Согласно древнерусских летописных источников первые упоминания о москве: Согласно древнерусских летописных источников, первые упоминания о Москве

Содержание

к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца. ГРАММАТИЧЕ

Задание № 615

Установите соответствие между предложениями и допущенными в них грамматическими ошибками: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИПРЕДЛОЖЕНИЯ
А) нарушение в построении предложения с деепричастным оборотом 1) Утром ребята уже были на туристической базе «Радуге».
Б) ошибка в построении сложноподчиненного предложения 2) В сюжете «Отцов и детей» важное место занимают идеологические споры представителей разных социальных сил.
В) нарушение в построении предложения с несогласованным приложением 3) Прекрасные подснежники распускаются ранней весной, которых не увидишь больше ни в одном уголке Земли.
Г) нарушение связи между подлежащим и сказуемым 4) В северной части острова Калимантан сделаны новые фотографии одного из наименее изученных видов кошачьих – калимантанской кошки, которая долго считалась полностью уничтоженной.
Д) неправильное употребление падежной формы существительного с предлогом 5) Согласно древнерусских летописных источников, первые упоминания о Москве относятся к 1147 году.
6) Лишь увидев плот «Кон-Тики», можно оценить геройство тех, кто осмелился плыть на нём по океану.
7) Все, кто написал рецензию на «отлично», дал глубокий анализ произведения и обосновал свою точку зрения.
8) Рассматривая наскальные изображения эпохи каменного века, рисунки могут быть поняты люди разных национальностей.
9) Вдохновение – это состояние, при котором человек работает во всю свою силу.

Ответ запишите цифрами без пробелов и иных знаков


Показать ответ

Комментарий: Ответ: 83175


Улучши свой результат с курсами ЕГЭ/ОГЭ/ВПР на egevpare.ru

Предложи свой вариант решения в комментариях 👇🏻

Прекрасные подснежники распускаются ранней весной

Русский язык ЕГЭ 100БАЛЛОВ запись закреплена

#rus7p
Запишите соответствующие грамматическим ошибкам номера предложений, слитно.
Предложения:
1) Утром ребята уже были на туристической базе «Радуге».
2) В сюжете «Отцов и детей» важное место занимают идеологические споры представителей разных социальных сил.
3) Прекрасные подснежники распускаются ранней весной, которых не увидишь больше ни в одном уголке Земли.
4) В северной части острова Калимантан сделаны новые фотографии одного из наименее изученных видов кошачьих – калимантанской кошки, которая долго считалась полностью уничтоженной.
5) Согласно древнерусских летописных источников, первые упоминания о Москве относятся к 1147 году.
6) Лишь увидев плот «Кон-Тики», можно оценить геройство тех, кто осмелился плыть на нём по океану.
7) Все, кто написал рецензию на «отлично», дал глубокий анализ произведения и обосновал свою точку зрения.

8) Рассматривая наскальные изображения эпохи каменного века, рисунки могут быть поняты люди разных национальностей.
9) Вдохновение – это состояние, при котором человек работает во всю свою силу.

Грамматические ошибки:
А) нарушение в построении предложения с деепричастным оборотом.
Б) ошибка в построении сложноподчиненного предложения.
В) нарушение в построении предложения с несогласованным приложением.
Г) нарушение связи между подлежащим и сказуемым.
Д) неправильное употребление падежной формы существительного с предлогом.

1) Когда И. С. Тургенев начинал писать роман «Отцы и дети», его конфликт с «Современником» был в самом разгаре, что нашло отражение в замысле нового произведения.

2) Прекрасные подснежники распускаются ранней весной, которых не увидишь больше ни в одном уголке Земли.

3) Спортивные звания не даются за длительность карьеры, они присваиваются лишь по достижению определенных высоких результатов.

Установите соответствие между предложениями и допущенными в них грамматическими ошибками: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

ГРАММАТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
А) нарушение в построении предложения с деепричастным оборотом 1) Утром ребята уже были на туристической базе «Радуге».
Б) ошибка в построении сложноподчиненного предложения 2) В сюжете «Отцов и детей» важное место занимают идеологические споры представителей разных социальных сил.
В) нарушение в построении предложения с несогласованным приложением 3) Прекрасные подснежники распускаются ранней весной, которых не увидишь больше ни в одном уголке Земли.
Г) нарушение связи между подлежащим и сказуемым 4) В северной части острова Калимантан сделаны новые фотографии одного из наименее изученных видов кошачьих – калимантанской кошки, которая долго считалась полностью уничтоженной.
Д) неправильное употребление падежной формы существительного с предлогом 5) Согласно древнерусских летописных источников, первые упоминания о Москве относятся к 1147 году.
6) Лишь увидев плот «Кон-Тики», можно оценить геройство тех, кто осмелился плыть на нём по океану.
7) Все, кто написал рецензию на «отлично», дал глубокий анализ произведения и обосновал свою точку зрения.
8) Рассматривая наскальные изображения эпохи каменного века, рисунки могут быть поняты люди разных национальностей.
9) Вдохновение – это состояние, при котором человек работает во всю свою силу.

Ответ запишите цифрами без пробелов и иных знаков

73% выпускников не работают по специальности, потому что.

– Выбрали профессию, опираясь только на опыт друзей и родителей
– Не учли свои личностные особенности, способности и интересы

– Выбрали вуз, опираясь только на баллы ЕГЭ

Виды грамматических ошибок в 7 задании ЕГЭ по русскому языку. Теория с примерами.

ЕГЭ_2017 .

(по сборнику «ЕГЭ 2017 Типовые экзаменационные варианты. 36 вариантов» под ред. И. П. Цыбулько)

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

_________________________________________________________________________________________________

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

Запишите в таблицу выбранные цифры под соответствующими буквами

Виды ошибок

Примеры с ошибками

Исправленные примеры

1

неправильное употребление падежной формы существительного с предлогом

Предлоги благодаря, согласно, вопреки употребляются с дат. п.

Предлоги наперерез, наперекор употребляются с дат. п.

Вопреки распространённого мнения, верблюды не хранят воду в своих горбах.

Благодаря тёплых дней золотой осени лес как будто помолодел.

Отважный смотритель, рискуя жизнью, бросился наперерез понёсшегося вскачь коня.

Вопреки распространённому мнению, верблюды не хранят воду в своих горбах.

Благодаря тёплым дням золотой осени лес как будто помолодел.

Отважный смотритель, рискуя жизнью, бросился наперерез понёсшемуся вскачь коню.

2

неправильное употребление имени числительного

Собирательные числи-тельные употребляются с сущ-ми, обозначающими:

— лиц муж. пола;

— детёнышей:

— парные предметы или имеющими только форму мн. ч.

Трое одноклассниц: Виктория, Елена и Карина — занимались в разных спортивных секциях.

Солдаты, выполнявшие долг перед Родиной, провели в степи без еды и воды четыре суток.

Три одноклассницы: Виктория, Елена и Карина — занимались в разных спортивных секциях.

Солдаты, выполнявшие долг перед Родиной, провели в степи без еды и воды четверо суток.

3

нарушение видовременной соотнесённости глагольных форм

Однородные глаголы-сказуемые имеют разный вид и форму разного времени

И.С. Тургенев подвергает Базарова самому сложному испытанию – «испытанию любовью» – и этим раскрыл истинную сущность своего героя.

И.С. Тургенев подвергает Базарова самому сложному испытанию – «испытанию любовью» – и этим раскрывает истинную сущность своего героя.

4

нарушение связи между подлежащим и сказуемым

Нарушение в роде несклоняемых существительных

Нарушение в роде аббревиатуры

Нарушение в числе подлежащего и сказуемого в главной или придаточной части

[Относительное местоимение кто в функции союзного слова употребляется только с глаголами в ед. числе]

До 1936 г. Тбилиси называлось Тифлисом.

Весь день пони катало в зоопарке малышей.

МГУ было основано в 1755г. по инициативе первого русского академика М. В. Ломоносова.

Все, кто побывал в Крыму, увёз с собой после расставания с ним яркие впечатления о море, южных травах и цветах.

Каждый, кто хотя бы раз смотрел фильм «Место встречи изменить нельзя», легко узнают цитаты из него.

Те, кто бывали в Геленджике, не могли не любоваться красотой набережной.

До 1936 г. Тбилиси (город) назывался Тифлисом.

Весь день пони (он) катал в зоопарке малышей.

МГУ был основан в 1755г. по инициативе первого русского академика М. В. Ломоносова.

Все, кто побывал в Крыму, увезли с собой после расставания с ним яркие впечатления о море, южных травах и цветах.

Каждый, кто хотя бы раз смотрел фильм «Место встречи изменить нельзя», легко узнаёт цитаты из него.

Те, кто бывал в Геленджике, не могли не любоваться красотой набережной.

5

ошибка в построении предложения с однородными членами

Неправильное расположение и употребление двойных союзов 

Совмещение конструк-ций  с причастным оборотом  и придаточным определительным

Объединенные в сочинён-ном ряду слова управляют разными формами

Сёстры как хорошо разбирались в музыке, так и в живописи.

Созданы благоприятные условия не только для опубликования научных работ, а также для внедрения их в практику.

Девушка, сидевшая у окна и которая хорошо пела, запомнилась всем.

Складывается впечатление, что поэт оглядывает и восхищается любимым городом.

Сёстры хорошо разбирались как в музыке, так и в живописи.

Созданы благоприятные условия не только для опубликования научных работ, но и для внедрения их в практику.

Девушка, которая сидела у окна и хорошо пела, запомнилась всем.

Складывается впечатление, что поэт оглядывает любимый город и восхищается им.

6

нарушение в построении предложения с несогласованным приложением

Ошибка в согласовании приложения с определяемым словом.

[После родовых обозначений (роман, повесть и др.) имя собст-венное ставится в И. п.]

В основе произведения «Повести о настоя-щем человеке» лежат реальные события, произошедшие с Алексеем Маресьевым.

Горячо любящим родную культуру предстает перед нами Д.С. Лихачев в книге «Письмах о добром и прекрасном».

В основе произведения «Повесть о настоящем человеке» лежат реальные события, произошедшие с Алексеем Маресьевым.

Горячо любящим родную культуру предстает перед нами Д.С. Лихачев в книге «Письма о добром и прекрасном».

7

нарушение в построении предложения с причастным оборотом

Ошибка в согласовании определения с определяемым словом

Разрыв прич. оборота определяемым словом

Ошибка в месте причастного оборота

В 1885 году В.Д. Поленов экспонировал на передвижной выставке девяносто семь этю-дов, привезённым из поездки на Восток.

Приготовленные оладьи мамой были необыкновенно вкусны.

Лес тянется с севера на юг, состоящий только из хвой­ных пород.

В 1885 году В.Д. Поленов экспонировал на передвижной выставке девяносто семь этюдов, привезённых из поездки на Восток.

Приготовленные мамой оладьи были необыкновенно вкусны.

Лес, состоящий только из хвойных пород, тянется с севера на юг.

8

неправильное построение предложения с деепричастным оборотом

Дееприч. оборот должен обозначать действие того же субъекта, что и глагол, к которому дееприч. оборот относится.

Дееприч. оборот может использоваться в безличных предложениях, если сказуемое выражено сочетанием предикативного наречия или безличного глагола (можно, нужно, нельзя и т.п.) и инфинитива.

Изображая любой предмет, для художника важно его собственное мироощущение.

Пользуясь автомобильными справочниками, требуется много времени на ремонт машины.

Изображая любой предмет, для художника важно его собственное мироощущение.

Пользуясь автомобильными справочниками, требуется много времени на ремонт машины.

9

ошибка в построении сложноподчинённого предложения

Нарушение границ предложения.

Разрыв между определя-емым словом и придаточ-ным предложением

Неоправданное соседство двух подчинительных союзов

Неоправданное употреб-ление соотносительного слова то

Одновременное использо-вание подчинит. союза и частицы ли в роли союза

Когда я закончил читать эту книгу. Я понял глубокий замысел автора.

Игру надо было закончить из-за темноты, которой мы увлеклись.

Читая классическую литературу, замечаешь, что насколько по-разному «град Петров» изображён в произведениях А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского.

Она говорила то, что в жизни есть не только полезное, но и прекрасное. 

Незнакомец поинтересовался, что правильной ли дорогой он идёт в помещичью усадьбу.

Я понял глубокий замысел автора, когда закончил читать эту книгу.

Игру, которой мы увлеклись, надо было закончить из-за темноты,

Читая классическую литературу, замечаешь, насколько по-разному «град Петров» изображён в произведениях А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М.Достоевского.

Она говорила, что в жизни есть не только полезное, но и прекрасное. 

Незнакомец поинтересовался, правильной ли дорогой он идёт в помещичью усадьбу.

10

неправильное построение предложения с косвенной речью

В  предложениях с косв. речью не употребляются местоимения 1 и 2 лица.

Лингвист Ф. И. Буслаев часто говорил, что « я убеждён в необходимости основательного преподавания родного языка».

Лингвист Ф. И. Буслаев часто говорил, что « он убеждён в необходимости основательного преподавания родного языка».

Вестник архивиста — НАЧАЛО РУСИ В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ И РОЛЬ ВАРЯГОВ В ОБРАЗОВАНИИ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА К 1150-ЛЕТИЮ ЗАРОЖДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Автор: Е.В. ПЧЕЛОВ | 23 Января 2014

Е.В. ПЧЕЛОВ

НАЧАЛО РУСИ В ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКАХ И РОЛЬ ВАРЯГОВ В ОБРАЗОВАНИИ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

К 1150-ЛЕТИЮ ЗАРОЖДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Pchelov E.V. The beginning of Rus’ in written sources and Varangians role in the ancient Russian state formation. To the 1150th anniversary of Russian statehood origin

Аннотация / Annotation

В статье рассмотрены сведения письменных исторических источников, в т.ч. западноевропейских, арабских и византийских, о начале Руси. На основе анализа источников показана значительная роль варягов в процессе образования Древнерусского государства, выступавших в качестве послов, купцов, воинов и, наконец, князей.

The article analyzes the data of written historical sources, including the Western European, Arabic and Byzantine ones, on the beginning of Rus’. Based on the analyzed sources, the article shows the important role of the Varangians, acting as ambassadors, merchants, warriors and lastly princes, in the formation of the old Russian state.

Ключевые слова / Keywords

Древняя Русь, варяги, письменные источники. Ancient Rus’, Varangians, written sources.

ПЧЕЛОВ Евгений Владимирович — заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин Историко-архивного института РГГУ, кандидат исторических наук, доцент, г. Москва; 8-495-606-01-48; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

2012 год официально объявлен Годом российской истории, поскольку именно в этом году исполняется 1150 лет важному историческому событию – зафиксированному в летописях призванию варяжских князей во главе с Рюриком на княжение на Русь. Это первое событие из истории России, которое имеет точную летописную датировку. А поскольку от Рюрика пошла большая династия русских князей и царей, и, именно начиная с него, можно проследить непрерывную череду правителей России, то призвание Рюрика можно считать началом истории государственной власти в нашей стране.

Такой взгляд был характерен уже для древнерусских летописцев, придававших призванию варягов большое значение (наряду с некоторыми другими событиями ранней русской истории), а в императорской России со времен Николая I именно 862 год официально считался годом начала истории нашей страны. В 1862 г., как известно, состоялись торжества по случаю 1000-летия России, памятником которых остался великолепный монумент в Великом Новгороде, где собственно и началось, согласно известию Повести временных лет, княжение Рюрика. Однако, помня об этой летописной дате, необходимо остановиться на сообщениях других источников о Руси IX века, сведения которых хронологически относятся ко времени до летописной даты призвания Рюрика с братьями.

Это тем более важно, что древнерусские летописи, древнейшей сохранившейся из которых является Повесть временных лет, «отстоят» от описываемых в них событий, по крайней мере, на два века. Начало русского летописания, по-видимому, относится к эпохе Ярослава Мудрого (если не позже), т.е. ко второй четверти XI в. Повесть же временных лет была создана в начале XII в. Разумеется, она основывалась на более ранней летописной традиции, на устных источниках (т.н. комплекс сказаний о первых русских князьях) и даже включала в свой состав подлинные документы X в. – тексты договоров руси с греками 911, 944 и 971 гг., но все же ее известия о событиях середины IX в. не «аутентичны» им по времени.

Именно поэтому, например, в летописных сообщениях используются названия, характерные для XI–XII вв., но не употреблявшиеся в IX – первой половине X в. Так, «варяги» – слово, известное только с XI в., в то время как летописные «варяги» IX в., к которым принадлежал и Рюрик, называли себя «росами», «русью», а не «варягами». Поскольку слово «варяги» для обозначения восточноевропейских норманнов было хорошо известно во времена составления летописи, то оно и было отнесено летописцем к русам IX века. Тем более ценными для нас оказываются сведения письменных источников иностранного происхождения, созданных в IX – первой половине X в., т.е. современных эпохе образования Древнерусского государства. Именно в них мы встречаем первые упоминания о Руси и русах, и первое, однозначно бесспорное упоминание слова «русь», в форме названия народа – «рос», относится к 839 г.

Оно содержится в латиноязычных Бертинских анналах, которые были официальной хроникой Западно-франкского королевства, в той их части, которая принадлежит перу епископа Пруденция, придворного капеллана императора Людовика Благочестивого. По всей видимости, и это особенно важно, сам анналист был свидетелем описанного им события. Конечно, в историографии есть много упоминаний о разного рода известиях более ранних по времени, но сохранившихся в более поздних источниках – это сведения о походах руси на византийские территории в конце VIII и начале IX в., упоминания о русах арабских авторов, которые относят их деятельность к VI–VII в., но все эти источники имеют позднее происхождение и свою жанровую специфику (в частности сообщения о походах русов на Византию относятся к житийной литературе), а потому вызывают большие и обоснованные сомнения в их исторической достоверности. Поэтому абсолютно бесспорным самым ранним упоминанием русов в письменных источниках является именно сообщение Бертинских анналов.

Пруденций пишет, что в пятнадцатые календы июня, т.е. 18 мая 839 г. (это, таким образом, первая точная дата русской истории) к франкскому императору Людовику Благочестивому в его резиденцию, в Ингельгейм на Рейне, прибыло посольство от византийского императора Феофила во главе с епископом Феодосием и спафарием (букв. «оруженосец», византийский титул) Феофаном. Послы стремились к подтверждению «мира и постоянного союза между обеими сторонами». В этот период Византия находилась в тяжелом положении, находясь в состоянии войны с арабами. Феофил стремился заручиться поддержкой европейских правителей, и посольство к Людовику просило императора организовать нападение на север Африки, чтобы отвлечь силы халифата от Малой Азии. Эта цель, впрочем, не была достигнута. Но для нас интересно другое.

Со своими послами Феофил «прислал еще неких [людей], утверждавших, что они, то есть народ (gens) их, называются рос (Rhos) и что король (rex) их, именуемый хаканом (chakanus), направил их к нему (Феофилу), как они уверяли, ради дружбы. …Он (Феофил) просил, чтобы по милости императора и с его помощью они получили возможность через его империю безопасно вернуться [на родину], так как путь, которым они прибыли к нему в Константинополь, пролегал по землям варварских и в своей чрезвычайной дикости исключительно свирепых народов, и он не желал, чтобы они возвращались этим путем, дабы не подверглись при случае какой-либо опасности. Тщательно расследовав [цель] их прибытия, император (Людовик) узнал, что они из народа свеев (Sueones), и, сочтя их скорее разведчиками и в той стране, и в нашей, чем послами дружбы, решил про себя задержать их до тех пор, пока не удастся доподлинно выяснить, явились ли они с честными намерениями, или нет. Об этом он… не замедлил сообщить Феофилу, равно как и о том, что из любви к нему принял их ласково и что, если они окажутся достойными доверия, он отпустит их, предоставив возможность безопасного возвращения на родину и помощь; если же нет, то с нашими послами отправит их пред его (Феофила) очи, дабы тот сам решил, как с ними следует поступить» . К сожалению, Пруденций не сообщает, что произошло с этими послами дальше. Известие Бертинских анналов уникально не только потому, что это первое упоминание в письменных источниках о «росах» вообще и о русской государственности в частности, но и потому, что оно содержит ряд чрезвычайно интересных моментов.

Во-первых, в анналах передано самоназвание «народа» – «рос» (это латинское слово является транслитерацией греческого названия, а греческое отражает самоназвание). Именно в такой форме употреблялось это слово самими послами «росов», что в значительной степени укрепляет давнюю лингвистическую гипотезу, согласно которой название «Русь» восходит через финское посредничество к древнескандинавскому корню «ротс», имеющему значение «гребля на речных судах» . Так, по-видимому, называли себя скандинавы, проникавшие на земли Восточной Европы, по крайней мере, с середины VIII в.

Во-вторых, правитель росов, судя по сообщению анналов, носил титул хакан, каган, каковым именовались правители тюркских государств на юге Восточной Европы: Аварского и Хазарского каганатов. Это заставляет допустить, что титул правителя росов был заимствован у тюркских правителей, а именно у правителей Хазарского каганата, земли которого, вероятно, соседствовали с «каганатом» росов.

В-третьих, в качестве послов хакана росов выступают свеи, т.е. шведы, норманны, и даже более того, возможно, и сам народ росов идентифицируется в данном случае с норманнами. Конечно, в историографии существует большая литература на тему т.н. каганата росов. Идут дискуссии, существовало ли такое государство или нет, и где оно располагалось . Однако, из самого сообщения Бертинских анналов что-либо определенное сказать насчет местоположения каганата росов невозможно, поскольку информация, которую сообщили послы о себе, могла быть не во всем достоверной. Но в любом случае мы видим, что скандинавы выполняют дипломатические, а, может быть, и разведывательные функции в Византии и в Западной Европе, представляя некое государственное образование росов на территории Восточной Европы.

Второе по времени сообщение о русах относится к арабскому миру – это самое раннее достоверное известие о русах в арабской литературе. В арабской традиции русов именовали «ар-рус», в отличие от славян, которых называли «ас-сакалиба». Это сообщение относится примерно к тем же годам, что и прибытие «русских послов» в Ингельгейм, и принадлежит Абу-л-Касиму Убайдаллаху ибн Абдаллаху ибн Хордадбеху (ок. 820 – ок. 912). Ибн Хордадбех родился в знатной персидской семье – его отец был правителем Табаристана, области на южном побережье Каспийского моря. Сам Ибн Хордадбех был весьма образованным человеком, он служил начальником почты в провинции Джибал (на северо-западе Ирана), а позднее стал начальником всего почтового ведомства Халифата, проведя последний период жизни в Багдаде. Как чиновник, ведавший почтой, Ибн Хордадбех, естественно, был прекрасно осведомлен о торговых путях и, хотя сам никогда не предпринимал далеких путешествий, собрал обширную информацию о географии разных стран. Итогом стал его труд «Книга путей и стран» («Китаб ал-масалик ва-л-мамалик», завершена в 880-х гг.), приобретший со временем большую популярность. Считается, что существовало две редакции этого сочинения, причем интересующий нас рассказ есть уже в первой редакции, которая датируется 840-ми гг.

Это описание путей купцов-русов, которое следует после рассказа о торговом пути еврейских купцов, отправляющихся по морю от мусульманской Испании до восточных областей Халифата и дальше, в Индию и Китай. Далее следует такой пассаж:

«Если говорить о купцах ар-Рус (русах), то это одна из разновидностей (джинс) славян. Они доставляют заячьи шкурки , шкурки чёрных лисиц и мечи из самых отдалённых [земель] славян к Румийскому морю (Чёрному морю). Владетель (сахиб) ар-Рума (Византии) взимает с них десятину (ушр). Если они отправляются по [Та?]нису – реке славян, то проезжают мимо Хамлиджа, города хазар. Их владетель (сахиб) также взимает с них десятину. Затем они отправляются по морю Джурджан (Каспийскому) и высаживаются на любом берегу. Окружность этого моря 500 фарсахов (ок. 3 тыс. км). Иногда они везут свои товары от Джурджана до Багдада на верблюдах. Переводчиками [для] них являются славянские слуги-евнухи (хадам). Они утверждают, что они христиане и платят подушную подать (джизью)» .

Таким образом Ибн Хордадбех описывает южную часть Великого Волжского пути, который ведет из земель Руси на Каспий и далее в арабские страны. Существенно, что он считает русов «видом» славян, т.е., вероятно, определенной частью славянского мира, не в этническом, а в политико-экономическом смысле. Впоследствии, когда арабские авторы уже более детально познакомились с русами и даже имели возможность наблюдать их лично, как Ахмед ибн Фадлан в начале 920-х гг. в Булгаре, они стали четко различать славян и русов, как два разных народа, и описывали их по-разному, причем в этих описаниях русы имеют совершенно определенные скандинавские черты. В сообщении Ибн Хордадбеха русы выступают в качестве купцов, торгующих с Востоком, хотя и не знающих арабского языка. При этом каким-то образом они знакомы с христианством, поскольку для того, чтобы выдавать себя за христиан (христиане платили меньшую торговую пошлину, чем язычники), нужно хотя бы на примитивном уровне что-то знать о христианской вере и обрядах.

В то же самое время, когда купцы-русы добирались на востоке до Багдада, на западе русы-воины напали на мусульманскую Испанию (называвшуюся в восточных источниках ал-Андалус, т.е. Андалусией). Это событие не имеет отношения к восточноевропейским русам, но оно интересно, поскольку в нем упоминается наименование «ар-рус». Известие об этом событии первым зафиксировал в своей «Книге стран» арабский географ и историк Абу-л-Аббас Ахмад ибн Абу Йа‛куб ал-Йа‛куби. Эта книга была закончена им около 891 г., т.е. через полвека после описанных событий. «Западнее города, который называется Джазира (Альхесирас на берегу Гибралтара), [есть] город, называемый Севилья, на берегу большой реки. И в эту реку Кордовы (Гвадалквивир) вошли маджусы (ал-маджус), которых называют русами (ар-рус), в году 229 / 843–844, и грабили, и жгли, и убивали» . Многие арабские авторы, начиная с X и по XVII в. более подробно описывают это нападение .

Оно началось 20 августа 844 г., когда маджусы появились на западном побережье Пиренейского полуострова около Лиссабона. В течение 13 дней с ними происходили сражения, но затем язычники напали на Кадис и вошли в устье Гвадалквивира. Несмотря на постоянное сопротивление, 25 сентября 844 г. они подошли к Севилье. Город был захвачен, многие жители убиты или попали в плен. Наконец, в ноябре 844 г. маджусы были разгромлены в сражении с войсками, мобилизованными эмиром Кордовы. «Большое число маджусов было повешено в Севилье, их подняли на стволы пальм, что были там» (ал-‛Изари). Однако они еще продолжали оставаться в Испании некоторое время, пока не ушли в Ниеблу, которую также разграбили, а затем в Лиссабон. Таким образом, поход маджусов был достаточно длительным, а арабам с большим трудом удалось избавиться от нападавших.

Маджусами арабы именовали те народы, которые поклонялись огню или использовали его в погребальных обрядах, т.е. сжигали покойников (персы-зороастрийцы, индусы и др.), а в более широком смысле так называли и всех язычников (включая славян и норманнов). Авторы, писавшие позже ал-Йа‛куби, называют маджусов также ал-урдуманийун (ал-урманийун), т.е. норманнами. Иными словами, это было нападение викингов-норманнов, осуществленное с севера, со стороны Атлантического океана, и не имевшее отношения к истории Восточной Европы. Но важно то, что ал-Йа‛куби именует их русами, как арабы называли обычно восточноевропейских норманнов, что ясно свидетельствует о тождестве русов и норманнов в представлениях арабского мира.

18 июня 860 г. произошло знаменитое нападение русов на столицу Византийской империи – Константинополь, которое отразилось в сравнительно большом числе источников , в т.ч. и византийских (на византийцев набег русов, народа, о котором они раньше толком не знали, произвел ошеломляющее впечатление). Именно из византийских источников сведения о походе попали и в русское летописание, однако, в Повести временных лет это событие ошибочно датировано 866 г. и приписано киевским князьям Аскольду и Диру, современникам Рюрика.

Время для нападения было выбрано чрезвычайно удачно – основные силы византийцев были отвлечены на войну с арабами, и войско во главе с императором находилось в Малой Азии, на довольно большом расстоянии от столицы. Росы приплыли к Константинополю на кораблях, число которых в одних источниках называется 200, в других – 360. Согласно византийской хронике Симеона Логофета (сер. X в.), «василевс отправился в поход на агарян (т.е. мусульман, потомков Исмаила и Агари), оставив в городе для охраны его Оорифу, бывшего ипархом (известного военачальника и флотоводца Никиту Оорифу, занявшего должность эпарха города – главы полицейской и судебной власти), который, когда император… оказался уже у Мавропотама (букв. «Чёрная река»), дал ему знать о нашествии безбожных росов. И василевс был отвлечён от намеченного похода и той [цели], ради которой он в него отправился, и не совершил ничего царственного и достойного. Росы же, успев оказаться внутри Иерона (мыс на Босфоре, т.е. у входа в Босфорский пролив), совершили великое избиение христиан и проливали невинную кровь. Было же у них 200 судов, которые окружили город и внушили находящимся в нём великий страх». Оставшаяся в Констанинополе часть византийского флота, видимо, была небольшой, а, может быть, и малопригодной для ведения боевых действий.

Столица империи оказалась в осаде. Для защиты города патриарх Фотий прибегнул к «последнему» средству. Во Влахернах, районе Константинополя, расположенном вдоль залива Золотой рог, находилась церковь Пресвятой Богородицы, в которой хранилась великая святыня – покров Богородицы, принесенный в Константинополь еще в V в. Вот как сам патриарх рассказывал о произошедшем: «Как только, оставшись безо всякой помощи и лишившись поддержки человеческой, мы воспряли душами, возложив упования на Мать Слова и Бога нашего… и, пронося Её облачение, дабы отбросить осаждающих и охранить осаждённых, я и весь город со мною усердно предавались мольбам о помощи и творили молебен… Истинно, облачение Матери Божией – это пресвятое одеяние! Оно окружило стены – и по неизреченному слову враги показали спины; город облачился в него – и как по команде распался вражеский лагерь… Ибо, как только облачение Девы обошло стены, варвары, отказавшись от осады, снялись с лагеря и мы были искуплены от предстоящего плена и удостоились нежданного спасения». Итак, после обнесения омофора Богородицы вокруг городских стен, русы сняли осаду и стали уходить. С собой они увозили богатую добычу, что дало возможность автору «Венецианской хроники» капеллану дожа, диакону Иоанну, писавшему на рубеже X–XI в., утверждать, будто «упомянутое племя с триумфом отступило восвояси».

Между тем, в Константинополь вернулся император Михаил. Согласно Хронике Симеона Логофета, «василевс же, прибыв, едва смог переправиться (через Босфор). И отправились они с патриархом Фотием во Влахернский храм Божией Матери и там призывали к милости и состраданию Божество. Затем, вынеся с пением гимнов Святой омофорий Богородицы, они окунули его краем в море; и хотя стоял штиль, сразу же начались порывы ветров, и на спокойном море волны стали громоздиться друг на друга, и суда безбожных росов были разбиты, так что лишь немногие избежали опасности». Буря, таким образом, уничтожила флот русов.

Примечательно, что уже упоминавшийся диакон Иоанн в «Венецианской хронике» однозначно называет участников похода на Константинополь в 860 г. «норманнами»: «В это время народ норманнов на трёхстах шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к городу Константинополю…» .

К 871 г. относится послание франкского императора и итальянского короля Людовика II (сына императора Лотаря I, племянника Людовика Немецкого и внука Людовика Благочестивого) византийскому императору Василию Македонянину. Оно дошло до нас в составе «Салернской хроники» X в. В этом документе Людовик сообщает, что «хаганом (chaganus) же… звался предводитель (praelatus) авар (Avares), а не хазар (Gazani) или норманнов (Nortmanni)…» . Никакого кагана авар в 871 г. уже не существовало – Аварский каганат был разгромлен еще Карлом Великим, а последний его правитель принял крещение. Так что в 871 г. применительно к правителю авар этот титул был чистым воспоминанием. Между тем, существенно, что Франкская империя не признавала титул кагана за главой Хазарского государства и за неким «государем норманнов», под которым подразумевался, вероятно, учитывая и сведения Бертинских анналов, правитель Руси . Из текста письма можно, как кажется, сделать вывод, что Византия эти титулы признавала. А значит, правитель Руси титуловался каганом не только в 839 г., но и в 871 г. Титул «хакан» применительно к правителю Руси упоминают и арабские авторы в рассказе об «острове русов», который восходит к IX в. Такой титул русского «государя» мог свидетельствовать, с одной стороны, о его высоком статусе – как правителя, которому подчинялись другие правители, с другой – о его претензиях на независимое от Хазарии положение . По всей видимости, именно этот титул мог носить и Рюрик.

Все эти наиболее ранние упоминания руси в различных западноевропейских латиноязычных и арабских источниках показывают нам несомненное соотнесение русов с норманнами, скандинавами. Это неудивительно, потому что и сама Повесть временных лет под 898 г. пишет о том, что «словеньскый язык и рускый одно есть, от варяг бо прозвашася Русью, а первое беша словене; аще и поляне звахуся, но словенькаа речь бе» . Иными словами, несмотря на то, что славянский язык и русский – один и тот же, тем не менее, само название русь произошло от варяг. Согласно уже упоминавшейся наиболее убедительной на сегодняшний день этимологии, в основе этого названия лежит реконструируемый древнескандинавский корень – rōþ-, восходящий к древнегерманскому глаголу в значении «грести». Этот корень отразился в ряде форм, означавших «греблю», «весло», «плавание на вёсельных судах», так и самих участников таких плаваний, которые обозначались словами «rōþsmæn», «rōþskarlar». В VI–VII вв., т.е. еще в довикингскую эпоху, скандинавы проникают в Западную Финляндию и северную Прибалтику, а затем далее на восток. Через финское посредничество это слово приходит к восточным славянам в форме ruotsi, как называли скандинавов финно-угорские племена. Напомню, что чудь, весь, меря и другие племена этой группы населяли огромные территории на севере будущей Руси.

Можно также вспомнить и о наличии скандинавских имен у первых русских князей. Так, имя Рюрик – это скандинавское имя Hrœrekr, состоящее из двух основ. Первая его часть происходит от древнескандинавского слова hróðr, что значит «слава», вторая – представляет собой прилагательное в значении «могущественный, обладающий властью». То есть, имя Рюрик буквально означает «могучий славой» . Имя Трувор – Þórvarr (Þórvarđr) – буквально означает «страж Тора», скандинавского бога грома . Но особенно показательны имена в договорах руси с греками, текст которых сохранила Повесть временных лет. Договор от 2 сентября 911 г. начинается словами: «Мы от рода русского, Карлы, Инегелд, Фарлоф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид». По крайней мере 13 из 15-ти этих имен вполне определенно являются именами скандинавскими .

В Х веке русские князья упоминаются в иностранных источниках именно под своими скандинавскими именами . Епископ Кремонский Лиутпранд в своем труде «Антоподосис» («Возмездие», «Воздаяние»), написанном на рубеже 950-х – 960-х гг., упоминая о походе князя Игоря на греков в 941 г. называет его «Ингер» . «Ингорем» именует этого киевского князя в своей «Истории» византийский автор второй половины X в. Лев Диакон (рассказавший в своем труде о походах сына Игоря, Святослава) . Такое же написание мы видим и в произведении Константина Багрянородного «Об управлении Империей» («Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии») . Тот же Константин Багрянородный, упоминая о приезде княгини Ольги в Константинополь, называет ее «Эльга», т.е. буквально Хельга . В т.н. «Кембриджском документе», хазарском источнике 960-х гг., написанном на еврейском языке, «царь (верховный правитель – melek) Русии» именуется «Х-л-гу», т.е. Хельгу . Эти примеры показывают, что имена Олег, Игорь и Ольга звучали в X в. как «Хельги», «Ингвар» и «Хельга», а не так, как они представлены в Повести временных лет, когда уже произошла их «славянизация».

Можно упомянуть и о знаменитых названиях порогов в том же труде «Об управлении Империей» Константина Багрянородного, где он приводит их «росские» и славянские названия. Семантически они, по сути, являются, кальками, но «росские» названия – это названия скандинавские .

Итак, все эти совершенно очевидные известия древнерусских, латиноязычных, византийских, арабских и даже хазарских письменных источников свидетельствуют о том, что росы или русы – это, прежде всего, норманны, скандинавы, которые выступают в ранний период образования Древнерусского государства, во-первых, как воины, во-вторых, как послы, в-третьих, как торговцы, и, наконец, скандинавской по происхождению является и княжеская династия Руси. Эта область взаимоотношений славянского мира и скандинавского прекрасно отразилась в лингвистических заимствованиях в древнешведский язык из древнерусского языка и наоборот. В древнешведский язык из древнерусского перешли такие слова, как торг, толк, лава (скамья), лука (хомут), граница, лодья (ладья), кош (короб, корзина), седло, соболь, хмель, шёлк, а также тюркское по происхождению слово безмен . В древнерусском языке появился целый ряд слов скандинавского происхождения: аск (яск; отсюда – ящик), гридь (младший дружинник), кнут, ларь, скот (как обозначение денег, имущества), стул, стяг, тиун (управляющий у князя), берковец (мера веса, слово происходит от названия шведского города Бирка), ябедник (должностное лицо, судья; отсюда – ябеда), якорь и некоторые другие . Эти заимствования преимущественно относятся к военной и торговой лексике. Варяги на Руси безусловно, прежде всего, выполняли функции военные и торговые, и в этом качестве, как послы, как воины, как купцы, и, наконец, как князья сыграли очень важную роль в процессе образования Древнерусского государства. Ведь в процессе своего формирования Древняя Русь, конечно, была не какой-то закрытой границами, жесткой политической или социальной системой, а пространством, на котором активно взаимодействовали восточные славяне, финно-угры, скандинавский мир, хазарский, византийский, арабский, и в этом взаимодействии и взаимопроникновении и рождалась российская государственность.

Полностью материал публикуется в российском историко-архивоведческом журнале ВЕСТНИК АРХИВИСТА. Ознакомьтесь с условиями подписки здесь.

Официальный портал государственных органов Псковской области

Псковская земля — край с удивительной историей, край, который можно назвать хранителем русской старины. Все более значимые события российской истории так или иначе связаны с Псковщиной.

В 2003 году прошло празднование 1100-летия города Пскова, сердца Псковского края. Первое летописное упоминание о Пскове относится к 903 году, когда киевскому князю Игорю привезли из Пскова невесту «именем Ольгу». Однако возник Псков гораздо раньше, о чем свидетельствуют данные археологических исследований. Впрочем, хорошо знали это и древние летописцы, недаром в одной из летописей сказано: «А о Плескове граде от летописания не обретается воспомянуто, от кого создан бысть и которыми людьми…».

Позднее сложилась и красивая легенда об основании города на Великой, связанная с именем святой и равноапостольной княгини Ольги, родившейся неподалеку от Пскова, в погосте Выбуты.

 

…Как-то, уже будучи великой княгиней киевской и христианкой, объезжала Ольга свои обширные владения — погосты и дани устанавливала. Остановившись на берегу реки Великой, чтобы отдохнуть, увидела она чудное знамение. Три луча пролились с небес на землю и пересеклись на каменистом мысу у слияния двух рек — Псковы и Великой.

Пораженная этим видением, Ольга воскликнула:
«На этом месте будет храм Святой Троицы и град велик, славен и во всем изобилии!..»
Возвратясь в Киев, великая княгиня не позабыла о своем обещании на берегу пустынной реки, велела послать туда много золота и серебра для постройки храма, заложить город Псков и населить его жителями…

Так, по легенде, возник город Псков и первый на Руси храм во имя Святой и Живоначальной Троицы, в обновленном виде и поныне стоящий в центре Кремля. Много позже на том месте, с которого Ольга любовалась на огненные лучи, была построена небольшая часовня и названа Ольгинской.

С конца IX и до XII века Псков, как составная часть обширных новгородских земель, входил в состав Древнерусского государства — Киевской Руси. Когда же распри и междоусобицы князей расчленили наследие святой княгини Ольги и Владимира Крестителя на множество «суверенных» земель, Псков отходит под юрисдикцию Великого Новгорода. При этом остается достаточно самостоятельным городом, с которым, как ни с каким другим, считалось горделивое новгородское вече при решении важнейших вопросов.

Реальная, знаковая мощь псковского веча рельефно проявилась уже в 1137 году, когда псковичи призвали на княжение изгнанного из Новгорода князя Всеволода Мстиславича, внука Владимира Мономаха. Этим политическим шагом псковичи открыто бросили вызов своему «старшему брату». Князь Всеволод, в святом крещении Гавриил, был позднее причислен к лику святых.

Уже со второй половины XIII века, со времени княжения в городе Довмонта, в крещении Тимофея (1266-1299 гг.), Псков фактически становится независимым от Господина Великого Новгорода. Бежавший от преследований из Литвы и принятый псковичами, Довмонт княжил в Пскове 33 года. Снискавший любовь и популярность псковичей прежде всего за мужество и воинскую доблесть (в многочисленных сражениях Довмонт не потерпел ни одного поражения), князь всю жизнь не только успешно воевал, но и обустраивал город, ставший ему родным.
Приграничное положение Пскова способствовало росту внешней торговли. Несмотря на постоянные столкновения с Ливонским орденом, псковичи успешно торговали с Нарвой, Ригой, Дерптом, Полоцком, позднее — с городами Ганзейского союза. Псков не только интенсивно поставлял свои товары в Западную Европу, но и являлся крупным передаточным пунктом товаров в русские города и княжества, и в далекие восточные страны. На Запад из Пскова шли караваны с мехом, медом, воском, кожей, щетиной, салом, льном и многим другим. С Запада иноземные купцы везли в Псков золото, серебро, медь, олово, свинец, сукно, полотна, драгоценные камни, вина, пряности, пергамент.

И все же понадобилось еще почти сто лет, чтобы Новгород официально, подписанием Болотовского договора в 1348 году признал независимость Пскова: «…Чтобы новгородские посадники в Пскове не управляли и не судили, чтобы в церковных делах от имени новгородского епископа судил пскович, чтоб никого из Пскова не вывозили в Новгород для службы в войне…».

Вот в эти-то полтора с лишним столетия, с 1348 по 1510 годы, и расцвел на Русской земле удивительный феномен — Псковская вечевая республика.

Ее государственное устройство походило на государственное устройство Новгорода. Верховным органом власти было вече. На вече могли приходить все свободные взрослые мужчины, главы семей и владельцы дворов в Пскове. Поэтому вече называют народным собранием. Но господствовали на вече бояре. Вече было высшим законодательным органом, только оно могло принимать новые и отменять старые законы. В 1467 году вече утвердило сборник законов Псковской республики — Псковскую судную грамоту. Вече объявляло войну и заключало мир, принимало и отправляло послов. На вече же решались важнейшие вопросы внутренней жизни Пскова. Вечевые собрания обычно происходили внутри Крома, на площади перед Троицким собором. Созывались они звоном вечевого колокола, который висел на Троицкой звоннице.

В Пскове был князь, но его власть не была наследственной. Псковичи приглашали к себе князей из других русских княжеств, иногда из Литвы, потому что нуждались в военачальнике и его дружине для борьбы с врагами. Нередко они изгоняли своих князей, если те их не устраивали, и приглашали других. Вновь призванный князь приносил клятву верности Пскову — «целовал ему крест» — и поселялся на княжьем дворе. Право суда принадлежало князю полностью. Верховным судебным органом была господа. Во второй половине XV в. в состав господы входили князь, два степенных посадника и сотские — представители городских низов, «чёрных людей».

Исполнительная власть принадлежала посадникам. Свое государство псковичи называли просто Псковом или Псковской землей. Псковская земля делилась на волости, центрами которых были пригороды — зависимые от Пскова города.
Псковские пригороды, возможно, тоже имели каждый свое вече, но посадников им присылали из Пскова, и в делах государственного управления они полностью подчинялись главному городу.

 

Постоянная угроза, исходившая с запада, заставила псковичей строить оборонительные сооружения. Более того, в отличие от замков и крепостей средневековой Европы, защищавших только феодалов, псковские крепости строились для защиты всего населения, в том числе крестьян, от внешнего врага. Вот почему они были так многочисленны и имели большие по тем временам размеры. Изборск, Вышгород, Красный, Гдов, Остров, Опочка, Велье, Воронич, Кобыла, Дубков — эти и другие псковские пригороды-крепости первыми принимали на себя удары иноземцев, тем самым давая Пскову возможность собраться с силами.

Матвей Меховский, автор историко-географического трактата о Восточной Европе, изданного в 1517 году, писал: «Земля Псковская имеет 30 каменных замков по направлению к Ливонии, каких нет ни в Московии, ни в Литве». В этом было некоторое преувеличение. Опираясь на Остров, Изборск, Гдов, Опочку и другие крепости, псковичи успешно сдерживали натиск немцев и литовцев с запада, защищая тем самым границы русского государства. А много позднее, во время осады Пскова войсками польского короля Стефана Батория в 1581 году, секретарь короля Ян Пиотровский писал в своем походном дневнике: «Любуемся Псковом. Господи, какой большой город! Точно Париж!… Город чрезвычайно большой, какого нет во всей Польше, — весь обнесен стенами, за ними красуются церкви, как густой лес, все каменные…»

Будучи форпостом Руси на Северо-Западе, Псков фактически в одиночку противостоял воинственным соседям: с запада псковские земли подпирал Ливонский орден, с юга — враждебная Литва.

Главная угроза миру и безопасности на протяжении нескольких веков исходила от Ливонского ордена, ведь почти вся русско-ливонская граница (480 километров из 500) приходилась на псковские земли, и Псков первым принимал бесчисленные удары немецких рыцарей. Сам Псков находился от немецкого рубежа всего в 40 верстах, а Изборск — вторая по мощности псковская крепость — в 10 верстах. Надо полагать, само провидение расположило Псковскую землю в виде гигантского оборонительного вала, протянувшегося с севера на юг.
Стоит только раскрыть страницы псковских летописей, как с них доносятся бесчисленные свидетельства упорного приграничного противостояния, воинской славы и доблести псковичей.
Вот, например, 1240 год. Тевтонские рыцари безжалостно жгут и грабят псковский край.

В 1242 году Александр Невский вместе с дружиной одержал блистательную победу над немецкими рыцарями на апрельском льду Чудского озера, устранив, тем самым, прямую угрозу захвата русских земель. Но вплоть до уничтожения Ливонского ордена во второй половине XVI века от рыцарей исходила постоянная угроза псковским владениям.

Как тут не упомянуть подвиг псковичей в годы Ливонской войны. Оборона Пскова от войск польского короля Стефана Батория в 1581-1582 гг. — это высшее проявление стойкости и мужества псковичей, их ратные умения.

В течение осады псковичи отбили 31 приступ многократно превосходящего врага и сами совершили 46 вылазок против королевских войск. Историк Н. М. Карамзин позднее заметил, что если бы в истории Пскова была только одна страница — осада Батория, то и за одно это спасенная Россия должна быть вечно благодарна этому старинному городу.

Но уже 33 года спустя Псков в одиночестве, лишенный какой-либо помощи, опять противостоит целой армии, на этот раз шведского короля Густава Адольфа. И вновь одерживает победу над одной из самых лучших армий Западной Европы.
Вся история средневекового Пскова — это история беспрерывных войн, вражеских набегов, осад и боевых походов. Автор «Спутника по древнему Пскову» Н. Ф. Окулич-Казарин подсчитал, что только по сведениям уцелевших письменных источников с 1116 по 1709 годы, Псков вел 123 войны с внешними врагами. Согласимся, что подобный ратный труд и не всякому государству под силу. А Псков не только выдерживал, но и побеждал. Причем ни разу не был захвачен врагом. За исключением, разве что, единственного случая, когда с помощью измены и обмана немецкие рыцари завладели городом в 1240 году.

Первые библиотеки Древней Руси


     Появление первых библиотек на Руси связывают с возникновением на территории нашей страны древнерусского государства — Киевская Русь.
     Еще до складывания централизованного государства, Древняя Русь славилась высоким уровнем развития экономики и культуры, выдающимися  архитектурными сооружениями. Широко распространялась письменность: переписка древнерусских и перевод иностранных книг. Первые сведения о появлении книг на Руси относятся примерно к 9-10 вв. Создатель славянской азбуки и христианский миссионер св. Кирилл (Константин) столкнулся в Корсуне (Херсонесе) с книгами: Евангелие и Псалтирь, написанными “роусьными письмены”. Все рукописные книги, а их называли еще “источниками мудрости”, “реками, наполняющими вселенную”, “утешением в печали”, ценились очень высоко. Сама культура была доступна немногим, книги стоили дорого, так как делались из очень дорогого материала– пергамента.
     Греческие, славянские и древнерусские рукописные книги в конце 10– начале 11 вв. употреблялись для обучения грамоте, для приобретения  определенного круга знаний.
     Из летописи известно, что в 988 г. великий киевский князь Владимир Святославович собирал детей знатных лиц и отдавал их ”на учение книжное”. Позже  летопись рассказывает о Ярославе Мудром, который приказал в Новгороде до 300 детей “учите книгами”. Книги и другие памятники письменности  в 10-11 вв., главным образом, собирались в монастырях, церковных соборах великих князей и высшего духовенства. Все это и привело к возникновению первых библиотек на Руси.
     Кстати, само слово “библиотека” в Древней Руси почти не употреблялось. Впервые оно встречается в знаменитой “Геннадиевской Библии”, которая была переведена и переписана в Новгороде в самом конце 15 в. (1499 г.). Термин этот был для русских людей непривычным, поэтому на полях против него переводчик даже сделал пояснение: “книжный дом”. Второй раз термин встречается в начале 17 в. (1602 г.) в Соловецкой летописи, которая сообщала: «Построена у соборской церкви в паперти каменная палата для библиотеки».
     Что же касается первого летописного указания на библиотеки, то оно относится к 1037 г., когда Ярослав Мудрый собрал писцов для перевода греческих и переписки уже имеющихся  славянских книг, приказав хранить их в Софийском соборе в Киеве. Созданная таким образом первая библиотека на Руси в последующие годы росла и обогащалась книжными сокровищами.
     В разное время делались попытки хотя бы примерно определить фонд этого книжного собрания. Некоторые  источники утверждают, что оно «насчитывало великие тысячи книг на разных языках». Историк  русской церкви Голубинский определил книжный фонд первой библиотеки в 500 томов. Но несомненно: в этой библиотеке имелись основные произведения Древней Руси, как переводные, так и оригинальные, и что ее фонд непрерывно увеличивался.
     Что же читали наши предки, что могло быть в княжеской библиотеке, помимо богослужебных книг? Особенно охотно читали тогда «Жития святых», имелись сочинения энциклопедического характера — «Изборники» (“Изборники” Святослава. 1073 и 1076 гг., в который входят церковные сочинения, статьи по грамматике, логике, поэтике, притчи, загадки, а также разнообразные поучения (например, поучение о том, какими правилами должен руководствоваться человек в жизни), «Шестидневы» (сборники правил для соблюдения их на каждый день в течение недели), “Физиологи” (сборник рассказов на греческом языке о свойствах реальных и фантастических животных, в сопровождении аллегорических толкований в духе христианского вероучения)
     О читателях этой библиотеки мы ничего сегодня, к сожалению, не знаем. Ее богатствами пользовался по всей вероятности, составитель “Изборника” по имени Иоанн. В конце своего труда он сам написал: “Коньчашася книга сия рукою грешного Иоанна…”. Дан здесь и один из древнейших советов, как читать: “Когда читаешь книгу, не тщись торопливо дочитать до другой главы, но уразумей, о чем говорят книги и словеса те.”
     Сохранить библиотеку в то время было делом весьма сложным. Можно говорить о том, что Софийский собор насчитывал ряд библиотек: одни гибли, на их месте возникали новые. В 1169 г., например, Мстислав, сын св. кн. Андрея Боголюбского, взял Киев, три дня грабил собор и вывез оттуда все книги. В 1203 г. Софию грабили половцы в союзе с русскими князьями, и опять пострадал книжный фонд библиотеки. Но эта библиотека вовсе не была единственной в Киеве.
     Обширное собрание книг — не только русских, но и греческих, — имелось в Киево-Печерском монастыре. Часть книг была принесена и оставлена  мастерами, которые расписывали соборную церковь. Книги хранились на “палатях» — хорах этой церкви. Помимо этого, к 12 в. книгохранилища были уже  во Владимире, Рязани, Чернигове, Ростове, Суздале, Полоцке, Пскове и других городах.
     В связи с упоминанием г. Полоцка сделаем небольшое отступление… Необычайно интересен тот факт, что первой женщиной-библиотекарем на Руси можно назвать св. прп. Евфросинию, кн. Полоцкую.
     Одной из крупных русских «книгохранительниц» была в те времена библиотека полоцкого Софийского собора, на становление которой существенное влияние оказала деятельность знаменитой просветительницы ХII в. княгини Евфросинии. Именно св. Евфросиния Полоцкая считается первой женщиной-библиотекарем на Руси. Юная княжна с позволения полоцкого епископа Ильи поселилась в церкви Святой Софии в боковой комнатке — «голубнице», т. е. в чердачной пристройке, где имелось помещение для хранения книг. Свободное от молитвы время она проводила в переписывании рукописей. Часть переписанных св. Евфросинией книг продавалась богатым церквам и монастырям, а вырученные деньги по ее просьбе раздавали нуждающимся. Для бедных церквей она делала списки Евангелия бесплатно. Евфросиния писала стихи, переводила с греческого языка, а возможно, и с латинского, пополняла Полоцкую летопись.
     Княжна мечтала о том, чтобы перепиской книг в Полоцке занимались не единицы, а десятки грамотных людей. Мечта воплотилась в реальность после основания ею двух церквей — Св. Спаса и Пресвятой Богородицы. При церкви Св. Спаса Евфросиния основала женский монастырь, а при церкви Пресвятой Богородицы — мужской. В созданных ею монастырях она организовала школы. Здесь обучались и сестры Евфросинии — Горислава и Звенислава, которым после пострига в монахини дали имена Евдокия и Евпраксия. При монастырях были созданы скриптории — мастерские по переписке книг, в которых существовала специализация: один мастер делал цветные инициалы и заголовки, второй — миниатюры, третий — переплеты. В основанных св. Евфросинией монастырях создавались прекрасные памятники книжного искусства, например, Погодинское Евангелие ХI в.
     Но вернемся к нашему рассказу… Вторым по величине крупнейшим культурным центром был Новгород Великий. И здесь, правда, книги гибли от многочисленных пожаров, но город избежал татаро-монгольского нашествия. Именно по этой причине из общего числа книг 12-14 вв. более половины приходится на долю Новгорода. И, прежде всего, именно здесь сохранилась первая датированная рукописная русская книга — “Остромирово евангелие”. Оно было создано дьяконом Григорием. Интересен  путь этой рукописи. Иван Грозный вывез рукопись наряду с другими в Москву, где она хранилась в одной из церквей. Потом, по распоряжению Екатерины Второй, ее привезли в Петербург. В 1805 г. она была «найдена» в гардеробе  императрицы. Как и когда она туда попала — никому не известно, так как ни в каких описях она не значилась. По распоряжению Александра Первого ее перевезли в Публичную библиотеку.
     Новгород в течение столетий накапливал и сохранял древнейший памятники русской письменности. Находились они в Софийском соборе. Сама библиотека была под наблюдением новгородского владыки. В библиотеку приезжали монахи из отдаленных  русских монастырей и переписывали здесь книги.
     Как  же выглядела эта библиотека? Где хранилась? Это поразительно, но ее можно осмотреть в наши дни. Сейчас она открыта там же, где размещалась прежде — в длинной анфиладе залов  на хорах собора. Книжный фонд Софийской библиотеки насчитывал около тысячи рукописных книг в кожаных переплетах и старопечатных изданий. Есть уникальные: трактат “Наказ писцам”, подлинные письма Петра Первого, первый топографический план Москвы, напечатанный на развороте Библии.
     Однако вопрос о времени появления библиотек на Руси нельзя считать решенным основательно. Предполагается, что в Киеве библиотеки существовали еще в 10 в.
     Так, библиотеку могла иметь основанная в 988 г. школа обучения детей, в которой требовалось наличие требуемого числа книг. Они могли быть открыты и при строительстве соборов. Например, на Подоле, еще до принятия Христианства, уже существовала Ильинская церковь. В 996 г. было закончено сооружение величественной Десятинной церкви. В некоторых источниках говорится, что кн. Владимир украсил эту церковь не только иконами, крестами и церковными сосудами, но и книгами, привезенными из Корсуни.
     Таким образом, все больше и больше становилось на Руси людей, “насыщающихся  сладостью книжной”.
     “Для продолжения и углубления образования, а также и для самообразования,- писал академик Б. Греков,- служили библиотеки. Они были введены в русские монастыри вместе со студийным монастырским уставом. Библиотеки находились в ведении брата- библиотекаря. Братия по его распоряжению должна была являться в определенные часы для чтения книг”.
     Именно так стали возникать на территории нашей страны первые монастырские библиотеки. Их характерной особенностью стало объединение ими функций создания, использования и хранения книги. Библиотека сочетала в себе элементы проветительского учреждения, книжной мастерской и книжного склада. В монастырских библиотеках создавались летописи, переписывались и переводились книги, организовывалось их хранение и распространение. В Соловецком  монастыре, например, для библиотек выстроили специальное каменное здание. На должности монастырских книгохранителей, как правило, назначались образованные монахи. Основной их задачей являлось бережное хранение книг и рукописей и выдача их для чтения. Надо сказать, что этими библиотеками пользовались и лица, находящиеся за пределами монастыря.
     По-видимому, в некоторых библиотеках, наряду с церковными каноническими, т.е. “истинными” книгами, находились апокрифические, т.е. “ложные”, “отречённые” сочинения, с распространением которых боролась христианская Церковь.
     Большое место в фондах древнерусских библиотек занимала оригинальная древнерусская литература, древнейшие русские летописные своды, государственные документы, юридические памятники. Среди них, в первую очередь, должны быть названы: “Слово о законе и благодати” митрополита Илариона, ”Поучение Владимира Мономаха”, ”Сказание о Борисе и Глебе”, Поучения Феодосия Печорского и проповеди новгородского епископа Луки Жидяти. Из произведений 18 в. в библиотеке хранились проповеди Кирилла Туровского, знаменитое ”Слово о полку Игореве” и другие сочинения.
     Этим кратким перечнем сохранившихся до нашего времени древнерусских оригинальных произведений, разумеется, далеко не исчерпывается состав книжного фонда библиотек. Подавляющее большинство книг было уничтожено во время войн, феодальных набегов татаро-монгольских захватчиков на Русскую землю. В летописях и других исторических источниках приводятся многочисленные сведения о расхищении и ограблении городов, церковных соборов и монастырей, о пожарах и стихийных бедствиях. Всё это сопровождалось гибелью и уничтожением культурных ценностей и памятников древнерусской письменности.
     Не сохранилось каталогов, описей древних книг в библиотеках, позволяющих судить об организации и расстановке книжного фонда, о выдаче книг и порядке работы этих библиотек. Однако, нет сомнения в том, что такая работа велась в крупных древнерусских библиотеках.
     Древнерусские летописи ничего не писали о жизни народа, о его духовных запросах и чаяниях, стремлении к образованию. Но новейшие археологические разыскания и изучения древнейших памятников письменности позволяют утверждать, что грамотные люди имелись и в среде простых людей. Не имея возможности приобрести книгу, простой народ использовал для письма бересту. Конечно, круг грамотных людей из народа был невелик. Жестокая эксплуатация, недоступность школ и библиотек для простого люда препятствовали распространению грамотности. Книга и библиотека были достоянием феодалов и духовенства. Древнерусские библиотеки служили орудием распространения и укрепления христианской религии — идеологической основы феодального государства.
     Несомненно, что на организацию первых библиотек на Руси повлиял факт принятия Христианства как официальной государственной религии, направленной на укрепления могущества древнерусского феодального государства.
     О составе книжного фонда библиотек этого периода можно судить по немногим сохранившимся памятникам древнерусской письменности. В большинстве своём это религиозные произведения, церковные богослужебные книги, богословские сочинения, поучения христианских писателей. Таким образом, из более чем 130 рукописных книг 11-12 вв., около 80 были богослужебными. Это было необходимо, ведь Христианство меняло в корне все представления людей об устройстве вселенной, о происхождении рода человеческого. Что же касается книг светского содержания, их имелось не более двух процентов.
     К 16 в. уже сложилась практика составления описей (списков книг) библиотек. Эти описи содержали уже первые элементы систематизации книг, являясь как бы предтечами библиотечных каталогов.      По ним можно проследить и динамику роста фондов библиотек.
     По мере усиления процессов централизации государства роль самостоятельных княжеств как центров собирания, создания и хранения книг ослабевает. С другой стороны, с ростом книгопечатания, особенно после организации Московского печатного двора, усиливается проникновение в провинцию новой книги. В целом библиотеки, при продолжающемся количественном росте их собраний, теряют потенцию качественного обновления фондов. Постепенно уходит в прошлое их роль ведущей культурной силы. Из-за плохой сохранности памятников письменности происходит также постоянное ”вымывание” из библиотек книг более раннего периода. Но одновременно с этими процессами растёт число и значение личных библиотек.
     Богатыми книжными коллекциями владели представители придворной знати, духовенство. В библиотеке патриарха Никона насчитывалось, например, более тысячи книг. Уникальной была, по некоторым данным, библиотека московских царей: Ивана III, Василия III, Ивана Грозного (Либерия или Либерея), исчезнувшая, предположительно, в Смутное время. Возможно, она включала и книжное собрание византийских императоров, вывезенное в Москву после завоевания Константинополя турками.
     Таким образом, значение древнерусских библиотек, которые были и просветительскими учреждениями, и книжными мастерскими, и ”книгохранилищами” огромно: они сберегли, сохранили для нас ценнейшие памятниками старины. То же относится и к монастырским библиотекам. Оценивая историко-культурное их значение, необходимо подчеркнуть, что насаждая церковную идеологию, они, в то же время, были основными хранилищами памятников древнерусской письменности, дошедшей до наших дней благодаря им.

    Список используемой литературы:


  1. Глухов А.И. Из глубины веков: Очерки о древних библиотеках мира. — М.: Книга, 1971 — 110с.,ил.
  2. Глухов А. И. …Звучат лишь письмена. Судьбы древних библиотек. — М.: Книга, 1981 — 208с., ил. — (Всесоюзное общество любителей книг)
  3. Бендерский И. В стенах древних монастырей // Библиотека. — 1991. -№4. — C.58-61
  4. Бендерский И.Л. Библиотечное дело в СССР и вопросы его теории // НТБ. — 1988. — №10. — C.14-21
  5. Бакун Д. О временах дано минувших и теперешних // Библиотека. — 1997. — №4. — C.60-63
  6. Абрамов К.И. История библиотечного дела в СССР. — М.: Книга, 1970. — 143с.

К вопросу о псковских зодчих в Москве в последней четверти XV в. Историографический аспект

И. Л. Федотова
(ООО «Аллегория» Проектирование/ Строительство/ Реставрация)

 

К вопросу о псковских зодчих в Москве в последней четверти XV в. Историографический аспект


Конец XV века — это время необыкновенного строительного подъема в Москве, обусловленного новыми задачами, вставшими перед архитектурой. Его кульминацией стал уникальный ансамбль Соборной площади Кремля, где сплавились воедино лучшие достижения русского зодчества и опыт архитектурной традиции Запада. Наряду с итальянскими зодчими в этом грандиозном строительстве, по летописным свидетельствам, принимали участие «мастера церковные», прибывшие из Пскова 1.
Из перечисленных летописями построек псковичей в Москве две церкви — Иоанна Златоуста (1478 г.) и Сретения на Поле (1482 г.) — не дошли до наших дней и рассматриваются в литературе лишь на основании летописных данных2. Три сохранившихся храма — церковь Св. Духа Троице-Сергиевой лавры (1476–1477 гг.), Благовещенский собор (1484–1489 гг.) и церковь Ризположения Московского Кремля (1484–1485 гг.) — являются ключевыми памятниками конца XV в. и предстательствуют за переходный период в истории московского зодчества, непосредственно предшествовавший активной деятельности итальянских архитекторов на Руси и сложению общерусской архитектурной традиции в начале XVI в.
Летописный рассказ о приглашении псковских зодчих в Москву уже с начала XX столетия вызывал множество споров среди исследователей древнерусской архитектуры. И по сей день он ставит перед учеными ряд трудноразрешимых вопросов. Кем в действительности были призванные Иваном III мастера — строительной артелью, постоянно работавшей в Пскове и возводившей небольшие храмы? Или группой архитекторов, которые возглавили артель местных московских мастеров и которых в этом случае можно поставить в один ряд с итальянскими зодчими, работавшими в это же время в Кремле? Какие из конструктивных и стилистических особенностей перечисленных летописью храмов были привнесены в московскую архитектуру их создателями и как они повлияли на ее дальнейшее развитие?
История изучения проблемы псковских мастеров в Москве насчитывает уже более ста лет3. Однако до сих пор не было составлено полной историографии этого вопроса, что затрудняет систематизацию накопленных данных и дальнейшие исследования в этом направлении. Многие устоявшиеся в науке представления об архитектурно-строительной ситуации в Москве в последней четверти XV в. нуждаются в уточнениях и корректировке в свете исследований последних десятилетий.
Цели настоящей статьи — проанализировать основную литературу, посвященную псковским мастерам в Москве в 1470–1480-е гг., упорядочить высказывавшиеся в разное время гипотезы, подвести первоначальный итог уже разработанным аспектам проблемы и сформулировать круг вопросов, которые остаются дискуссионными в настоящее время.
В конце XIX — начале XX в. псковское зодчество стало привлекать внимание ученых-архитекторов как самобытное явление средневековой архитектуры Руси. В работах В. В. Суслова впервые были подробно исследованы ступенчатые конструкции псковских сводов и возможные истоки этой формы4. Первый пример их употребления В. В. Суслов видел в псковской церкви Михаила Архангела с Городца, которую он датировал 1339 г. Тогда же им была высказана мысль о ведущей роли ступенчатых повышенных сводов для развития древнерусской архитектуры, оказавшая влияние на все последующее ее изучение5. Вслед за В. В. Сусловым на эту гипотезу опирался целый ряд исследователей начала XX в. Открытие для науки псковской церкви Успения Богородицы в селе Мелетово 1462 г., которая сохранила первоначальную ступенчатую конструкцию сводов, скрытую снаружи восьмигранным постаментом под барабаном, укрепило представления о псковском происхождении конструкции ступенчатых арок. При этом роль московской архитектуры XV в., практически неизученной в то время, рассматривалась как вторичная по отношению к новаторской архитектурной мысли других региональных школ.
Эти представления легли в основу гипотезы К. К. Романова, сформулированной им в 1925 г. в труде «Псков, Новгород и Москва в их историко-культурных взаимоотношениях». Ученый первым оценил значимость для псковской школы периода второй половины — конца XV в. как «эпохи блестящего строительства»6, сопоставляя богатство архитектурных решений псковских памятников с одновременным упадком в архитектуре новгородской школы на завершающем этапе ее развития. В таком контексте факт приглашения в Москву в 1470-е гг. псковских зодчих приобретал ключевое значение для исследователя, который впервые уделил ему особое внимание. Последняя четверть XV в. рассматривается К. К. Романовым как этапный период для московского зодчества, когда новую жизнь ослабевшей московской школе дает приток художественных сил извне, и в первую очередь приглашенные Иваном III псковские мастера. Именно им принадлежало первенство в определении причин обрушения Успенского собора, затем подтвержденных приехавшим позже Аристотелем Фиораванти 7. После возведения венецианским зодчим Успенского собора итальянцам на протяжении тринадцати лет не поручалось ни одной церковной постройки; все пять храмов, построенных в эти годы, летопись относит к работе псковичей. Из этих построек наиболее неискаженным, по мнению К. К. Романова, дошел до нас Благовещенский собор, сохранивший первоначальные перекрытия с повышенными подпружными арками. Исследователь считал, что псковичи целиком привнесли этот тип сводов в московскую архитектуру. В соответствии с этим, он выдвинул предположение об активном участии псковских мастеров в московском строительстве всей второй половины XV в., начиная с работ по восстановлению Георгиевского собора в Юрьеве-Польском в 1450-х гг. и заканчивая собором Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря 1490 г. Более поздние памятники московской школы, по мнению К. К. Романова, возводились уже местными среднерусскими мастерами, воспринявшими и развивавшими опыт псковских зодчих. Таким образом, значение работы псковичей в Москве и подвластных ей землях К. К. Романов видел в повышении технического уровня строительства в Средней Руси и выработке новых типов и форм, применявшихся в дальнейшем в общерусском зодчестве.
Подобные взгляды сохранялись в науке на протяжении всей первой половины XX столетия 8. Н. И. Брунов первым высказал сомнения в псковском происхождении приема повышенных подпружных арок и указал на их широкое применение в раннемосковском зодчестве9. В 1940-х гг. после открытия для науки церкви Параскевы Пятницы в Чернигове стали очевидными общенациональные истоки ступенчатой формы завершения башнеобразных храмов, развитие которой происходило на
Руси параллельно с другими славянскими странами. Таким образом, сопоставление псковской и московской школ в этом направлении теряет остроту и сменяется более глубоким изучением архитектуры каждой из них.
В 1965 г. появляются статьи Г. И. Вздорнова и М. А. Ильина, в которых впервые обобщаются накопленные данные и детально анализируются художественные особенности сохранившихся построек псковских мастеров в Москве10. Г. И. Вздорнов делает вывод о преобладании форм московского происхождения в архитектуре всех трех храмов и подчинении псковских зодчих московскому художественному языку. Однако он предостерегает от проведения прямых параллелей и возведения особенностей памятников непосредственно к такому образцу, как собор Андроникова монастыря 11. Исследователь впервые отмечает и те черты памятников, которые действительно характерны для псковской архитектуры, например, круглые столбы звонницы в Духовской церкви и восьмигранный постамент под барабаном в церкви Ризположения. В целом, по мнению Г. И. Вздорнова, «деятельность псковской артели необходимо рассматривать как завершающую в тот период истории московского зодчества, который падает на середину и вторую половину XV века»12. К заслугам псковских мастеров он относит развитие ими приемов кирпичной кладки, закрепление за кирпичом значения главного строительного материала и переработку традиционных форм московского зодчества в духе новых требований.
Реконструируя картину строительной деятельности псковских мастеров в Москве, Г. И. Вздорнов обратил внимание на задержки в возведении Благовещенского собора, которые он связывал с одновременным строительством ими других зданий великокняжеского комплекса, в частности Казенной палаты. Он также считал возможным авторство псковских зодчих для несохранившегося Богоявленского собора в Кремле, известного по изображениям на рисунке из Книги избрания на
царство. Собор был возведен в 1480–1481 гг. — таким образом, время его строительства совпадает с хронологическими рамками перерыва между постройкой псковичами церкви Иоанна Златоуста в 1478 г. и закладкой церкви Сретения на поле в 1482 г.
В работе М. А. Ильина впервые были подробно проанализированы летописные свидетельства о приглашении в Москву псковских мастеров и построенных ими храмах. М. А. Ильин указывает на неточность, допущенную летописцем: он поместил рассказ о вызове псковичей Иваном III для установления причин обрушения Успенского собора под 1476 г., через год после начала строительства Аристотелем Фиораванти нового Успенского собора 13. Рассмотрев все летописные известия о постройках псковских зодчих в Москве и определив хронологию их возведения, исследователь заключает, что известие Софийской второй летописи относится не к 1476, а к 1474 г., до прибытия в Москву Аристотеля Фиораванти. Соответственно, ошибочным нужно считать и объяснение летописцем отказа псковичей от возведения Успенского собора их занятостью на других постройках. С 1475 по 1476 гг. зодчие могли быть заняты только подготовительными к строительству работами.
В соответствии с летописными датировками, автор относит возведение Духовской церкви к 1477 г., церкви Иоанна Златоуста к 1478 г., а церкви Сретения — к 1482 г., связывая отмеченную в летописях задержку освящения церкви Иоанна Златоуста с конфликтом между великим князем и митрополитом Геронтием14. В 1484–1485 гг. возводится церковь Ризположения на митрополичьем дворе, а одновременно с ней с 1483 по 1489 гг. строится Благовещенский собор. Анализируя летописные источники, не дающие дальнейшей информации об участии псковских мастеров в строительстве Благовещенского собора, М. А. Ильин, как и Г. И. Вздорнов, приписывает им постройку в комплексе с храмом Казенной палаты, несмотря на то, что в летописи псковские зодчие названы «церковными мастерами».
М. А. Ильин первым уделил особое внимание словам летописи о возвращении псковских мастеров «отъ Нѣмецъ». Он объяснял выбор Ивана III тем, что приглашенные им мастера были не рядовыми псковскими каменщиками, а зодчими, ко- торые «отъ Нѣмецъ пришли, навыкши тамо тому дѣлу каменосѣчной хитрости»15, то есть прошли европейскую школу архитектурного строительства, благодаря чему стали известны и в Москве. В связи с этим автор анализирует архитектуру сохранившихся храмов с точки зрения влияний западной строительной традиции и отмечает наличие в декоре Духовской церкви Троице-Сергиевой лавры таких нетрадиционных для древнерусского зодчества элементов, как оформление апсид полуколонками, соединенными сверху гирляндами, резьба на цоколе в виде трилистников и убранство южного портала, его капители и перехваты в виде коронки16.
Одновременно в науке о псковском зодчестве сформировалась другая точка зрения, согласно которой создателями московских храмов были мастера псковской артели каменщиков. Вызовом артели в Москву объяснялся десятилетний перерыв в летописных известиях о каменном строительстве в Пскове — с 1473 по 1483 г.17 — чему, однако, противоречило время окончания последней постройки псковичей в Москве, Благовещенского собора, — 1489 г.18 Этой версии придерживался Ю. П. Спегальский19, в наше время она была дополнена А. И. Комечем, рассмотревшим те особенности московских памятников, которые могут дополнить картину псковского зодчества конца XV в. По мнению исследователя, качественные изменения в архитектуре Пскова 1490-х гг., проявившиеся в церквях Богоявления с Запсковья и Георгия со Взвоза, позволяют говорить об обратном влиянии строительства псковичей в Москве на дальнейшее развитие псковской школы 20.

В. В. Седов, активно занимающийся исследованиями псковской архитектурной школы, сделал новую попытку определить в ней место «московского периода»21. Почти полное отсутствие псковских черт и приемов в московских постройках 1470–1480-х гг. В. В. Седов объясняет условиями столичного заказа. При этом наиболее близкой псковской архитектуре по типологии и общему образу он считает церковь Ризположения. В соответствии со своей классификацией псковских памятников, исследователь соотносит церковь Ризположения с выделенной им группой храмов типа церкви Ильи в Выбутах, включающей также церкви в Старой и Новой Уситве (1471 г.) и Георгия в Камно22. Для этого типа храмов характерны небольшие размеры, одноапсидность и наличие слитых сводов. Конструктивная близость этих памятников и церкви Ризположения, также перекрытой слитыми сводами, позволила В. В. Седову предположить, что группа строителей, сооружавшая в Пскове перечисленные погостские храмы в начале 1470-х гг., входила в состав артели, вызванной в Москву23. В связи с их отъездом возведение храмов подобного типа в псковских землях прервалось, а во время строительства в Москве Благовещенского собора эта группа зодчих была выделена из артели для постройки церкви Ризположения24.
Можно заключить, что параллели с псковской архитектурой, проводимые исследователями, оказываются плодотворными для понимания особенностей трехмосковских памятников, несмотря на различия в строительной технике и приемах.
Очевидно также наличие точек соприкосновения московской и псковской школ, в разных условиях развивавших схожие типы храмов и отдельных конструкций. И все же, несмотря на углубившиеся знания о псковском зодчестве, спорным оставался вопрос: сопоставимо ли оно с высокой культурой строительства московской школы, унаследовавшей традиции Владимиро-Суздальской земли? Преобладание характерных признаков московской архитектуры в трех сохранившихся постройках псковичей в Москве, а также несвойственная Пскову кирпичная техника этих сооружений заставляли некоторых исследователей ставить под сомнение летописный рассказ. Этот вопрос впервые поставил П. Н. Максимов. Он пересматривает саму статью Софийской второй летописи о приглашении псковичей Иваном III и интерпретирует ее дальнейший текст как относящийся к упоминавшимся ранее московским зодчим Кривцову и Мышкину: «Тогда великий князь отпусти (их), иже последи делаша святую Троицу в Сергееве монастыре, и Ивана Златоустаго на Москве и Сретение на Поле, и Ризположение на Митрополичем дворе, и Благовещение на великого князя дворе»25. П. Н. Максимов объясняет свою версию тем, что в обрушении Успенско- го собора могла быть повинна не плохая подготовленность московских строителей, а иной фактор, в качестве которого автор рассматривает упоминаемый некоторыми летописями «трус» — землетрясение. Другой причиной он называет «навязанную заказчиками» поспешность, с которой московские зодчие вынуждены были строить храм (митрополит Филипп I стремился успеть завершить строительство, ставшее делом его жизни). Таким образом, исследователь считал возможным отнести все три постройки к работе самих москвичей или их сотрудничеству с псковскими мастерами, в котором роль москвичей нужно признать главенствующей.
Однако эта точка зрения не стала в науке ведущей. Сам П. Н. Максимов писал о необходимости дальнейших исследований, которые позволят прийти к более определенным выводам. Позднее убедительные аргументы в защиту общепринятого прочтения летописных источников были найдены В. П. Выголовым26. Проанализировав точный текст статьи Софийской второй летописи под 1476 г., исследователь доказал, что она целиком посвящена псковским мастерам. В пользу этого говорит и их повторное упоминание в летописи, относящееся к постройке Духовской церкви. Обосновывая присутствие данных о работе псковских мастеров в Москве только в Софийской и Львовской летописях, В. П. Выголов указал на особое происхождение этих сводов — от митрополичьего летописания. К тому же источнику восходят содержащиеся в этих летописях подробные описания этапов строительства Успенского собора.
Постройки псковичей обладают многими особенностями, которые не встречаются в более ранних московских памятниках. Можно ли здесь говорить о новаторстве их создателей, или это усвоение опыта московского зодчества предшествующего этапа?
От периода деятельности московских зодчих с 1450 по 1470-е гг. до нас почти не дошло памятников. Между тем очевидно, что именно в нем нужно искать условия формирования сложного и разнообразного характера московской архитектуры последней четверти XV в. В этом отношении очень важным для нашей темы становится исследование В. П. Выголова, итогом которого стало воссоздание картины развития московской школы середины — конца XV в. и строительной программы Ивана III 27.
Летописные источники свидетельствуют об интенсивном строительстве этого времени, связанном с распространением нового материала — кирпича. В. П. Выголов предполагает существование в 1450–1470-е гг. по крайней мере двух строительных артелей в Москве, одна из которых (под началом Кривцова и Мышкина) продолжала возводить храмы из белого камня, а другой, работавшей в новой технике, принадлежали кирпичные постройки того времени, известные по летописям. По мнению исследователя, специализация на одном строительном материале может объяснить отказ приехавших из Пскова мастеров, строивших из кирпича, продолжать возведение белокаменного Успенского собора. Однако квалифицированное заключение, которое дали псковичи по качеству каменной кладки обрушившегося Успенского собора, противоречит версии В. П. Выголова. Остается предположить, что эти зодчие владели как каменной, так и кирпичной техникой строительства.
В последние десятилетия дополнились знания об оригинальных мотивах декора, встречающихся в трех московских памятниках. В. П. Выголов провел параллель между керамическими поясами, украшающими верхний ярус основного объема и апсид московских памятников, и появление поливной керамики на фасадах псковских храмов в конце XV в., которое исследователь объясняет связями Пскова с позднеготическим искусством прибалтийских и немецких земель28. Детальная реконструкция «готического» убранства фасадов и порталов Духовской церкви была предложена В. В. Кавельмахером на основе новых данных о декоре этого памятника29.
В этом свете представляется актуальным мнение Д. А. Петрова, который вслед за М. А. Ильиным придает первостепенное значение летописному указанию на возвращение приглашенных Иваном III мастеров «отъ Нѣмецъ»30. Исследователь анализирует летописные данные, свидетельствующие о долгой традиции, которую имела на Руси практика приглашения мастеров из-за рубежа или из другого княжества. Новгородцы и псковичи, жители пограничных земель, неоднократно обращались за помощью к «немецким» мастерам, например, в 1430–1440-х гг. при осуществлении строительной программы архиепископа Евфимия II (причем в новгородских постройках этих мастеров ими были применены характерные для готики формы и приемы). Известны также случаи приглашения в Новгород и Псков мастеров из Москвы для выполнения некоторых сложных работ31. В этот же ряд можно поставить факт приглашения Иваном III из Пскова высококвалифицированных зодчих, перенявших иноземный опыт строительства. Однако сведений об участии русских мастеров в строительстве за рубежом пока не обнаружено, а сама возможность подобного рода контактов до сих пор не изучалась специально. Все же, как считает Д. А. Петров, аналогии нетрадиционному декору московских построек псковичей следует искать в готической архитектуре прибалтийских и немецких земель.
В ходе комплексных реставрационных работ, которые ведутся с 2000 г. в Благо- вещенском соборе московского Кремля, был обнаружен ряд технических особенностей и деталей убранства собора, относящихся к западноевропейской архитектурной традиции. Это первоначальные колонны крыльца и галереи 1480-х гг., повторяющие колонны Успенского собора, а также «верстовая кладка из брускового кирпича, металлические связи, лучковые арки, попытки воспроизведения крестовых сводов» в подвале здания Казенной палаты, строившейся одновременно с собором32. По мнению исследователей, это свидетельствует о тесном сотрудничестве строителей Благовещенского собора с итальянскими зодчими, работавшими в это время в Кремле.

Таким образом, можно подвести следующие предварительные итоги изучению вопроса о псковских мастерах в Москве в последней четверти XV в. На сегодняшний день факт вызова Иваном III зодчих из Пскова и постройки ими пяти храмов не вызывает сомнения у исследователей. Он подтверждается известиями нескольких летописей и не противоречит существовавшей на Руси практике привлечения к масштабному строительству мастеров из других земель. Имеющиеся у нас данные говорят о высоком уровне мастерства этих зодчих.
Наличие целого ряда общих архитектурных особенностей и черт образной стилистики трех сохранившихся храмов также свидетельствует о работе одной артели33. Преобладающими для всех трех памятников являются московские черты, определяющие архитектурный облик построек, что, на наш взгляд, выключает их из контекста псковской архитектурной школы. Однако в целом конструктивные и стилистические особенности трех храмов представляют собой сложный синтез различных архитектурных традиций и приемов, среди которых исследователи выделяют и отголоски псковского зодчества, и мотивы западноевропейского и южнославянского происхождения, и первые заимствования опыта итальянских зодчих.
Со времени издания статей М. А. Ильина и Г. И. Вздорнова проблеме художественных особенностей и стилистики построек псковичей в Москве, синтеза различных мотивов, использованных в их архитектуре и декоре, больше не уделялось достойного внимания. В дальнейшем исследователи затрагивали лишь отдельные ее аспекты. И хотя в наше время А. И. Комеч назвал работы 1965 г. «практически исчерпавшими проблему» деятельности псковских мастеров в Москве34, на наш взгляд, в них только намечены основные направления для ее дальнейшего изучения.
Вопрос о том, кем были зодчие Духовской церкви Троице-Сергиевой лавры, Благовещенского собора и церкви Ризположения в московском Кремле, в настоящее время не имеет однозначного ответа. Кажется неправомерным отождествление их с артелью каменщиков, строивших в самом Пскове, т. к. техника и стилистика московских построек выходят за рамки псковской школы. Объяснение уникальным особенностям этих памятников, которые пока еще не заняли твердого места в истории древнерусского зодчества, следует искать как в предшествующем этапе развития московской школы XV в., так и в параллелях с европейской архитектурной традицией.


Irina L. Fedotova
(“Allegoria” Ltd. Projects/ Building/ Restoration)


Some Observations and Historiography on Pskovian Architects in Moscow in the Last Quarter of the 15th century.


Although having been studied for almost a century, the issue of the Pskovian master builders who, according to the chronicles, took part in the construction of Moscow churches in the last quarter of the 15th century, remains controversial. Ascribed to them by the chronicles are such monuments principal for the Moscow architecture as the Holy Spirit Church in Trinity Lavra of St. Sergius, the Cathedral of the Annunciation and the Church of the Deposition of the Robe in the Moscow Kremlin. Architectural features
of these monuments up to date haven’t received a convincing interpretation among researchers. This article comprises an overview of the studies on this issue and outlines the directions of further study.


Примечания


1 В Симеоновской летописи под 1474 г. приведено известие о приглашении в Москву псковских зодчих для установления причин обрушения Успенского собора, который возводился местной артелью во главе с Кривцовым и Мышкиным: «Князь великiй … посылаетъ въ Римскую землю по мастеровъ дѣля каменосѣчец, а иныхъ повелѣ привести къ себѣ изъ своея отчины изъ Пскова, понеже бо и тiи отъ Нѣмецъ пришли, навыкши тамо тому дѣлу каменосѣчной хитрости» (Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). Т. XVIII. Симеоновская летопись. СПб., 1913. С. 249; ПСРЛ. Т. XXII. Ч. 1. Русский хронограф редакции 1512 г. СПб., 1911. С. 493; ПСРЛ. Т. XXV. Московский летописный свод конца XV в. М.; Л., 1949. С. 302; ПСРЛ. Т. XXVIII. Летописный свод 1497 г. М.; Л., 1963. С. 137). Более подробно об этом повествует Софийская вторая летопись под 1476 г.: «Посла князь велики во Пьсков и повѣле прислати мастеровъ церковныхъ, и приведоша их. Они же дѣла ихъ похвалиша, что гладко дѣлали, да похулиша дѣ извѣсти, занеже житко растворяху, ино не клеевита, тогда князь велики отпусти, иже последи дѣлаша святую Троицу въ Сергѣеве монастырѣ, и Ивана Златоустаго на Москвѣ, и Стрѣтение на Полѣ, и Ризположение на митрополиче дворѣ, и Благовѣщение на великаго князя дворѣ» (ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. М., 2001. С. 218; ПСРЛ. Т. XX. Ч. 1. Львовская летопись. С. 301). Свидетельство о псковских мастерах повторяется в статье 1477 г. о постройке храма в Троице-Сергиевой лавре (ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. М., 2001. С. 255). О вызове псковичей в Москву кратко сообщают также другие летописные своды (ПСРЛ. Т. VIII. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859. С. 179–180; ПСРЛ. Т. XII. Патриаршая (Никоновская) летопись. СПб., 1901. С. 155– 156; ПСРЛ. Т. XXVI. Вологодско-Пермская летопись. М. ; Л., 1959. С. 254).
2 Подъяпольский С. С. О древней церкви Сретенского монастыря в Москве // Российская археология. 2000. № 1. С. 47-62.
3 О сохранившихся постройках мастеров из Пскова существует обширная литература, однако лишь некоторые авторы в своих исследованиях касались вопроса об их создателях. Кроме того, ни одному из трех храмов до настоящего времени не было посвящено монографических работ.
4 Суслов В. В. О сводчатых покрытиях в церковных памятниках древнерусского зодчества. Труды II съезда русских зодчих в Москве. М., 1899. С. 138–156.
5 Суслов В. В. Материалы к истории древней новгородско-псковской архитектуры. СПб., 1888. С. 16.
6 Романов К. К. Псков, Новгород и Москва в их историко-культурных взаимоотношениях // Известия Российской Академии истории материальной культуры. Т. IV. Л., 1925. С. 229
7 ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. С. 199.
8 Уже в 1953 г. Н. И. Брунов в очерке об Аристотеле Фиораванти по-прежнему писал о низком уровне московской архитектурной практики в конце XV в.: «У московских зодчих, мало строивших из камня в течение почти двух веков, оказался растерянным опыт кладки каменных стен и перекрытий в зданиях большого размера» (Брунов Н. И. Мастера древнерусского зодчества. М., 1953. С. 23).
9 Брунов Н. И. К вопросу о раннемосковском зодчестве // Труды секции археологии Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИИОН). Вып. IV. М., 1928. С. 93; Он же. К вопросу о некоторых связях русской архитектуры с зодчеством южных славян // Архитектурное наследство. Вып. 2. М., 1952. C. 3-42.
10 Вздорнов Г. И. Постройки псковской артели зодчих в Москве (по летописной статье 1476 года) // Древнерусское искусство: Художественная культура Пскова. М., 1965. С. 174–188; Ильин М. А. Псковские зодчие в Москве в конце XV века // Древнерусское искусство. Художественная культура
Пскова. М., 1968. С. 189–196.
11 Ильин М. А., Максимов П. Н., Косточкин В. В. Каменное зодчество Москвы эпохи расцвета // История русского искусства. Т. III. М., 1955. С. 324.
12 Вздорнов Г. И. Постройки псковской артели зодчих в Москве… С. 188.
13 ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. М., 2001. С. 198.
14 Там же. С. 190.
15 ПСРЛ. Т. XVIII. Симеоновская летопись. СПб., 1913. С. 249.
16 Ильин М. А. Псковские зодчие в Москве в конце XV века. С. 193.
17 Псковские летописи. Вып. 1. М.; Л., 1941. С. 79; Псковские летописи. Вып. 2. М., 1955. С. 193, 223, 291.
18 Вопрос о строительстве в Пскове в 1470–1480-х гг. до сих пор остается дискуссионным, его изучение осложняется тем, что от данного периода до нас не дошло ни одного известного по летописям памятника. К этому времени некоторые исследователи относят группу недатированных храмов в окрестностях Пскова, которые по своим стилистическим признакам принадлежат второй половине XV в. См.: Морозкина Е. Н. Псковская земля. М., 1975; Седов В. В. Псковская архитектура XIV–XV веков: Происхождение и становление традиции. М., 1992; Комеч А. И. Каменная летопись Пскова XII — начала XVI вв. М., 1993.
19 Спегальский Ю. П. Каменное зодчество Пскова. Л., 1976. С. 13.
20 Комеч А. И. Каменная летопись… С. 152–162.
21 Седов В. В. Псковская архитектура XIV–XV веков… С. 95.
22 Седов В. В. Псковские храмы XV века группы Выбут // Проблемы изучения древнерусского зодчества. СПб., 1996.
23 Седов В. В. Церковь Ризположения (1484–1485) и псковская архитектура // Русская художественная культура XV–XVI веков. Тезисы докладов Всесоюзной научной конференции. М., 1990. С. 42.
24 А. И. Комеч подчеркивает различие между слитыми сводами псковских памятников и сводами церкви Ризположения, где «постановка главы исключительна и оригинальна — не на паруса, а на угловые части крестовых сводов». По мнению исследователя, это можно объяснить «подражанием
только что законченному соседнему Успенскому собору Кремля» (Комеч А. И. Каменная летопись… С. 156). На наш взгляд, заимствование опыта Фиораванти последующими строителями ансамбля московского Кремля вполне закономерно.
25 Максимов П. Н. К вопросу об авторстве Благовещенского собора и Ризположенской церкви в Московском Кремле // Архитектурное наследство. Вып. 16. М., 1967. С. 13-18.
26 Выголов В. П. Русская архитектурная керамика конца XV — начала XVI вв. // Древнерусское искусство: Зарубежные связи. М., 1975. С. 194.
27 Выголов В. П. Архитектура Московской Руси середины XV века. М., 1988.
28 Выголов В. П. Русская архитектурная керамика… С. 294.
29 Кавельмахер В. В. Способы колокольного звона и древнерусские колокольни // Колокола: История и современность. М., 1985. С. 55.
30 Петров Д. А. Письменные источники источники об архитектурных связях Новгорода и Пскова с немецкими городами в XV веке // Проблемы изучения древнерусского зодчества. СПб., 1996. С. 124.
31 ПСРЛ. Т. V. Вып. II. Псковские летописи. М., 2000. С. 37.
32 Евдокимов Г. С. К истории построек Казенного двора в Московском Кремле // Царский храм. Благовещенский собор Московского Кремля в истории русской культуры. М., 2008. С. 373, 376.
33 К общим особенностям следует отнести небольшие размеры построек и использование декоративных приемов, не имеющих аналогов в предшествующей архитектуре Руси. Общую тенденцию можно проследить и в решении венчающих частей, в каждом случае, оригинальном и сообразном пропорциональным особенностям и назначению постройки. Присутствующая во всех трех храмах восьмигранная форма постамента под барабаном (постамент с килевидными завершениями граней, маскирующий повышенные подпружные арки в Благовещенском соборе; постамент с плоским завершением над слитыми сводами в церкви Ризположения; постамент с кокошниками, трансформированный в ярус звона, в Духовской церкви) находит параллели как в раннемосковских памятниках, так и в псковской архитектуре XV в., в частности, в церкви Успения в Мелетово.
34 Комеч А. И. Каменная летопись… С. 152.

О чем рассказывают археологические находки, летописи и городские легенды / Новости / Сайт Москвы

Воспоминания, рождающиеся из московской земли

Археологические раскопки показывают, что на месте нынешней Москвы и ее окрестностей с незапамятных времен жили люди. Среди самых ранних находок — топоры, рыболовные крючки и наконечники стрел из камня и кости — реликвии так называемой ляловской культуры, которые специалисты относят к периоду неолита, то есть последней фазе каменного века.Среди прочего, на территории села Дьяково, ныне известного как Мемориальный музей-усадьба Коломенское, было обнаружено доисторическое поселение, датируемое 4 тысячелетием до н.э., а аналогичному месту, найденному в Орехово-Зуевском районе, около тысячи лет. старшая.

Фатьяновская культура, в свою очередь, знаменует внедрение и развитие металлов. Обследование многочисленных захоронений конца 3 -го тысячелетия н.э., обнаруженных в различных частях Подмосковья, таких как Истра и Икша, привело археологов к выводу, что эта земля была заселена кочевыми скотоводами, которые делали свои орудия труда и украшения из бронза.

Артефакты дьяковской культуры, которые, согласно археологической классификации, охватывают период более тысячи лет с 7 -го -го века до н.э. до 7-го -го -го и 8-го -го веков нашей эры, указывают на признаки оседлости образ жизни. Обнаружение костей домашних животных, железных серпов и квернов указывает на то, что финно-угорские племена, населявшие эту местность в то время, такие как мерья и вепсы, занимались земледелием и скотоводством.

Наконец, исследователи предполагают, что курганы 10 -го -го и 11-го -го веков могли быть оставлены славянскими племенами вятичей, живших на землях современной Москвы, и кривичами, населявшими верхнюю часть территории. современной Подмосковья к северу от реки Клязьмы.

Следы славянских поселений обнаружены в большинстве прилегающих к воде районов Москвы: Дьяково, Фили, Кунцево, Матвеевское, Братеево, Зюзино и др. Самое древнее известное жилище в Москве — это дом мастера-вятича рядом с Патриаршим домом. резиденция в Кремле [1]. Вероятно, он стоял среди группы построек, окруженных рвом, засыпанным в начале 12 -го -го века и очертания которого были обнаружены археологами у Большого Кремлевского дворца.

Некоторые историки даже находят, что в названиях некоторых вятичских поселений, упоминаемых в летописях и сказках, и названий нынешних районов Москвы, таких как Воробьево, Высоцкое, Кулишки, Кудрино, Симоново, Сущево, есть что-то общее.

Хроники: Факты и вопросы

Общепризнанным свидетельством «отцовства» будущей столицы было первое достоверное упоминание Москвы в Ипатьевской (Киевской) летописи, одной из трех летописей, составляющих Гипатский кодекс.

Рассказывая о событиях 6655 года после сотворения мира, которые в использовавшейся тогда византийской хронологии соответствуют 1147 году по христианскому календарю, летописец описывает успешную военную кампанию князя Юрия Долгорукого, сына Владимира Мономаха, и Князь Святослав Ольгович на землях Новгорода и Смоленска и упоминает о последующем приглашении Юрия Святослава с визитом в Москве . Далее следует рассказ о прибытии Святослава в сопровождении двух его сыновей и небольшого вооруженного эскорта накануне субботы акафиста, о том теплом приеме, который они получили, об обмене подарками и щедром пиршестве, устроенном Юрием. на следующий день.Однако нет никаких указаний ни на характер поместья, ни на участие Юрия, если таковое имеется, в его создании.

Другой источник, Тверская летопись, более конкретен, утверждая, что в 1156 году великий князь Юрий Володимерич заложил город Москву между устьями двух рек, Неглинной и Яузы. Другими словами, великий князь построил крепость; и археологические раскопки действительно показывают, что такое сооружение когда-то стояло в юго-западном углу нынешнего Кремля.

Проблема, однако, в том, что историки не доверяют этой записи.Самый ранний из сохранившихся экземпляров Ипатьевского кодекса датируется 15 -м веком, а Тверской летописи — 16-м годом. Есть сведения, что в 1156 году Юрий Долгорукий находился в Киеве и вряд ли мог строить что-либо похожее на тогдашнюю Москву. Резонно предположить, что эту крепость построил сын Юрия Андрей Боголюбский.

Городские легенды

Ходят и другие версии происхождения Москвы.Серия произведений, известных под общим названием «Повесть о восстании Москвы и Крутицкой епархии», появилась в конце 17 -го века. Здесь князь Даниил Иванович, чисто вымышленный персонаж, в поисках места для своей столицы встречает зверя с пятнистой кожей и тремя головами. Его советник, Базилей Грек, рассматривает встречу как знак, указывающий на то, что владения князя будут иметь треугольную форму и будут населены самыми разными людьми. Город должен быть построен вокруг двух узловых точек: на острове, который служит обителью отшельника по имени Букал, будет стоять замок правителя, а на холме, на котором живет римлянин по имени Подон, будет построен замок. Крутицкий монастырь.Считается, что город был основан в 6720 (1212) году.

Сказка, хотя в основном вымышленная, все же содержит крупицу исторической правды. Создание Крутицкого подворья (Подворья) действительно датируется 13-м -м веком и приписывается князю Московскому Даниилу.

В волшебной шкатулке московских легенд есть еще кое-что. В «Повести об Олеге, основателе Москвы», иначе называемой «О возникновении суверенного города Москвы», которое исследователи также датируют второй половиной XVII -го -го века, основание Москвы приписывается одному из военачальников Рюрика, князю. Олег, в 6388 году (880).Олег стал правителем всех русских земель, затем сын Рюрика Игорь. Чрезвычайно краткое повествование ясно подчеркивает проблему, имеющую решающее значение для оправдания власти князя: неизвестный автор прослеживает родословную Игоря до римского императора Августа. Таким образом, правопреемство России Римом становится фактом, а не формулой.

Спорная дата

Несмотря на вымышленный характер этих легенд, историки всегда уделяли им определенное внимание.Первые упоминания об их текстах можно найти в произведениях Василия Татищева. Николай Карамзин, в свою очередь, пренебрежительно называл их сказками. Напротив, Иван Забелин, один из первых директоров Исторического музея, был менее категоричен, признав, что эти легенды по-своему действительно отражают реальные события.

У историков явно достаточно материала для обсуждения, не обращая внимания на легенды. Помимо 880, 1147 и 1156 годов, в некоторых источниках, якобы основанных на летописи, упоминаются и другие даты рождения Москвы, например 1117 и 1140 годы.Это не вызывало особого беспокойства до 1840-х годов, когда накануне празднования 700 -й годовщины города на страницах «Московитянина», «Московских ведомостей» и других периодических изданий разгорелась первая серьезная дискуссия.

Однако спор можно было назвать серьезным с точки зрения остроты, а не сути его предмета. Николай Карамзин в своей «Истории государства Российского» авторитетно назвал 1147 год правильным годом, как раз по Ипатьевской летописи. Кроме того, он указал дату праздника двух князей: суббота акафиста, 28 марта.Профессор Иван Снегирев был первым историком, который осмелился поставить эту дату под сомнение. Ссылаясь на определенные сдвиги в христианской хронологии, он предложил перенести его на 5 апреля. Михаил Погодин и Александр Герцен высказались за версию Карамзина, а Ивана Снегирева поддержали его ученик Петр Хавский и молодой Иван Забелин. Спор завершился вничью: по указу императора Николая I Москва скромно и почти незаметно отметила… 1 января 1847 года свое седьмое столетие.

К концу 19-го -го -го века историки практически перестали спорить и приняли своего рода демократический плюрализм, каждый придерживаясь своей точки зрения. Некоторые из них сочувствовали версии, приписывающей создание Москвы Олегу, в то время как другие отвергали ее как изобретение более поздних писцов.

Следующее столетие Москвы, восьмое, было пышно отпраздновано в сентябре 1947 года. Взгляды историков снова были проигнорированы. Иосиф Сталин сам назначил дату, и никто не был настолько отчаянным, чтобы противостоять «отцу народов».Торжества возобновились в 1997 году и стали ежегодными.

Однако исследования по этой теме продолжаются; В настоящее время в разных частях Москвы ведутся археологические раскопки, и новые артефакты вновь вызывают споры о возрасте города. Так, раннее поселение, обнаруженное в пределах Данилова монастыря, датируется -м веком; Остатки старинных построек, найденные у Красной площади, относятся к -му -му или 10-му -му векам.Найденные недавно древние арабские монеты также вызывают ряд вопросов. Все это заставляет некоторых исследователей предполагать, что Москва вполне может быть на 200–300 лет старше, чем утверждает общепринятая теория Карамзина.

Другие ученые, более осторожные или скептически настроенные, выдвинули несколько важных соображений. Прежде всего, термины, которые мы используем, требуют пояснения. В то время как любую группу жилых домов можно назвать поселением, город должен быть укомплектован укреплениями, не меньшими, чем дамбы и рвы, и, в современных условиях, по крайней мере, базовой инфраструктурой, например мощеными улицами.

Во-вторых, создание города — это культурное событие и политический акт. В средневековой Восточной Европе только князь мог продвинуть поселение в ранг города. Как правило, событие такого значения должно было фиксироваться, и именно поэтому летописи считаются основным источником информации по административным вопросам.

ВИКИНГОВ В РОССИИ | Факты и подробности

ВИКИНГОВ В РОССИИ

Создание России началось с викингов-торговцев-авантюристов, которые открыли торговые пути, начинающиеся около А.D. 800 на великих русских реках, таких как Днепр и Волга между Балтийским, Черным и Каспийским морями. Они господствовали на земле и правили городами в IX и X веках. На своем пике территория, находящаяся под их контролем, простиралась от Онежского озера на севере, около Черного моря на юге, Волги на востоке и Карпатских гор на западе. Они оставались в регионе до 11 века, когда были ассимилированы коренными племенами. [Источник: Роберт Пол Джордан, National Geographic, март 1985 г.]

Советские ученые традиционно утверждали, что конфедерация славянских племен существовала за три столетия до прибытия викингов.Но многие западные историки утверждают, что первыми правителями нынешней России, Украины и Беларуси были скандинавы. Вожди викингов стали правителями славянских городов, таких как Новгород и Киев. Славяне часто были их подданными.

Викинги пришли в Россию как торговцы, а не как завоеватели. Впервые они появились в этом регионе в VI веке и имели некоторое столкновение с хазарами. Норвежцы и датские викинги были сосредоточены в основном в Западной Европе, но шведы смотрели на восток, на Балтику и то, что сейчас является Россией.Многие из викингов, которые торговали в современной России, были выходцами из Бирки и Готланда на территории современной Швеции.

Русь и варяги

Ранние скандинавы на Руси были известны славянам как Русь (Византийцам). Русь — арабское слово и источник слова Россия. Возможно, он использовался для описания доминирующего клана киевских викингов, а затем был прикреплен к восточным славянам на севере, в то время как те, что на юге, стали известны как украинцы и белорусы.Русов еще называли варягами и варягами. Балтика была известна как Варяжское море, а их торговые пути назывались Варяжским путем.

Руси смешались с местным населением и помогли основать ряд небольших княжеств, сосредоточенных вокруг отдельных семей и кланов. Они сконцентрировались в таких местах, как Новгород, Смоленск и Киев. Князья-викинги стали правителями в Новгороде и Киеве в 862 и 882 годах.

К IX веку эти скандинавские воины и купцы проникли в восточнославянские регионы.Согласно Первой летописи, самой ранней летописи Киевской Руси, варяг по имени Рюрик впервые обосновался в Новгороде, к югу от современного Санкт-Петербурга, примерно в 860 году, а затем двинулся на юг и распространил свою власть на Киев. Летопись цитирует Рюрика как прародителя династии, правившей в Восточной Европе до 1598 года. Другой варяг, Олег, двинулся на юг от Новгорода, чтобы изгнать хазар из Киева, и основал Киевскую Русь около 880 года нашей эры. В течение следующих тридцати пяти лет, Олег покорил различные восточнославянские племена.[Источник: Библиотека Конгресса, июль 1996 г. *]

В 907 году Олег возглавил поход на Константинополь, а в 911 году подписал торговый договор с Византийской империей как равноправным партнером. Новое Киевское государство процветало, потому что оно контролировало торговый путь от Балтийского моря к Черному морю и потому что оно имело обильные поставки меха, воска, меда и рабов на экспорт. Историки спорят о роли варягов в становлении Киевской Руси. Большинство российских историков — особенно в советское время — подчеркивали влияние славян в развитии государства.Хотя к 860 году славянские племена сформировали свои региональные юрисдикции, варяги ускорили процесс кристаллизации Киевской Руси. *

Кто были викинги

Викинги были мореплавателями, выходцами из поселений вдоль фьордов Норвегии, песчаных берегов Дании и прибрежных и речных районов Швеции. Они жили за счет животных, на которых охотились, рыбы, которую ловили в море, и всего, что они могли взять в своих набегах.Скандинавский язык, или норманны, или норманны — термин, использовавшийся средневековыми европейцами для описания скандинавов. Все викинги были норвежцами, но не все норвежцы. [Источник: Притт Весилинд, National Geographic, май 2000 г.]

Удивительно, что спокойные миролюбивые норвежцы, датчане и шведы произошли от викингов, народа, известного своей жестокостью. Норвежцы, датчане и шведы произошли от отдельных групп викингов. Финны не произошли от викингов.

Викинги были в основном норвежскими язычниками из Норвегии и датчанами из Дании.«Пойти викинг» означало отправиться в путешествие грабежа и пиратства. Слово viking происходит от скандинавского слова víking («пират», которое, в свою очередь, происходит от глагола (примерно эквивалентного «идти викинг»), означающего отправиться в экспедицию пиратства и грабежа. В свою очередь, viking , как полагают, произошло от древнеанглийского слова vík , что означает ручей, залив или залив (где викинги прятались перед рейдом). Это также может быть связано с древнеанглийским словом wic («лагерь или временное поселение» или старонорвежское слово víkja («быстро передвигаться»).

Датчане были известны прежде всего тем, что совершали набеги и грабили Великобританию, Ирландию, Францию ​​и прибрежную Европу. Их предки, норманны, основали поселения во Франции, совершили набеги на прибрежные поселения в Средиземном море и основали колонии на Сицилии. Шведы были известны в первую очередь как торговцы, которые открывали речные пути в Россию с 8 по 11 века и помогли основать Киевское государство в конце 9 века и путешествовали до Стамбула, Багдада и Каспийского моря. Русские из Швеции дали русским свое имя.

Ранняя история викингов

То, что мы знаем о викингах, основано на описаниях других европейцев и даже арабских торговцев, археологических раскопках и хрониках викингов, таких как исландские саги. Письменных записей было немного. Сообщения из христианских источников имели тенденцию преувеличивать насилие викингов.

Викинги произошли от североевропейских германских племен, вторгшихся в Рим и породивших англо-саксонские племена, вторгшиеся в Британию.Германские племена, которые стали викингами, начали селиться в Скандинавии в V и VI веках и разработали германский язык, названный норвежским. К тому времени, когда они начали грабить Европу в 9 веке, уже существовали отличительные шведские, датские и норвежские племена.

В скандинавских странах до эпохи викингов скандинавские племена в Норвегии и Дании боролись между собой за господство, а шведские налетчики соперничали за контроль над Балтийским морем против таких групп, как курсы, саарласеды или эсельцы (с эстонского острова Сареммаа), у которых есть называли настоящими викингами Балтики.

Викинги, пришедшие на территорию России, были в основном шведами, которые жили на реках и заливах, которые находились через Балтийское море от России. Эти шведы прошли по суше к великим русским рекам — Волге, Днепру и Двине, — где они открыли торговый пост и торговали моржовыми бивнями (основным источником слоновой кости в Европе), мехами и рабами, захваченными в российских лесах с мусульманскими торговцы шелком, специями и драгоценными камнями с Востока и Африки.

В 11 веке свет над империей викингов потускнел.Это привело к тому, что место, которое они использовали для набегов, создало сильную оборону, и их обращение в христианство смягчило их. Викинги, жившие за пределами Скандинавии, были поглощены окружавшими их культурами; они говорили на славянских языках и средневековом французском, а не на предшественниках шведского и норвежского языков. Викинги стали более оседлыми после принятия христианства в 11 и 12 веках. Еще раньше, вместо того, чтобы возвращаться домой в Скандинавию зимой после летних набегов, они начали основывать поселения, которые были более удобны для начала своей деятельности.Позже эти викинги смешались с местным населением и занялись торговлей, а не набегами.

Викинги: налетчики или торговцы?

Датчане были известны прежде всего тем, что совершали набеги и грабили Великобританию, Ирландию, Францию ​​и прибрежную Европу. Их предки, норманны, основали поселения во Франции, совершили набеги на прибрежные поселения в Средиземном море и основали колонии на Сицилии. Шведы были известны в первую очередь как торговцы, которые открывали речные пути в Россию с 8 по 11 века и помогли основать Киевское государство в конце 9 века и путешествовали до Стамбула, Багдада и Каспийского моря.Русские из Швеции дали русским свое имя.

Викингов помнят в основном как разбойников и грабителей, которые не проявляли особой милосердия к покоренным людям. По словам военного историка Джона Кигана, они были одной из самых бессмысленно деструктивных и нигилистических рас в истории. Разграбленные монастыри и монастыри, чего не сделали даже монгольские орды и Тамерлан. Большинство викингов были налетчиками только на полставки. «Они грабили, грабили и убивали, а затем вернулись домой и поселились.”

Большинство викингов не были налетчиками. Вместо этого они были фермерами, пастухами, рыбаками, торговцами, ремесленниками, сапожниками, поэтами и рассказчиками, а также преданными семьянинами. В Йорке, Англия, викинги были даже горожанами. Тамошний археолог сказал National Geographic: «Несмотря на дикая репутация викингов, нет ни единого меча. Артефакты показывают, что люди зарабатывают на жизнь, ткают, собираются вокруг костров и рассказывают истории. Многие ученые говорят, что викинги были вынуждены совершить набег из-за нехватки оружия. пашни у себя на родине.

В России викинги были известны как торговцы. Российский историк Надя Милутенко сказала National Geographic: «У викингов не было отечества, за которое можно было бы умереть, только тот или иной король. Они пришли как торговцы, а не завоеватели. И очень скоро они стали частью людей, которые там жили ». В конечном итоге викинги были чрезвычайно практичными и легко приспосабливаемыми. Если они прибыли в плохо защищенный порт, они грабили. Если форт был хорошо укреплен и защищен, они торговали.

Жизнь викингов в России

Руси жили в плетеных домах и домах из глины, вручную обрабатывали железо и бронзу и делали бусы из стекла и янтаря.Они также использовали точильные камни, гири и весы. В главных городах были земляные валы, сооружения для ремонта судов и хранения продуктов, а также могилы с кремированными и несгоревшими останками. Среди мастеров были кузнецы, ювелиры, серебряники и резчики костяных гребней.

Жизнь вращалась вокруг времен года. Начиная с ноября, русы селились в небольших поселках из бревен вдоль рек и озер и уходили в сельскую местность в поисках дани, совершая набеги на тех, кто отказывался платить.Когда в апреле начал таять лед, Русь вышла к рекам на речных судах, набитых грузом.

Викинг держал рабов. Они взяли кельтских и русских рабов. Многие скандинавы являются потомками скандинавских викингов, которые вступили в брак с кельтскими и русскими рабами. Многие рабы были освобождены или выданы замуж за свободных мужчин. Для тех, кто остался рабами, их потомство было освобождено.

Скандинавы разработали понятие народного собрания. Общинные собрания, называемые вещами, действовали как законодательные органы и суды.Они представили сборки это в 1000 году нашей эры в современной России, но они не особо прижились.

Большие тайники артефактов из поселений викингов были найдены на Ладожском озере в России и на Готланде в Швеции на Балтике. Найдено большое количество монет. Считается, что многие были похоронены, чтобы уберечь их от пиратов. Обнаруженные артефакты русские могилы в Гнездово, поселении X века в лесу под Смоленском, включают серебряные подвески в скандинавском стиле, украшения в славянском стиле и бронзовые украшения в арабском стиле с зажимами для ножен и круглыми застежками для плащей.

Описание русов

Некоторые викинги в России жили своим стереотипом о больших тусовщиках. Описывая шведов, колонизировавших Россию, арабский торговец писал: «Они одурманивают себя, выпивая этот набид [возможно, пиво] день и ночь; иногда один из них умирает чашкой в ​​руке».

Описывая Новгород 10 века, арабский географ Ибн Рустах писал: «Что касается русов, они живут на острове … который занимает три дня, чтобы обойти, и покрыт густым подлеском и лесами; он очень вреден для здоровья…Они преследуют славян, используя корабли, чтобы добраться до них; они уносят их как рабов и … продают. У них нет поля, они просто живут тем, что получают от земель славян … Когда рождается сын, отец подойдет к новорожденному с мечом в руке; бросив его, он говорит: «Я не оставлю тебе никакой собственности: у тебя есть только то, что ты можешь дать этим оружием» ».

Арабский дипломат Ибн Фадлан писал: «Никогда я не видел людей более совершенного телосложения; они высокие, как финиковые пальмы, светлые и румяные.Они не носят ни плаща, ни мантии, но каждый носит плащ, который покрывает половину его тела, оставляя одну руку свободной. Их мечи франкские по узору, широкие, плоские и рифленые «.

Викинг Трейд в России

Византия, базирующаяся в Константинополе (современный Стамбул), была самой богатой империей в эпоху викингов, и викингам проще всего добраться до нее через реки России. Руси использовали два основных торговых пути, которые начинались в Балтийском море.Один спускался по Днепру к Черному морю и Константинополю. Другой следовал по Волге до Каспийского моря.

Викинги обменивали с севера меха, янтарь, мед, пчелиный воск, оружие и рабов на шелка и серебро. Большинство товаров, которые следовали между Европой, Россией и Ближним Востоком, следовали по торговым маршрутам викингов. Из 120 000 монет, найденных на острове Готланд, Швеция, 50 000 были арабского происхождения (остальные были в основном английскими или немецкими).

Руси путешествовали конвоями и флотилиями, часто с более чем сотней лодок, и построили укрепленные торговые посты.Они путешествовали по внутренним водным путям на мелкосидящих лодках, вырезанных местными жителями из стволов деревьев. Они были около 20 футов в длину и от 7 до 10 футов в ширину.

Волжский торговый путь

Волжский маршрут был самым посещаемым маршрутом. Он начался в Финском заливе (восточном рукаве Балтийского моря к востоку от современного Хельсинки), откуда торговцы отваживались спускаться по Неве к Ладожскому озеру. От Ладожского озера путники двинулись на юг по трем речкам и перебрались на два верховья Волги.По пути русы были силами платить дань еврейским хазарам и мусульманским булгарам, через территорию которых они проходили.

До тех пор, пока Волга не была заблокирована враждебными племенами в 970-х годах, она была основным торговым путем арабского серебра в Европу. Город Булгар и хазарский порт Итиль были главными торговыми центрами.

Достигнув Каспийского моря, русы отплыли к его южным берегам, где встретили верблюжьи караваны Шелкового пути с товарами из Китая, Багдада и Персии.Скорее всего, по этому маршруту пришли найденные в Швеции древние монеты из Китая и Самарканда.

Мусульманский путешественник и исследователь Ибн Баттута путешествовал по России в 14 веке. Путешествуя зимой по замерзшей Волге, он писал: «Я надел три шубы и две пары брюк, а на ногах были шерстяные сапоги, а поверх них и на ногах была пара сапог, простеганных льняной тканью. наверху снова была пара сапог из конской кожи с медвежьей шкурой ». Он говорит, что был настолько утяжелен, что его пришлось поднять на лошади.

Днепровский торговый путь

Днепровский путь начинался на территории нынешней Риги на Балтике и шел по Западной Двине до Витебска, а затем переправлялся в Смоленск на Днепре. Альтернативный маршрут начался в Финском заливе. Торговцы рискнули пройти по Неве до Ладожского озера, а затем направились на юг по реке Ловать-Волхов в Великие Луки и Смоленск.

Большие океанские суда прошли по Неве к Ладожскому озеру, где выгружались грузы и переходили на более мелкие суда, лучше оборудованные для движения по более узким внутренним водным путям.

Путь от Киева до Черного моря занял около шести недель. Когда русские купцы достигли Черного моря, они прикрепили к своим лодкам паруса. Рунический камень викингов был обнаружен в 1905 году на острове Берзаны в устье Днепра на Черном море. Пара рунических камней также находится в соборе Святой Софии в Стамбуле.

Волги на Днепре

Самым опасным участком путешествия по Днепру была серия усыпанных камнями порогов примерно в 200 милях вверх по реке от Черного моря, по которым можно было пройти только в течение нескольких недель паводка каждый год.Некоторые из порогов могли преодолевать опытные гребцы. Остальные пришлось перенести.

Во время переправы на русских торговцев часто нападали местные племена. Больше всего боялись тюрки-печенеги. В 972 году они убили русского князя Святослава и сделали из его черепа чашу для питья. Те, кто прошел через этот участок порогов, часто останавливались на острове Святого Григория, чтобы приносить в жертву птиц, хлеб и мясо.

В 950 году византийский император Константин Порфирогенит писал: «У четвертого большого порога, который на Руси называется Аирфор [Свирепый]…. все спускают свой корабль на берег, и те, кто находится на нем, стоят на страже после высадки. Эти часовые нужны из-за того, что печенеги постоянно лежат в засаде. Остальные достают свои пожитки из землянок и ведут рабов, скованных цепями, через землю на шесть миль, пока не минуют пороги. После этого они перевозят свои суда, иногда таща их, иногда неся на плечах, мимо порогов ».

Источники изображений:

Источники текста: New York Times, Washington Post, Los Angeles Times, Times of London, Lonely Planet Guides, Библиотека Конгресса, США.Правительство США, Энциклопедия Комптона, The Guardian, National Geographic, журнал Smithsonian, The New Yorker, Time, Newsweek, Reuters, AP, AFP, Wall Street Journal, The Atlantic Monthly, The Economist, Foreign Policy, Wikipedia, BBC, CNN, и различные книги, веб-сайты и другие публикации.

Начало страницы

& копия 2008 Джеффри Хейс

Последнее обновление: май 2016 г.


Congress.gov | Библиотека Конгресса

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик У. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- Техас] Коуторн, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA ] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R -GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] González-Colón, Jenniffer [R-PR] Хорошо, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Gosar, Paul A. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Huizenga, Билл [R-MI] Issa, Даррелл Э. [R-CA] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джексон, Ронни [R-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Кинд, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Сан Николас, Майкл FQ [D-GU] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шрайер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-Техас] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-Нью-Йорк] Вагнер, Энн [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Hirono, Mazie K. [D-HI] Hoeven, John [R-ND] Hyde-Smith, Cindy [R-MS] Inhofe, James M. [R-OK] Johnson, Ron [R-WI] ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

Mythology: Edith Hamilton: Trade Мягкая обложка: 9780316341516: Powell’s Books

Synopses & Reviews

Edith Hamilton’s Mythology преуспевает, как никакая другая книга, в воплощении в жизнь для современного читателя греческих, римских и норвежских мифов, которые являются краеугольным камнем западной культуры — рассказы о богах и героях, которые вдохновляли человечество на творчество с древности до наших дней.Мы встречаем греческих богов на Олимпе и норвежских богов в Валгалле. Мы следим за драмой Троянской войны и странствий Одиссея. Мы слышим сказки о Ясоне и Золотом руне, Купидоне и Психее и могущественном царе Мидасе. Мы обнаруживаем происхождение названий созвездий. И мы видим ориентиры для бесчисленных произведений искусства, литературы и культурных исследований — от Эдипова комплекса Фрейда до оперного цикла Вагнера «Кольцо» и произведения Юджина О’Нила « Траур становится Электрой ».« Mythology », получивший признание во всем мире за авторитет и ясность, является шедевром Эдит Гамильтон — эталоном, по которому измеряются все другие книги по мифологии.

Обзор

«Одновременно справочник и книга, которую можно читать для возбуждения и удовольствия». New York Times Book Review

Краткое содержание Всемирно известная классика, которая очаровала и восхитила миллионы читателей своими неподвластными времени рассказами о богах и героях.

Мифология Эдит Гамильтон, как никакая другая книга, преуспевает в том, чтобы воплотить в жизнь для современного читателя греческие, римские и скандинавские мифы, которые являются краеугольным камнем западной культуры — истории о богах и героях, которые вдохновляли человеческое творчество с древности до наших дней.

Мы следим за драмой Троянской войны и странствий Одиссея. Мы слышим сказки о Ясоне и Золотом руне, Купидоне и Психее и могущественном царе Мидасе. Мы обнаруживаем происхождение названий созвездий.И мы узнаем точки отсчета для бесчисленных произведений искусства, литературы и культуры — от Эдипова комплекса Фрейда до оперного цикла Вагнера Кольцо Вагнера и произведения Юджина О’Нила Траур становится Электрой

И справочный текст для ученых всех возрастов, и книга. просто наслаждаться, Mythology — это классика, которую нельзя пропустить.

Краткое содержание

С момента своей первоначальной публикации Little, Brown and Company в 1942 году книга Эдит Гамильтон «Мифология» разошлась миллионными тиражами по всему миру и зарекомендовала себя как вечный бестселлер в различных доступных форматах: в твердом переплете, в мягкой обложке, в массовых изданиях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *