Сколько детей было в семье гоголя: сколько было братьев и сестёр у писателя Н.В.Гоголя?

Содержание

«Вечно Ваш… Гоголь»

26 марта 2019

Перед вами “Портрет Николая Васильевича Гоголя” кисти Фёдора Моллера. 1841 г. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Николай Васильевич Гоголь – одна из самых загадочных и непростых фигур в русской литературе. Писатель оставил миру богатое наследие, а также множество невероятных тайн, мистических подробностей жизни и смерти. Многочисленных исследователей творчества Гоголя поражают оригинальность образов, вышедших из-под его пера, манера повествования и необычные темы, а также личность писателя и удивительные факты его биографии.

Его мать, поразительно красивую женщину, выдали замуж в 14 лет. Будущий отец великого русского писателя был в два раза старше, чем она. Своё имя Николай Гоголь получил в честь иконы Святого Николая, которая находилась в местной церкви.

Всего в семье Гоголя было 12 детей (6 мальчиков и 6 девочек). Гоголь был третьим по старшинству ребенком, но по сути самым старшим, так как первые два ребенка родились мертвыми. Все средние дети также умерли либо во младенчестве, либо в детстве, не дожив даже до 10 лет. Долгую жизнь прожили только три самые младшие сестренки Гоголя. После смерти обоих родителей Николай Гоголь добровольно отказался от своей доли в наследстве в пользу своих сестёр.

В гимназии Николай показывал результаты неважные. Успехи он имел в рисовании, знал грамматику русского языка, но не обладал талантом к языкам, сочинения писал плохо. Любимым предметом Гоголя во время учёбы была русская словесность. Причём его преподаватель постоянно критиковал творчество Пушкина и Жуковского, что лишь усиливало интерес к ним. В гимназии обучение велось консервативно, применяли наказание розгами. Жизнь в деревне до школы и после, в каникулы, шла в полнейшей обстановке малороссийского быта, как панского, так и крестьянского.

В декабре 1828 Гоголь переехал в Санкт-Петербург. Там он служил чиновником, пробовал устроиться в театр актером и занимался литературой. Актерская карьера не ладилась, а служба не приносила Гоголю удовольствия, а порою даже тяготила. И писатель решил проявить себя на литературном поприще.

Первой публикацией Гоголя стала поэма «Ганц Кюхельгартен», изданная им под псевдонимом «В. Алов» (1829), но критики восприняли её холодно. Разочарованный писатель выкупил весь оставшийся в продаже тираж и уничтожил его.

Экземпляр с дарственной надписью автора М. П. Погодину, 1829 г. Историческая библиотека, Москва

Неудача с «Ганцем Кюхельгартеном» была ощутимым указанием на необходимость другого литературного пути. Гоголь осаждает мать просьбами присылать ему сведения об малорусских обычаях, преданиях, костюмах и пр. Всё это был материал для будущих рассказов из малорусского быта и преданий, которые стали началом его литературной славы. Он уже принимал некоторое участие в изданиях того времени: в начале 1830 года в «Отечественных записках» был напечатан (с правками редакции) «Вечер накануне Ивана Купала»; в то же время (1829) были начаты или написаны «Сорочинская ярмарка» и «Майская ночь». Рассказы поэтично воссоздают образ Украины. Также Украина была широко описана в произведении Гоголя «Тарас Бульба».

Чапаева, Л. Г. «Русское» и «малороссийское» в концептосфере повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба» / Л. Г. Чапаева // Научно-методический электронный журнал Концепт. – 2014. – T. 20. – С. 1266–1270.

 

Интерес к театру у Николая Васильевича Гоголя проявился еще в юности, после смерти отца, который был замечательным рассказчиком и писал пьесы для домашнего театра. Произведение Гоголя «Ревизор» было написано в 1835 году, а в 1836 впервые поставлено. Сюжет «Ревизора» Гоголю подсказал Александр Пушкин, причем в основу этой истории легли реальные события, произошедшие в Новгородской губернии. Пушкин также уговорил Гоголя не бросать пьесу, хотя он не раз подумывал это сделать.

Галкина, Т. И. Еще раз о Гоголе и Пушкине. К 180-летию выхода «Ревизора» / Т. И. Галкина // Studia Culturae. – 2016. – № 28. – С. 15–22.

 

Из-за отрицательной реакции публики на постановку «Ревизор», писатель покидает страну. В 1836 г. были совершены поездки в Швейцарию, Германию, Италию, а также краткое пребывание в Париже. Затем, с марта 1837 г., в Риме продолжалась работа над первым томом «Мертвых душ». После возвращения на родину из Рима, писатель издает первый том поэмы.

В 1845 году Гоголь, чувствуя приближение смерти, пишет духовное завещание. Позже он делает этот текст начальной главой книги «Выбранные места из переписки с друзьями».

Николай Гоголь (1809-1852): «Завещаю вообще никому не оплакивать меня» // Родина. — 2016. — № 8. — С. 66.

«Родина» публикует завещания великих людей прошлого. Тексты завещаний публикуются с сокращениями. Стиль и орфография документов сохранены.


В своем завещании за 7 лет до смерти писатель предупреждал, чтобы тело его погребли только в случае явных признаков разложения. Это стало причиной многочисленных мистических предположений, что в действительности его похоронили в состоянии летаргического сна.

Во время работы над вторым томом «Мертвых душ» у Гоголя наступил духовный кризис. В 1848 г. он совершил паломничество на Святую Землю. Однако поездка в Иерусалим не помогла исправить ситуацию.

Холондович, Е. Н. Кризисы на жизненном пути и в творчестве Н. В. Гоголя / Е. Н. Холондович // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. – 2016. – № 1. – С. 105–125.

Обсуждается проблема изменений, происходящих в сознании человека, переживающего кризис, и ведущих к изменению сценария жизни. Показано, что переживания кризисов гениальной личностью оказывает влияние на жизненный путь и творчество гения.

Он погружается в мрачные думы, перестаёт покидать дом, соблюдает строгий пост и доводит себя до физического и нервного истощения. Ночью 11 февраля 1852 года Гоголь сжег второй том «Мертвых душ».

Почему Гоголь сжег второй том «Мёртвых душ»? (отвечает Юрий Манн, доктор филологических наук, академик РАЕН, исследователь творчества Николая Гоголя, автор биографии Николая Гоголя в трех томах)

Николай Васильевич Гоголь скончался утром 21 февраля 1852 года, не дожив месяца до своего 43-летия.

Жизненный и творческий путь Гоголя до сих пор представляют собой загадку, которую разгадывает не одно поколение исследователей.

Исследования, посвященные жизни и творчеству писателя:

Инв. номер 346236 — ч (Отдел гуманитарных наук)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: Г93

Книга «Реализм Гоголя» создавалась в 1946-1949 гг. В своей научной трилогии «Пушкин и русские романтики», «Пушкин и проблемы реалистического стиля», «Реализм Гоголя» Гуковский выстроил телеологическую модель истории русской литературы. Под традиционную историко-литературную схему «классицизм — романтизм — реализм» он подвел триаду «государство — личность — народ».

Золотусский, И. П. Поэзия прозы: статьи о Гоголе / И. П. Золотусский. — М., 1987. — 238 c.

Инв. номер 1098800 — ч (Отдел гуманитарных наук)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: З-81

Автор — известный критик и исследователь Гоголя. В собранных здесь статьях он вводит читателя в художественный мир писателя. Заново прочитывая произведения Гоголя — «Ревизор», «Мертвые души», «Коляска», «Записки сумасшедшего», «Тарас Бульба», пересматривая некоторые устоявшиеся в критике взгляды, автор как бы приглашает читателя к спору.

Лотман, Ю. М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь / Ю. М. Лотман. – М., 1988. — 352 с.

Инв. номер 1132036 — ч (Отдел гуманитарных наук)

Шифр 74.268.3; Авт. знак: Л80

Замечательная книга замечательного ученого. Перед изучением книги Юрия Михайловича, конечно, желательно перечитать произведения, анализ которых дается. Если этого не сделать, все равно придется «лезть в книжку», чтобы освежить в памяти тот или иной отрывок и лучше понять, о чем говорит автор. Книга для тех, кто любит русскую литературу и хочет лучше понимать её.

Вересаев, В. В. Гоголь в жизни: систематический свод подлинных свидетельств современников / В. В. Вересаев. — М., 1990. — 640 с.

Инв. номер 1300252 — а (Отдел абонемента)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: В31

Мастерски подобранные документы составляют подробную картину жизни писателя. Собрав и систематизировав подлинные свидетельства современников о Гоголе, а также письма и записи самого писателя, Вересаев блестяще сложил их в замечательное единое произведение.

Чиж, В. Ф. Болезнь Н.В.Гоголя : записки психиатра / В. Ф. Чиж. — М., 2001. — 511 с.

Инв. номер 1261763 — а (Отдел абонемента)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: Ч-59

Видный российский психиатр Владимир Федорович Чиж известен не только как опытный клиницист и преподаватель, но и как талантливый публицист, автор психологических портретов выдающихся литераторов, политических деятелей. В первую часть книги включены работы о болезни Н. В. Гоголя и ее влиянии на творчество писателя, об отражении сложных психических переживаний И. С. Тургенева и Ф. М. Достоевского в их произведениях. Идеалом душевного здоровья В. Ф. Чиж считал А. С. Пушкина.

Манн, Ю. В. Гоголь. Труды и дни: 1809-1845 / Ю. В. Манн. – М., 2004. – 813 с.

Инв. номер 1282793 — ч (Отдел гуманитарных наук)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: М23

Автор этой книги, Юрий Манн, — крупнейший специалист по творчеству Николая Васильевича Гоголя. Чтение книги дает лучшее понимание творчества Гоголя, помогает увидеть, что каждая написанная им строчка — результат большой внутренней работы. Это чтение, которое требует труда и вдумчивости, внимательности и серьезности. Но если вы найдете время, которое сможете посвятить этой книге, то вы многое поймете о Гоголе и его творчестве, откроете для себя красоту и величие этого писателя. Вам непременно захочется перечитать его произведения.

Николай Васильевич Гоголь: энциклопедия / [Соколов П. В.]. – М., 2007. — 731 с.

Инв. номер 1308266 — б (Библиографический отдел)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: Г58

В доступной форме рассказывается не только о произведениях, персонажах, но и о родных и друзьях писателя.

Белый, А. Мастерство Гоголя: исследование / А. Белый. – М., 2011. — 412 с.

Инв. номер 1344988 — а (Отдел абонемента)

Шифр 83.3(2Рос-Рус)5; Авт. знак: Б43

Андрей Белый, русский поэт и прозаик, один из лучших представителей Серебряного века. Долгое время книга Андрея Белого «Мастерство Гоголя», изданная в 1934 году с такой же в точности обложкой, была библиографической редкостью. Издание воссоздает уникальный облик впервые опубликованной почти восемь десятков лет назад книги, над которой работал художник Лев Ричардович Мюльгаупт. Текст напечатан с сохранением авторской орфографии и пунктуации. Филологам и литературоведам книга, безусловно, покажется интересной.

 

 

Выставка подготовлена специалистом сектора периодических изданий отдела гуманитарных наук Национальной библиотеки Республики Коми Натальей Иванкиной.

«Вечно Ваш… Гоголь»

Исследования, посвященные жизни и творчеству писателя:

Мамы Цветаевой, Гоголя и Булгакова. Шесть нежных историй из московских музеев

Каждый год в последнее воскресенье ноября в России все мамы принимают поздравления с одним из самых светлых праздников — Днем матери. О матерях известных творцов и о том, как они повлияли на судьбы своих детей, — в совместном материале mos.ru и агентства «Мосгортур».

Мария Ивановна Гоголь-Яновская

До конца жизни мама Николая Гоголя оставалась очень наивной: какому-нибудь торговцу-разносчику не составляло труда продать ей множество ненужных и бесполезных безделушек, которые потом дочерям приходилось возвращать. Также, по воспоминаниям современников, Мария Ивановна была очень мнительной: ее могло вывести из душевного равновесия даже незначительное происшествие. Впечатлительность и невротичность мамы унаследовал ее первенец, Николай. Она была религиозна, много рассказывала любимому сыну о Боге — ее описания Страшного суда поражали будущего писателя до глубины души.

Из чего состоит Дом Гоголя: жизнь главного мистика русской литературы в экспонатах

Любовь Марии Ивановны к сыну не знала границ. Николая Васильевича она считала гением и приписывала ему все главные открытия эпохи, в том числе… железную дорогу и телеграф. Разубедить ее не удавалось никому.

Отношения мамы и сына раскрывает их сохранившаяся переписка. В письмах Гоголь не только справлялся о здоровье и поздравлял с праздниками, но и расспрашивал маму об украинском фольклоре и традициях, когда собирал материал для новой книги. Например, в письме от 30 апреля 1829 года он пишет: «Вы имеете тонкий, наблюдательный ум, вы много знаете обычаи и нравы малороссиян наших, и потому, я знаю, вы не откажетесь сообщать мне их в нашей переписке. Это мне очень, очень нужно. В следующем письме я ожидаю от вас описания полного наряда сельского дьячка, от верхнего платья до самых сапогов, с поименованием, как это все называлось у самых закоренелых, самых древних, самых наименее переменившихся малороссиян; равным образом названия платья, носимого нашими крестьянскими девками, до последней ленты, также нынешними замужними и мужиками».

Мария Ивановна откликнулась на просьбу сына, подробно ответив ему на каждый вопрос. Гоголь работал над рассказами несколько лет, и в 1831-м в свет вышел первый том произведения, прославившего его как писателя, — «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Подробнее об отношениях Николая Васильевича Гоголя и его матери, а также о других родственниках писателя можно узнать из экспозиции московского Дома Гоголя.

Александра Алексеевна Маяковская

Суровый на публике, в окружении родных Владимир Владимирович Маяковский преображался. Рядом со своей мамой Александрой Алексеевной громогласный поэт становился просто нежным и любящим сыном. Документальное подтверждение сыновней любви — теплые письма, которые он писал домой, будучи в отъезде. Вот так, например, однажды он поздравил маму с днем ее ангела: «Дорогая и родная мамочка! Хотя ангелов, по моим наблюдениям, и нет, но я Вас, придравшись к случаю, очень целую, пока заочно, а на днях надеюсь сделать это сам».

Именно Александра Алексеевна сшила сыну знаменитую желтую кофту, в которой Маяковский не раз выступал перед публикой. Готовясь к выступлению в Политехническом музее в 1913 году, он подбирал одежду, соответствующую непокорному духу футуризма. В одном из магазинов ему на глаза попалась желто-черная ткань — это было то, что он искал. Поэт принес отрез матери и попросил сшить из него рубашку. Броское сочетание цветов сначала смутило Александру Алексеевну, но после недолгих уговоров она все-таки согласилась. Так был создан один из узнаваемых символов русского футуризма.

Будущий поэт родился в 1893 году в Грузии и провел там почти все детство. Уехать Маяковских вынудило трагическое событие: в феврале 1906 года умер глава семьи Владимир Константинович. В Грузии у них не было родственников, а старшая дочь Людмила к тому моменту уже училась в Москве. Почти все сбережения семьи ушли на похороны отца, Александре Алексеевне пришлось распродавать мебель и личные вещи. В Москве Маяковские много раз переезжали из одной съемной квартиры в другую. Постоянное место жительства у матери и сестер Владимира Владимировича появилось лишь в 1927-м, когда Людмила Владимировна получила жилье от Трехгорной мануфактуры.

С сентября 2019 года там работает филиал Музея В.В. Маяковского. Постоянная экспозиция музея-квартиры расскажет о жизни Маяковских в Москве.

Мария Алексеевна Поленова

Мама российского живописца Василия Поленова сама была талантливой художницей. Мария Поленова полюбила живопись с ранних лет. Она росла в окружении работ лучших портретистов XIX века, которые вдохновляли ее на самостоятельное творчество. К сожалению, в те времена женщин не принимали в Императорскую академию художеств, куда стремилась попасть Мария Алексеевна, и ей пришлось обучаться на дому. Ее преподавателем стал Константин Молдавский, художник круга Карла Брюллова.

Свою любовь к живописи Мария Алексеевна передала детям. Она была их первым учителем рисования, а когда они подрастали, нанимала им лучших преподавателей. Эти усилия не прошли даром: двое из пяти ее детей стали профессиональными художниками. Помимо сына Василия, больших успехов на художественном поприще добилась ее дочь Елена — она стала известным иллюстратором и графиком.

Увидеть работы Марии Поленовой можно на выставке «Усадебный альбом. Мария Поленова. Василий Тропинин», которая открыта в Музее В.А. Тропинина и московских художников его времени до 12 января 2020 года.

Любовь Петровна Скрябина

Мама Александра Скрябина умерла, когда будущему композитору был всего лишь один год, но ее личность оказала сильное влияние на формирование будущего пианиста и композитора. Любовь к музыке он унаследовал от мамы.

Любовь Петровна была младшей из шести детей бывшего заводского художника Петра Щетинина. В раннем детстве она увлеклась музыкой, позже поступила в Санкт-Петербургскую консерваторию. В одно время с ней там учился Петр Чайковский, который отзывался о Любови Петровне как об очень одаренной пианистке, самой талантливой ученице известного музыканта Теодора Лешетицкого.

После выпуска из консерватории вместе со своей однокурсницей Анной Александровной Поляковой она отправилась на гастроли и успешно объехала несколько городов Российской империи. Слабое здоровье не позволило пианистке продолжить развивать мастерство. Свой последний концерт она дала за пять дней до рождения сына, а вскоре после родов заболела туберкулезом. Несмотря на усилия врачей, Любовь Петровна умерла в 1873 году в возрасте 23 лет. Могилу своей матери Александр Николаевич впервые посетил лишь в 1913 году, но никогда не забывал о Любови Петровне — в его кабинете на самом видном месте висел ее портрет.

Увидеть портрет матери композитора можно в постоянной экспозиции Мемориального музея А.Н. Скрябина.

Дом, в котором жил Скрябин: из чего состоит мемориальный музей композитора

Варвара Михайловна Булгакова

Мама Михаила Булгакова Варвара Михайловна овдовела в 37 лет, оставшись одна с семью детьми. Положение было тяжелым, но она сумела вырастить всех, воспитать, а главное — дать возможность учиться. В своих воспоминаниях писатель приводит слова матери: «Я хочу вам всем дать настоящее образование. Я не могу вам дать приданое или капитал. Но я могу вам дать единственный капитал, который у вас будет, — это образование».

В доме Булгаковых никто никогда не сидел без дела. Варвара Михайловна была очень активной женщиной и не любила, когда дети предавались праздности, поэтому каждый раз придумывала им все новые и новые задания. По этому поводу Михаил Афанасьевич написал шутливое стихотворение:

Утро. Мама в спальне дремлет.

Солнце красное взойдет,

Мама встанет и тотчас же

Всем работу раздает:

«Ты иди песок сыпь в ямы,

Ты ж из ям песок таскай».

Варвара Михайловна прививала детям любовь не только к труду, но и к музыке, литературе и искусству. По вечерам она любила читать им сказки, нередко собственного сочинения. Находясь под ее влиянием, Михаил Афанасьевич в семь лет написал свой первый рассказ, который назывался «Похождения Светлана».

В мае 1918 года Варвара Михайловна во второй раз вышла замуж. Новый брак матери Михаил Афанасьевич не принимал. Это событие нашло отражение в романе «Белая гвардия», в первых строках которого упоминается, что мать семейства Турбиных умерла в мае 1918 года. Несмотря на обиду, Михаил Афанасьевич продолжал любить маму, а ее смерть в 1922 году стала одним из самых тяжелых испытаний в его жизни.

Подробнее о матери писателя и их отношениях можно узнать из постоянной экспозиции Музея М.А. Булгакова.

Мария Александровна Цветаева

Родители Марины Цветаевой поженились в 1891 году. Для отца это был второй брак, в первом он остался вдовцом. Первые два года совместной жизни прошли непросто: Мария Александровна чувствовала, что Иван Владимирович еще не смирился со смертью первой жены. Все изменилось к лучшему после появления дочерей. В старшей, Марине, Мария Александровна видела продолжение своей яркой творческой натуры. Однажды она написала в своем дневнике: «Четырехлетняя моя Маруся ходит вокруг меня и все складывает слова в рифмы, — может быть, будет поэт?»

Секретер Раневской и паровозик Мура. Любимые экспонаты хранителя Дома-музея Цветаевой

Мария Александровна была главной помощницей мужа в деле всей его жизни — создании музея. Ее прекрасное владение немецким, французским и английским языками помогало в налаживании связей с иностранцами. В 1912 году многолетняя работа Ивана Владимировича Цветаева увенчалась успехом: в Москве открылся Музей изящных искусств имени императора Александра III (сейчас — Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина). К сожалению, Мария Александровна не дожила до открытия. В 1906 году она умерла после продолжительной болезни.

Смерть пришла к ней в Тарусе — любимом городе Цветаевых. Свое первое лето здесь Цветаевы провели в 1891 году. Они стали одними из первых представителей российской интеллигенции, выбравших этот небольшой город для загородного отдыха.

Об их жизни в Тарусе рассказывает выставка «Внутренняя Таруса», которая открыта в Доме-музее Марины Цветаевой до 2 февраля 2020 года.

Гоголь Николай Васильевич > Создатели спектаклей > Свердловский государственный академический театр драмы

Родился 20 марта (1 апреля) 1809 года в местечке Великие Сорочинцы Полтавской губернии в семье небогатых помещиков Василия Афанасьевича и Марии Ивановны Гоголь-Яновских. Всего в семье было 12 детей (6 из которых погибли в младенчестве или родились мертвыми), Николай Васильевич был третьим.

Учился в Полтавском уездном училище, затем брал уроки у полтавского учителя, проживая у него на квартире. В мае 1821 году поступил в Нежинскую гимназию высших наук, где проявились его интересы к литературе и живописи, а также незаурядный актерский талант. 

В декабре 1828 Николай Васильевич переехал в Санкт-Петербург, а в 1829 году появляются первые литературные работы: стихотворение «Италия» и поэма «Ганц Кюхельгартен». Отзывы были не самые лучшие, но в это время Николай Васильевич и не мечтал о том, чтобы заниматься литературой всерьез. В конце 1920 г. ему удается определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. Пребывание в канцеляриях вызвало у Гоголя глубокое разочарование в государственной службе.

В 1831-1832 гг. вышли два тома рассказов «Вечера на хуторе близ Диканьки». Они вызвали почти всеобщее восхищение. В 1835 году вышел сборник повестей «Миргород», который позиционируется как продолжение «Вечеров…». Повести в этом сборнике основаны на украинском фольклоре и имеют много общего между собой. Первая часть сборника содержала повести «Старосветские помещики» и «Тарас Бульба», а вторая — «Вий» и «Повесть о том, как поссирился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Контрастом по отношению к и провинциальному и столичному миру выступала повесть «Тарас Бульба», запечатлевшая тот момент национального прошлого, когда казаки, защищая свою суверенность, действовали цельно, сообща и притом как сила, определяющая характер общеевропейской истории.

Верх гоголевской фантастики — «петербургская повесть» «Нос» (опубликована в 1836 г.), чрезвычайно смелый гротеск, предвосхитивший некоторые тенденции искусства ХХ века. 

В январе 1836 года на вечере у Жуковского Гоголь читает комедию «Ревизор», а уже в феврале-марте занимается ее постановкой на сцене Александрийского театра. Премьера состоялась 19 апреля, а 25 мая — премьера пьесы прошла в Москве, в Малом театре.

После этого Гоголь уезжает из Петербурга в Германию, а потом в Швейцарию, где пишет, как он сам определил жанр — поэму «Мертвые души», работа над которой началась еще до «Ревизора».

В ноябре 1836 года Гоголь едет в Париж, а затем в Рим, где, в феврале 1837 года, его настягает известие о гибели Пушкина, с которым у него была крепкая дружба (именно Пушкин подсказал сюжеты «Ревизора» и «Мертвых душ»). Продолжая работать над поэмой, Гоголь определяет ее как «священное завещание» поэта.

В сентябре 1839 года Гоголь возвращается в Россию. В Москве он читает 6 глав «Мертвых душ» — вначале в доме Аксаковых, потом в Петербурге у Жуковского, у Прокоповича. Восторг был всеобщий. В мае 1842 года «Похождения Чичикова, или Мертвые души» вышли в свет. Сначала критика весьма хвалебно отзывалась о произведении, но вскоре Гоголя стали обвинять в карикатурности, фарсе и клевете на действительность.

В том же 1842 году Гоголь едет в Германию, затем в Италию. Он работает над вторым томом поэмы, а также занимается подготовкой к выходу в России собрания собственных произведений, с чем ему помогал Прокопичев. «Сочинения Николая Гоголя» в четырех томах вышли только в начале 1843 года в связи с приостановлением цензурой на месяц выпуска уже отпечатанных два тома.

В начале 1845 года у Гоголя проявляются признаки душевного кризиса, который заканчивается сжиганием второго тома «Мертвых душ».

Тем не менее Гоголь не бросает работу над вторым томом, но отвлекается на другие дела: составляет предисловие ко 2-му изданию поэмы, пишет «Развязку Ревизора». В 1847 году в Петербурге были опубликованы «Выбранные места из переписки с друзьями». Книга выполняла двоякую функцию — и объясняла, почему до сих пор не написан 2-й том, и была некоторой его компенсацией: Гоголь переходил к изложению своих главных идей — сомнение в действенной, учительской функции художественной литературы, утопическая программа выполнения своего долга всеми «сословиями» и «званиями» от крестьянина до высших чинов и царя. Выход книги вызвал бурное негодование. Гоголь очень тяжело переживает, настигшие его в дороге, отзывы: «Здоровье мое… потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книги… Дивлюсь, сам, как я еще остался жив».

Зиму 1847-1848 Гоголь проводит в Неаполе, потом едет в Иерусалим и возвращается в Россию: часть времени проводит в Москве, бывает в Петербурге и в родных местах — Малороссии.

В 1849-1850 гг. Гоголь читает отдельные главы 2-го тома «Мертвых душ» своим друзьям, которые восторженно принимают произведение, чем воодушевляют писателя на работу. Весной 1850 года он делает первую и последнюю попытку завести семью — делает предложение А. М Виельгорской, но получает отказ.

В октябре 1850 года Николай Васильевич приезжает в Одессу. Он охотно сходится с актерами одесской труппы, с местными литераторами, с Л. С.  Пушкиным. Весной он покидает город и отправляется сначала в родные места, а затем в Москву, где вновь читает «Мертвые души», присутствует на «Ревизоре» в Малом театре, читает «Ревизора» в группе актеров, в числе слушателей был и И. С. Тургенев.

1 января 1852 года Гоголь сообщает своему другу Л. И. Арнольди, что 2-й том «совершенно окончен». Но в последних числах месяца явственно обнаружились признаки нового кризиса, толчком к которому послужила смерть Е. М. Хомяковой, сестры Н. М. Языкова, человека, духовно близкого Гоголю. Его терзает предчувствствие близкой смерти, усугубляемое вновь усилившимися сомнениями в благотворности своего писательского поприща и в успехе осуществляемого труда. 7 февраля Гоголь исповедуется и причащается, а в ночь с 11 на 12 сжигает беловую рукопись 2-го тома. 21 февраля утром Николай Васильевич умер в своей квартире в Москве.

Похороны писателя состоялись при огромном стечении народа на кладбище Свято-Данилова монастыря, а в 1931 году останки Гоголя были перезахоронены на Новодевичьем кладбище. 

 

 

Николай Гоголь – биография, факты, личная жизнь, рост, причина смерти


Детство и юность писателя

Родился 20 марта (1 апреля)1809 года в селе Сорочинцы Полтавской губернии в семье помещика. Гоголь был третьим ребенком, а всего в семье было 12 детей.

Обучение в биографии Гоголя проходило в Полтавском училище. Затем в 1821 году он поступил в класс Нежинской гимназии, где изучал юстицию. В школьные годы писатель не отличался особыми способностями в учебе. Хорошо ему давались только уроки рисования и изучение русской словесности. Писать у него получалось лишь посредственные произведения.

Все о Гоголе: краткая характеристика наследия и биография писателя

Интерес к персоне Гоголя не утихал с самого начала его творческого пути и до наших дней, а роль творческой деятельности в литературе в целом и русской в частности, неоценима. В одном из писем своему близкому другу Александру Толстому он писал, что стоит быть благодарным судьбе и Богу, что им суждено было родиться русскими. Это показывает, насколько патриотичным он был, как любил свою Родину. Ввиду этого он пытался и разоблачить самые темные стороны ее жизни, стараясь преподнести их в шуточно-саркастичном свете, что ему очень неплохо удавалось. Все жизненные вопросы и проблемы имели для него религиозно-моральный или, если хотите, нравственный смысл.

Важно

В конце своей недолгой жизни, а прожить ему удалось всего сорок три года, Гоголь вдруг проникся православием и значением духовности. Потому и писать стал об ответственном и сознательном отношении к жизни. В 1850 году, незадолго до смерти, он писал свою другу протоиерею Матфею Константиновскому, что современный человек потерял смысл, утратил понимание предназначения и высшей цели. Он желал показать своей «темной братии, живущей в мире», что нельзя играть судьбой, ведь это вовсе не игрушка.

Жизнь и творчество Гоголя всегда было наполнено не только глубокими мыслями о смысле жизни, не чужд он оказался и гениальным лириком, с тонкой душой поэта. Его фольклорные сюжеты и образы зачастую были почерпнуты из народных легенд и сказаний. Они вполне сочетаются с жизненным реализмом его произведений, создавая непревзойденный симбиоз, казалось бы, двух совершенных противоположностей. В конце жизни Николай Васильевич решил, что высшее предназначение любого творчества – привести человека к христианству и понимаю Бога.

Однако при жизни Гоголя в большинстве случаев воспринимали, как умелого юмориста и сатирика, а многое из его творческого наследия было переосмыслено уже после его кончины. Любое литературное течение, возникшее позже, могло по праву приписать его, как собственного предтечу. Потому значение его творений, как вклад в русскую и мировую литературу, просто колоссально. В историю этот человек вошел, как сознательно ответственный за то дело, которое делал.

Детство и юность малороссийского писателя

Все, кто хоть однажды углублялся в биографии известных писателей, точно знают, что настоящая фамилия Гоголя – Яновский. Двадцатого марта 1809 года в церковно-приходской книге деревни Сорочинцы (ныне Великие Сорочинцы), что возле речки со странным названием Псел, на самой границе Миргородского и Полтавского уездов, была сделана запись, что в семействе помещика Василия Афанасьевича Яновского родился мальчик, которого назвали Николаем, в честь знаменитого святого. Происходил его отец из древнего дворянского польского рода, что и было признано по его же прошению в 1820 году.

С матерью Николая Васильевича, Марией Ивановной, в девичестве Косяровской, связана интересная легенда. Как рассказывал его отец, он увидел свою будущую супругу во сне, а потом нашел ее, в возрасте одного года. Тринадцать лет после этого он ждал, пока невеста подрастет и в четырнадцать будет отдан ему в жены. В семействе родилось одиннадцать детей, но многие из них умерли во младенчестве. Многие считают, что детство писателя прошло в традиционном малороссийском быте, но это не совсем соответствует действительности.

Отец Никоши Василий Афанасьевич был человеком особой культурности. Он просто обожал творчество и искусство, сам писал пьесы, рассказы, поэмы и стихи, а потом с удовольствием читал их в собственном импровизированном театре со сцены. Возможно именно сценические потуги отца и сделали из Гоголя именно того человека, коим он и являлся. Он умер в 1825 году, когда мальчику едва исполнилось шестнадцать лет. На то время у него оставалось только три сестрицы Елизавета, Анна и Мария.

Образование и работа: жизнь Гоголя вне родных стен

Когда мальчику Никоше исполнилось десять, родителям пришлось задуматься об образовании. Потому он был доставлен в Полтаву и отдан в руки Гавриила Сорочинского, чтобы тот подготовил его к гимназии. В шестнадцать лет, темным майским деньком 21 числа 1821 года, Николай Васильевич поступил в Гимназию высших наук в Нежине, о чем неоднократно жалел впоследствии, так как подобная наука ему впрок не пошла. Он никогда не был хорошим “студиозом”, потому зачастую был бит розгами, зато природные способности позволяли ему за ночь подготовиться к тестированию и переходить из одного класса в последующий.

Однако с сокурсниками Гоголю точно повезло, ему удалось сойтись с мальчишками, которые станут его друзьями на всю жизнь. Среди них был Нестор Кукольник, Александр Данилевский, Николай Прокопович и другие. Они совместно выписывали журналы и литературные вестники в складчину, вместе устраивали представления, для которых зачастую стихи и пьесы писал сам Николай. Уже на то время он стал задумываться о собственном предназначении и даже в письмах горячо-любимой матери он пишет, что интересы его простираются далеко за пониманием обычных обывателей и даже его приятелей-гимназистов.

Начало литературного пути

В 1828 году в жизни Гоголя случился переезд в Петербург. Там он служил чиновником, пробовал устроиться в театр актером и занимался литературой. Актерская карьера не ладилась, а служба не приносила Гоголю удовольствия, а порою даже тяготила. И писатель решил проявить себя на литературном поприще.

Произведение Гоголя «Басаврюк» было опубликовано первым. Позднее повесть переработана в «Вечер накануне Ивана Купала». Именно она подарила писателю известность. Ведь до этого творчество не приносило Гоголю успеха.

Гоголь Николай Васильевич

Николай Васильевич Гоголь родился в местечке Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии (ныне на Украине) в семье помещика Василия Афанасьевича Гоголь-Яновского (1777-1825), коллежского асессора в отставке. Детские годы Н. В. Гоголь провел в имении родителей Васильевке (другое название — Яновщина). В 1818-1819 годах будущий писатель обучался в Полтавском уездном училище, в 1821-1828 годах — в Нежинской гимназии высших наук.

После окончания гимназии в декабре 1828 года Н. В. Гоголь отправился в Санкт-Петербург, рассчитывая посвятить себя юриспруденции. В начале 1829 года, безуспешно хлопоча о месте, Н. В. Гоголь попробовал свои силы в литературе. Опубликованная им под псевдонимом В. Алов идиллия «Ганц Кюхельгартен» вызвала насмешливые отзывы критики и успеха не имела.

В конце 1829 года Н. В. Гоголю удалось определиться на службу в департамент государственного хозяйства и публичных зданий Министерства внутренних дел. С апреля 1830 до марта 1831 годов он служил в департаменте уделов (вначале писцом, потом помощником столоначальника). Пребывание в канцеляриях вызвало у него глубокое разочарование в государственной службе, но зато снабдило богатым материалом для будущих произведений, запечатлевших чиновничий быт и функционирование государственной машины.

К этому времени Н. В. Гоголь все больше времени уделяет литературной работе, которая вытесняет все другие его занятия. Вслед за первой повестью «Бисаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала» (1830) он опубликовал ряд художественных произведений и статей. В 1831 году состоялось знакомство Н. В. Гоголя с В. А. Жуковским, П. А. Плетневым, А. С. Пушкиным. К лету 1831 года его отношения с пушкинским кругом стали довольно близкими. Живя в Павловске, Н. В. Гоголь часто бывал в Царском Селе у А. С. Пушкина и В. А. Жуковского, выполнял поручения по изданию «Повестей Белкина». Материальное положение писателя упрочилось благодаря педагогической работе: он давал частные уроки, в 1831-1835 годах преподавал историю в Патриотическом институте, в 1834-1835 годах был адъюнкт-профессором по кафедре всеобщей истории при Санкт-Петербургском университете.

Литературную известность Н. В. Гоголю принесли «Вечера на хуторе близ Диканьки» (1831-1832), вызвавшие всеобщее восхищение читающей публики. Выход в свет двух следующих сборников повестей – «Миргорода» и «Арабесок» (1835) — сделал его знаменитым писателем.

Осенью 1835 года Н. В. Гоголь принялся за написание комедии «Ревизор», ставшей вершиной его драматургии. Работа над сюжетом, подсказанным А. С. Пушкиным, продвигалась столь успешно, что 18 (30) января 1836 он читал комедию на вечере у В. А. Жуковского (в присутствии А. С. Пушкина, П. А. Вяземского и других), а в феврале-марте уже занимался ее постановкой на сцене Александрийского театра. В апреле 1836 года состоялась премьера пьесы в Санкт-Петербурге, в мае – в Малом театре в Москве.

В июне 1836 года Н. В. Гоголь уехал за границу и пробыл там до 1848 года (дважды приезжал в Россию). Он жил главным образом в Риме, где завязалась его дружба с художником А. А. Ивановым. В Италии Н. В. Гоголь работал над главным своим произведением — романом-поэмой «Мертвые души». Согласно окончательному замыслу, она должна была состоять из трех томов. Н. В. Гоголь издал только 1-й том (1842), который вызвал еще более сильный общественный резонанс, чем «Ревизор».

Последующее творчество Н. В. Гоголя протекало все более тяжело и неровно. Чувствуя себя не в силах дать дальнейшему замыслу «Мертвых душ» реалистичное воплощение, Н. В. Гоголь выпустил книгу «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847), где в форме наставлений стремился указать русскому обществу путь к моральному обновлению. В 1848 году, вернувшись на родину, пытался продолжать работу над «Мертвыми душами». Однако чувство творческой неудовлетворенности не покидало писателя. В ночь на 12 (24) февраля 1852 года, находясь в болезненном состоянии, он сжег рукопись 2-го тома романа.

21 февраля (4 марта) 1852 года Н. В. Гоголь умер в своей последней квартире в доме Талызина в Москве. Он был погребен на кладбище Свято-Данилова монастыря в Москве, в 1931 году прах писателя был перенесен на Новодевичье кладбище.

Последние годы жизни

В 1836 году в биографии Николая Гоголя были совершены поездки в Швейцарию, Германию, Италию, а также краткое пребывание в Париже. Затем, с марта 1837, в Риме продолжалась работа над первым томом величайшего произведения Гоголя «Мертвые души», который был задуман автором еще в Петербурге. После возвращения на родину из Рима, писатель издает первый том поэмы. Во время работы над вторым томом у Гоголя наступил духовный кризис. Даже поездка в Иерусалим не помогла исправить ситуацию.

В начале 1843 года была впервые напечатана известная повесть Гоголя «Шинель».

Ночью 11 февраля 1852 года Гоголь сжег второй том “Мертвых душ”, а 21 февраля скончался.

Гоголь-моголь

Николай Гоголь безумно любил козье молоко в сочетании с ромом. Свой удивительный напиток писатель в шутку называл «гоголем-моголем». На самом деле десерт «гоголь-моголь» появился еще в давние времена в Европе, впервые был изготовлен немецким кондитером Кёкенбауэру. Так что известный взбитый яичный желток с сахаром не имеет отношения к знаменитому писателю!

Интересные факты

  • Писатель увлекался мистикой и религией. Самым загадочным произведением Гоголя считается повесть «Вий», созданная, по словам самого автора, на основе народного украинского придания. Однако литературоведы и историки до сих пор не могут найти доказательств этому, что указывает на эксклюзивное авторство писателя-мистификатора.
  • Принято также считать, что за несколько дней до своей смерти великий писатель сжег второй том «Мертвых душ». Некоторые ученые считают это недостоверным фактом, но правду уже никто никогда не узнает.
  • До сих пор доподлинно неизвестно как именно умер писатель. Одна из основных версий гласит, что Гоголь был похоронен заживо. Доказательством тому было изменение положения его тела при перезахоронении.
  • посмотреть все интересные факты из жизни Гоголя

Гоголь. Биография 3

Николай Васильевич Гоголь родился в 1809 году, а умер в 1852 году.

Во времена своей жизни из под пера Гоголя вышло множество произведений, которые изучаются школьниками до сих пор. Мораль, которую заложил гоголь в строки своих творений в четырнадцатом веке , актуальна и по сей день.

Гоголь в юности получил достойное образование. И по окончанию школы переехал из своего села в Петербург . Там он не покладая рук писал , пытаясь пробиться из неизвестных авторов в более узнаваемые.

Интересный факт: известно, что второй том был написан Гоголем, но в 1852 он придал рукопись сожжению.

Так же Николай Васильевич очень любил путешествовать по заграничным городам. Это давало ему глоток свежего воздуха и вдохновения для написания многих своих пьес.

Драматургия Гоголя свилась новым словом в истории отечественного театра. Начало творческой деятельности на этом поприще принято датировать 1832 годом, именно в это время сформировались первые замыслы писателя.

Николай Васильевич очень ярко выражал своё сочувствие к «маленькому человеку», это отражается во многих его повестях.

Гоголь очень любил украинский народ – он являлся для писателя олицетворением всего светлого и прекрасного и изображается народ , в основном, в своём романтическом идеальном облике.

5 класс, 7 класс. Творчество для детей

Биография по датам и интересные факты. Самое главное.

Работа над вторым томом

Перед отъездом автор «Мертвых душ» задумал издать первое собрание собственных сочинений. Ему, как всегда, были необходимы деньги. Однако сам этим хлопотным делом он заниматься не захотел и перепоручил это дело своему другу — Прокоповичу. Летом 1842 года писатель находился в Германии, а осенью перебрался в Рим. Здесь он работал над вторым томом «Мертвых душ». Написанию этого романа посвящена почти вся творческая биография Гоголя. Самое главное, что он хотел сделать в тот момент, — показать образ идеального гражданина России: умного, сильного и принципиального. Однако работа продвигается с большим трудом и в начале 1845 года у писателя появились первые признаки масштабного душевного кризиса.

«Ревизор»

Сколько неприятностей доставила автору эта пьеса! Будучи гениальным писателем и драматургом, намного предвосхитившим свое время, Николай Васильевич так и не смог донести до современников смысл своего бессмертного произведения. Сюжет «Ревизора» подарил Гоголю Пушкин. Вдохновленный великим поэтом, автор написал ее буквально на несколько месяцев. Осенью 1835 года появились первые наброски, а в 1836 году, 18 января осуществилось первое слушанье пьесы на вечере у Жуковского. 19 апреля состоялась премьера «Ревизора» на сцене Александрийского театра. На нее пришел сам Николай Первый вместе наследником. Говорят, что после просмотра император изрек: «Ну, пьеска! Всем досталось, а мне – более всех!» Однако Николаю Васильевичу было не до смеха. Его, убежденного монархиста, обвиняли в революционных настроениях, подрыве устоев общества и еще Бог знает в чем. А ведь он просто пытался высмеять злоупотребление чиновников на местах, его целью была мораль, а вовсе не политика. Огорченный писатель покинул страну и отправился в долгое заграничное путешествие.

Начало творческого взлета

Благодаря успеху предыдущего своего творения, Гоголь быстро взялся за новое, и к концу года выпустил первую часть «Вечера на хуторе близ Диканьки», о которой в очень положительной форме отозвался Пушкин. Не менее успешной оказалась и вторая часть сборника, увидевшая мир в следующем году.
В 1832-м году Николай Васильевич пребывает в Москву, где также заводит знакомства с известными писателями. До этого он с 1831-го года работал учителем в Патриотическом институте, куда его пристроил находившийся там на должности инспектора Петр Плетнев. А вот в 1834-м году Гоголь стал адъюнктом на кафедре истории Петербуржского университета. Не менее знаменательные события произошли в 1835-м году, когда Гоголь решил отказаться от преподавательской деятельности в университете Санкт-Петербурга, и полностью сосредоточиться на литературной деятельности. Этот год стал очень плодотворным для писателя.

Он завершил работу над сборниками «Миргород» и «Арабески», закончил первую редакцию «Женитьбы», и почти завершил работу над «Ревизором». Также началась работа над «Мертвыми душами». На основании всех этих произведений писателя можно говорить о том, что его творчество ознаменовалось новым художественным направлением. Сильные и яркие характеры стали заменяться пошлыми обывателями и тревожным миром больших городов.

Детские годы

Биография Гоголя, краткое содержание которой будет полезно узнать каждому, начиналась в поистине тепличных условиях. Папа и мама обожали малыша и ни в чем ему не отказывали. Кроме него, в семье было еще одиннадцать детей, но большинство из них скончались в среднем возрасте. Однако самой большой любовью, безусловно, пользовался Николай.

Детские годы писатель провел в Васильевке, родительском имении. Культурным центром этого края считалось местечко Кибинцы. Это была вотчина Д.Т. Трощинского, бывшего министра и далекого родственника Яновских-Гоголей. Он занимал пост поветового маршала (то есть был уездным предводителем дворянства), а Василий Афанасьевич числился при нем секретарем. В Кибицах часто проводились театральные представления, в которых принимал деятельное участие отец будущего писателя. Николай часто присутствовал на репетициях, очень этим гордился, а дома, вдохновленный творчеством папы, писал неплохие стихи. Однако первые литературные опыты Гоголя не сохранились. А еще в детстве он хорошо рисовал и даже организовал выставку своих картин в родительском имении.

Николай Гоголь

Отрывок из книги «Смерть замечательных людей»

В истории найдется немного персон, о смерти которых ходило бы больше мифов, чем о смерти знаменитого писателя, подарившего миру «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Мертвые души», «Ревизора», «Ночь перед Рождеством», «Тараса Бульбу» и ряд других произведений. Что с ним только не «делали» сплетни: и заживо хоронили, и без головы оставляли, и травили руками врачевателей. Но на то они и сплетни, чтобы быть яркими, красочными, но… неправдоподобными. А в том, как все было на самом деле, мы сейчас с вами и попробуем разобраться. И вы, наши дорогие читатели, наверняка уже поняли, что речь идет о Николае Васильевиче Гоголе-Яновском.

«Яновский?!» — удивленно спросите вы. И будете правы, потому что о второй части фамилии писателя, которая далась ему при крещении и до 12 лет была его единственной, редко где упоминается. Впоследствии он сам ее отбросил для краткости и удобства, с пренебрежением замечая, что ее выдумали поляки. Однако на самом деле все было совсем наоборот. Его дед, Афанасий Демьянович Яновский, страстно желал получить дворянский титул, что в те времена было невозможно сделать при наличии священнослужительских корней (его отец — священник, и сам он обучался в Киевской духовной академии). Поэтому предполагается, что он фальсифицировал документы (хотя сам это отрицал) и прибавил к фамилии вторую — Гоголь, которая подчеркивала происхождение рода от казацкого полковника Остапа Гоголя (гетмана Правобережного Войска Запорожского Речи Посполитой). Столь желаемой дворянской грамоты он в итоге добился, а об остальном история умалчивает.

Anamnesis vitae

Помимо Николы, ставшего 20 марта 1809 года третьим ребенком, в семье Гоголь-Яновских было 11 детей. Однако мальчики по каким-то причинам умирали либо сразу после рождения, либо в детском возрасте. Будущему литературному гению повезло немного больше, однако он родился настолько слабым, что непосредственно домой, в Яновщину, из Великих Сорочинец его привезли только через 6 недель.

Прежде чем мы начнем говорить о жизни не столько писателя, сколько глубоко несчастного человека, необходимо упомянуть о его родителях, потому что в нашем случае это имеет большое значение.

Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский

Современники описывают Василия Афанасьевича, главу семейства, как человека общительного и веселого, искрометно шутящего и вообще достаточно оптимистичного. Но это только одна сторона медали. Другая заключалась в том, что сам он, согласно своим словам, был вынужден скрывать за этой наигранной веселостью непонятную грусть, «происходящую от каких-то страшных воображений». Те же современники отмечают, что порой у него случались припадки, во время которых вдруг он впадал в апатию, жестокую тоску и мог бросить все свои дела.

Мать Гоголя, Мария Ивановна (Косяровская при рождении), явно имела отклонения в психической сфере, да такие, что даже школьные товарищи Николы называли ее «ненормальной». Безудержное веселье и грусть также случались с ней припадками, во время которых она то приходила в двигательное возбуждение и могла совершать ненужные покупки, оставляя семью почти без средств, то долгими часами сидела в безжизненной позе с отрешенным выражением лица. Интересно, что писателя она родила в 18 лет, да и вообще была на 14 лет моложе своего супруга, который, когда ей исполнилось 7 месяцев, якобы во сне увидел ее своей женой, а потом дожидался, пока она повзрослеет, чтобы жениться.

Мария Ивановна Гоголь-Яновская

Сразу скажем о том, что и мать, и отец имели признаки маниакально-депрессивного психоза — психического заболевания, которое передается по наследству детям в 67 процентах случаев, если страдают сразу оба родителя. Сейчас это заболевание принято чаще называть биполярным аффективным расстройством.

Итак, Николай. Небольшого роста, узкогрудый, тщедушный, с вытянутым лицом и длинным носом, Гоголь являл собой классический пример астенического телосложения (когда длина преобладает над шириной) и пышущим, устойчивым здоровьем не отличался никогда. Он много болел, до 10 лет страдал длительной так называемой золотухой — проявлением детского экссудативного диатеза. Это заболевание, которое вызывается палочками, по строению напоминающими палочки Коха (возбудители туберкулеза), характеризуется кожными высыпаниями, покрытыми золотистыми корочками (отсюда и название), и обычно либо передается внутриутробно, либо возникает у лиц с определенными особенностями конституции, слабой иммунной системой, неправильным прикормом и плохими условиями жизни. Дети с такой патологией часто сильно подвержены разным другим инфекционным болезням.

По воспоминаниям соучеников Нежинской гимназии высших наук, куда он поступил в возрасте 12 лет, Никола был упрямым, малообщительным, часто угрюмым и очень скрытным человеком. Тем не менее это не мешало ему вместе с приятелями вступать в неожиданные и подчас опасные авантюры, выписывать вскладчину неодобряемые учителями школы современные журналы с поэзией Пушкина и Жуковского, писать стихи в собственный рукописный журнал. Учился он плохо, неприлежно, но из-за прекрасной памяти успевал зазубрить предметы за несколько дней и без особых усилий сдавал все полагающиеся экзамены. Больше всего он любил русскую словесность и рисование.

Гоголь часто говорил о «страшной смеси противоречий, упрямства, дерзкой самонадеянности и самого униженного смирения», которые умудрялись в нем сочетаться. Именно поэтому он, переехав в Петербург, мечтал об искрометном будущем на поприще широкой общественной деятельности. Чему, однако, не суждено было состояться.

Николай Васильевич Гоголь

Поначалу денег едва хватало на выживание, так как отец умер, когда молодому человеку было 15, мать не отличалась богатством, а помимо него в семье оставались младшие сестры. К его досаде, блестящие надежды не воплощались так скоро, как он хотел, со службой не клеилось, а романтическая идиллия «Ганц Кюхельгартен», написанная им еще в гимназии и изданная под псевдонимом В. Алова, терпит крах и подвергается беспощадной критике. Что мы видим: молодой возраст (21—22 года), тяжелые условия жизни, колоссальное эмоциональное напряжение плюс наследственность…

Но Гоголь не унывает, наоборот: его одолевает необычайный прилив жизненных сил. Ему в голову приходит мысль о том, что общественность Петербурга яро интересуется жизненным укладом Малороссии, а он, рожденный и выросший там, обладает всеми необходимыми знаниями и умениями, чтобы о ней рассказать. Писатель публикуется в уважаемых «Отечественных записках», «Литературной газете», «Северных цветах», сочиняет «Вечер накануне Ивана Купалы», «Сорочинскую ярмарку», сближается с Жуковским, который передает его «в заботливые руки» видного деятеля литературы Петра Александровича Плетнева, занимавшего в ту пору кафедру русской словесности в Санкт-Петербургском университете и чуть позже ставшего его ректором.

Плетнев пристраивает подающего большие надежды молодого человека на должность учителя в Патриотическом институте и знакомит его с Пушкиным, после чего он вступает в высший «элитный» писательский круг. И тут-то, наконец, открылась она, перспектива широкой деятельности, только уже не общественной, а литературной! Это были его лучшие годы, когда он написал наиболее яркие произведения, получившие мировую известность. Те годы, о которых он потом будет вспоминать с грустью и говорить, что никогда у него боле не получалось писать настолько хорошо, как в начале 1830-х.

Anamnesis morbi

Именно в 1830—1831 годах проявилось его психическое заболевание, в наличии которого по всем историческим сведениям сомневаться не приходится: биполярное аффективное расстройство (его впервые опишут четверть века спустя под названием «циркулярный психоз»). Оно возникло не случайно, и вся причина, с большой долей вероятности, содержалась в генах (попал в те самые 67 процентов).

Это психическое заболевание, которое больше всего проявляется нарушением эмоциональной сферы и протекает в виде постоянных смен двух взаимоисключающих «настроений» или фаз — маниакальной и депрессивной. Эти фазы могут протекать достаточно долго (в течение нескольких месяцев), повторяются в течение всей жизни, каждый раз усугубляясь, и чередуются с так называемыми светлыми промежутками, когда человек выглядит совершенно здоровым.

Николай Васильевич Гоголь

Каждая из фаз имеет свою собственную «триаду» симптомов: маниакальную сопровождают ускорение мыслительного процесса, повышенное настроение (мания) и двигательное возбуждение. Депрессивная выглядит с точностью до наоборот: угнетенное настроение (депрессия), а также заторможенность в двигательной и интеллектуальной сферах. В самом начале заболевания эти фазы имеют наиболее слабую выраженность, плохо отличающуюся от крайних границ нормы, и называются гипоманией и субдепрессией.

Собственно, с гипомании у Гоголя все и началось. Именно с ней связан тот самый прилив сил и энергии, о чем, конечно, сам Николай Васильевич даже и не подозревал. Как человеку сугубо верующему, ему казалось, что Господь наградил его за те тяготы, которые ему пришлось перенести до этого. Сочинение за сочинением «со свистом» вылетало из-под его пера, а легким и непринужденным слогом с отменным юмором восхищался даже сам Пушкин. Состояние гипомании для литератора — настоящий дар, ибо ассоциации возникают очень быстро, а воображение легко рисует в голове диалоги, сюжеты и описания. Человек может сидеть за работой днями и ночами, он не чувствует усталости и недосыпа, может много и обильно есть и не поправляться, с чем связано ускорение катаболических процессов (расщепления).

Но за белой полосой неотвратимо следует черная.

Читайте главу полностью в книге «Смерть замечательных людей»

Николай Гоголь — биография, фото, личная жизнь, литература, причина смерти Biography Life



Полное имя: Николай Васильевич Гоголь
Дата рождения: 1 апреля 1809 г.
Знак зодиака: Овен
Возраст: 42 года
Место рождения: с. Большие Сорочинцы, Полтавская губерния
Дата смерти: 4 марта 1852 г.
Место смерти: Москва
Деятельность: Писатель, поэт, драматург, публицист, прозаик, критик
Рост: 160 см
Семейное положение: Не был женат
Дети: Детей не имел
Родители: Мария Ивановна Гоголь, Василий Афанасьевич Гоголь




Николай Гоголь — биография


Николай Гоголь — известный русский писатель, прозаик, драматург, поэт, критик, публицист, признанный одним из классиков русской литературы. Белинский и Чернышевский отмечали, что писатель оказал огромное влияние на русскую и мировую литературу. Влияние Николая Васильевича на своё творчество подтверждали Михаил Булгаков, Фёдор Достоевский, Франц Кафка и многие другие.

Когда для перезахоронения открыли гроб Николая Гоголя, на внутренней стороне крышки обнаружили царапины — будто следы ногтей. Говорят, писатель всю жизнь боялся быть погребенным заживо. Неужели его страх стал реальностью?


Родился Гоголь 1 апреля 1809 года в многодетной семье старинного казацкого рода в Сорочинцах близ Полтавы. Николаем его назвали в честь Святителя Николая. В семье было 12 детей: 6 девочек и 6 мальчиков, включая Колю.

В гимназии его называли не иначе как «таинственный Карло». Гоголь был скрытным, загадочным, непонятным для окружающих. Казалось, он боится всего: грозы, незнакомцев, темноты. И вместо того чтобы бороться со страхами, их культивировал. Доводил себя до отчаяния в собственных фобиях!

В биографии Николая Гоголя по сей день немало загадок и тайн. Мистические события начались еще до рождения писателя и сопровождали его на протяжении всей жизни.

В юности Николай Гоголь услышал от отца преудивительную историю. Оказывается, свою будущую жену — мать мальчика — он увидел в детстве во сне. Юноша впервые осознал: мистическое всегда где-то рядом…

Однажды отец писателя, слабый и болезненный подросток, отправившись на богомолье, увидел во сне Царицу Небесную. Она предрекла Гоголю старшему выздоровление и… показала будущую жену. Видение было мимолетным, при этом супруга явилась ему в образе грудного ребенка. Позднее Василий разглядел этого младенца в дочери друга и, когда девушке исполнилось 14 лет, женился на ней.

Брак был счастливым, пока Марии не пришел срок рожать. Первенец родился здоровым на вид, но, сколько повитуха ни шлепала его, так и не закричал. Спустя год такая же горькая участь постигла и другого новорожденного. Богобоязненная Мария начала вымаливать материнское счастье у иконы святого Николая Диканьского. Когда 1 апреля 1809 года на свет появился третий сын и выжил, родители назвали его в честь святого — Николаем.

Мария родила еще 9 детей, однако четверо из них умерли в младенчестве. Женщина была уверена: это произошло потому, что на их доме лежит проклятие. Позднее племянник Гоголя, Василий Головня, и вовсе отказался в нем жить, усадьба стала ветшать. На все предложения восстановить родовое гнездо классика Василий отвечал отказом.

В конце концов он просто снес проклятое строение. Лишь спустя десятилетия, в 1984 году усадьба была восстановлена, в ней открыли музей. Но и по сей день его сотрудники жалуются, что кошки, которые нужны для ловли мышей, там не приживаются а по ночам в доме скрипят двери, видны тени и силуэты.

Воспитание богобоязненной и в то же время суеверной матерью стало для чувствительного Николая Гоголя фундаментом, на котором вскоре обосновались Черт, Ведьма, Вий и другие мистические персонажи. Любые события в биографии писателя часто трактовались им с позиции борьбы Света и Тьмы. Однажды в 5-летнем возрасте он заметил крадущуюся к нему кошку. Изловчился, схватил животное и с размаха бросил в пруд. «Мне казалось, что я утопил человека», — напишет он годы спустя. А в своей повести «Майская ночь, или Утопленница» мастерски обыграет эту историю: мачеха, обратившись в черную кошку, хочет удушить падчерицу, но в итоге остается без лапы с железными когтями…

В своей жизни Николай Гоголь удивлял окружающих не только редким литературным даром, но и странностями в поведении. Они не раз поражались, с какой ловкостью писатель вяжет спицами или кроит ткань. Другой знакомый писателя вспоминал, что пока Гоголь выяснял, какой цвет фраков нынче в моде, то обносился так, что «нижнего белья у него не было ни одной штуки». Сама манера работы писателя вызывала смесь удивления и улыбки.

Творить он мог лишь стоя, свободной рукой скатывая хлебные шарики. Если же Гоголь сидел за обеденным столом, шарики могли оказаться в тарелке у соседа. Другой страстью Николая было сладкое, его он мог есть много и подолгу. Угощаясь чаем в трактире, никогда не оставлял кусочек сахара, а клал в карман, чтобы погрызть в минуту творческих мук.

Некоторые исследователи объясняли такое поведение Гоголя не только детскими комплексами, но и последствиями болотной лихорадки (малярии), которую Николай Васильевич перенес в Риме в возрасте 30 лет. Провожая его туда, друзья заметили дурной знак: едва экипаж скрылся из виду, как черные тучи закрыли небо и майский день сменился сумерками. И хотя писатель выжил, последствия болезни — припадки, обмороки, судороги — мучили его до конца дней.

О своем состоянии Гоголь писал близким: «Тело мое дошло до страшных охлаждеваний: ни днем, ни ночью я ничем не мог согреться. Лицо мое все пожелтело, а руки распухли, почернели и были как лед, это пугало меня самого. Я боюсь, что в один момент я остыну полностью и меня похоронят заживо, не заметив, что сердце мое еще бьется».

Возможно, эта же болезнь, поразив мозг, стала причиной и его возросшей религиозности. Впрочем, некоторые поклонники Николая Гоголя настаивают на том, что в зрелые годы он осознал, какую услугу сослужил сатане, виртуозно описав его подручных, и ударился в религию. В пользу этой версии говорит один факт. Пытаясь обрести себя в вере Христовой, писатель вступил в секту религиозных фанатиков «Мученики ада». Ее адепты с помощью голода, медитации и снадобий вызывали у себя галлюцинации, полагая, что тем самым устанавливают контакт с ангелами.

Можно было бы поиронизировать по поводу наивности русского классика, искавшего Бога в среде сектантов, если бы не одно «но». Убежденный в скором конце света Гоголь принял участие в дорогостоящей поездке в Иерусалим к Гробу Господню. Николай не стал тревожить своим знанием родных: сообщил лишь, что уезжает на воды поправить здоровье. Правда, прощался писатель долго и трогательно, будто в последний раз. И это, действительно, могло оказаться так.

Организатор поездки -шарлатан, обобравший доверчивых адептов, в Иерусалиме решил отравить паломников. Он преподнес им «священный» напиток -смесь спирта, трав и яда. К счастью, спирт нейтрализовал отраву, и, кроме алкогольного опьянения, люди ничего не почувствовали. Словно само провидение уберегло писателя. Но и без того Николай Гоголь переживал душевную драму: от поездки он ожидал большего и был крайне разочарован.


Когда скоропостижно скончался брат Николая Гоголя — Иван, он принял это настолько близко к сердцу, что с того момента стал бояться смерти. Вдруг оказалось -она так близко! Тогда-то и родился в голове будущего литератора сюжет мистической повести «Вий».

Ну а пока Николай Гоголь был далек от писательства. Пробовал поступить в театр — ему отказали: мол, его фигура совершенно неприлична для сцены. Мечтал стать министром юстиции, но все это осталось лишь в планах. Подумывал даже о том, чтобы шить костюмы на заказ: талант портного присутствовал в нем с детства. Но все было не то…

Увы, первые пробы пера оказались для молодого человека более чем неудачными. В 20 лет Гоголь приехал в столицу и вложил все деньги, одолженные ему матерью, в издательство собственной поэмы. Хорошо, догадался подписать ее псевдонимом — В. Алов.

Это был полный провал! Гоголю было настолько стыдно, что он скупил все экземпляры издания и сжег в печи.

Литература для Николая Гоголя поначалу была способом самовыражения. В Петербурге он работал простым коллежским регистратором, но это днем. А вечером превращался в гениального (по крайней мере, так считала его матушка) писателя.

В 1831 году Николай сблизился с выдающимися поэтами своего времени, в числе которых были Пушкин и Жуковский. Это повлияло на его судьбу: он стал печататься. Писал Гоголь в основном за границей — жил то в Швейцарии, то в Германии, то в Италии. Оттуда и стали приходить его друзьям странные послания. В своих письмах он пророчествовал: кому предсказывал скорое признание, а кому указывал, в каком направлении двигаться. И если поначалу его воспринимали как чудака, то впоследствии многих подобные указки стали откровенно раздражать.

Сам же творец, напротив, считал это своей миссией. Николаю Васильевичу казалось: вот то, что, помимо писательства, ему предначертано делать, — вершить человеческие судьбы. Ничего удивительно: с детских лет Гоголь слышал голоса, видел вещие сны, общался с потусторонним миром. Об этом он рассказывал матери, а та ему верила.

С юношеских лет Николай Васильевич был болезненным, и в те моменты, когда его организм давал сбой, разум еще больше затуманивался. Ему казалось, его одолевает неведомая болезнь. В одном из писем Гоголь пожаловался другу: «В брюхе, кажется, сидит какой-то дьявол, который решительно мешает всему!» Можно было подумать, что это слова больного старика, но писателю на тот момент было всего 29 лет…

Состояние Николая Васильевича с каждым годом все больше беспокоило его друзей. Сам Гоголь жаловался, что из-за непростой жизни за границей пожелтел, похудел, его мучают озноб и головные боли. Но когда один из приятелей встретил его в Европе, то был удивлен: пред ним предстал совершенно здоровый физически человек. Но взгляд… Это был взгляд безумца.

В 1847 году Гоголь решил опубликовать книгу с собранными в ней отдельными письмами к товарищам. Проповеди, предсказания, пророчества — все было в ней. Книга получила название «Выбранные места из переписки с друзьями». Автор ожидал ошеломительного успеха, но получил лишь осуждение. После публикации многие отвернулись от него, некоторые стали насмешливо называть «проповедником».

Пытаясь сбежать от непонимания окружающих, Николай Васильевич вновь устремился в Европу. Ему вдруг показалось, что он должен прикоснуться ко Гробу Господню. Однако, прибыв в Иерусалим, единственное, что испытал писатель, — разочарование. «У Гроба Господня я был как будто затем, чтобы почувствовать, как много во мне холода сердечного, как много себялюбия».

Было в той поездке и удивительное. Однажды в обычно засушливый период вдруг полил дождь. «Это Святая Земля меня отвергает!» — взбрело в голову Николаю Васильевичу, и он бросился прочь, обратно на родину.

Странности проявлялись и в его творчестве. Так, создавая своих героев, писатель часто впадал в транс. Он как бы вживался в конкретные роли и только после этого прописывал детали на бумаге.

Гоголь сам создавал свою судьбу, где-то приукрашивая действительность, где-то скрывая факты. Советовал: «Не стоит говорить правду. Едешь в Рим — скажи, что в Калугу. Едешь в Калугу — скажи, что в Рим».

По слухам, живя в Риме в 1830-х годах, Николай Васильевич подхватил малярию. Организм поборол болезнь, но она успела оставить свой след. Поврежденным оказался головной мозг Гоголя, что объясняло его поведение.

Последние 10 лет своей жизни Николай Гоголь трудился над вторым томом «Мертвых душ». Сюжет планировался закрученный: писатель отправлял Чичикова в монастырь, где тот становился святым старцем. Увы, общественность книгу так и не увидела: в ночь с 11 на 12 февраля 1852 года Николай Васильевич совершил непоправимое.

В три часа ночи он разбудил слугу Семена и приказал затопить печь. Когда огонь разгорелся, Гоголь бросил в него рукопись второго тома. Сгорело все дотла… Наутро писатель заявил, что совершил это под влиянием злого духа.

Никто уже не удивлялся подобным высказываниям. В последний месяц Николай Васильевич вел себя откровенно странно. Устремился к Богу, стал ночами молиться, вместо того чтобы спокойно спать. Впрочем, назвать его сон нормальным давно уже было нельзя. В течение 10 лет Гоголь спал… сидя. Его самым большим страхом был страх оказаться похороненным заживо.

Глупо? Отнюдь! Николай Васильевич все чаще падал в обмороки, после чего долго приходил в себя. В такие моменты пульс его замедлялся, а дыхание порой и вовсе не определялось. Окружающие гадали: умер или просто заснул?.. Друзьям Гоголь строго-настрого наказал: хоронить его после смерти можно, лишь когда на теле появятся признаки разложения!

И вот, когда рукопись оказалась сожжена, Николай Васильевич вновь напомнил близким о своем завещании. На то были причины. Незадолго до случившегося писателю приснился якобы вещий сон, в котором ему дали понять: он скоро умрет. Гоголь покорно начал готовиться к смерти.


Прежде всего, Гоголь ограничил себя в питании. Шел Великий пост, и писатель уверял окружающих, что строго соблюдает его. А вскоре он и вовсе отказался от еды. К Николаю Васильевичу вызвали врачей. Те принялись лечить его принудительно: то лили на голову ледяную воду, то водили по комнате, шаг за шагом переставляя ему ноги. А то и вовсе ставили пиявки, которые помешавшемуся литератору казались чертями.

Измученный окончательно, спустя несколько дней, 21 февраля 1852 года Гоголь умер. Говорят, его последними словами были: «Лестницу мне, лестницу!»

Похоронили писателя на кладбище при Даниловом монастыре в Москве, но в 1930 году некрополь был ликвидирован. Останки было решено перенести на Новодевичье кладбище. Однако, когда гроб был открыт, обнаружилось, что черепа внутри нет. Украли? Удивило и другое: крышка гроба с внутренней стороны была исцарапана. Будто кто-то хотел выбраться, но так и не смог.

Автор: Евгения Каро

207 лет со Дня Рождения Николая Васильевича Гоголя


Николай Гоголь родился 1 апреля 1809 года в местечке Большие Сорочинцы на границе Полтавского и Миргородского уездов (Полтавская губерния). Он происходил из старинного украинского казацкого рода. Мать Н. Гоголя, Мария Ивановна (1791—1868), рожд. Косяровская, была выдана замуж в возрасте четырнадцати лет за Василия Афанасьевича Гоголя-Яновского (1777—1825). По отзывам современников, она была исключительно хороша собой. Жених был вдвое старше её. Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский, отец Н. Гоголя, был страстным поклонником искусства, любителем театра, автором стихов и остроумных комедий, что сыграло определенную роль в воспитании будущего писателя. Василия Афанасьевича не стало, когда сыну было 15.

Детские годы Н. Гоголя прошли в имении родителей Васильевке, рядом с селом Диканька, краем легенд, поверий и исторических преданий. У писателя было четыре сестры и один брат. Сестёр звали Марья, Анна, Лиза и Ольга; брата — Иваном. Было ещё две сестры, но они умерли в раннем детстве. Николай Гоголь был старшим ребенком в семье. Гоголь говорил: «Мне всегда казалось, что я сделаюсь человеком известным, что меня ожидает просторный круг действия, и что я сделаю даже что-то для общего блага». Сочинять Гоголь начал очень рано, но ничего из написанного им в детстве не сохранилось.

В возрасте десяти лет Гоголя отвезли в Полтаву к одному из местных учителей, для подготовки к гимназии; затем он поступил в Гимназию высших наук в Нежине (с мая 1821 по июнь 1828). Здесь он учился играть на скрипке, много рисовал, участвовал в спектаклях. С особенным успехом исполнял комические роли. Продолжались и литературные занятия Гоголя. Он сочинил трагедию «Разбойники», поэму «Россия под игом татар», повесть «Братья Твердиславичи», стихотворение с элегическими мотивами «Новоселье». Не один из этих литературных опытов, кроме «Новоселья», до нас не дошел. Повесть «Братья Твердиславичи» была сожжена Гоголем.

После окончания Нежинской гимназии в июне 1828 в декабре писатель отправился в Петербург с надеждой начать широкую деятельность. Служба не удалась, как и первые литературные пробы. Разочаровавшись, летом 1829 он уехал за границу, но через месяц возвратился. В ноябре 1829 получил место мелкого чиновника. Занимался живописью в Академии художеств и продолжал литературную деятельность.

Литературную известность Гоголю принесли «Вечера на хуторе близ Диканьки», повести «Сорочинская ярмарка», «Майская ночь» и др. Работая над повестями, Гоголь пробовал свои силы и в драматургии. В 1835 был написан «Ревизор». Вскоре после постановки «Ревизора», Гоголь уехал за границу, где продолжил работу над «Мертвыми душами», начатую в России. Вернувшись в Россию в октябре 1841, Гоголь добился напечатания первого тома «Мертвых душ» (1842).

11 февраля 1852, находясь в тяжелом душевном состоянии, писатель сжег рукопись второго тома поэмы. 21 февраля утром Н.В. Гоголь умер в своей последней квартире на Никитском бульваре. Был похоронен на кладбище Данилова монастыря, после революции его прах был перенесен на Новодевичье кладбище.

Первый в мире памятник Гоголю был установлен на Украине в г. Нежине Черниговской области (1881). Скульптор П.П. Забила (Забелла).

С произведениями писателя и полным собранием сочинений Н. В. Гоголя вы сможете познакомиться в библиотеках МБУ «МИБС» или воспользовавшись бесплатным доступом к библиотеке ЛитРес:

Гоголь Николай Васильевич. Полное собрание сочинений: в 12 т. / Н. В. Гоголь; Академия наук СССР, Институт литературы (Пушкинский дом). — Ленинград : Издательство Академии наук СССР, 1952. Отдел книгохранения, Центральная городская библиотека им. Н.В. Гоголя.

 

Тарасова Е.Н., зав. сектором ОРИД и ВС,
тел. 74-54-11

  

Тема семьи в тезке

Семья Гангули

Вы когда-нибудь задумывались, каково будет переехать в другую страну? Как вы думаете, в чем будут заключаться самые большие проблемы? В книге Джумпы Лахири « Тезка», Ашима и Ашоке Гангули совершают прыжок веры и иммигрируют в Соединенные Штаты из Индии. Когда они впервые приезжают в эту чужую страну, они никого не знают. Звучит немного одиноко, правда? Что ж, поначалу это невероятно одиноко, особенно для Ашимы, но со временем они с мужем учатся адаптироваться к новой жизни в Массачусетсе.

Вскоре у Гангулис родятся двое детей: Гоголь и Соня. В детстве Гоголь и Соня были очень близки со своими родителями. Они вместе едут в отпуск с семьей на пляж. Ашима и Ашоке также устраивают дни рождения для своих детей и всегда следят за тем, чтобы у Гоголя и Сони было все необходимое.

Однако по мере развития романа дети Гангули стремятся к независимости от своих родителей. Гоголь стремится дистанцироваться от своей семьи и своей культуры.Зачем ему это нужно? Что ж, это довольно сложно, но в двух словах он хочет создать свою личность.

На несколько лет Гоголь отворачивается от своих индийских корней. Он по-прежнему находит время, чтобы навещать свою семью во время праздников и некоторых выходных, но его цель — отделить себя от своей семьи и связанных с ней культурных ожиданий. Соня тоже отдаляется от родителей, когда становится взрослой. Для американцев это может показаться нормальным, но для Ашимы и Ашока они не понимают энтузиазма своих детей, желающих уйти из дома.

Позже, когда Ашима живет одна, в то время как Ашок завершает стажировку в Кливленде, она получает ужасные новости о том, что Ашок умер от сердечного приступа. В это ужасно грустное время Ашима, Гоголь и Соня сближаются как одна семья и сближаются. Соня возвращается домой к маме, а Гоголь все больше времени проводит с семьей. Это показывает, что несмотря ни на что, члены семьи будут рядом друг с другом, особенно в трудные времена.

Николай Гоголь — Студенты | Britannica Kids

Статьи Джорджа Кеннана / Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (LC-USZ62-128270)

(1809–52). Юморист, драматург и писатель Николай Гоголь, которого часто называют «отцом современного русского реализма», был одним из первых российских авторов, критиковавших образ жизни России. Он также был одним из первых, кто писал о простых людях.

Николай Васильевич Гоголь родился 31 марта (19 марта по старому стилю) 1809 года в Сорочинцах, недалеко от Полтавы, Украина, Российская Империя (ныне Украина).Его родители были мелкими помещиками. Гоголь был третьим из 12 детей. В 1828 году он уехал в Санкт-Петербург, где, после безуспешных попыток стать поэтом и актером, работал служащим государственной службы и преподавал историю, а в свободное время писал.

С выходом в свет двухтомного сборника рассказов 1831–1832 годов « вечера на хуторе близ Диканки» ( вечеров на хуторе близ Диканьки, ) прославился Гоголь. Написанные живой, а порой и разговорной прозой, эти произведения внесли в русскую литературу что-то свежее и новое.Помимо причудливой интонации автора, рассказы изобиловали подлинно народным колоритом, включая множество украинских слов и фраз, которые пленили русский литературный мир. Следующие две книги Гоголя, Миргород и Арабески ( Арабески ), последовали в 1835 году. Обе книги снова были сборниками рассказов, хотя Арабески включали некоторые эссе. Миргород — первая редакция короткого исторического романа «Тарас Бульба».Возможно, его самый известный рассказ «Шинель» («Шинель») появился в 1842 году. Главный герой «Шинели» — скромный писец, который умирает от разбитого сердца, когда у него отнимают пальто.

Пьесы писал и Гоголь. Общественность приветствовала его великую сатиру Revizor ( The Government Inspector , иногда называемый The General Inspector ) как пропаганду социальной реформы. Поскольку он высмеивал коррумпированную бюрократию при царе Николае I, консерваторы осуждали его, а либералы одобряли.В разгар спора Гоголь сбежал в Италию. Там, в Риме, Гоголь начал работу над своим самым известным романом « Мертвые души » (1842; Мертвых душ ). Эта комедия отражает феодальную Россию с ее крепостничеством и бюрократическими беззакониями, а ее главным героем является отполированный аферист. Книга произвела фурор в России.

В свете своего успеха Гоголь считал, что Бог дал ему великий литературный талант, чтобы заставить его не только бичевать злоупотребления смехом, но и открыть России праведный образ жизни в злом мире.Поэтому он решил продолжить Dead Souls еще двумя разделами. К сожалению, Гоголь заметил, что прежние творческие способности покидают его. Он работал над второй частью своего романа более 10 лет, отчаявшись из-за того, что ему не удалось найти вдохновение.

Одержимый спасением России от морального безразличия, Гоголь написал тогда Бибранные места из переписки с друзьями (1847; Избранные отрывки из переписки с друзьями ). В этом сборнике из 32 статей он полностью изменил свои либеральные взгляды.Книга была защитой аристократии и крепостного права; его внешний вид оттолкнул даже его самых сильных сторонников.

Когда Гоголь вернулся в Россию, он искал утешения в религии. В 1848 году он совершил паломничество в Палестину. Несмотря на несколько ярких моментов, Гоголь стал скитаться с места на место, как обреченная душа. В конце концов он поселился в Москве, Россия, где попал под влияние фанатичного священника, который приказал ему сжечь рукопись второй части Мертвых душ .Спустя некоторое время, 4 марта (21 февраля по старому стилю) 1852 года, измученный длительными молитвами и постами и находящийся на грани полубезумия, Гоголь скончался в Москве. ( См. Также Русская литература; драма.)

КНИГ ВРЕМЕНИ; Из Калькутты в пригород: загадочное путешествие семьи

«В их гараже, как и в любом другом, есть лопаты, садовые ножницы и сани, — пишет г-жа Лахири. » Летом покупают мангал для тандыри на крыльце.Каждый шаг, каждое приобретение, каким бы маленьким оно ни было, требует обдумывания, консультации с бенгальскими друзьями. Была ли разница между пластиковыми граблями и металлическими? Что было предпочтительнее, живая елка или искусственная? Они учатся жарить индеек, хоть и натирать их с чесноком, тмином и кайенским соусом, на День Благодарения, прибивать венок к своей двери в декабре, обматывать шерстяные шарфы вокруг снеговиков, раскрашивать вареные яйца в фиолетовый и розовый на Пасху и прятать их вокруг дом ».

Но хотя их дом на Пембертон-роуд выглядит так же, как и все другие дома на улице, в то время как дети из Гангули берут в школу бутерброды с болонкой и ростбифом, как и все их друзья, семья никогда не чувствует себя как дома в уютной обстановке. пригород.Новости об их родственниках в Индии приходят по почте или по телефону посреди ночи с шумом, и всегда есть смысл примириться и сделать замену.

Недавно обретенные бенгальские друзья заменяют друг друга тетушками и дядями на праздничных торжествах; Рис Krispies, арахис Planters и лук смешиваются вместе, чтобы получилась любимая калькуттская закуска.

Будучи иностранкой, Ашима думает, что «это что-то вроде пожизненной беременности — бесконечное ожидание, постоянное бремя, постоянное чувство неудач».»

» Это постоянная ответственность, отступление от того, что когда-то было обычной жизнью, только для того, чтобы обнаружить, что предыдущая жизнь исчезла, заменив ее чем-то более сложным и требовательным ».

Ее сын, Гоголь, тоже , чувствует себя вечным аутсайдером. В юности он пытается дистанцироваться от своих индийских корней: он не тусуется с другими индийско-американскими студентами, считает Индию не своим домом, как его родители и их друзья, а как «Индию», как и его американские друзья.Но в то же время он часто испытывает чувство отстраненности, легкое чувство обособленности.

Гоголь осознает, живя с подругой по имени Максин, что она и ее состоятельные родители обладают уверенностью и чувством семейной преемственности, которых никогда не будет у него и его родителей. Позже, когда он начинает встречаться с бенгальской женщиной, которую знает с детства, он принимает их общую двойственность в отношении своего культурного наследия, хотя он понимает, что их союз «выполняет коллективное, глубоко укоренившееся желание» со стороны их семей. .

Ashima — анализ символов [PDF]

* В предварительном просмотре отображаются только некоторые случайные страницы руководств. Вы можете скачать полный контент через форму ниже.

Анализ характера Ашимы, матери Гоголя, Ашимы — сердце повествования. В то время как другие персонажи не проявляют особых эмоций, это Ашима чувствует. Так что именно через нее мы действительно можем понять чувства отчуждения, культурного шока и тоски по дому, которые испытывают многие иммигранты. Старая школа Ашима В начале романа мать Гоголя Ашима является наиболее консервативным в культурном отношении членом семьи.Она ужасно скучает по своей жизни в Калькутте, и ей трудно приспособиться к своей новой американской жизни. Рассказчик говорит нам: «Не раз [Ашок] приходил домой из университета и находил ее угрюмую в постели, перечитывающую письма своих родителей». Видите ли, в отличие от Ашока, который учится в аспирантуре, Ашима изолирована в Кембридже, у нее нет друзей. В Калькутте у нее была бы компания братьев и сестер, родителей, двоюродных братьев, бабушек и дедушек, тётей и дядей, но теперь они находятся за тысячи миль.В Кембридже Ашима окружена незнакомцами, и она не совсем чувствует, что подходит. Есть новые обычаи, которые нужно изучить, новые способы ведения дел. Добавьте к этому горе из-за того, что вы оставили свою семью, дом и близких, и вы получите серьезную хандру: быть иностранкой, как начинает понимать Ашима, — это своего рода пожизненная беременность — вечное ожидание. , постоянная ноша, постоянное чувство не в своем роде. Это постоянная ответственность, отступление от того, что когда-то было обычной жизнью, только для того, чтобы обнаружить, что предыдущая жизнь исчезла, заменив ее чем-то более сложным и требовательным.(3.3) Ее положение иммигранта дает Ашиме уникальную точку зрения, которую ее дети не могут разделить. Они не знают, каково покинуть свой дом, потому что Америка — их дом. К сожалению, тот факт, что она делится этим опытом только со своим мужем, создает небольшую трещину между ней и ее детьми: будучи лишенным компании своих родителей после переезда в Америку, независимость ее детей, их потребность держаться подальше от ее — это то, чего она никогда не поймет. (7.25) С годами Ашима становится тем клеем, который скрепляет семью. А когда ее дети покидают гнездо и перенимают аспекты американского образа жизни, на это, должно быть, трудно смотреть. Она и Соня сталкиваются, когда Соня идет в старшую школу и ведет многообещающую социальную жизнь. Ей не нравится выбор Гоголя в отношении женщин, в особенности Максин, потому что они ничего не знают о бенгальских традициях. Это одинокая жизнь, когда ее дети растут, а семья стареет дома. Во многих отношениях единственное, на что Ашима может рассчитывать, — это на своего мужа Ашока и их непоколебимую любовь, которая является «совершенно личным, неизведанным делом».»(6.51)

1

К сожалению, это делает смерть Ашока еще более трагичной, и Ашима глубоко оплакивает его смерть. Мы привыкли ожидать от Ашимы глубоких, сильных чувств, но они особенно трогательны: Ашима внезапно чувствует себя одиноким, ужасно, постоянно одна и ненадолго, отвернувшись от зеркала, она рыдает по мужу. Ее переполняет мысль о переезде, который она собирается сделать, в город, который когда-то был домом, а теперь по-своему чужой. . (12.7) Новая Ашима К этому моменту мы знаем, что Ашима планирует вернуться в Индию, но мы удивлены, узнав, что теперь она считает Калькутту чужой.Раньше это был дом. Так что же изменилось в Ашиме, что привело к такой перемене взглядов? Похоже, наш тоскующий по дому Ашима привык к жизни в штатах. Она приняла жениха своей дочери небенгальского происхождения, и она понимает, почему Гоголь развелся с Мушуми, и в целом лучше ладит со своими детьми. Благодаря работе в библиотеке ей даже удалось найти нескольких американских друзей. Она больше не полностью бенгалька, но и американкой она не стала, и, похоже, она смирилась с этим.Откровенно говоря, это подходящий конец ее персонажу, потому что ее имя означает «безграничная, без границ» (2.21), Ашима достигла точки, когда она действительно вышла за границы, а в мире Тезки это не так. маленький подвиг.

2

Ashoke Как и все отцы, Ashoke — один из хороших. Мы никогда не видим, чтобы он выходил из себя с Гоголем, наказывал или критиковал его. Его изображают настолько мягким и мудрым, что трудно понять, почему Гоголь так много лет избегает своего отца.Может быть, отношения Гоголя с Ашоком затруднены именно из-за того, что Ашок такой сдержанный. Эта сдержанная манера поведения тоже не является личностью. Когда семья находится в Индии, мы видим новую сторону Ашока: в течение нескольких минут на их глазах Ашок и Ашима превращаются в более смелые и менее сложные версии самих себя, их голоса громче, их улыбки шире, демонстрируя уверенность, которую Гоголь и Соня никогда не видели. на Пембертон-роуд. (4.31) Вернувшись в Калькутту, Ашок чувствует, что снова в своей шкуре.Он становится увереннее, и ясно, что он и его жена чувствуют себя непринужденно среди членов семьи, которые отговаривают друг друга. Это, конечно, шокирует Гоголя, потому что он видел только американский образ Ашока — сдержанного аспиранта, не желающего трепать перья. Иммигрант Ашок Хотя он, как и его жена, старается придерживаться бенгальских традиций, он также очень хочет, чтобы их американская жизнь работала, и он изо всех сил старается вписаться в некоторые вещи. […] Для случайного наблюдателя, гангулицы, помимо имени на их почтовом ящике, помимо доставляемых туда выпусков «Индия за рубежом» и «Сангбад Бичитра», не отличаются от своих соседей […] Есть и другие способы, которыми Ашок и Ашима сдаются.(3.60) Ашок не дурак. Он знает, что его семья не сможет выжить в Америке, если не приложит усилий для ассимиляции. Как кормилец семьи, возможно, что он больше, чем кто-либо другой, изо всех сил пытается найти баланс между ассимилированием в американской культуре и сохранением своей собственной. Ashoke & Son Это то, чего Гоголь, кажется, не совсем понимает в своей поп-музыке. На протяжении большей части книги Гоголь также не знает о трагическом прошлом своего отца, вы знаете, о том, которое привело к причудливому имени Гоголя.Это, должно быть, был поворотный момент в жизни молодого Ашока, потому что он назвал своего сына в честь книги, которая спасла его жизнь от поезда. Но почему-то Ашок не делится этой историей с Гоголем, пока его сын не пойдет в институт. Эта информация могла пригодиться, когда Гоголь возненавидел свое имя. Это еще одна причина того, что Ашок и Гоголь довольно далеки друг от друга. Когда Ашок наконец рассказывает Гоголю о своем прошлом, это добавляет новый слой к его отцу. Он больше не просто скучный старик, упорно придерживающийся традиций.Рассказчик говорит нам: «Хотя расстояние между ними составляет 3

, на мгновение его отец становится незнакомцем, человеком, который хранил тайну, пережил трагедию, человеком, чье прошлое он полностью не знает». (5.87) В конце концов, у Ашока и Гоголя много общего, несмотря на то, что они принадлежат к разным поколениям. Живя относительно защищенной жизнью в Соединенных Штатах, Гоголь не может понять, откуда его отец, и считал его символом старомодной культурной традиции.Но когда его отец делится историей об аварии поезда, это открывает дверь, чтобы увидеть его старика в новом свете. К сожалению, самая большая трагедия этой истории в том, что уже слишком поздно. Хотя в романе есть моменты связи, Ашок умирает прежде, чем Гоголь действительно научился ценить их. Возможно, это самый значительный вклад Ашока в роман. Он представляет для Гоголя упущенную возможность лучше понять свою культурную самобытность.

4

Мушуми Когда мы впервые встречаемся с Мушуми, она — книжная, отстраненная девушка, которая игнорирует Гоголя на его собственном четырнадцатом дне рождения.Тем не менее, она заявляет: «Я ненавижу американское телевидение» (4.2). Ну и дела, Мушуми, спасибо, что поделились. Но в следующий раз, когда мы встретимся с Мушуми, она уже не на такой высокой лошади. Потрясенная беспорядочным разрывом со своим бывшим женихом, Мушуми потеряла уверенность в себе. И когда они с Гоголем встречаются на нескольких свиданиях, она кажется достаточно милой. Идеальная пара для Гоголя? Может быть, достаточно хорошее — это именно то, что ищет Гоголь. Ведь он тоже шатается — от смерти отца.Мушуми возвращается в свою жизнь как раз тогда, когда он хочет воссоединиться со своими индийскими корнями. Тогда хорошо, что она индианка. Она может относиться к тому, как Гоголь рос вместе с родителями-иммигрантами. На самом деле, у них двоих довольно много общего: они оба индийцы, у обоих есть художественные вкусы, у них обоих сложные отношения с их иностранными именами, и они оба учились в элитных университетах. Все эти общие черты делают идеальную пару, верно? Оказывается, именно это и делает их брак «ошибкой»: «Они оба искали утешения друг в друге и в своем общем мире, возможно, ради новизны или из страха, что мир медленно умирает.«(12.15) У них есть« общий мир », конечно, но Мушуми также является чем-то новым для Гоголя, который пока встречался только с белыми женщинами. Встречи с индейцами также новы для Мушуми. Беспорядочный брак Мушуми. Достаточно. Но что-то не так. Вскоре после их брака стало ясно, что Мушуми — беспокойная, неудовлетворенная жена, и, как рассказывает нам рассказчик: «Иногда она задавалась вопросом, был ли это ее ужас быть замужем за кем-то, кого она не любила это заставило ее подсознательно отключиться.«(8.169) Несмотря на все их общее, Мушуми явно не та девушка для Гоголя. Фактически, подразумевается, что Гоголь« представляет собой своего рода капитуляцию или поражение ». (9.24) Это как если бы Мушуми потеряла надежду у нее есть жизнь, которую она хотела, поэтому она согласится на жизнь, которую ей говорили люди. Ой, как романтично. В конце концов, именно это разрушает их брак: И все же близость, которая когда-то привлекала ее к нему начала держать ее в страхе. Хотя она знает, что это не его вина, она не может не ассоциировать его, временами, с чувством смирения, с самой жизнью, которой она сопротивлялась, изо всех сил пыталась уйти позади.(9.17) Неудивительно, что она вызывает Дмитрия Дежардена. Ее нескромность показывает нам еще одну сторону Мушуми. Она не боится рисковать, даже если этот риск может положить конец ее браку. Она сделает все, чтобы оставить позади свои бенгальские корни и начать жизнь на своих условиях. 5

Соня Соня, младшая сестра Гоголя, родилась примерно в то время, когда Гоголь пошел в детский сад. С самого начала она пожинает плоды родительского опыта общения с Гоголем. Когда она родится, ее родители готовятся назвать ее имя, потому что они усвоили урок после Гоголя.Они узнали, что школы в Америке игнорируют указания родителей и регистрируют ребенка под его домашним именем. Они пришли к выводу, что единственный способ избежать такой путаницы — это полностью отказаться от клички домашних животных, как это сделали многие их бенгальские друзья. (3.56) Возможно, именно из-за отсутствия клички она лучше приспособилась к жизни в Америке. Даже в детстве она кажется более непринужденной со своей индейско-американской идентичностью, чем Гоголь, который всегда чувствует себя отчужденным из-за своего необычного имени.Пока он просто плачет, как его аннапрасан, Соня реагирует с энтузиазмом: она играет с землей, которую они выкопали во дворе, и угрожает положить долларовую купюру себе в рот. «Этот, — замечает один из гостей, — настоящий американец». (3.57) По мере взросления Соня ей легче, чем Гоголю. Она популярна, и ей также, кажется, удается оставаться рядом со своей семьей, даже когда они борются со своей бенгальской идентичностью. Когда Ашоке умирает, она переезжает домой, чтобы быть с Ашимой, оставив позади свою жизнь в Сан-Франциско, не оглядываясь назад.В конце концов, ее персонаж является ярким контрастом гоголевскому. Там, где ему неловко и неудобно из-за собственной личности, она хорошо приспособлена. Мы предполагаем, что аннапрасан в конце концов точен.

6

Отношения между родителями и детьми Тема взаимоотношений между родителями и детьми становится заметной по мере того, как Гоголь становится достаточно взрослым, чтобы общаться со своими родителями в детстве. Пока Ашима беременна Соней, Гоголь и Ашок ужинают вдвоем, а Ашок ругает Гоголя за то, что тот играет с едой.Он говорит: «В твоем возрасте я ел олово», чтобы привлечь внимание к тому, как должен быть благодарен Гоголь за то, что у него есть еда. Отношения между Ашимой и Ашоке и их собственными родителями также упоминаются, когда они узнают, что их родители умерли; Родители Ашока умирают от рака, а мать Ашимы умирает от болезни почек. Об этих смертях они узнают по телефонным звонкам. Когда Ашима обращается к рождественским открыткам в главе 7, она грустит, что Соня и Гоголь не вернулись домой, чтобы отпраздновать День Благодарения вместе с ней.Их потребность в независимости противоречит потребности, которую она чувствовала в их возрасте, быть рядом со своей семьей. Гоголь начинает нежно относиться к отцу после его смерти, когда его отношение к нему при жизни было вообще нетерпеливым. Когда Гоголь везет арендованный автомобиль Ашока в пункт проката своего многоквартирного дома, он задается вопросом, не принимает ли его человек за пределами дома его за отца. Эта мысль его утешает. Теперь он понимает, какую вину и бесполезность чувствовали его родители, когда их собственные родители скончались по всему миру, в Калькутте.Отношения между родителями и детьми описаны в главе 8 в отношении Мушуми и ее родителей, которые являются бенгальцами, как и гангули. Поскольку она женщина, они представляли ей бенгальских женихов на протяжении всего ее подросткового возраста, ни один из которых не интересовал ее. Этот опыт отдалил ее от родителей, поскольку она не хотела прислушиваться к их советам о том, за кого она должна выйти замуж. и так как она обижалась на них за то, что они пытались управлять ее судьбой таким образом. Отношения между родителями и детьми являются важной темой главы 12.Гоголь рассматривает то, что потребовалось его родителям, чтобы жить в Соединенных Штатах, так далеко от своих родителей, и как он всегда оставался рядом с домом; они несли его «с выносливостью, которой, как он опасается, сам он не обладает». Он не думает, что сможет так долго находиться вдали от матери. Имя и личность Важная тема имени и личности вводится в самом начале главы 1, когда Ашима зовет своего мужа из ванной. Она не использует его имя, когда зовет его, поскольку «бенгальские жены так не поступают.«Имена их мужей считаются слишком близкими, чтобы их можно было использовать. В главе 2 объясняется бенгальская традиция имен домашних животных, или дакнам, и« добрых »имен, или бхалонам. Только близкие родственники используют имя домашнего животного в уединении. дома, в то время как «хорошее» имя используется в формальных ситуациях, таких как работа. Ашима и Ашоке должны дать своему сыну домашнее имя, поскольку они ждут, пока от бабушки Ашимы поступят предложения «хорошего» имени, но письмо из Калькутты так и не приходит Тема имени и личности важна в главе 3, когда Гоголь идет в детский сад.Его родители хотят, чтобы он пошел на «Нихил» в школе и «Гоголь» дома, но Гоголь смущен 7

и не хочет нового имени: «Он боится быть Нихилом, кем-то, кого он не знает. . Кто его не знает «. В детстве он связывает новое имя с новой идентичностью. Гоголя не беспокоит необычность своего имени, пока ему не исполнится одиннадцать лет, и он во время школьной поездки на кладбище не осознает, что его имя уникально. Он натирает другие надгробия именами, которых никогда раньше не слышал, потому что он имеет к ним отношение.К четырнадцатилетию Гоголь возненавидел свое имя и возмутился, когда его спрашивают о нем. Есть много разных имен, которые Гоголь и Соня должны помнить для своих родственников в Калькутте, «чтобы обозначить, связаны ли они по материнской или отцовской линии, по браку или по крови». На вечеринке в колледже Гоголь не хочет представиться Киму как «Гоголь», поэтому он говорит, что его зовут Нихил. Целовать ее придает уверенность: «Ким целовал не Гоголь … Гоголь тут ни при чем.»Ашима никогда не произносил имя Ашока в его присутствии; читатель вспоминает об этом факте, когда она подписывает его имя на их рождественских открытках. Это создает разрыв между именем Ашока и его личностью, по крайней мере, его идентичностью с его женой. Даже после Ашока умирает, поскольку Ашима объясняет своим друзьям, что с ним случилось, она отказывается, «даже после смерти, произносить имя своего мужа». Она не понимает, что его личность связана с его именем. Мушуми знает Гоголя как «Гоголя» и является удивлен, когда он представился в баре как Нихил.Это «первый раз, когда он встречался с женщиной, которая когда-то знала его под другим именем». Ему нравится чувство близости, которое возникает между ними. Она по-прежнему называет его Нихил, как и все остальные в его жизни, но она знает первое имя, которое он когда-либо использовал, и это похоже на тайную связь между ними. Мушуми и Гоголь связаны своей бенгальской идентичностью и тем, что они являются источником замешательства для американцев. «Они говорят о том, что их обоих обычно считают греками, египтянами, мексиканцами — даже в этом неверном переводе они едины.»Ни один из них не думал, что они будут серьезно встречаться с другим бенгальцем, поскольку это было то, чего их родители так сильно хотели для них. Они знают, что их отношения понравятся их бенгальским родителям, и находят это одновременно утешительным и удивительным; они никогда не думали, что они понравится своим родителям таким образом. Тема имени и личности всплывает в главе 9, в то время как Астрид, Дональд и гости на званом ужине обсуждают, как назвать ребенка Астрид. Мушуми небрежно показывает гостям, что Никхил не всегда звали Нихил .Это оскорбляет его, потому что это похоже на предательство интимной детали, которую знала только она, людям, которые ему не нравятся. Языковой барьер Языковой барьер, который должен стать источником большой борьбы для Ашимы и Ашоке, очевиден, когда они прибывают в больницу для рождения Гоголя. После того, как ей дали кровать, Ашима ищет своего мужа, но он зашел за занавеску вокруг ее кровати. Он говорит: «Я вернусь» на бенгальском языке, на котором не говорят ни медсестры, ни врачи. Занавес — это физический барьер, но он представляет собой символический барьер, созданный говорением на бенгальском языке в Соединенных Штатах.

8

Слова, которые американские мужья в больнице говорят своим женам, демонстрируют культурный барьер между Индией и Соединенными Штатами. Они говорят, что любят своих жен и утешают их интимными словами, в то время как Ашима знает, что они с Ашоке не будут обмениваться такими словами, поскольку «они не такие». Языковой барьер возникает по мере того, как Гоголь и Соня стареют. Ашима и Ашоке отправляют их на уроки бенгальского языка и культуры каждую вторую субботу, но «их всегда беспокоит то, что их дети говорят точно так же, как американцы, умело разговаривая на языке, который все еще иногда сбивает их с толку, в акцентах, с которыми они не привыкли. доверять.В главе 8, после свидания с Мушуми, Гоголь принимает решение поговорить со своим таксистом на бенгальском языке. Он чувствует побуждение установить связь с другим индейцем после того, как он объединил свои детские воспоминания с Мушуми. Отчуждение Тема отчуждения, бытия незнакомец в чужой стране играет важную роль на протяжении всего романа. На протяжении всей своей беременности, которая была трудной, Ашима боялась растить ребенка в «стране, где она не связана ни с кем, где она так мало знает, где жизнь кажется такой. предварительный и запасной.«Ее сын, Гоголь, будет чувствовать себя в Соединенных Штатах как дома, чего она никогда не чувствовала. Когда Гоголь рождается, Ашима оплакивает тот факт, что ее близкие родственники не окружают его. Это означает, что его рождение« как почти все » остальное в Америке, чувствует себя как-то случайно, только наполовину правдой ». Когда она приходит домой из больницы, Ашима говорит Ашоке в момент тревоги:« Я не хочу растить Гоголя одного в этой стране. Это не верно. Я хочу вернуться ». Ашима чувствует себя отчужденным в пригороде; это отчуждение от того, что он иностранец, сравнивают с« своего рода пожизненной беременностью », потому что это« постоянное ожидание, постоянное бремя, постоянное чувство не в своем роде…. то, что вызывает у незнакомцев такое же любопытство, такое же сочетание жалости и уважения ». Гоголь также чувствует отчуждение, особенно когда он понимает, что« никто из его знакомых в мире, в России, Индии, Америке или где-либо еще, не разделяет его имя. Даже не источник его тезки ». Тема отчуждения связана с одиночеством в главе 7, касающейся Ашимы. Она живет одна в доме на Пембертон-роуд, и ей это совсем не нравится. Она« чувствует себя слишком старой. научиться такому навыку.Она ненавидит возвращаться по вечерам в темный, пустой дом, ложиться спать на одной стороне кровати и просыпаться на другой «. Когда Максин приезжает к Гангули в конце периода траура по Ашоку, Гоголь может сказать «она чувствует себя бесполезной, немного изолированной в этом доме, полном бенгальцев». Так он привык чувствовать вокруг своей большой семьи и друзей в Нью-Гэмпшире. Тема отчуждения появляется в жизни Мушуми, когда она описывает Гоголю, как она отвергала всех индийских женихов, с которыми пытались сопоставить ее родители.Она говорит ему: «Она до мозга костей была убеждена, что никого не будет. Иногда она задавалась вопросом, не заставил ли ее, подсознательно, закрыть дверь из-за своего ужаса от того, что она вышла замуж за того, кого она не любила, 9

. сама прочь «. Она поехала в Париж, чтобы заново изобрести себя, не забывая при этом, куда она вписывается. Иногда Гоголь чувствует себя отчужденным в своем браке с Мушуми. Когда он находит остатки ее жизни с Грэхемом в квартире, которую они теперь делят вместе, он задается вопросом, «представляет ли он своего рода капитуляцию или поражение.«Когда они вместе едут в Париж, он желает, чтобы это была ее первая поездка туда, чтобы он не чувствовал себя таким неуместным, когда она чувствует себя так явно комфортно. Ашима чувствует себя отчужденной и одинокой после душа перед вечеринкой. внезапно одинокая, ужасно, постоянно одна и ненадолго, отвернувшись от зеркала, она рыдает по мужу. «Она чувствует« одновременно и нетерпение, и безразличие все те дни, которые ей еще предстоит прожить ». Она не чувствует мотивации быть в Калькутте. с семьей, которую она покинула более тридцати лет назад, и при этом она не в восторге от пребывания в Соединенных Штатах со своими детьми и потенциальными внуками.Она просто чувствует себя измотанной и подавленной без мужа. Соединенные Штаты против Индии. Противоречие между тем, как обстоят дела в Соединенных Штатах и ​​тем, как обстоят дела в Индии, проявляется в характере миссис Джонс, пожилой секретарше, которую Ашок делит с другими членами своего факультета в университете. Она живет одна и редко видится с детьми и внуками; это «жизнь, которую мать Ашока сочла бы унизительной». Поскольку дети Гангули растут как американцы, их родители подчиняются определенным американским традициям.К своему четырнадцатилетию у Гоголя два праздника: типично американский и бенгальский. Тема «Соединенные Штаты против Индии» очевидна во время свадьбы Мушуми и Гоголя. Их родители все планируют, приглашая людей, которых ни один из них не встречал, и участвуя в ритуалах, которые ни один из них не понимает. У них нет той личной свадьбы, которую запланировали бы их американские друзья. Разница между бенгальским и американским подходами к браку очевидна в оценке Ашимы развода Гоголя с Мушуми.Она думает: «К счастью, они не считали своим долгом оставаться в браке, как это делают бенгальцы поколения Ашока и Ашимы». По ее мнению, стремление довольствоваться меньшим, чем «их идеал счастья», уступило место «американскому здравому смыслу». Удивительно, но Ашима довольна таким результатом, в отличие от несчастливого, но обязательного брака для ее сына. Напряжение между жизнью и смертью

Ашок решает не рассказывать Гоголю о своем околосмертном опыте, потому что понимает, что Гоголь еще не в состоянии его понять.Это решение указывает на противоречие между жизнью и смертью: «Сегодня день рождения его сына — это день, чтобы почтить жизнь, а не соприкасаться со смертью. И поэтому на данный момент Ашок решает оставить объяснение имени своего сына при себе». 10

Напряжение между жизнью и смертью особенно заметно в этой главе, особенно когда Гоголь имеет дело со смертью Ашока, своего отца. Он думает о том, как «они уже были пьяны с книжной вечеринки, лениво потягивая пиво, свои холодные чашки жасминового чая. Все это время его отец лежал в больнице, уже мертвый.«Когда Гоголь едет поездом из Бостона обратно в свою жизнь в Нью-Йорке, он думает о железнодорожной катастрофе, жертвой в которой так давно стал его отец. Напряжение между жизнью и смертью очевидно для Гоголя, когда он готовится к своей свадьбе. «Их общее головокружение, волнение от приготовлений опечалило его, все это напомнило ему, что его отец мертв». Отсутствие его отца явно контрастирует с празднованием его новой жизни с Мушуми. Ностальгия По мере развития романа, персонажи начинают испытывать все большую ностальгию по более ранним временам своей жизни.Гоголь испытывает ностальгию, когда его мать и Соня приходят на вокзал проводить его. Он вспоминает, что вся семья проводила его каждый раз, когда он возвращался в Йель в качестве студента колледжа; «его отец всегда стоял на платформе, пока поезд не скрылся из виду». Гоголь начинает испытывать все большую ностальгию по мере того, как его брак с Мушуми прогрессирует. В Париже он хотел бы оставаться в постели с Мушуми часами, как раньше, вместо того, чтобы самому осматривать достопримечательности, пока она готовится к презентации.Во время званого ужина в доме Астрид и Дональда Гоголь испытывает ностальгию по тому времени, когда он и Мушуми впервые встречались, и весь день они посвятили проектированию своего идеального дома. В главе 12 преобладает ностальгия, поскольку Ашима готовится к последней рождественской вечеринке, которую она когда-либо устроит в доме на Пембертон-роуд. Она вспоминает, когда Гоголь и Соня были маленькими, помогали ей готовить еду для этих вечеринок: «Рука Гоголя сжимала банку с крошками, Соне всегда хотелось съесть крокеты, прежде чем они будут панированы и обжарены.«Пока Соня, Бен, Гоголь и Ашима собирают фальшивую рождественскую елку вместе, Гоголь вспоминает, как украсил первую пластиковую елку, которую его родители купили по его настоянию. Лахири

«Индивидуально-семейный интерфейс в книге Джумпы Лахири

Тезка » от Химадри Лахири

Химадри Лахири — читатель кафедры английского языка Университета Бурдвана, Бурдван, Западная Бенгалия, Индия.Электронная почта:

Настоящая эпоха, пожалуй, будет прежде всего эпохой космоса. Мы живем в эпоху одновременности: мы живем в эпоху сопоставления, в эпоху ближнего и дальнего, бок о бок, разрозненного. Мы в данный момент. Я верю, что когда наш опыт мира — это не столько опыт долгой жизни, развивающейся во времени, сколько опыт сети, которая соединяет точки и пересекается со своим собственным клубком.
Мишель Фуко

Перспектива «момента», выделенная в приведенном выше отрывке, действительно может быть очень полезной при изучении диаспорной литературы.Само слово «диаспора», происходящее от греческих «dia» («через») и «speirein» («рассеивать»), этимологически означает «рассредоточение» и включает, по крайней мере, две страны, две культуры. , которые встроены в сознание мигранта бок о бок. Хотя прошлое упоминается время от времени, упор постоянно делается на «моменте». Прошлое используется для обозначения определенного контраста, который должен быть включен и контролироваться в настоящей жизни, чтобы согласовать сеть социальных отношений в ней. ближайший мир.Прошлое, таким образом, становится частью настоящего сознания диаспорного субъекта. Литературные произведения, написанные, в частности, писателями-диаспорами второго поколения, больше концентрируются на синхроническом измерении, чем на диахроническом. Вполне естественно, что они подходят к повествованиям со сравнительной точки зрения, как с точки зрения культур, так и поколений.

Жизненный опыт детей мигрантов первого поколения, к которым принадлежит Джумпа Лахири, характеризуется их участием в основной американской культуре, доступной в более широком социальном пространстве, за пределами ограниченного, «освященного» семейного пространства.Их родители часто не одобряют этого. Они, в свою очередь, не одобряют близость своих родителей к исконной «домашней» культуре, которую индейское американское сообщество пытается воспроизвести в новом пространстве. Семейное и общественное пространство, однако, не могут оставаться чистыми, поскольку смена мест неизбежно приводит к гибридизации поездов. Рождение детей, которое происходит в начале романа Джумпы Лахири « Тезка », инициирует конфликтные отношения в семейном пространстве.В значительной степени однородная культура в семье, как мы наблюдаем в романе, уступает место гетерогенной, что ведет к разногласиям и сложным образцам взаимоотношений.

В этой статье исследуется жизненный опыт диаспорических субъектов, представленный в книге Джумпы Лахири The Namesake (2003). Это продемонстрирует, как жизнь человека неизбежно смешивается — и смешивается — с жизнью других людей в разных пространствах, которые находятся в непосредственной близости друг от друга и способствуют формированию его / ее идентичности.Основное внимание будет уделено взаимоотношениям между вторым поколением американцев индийского происхождения и семейным (и, в более широком смысле, сообществом) пространством, в котором они находятся. Слово «пространство», как может быть очевидно, используется здесь в теоретическом смысле и отличается от слова «место». Последнее используется для обозначения географического положения, территориального образования, в то время как первое предполагает энергичное взаимодействие. сеть отношений. Пространство — это «то, что Лефебр описал бы как l’espace ve’cu , реально живое и социально созданное пространство, конкретное и абстрактное одновременно, габитус социальных практик» (Soja 17-18).Джеймс Клиффорд, заимствовавший фразу «пространственная практика» из книги Мишеля де Серто Практика повседневной жизни (1984), замечает, что слово «пространство», которое никогда не дано онтологически, «дискурсивно отображается и телесно практикуется. Например, городской квартал можно планировать физически в соответствии с планом улиц. Но это не пространство, пока оно не будет занято активным занятием людей, их перемещениями через него и вокруг него »(Клиффорд 54).

Фактически, концепция пространства сейчас считается очень важной в областях культурной антропологии и социальных наук.Это в равной степени может быть применено к литературному анализу. Фуко утверждает, что пространство является основополагающим в любой форме общественной жизни и в любом проявлении власти. Следующее наблюдение подчеркивает важность космоса в жизни человека:

Пространство, в котором мы живем, которое вытягивает нас из самих себя, в котором происходит эрозия нашей жизни, нашего времени и нашей истории, пространство, которое цепляет и грызет нас, также само по себе является неоднородным пространством. Другими словами, мы не живем в некой пустоте, внутри которой мы могли бы разместить людей и вещи.Мы не живем в пустоте, которую можно раскрасить разными оттенками света, мы живем внутри набора отношений, которые очерчивают участки, которые не сводятся друг к другу и абсолютно не накладываются друг на друга. (Фуко 1967)

Роман Лахири демонстрирует истинность вышеуказанного утверждения. В этой статье мы попытаемся показать, как главные герои романа «живут внутри набора отношений» и взаимодействуют в энергичном пространстве.

Тезка — это повествование о том, как Гоголь Гангули достигает своей идентичности и самореализации через переговоры с различными пространствами.Как он понимает, его собственное семейное пространство очень ограничено — это фактически заглушает его голос и разрушает его свободу и свободу воли. Его тоска и антипатия проистекают из этого, потому что это препятствует его тесному и интимному взаимодействию с основной культурой и пытается ограничить его культурную деятельность в основном индейско-американским сообществом. Как он понимает, это освященное пространство, и его родители соблюдают его «священные» нормы, которые соотносят их с отсутствующей «родной» страной, а не с нынешним социальным пространством.И поэтому эти нормы для Гоголя и его поколения в значительной степени неактуальны. Пока родители, Ашима и Ашоке, были двумя членами в семье, чистота норм могла в определенной степени сохраняться. Однако рождение Гоголя принесло с собой первое предзнаменование опасности для семьи Гангули. Больничное пространство становится первым очевидным местом сопротивления семейной и общественной практике, за которым последовали бенгальцы. Ашима и Ашоке ждут письма от ее бабушки, в котором будет указано имя новорожденного, тем самым подтверждая, что это имя одобрено семьей.Часто это считается нормой. «Имена могут подождать. В Индии родители не торопятся. Не было ничего необычного в том, что прошли годы, прежде чем было выбрано правильное имя, наилучшее из возможных »(Лахири, 25). Но поскольку письмо с именем не приходит и ребенка нельзя выписать из больницы без свидетельства о рождении, в котором должно быть имя, очевидно, что гангулицы находятся в затруднительном положении. Попытка заново вписать старую культуру в новое социальное пространство наталкивается на кризис, поскольку американское социальное пространство вмешивается в индейское семейное пространство.Гоголь, который изначально задумывался как дакнам , в конечном итоге должен был быть принят как бхалонам (оба бенгальских слова будут рассмотрены в следующем абзаце). Непонимание американцами этой нормы именования отражается в реакции г-на Уилкокса, составителя больничных свидетельств о рождении, который пытается расшифровать эту норму и помочь семье (27-28).

В этой связи Лахири подробно рассматривает бенгальский обычай давать ребенку два имени — бхалонам (буквально «доброе имя» или официальное имя) и дакнам (что означает «кличка питомца»).Первое должно использоваться в общественных местах: «Каждое имя питомца сочетается с хорошим именем, бхалонам , для идентификации во внешнем мире. Следовательно, добрые имена появляются на конвертах, дипломах, в телефонных справочниках и во всех других общественных местах »(26). Последний используется в семейном пространстве и в общении с близкими друзьями и единомышленниками. «Имена домашних животных — это постоянные пережитки детства […] это имена, под которыми их знают в своих семьях, имена, под которыми их обожают, ругают, скучают и любят» (26).В диаспорном пространстве привязанность и любовь, связанные с дакнам , жаждут индейских американцев первого поколения, потому что большая семья в индийском смысле недоступна. Американские индейские семьи разбросаны по всей стране, и для всех практических целей это сообщество не может быть заменой сообществу в «родной» стране, образы которого упоминаются в рассказе «Миссис. Сена », включенный в « Интерпретатор болезней » (1999). Сообщество дома имеет тесную сеть интимных отношений, на что часто указывает широкомасштабное использование дакнам .В такой ситуации общественные отношения становятся привилегированными, а индивидуализм, который приветствуется на Западе, становится подчиненным настроениям коллектива. В настаивании семьи Гангули на этом подчинении мы находим попытку переопределить индийский культурный этос в новом пространстве.

Таким образом, различия поколений проецируются через сопоставление двух социальных пространств. Для иммигрантов первого поколения, таких как Ашоке и Ашима, смена географического положения — первый шок.Например, Ашима после прибытия в США сталкивается с различиями в ландшафте — «груды разбитого снега» (Лахири 30), «холодный холод Новой Англии» (там же), «голые деревья с покрытыми льдом. ветви »(там же),« ни души на улице »(там же), но более того, она осознает интенсивность потери поддержки семьи и общества. На основании своего восемнадцатимесячного опыта в стране она знает, что ей будет трудно воспитывать ребенка в «этой одинокой стране».«Ее беременность в новом месте важна по нескольким причинам. Он сигнализирует о входе представителя второго поколения, который будет представлять гибридное поколение. Он будет возмущаться культурой своих родителей и будет сожалеть о своем имени Гоголь , которое будет звучать незнакомо для других в общественных местах, таких как школа и колледж. Тем не менее, это приведет к образованию семьи — «вдруг семья» (Лахири 32). Это будет семья, как у Алана, Джуди и их дочерей, чей дом они сняли.Во-вторых, муки рождения метафорически представляют муки, которые она претерпевает в процессе рождения себя, которое может справиться с новым американским пространством, поглощая потрясения в ее путешествии по аккультурации, которые на одном этапе заставят ее присоединиться к библиотеке как часть время работы. Процесс аккультурации — это затяжной процесс, включающий формирование нового знания на подавляющем фоне памяти недавнего прошлого, старой культуры, семей и сообщества. Эти знания включают в себя тривиальные вроде «Американцы едят курицу в ее шкуре» (5) до жизненно важных, например, как растить детей в одинокой стране без помощи членов семьи.В-третьих, Ашима связывает беременность с собственным состоянием «иностранки»:

Иностранка, как начинает понимать Ашима, — это своего рода беременность на всю жизнь — вечное ожидание, постоянное бремя, постоянное чувство неудач. Это постоянная ответственность, переходная скобка в том, что когда-то было обычной жизнью, только чтобы обнаружить, что предыдущая жизнь исчезла, заменив ее чем-то более сложным и требовательным. Как и беременность, быть иностранкой, по мнению Ашимы, вызывает у незнакомцев такое же любопытство, такое же сочетание жалости и уважения.(49-50)

Несмотря на некоторую аккультуризацию, Ашима на самом деле находится в состоянии экспатрианта в том смысле, в каком Бхарати Мукерджи, один из первых ведущих индийских американских писателей, использует этот термин. В своем сборнике рассказов «Введение в Darkness » она отличает «экспатриантов» от «иммигрантов». Иммиграция, по ее словам, имеет «изобилие». через возрождение, полное обещаний.Она приветствует индейское происхождение иммигрантов как «набор изменчивых идентичностей, которые следует праздновать» (Мукерджи, XV). С другой стороны, экспатриация — это своего рода статичное состояние; это отказ от интеграции в новое общество. Иностранец считает свое пребывание в новой стране временным делом и оглядывается на «родную» страну в поисках эмоциональной поддержки. Поэтому и Ашоке, и Ашима в настоящий момент не находятся в состоянии «изобилия».

Между 1968 и 2000 годами Ашоке и Ашима достигли некоторого прогресса в своих отношениях с U.С., но они в основном не смогли выйти за пределы индийского умонастроения. Находясь в Кембридже, они (особенно Ашима) были новичками, неспособными успокоиться умственно. Когда они переехали в небольшой университетский городок за пределами Бостона, Ашок особенно активно переходил в академическое пространство, а через него — в национальное пространство. Он получил новый офис, «с его именем, выгравированным на полосе черного пластика у двери» (Lahiri 48), и его имя было напечатано в разделе «Факультет» в справочнике университета. Это своего рода официальное подтверждение того, кто в определенном смысле принадлежит.Один из способов найти связь — купить дом, который становится символом принадлежности. Гангулис тоже купил дом на Пембертон-роуд в белом районе с такими жителями, как Джонсоны, Мертоны, Асприсы и Холмы, что является достаточным свидетельством их признания в светском гражданском пространстве:

В конце концов, они выбирают двухэтажный дом в колониальном стиле в недавно построенном жилом доме, ранее никем не занятый, построенный на четверти акра земли.Это небольшой клочок Америки, на который они претендуют. (51)

Тем временем их связи с исконной землей начинают ослабевать: «[A] их жизни в Новой Англии переполняются друзьями-бенгальцами, числа тех, кто был в другой, прежней жизни, тех, кто знает Ашиму и Ашоке не по своей доброте. имена, но как Мону и Митху, медленно тают »(63). Поэтому обстоятельства своей жизни вынуждают их дистанцироваться от милой дочерней семьи и общины на родине.«Они медленно, но верно позволяют себе двигаться в сторону гибридной культурной локации:

Они учатся жарить индейку, хоть и натереть ее с чесноком, тмином и кайеном, на День Благодарения, прибивать венок к своей двери в декабре, обматывать шерстяные шарфы вокруг снеговиков, раскрашивать вареные яйца в фиолетовый и розовый на Пасху и прятать их вокруг дом. Ради Гоголя и Сани они празднуют, с все возрастающей помпой, рождение Христа, событие, которого дети ждут гораздо большего, чем поклонение Дурге и Сарасвати.(64)

Ближе к концу романа изменение Ашимы можно резюмировать следующим образом:

Она научилась делать что-то самостоятельно, и хотя она все еще носит сари, все еще собирает свои длинные волосы в пучок, она уже не та Ашима, которая когда-то жила в Калькутте. Она вернется в Индию с американским паспортом. В ее бумажнике останутся водительские права штата Массачусетс, ее карточка социального страхования. (276).

Следовательно, это долгий путь для таких людей, как Ашима, которые сталкиваются с трудностями в различных пространствах и претерпевают трансформацию идентичностей.С таким прогрессом в отношении детей удушающая хватка ослабевает, и Гоголь и Саня как личности в семейном пространстве чувствуют себя гораздо более интегрированными в семейную ячейку.

В первые годы после иммиграции, как указывалось ранее, мертвая хватка молодых членов обычно очень сильна. Дети хорошо осведомлены об ожиданиях своих родителей, но обычно непослушны. Некоторые, такие как Мушуми, усваивают с некоторым элементом насилия двойственность между ожиданиями и их нежеланием подчиняться культурным требованиям.Возникающая в результате шизофрения иногда разрушает их психически. Гоголь выступает против родительского влияния, но кажется более уравновешенным, чем Мушуми, отчаяние которой проявляется в ее собственных сексуальных связях с большим количеством партнеров в Париже. Как будто она мстила самой себе. «Оглядываясь назад, она увидела, что внезапное отсутствие сдержанности отравило ее больше, чем любой из мужчин» (215). Она была одурманена чувством «освобождения» от всех сдерживающих сил, но в процессе она также действовала, застенчиво, почти что на грани проституции:

Без колебаний она позволила мужчинам соблазнять ее в кафе, в парках, пока она рассматривала картины в музеях.Она отдалась открыто, полностью, не заботясь о последствиях. […] Она разрешила мужчинам покупать ей напитки, обеды, а затем отвезти ее на такси к своим квартирам в районах, которые она еще не обнаружила самостоятельно. […] Были дни, когда она спала с одним мужчиной после обеда, а с другим — после обеда. (215)

Это можно рассматривать как распад личности. Раньше ее бунт носил в основном академический характер. В Браун она специализировалась на химии, что было необходимо по настоянию ее родителей, но она также дважды специализировалась на французском языке, который был неизвестен ее родителям.Она подошла к французскому как к способу побега в нейтральное третье пространство:

Погрузившись в третий язык , третья культура была ее убежищем — она ​​подошла к французскому, в отличие от американского или индийского, без вины, опасений или ожиданий любого рода. Было легче повернуть ее спиной к двум странам, которые могли претендовать на нее, в пользу страны, у которой не было никаких претензий. Четыре года тайного обучения подготовили ее к концу колледжа к тому, чтобы сбежать как можно дальше.(214; выделение добавлено )

Париж предоставляет ей желаемое расстояние — убежище. «Здесь Мушуми изобрела себя заново, без опасений, без чувства вины» (233). Она не хочет, чтобы ее приняли за туристку в Париже, потому что она чувствует, что ей здесь место. Робин Э. Филд рассматривает ее как пример «гражданина мира» (175) в мире, который становится все более безграничным. Он указывает,

Решение Мушуми контролировать свою культурную самобытность вполне может оказаться нормативным поведением для последующих поколений семей иммигрантов в Соединенных Штатах.Поскольку их прямая связь с определенными корнями ослабевает и появляются другие культурные возможности, эти американцы будут создавать свой собственный личный бриколаж из различных культурных материалов, чтобы сформировать свою идентичность. (Поле 176)

Напротив, путь Гоголя менее разрушительный, и в конце мы обнаруживаем, что он движется к своей семье. Он понимает, что его личность неразрывно связана с историей его семьи. С самого раннего детства он тоже был бунтарем.В «юридических обрядах перехода» он меняет свое имя с Гоголя на Nikhil , что фактически является проявлением его протеста. В кампусе Нью-Хейвена он счастлив, что его никто не называет Гоголем. Когда новое имя становится привычным, «легче игнорировать его родителей, не обращать внимания на их заботы и просьбы» (Lahiri 105). В акте неповиновения он теряет девственность на вечеринке. У него короткий роман с белой девушкой по имени Рут. Его жизнь в общежитии в Нью-Хейвене — это одна из тех, кто бросает на ветер ее культурные нормы.Это общежитие можно назвать, вслед за Фуко снова, «кризисной гетеротопией» (обычно преобладающей в так называемом первобытном обществе), которая описывается как «привилегированные, священные или запретные места, предназначенные для людей, которые находятся по отношению к обществу и к окружающим. человеческая среда, в которой они живут, в состоянии кризиса: подростки, менструирующие женщины, пожилые люди и т. д. » (Фуко 1967). Он говорит, что школа-интернат в ее форме девятнадцатого века — один из остатков этих быстро исчезающих гетеротопий.Это место первых проявлений сексуальной активности, которые должны были иметь место «где-то еще», а не «дома». Первые проявления деятельности Гоголя были обнаружены в подобном месте, потому что он был вдали от дома. Он мог жить в общежитии как угодно. Это сайт, с которого он может безопасно работать даже в вопросах сексуального характера без какого-либо вмешательства со стороны своей семьи. Позже у него более прочный роман с Максин, другой обеспеченной белой девушкой, но почему-то его тянет к своему происхождению, каким-то образом «он осознает тот факт, что его погружение в семью Максин — это его собственное предательство». (Лахири 141).Позже он соглашается встречаться с Мушуми по настоянию семьи, а также женится на ней. Другое дело, что сказывается их довольно непродолжительный брак.

Два конкретных события делают очевидным его чувство к семье. Один — это раскрытие тайны несчастного случая с его отцом в Индии, с которым тесно связано его имя, а другой — смерть отца. Он узнает, что за его собственным именем стоит эпизод. Книга Гоголя спасла ему жизнь в железнодорожной катастрофе в Индии. Спасатели заметили, что книга выпала из руки Ашока.Это откровение, которое было известно его матери только «в этой стране» (то есть в США), изменило отношение сына к отцу:

Гоголь ошеломленно слушает, не отрывая глаз от профиля отца. Хотя между ними есть дюймы, на мгновение его отец становится чужим, человеком, который хранил секрет, пережил трагедию, человеком, чье прошлое он не знает полностью. […] Против инстинкта он пытается представить жизнь без отца, мир, в котором его отец не существует.(123)

Смерть отца стала для него шоком, и он хочет вспомнить своего отца в часах уединения, в святости своей памяти. Хотя Максин предлагает сопровождать ее после того, как он получает новости, он не принимает ее предложение. «Он не хочет быть с кем-то, кто едва знал его отца, который встречался с ним только один раз» (170). Они проходят индуистские обряды в домашнем хозяйстве и молча чувствуют, что «они одиноки, изолированы, как семья» (181). Через несколько дней Максин предлагает вместе съездить в Нью-Гэмпшир; «Уйти от всего этого» пойдет ему на пользу.Гоголь отклоняет предложение, утверждая, что не хочет уходить (182). Таким образом, Гоголь начинает лучше понимать своего отца. Внезапная смерть отца глубоко влияет на него, поскольку он учится общаться с ним и своим прошлым. Моника Шарма справедливо отмечает:

В смерти своего отца он находит начало, осознание и понимание сообщества и места человека в семье в обществе. Час личного горя объединяет его с семьей и заставляет принять их пути.Двойственность его промежуточного состояния перестает его раздражать. Отвечая на бинарную оппозицию как на взаимодополняющую, а не противоположную, он в конце концов обнаруживает и воскрешает свои индийские корни и семейные узы. (Шарма 56)

Для Гоголя это долгий путь. Ему приходится сталкиваться с большим социальным пространством в США, и поэтому он изначально чувствует, что нормы семейного пространства являются камнем преткновения. Позже он также понимает, что, в конце концов, он не может противостоять притяжению семьи.Несмотря на его ненависть к своему имени и несмотря на то, что он принял новое имя, ему не удается «полностью заново изобрести себя, чтобы избавиться от этого несоответствующего имени» (Lahiri 287). Вот почему он обнаруживает, что открывает страницы книги, написанной Гоголем, книги, которую когда-то подарил ему его отец и которая так долго оставалась непрочитанной.

Далее я хотел бы обсудить описания Лахири двух пространств, которые, кажется, имеют связь с гоголевским развитием идентичности. Во-первых, нам нужно обратить внимание на то, как Лахири представляет небольшой университетский городок недалеко от Бостона, который сопоставляет прошлое и настоящее.Во-вторых, необходимо обсудить посещение Гоголем кладбища, потому что оно неразрывно связано с первым шагом в становлении его личности.

В университетском городке за пределами Бостона есть исторический район, «небольшая полоса колониальной архитектуры» (48). Здесь есть «конгрегационная церковь с белым шпилем, каменное здание суда с прилегающей тюрьмой, публичная библиотека с куполом, деревянный колодец, из которого, по слухам, пил Пол Ревир» (48). Этот исторический район с одной стороны примыкает к университетскому городку.Интересно отметить, что этот пейзаж Новой Англии, который является местом ранней истории иммиграции, представлен здесь, чтобы вспомнить прошлое, которое выглядит как настоящее и актуально. Это сделано для того, чтобы подчеркнуть тот факт, что США являются нацией иммигрантов, что поток иммиграции все еще продолжается и что новые иммигранты более разнообразны и нетрадиционны, чем старые. Пуританского обертона, который доминировал в прошлом, больше нет, и страна открылась для более глобализированной иммиграционной политики, особенно после вступления в силу Закона об иммиграции 1965 года.На самом деле повествование романа начинается сразу после 1965 года, а точнее 1968 года.

Во-вторых, Лахири представляет образ кладбища или кладбища как гетеротопию Фуко. В 1971 году, когда Гоголь учился в шестом классе школы, его школа организовала в рамках экскурсии поездку на кладбище. Там учителя объявили «проект» для учеников — натереть надгробия газетными отпечатками, а затем связать имена со своими собственными — заявить о «могиле, с которой они связаны» (69).Интересно вспомнить, что, обсуждая второй принцип гетеротопии, Фуко отмечает, что кладбище — это пространство, которое «связано со всеми объектами города, государства, общества или деревни и т. Д., Поскольку у каждой семьи есть родственники на кладбище» (Фуко 1967). Некоторые из студентов торжествуют, находя имена, с которыми они связаны, но Гоголь остро осознает свою «разницу»: «Гоголь достаточно взрослый, чтобы знать, что здесь нет Гангули. Он достаточно взрослый, чтобы знать, что он сам будет сожжен, а не похоронен, что «ни один камень на этом кладбище не будет носить его имя за пределами жизни» (Lahiri 69).Таким образом, кладбище используется как метафора, свидетельствующая об отсутствии у Гоголя корней в стране. У него нет никакой истории предков на этой земле, которая могла бы связать его с какой-либо традицией в национальном пространстве; он настолько отличается, что его социальные и религиозные обряды будут несовместимы с обрядами новой страны. Это открытие, возможно, не станет большим шоком для представителей первого поколения американцев индийского происхождения, но оно определенно является источником беспокойства для их детей, страстно стремящихся к аккультурации и интеграции.

Гоголь обнаруживает такие имена, как «АБИДА КРЕВЕН, 1701-45», «УГЛАРНАЯ МАТЕРИ, РЕБЕНОК», «ПЕРЕГРЕН УОТТОН», D. 1699, и «ЭЗЕКИЛАНД УРИЯ ЛОКВУД, БРАТЬЯ, РИП». Странность этих имен поражает его, но ему сообщают, что:

«[Теперь] это некоторые имена, которые вы не часто видите в наши дни», — замечает один из сопровождающих, проходя мимо и глядя на его потертости, «Вроде как ваше». До сих пор Гоголю не приходило в голову, что имена со временем умирают, и они умирают так же, как и люди.На обратном пути в школу трения, сделанные другими детьми, рвут, скомкают, бросают друг другу в головы и бросают под темно-зелеными сиденьями. Но Гоголь молчит, его тряпки аккуратно свернуты, как пергамент, на коленях. (70)

Гоголь привязан к «этим древним пуританским духам, этим самым первым иммигрантам в Америку, этим носителям немыслимых, устаревших имен говорили с ним» (71). Раскапывая прошлое, он придумывает актуальность своего имени в американском настоящем.Он должен смело вести переговоры о настоящем, хотя его имя звучит невыносимо странно. Есть еще одно важное упоминание о кладбище. Когда Гоголь вырос, он посетил родовую деревню своей подруги Максин Рэтлифф. Он находит «небольшое частное кладбище, где похоронены члены семьи Рэтлифф» (153). Он также знает, что однажды Максин будет похоронена здесь. Уединение пространства содержит память о предках, таким образом связывая членов семьи Рэтлифф в одном пространстве.Члены нынешнего поколения тоже однажды станут частью кладбища. Небольшое родовое место с озером, холмами и кладбищами и, конечно же, небольшое сообщество — это «существенная часть» существования Максин, память о ее взрослении, тесно связанная с этим местом и пространством. Гоголь понимает, что

[…] это место, которое всегда будет здесь для нее. Это позволяет легко представить ее прошлое и свое будущее, представить, как она стареет. Он видит ее с прядями седины в волосах, ее лицо все еще красивым, ее длинное тело слегка расширилось и дрябло, она сидит на шезлонге с гибкой шляпой на голове.Он видит, как она возвращается сюда скорбящей, чтобы похоронить своих родителей, учит своих детей плавать в озере, ведя их двумя руками в воду, показывая им, как аккуратно нырять с края пристани. (156).

В романе

Лахири, предполагающем использование двух кладбищ, создается импликация принадлежности (или отсутствия) к социальному пространству и семейному пространству. Требуется время, чтобы через поколения укорениться на новой почве. У Гоголя нет предела доступности этих пространств на новой земле в том смысле, в каком они заняты.Но американцы индийского происхождения во втором поколении, такие как Гоголь и Мушуми, оказались вовлечены в критический культурный поворот в определенный момент истории индийской иммиграции в США. Не отдавая предпочтение каким-либо конкретным культурным позициям — ни Гоголя, ни Мушуми — Лахири, по сути, указывает на многочисленные возможности существования индейских американцев в новом (им) мигрантском пространстве.

цитируемых работ
  • Клиффорд, Джеймс. Маршруты: путешествия и перевод в конце двадцатого века .Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет, 1997.
  • Филд, Робин Э. «Writing the Second Generation: Negotiating Cultural Borderlands in Jhumpa Lahiri’s Interpreter of Maladies and The Namesake». South Asian Review XXV.2 (2004): 165-77.
  • Фуко, Мишель. «О других пространствах. Гетеротопия »(1967) (пер. Джей Мисковец). Доступно: http://www.foucault.info./documents/heteroTopia. Доступ: 30 октября 2007 г.
  • Лахири, Джумпа. Толкователь болезней: Истории Бенгалии, Бостона и за его пределами .Нью-Дели: Харпер Коллинз, 1999.
  • .
  • Лахири, Джумпа. Тезка . Нью-Дели: Харпер Коллинз, 2004.
  • .
  • Мукерджи, Бхарати. «Вступление.» Тьма . Нью-Йорк: Фосетт Крест, 1985.xiii-xvi.
  • Шарма, Моника. «Гоголь без корней — поиски идентичности в Тезке». Отображение миграций: перспективы диаспорной фантастики . Эд Чару Шарма. Нью-Дели: Книги Плюс, 2006. 47 — 63.
  • Соя, Эдвард. Постмодернистские географии: переутверждение пространства в критической социальной теории .Лондон: Verso, 1989.
  • .

Drawn Out — Monmouth Magazine

Когда Фрэнк Гоголь начал обрабатывать личную трагедию, он обратился к неожиданному источнику: комиксам

Бренн Маккарти
Иллюстрации Ненада Цвитиканина

Ранняя жизнь Фрэнка Гоголя была чередой болезненных неудач. Его отец умер от передозировки наркотиков до того, как ему исполнилось 2 года. Его мать, которая также боролась с зависимостью, изо всех сил старалась поддержать их, работая на нескольких официантках, но они часто переезжали.

Гоголь жил относительно стабильной семейной жизнью в течение нескольких лет после того, как его мать познакомилась с отчимом. Были празднования Рождества всей семьей, дни рождения с подарками. Но его отчим также боролся со злоупотреблением психоактивными веществами, и когда у матери Гоголя случился рецидив примерно в то время, когда ему исполнилось 12 лет, его отправили жить к друзьям семьи. Когда они больше не могли заботиться о нем, его поместили в групповой дом, где он оставался до подросткового возраста до недели, предшествующей переезду в Монмаут.На первом курсе Гоголь получил известие, что его мать сбила машина и находится в коме; она умерла несколько месяцев спустя.

«Если бы я знал тогда то, что знаю сейчас, я, возможно, понял бы, что все было немного хуже», — говорит Гоголь о своем воспитании, которое казалось ему в основном нормальным. «Моя мама — она ​​была не лучшим человеком, но она была хорошей мамой. Она действительно надорвала задницу, работая на двух-трех работах, чтобы обо мне позаботились ».

Якорем хаоса для Гоголя были вымышленные миры, созданные из книг, комиксов и мультфильмов.Он был заядлым читателем и хорошо помнит, как купил свой первый комикс в Rite Aid на площади аэропорта Хэзлета в 1997 году. «Я думаю, что когда росли такие яркие персонажи, как Черепашки-ниндзя и Человек-паук, они помогали мне оставаться молодым, когда вокруг меня происходили вещи, которые, возможно, заставили бы других людей повзрослеть немного быстрее », — говорит Гоголь.

Его любовь к чтению побудила его пройти столько курсов английского языка, сколько он мог в старшей школе, и именно там он впервые почувствовал вдохновение писать.Для класса с отличием он должен был прочитать Их глаза смотрели на Бога . Ключевой отрывок из книги, в котором главная героиня решает прекратить оскорбительные отношения и впервые распускает волосы, нашел отклик у Гоголя.

«Это что-то вроде поэзии на носу. Это символ того, что у нее есть свобода — ее волосы больше не собраны в тугой пучок; теперь она опустилась и свободна, как она », — говорит Гоголь. «Когда я понял это, я действительно влюбился в то, на что способны истории».

Он поступил в Монмут на специальность «Английский язык» с несовершеннолетними в области творческого письма и графического дизайна, получив степень бакалавра в 2010 году, а год спустя — степень магистра английского языка с акцентом на творческое письмо.По его словам, он быстро нашел работу в маркетинге, но в творческой писательской сфере не справился. Он знал, что хочет писать, но не знал, о чем писать. «У меня было много фальстартов: я много говорил о желании стать писателем, пытался, а потом не продвинулся далеко».

Затем, в начале 2015 года, у Гоголя случился ага-момент. Чувствуя себя неудовлетворенным на работе, он просматривал беседу, которая длилась много лет с другом в Facebook Messenger. Когда Гоголь увидел, как долго он говорил о своем желании стать писателем — не особо много писал, — он понял, что пора «ловить рыбу или наживать наживку».«С благословения своей тогдашней подруги, ставшей невестой, Кэтрин, он бросил работу, чтобы понять, чем именно он хотел заниматься.

Сначала он работал фрилансером, а затем, благодаря подарку от Кэтрин, записался в класс, предлагаемый Comics Experience, онлайн-школой комиксов. Для класса ему нужно было написать сценарий на пяти страницах. Эта история «Объятия» — это моментальный снимок из жизни отца, изо всех сил пытающегося найти связь со своим аутичным сыном. Гоголь, чей двоюродный брат страдает аутизмом, совмещал свои собственные опасения по поводу отцовства с историями, которые рассказывала ему его тетя о трудностях, с которыми сталкиваются родители, воспитывающие детей с аутизмом.В течение двух недель после окончания урока он нашел художника, колориста и леттера, который за 10 дней превратил сценарий в полноценный иллюстрированный комикс.

«Как только у меня будет законченный рассказ, я смогу прочитать сценарий рядом с готовыми страницами и сказать:« Это мое дело », я действительно — лучшего слова для этого нет, но я — пристрастился к нему», — говорит Гоголя.

Отрывок из «Молитвы» одного из рассказов Франка Гоголя.

Отрывок из «Молитвы» одного из рассказов Франка Гоголя.

Отрывок из «Молитвы» одного из рассказов Франка Гоголя.

Воодушевленный, он решил расширить свое портфолио. Он написал несколько рассказов подряд, написав каждую в разном жанре, чтобы поиграть своими творческими мускулами. Когда у него было закончено шесть историй, он разложил сценарии на полу своего офиса, чтобы найти дыры в жанрах и стилях, которые он мог бы заполнить дополнительными историями. Он заметил закономерность.

«Я перемещал вещи, перемещал истории рядом друг с другом, и я понял, что эти истории — иногда прямо, иногда немного косвенно — обращались к этапам процесса горевания», — говорит Гоголь.Он не собирался сознательно писать о горе, но думает, что из-за его жизненного опыта процесс печали несколько укоренился в нем с годами. (Не говоря уже о том, что он особенно любил мини-сериал комиксов под названием Fallen Son: The Death of Captain America , который включал пять отдельных историй о супергероях Marvel, оплакивающих смерть Капитана Америки.)

«Это был еще один пробный момент для меня, не как писателя, а как человека, потому что со мной все это происходило, и иногда я справлялся с этим, а иногда нет, — говорит Гоголь.«Это дало мне основу для понимания того, через что я прошел и через что проходил до этого момента в моей жизни, и это действительно было очень странным образом для меня».

Гоголь поддержал идею и дополнил сборник 10 рассказами — по два на каждую из пяти стадий процесса горевания. Истории охватывают жанры — от драмы до ужасов, от магии до супергероев — и, хотя все они затрагивают тему горя, многие также затрагивают текущие социальные проблемы. «Другой», например, о трансгендерной женщине, изо всех сил пытающейся найти свое место в мире.Ей удается, наконец, принять то, кем она является, и использовать свои болезненные переживания как трамплин для создания лучшей версии своей жизни. Другая история, «Молитва», рассказывает о женщине на собрании Анонимных Наркоманов, рассказывающей о том, как из-за финансовых трудностей невозможно купить ее сыну рождественский подарок. Когда она покидает собрание, она находит коробку с подарками на сундуке (см. Иллюстрацию выше). Гоголь говорит, что «Молитва» взята прямо из его детства, но это был его день рождения, а не Рождество, и вместо того, чтобы покупать ему подарки, группа АН его матери скинулась, чтобы купить ему торт.

В то время как некоторые из историй затрагивают темные темы, подчеркивая более тяжелые моменты горя, некоторые, такие как «Молитва», в конечном итоге являются историями надежды.

«Вы знаете, что жизнь матери и сына не улучшится заметно между этой историей и следующим утром или, может быть, в следующем году, но вселенная как бы обеспечила их в тот момент», — говорит Гоголь. «Это реалистично — это не идеально — но это обнадеживает… и именно так сложилась моя жизнь».

Написав 10 рассказов, Гоголь заплатил из своего кармана более 3000 долларов, чтобы они были написаны профессионалами.Он продавал коллекционные комиксы, чтобы заплатить большую часть этой стоимости, а затем начал кампанию на Kickstarter, чтобы возместить часть затрат и распространить контент, чтобы люди могли его прочитать. Сторонники, которые пожертвовали 1 доллар или более, получат PDF-файл для загрузки готового продукта: GRIEF , антология. Он начал кампанию в апреле 2017 года, и, к удивлению Гоголя, сторонники превзошли его цель в 1500 долларов в течение первых 10 часов. Несколько месяцев спустя Source Point Press обратилась к нему с предложением опубликовать GRIEF в мягкой обложке.

Печатные копии GRIEF доступны в Интернете, и Гоголь также продает их на конгрессах. Делая это на New York Comic Con, он пережил трогательный момент с поклонником. Транс-мужчина, купивший накануне GRIEF , вернулся, прочитав рассказ «Разное». Мужчина не выдержал, тихо заплакал в зале конгресса и поблагодарил Гоголя за то, что он показал транс-персонажа в позитивном и точном свете.

«Я действительно хочу быть социально сознательным писателем… и я считаю, что рассказы должны быть полезны людям в том или ином виде, по форме или форме, либо развлекательными, либо они должны извлечь из этого урок», — говорит Гоголь. .«И если бы мы, как общество… говорили о [горе] в более позитивном ключе, принимали его и были более открытыми в этом отношении, тогда, я думаю, нам было бы лучше».

Уже не зная, о чем писать, Гоголь говорит, что работает над несколькими книгами. Но GRIEF всегда будет занимать для него особое место.

«Это та книга, которую я хотел бы иметь в детстве. Я думаю, что поступил бы иначе с моим собственным процессом скорби, исцелением и взрослением », — говорит Гоголь.«И это на 100 процентов мой опыт общения с людьми — это то, что [ GRIEF ] делает для людей, и это то, что приносит мне наибольшее счастье».

«Тезка» предлагает историю культурной адаптации

Special to the Daily
ВСЕ |

Два поколения семьи Гангули, исследующие свою новую американскую идентичность, сохраняя при этом свое бенгальское наследие, являются основой для «Тезки» Джумпы Лахири, но глубина характера и их опыт взаимоотношений — это то, во что нас втягивает автор и что мы продолжим чувствовать себя долго после того, как перевернул последнюю страницу.Родители, недавно иммигрировавшие из Индии, испытывают как трудности, так и выгоды от того, чтобы приспособиться к своей новой стране, а также выстраивают параллельное ощущение бенгальской жизни, которую они оставили позади, через сеть большой семьи и друзей, с которыми они празднуют всю свою жизнь. светские мероприятия с. Именно в этой социальной сфере и продолжении своих традиций и культурных практик они могут в некоторой степени удовлетворить свое стремление к Индии. Не знаю, чувствовал ли я когда-нибудь, чтобы они полностью обосновались в своей новой стране, особенно с той частотой, с которой они возвращались в Индию, проводя там месяцы.

Дети родились в Америке, что дало им несколько иной опыт установления своей американской идентичности, одновременно узнавая свое бенгальское происхождение по мере взросления. Во время семейных поездок обратно в Индию, когда их родители возвращаются домой, дети, по сути, посещают страну своего происхождения. История вводит читателя в их внутреннюю борьбу, в которой они время от времени принимают свое культурное наследие, но чаще восстают против него. Чтобы еще больше усложнить борьбу сыновей с идентичностью, его имя Гоголь было взято у русского писателя, с которым его отец связал это очень личный и травмирующий опыт.Гоголь в детстве борется со своим именем, упуская при этом редкие и завуалированные возможности, которые дает ему отец, чтобы понять своего тезки. Гоголь доходит до того, что отказывается читать произведения русских авторов и пытается положить конец своей борьбе, законно меняя свое имя. Эта борьба с его личностью проявляется во всех его отношениях.

Именно на уровне этих отношений «Тезка» действительно притягивает читателя. Мы ощущаем длительность и развязку в некотором смысле брака родителей Гоголя, Ашоке и Ашимы Гангули, и брака Гоголя и Мушуми.Не раскрывая слишком многого, один брак кажется формальным и холодным, в отличие от другого, который, кажется, горит более современным чувством романтики и углубляющейся любви. Именно здесь «Тезка» трогает читателя на эмоциональном уровне и позволяет нам увидеть, что все не так, как кажется. Глубина любви там, где ее не было, со временем обнаруживается, будучи скрытой в повседневных деталях жизни. Любовь, которая, казалось, ярко горела, возможно, никогда не была такой, какой казалась. Подробности жизни семьи Гангули как американцев составляют краеугольный камень «Тезки» и сами по себе создают увлекательную историю.Глубина их отношений, в которую Джхумпа Лахири вводит читателя, — это то, о чем вы не перестанете думать в течение долгого времени.



«Тезка» продается в Weber’s Books на Мэйн-стрит в Брекенридже. С менеджером по маркетингу Ларри Эберсолом можно связаться в магазине или по электронной почте [email protected]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *