События 1993 в россии: События 1993 года стали уроком для России, заявили эксперты

Содержание

Как Белый дом стал черным, или Почему Запад поддержал Ельцина в 1993 году | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW

Нынешнее здание правительства на берегу Москвы-реки дважды было местом драматических событий в новейшей истории России. В августе 1991 года Белый дом стал центром сопротивления путчу ГКЧП во главе с Борисом Ельциным, который, взобравшись на танк, провозгласил себя защитником демократии. В октябре 1993 года там снова был центр сопротивления – на этот раз президенту со стороны Верховного совета и Съезда народных депутатов. Когда борьба за власть обострилась, Ельцин применил против своих противников БТРы и танки. Это был пик конституционного кризиса, последствия которого ощущаются в России до сих пор.

Кровавый конец двоевластия

Ельцин на танке, август 1991

После распада СССР Ельцин пытался проводить в России быстрые экономические и политические реформы. Но процесс шел медленно и сопровождался расколом в обществе и обнищанием широких слоев населения.

В том числе и на фоне этого в Верховном совете и на Съезде народных депутатов, которые выполняли функции парламента, выступили против Ельцина и блокировали его политику. Многие из его противников были коммунистами и ультранационалистами, поэтому в СМИ тогда часто писали о «красно-коричневом реванше». 

21 сентября 1993 года Ельцин своим декретом распустил оба органа, превысив свои полномочия. В ответ Верховный совет и Съезд народных депутатов проголосовали за отстранение его от власти. Фактическое двоевластие обострилось 3 октября, когда вооруженные противники президента взяли штурмом мэрию Москвы и попытались захватить телецентр в Останкино. Ельцин задействовал армию, которая 4 октября обстреляла Белый дом из танков, в результате чего он загорелся. Кадры обгоревшего фасада облетели весь мир. Тогда в общем погибли более 100 человек. Ельцин вышел из противостояния победителем и вынес в декабре 1993 на референдум проект новой конституции, которая среди прочего существенно укрепляла и расширяла его полномочия.

Возникшей тогда системой власти пользуется и нынешний хозяин Кремля, Владимир Путин.

«Час рождения управляемой демократии«

Телевышка в Останкино

Уже тогда стоял вопрос, было ли применение силы Ельциным моментом смерти российской демократии или необходимым злом. А как оценивают ситуацию эксперты сегодня, 25 лет спустя? Ханс-Хеннинг Шредер (Hans-Henning Schröder), бывший специалист по России в берлинском фонде «Наука и политика» (SWP) в беседе с DW сказал, что его оценка тех событий принципиально не изменилась. «Это был конфликт двух конституционных органов, оба из которых были легитимированы через выборы», — говорит Шредер. По его словам, этот конфликт был «почти неизбежным». А после того, как противники Ельцина перешли к вооруженному противостоянию «применение силы со стороны государственной власти кажется понятным».

12 декабря 1993 года, когда была утверждена новая конституция, Шредер называет «часом рождения управляемой демократии». Он отмечает, что Ельцин хотел получить и получил конституцию, по которой президент был бы неприкосновенным. Хотя «был шанс принять конституцию, которая предусматривала бы большую роль для парламента», полагает эксперт. Этот шанс не был использован.

Некритичное отношение Запада

Запад в 1993 году поддержал Ельцина. «Это был важный этап в продолжающемся противостоянии между видением модели России как очень консервативной, стремящейся к своего рода продолжению СССР, с принципом власти «сверху-вниз» и мощным силовым аппаратом как у КГБ или ФСБ, — говорит Эндрю Вуд, бывший с 1995 по 2000 год послом Великобритании в России, а сейчас – эксперт аналитического центра Chatham House. —  Мы на Западе опасались подъема красно-коричневой коалиции консервативных сил с примесью национализма». На этом фоне Ельцин в глазах Запада был «надеждой на лучшее», — говорит Вуд.

Допустил ли Запад ошибку, заняв очень мягкую позицию в отношении Ельцина после октября 1993 года? «Оглядываясь назад, думаю, что – да, но при этом Ельцин тогда не имел дело с полноценным парламентом».  

Похоже видит ситуацию и Ханс-Хеннинг Шредер. «Тогда на Западе преобладало очень некритичное отношение ко всему процессу. Исходили з того, что Ельцин представляет демократию и все, что хорошо для него, хорошо для демократии».  Хотя, отмечает эксперт, действия Ельцина против Верховного совета подорвали «доверие к демократам как реформаторам».

Привет из прошлого

В сегодняшней России конфликт с применением силы между президентом и парламентом кажется невозможным. Хотя бы уже потому, что вся полнота власти – в руках главы государства. И все же Эндрю Вуд видит некоторые «аналогии» между 1993 и 2018 годами. «Если вы русский, вы обеспокоены будущим, вы не видите, как система Путина может стабильно и конструктивно развиваться, вы ощущаете себя в западне», — говорит бывший дипломат. – А если вы представитель Запада, вам может показаться, что Путин – это необходимый источник стабильности, ответ на русские привычки и традиции». 

Сегодняшняя Россия, признает Вуд, похожа на то, чего опасались в 1993 году – консервативной и националистической системы власти. «Новая газета» указала на еще одну связь с тем временем. На недавних выборах губернаторов в нескольких регионах РФ победили кандидаты коммунистов и ЛДПР, позиционирующие себя как оппозиция Кремлю. Но, как пишет газета, в отличие от 1993 года, в сегодняшней России никто больше не боится «красно-коричневых», даже в либеральных кругах.     

Смотрите также:

 

  • 90-е: переосмысление эпохи

    В экспозиции «Путч» Ельцин-центра воссоздана баррикада у Белого дома. На кадрах из документальной хроники — события трехдневного противостояния в августе 1991 года.

  • 90-е: переосмысление эпохи

    Экспозиция «Tроллейбус» напоминает о том, как в бытность первым секретарем Московского горкома партии Борис Ельцин ездил в общественном транспорте в часы пик. По словам сотрудников центра, эти поездки стали «хрестоматийным примером ельцинского стиля руководства в период перестройки».

  • 90-е: переосмысление эпохи

    Вокруг зала «Президентская площадь» расположена экспозиция «Семь дней, которые изменили Россию». На большом экране в центре — слайд-шоу, рассказывающее о жизни Бориса Ельцина.

  • 90-е: переосмысление эпохи

    Пять колонн в Зале свободы символизируют пять свобод, гарантированных россиянам конституцией.

  • 90-е: переосмысление эпохи

    Задача Ельцин-центра — представить эпоху 1990-х «во всей ее полноте, глубине, проблемности и иногда трагизме», отмечает заместитель исполнительного директора центра Людмила Телень. Делаться это будет с помощью документов, видеохроники, фотографий, газет тех лет, а также записей бесед с участниками событий того времени.

  • 90-е: переосмысление эпохи

    Музей Ельцина задумывался как мультимедийный, рассчитанный в большей степени на молодую аудиторию.

  • 90-е: переосмысление эпохи

    Приходя в Ельцин-центр, каждый посетитель может в специальной студии записать свой ответ на вопрос, что для него значит свобода. Эти записи будут транслироваться в одном из залов наряду с монологами таких известных людей, как, например, Михаил Жванецкий и Билл Клинтон.

    Автор: Екатерина Крыжановская


Октябрь 1993 в лицах – Политика – Коммерсантъ

Вице-президент России Александр Руцкой

Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Александр Руцкой, в 1991–1993 годах вице-президент России:

21 сентября 1993 года выходит указ президента №1400 о конституционной реформе, которым узурпируется власть в нарушение действующей Конституции и законодательства. Все полномочия до выборов, в том числе законодательные, президент России присвоил себе. Что должен делать нормальный человек в ситуации, когда попирается основной закон страны, попирается в целом законодательство страны? Тем более человек, который принимал присягу страны? Безусловно, я занял ту позицию, которую должен был занимать,— противостоять этому. А дальше был съезд, который на основании заключения Конституционного суда по этому указу назначил меня исполняющим обязанности президента.

Ну а дальше пошла нормальная работа с депутатами. Мы тогда предложили идеальную формулу — одновременные выборы в парламент и президента страны. Когда меня назначили и. о., я написал заявление, где четко и ясно изложил свою позицию: участвовать в выборах президента страны и парламента не намерен. Но, несмотря на это заявление, до сей поры звучат крики: вот, мол, Руцкой хотел присвоить себе власть. Глупость все это.

Из всего того, что тогда произошло, я больше всего сожалению о трагической гибели людей, защищавших Конституцию. Когда проводилась дактилоскопическая экспертиза, то было доказано: ни одного человека из оружия, изъятого из Верховного Совета, убито не было. Естественно, возникает вопрос: а из какого оружия убивали людей? Потом кричали, что все эти убитые — фашисты, бандиты, уголовники. Но если взять официальные документы, то из 160 погибших нет никого, кто имел бы судимость. То есть это были приличные, порядочные люди, защищавшие закон. А чем закончила страна? Тогда у Бориса Николаевича был главный аргумент: ему мешают работать Верховный Совет и Съезд народных депутатов.

Хочу напомнить, съезд по старой Конституции был высшим органом власти. Так с 1993 года никто не мешал и чем закончила страна? Дефолтом 1998 года, неспособностью платить по своим долгам. Плюс война в Чечне, брошенные мирные граждане, солдаты и офицеры, развал промышленности, развал сельского хозяйства, Тогда дошли до того, что полтора года вообще не платили пенсии. Вот к чему пришли, уничтожив законодательный орган страны и высший орган власти. А оценку действиям Кремля тогда не мы давали, а Конституционный суд. Когда Ельцин выступил по телевидению с указом об особом порядке управления страной, то за это выступление Конституционный суд вынес заключение — это нарушение Конституции и законодательства, и президент подлежит отстранению от занимаемой должности. Так что какие здесь могут быть разговоры и споры, кто прав, кто виноват? Господа, суд вынес решение…

Затем, ельцинская власть объявила амнистию. Амнистия им нужна была для того, чтобы оправдать свои действия. Лично я амнистию не подписывал, так как амнистия — это признание своей вины. Я же себя виновным не считаю.


Полпред президента в Совете федерации Александр Котенков

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Александр Котенков, полпред президента в Совете федерации, в 1993 году начальник Государственно-правового управления президента России:

Две недели безвылазно сидел у себя в кабинете и писал проекты указов президента о временных органах государственной власти в Российской Федерации, о выборах в Государственную думу и Совет федерации.


Глава центра политического консультирования «Никколо М» Игорь Минтусов

Фото: Ильдар Азюков, Коммерсантъ

Игорь Минтусов, с 1992 года глава центр политического консультирования «Никколо М»:

Впервые была проведена общероссийская кампания двумя разными федеральными силами. Хотя на деле кампанию эффективно вела лишь президентская команда. До 1993 года никто в стране не знал, что такое политическая реклама. Разработка речитатива «Да—да—нет—да» была важным коммуникационным решением, которым мы гордимся. Оно было из области рекламы — не разъяснять суть поставленных вопросов, а внедрить в общественное сознание: приходите и голосуйте так, если любите президента. В 1996 году этот прием был повторен во время кампании «Голосуй или проиграешь». Совещания были абсолютно разношерстными — и у этого были свои минусы: нам, пиарщикам, предлагавшим продукты, которые надо было утверждать, не удалось в итоге согласовать ни одного печатного носителя с этой речевкой. Всегда находился какой-то умник с начальным художественным образованием, который говорил: надо поменять цвет, шрифт, еще что-то.


Министр экономики Российской Федерации Андрей Нечаев

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Андрей Нечаев, министр экономики Российской Федерации:

Масштабы в смысле сумм и вовлеченности людей в коррупционные схемы выросли за 20 лет в разы. Другое дело, что бюджет тогда был куда скромнее. Особенность того времени — развиты были разные распределительные функции государства. Верховный совет, например, полностью контролировал Центральный банк. Они могли выдавать разного рода льготные кредиты. Если сегодня эта процедура систематизирована, то тогда это часто было индивидуальное решение кого-то из руководства ЦБ или ВС.


Член-корреспондент РАН, в 1991–1993 годах председатель Верховного Совета Российской Федерации Руслан Хасбулатов

Фото: Анатолий Сергеев, Коммерсантъ

Руслан Хасбулатов, член-корреспондент РАН, в 1991–1993 годах председатель Верховного Совета Российской Федерации:

Сидел у себя в кабинете в Белом доме, руководил и пытался нейтрализовать этот позорный путч, который организовали Ельцин и его банда в погонах. В своем большинстве тогда были прекрасные депутаты, которые показали подлинный человеческий характер, гуманизм и приверженность законам, справедливости. Были служащие, в том числе молодые женщины, которые ежедневно были вынуждены пробираться сквозь строй этой банды в погонах, чтобы служить справедливости и закону. Иногда эти женщины были в синяках, так как над ними откровенно издевались. Но у них, у депутатов, было понятие долга. Наши депутаты показали умение защищать свою честь и честь своих избирателей. Они объявили войну этой несправедливости. Это меня больше всего поражало и восхищало. Это самое большое впечатление от тех двух недель, когда мы изнывали от оскорблений, в том числе со стороны прессы и так называемых демократических сил. Горбачев их не устраивал своим демократизмом — им нужна была сильная рука. Тогда все они мечтали о сильной руке. Вот я теперь никак не могу понять некоторую часть нашей прессы, которая все критикует Путина. Сама же пресса добилась этой сильной руки, так чего теперь хотите? Вернитесь к событиям 1993 года, проанализируйте свое позорное поведение, и, прежде чем критиковать нынешнее руководство, увидите, что вы сами его и породили. Путинское правление — это еще либеральное правление. Правление на основе Конституции, которую создал Ельцин на пепелище Белого дома, на пепелище расстрелянной демократии. А ведь к власти мог бы прийти совсем другой человек, более жесткий и властный, который зажал бы всех, и никаких Навальных и выборов не было бы до скончания веков.


Депутат Верховного совета Лев Пономарев

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Лев Пономарев, депутат Верховного совета:

Телевидение и СМИ поддерживали нас, но совсем не из финансовых соображений. Например, сразу четыре демократически настроенных депутата съезда были сотрудниками популярных тогда «Аргументов и фактов», газета нас поддерживала из убеждений. «Ночные волки» во главе с Хирургом (Александр Залдостанов по прозвищу Хирург — президент ассоциации байкеров «Ночные волки», в 2013 году награжден орденом Почета.— «Ъ»), который сейчас поддерживает Владимира Путина, тогда ездили и агитировали за команду Бориса Ельцина. Это, наверное, было похоже на современные PR-технологии.


Заместитель председателя исполкома «Фронта народного спасения» Виктор Алкснис

Фото: Сергей Пономарев, Коммерсантъ

Виктор Алкснис, заместитель председателя исполкома ФНС:

С 21 сентября я ночевал в Доме Советов. Я спал на полу в коридоре, укрываясь ковровыми дорожками. 29 сентября на площади у метро «Улица 1905 Года» я пытался остановить беспредел ОМОНа, который избивал москвичей, выступавших против поправок к Конституции. Я попал под эти дубинки, и следующие десять минут ОМОН избивал меня ногами и руками. В результате я оказался в больнице имени Склифосовского с перебитой рукой, разбитой головой и сотрясением мозга. Поэтому, к сожалению, 3–4-го числа я не был в Белом доме, но своими глазами наблюдал все то, что творилось в тот период на улицах Москвы.


Депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров

Фото: Александр Тимошенко, Коммерсантъ

Сергей Гончаров, депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»:

Я хотя и был уже уволен, но был в те дни в подразделении. Я узнал заранее о том, что руководители «Альфы» и «Вымпела» вызваны к Ельцину и готовится штурм. И могу сказать, что те события поставили определенный водораздел в нашей истории. Если бы «Альфа» и «Вымпел» в то время поступили по-другому или выполнили приказ покойного Ельцина так, как хотел он, со штурмом и потерями, то история могла бы повернуться в другую сторону. Конечно, офицеры не колебались, и они знали, что приказ надо выполнять. Но вместо штурма они вышли на переговоры и заявили, что не хотят крови. В те дни это было оптимальное решение, которое позволило сохранить жизни защитникам Верховного Совета, ведь воевать против «Альфы» бесполезно. Думаю, что это правильное решение и они до сих пор благодарны тем офицерам. Если бы победил ВС, то история была совсем другая. Думаю, не было бы такого дикого капитализма, какой мы имеем сейчас. И коррупции такого масштаба тоже не было бы. Но такой ситуации быть не могло, ведь вне зависимости от современного отношения к Ельцину в то время его авторитет был еще высок и он мог отдавать приказы, которые выполняли военные и спецподразделения.


Председатель комитета Верховного Совета по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов Сергей Бабурин

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Сергей Бабурин, с сентября 1993 года председатель комитета Верховного Совета по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов:

Все сентябрьские дни и начало октябрьских находился в Верховном Совете. 3 октября стало очевидно, что происходит что-то радикальное и новое. Я участвовал в очередном заседании Съезда народных депутатов, затем видел из окон своего кабинета, как стал отходить ОМОН, разрозненные группы демонстрантов направлялись к зданию Верховного Совета. Потом закрутились события. После этого я был на переговорах в штабе Московского военного округа, в Министерстве госбезопасности, ночью вернулся в Верховный Совет, а утром уже находился под обстрелом в своем кабинете. Во второй половине дня, когда выстрелы затихли, мы смогли перебраться в центральную часть здания. Затем организовывал выход защитников через первый подъезд, на улице стоял с ними достаточно долгое время. После того как всех повели к метро, а затем начали избивать, был задержан и отправлен в тюремную камеру. Вот хроника тех двух дней. Больше всего запомнилось, когда мы выходили из горящего Верховного Совета, как тысячи и тысячи любознательных сограждан, которые усеяли все крыши окрестных домов, смотрели молча на обстрел здания и убийство людей. Если бы победил Верховный Совет, была бы абсолютно другая ситуация в стране. Позиция Верховного Совета заключалась в совершенно другой экономической реформе — социально ориентированной, мы бы избежали бандитской приватизации. То, что происходит сейчас,— это прямое последствие государственного переворота Ельцина осенью 1993 года. Была бы совершенно другая ситуация и страна.


Руководитель администрации президента Российской Федерации Сергей Филатов

Фото: Алексей Куденко, Коммерсантъ

Сергей Филатов, руководитель администрации президента Российской Федерации (19 января 1993 года — 16 января 1996 года):

Ночью я был в Совете безопасности, когда стрельба была уже шла вовсю на Тверской и в Останкино. До этого я вел переговоры в Свято-Даниловом монастыре, третьего числа в районе полпятого позвонил Попцов и сказал: «В городе идет стрельба, просьба вас с Лужковым приехать и выступить, надо успокоить москвичей». Приехали на Шаболовку — там пустота, только один автоматчик ходит. Олег сказал, что не надо приезжать в Останкино, нам выслали бригаду, договорились, что выступать будет один Лужков: вдвоем было неудобно. Выступили, я поехал в Кремль, который стоял в темноте. Стоял вертолет, я понял, что Борис Николаевич здесь. Ждали армию, когда войдут войска. Мы не готовились ни к каким военным действиям, надеялись, что разум победит, но оказалось — нет. Естественно, из Кремля, из гарнизона отдавали по несколько человек туда и сюда — для защиты самого Кремля осталось не так много людей. Это было третьего. Потом позвонил Брагин: «Сергей Александрович, что делать? Черномырдин приказал отключить первый канал?» Я ответил: «Что меня спрашиваешь, обстановку знаешь, она опасная, как ты видишь? Раз опасная, отключай». После этого первый был отключен, в полную силу начал работать второй канал. Мы оставались в Кремле всю ночь, смотрели репортажи и за все очень беспокоились. Где-то без двадцати девять мне позвонила Джуна и сказала, что она видит, как в Москву идут танки. Они действительно шли по Минскому шоссе. Сразу отрядили несколько единиц спецтехники в Останкино, чтобы там все успокоить. Для меня было абсолютно понятно, что если жестко не поступить, утром может начаться усиление военных действий и гражданская война. Борис Николаевич отдыхал какое-то время: напряжение сказывалось. В два часа поехали в Министерство обороны на Совет безопасности, охрана была очень жесткая, никого не пускали по нашим документам, я прошел только с помощником Грачева. Черномырдин вел встречу, Борис Николаевич сидел и молчал, Черномырдин спрашивал, что будем делать, но все молчали. Коржаков дал слово своему заместителю, контр-адмиралу, у того был план, чтобы танки стреляли не по верху, а по низу, с другой стороны, это был бы сигнал для того, чтобы вышли люди из здания. Мы не думали, что Белый дом освободится, но оттуда вышло порядка 2000 человек. Остались депутаты и вот буяны, эти отставленные генералы, Руцкой, банда Баркашова. Их показывали по монитору, я звонил и спрашивал, почему не начинается операция. Оказывается, не привезли болванки, только боевые снаряды. Болванки привезли только в полдесятого. Танки зачем-то вышли на мост, первые выстрелы и крики «ура», очень тяжело на все на это смотреть было. Когда стало темнеть, начались серьезные волнения. Утром стало понятно, что все, кто был в «Останкино», укрылись в Белом доме, то есть сосредоточены в одном месте, что было легче. Звонил Ельцин, говорил про 164 убитых во всей операции во все дни. Я предложил ему опубликовать фамилии погибших в «Московской правде», он согласился — мы опубликовали весь список. Пятого числа начались будни — стало понятно, что надо делать срочно Совет федерации помимо Госдумы. Юрист из Франции нам подсказал по поводу Конституции, посол Рыжов Юрий Алексеевич позвонил мне и сказал, что французский юрист, занимающийся российским правом, предложил 12 декабря с выборами в Думу делать и референдум по Конституции.


Председатель движения «Гражданское достоинство», министр социальной защиты Элла Памфилова

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Элла Памфилова, председатель движения «Гражданское достоинство», в 1993 году министр социальной защиты:

Была во Владимирской области на даче, когда стали захватывать мэрию, поехала в Москву на такси, ехала по абсолютно пустым улицам, где не было ни одного милиционера даже. Приехала на Старую площадь, Правительство раньше там сидело, на входе даже охранников уже не стояло. Там были Гайдар и другие члены правительства. Потом выходила со всеми на Красную площадь, была со всеми вместе, в гуще событий, готовилась к тому, что меня тоже арестуют и посадят. Запомнилось, как приняла душ дома, думаю: «Если будут сажать в тюрьму, так хоть чистой сесть». Потом позвонила близким, чтобы не оставляли дочь одну, которая была маленькая и виду не показывала, что тоже волнуется и чувствует, что маме грозит опасность. А когда приехала с маленькой сумочкой на Старую площадь, когда открыла неожиданно тяжелую сумку, увидела там икону, которую положила мне моя маленькая дочь. Она, оказывается, все понимала и пыталась меня таким образом защитить и поддержать. Я даже прослезилась.


Член Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов Светлана Горячева

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Светлана Горячева, в 1993 году член Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов:

Я находилась непосредственно в Белом доме, там принимала в момент расстрела православное крещение, там меня расстреливали семь или восемь часов, я уже не помню. Больше всего запомнилось, когда я проснулась в семь часов утра, была на 19-м этаже, в этой башне, лифты не работали, туалеты не работали, было очень холодно. Я выглянула в окно на 19-м этаже, окна выходили на Москва-реку, и увидела, что стоят танки и на земле уже лежат расстрелянные люди. Я быстро разбудила всех, кто был на этаже, мы начали быстро спускаться, а в этот момент начали палить по окнам. Так под пулями мы спустились на третий этаж в непростреливаемый зал, потому что там башня, еще шестиэтажное обрамление этой башни, которое не позволяло просто простреливать. Еще запомнилось, когда мы вышли оттуда, к нам пришли представители группы «Альфа», они сказали, что их послали нас убить, но они не могут взять на себя такой грех, сказали: «Мы вас выведем». Когда они вывели нас к Москва-реке, опять начали стрелять, они пообещали, что попытаются нейтрализовать снайперов, которые стреляли с американского посольства и гостиницы «Украина», сказав нам рассеиваться и как можно быстрее уходить, рассредоточиваться пол жилмассиву — мы ушли направо. Зашли в какой-то подъезд, опять пули свистели, поднялись на пятый или шестой этаж, нас было несколько женщин, не только депутаты, но и сотрудники аппарата Верховного Совета России, вышел мужчина покурить и сказал нам: «Заходите, женщины, такие, как вы, у меня уже есть». Мы зашли, он нам сказал, что в 91-м у него располагался в квартире штаб по поддержке Ельцина, но говорит: «Когда я выходил с собакой погулять и видел, как вас обнесли колючей проволокой, оставили без хлеба, воды и тепла, всего остального в течение десяти суток, я понял, что если сегодня вы уйдете молча и склоните голову, то завтра эта участь коснется всех нас, я знаю, что вы из Белого дома, оставайтесь до утра, я постараюсь вас потом вывести всех». Что он потом, кстати, и сделал, еще и накормил нас, и напоил чаем с бутербродами. Я этому человеку очень благодарна, я подарила ему фонарик, с которым я ходила по темному Белому дому. Меня поразило, как люди быстро прозревали и увидели с ужасом, что творит эта власть. Если бы мне пришлось пройти мой политический путь, я бы прошла его так, как я его прошла, я там приняла православное крещение, я не жалею об этом, как и ни о чем не жалею. Победил бы Верховный Совет, я думаю, была бы абсолютно другая ситуация, была другая экономика. Понятно было, что шоковая терапия, лихая приватизация ни к чему не приведут, когда породилось ворье и жулье, хорошие люди остались ни при чем. Вся эта кадровая чехарда, когда нужен не профессионализм, а близость к телу, это же всем понятно и очевидно. Я не идеализирую депутатский корпус: там разные были, в том числе и мои оппоненты, критиковавшие меня в 91-м, когда я выступала с известным политическим заявлением, нас вместе потом и расстреливали, они просили прощения. Хуже, чем то, что случилось, просто не может быть. В страшном сне не представить таких последствий. Все это больно видеть, лучше бы мы оказались тогда неправы: мне было бы проще, но жила бы страна по-другому. Мне нечего скрывать и бояться, это моя точка зрения — я от нее никогда не откажусь. Все это пережито, из песни слов не выкинешь.


Народный депутат России, член Верховного Совета России, секретарь, заместитель председателя, председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам Совета Республики Верховного Совета России, заместитель министра финансов Российской Федерации (24 сентября 1993 года — 5 января 1994 года), председатель Комиссии по передаче дел Верховного совета России Александр Починок

Фото: Роман Мухаметжанов, Коммерсантъ

Александр Починок, в 1990–1993 годах народный депутат России, член Верховного Совета России, секретарь, заместитель председателя, председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам Совета Республики Верховного Совета России; 24 сентября 1993 года — 5 января 1994 года — заместитель министра финансов Российской Федерации, председатель Комиссии по передаче дел Верховного совета России:

3–4 октября я считал убытки. Я зашел в Белый дом, мы пытались спасти, что там было. Спасали орденскую кладовую с Баскаевым, наградную кладовую, старались, чтобы там растащили как можно меньше, потому что здание горело, оно было залито и с выбитыми стеклами. Пытались хоть как-то выяснить, что ж там происходит. Наутро нашли женщину-кассиршу, которая закрылась вместе с сейфом в комнате, сняв табличку. Мы спросили ее: «Что ж ты не ушла? Если бы комнату взломали, тебя б убили». Она ответила: «Если бы деньги расхитили, мне все равно не жить». Вот такая героическая женщина! Там шел штурм, а она в обнимку с сейфом всю эту ночь пережила, потому что там были довольно большие деньги, они все, кстати, целы остались благодаря ей. Вот такие русские женщины! Кстати, первыми пришли наводить порядок в Белый дом сотрудницы из бухгалтерии: они говорили, что у них там документы, они не могут все это бросить, хотя здание еще продолжали тушить. В момент самого обстрела я находился еще в одном здании Верховного Совета на Новом Арбате, там несколько стекол пробило. Потом пошел к Белому дому, меня страшно поразило, что люди шли как на парад, с детьми даже. Я говорил: «Ребята, вы куда идете, там же стреляют?». Они отвечали: «А мы посмотреть». Там было огромное количество зевак. Я уже никого не уговаривал в тот день, я делал это раньше, пока меня еще не выгнали из Белого дома — меня же исключили официально, я не мог там находиться и перешел на Новый Арбат. До этого пытался уговорить, так как понимал, насколько все это страшно может быть. Когда мы вошли в здание четвертого числа, там было огромное количество растяжек, мин, таких «сюрпризиков» оставлено по разным комнатам. Победил бы Верховный Совет, конечно, ситуация сложилась бы по-другому, потому что у Верховного Совета не было конструктивной программы, он был настроен на борьбу с Ельциным. Победить-то, может, и победил бы, а далее мы бы свалились в очередной виток абсолютно не пойми чего. Все равно в итоге плохо, потому что погибли люди, а это всегда страшно, многие погибли совершенно непричастные. Наверное, можно было обойтись и без танков, но надо еще за год до этого делать другие шаги. А скорее сразу после 91-го года проводить новые выборы — тогда бы у нас власть соответствовала той стране, в которой мы оказались. Наверное, таких вещей не произошло бы. Я не о том, кто бы прошел — по выборам 93-го помним, что прошли и коммунисты, и демократы. Но были бы другие депутаты, другие люди, а это очень важно: они бы соответствовали стране. Огромное количество из участвовавших в событиях 93-го (с обеих сторон) не прошли затем на выборах — их люди отвергли. В тех странах, которые после распада СССР сразу провели выборы, у них все было спокойнее.


Заместитель министра обороны Альберт Макашов

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Альберт Макашов, заместитель министра обороны (22 сентября — 4 октября 1993 года, назначен и. о. президента РФ Александром Руцким):

И 3, и 4 октября, и все годы до этого, и после я продолжаю защищать свою родину. В 12 лет надел погоны, сапоги, я воспитанник Воронежского Суворовского училища, 6 лет суворовцем, 4 года курсантом, 37 лет календарной службы. Я был и остался патриотом Советского Союза. Третьего числа мне запомнилось сообщение, уже когда была взята мэрия, уже произошел расстрел в «Останкино», о том, что Зюганов сказал не выходить на улицы, сидеть по домам, что это провокация, призвал не принимать никакого участия. Я сказал тогда: «Или дурак, или большая гнида!» Далее я только утвердился в своем мнении, он потом за все это исключил меня из рядов КПРФ, из рядов моей партии. Конечно, если бы победил Верховный Совет, тогда ситуация по-другому сложилась бы в стране и сейчас бы все было по-другому. Не было бы 20 лет правления этого ЕБээНа, как народ его давно уже сокращенно зовет. Мы бы не докатились до этого ЕБээНа, ситуация была бы иной.


Председатель подкомитета по связям с зарубежными организациями Комитета Верховного Совета России по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности Виктор Аксючиц

Фото: Фото ИТАР-ТАСС

Виктор Аксючиц, в 1993-м председатель подкомитета по связям с зарубежными организациями Комитета Верховного Совета России по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности, лидер Российского христианского демократического движения:

Хотя внутри Верховного Совета я был в оппозиции к руководству, то есть к команде Хасбулатова, в те дни я был среди защитников Белого дома. Я был избранным народным депутатом, а Ельцин совершил государственный переворот. События тогда могли бы закончиться и победой Верховного Совета, но было бы так лучше — сложный вопрос. Руководство Верховного Совета на тот момент, да и вообще, было не очень дееспособно. Ситуация могла разрешиться и путем переговоров, но виновником того, что договоренность не была достигнута, стал Ельцин, совершивший переворот. Искусство политики — это искусство поиска компромиссов. Съезд народных депутатов вытащил его из политического небытия, принял закон о президентстве, выдвинул его на эту должность, наделил его чрезвычайными полномочиями для проведения реформ. И только когда оказалось, что реформы осуществляются совсем не так, как Ельцин сам же обещал, то есть самым разрушительным и радикальным для России образом, большая часть народных депутатов перешла в оппозицию к нему. Он периодически обманывал съезд. Чего стоит только акция с так называемой народной приватизацией. Верховный Совет принял закон об именных приватизационных счетах с крупной по тем временам суммой. Но эти деньги можно было потратить только на участие в приватизации. Ельцин же воспользовался чрезвычайными полномочиями и в момент летних каникул издал указ о приватизационных чеках Чубайса. Большинству населения этот указ ничего не дал, а те, кто уже бандитским путем заработал капитал, скупали эти ваучеры вагонами. Таким образом, Ельцин выбирал тактический разрушительный путь. Именно его сторона не могла договориться. Большевистский подход возобладал в его команде, и это привело к кровавому государственному перевороту. И сегодня, думаю, Россия так и не сделала выводов из той ситуации. Собственно, выводов несколько. Во-первых, это был переворот и попрание Конституции. Ельцин перешагнул через все, и это стало примером для политиков, оппозиции, простых граждан. Одной из главных задач посткоммунистического общества было воспитание правосознания людей. А какое может быть правосознание, когда власть так кроваво и нагло попирает право, на виду у всей планеты расстреливая парламент из танков? Во-вторых, если демократы ведут себя так, призывают Ельцина к дальнейшим репрессиям, у общества формируется определенное отношение к понятиям либерализма и демократии. В-третьих, у нас до сегодняшнего дня нет полноценного парламента. Есть некая послушная администрации президента команда нажимающих на кнопки и штампующих законы. И это именно потому, что тогда был расстрелян парламент, а вместе с ним многие начинания, например принцип многопартийности.


Судья Конституционного суда Российской Федерации Гадис Гаджиев

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Гадис Гаджиев, судья Конституционного суда Российской Федерации:

Во время октябрьских событий я был в Москве на работе в Конституционном суде. Отнесся к этим событиям я очень плохо, очень тягостное было ощущение: была нарушена Конституция, не было ничего хорошего. То были самые окаянные дни в моей жизни. Как судья я тогда не был ни на чьей стороне, но, думаю, в той ситуации Верховный Совет уже не мог взять верх. Самое яркое воспоминание — когда пошел гулять с детьми и увидел напротив здания Министерства иностранных дел огромную толпу людей, которая неслась по Садовому кольцу в сторону Белого дома. Уверен, мы сделали выводы из тех событий и это во всех отношениях пошло на пользу. Мы стали еще лучше понимать опасность таких революционных действий.


Руководитель службы безопасности президента Российской Федерации Александр Коржаков

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Александр Коржаков, в 1993 году руководитель службы безопасности президента Российской Федерации:

Я был на своей работе, руководил охраной президента. В наши дни все кругом кричат «Расстрел Белого дома! Расстрел Белого дома!». Это чушь. Для сравнения: при расстреле нашего «Останкино» погибло 140 человек, у Белого дома — всего 10. Больше всего меня поразило поведение некоторых лиц. Например, Руцкой и Хасбулатов были пойманы и арестованы, но не были наказаны, а отпущены под амнистию, хоть они этого и не заслужили. Думаю, можно было избежать жертв, но все началось не с Белого дома. Сначала были беспорядки на Смоленской площади 2 октября, затем они продолжились 3-го и уже потом переросли в атаку мэрии и Белого дома. И поначалу практически никто не пострадал. Но большая группа людей собралась, забрав оружие у охраны Белого дома, и по команде Руцкого и Хасбулатова пошла на «Останкино». Уже там началась стрельба по невинным людям. При защите телецентра героически действовал спецотряд «Витязь» из МВД, благодаря им «Останкино» было спасено, но жертв избежать не удалось. Вообще, у Верховного Совета не было никаких шансов на победу. Хотя и с их стороны была серьезная команда.


Генпрокурор России Валентин Степанков

Валентин Степанков, в 1993 году генпрокурор России:

Помнится, конечно, жесткий конфликт и отсутствие реального желания искать компромиссы как у той, так и у другой стороны. И та, и другая стороны были убеждены, что у них есть все шансы на победу, и вступать в переговоры они не хотели. Даже то, что компромисс может не допустить кровопролития, они не хотели понимать. Тогда все концентрировалось в Москве, и, в отличие от 1991 года, волнения не выплескивались в регионы, основные страсти кипели в столице, а страна по большей части безмолвствовала. Оказавшись вне правового поля, та же прокуратора, которую я возглавлял, была лишена возможности как-то повлиять на ситуацию, опираясь на какой-либо закон, потому что противоборствующие стороны вышли из рамок правового поля. Чувствовалось бессилие. После расстрела Белого дома на следующий день я туда приехал, чтобы оценить возможность проведения следственных действий: там же были убитые, кровь. Надо было оценить организацию работы по осмотру места происшествия, понять, сколько потребуется времени, сколько следователей, как фиксировать, Ведь местом преступления был целый Белый дом. Находясь там, я получил звонок, что со мной хотят встретиться и передать указ Ельцина о моей отставке. Обида? Никакой обиды с моей стороны на это не было. Я был членом Верховного Совета, который был разгромлен силовым методом, а победившая сторона должна была иметь прокурора, который в интересах победившей стороны должен провести расследование. Я же был непосредственным участников всех событий и переговоров, до последнего дня встречался и с этой стороной, и Хасбулатовым. Понимаю, что в случае победы Верховного Совета при том раскладе политических сил это было бы временное отступление Ельцина. Месяц-полтора — и мы бы получили серьезное продолжение. В то время разрядить обстановку просто так было нельзя. Там было глубоко укоренившееся желание не искать компромиссы. Но после этих кровавых событий — а это было уголовно наказуемым деянием со стороны власти — Ельцин не пошел на узурпацию власти и диктатуру, а все же объявил референдум о Конституции. Пусть впопыхах, пусть в большинстве своем народ не читал Конституцию и совершенно бездумно за нее проголосовал, но это было возвращение в правовое поле. Это была попытка вернуться к цивилизованному государству. Хотя пути развития событий были разные: можно было заморозить ситуацию, год-два вообще обойтись без парламента. Я не говорю, что выбрали лучший выход. Но это была хирургическая ситуация, после которой стали приниматься правильные меры.


Депутат Верховного совета Юрий Слободкин

Фото: РИА НОВОСТИ

Юрий Слободкин, депутат Верховного совета:

С 1992 года Конституция, принятая в 1978 году, была уже российской, съезд народных депутатов внес многочисленные изменения в главу о правах и свободах человека. Поэтому, когда Ельцин поднял вопрос, является ли она конституционной, мы возмутились и начали скандировать: «Позор! Позор!». Борису Ельцину нужно было оправдание своим действиям по коренному изменению государственного строя. А Конституция 1978 года высшим органом власти в стране признавала съезд, а не президента. Во время выступления председателя ВС в зале поднялся такой гвалт, что он и фразы сказать не мог. В итоге Хасбулатов махнул рукой и пошел к выходу из Мраморного зала Кремля. Вслед за ним пошли мы.


Лидер КПРФ Геннадий Зюганов

Фото: Александр Тимошенко, Коммерсантъ

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

Больше всего меня потрясло всемирное вероломство. Даже Рейхстаг подожгли ночью, а Белый дом расстреливали из танков днем, когда весь мир мог это наблюдать. Я тогда выступил по телевидению с призывов, 62 губернатора готовы были приехать и вести переговоры. Патриарх Алексий готов был стать посредником на этих переговорах. Все искали варианты, предлагали досрочные выборы в декабре. Но им надо было устроить показательный расстрел советской власти, чтобы потом все разворовать и растащить. Ельцинская камарилья рвалась поскорее распродать народную собственность в частные руки. Эти люди прекрасно понимали, что им не удастся задуманное, если не уничтожить советскую власть. Вспомним, одним из первых действий Ельцина на посту президента был указ о роспуске Народного контроля. Но Советы оставались. Они имели многоступенчатую структуру, охватывавшую всю страну. Именно Советы стали последним препятствием, не позволявшим жуликам и мерзавцам разворовать и растащить собственность, которую народ наживал почти тысячу лет. Что произошло после расстрела Верховного Совета, все мы прекрасно знаем. Чубайсовская приватизация и лихие 1990-е стали сегодня притчей во языцех. Первыми же указами были отданы на разграбление золотовалютные резервы страны и все фонды, включая пенсионный. Одних только стратегических запасов на случай военной опасности имелось на $200 млрд — все их растащили по частным лавочкам. С невиданного ограбления страны начиналось первоначальное накопление капитала в России. Колоссальная собственность перешла в руки группки людей, которые составили костяк зарождающейся олигархии. Ресурсы богатейшей страны мира отныне были обречены на то, чтобы их варварски разворовывали и в конечном счете попросту пропивали и проматывали. Намерения Ельцина были недвусмысленны. Задолго до «кровавого» октября он пошел по пути эскалации насилия и утверждения режима личной власти. Становилось ясно, что этот человек не остановится ни перед чем. 23 февраля 1992 года была избита демонстрация левопатриотических сил в Москве на улице Горького. В июне того же года насилие применили к участникам массовой акции возле телецентра в Останкино. Уже в марте 1993-го ради сохранения своих чрезвычайных полномочий Ельцин готовился разогнать парламент и растоптать Конституцию. Указ «Об особом порядке управления страной» даже был озвучен им, но тогда его не решились осуществить. Затем последовал кровавый разгон первомайской демонстрации на Ленинском проспекте в столице. Под дубинки попали женщины и дети. Демонстрантов обвинили в попытке прорваться к Кремлю, хотя даже дураку понятно, что путь от Октябрьской площади по Ленинскому ведет в противоположном направлении. Избиение готовилось и в святой день 9 Мая. Столица была буквально забита войсками, но на улицы вышла такая масса людей, что власть испугалась что-либо предпринять. Черный октябрь 1993-го не стал случайностью: Ельцин избрал для себя кровавый путь совершенно сознательно. Обвинять защитников Конституции в том, что они спровоцировали насилие 3 и 4 октября,— грубая фальсификация. Еще в сентябрьские дни по команде Ельцина окрестности Белого дома затянули колючей проволокой, а на прилегающих улицах началось массовое избиение сторонников Верховного Совета. Коммунисты предупреждали страну заранее. В мае 1993 года наша партия приняла специальное обращение к гражданам о недопустимости политического экстремизма. К сожалению, нас тогда не услышали. Многие в то время избрали для себя позицию стороннего наблюдателя. Они не проявили волю к защите Конституции и советской власти, не понимая, что тем самым могли защитить в первую очередь самих себя от произвола нарождающейся олигархии. В итоге граждане страны лишились не только общенародной собственности, но и социальных гарантий, которые им давала советская власть и которыми они пользовались сполна. Сегодня, спустя 20 лет, каждый осознал, что произошло. Мы живем в стране, где земля, недра, вода и леса не принадлежат нам. Все это стало возможно после «кровавого» октября, и те, кто гордился своим голосованием за Ельцина, сегодня или отводят глаза в сторону, или не признаются в этом.


Сопредседатель «Объединенного фронта трудящихся» Олег Шеин

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Олег Шеин, сопредседатель «Объединенного фронта трудящихся»:

Понять майские события невозможно без контекста предыдущих месяцев. Избиения демонстрантов ОМОНом были обычным делом на протяжении второй половины 1992 года и всего 1993 года. Ветеран ВОВ погиб в итоге разгона митинга 23 феврале 1992 года, после чего люди выходили на улицы, возмущенные этой трагедией. Так что к столкновениям с ОМОНом манифестанты были готовы, и все дальнейшие события известны: был захвачен грузовик, его направили на омоновское оцепление, в результате чего один боец погиб.

Подготовила группа «Прямая речь», ИД Ъ


Хроника октябрьских событий 1993 года в Москве — Политика

20 августа 1993 года у здания Российского Дома Советов состоялся митинг в поддержку действий Верховного Совета, против политики президента и правительства. Фото ИТАР-ТАСС/ Валентин Кузьмин

Александр Руцкой принимает присягу президента РФ на срочном заседании Верховного Совета России, которое последовало за телевизионным обращением к нации президента Бориса Ельцина. Фото ИТАР-ТАСС/ Валентин Кузьмин

Министр безопасности теневого кабинета» Виктор Баранников и вице-президент РФ Александр Руцкой среди защитников Белого дома. Фото ИТАР-ТАСС/ Александр Чумичев

Баррикады на Садовом кольце. Фото ИТАР-ТАСС/ Игорь Зотин

Крымский мост. Милиция разгоняет демонстрантов. Фото ИТАР-ТАСС/ Анатолий Морковкин

Во время захвата здания мэрии. Фото ИТАР-ТАСС/ Геннадий Хамельянин

Вице-президент РФ Александр Руцкой выступает перед защитниками Белого Дома. Фото /ИТАР-ТАСС/ Сергей Мамонтов

Объявление на телеэкранах, появившееся во время попытки штурма телецентра «Останкино» мятежниками. Фото ИТАР-ТАСС/ Роман Денисов

Толпа митингующих у телецентра «Останкино». Фото ИТАР-ТАСС/ Игорь Зотин

У телецентра «Останкино» во время октябрьского мятежа. Фото ИТАР-ТАСС/ Анатолий Морковкин

Президент РФ Борис Ельцин во время обращения к гражданам РФ. Фото ИТАР-ТАСС/ Борис Кавашкин

Расстрел Белого дома 4 октября 1993 года. Фото ИТАР-ТАСС/ Борис Кавашкин

Москвичи наблюдают за штурмом Белого дома с соседних крыш. Фото ИТАР-ТАСС/ Роман Денисов

Во время штурма Белого дома 4 октября 1993 года. Фото ИТАР-ТАСС/ Олег Власов

Танки у Белого дома. Фото AP Photo/Alexander Zemlianchenko

Танки у Белого дома. Фото ИТАР-ТАСС/ Игорь Зотин

Группа осажденных покидает Белый дом. Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Христофоров

Во время штурма Белого дома. Фото ИТАР-ТАСС/ Анатолий Морковкин

Жители Москвы наблюдают за обстрелом Белого дома. Фото ИТАР-ТАСС/ Игорь Зотин

Участники октябрьских событий спасаются от перестрелки. Фото ИТАР-ТАСС/ Геннадий Хамельянин

Танки у Белого дома. Фото ИТАР-ТАСС/ Геннадий Хамельянин

Сгоревший троллейбус у Белого дома на Краснопресненской набережной. Фото ИТАР-ТАСС/ Валентин Кузьмин

Москвичи водружают российский флаг после событий 3-4 октября 1993 г. Фото AP Photo/Alexander Zemlianichenko

Кто что выиграл и проиграл в октябре 1993 года

События 25-летней давности, завершившиеся вооруженным противостоянием у здания Верховного совета (ВС) и телецентра «Останкино» в Москве 3–4 октября 1993 г., привели к массовому разочарованию простых граждан в политике, закрепив отчуждение обывателей от власти. Они также возродили стремление найти доброго и справедливого «царя», который в одиночку, без государственных институтов и лишней бюрократии, способен решить проблемы обывателей.

25 лет назад, 21 сентября 1993 г., первый президент России Борис Ельцин издал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе». Ельцин обвинил действующие органы представительной власти – Съезд народных депутатов и ВС – в саботаже работы по принятию новой Конституции, умышленном обострении политической ситуации. Своим указом он фактически упразднил ВС и объявил выборы в новый парламент – Государственную думу. Указ отразил стремление президента и его окружения завершить в свою пользу стремительно развивавшийся конфликт между победителями августа 1991 г., которые ожесточенно делили власть, стремясь толковать в свою пользу букву устаревших законов в ущерб их духу.

Депутаты, опиравшиеся не только на советскую Конституцию, но и на недовольство миллионов граждан, увидевших вместо светлого капиталистического завтра без дефицита и очередей шоковую терапию, резкое падение доходов и неизвестность в будущем, не подчинились президенту и продолжили войну законов. В тот же день Конституционный суд 9 голосами против 4 признал указ противоречащим Основному закону и основанием для отстранения Бориса Ельцина от власти. Верховный совет объявил о его отрешении от должности.

Участники конфликта перешли в прямое вооруженное столкновение, жертвами которого стали 160 человек с обеих сторон. Он завершился тактической победой Ельцина и его соратников и обернулся серьезной травмой для российской государственности и общества. События осени 1993 г. рассеяли питавшиеся с конца 1980-х иллюзии про единство силовых структур и армии с народом, продемонстрировав, что приказ для военных остается важнее рассуждений о неприменении силы против собственных граждан. В сознании патерналистского большинства слова «демократия» и «демократ» перешли из разряда абстрактных идеалов в список ругательств.

Последующее протестное голосование в декабре на выборах депутатов первого созыва Госдумы (голосование по партспискам выиграла ЛДПР, набрав 22,9%) отразило разочарование миллионов людей в политике в целом – как во власти, так и в оппозиции («чума на оба ваших дома!») и в отдельных политиках. Отчуждение обывателей заложило основу нового негласного договора между властью и обществом о невмешательстве общества в государственные дела и «большую» экономику, а власти – в частную жизнь и повседневные хозяйственные практики наемных работников и самозанятых.

Спустя годы российское общество все больше дистанцируется от конфликта между двумя ветвями власти 1993 г. В 2013 г., по данным ВЦИОМа, 80% опрошенных сообщили, что слышали о тех событиях или знают о них хорошо, 16% тогда впервые услышали о них от социологов, 4% затруднились с ответом. В 2017 г., по данным опроса «Левада-центра», доля знающих или что-то слышавших снизилась до 68% (причем доля хорошо знающих сократилась вдвое), одновременно до 22% выросла доля не знающих о событиях октября 1993 г., а затруднившихся с ответом – до 10%. Быстрые изменения вряд ли вызваны только сменой поколений, отмечает Денис Волков из «Левада-центра». Люди стремятся вытеснить из памяти психотравмирующий эпизод, забыть о неудачном участии в уличной политике. Власть также старается не вспоминать о тех событиях, чтобы не возникало вопроса о ее ответственности за несоразмерное применение силы во время конфликта и после победы президентской стороны.

Люди все больше воспринимают конфликт 1993 г. как схватку в верхах, не имеющую к ним отношения. Почти две трети опрошенных «Левада-центром» в 2017 г. или затруднились ответить, кто был прав 25 лет назад, или считают, что не правы были обе стороны. Это не касается активных участников событий: они не примирились друг с другом, иногда их публичные споры едва не перерастают в потасовку, говорит Волков.

Отчуждение от власти и политики не было единственным итогом событий осени 1993 г. Разочарование в демократических институтах, которые теперь связывались в массовом сознании с вооруженным конфликтом, укрепило веру людей в «доброго царя», способного единолично восстановить нарушенную справедливость, считает политолог Алексей Макаркин. Кроме того, часть либералов также увлеклась идеей «твердой руки» и «чилийской моделью» построения рынка, что во многом предопределило приход к власти Владимира Путина.

Что произошло в октябре 93-го? Споры не утихают

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ —  В канун двадцатилетия московских событий начала октября 1993 года в российских электронных СМИ вновь разгорелись бурные споры на тему: что это было? Некоторые участники дискуссии по-прежнему уверены, что тогдашний Верховный Совет РФ был единственным законным органом власти, поскольку Борис Ельцин утратил легитимность после указа №1400 о роспуске парламента. И оправдывают действия Хасбулатова, Руцкого и их сторонников, включая Баркашова и Макашова.

Представители другой стороны утверждают, что блокада Белого дома и последующий арест всех находившихся там предотвратил попытку мятежа реакционеров и последующую кровавую расправу над демократами.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» записала комментарии непосредственных участников октябрьских событий 1993 года в Москве и Санкт-Петербурге. Похоже, что и 20 лет спустя им трудно выработать общую позицию.

Правда юридическая против правды политической

Юрий Нестеров в конце 1980-х годов был членом ленинградского клуба «Перестройка», позже входил в Ленинградской народный фронт, в местное отделение «Демократической России». В 1990-м одновременно стал депутатом городского совета и Съезда народных депутатов РСФСР.

Предваряя разговор о событиях октября 1993 года, Нестеров отмечает сохраняющуюся поляризацию мнения.

«Обидно, что споры до сих пор не утихают. Казалось, многие последующие события должны были ясно показать всем, что же на самом деле произошло 20 лет назад. Но нет, думаю, что еще несколько поколений россиян будут об этом спорить», – сетует собеседник «Голоса Америки».

С юридической точки зрения, настаивает Нестеров, в конце сентября 1993 года Борисом Ельциным был совершен антиконституционный переворот.

«Поэтому все решения, принятые против указа №1400, было справедливы. И Конституционный суд не мог принять никакого другого решения, кроме как признать действия Ельцина абсолютно незаконными. И все действия тогдашнего Съезда народных депутатов было стопроцентно законны», – уверен он.

Такова, по мнению бывшего депутата, юридическая правда. Правда же политическая, говорит Нестеров, с которой до сих пор многим трудно согласиться, заключается в том, что силовое противостояние не могло закончиться иначе, чем победой президента Ельцина. Понимая это, депутатам следовало бы согласиться с роспуском Верховного Совета и пойти на одновременные перевыборы законодательной и исполнительной ветвей власти. Но по-человечески депутаты пойти на это не могли.

А в самые последние дни, соглашается Юрий Нестеров, действительно была предотвращена попытка красно-коричневого реванша. Однако в том, что ситуация была доведена до такого состояния, он винит опять-таки президентскую сторону.

«И не случайно на защиту Белого дома тогда вышли люди, которые искренне защищали Ельцина в августе 91-го. Но кроме этих людей на площадь перед Белым домом вышло очень много людей исторически не правых. И их было большинство», – говорит Нестеров и вспоминает, что из окна своего кабинета в Белом доме он слышал крики, призывающие к расправе над сторонниками Бориса Ельцина.

«Нельзя людям вчерашнего дня давать в руки легитимные аргументы, чтобы сопротивляться дню сегодняшнему. А Ельцин сделал именно это», – заключает Юрий Нестеров.

Воинственные выступления с балкона Белого дома

Иная точка зрения у бывшего члена комиссии Верховного Совета РФ по законности Игоря Кучеренко.

«Двадцать лет назад была предотвращена попытка захвата власти такими личностями, как Хасбулатов и его компания», – убежден Кучеренко.

Он свидетельствует, что в течение всего 1993 года парламентское большинство, возглавляемое тогдашним спикером, упорно мешало осуществлять реформы. В частности, это выражалось в принятии законов, урезавших полномочия президентской стороны.

«Борис Николаевич [Ельцин] сам неоднократно приходил к депутатам, просил их принять те или иные законы, внести необходимые изменения. Но это не действовало на Верховный Совет», – вспоминает Игорь Кучеренко.

Решение отстранить Ельцина от власти, по свидетельству члена комиссии по законности ВС, в кулуарах Белого дома зрело давно. Это произошло на X съезде Верховного Совета, который, по мнению Кучеренко, был нелегитимным, поскольку там не было кворума.

«Как мы знаем, президентом страны они назначили Руцкого, и возникла ситуация двоевластия. Что было с этим делать? И было принято тяжелое решение – просто выкурить этих людей, которые заняли оборону в Белом доме», – продолжает участник событий сентября-октября 93-го.

Среди защитников депутатов Верховного Совета появились боевики, приехавшие из Приднестровья и Абхазии. У одних оружие уже было с собой, другие получили его в Белом доме: «И эти ребята вряд ли понимали, куда они приехали и что они будут защищать. Но, думаю, им были обещаны какие-то деньги, и они сюда приехали».

Что же касается обстрела Белого дома пропрезидентской стороной, то, по словам Кучеренко, стреляли болванками, а не боевыми снарядами.

«Били точечно и прицельно. Операция была продумана. То есть это были устрашающие действия. И заметьте, что ни один депутат не пострадал. Ни один», – настаивает очевидец.

И напоминает, что под руководством Альберта Макашова была предпринята попытка захватить Останкинскую телебашню, что может свидетельствовать о желании заявить на весь мир о своей победе.

Игорь Кучеренко вспоминает, что из окна своего номера в гостинице «Мир» он слышал выступления с балкона Белого дома Макашова, Руцкого и Хасбулатова.

«Это были весьма агрессивные выступления. Там фигурировали фразы типа “мы их будем вешать на столбах”. Я это слышал сам, и могу поклясться на чем угодно. И я думаю, это было поводом для того, чтобы применить к [находившимся в Белом доме] силовые меры. Ибо в противоположном случае в конфликт были бы вовлечены не только представители президента и Верховного Совета, но и многие мирные граждане. Что потом в Москве частично и произошло», – напоминает Игорь Кучеренко.

При этом Кучеренко отмечает, что Борис Ельцин неоднократно посылал в Белый дом переговорщиков с предложением не нагнетать политический кризис, «обнулить ситуацию» и провести одновременно досрочные выборы и президента, и Верховного Совета. Но противоположная сторона отвергла все мирные инициативы Ельцина.

«Вот, собственно, и вся история. Чем она закончилась, вы знаете», – подытоживает Игорь Кучеренко.

«Тогда произошел откат в развитии парламентаризма»

В Санкт-Петербурге события разворачивались не столь драматично. Противостояние значительной части Городского совета народных депутатов и мэрии, начавшееся в 1991 году, носило характер обоюдных словесных выпадов и не дошло до горячей фазы.

Член федерального политсовета партии «Яблоко» Михаил Амосов был в то время председателем постоянной комиссии Петросовета по градостроительной политике и землепользованию. Он называет себя последовательным сторонником демократических преобразований и рыночных реформ в России. И добавляет: «Мои убеждения и тогда, и сейчас состоят в том, что мы должны научиться уважать закон, жить по закону, и это, прежде всего, относится к тем, кто представляет наше государство».

Людей, оказавшихся в начале октября 1993 года в Белом доме, он не считает своими единомышленниками. В то же время действия президента Ельцина казались Михаилу Амосову незаконными. Поэтому вместе с группой депутатов, входивших в так называемый «Малый совет» (или президиум Петросовета), он начал готовить текст резолюции с осуждением роспуска Верховного Совета.

Дальнейшие события, по мнению Амосова, подтвердили его худшие опасения. Несмотря на то что в Петросовете большинство депутатов придерживались демократических принципов, специальным указом Бориса Ельцина в декабре 1993 года был распущен и городской орган представительной власти. И это при том, что весной полномочия Петросовета истекали, и уже были намечены новые выборы.

По мнению Михаила Амосова, оба указа – о досрочном роспуске и Верховного Совета РФ, и Петросовета – были изданы с одной целью: не допустить в следующий созыв тех депутатов, которые повели себя нелояльно к президенту Ельцину.

С тех пор Санкт-Петербург, продолжает собеседник «Голоса Америки», получил гораздо более слабый парламент – Законодательное собрание, в котором заседает всего лишь пятьдесят депутатов против четырехсот, что были в Петросовете. Увеличились и округи и количество избирателей, а следовательно, ослабли связи «народных избранников» с теми, кто делегировал представлять их интересы в Законодательном собрании.

«Я считаю, что тогда, осенью 1993 года, произошел большой откат назад в плане развития парламентаризма и в России, и в Санкт-Петербурге», – убежден Михаил Амосов.

«Реванш все же состоялся»

Правозащитник Юрий Вдовин в 1993 году возглавлял комиссию Петросовета по свободе слова и средствам массовой информации. По его воспоминаниям, среди петербургских депутатов так же не было единства, как и среди членов Верховного Совета. Одни осуждали Ельцина и вообще были настроены против чрезмерной, с их точки зрения, президентской власти. Другие, напротив, считали ВС Российской Федерации, в котором было много сторонников коммунистического строя, тормозом в продвижении реформ.

В то время, напоминает Вдовин, левые настроения в обществе были на подъеме, и путем демократических выборов коммунисты вполне могли взять реванш, «как сработала демократия, когда Гитлер пришел к власти».
Упреки в том, что указ №1400 был неконституционным, Юрий Вдовин также отметает, поскольку сама Конституция, существовавшая на тот момент, содержала множество противоречий, и вовсю шла работа над новым Основным законом.

3 октября 1993 года Вдовин находился в Москве и пошел в Дом журналиста, чтобы посмотреть документальный фильм о событиях на Северном Кавказе. Однако смотреть ему пришлось не фильм, а телерепортаж о том, что происходит рядом с Белым домом. Его соседом в фойе Дома журналиста оказался бывший директор ЦРУ Уильям Колби.

«Я оказался единственным, кто мог ему объяснить, что происходит на экране телевизора, и он мне сказал, что это все организовал КГБ. И далее он мне сказал примечательную фразу: ЦРУ и КГБ мало чем отличаются. Разница только в том, в какой степени эти службы находятся под контролем общественности, а также исполнительной и представительной власти», – вспоминает Юрий Вдовин.

Ночью депутат вернулся в Санкт-Петербург. И уже здесь он наблюдал по телевизору, как завершились московские события.

«Все это выглядело так, как будто победили сторонники большей демократии. Потому что не могла сила, которая провозглашала как будто лозунги о восстановлении законности, пользоваться услугами баркашовцев и разных свихнувшихся националистов», – полагает правозащитник.

Роспуск Городского совета Санкт-Петербурга, где преобладали сторонники демократии, Юрий Вдовин считает большой ошибкой. В целом же, оценивая события октября 1993 года, он подчеркивает: «Несмотря на весь драматизм, произошедшее в стране все-таки предотвратило тогда реванш реакционных сил, которые хотели возврата туда, куда нас ведет наша нынешняя власть. Так что реванш, хотя и не полностью, но состоялся».

Тревожная осень 1993 года — Парламентская газета

События двадцатипятилетней давности октября 1993 года стали кульминацией внутриполитического кризиса в России, который начался в стране в 1992 году.

Он был вызван противостоянием двух политических сил: с одной стороны — сторонники Президента России Бориса Ельцина, которые выступали за принятие новой Конституции, усиление президентской власти и либеральные экономические реформы, а с другой — руководство Верховный Совет РСФСР, ряд народных депутатов и вице-президент России Александр Руцкой, которые хотели сохранить всю полноту власти у Съезда, и были резко против проведения радикальных экономических реформ.

21 сентября 1993 года Президент России Борис Ельцин подписал указ, согласно которому Верховный Совет и Съезд народных депутатов распускались, а на декабрь 1993 года назначались выборы в первую Государственную Думу. На следующий день большая часть депутатов Верховного Совета проголосовала за отстранения Ельцина от власти. Исполнение обязанностей главы государства было возложено на вице-президента Александра Руцкого.

Сторонники Верховного Совета начали организовывать отряды самообороны Белого дома, а также проводить акции протеста и возводить баррикады в центре Москвы. Борис Ельцин и председатель Правительства Виктор Черномырдин потребовали от Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого до 4 октября вывести из Белого дома людей и сдать оружие. В здании были отключены телефонная связь и электричество.

3 октября протестующие по приказу Александра Руцкого захватили здание московской мэрии и предприняли попытку взять штурмом телецентр Останкино. Было прервано вещание всех телеканалов, в эфир выходил лишь второй канал, который работал из резервной студии. Вечером того же дня в Москве было введено чрезвычайное положение.

В город были введены части и подразделения Таманской и Кантемировской дивизий, 27-й отдельной мотострелковой бригады и нескольких парашютно-десантных полков, дивизии внутренних войск им. Дзержинского.

4 октября правительственные войска заблокировали здание на Краснопресненской набережной. По войскам начали вести прицельную стрельбу из Белого дома и со стороны гостиницы  «Украина». Войска открыли ответный огонь. Появились первые жертвы.

 Четыре танка Таманской дивизии на мосту, напротив Белого дома, дали предупредительные выстрелы по зданию  холостыми болванками.

Подъезд со стороны Краснопресненского метро был заблокирован офицерами группы  «Альфа» Главного управления охраны РФ. К центральному подъезду, со стороны  Москвы-реки, к зданию выдвинулись офицеры  спецгруппы  «Вымпел» Министерства безопасности России. Офицеры двух самых элитных подразделений страны считали своей главной задачей предотвратить дальнейшее кровопролитие и вызвали на переговоры представителей обороны Белого дома. На переговоры со спецназовцами был вызван  вставший на сторону Верховного Совета экс-министр безопасности генерал Баранников. Несколько офицеров вошли в здание, и прошли в зал заседаний к депутатам. Выступление  офицеров было коротким — всем гарантируем неприкосновенность под нашу ответственность. После этого офицеры покинули здание.

Через час из здания стали выходить люди — под охраной спецназа из здания было эвакуированы 1700 человек — депутатов, сотрудников аппарата Верховного Совета и журналистов.

Через час из здания стали выходить  сторонники Верховного Совета. А вот  руководители обороны Белого дома (Александр Руцкой, Руслан Хасбулатов, Альберт Макашов и другие) были арестованы.

В 1994 году участники октябрьских событий 1993 года были амнистированы и освобождены из следственного изолятора Лефортово. Через два года производство по уголовному делу было прекращено.

По разным данным, в ходе октябрьский событий 1993 года погибли от 140 до 160 человек, ранения получили от 380 до 1000 человек.

Политическими итогами этого одного из острейших политических кризисов в современной истории России стало принятие 12 декабря 1993 года новой Конституции, усиление президентской власти и образование нового двухпалатного парламента — Федерального Собрания РФ.

«События 1993 года в России стали уроком для Казахстана»


Политолог Сайын Борбасов говорит, что казахстанцы не были заинтересованы в том, чтобы в 1993 году в России настал политический кризис, потому что знали, что это повлияет на ситуацию у них.

— Мы считали, что эти события – внутренняя политическая борьба России. Однако сильно переживали. Чувствовали, что внутренняя борьба в России обязательно негативно отразится на Казахстане. Если бы эти столкновения переросли в гражданскую войну, это в обязательном порядке оказали бы влияние и на Казахстан, — говорит Сайын Борбасов.

По его мнению, трудно сказать, что во время событий 1993 года некоторые казахстанские политики поддерживали президента России Бориса Ельцина, другие – спикера парламента Руслана Хасбулатова и вице-президента России Александра Руцкого.

— Мы были несколько растерянны, когда в России началась борьба за власть. Однако у нас многие считали позицию Ельцина правильной. На тот период Ельцин воспринимался как борец за демократические процессы, который боролся с окружением Горбачева. Он был для нас личностью, которая способствовала развалу Советского Союза, благодаря его влиянию Казахстан обрел свою независимость. К тому же среди тех, кто забаррикадировался в Белом доме, были те, кто придерживался старой, колониальной, политики и высказывался за восстановление СССР. Например, озвучивали спорное мнение касательно северных регионов Казахстана, — говорит он.

СТОРОННИКИ И КРИТИКИ ЕЛЬЦИНА

Оппозиционный политик Жасарал Куанышалин события октября 1993 года характеризует как продолжение августовского путча 1991 года. Куанышалин был одним из руководителей гражданского движения «Азат». Он поддерживал позицию Ельцина, который позволил применить оружие для захвата здания парламента. В Ельцине он видит личность, которая напрямую способствовала обретению независимости Казахстаном.

— В тот период лично я поддерживал позицию Бориса Ельцина, который при помощи решительных действий победил своих противников и укрепил свою позицию в качестве президента России. Конечно, внутри самой России к этой проблеме могут относиться по-другому, у каждого такого события могут быть свои особенности. Однако я оценивал ситуацию с точки зрения интересов Казахстана, — говорит Жасарал Куанышалин.

Оразалы Сабден, который в 1993 году был депутатом Верховного Совета

Танк на фоне горящего Белого дома. Москва, 4 октября 1993 года. Казахстана, — один из тех, кто осуждает приказ Ельцина об открытии огня по Белому дому. Сабден обвиняет Ельцина в том, что он при решении проблемы кризиса власти предпочел использовать силу оружия, а не силу закона.

— Для того, чтобы сохранить власть в своих руках, он приказал обстреливать Белый дом. Это было безрассудно со стороны Ельцина. Стрелять из пушек по зданию, где сидят избранники народа, – это нарушение конституционных норм, никому такого права не дано. Кризис власти нужно было решить в рамках закона, не доводить до кровопролития. Во-вторых, это слабость демократических процессов, их отсутствие. Ельцин захотел решить политический кризис диктаторским способом, — говорит председатель Союза ученых Казахстана Оразалы Сабден.

Проблема возникла из-за противостояния между ветвями власти. Однако, какая бы сторона в этом ни была виновна, нельзя было вводить танки и стрелять из пушек, говорит Сабден.

«СКАЗАЛОСЬ НА ИЗМЕНЕНИЯХ В КАЗАХСТАНЕ»

По мнению алматинского политолога Гульшат Нурымбетовой, трагические события, к которым привел российский кризис власти в 1993 году, стали уроком для таких соседних стран, как Казахстан. В некоторой степени похожие процессы стали развиваться по-другому.

— Кризис власти в такой сильной соседней стране, как Россия, не мог не отразиться на нас. Политические институты, вновь созданные в нашей стране, еще не успели заработать в полную силу. У нас продолжал работать парламент,

Защитники Белого дома стоят в пикете у парламента. Москва, 2 октября 1993 года. выбранный еще при СССР. У нас также было заметно, что между президентом и парламентом есть разногласия в некоторых вопросах. По этой причине у нас мог повториться такой кризис власти, — говорит она.

Политолог говорит, что в Казахстане позднее парламент дважды распускался мирным путем.

— По-моему, октябрьские события 1993 года в России повлияли на изменения в Казахстане – выборы нового парламента, принятие новой Конституции — события стали развиваться по-другому, — говорит политолог.

Противостояние между президентом России и парламентом привело осенью 1993 года к кровопролитию. Президенту Борису Ельцину противостояли спикер Верховного Совета Руслан Хасбулатов и вице-президент России Александр Руцкой. Звучали призывы к штурму государственной телестудии «Останкино» после захвата мэрии Москвы. Ельцин объявил о чрезвычайном положении в стране. По его приказу для взятия здания Верховного Совета применили оружие.

Кто был кто? Ключевые игроки в драматической российской схватке в октябре 1993 года

МОСКВА — Россия оказалась на грани гражданской войны и привела к самому жестокому уличному насилию в Москве со времен большевистской революции 1917 года.

Двадцать пять лет назад, 4 октября 1993 года, месяцы политического конфликта достигли апогея, когда президент Борис Ельцин приказал армии обстрелять и штурмовать законодательный орган страны.

После распада Советского Союза страну расколол фундаментальный конфликт между левыми в парламенте и правоцентристскими реформаторами свободного рынка в правительстве Ельцина.Сильно измененная и фатально устаревшая советская конституция 1978 года не предлагала выхода из нарастающего противостояния.

Ельцин распорядился о роспуске парламента, Верховного Совета, 21 сентября и призвал к новым выборам. Но под руководством главных соперников Ельцина, спикера Верховного Совета Руслана Хасбулатова и вице-президента Александра Руцкого, мятежные законодатели забаррикадировались в Белом доме в Москве — здании парламента — и проголосовали за импичмент президенту за то, что они считали незаконным. .

Страна попала в опасное двоевластие.

Ельцин в ответ изолировал здание, окружил его полицией и отключил электричество, телефоны и воду.

Когда Хасбулатов и Руцкой подстрекали вооруженные банды антиельцинских протестующих к нападению на телестудию «Останкино», нервный центр российских вещательных СМИ, и мэрию Москвы, Ельцин объявил чрезвычайное положение и приказал военным нападением на Верховный Совет.

RFE / RL рассматривает некоторых из ключевых игроков в этих событиях, которые во многих отношениях закладывают основу для курса России на следующие два десятилетия.

Президент: Борис Ельцин

Президент России Борис Ельцин объявляет о своей отставке 31 декабря 1999 года.

Он был неожиданным героем демократического движения в России эпохи перестройки. В конце 1980-х Борис Ельцин превратился из регионального босса коммунистической партии в популистского головореза.Кульминацией этой метаморфозы стало культовое изображение Ельцина, стоящего на танке и стоящего перед Московским Белым домом в августе 1991 года, который стал жертвой жесткого переворота, что ускорило распад Советского Союза и катапультировало Ельцина в Кремль.

Но к весне 1993 года блеск тех пьяных дней стал слабеть.

Постсоветская экономика России погрязла в кризисе, так как рыночные реформы Ельцина, известные как шоковая терапия, становились все более непопулярными. На протяжении второй половины 1992 года законодательный орган отказывался утверждать экономиста Егора Гайдара в качестве кандидата на пост премьер-министра Елтина.В качестве компромисса Ельцин вместо этого назначил бывшего главу «Газпрома» Виктора Черномырдина, и он был утвержден в декабре 1992 года.

Ельцин хорошо показал себя на референдуме о своем правлении в апреле 1993 года. Но по мере того, как лето шло, он все больше конфликтовал с Верховным Советом, его спикером Русланом Хасбулатовым и его собственным вице-президентом Александром Руцким.

В условиях тупика и конфронтации, парализовавших страну, Ельцин 21 сентября 1993 года подписал Указ № 1400, который распустил законодательный орган и назначил выборы в новый двухпалатный парламент на декабрь.

Действия Ельцина противоречили нескольким статьям действующей тогда конституции советской эпохи, которые Ельцин и его сторонники долгое время утверждали, что они настолько безнадежно устарели и были сильно изменены, что новая страна отчаянно нуждалась в новой. Ельцин основал свой указ на том факте, что почти две трети россиян на апрельском референдуме проголосовали за немедленные парламентские выборы.

Президент заявил, что этот шаг был необходим для проведения необходимых экономических реформ, установления рыночной экономики и предотвращения возврата к советскому прошлому.

Когда законодатели забаррикадировались в Московском Белом доме и объявили Ельцину импичмент, он проигнорировал их и отключил электричество, телефонную связь и горячую воду в здании.

Произошли столкновения между полицией и антиельцинскими демонстрантами, которые устроили баррикады в столице. Когда демонстранты атаковали Останкинскую телебашню и мэрию Москвы, Ельцин приказал Министерству внутренних дел объявить чрезвычайное положение.

Рано утром 4 октября Ельцин, как сообщается, приказал министру обороны Павлу Грачеву приказать своим войскам обстрелять и штурмовать Белый дом.К полудню верным Ельцину войскам удалось захватить здание и арестовать восставших депутатов.

Три месяца спустя на всенародном референдуме была одобрена новая конституция, дающая президенту огромные полномочия, которые офис сохраняет по сей день.

Ельцин выиграл второй президентский срок в результате неоднозначных выборов 1996 года. Его здоровье ухудшилось, и Кремль оказался втянутым в серию коррупционных скандалов. Ельцин неожиданно ушел в отставку в канун Нового 1999 года, передав власть своему премьер-министру и избранному преемнику, бывшему офицеру КГБ Владимиру Путину, который с тех пор использовал президентские полномочия, чтобы вести Россию в более авторитарном направлении.

Ельцин умер в 2007 году.

Сергей Филатов, руководитель администрации президента в октябре 2003 года, размышлял о кризисе в интервью Русской службы Радио Свобода в 2013 году:

«Самым важным, конечно же, является то, что в этой борьбе с оппозицией были потеряны все контакты между президентом и парламентом. Доверие друг к другу было полностью потеряно. И, что наиболее важно, имело место сильное вмешательство в усилия по осуществлению экономической деятельности. реформы.

«Болезнь был не только у Ельцина. У всех нас был советский, имперский менталитет, когда сила всегда лучше решит проблему, а не переговоры и компромисс. Это была болезнь Ельцина, это была болезнь [бывший советский лидер Михаил] Горбачев — это была болезнь, которая была у всех нас. Не случайно мы всегда поддерживали силовой вариант решения того или иного вопроса, а это значит, что мы не выросли до уровня умение решать вопросы мирным путем.

«Мы пережили то время и должны были чему-то научиться, но, к сожалению, мы ничему не научились. Последние 20 лет мы действовали одними и теми же методами — без согласия, внимания и понимания. общественное мнение и все действия используются властями, которые конституционно могут использовать свою власть для сохранения нормального состояния общества. Но это не всегда хорошо. Если мы движемся к демократическому обществу, мы должны изменить наши методы управления страна и методы взаимодействия с элементами власти.»

Спикер: Руслан Хасбулатов

Бывший председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов (второй слева) и бывший вице-президент Александр Руцкой (третий слева) арестованы в Москве 4 октября 1993 года.

Экономист чеченского происхождения, Хасбулатов был близким союзником Ельцина на закате Советского Союза. Он был избран в Съезд народных депутатов Советской России в 1990 году и поддержал Ельцина в его сопротивлении неудавшемуся жесткому перевороту в августе 1991 года.

После распада Советского Союза Хасбулатов был избран спикером Верховного Совета, где быстро консолидировал власть.

Он также начал ссориться с Ельциным из-за разногласий в политике, в первую очередь из-за того, что Ельцин использовал так называемую шоковую терапию для установления рыночной экономики. Это быстро переросло в ожесточенную борьбу за власть между двумя мужчинами и их сторонниками.

В сентябре 1993 года Хасбулатов публично назвал президента алкоголиком и потребовал его отставки.После указа Ельцина о роспуске законодательной власти Хасбулатов собрал в Белом доме законодателей-мятежников, где они проголосовали за импичмент Ельцину и установление президентом вице-президента Александра Руцкого.

Обращаясь к сторонникам с балкона Белого дома, Хасбулатов призвал их штурмовать Кремль и посадить в тюрьму «преступного узурпатора Ельцина».

После штурма и обстрела Белого дома 4 октября Хасбулатов был арестован. В 1994 году новоизбранный парламент, Государственная Дума, амнистировал его и других лидеров антиельцинского сопротивления.

Он оставил политику и преподает экономику в Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова в Москве.

В разговоре с русской службой Радио Свобода в 2013 г. Хасбулатов указал, что, по его мнению, его позиция осенью 1993 года была подтверждена последующими событиями:

«21 сентября был издан неконституционный, уголовный указ. Но до этого исполнительная власть разработала заговор с целью свержения существующей политической системы. 21 сентября они начали реализацию этого заговора путем военного переворота.

«Единственный вариант, который у нас оставался, — это начать процедуру импичмента в соответствии с конституцией и представить как указ президента, так и наше решение на рассмотрение Конституционного суда. Нужно ли напоминать вам, что постановил Конституционный суд? Конституционный суд под руководством Валерия Зорькина, который до сих пор является председателем суда, постановил, что указ Ельцина является незаконным и что парламент имеет право объявить ему импичмент.

«Ельцин и его окружение совершили тяжкое преступление против государства.Это должно стать предметом нового парламентского расследования. Нам нужна новая комиссия, чтобы расследовать это без спешки и довести до конца.

«Ельцин получил поддержку, когда обстрелял парламент, но видите ли вы, какая у нас сейчас конституция? Это не просто конституция, это суперконституция. В нашей стране никто не имеет власти, кроме президента. Можно». Я даже чихаю без его разрешения, и это прямое следствие того, что произошло тогда.»

Вице-президент: Александр Руцкой

Председатель Советского парламента Руслан Хасбулатов (слева) и заместитель председателя Александр Руцкой выступают перед СМИ в Белом доме 1 октября 1993 года.

Награжденный ветеран афганской войны, Ельцин выбрал Руцкого своим напарником в 1991 году, когда он успешно баллотировался на пост президента российской республики Советского Союза.

Как и Хасбулатов, он был на стороне Ельцина во время неудавшегося переворота в августе 1991 года. И, как и Хасбулатов, он поссорился с Ельциным и его командой после распада Советского Союза.Он особенно критиковал команду молодых экономистов, в том числе Егора Гайдара и Анатолия Чубайса, которых Ельцин использовал, чтобы возглавить свои экономические реформы.

Начиная с конца 1992 года, Руцкой начал обвинять Ельцина и его окружение в коррупции. Как известно, Руцкой, как глава государственного антикоррупционного совета, утверждал, что у него есть «чемоданы компромата» или компрометирующие материалы.

В сентябре 1993 года, после того как Ельцин выселил Руцкого из его кремлевского кабинета и запечатал дверь, Хасбулатов предоставил ему место в здании парламента.

После того, как Ельцин распустил парламент и восставшие законодатели проголосовали за импичмент, Руцкой был приведен к присяге как «исполняющий обязанности президента». В беседе с Хасбулатовым с балкона Белого дома 3 октября Руцкой призвал протестующих в Москве штурмовать телеканал «Останкино» и мэрию, положив начало цепи событий, приведших к обстрелу Белого дома.

Руцкой был арестован вместе с Хасбулатовым и другими лидерами мятежа по обвинению в разжигании массовых беспорядков.В следующем году он был освобожден по амнистии.

Руцкой сформировал националистическую политическую партию «Держава», а в 1996 году был избран губернатором Курской области и работал до 2000 года. С тех пор он ушел из общественной жизни.

Он говорил с Русской службой Радио Свобода в 2013 году:

«В течение 18 лет нам лгали о событиях 1993 года. Но за последние два года семена правды начали прорастать. Я решительно поддерживаю это по двум причинам: не сводить счеты с кто угодно, но чтобы люди знали правду об этих трагических событиях, чтобы они никогда не повторялись.Потому что это братоубийственная война.

«Это чисто принципиальная позиция: чтобы никто никогда не подумал и никто никогда не сказал бы, что я сбросил Ельцина с его кресла и бросился к власти. Я хотел только одного: чтобы экономические реформы не были в интересах список в Forbes [журнал], но в интересах населения К сожалению, я был прав — это было следствием приватизации: обнищание населения было тотальным — мы потеряли наш промышленный, сельскохозяйственный и военный потенциал.

«Когда говорят, что был конституционный кризис, такого не было. Все законодательные инициативы Ельцина, в соответствии с конституцией, вносились и принимались на съезде народных депутатов».

Будущий премьер-министр: Егор Гайдар

Российский экономист и политик Егор Гайдар выступает на VII Съезде народных депутатов России в 1992 году.

В июне 1992 года Ельцин назначил премьер-министром 36-летнего либерального экономиста Егора Гайдара.Он выступал за радикальную и болезненную программу быстрой экономической либерализации, известную как «шоковая терапия», которая поляризовала страну. Летом 1992 года законодательный орган неоднократно отказывался утвердить его на посту премьер-министра, что стало наиболее заметным символом раскола между двумя ветвями власти.

В декабре 1992 года, стремясь достичь компромисса с Верховным Советом, Ельцин назначил бывшего главу «Газпрома» Виктора Черномырдина премьер-министром, и он был утвержден. Гайдар продолжал быть ведущим экономическим советником правительства.В сентябре 1993 года, что было воспринято как преднамеренное пренебрежение законодательной властью, Гайдар был назначен первым заместителем премьер-министра, курирующим экономическую политику.

3 октября, вскоре после того, как Хасбулатов и Руцкой призвали своих сторонников штурмовать Останкино и мэрию в столице, Гайдар появился по телевидению, выступая из удаленной студии из-за ожесточенных боев под Останкино, и призвал простых граждан выйти. выйти на улицы и поддержать реформы в России, несмотря на присутствие многочисленных снайперов по всей столице.Он сказал, что в случае победы Хасбулатова и Руцкого Россия «превратится в огромный концлагерь на десятилетия».

На выборах в Думу в декабре 1993 года Гайдар возглавил проправительственную партию «Выбор России». В то время, когда союзные правительству партии в России все еще могли проиграть выборы, «Выбор России» набрала всего 15,51 процента, проиграв националистической Либерально-демократической партии России (ЛДПР) Владимира Жириновского и едва опередив Коммунистическую партию Геннадия Зюганова.

Гайдар ушел из правительства в 1994 году и вернулся к академической жизни.Российская общественность по-прежнему широко осуждает его.

Он умер в 2009 году в возрасте 53 лет. Владимир Путин, который в то время был премьер-министром, охарактеризовал Гайдара как «настоящего гражданина и патриота».

«Он не уклонялся от ответственности и принимал удары в самых сложных ситуациях с честью и мужеством», — сказал Путин.

Радикал: Виктор Анпилов

Виктор Анпилов в Москве в октябре 2013 года.

Виктор Анпилов был твердым коммунистом, членом Верховного Совета и одним из самых радикальных и откровенных противников Ельцина и его экономических реформ.Он поддерживал связи с радикальным антисемитским движением «Память» и открыто называл себя сталинистом.

Он организовал многочисленные массовые выступления против Ельцина в период 1991-93 годов.

3 октября Анпилов привел своих сторонников на массовую демонстрацию у осажденного здания парламента. Около 2000 сторонников пришли и прорвались через баррикады на территорию вокруг Белого дома. Там они объединились с вооруженными сторонниками парламента внутри и начали штурм мэрии и Останкино.

Анпилов был арестован вместе с другими лидерами восстания 7 октября и помилован Думой в феврале 1994 года. Он продолжал участвовать в радикальной левой политике до своей смерти в январе 2018 года в возрасте 72 лет.

Министр обороны: Павел Грачев

Президент России Борис Ельцин (слева) встречается с министром обороны Павлом Грачевым в Кремле в феврале 1996 года.

По мере того, как противостояние Ельцина против Хасбулатова и Руцкого постепенно приближалось к насилию, роль армии становилась все более важной.

Как кадровый солдат, министр обороны Павел Грачев поднялся по служебной лестнице и стал главой советских десантников в 1990 году. Он поддерживал Ельцина во время сорванного жесткого переворота в августе 1991 года и, согласно некоторым сообщениям прессы, даже предупреждал его об этом. сюжет раньше времени.

И Ельцин его щедро наградил. После распада Советского Союза Грачев пережил стремительный подъем, став министром обороны в мае 1992 года.

Когда разразился конституционный кризис 1993 года, Грачев снова продемонстрировал свою лояльность Ельцину, приказав своим войскам обстреливать и штурмовать Белый дом.На кадрах, сделанных в то время, Грачев хвалит свои войска за спасение России от гражданской войны.

Всего через несколько недель после штурма Белого дома Грачев стал членом влиятельного Совета безопасности Ельцина и награжден за «личное мужество».

Но в ближайшие годы его будут преследовать обвинения в коррупции, и он получит прозвище «Паша Мерседес». Репутация Грачева также пострадала, когда Дмитрий Холодов, 27-летний журналист ежедневной газеты «Московский комсомолец», был убит заминированным портфелем после публикации серии статей о коррупции в Министерстве обороны.

В залах власти Грачев также стал частью так называемой партии войны, группы советников, в которую вошли глава службы безопасности президента Александр Коржаков, глава Федеральной службы безопасности (ФСБ) Михаил Барсуков и первый вице-премьер Олег Сосковец. — который якобы убедил Ельцина начать свою катастрофическую военную кампанию в сепаратистской Чечне в 1994 году.

Грачев был уволен в июле 1996 года, вскоре после того, как Ельцин получил второй срок в Кремле, что в то время расценивалось как чистка кремлевских сторонников жесткой линии.До 2007 года работал советником российского государственного экспортера вооружений.

Грачев умер в сентябре 2012 года в возрасте 64 лет.

Министр внутренних дел: Ерин Виктор

Как и в случае с армией, роль полиции и сил Министерства внутренних дел была центральной в том, как разыгрывался конфликт Ельцина с парламентом.

Министр внутренних дел Виктор Ерин был кадровым полицейским, ветераном афганской войны и сторонником Ельцина.

1 октября, в разгар противостояния, Ельцин произвел его в генеральское звание, а затем присвоил ему звание «Герой Российской Федерации».«

Ерин был вынужден уйти в отставку с поста министра внутренних дел в июне 1995 года после неудачной попытки спасти заложников, захваченных лидером чеченских повстанцев Шамилем Басаевым в Буденновске на юге России. Он занимал пост заместителя главы Службы внешней разведки (СВР) России до 2000 года, а затем исчез из общественной жизни.

Умер в марте 2008 года в возрасте 64 лет.

Телохранитель: Коржаков Александр

Александр Коржаков был главой службы безопасности президента Бориса Ельцина.Он изображен здесь, в студии RFE / RL в 2010 году.

Александр Коржаков был главным телохранителем, доверенным лицом Ельцина и, как сообщается, его собутыльником.

Коржаков, кадровый сотрудник КГБ, происходил из 9-го отдела службы безопасности, которому было поручено охранять высокопоставленных чиновников. В 1980-х его назначили к Ельцину, когда будущий президент был восходящей звездой партии, которого только что назначили первым секретарем Московской коммунистической партии, по сути, мэром столицы.

Когда Ельцин был отстранен от должности после критики медленных темпов реформ Горбачева, Коржаков остался с ним.И когда Ельцин поднялся в демократическом движении эпохи перестройки, Коржаков был рядом с ним.

Когда Ельцин добрался до Кремля, Коржаков возглавил могущественную Службу охраны президента, обладая огромным закулисным влиянием.

Некоторые наблюдатели говорят, что именно Коржаков в конечном итоге убедил Ельцина обстрелять и штурмовать Белый дом. После кризиса октября 1993 года влияние Коржакова выросло. Сообщается, что вместе с Грачевым он убедил Ельцина отправить войска в сепаратистскую Чечню в 1994 году.

Коржаков был уволен в июле 1996 года. В 1997 году он опубликовал мемуары своих кремлевских лет под названием «Борис Ельцин: от заката до рассвета», в которых он раскритиковал окружение Ельцина. Он писал, что Ельцин перед октябрьскими событиями 1993 года приказал ему подготовить план ареста всех членов Верховного Совета, если они вынесут решение об импичменте президенту. Он также написал, что Ельцин изучал возможность использования химикатов, чтобы «выкурить» депутатов, которые были забаррикадированы в Белом доме.

С 1997 по 2011 год работал депутатом Государственной Думы в качестве независимого представителя от Тулы.

Хоржаков в настоящее время на пенсии и, как сообщается, работает над очередным сборником мемуаров.

Американец: Терри Дункан

Терри Дункан, известный под вторым именем Майк, был американским юристом, который отправился на перестрелку в Останкино из любопытства.

Когда начались боевые действия и снайперы начали стрелять по толпе и журналистам, 26-летний Дункан начал помогать раненым.

«Он ходил туда-сюда несколько раз, проверяя людей, все ли они в порядке», — сказал Отто Поль, , фотограф New York Times, который был застрелен в тот день и был одним из тех, кому помогал Дункан.

Дункан был убит выстрелом в голову во время перестрелки.

Он был в Москве всего несколько месяцев, работая над созданием новой юридической фирмы с партнером, Джеймисоном Файерстоуном.

Созданная ими фирма Firestone Duncan позже пережила еще одну трагедию в России.Именно эта фирма наняла российского юриста и аудитора Сергея Магнитского, который скончался в российском заключении в ноябре 2009 года, что спровоцировало широкомасштабную международную кампанию против нарушений прав человека в путинской России.

Предыдущая версия этой истории была опубликована 3 октября 2013 года.
Интервью провели Михаил Соколов и Анастасия Кириленко из Русской службы Радио Свобода в Москве. Составлено Томом Балмфортом в Москве и Робертом Коулсоном и Гленном Кейтсом в Праге.

20 лет назад в России произошел крупнейший политический кризис со времени большевистской революции

Российские танки покидают территорию Белого дома возле здания парламента 5 октября 1993 года.(Виктор Коротаев / Reuters)

МОСКВА — Это привело Россию к грани гражданской войны и привело к самым жестоким уличным беспорядкам в Москве со времен большевистской революции 1917 года.

Двадцать лет назад, 4 октября, месяцы политического конфликта достигли апогея, когда президент Борис Ельцин приказал армии обстрелять и штурмовать законодательный орган страны.

Ельцин распустил парламент, Верховный Совет, 21 сентября и назначил новые выборы. Но под руководством главных соперников Ельцина, спикера Верховного Совета Руслана Хасбулатова и вице-президента Александра Руцкого, законодатели-повстанцы забаррикадировались в Белом доме в Москве — здании парламента — и проголосовали за импичмент президенту.

Когда Хасбулатов и Руцкой спровоцировали вооруженные банды антиельцинских протестующих на нападение на телестудию Останкино, нервный центр российских вещательных СМИ, и мэрию Москвы, Ельцин объявил чрезвычайное положение и приказал нанести военный удар по Верховному Совету. .

Вот некоторые из ключевых игроков в этих событиях, которые во многом заложили основу курса, который Россия взяла на следующие два десятилетия.

Президент: Борис Ельцин
Он был неожиданным героем демократического движения в России эпохи перестройки.В конце 1980-х Борис Ельцин превратился из босса Коммунистической партии в популистского головореза. Кульминацией этой метаморфозы стало культовое изображение Ельцина, стоящего на танке и стоящего перед Московским Белым домом в августе 1991 года, который стал жертвой жесткого переворота, что ускорило распад Советского Союза и катапультировало Ельцина в Кремль.

Но к весне 1993 года блеск тех бурных дней угас.

Постсоветская экономика России погрязла в кризисе, так как рыночные реформы Ельцина, известные как шоковая терапия, становились все более непопулярными.Ельцин хорошо показал себя на референдуме о своем правлении в апреле 1993 года. Но по прошествии лета он обнаружил, что все больше вступает в конфликт с законодательной властью, Верховным Советом, его спикером Русланом Хасбулатовым и его собственным вице-президентом Александром Руцким.

В условиях тупика и конфронтации, парализовавших страну, Ельцин 21 сентября 1993 года подписал «Указ № 1400», которым был распущен законодательный орган и назначены выборы в новый двухпалатный парламент на декабрь.

Президент заявил, что этот шаг был необходим для проведения необходимых экономических реформ, установления рыночной экономики и предотвращения возврата к советскому прошлому.

Когда законодатели забаррикадировались в Московском Белом доме и объявили Ельцину импичмент, он проигнорировал их и отключил электричество, телефонную связь и горячую воду в здании.

Начались столкновения между полицией и антиельцинскими демонстрантами, которые устроили баррикады в столице. Когда демонстранты атаковали Останкинскую телебашню, нервный центр российских вещательных СМИ, и мэрию Москвы, Ельцин приказал Министерству внутренних дел объявить чрезвычайное положение.

Утром 4 октября Ельцин приказал министру обороны Павлу Грачеву приказать своим войскам обстрелять Белый дом и штурмовать его. К полудню верным Ельцину войскам удалось захватить здание и арестовать восставших депутатов.

Президент России Борис Ельцин и министр обороны Павел Грачев (справа) вместе смеются после церемонии возложения венка к Могиле Неизвестного солдата в Москве в 1994 году. (Геннадий Гальперин / Reuters)

Три месяца спустя на всенародном референдуме была одобрена новая конституция, дающая президенту огромные полномочия, которые офис сохраняет по сей день.

1993: «Малая» гражданская война в России — Московский центр Карнеги

Если 1991 год открыл для России возможности, в том числе путь к правовому государству и открытому обществу, 1993 год закрыл все варианты, кроме одного: новая система персонализированной власти.

Если вы считаете, что 1991 год, год распада Советского Союза, был ключевой датой в истории посткоммунистической России, вы ошибаетесь! Действительно, Россия как новое государство родилась в конце 1991 года, когда распался Советский Союз.Но российская система управления, способ управления Россией и отношения между государством и обществом были построены двумя годами позже — в 1993 году. Мы все еще пытаемся пропустить этот год, предпочитая не обсуждать драматические события, предшествовавшие возникновению. нового политического строя России. Причины ясны: мы не хотим останавливаться на насильственной борьбе, расстреле парламента и кровопролитии в октябре 1993 года, особенно когда мы еще не решили, кто был неправ, а кто прав в те неспокойные времена.Но вы знаете, что — пока мы не решим, что произошло в те дни и почему, и каковы были последствия истории 1993 года для России, мы не сможем построить новую российскую идентичность и консолидировать общество. Испанцы стали нацией, когда узнали общую правду о своей гражданской войне. В октябре 1993 года в России разразилась гражданская война. Да, это была «маленькая» гражданская война в одном городе — Москве. Но именно эта гражданская война определила нынешнюю траекторию России.

Противостояние между Верховным Советом, российским законодательным органом и исполнительной властью — президентом Ельциным в 1993 году имело двухлетнюю историю тупика.Этот тупик стал результатом взаимной неприязни между Ельциным и Хасбулатовым, главой Верховного Совета, как некоторые сказали бы. Тогда почему эти два человека из одной команды, которая сражалась вместе с Советским центром, вдруг стали врагами? Для этого должны быть какие-то причины. Если думать, что это было противостояние реформаторов и традиционалистов, то не понимаешь всей правды. Да, в команду Ельцина входили либералы и технократы, но также аппаратчики и традиционалисты.А в Верховный Совет, ставший центром консолидации популистских сил, входили демократы и люди, у которых были свои идеи о том, как реформировать Россию.

Противостояние двух ветвей власти, которое привело к драматическому противостоянию, имело структурные корни и, безусловно, было неизбежно. Ищите сами. Верховный Совет — это пережиток Советского Союза, у которого был еще один причудливый уровень — почти 1000 сильных Съездов народных депутатов. Согласно старой конституции, законодательный орган был ключевым центром власти.Когда Ельцин был избран и в ноябре 1991 года наделен (Конгрессом) чрезвычайными полномочиями на один год, конфронтация между двумя ветвями власти стала неизбежной. Обе ветви следовали неизбежному закону монополии на власть. Этот закон, порождающий взаимную вражду, был усилен менталитетом российского политического класса с обеих сторон — обе команды стремились гарантировать себе монополию на власть. Ни одна из команд не была готова сесть и поговорить, искать компромиссы; они были готовы бороться за власть до конца и всеми средствами.Для этого была и экономическая мотивация — вопрос приватизации и попытки обеих ветвей контролировать ее и получить драгоценности бывшей государственной собственности.

Можно ли выйти из тупика мирным путем? Теоретически да. Я имею в виду «нулевое решение», которое означало согласие по новой конституции, которая стала бы основой нового государства с распределением функций, которое предотвратило бы столкновения; добровольный роспуск парламента и отставка президента; и новые выборы в конце 1993 года.Никто не согласился на нулевой вариант — ни одна из сторон не была готова делиться властью. Но стоит упомянуть один факт: именно Ельцин отчаянно пытался ликвидировать Верховный Совет и даже предпринял неудачную попытку сделать это весной 1993 года, и именно Ельцин мог использовать военные средства для достижения этой цели.

Ельцин пытался распустить Верховный Совет весной 1993 года, но безуспешно. В сентябре он предпринял новую попытку выйти из тупика, выпустив указ N 1400 и распустив парламент в пользу президентского правления.Верховный Совет решил сопротивляться и дать отпор. История закончилась стрельбой Ельцина в Белом доме. Даже сегодня мы не знаем, сколько человек было убито 2-4 октября, когда вспыхнули беспорядки на улицах Москвы и во время обстрела Белого дома в России. По официальным данным, 147 человек погибли, 372 получили ранения. Но очевидцы говорят о сотнях и тысячах убитых и раненых.

Трагедия закончилась принятием новой Конституции, которую редактировал сам Ельцин.Эта конституция стала основой нового государства и новой системы с президентом, который стоит над схваткой, никому не подотчетен и концентрирует все средства власти. У российского президента точно никогда не будет соперника или соперника. Даже русские цари позавидовали бы власти нового русского монарха. «Нам нужен такой сильный руководитель, чтобы продолжать реформы», — говорили союзники Ельцина. После принятия новой конституции реформы в России застопорились.

Оглядываясь назад на эти события, можно было бы определить их без дальнейших колебаний и двусмысленности: в сентябре-октябре 1993 года Борис Ельцин и его команда совершили государственный переворот, который привел к возвращению России к авторитарной системе управления.

Действительно, при Ельцине Россия продемонстрировала элементы политического плюрализма и политической борьбы. Но это был динамизм без определенных правил игры и без верховенства закона — персонализированная власть создает свои собственные законы. Политическая борьба была естественным следствием потери Ельциным поддержки в обществе и слабости его правления.

Но Ельцин создал потенциально репрессивную политическую машину, которая ждала нового водителя. Преемник Ельцина использовал его гораздо эффективнее.

Если 1991 год открыл для России множество вариантов, в том числе путь к правовому государству и открытому обществу, то 1993 год закрыл все варианты, кроме одного. Этот вариант представлял собой новую систему персонализированной власти без сдержек и противовесов и без противовеса человеку, сидящему в Кремле. Это было прямым следствием трагических дней октября 1993 года.

У нынешней российской власти есть проблема с открытым определением своего отношения к этой трагедии и двум сторонам противостояния.Но они определенно понимают, что способ разрешения конфликта сформировал новую реальность, сделавшую возможным нынешний режим.

Автор:

Ельцин в осаде — Конституционный кризис в октябре 1993 года

Для россиян это была еще одна драматическая конфронтация, которая разыгралась на улицах Москвы и ознаменовала растущее недовольство многих людей своим избранным президентом. Конституционный кризис 1993 года был политическим противостоянием между президентом России Борисом Ельциным и российским парламентом, которое было разрешено военной силой.Отношения между президентом и парламентом в течение некоторого времени ухудшались.

Конституционный кризис достиг критической точки 21 сентября 1993 года, когда Ельцин намеревался распустить законодательный орган страны (Съезд народных депутатов и его Верховный совет), хотя президент не имел на это конституционных полномочий. Ельцин использовал результаты апрельского референдума 1993 года для оправдания своих действий.

В ответ парламент объявил решение президента недействительным, объявил Ельцину импичмент и объявил вице-президента Александра Руцкого исполняющим обязанности президента.Ситуация еще больше ухудшилась 3 октября, когда демонстранты сняли полицейские кордоны вокруг парламента, захватили мэрию и попытались штурмовать телецентр «Останкино».

Армия, изначально заявившая о своем нейтралитете, по приказу Ельцина штурмовала здание Верховного Совета рано утром 4 октября и арестовала лидеров сопротивления. Десятидневный конфликт стал самым смертоносным событием уличных боев в истории Москвы после революции 1917 года.По оценкам правительства, 187 человек были убиты и 437 ранены, в то время как по оценкам из неправительственных источников число погибших достигло 2000 человек.

Уэйн Мерри, который был назначен в посольство в Москве во время кризиса, обсуждает природу и роль этого решающего момента для постсоветской России. Он вспоминает о своем разочаровании снисходительным тоном администрации Клинтона по отношению к России, расстрелом американского морского пехотинца, удивительным отсутствием внимания, которое Вашингтон уделяет кризису, и критикует руководство в Вашингтоне за непонимание отсутствия поддержки Ельцина и реформ со стороны народа. .Чарльз Стюарт Кеннеди брал у него интервью, начиная с февраля 2010 года. Читайте также о перевороте в августе 1991 года против Михаила Горбачева, пожаре в посольстве в Москве и его разогревании в микроволновой печи.

«Ельцин всегда был великим борцом, но не терпеливым политическим борцом»

МЕРРИ: Я был в Москве, и моя работа заключалась в том, чтобы информировать Вашингтон посредством репортажей и общения с посетителями из Вашингтона, будь то официальные посетители, журналисты или кто-то еще.…

Моя проблема как руководителя отдела политических / внутренних дел заключалась в том, чтобы сообщить, что Ельцин был лишь частью более широкой политической динамики в России, которая, как ни странно, все еще оставалась демократической политической динамикой. Законодательная власть, возможно, была пережитком советских времен, но это была выборная законодательная власть, так же как и сам Ельцин был избран демократическим путем.

Эта политическая динамика отражала плюрализм и множество противоречивых интересов в российском обществе, часто не приверженных Ельцину как лидеру или его политике.

Новая администрация Клинтона занималась бездумной, некритичной поддержкой «Бориса» — даже не Ельцина, она просто стала «старым добрым Борисом». Вашингтон хотел, чтобы Россия была демократической, но чтобы ее лидер правил декретом. Я подумал, что это не очень изощренный или тонкий подход к отношениям с Россией, которая столкнется с очень серьезными внутриполитическими трудностями.
Одна вещь, которую я нашел в подходе Клинтона любопытной и отталкивающей, — это использование имен для обозначения президента России по имени.

По-русски его можно было бы называть Борисом Николаевичем, что вполне респектабельно. Вы можете называть его президентом Ельциным или просто Ельциным. Но называть его просто «Борисом» и делать это открыто и публично было явно снисходительным. Клинтон была склонна снисходительно относиться к России, чего не делал Буш. Публичные выступления Клинтона в Москве заставили меня вздрогнуть.

Он также сообщил, что люди в Вашингтоне не понимали, что Ельцин не был Россией.Соединенным Штатам необходимо поддерживать отношения с более широким спектром российских политических деятелей, чем только с теми, кто связан с Ельциным. Меня это все больше беспокоило. Имейте в виду, что у новой администрации США было много других дел, поэтому они, как правило, реагировали на события в России.…

В начале года Ельцин был в депрессивном состоянии. Ельцин как личность определенно был маниакально-депрессивным и у него были периодические депрессивные периоды, но он, как правило, выходил из них с приступами маниакальной энергии.Это произошло в конце зимы, когда его оппоненты в Верховном Совете попытались объявить ему импичмент. Это была интересная концепция. В русском языке нет даже слова «импичмент». Они использовали английское слово и понятие импичмент, потому что подобное не имело прецедентов в российской истории. Представление о том, что глава государства может быть отстранен от должности законным путем, явно не очень русское.

Это противостояние между президентом и парламентом переросло в март и очень легко могло перерасти в насилие — действительно, я ожидал, — но этого не произошло по двум причинам.Во-первых, оппозиция в реальном страхе отступила от открытой и прямой конфронтации с Ельциным, которую они знали, что проиграют. Голосование за импичмент президенту провалилось; хотя невозможно сказать, что бы произошло, если бы это прошло.

Во-вторых, Ельцин придумал альтернативу. По телевидению он предложил провести всенародный референдум по четырем вопросам. Этот апрельский референдум был посвящен направлению национальной политики и власти президента, и правительство продвигало его под лозунгом «Да, Да, Нет, Да», что означает, что они хотели, чтобы люди голосовали «Да, да, нет, да »по четырем вопросам.Идея референдума из четырех частей заключалась в том, чтобы создать общественное давление и импульс для конституционного собрания, чтобы переписать конституцию Российской Федерации из пережитка советского периода, который все еще был правовой основой страны.

Я подумал, что это был блестящий ход Ельцина. Он избежал того, что в противном случае могло бы стать очень разрушительной конфронтацией; будь то попытка импичмента Верховным Советом или прямое правление самого Ельцина. У него было то преимущество, что он вернулся к народу, превзошел существующую конституционную структуру через прямую демократию на общенациональном референдуме.Изначально схема работала неплохо. Оппозиция была взволнована и не могла объединиться для тактического ответа.

Правительство выиграло голосование с достаточным большинством, чтобы заслужить доверие к собранию по проекту конституции, которое началось в начале лета. Затем, что характерно для Ельцина после драки, импульс замедлился, и его руководство потеряло динамизм. Всякий раз, когда Ельцин участвовал в открытой конфронтации, будь то в конце 1992 года или ранее в 91-м, или позже в 93-м, или в этом конкретном противостоянии в феврале и марте 1993 года, когда Ельцин участвовал в битве, он был в своей стихии.Но в завершение — подробные политические усилия, необходимые для конституционного собрания, чтобы создать новый основной закон и привести его в действие — его внимание отвлеклось, и все это летом потеряло импульс. Ельцин всегда был отличным борцом, но не терпеливым и детальным политическим борцом.

«Люди не знали, будут ли что-нибудь стоить их деньги»

Это обеспокоило меня, потому что я сказал Вашингтону в своей телеграмме от ноября прошлого года, что основной политический кризис в России должен быть разрешен либо путем переформулирования конституционных структур мирными средствами, либо путем насильственной конфронтации.Дилемма не могла продолжаться в течение длительного периода.

Рассеяние внимания в середине 93-го вызывало тревогу. Это усугубилось в конце лета ужасно опрометчивой денежной реформой, когда российское правительство изъяло из обращения огромное количество денег. Это вызвало общественную панику в разгар сезона летних каникул, когда люди не знали, будут ли их деньги чего-нибудь стоить, смогут ли они оплатить свои праздничные счета.

Это было сделано таким образом, чтобы донести до россиян, что чиновники, которые занимаются политикой, безразличны к влиянию своих действий на повседневную жизнь людей, что это все еще авторитарное государство сверху вниз.Эта акция резко контрастировала с весенними общенациональными референдумами, на которых говорилось: «Здесь правит народ». В конце лета крайне деспотичная и ненужная денежная реформа показала людям, насколько мало они на самом деле важны…

К середине 1993 года русские начали чувствовать, что они прошли через худшее, что они уже на пороге того, что ситуация начала улучшаться, и люди начали видеть то, что можно было бы назвать светом в конце туннеля. Затем последовали эти меры по макроэкономической стабилизации, которые просто лишили поддержки основных средств к существованию большей части городской рабочей силы.На мой взгляд, в этом не было необходимости и, конечно, очень глупо с политической точки зрения. Ельцин уже ожидал проведения еще одного всенародного референдума по новой конституции и выборов в новый законодательный орган.

Спровоцировать серьезное ухудшение уровня жизни рабочего класса в рамках подготовки к таким выборам продемонстрировало высокомерие и политическую слепоту многих так называемых западников и экономических реформаторов.

Я останавливаюсь на этом, потому что многие люди думают, что противостояние между Ельциным и его парламентской оппозицией в конце сентября — начале октября было связано с личностями и возникло из ниоткуда.Вашингтон рассматривал противостояние как моральную игру хороших парней против плохих. Это неправда.

Противостояние имело долгий и глубокий контекст. Ельцин всегда был неоднозначной фигурой, даже в свои лучшие дни в 1991 году, но это противостояние повлекло за собой цепь событий, включая истечение его чрезвычайных полномочий в конце ноября 1992 года; его капитуляция по крупным элементам политики перед Верховным Советом в декабре 1992 года; замена большей части его правительства; его решение, принятое в феврале 1993 года, снова оспорить законодательный орган; последовавшая неудачная попытка импичмента; весеннее противостояние, результатом которого стал четырехчастный всенародный референдум; процесс разработки конституции и потеря его динамики; денежная реформа и меры по ужесточению налогово-бюджетной политики.

Все это создало среду, в которой основная дилемма конституционного устройства России достигла апогея во второй половине сентября 1993 года.

«Насилие можно было избежать, но нельзя было элементарной политической конфронтации»

Мир помнит кадры по CNN жестокого противостояния в Москве в начале октября, но это было кульминацией, если хотите, чего-то, что происходило более года и было более или менее неизбежным в течение нескольких месяцев.Я думаю, что насилия можно было избежать, а вот элементарного политического противостояния — нет.

Было много историй — включая, конечно же, личные истории участников — так что в конце сентября собственный вице-президент Ельцина Александр Руцкой оказался по ту сторону баррикады.

Спикер парламента Руслан Хасбулатов находился по ту сторону баррикады. По ту сторону баррикады находился председатель Конституционного суда Зорькин.По ту сторону баррикады оказались люди, которые летом очень усердно работали над пересмотром конституции, такие как Олег Румянцев. Все они раньше были союзниками Ельцина.

Шаг, который спровоцировал окончательную конфронтацию, был ельцинским. Он стал разочарованным, нетерпеливым, сытым по горло тем, что он считал отсутствием прогресса в конституционной реформе. После ряда политических маневров Ельцин решил приостановить работу законодательной власти. У него не было на это юридических полномочий, но он все равно сделал это.Он выступил по телевидению и распустил законодательный орган с призывом к новым выборам, а также с написанием новой конституции и референдумом по ней, к чему они и так теоретически стремились. Но 21 сентября он решил замкнуть процесс, который, как он видел, не идет туда, куда он хотел, или так быстро, как он хотел.

К удивлению Ельцина, я уверен, что оппозиция, если я могу использовать этот широкий термин, решила взять листок из собственной книги Бориса Ельцина за август 1991 года, сплотив свои силы в том же месте, где он собрал свои силы тогда, а именно Белый дом России, резиденция российского парламента.Верховный Совет проголосовал за объявление Ельцина предателем, а Руцкого исполняющим обязанности президента.

Руцкой, Хасбулатов и другие под знаменем конституционной легитимности и законности созвали всех, кто был против того, что пытался сделать Ельцин. Сюда входил очень широкий спектр людей, от самых ультранационалистических, антисемитских и порочных людей, которых вы можете себе представить, до многих, я бы сказал, либеральных, прогрессивных, прозападных, демократизирующихся людей в стране.…

Способность оппозиции сплотить большое количество людей в российском Белом доме с его важной символикой с августа 1991 года очень застала Ельцина врасплох. Толпы вокруг Белого дома в 1993 году не были молодежью 1991 года, но они были более или менее того же масштаба.

Он сдерживался, используя ОМОН или войска, надеясь, что его противники упадут духом или потеряют лицо или, по крайней мере, будут искать с ним компромисс. Ничего из этого не произошло. Антиельцинские силы оставались стойкими и даже росли численно и решительно.Они увидели в этом моменте возможность либо отвергнуть ориентированную на Запад политику правительства, либо установить подлинную конституционную легитимность, в зависимости от их точки зрения. Компромисс не витал в воздухе. Было много политической риторики, не очень продуктивной, которая длилась с 21 сентября до начала октября….

«На этот раз мы были гораздо менее активными»

На этот раз мы были гораздо менее активистами и, конечно, не считались друзьями в Белом доме.Действительно, наступил момент, когда даже наши обычные контакты стало трудно поддерживать из-за общей враждебности, с которой мы столкнулись. Посольство находилось в очень небезопасном месте, потому что оно было обращено прямо к российскому Белому дому, и для защиты использовалась только низкая стена здания.

В отличие от августа 1991 года, в толпе было много людей с разными видами оружия… Наш доступ к знающим контактам во время этого российского кризиса был лишь долей того, что у нас было в 1991 году с обеих сторон.Кремль не особо много говорил, отчасти потому, что действительно не знал, как все может развиваться. У нас были люди, прикрывающие толпу у Белого дома и разговаривающие с контактами внутри, но это должно было быть рискованно.

Разговоры с американцами не были популярны в Белом доме, поскольку было ясно, что Соединенные Штаты поддерживают Ельцина. Настроение толпы иногда было довольно уродливым и потенциально угрожающим для сотрудников посольства. В какой-то момент я вытащил некоторых людей из соображений их же безопасности.Мне часто было не о чем сообщать, кроме слухов, но это отражало тот факт, что реальных новостей с обеих сторон было мало. Противники разговаривали друг с другом, и оба пытались переждать друг друга. Московская общественность сидела в сторонке, просто надеясь на мирный исход.

По прошествии десяти дней у нас были первые выходные октября, и, по крайней мере, казалось, что все идет к разрешению. Русский Патриарх [Православной Церкви] Алексий был в поездке в Соединенные Штаты, когда случился кризис, и вскоре вернулся в Москву.Затем он стал посредником в политических переговорах на высоком уровне в Даниловом монастыре.

Этот процесс посредничества был действительно первым лучом надежды на мирное окончание кризиса, поскольку обе стороны, по крайней мере, были готовы принять в нем участие, учитывая престиж и статус патриарха. Я очень уважал Алексия и знал, что ни одна из сторон не захочет появиться, чтобы дать отпор его миротворческим усилиям. Таким образом, казалось, что все еще может уладиться или, по крайней мере, оставаться спокойным во время переговоров о посредничестве, но поскольку из Данилова монастыря поступало мало новостей, посольству или мне оставалось мало что делать, кроме как ждать….

Беспорядки 3 октября

Мы подошли к 3 октября 1993 года, очень драматичному дню в современной России. Фактически, это было одно из немногих событий в постсоветский период в России, которое, я думаю, может законно соответствовать такому часто используемому термину — историческому. Это была дата, когда страна действительно столкнулась с критическим моментом.…

Это было воскресенье и день, когда конфронтация предположительно была приостановлена ​​из-за посреднических усилий, и мне показалось, что это хороший день, чтобы пойти домой, сменить одежду и позаботиться о некоторых личных вещах.Это тоже был мой день рождения. Я подумал: «Последние 10 дней я работал по 18 часов в день; может, в это воскресенье я смогу взять выходной и поехать домой ». Ну, так не вышло.

Моя квартира находилась в многоэтажном доме с видом на Октябрьскую площадь, одну из главных транспортных развязок Москвы, а также в ее центре на место крупнейшего памятника Ленину в Москве. Представители обеих сторон участвовали в посреднических усилиях, в то время как Ельцин и другие высокопоставленные члены правительства решили сделать то же самое, что и я, а именно взять выходной в это воскресенье, поскольку в основном они были на своих дачах.

Поскольку с обеих сторон никто не руководил, люди на улицах взяли события в свои руки. На Октябрьской площади перед памятником Ленину была запланирована акция протеста против Ельцина. В принципе, это должно было быть нормальным мирным проявлением политической оппозиции власти, и это могло быть.

Проблема была двоякой: во-первых, многие люди, пришедшие на эту демонстрацию, были в очень плохом настроении после 10 дней конфронтации.Многие из них разбили лагерь возле Белого дома в течение нескольких дней, если не неделю или больше, а некоторые искали драки. К сожалению, они получили это из-за второго фактора. МВД повело себя глупо. Вместо того, чтобы позволить этой демонстрации состояться и дать людям выплеснуть свой гнев, они решили послать омоновцев, чтобы ее разогнать. Они прислали кучу молодых, неопытных, полуобученных омоновцев, которые действительно не знали, что делают.

Так получилось, что моя кухня смотрела прямо на площадь и на демонстрацию.У меня была панорама крушения мира. ОМОН вместо того, чтобы стоять в стороне, давая возможность провести демонстрацию, или удерживать ее там, где она не будет мешать движению транспорта, окружили ее со всех сторон. Они подавили демонстрантов, что было невероятной глупостью. Они не пытались оттолкнуть их в одном направлении. Они действительно продвигались с разных сторон.

Многие демонстранты были пожилыми людьми, а у пожилых россиян довольно тонкая кожа из-за того, что молодежь подталкивала их в лучшие времена.В какой-то момент сжатие привело к человеческому взрыву, и демонстранты вырвались наружу и ворвались прямо через омоновцев, которые в основном были детьми и не знали, что делали. Эффективного руководства не было, и демонстранты практически попрали эти символы государственной власти. Потом было: «Кэти, закрой дверь».

У меня не было ни малейшего представления о том, что это относительно локальное событие, свидетелем которого я стал, привело к краху политического мира в целом.Если бы это было так, я бы немедленно вернулся в посольство, а не просто сообщил бы о том, что увидел по телефону. Мне и в голову не приходило, что это событие зажжет других и приведет к потере государственного контроля над большей частью центральной части города, но именно это и произошло.

Демонстрация — теперь, на мой взгляд, полномасштабный бунт — начала двигаться по улице, так называемого Садового кольца, группами к площади перед парком Горького, через мост через Москву-реку, а затем по направлению к они пришли из Белого дома в России.По дороге они прибегали к насилию со все возрастающей силой, особенно когда они вышли на площадь перед Министерством иностранных дел.

К тому времени, когда они вернулись в Российский Белый дом и, конечно же, в американское посольство, полицейские силы на улице распались и по большей части просто бежали в целях собственной безопасности. В это воскресенье днем ​​полиции явно не хватало руководства и организованности. Большинство старших людей были на дачах. Некоторым из российских полицейских, которые обеспечивали безопасность у входов в наше посольство, на самом деле пришлось укрыться внутри, чтобы их не избила толпа.

«Российское общество либо жестко контролируется, либо анархия»

В этот воскресный полдень большая часть центра Москвы принадлежала оппозиции. Это было действительно грязно. Это проиллюстрировало одну из тех вещей, о которых вам постоянно говорят русские: российское общество либо строго контролируется, либо это анархия.

Русские, особенно русские из элиты, часто оправдывают авторитарный характер российского правительства тем, что без сильной руки русские просто погрузятся в хаос.

В этом случае анализ был действительным. Я видел, как это произошло, хотя не утверждаю, что это было исключительно русским поведением. В течение дня исчез какой-либо организованный государственный контроль. Демонстранты захватили часть города с центром в Белом доме России. В их руках было большинство главных улиц этого района.

Они решили конфисковать машины и отправиться на север, в Останкино, где расположена главная телебашня и производственные студии.В Останкино произошло ожесточенное столкновение с полицией, но власть никогда не теряла контроль над эфиром, что было очень важно. К тому времени правительство начало собираться и направило силы на телекомплекс.

Я сообщил в посольство по телефону о том, что происходит — потому что моя кухня была отличной точкой обзора — и узнал, что дела обстоят намного хуже, чем я думал. Посольство столкнулось с реальной проблемой безопасности, потому что комплекс посольства, в который входило около 155 резиденций семей с детьми, находился прямо в центре этой городской зоны боевых действий.

Стена по внешнему периметру была намеренно построена не очень высокой, чтобы не пугать. Он был всего около восьми футов в высоту, максимум девять футов, и энергичные атлетические демонстранты могли перелезть через эту стену. Если, что почти наверняка представлялось, надвигалось крупномасштабное сражение между правительственными силами и силами оппозиции, посольство оказалось бы прямо в центре этого сражения, гораздо больше, чем в августе 1991 года.

В 1991 году никто не стал бы нападать на американцев, тогда как в 1993 году большинство оппозиционных сил считали Соединенные Штаты глубоко связанными с Ельциным, как главную внешнюю поддержку Ельцина.

Враждебность по отношению к Соединенным Штатам со стороны некоторых оппозиционных деятелей была весьма острой. Так что существовала реальная вероятность того, что посольство может оказаться в опасности или даже физически захвачено, что было бы несложно.

Посол Пикеринг имел предыдущий опыт работы с аналогичными ситуациями — это был его седьмой посол, и в предыдущих назначениях он видел политическое насилие в больших масштабах — и был в своей стихии. Он всех усадил на корточки. Всех в посольстве, не выполняющих важные обязанности, перевели в большой подземный спортзал, который был самым безопасным местом на территории.Никому не разрешалось находиться в своих домах…

Смотрели русское телевидение вечером и ночью. Два оборонных атташе, у которых была машина, знали, где искать подразделения с тяжелым вооружением, которые правительство ввело в город. Они нашли их на окраине Москвы в ночлеге в палатках на ночь. Было совершенно ясно, что правительство не собирается противостоять оппозиции до рассвета.…

Самым худшим моментом этого периода для меня было сообщение по нашей радиосети о том, что один из морских пехотинцев был застрелен.Мы не знали, насколько он плох, но тот факт, что один из наших морских пехотинцев был ранен, вызвал у меня озноб. Я отчетливо вспоминаю то чувство, которое у меня было в тот момент. Тем не менее, мы сделали свою работу, сообщив, что значительные вооруженные силы находятся на окраинах Москвы и появятся в значительной степени с первыми лучами солнца.

После того, как мы должным образом пообщались с послом Пикерингом и Вашингтоном, мне показалось, что разумным решением было бы немного поспать. Я пытался побудить всех членов команды делать то же самое.Я не мог заставить их лечь спать, потому что во время этих событий они были просто приклеены к телевизору.

Для меня я решил, что это были уже полторы долгих недели, и Бог знает, каким будет завтра и дни после этого. Итак, я пошел в одну из гостевых спален и лег спать, сразу пошел спать. Подозреваю, что, возможно, я был единственным взрослым в посольстве, который хорошо выспался той ночью.

Что разбудило меня, так это отзвуки первого выстрела из 120-миллиметровой танковой пушки по верхним этажам российского Белого дома.… Это была длинноствольная танковая пушка. В любом случае, эхолот 120-миллиметрового танкового орудия, выпущенного почти с расстояния двух миль, сотряс окна Спасо-Хауса [резиденция посла США, справа]. Вот что меня разбудило. Я узнал, что происходит, имел достаточно здравого смысла, чтобы принять душ, прежде чем одеться, зная, что это будет долгий день, и тогда нам нечего было делать, кроме как смотреть по телевизору то, что мир смотрел по CNN.

Помните, наша работа в Спасо заключалась в том, чтобы быть резервным посольством, а не заниматься освещением событий и репортажами о них.Инструкции посла Пикеринга о нашей роли удерживали нас в Спасо-Хаусе, даже несмотря на то, что наши склонности были выброшены на улицу. Камеры CNN находились по ту сторону главного моста, на котором были размещены армейские танки, которые вели огонь по российскому Белому дому с юга.…

Мир видел только очень ограниченную часть происходящего. Хотя визуальные образы того дня представляют собой танки, стреляющие по верхним этажам здания российского парламента, настоящие бои остались вне поля зрения камер.На улицах города шла масштабная битва между правительственными силами и оппозицией. Эта зона боевых действий была довольно обширной, около двух с половиной миль в ширину и, возможно, на полторы мили в глубину.

Центр сражения находился на северной стороне Белого дома России, в районе, частично между Белым домом России и стеной по периметру комплекса американского посольства. К северу от Белого дома и через главную улицу от нашего комплекса есть большой парк и футбольное поле.Вот где происходила самая большая битва. Правительственные силы использовали футбольное поле в качестве плацдарма для штурма здания.

Посольство США в опасности

Танки вели огонь с юга в верхние этажи Белого дома, чтобы подавить огонь снайперов и автоматического оружия из окон на северной стороне. Танки находились примерно в четверти мили на другой стороне и стреляли осколочно-фугасными снарядами по верхним этажам башни российского Белого дома, чтобы подавить этот огонь.

Башня Белого дома в России широкая с востока на запад, но довольно мелкая с севера на юг. Его глубина может быть всего 80 или 100 футов. Если бы они использовали бронебойные снаряды, снаряды прошли бы через здание и вылетели с другой стороны.

Танки обстреляли здание в рамках более крупного сражения на другой стороне, которое мир не видел, потому что камеры CNN не могли это показать. Эта битва происходила буквально перед американским посольством.…

По мере того как правительственные силы приближались к Белому дому России, различные оппозиционные элементы отступали в других направлениях. Создав дополнительное посольство в резиденции посла, мы сделали себя, если уж на то пошло, потенциально более уязвимыми, чем люди в комплексе посольства, потому что резиденция посла была широко открытым участком собственности без каких-либо мер безопасности. У нас не было морской пехоты. Ворота были открыты.

Вскоре по саду передвигались вооруженные фигуры.Трудно было сказать, кто есть кто, потому что, когда вы видите парня, одетого во все черное, с лыжной маской и автоматом, вы даже не представляете, кто он такой, черт возьми. Американский флаг развевался на флагштоке перед зданием. Мне жаль, что у меня не хватило ума снять это ночью, но я не подумал об этом, и это сделало нас довольно заметными. Также были снайперы, действующие с балконов высотных домов в этом районе.

В какой-то момент мы собрались в убежище в подвальном помещении, когда несколько парней в черных лыжных масках начали смотреть через окно в эту подвальную комнату.Мы быстро переместили наше убежище на чердак этого здания 1912 года постройки. Я сомневаюсь, что больше чем горстка людей когда-либо бывала на чердаке резиденции посла в Москве. Но какое-то время это казалось самым безопасным местом.

Измельчение засекреченных материалов при подстреле капрала морской пехоты

К 1993 году у оппозиции было достаточно оружия. С обеих сторон не было недостатка в огневой мощи стрелкового оружия. В этот момент мы в резиденции посла фактически подвергались большей физической опасности, чем люди в главном посольстве.Это была неприятная ирония. Урок заключался в том, что нам следовало создать дополнительное посольство на так называемой «ближней даче», небольшом месте для уик-эндов, которое у нас есть внутри Москвы, но достаточно далеко, чтобы мы не подвергались никакому риску.

Когда битва отошла от Белого дома, посольство вынуждено было нас эвакуировать, как будто у них не было более чем достаточно поводов для беспокойства. Автомобиль посла был бронированным лимузином, и наш сотрудник региональной службы безопасности приехал нас спасти.Это был превосходный парень, который приехал в Москву из командировки в Бейруте и очень хорошо знал сложные ситуации с безопасностью. Машине пришлось сделать три поездки, чтобы нас всех вывезти.

Пикеринг (на фото) первым приехал за вещами, но вскоре вернулся в посольство. Я точно не помню, сколько нас было, но чтобы всех нас вытащить, потребовалось три поездки. После первой поездки силы оппозиции в этом районе поняли, что происходит, что идет эвакуация.Во втором заходе, в котором я был с Амбассадором, по воротам стреляли из автоматического оружия. Изначально не могли выйти за ворота на улицу.

После разговора по рации с посольством, а затем с властями, российские силы безопасности поблизости применили автоматическое оружие для подавления вражеского огня у ворот. Мы вытащили педаль ворот до металла, через площадь, вниз по улице и, наконец, в посольство, которое было окружено чем-то вроде зоны боевых действий.Горящие здания, горящие автомобили и горящие обломки — обломки городского сражения.

Мы все благополучно покинули резиденцию посла, которая, к счастью, не пострадала. Затем я узнал, что посольство накануне вечером начало то, о чем мы никогда не думали в отношении Москвы: экстренное уничтожение секретных материалов. Предполагается, что наиболее уязвимые посольства хранят относительно небольшое количество секретных материалов, поэтому экстренное уничтожение может быть выполнено в течение определенного периода времени.

Посольство в Москве, мягко говоря, никогда не соответствовало этим стандартам, потому что во время холодной войны всегда шутили, что если американское посольство в Москве уничтожит секретные материалы, то термоядерная боеголовка США сделает это. работа. У нас были годы архивных архивов. Когда они начали процесс разрушения, он быстро превратился в хаос. Уничтожители бумаги застряли.…

Гораздо более серьезным было ранение одного из наших морских пехотинцев обстрелом.Капрал [Макклейн] Белл, молодой морской пехотинец, был очень популярным парнем, очень любимым детьми посольства, которые считали его коллективным старшим братом.

Он находился на наблюдательном пункте наверху нового офисного здания, которое все еще оставалось незанятым. Он был ранен в шею, возможно, одним из правительственных сил, которые понятия не имели, во что они стреляют. На территории не было ничего, что могло бы идентифицировать это как американское посольство. У нас не было флага. Большинство войск, введенных правительством, не знали города Москвы.

Это было просто еще одно здание, и они увидели парня в шлеме и форме на крыше здания, и кто-то выстрелил в него. Его чуть не убили. О нем позаботился врач нашего посольства, и мы получили, я рад сказать, хорошее сотрудничество со стороны российских властей в его эвакуации в российскую больницу и спасении его жизни. Несмотря на происходящие вокруг нас чрезвычайно важные политические события, я подозреваю, что для многих участвовавших в этом американцев расстрел капрала Белла — самое болезненное воспоминание тех дней.

Посольство не особо сделало что-либо в отношении отчетности в тот день, потому что посол Пикеринг отдал приказ накануне, чтобы все, кто не находился на территории посольства — а большинство сотрудников посольства жили где-то в другом месте — должны были оставаться в своих резиденциях. Людям не разрешалось выходить и наблюдать за происходящим. Они не должны были участвовать в репортажной деятельности. Люди должны были держаться подальше от зоны боевых действий.

Некоторые сотрудники не подчинились этому приказу, считая, что это серьезный политический кризис, и мы были там как репортеры, и это то, что мы должны были делать.Я сам чувствовал себя некомфортно из-за ограничений на нашу репортерскую деятельность. Оглядываясь назад, я понимаю, почему посол Пикеринг сделал то, что он сделал. Он был человеком, который уже несколько раз за свою карьеру видел подобное насилие. Он пришел к выводу, что никакое сообщение не стоит того, чтобы кого-то убили. В конечном итоге, конечно, это был его авторитет, это его решение…

По прошествии нескольких часов я поддерживал связь с Вашингтоном, что в основном означало рассказывать людям то, что они уже должны были знать, неоднократно отвечая на очевидные вопросы.Единственное ценное, что я внес — кроме того, что кто-то должен был дежурить в ту ночь, — это мое беспокойство о капрале Белле. После того, как стало ясно, что он вне опасности, я попытался уговорить кого-нибудь в Вашингтоне на высоком уровне позвонить его овдовевшей матери. Это оказалось трудным, поскольку эти события в Москве совпали с так называемыми событиями «Падения Черного ястреба» в Могадишо, когда было убито несколько рейнджеров армии США. Непосредственное внимание Вашингтона было сосредоточено не на России, а на Сомали.

Белый дом, Государственный департамент и Министерство обороны рассматривали кризис в Москве как проблему второго уровня, которую в интересах американской общественности затмила битва в Могадишо, знаменитый или печально известный инцидент «Падение Черного Ястреба».Президент, вице-президент, государственный секретарь и министр обороны звонили семьям солдат, которые были убиты или ранены в Могадишо. Я пытался, не помню, сколько времени, в течение нескольких часов, чтобы кто-нибудь позвонил матери нашей жертвы. Наконец, это сделал Строуб Тэлботт в качестве заместителя госсекретаря, что я очень ценил.

Меня поразило то, что внимание высокопоставленных фигур в Вашингтоне было обращено не на кризис в России, который мы, естественно, считали самым важным событием, происходящим в мире, а на события, которые привлекли больший интерес внутри США — и, конечно же, Внимание американских СМИ — это были боевые действия в Могадишо.Это место было далеко не таким важным, как Россия, но в нем были убиты американцы…

Пиррова победа — катастрофа для реформ в России

Сразу после этих событий большинство лидеров оппозиции были арестованы и отправлены в Лефортовскую колонию (слева). Правительство России начало операции по очистке территории, включая восстановление Белого дома. В Вашингтоне считали, что Ельцин победил, и это хорошо.

Это была точка зрения, с которой я категорически не согласен.Я признал, что когда дело дошло до настоящей перестрелки между Ельциным и оппозицией, было необходимо, чтобы Ельцин победил. Однако администрация Клинтона увидела победу Бориса Ельцина как победу реформ в России, что экономическая шоковая терапия, за которую мы выступали, теперь будет проведена, и все будет замечательно.

Я считал, что конфронтация обернулась катастрофой для реформ в России и для способности Ельцина сохранять подлинную политическую легитимность. До этого люди в России гордились тем, что не было политического насилия, подобного тому, что они видели в Тбилиси или Таджикистане.Россия не была похожа на Румынию, но теперь она была такой. Русские, независимо от того, на чьей они стороне и были ли они вообще, чувствовали настоящий стыд и разочарование из-за того, что их страна была понижена до статуса своего рода третьего мира, из-за перестрелки с участием танков и войск посреди войны. столица. Я очень сильно чувствовал, что этот эпизод стал огромным провалом для руководства Ельцина и большим препятствием для развития верховенства закона в России.

Напротив, Вашингтон почти кипел от того, что оппоненты Ельцина теперь сидят в тюрьме, а те, кто нам нравится, оказываются в выигрыше; следовательно, политика, за которую мы выступаем, будет проводиться.Могу сказать вам, что моя точка зрения, что эта победа была пирровой, не приветствовалась ни в Вашингтоне, ни даже в некоторых частях посольства. Люди, приезжавшие в Москву, которые слышали от меня эту точку зрения, были недовольны. Им также не понравилось слышать, что имидж Ельцина среди его соотечественников, среди россиян был непоправимо запятнан его выбором открытой конфронтации.

Не было никаких сомнений в том, что коренные проблемы российского конституционного правительства нуждались в разрешении, но в середине сентября Ельцин сделал выбор в пользу нарушения закона, использования внеконституционных средств, которые возложили бремя кризиса на него, а не на его оппонентов.Решив отказаться от медленного процесса политического компромисса, он нес ответственность за то, что последует потом. То, что люди из оппозиции фактически инициировали насилие и грабежи, на мой взгляд, не устраняет того факта, что Ельцин подготовил для этого почву.

Кроме того, во время кризиса правительство Ельцина было довольно неэффективным в борьбе с ним. Они просто ждали, пока оппозиция устанет и пойдет домой, чтобы либо сдаться, либо пойти на компромисс. В воскресенье они были застигнуты врасплох и не получили лучшей реакции, чем боевые танки.То, что конфронтация может бросить вызов целостности правительства Ельцина, я думаю, не очень хорошо понимали в Кремле. Неэффективность подхода Ельцина была продемонстрирована тем фактом, что он проявил инициативу со стороны Патриарха, чтобы даже начать процесс обсуждения, которое могло привести к мирному урегулированию. Удалось ли это Патриарху Алексию или нет, мы никогда не узнаем, но только он один имел престиж и легитимность, чтобы даже попытаться; Ельцин — нет.…

Ельцинская конституция и растущее народное разочарование

После очень драматических событий начала октября российское правительство назначило на середину декабря общенациональные выборы, чтобы включить референдум по новой конституции, которая будет написана полностью людьми Ельцина, а не отражать широкий спектр точек зрения и политических взглядов. силы.

То, что стало известно как «Конституция Ельцина», было смесью российской и западной моделей, но по своей сути было скопировано с конституции Пятой Французской республики, написанной для де Голля. Также будут выборы в новый парламент, как верхнюю, так и нижнюю палаты, которые будут созданы конституцией.

Нижняя палата, Государственная Дума, была скопирована с немецкого Бундестага, половина мест избиралась по округам, а половина — по национальным партийным спискам. Выборы предполагали, что конституционный референдум пройдет и получит 50-процентное участие, необходимое для того, чтобы быть действительным.

Итак, россияне в один день собирались проголосовать за двух членов верхней палаты, двух членов нижней палаты и конституционный референдум. В некоторых случаях также будут региональные и местные выборы. Это должны были быть очень большие выборы.

Вашингтон полагал, что выборы станут большим триумфом для Ельцина, отражающим его победу в начале октября, и создадут почву для новой огромной волны реформ, за которые выступают Соединенные Штаты.

Моя работа в ноябре и начале декабря заключалась в том, чтобы попытаться убедить Вашингтон в том, что такие ожидания ошибочны.Для меня довольно рано стало очевидно, как из анекдотических свидетельств, так и из данных опросов, что партия во главе с Гайдаром, называемая «Выбор России» и, по сути, партия Ельцина, не собирается легко добираться до победы на выборах. Частично это отражало общественное отвращение к тому, что имело место в начале октября, но, в большей степени, это было связано с недовольством общества экономической политикой правительства.

Одновременно с политической конфронтацией министр финансов Борис Федоров ввел в действие очень жесткую программу макроэкономической стабилизации, которая привела к серьезному ужесточению внутренней экономики России.В то время как внешний мир был сосредоточен на очень заметных политических событиях, большинство россиян более остро осознавали резкое ухудшение своего экономического положения и, в частности, то, что программа макроэкономической стабилизации привела к массовой потере средств к существованию для городских рабочих.

Это ужесточение экономической политики было начато в тот момент, когда россияне думали, что ситуация начинает немного улучшаться. Российские семьи пережили серию экономических травм в эпоху позднего Горбачева, во время распада Советского Союза и впоследствии.К середине 1993 года люди почувствовали, что худшее позади, и теперь все будет постепенно улучшаться. Действительно, правительство Ельцина обещало им, что дела пойдут на поправку.

Осенью 1993 года политика правительства снова вернула многих людей в экономический кризис. Особенно это касалось городских «синих воротничков» мужчин. Уровень разочарования россиян в отношении их правительства по поводу экономической политики был в основном невидимым для внешнего мира. В разговоре с гостями из Вашингтона меня поразило то, что они даже не имеют отношения к политическому процессу.Они предполагали, что
россиян проголосуют за конституцию Ельцина и партию Ельцина, потому что Ельцин выиграл политическое противостояние на улицах Москвы — победил с огневой мощью, но выиграл.

Они совершенно упустили из виду тот факт, что большинство россиян, не только в Москве, но и по всей этой огромной стране, беспокоилось, так это их средства к существованию и страх, что они вступят в очередной период экономической напряженности. Шли недели, и тем более ощутимым было это чувство страха, настоящего страха.Это было то, чего я не видел в 1991 или 1992, но сделал в конце 1993 года.

Скептицизм в отношении намерений США и других устойчивых последствий кризиса 1993 года в России

Двадцать пять лет назад на этой неделе противостояние между тогдашним президентом России Борисом Ельциным и парламентом страны завершилось вооруженными столкновениями, в результате которых более 100 человек погибли и однозначно переросли в единое целое. из важнейших событий постсоветской истории России. Тем не менее, за исключением тех, кто внимательно следит за Россией, немногие американцы, похоже, осознают глубокие и долговременные последствия насильственного роспуска Ельциным законодательного органа, тогда известного как Верховный Совет, которые сохраняются и по сей день: он резко усилил российское президентство, позволил близким друзьям России капитализм и укоренившийся российский скептицизм в отношении У.С. намерения. Отсутствие внимания к конституционному кризису 1993 года в России не только ограничивает наше понимание современной России, но и мешает усвоить важные уроки о последствиях внешней политики США.

Нападение Ельцина на здание парламента, известное как «Белый дом», а затем отремонтированное и преобразованное в кабинеты премьер-министра и правительства, было долгим ожиданием. Напряженность в отношениях между президентом России и парламентом возникла почти сразу после обретения Россией независимости, когда Ельцин ввел серьезные экономические реформы, которые привели к резкому росту цен.На протяжении 1992 года Ельцин боролся с Верховным Советом по поводу все более непопулярных реформ, а также по более широким вопросам контроля над политикой. (Согласно конституции, унаследованной от Советского Союза, парламент имел доминирующую роль, а президент был слабее.) В декабре 1992 года парламент отказался утвердить кандидатуру Ельцина на пост премьер-министра, либерального экономиста Егора Гайдара; Ельцин назначил Гайдара исполняющим обязанности премьер-министра и продолжал двигаться вперед, несмотря на то, что в начале года курс рубля упал до одной десятой своей стоимости — сокрушительный удар по потребителям, предприятиям и государственным бюджетам на всех уровнях.Ельцин одновременно призвал к референдуму, чтобы передать российскому народу четыре вопроса о президентских полномочиях и национальной политике. После нескольких дней переговоров Ельцин и спикер парламента Руслан Хасбулатов согласились, что Ельцин может править указом до всенародного голосования в апреле 1993 года.

Хотя Ельцин победит на референдуме, его новый народный мандат мало что сделал для разрешения обострения спора с Верховным Советом, который сохранил сильные конституционные полномочия. К сентябрю21 января разочарованный Ельцин издал неконституционный приказ о роспуске Верховного Совета. В ответ парламент объявил Ельцину импичмент и назначил вице-президента Александра Руцкого исполняющим обязанности президента. Россия вступила в полномасштабный конституционный и политический кризис, сопровождавшийся протестами и насилием. Через неделю Ельцин приказал силам внутренней безопасности окружить парламент. После интенсивных столкновений 3 октября, когда сторонники законодателей столкнулись с полицией возле главной телебашни Москвы, российские военные штурмом взяли здание Верховного Совета, положив конец кризису.Хасбулатов и Руцкой отправятся в тюрьму, хотя позже Ельцин достаточно простил Руцкому и назначил его губернатором Курска на западе России.

Эти события — с января 1992 года по октябрь 1993 года — имели преобразующие последствия для России и для ее отношений с США и Западом. Во-первых, и это самое главное, победивший Ельцин решил никогда больше не быть слабее дерзкого парламента. Новая конституция, которую он ввел — в результате того, что некоторые наблюдатели назвали мошенническим процессом, в ходе которого российские сотрудники избирательных комиссий завысили явку избирателей, чтобы достичь порога, необходимого для получения достоверного результата, — резко расширила полномочия президента России за счет парламента.Новым, более мягким законодательным органом будет Федеральное собрание, разделенное на нижнюю палату (Государственная дума, заменившая Верховный Совет) и верхнюю палату (Совет Федерации, представляющий регионы России). В конце 1999 года, уйдя в отставку до истечения этого срока, Ельцин передаст свой новый и гораздо более мощный пост тогдашнему премьер-министру Владимиру Путину. Если бы Путин принял на себя более слабые президентские полномочия с большей системой сдержек и противовесов после его избрания в 2000 году, Россия сегодня была бы другой страной.

Во-вторых, власть Ельцина позволила ему, Гайдару и радикальным экономическим реформаторам России осуществить некоторые из наиболее важных изменений экономической политики страны указом, без одобрения парламента или значимого надзора. Это будет включать в себя спорные решения о приватизации, которые вознаграждали политических союзников и создали конкурирующие кланы коррумпированных высокопоставленных чиновников и новоиспеченных магнатов. Безудержная конкуренция между этими группами будет простираться от словесных войн между контролируемыми ими телеканалами и газетами до перестрелок на улицах Москвы и провинциальных столиц.В то время как Путин притупил политические амбиции так называемых олигархов вскоре после вступления в должность, новые экономические элиты России глубоко исказили бы политику России в последние годы правления Ельцина и продолжили бы формировать ее сегодня.

Наконец, октябрь 1993 г. кристаллизует отношение российской элиты и общественности к Соединенным Штатам и Западу и укрепит ошибочное мнение о том, что целью Америки в этот период было ослабить Россию, а не помочь россиянам пережить трудный переходный период.Это стало результатом публичной поддержки Вашингтоном Ельцина и очевидного безразличия как к его авторитарным инстинктам, так и к результатам его политики для простых россиян. Действительно, в ретроспективе мира 2018 года частые обращения Ельцина к «народу», чтобы поддержать его — будь то против Коммунистической партии Советского Союза в начале его политической карьеры или против Верховного Совета в 1993 году — выглядят гораздо больше как признаки популизма, который так многие сейчас осуждают, чем либерализм. Однако более важно то, что в то время многие россияне предсказуемо пришли к выводу, что Америка больше поддерживала Ельцина, его реформы и его в целом уступчивую внешнюю политику, чем поддерживала демократию в России.По иронии судьбы, этот вывод был особенно распространен среди интеллектуальной элиты, которая (в отличие от большинства других) лучше понимала, что на самом деле означает демократия. Я знал таких людей и общался с ними с тех пор и до сих пор, и я нахожу удивительным, что многие представители российской элиты отказались от прежних проамериканских настроений в пользу критического цинизма в отношении мотивов и целей США в международных делах.

Обычные россияне, не имевшие основы для понимания демократических практик, казалось, видели в демократии не столько набор принципов, структур или процедур, сколько средство для достижения цели, причем целью было процветание как на национальном, так и на личном уровне.В этом контексте поддержка Ельцина со стороны США и (косвенно) результаты его политики, по-видимому, означали, что Вашингтон работает против цели, к которой стремятся русские, и, следовательно, ставит под сомнение и средства. Помимо этого, в той мере, в какой россияне отождествляли последующую политику с Америкой, коррумпированные выборы Ельцина 1996 года и хаотический клановый капитализм в России запятнали репутацию Вашингтона и подорвали его моральный авторитет. В сегодняшних условиях многие продолжают ссылаться на то, что Ельцин нанял У.Политические консультанты С. в его предвыборной кампании как свидетельство вмешательства США в выборы.

Некоторые бывшие должностные лица администрации Клинтона утверждали, что у Соединенных Штатов не было практической альтернативы поддержке Ельцина, в основном предполагая, что Верховный Совет был менее легитимным, чем Ельцин, или что его политика нанесла бы больший ущерб интересам США в России. Ни один из пунктов не был убедительным в то время, и с тех пор ни один из них не стал более убедительным. И Ельцин, и Верховный Совет были избраны до обретения Россией независимости в соответствии с теми же правилами и процедурами советской эпохи.Успех Ельцина на апрельском референдуме 1993 года дал ему политический, но не конституционный мандат. Этот политический мандат мог бы помочь Ельцину достичь компромисса, более близкого к его условиям, но его было недостаточно для того, чтобы потребовать полной капитуляции от своих парламентских оппонентов. И наоборот, в то время как многие в Верховном Совете хотели более медленных реформ, более чувствительных к социальным потребностям, большинство по-прежнему поддерживало отношения сотрудничества с Соединенными Штатами — в то время доминирующей мировой державой, от которой Москва будет зависеть в плане доступа к международным кредитам и инвестициям.Если бы они преуспели, в России могла бы быть парламентская система, менее подверженная авторитаризму, и она могла бы добиться более плавного экономического перехода, избежав эксцессов 1990-х годов. Если бы они потерпели неудачу, Хасбулатов и его невзрачные союзники в Верховном Совете дискредитировали бы себя, но не обязательно дискредитировали бы и Соединенные Штаты. И в России все еще может существовать парламентская система с более сильной системой сдержек и противовесов. В этом случае судебная система России, возможно, также смогла бы сохранить большую независимость.

В своей книге «Рука России » бывший заместитель госсекретаря Строуб Тэлботт описал неоднократные заявления тогдашнего президента Билла Клинтона о поддержке Ельцина до и после референдума в апреле 1993 года, а также во время и после кризиса сентября-октября 1993 года. Как пишет Тэлботт, 3 октября Клинтон публично обвинил в насилии исключительно Руцкого и Хасбулатова, сказал, что Ельцин «отступил, чтобы избежать чрезмерного применения силы», и настаивал на том, что он «все еще убежден в том, что Соединенные Штаты должны поддерживать президента Ельцина и этот процесс». о проведении свободных и справедливых выборов.«Поразительно, но теперь мы знаем, что Клинтон оказывал еще большую поддержку в своих личных посланиях Ельцину; согласно рассекреченным отчетам правительства США, 22 октября тогдашний госсекретарь Уоррен Кристофер «сказал президенту Ельцину, насколько президент Клинтон восхищается всем, что он сделал за последние недели, и особенно его твердостью в проведении такого устойчивого курса перед лицом тяжелых трудности.» Это, пожалуй, самое яркое свидетельство одобрения администрацией Клинтона авторитарного поведения Ельцина — заявление президента о восхищении — и это послание, которое услышат многие высокопоставленные российские чиновники.Россияне и американцы до сих пор живут результатами.

Мнения, выраженные в этом комментарии, принадлежат исключительно автору.

Ельцин обстрелял российский парламент 25 лет назад, США оценили «превосходную управляемость»

Вашингтон, округ Колумбия, 4 октября 2018 г. — Двадцать пять лет назад прошлой ночью в Москве президент России Борис Ельцин приказал танкам и воздушно-десантным войскам обстреливать и штурмовать «Белый дом», здание российского парламента (Верховного Совета), чтобы подавить оппозицию, пытающуюся его сместить.

Рассекреченные документы, опубликованные сегодня Архивом национальной безопасности, включают стенограмму телефонного разговора президента США Билла Клинтона Ельцину на следующий день, чтобы похвалить его, мемконсульт, в котором госсекретарь США Уоррен Кристофер впоследствии сказал Ельцину, что это «превосходное обращение», и две телеграммы Госдепартамента рисуют более сложный портрет причин событий.

Интернет-публикация также включает в себя два устных рассказа, один из которых был написан тогдашним министром обороны России генералом Павлом Грачевым о его особой роли, включая его приказы стрелять из танковой пушки, вызвавшей «красивый пожар» в Белом доме, а другой от тебя.Посол США Томас Пикеринг, который считал, что у США «нет другого выбора», кроме как поддержать Ельцина.

К 25 -й годовщине -й годовщины российские СМИ, такие как Газета.Ru и ведущая независимая газета Новая газета , опубликовали множество интервью и исторических фотографий и видеозаписей событий, но не новых российских документов. Новая газета утверждает, что октябрь 1993 года стал решающим поворотным моментом к сегодняшнему автократию.

* * * * *

Четверть века после штурма Белого дома в России

Светлана Савранская

25 лет назад сегодня в Москве президент Борис Ельцин разрешил свое противостояние с Верховным Советом Российской Федерации штурмом Белого дома, что привело к многочисленным жертвам, но, что еще более важно, к потере веры в демократию и подавляющее большинство людей. преобладание исполнительной власти в России с тех пор.

Новые документы, опубликованные сегодня Архивом национальной безопасности, позволяют взглянуть на ситуацию с точки зрения Вашингтона и Кремля. В то время с этих двух точек зрения картина была черно-белой: демократические и рыночные реформаторы на стороне Ельцина и коммунистическая и фашистская оппозиция пытались вернуть страну в ее тоталитарное прошлое. Поскольку власть в России никогда не переходила из рук в руки, кроме как путем перехода к избранному преемнику, полное публичное изучение свидетельств событий 1993 года так и не проводилось.Несмотря на свою ограниченность, подборка опубликованных сегодня документов проливает новый свет на сложность событий и высокие ставки, которые администрация Клинтона видела в России осенью 1993 года.

События сентября-октября 1993 года являются предметом широкого освещения и интенсивных споров в современной России, поскольку граждане пересматривают этот опыт. Gazeta.ru отведено значительное место для подробных интервью и анализа событий конституционного кризиса за последние две недели, включая подробную хронологию его последних дней с историческими фотографиями и видеоматериалами.К сожалению, российских документов о событиях 1993 года в архивах пока нет. «Новая газета» переиздала сегодня свой номер от 6 октября 1993 г., в котором подробно рассказывалось о событиях того времени и возлагалась вина обеих сторон за первое значительное кровопролитие в Москве после Октябрьской революции 1917 года [1]. По словам обозревателя Бориса Вишневского, «после осени 1993 года в России восторжествовало практически неограниченное самодержавие».

К тому времени, когда в январе 1993 года к власти пришла администрация Клинтона, темпы российских реформ пошли на убыль.Столкнувшись с серьезными последствиями рыночной реформы в сочетании с последствиями распада экономических связей после распада СССР и отсутствием какой-либо значимой внешнеэкономической помощи, население и политические элиты России начали сомневаться в темпах реформы и силовых методах ее проведения. выполнение. Команда молодых реформаторов, назначенная Ельциным в конце 1991 года, была уничтожена под давлением Верховного Совета, и в конце 1992 года Ельцину пришлось сменить исполняющего обязанности премьер-министра Егора Гайдара на Виктора Черномырдина.

Вместо того, чтобы вести переговоры с парламентом, Ельцин обычно правил, издавая президентские указы. Оппозиция во главе с вице-президентом Александром Руцким и председателем Верховного Совета Русланом Хасбулатовым росла в парламенте и в регионах и блокировала большинство инициатив президента, что привело к параличу управления. Новая администрация США начала свой диалог с Россией в состоянии фактически гражданской войны между исполнительной и законодательной властью.

Рассекреченные телеконы и мемконы ранних разговоров Клинтона и Ельцина демонстрируют мгновенную химию между двумя лидерами, искреннюю теплоту и оптимизм, а также невероятно богатую повестку дня, по которой Россия и Соединенные Штаты согласились сотрудничать (Документ 2. См. Также EBB 640). Клинтон в основном определял повестку дня, в то время как Ельцин, стремясь наладить подлинное партнерство с Америкой, с энтузиазмом согласился работать вместе с ним. Клинтон была глубоко привержена превращению России в демократию и рыночную экономику, а также ее полной интеграции в западный мир.Еще одним главным приоритетом США было безопасное управление возвращением ядерного арсенала в Россию в постсоветский период и помощь в демонтаже и обеспечении безопасности оружия и расщепляющихся материалов, что было выполнено в рамках программ Нанна-Лугара (см. EBBs 447). , 528).

В этой обстановке Ельцин с его резюме демократически избранным российским лидером и защитником демократии во время переворота 1991 года казался идеальным партнером, который мог бы выполнить все приоритеты США. По словам Строуба Тэлботта, некоторые советники Клинтона были обеспокоены нежеланием Ельцина консультироваться и идти на компромисс с парламентом и советовали Клинтону сосредоточиться на «принципах и процессе», а не на личностях.Президент, однако, был предан Ельцину как олицетворению революционных изменений и ответил, что это «с нулевой суммой» [2]. Это восприятие только усилилось во время последней схватки Ельцина с Верховным Советом в последние дни сентября 1993 года.

По словам посла Томаса Пикеринга, Ельцин послал министра иностранных дел Андрея Козырева уведомить четырех ключевых западных послов о своем намерении распустить парламент и назначить новые выборы (Документ 4).В первом телефонном звонке Клинтона Ельцину сразу после того, как последний издал Указ 1400 о роспуске парламента и назначении даты досрочных выборов и конституционного референдума, президент США выразил свою полную поддержку и принял заверения Ельцина в том, что кровопролития не будет и реформа будет продолжена. теперь двигайтесь быстрее, чтобы не было препятствий. Поддержка Ельцина со стороны США оставалась неизменной на протяжении всего противостояния и после того, как президент России издал приказ о штурме парламента (после первоначального насилия со стороны оппозиции).

Утром 4 октября москвичи проснулись от ужасного вида горящего здания парламента — Белого дома, который они защищали от путча в августе 1991 года, где Ельцин стоял на танке и руководил демократическими силами. 5 октября, на следующий день после кровопролития, Клинтон позвонил Ельцину и поблагодарил его за то, как он справился с ситуацией; он не спрашивал о гибели людей. Еще более сильную поддержку выразил госсекретарь Уоррен Кристофер во время своего визита в середине октября, который практически похвалил Ельцина за его действия во время кризиса.Документы показывают, что администрация Клинтона не видела альтернативы Ельцину и была готова поддержать его, несмотря ни на что.

Эта ситуация выросла из крайнего олицетворения политики США и России, а также из черно-белой картины политической ситуации в России, которую лагерь Ельцина представил, изображая своих противников «фашистами» и нереформированными коммунистами. Фактически, это был тот же Верховный Совет, который был избран на хваленых свободных выборах 1990 года, избрал Ельцина своим председателем и предоставил ему чрезвычайные полномочия для проведения радикальной экономической реформы в октябре 1991 года.По мере того, как 1993 год прогрессировал и политическая конфронтация в России углублялась, администрация США имела дело исключительно с ельцинским лагерем и стала рассматривать оппозицию так, как ее представляли российские собеседники. Но, что наиболее важно, ставки были очень высоки: Ельцин был хорошим партнером, который был готов играть на условиях США, и любая альтернатива — даже демократически избранная — вряд ли считалась столь же благоприятной или надежной. Таким образом, администрация Клинтона была сильно заинтересована в Ельцине, и, как сказал посол Пикеринг в интервью Строубу Тэлботту, «у вас нет другого выбора», кроме как поддержать Ельцина и надеяться, что декабрьские выборы будут свободными и справедливыми.

Не все действующие лица со стороны США разделяли это мнение. Телеграммы временного поверенного в делах Джеймса Коллинза демонстрируют более тонкое понимание кризиса и глубокую озабоченность по поводу справедливости выборов и авторитарного потенциала новой конституции Ельцина, которую Коллинз называет «недоработанной». (Документ 7). Устная история Пикеринга также указывает на разногласия в посольстве (Документ 4). Эти разногласия, похоже, не повлияли на последовательную поддержку Клинтоном действий Ельцина с оппозицией.Поддержка США оставалась неизменной после катастрофических результатов выборов, на которых партия Ельцина получила только 15 процентов голосов, а Конституция едва приняла референдум. Возникшая система была по сути суперпрезидентской, что не беспокоило большинство высокопоставленных официальных лиц США, пока, по их мнению, настоящий демократ занимал пост президента.

Последний документ в опубликованной сегодня подборке — это отрывок из устного исторического интервью с министром обороны Ельцина Павлом Грачевым, проведенного Петром Авеном и Альфредом Кохом (Документ 12).Рассказ Грачева о событиях дает наглядную картину того, как лагерь Ельцина рассматривал оппозицию и свои методы борьбы с ней. Это также дает хорошее представление о сложности ситуации и роли вооруженных сил.

Администрация Клинтона в то время считала Ельцина гарантом демократических преобразований в России и поэтому рассматривала исход кризиса как победу демократических сил, какими бы печальными ни были человеческие жертвы. Однако многие российские демократы считали события 1993 года поворотным моментом от демократии к все более патерналистскому и автократическому правлению Ельцина и его преемника.Двадцать пять лет спустя полемика по поводу конституционного кризиса 1993 года еще не окончена, и окончательные решения придется ждать, среди прочего, рассекречивания российских документов высшего уровня.

Читать документы

What Happened in 1993 inc. Поп-культура, цены и события

США — Mars Observer

НАСА теряет связь с космическим кораблем Mars Observer в августе, в результате чего миссия прекращается.Космический корабль Mars Observer был роботизированным космическим зондом, который был запущен в сентябре прошлого года с целью изучения поверхности красной планеты, ее атмосферы, климата и окружающего магнитного поля. Контакт с зондом был потерян незадолго до того, как он должен был выйти на орбиту Марса, поэтому миссия фактически провалилась, поскольку она не смогла выполнить ни одну из задач миссии в отношении наблюдения за планетой. На разработку и запуск космического корабля было потрачено 980 миллионов долларов.

США / Россия — подписан СНВ-2

Президент США Джордж Х.В. Буш и президент России Борис Ельцин подписывают 3 января договор СНВ-2 (Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений). Цель договора заключалась в том, чтобы запретить использование РГНЗ (многоцелевых ракет-носителей с независимым наведением) на межконтинентальных баллистических ракетах, что поощряло в первую очередь: стратегии удара. Сенат США ратифицировал договор в 1996 году, а Россия ратифицировала его в 2000 году, но он так и не вступил в силу, поскольку Россия вышла из договора в 2002 году после того, как США вышли из него.С. вышел из Договора по ПРО. Соглашение было заменено Договором о сокращении стратегических наступательных потенциалов, который обязывает США и Россию сократить свои ядерные арсеналы до 1700-2000 боеголовок каждый. Соединенные Штаты — осада Уэйко
  • Осада Уэйко на территории, принадлежащей религиозной группе Давидианцев, федеральными правоохранительными органами США и штата Техас и вооруженными силами США началась 28 февраля года и закончилась 19 апреля
Дополнительная информация и сроки осады Вако
1.28 февраля, 9:45. 76 агентов АТФ попытались выполнить свои ордера на обыск и арест Кореша и конкретных сторонников по обвинению в оружии в воскресенье утром
2. Четыре агента ATF (Стив Уиллис, Роберт Уильямс, Тодд МакКихан и Конвей Чарльз Леблеу) были убиты во время рейда. Еще 16 были ранены. Пятеро ветвей Давидов были убиты
3. 11:30. Шериф-лейтенант Линч из департамента шерифа округа Макленнан связался с ATF и договорился о прекращении огня. Бранч-Давидианцы разрешили эвакуировать убитых и раненых ATF и сдерживали огонь во время отступления ATF.
4. 19:30 Дэвид Кореш дает интервью телеканалу CNN. ФБР дает указание CNN не проводить дальнейших интервью.
5. Кореш около 20 минут говорит по радио KRLD в Далласе, описывая свои убеждения и говоря, что он наиболее серьезно ранен из представителей ветви Давид.
6. Джефф Джамар, глава полевого отделения ФБР в Сан-Антонио, вступает в должность вскоре после смерти федеральных агентов, назначен ответственным за осаду в качестве командира Зоны
. 7. Отряд ФБР по спасению заложников (HRT) возглавлял командир HRT Ричард Роджерс
8.ФБР прервало связь Давидиана с внешним миром, не дав Корешу возможности давать телефонные интервью местным СМИ
9. Осада продолжалась 51 день с участием группы из 25 переговорщиков ФБР, которым удалось облегчить освобождение 19 детей в возрасте от пяти месяцев до 12 лет,
10. Дети были опрошены ФБР и техасскими рейнджерами. Предположительно, дети подверглись физическому и сексуальному насилию задолго до противостояния. Это было ключевое оправдание, предложенное ФБР (как президенту Биллу Клинтону, так и генеральному прокурору Джанет Рино) за нанесение слезоточивого газа на территорию комплекса с целью вытеснения членов отделения Давида.
11. В здании осталось 98 человек, в том числе 23 детей
12. ФБР отключило все электричество и воду в комплексе, вынуждая тех, кто находится внутри, выживать на дождевой воде и запасах военных пайков MRE
13. Генеральный прокурор США Джанет Рино одобрила рекомендации ФБР о нападении после того, как ему сообщили, что условия ухудшаются и что дети подвергаются жестокому обращению на территории комплекса
14. 5:55 19 апреля Команда ФБР по спасению заложников размещает к зданиям два бронированных CEV.CEV1 идет слева от зданий, CEV2 — справа.
15. 6:04 AM Бронированный автомобиль с тараном и устройством подачи для закачки слезоточивого газа в здание с разрывами сжатого воздуха в передней стене слева от входной двери, оставляя отверстие 8 футов высотой и 10 футов шириной.
16. 6:31. Все здание заполнено слезоточивым газом, и ФБР стреляет дополнительными выстрелами из пластикового негорючего слезоточивого газа через окна
17. 07:58 CEV2 с помощью тарана проделывает дыру во втором этаже комплекса, а через несколько минут еще одна дыра пробивается в задней части одного из зданий комплекса
18.10:00 утра. Мужчина размахивает белым флагом на юго-восточной стороне территории. По громкоговорителям ему говорят, что если он сдается, он должен выйти. Он не. В то же время человек, которого считают Шнайдером, выходит из остатков входной двери, чтобы забрать телефон и телефонную линию.
19. 12:07. На юго-восточной стороне территории виден мужчина, размахивающий белым флагом. По громкоговорителям ему говорят, что если он сдается, он должен выйти. Он не. В то же время человек, которого считают Шнайдером, выходит из остатков входной двери, чтобы забрать телефон и телефонную линию.
20. 00:10 Пламя быстро распространилось по всему зданию, раздутое сильным ветром. Здание горит очень быстро.
21. 12:30 Обрушивается часть крыши. Примерно в это же время происходит еще несколько взрывов, и очевидцы сообщают о звуках выстрелов, которые ФБР приписывает боевым боеприпасам, которые выжигаются по всем зданиям из-за пожара.
22. 76 Давидианцев Бранча погибли, и девять пережили пожар 19 апреля

На основании записей и наблюдений ФБР предполагается, что Давидианцы Бранч подожгли и намеревались умереть, а не быть арестованными и заключенными в тюрьму.После многочисленных отчетов и расследования происшедшего со стороны Специального советника Данфорт пришел к выводу, что утверждения оставшихся в живых из Бранча Давидиан и их родственников о том, что пожар был начат ФБР, были беспочвенными.

Миссия космического челнока STS-55

Миссия космического челнока НАСА STS-55 завершается в мае, когда экипаж благополучно вернулся на Землю. Во время миссии космический шаттл «Колумбия» доставил в космос команду из семи человек для проведения нескольких экспериментов на орбите.Командиром экипажа был Стивен Р. Нагель, а пилотом — Теренс Т. Хенрикс. В миссии был установлен немецкий модуль Spacelab, и на орбите экипаж провел около 88 экспериментов. Миссия была признана в целом успешной, несмотря на несколько незначительных проблем, связанных с запуском и в космосе.

Канада — первая женщина-премьер-министр

1. Ким Кэмпбелл становится первой женщиной-премьер-министром Канады 25 июня.
2. Кэмпбелл сделала заявку на лидерство в Прогрессивно-консервативной партии после объявления об отставке бывшего премьер-министра Брайана Малруни в феврале 1993 года.
3. 25 октября ей предстали первые федеральные выборы, на которых Прогрессивно-консервативная партия потерпела поражение на решительных выборах в пользу Либеральной партии во главе с Жаном Кретьеном.
4. Хотя Кэмпбелл считалась популярной в течение ее короткого пребывания на посту премьер-министра, непопулярность ее предшественницы и ее собственная откровенность в отношении экономики работали против нее.
5. Она покинула офис 4 ноября 1993 года.

Мир — лидеры ЮАР получили Нобелевскую премию

Нельсон Мандела и Ф.В. де Клерк был награжден Нобелевской премией мира в октябре 1993 года. Оба лидера получили признание за их успешные усилия по искоренению апартеида в Южной Африке и открытию новой эры полностью представительной демократии в стране. Ф.В. де Клерк был президентом Южной Африки с 1989 по 1994 год и руководил ликвидацией апартеида. Нельсон Мандела был президентом Южной Африки с 1994 по 1999 год, лидером партии Африканский национальный конгресс и сторонником расового равенства и примирения в стране.
США — Космический полет STS-57
  • Космическая миссия НАСА STS-57 успешно завершена в июне и июле.
Дополнительная информация и сроки для STS-57.
Космическая миссия НАСА STS-57 успешно вернулась на Землю в июле 1993 года, проведя в космосе 9 дней 23 часа 44 минуты 54 секунды. На борту космического челнока «Индевор» шесть членов экипажа Рональд Грэйб, Брайан Даффи, Дж. Дэвид Лоу, Нэнси Шерлок, Питер Висофф и Дженис Восс.Миссия была важна тем, что она ознаменовала собой первый полет герметичной лаборатории SPACEHAB, коммерческой лаборатории, в которой также было проведено 22 эксперимента. Экипаж также захватил более 9000 фунтов стерлингов European Retrievable Carrier — экспериментальный спутник, который находился в космосе около года. В целом миссия успешно выполнила поставленные задачи и благополучно вернулась домой. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.