Скифы русские: Недопустимое название — Циклопедия

Содержание

Подробно

Кто такие – русские? Что нам действительно известно о происхождении славянского народа? Историки отсылают нас в тот туман истории, в тот период времени, и в то географическое пространство, в которых одновременно исчезли без следа скифы, и из которого, без всякого предупреждения, вышли готы и славяне. Вот я и шатался долгое время по этому туману истории, вчитываясь как в древние хроники, так и в современные гипотезы – в поисках следов моих предков, древних славян. Мне это было интересно как преподавателю истории, как писателю, как духовному лицу, и просто как русскому человеку, славянину, задумывающемуся о прошлом, настоящем и будущем моего народа.

Долго шатался, пока мои глаза не освоились в тумане этой истории. Теперь я вижу, что по большей части этот туман – напускной. Народ скифов никуда не исчезал, но получил новые имена: готов и славян – двух некогда чрезвычайно сходных этнически и культурно народов. И об этом я и хочу поговорить с вами, дорогой читатель.

В этой, первой публикации, и еще в нескольких последующих, раскрывающих тему.

А потом мы сделаем еще один шаг в прошлое и зададимся еще одним вопросом: а кто такие скифы? Что о них-то нам известно? Откуда они взялись? И тут перед нами – еще больший туман. Но я попытаюсь провести вас, уважаемый читатель, и через этот туман. Если, конечно, вам это интересно, и вы мне позволите. Но начнем со скифов. А потом поговорим, как от них произошли готы и славяне.

Итак, кто они – народы Скифии? Приведу некоторые данные. Формирование сравнительно общепризнанной скифской культуры археологи относят к VII веку до н. э. (Аржанские курганы).[1]Действительно, хотя о скифской культуре есть много спекуляций, о фактах мы можем говорить вместе с историками и археологами начиная лишь с VII века до н. э. Почему это так важно – я скажу в позднейших публикациях. Всеми исследователями обычно также признается, что скифы, откуда бы они ни взялись, изначально расселились у побережья Черного моря и в Крыму.

Отсюда скифы распространились на всю территорию бывшего Советского Союза. Но читаем дальше довольно типичную информативную статью, не претендующую на новизну взглядов. Я, кстати, тоже, как вы увидите, не претендую на новизну взглядов. То, о чем я теперь говорю было некогда официальным взглядом Российских императоров. Пока эту картинку тихонько не «замяли». Но вернемся к ставшей уже традиционной «новой» картине, представлению историков 20-го века. Где он видят начало скифов? «Начало сравнительно общепризнанной истории скифов и Скифии — VIII век до н. э., возвращение основных сил скифов в Северное Причерноморье, где до этого веками правили киммерийцы (Гомеры в ряде источников).»

Это было бурное историческое время. В 30-х годах VII века экспансия Ассирии кончилась. Элам, Вавилония и Египет сбросили иго Ниневии. Мидийское царство необычайно усилилось. Об этом времени известно, что скифы, взявшись невесть откуда (Геродот называет их самым молодым народом и приписывает им происхождение от Зевса) захватили часть Ближнего Востока.

Молодой иудейский царь Иосия воспользовался ситуацией и воевал на стороне со скифами и взял под свой контроль Палестину. «Киммерийцы вытеснены скифами из Северного Причерноморья к VII веку до н. э., и походами скифов в Малую Азию. В 70-х гг. VII в. до н. э. скифы вторгались в Мидию, Сирию, Палестину и, по характеристике Геродота, «господствовали» в Передней Азии, где создали Скифское Царство — Ишкуза, но к началу VI века до н. э. были вытеснены оттуда. Следы пребывания скифов отмечены и на Северном Кавказе.»

Все верно. И я еще позднее, в других публикациях, вернусь к этому началу – когда буду говорить собственно о происхождении скифов. Пока же нас интересует в первую очередь отношение скифов к славянам и готам. Посмотрим на территории обитания скифов. Основная территория расселения скифов — это степи между нижним течением Дуная и Дона, включая степной Крым и районы, прилегающие к Северному Причерноморью. Северная граница неясна. По всей видимости, это была лишь природная граница – Северное море – которое способствовало их дальнейшей экспансии как скандинавы, или викинги.

От северного моря и до морей южных, и все, что было между ними – это территория Великой Скифии (некоторые называют ее Тартарией, ошибочно обычно датируя ее). И путь от Севера и до Юга, этот знаменитый путь из Варяг в Греки, был путем скифским, славянским. Таким образом территория обитания скифов полностью совпадает с территорией обитания как славян, так, как мы еще увидим, и готов.

Со временем скифы (славяне) разделялись на несколько крупных племен. По сообщению Геродота, господствующими были царские скифы — самое восточное из скифских племён, граничащее по Дону с савроматами, занимали также степной Крым. Западнее их жили скифы-кочевники, а ещё западнее, на левобережье Днепра — скифы-земледельцы. На правобережье Днепра, в бассейне Южного Буга, близ города Ольвия, обитали каллипиды, или эллино-скифы, севернее их — алазоны, а ещё севернее — скифы-пахари, причём Геродот указывает на земледелие в качестве отличия от скифов трёх последних племён и уточняет, что если каллипиды и алазоны выращивают и едят хлеб, то скифы-пахари выращивают хлеб на продажу.

По Геродоту скифы в совокупности все называли себя «сколоты» и делились на четыре племени: паралаты («первейшие»), авхаты (занимали верховья Гипаниса — Южного Буга), траспии и катиары.»

Куда все это делось? На каких кораблях и самолетах унеслось оттуда? Или, может, ничего никуда и не уносилось? Или не все делось? Мы увидим, как часть скифов двинулась на Запад, где стала известна как готы. Другая же часть осталась на месте, где стала известна как славяне.

Между 280-260 гг. до н. э. «столица скифов была перенесена в Крым, и, по последним данным, в городище Ак-Кая, на котором ведутся раскопки с 2006г. По результатам сравнений планов раскопок с аэрофотосъемкой и съемкой из космоса, было определено, что найден большой город с крепостью, существовавший на два столетия раньше, чем Неаполь Скифский. «Необычные размеры крепости, мощь и характер оборонительных сооружений, расположение неподалеку от Белой скалы групп «царских» скифских курганов, — все это говорит о том, что крепость Ак-Кая обладала столичным, царским статусом».

Со всем этим мы можем согласиться. Нельзя лишь согласиться вполне с тем, как обычно представляют себе «исчезновение» скифов:

«Скифское царство с центром в Крыму просуществовало до второй половины III в. н.э. и было уничтожено готами. Скифы окончательно потеряли свою самостоятельность и этническое своеобразие, растворившись среди племен Великого переселения народов. Название «скифы» — греческое название, сами себя они называли сколотами (Геродот. История. IV.5 — 6) перестало носить этнический характер и применялось к различным народам Северного Причерноморья, включая средневековую Русь.»[2]

Отчасти это верно. Но только отчасти. Не будем забывать о масштабах Скифии. Историк Фукидит пишет, что скифы – самый многочисленный народ, и царство их такое могущественное и большое, что с ними не может сравниться ни один народ Европы или Азии, и ни один народ не в силе превозмочь скифов. И, действительно, скифы совершали много завоевательных походов на Ближний Восток и Переднюю Азию. В 4830-40-х годах (670-е до н.э.) они завоевали Мидию, Сирию, Палестину и создали царство, название которого греки передали как «Ишкуза».[3]

Так неужели они могли пропасть без следа?

Как восклицал справедливо А.Блок «да, скифы мы, да азиаты». Конечно, не только славяне, как мы увидим позднее, являются потомками и наследниками скифов. Но поговорим еще о скифах и славянах. «Русские летописи подчеркивали, что народы Руси греками назывались «Великая Скифь». В «Повести временных лет» скифы неоднократно упоминаются: «Когда же славянский народ, как мы говорили, жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян.» «Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и возле Дуная. Было их множество: сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; и греки называли их „Великая Скифь“.» «Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки „Великая Скифь“».

Русские летописи XVII века считали народы средневековой Руси продолжением народов Великой Скифии (см. «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске»).

Существует множество различных исторических записей и археологических находках, свидетельствующих о том, что географической территорией обитания скифов была территория бывшего Советского Союза. Богумир Мыколаев в статье «Скифы и Сарматы — предки славянского народа» пишет: «Территория скифского государства занимала земли современной Украины до лесной зоны (на севере), на востоке доходила до Дона и Аральского моря, на западе – до современной Болгарии и занимала часть Молдовы, на юге – до Кавказских гор, Черного моря и Крыма. Плиний и Страбон (античные авторы), называют Скифию причерноморскую — Малой, а Скифию, уходящую на восток и север от Дона – Великой. Не напоминает ли это позднюю книжную традицию Малой и Великой Руси? Не сомневаюсь, что это традиция именования одного и того же народа.

Греки часто ассоциировали русичей со скифами. Из окружного послания константинопольского патриарха Фотия середины IХ в. (866 г) известно, что Фотий уже тогда совершенно определенно говорил о скифах Руси, которые начали принимать веру христианскую – византийскую: “Не только оный народ (болгары) переменил древнее нечестие на веру во Христа, но и народ, часто многими упоминаемый и прославляемый, я говорю о русах, которые, покорив окрестные народы, возгордились и, возымев о себе высокое мнение, подняли оружие на Римскую державу. Теперь они сами переменили нечестивое языческое суеверие на чистую и непорочную христианскую веру и ведут себя в отношении нас почтительно и дружески, тогда как незадолго перед тем беспокоили нас своими разбоями и учинили великое злодеяние”.[4]

В последующих наших публикациях мы подробнее поговорим о прямой связи Руси и Скифии. Не уходите далеко, друзья: самое интересное еще впереди.

[1] https://sites.google.com/site/brateevskijizved/home/knigi/bibliografia-na-sajte/skify-vikipedia

Информации достаточно и на других сайтах и в книгах.

[2] Там же.

[3] http://www.aleksandrnovak.com/content/390.html

[4] Там же.

По материалам

https://zen.yandex.ru/media/otkritaya_seminariya/skifskaia-zagadka-5c742264edb9e500afc05041

 

 

Глава 16. Скифы и русские. Да, скифы мы! «Откуда есть пошла Русская Земля»

Глава 16. Скифы и русские

Есть много общего, сближающего скифов и русских. И те и другие внезапно врываются в мировую историю и создают великие империи практически в одних и тех же границах. О начальном этапе истории и тех и других известны крайне обрывочные сведения, допускающие множество истолкований. Современная академическая традиция, признавая скифов за иранцев, а русских – лишь частью славян, разрывает преемственную связь между двумя великими народами. Это глубоко ошибочная позиция. И скифы, и русские – евразийские народы. Первые, помимо иранских корней, хранили также лувийские, фракийские и хеттские традиции, а вторые несли в себе глубинные индоиранские истоки. Последнее, в частности, подтверждают и антропологические исследования, выявившие, что «большая часть населения, проживавшая в южнорусских степях в середине I тыс. до н. э., является физическими предками восточнославянских племен эпохи Средневековья» (В. Алексеев. Палеоантропология и история//Вестник истории, 1985. № 1. С. 35–39).

И скифы, и русы (росы, русские) с самого начала своего существования выступали как объединяющее «ядро» для соседних народов, как притягивающий их центр. Вследствие этого и их родовое имя зачастую «терялось» в списке союзных им племен. Три сына Таргитая стоят во главе четырех племен, но ни одно из них не соотносится с этнонимом «скифы». Любопытно, не правда ли? Примерно так же, как во времена Советского Союза были республиканские компартии, академии, министерства, но не было чисто российских ведомств. Всемирная отзывчивость, умение раствориться для пользы отечества в общем деле – разве это не наша родовая черта? И разве не от скифов унаследовали мы ее?

«Повесть временных лет» говорит о легендарных братьях Кие, Щеке, Хориве и сестре их Лыбеди, «заложивших» первый камень в основание Киева. Их мы вправе рассматривать как прародителей Киевской Руси. Некоторые толкователи этого текстового фрагмента, не мудрствуя особо, соотносят Кия с основателем Киева, Щека с вождем чехов, а Хорива с князем хорватов. Названия славянских племен действительно созвучны именам двух братьев, но этого явно недостаточно. Да и дико, будем говорить прямо, зачислять в отцы-основатели представителей народов, проживавших за тридевять земель и имевших по сравнению с русами ничтожный политический вес. Смысл имен братьев, очевидно, иной, и он отражает глубинную историю тех народов, которые составили ядро Киевской Руси.

Ки (Кий) – имя общеиндроевропейского бога плодородия. К слову сказать, именно его поминает всякий, произнося наше самое распространенное матерное ругательство. В составных словах индоевропейских языков слог «ки» имеет значение «великий». Поэтому топоним «Киев» означает «Великая Явь», «Великое Сущее». Русское слово «явь» породило и имя прародительницы человечества Евы, и имя христианского Бога-отца – Яхве. Поэтому Киев – это сакральное (божественное) место мира, новый град-Китеж. Позже аналогичную роль священного центра Московского Царства будет играть Китай-город. Имена Кий и Киев, таким образом, указывают на родство и преемственность русских по отношению к древнейшим обитателям Русской равнины – протохеттам и скифам.

Щек – это Скей, Скиф. Какой бы смысл его истолкователь ни вкладывал в это слово, оно из «куста» скифских этнонимов. Создатель легенды об основании Киева мыслил масштабно, он хотел донести до потомков то, что поселение создавал очень древний народ. Скифы выделились из семьи индоевропейских народов, но и они в какой-то момент ушли со сцены, уступив место более юным племенам. Их-то и олицетворяет третий брат Хорив, имя которого хранит чисто русскую закваску в виде корня «гор». Хорив – это тот же Свято-Гор, не случайно каждому из братьев в Киеве была посвящена своя гора. Подобно трем знаменитым египетским пирамидам, они символизировали глубокую древность проживавшего на киевских холмах народа и единство трех этапов его исторического развития – индоевропейского, скифского и русского.

«Лыбедь» в списке прародителей города – тоже явление не случайное. Белая лебедь – образ Великой Богини, создательницы и хранительницы мира. Скифы, как мы установили (смотри главу 4), называли ее Светой и считали, надо полагать, светлой, русоволосой девушкой. Девицы-лебедицы присутствуют в наших сказках, и, создав образ Царевны-лебеди, А. С. Пушкин особо выделил их роль в русской мифологической традиции. Этот образ опять-таки восходит к тем древнейшим временам, когда на Русской равнине обожествляли и почитали русалок. Так же, как и имена трех братьев, Лыбедь указывает на связь средневековых киевлян с древнейшими обитателями Русской равнины.

И со скифами в том числе.

В связи с культом Белой богини, существовавшим у скифов, стоит еще раз возвратиться к значению их имени. Все без исключения исследователи согласны, что в этом их названии отразилось какое-то общее свойство их народа. При этом высказываются разные точки зрения. Некоторые отечественные авторы соотносили их имя с глаголом «скитаться», считая, что оно отражает кочевую природу скифского народа. Но среди скифов были и земледельческие племена, были у них и города, так что это объяснение явно не удовлетворительно.

Академическую точку зрения на значение этнонима сформулировали С. В. Алексеев и А. А. Инков в книге «Исчезнувшие владыки степей»: «Геродот сообщает, будто сами себя скифы именуют сколотами. Нет оснований думать, что он ошибается или путает разные племена. Хотя такие догадки делались – в «сколотах» видели земледельческое население северной Скифии. Но слово «сколоты» определенно родственно греческому «скифы». Второе могло быть передачей первого, в чем, кажется, не сомневался Геродот. Однако более вероятно, что «сколоты» – скифское переосмысление первоначального названия, приближение его к имени мифического Колаксая. Персы называли всех скифов «саками», что часто возводят к древнеиранскому названию «Сугуда» – Согд, земледельческое порубежье Ирана и Турана. Название «сака» применительно к азиатским скифам употребляют и другие знавшие их народы – древние греки и римляне, китайцы, индоарии. Для ближневосточных народов скифы – Ашкуз, Ишхуза, Ашкеназ. По распространенному мнению, все эти названия – скифы, сколоты, Сугуда (Сака, Ашкуз), Ишхуза, Ашкеназ – имеют одно происхождение. Общим источником стало древнеиранское «ишкузи» – «стрелки, лучники» или еще более древнее арийское слово со схожим названием. Скифы, таким образом, – «народ стрелков». И действительно, они считались непревзойденными стрелками из лука. Лук – основное и надежнейшее оружие скифов, что неоднократно подчеркивается в разных источниках».

Кратко, емко и понятно, но все же неправильно. Авторы весьма кстати упоминают о «более древнем слове», правда, почему-то предполагают его непременно арийским и имеющим значение «стрелки». Но арийский словарь достаточно хорошо известен, и там такого слова не нашлось. А что, если это слово общеиндоевропейское (более древнее) и несет совсем другой смысл? Идея иранства скифов постоянно сбивает историков с правильного пути, уводит их в сторону. На второй половине своего исторического пути скифы «с головой» окунулись в иранскую стихию, но к этому времени их название жило уже не один век.

Мы производим имя скифов от индоевропейского корня *skai – «светлый». Звездочка здесь означает, что данный корень относится к гипотетически восстанавливаемому языку, на котором разговаривали все индоевропейцы в эпоху своего единства. Изначальное значение корня угадывается путем анализа слов, содержащих его или производных от его основы. К примеру, в английском языке такими служат sky – небо, ski – кататься на лыжах, skate – кататься на коньках. Все они так или иначе связаны с понятием «светлый»: небо днем светит солнечным светом, а ночью лунным, зимние катания на лыжах и коньках возможны только при наличии снега. Конечно, смысловые значения этих слов связаны с понятием «светлый» опосредованно, но это лишь означает, английский язык достаточно юный.

А какова ситуация с русским языком? Можно сказать, что это момент истины для нашей концепции. На протяжении всей книги мы постоянно подчеркивали, что все импульсы скифских миграций шли с Русской равнины, а значит, в русском словаре должны сохраниться те архаичные слова, которые породили имя скеев (скифов, саков) и которые имеют самое непосредственное отношение к прилагательному «светлый». Но прежде чем назвать их, мы попросим у читателя извинения, поскольку нам придется прикоснуться к самому низшему слою нашей бытовой лексики. Их до сих пор употребляют в основном дети, но родились они в глубинах тысячелетий. Простите, но слова эти – «сики» и «саки». Они бывают и белесого, и золотистого, и рыжего цвета, но все это светлые тона.

«Скифское племя – рыжее», – писал Гиппократ, причем имел в виду не только цвет волос, но и обычный для европейцев цвет кожи. Когда европейцы появились в Азии, то наиболее естественным названием для них должно было стать не «лучники» или «стрелки», а «светлые». Это самый характерный признак, отличающий людей, пришедших с севера, от южных народов.

Мы выделили глубинный, самый архаичный смысл наших ненормативных слов. У неолитического человека они ассоциировались с половыми органами человека, которые обожествлялись и играли на символическом уровне роль атрибутов богов. Соответственно их названия превращались в имена богов. Согласитесь, читатель, что как-то неожиданно и вместе с тем убедительно проясняется сущность имени бога Скамандра (Сик-меандра), покровительствовавшего троянцам. При этом становится ясно, почему он является богом реки и почему греки называли его Ксанфом, то есть рыжим. Среди греческих богов, фигурирующих в «Илиаде», Скамандр – странный персонаж, появляющийся как бы ниоткуда: родина его неизвестна, а значение имени таинственно. Мы не знаем ни одного, посвященного ему исследования. Но, исходя из лексических особенностей русского словаря, естественно заключить, что это божество плодородия, почитавшееся троянцами. Кстати, наши ненормативные существительные породили в том числе и слово «секс», вот только лингвисты почему-то молчат об этом. И если для иностранцев догадаться об этом очень непросто, то невнимательность наших отечественных филологов просто удивляет.

В Малой Азии, на родине Скамандра, существовал праздник, называвшийся Сакеи.

Страбон приводит два рассказа о его происхождении. По одному из них, он был учрежден персами, которые перебили саков, покоривших Каппадокию (область Малой Азии, территория некогда хеттской державы), когда те занялись дележом добычи. По другой версии, персидский царь Кир воевал с саками (в Средней Азии) и устроил им засаду, позволив захватить свой лагерь. Когда саки заняли лагерь и перепились, Кир напал на них и перебил, после чего посвятил день своей победы отеческой богине. Этот праздник характеризуется как вакхический, на котором одетые в скифскую одежду мужчины пьют и непристойно заигрывают друг с другом и с пирующими вместе с ними женщинами.

Обе версии схожи между собой: персы в честь победы над скифами учреждают праздник, название которого точь-в-точь совпадает с названием побежденного народа и который характеризуется разнузданным эротизмом. Как пишет Дион Хрисостом, во время празднования сакей персы брали одного из осужденных на смерть и сажали его на царский трон. На протяжении нескольких дней он пользовался внешними признаками власти, а затем его вешали. Персы воспроизводили один из древнейших ритуалов почитания Великой богини Саки – женской ипостаси Скамандра. Конечно, у нас нет прямых данных, что скифы (скеи, саки) почитали богиню плодородию именно под таким именем, но есть и элементарная логика. Название языческого праздника часто соотносилось с именем поминаемого божества: день Ивана Купалы, колядки (Коляда), Масленица (Мать-Солнце), русалии. Праздник Сакеи, следуя этой логике, устраивался в честь богини Саки.

Скажете, не слишком убедительно. Но вот и конкретика. В городе Тувана, находившемся к западу от страны Митанни у подножия Тавра (на юге Малой Азии), супругу бога грозы называли Сахассара, то есть царицей Сакой. Приводя этот факт в книге «Хетты», ее автор О. Р. Гарни искренне удивляется, что какая-то неведомая Сахассара заменила здесь верховную богиню митаннийцев Хебат. Но все встает на место, если признать, что Сахассара – это богиня скифов Сака. Не менее интересно и то, что скифские курганы обнаружены на территории республики Тувы (сибирской Туваны), а древнее название Якутии – Саха – совпадает с именем скифской богини.

Среди священных предметов, упавших с неба к ногам сынов Таргитая, была золотая секира. Это ритуальное орудие Великой богини Саки (Сики). Как и лабиринт, его форма служит символическим изображением женского начала. Священная секира – атрибут правителя, обозначающий его верховную власть. Завладев ею, Колоксай приобретал титул верховного царя-жреца скифов и считался супругом Великой богини. Но, разумеется, царствовал он и не один-два дня, как ее избранник в матриархатные времена, и не понарошку.

В древневосточных летописях VII–VI вв. до н. э. применительно к скифам использовалось обобщающее название северных варваров – «умман манда». Тайну этого словосочетания открывает санскрит. Первое слово здесь слегка искаженное имя первочеловека в арийской традиции – Ману, а второе – арийское «круг», надеемся, понятно какой. «Умман манда» означает «люди Великой богини», этим выражением восточные авторы называли народ, поклоняющийся Великой богине Сике (Саке). Точно так же неясное для этимологов слово «казаки» мы читаем, как «великие саки». Подобно киммерийцам (великим мариям), их название было связано с именем богини, которой они поклонялись.

Имя скифской богини породило не только название секиры, но и слова «секрет», «сакральный», «сага». А то, что они пришли к нам из других языков, лишь доказывает огромную степень влияния скифов на другие народы.

Лингвисты затрудняются объяснить значение русского слова «сука». А ведь оно как раз происходит от наших ненормативных понятий. Более того, принимая во внимание смысл этого слова, приходишь к мысли, что богиня Сака почиталась нашими предками в образе собаки = се бахи (богини). В древнерусском пантеоне богов есть как раз персонаж, изображавшийся в виде крылатой собаки. Это бог Семаргл. Его считают богом огня. Согласно наиболее распространенному мнению, образ Семаргла является развитием образа иранского Сэнмурва – семиголового божественного пса.

Но, как уже не раз отмечалось в книге, влияние иранских традиций на наши культурные начала сильно преувеличено. В имени Семаргла как раз и заключена его тайна. Семаргл следует читать как «Се Маргало», это Глаз верховного бога, его божественное Око. Поэтому можно предположить, что исходным именем Се-маргла (Се ока) было Секо, почти совпадающее с Сикой. Если же принять, что в роли этого верховного бога выступало божество солнца (у русских это Ярило, Дажьбог или Хорс), то прекрасно объясняются функции бога огня, свойственные Семарглу.

Отдельного обсуждения заслуживает вопрос о поле Семаргла. Мы считаем, что изначально Семаргл представлялся собакой-сукой. Течная сука – идеальный образ женской богини плодородия. Впоследствии, в более «культурную» эпоху, роль богини-прародительницы могла отойти на второй план, и ее начали воспринимать в мужской ипостаси. Но академик Б. А. Рыбаков особо подчеркивал наличие у Семаргла функций покровителя семян (семени!) и растительности. Небезынтересно, что слово «сука» используется как ругательство применительно не только к женщинам, но и мужчинам.

Есть еще один серьезнейший аргумент в пользу нашей точки зрения. Египтянам была известна богиня Сехмет – богиня войны и палящего солнца, грозное око бога Солнца Ра, целительница, обладавшая магической силой напускать болезни и излечивать их, которая покровительствовала врачам, считавшимся ее жрецами. Она охраняла фараона, обладала характером, не поддающимся контролю, и была олицетворением солнечного зноя и разрушительной энергии Солнца (на голове ее изображался диск). Как богиня жара, Сехмет представлялась весьма суровой. В позднем мифе об истреблении богом Ра непокорного человечества Сехмет в качестве ока Ра наслаждалась избиением людей, и только пролитое на землю богами красное вино, на которое Сехмет набросилась, приняв за кровь, и от которого опьянела, заставило ее прекратить резню. В период Среднего царства (II тыс. до н. э.) фараоны в качестве защитников Египта от врагов часто сравнивались с Сехмет; поэтому богиня иногда изображалась с горящими стрелами. Некоторые версии мифа о сотворении человечества называют ее создательницей ливийцев и азиатов. Носила эпитет «могучая» или «могущественная». Носила имена «Великая» и «Владычица пустыни». Изображалась с головой льва. Была хранительницей мира и защитницей людей. К ней обращались в минуты опасности. Считалось, что ее гнев приносил мор и эпидемии и, когда в Египте разразилась эпидемия чумы, фараон Аменхотеп III приказал изготовить семьсот статуй богини, чтобы умилостивить разгневанных богов. Богине поклонялись в храме Гелиополиса, где жрецы держали священных львов.

Мы привели известные общие сведения о богине из мифологической энциклопедии. Но в них необходимо вдохнуть дух наших изысканий. Сехмет непосредственно связана с богом древних ариев – Яром (древнерусским Ярилой), которого египтяне величали богом Ра. Это означает, что культ Сехмет пришел в Египет с севера вместе, или по следам бога Яра еще в III тыс. до н. э. Сехмет – это «Сика-мать». Маршрут ее миграции с севера на юг был следующий: Русская равнина – Балканы – Малая Азия – Египет. Сехмет почиталась как прародительница народов, пришедших в Азию с севера – светловолосых и светлокожих ливийцев, а также малоазийских племен, проживавших в стране «реки Сеха» (к югу от Троады). Эти народы враждовали с египтянами, поэтому поначалу те восприняли Сехмет как богиню войны. Отсюда проистекают разнообразные сюжеты о враждебности Сехмет к людям (египтянам) и традиция изображать ее в виде львицы. Правда, они признавали высокий культурный и образовательный статус поклонявшихся ей северян, владевших искусством магии и умевших излечивать от губительных заболеваний.

В середине III тыс. до н. э. бог Ра становится главой египетского пантеона, и в это время, можно утверждать, арии начинают править Египтом. Упадок их могущества в стране фараонов приходится на XXII–XX вв. до н. э., когда власть переходит к местным династиям. Но ливийцы по-прежнему привлекались фараонами как для собственной охраны, так и для внешних боевых действий. Сопоставляя львицу Сехмет и суку Семаргл, нельзя не отметить общность свойственных им черт. Разве что следует признать, что собака более мирное животное, но ведь образ Семаргла развивался на родственной для богини Сики (Саки) территории. Но влияние на него азийско-египетской Сехмет исключать ни в коем случае нельзя. Итак, цепочку эволюции Сики в Семаргла можно представить следующим образом:

Сика (Сака) ? Скамандр, Сакея, Сехмет ? Семаргл (Се око).

Распространение культа Саки совпадает с передвижениями скифов по маршруту: Русская равнина – Малая Азия, Египет – Русская равнина.

Следы почитания открытой нами богини, согласимся, едва уловимы. Но они есть. Так, мордва поклонялась верховному богу Шкаю – мужской ипостаси скифской богини (мордовскому Скамандру), а правители азиатских государств не один век использовали титул шаха (верховного сака). Вот реальное доказательство скифского величия! Имя богини, наконец, живет в названии скифов.

В русском языке суффикс «ск» играет огромную словообразовательную роль. Достаточно сказать, что он присутствует в названиях неисчислимого множества русских и славянских улиц, поселений и городов – сравните: улица Тверская, село Павловское, города Минск, Гданьск, Днепропетровск, Хабаровск и т. д. Особый статус этого суффикса – наследие скифской эпохи нашей истории. Изучив политическую карту мира, мы нашли вне пределов Русской равнины только два города, в названии которых задействован суффикс «ск» – Дамаск и Богазгей (бывшая столица хеттов Хаттуса; изначальное название города – Бога-скей). Но Дамаск – это как раз та область, где формировалась скифская общность, а столицу хеттов как раз скифы после победной войны и переименовали.

Присутствие суффикса «ск» в конце названий придает содержательному значению корня уважительное добавление «светлый», «лучезарный», «солнечный». Вот и наше родовое имя «русский» имеет смысл «русые-светлые», «светлые-пресветлые». Из всех когда-либо живших народов на земле только у двух самоназвание имеет в точности такой же смысл – у пелазгов (беласков) и белорусов. Но первые являются предками русских, а вторые – их самыми преданными братьями.

Имена «скифы» и «русы» в своем изначальном значении тождественны, поэтому с какого-то момента, после падения Великой Скифии, потомки скифов стали величать себя русами. Корень *skai принадлежит общеиндроевропейскому словарю, он древнее, чем имя «рус», рожденное в недрах арийского мира. В русском народе арийская закваска оказалась погуще, чем общеиндоевропейская. О богине Саке мы, к примеру, уже не помним, а легенды про арийских богинь – русалок – рассказывались вовсю еще в XIX веке. Историю скифов, развернувшуюся на огромных пространствах Евразии, можно представить как процесс воссоединения части некогда разделившихся осколков единого индоевропейского сообщества. «Склеивающей» субстанцией в данном случае была арийская идеология: скифы выступили продолжателями той линии обустройства мира, которую принесли в мир арии. Поэтому общую схему древнерусской истории можно представить так:

АРИИ ? СКИФЫ ? РУССКИЕ

Разумеется, она нуждается в уточнениях и некоторых оговорках. В частности, относительно славян. Они появляются в центре Русской равнины лишь в середине I тыс. н. э. из Центральной Европы. Но с русскими у славян были общие предки – пелазги, этим объясняется наша языковая и культурная близость. Праславяне-пелазги мигрировали с Русской равнины на Балканы еще в IV тыс. до н. э., в последующем они были активными участниками Средиземноморской истории, но в конце концов часть их потомков возвратилась на свою прародину и влилась в русский этнос.

Имя «славяне», как считает подавляющее большинство специалистов, происходит от их греческого обозначения sklabos. Смысл и происхождение этого греческого слова филологам, однако, совершенно неясны. Произведение этнонима от славянских понятий «славы» и «слова» не выдерживает критики, поскольку нельзя объяснить, почему греки, как и латиняне, вставляли в него букву «к». Но мы можем прояснить тайну имени славян. Прежде всего заметим, что греческое «склавины» этимологически родственно самоназванию скифов – «сколоты» и арийскому слову «шуклат» – «светлый». Но все они произошли от общеиндоевропейского корня *skai.

В средневековой мусульманской литературе в течение нескольких столетий на огромной территории – от Португалии и Марокко на западе до Афганистана на востоке – для обозначения народов или отдельных групп людей широко использовалось название «сакалиба». Д. Е. Мишин в книге «Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье» подробнейшим образом описал и прокомментировал все известные случаи употребления этого термина и приписываемые ему различными исследователями значения. Если суммировать данные арабских источников, то этих назначений насчитывается три.

1. Сакалиба – это славяне.

2. Сакалиба – это светлокожие народы Восточной и Северо-Восточной Европы.

3. Сакалиба – рабы-чужеземцы, определенные в мусульманское войско или приставленные к различным службам во дворце халифа. При этом с IV по X в. слово «саклабы» стало общим понятием, обозначавшим евнуха или, по меньшей мере, считавшимся эквивалентом этого слова.

Арабское «сакалиба» и греческое «склавины», очевидно, имена-синонимы и обозначают они светлых людей севера. Что же до сопоставления их имени с евнухами, то следует вспомнить о культе богини Саки. Жрецами Великой богини в древнейших ритуалах выступали оскопленные мужчины. Не побоимся прочитать слово «сакалиба» по-русски – «Сако-любы», «возлюбленные богини Саки». Похоже, что изначальный смысл арабского слова был именно таким. Но тогда мы вправе заключить, что люди «сакалиба» – это потомки скифов, и славяне в том числе.

Итак, круг замкнулся. Славяне – значит «светлые». Тот же смысл имени, что у пелазгов, скифов и русов. Пелазги, наряду со скифами, входили в коалицию защитников Трои, а впоследствии участвовали в походах «народов моря». Так что связь скифов с праславянами имеет прочное обоснование. Что же касается этнических корней Рюрика, его дружины и вообще варягов, то это теперь дело вторичное. Самое главное, что они называли себя русами, принимая в качестве самоназвания этноним «светлые», как скифы и славяне, то есть причисляя себя к единой с ними исторической общности. И, кстати, будь эти варяги даже трижды кельты или шведы, но уж говорили-то они однозначно по-русски.

Наши отечественные историки, безусловно, признавая скифское влияние на азиатские народы, очень сдержанно и даже боязливо пишут о скифской экспансии в западноевропейском направлении. Евгений Александрович Молев, профессор Нижегородского государственного университета имени Н. И. Лобачевского – блестящий знаток античности и автор книги «Эллины и варвары» – на стр. 48 своего труда пишет: «Памятники археологии – скифские погребения, клады и отдельные вещи – встречаются на огромной территории – в Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Германии и даже в Центральной Франции. Разумеется, эти набеги скифов были эпизодическими и не повлияли на процесс формирования европейских народов. Но они внесли свой вклад в развитие некоторых элементов их культуры». Любого читателя, склонного к логическому анализу, этот фрагмент научного труда должен повергнуть в шок. С одной стороны – распространение следов материальной культуры на «огромной территории», а с другой – отрицание влияния «на процесс формирования европейских народов». С одной стороны – абсолютная (археологически выверенная) правда, а с другой – подобострастная ложь. В главе 13 мы проанализировали воздействие скифов на культуру народов Азии и Европы. Но в тысячу раз важнее было их влияние на политическую ситуацию в мире, в том числе в Европе. Если признать, что историческая наука – это своего рода война, то оговорки уважаемого профессора следует признать трусливой капитуляцией, сдачей в плен со всеми «потрохами». Но, может быть, это была минутная слабость, и ученый несколько «забылся».

Однако, перелистнув десять страниц, с удивлением читаем: «Отдельные отряды скифов совершали походы и на запад. В Центральной Европе осталось немало следов их пребывания. Скифские курганы и отдельные находки оружия, украшений, конской сбруи и кладов встречаются на территории Франции, Германии, Венгрии и Словакии. Однако походы в этом направлении были эпизодическими, хотя и продолжались и в IV веке до н. э. В целом они не повлияли на процесс развития европейских народов». Тут уже впору отбросить всякие сомнения: автор откровенно принижает достижения скифов, и это никакая не случайность, а вполне осознанная позиция. И она вызывает полнейшее недоумение! Вот, представим, на территории Венгрии найден скифский курган. Разве это не доказательство длительного проживания здесь скифов? А если это так, неужели они не повлиют на процесс развития местного народа? И разве могут быть походы из России в Западную Европу не эпизодическими? Тем более что они продолжались вплоть до IV в. до н. э., то есть 300 лет подряд! Вывод один: ученого страшит любой намек на выдающуюся роль скифов в мировой истории.

Вплоть до Франции встречаются скифские «находки оружия, украшений, конской сбруи и кладов», вся Европа усеяна свидетельствами их присутствия. И при этом уважаемый профессор заявляет во всеуслышание о ничтожной роли скифов в европейской истории. Как ни грустно признавать, но это пример откровенной скифофобии. Даже иностранным историкам такая позиция в диковинку. Тамара Т. Райс в книге «Скифы. Строители степных пирамид» пишет: «В России ученые используют термин «скиф» в самом узком смысле слова, применяя его в отношении сравнительно небольшого числа племен, обитавших по берегам Азовского и Черного морей, а также по берегам Кубани и Днепра. Но так как все конные кочевники скифской поры говорили на одном и том же иранском наречии независимо от того, прибыли ли они с берегов Днестра или с берегов Окса, похоже, есть причина полагать, что по крайней мере большинство из них были связаны между собой узами одной расы. На мысль об их определенном сходстве нас наводит характер их искусства, которое демонстрирует свои почти идентичные черты на территории этого достаточно обширного района. Присутствие «сибирских» элементов в западном искусстве (оба фрагмента выделены мной.  – А. А.) оказывает поддержку точке зрения тех ученых, которые полагают, что скифы были родом из Западной Сибири, или <…> именно с Алтая». Родом скифы, как мы показали, из Малой Азии, на Алтай и в Сибирь они пришли в XI–X вв. до н. э., но показательно, что западные ученые признают активное скифское участие в европейских делах, а отечественные исследователи сознательно принижают их роль.

Самое интересное, что такая позиция Е. А. Молева не позволяет ему разобраться и в тех узкоспециальных вопросах, которые вроде как являются его «коньком». Профессору непонятно, как греки могли беспрепятственно колонизировать причерноморское побережье, когда там хозяйничали скифы. Этот вопрос он объявляет открытым и оставляет без решения. Но ведь в нем-то и вся «соль» происходивших в Причерноморье событий. И дружба переселенцев со скифами объясняется тем, что приплыли они из Малой Азии – места скифской прародины. Греческая «колонизация» черноморского побережья проходила при полной поддержке скифов. Только тогда все становится на свои места. В противном случае, скифы – хозяева Причерноморья, выглядят «петрушками», примерно так, как изображал их в комедиях «Лисистрата» и «Женщины на празднике Фесмофорий» Аристофан. В них скифы, выступая в роли полицейских, говорят на ломаном греческом языке, чем вызывают комический эффект. Ну, чем не русские «медведи»?

Западная культура формировалась как вариант отторжения традиций скифо-арийского мира. Она не впитывала варварские обычаи, а выстраивала свое культурное пространство на основе их отрицания. Наблюдая несхожесть двух этих миров, историки выдвинули тезис о незначительном влиянии скифов на формирование европейских народов. Но это не так. Европейцы искали свои собственные формы развития, отличные от варварских, а скифы выступали своего рода катализатором: поучаствовали в процессе и вышли из него, не оставив следов.

Многочисленные скифские предметы, найденные на территории Европы, свидетельствуют, что скифы «прорубили окно» в Европу. Дорога на запад была им хорошо знакома. Поэтому не исключено, что в эпоху вражеских нашествий отдельные группы скифов могли уйти на запад. Филологи признают родственность имен Щек и Чех, но почему бы не считать, что второе произошло от первого, а не наоборот. Почему бы не видеть в чехах потомков скифов? А саксы, объявившиеся в III–V вв. в Британии из неведомых краев?! На связь саксов с азиатскими саками указывали многие исследователи, в том числе еще в XIX в. Но мы подчеркнем один, крайне важный момент. В книге Александра Драгункина «5 сенсаций» (она выложена в Интернете) блестяще показано, что английский язык возник на основе русского. Но как же это произошло, кто принес русский лексикон на Туманный Альбион? Наш ответ – саксы-скифы. Одновременно мы выдвигаем совершенно естественное (и не сомневайтесь, правильное) утверждение, что скифский язык был не иранским, как считает Тамара Т. Райс, а вариантом древнерусского языка. Если бы это было не так, то в английском языке (через посредство саков-саксов) были бы сильны иранские влияния, а их нет. Есть сплошные русизмы. В античные времена скифы точно так же рассеялись по Европе, как позже русские в Средние века: подробно об этом в двухтомнике «Откуда есть пошла Русь?» (под редакцией Аполлона Кузьмина).

Скифы также схожи с современными русскими двумя уникальными качествами. Первое – отношение к выпивке, второе – любовь к парной бане. Враги скифов прекрасно знали, что после сражений те любили на славу попировать. Точно так же русские: до смерти работают, до полусмерти пьют. Эту особенность наших предков решил использовать персидский царь Кир, когда пошел войной на скифов (530 г. до н. э.). Для этого он собрал в своих войсках всех слабых и плохих воинов, которыми ему не жалко было пожертвовать, и двинул их вперед – в направлении скифов, причем приказал этому передовому отряду по приходе на ночлег приготовить множество всякой пищи и вина и так ожидать появления скифов. Это приказание Кира было в точности исполнено. Вскоре перед персидским передовым отрядом появились скифы под предводительством молодого сына царицы Томириссы. Они без труда разбили персов, а затем накинулись на приготовленную пищу и вино и предались необузданному разгулу и пьянству, без всяких мер предосторожности. Этим-то и воспользовался Кир. Он напал на беспечно бражничавших скифов, перебил громаднейшее их число и, кроме того, забрал великое их множество в плен, в том числе и молодого сына царицы. Всего при этом было пленено и убито около 150 тысяч скифов. Впоследствии царица Томирисса отомстила персам: армия Кира была полностью разгромлена, а сам он убит.

Подвиг скифов трудно переоценить – они победили сильнейшую на тот момент армию в мире. Но наряду с этим историки будут неизменно поминать и начальный акт военной кампании персов, добавляя при этом: «Ох уж эти русские!» Причем самым непонятным для «холодных» аналитиков явится то, что трагедия первого боя и триумф последнего неотделимы друг от друга. Геродот не случайно упомянул, что когда Кир разрешил снять оковы с молодого сына царицы, тот от стыда и горя наложил на себя в отчаянии руки. Но и персам потом воздалось сторицей. Переживая за позор своих товарищей, скифы стали драться с удесятеренной отвагой. Уж таков один из законов русского общежития: чтобы нам всем сплотиться, нужна большая беда.

Что же до нашей дружбы с «зеленым змием», то зародилась она в очень давние времена. Религиозные книги древних ариев рассказывают о необыкновенном напитке – соме, делавшем людей равными небожителям. Ученые спорят о том, как он приготовлялся, но это уже частности. Божественный сома – это хорошо известный россиянам самогон. В настоящее время известна масса способов его приготовления, уже Остап Бендер держал в голове более сотни рецептов. Думается, что и арии знали их в достаточном количестве, и работы для интересующихся этим вопросом хватит надолго. В названии же пьянящего нектара, которое никак не могут объяснить лингвисты, отражено его главное свойство – он сам «гонится» (приготовляется), отсюда и произошло слово «сома».

Нисколько не пропагандируя винопитие, все же следует подчеркнуть, что, являясь потомками первооткрывателей крепких напитков, русские, пусть зачастую в очень неудачной форме, выступают хранителями одной из древнейших традиций человечества, уже чуждой и оттого непонятной многим другим народам. Так, Яков Рейтенфельс, посол Рима в Москве с 1670 по 1673 г., в своих записках о Московии характеризовал русских так: «Они думают также, что невозможно оказать гостеприимство или заключить тесную дружбу, не наевшись и напившись предварительно за одним столом, и считают поэтому наполнение желудка пищею до тошноты и вином до опьянения делом обычным и делающим честь». Здесь посол, как обычно при характеристике русских иностранцами, хватанул через край, но в принципе понятия о гостеприимстве у нас именно такие – накорми и напои. Такой обычай у нас в крови, в наших домах он приобрел характер священного действия, что, к сожалению, не почувствовал римский посол. Н. И. Костомаров по этому поводу писал: «Отличительная черта русского пиршества была – чрезвычайное множество кушаний и обилие в напитках. Хозяин величался тем, что у него всего много на пиру – гостьба толсто-трапезна! Он старался напоить гостей, если возможно, до того, чтоб отвести их без памяти восвояси; а кто мало пил, тот огорчал хозяина. «Он не пьет, не ест, – говорили о таких, – он не хочет нас одолжать!» Пить следовало полным горлом, а не прихлебывать, как делают куры. Кто пил с охотою, тот показывал, что любит хозяина. Женщины, в то же время пировавшие с хозяйкой, также должны были уступать угощениям хозяйки до того, что их отвозили домой без сознания. На другой день хозяйка посылала узнать о здоровье гостьи. – «Благодарю за угощение, – отвечала в таком случае гостья, – мне вчера было так весело, что я не знаю, как домой добрела!» Но с другой стороны, считалось постыдным сделаться скоро пьяным. Пир был, в некотором роде, войной хозяина с гостями. Хозяин хотел во что бы то ни стало напоить гостя допьяна; гости не поддавались и только из вежливости должны были признать себя побежденными после упорной защиты. Некоторые, не желая пить, из угождения хозяину притворялись пьяными к концу обеда, чтобы их более не принуждали, дабы таким образом в самом деле не опьянеть». В общем, русскую культуру винопития опять-таки нельзя признать варварской!

Еще более роднит скифов с русскими пристрастие к бане. Правда, скифы бросали на раскаленные камни семена конопли, а не воду. Но это детали. Важно другое – не было в древности другого такого народа, который бы так боготворил парную баню! Уже одно это говорит о безусловном родстве русских со скифами. И тысячу раз прав был А. А. Блок, записав нас в скифы.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

1.4. Скифы и русские. Русы Великой Скифии

1.4. Скифы и русские

Да, скифы мы…

Александр Блок

Аланы-сарматы, прямые потомки скифов, «заселяли бескрайние пустоши Великой Скифии» в IV в. н. э., сохраняя по-прежнему политическую независимость; в источниках они упоминаются еще в V–VII столетиях. Материальная культура южнорусских степей I тысячелетия н. э. также обнаруживает преемственность по отношению к предшествующей эпохе. Те же курганы, те же клады… последний из которых, Перещепинский, датируется концом VII в. н. э. В этом же столетии на территории Восточно-Европейской равнины, на огромном пространстве появляются культуры, которые археологи приписывают восточным славянам — русским; начиная с этого времени имя Русь в современных источниках встречается постоянно.

Казалось бы, самых простых соображений достаточно, чтобы понять: аланы-сарматы и в раннем Средневековье населяли тот же регион, что и прежде, но… до недавних пор считалось, что в это самое время они «исчезли в неизвестном направлении». Все дело в том, что это была «эпоха великого переселения народов»; вот аланы куда-то и «переселились» — так уверяли нас.

Куда же на самом деле «девались» скифы=сарматы=аланы, многочисленный народ, который еще в IV–V вв. (свидетельство Аммиана Марцеллина) населял огромные просторы Великой Скифии от Дуная до берегов Ганга? Разумеется, они никуда не исчезли. Антропологические исследования показали, что в формировании современного русского типа главное значение имела именно степная, скифская-сарматская компонента. Как утверждает академик В. П. Алексеев, «НЕСОМНЕННО, ЧТО БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, ПРОЖИВАВШАЯ В ЮЖНОРУССКИХ СТЕПЯХ В СЕРЕДИНЕ I ТЫС. ДО Н.Э., ЯВЛЯЕТСЯ ФИЗИЧЕСКИМИ ПРЕДКАМИ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ ПЛЕМЕН ЭПОХИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ». А «скифский антропологический тип, в свою очередь, обнаруживает преемственность со времен бронзового века (III–II тыс. до н. э.)47.

Подчеркнем, что этот вывод получен на основе современных научных методик, позволяющих различить антропологический тип не только двух разных народов, но и разных племенных групп внутри одного народа. И все данные говорят об одном: современные русские — прямые потомки раннесредневековых аланов, «античных» сарматов, скифов железного века, киммерийцев эпохи поздней бронзы и ариев древнеямной культуры.

Ничего поразительно нового в этом нет. Сходство древних скифов и современных русских бросается в глаза как на сохранившихся изображениях, так и в описаниях современников. Все эти описания говорят об одном: довольно высокий рост, стройное и крепкое сложение, светлые глаза и волосы — русого оттенка, то есть типичные черты нордической белой расы.

Клавдий Гален (II в. до н. э.) писал о германцах, савроматах и «всем скифском племени», что у них волосы умеренно растущие, тонкие, прямые и русые, кожа мягкая, белая и лишенная волос. Аммиан Марцеллин об аланах, IV в. н. э.: «Почти все аланы высоки ростом и красивы, с умеренно-белокурыми волосами»… Прокопий Кесарийский о славянах, VI в.: «все они рослы и сильны, цвет лица имеют не совсем белый, волоса ни русые, ни вполне черные, но рыжеватые»… Ибн-Фадлан о русских, X в.: «И не видел я людей с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, румяны, красны»48.

Изображения скифов, дошедшие до нас, еще более красноречивы. Митридат Первый, основатель могущества Парфянской империи, в 141 г. до н. э. признанный царем Вавилонии, если судить по его изображению на монетах, имел русские черты лица49. Мало того: он еще носил хорошо знакомую прическу «под горшок» с узкой лентой-повязкой и бороду (в таком виде обычно изображают русских мужиков). Кем же был этот Митридат, «человек необыкновенной доблести» (как писал о нем Помпей Трог), и почему в России до сих пор так любят имя Дмитрий?

Во время раскопок дворца в Нисе — древней столице Парфянского царства (Туркмения) была найдена «голова воина в шлеме», представлявшая собой часть несохранившейся статуи50. У него лицо русского богатыря из сказки — таким обычно рисуют Добрыню Никитича… На рельефном портрете скифского царя Скилура и его сына, найденном на развалинах Неаполя в Крыму еще в 1827 г. (затем таинственно пропавшем и сохранившемся только в копии) можно увидеть то же самое: русские лица!

В Нисе был обнаружен выдающийся по художественным достоинствам женский скульптурный портрет, предположительно изображавший «амазонку» Родогунду, парфянскую принцессу, ставшую женой одного из селевкидских царевичей51. По свидетельству Полнена, в тот момент, когда Родогунда мыла волосы, к ней пришел вестник, сообщивший о восстании одного из подвластных народов. Не домыв волосы, Родогунда села на коня и повела в бой войско, поклявшись заняться прической только после победы, что и выполнила. С тех пор на печати парфянских царей чеканили ее изображение с распущенными волосами, с которым обнаруживает сходство и скульптурный портрет из Нисы.

Греческий автор Филострат писал о Родогунде: «Она приносит жертву богам и благодарность… она молится, чтобы боги и впредь дали ей побеждать врагов, как она победила их теперь… Глаза у нее, меняя свой цвет, от голубых переходят в темно-синие, получая свою веселость от данного настроения, свою красоту от природы, повелительный взгляд — от сознания власти»52.

Именно таков образ женщины на портрете из Нисы: реалистическая манера исполнения, утонченная красота и… чисто русские, притом великорусские, черты лица. А вот портрет круглолицей Динамии, царицы Боспорского царства (Крым-Тамань) на рубеже нашей эры, представляет несколько другой тип, скорее близкий современному украинскому, но тоже славянский…

В одном из курганов Южной Сибири (в кенотафе, не содержащем тела умершего, вероятно, «пропавшего без вести» на поле битвы) был обнаружен медальон с портретом покойного, у которого был европеоидный овал лица и выдающийся нос, но при этом некоторая «скуластость» и «косина» в глазах. Эти черты характерны для коренных русских жителей Сибири и по сей день…

Дошедшие до нас портреты скифской эпохи передают не просто русский антропологический тип, но и его характерные местные подтипы, существующие и поныне. И одежда скифов не слишком сильно отличалась от той, которую носили русские чуть ли не до XX века. Мужской костюм, если судить по сохранившимся настенным фрескам, изображениям на золотых украшениях, вазах, состоял из длинной рубахи, кафтана с поясом и часто длинными откидными рукавами, плаща-накидки с застежкой на груди или одном плече, широких шаровар или узких штанов, заправлявшихся в мягкие кожаные сапоги. Мужская прическа: обязательная борода, довольно длинные волосы у причерноморских скифов, но короткая стрижка у сарматов и стрижка «под горшок» у среднеазиатских саков и парфян. Казалось бы, простой костюм, встречающийся у многих народов; но на самом деле в древности мало кто носил такой привычный теперь предмет мужского туалета, как «штаны обыкновенные». Достаточно вспомнить «цивилизованных» римлян и греков, разгуливающих в коротких туниках-распашонках (а ведь зимой и в Италии не жарко), чтобы понять, почему ни греческая, ни римская армии не смогли прорваться в русские степи… Для сравнения, стоит напомнить, что «штаны длинные, обыкновенные» в Западной Европе носят лишь последние два столетия (в Средние века предпочитали чулки, а с XVI в. чулки с короткими шортиками).

Как следует при скифском образе жизни и как свидетельствуют источники, женщины часто носили такой же «брючный костюм», как и мужчины (так изображали амазонок на греческих вазах). Но для красоты скифские и сарматские женщины одевались все же в длинные платья. Платья эти украшались вышивками, бисерными обшивками на груди, рукавах и подоле, бусами, пуговицами; шились из доморощенной шерсти и из импортной парчи53.

Лица скифов. Прорисовки с золотых предметов Г. Томма. За тысячелетия антропологический тип бореалов Северного Причерноморья, русов-индоевропейцев, киммерийцев, скифов, савроматов, сарматов и русских практически не изменился. Сейчас, обладая всей суммой информации, мы с уверенностью можем говорить, что имеем дело с одним этносом (этнологически точнее называть его суперэтносом), который историки «вписывают в анналы» под разными именами. Даже на нашей памяти мы, русские, уже побывали и великороссами, и советскими, и россиянами… А в Европе нас вплоть до XIX века звали то скифами, то «татарами», то гуннами…

Обыкновенное платье: что в нем удивительного?.. Но опять-таки следует напомнить, что в южных странах древности носили не кроеные платья, а драпировки из цельного куска ткани — одежду типа индийского сари или греческого хитона. На востоке Азии издавна одевались в халаты. Северная и Западная Европа питала пристрастие к рубашкам с юбками и одежде типа сарафана. Выходит, никто, кроме сарматских женщин, настоящих платьев не носил… вплоть до Средних веков.

Но традиционный русский женский костюм связан ли с сарматским платьем? На севере и западе — нет, там прижились сарафан и юбка. А вот на юге, в казачьих регионах… Хорошо известно, что южнорусский (казачий) женский костюм представляет собой именно платье, украшенное вышивками, бисером, тесьмой и т. д. Самое обыкновенное платье, покрой которого возник намного раньше, чем «западная» мода на этот вид одежды докатилась до Москвы (XVIII в.). Надо полагать, ЮЖНОРУССКИЙ ТИП ЖЕНСКОГО ПЛАТЬЯ восходит ЕЩЕ К САРМАТСКОЙ ЭПОХЕ…

Древние скифы и сарматы не только выглядели, как русские — они так же причесывались и одевались, причем сарматский тип одежды лучше сохранился в южнорусских, степных областях.

Точно так же преемственность обнаруживают и другие бытовые предметы и произведения прикладного искусства. Совпадает то, чего нельзя подделать, чего нельзя заимствовать: не столько техника, сколько неповторимый стиль, узоры. «В жилых помещениях [скифской столицы Крыма — Неаполя] находили красивые пластинки из резной кости, которыми украшались скифские ларцы. УЗОРЫ, С ЛЮБОВЬЮ ВЫПОЛНЕННЫЕ СКИФСКИМИ НАРОДНЫМИ РЕЗЧИКАМИ, ЖИВО НАПОМИНАЮТ ПО СВОЕМУ ХАРАКТЕРУ РУССКУЮ РЕЗЬБУ ПО ДЕРЕВУ»54.

Особенно четко связь с сарматской эпохой прослеживается в материальной культуре населения средневекового Черниговско-Северского княжества. Здесь древние традиции сохранялись в неприкосновенности. Так, женские украшения — височные кольца — в северском княжестве, в отличие от других регионов Киевской Руси, выполнялись в форме спирали. Известно, что спиралевидные украшения, кольца, браслеты широко использовались сарматскими «амазонками». Височные кольца (служившие для поддержки прически в виде длинных кос, уложенных вокруг головы, и головного убора) считаются характерными, типично славянскими вещами раннего Средневековья. Но не стоит забывать, что такие же кольца обнаружены среди вещей сарматских кладов античной эпохи55. Древнейшие височные кольца в Южной России датируются еще бронзовым веком — началом II тыс. до н. э.

Скифское изобразительное искусство оказало самое существенное влияние на культуру средневековой Руси в целом — не только ее южной части. Это влияние сказалось не столько на технике, сколько на глубоко оригинальном стиле, который повторить, находясь вне традиции, практически невозможно. Так, портретные рельефы, найденные на городище (Неаполя), в особенности изображение юного Палака (сына царя Скилура) на коне, отличаются самобытным характером. Они чем-то напоминают ПОЗДНЕЙШИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА В ДРЕВНЕРУССКОМ ИСКУССТВЕ… У одного из военачальников (погребенного в мавзолее Неаполя) найден резной камень из темно-красного сердолика в форме скарабея… На оборотной его стороне искусно вырезана портретная голова бородатого скифа в высокой шапке. ЕГО ОБЛИК БЛИЗОК К ОБРАЗАМ ДРЕВНЕРУССКИХ КНЯЗЕЙ»56.

Важнейший этнографический критерий — это жилище. Его тип народы способны сохранять постоянным, даже переселившись в совершенно иные природные условия. Судя по раскопкам, в городах типа Неаполя — столицы крымского царства — скифы жили в добротных каменных домах с черепичной крышей; изображения их сохранились на росписях. Скифский дом — «жилище с двускатной крышей, навесы которой защищают стены от стока воды. На коньке крыши вертикально поставлена стрела, по сторонам ее вырезанные из дерева головы двух коней, обращенные мордами в разные стороны. Все это живо напоминает нам РУССКУЮ ИЗБУ С ТАКИМИ ЖЕ РЕЗНЫМИ КОНЬКАМИ НА ТАКОЙ ЖЕ КРЫШЕ»57.

Далеко от солнечного Крыма, на другом конце Великой Скифии — на Алтае — строили дома того же типа, только не из камня, а из дерева. Классическая рубленая изба была основным жилищем древних сибиряков. Уже один тип жилища предполагает оседлость и полностью исключает непрерывное кочевание. А как же знаменитая степная юрта? Оказывается, и она была изобретена скифами, но применялась только во время летнего сезона, в качестве своего рода походной палатки*.

* Эти детали подмечены очень точно. Скифы не были кочевниками. Они вели «казачий» образ жизни: были земледельцами и скотоводами, при угрозе собирали войско, садились на коней, брали оружие. Молодежь постоянно была в дозоре и на заставах. При истощении земель скифы снимались с них и перебирались на новые угодья и пастбища. Огромные повозки везли волы, ночевали в возах и в палатках-«юртах». Отряды вооруженных всадников охраняли род. Иногда кочевье было очень долгим. Именно таким и был реальный арийский, индоевропейский образ жизни — не «белокурые бестии» из псевдогерманских поэм, сочиненных в XIX в., а великие труженики-созидатели, хлеборобы и скотоводы, бесстрашные воины. Перемещаясь из Северного Причерноморья в поисках пахотных земель и пастбищ, русы-арии и заселили Европу, Сибирь и Азию, вплоть до долин Инда и Ганга, Алтая, Саян, Внутренней Монголии. Строгое соблюдение традиций и кастовость позволяли им сохранять себя как русов-европеоидов очень долго, тысячелетиями. И все же ассимиляция в среде автохтонов сделала свое дело — и потому мы не всегда можем сразу узнать своих предков среди народов и народностей Евразии.  — Примеч. Ю. Д. Петухова.

Одним из самых надежных критериев принадлежности той или иной археологической культуры какому-либо этносу является керамический. Проще говоря, форма обыкновенной бытовой глиняной посуды остается неизменной, если народ вообще сохраняет свою культурную традицию. Без труда можно убедиться, что лепная керамика сарматской эпохи обнаруживает поразительное сходство с русской средневековой. Впрочем, что средневековой — даже сейчас еще можно встретить ее наиболее распространенные типы: кувшин обыкновенный (с выпуклыми боками и горлом, расширяющимся кверху, так называемый глечик), горшок обыкновенный (полусферический, яйцеобразный), миска обыкновенная. Традиции сарматской керамики уходят в глубь тысячелетий. В сущности, основной тип ее, яйцеобразный горшок, оставался почти неизменным со времен Днепро-Донецкой культуры V тыс. до н. э.

С одной стороны, постоянство антропологического типа населения степей Южной России, с другой — такая же стойкая преемственность материальной культуры. И все это хорошо прослеживается, начиная от раннего Средневековья до эпохи бронзы и неолита (IV–V тыс. до н. э.). Никаких разрывов! Может ли быть, что южнорусские степи все это время заселяли разные народы?

Конечно, нет. Есть надежные доказательства, что жители южнорусских степей помнили родство, поддерживая связь со своими предками. Хорошо известно, что, начиная примерно с 3000 г. до н. э., в России был принят обряд погребения под курганами. Несмотря на перемену деталей, этот обряд сохранялся до раннего Средневековья (когда был известен у «исторических» славян), и исчез только с принятием христианства.

Но главное не в этом. Курганные могильники разных эпох возводились, как правило, в одних и тех же местах, один подле другого; так возникали целые «города» мертвых, поражающие своей древностью и преемственностью более, чем египетские пирамиды. Или же в одном и том же кургане делались «впускные» погребения — и это продолжалось на протяжении тысячелетий! Так, в группе курганов на реке Понуре (Калининский район Краснодарского края) представлены погребения от ранней бронзы (Ямная культура III тыс. до н. э.) до половцев включительно, причем в кургане Малаи 1 имеются последовательные погребения ранней и поздней бронзы, а в кургане Греки 1 — от раннего железа и сарматских катакомб до половцев. В «Царском кургане у хутора Лебеди (того же района), возведенного еще в эпоху Ямной культуры, произведены впускные погребения железного века и Средневековья.

В группе курганов у села Грушевского (Ставропольский край) представлена эпоха бронзы (начиная с Ямной культуры), скифы, сарматы, половцы. В курганах на реке Быстрой (междуречье Дона и Северского Донца), возведенных в эпоху средней бронзы (катакомбная культура), произведены впускные захоронения сарматов. Среди курганов у хутора Красноармейского (Ростовская область) древнейшие ямные (ранняя бронза), затем — катакомбные, сарматские, печенежские. В одном кургане у Черкасской стоянки (Павловский район Воронежской области) обнаружены три погребения ямной, семь катакомбной и четыре срубной культур; могильник непрерывно функционировал почти две тысячи лет. В Курской области найдены группы курганов, в которых представлены последовательные захоронения от эпохи бронзы до средневековых славянских58.

Постоянство и преемственность погребального обряда на протяжении тысячелетий подтверждают, что жители южнорусских степей рассматривали своих предшественников как непосредственных предков. При смене этнического состава населения или даже просто при сильном культурном «разрыве» (принятие христианства) такое постоянство было бы невозможно. Одни и те же религиозные убеждения и традиции поддерживались в России по крайней мере на протяжении четырех тысяч лет, включая «историческую» славянскую эпоху раннего Средневековья.

Скифы на сосуде из кургана Куль-Оба. Здесь мы видим две разные прорисовки с одного оригинала. Художники часто с целью создания более «колоритных образов» огрубляют черты исходных типажей, делают их более «восточными». Для того чтобы убедиться в полном сходстве скифов с русами лучше смотреть на оригиналы — они широко представлены не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в городах Северного Причерноморья. Когда археологи XIX в. впервые увидели «скифское золото», они были просто поражены — «местные русские мужики», по их словам, были «вылитыми копиями скифов»

На протяжении тысячелетий поддерживались не только города мертвых, но и города живых. Так, многослойные селища в долине Оскола обнаруживают слои, начиная с эпохи бронзы до Средневековья и даже… XVII–XVIII вв. Воргольское городище (Елецкий район Липецкой области) представляет материалы эпохи бронзы, раннего железа, славяно-русского времени, городища в бассейне Сейма (Курская область) — от раннего железа до славянской Роменской культуры59. И так далее, и так далее…

Все классические археологические критерии указывают на преемственность культуры населения средневековой Руси (по крайней мере ее южных областей) по отношению к степной культуре эпохи бронзы и железного века.

Не приходится удивляться поэтому, что нравы и обычаи скифов, известные из современных источников, удивительно напоминают славянские. Судя по описаниям Геродота (История, 4, 62–74), скифы любили попариться в банях, поклонялись мечу как символу бога войны, возводили курганы над могилами умерших вождей; скрепляя договор, пили вино с кровью; предсказывая будущее, гадали на ивовых прутьях и липовом мочале. Все эти обряды известны и у средневековых славян. Правда, скифский обычай снимать скальп с поверженного врага и отделывать его череп в форме чаши* в позднейшие времена «вышел из моды», но это можно приписать воздействию христианства (точно так же, как и прекращение курганных захоронений).

* Обработка черепов, «культ мертвой головы» — древнейшая традиция русов-индоевропейцев со времен Натуфа и Иерихона (Ярихо). Из культа «мертвой головы» родился культ «доброго предка» — «домового». Обработка черепа врага и изготовление культовых чаш говорили об уважении к этому врагу. У скифов данный культ получил меньшее развитие, чем, скажем, у кельтов сыновнего народа, вычленившегося из суперэтноса русов-индоевропейцев. Поздние «скифы» — печенеги и половцы, вопреки сложившемуся мнению, не были тюрками. Они были потомками скифов-язычников и потому продолжали традиции предков. Мы помним, что князь («хан») Куря сделал из черепа Святослава чашу, это была дань уважения к великому полководцу. — Примеч. Ю. Д. Петухова.

Социальное устройство и особенности нравов скифов практически неотличимы от славянских (известных по источникам раннего Средневековья). Та же территориальная община, состоящая из лично свободных полноправных людей, то же отвращение к рабству. Равенство прав мужчин и женщин, вплоть до несения последними военной службы (еще в VII веке Константинополь штурмовали «славинки», еще в X веке в войске Святослава были женщины). Правда, в Средние века славянским женщинам, как некогда сарматкам, не приходилось убивать врага, чтобы получить право выйти замуж; и тут, вероятно, сказалось смягчающее влияние христианства.

Большое сходство, наконец, имеет скифский и средневековый славянский тип экономики. Как показывают археологические исследования и как свидетельствуют беспристрастные источники, скифы были отнюдь не варварами-кочевниками, но оседлыми (хотя и подвижными) скотоводами и земледельцами, искусными металлургами, строителями городов, мало отличаясь в способе ведения хозяйства от своих потомков — славян.

Какой из всего этого следует вывод?

Предоставим сделать его П. Н. Шульцу, руководителю Тавро-скифской археологической экспедиции Института истории материальной культуры АН СССР, ведшей с 1945 г. раскопки Неаполя Скифского: «.. Скифы представлялись многим дикими кочевниками, не знавшими городов и городской культуры, не имевшими своего государства. Некоторые дореволюционные и зарубежные ученые считали, что скифы — это кочевые орды не то монгольского, не то иранского происхождения. Считали, что скифы существовали на протяжении пяти-шести веков, а после войн с Диофантом, полководцем царя Митридата Понтийского, они якобы пропали неизвестно куда и как. Разве могла внезапно исчезнуть такая большая и могущественная народность, о многочисленности, смелости и непобедимости которой много и единодушно писали древние авторы? Раскопки советских археологов на Днепре, Буге, Днестре, на Дону, Кубани и в особенности раскопки Неаполя Скифского полностью опровергают эти неправильные, лженаучные представления о скифских племенах. Скифы никуда не исчезали и не пропадали… Скифы создали не только свое государство, но и свою городскую культуру. Мы знакомимся в Неаполе с памятниками скифской архитектуры, с его мощными оборонительными стенами и башнями, с исключительно интересным мавзолеем, парадными сооружениями, украшавшимися скульптурами, с его жилыми оштукатуренными домами, крытыми черепицей… Но особенно важно то, что В ХАРАКТЕРЕ СКИФСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ И ЖИЛИЩ, В ПОГРЕБАЛЬНОМ ОБРЯДЕ (ОБЫЧАЙ ХОРОНИТЬ В КРУГАНАХ И ЗАКАЛЫВАТЬ БОЕВОГО КОНЯ), В СКИФСКИХ РОСПИСЯХ, В ПРЕДМЕТАХ РЕМЕСЛА, В ЧАСТНОСТИ В ПОСУДЕ, ДЕРЕВЯННОЙ РЕЗЬБЕ, ОРНАМЕНТЕ, В ОДЕЖДЕ МЫ НАХОДИМ ВСЕ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ ОБЩИХ ЧЕРТ С КУЛЬТУРОЙ И БЫТОМ ДРЕВНИХ СЛАВЯН. Становится все яснее, что скифские земледельческие племена наряду с другими народностями и племенами Восточной Европы сыграли свою роль в процессах формирования восточного славянства, и что древнерусская культура вовсе не создана варягами или пришельцами из Византии, как об этом твердили заграничные псевдоученые.

РУССКАЯ НАРОДНОСТЬ И КУЛЬТУРА ИМЕЮТ ГЛУБОКИЕ МЕСТНЫЕ КОРНИ, УХОДЯЩИЕ В ГЛУБЬ ВЕКОВ, и тут уместно вспомнить слова М. В. Ломоносова о том, что среди «ДРЕВНИХ РОДОНАЧАЛЬНИКОВ НЫНЕШНЕГО РОССИЙСКОГО НАРОДА… СКИФЫ НЕ ПОСЛЕДНЮЮ ЧАСТЬ СОСТАВЛЯЮТ»60.

Скифы и сарматы были прямыми, физическими предками русских, и неудивительно, что потомки носили ту же одежду, строили такие же дома и лепили такие же горшки, как и их предки.

Русские и другие народы, которые являются прямыми потомками скифов

Представители многих современных народов хотят называть себя потомками скифов. Легендарное ираноязычное племя, жившее в Северном Причерноморье с VIII века до нашей эры до IV века нашей эры, создало обширную империю. Эти люди оставили немало памятников уникальной культуры, одно только скифское золото чего стоит. Однако, несмотря на все свое могущество, данный этнос давно канул в небытие. И все же, он не мог исчезнуть бесследно. Какие же народы являются продолжателями наследия древних скифов?

Ученые называют сарматов, саков и массагетов близкими родственниками скифов. Но все они также исчезли в глубине веков, как и аланы – ираноязычные племена, которые имеют скифо-сарматское происхождение. Впрочем, и сейчас есть люди, предками которых были эти самые аланы. Речь идет об осетинах.

В конце IV века на территории Северного Кавказа союз местных племен основал феодальное государство, которое просуществовало до монгольского нашествия, случившегося в XIII веке. Эта горная страна называлась Алания. Войска ордынцев вынудили многих ее жителей бежать в Закавказье. Осетины являются их прямыми потомками, этот факт доказан многими научными исследованиями.

Так, изучив язык горцев, известный французский лингвист Жорж Дюмезиль (1898–1986 гг.) пришел к однозначному выводу, что наследие скифов не исчезло бесследно, оно перешло к осетинам через их предков аланов.

В 1995 году название республики, в которой проживают потомки легендарных воинов, было подкорректировано. Сейчас это Северная Осетия – Алания.

В современной Венгрии живет небольшой народ – ясы. В XIII веке, спасаясь от ордынского нашествия, одно аланское племя перебралось на побережье Дуная. Сейчас историческая область, где поселилась эта группа людей, называется Ясшаг, а их город – Ясберень.

К сожалению, ясы практически ассимилированы венграми, они начали утрачивать свой язык еще в XVII веке. Однако некоторые представители этого народа пытаются возродить исконные традиции и обычаи: проводят фестивали ясской культуры, налаживают связи с родственными им осетинами.

И хотя устный язык малочисленной народности не сохранился до наших дней, имеющиеся в распоряжении ученых записи ясских слов наглядно подтверждают их практически полное совпадение с речью осетин. Сходство настолько явное, что лингвисты говорят о двух диалектах одного языка.

Хотя происхождение осетин от аланов является научно доказанным фактом, ингуши оспаривают у соседей право называться единственными потомками древних воинов. Дело в том, что территория Алании в эпоху ее расцвета простиралась на многие республики Северного Кавказа. И это был союз племен, так что на родство с аланами могут претендовать не только осетины.

Желая подчеркнуть историческую преемственность, в 1998 году ингуши назвали новую столицу своей республики в честь главного города Алании – Магас. Местные историки утверждают, что корни их народа восходят к легендарным воинам. А построенной в 2015 году въездной арке в Магас ингушские власти не случайно дали наименование «Аланские ворота».

Карачаево-балкарцы

Несмотря на то, что карачаевцы и балкарцы живут в разных республиках Северного Кавказа, эти народы настолько родственны, что многие исследователи причисляют их к единому этносу. Тем более что они говорят на одном языке. И хотя лингвисты называют его карачаево-балкарским, сами носители всегда именовали свой язык аланским. Разумеется, они также претендуют на право называться наследниками древнего народа, как и ингуши.

Карачаево-балкарцы не могут воспользоваться политическими методами, чтобы официально закрепить за собой статус потомков легендарных аланов, поскольку не живут в мононациональных республиках. Но сами себя они считают продолжателями древнего наследия.

Известный карачаево-балкарский языковед Умар Алиев (1911-1972 гг.), проведя исследования родного языка, в 1959 году прямо заявил об его аланском происхождении.

Как известно, жители Скифии не были однородным племенем. Население Крыма, например, называли царскими скифами, на европейской части огромной империи жили, в основном, земледельцы, а восточные представители древнего этноса занимались кочевым животноводством. На Алтае найдено много курганов и захоронений, где были погребены знатные скифы. Поэтому жителей этих мест также принято считать потомками легендарного народа.

В 1865 году при раскопках Катандинского и Берельского курганов, расположенных на Горном Алтае, впервые была обнаружена так называемая пазырыкская культура, однозначно имевшая отношение к раннескифской усть-куюмской группе племен.

Согласно выводам историков, пазырыкцы (название условное – в честь урочища Пазырык, где проходили раскопки) жили в VI-III веках до нашей эры на Алтае, в Южной Сибири, Северном Казахстане и Монголии. В чертах этих кочевников-скотоводов антропологи обнаружили влияние двух рас – европеоидной и монголоидной. Можно сказать, что это был смешанный народ, к этногенезу которого имели отношение и скифы.

Большинство ученых считают версию о скифском происхождении русского народа весьма спорной. Однако некоторые исследователи уверены, что представители древнего этноса, жившие в европейской части огромной империи и занимавшиеся земледелием, могли в какой-то период своей истории смешаться со славянами.

Например, в своей книге «Геродотова Скифия» известный археолог Борис Рыбаков (1908-2001 гг.) изложил версию, что длительная географическая близость скифов и славян должна была сказаться на этногенезе русского народа.

Интересно, что некоторые византийские летописцы порой называют скифами представителей племени русов. Возможно, в силу географической близости или исторической преемственности двух этих народов.

Академик Иван Забелин (1820-1908 гг.) считал казаков потомками скифов. С его мнением согласны и некоторые другие историки. Они полагают, что казаки произошли от древнего населения донских и кубанских степей – скифов, сарматов, массагетов и хазар.

К такому выводу ученые пришли после исследования останков древнего города, располагавшегося в устье Дона. Танаис – так античные авторы называли это поселение, существовавшее с III века до нашей эры по V век нашей эры. Город был построен скифами, скорее всего, ведь именно они жили в донских степях в ту эпоху. Вероятно, именно танаитцы были одними из предков современных казаков, наряду со славянами.

Некоторые ученые считают, что украинцы – потомки скифов. Об этом заявила, например, известный антрополог Татьяна Алексеева (1928-2007 гг.) в своей работе «Этногенез восточных славян по данным антропологии». Она основывалась на исследовании так называемой черняховской культуры, существовавшей на территории Украины, Румынии и Молдавии во II-IV веках.

Археологические раскопки у селя Черняхов Киевской области начались в 1900 году. Большинство ученых считают, что древние жители Украины были потомками ираноязычных скифов и сарматов, смешавшихся с представителями племени антов – предков славян. Именно черняховцев археологи и антропологи называют прародителями полян, от которых и произошли современные украинцы. Различные источники причисляют к потомкам скифов множество народов. Восточная ветвь этого племени могла участвовать в этногенезе киргизов, казахов, хакасов, а в родстве с западными скифами подозревают венгров, сербов, албанцев, румын и молдаван.

Являются ли русские потомками скифов: нет, не скифы мы | Неальтернативная история

Как только мы начинаем рассматривать древнюю историю России, мы сталкиваемся с тем, что эта история, согласно официальной историографии, начинается лишь с призвания варягов в 862 году. До этого на территории европейской части России якобы проживали разрозненные полудикие праславянские племена, не имевшие даже зачатков государственности. То есть, русские, потомки восточных славян, словно чуть ли не сразу шагнули из каменного века в средневековье.

Естественно, такое положение многих не устраивает, и они всячески пытаются заполнить эту пустоту в истории русского народа. Одни начинают искать ответы в сказках про так называемую Ведическую Русь возрастом в сотню тысяч лет. Другие пытаются приобщить свою историю к истории других народов, в частности, скифов. Именно этот вопрос, являются ли русские потомками скифов, я и хочу рассмотреть в этой статье.

Откуда берет основу эта гипотеза, сказать невозможно. Но многие апеллируют к стихотворению Александра Блока «Скифы»: «Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы, с раскосыми и жадными очами!» И им уже ничего не важно. Они не видят горький сарказм Блока по отношению к вчерашним союзникам по Антанте. Ведь те предали Россию, позволив подписать Брест-Литовский договор, по которому Россия выходила из Первой Мировой войны, проиграв проигравшей Германии.

Но Блок был писателем. И как все творческие люди, был склонен к аллегориям. Если мы будем верить всему, что пишут поэты, то, по сведениям Пушкина, мы должны признать, что коты научили мужчин рассказывать сказки, когда идут налево. Мы должны признать достоверность всех описанных в «Сказке о царе Салтане» событий, ведь Пушкин явно называет себя их очевидцем: «и я там был, мед-пиво пил».

Но оставим поэзию и обратимся к историческим фактам.

В VIII веке до н.э. Северное Причерноморье населяли киммерийцы. Согласно данным палеогенетики, у киммерийцев определена Y-хромосомная, так называемая арийская гаплогруппа R1a-Z645. Ближе к концу I тысячелетия до н.э. киммерийцы были вытеснены в Переднюю Азию скифами. Но некоторые ученые, опираясь на древнеперсидские надписи, связывают киммерийцев, называемых «гимери», с передовыми скифскими отрядами, сражавшимися с Ассирией.

О скифах из древнегреческих источников известно несколько больше. Но нас интересует сейчас ареал их распространения в Северном Причерноморье. Его можно ограничить областью распространения скифских захоронений от Днепра далеко на восток, занимая Придонские и Кубанские степи, но не выходя за них на севере. То есть, территорию южнее Древней Руси. По генофонду, Анатолий Клесов выделяет у скифов гаплогруппу R1a-Z93.

Здесь нужно сделать замечание. В ранних выступлениях Клесов не конкретизировал субклады. Поэтому можно услышать: «у славян R1a, и в Южной Сибири тот же самый R1a». Но со временем он уже четко указывает у восточных славян R1a-Z280, а R1a- Z93 называет сибирским или тюрским геном.

Вообще, о скифах и их принадлежности к пратюркскому миру я написал уже не одну статью: «Сибирские скифы: кто они?», «Сибирские скифы: предки и потомки», «На каком языке говорили сибирские скифы: что говорит ДНК-генеалогия».

В начале I тысячелетия н.э. скифы были уничтожены сарматами. Под сарматами ученые бесспорно понимают семиреченских саков, выходцев с южного Казахстана. При этом Платон писал, что сарматы в быту ничем не отличаются от скифов, говорят на их языке, но неправильно. Другими словами, и сарматы, и скифы принадлежали с родственным пратюркским народам. Поэтому, очевидно, скифы не были уничтожены сарматами, а ассимилированы ими.

В IV веке сарматы, в свою очередь, были ассимилированы хуннами, известными в Европе как гунны, выходцами из Центральной Азии, все так же пратюркским народом. Может, сарматы и не были ассимилированы, а сохранились на прежней территории, но их имя навсегда исчезает с политической карты. О хунну написано в статье «Хунну — тюркоязычные европеоиды с монголоидной внешностью».

С VII века в Причерноморье приходит новая волна тюркских народов. В этот раз миграция была обусловлена расширением Первого (Западного) тюркского каганата.

Данные археологии и палеогенетики полностью подтверждают несколько волн миграции пратюркских и тюркских народов в Северное Причерноморье, показывая у них все тот же R1a-Z93.

Наконец, хронологически мы подходим к официальной дате создания Древнерусского государства. В конце VIII – начале IX века в Северном Причерноморье возникает Харарский каганат, опять-таки археологически подтвержденное тюркское государство. Хазарский каганат был разбит русским князем Святославом в 965 году. Кто такие хазары русским летописцам было хорошо известно, поэтому говорить о родстве русских и хазар не приходится.

И вот здесь, интересно. На средневековых европейских картах Хазария обозначается как Gazaria, Kesaria или Cesaria. При этом средневековые авторы пишут, что хазары – это проживающий в Скифии тюркский народ скифов от ветви гуннов. В частности, об этом пишет Шарль де Пейссоннель в «Историко-географическом описании» 1761 года.

Но в «Cesaria», очевидно, угадывается «Цесарь»-«царь». Добавив слово «скифы», получим «потомки царских скифов».

Дойдя до времени сосуществования хазар и русских, дальше по истории идти нет смысла, рассматривая Улус Джучи и последующие административные образования в Причерноморье. Потомки скифов найдены, и это не русские.

Итак, потомки скифов – это хазары, народ тюркский. Кстати, все тот же Клесов указывает на преобладание у хазар все той же южносибирской гаплогруппы R1a-Z93, указывая, что уральская N1 или ближневосточная J носят единичный характер.

Но, может, не русские, а донские или кубанские казаки, составляющие неотъемлемую часть русского этноса являются потомками хазар, а, значит, скифов?

Но нет. Как пишет Ян Сабесский, русские, бегущие от произвола Русских властей или Польско-Литовского рабства, уходили в бывшие земли хазарские. Там они приняли «татарские», как пишет Сабельский, обычаи, элементы быта, боевые навыки и даже имя «казаки». В «казаках» без труда угадываются «хазары», то есть, понятно, чьи «татарские» обычаи они приняли. Но казаки, речь идет о донских или кубанских казаках, сохранили русский язык, православную веру, а первые — даже верность Русскому царю. Так казаков можно рассматривать как своеобразный субэтнос в рамках русского этноса.

Однако, как показывает генеалогия, казаки сохранили генетическую чистоту: смешанные браки с «татарами» не получили широкого распространения.

Так я вынужден констатировать: русские – не потомки скифов, как бы кому-то не хотелось «примазаться» к чужой истории.

Но тема происхождения русских, основанная на данных генеалогии, лингвистики и археологии – это тема следующей статьи.

Скифы — все статьи и новости

Скифы — общее название группы кочевых племен, населявших территории Северного Причерноморья, Крыма, земли по течению Дона и Дуная. Племена были связаны общим языком североиранской группы (подобный современному осетинскому). Также на общность племен указывает «скифская триада»: конские упряжи, оружие и стиль искусства с преобладающими животными мотивами. Вероятно, племена состояли в родстве с сарматами, массагетами и саками. Как предполагает большинство ученых, скифы пришли из Азии и центральной части Сибири в VII веке до н.э. Упоминания о кочевниках часто встречаются в трудах античных историков Геродота и Страбона.

На севере Причерноморья скифы обосновались после того, как одержали победу над киммерийцами. Периодически кочевники совершали набеги в земли Малой Азии, отмечается пребывание скифов на Северном Кавказе. Известно о частых войнах скифских племен с персидским царем Дарием I и правителем Македонии Филиппом II.

Некоторые скифские племена постепенно переходили от кочевого образа жизни к оседлости, становились земледельцами, вступали в торговые или меновые отношения с соседними территориями. Стоянки оседлых скифов были обнаружены в районах между реками Ингул и Днепр. Предположительно в конце III века до н.э. возникло отдельное скифское царство, первым правителем которого был царь Атей. Ему принадлежали земли от Дуная до Азова. После поражения от македонян скифы бежали вглубь Крыма и основали новое государство с центром в Неаполе Скифском (неподалеку от современного Симферополя), от которого до наших дней сохранились руины царского дворца-крепости. Царство просуществовало до первой половины III века и было уничтожено готами. В период Великого переселения народов скифы смешались с прибывшими на их территорию племенами и полностью утратили свою идентичность.

Начало исследований истории кочевых племен относится к XVIII веку, когда по указу генерал-губернатора Новороссийского края Алексея Мельгунова были произведены первые археологические раскопки на месте скифских курганов.

Изображение: Васнецов Виктор Михайлович «Битва русских со скифами»

Сказания о Русской земле. «Военные действия скифов. Смерть Кира»

Поделиться

Особенно прославились скифы своим далеким походом, предпринятым ими с огромным количеством всадников, около 630-го года до Рождества Христова, от берегов Днепра и Дона через Кавказские горы, Армению, Персию и Малую Азию, вплоть до далекого Египта.

Поход этот продолжался 28 лет и доставил громкую известность его участникам. При своем движении скифы, гарцуя на легких конях и предавая все огню и мечу, наводили такой ужас на встречающиеся на пути народы, что многие из них, не вступая в бой, спешили откупаться богатыми дарами от грозных завоевателей. … скифы подчинили себе Мидийского царя КиаксАра и заставили его платить себе дань; затем, они направились к АссИрии, и АссирИйскому царю пришлось откупиться от них бесчисленными сокровищами своих дворцов. От АссИрии Скифы повернули к западу, к богатым городам Финикии, проникли по морскому берегу в область ФилистИмскую и направили по ней свое шествие на Египет. Видя это, египетский царь ПсамметИх вышел им навстречу с богатейшими дарами и упросил их удалиться назад. Тогда скифы повернули опять на север и вторглись в Иудею, где предавали все сожжению и смерти. Они едва не захватили и город Иерусалим, чего ежечасно ожидал трепетавший за свою судьбу иудейский народ. Но молодому Иудейскому царю ОсИи вместе с главным царедворцем удалось отвратить беду от столицы: с помощью своих сокровищ умолить скифов пощадить священный горд.

Живший в это время в Иерусалиме пророк ИеремИя предсказал нашествие скифов …

Повернув от Иерусалима к северу, скифы в полном блеске своей славы и нагруженные богатейшей добычей возвращались по покоренным ими странам домой, в свои широкие степи — на Дон и Днепр.

Однако, весьма немногие вернулись на родину; большинство же из них совершенно неожиданно для себя погибло, благодаря пагубной страсти скифов к вину, чем они отличались еще и в те древнейшие времена и чем, к несчастью, себя губят и их потомки — русский народ.

Зная непомерную жадность скифов к вину и способность напиваться до полного бесчувствия, мидийский царь КиаксАр, которого они покорили и заставили платить дань, приготовил для них при возвращении роскошное угощение и множество вина. Скифы перепились им, и когда лежали после пиршества мертвецки пьяными, поэтому коварному КиаксАру не стоило большого труда избить бОльшую часть из них; только немногие ушли домой.

Сто лет спустя после описанного печального происшествия, в 530 году до Рождества Христова, страсть скифов к злополучному употреблению вина опять оказалась для них крайне пагубной.

Дело произошло следующим образом: «Кир, царь Персидский, один из великих завоевателей древнего мира, покорил себе царства — Мидийское. Ассирийское и все другие племена в Малой Азии. После этого он взял славный город Вавилон, к великой радости находившихся там в плену иудеев, которым он разрешил вернуться в Палестину. Далее Кир решил идти на скифов, считавшихся непобедимыми, и направился на те скифские племена, которые жили за рекой АмУдарьей. Предварительно он послал царице их ТомирИссе предложение выйти за него замуж. Умная ТомирИсса, женщина уже не молодая, поняла, конечно, что это был только предлог, чтобы завладеть ее землями. Она послала Киру отказ, но приказала объявить, что оба они отлично могут царствовать каждый в своей стране и не воевать друг с другом; если же Кир непременно хочет войны, то она на нее согласна и будет ожидать его в своих владениях.

Кир, зная неукротимое мужество и воинское искусство скифов, и зная вместе с тем их непреодолимую страсть к вину, решил получить над ними успех не в открытом бою, а помощью хитрости.

Для этого, вторгнувшись в скифскую страну, он собрал в своих войсках всех слабых и плохих воинов, которыми ему не жаль было пожертвовать, и двинул их вперед — к скифам. Приказал этому передовому отряду по приходе на ночлег приготовить множество всякой пищи и вина и ожидать появления скифов. Это приказание Кира было в точности исполнено. Вскоре появились перед персидским передовым отрядом скифы под предводительством молодого сына царицы ТомирИссы. Они напали на этот отряд, без труда разбили его, а затем кинулись на приготовленную пищу и вино и предались необузданному разгулу и пьянству без всяких мер предосторожности. Этим, конечно, воспользовался Кир. Он напал на беспечно бражничавших скифов, перебил громаднейшее их число и забрал множество их в плен, в том числе и молодого сына царицы ТомирИссы. Всего при этом было перебито и взято в плен около 150 тысяч скифов.

Узнав про это несчастье, ТомирИсса послала сказать Киру, что она просит его отпустить к ней ее сына, после чего она не будет мстить персам за предательское нападение на ее воинов, если персы удалятся домой. Но Кир и не думал исполнить ее желания; он только разрешил снять оковы с молодого сына царицы. Тогда этот последний, от стыда и горя, что не оправдал доверия матери и был, благодаря своей страсти к вину, главной причиной гибели стольких храбрых соотечественников — наложил на себя в отчаянии руки. Узнав про его смерть, ТомирИсса двинула все свои войска, которых было около трехсот тысяч мужчин и двести тысяч женщин, против персов.

Последовало одно из самых кровопролитнейших сражений, когда-либо происходивших в древние времена. Обе стороны дрались с величайшим упорством и ожесточением, и, наконец, скифы победили. При этом Кир был убит. Когда отыскали его тело, то скифская царица приказала отрубить ему голову и бросить ее в кожаный мешок, наполненный человеческой кровью. При этом, обращаясь к голове Кира, она сказала: «хотя я осталась в живых и одержал большую победу, но не радует она меня; не искала я вражды с тобою, а ты пришел и коварством погубил моего юного сына. Ты всегда жаждал крови, так напейся же ею досыта в этом мешке, кровопийца».

 

Россия объявляет о планах клонирования древних скифских воинов

«Из этого можно было бы что-то сделать, если бы не овечка Долли. В общем, будет очень интересно».

Русское географическое обществоСамые древние останки, обнаруженные в «Долине царей», относятся к IX веку до н.э.

Всего два десятилетия назад сибирские археологи сделали важное открытие. В Республике Тыва захоронены останки 3000-летних воинов-скифов со своими конями.Министр обороны России Сергей Шойгу, не довольствуясь тем, чтобы оставить их в покое, объявил о планах их клонирования.

Шойгу, уроженец Тувы, раскрыл эти намерения во время онлайн-заседания Русского географического общества на прошлой неделе, согласно Древние истоки . Шойгу не только возглавляет эту организацию, но и является одним из самых сильных союзников президента Владимира Путина, присутствовавшего на встрече. Больше всего сбивали с толку предполагаемые цели Шойго.

Министр обороны говорил о «потенциале экстраординарных 3000-летних скифских захоронений», ссылаясь на обилие ДНК, сохранившееся в вечной мерзлоте Сибири.Согласно Daily Mail , Шойго приказал присутствовать на раскопках шаману — чтобы не злить духов — и теперь, по-видимому, планирует создать армию мертвецов.

«Конечно, нам очень хотелось бы найти органическое вещество, и я думаю, вы понимаете, что за этим последует», — сказал он. «Из этого можно было бы что-то сделать, если бы не овечка Долли. В общем, будет очень интересно».

Русское географическое обществоМинистр обороны России заявил, что текущая цель состоит в обнаружении органических материалов в вечной мерзлоте, и тут же упомянул овечку Долли.

Хотя это была формальная встреча и слова Шойгу были довольно четкими, по мнению некоторых аналитиков, это заявление может служить двойной политической цели. В конце концов, недавно Россия перебросила к границе с Украиной около 100 000 солдат, и фантастическая история о клонировании древних воинов вполне может послужить отвлекающим маневром, состряпанным кремлевской пропагандистской машиной.

Тем не менее, останки, обнаруженные в так называемой «Долине царей», очень реальны — и не могут быть более примечательными.Раскопки здесь начались в 1998 году, а три года спустя группа российских и немецких археологов начала раскапывать гробницы из кургана «Аржан-2».

Однако в 2018 году Шойгу начал раскопки под руководством российских и швейцарских экспертов и привлек шамана для наблюдения за извлечением останков. Скифы были кочевым воином иранского происхождения и владели европейской степью от северных границ Китая до Черного моря между 7 и 3 веками до н.э.

«Самой интересной находкой стали остатки конских жертвоприношений с элементами конской упряжи, — рассказал ведущий археолог Тимур Садыков.«Это еще раз подтверждает культурную принадлежность кургана к комплексу памятников Долины Царей… где также обнаружены следы ритуальных конских жертвоприношений».

Wikimedia commonsСнаряжение скифских всадников Северного Причерноморья и Прикубанья, датируемое примерно 7-5 веком до н.э.

скифских воина обычно хоронили вместе с лошадьми. Обнаружение останков их верных скакунов не было совершенно неожиданным, хотя доказательства того, что воины, вероятно, принесли их в жертву, были.Самым шокирующим, конечно, были заявления о том, что Российское государство может захотеть вернуть к жизни этих воинов и пополнить свою современную армию.

Эти останки были получены в ходе третьего сезона экспедиции Русского географического общества, завершившегося в октябре 2020 года. Хотя открытие окаменелых костей, безусловно, само по себе невероятно, организация ясно выразила свою цель найти органическое вещество в вечной мерзлоте для целей клонирования.

«Мы уже провели там несколько экспедиций; это большая международная экспедиция», — сказал Шойгу согласно Sputnik News .«Многое уже подтверждено, но многое еще предстоит сделать».

Самые старые останки датируются 9 веком до н.э., согласно Unilad . Объявление от 14 апреля содержало явную ссылку на овечку Долли. Известно, что Долли была первым когда-либо клонированным млекопитающим и попала в заголовки мировых новостей в июле 1996 года, когда Институт Рослина в Эдинбурге, Шотландия, сообщил о своем успехе.

Wikimedia CommonsМинистр обороны Сергей Шойгу (слева) на фото с президентом Владимиром Путиным в 2014 году.

В конечном счете, неясно, насколько искренними на самом деле являются предполагаемые усилия русских по клонированию древней армии и возвращению к жизни. Хотя только время покажет, отчет PBS за 2017 год может быть полезен для оценки того, насколько скептически следует относиться к любым разоблачениям, спонсируемым государством, подобным этому.

Согласно этому конкретному исследованию, и Кремль, и российские СМИ работают в тандеме, создавая как ложную, так и дезинформацию, чтобы замутить воду в том, что касается действий российского государства на международной арене.Пока неизвестно, отвлекают ли подобные материалы СМИ от маневров войск или всецело искренне.


Прочитав о планах России клонировать древнее племя скифских воинов, взгляните на фотографии самых странных открытий этого русского глубоководного рыбака. Затем прочитайте о том, что российская лаборатория планирует вернуть шерстистых мамонтов.

Россия рассматривает вопрос о воскрешении 3000-летних скифских воинов с помощью клонирования

На онлайн-заседании Русского географического общества (РГО) в апреле министр обороны России Сергей Шойгу предложил клонировать группу 3000-летних скифских воинов, лежащих в вечной мерзлоте сибирской тундры.

По данным Sputnik News, Шойгу знаком с сибирским полигоном, добавив: «Мы уже провели там несколько экспедиций; это большая международная экспедиция. Многое уже подтверждено, но многое еще предстоит сделать». По поводу древней ДНК Шойгу сказал РГО, что «из нее можно было бы что-то сделать, если бы не овечка Долли. В общем, будет очень интересно».

Хотя Шойгу прямо не говорил, что в стране будут возрождать древних скифских воинов, намек был.

(Источник: Русское географическое общество)

Кем были воины-скифы?

Скифский народ, который, как считается, ведет свое происхождение от северной Монголии до Ирана, был кочевым воином, путешествовавшим по Евразии между 9-м и 2-м веками до нашей эры. За это время они построили мощную империю, которая просуществовала несколько столетий, пока конкуренты не разрушили ее.

Двадцать лет назад археологи обнаружили останки этих воинов в кургане в Тувинском районе Сибири, где хорошо сохранилась армия потенциальных клонов.

Учитывая положение Тувы на юге Сибири, большая ее часть покрыта вечной мерзлотой. Это означает, что земля остается замороженной, и, следовательно, все в вечной мерзлоте (включая остатки) остается в первозданном состоянии, удивительно хорошо сохраняя биологическую материю.

Некоторое снаряжение скифских всадников Северного Причерноморья и Прикубанья, датируемое примерно 7-5 вв. до н.э. (Источник: Wikimedia Commons)

Можно ли клонировать человека?

Помимо того, что клонирование человека является незаконным и технически сложным, существуют различные этические и моральные проблемы, связанные с клонированием человека.Национальный исследовательский институт генома человека подтверждает, что «клонирование человека по-прежнему кажется фикцией».

Ученые из Института Фунга Калифорнийского университета в Беркли разъясняют распространенное заблуждение относительно клонирования. Хотя большинство людей думают, что человеческий клон будет точной копией оригинального человека, это не так. Клон может физически выглядеть идентично, но его характер не будет таким же. Личность человека формируется средой, в которой он вырос, и опытом, который он пережил.

(Фото: Раздаточный материал/Getty Images/Русское географическое общество)

С другой стороны, клонирование животных уже происходит. Например, в прошлом году ученые клонировали находящуюся под угрозой исчезновения лошадь Пржевальского из материала 40-летней давности, а находящегося под угрозой исчезновения черноногого хорька — из клеток 30-летней давности в начале этого года. Однако эти сложные процедуры были проведены, чтобы попытаться спасти исчезающие виды, и потребовали огромного количества проб и ошибок.

Даже если бы клонирование людей было законным, необходимо учитывать несколько факторов.Некоторые из них включают в себя, что ученым придется тщательно следить за клонированной детской версией умершего взрослого воина на предмет любых болезней и других прозаических проблем. Кроме того, кто будет воспитывать и нести ответственность за благополучие этих детей?

Пока Шойгу предвидит будущую расу высококвалифицированных бойцов, только время (и природа против воспитания) покажет, достигнет ли Россия этой цели.

Россия намекает на клонирование 3000-летней скифской армии

Министр обороны России Сергей Шойгу намекнул на то, что страна может заняться клонированием группы 3000-летних воинов, лежащих в земле в Сибири.

Вы не можете не вызывать в воображении образы Game of Throne ледяных Белых Ходоков, бесшумно марширующих вперед по заснеженному сибирскому ландшафту при упоминании о возвращении к жизни древних, давно умерших воинов в ледяной России.

Ну, ладно, их бы не вернули к жизни таким образом, но образы забавные.

Шутки в сторону, в середине апреля в разговоре с Русским географическим обществом Шойгу упомянул, что «из этого можно было бы что-то сделать, если бы не овечка Долли», сообщает Sputnik News .То, что упоминает Шойгу, относится к древней ДНК скифских воинов, сохранившейся в вечной мерзлоте сибирской тундры.

Шойгу продолжил: «Мы уже провели туда несколько экспедиций, это большая международная экспедиция. Многое подтверждено, но многое еще предстоит сделать».

Так что, хотя Шойгу прямо и не говорил, что страна собирается клонировать давно исчезнувших скифских воинов, намек был.

Прежде всего, кто были скифские воины?

Скифы были группой кочевых воинов и людей, которые жили между 9-м и 2-м веками до нашей эры (эти даты варьируются от 9-го века до 1-го века), и которые, как полагают, происходят от северной Монголии до Ирана.В конечном итоге они двинулись на север, в Сибирь, но были известны тем, что бродили по большим территориям Евразии.

Некоторые из их останков, как сообщается, были обнаружены всего два десятилетия назад археологами, просеивающими Тувинский регион Сибири, где покоится армия потенциальных клонов, объясняет Popular Mechanics .

Учитывая лед и холод региона, вечная мерзлота поддерживала останки в хорошем состоянии, исключительно хорошо сохраняя биологические вещества. Отсюда и желание использовать эту материю для создания новых, клонированных современных воинов.

Можно ли клонировать человека?

На данный момент ответ прост: нет. Как заявляет Национальный исследовательский институт генома человека, «человеческое клонирование все еще кажется фикцией». И помимо того, что это технически сложно, в отношении клонирования человека возникают этические и моральные проблемы, не говоря уже о том, что в настоящее время это незаконно.

Исследователи из Института Фунга Калифорнийского университета в Беркли объясняют большое заблуждение людей, когда речь идет о клонировании.Большинство людей воображают, что если бы мы клонировали человека, он получился бы точной копией первого человека. Однако, как указывает команда, это не так. Да, физически они будут выглядеть одинаково, но с точки зрения личности клонированного человека они будут разными. Все сводится к среде, в которой мы растем и живем — так как же они могут быть полностью одинаковыми?

Клонирование животных уже происходит, например черноногих хорьков в США, происходящих из клеток 30-летней давности, и лошади, клонированной из материала 40-летней давности. Однако эти сложные процедуры потребовали огромного количества проб и ошибок, и они были сделаны, чтобы попытаться спасти вымирающие виды, чего мы, люди, не делаем.

Время покажет, клонирует ли Россия свою древнюю группу воинов, а пока довольствуемся просмотром Белых Ходоков по телевизору.

Скифы: открытие воинов-кочевников Сибири

Золотая аппликация 400-350 гг. до н.э., изображающая лучников спиной к спине. Он был обнаружен при раскопках на Куль-Обе в восточном Крыму.

Греки называли их скифами, ассирийцы и ахеменидские персы называли их саками. Мы знаем их только по их роскошным погребальным останкам. В преддверии крупной выставки в Британском музее Сент-Джон Симпсон раскрывает захватывающую историю этого таинственного народа.

Между 9-м и 2-м веками до нашей эры кочевой народ, состоящий из множества различных племен, процветал на обширной территории, которая простиралась от границ северного Китая и Монголии, через южную Сибирь и север Казахстана, до северных пределов Черного Море. В совокупности они были известны под своим греческим именем: скифы. Они говорили на иранских языках, и персы различали их по форме головных уборов и образу жизни. Но до сих пор ведутся споры об их происхождении и о том, насколько тонкие различия в сохранившейся материальной культуре отражают разные племена или хронологические различия.

Южно-Сибирский пейзаж, родина скифских воинов-кочевников IX-II вв. до н.э.

 

В начале 18-го века исследователи юга Сибири нашли золотой инвентарь в некоторых древних курганах, усеивающих ландшафт.Когда весть об этом дошла до Петра Великого (1672-1725), он издал указ присылать ему все находки и за десятилетие собрал огромную коллекцию. Хотя возраст этих золотых изделий был неизвестен, это было доказательством того, что в прошлом жители этого региона были исключительно искусными мастерами со сложными культурными традициями. Находки, выставленные в Кунсткамере — первом в России музее, основанном Петром, — а затем и в Эрмитаже, послужили толчком для первых научных экспедиций в регион, и так родилась русская археология.

Карта, показывающая относительную протяженность скифских территорий (светло-зеленым вверху) и Персидской империи Ахеменидов (красным). Нажмите на картинку, чтобы увеличить.
Более раннее происхождение

Спустя столетие более впечатляющие открытия скифского золота в больших курганах на севере Причерноморья привели к — ошибочному — предположению, что это было сердцем скифов. Затем, ближе к концу 20 века, дальнейшие экспедиции выявили более ранние стоянки в Тувинском районе Южной Сибири.Здесь также были исключительно хорошо сохранившиеся органические останки, запертые в замороженных камерах гробниц, на этот раз под курганами в высоких горах Алтая, недалеко от современных границ России с Казахстаном, Монголией и Китаем. Хотя археологические экспедиции продолжают исследовать места на скифских территориях, будучи кочевниками, их единственными следами являются наскальные рисунки и тысячи курганов над затонувшими гробницами.

Золотое поясное украшение (высота 8,2 см) из Сибирского собрания Петра I, IV-III вв. до н.э.

Именно в этом восточном регионе древние племена начали разрабатывать более эффективные способы езды на лошадях, что увеличило их способность перегонять большие стада на новые пастбища на большие расстояния. Примерно в 900 г. до н.э. возникла новая культура, в которой использовались схожие типы конской упряжи, оружия и особый вид искусства, известный как «звериный стиль». На этих рисунках изображены искаженные фигуры натуралистичных и фантастических зверей, сражающихся в битве.

Последние археологические раскопки показывают, что истоки этой культуры лежат в Южной Сибири.Затем он распространился по почти непрерывному широкому травянистому коридору богатых пастбищ, который простирается от Монголии и северного Китая вдоль границы с Казахстаном и достиг северного Причерноморья в VII веке до нашей эры. Греческий писатель V века до н.э. Геродот писал, что скифские племена, которые он там встретил, пришли «с востока», добавляя, что они вытеснили местных киммерийцев с Кавказа и вторглись в некоторые районы Ближнего Востока. Позднеассирийские и ахеменидские источники добавляют некоторые дополнительные упоминания и изображения, но самым богатым источником информации являются археологические свидетельства из скифских гробниц.

Сокровища гробницы
Реконструкция «царского» мужского костюма по материалам раскопок Аржана-2.

Основное скифское платье было разработано в ответ на их потребность ездить с комфортом, но при этом выживать в любую погоду в суровых условиях. Именно по этой причине были изготовлены надлежащие брюки, которые носили с короткими туниками, закрепленными одним или несколькими ремнями, к которым крепились основные инструменты и оружие. Однако были локальные различия, и их выявление является результатом продолжающихся археологических исследований.

В высокогорном районе Алтая вблизи современных границ России, Казахстана, Китая и Монголии мерзлые недра обеспечили сохранение в вечной мерзлоте органических остатков, захороненных вместе с умершими. Например, в 1940-х годах российские раскопки здесь, в небольшой долине под названием Пазырык, обнаружили пять больших курганов, которые, хотя и были разграблены в прошлом, все еще содержали удивительно хорошо сохранившиеся органические останки, потому что земля под курганами никогда не оттаивала.

Скифы приложили огромные усилия, чтобы сохранить внешний вид тел, используя местную форму мумификации.В «замороженных гробницах» Алтая они очень хорошо сохранились и показывают, что они позаботились об удалении мозгового вещества и как можно большего количества мягких тканей, прежде чем набивать тела сухой травой и зашивать кожу.

Все замороженные тела, исследованные до сих пор, также были сильно татуированы при жизни. Физический антропологический анализ человеческих останков подтверждает, что у этих групп населения была тяжелая жизнь, с частыми свидетельствами, свидетельствующими о тяжелых падениях, вероятно, в результате несчастных случаев при верховой езде, а также о признаках межличностного насилия.

Необходимость легко собирать вещи и перемещаться в зависимости от времени года означает, что личные вещи кочевника должны быть портативными и прочными. Скифы ничем не отличались, и предметы, которые они хоронили вместе с умершими, обычно были маленькими или легкими. К ним относятся небольшие фляги и деревянные миски, которые стояли на войлочных салфетках.

Аэрофотоснимок скифских курганов в Башадаре, Каракольская долина.

В этом мире не было настоящей мебели, а несколько уцелевших столов низкие и разбираются, чтобы их можно было легко убрать.Однако толстые напольные покрытия были необходимы, и это объясняет овчинные шкуры, войлочные коврики и исключительный импортный ворсовый ковер, найденный в гробницах в Пазырыке.

Многие другие предметы были сделаны из органических материалов, таких как войлок, ткань, кожа и рог. Эти ресурсы были обильными побочными продуктами их пастушеского хозяйства, а «замороженные гробницы» включают накидки с накладными рукавами, одежду с золотыми аппликациями, богато украшенную обувь и даже украшенные войлочные чулки. Скифские мастера также были хороши в обработке металлов и применяли разные приемы для обработки золота, бронзы и железа: ни один из них не требовал большого количества оборудования, а Сибирь богата металлическими рудами, но это требовало мастерства, и раскопанные находки доказывают, что они были иногда так же совершенны, как и их оседлые соседи.

Голова атамана из кургана 2 на Пазырыке. Кожа и даже волосы удивительно хорошо сохранились. Человеческие останки свидетельствуют о тяжелом физическом существовании, склонном к травмам. Помимо насильственных взаимодействий, травмы часто были связаны с несчастными случаями при езде на велосипеде.

Геродот утверждает, что пиршество было важной частью скифских погребальных церемоний, и это отражает важное средство социальных связей. Греческие авторы также писали, что скифы, как и персы, любили напиться.Обычно они употребляли перебродившее кобылье молоко (кумыс), хотя в Причерноморье употребляли привозное греческое вино. Как скотоводы-кочевники, они в значительной степени полагались на молоко, масло и сыр, особенно весной и летом, а остатки сыра даже сохранились в могиле в Пазырыке.

Будучи пастухами, они имели легкий доступ к мясу. Геродот утверждал, что скифы варили мясо в котлах или мешках, а кости использовали в качестве топлива. Это может показаться странным, но существует ранняя доисторическая традиция использования жирных или жирных костей в качестве топлива. Экспериментальная археология показывает, что смешанные костяные и дровяные пожары значительно увеличивают время горения и, следовательно, увеличивают ограниченные ресурсы древесного топлива; костяное топливо также производит тепло и свет с небольшим количеством дыма и было бы идеальным для сушки и обработки шкур, а также в палатках или других закрытых помещениях. Другие эксперименты показывают, что приготовление пищи в брюшке возможно, хотя фактические находки предполагают, что металлические котлы были обычным явлением.

Татуировка на коже с левой стороны груди и спины мужчины, погребенного в конце IV-начале III века до н.э. в Пазырыке.

Анализ человеческих останков выявил, что некоторые люди страдали от зубной боли и желудочно-кишечных инфекций, вызванных туберкулезом крупного рогатого скота, состояние, которое отражает продолжительный контакт с зараженными животными-хозяевами. Симптомы варьируются от высокой температуры до диареи, и, вероятно, их можно было облегчить, выпив большое количество кумыса — наиболее эффективного средства от туберкулеза в России до открытия антибиотиков.

Некоторые несчастные страдали более серьезными недугами. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что у 40–50-летнего «царя», похороненного в Аржане-2 в Тувинской области на юге Сибири, был рак простаты, и последние месяцы жизни он провел бы прикованным к постели.Это не единственный случай такого заболевания: МРТ (магнитно-резонансная томография) останков 20-летней скифки, найденной на Ак-Алахе 3 в Алтайском крае, показала, что она находилась в терминальной стадии рака молочной железы. рак, когда она получила травмы, характерные для неудачного падения с лошади. Она была похоронена с жаровней с обугленной коноплей, что позволяет предположить, что скифы осознали ошеломляющее действие дыма.

 

Это выдержка из полной статьи в выпуске 84 журнала Current World Archeology .Щелкните здесь для получения дополнительной информации о подписке на журнал.

 

Скифы

«Что это за мужчины!?» Этот вопрос должен был озадачить персидского полководца Дария, когда в разгар битвы он наблюдал его враги-скифы отказываются от серьезного военного дела, чтобы внезапно взлететь в погоню за зайцем, которого они шпионили. Ну то же самое Вопрос сохраняется в умах современных цивилизованных людей как ученый. добавляет к тому, что мы знаем об этом странном обычае верховой езды Евразии. кочевник.Новые исследования и тысячи обследованных захоронений за последние 20 лет на юге России и Алтай помогли нам нарисовать гораздо более полную картину этого энергичные кочевники с их уникальным животным искусством и любовью к лошадям — необыкновенная раса, у которой цивилизованный мир научился носить брюки и катание на лошадях.

Земля мифов и золота
Пожалуй, самой поразительной чертой скифов было огромное количество золото, которое они носили и использовали.Древняя легенда повествует о одноглазые люди, аримаспы в Скифии, которые вели непрекращающуюся битву с грифоны, которые охраняли золото. Это золото, несомненно, произошло из богатые поля в Алтайском крае. Обычно скифы носили золотые украшения и пояса. К их одежде пришивали золотые пластины. и золото блестело на их оружии. Археологи последовательно поражен количеством золотых приношений, положенных в большое захоронение- курганы скифских царей.

Откуда они взялись? У самих скифов была легенда что они произошли от трех сыновей некоего Таргитая, человека сверхъестественного происхождения, обитавшего в причерноморских владениях. Вместе три брата правили землей до четырех золотых орудий — плуг, ярмо, секира и чаша для питья упали с неба и вдруг начал полыхать. Колаксайс, младший, оказался единственный из братьев, кто мог поднять горящие предметы, и, таким образом, стал единоличным правителем Скифского царства.

Другая история создания скифов была рассказана древним Диодором Сицилийским в I в. век до н.э. По словам Диодора, скифы «жили в очень числа на реке Аракс …. что они приобрели себе страна в горах до Кавказа, в низменности на побережье океана (Каспийское море) и озера Меот (Азовское море) и другие территории до реки Танаис (река Дон). Родился на той земле от супружеского союза Зевса и змееногой богини родился сын Ски, давший в народе название Скиф.«Его потомки были по имени Пал и Напс и были предками двух однородных людей — друзья и сон. «Они завоевали себе страну «за Танаисом» Река до египетской реки Нил» (Диодор II, 43).

История
Датировка первых скифов была проблемой, поскольку они не развивали свой особый художественный стиль до 6 века до н.э. А. И. Мелюкова предположила, что ранние скифы были потомками племен срубной культуры, которые между серединой II в. тысячелетие Б.до н.э. и конец 7 в. до н.э., переместился в несколько волны из Волго-Уральских степей в северное Причерноморье и ассимилировали местных киммерийцев. В истории скифы впервые упоминаются в VII веке до н.э. как союзник Ассирии против киммерийцев, потерявших родину к скифам и двинулись на юг. Скифский царь Партатуа женился ассирийской принцессой в 674 г. до н.э. и две нации остались союзниками. Скифы и ассирийцы вместе завоевал мидийцев Каспийского моря; однако мидяне смогли вытеснить скифов из Западной Азии обратно в Понтийские степи к рубежу веков.

В 514 г. до н.э. произошло очень важное событие место в степи. Геродот подробно описал этот рассказ. Дарий, третий из великих персидских царей, решил вторгнуться в Скифию. Персидская армия численностью 700 000 человек под командованием самого Дария прошли через Дунай в русские степи. Скифы неуклонно отступили, а персы преследовали. Дарий провалил попытку силой скифы, чтобы противостоять персам в лобовой битве.Скифы не отказались от своей тактики ухода и ответили Дарию, когда тот потребовал боевого действия:

В том, что мы делаем, нет ничего нового или странного. Мы следуем нашему режиму жизни в мирное время. У нас нет ни городов, ни обрабатываемых земель в этих краях, которые могли бы побудить нас, опасаясь их разорения, торопиться сразиться с вами. Но если вам нужно вступить в драку поскорее с нами, оглянись кругом и посмотри на гробницы отцов наших. Пытаться вмешиваться в них, и ты увидишь, будем ли мы сражаться с ты.

Для Дария это действительно была очень странная война. Не было ничего, чтобы быть захвачены и удерживаются — ни городов, ни зданий, ни грабежа, ничего но безкрайняя степь. Он боролся с воздухом. У Дария не было другого выхода, кроме как повернуть назад. Всю дорогу до Дунайские скифы беспокоили его отступление. Он никогда не агитировал на север снова через Европу и скифы преобладали на юге Руси степи и продолжала расширяться на запад в течение следующего столетия.

С конца 7 века до 3 века до н.э. скифы занимали степь с севера Причерноморья область, от Дона на востоке до Дуная на западе.Среди всех этих скифских племен наиболее выделяющееся племя называется Царским. скифы. При доминирующей роли царских скифов. скифы-кочевники, каллипиды, ализоны, скифы-земледельцы а пахучие скифы занимают покорную позицию. В то время как Королевский и скифы-кочевники вели кочевой образ жизни, каллипиды и ализоны. жили полукочевым образом жизни. Конечно пахучие скифы точно были оседлые земледельцы. Согласно Геродоту, Каллипиды или греко-скифы жили недалеко от Ольвии, в устье Буга.На севере жили ализоны; а дальше на север пашню Скифы занимали территорию между Днепром и Бугом. Кочевник Скифы занимали степи Приазовья и левый и правом берегу Днепра. Большинство ученых считают, что оба берега нижнего Буга до реки Конки были землями скифы-кочевники, в то время как скифы-цари кочевали по землям дальше на восток и юг до Дона. Наконец, кочевники-скифы заняли Алтайский регион Сибири называют родственными скифами или восточными скифами.

Это было в 4 веке до нашей эры. что Скифское царство достигло наивысшее экономическое, политическое, социальное и культурное развитие. Многие кочевники стали оседлыми на севере Причерноморья и Каменского городища была экономической, политической и торговой столицей Скифии в IV в. до первой половины III века до н. Великий царь Атей объединил все скифские племена и расширил свою территорию до фракийской границы на правом берегу Дуная.В 339 г. до н.э. Атей был убит в возрасте 90 в битве с Филиппом Македонским. Тем не менее Скифское царство оставалось сильным и богатым. Внешняя угроза не нарушали их стабильности, пока кельты и фракийцы не ворвались из запада и сарматов с востока, начиная с вторая половина 3 века до н.э.; Скифское царство было поглощено другими номдические силы и практически исчезли в истории.

Язык
Скифы неграмотны, письменных свидетельств не осталось.тем не мение несколько скифских слов сохранились у Геродота. Согласно ему, «пата» означало «убивать»; «споу» означало «глаз», «арима» означало «один», «oior» означало «мужчина». Из этих слов филологи могут определяют скифский диалект как доисторический индоевропейский язык.

Приручение лошади
Первый из этих конных кочевников, привлекший внимание историками были скифы. Если бы скифы не были первыми приручить лошадь они были одними из первых, если не первым из среднеазиатских народов научился на нем ездить.установлен воины — успех скифов в войне; поэтому, когда они проникли в Азию, техника верховой езды была быстро освоена и освоен на всей территории Ближнего Востока.

Хотя у скифа были замысловатые уздечки, стремя им не было известно, и они ехали на чепраках, полагаясь на сцепление и баланс. Тем не менее, они были грозными всадниками в бою.

Образ жизни в степях
Скифы славились своим кровавым племенным обычаем.Воины не только отрубали головы убитым врагам, но и заковывали в кожу чаши для питья из черепов своих врагов. Они выровняли эти ужасные трофеи с золотом и с гордостью демонстрировали их, чтобы произвести впечатление на своих гости. Скифы были традиционно полигамным обществом с преобладанием мужчин. Несмотря на то, что представление древних греков о том, что Скифия была матриархатом, , это не подтверждается археологическими данными. Богатый скиф. мог взять несколько жен, а по смерти сына или брата принял бы их за свои.У скифских женщин было мало власти, кроме пределах своего дома, в отличие от их соседнее племя сарматов, женщины которых не только ездили верхом, но и с мужчинами дрались на равных. Скифские женщины путешествовали в повозках вместо этого со своими детьми. Некоторые ученые предполагают, что женщины могут когда-то жили более активной и влиятельной жизнью.

Поскольку рыба и дичь в изобилии, у соплеменников никогда не было недостатка в еде. Их основной рацион состоял из кумыса, ферментированного кобыльего молока. который до сих пор популярен в Средней Азии, много сыра и овощи, такие как лук, чеснок и бобы.Они приготовили мясо как тушенка. Что касается чистки, то Геродот отмечал, что скифы делали не использовать воду для мытья. Вместо этого женщины использовали пасту из толченого кипарис, кедр и ладан что, по словам Геродота, они наносили на лицо и тело: Благодаря этому им сообщается сладкий запах, и когда они принимают на следующий день сняли гипс, кожа чистая и глянцевый.» Говорят, что скифы были страстными людьми — бородатыми мужчинами с темными, глубоко посаженные глаза с длинными, взъерошенными ветром волосами.Они являются одним из первые расы носили брюки, что отражало их образ жизни верхом на лошадях. Они носили гибкие сапоги на каблуках. Из замороженного тела возрастом 2000 лет, извлеченного в 1947 году в Сибири, мы узнали, что скифы любили покрывать себя искусными татуировками.

Религия
У скифов не было ни храмов, ни жертвенников, ни культовых изображений, и явно не священники. Известно, что северные кочевники, в том числе скифы практиковали шаманизм в своей религии: они использовали шаманов для борьбы с миром духов и давал советы цари и вожди.Будучи суеверными людьми, они верили в колдовство, магия и сила амулетов. Самый почитаемый из скифов шаманы происходили из определенных семей. они женоподобны самцов называли «энари» — это означало «мужчины-женщины» или «полумужчины». Они говорили с высоким голосом и носили женскую одежду.

Обряды смерти
За смертью каждого следовала продолжительная и демонстративная скорбь. скифский соплеменник. Со смертью царя объединились все скифские племена. шоу колоссального горя, которое длится 40 дней.Мужчины доминирующего племя, царские скифы, состригали себе волосы, рвали на себе уши, лоб, нос и руки. После того, как король был похоронен с лучшее из всего его оружия и имущества, похороны задушил одну из своих наложниц, своего виночерпия, своего повара, своего лакеем, его посыльным и его лучшими лошадьми и поместите все тела от него. Затем могилу предстояло насыпать насыпью высотой 60 футов.

И даже тогда похороны не закончились. Через год целых 50 Скифских юношей могли выбирать из тех, кто непосредственно служил королю.Их бы задушить и похоронить в кругу царская гробница.

Стиль животных
Одна вещь, которую Геродот не сообщил об этих скифских воинах заключается в том, что они произвели искусство потрясающей силы и жизненной силы. Вокруг 6 век до н.э. скиф создал искусство узора и орнамента. с натуралистическими мотивами на основе животных. Любимые животные г. скифский стиль — олень, лошадь, козерог, кабан, медведь, волк, кошачьи, орел и рыба.Скифский анималистический стиль был принят всеми конными кочевниками вплоть до границ Китая конец первого тысячелетия до нашей эры. В течение последних двух веков на скифских землях было раскопано много богатых и необычных гробницы и могилы, такие как стоянка Пазырык в Горном Алтае юг-центральная Сибирь, Куль-Оба в бассейне Кубани северного Причерноморья.

Статья о Скифе Ирмы Маркс


 

Россия глазами Запада

ВВЕДЕНИЕ

Россия глазами Запада
От Медного всадника до Мавзолея Ленина


МАРТИН МАЛИЯ
Издательство Белкнап издательства Гарвардского университета

Прочитать обзор

РУССКАЯ ЗАГАДКА

Да, мы скифы! Да мы азиаты,
С раскосыми, жадными глазами! …
О старый мир! пока ты еще не погиб
  …
Остановись, растерянный, как Эдип,
Перед Сфинксом с его древней загадкой!
—Александр Блок, «Скифы» (1918)

    После тысячелетнего шествия в отсталом восточном поезде Европы, вечно скованная двойным бременем бедности и деспотизма, Россия в 1917 году навлекла на себя невероятную авангардную судьбу.После ленинского «Красного Октября» «призрак коммунизма», провозглашенный Марксом в 1848 году бродящим по Европе, наконец получил местное пристанище и имя: Советская Социалистическая Россия. На следующие три четверти века советско-российский гибрид был главным катализатором как надежд, так и страхов Запада, да и всего человечества.

    Отныне советский «эксперимент» вырисовывался как великий Другой, в терминах которого мир должен был определять себя.Для тех, кто полон надежд, он представлял собой социалистическую противоположность капитализму. будущее против прошлого. Для напуганных он стал тоталитарной угрозой свободному миру Запада и врагом цивилизации. И для всех это стало поворотным моментом второго мира, который положил начало первому. мир развитых наций из третьего мира колонизированных народов. Однако сама множественность этих восприятий означала, что вновь обретенная земля Советов навсегда останется в значительной степени загадкой.

    Загадка, которую Красный Сфинкс задавал западным путникам, поэтому часто легко разрешалась, объявляя призрак коммунизма не более чем новым ликом вечной России. Для враждебных для эксперимента коммунизм был просто мутацией царского самодержавия и, таким образом, постоянной угрозой западной свободе. Для тех, кто дружелюбно относится к дивному новому советскому миру, его трудностям, его недостаткам, а порой и ее преступления должны были объясняться все тем же царским наследием; и если социалистическое государство представлялось угрожающим, то только потому, что с ним несправедливо обошлись враждебным миром.Тем не менее, обе оценки предполагали, в некоторых меру, врожденное различие цивилизаций между «Россией» и «Западом».

    Хотя современное ощущение этой разницы было создано потрясением ленинского Октября и сталинским «строительством социализма» в 1930-х годах, это еще не сделало Красную Россию глобальным явлением. сила; ибо довоенный Советский Союз оставался лишь одной из шести-семи крупных держав, причем далеко не на первом месте среди них.Полная мера инаковости Советской России поразила мир только через секунду. шок, ее победа во Второй мировой войне создавали впечатление, что однажды она вполне может сокрушить Запад. И эта победа, по правде говоря, ознаменовала одно из самых глубоких изменений мирового равновесия в новейшей истории.

В течение трехсот пятидесяти лет, прошедших после провала стремления Габсбургов к универсальной империи в шестнадцатом веке, Европа жила в рамках многогосударственной системы международных отношений, которая в конечном итоге стала называться концертом Европы. и считается основанным на балансе сил.Этот порядок, которому последовательно бросали вызов Людовик XIV, Наполеон и вильгельмовская Германия, тем не менее неизменно возрождался. Потом вдруг Вторая мировая война, завершившаяся развитие, начавшееся во время своего предшественника в 1914–1918 годах, ускорило то, что было названо «политическим крахом Европы». Европейские хозяева международной арены, победители не меньше, чем побежденные, не только утратили гегемонию своего континента в мировых делах, но даже потеряли полный контроль над собственными национальными судьбами.Глобальная власть переместилась на периферию прежней системы — США и Советский Союз, а сама Европа была разделена пришельцами на две зоны союзных или зависимых государств, которые на Востоке превратились в откровенных сателлитов. Хотя течение времени размыло это резкий раскол мира, особенно с отделением Китая в 1959-1962 гг. на Востоке, поляризация международной политики, начавшаяся в 1945 г., была институционализирована на полвека холодной войны.

    Эта поляризация была усилена институциональной и культурной пропастью, которая открылась в результате эксперимента между Востоком и Западом. Для двух сверхдержав вместе со своими партнерами по «свободному мир» и «блок» представляли собой радикально противоположные системы — одна демократическая и открытая, другая автократическая и тоталитарная. до 1980 года внутренний порядок Китая оставался решительно социалистическим, в то время как Россия повсюду сохраняла свою роль архетипа коммунистических обществ, даже в диссидентской форме.Хотя мировой коммунизм как единое движение пришел конец в начале 1960-х годов, коммунизм как мировая сила все еще был жив как антитеза западной цивилизации. Его прочное господство от Эльбы до Китайских морей давало Западу явно веские основания на протяжении всей холодной войны рассматривать Красную Россию как безнадежно «восточную».

    Не довольствуясь выводом этой категории только из коммунизма, некоторые комментаторы пытались отыскать корни инаковости Советского Союза в отчетливо русских институтах и ​​национальных чертах характера.Соответственно, стадный коллективизм коммунистического колхоза приписывался холопской традиции старой русской крестьянской общины; или советское полицейское государство считалось потомком Третьего отдела шпионов и жандармы Николая I; или сталинизм восходил к самодержавию Петра Великого и Ивана Грозного, точнее к ханам Золотой Орды. А некоторые писатели в поисках ключа к советскому Кремль, в итоге оказался в Священном дворце Византии.Ибо не в этом ли источник восточной самодержавной традиции, восходящей от Константина Великого к Сталину? Несомненно, гласил аргумент, византийский идеал Цезаропапизм был прообразом того слияния абсолютной государственной власти, идейной ортодоксии и мессианского рвения, которое в светской форме составляло сущность советского тоталитаризма.

    Применение подобных рассуждений к международному поведению России дало столь же статичное объяснение.Предположительно, абсолютная власть во внутренних делах подпитывает стремление к абсолютной власти в отношениях. с другими народами. Таким образом, завоевание всегда было целью России, начиная с XV века, когда монах Филофей Псковский, говоря от имени первого русского князя, назвавшегося царем или кесарем, хвалился что Москва была Третьим Римом, которому суждено было стать последней резиденцией мировой империи — честолюбие продолжалось и в двадцатом веке благодаря заговору Третьего Интернационала, призванному дать Москве всеобщее господство. через мировую революцию.Одним словом, неизбежным спутником самодержавия, белого или красного, является агрессия и империализм.

    Даже великий крах коммунизма в 1989–1991 годах не изгладил этого чувства непохожести. Правда, некоторым этого события было достаточно, чтобы провозгласить «конец истории», как сплотилась социалистическая Россия. к рыночной демократии. Однако для других падение коммунизма означало не столько искупление России, сколько ее вечное возвращение в родной одежде.Это подозрение усугубилось, когда стало очевидно, что советский способ модернизация едва ли покончила с экономической отсталостью России и еще менее подготовила ее к демократии.

    Проблемы мира с Россией явно не закончились с затмением Призрака. По крайней мере, новая ситуация предвещала анархию и этническую рознь на большей части Евразии; в худшем случае это предвещало возобновление московской агрессии в том же районе, даже в Центральной Европе.Эти опасения усугублялись опасением, что национализм вытеснил коммунизм во всем мире как угрозу. к либеральной цивилизации: разве история двадцатого века не учила, что национализм — это преддверие фашизма? Поэтому многие на Западе отреагировали на возродившуюся Россию павловской реакцией прошлых лет: «Русская традиция», будь то белая, красная, а теперь и бело-сине-красная, была деспотизмом и шовинизмом дома, ведущим к экспансионизму и империализму за границей.

    Такое настойчивое обращение к дихотомии Россия-Европа указывает на ее происхождение от еще более широкой антитезы: Запад-Восток, понимаемый как цивилизация-варварство. В с этой почтенной точки зрения Запад является родиной свободы, разума и динамизма; а его лицевая сторона — царство деспотизма, мракобесия и застоя, известное как Азия, — бесплодное общество, в котором всемогущее государство является собственником земли и всех ее жителей.«Вечная Россия», таким образом, является подвидом «восточной деспотии», тропом столь же старым, как эпический рассказ Геродота о борьбе свободной Греции против Персидский царь царей.

    В Новое время Монтескье сделал восточный деспотизм социологической категорией, обозначающей наиболее примитивный тип государственного устройства; Гегель сделал ее метафизической категорией, определяющей наиболее рабскую стадию Мира. история; а Маркс переформулировал его как «азиатский способ производства», низшую форму экономической жизни.Оставляя в стороне актуальность такого мышления для понимания необъятности и многообразия «Азии», т.к. времен Великого царя Персии, достаточно отметить, что этот тяжелый концептуальный багаж неизбежно сопровождает дихотомию России и Запада.

    Однако насколько правомерно такое «эссенциалистское» восприятие русской истории? И насколько реален лежащий в его основе культурный детерминизм? Иными словами, является ли антитеза России и Запада исторической данностью? Или оно само связано с историческими обстоятельствами? Цель настоящего исследования — ответить на эти вопросы, исследуя три столетия со времен Петра Великого — в знаменитой фразе Пушкина из «Медный всадник » — сначала «Прорубить окно в Европу.»

Начнем с того, что элементарные исторические факты последних трех столетий явно сложнее, чем это можно было бы представить вульгате вечной России, что и должно быть очевидным для любого, кто просмотрел обзор русской истории, выходящий за рамки пророчеств. от Филофея Псковского до, скажем, вольтеровского культа Екатерины Великой. На самом деле чувство отличия Запада от России редко достигало остроты времен холодной войны.Вместо этого со времен Россия вошла в современный европейский мир при Петре, и это чувство различия регистрировало резкие колебания интенсивности. И в течение значительных периодов времени и для важных сегментов западного общественного мнения оно угасало. прочь полностью, чтобы быть замененным чувством родства, даже лестью.

    Гораздо менее очевиден тот факт, что эти колебания ни в какой простой или здравой закономерности не совпадают с реальными тенденциями расхождения или сближения практических интересов России и Западные нации.Повышенное чувство враждебности по отношению к России не обязательно вызвано агрессивностью с ее стороны; да и периоды русской рассудительности не всегда вознаграждаются более добрыми чувствами со стороны Запада. В качестве примера можно привести, опять же, апологию Вольтера за ненасытный экспансионизм Екатерины в противовес панической реакции более поздних левых на великого государя статус-кво своего времени Николая I. Таким образом, было бы иллюзией предполагать, что отношение Запада к России всегда представляло собой рациональный ответ на реальные конфликты интересов, или что периодические приступы русофобии в Европе можно объяснить ибо объективной угрозой российской мощи.Наоборот, Запад не обязательно больше всего встревожен, когда на самом деле больше всего тревожит Россия, и не обязательно больше всего успокоен, когда Россия на самом деле больше всего обнадеживает.

    Поскольку поведение России дает лишь частичное объяснение неравномерной реакции на ее присутствие в Европе со времен Петра, полное объяснение следует искать в силах, действующих внутри политического организма. Запада. Россия в разное время демонизировалась или обожествлялась западным мнением не столько из-за ее реальной роли в Европе, сколько из-за страхов и разочарований, или надежд и чаяний, порожденных внутри нее. Европейское общество своими внутренними проблемами.Ярким примером России, преломленной через призму западных кризисов и противоречий, является, конечно, комбинированное притяжение-отталкивание Красного Призрака в ХХ веке. век.

    Но можно ли вообще говорить о «Западе» в единственном числе? Или изменчивые европейские образы России являются отражением ряда противоборствующих «западов»? Действительно, мы находим, что левые и правые, рационалисты и романтики или в иной сфере англичане, французы, немцы и поляки одновременно воспринимали одну и ту же Россию по-разному.В глазах одного западного нации или идеологическому лагерю международные действия России казались угрожающими; однако в другой период или в глазах другого западного социального или политического созвездия по существу подобные действия вдохновляли равнодушие или даже восхищение. Таким образом, во время холодной войны западные левые и правые по-разному воспринимали советскую систему и ее международные намерения; равно как и относительный вес двух идеологических лагеря одинаковы в уязвимой Европе и имперской Америке.

    Настоящее исследование поэтому лишь во вторую очередь касается вопросов Realpolitik , то есть «рациональных» ответов различных европейских держав на конкретные конфликты интересов. между ними и Россией. В первую очередь здесь речь идет о культурном и социальном контексте, аффективном и интеллектуальном климате, в котором проходили политические отношения Европы с Россией. что чаще всего приводило к «иррациональным» международным результатам.Таким образом, наша тема — суждения Запада о России как о силе, конечно, но еще больше как о цивилизации.

    Действительно, восприятие России как цивилизации часто влияло на ее статус державы — например, иррациональность недостаточной реакции Запада на Екатерину II и чрезмерной реакции на Николая I. Центральная задача этой дискуссии состоит в том, чтобы противопоставить колебаниям этих менее рациональных реакций Запада на Россию совершенно иной модели конфликта или согласия в реальных интересах обеих сторон.В На самом деле столь велико несоответствие между русской действительностью и западной реакцией, что порой европейский климат мнений, в отличие от силовых отношений, сам становился силой, которая весит на весах силы между Россией и ее соседями, что, опять же, наглядно иллюстрирует глобальная полоса, прорезанная покойным великим советским Призраком.

    Таким образом, любое суждение о положении России в Европе должно начинаться с признания огромного веса субъективизма, который всегда им управлял.Однако на этом факте делается необходимый акцент, т. не влечет за собой ничего более туманного, чем заявление о том, что Россия является «конструкцией» западного ума. В данном контексте «субъективность» имеет лишь обычное значение внутренней предрасположенности к мировоззрению. посредством чувств и темперамента субъекта, а не свойств наблюдаемого объекта. Именно такой чересчур человеческой субъективностью мы в значительной степени создали наши образы России из себя.

    Именно хроника различных оценок Западом России, взятых вместе с их происхождением во внутренних западных условиях, составляет структуру повествования. из последующих глав. Это повествование начинается с драматического влияния России на Европу после победы Петра над Швецией в Полтавской битве в 1709 году и разворачивается в четыре этапа.

    Первый простирается от Полтавы до Венского конгресса 1814-1815 гг., периода, когда Россия представляет под видом «просвещенного деспотизма» Петра I, Екатерины II и молодого Александра Я, самое благожелательное лицо, которое она когда-либо демонстрировала Западу.Вторая, начатая в 1815 году Священным союзом Александра и доведенная до своего апогея самым несгибаемым самодержцем века Николаем I, предлагает антитезу во-первых, когда Россия на глазах Запада рухнула на самое дно своего состояния в роли «жандарма Европы». На третьем этапе, открытом Великими реформами Александра II вслед за Крымской разгрома 1854-1856 гг. и закрытое падением имперского режима в 1917 г., негативное мнение Запада о России становится все более нюансированным и ослабевает до такой степени, что к началу ХХ века большинство наблюдателей снова рассматривал ее как неотъемлемую, хотя и не идеализированную, часть Европы.Последняя глава истории, начатая Октябрьской революцией, не поддается какой-либо четкой характеристике, поскольку представляет собой самые резкие антитезы белое и черное, воспроизводя одновременно идеализацию восемнадцатого века и очернение начала девятнадцатого, но, несмотря на постоянно меняющееся равновесие, никогда не сливая эти крайности в единое целое. образ, способный доминировать в западном мнении.

Метод, которому следует следовать здесь, может быть настолько эклектичным, насколько разнообразен сам предмет.Этот метод является, в первую очередь, сравнительным. Поскольку отслеживание меняющегося восприятия России Западом неизбежно влечет за собой оценку собственная эволюция. А поскольку Запад не является монолитом, определение его означает противопоставление национальных эволюций его компонентов, например, отделение Германии от Франции так же резко, как Россия обычно отличается от России. вдвоем. Только с помощью таких сравнений можно определить, чего не хватает — или есть — в России, чтобы претендовать на европейский статус.А это упражнение, в свою очередь, означает постановку вопроса о природа или сущность европейской цивилизации как таковой, а также порожденного ею современного мира. Ибо современность, если уже и не была европоцентричной, несомненно, зародилась в Европе, прежде чем революционизировать остальную часть Европы. планета.

    Второй пункт метода связан с уже упомянутым фактом, что в западно-русских отношениях культурный климат часто трансформировался в политическую силу.«Климат» здесь, однако, не означает общественное мнение в любой данный момент; «культура» также не означает 90 216 менталитетов 90 217 населения в целом, которые до XX века играли незначительную роль в оценке Европы Россия. В нынешнем контексте важна, скорее, высокая или элитарная культура — те давние созвездия идей, которые традиционно рассматривались под рубрикой «интеллектуальная история». что отдает предпочтение таким светилам, как Вольтер и Гегель, или Маркс и Ницше.Ибо именно этот уровень дискурса определял представления Запада о России.

    Соответствующие созвездия идей — это такие классические культурные течения, как Просвещение и романтизм, а позже — позитивизм, марксизм и символизм. Эти движения, а также ключевые концепции они призывают от «разума» к «народу», к «нации», к «искусству» — следует рассматривать в два этапа. Сначала они обсуждаются сами по себе, как упражнение в Begriffsgeschichte , или история понятий, чтобы выяснить, какое из значений, накопленных ими с течением времени, здесь уместно.Тем не менее, поскольку идеи приобретают полное значение для данного исследования только тогда, когда они становятся формами власти, во втором стадии они исследуются на их пересечении с политикой, где они трансформируются в идеологии, способные воздействовать на мир. Таким образом, культура в конечном счете рассматривается здесь в форме этих великих социально-политических идеологии современности: либерализм, национализм, социализм и фашизм.

    Более того, поскольку идеи и идеологии в современной Европе явно различаются от одной институциональной или национальной ситуации к другой (J.С. Милль вряд ли мог быть русским или Фёдор Достоевский англичанином), они должны рассматривать в конкретном историческом контексте. Этот подход, однако, не предназначен для того, чтобы отдавать предпочтение социальной среде, идеи которой в некотором смысле были бы «надстройкой»; и не более свободный, но все же редукционистский, рамки гипотетической «социологии знания» уместны. Соответствующий исторический контекст, скорее, многогранен: политический, социальный, экономический и даже географический одновременно.В этой связи каждый элемент функционирует как независимая переменная; и связи между ними рассматриваются не как причины, а как корреляции — без сомнения, неудовлетворительно неточная модель, но все же наиболее целесообразный способ урегулировать противоречия. круг определения движущих сил истории.

    Учитывая столь обширную повестку дня и столь разнообразную методологию, выборочная выборка мнений европейцев в отношении России неизбежна; тем не менее, если предлагаемый каталог вряд ли может претендовать на полноту, он может по крайней мере, надеюсь быть представительным.Таким образом, то, что следует ниже, является «эссе» в основном значении этого термина — попыткой, проверкой или опробованием концепций — в попытке выявить общую закономерность. отношения России к Западу.

    Какими бы субъективными и разнообразными ни были западные образы России, их мутации не произвольны и их последовательность не случайна, поскольку все они могут быть основаны на одной базовой перспективе, которая дает нам третью точка метода.Эта точка зрения определяется степенью, в которой институты и культура развиваются сходным или различным образом в западной и восточной частях Европы. Во времена, когда внутренние события при сближении этих двух полюсов оценка Западом России тяготеет к положительной; когда эти эволюционные пути расходятся, суждение Европы становится отрицательным.

    Теперь термин «конвергенция» применительно к Советской России и Западу требует осмотрительного определения.В послесталинские годы, когда «холодная война» шла на убыль, а советская экономика еще казалось внушительным, во многих кругах зародилась иллюзия, что западная политическая свобода может быть слита с советским социализмом, чтобы создать общество одновременно и богатое, и справедливое — иллюзия, которая ненадолго вернулась во время Горбачева перестройка . Эта «теория конвергенции», как ее называли, была, конечно, сокрушительно опровергнута событиями, и ничего подобного здесь не предполагается.

    Неудача советско-западной конвергенции, однако, не означает, что русско-западная конвергенция не осуществлялась до 1917 года или что она невозможна в постсоветском настоящем. Верно, выдвигаемый здесь тезис состоит в том, что русская Россия со времен Петра Великого в целом двигалась к сближению, хотя и прерывисто, с Западом, и что именно марксистско-ленинская, Советская Россия представляет как максимальное расхождение, от европейских норм и большое отклонение в собственном развитии России.Таким образом, с этой точки зрения Россия больше всего угрожала Западу тогда, когда она была наименее явно русской — при коммунизме.

    Итак, возможность нового сближения с Россией возвращает нас к проблеме сущности самой Европы. Однако сравнительный метод позволяет нам выйти за пределы привычного эссенциалистского мышления, поскольку, если систематически проводить сравнение, оно представляет географическую Европу не как две культурные зоны — Запад и Восток, — а как спектр зон, градуированных по уровню развития от первой до второй.Недавняя немецкая историография, отражающая крайне неудобное положение страны между двумя крайностями современной Европы, выражает это восприятие как das West-östliches Kulturgefälle , культурный градиент Запад-Восток или уклон. Именно этой точки зрения придерживаются здесь — с Россией, конечно, в нижней части склона, но частью Европы. тем не менее.

Однако рассмотрение Европы с точки зрения такого дифференциала соответствует тому, что обычно называют переходом от традиционного общества к современному.Таким образом, в рамках этих привычных (и, в сущности, экономических) категорий можно отметить колебания западно-русского отношения связаны с тем, что Россия приступила к своей модернизации позже, чем остальная Европа, и из-за постоянного сопротивления «отсталости» пошла в своем развитии либо в противофазе, либо менее гладко, чем у ее соседей. Этот способ объяснения, несомненно, имеет большую ценность, и здесь он будет частично использован.Однако не следует забывать, что родственная категория «индустриального общества» дал нам иллюзию сближения западной демократии с коммунизмом. Наши стандартные социальные науки, которые так же легко применимы к Турции или Китаю, как и к Европе, явно упускают что-то из концептуальной основы. рамки, необходимые для целей настоящего исследования. А переменная, которой им не хватает, — это те специфически европейские культурные и институциональные координаты, которые определяли отношения России с Западом.

    Таким образом, обсуждение здесь будет вестись не столько в терминах общесоциологических концепций, сколько в отношении исторических категорий, характерных для европейских институтов и культуры. Такой отчетливо Наиболее лаконично европейская плесень обозначена тем названием, которое она получила, когда в 1789 году наконец уступила место тому, что сейчас называется современностью: Старый режим .И этот старый режим ни в коем случае не означает эпоху, когда сама Европа была отсталой, недоразвитой или непросвещенной. Оно обозначает скорее тысячелетний порядок — священный, иерархический, и монархический — это стало матрицей нашей динамичной современности. Именно этот своеобразный старорежимный мир и его революционный переход к светскому, либеральному и демократическому порядку дают концептуальную основу оси этого исследования. Этот общий переход, хотя, конечно, связан с экономическим развитием, не сводится к нему.На самом деле экономическое измерение процесса является наименее важным для решения проблем современной России. судьба; идеология имела гораздо большее значение.

Так, от вопроса к вопросу, это исследование достигает своей конечной цели. А это значит выйти за пределы предполагаемой полярности между Россией и Европой, предложив определение места России в Европе.В последующем повествовании описание внешнего вида России в глазах Запада не является самоцелью; это способ поместить ее в общеевропейский контекст. Действительно, название этой книги могло бы иметь была именно «Россия в европейской перспективе». Тем не менее, поскольку Россия, рассматриваемая таким образом, изменяет привычные контуры самой Европы, другим альтернативным названием вполне может быть «Европа: взгляд издалека». Восток» или, еще лучше, «Европа в русском зеркале».»

    И, возможно, отражение, которое возвращает этот перевернутый подход, может дать ответ на загадку русского Сфинкса — и таким образом спровоцировать гибель этого сказочного существа.

(C) 1999 г. Президент и члены Гарвардского колледжа. Все права защищены. ISBN: 0-674-78120-1

Серебряная тарелка с изображением скифской богини, обнаруженная в России

Серебряная тарелка с причудливо вырезанными фигурами богини была найдена в могиле скифского воина в России.Фото: Российская академия наук

Серебряная пластина с замысловатой гравировкой, изображающая крылатую скифскую богиню, была недавно обнаружена в России среди инвентаря, погребенного в гробнице воина.

Хотя могила мужчины была разграблена в древности, ее крыша позже обвалилась, по иронии судьбы спасая то, что осталось от грабежей грабителей на протяжении веков.

Археологи, проводящие раскопки под эгидой Российской академии наук, утверждают, что на плите изображена богиня плодородия Аргимпаса в окружении других мифических существ.

На серебряной тарелке длиной 13,6 дюйма (34,7 см) и шириной 3 дюйма (7,5 см) изображен Аргимпаса вместе с грифонами и другими животными. Похоже, что на ней что-то похожее на корону.

Множество фигур на объекте является «свидетельством слияния культурных традиций между Малой Азией и Древней Грецией»

Исследователи говорят, что они все еще пытаются понять, какими еще могут быть существа, изображенные на слитке серебра, но вокруг нее определенно есть «крылатые орлиные грифоны» и другие существа с лапами.

Существование грифонов и других фигур, говорят археологи, является «свидетельством слияния культурных традиций между Малой Азией и Древней Грецией».

Хотя исследователи считают, что продолговатая пластина могла быть погребальным инвентарем для воина, очень мало таких серебряных пластин было найдено во многих других скифских захоронениях, которые были раскопаны до сих пор.

Валерий Гуляев, археолог Российской академии наук, возглавлявший исследовательскую группу, сказал в заявлении, что «предстоит проделать огромную работу по изучению и интерпретации такой необычной божественной фигуры.

Он добавил: «Это открытие внесло важный вклад в наши представления о скифских верованиях. Во-первых, на одном изделии изображено сразу несколько божеств. Во-вторых, это как первый образец предмета, найденного так далеко от основных скифских центров».

Скифский предмет изображает Аргимпасу, богиню плодородия и войны

Старинное кладбище, на котором находилась могила воина, находится в Острогожском районе юго-запада России. На тарелке изображена Аргимпаса, богиня, связанная с человеческим и животным плодородием, а также с войной.Плита находилась несколько дальше, чем другой найденный там погребальный инвентарь, далеко от тела воина.

Археологи считают, что пластина датируется между 900 г. до н.э. и 200 г. до н.э., когда в регионе господствовали скифы, полукочевой народ, известные воины и всадники.

Греческий историк Геродот несколько раз писал о скифах, отмечая в своем труде «Истории», что «Никто, напавший на них, не может убежать, и никто не может поймать их, если они желают, чтобы их не нашли.Скифы славились своими замысловатыми золотыми украшениями и произведениями искусства, на которых изображалось множество различных тем, включая воинов, богинь, лошадей и другие предметы, включая абстрактные узоры.

Археологи обнаружили могилу воина, где его скелет лежал рядом со скелетом другого человека. По их словам, воину было за сорок, когда он умер. Всего на кладбище 19 курганов или курганов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.