и Швейцарии.

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    12+ Лучшие цитаты об Аттиле-гуннах: эксклюзивный выбор

    Аттила, которого часто называли Аттила-гунн (годы правления 434-453 гг. Н.э.), был вождем древних кочевых народов, известных как гунны. Он также был лидером племенной империи, состоящей, среди прочего, из гуннов, остготов и аланов в Центральной и Восточной Европе.

    Аттила был одним из величайших правителей, которые напали на Римскую империю, вторгшись в южные балканские провинции и Грецию, а затем Галлию и Италию. В легенде он появляется под именем Эцель в «Песни о Нибелунгах» и под именем Атли в исландских сагах.Вдохновляющие цитаты Аттилы Гунна заставят вас взглянуть на жизнь по-другому и помогут жить осмысленной жизнью.

    Если вы ищете жизненные цитаты и поговорки, которые идеально отражают то, что вы хотели бы сказать, или просто хотите почувствовать вдохновение, просмотрите удивительную коллекцию проницательных цитат Александра Великого, цитат Чингисхана и самых запоминающихся цитат Юлия Цезарь цитирует.

    Самые известные цитаты Гуннов Аттила

    Каждый имеет ценность, даже если служить плохим примером.- Аттила Гунн

    Чтобы критиковать решения других, нужно меньше смелости, чем стоять на своем. - Аттила Гунн

    Никогда не арбитраж. Арбитраж позволяет третьей стороне определять вашу судьбу. Это прибежище для слабых. - Аттила Гунн

    Там, где я прошел, трава никогда не вырастет. - Аттила Гунн

    Попирай слабых. Препятствуйте мертвым. - Аттила Гунн

    Дело не в том, что я преуспеваю, дело в том, что все остальные должны терпеть неудачу, ужасно, желательно на глазах у родителей.- Аттила Гунн

    Не стоит недооценивать силу врага, независимо от того, насколько он велик или мал, чтобы восстать против вас в другой день. - Аттила Гунн

    Поверхностные голы приводят к поверхностным результатам. - Аттила Гунн

    Если некомпетентный вождь удаляется, мы редко назначаем на его место его высокопоставленного подчиненного. - Аттила Гунн

    Очень жаль, когда окончательные решения принимаются вождями, штаб-квартирой которых находятся за много миль от фронта, где они могут только гадать об условиях и возможностях, известных только капитану поля битвы.- Аттила Гунн

    Ибо какая крепость, какой город на обширных территориях Римской империи может надеяться на существование, безопасный и неприступный, если мы хотим, чтобы его стерли с лица земли? - Аттила Гунн

    Вожди должны понимать, что дух закона выше его буквы. - Гунн Аттила

    Ведущие сегодня: чему нас может научить гунн Аттила

    На протяжении веков стойкая Римская империя выдерживала все атаки самых грозных врагов в истории.Несмотря на все это, гордая империя не поколебалась.
    Затем из степей Средней Азии пришло нашествие неортодоксальных кочевых племен, ввергнув Рим в беспорядок и, в конечном итоге, в его гибель. Прибыли гунны.

    Вырастание гунном было необычным для вас детством. Их любимой игрушкой была петля; их любимой игрой были кулачные бои. 3-Р были грабителями, грабителями и мятежниками. Их покровителем была Синяя Борода. Кредо гуннов было:

    .

    • Если мне нравится, то это мое.
    • Если я думаю, что это мое, это мое.
    • Если я могу взять это у вас, это мое.

    Быть царем гуннов было специальностью. Каждый из них добился лидерства в режиме «выживает наиболее приспособленный». Если вы достаточно сильно хотели получить эту работу, и соперник не убил вас до того, как вы смогли убить его, вы получили работу.

    Историки сходятся во мнении, что самым известным королем гуннов был Аттила. Под его варварским руководством южная Европа стала его плацдармом. Его страсть к завоеваниям поразила полумиллионное войско гуннов. Вместе они ели сырое мясо, спали верхом на лошадях и разрушали город за городом.Их пьянки после завоевания эпичны.

    Аттила был общественным врагом Европы №1. Римляне называли его «Бичом Бога».

    В конце концов, ему дали погребение на века. Легенда гласит, что он был похоронен в тройном гробу, сделанном из золота, серебра и железа, вместе с лучшими трофеями его завоеваний. Стремясь сохранить его могилу в секрете, его люди отклонили участок реки, закопали гроб под руслом реки, затем снова перебрались в реку, отступили в лес и покончили жизнь самоубийством.

    История наклеек на этого человека разделилась. Некоторые историки прославили его как великого и благородного царя. В конце концов, Аттила смог объединить необразованные массы из первобытных земель в одну нацию. Он произнес видение. Он возглавил атаку. Он установил стандарт. Более того, осознав, что Рим готов рухнуть, Аттила считал, что его время пришло.

    А теперь переключите передачи. Оставьте пятый век и вернитесь в 21-й.

    С точки зрения нашего культурного мышления трудно увидеть какую-либо искупительную ценность в этом варварском хулигане и его полчищах капюшонов.В то время как у гуннов и наших верующих в Библию церквей нет ничего общего, сходство между руководящей задачей Аттилы и ролью пастора поразительно.

    В своей книге Секреты лидерства Аттилы Гунна автор Весс Робертс пишет:

    «Гунны были кочевым, многорасовым и многоязычным скоплением людей. Задача Аттилы как царя гуннов заключалась в том, чтобы привить новое чувство морального духа и дисциплины, которые укрепили бы единство в этих варварских племенах.Величайшая судьба гуннов могла быть исполнена только тогда, когда каждый человек или группа отказались бы от своих независимых методов и недисциплинированного мышления. Аттила считал, что любой мир в лагере гуннов наступит только тогда, когда кочевники найдут новый дух, что-то, вокруг чего можно сплотиться, дело более великое, чем они сами ».

    Робертс заключил: «Работа Аттилы была непростой!»

    Действительно, непростая работа! Спросите любого пастора, которому Бог поручил мобилизовать кочевое, многорасовое, многоязычное, многопоколенческое скопление людей, и вы услышите ту же историю.Это не легко!

    Однако план Аттилы был обратным: он считал мир побочным продуктом единства.

    Истина в том, что единство - это побочный продукт мира - мира с Богом. Иисус очень ясно дал понять:

    • «Святой Отец, храни их во имя Твое… чтобы они были единым целым, как и Мы».
    • «Освяти их истиною… да будут все одно».
    • «Я в них, и Ты во Мне, чтобы они совершенствовались в единстве».

    Единство приходит только тогда, когда мы соединены с Князем мира и освящены Его истиной.

    Неудивительно, что гунны не продержались долго после смерти своего великого царя. Когда сыновья Аттилы боролись за власть, империя их отца разделилась. Вскоре все, кто ненавидел гуннов, использовали эту возможность, чтобы восстать против их правления. Наконец, империя пала и исчезла из истории.

    Когда Писание говорит: «[Христос] - глава тела, церкви», оно не оставляет места для соправительства. В Его царстве не будет двуглавых невест. Те, кто бросает вызов Его главенству, никогда не узнают мира или единства, которое оно приносит.

    Может быть, гунн Аттила все-таки преподал нам урок.

    приятных слов об Аттиле-гунне | История

    Он называл себя flagellum Dei , бичом Бога, и даже сегодня, спустя 1500 лет после его залитой кровью смерти, его имя остается синонимом жестокости. Древние художники придавали большое значение его бесчеловечности, изображая его с козьей бородой и рогами дьявола. Тогда, как и сейчас, он казался воплощением азиатского степного кочевника: уродливый, приземистый и грозный, смертоносный с луком, заинтересованный главным образом грабежом и изнасилованием.

    Его настоящее имя было Аттила, король гуннов, и даже сегодня его упоминание вызывает некую атавистическую тревогу в сердцах цивилизованных людей. Для Эдварда Гиббона - не большого поклонника Римской империи, которую гунны неоднократно опустошали между 434 и 453 годами нашей эры, - Аттила был «диким разрушителем», о котором говорили, что «трава никогда не росла на том месте, куда наступила его лошадь». Для римского историка Иордана он был «человеком, рожденным в мир, чтобы потрясти народы».Совсем недавно, сто лет назад, когда британцы хотели подчеркнуть, насколько варварскими и неанглоязычными выросли их противники в Первой мировой войне - насколько сильно они не оправдали своего чувства чести, справедливости и честной игры - они называли немцев «гуннами».

    Тем не менее, есть те, кто думает, что нам есть чему поучиться у людей, пришедших, очевидно, из ниоткуда, чтобы поставить могущественную Римскую империю почти на колени. Несколько лет назад Весс Робертс сделал бестселлер из книги под названием « секретов лидерства Аттилы Гунна », утверждая, что - для забрызганных кровью варваров - гунны могли многому научить американских руководителей принципам «нацеленность на победу, получение -». управление зарядкой.А Билл Мэдден сообщил в своей биографии Джорджа Стейнбреннера, что бывший владелец New York Yankees имел обыкновение изучать Аттилу в надежде получить знания, которые окажутся неоценимыми в бизнесе. Аттила, по утверждению Штайнбреннера, «не был совершенен, но он действительно хотел сказать несколько хороших слов».

    Даже серьезные историки склонны задумываться о том, почему именно Аттила так запоминается - почему, как отмечает Адриан Голдсуорси, было много лидеров варваров, и все же имя Аттилы - «одно из немногих древних имен, которые все еще вызывают мгновенное признание». поставив его рядом с такими, как Александр, Цезарь, Клеопатра и Нерон.Аттила стал варваром древнего мира ».

    Империя гуннов на пике своего развития, на границе современной Европы. Примерное расположение столицы Аттилы отмечено звездой. Карта: Wikicommons.

    Для меня этот вопрос стал незамедлительным только в прошлом месяце, когда мой старый друг совершенно неожиданно прислал электронное письмо, чтобы спросить: «Был ли A the H плохим? Или его репутация была несправедливо опорочена в результате того, что в тот период он вообще стер все, что не было римским? » Он объяснил, что эта странная просьба была результатом недавнего рождения близнецов.Он и его жена обдумывали имя Аттила для своего новорожденного сына (и Беренгария для своей дочери). И хотя это может помочь объяснить, что мать - гречанка, и что это имя остается популярным в некоторых частях Балкан, чем больше я размышлял над проблемой, тем больше я понимал, что действительно есть, по крайней мере, некоторые приятные вещи, которые нужно сказать. об Аттиле Гунне.

    Во-первых, лидер варваров был по большей части человеком слова - по крайней мере, по стандартам своего времени.В течение многих лет он взимал ежегодную дань с Римской империи, но, хотя цена мира с гуннами была значительной - 350 фунтов чистого золота в год в 422 г., увеличившись до 700 в 440 г. и в конечном итоге до 2100 в 480 г., он действительно купил мир. . Пока платили дань, гунны молчали. И хотя большинство историков согласны с тем, что Аттила предпочел не давить на римлян сильнее, потому что он подсчитал, что отобрать их деньги было намного легче, чем предаваться рискованным военным действиям, нетрудно вспомнить примеры варваров, которые собирали дань и затем нападали на них. независимо - ни лидеров (на ум приходит Этельред Неготовность), которые заплатили, тайно замышляя резню своих мучителей.Можно добавить, что Аттила был варваром, у которого были равные возможности. «Его главной целью, - отмечает Голдсуорси, - было получение прибыли от грабежа во время войны и вымогательства в мирное время».

    Гравюра Аттилы из книги Чарльза Хорна «Великие мужчины и знаменитые женщины» 1894 года, изображение, адаптированное с античной медали. Изображая Аттилу с рогами и козлиной физиономией, гравер подчеркивал дьявольские стороны своего персонажа.

    Пожалуй, более убедительным является то высокое уважение, которое Аттила всегда уделял верности.Постоянной чертой дипломатических отношений, которые он поддерживал как с восточной, так и с западной частями Римской империи, было то, что любые диссидентские гунны, обнаруженные на их территориях, должны быть возвращены ему. В 448 году Аттила показал себя готовым к войне против Восточной Империи за невыполнение одного из этих договоров и возвращение только пяти из 17 перебежчиков-гуннов, которых потребовал король. (Возможно, что другая дюжина бежала; наши источники указывают, что судьба тех предателей, которым не повезло сдаться Аттиле, редко была приятной.Два гуннских князя, которых передали римляне, были мгновенно пронзены.)

    Конечно, было бы неправильно изображать Аттилу как своего рода маяк просветления. Он убил Бледу, своего собственного брата, чтобы объединить империю гуннов и править ею в одиночку. Он не был покровителем учености, и он заказывал резню, предавая мечу целые монастыри. Римский историк Приск, входивший в посольство, посетившее Аттилу на Дунае и оставивший единственное имеющееся у нас свидетельство о гуннском царе и его столице, видел регулярные взрывы гнева.Тем не менее, трудно сказать, были ли эти бури гнева подлинными или просто демонстрациями, призванными внушить страх послам, и есть вещи, которые вызывают восхищение в том уважении, которое Аттила оказал вдове Бледы - когда Приск встретил ее, она занимала пост губернатора деревня гуннов. Тот же писатель наблюдал за Аттилой со своим сыном и отметил определенную нежность, написав: «Он притянул его к себе… и смотрел на него нежными глазами».

    Гунны атакуют в битве при Шалоне, также известной как битва на каталаунских полях, в 451 году под Парижем.

    Обнаружение богатого клада гуннов пятого века в Пьетрозе, Румыния, убедительно свидетельствует о том, что король гуннов позволил своим подданным обогащаться, но именно Приску мы во многом обязаны свидетельством щедрости Аттилы. Удивленный тем, что его встретил на греческом языке один «соплеменник», которого он и его товарищи встретили на венгерской равнине, Приск расспросил этого человека и обнаружил, что он когда-то был римским подданным и попал в плен, когда Аттила разграбил город на Дунае.Освобожденный от рабства своим хозяином гуннов, грек решил сражаться на стороне «скифов» (так Приск называл гуннов) и теперь протестовал, что «его новая жизнь предпочтительнее прежней, жалуясь на высокие налоги Империи, коррумпированное правительство. , а также несправедливость и цена правовой системы ». Аттила, как записал Приск, также нанял двух римских секретарей, которые служили ему из верности, а не из страха, и даже имел римского друга Флавия Аэция, который несколько лет жил среди гуннов в качестве заложника.Аэций использовал полученные у них военные навыки, чтобы стать высококлассным наездником и лучником и, в конце концов, одним из ведущих генералов своего времени.

    Пожалуй, самым удивительным было то, что царь гуннов был способен на милосердие - или, по крайней мере, на хладнокровный политический расчет. Когда он раскрыл римский заговор против его жизни, Аттила избавил потенциального убийцу от ужасной участи, которая ожидала бы любого другого человека. Вместо этого он отправил предполагаемого убийцу обратно к своим казначеям в Константинополь, сопровождая его запиской, в которой в унизительных подробностях излагалось открытие римской схемы - и требованием дополнительной дани.

    Тем не менее Аттила оставался угрозой как для Западной, так и для Восточной Империи. Его армии достигли Юга, вплоть до Константинополя в 443 году; между 450 и 453 годами он вторгся во Францию ​​и Италию. Как ни странно, но, возможно, похвально, последние две кампании велись - как утверждал гуннский царь - для удовлетворения чести римской принцессы. Гонория, сестра западного императора Валентиниана III, была грустно разочарована мужем, которого выбрал для нее ее брат, и послала свое обручальное кольцо Аттиле с просьбой о помощи.Король решил истолковать этот поступок как предложение руки и сердца и, потребовав в качестве приданого половину Западной империи, провел две кровавые кампании от имени Гонории.

    Из всех лучших качеств Аттилы, однако, то, что больше всего ценит его в современном сознании, - это его отказ поддаться соблазну богатства. Приск, опять же, подчеркивает это наиболее ясно, говоря, что, когда Аттила приветствовал римских послов пиршеством,

    г.
    Рядом со столом Аттилы было поставлено

    столов, на которых можно было сидеть три или четыре, а то и больше, чтобы каждый мог принимать пищу с посуды, не вставая со своего места.Служитель Аттилы вошел первым с блюдом, полным мяса, а за ним шли другие служители с хлебом и яствами, которые они разложили на столах. Для нас и гостей-варваров была приготовлена ​​роскошная еда на серебряной тарелке, но Аттила ел только мясо на деревянных траншеекопателях. Во всем остальном он тоже проявлял сдержанность; чаша его была деревянная, а гостям были вручены кубки из золота и серебра. Его платье тоже было довольно простым, только чтобы выглядеть чистым.Меч, который он носил на боку, замки его скифских туфель, узда его коня не были украшены, как у других скифов, золотом, драгоценными камнями или чем-нибудь дорогостоящим.

    Так жил Аттила, царь гуннов - и так он умер в 453 году в возрасте около 50 лет, все еще отказываясь поддаться искушениям роскоши. Его впечатляющая кончина в одну из его многочисленных брачных ночей незабываемо описана Гиббоном:

    Перед тем, как король гуннов эвакуировал Италию, он угрожал вернуться более ужасным и неумолимым, если его невеста, принцесса Гонория, не будет доставлена ​​его послам….Тем не менее, тем временем Аттила облегчил свое нежное беспокойство, добавив красивую служанку по имени Ильдико в список своих бесчисленных жен. Их брак был отмечен с варварской пышностью и праздником в его деревянном дворце за Дунаем; и монарх, угнетенный вином и сном, поздно вечером удалился с пиршества на брачное ложе. Его слуги продолжали уважать его удовольствия или его покой большую часть следующего дня, пока необычная тишина не встревожила их страхи и подозрения; и, после попытки разбудить Аттилу громкими и повторяющимися криками, они наконец ворвались в королевские покои.Они нашли дрожащую невесту сидящей у кровати, пряча лицо вуалью…. Король… скончался ночью. Внезапно разорвалась артерия; и когда Аттила лежал на спине, он задохнулся от потока крови, которая вместо того, чтобы найти проход через его ноздри, срыгнула в легкие и желудок.

    Король, короче, утонул в своей собственной крови. Он, добавляет Гиббон, был «прославлен в своей жизни, непобедим в смерти, был отцом своего народа, бичом своих врагов и ужасом мира».Гунны похоронили его в тройном гробу - железная внешность, скрывающая внутреннюю серебряную шкатулку, которая, в свою очередь, маскировала один из золота, - и сделали это тайно ночью, убивая заключенных, которых они заставили копать его могилу, чтобы она могла никогда не быть обнаруженным.

    Люди Аттилы больше не угрожали Риму, и они знали, что потеряли. Гиббон ​​говорит об этом лучше всего: «Варвары отрезали часть своих волос, изрезали лица неприличными ранами и оплакивали своего доблестного лидера, как он того заслуживал.Не женскими слезами, а кровью воинов ».

    Источники

    Майкл Д. Блоджетт. Аттила, Flagellum Dei? Гунны и римляне, конфликты и сотрудничество в позднем античном мире . Неопубликованная докторская диссертация, Калифорнийский университет в Санта-Барбаре, 2007 г .; Эдвард Кризи. Пятнадцать решающих битв западного мира, от Марафона до Ватерлоо. Нью-Йорк: Харпер и братья, 1851; Эдвард Гиббон. История упадка и падения Римской империи .Базель, JJ Tourneisen, 1787; Адриан Голдсуорси. Падение Запада: смерть римской сверхдержавы . Лондон: Вайденфельд и Николсон, 2009; Кристофер Келли. Конец Империи: Аттила Гунн и падение Рима e. Нью-Йорк: WW Norton, 2010; Джон Ман. Аттила Гунн: вождь варваров и падение Рима . Лондон: Бантам, 2006; Денис Синор, Кембриджская история ранней Внутренней Азии . Кембридж: CUP, 2004.

    Аттила Гунн: Биография «Бич Бога»

    Аттила был королем гуннов, нехристианского народа, жившего на Великой Венгерской равнине в пятом веке нашей эры.D. В период своего расцвета Гуннская империя простиралась по всей Центральной Европе. Римляне считали гуннов варварами, и под властью Аттилы гунны разграбили и разрушили многие римские города.

    Его дата рождения неизвестна, но он умер в 453 году нашей эры в первую брачную ночь (он практиковал многоженство и имел несколько жен). Была ли его смерть естественной или он был убит своей новой женой Ильдико, все еще остается предметом споров. К тому времени, когда он умер, нехристианин Аттила стал известен как «бич божий», и его смерть приветствовали все, что осталось от Римской империи.

    Хотя его имя стало синонимом завоеваний и разрушений, внимательный взгляд на исторические записи открывает более сложную картину. Хотя он отвечал за разрушение римских городов, в какой-то момент он был союзником западной половины Римской империи, помогая им бороться с другими «варварскими» группами, включая бургундов и готов. Римская империя распалась на две части еще при его жизни, причем западная половина контролировала немногим больше, чем Италию и часть Франции.

    Кроме того, в то время как его народ накопил невероятное количество добычи и шантажировал восточную половину Римской империи тысячами фунтов золота, сам Аттила жил относительно просто.Римский дипломат Приск посетил банкет с Аттилой и написал, что «для нас и гостей-варваров была приготовлена ​​роскошная трапеза на серебряной тарелке, но Аттила ел только мясо на деревянных траншеекопателях» (перевод Дж. Б. Бери через веб-сайт Джорджтаунского университета).

    «Во всем остальном он тоже проявлял сдержанность; чаша его была деревянная, а гостям были вручены кубки из золота и серебра. Его платье тоже было довольно простым, только чтобы выглядеть чистым.Его ботинки, меч и уздечка коня также не были украшены.

    Кроме того, Аттила не верил, что пути гуннов могут сохраняться вечно. Приск сказал, что Аттила был в подавленном настроении на банкете, и единственным человеком, которым он был доволен, был его младший сын Эрнас. Когда Приск спросил, почему, ему ответили, что «пророки предупреждали Аттилу, что его раса падет, но будет восстановлена ​​этим мальчиком (Эрнас)».

    Гуннская империя простиралась по Европе от Черного моря до современной Франции.(Изображение предоставлено: общественное достояние.)

    Приход к власти

    Аттила был сыном Мундзука и неизвестной матери. Родившись в королевской семье, он и его брат Бледа жили относительно привилегированной жизнью, но все же должны были изучить традиционные обычаи гуннов, кочевого племени, которое мигрировало в Европу из Центральной Азии в 370 году нашей эры.

    «Вместе они их учили стрельбе из лука, борьбе с мечом и лассо, а также верховой езде и уходу за лошадью », - пишет профессор Кембриджского университета Кристофер Келли в своей книге« Гунн Аттила »(The Bodley Head, 2008).В какой-то момент он научился вести осадную войну, возможно, у римских военнопленных. Это была техника, которая окажется незаменимой в его кампаниях.

    Мы мало знаем о религиозных убеждениях Аттилы; однако он действительно верил в пророчество. Говорят также, что он воспринял открытие пастухом хорошо обработанного меча как знак того, что он имеет право вести войну.

    Два брата начали править совместно в 434 году нашей эры, когда умер их дядя, царь гуннов Руа.Руа вел кампанию против восточной половины Римской империи, пытаясь уничтожить диссидентские племена, бежавшие от правления гуннов.

    После его смерти два брата сосредоточились на консолидации империи гуннов, которая простиралась на большей части центральной Европы. В то время как гунны составляли ядро ​​этой империи, записи показывают, что они контролировали другие группы, такие как те диссиденты, которых Руа пытался выследить.

    Первой крупной военной акцией, которую начали два брата, было нападение на бургундцев, базирующихся во Франции, что они сделали в союзе с Западной Римской империей и их главнокомандующим Аэцием, получившим свое положение с помощью Гунны.Нападение на бургундов было успешным, и в 437 году нашей эры они вырезали их, уничтожив «корни и ветви», - писал Проспер Аквитанский в 450-х годах.

    Опять же, вместе с Западной Римской империей, они напали на готов, но на этот раз потерпели поражение в городе Тулуза. Поражение вынудило гуннов отвести большую часть своих сил за Дунай, чтобы зализать свои раны. Они заключили мирное соглашение с восточной половиной Римской империи, согласно которому Аттила и Бледа получали лично 700 фунтов золота в год, отмечает Келли.

    «Гунны в битве при Шалоне» из популярной истории Франции с древнейших времен, том I из VI. Иллюстрация А. Де Невиля (1836–1885). (Изображение предоставлено: общественное достояние)

    Войны с Восточной Римской империей

    Семьсот фунтов золота в год - это большие деньги, но, очевидно, они недолго удовлетворяли их. Келли отмечает, что в 441 году нашей эры, когда Восточная Римская империя послала армию на Сицилию и Северную Африку для борьбы с группой под названием Вандалы, два брата воспользовались ситуацией, чтобы начать серию атак через реку Дунай в Восточную Римскую империю. Империя.

    Они двигались стремительно, их первой целью был город Констанция. «В многолюдный рыночный день гунны нанесли удар без предупреждения, легко взяв город в тщательно скоординированной атаке на его римский гарнизон», - пишет Келли.

    Поскольку многие из лучших войск Восточной Римской империи вели кампании против вандалов, гуннов невозможно было остановить, и Аттила и Бледа неистовствовали на Балканах, игнорируя попытки мира, предложенные императором Феодосием II. В конце концов, император отозвал свои войска из Сицилии, и Аттила и Бледа завершили этот день, отправившись обратно за Дунай с огромным количеством добычи.

    В 445 году нашей эры Аттила убил Бледу, что позволило ему стать единоличным правителем гуннов. Келли отмечает, что мы не знаем, как это произошло.

    Аттила не покончил с Восточной Римской империей. В 446 году нашей эры, после того как Феодосий II отказался платить ему золото, он начал новую кампанию против них. Спустя всего несколько месяцев землетрясение обрушилось на Константинополь, столицу империи, вынудив жителей поспешно восстанавливать его стены.

    Землетрясение вынудило Восточную Римскую империю сделать все возможное, чтобы удержать гуннов подальше от столицы.«Солдаты и города неоднократно приносились в жертву для спасения Константинополя», - пишет Келли, отмечая, что Аттила никогда не нападал на саму столицу. Историк шестого века Марцеллин писал, что гунны «нападали и грабили форты и города, разрывая почти всю территорию, окружающую столицу» (перевод из книги Келли).

    Келли отмечает, что Феодосий II был вынужден согласиться на мирный договор, по которому он давал Аттиле 2100 фунтов золота в год. Ошеломляющая сумма, но, как отмечает Келли, восточная империя могла себе позволить.Он также отмечает, что для Феодосия платить Аттиле было дешевле, чем сражаться против него.

    Рафаэль (1483-1520) написал «Встречу Льва Великого и Аттилы». Согласно легенде, чудесное явление Святых Петра и Павла, вооруженных мечами, во время встречи Папы Льва Великого и Аттилы в 452 г. н.э. убедило царя гуннов не вторгаться в Италию. (Изображение предоставлено: общественное достояние.)

    Мольба принцессы

    Серия событий заставила Аттилу обратить свое внимание на запад, в сторону Франции.В 450 году нашей эры принцесса Гонория, сестра западного римского императора Валентиниана III, обратилась за помощью к Аттиле. Келли отмечает, что она была амбициозной женщиной, которую император пытался выдать замуж за не амбициозного человека, который держал ее подальше от западной римской столицы Равенны.

    Она послала слугу по имени Гиацинт к Аттиле с предложением дать ему золото, если он вмешается от ее имени. Он также послал Аттиле кольцо, которое он неверно истолковал как знак того, что она хотела выйти за него замуж.Он отправил обратно серию сообщений, в которых предлагал сделать ее одной из своих жен и требовал, чтобы она стала соправительницей Западной Римской империи.

    Гонория не хотела выходить замуж за Аттилу и, в конце концов, вышла замуж за жениха, которого изначально выбрал император. Аттила все еще требовал ее руки и сердца, но император отказался. Аттила, в свою очередь, пригрозил выгнать императора из его собственного дворца и двинулся на Францию.

    На этот раз Аттила собирался попробовать собственное лекарство.Валентиниан III обратился к Аэцию, который много времени провел с гуннами, чтобы тот возглавил римские войска. Он также заключил союз с вестготами, которые ненавидели Аттилу так же сильно, как и римляне. Другие «варварские» группы во Франции также присоединились к римской стороне.

    Две армии столкнулись на северо-востоке Франции в ходе так называемой битвы на Каталаунских равнинах (также называемой битвой при Шалоне). «План атаки Аттилы был довольно прост и заключался в том, чтобы поставить самих гуннов в середину боевой линии и направиться так же быстро и прямо через поле битвы, а затем разорвать центр вражеской армии», - сказал историк Виктор. Дэвис Хэнсон в документальном фильме 2004 года History Channel.Именно здесь линия римской коалиции была самой слабой.

    «Они сражались до тех пор, пока не перестали видеть друг друга, а затем битва продолжилась во тьме, это была одна из этих бесконечных битв», - сказал Томас Бернс, профессор Университета Эмори, в том же документальном фильме.

    В конце концов, римская линия устояла. Говорят, что Аттила был настолько разъярен исходом, что он «кричал, кричал, он показал свою мужественность, свое бесстрашие, а затем он фактически создал погребальный костер и пригрозил принести себя в жертву.Он так мало ценил свою жизнь и так дорожил своей репутацией, что умер бы непобежденным », - сказал Хэнсон. Но в конце концов Аттила отступил, направив свою армию обратно в Центральную Европу.

    В 452 году нашей эры он вошел в северную Италию, вынудив Валентиниана III бежать в Рим. Проведя время в разграблении и разрушении городов в северной Италии, Аттила встретил Папу Льва I в качестве эмиссара. Мы не знаем, что именно произошло на встрече (Келли отмечает, что свидетельства очевидцев не сохранились), но Аттила решил отступить, забрав свои войска и добычу обратно в Центральную Европу.Келли отмечает, что Восточная Римская империя начала наступление за Дунаем на территорию гуннов, и Аттила, возможно, был обеспокоен чрезмерным расширением своих сил.

    Смерть Аттилы

    В следующем году, после большого пира, Аттила был найден мертвым в первую брачную ночь. Его невестой была Ильдико, внешне более молодая и довольно красивая женщина, она была одной из нескольких жен Аттилы одновременно.

    Убила ли Аттила невеста или он умер естественной смертью - вопрос споров.Писатель шестого века Джорданес, который использовал Приска в качестве источника, сказал, что он умер якобы естественной смертью от кровоизлияния после обильного пира. Верно ли это - загадка.

    «Он предался чрезмерной радости на своей свадьбе, и, когда он лежал на спине, тяжелый от вина и сна, прилив лишней крови, которая обычно текла бы из его носа, смертельно текла по его телу. горло и убил его, так как это было затруднено в обычных проходах », - написал Джорданес (перевод Чарльза Миерова с веб-сайта Университета Калгари).«Так пьянство положило позорный конец королю, прославившемуся на войне».

    Аттила был похоронен в тройном гробу из золота, серебра и железа, и люди, которые готовили его гробницу, предположительно были убиты, чтобы ее местонахождение осталось неизвестным. Действительно, по сей день гробница Аттилы все еще потеряна. Возможно, он был разграблен в древности, и в этом случае его никогда не найдут.

    После его смерти его империя распалась, его сыновья сражались друг с другом, и западная половина Римской империи также пала через несколько десятилетий.Часть пророчества, которого боялся Аттила, о том, что его королевство рухнет, сбылась.

    - Оуэн Джарус

    Аттила Гунн - Удивительная библейская хронология всемирной истории

    Гунн Аттила был человеком, которого позже назовут «бичом Бога» из-за его крайней жестокости. Он записан на библейской временной шкале всемирной истории между 434 и 453 годами нашей эры. Аттила родился в Паннонии (современный Задунайский край в Венгрии). Паннония в то время была передана римским императором гуннам.Это была резиденция недолговечной гуннской империи, которой правил Аттила. В своей книге «Гетика» («Происхождение или дела готов») готский бюрократ и историк Джорданес заявил, что Аттила был сыном человека по имени Мундиуч (Mundzuk) от неназванной женщины. У него был старший брат по имени Бледа (Буда), и он был племянником гуннских братьев-правителей по имени Ругила (или Руга) и Октара. Джордан описал его как невысокого мужчину с широкой грудью, большой головой, маленькими глазами и тонкой бородой; действительно, было ясно, что готский историк трепетал перед Аттилой, и он описал военачальника как «человека, рожденного в этот мир, чтобы потрясти народы, бич всех земель, который каким-то образом напугал все человечество ужасными слухами, распространяемыми за границу в отношении него.Он был высокомерен в походке, закатывая глаза то туда, то сюда, так что сила его гордого духа проявлялась в движениях его тела. Он действительно был сторонником войны, но сдержанным в действиях, могущественным в совете, снисходительным к просителям и снисходительным к тем, кто когда-то был принят под его защиту ».

    [Продолжение статьи после сообщения авторов]

    Эти статьи написаны издателями журнала The Amazing Bible Timeline
    Быстро узнайте 6000 лет Библии и всемирной истории вместе

    Уникальный круговой формат - смотрите больше на меньшем пространстве.
    Узнайте факты , которые невозможно узнать, просто прочитав Библию
    Привлекательный дизайн идеально подходит для вашего дома, офиса, церкви…

    Ограниченное по времени предложение! Узнайте больше прямо сейчас! >

    Гунны, как и другие степные кочевники, славились отличным верхом. Ходили слухи, что их научили ездить на лошади еще до того, как они научились ходить. Они также научились стрельбе из лука, а также владению оружием, таким как меч и скифский топор.Вся подготовка гуннов к войне была получена Аттилой, а также его братом. Он будет использовать их с полной эффективностью и безжалостностью против римлян и других врагов.

    Одна империя, два короля

    Аттила говорил на латыни и готском, так как это были языки торговли и переговоров в то время. К тому времени, как мальчики выросли, частые войны между римлянами, гуннами и готами стали очень разрушительными. Когда их дядя Руга умер, королевская власть перешла к Бледе и Аттиле, и римские правители были вынуждены подписать Маргийский договор в 439 году нашей эры, чтобы помешать братьям возглавить новое вторжение на римскую территорию.Договор также требовал, чтобы Рим возвратил всех беженцев-гуннов, которые бежали на римскую территорию, соглашение о справедливой торговле и ежегодную дань. Более того, Риму было запрещено заключать какие-либо договоры с врагами гуннов.

    Аттила Гунн

    Этот договор дал римлянам передышку от постоянной угрозы со стороны гуннов. Они сосредоточились на защите своих территорий от вторжения вандалов и Империи Сасанидов. Она была прорвана много лет спустя, когда Аттила и Бледа решили, что в войне можно выиграть больше, чем в мире.Хитрые братья утверждали, что Рим не соблюдает договор и не возвращает им всех гуннских беженцев. Они также утверждали, что епископ осквернил могилы гуннов. Аттила потребовал, чтобы упомянутого епископа прислали к нему для наказания. Поскольку доказательств преступлений не было, римский посланник отказался выдать епископа.

    В 441 году нашей эры братья возглавили крупномасштабное вторжение на римские территории. Гунны во главе с Аттилой и Бледой вторглись в Иллирик, Маргус (город был предан епископом, который осквернил могилы гуннов, и сам открыл ворота захватчикам), Найсс и другие города, находившиеся недалеко от столицы Восточной Римской империи. Константинополя.Чтобы защитить свои территории от дальнейшего разрушения, Валентиниан III из Западной Римской империи и Феодосий II из Восточной Римской империи заплатили гуннам тяжелую дань. Аттила и Бледа согласились уйти, но ненадолго.

    Вторжение в Балканские провинции

    Некоторое время спустя Аттила стал единоличным правителем гуннов. Ходили слухи, что он стал единственным королем после того, как убил Бледу. Аттила оказался более чем способным лидером без Бледы. Он объединил гуннов под своим руководством и возглавил вторжение в балканские провинции где-то между 446 и 447 годами нашей эры.Это закончилось крупномасштабным разрушением городов, включая Маркианополь, Иллирик, Мезию, Фракию и Скифию. Гунны были настолько беспощадны в своих атаках, что приблизились и стали угрожать самому Константинополю. Это заставило императора Феодосия заключить новый договор с Аттилой в 448 году нашей эры и заплатить огромную дань, чтобы предотвратить дальнейшие вторжения.

    Гонория: неудачное свадебное предложение

    Гонория, сестра императора Валентиниана, отправила Аттиле письмо в 450 году нашей эры вместе со своим обручальным кольцом.Она хотела избежать брака, устроенного ее братом, с мужчиной, за которого не хотела выходить замуж. Аттила воспринял это как предложение руки и сердца Гонории. Польщенный, он отправил обратно сообщение и потребовал приданое в размере половины Западной Римской Империи; однако Валентиниан по понятным причинам рассердился на свою сестру. Он послал Аттиле сообщение, чтобы тот забрал предложение руки и сердца Гонории.

    Вторжение в Галлию

    Гунны во главе с Аттилой вторглись в Галлию в 451 году нашей эры и разграбили Галлию Бельгику (современная Бельгия), а также города Трир в Германии и Мец во Франции.Буйство продолжалось до тех пор, пока объединенные войска вестготов во главе с королем Теодориком (который был убит в битве) и римлянами (во главе с генералом Аэтием) не остановили гуннов в битве при Шалоне (Каталаунские равнины). Результат войны был нерешительным, и гунны вернулись домой вскоре после того, как было достигнуто соглашение.

    Вторжение в Италию и смерть

    Казалось, Аттила еще не закончил и нуждался даже в малейшей причине для вторжения в Западную Римскую империю. Он вспомнил предложение руки и сердца Гонории и в 452 году нашей эры вторгся в Италию, чтобы «потребовать» свою невесту.Он разрушил города, приближаясь к Риму, и жестоко разграбил город Аквилею. Когда люди услышали, что Аттила и его войска собираются вторгнуться, они бежали в болотистые районы северной Италии, в то, что сейчас является Венецией, и надеялись, что Аттила обойдет их стороной (игра окупилась, и их пощадили).

    Аттила и его воины остановились на берегу реки По, вероятно, из-за голода, отсутствия припасов, суеверий (Аларих I, король вестготов, умер после осады Рима) или переговоров с Папой Львом, который прислал Валентиниан.Он и его войска вернулись в Венгрию, где взял с собой более молодую жену по имени Ильдико. Согласно легенде, Аттила умер в первую брачную ночь после сильного кровотечения из носа, от которого он задохнулся.

    Эти статьи написаны издателями журнала The Amazing Bible Timeline with World History . Быстро узнайте вместе более 6000 лет Библии и всемирной истории
    • Уникальный круговой формат - более 1000 ссылок на этот замечательный компаньон для изучения у вас под рукой
    • Откройте для себя интересные факты - Библейские события со ссылками на Священные Писания, расположенные рядом с всемирной историей, демонстрируют забавные хронологические взаимосвязи
    • Привлекательный, простой в использовании дизайн - Люди остановятся, чтобы посмотреть и поговорить об этом красиво оформленном плакате временной шкалы истории Иисуса, который идеально подходит для вашего дома, офиса или церкви...
    • Щелкните здесь, чтобы узнать больше об этом уникальном и увлекательном инструменте для изучения Библии!

    Аттила Гунн: Кто был «бичом божьим», терроризировавшим римлян?

    Рожденные в гуннской аристократии в начале пятого века, Аттила и его старший брат Бледа были племянниками короля Ругилы. Гунны были кочевым скотоводческим обществом, которое с четвертого века нашей эры мигрировало на запад в сторону Римской империи. Повзрослев, Бледа и Аттила научились бы ездить верхом почти сразу, как только научились ходить.Их также готовили к стрельбе из луков, поскольку гунны были известны своей способностью стрелять стрелами с большой точностью верхом в бою. Конечно, было известно, что у него было много жен, многоженство помогло объединить гуннские кланы.

    Когда король Ругила умер в 434 году, его наследовали его племянники. Мы не знаем, как ладили Бледа и Аттила, но, похоже, они, по крайней мере, терпели друг друга и успешно правили вместе более десяти лет. Однако в 445 году Бледа умер. Некоторые намекали на причастность Аттилы, и, хотя прямых доказательств нет, отправка его брата в стремлении к власти определенно соответствовала бы тому, что мы позже знаем о его характере.

    Как он заработал свою устрашающую репутацию?

    Аттила - одна из самых известных личностей в истории: жуткий человек, «бич Бога», олицетворение жестокости, самый мерзкий из варваров, раздиравших плоть разлагающейся Римской империи в середине пятого века нашей эры. Однако, учитывая то, чего он добился, трудно понять, почему, - говорит Джон Мэн. Его империя была на пике всего восемь лет, никогда не включала более нескольких акров римской земли и исчезла сразу после его смерти в 453 году.В конце концов, он потерпел неудачу. Так почему его устрашающая репутация?

    Частично ответ кроется в самом возвышении Аттилы. Гунны возникли из безвестности в степях Средней Азии в четвертом веке. Возможно, их предки были народом, называемым хунну, или хун-ну по-монгольски, и правили значительной империей в Монголии в течение 300 лет, пока Китай не расколол их во втором веке нашей эры. Если хунны были хунну, они, кажется, забыли о своей былой славе, двигаясь на запад.Впервые они привлекли внимание греков примерно в 375 году как кочевники-пастухи и знатоки конной стрельбы из лука, способные стрелять с необычайной точностью и мощью на полном скаку. В 378 году они присоединились к готовам, чтобы уничтожить римскую армию в Адрианополе (современный Эдирне в Турции).

    Дни славы Рима уже остались в прошлом. В течение столетия империя разваливалась. Две его половины, западная и восточная, латинская и греческая, все больше расходились с тех пор, как Константин основал Константинополь - «Новый Рим» - в 330 году.Раскол усилился после того, как каждая половина приобрела своего императора в 364 году. Узы семьи и истории были недостаточны, чтобы защитить разделенную империю от угрозы германских племен, нападающих из-за Рейна и Дуная. Эта варварская угроза усилилась, когда гунны с очень разными турецкими корнями вышли на территорию современной Украины. Благодаря своим навыкам они попали в современную Венгрию, где в свое время Аттила убил своего соправителя и брата Бледу, чтобы захватить единоличную власть в 444 или 445 годах. Вскоре другие племена были приняты в качестве союзников, что позволило Аттиле развернуть силы, подобные ему. которого никто никогда раньше не видел, его конные воины были усилены пехотой и осадными машинами.

    Хронология Аттилы Гунна

    378
    Гунны принимают участие в битве при Адрианополе, в которой готы побеждают римлян. Вскоре после этого гунны переходят Карпаты в Венгрию

    395
    Гунны совершают набеги на Восточную Римскую империю через Кавказ, разрушая города в Сирии и Турции

    c400
    Гунны доминируют на большей части Венгрии и Румынии. Рождение Аттилы

    c435
    Смерть царя гуннов Руги, дяди Аттилы.Аттила становится совместным правителем со своим братом Бледой

    444 или 445
    Аттила убивает Бледу и становится единоличным правителем, создав постоянную базу возле сегодняшнего Сегеда, на реке Тиса на юге Венгрии

    440–41
    Первая Балканская кампания Аттилы , совершив набег на Паннонию и Мезию, захватив несколько городов в районе Дуная, включая Сингидунум (современный Белград)

    447
    Вторая Балканская кампания Аттилы. Землетрясение повреждает стены Константинополя.Гунны осаждают и захватывают Найсс и многие другие города и (вероятно) продвигаются к Константинополю, чтобы обнаружить, что стены отремонтированы. Император Феодосий требует мира, соглашается на ежегодную дань гуннам в размере 2100 фунтов золота

    449
    Приск сопровождает посольство из Константинополя в штаб-квартиру Аттилы. В состав посланника входят потенциальные убийцы. Аттила срывает заговор

    451
    Аттила продвигается вверх по Дунаю к Рейну, идет вдоль Мозеля и вторгается в Галлию.Его продвижение остановлено Аэцием в Орлеане. Он отступает, терпит поражение от Аэция в битве на Каталаунских равнинах, но ему разрешено бежать

    452
    Аттила вторгается в северную Италию. Он берет Аквилею и продвигается по долине реки По. Голод и болезни заставляют отступить

    453
    Смерть Аттилы

    454
    Империя гуннов рушится. Император Западной Римской империи Валентиниан убивает популярного военачальника Аэция

    Насколько велика была его империя?

    К середине пятого века Аттила создал империю, которая простиралась от Балтики до Балкан, от Рейна до Черного моря.Затем из своей штаб-квартиры на юге Венгрии он нанес глубокие удары по восточным и западным частям Рима в четырех крупных и нескольких второстепенных кампаниях. Воины-гунны, которые пересекли Балканы по пути в Константинополь в 441 году, могли поить своих лошадей в Луаре в 451 году, а затем в следующем году купаться в По.

    В действительности, однако, эта огромная «империя» была не более чем рыхлой коалицией племен, связанных гением и военным мастерством Аттилы, - говорит Майлз Рассел.Приск, посланник, посланный из Константинополя ко двору Аттилы, встретился лицом к лицу с королем и заметил, что «он был очень мудрым советником, милосердным к тем, кто его стремился, и верным тем, кого он принял в друзья». Фактически, он мог быть настолько щедрым по отношению к своим сторонникам, что, как заметил Приск, многие считали жизнь с гуннами лучше, чем в Римской империи; коррупция, несправедливость и налогообложение - все это неизвестно. Пока был жив Аттила, его империя вела успешный бизнес.

    Гунны вскоре обнаружили, что у Римской империи можно было вымогать большие суммы денег просто из-за угроз, как прямых, так и подразумеваемых.В течение 420-х и 30-х годов император Восточной Римской империи Феодосий II платил гуннам 350 фунтов золота в год только за то, чтобы они держались подальше. К 442 году это увеличилось до 1000 фунтов. Когда в 447 году Феодосий отказался платить, Аттила вывел армию прямо на Балканы и начал сжигать города. Феодосий быстро капитулировал, немедленно согласившись погасить задолженность и возобновить выплаты, Аттила увеличил годовую сумму до 2100 фунтов золота. Очевидно, гуннский король не был человеком, которому нужно было переступить порог.

    Помня о влиянии, которое римская роскошь могла оказать на его народ, Аттила жестко контролировал все передвижения через границу.Он постановил, что ни один гунн не может поселиться в римском мире или служить в его армии, а все «дезертиры» будут возвращены ему для наказания подчиненным римским государством. Поручая императору Феодосию создать нейтральную зону вдоль границы, Аттила смог ограничить любые формы прямых контактов, этот ранний «железный занавес» установил культурный апартеид между римлянами и гуннами. Теперь римские послы должны были прибыть прямо в столицу Аттилы в Маргусе (Пожаревац, недалеко от Белграда), чтобы договориться о договорах и заплатить деньги за защиту.

    Приск, который дает свидетельство очевидца жизни внутри двора Аттилы, отмечает, что после нескольких дней ожидания послы были приглашены на банкет в большом зале. Здесь Аттила, одетый просто и без украшений, сидел на возвышении во главе компании. По словам Приска, все гости получили «роскошную трапезу на серебряной тарелке», но Аттила, всегда осознавая театральный характер праздника, «ел только мясо на деревянном траншеекопателе». Его чаша тоже была деревянной, а посетители пили из золотых кубков.

    Картина, изображающая Аттилу Гунна, вторгающегося в Рим и наблюдаемого небесными фигурами. (Фото Hulton Archive / Getty Images)

    Насколько он был властолюбив?

    Из нескольких фактов, которые можно установить, ясно одно - мы имеем дело с удивительной личностью, поражающей воображение, - говорит Джон Мэн. Движимый чрезмерными амбициями и пристрастием к добыче, Аттила сделал гораздо больше, чем когда-либо мог. Его амбиции заставляли его рисковать всем, несмотря на превосходящие возможности.В 447 году он был у высоких и совершенно неприступных стен Константинополя, возможно, надеясь воспользоваться ущербом, нанесенным недавним землетрясением. Слишком поздно: к тому времени, как он перебрался через Балканы, стены уже отремонтировали.

    Данные свидетельствуют о том, что амбиции Аттилы были не просто личными. Это была политическая необходимость. Чтобы его беспокойные вожди были счастливы, ему требовалась добыча. Сначала это означало рейды; затем война; и, наконец, по мере роста его империи - крупномасштабные завоевания.

    Но завоевание принесет проблемы иного порядка.Аттиле нужно будет изучить искусство управления, такое как ведение документации, налогообложение и администрирование. Если он коренным образом не изменит культуру своего народа, не построит города и не присоединится к западному миру, его империя никогда не будет защищена от угрозы войны и возможного поражения. Аттила нанимал секретарей и посланников, чтобы играть в политику, но, будучи неграмотным военачальником варваров, он не мог мыслить оседлой жизни. Это была дилемма, которую Чингисхан решил 800 лет спустя, но не Аттила.Его единственным ответом была война и еще одна война. Итак, в 450 году он задумал повернуть на запад. Ничто не обнаруживало его пристрастия к войне больше, чем удивительное то, как он это оправдывал.

    История касается Гонории, сестры императора Валентиниана III, оба из которых жили при дворе в Равенне. Гонория была амбициозной молодой женщиной, ревновавшей к своему брату, с собственными квартирами и окружением, но без реальной власти. Наскучив своей богатой жизни, у нее был роман со своим камергером Евгением.

    Дело было раскрыто, Евгений казнен, а Гонория обручена с богатым консулом. В своей книге «Упадок и падение Римской империи » Гиббон ​​изображает Гонорию в виде головокружительного подростка. На самом деле она была интриганкой тридцати с небольшим лет. Кипящая от ярости, она решила отомстить своему брату и взять власть себе. Зная, что у Аттилы были планы вторжения в Галлию, она отправила к Аттиле верного евнуха Гиацинта с просьбой спасти ее от омерзительного брака, пообещав деньги.Гиацинт носил ее кольцо в знак добросовестности, подразумевая, что она желает стать женой Аттилы. Действия Гонории были раскрыты. По возвращении Гиацинт был обезглавлен.

    Кем были гунны?

    Гунны, вероятно, происходившие из Монголии, представляли ужасную перспективу для Рима. Большинство мигрантов-варваров желали еды, земли и территориальной безопасности, путешествуя большими медленно передвигающимися группами. Гунны отличались высокой мобильностью, а для римлян, мало имевших контактов с азиатской степью, что было необычно. Хуже того, с римской точки зрения, они были безжалостно язычниками, не проявляя особого желания оседать и вести себя.

    Преимущественно христианское общество Рима рассматривало гуннов со смесью ужаса и восхищения. Римский историк Иордан описал их как «маленьких, мерзких, истощенных существ, обладающих лишь тенью речи; чудовища с лицами, сделанными из бесформенных кусков плоти », в то время как Аммиан Марцеллин отмечал, что они всегда были ненадежными и непредсказуемыми. Аммиан заметил, что всю жизнь верхом на лошади они обладали лишь элементарными кулинарными навыками, ели корни или мясо животных, «которое они согревали, помещая его между своими бедрами и спинами лошадей».

    Одна очевидная истина, которую записывает Аммиан, заключалась в том, что гунны были «чрезмерно жадными до золота». Расположенные на северной окраине римского мира, они представляли непосредственную опасность, поскольку могли вымогать большое количество драгоценного металла у своих средиземноморских соседей.

    Римская империя V века разделилась на две части. На востоке из Константинополя (ныне Стамбул) правил император, в то время как Запад, территория, сильно пострадавшая от вторжения и гражданской войны, номинально контролировалась императором, базировавшимся в северной Италии.Теоретически оба лидера работали вместе на благо Империи; в действительности, однако, отношения были натянутыми, разделение было не столько дружеским разводом, сколько болезненным и болезненным разводом. Разрозненная Империя сыграла на руку гуннам, поскольку разделенный Рим означал, что ни один противник не был достаточно силен, чтобы противостоять им.

    Что случилось потом?

    Тем временем Аттила готовился к вторжению. Ему нужно было действовать быстро, чтобы предотвратить нападение из Константинополя, и он нашел прекрасное оправдание в безумном предложении Гонории.Он послал Валентиниану серию сообщений с все более дикими требованиями: сделать Гонорию соправителем, - говорится в одном сообщении; второй приказал Валентиниану отдать половину своей империи в приданое Гонории; третий посланник произнес оскорбительные слова: «Мой господин приказал тебе через меня подготовить для него свой дворец». Валентиниан отклонил эти требования, и Аттила получил оправдание.

    Весной 451 года нашей эры Аттила переправился через Рейн во главе огромной армии. Причины этого внезапного изменения стратегии - от вымогательства до военного вмешательства - неясны.Возможно, для того, чтобы остаться у власти, ему потребовалась серьезная демонстрация силы. С другой стороны, возможно, он чувствовал, что Западная Римская империя просто не оказала ему достаточно уважения (или золота). История говорит нам, что катализатором послужило письмо от Гонории (подробно описанное выше). Какой бы ни была истинная причина, гунны теперь находились внутри Империи, сжигая, грабя и убивая большое количество мирных жителей.

    Он прошел две трети пути через Францию, возможно, намереваясь разрезать Галлию пополам, когда объединенные римско-вестготские войска остановили его в Орлеане.К тому времени армия Аттилы была слишком перенапряжена, чтобы сражаться. Он отступал, пока не был вынужден дать бой на Каталаунских равнинах, огромных открытых пространствах, лежащих между Шалоном и Труа.

    Утром 20 июня 451 года обе стороны столкнулись на Каталаунских равнинах, недалеко от Труа, на северо-востоке Франции. Более 160 000 человек погибли с обеих сторон. Римский историк Джорданес отметил, что поля «были завалены трупами», а реки «залиты кровью». Было близко, но гунны были разбиты.

    Гунны под своим предводителем Аттилой в битве с римлянами под командованием Аэция 20 июня 451 г. (Фото Hulton Archive / Getty Images)

    Здесь Аттила готовился сжечь себя на костре из деревянных седел, когда его противник, великий римский полководец Аэций, позволил ему уйти. Почему? Возможно, потому, что он чувствовал, что гунны могут оказаться для него полезными, - говорит Майлз Рассел. Возможно, он просто позволял уважаемому противнику отступить с неприкосновенностью чести. Аэций провел свою юность в заложниках у гуннов и вырос с Аттилой.Хотя двое мужчин были на противоположных сторонах, очевидно, они очень уважали друг друга. Другая возможность, говорит Джон Ман, заключается в том, что Аэций опасался, что падение Аттилы будет означать возрождение вестготов, старых врагов Рима, а теперь и их нынешнего союзника, поэтому он избавился от них обоих, вестготов, вернувшихся на свою родину на юго-западе Франции. Аттила в Венгрию.

    Какова бы ни была причина, разрешение Аттиле на свободу в конечном итоге обернулось бы дорогостоящей ошибкой. Аттила не мог удовлетвориться этой удачей, потому что у него не было денег, чтобы его войска были довольны.В следующем году Аттила вернулся с еще большей армией, на этот раз нанеся удар вглубь северной Италии, нацелившись на сам Рим. В конце концов, захватив дюжину городов в долине реки По, гунны были остановлены болезнями и голодом, а не военным поражением, и в последний раз вернулись в Венгрию.

    Отступление Аттилы из Италии

    После разрушения Аквилеи западный император Валентиниан отправил послов к Аттиле в надежде обсудить условия. Среди послов был Лев, епископ Рима.Мы не знаем, что было сказано на встрече, но когда она закончилась, гунны просто собрали вещи и уехали. Церковь объявила это «Великим чудом», Рим, спасенный словом Божьим и храбростью Льва, его представителя на Земле, и увековечил его на картине Рафаэля. Здесь святой Лев вызывающе смотрит на Аттилу, а за ним с небес спускаются святые Петр и Павел, во всеоружии и готовые к битве. Увидев это, сатанинский Аттила отпрянул в ужасе.

    Реальность, возможно, была более приземленной.Император предложил полную и безоговорочную капитуляцию, согласившись со всеми требованиями Аттилы, пообещав ему Гонорию в качестве жены и предложив приданое золотом. Аттила, со своей стороны, вероятно, также стремился покинуть Италию, потому что не только кампания брала свое (еды было мало, а болезни изобиловали), но и его армия начинала распадаться.

    Герой Венгрии: какой национальности был Аттила-гунн?

    Венгрия была основана Арпадом, который повел свой народ мадьяр через Карпаты в 896 году.Тем не менее, глубоко в венгерской психике существует проницательное подозрение, что Арпад всего лишь отвоевал землю, которую за 450 лет до этого сделал Аттила. Об этом рассказывается в хронике 13-го века Gesta Hungarorum. К 15 веку Аттила стал чем-то вроде венгерского Карла Великого, прародителя не только Арпадов, но и величайшего короля Венгрии Матиаса Корвинуса, которого придворные считали вторым Аттилой.

    До недавнего времени в венгерских историях часто воспроизводилось псевдобиблейское генеалогическое древо, в котором Аттила породил четыре поколения потомков, которые, наконец, родили Арпада (хотя каждое из них произвело бы своего наследника в возрасте 100 лет).Для венгров он в душе был венгром, и они его чтят. Аттила - это обычное имя для мальчиков, и во многих городах его именем названы улицы.)

    Как он умер?

    Отступление из Италии стало началом конца Аттилы. В 453 году, вскоре после своего отступления из Италии, он взял новую жену, чтобы прибавить ко многим, которые у него уже были. Ее звали Ильдико, и она, вероятно, была германской принцессой. Во время брачной ночи, когда, по словам Иордана, «он предался чрезмерной радости», Аттила перенес припадок.Утром потрясенные служители нашли его мертвым, а Ильдико плакал рядом с ним под ее платком. Наш источник, Иордан, упоминает об излиянии крови, которая, очевидно, заполнила легкие короля и утопила его. Позже ходили истории о припадке пьяного, сердечном приступе, вызванном сексуальным избытком, или даже убийстве от рук Ильдико. Наиболее вероятное объяснение, говорит Джон Мэн, заключается в том, что вены в его пищеводе, увеличенные за годы питья, лопнули, но не смогли разбудить его от пьяного сна.

    Но есть альтернативная теория относительно того, как он умер. Майлз Рассел говорит: «Учитывая, что Аттила был известен своей умеренностью (по крайней мере, в отношении алкоголя), более вероятно, что он был убит».

    Смерть Аттилы лишила гуннов великого и харизматичного лидера. Через несколько лет их империя распалась. Возможно, это было не более чем жестокое, недолговечное грабительское государство, но влияние Гуннской империи на политические, религиозные и культурные институты Европы было глубоким.Встреча между Львом и Аттилой стала поворотным моментом для Западной Империи, продемонстрировав, что именно епископ Рима обладал высшей властью. Возможно, именно это закрепило статус папства и положило конец светскому господству императоров.

    Где он был похоронен?

    Захоронение Аттилы остается загадкой. В источниках упоминается, что гунны сделали что-то с тремя металлами, золотом, серебром и железом, что в конечном итоге породило легенду о том, что он был похоронен внутри тройного гроба.(Это стало популярной валютой, особенно после того, как роман Геза Гардони Человек-невидимка (1902) оживил легенду, но почти наверняка гроб был деревянным, в нем было не более нескольких личных реликвий с небольшими символическими изображениями. застежки из трех металлов.)

    И затем последовало само захоронение, тайное и проведенное «в земле», а не в кургане, и якобы убивали гробовщиков, чтобы сохранить это место в тайне. Эта часть может быть правдой, поскольку рабы могли действовать как могильщики, а затем их отправили, оставив лишь нескольких лидеров, чтобы охранять секрет.

    Осталось в секрете. Здесь нет курганов гуннов, как и традиционных королевских кладбищ, потому что гунны не проживали здесь достаточно долго. Секреты, конечно же, рождают легенды. Искатели сокровищ все еще мечтают найти могилу, полную сокровищ, и гроб из золота, серебра и железа.

    Варварский король у ворот, высокая драма, интриги, убийства и тайны: неудивительно, что Аттила остается архетипом сегодня, его тень поймана здесь Амином, а там - Саддамом. Их качества - качества Аттилы: коварные, безжалостные, пугающие, непостоянные, иногда обаятельные, они умеют находить помощников, чтобы выполнять их приказы, и никогда не справляются с теми событиями, которые они развязывают.Эту силу в нашем сознании олицетворял Аттила. Его эпитафия, о которой сообщил Приск, подводит итог. Он много грабил и «благополучно умер среди своего народа, счастливый, радующийся, без всякой боли. Итак, кто может думать об этом как о смерти, ведь никто не считает, что это требует мести? »

    Это лучшее, что его люди могут сказать о нем - что он был успешным бароном-разбойником и умер, не дав им повода убить в отместку за свою смерть. Как говорит один эксперт Отто Менхен-Хельфен, это звучит «как эпитафия американскому гангстеру».

    И он мог бы быть намного больше, - говорит Джон Мэн. С чуть большей дипломатичностью и приверженностью к управлению он мог бы захватить всю северную Европу, женить Гонорию, создать династию, правившую от Атлантики до Урала, от Альп до Балтики.

    Доктор Майлз Рассел - старший преподаватель доисторической и римской археологии в Борнмутском университете и автор 15 книг.

    Джон Ман - историк и писатель-путешественник, особенно интересующийся Монголией.Он является автором книги Аттила Гунн: Король варваров и падение Рима (Бантам, 2006)

    Эта статья объединяет две статьи, опубликованные в рождественском выпуске журнала BBC History Revealed за 2016 год и выпуске журнала BBC History Magazine за март 2005 года, написанные соответственно Майлзом Расселом и Джоном Маном.

    Атилла и гунны - Бич Бог

    Свирепые, нецивилизованные и непредсказуемые гунны были воинами-кочевниками, терроризировавшими Европу в течение целого поколения в пятом веке.Затем, после смерти своего жестокого, но харизматичного лидера Аттилы, гунны исчезли со страниц истории.

    Римляне считали гуннов полуживотными; они говорили на языке ворчаний и имели вкус к сырому мясу. Гунны не интересовались земледелием, строительством или торговлей. У них не было письменности и никакого интереса к управлению. Их талант заключался в том, чтобы нападать и грабить оседлых людей, используя страх в качестве основного оружия.

    реклама

    Гунны были скотоводами, что означает, что они пасли животных.На протяжении всей истории скотоводы были более воинственными, чем фермеры. Не имея постоянного дома, гунны не были заинтересованы в заселении земель, на которые они совершили набег. Опытные всадники, гунны, как известно, быстро нападали и преодолевали большие расстояния. Они могли появиться в одно мгновение, взять то, что хотели, и снова уехать, оставив после себя хаос и панику, когда они разрушали деревни в Азии и Европе.

    Ученые считают, что Китай построил Великую Китайскую стену, чтобы не допустить монгольских предков гуннов.Направленные на запад династией Хань в Китае, кочевой клад наводил ужас на людей на своем пути. Когда гунны продвигались к западу от Каспийского моря в Западной Азии, их жестокие набеги вынудили вестготов и другие германские племена перемещаться в пределах границ Римской империи.

    К 405 году римляне заключили союз с гуннами, заплатив дань или плату за защиту. Римляне также послали молодого человека по имени Аэций жить с воинами в знак их доброй воли.

    В течение трех лет Аэций жил с гуннами и изучал их пути.Он сблизился с Ульдиным, диким князем, который позже правил гуннами. Позже опыт Аэция с гуннами послужил ему, когда он стал самым влиятельным полководцем Западной Римской империи.

    Когда Ульдин умер, его племянник Бледа недолго правил гуннами. Бледа был убит, вероятно, от руки своего младшего брата Аттилы. Безжалостный лидер, Аттила часто пронзал тех, кто выступал против него, вонзая их тела в острые палки и бросая их на мучительную смерть, которая могла занять несколько дней.

    Аттила превратил гуннов из диких кочевников в дисциплинированную армию.Вместо того, чтобы собирать скот и корни, чтобы выжить, гунны накопили богатство, собирая дань и грабя города по всей Юго-Восточной Европе. В 435 году, когда Аттила начал военные кампании по созданию могущественной империи, он нашел необычного союзника в лице римской принцессы.

    реклама

    Онория была старшей сестрой императора Валентиниана. Когда она забеременела ребенком слуги, Валентиниан приказал своей сестре выйти замуж за римского сенатора. Чтобы избежать своей участи, Гонория послала к Аттиле гонца, предложив себя в качестве невесты, если гунны смогут ее спасти.

    Когда римский император отказал Аттиле в требовании его сестры, гунны начали разрушение Римской империи, что привело к великой конфронтации в 451 году.

    Две армии встретились в битве при Шалоне на территории современной Франции. Аэций, генерал, когда-то живший с гуннами, возглавил римлян. После двух дней ожесточенных боев лучше обученная римская армия обошла гуннов с фланга. Аэций позволил своему побежденному врагу отступить; Римский генерал считал, что если он уничтожит гуннов, вестготы и другие германские культуры станут еще большей угрозой для Римской империи.

    Побежденный, но все еще дерзкий, Аттила перегруппировал свои силы и вернулся в Италию, чтобы забрать Гонорию. В 452 году его армия внезапно отступила после встречи с главой христианской церкви. В церковных историях говорится, что Папа Лев I без армии и оружия встретил Аттилу, человека, которого он называл «бичом Бога».

    Их встреча была тайной, поэтому мы не знаем, почему Аттила внезапно вывел свои войска из Италии. Лев, возможно, подкупил гуннов, или харизматичный Папа мог просто убедить Аттилу прекратить борьбу.В прошлом году Италия пострадала от неурожая, поэтому голодной армии Аттилы было мало еды. Есть также свидетельства того, что многие солдаты Аттилы страдали от чумы. По какой-то причине Аттила покинул Италию, чтобы вернуться в свой дом в современной Венгрии.

    Год спустя гунны отпраздновали большой праздник, когда Аттила взял себе новую невесту, девушку-подростка по имени Ильдико.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *