Сказка тысяча и одна ночь о чем: О чем на самом деле рассказывает «Тысяча и одна ночь» — Рамблер/субботний

Содержание

О чем на самом деле рассказывает «Тысяча и одна ночь» — Рамблер/субботний

Что вы знаете о сказках тысячи и одной ночи? Это не риторический вопрос, потому что большинство довольствуется общеизвестным стереотипом: это известная арабская сказка про красавицу Шахерезаду, ставшую заложницей жестокосердного царя Шахрияра, который каждую ночь заводил себе новую жену, а наутро отрубал ей голову. Красноречивая девушка, так живо рассказывающая сказки, одурманила царя и тем самым купила себе свободу. И конечно, среди ее историй были повести об Аладдине, Синдбаде-мореходе и других отважных храбрецах, но оказалось, что все это полная чушь.

До нас сказки дошли после многих столетий цензуры и переводов, поэтому от оригинала там осталось немного. На самом деле герои сказок Шахерезады не были такими милыми, добрыми и морально устойчивыми, как персонажи мультфильма Disney. Поэтому, если вы хотите сохранить добрую память о любимых персонажах детства, немедленно прекращайте читать. А всем остальным — добро пожаловать в мир, о котором вы, возможно, даже не подозревали.

Первые задокументированные сведения, описывающие рассказ о Шахерезаде как хорошо известное произведение, относятся к перу историка Х века аль-Масуди. В дальнейшем сборник не раз переписывался и видоизменялся в зависимости от времени жизни и языка переводчика, но костяк оставался прежним, поэтому до нас дошла если не оригинальная история, то очень близкая к оригиналу.

Начинается она, как ни странно, не со слез юной красавицы, собравшейся проститься с жизнью, а с двух братьев, каждый из которых управлял своей страной. После двадцати лет раздельного правления старший брат, которого звали Шахрияр, пригласил в свои владения младшего — Шахземана. Тот недолго думая согласился, но едва он выехал из столицы, как «вспомнил об одной вещи», позабытой им в городе. По возвращении он обнаружил жену в объятиях раба-негра.

Разгневавшись, царь зарубил обоих, а затем с чистой совестью поехал к брату. В гостях ему стало грустно оттого, что жены больше нет в живых, и он перестал есть. Старший брат хоть и пытался его развеселить, но все безрезультатно. Тогда Шахрияр предложил отправиться на охоту, но Шахземан отказался, продолжая погружаться в депрессию. Вот так, просиживая у окна и предаваясь черной меланхолии, несчастный царь увидел, как жена его отсутствующего брата устроила у фонтана групповуху с рабами. Царь сразу повеселел и подумал: «Ого, у моего брата проблемы-то посерьезнее будут».

Шахрияр вернулся с охоты, застав своего брата с улыбкой на лице. Долго допытываться не пришлось, тот сразу рассказал все начистоту. Реакция была необычной. Вместо того чтобы поступить как младший брат, старший предложил отправиться в путешествие и посмотреть: а изменяют ли другим мужьям жены?

Им не везло, и странствия затянулись: они никак не могли найти неверных жен, пока не набрели на оазис, раскинувшийся на берегу моря. Из морской пучины вышел джин с сундуком под мышкой. Из сундука он вытащил женщину (настоящую) и сказал: «Я хочу поспать на тебе», да так и уснул. Женщина эта, увидев спрятавшихся на пальме царей, приказала им спуститься и овладеть ею прямо там, на песке. В противном случае она бы разбудила джина и тот убил бы их.

Цари согласились и исполнили ее желание. После акта любви женщина попросила перстни у каждого из них. Те отдали, а она прибавила драгоценности к другим пятистам семидесяти, которые хранились у нее в ларце. Чтобы братья не томились в догадках, обольстительница пояснила, что все кольца когда-то принадлежали мужчинам, овладевшим ею втайне от джина. Братья переглянулись и сказали: «Ого, у этого джина проблемы-то посерьезней будут, чем у нас» — и вернулись в свои страны. После этого Шахрияр отрубил голову своей жене и всем, кто участвовал в оргии, а сам решил брать по одной девушке за ночь.

В наше время эта история может показаться сексистской, но куда больше она напоминает сценарий к порнофильму. Сами подумайте: что бы ни делали герои, куда бы они ни шли, им приходится либо смотреть на акт соития, либо участвовать в нем. Подобные сцены еще не раз повторяются на протяжении книги. Да что там, младшая сестра Шахерезады лично наблюдала за брачной ночью своей родственницы: «И царь послал тогда за Дуньязадой, и она пришла к сестре, обняла ее и села на полу возле ложа. И тогда Шахрияр овладел Шахразадой, а потом они стали беседовать».

Другая отличительная черта сказок тысячи и одной ночи заключается в том, что их герои поступают абсолютно беспричинно, а зачастую и сами события выглядят до крайности нелепыми. Вот как, например, начинается сказка первой ночи. Однажды купец отправился в какую-то страну взыскивать долги. Ему стало жарко, и он присел под деревом поесть фиников с хлебом. «Съев финик, он кинул косточку — и вдруг видит: перед ним ифрит высокого роста, и в руках у него обнаженный меч. Ифрит приблизился к купцу и сказал ему: “Вставай, я убью тебя, как ты убил моего сына!” — “Как же я убил твоего сына?” — спросил купец. И ифрит ответил: “Когда ты съел финик и бросил косточку, она попала в грудь моему сыну, и он умер в ту же минуту”». Вы только вдумайтесь: купец убил джина косточкой от финика. Если бы только враги диснеевского Аладдина знали об этом секретном оружии.

В нашем народном сказании тоже много нелепиц вроде: «Мышка бежала, хвостиком махнула, горшок упал, яички разбились», но там точно не встретишь таких безумных персонажей, как в рассказе пятой ночи. Он повествует о царе ас-Синдбаде, который долгие годы тренировал сокола, чтобы тот помогал ему в охоте. И вот однажды царь вместе со своей свитой поймал газель, и тут черт его дернул сказать: «Всякий, через чью голову газель перескочит, будет убит». Газель, естественно, перепрыгнула через голову царя. Тогда подданные начали шептаться: мол, чего это хозяин обещал убить каждого, через чью голову перескочит газель, а сам до сих пор не наложил на себя руки. Вместо того чтобы совершить обещанное, царь погнался за газелью, убил ее и повесил тушу на круп своей лошади.

Собираясь отдохнуть после погони, царь наткнулся на источник живительной влаги, капавший с дерева. Три раза он набирал чашу, и три раза сокол опрокидывал ее. Тогда царь разозлился и отрубил соколу крылья, а тот указал клювом наверх, где на ветвях дерева сидел детеныш ехидны, испускавший яд. В чем мораль этой истории, сказать сложно, но персонаж, рассказывавший ее в книге, говорил, что это притча о зависти.

Конечно, глупо требовать от книги, которой по меньшей мере 11 веков, стройной драматургической линии. Именно поэтому целью вышеописанного персифляжа было не грубо высмеять ее, а показать, что она может стать отличным чтивом на ночь, которое точно рассмешит любого современного человека. Сказки тысячи и одной ночи — это продукт времени, который, пройдя через столетия, невольно превратился в комедию, и в этом нет ничего дурного.

Несмотря на широкую известность этого памятника истории, его экранизаций невероятно мало, а те, что существуют, обычно показывают знаменитых Аладдина или Синдбада-морехода. Однако самой яркой киноверсией сказок стал французский фильм с одноименным названием. В нем не пересказываются все сюжеты книги, а подается яркая и абсурдная история, которая достойна фильмов «Монти Пайтона» и при этом соответствует безумному духу сказок.

Например, Шахрияр в фильме — это царь, мечтающий одновременно выращивать розы, сочинять стихи и гастролировать в бродячем цирке. Визирь — старый извращенец, столь обеспокоенный рассеянностью царя, что сам ложится в постель к его жене, чтобы тот понял, насколько ветрены женщины. А Шахерезада — сумасбродная девушка, предлагающая каждому встречному заделать ей ребенка. Ее, кстати, играет молодая и красивая Кэтрин Зета-Джонс, которая не раз за всю ленту предстает перед зрителями обнаженной. Мы перечислили по крайней мере четыре причины, по которым стоит посмотреть этот фильм. Наверняка после такого вам еще больше захочется прочитать «Книгу тысячи и одной ночи».

«Тысяча и одна ночь» за 20 минут. Краткое содержание сборника

Сказка о Али-Бабе и сорока разбойниках

В одном из городов Персии жили два брата, старший Касым и младший Али-Баба. После смерти отца братья поделили поровну небольшое наследство, которое им досталось. Касым женился на очень богатой женщине, занялся торговлей, богатство его преумножилось. Али-Баба женился на женщине бедной и зарабатывал себе на жизнь рубкой дров.

Продолжение после рекламы:

Однажды Али-Баба рубил дрова возле скалы, как вдруг показались вооруженные всадники. Али-Баба испугался и спрятался. Всадников было сорок человек — это были разбойники. Предводитель подошел к скале, раздвинул кустарники, которые росли перед ней, и произнес: «Сезам, отворись!». Дверь открылась, и разбойники отнесли в пещеру награбленное.

Когда они уехали, Али-Баба подошел к двери и также произнес: «Сезам, отворись!». Дверь открылась. Али-Баба зашел в пещеру, полную разных сокровищ, сложил все что мог в мешки и принес сокровища домой.

Чтобы сосчитать золото, жена Али-Бабы попросила у жены Касыма мерку, якобы мерить зерно. Жене Касыма показалось странным, что бедная женщина собралась что-либо мерить, и она налила на дно мерки немного воску. Ее хитрость удалась — на дно мерки прилипла золотая монета. Увидев, что брат с женой меряют мерками золото, Касым потребовал ответа, откуда богатство. Али-Баба открыл тайну.

Оказавшись в пещере, Касым опешил от увиденного и забыл волшебные слова. Он перечислял все известные ему злаки и растения, но заветного «Сезам, отворись!» так и не произнес.

Брифли существует благодаря рекламе:

Тем временем разбойники напали на богатый караван и захватили огромные богатства. Они отправились в пещеру, чтоб оставить там награбленное, но перед входом они увидели запряженных мулов и догадались, что кто-то узнал их тайну. Найдя в пещере Касыма, они его убили, а тело изрубили на куски и повесили над дверью, чтоб никто больше не посмел войти в пещеру.

Жена Касыма, тревожась, что мужа нет уже несколько дней, обратилась за помощью к Али-Бабе. Али-Баба понял, где может быть брат, пошел в пещеру. Увидев там мертвого брата, Али-Баба завернул его тело в саван, чтоб похоронить по заповедям ислама, и, дождавшись ночи, отправился домой.

Жене Касыма Али-Баба предложил стать его второй женой, а чтобы уладить похороны убитого, Али-Баба поручил это рабыне Касыма Марджане, которая славилась умом и хитростью. Марджана отправилась к лекарю и попросила у него лекарства для своего больного господина Касыма. Так продолжалось несколько дней, а Али-Баба по совету Марджаны стал часто заходить в дом брата и выражать скорбь и печаль. По городу разнеслась весть, что Касым тяжко болен. Также Марджана поздно ночью привела домой башмачника, завязав предварительно ему глаза и путая дорогу. Хорошо заплатив, она приказала зашить убитого. Обмыв мертвого Касыма и одев на него саван, Марджана сказала Али-Бабе, что уже можно объявить о смерти брата.

Продолжение после рекламы:

Когда срок траура закончился, Али-Баба женился на жене брата, переехал со своей первой семьей в дом Касыма, а лавку брата передал своему сыну.

Тем временем разбойники увидев, что в пещере нет трупа Касыма, поняли, что у убитого есть сообщник, который знает тайну пещеры и нужно во что бы то ни стало его найти. Один из разбойников пошел в город, переодевшись купцом, чтобы узнать не умер ли кто-нибудь в последнее время. Случайно он оказался в лавке башмачника, который хвастаясь своим острым зрением, рассказал, как он недавно в темноте зашивал мертвеца. За хорошую плату башмачник привел разбойника к дому Касыма, так как запомнил все повороты дороги, по которым его вела Марджана. Оказавшись перед воротами дома, разбойник нарисовал на них белый знак, чтоб по нему найти дом.

Рано утром Марджана пошла на рынок и заметила на воротах знак. Почувствовав неладное, она нарисовала такие же знаки на воротах соседних домов.

Когда разбойник привел к дому Касыма своих товарищей, то они увидели на других домах, которые были одинаковы, такие же знаки. За невыполненное задание предводитель разбойника казнил.

Брифли существует благодаря рекламе:

Тогда другой разбойник, также хорошо заплатив башмачнику, сказал отвести его к дому Касыма и поставил там красный знак.

Снова Марджана пошла на рынок и увидела красный знак. Теперь она нарисовала красные знаки на соседних домах и разбойники опять не смогли найти нужный дом. Разбойник также был казнен.

Тогда за дело взялся предводитель разбойников. Он также заплатил щедро башмачнику за его услугу, но знак ставить на доме не стал. Он сосчитал какой по счету в квартале нужный ему дом. Далее он купил сорок бурдюков. В два из них он налил масла, а в остальные посадил своих людей. Под видом купца, торгующего оливковым маслом, предводитель подъехал к дому Али-Бабы и попросил у хозяина остаться на ночлег. Добрый Али-Баба согласился приютить купца и приказал Марджане приготовить различные яства и удобную постель для гостя, а бурдюки рабы поставили во дворе.

Тем временем у Марджаны закончилось масло. Она решила одолжить его у гостя, а утром отдать ему деньги. Когда Марджана подошла к одному из бурдюков, сидевший в нем разбойник решил, что это пришел их атаман. Так как он уже устал сидеть скрючившись, он спросил когда придет время выйти. Марджана не растерялась, она низким мужским голосом сказала еще немного потерпеть. Точно так же она поступила с другими разбойниками.

Набрав масла, Марджана вскипятила его в котле и вылила его разбойникам на головы. Когда все разбойники погибли, Марджана стала следить за их предводителем.

Тем временем предводитель обнаружил, что его помощники мертвы, тайно покинул дом Али-Бабы. А Али-Баба в знак благодарности подарил Марджане свободу, отныне она больше не была рабыней.

Но предводитель задумал отомстить. Он изменил свою внешность и открыл лавку тканей, напротив лавки сына Али-Бабы Мухаммеда. И вскоре о нем пошла добрая молва. Предводитель под видом купца подружился с Мухаммедом. Мухаммед искренне полюбил своего нового друга и однажды пригласил его домой на пятничную трапезу. Предводитель согласился, но с условием, что еда будет без соли, так как она ему до крайности противна.

Услышав приказ, приготовить еду без соли, Марджана очень удивилась и пожелала взглянуть на столь необычного гостя. Девушка сразу узнала предводителя разбойников, а приглядевшись, увидела у него под одеждой кинжал.

Марджана оделась в роскошные одежды и положила за пояс кинжал. Войдя во время трапезы, она стала развлекать мужчин танцами. Во время танца, она вытащила кинжал, играла им и вонзила его в грудь гостю.

Увидев от какой беды спасла их Марджана, Али-Баба выдал ее замуж за своего сына Мухаммеда.

Али-Баба с Мухаммедом забрали все сокровища разбойников и жили в полном довольстве, приятнейшею жизнью, пока не пришла к ним Разруши­тельница наслаждений и Разлучи­тельница собраний, ниспровергающая дворцы и воздвигающая могилы.

Сказка о купце и духе

Однажды один очень богатый купец отправился по делам. По дороге он присел под дерево отдохнуть. Отдыхая, он ел финики и бросил на землю косточку. Вдруг из-под земли вырос ифрит с обнаженным мечом. Косточка попала в сердце его сына, и сын умер, купец за это поплатится жизнью. Купец попросил у ифрита отсрочку год, чтобы уладить свои дела.

Через год купец прибыл на условленное место. Плача, он ожидал своей смерти. К нему подошел старик с газелью. Услышав историю купца, старик решил остаться с ним. Вдруг подошел еще один старик с двумя охотничьими собаками, а затем и третий с пегим мулом. Когда появился ифрит с мечом, первый старик предложил ифриту послушать его историю. Если она покажется удивительной, то ифрит подарит старику треть крови купца.

Рассказ первого старца

Газель — это дочь дяди старика. Он прожил с ней около тридцати лет, но не имел ребенка. Тогда он взял наложницу и она наделила его сыном. Когда мальчику было пятнадцать лет, старик уехал по делам. Во время его отсутствия, жена превратила мальчика в теленка, а его мать в корову и отдала их пастуху, а мужу сказала, что жена умерла, а сын убежал неизвестно куда.

Год старик проплакал. Наступил праздник. Старик велел зарезать корову. Но корова, которую привел пастух начала стонать и плакать, так как это была наложница. Старику стало ее жалко и он велел привести другую, но жена настаивала на этой, самой жирной корове в стаде. Зарезав ее, старик увидел, что у нее нет ни мяса, ни жира. Тогда старик велел привести теленка. Теленок стал плакать и тереться об его ноги. Жена настаивала, чтоб его зарезали, но старик отказался, и пастух забрал его.

На следующий день пастух рассказал старику, что забрав теленка, он пришел к своей дочери, которая научилась колдовству. Увидев теленка, она сказала, что он сын господина и его в теленка превратила жена господина, а корова, которую зарезали, была мать теленка. Услышав это, старик пошел к дочери пастуха, чтоб она расколдовала сына. Девушка согласилась, но с условием, что он выдаст ее замуж за сына и позволит заколдовать жену. Старик согласился, девушка расколдовала сына, а жену превратила в газель. Теперь жена сына умерла, а сын уехал в Индию. Старик с газелью едет к нему.

Ифрит счел рассказ удивительным и подарил старику треть крови купца. Тут выступил второй старик с двумя собаками и предложил рассказать свою историю. Если она покажется более удивительной, чем первая, ифрит подарит ему треть крови купца.

Рассказ второго старца

Две собаки — старшие братья старика. Отец умер и оставил сыновьям по тысячи динаров каждому и каждый сын открыл по лавке. Старший брат продал все, что было и отправился путешествовать. Вернулся через год нищим: деньги ушли, счастье изменило. Старик подсчитал свою прибыль и увидел, что нажил тысячу динаров и теперь его капитал составляет две тысячи. Половину он отдал брату, который снова открыл лавку и стал торговать. Потом второй брат продал свое имущество и отправился путешествовать. Вернулся через год, также нищим. Старик посчитал свою прибыль и увидел, что его капитал снова составляет две тысячи динаров. Половину он отдал второму брату, который тоже открыл лавку и стал торговать.

Прошло время и братья стали требовать, чтоб старик поехал с ними путешествовать, но он отказывался. Через шесть лет, он согласился. Его капитал составлял шесть тысяч динаров. Три он закопал, а три разделил между собой и братьями.

Во время путешествия они нажили деньги и вдруг встретили прекрасную девушку, одетую как нищенка, которая просила о помощи. Старик взял ее на свой корабль, заботился о ней, а потом они поженились. Но братья приревновали его и решили убить. Во время сна они выбросили в море брата с женой. Но девушка оказалась ифриткой. Она спасла мужа и решила убить его братьев. Муж просил ее не делать этого, тогда ифритка превратила братьев в двух собак и наложила заклятие, что освободит их не раньше, чем через десять лет, ее сестра. Вот срок пришел и старик с братьями идет к сестре жены.

Ифрит счел рассказ удивительным и подарил старику треть крови купца. Тут выступил третий старик с мулом и предложил рассказать свою историю. Если она покажется более удивительной, чем первые две, ифрит подарит ему остаток крови купца.

Рассказ третьего старца

Мул — это жена старика. Однажды он застал ее с любовником и жена превратила его в собаку. Он пришел к мясной лавке, чтобы подобрать кости, но дочь мясника была колдунья и она расколдовала его. Девушка дала волшебной воды, чтоб он брызнул на жену и превратил ее в мула. На вопрос ифрита правда ли это, мул закивал головой, показывая, что правда.

Ифрит счел рассказ удивительным, подарил старику остаток крови купца и отпустил последнего.

Сказка о рыбаке

Жил один бедный рыбак с семьей. Каждый день он забрасывал сеть в море четыре раза. Однажды он выловил медный кувшин, запечатанный свинцовой пробкой с печатью перстня Сулеймана ибн Дауда. Рыбак решил продать его на рынке, но прежде посмотреть содержимое кувшина. Из кувшина вышел огромный ифрит, который ослушался царя Сулеймана и царь в наказание заточил его в кувшин. Узнав, что царя уже нет почти две тысячи лет, ифрит от злости решил убить своего спасителя. Рыбак усомнился, как такой огромный ифрит мог поместиться в таком маленьком кувшине. Чтобы доказать, что он говорит правду, ифрит превратился в дым и вошел в кувшин. Рыбак запечатал сосуд пробкой и пригрозил выбросить его в море, если за добро ифрит захотел отплатить злом, рассказав историю про царя Юнана и врача Дубана.

Повесть про везиря царя Юнана

Жил в городе персов царь Юнан. Был он богат и велик, но на его теле образовалась проказа. Никто из врачей никакими снадобьями не мог его исцелить. Однажды в город царя пришел врач Дубан, владевший многими знаниями. Он предложил Юнану свою помощь. Врач изготовил молоток и вложил в него зелье. К молотку он приделал ручку. Врач велел царю сесть на коня и молотком гонять мяч. Тело царя покрылось испариной и лекарство из молотка растеклось по его телу. Потом Юнан вымылся в бане и наутро от его болезни не осталось и следа. В благодарность он одарил врача Дубана деньгами и всевозможными благами.

Везирь царя Юнана, завидуя врачу, нашептывал царю, что Дубан хочет отлучить Юнана от царствования. В ответ царь рассказал историю царя ас-Синдбада.

Рассказ о царе ас-Синдбаде

Один из царей персов, ас-Синдбад любил охоту. Он воспитал сокола и никогда с ним не расставался. Однажды на охоте царь долго преследовал газель. Убив ее, он почувствовал жажду. И тут он увидел дерево, с вершины которого стекала вода. Он наполнил свою чашку водой, но сокол ее опрокинул. Царь снова наполнил чашку, но сокол снова ее опрокинул. Когда сокол перевернул чашку в третий раз, царь отрубил ему крылья. Умирая, сокол показал царю, что на вершине дерева сидит ехидна, а стекающая жидкость была ее ядом. Тогда царь понял, что убил друга, который спас его от гибели.

В ответ везирь царя Юнана рассказал историю о коварном везире.

Рассказ о коварном везире

У одного царя был везирь и был сын, который любил охоту. Царь приказал везирю быть всегда рядом с сыном. Однажды царевич отправился на охоту. Везирь увидев большого зверя, послал царевича за ним. Погнавшись за зверем, юноша заблудился и вдруг увидел плачущую девушку, которая сказала, что она потерявшаяся индийская принцесса. Царевич пожалел ее и взял с собой. Проезжая мимо развалин, девушка попросила остановиться. Видя, что ее долго нет, царевич пошел за ней и увидел, что это гуль, которая хотела вместе со своими детьми съесть юношу. Царевич понял, что это подстроил везирь. Он вернулся домой и рассказал о проишедшем отцу, который убил везиря.

Поверив своему везирю, будто врач Дубан решил его убить, царь Юнан приказал палачу отрубить врачу голову. Как ни плакал врач, ни просил царя пощадить его, как ни вступались приближенные царя, Юнан был непреклонен. Он был уверен, что врач лазутчик, который пришел погубить его.

Видя, что казнь его неизбежна, врач Дубан попросил отсрочку, чтобы раздать свои врачебные книги родным. Одну книгу, самую ценную врач решил подарить царю. По наказу врача, отрубленную голову царь поставил на блюдо и натер ее специальным порошком, чтобы остановить кровь. Глаза врача раскрылись и он приказал открыть книгу. Чтобы раскрыть слипшиеся страницы, царь слюной смочил палец. Книга открылась и он увидел пустые листы. И тут яд распространился по телу Юнана: книга была отравлена. Она воздала царю злом за его зло.

Выслушав рыбака, ифрит пообещал, что вознаградит его за то, что тот выпустил его из кувшина. Ифрит привел рыбака к окруженному горами пруду, в котором плавали разноцветные рыбы и сказал ловить здесь рыбу не больше одного раза в день.

Словленную рыбу, рыбак продал царю. Когда стряпуха ее жарила, стена кухни раздвинулась и из нее вышла прекрасная молодая женщина и заговорила с рыбами. Стряпуха от страха упала в обморок. Когда она очнулась, рыбы сгорели. Везирь царя, услышав ее рассказ, купил у рыбака рыбу и приказал стряпухе изжарить ее при нем. Убедившись, что женщина говорит правду, он рассказал это царю. Царь купил у рыбака рыбу и приказал ее изжарить. Увидев, что когда рыба жарилась, стена раздвинулась и из нее вышел раб и заговорил с рыбами, царь решил узнать тайну рыб.

Рыбак привел царя к пруду. Кого царь не расспрашивал о пруде и рыбах, никто ничего не знал. Царь отправился в горы и увидел там дворец. Во дворце никого не было кроме прекрасного плачущего юноши, у которого нижняя половина тела была каменная.

Рассказ заколдо­ванного юноши

Отец юноши был царем и жил в горах. Юноша женился на дочери своего дяди. Они прожили пять лет и он думал, что жена любит его великой любовью, но однажды юноша подслушал разговор рабынь. Девушки говорили, что его жена каждый вечер наливает ему в питье снотворное, а сама уходит к любовнику. Юноша не выпил приготов­ленного ему женой напитка и притворился спящим. Увидев, что жена ушла, одев свои лучшие одежды, он последовал за ней. Жена пришла к убогой хижине и вошла в нее, а юноша влез на крышу. В хижине жил черный уродливый раб, который был ее любовником. Увидев их вместе, юноша ударил мечом раба по шее. Он думал, что его убил, но на самом деле только ранил. Утром он застал жену в слезах. Она объяснила свою печаль тем, что у нее умерли родители и братья. Жена построила во дворце гробницу, чтобы уединиться там со своими печалями. На самом деле она перенесла туда раба и ухаживала за ним. Так прошло три года, муж не мешал ей, но однажды он упрекнул ее в измене. Тогда она превратила его в полукамень, получеловека, жителей города превратила в рыб, а город в горы. Кроме того, каждое утро она бьет мужа бичом до крови, а потом идет к любовнику.

Услышав рассказ юноши, царь убил раба, и переодевшись в его одежды лег на его место. Когда пришла жена юноши, царь изменив свой голос сказал ей, что стоны юноши и плач заколдованных жителей терзают его. Пусть она освободит их, здоровье возвращается к нему. Когда женщина расколдовала юношу и жителей, и город снова стал таким как прежде, царь убил ее. Так как у царя не было детей, он усыновил юношу и щедро наградил рыбака. На одной из дочерей рыбака он женился сам, а другую выдал замух за расколдо­ванного юношу. Рыбак сделался самым богатым человеком своего времени, а его дочери были женами царей, пока не пришла к ним смерть.

Тысяча и одна ночь для детей читать онлайн

Синдбад-мореход

1.5млн.

ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ. Давно-давно жил в городе Багдаде купец, которого звали Синдбад. У него было много товаров и денег, и его корабли плавали по всем морям. Капитаны кораблей, возвращаясь из …

Рассказ о царе Шахрияре

215к.

Жил-был когда-то злой и жестокий царь Шахрияр. Он каждый день брал себе новую жену, а наутро убивал ее. Отцы и матери прятали от царя Шахрияра своих дочерей и убегали с ними в другие земли.Скоро во …

Аладдин и волшебная лампа

562к.

В одном персидском городе жил бедный портной Хасан. У него были жена и сын по имени Аладдин. Когда Аладдину исполнилось десять лет, отец его сказал:— Пусть мой сын будет портным, как я,— …

Али-Баба и сорок разбойников

311к.

Когда-то, очень давно, в одном персидском городе жили два брата — Касим и Али-Баба. Когда умер их отец, они поделили деньги, которые после него остались.Касим стал торговать на рынке дорогими …

Сказка о рыбаке

238к.

Жил-был когда-то давно один рыбак. У него были жена и трое детей. Целый день он ловил рыбу, а вечером продавал ее на рынке и покупал хлеб и мясо для своей семьи. И каждый день он закидывал сеть три …

Сказка о купце и духе

771

Шахразада сказала: «Рассказывают, о счастливый царь, что был один купец среди купцов, и был он очень богат и вел большие дела в разных землях. Однажды он отправился в какую-то страну взыскивать долги…

Рассказ о царе ас-Синдбаде

367

Говорят, — а Аллах лучше знает, — начал царь, — что был один царь из царей персов, который любил веселье, прогулки, охоту и ловлю. И он воспитал сокола и не расставался с ним ни днем, ни ночью, и всю ночь

Рассказ первого старца

374

Знай, о ифрит, — сказал тогда старец, — что эта газель — дочь моего дяди и как бы моя плоть и кровь. Я женился на ней, когда она была совсем юной, и прожил с нею около тридцати лет, но не имел от нее…

Рассказ третьего старца

230

О, султан и глава всех джиннов, — начал старец, — Знай, что этот мул был моей женой. Я отправился в путешествие и отсутствовал целый год, а потом я закончил поездку и вернулся ночью к жене…

Рассказ заколдованного юноши

411

Господин мой, — сказал юноша, — знай, что мой отец был царем этого города, и звали его Мухмуд, владыка черных островов. Он жил на этих четырех горах и царствовал семьдесят лет…

Рассказ о носильщике и трех девушках

443

А именно, был человек из носильщиков, в городе Багдаде, и был он холостой. И вот однажды, в один из дней, когда стоял он на рынке, облокотившись на свою корзину, вдруг останавливается возле него же…

Рассказ о быке с ослом

500

Знай, о дочь моя, — сказал везирь, — что один купец обладал богатством и стадами скота, и у него была жена и дети, и Аллах великий даровал ему знание языка и наречий животных и птиц…

Сказка о коварном везире

337

Знай, о царь, — сказал везирь, — что у одного царя был везирь, а у этого царя был сын, который любил охоту и ловлю, и везирь его отца находился с ним. И царь, отец юноши, приказал этому везирю быть с царевичем

Рассказ второго старца

171

Знай, о владыка царей джиннов, — начал старец, — что эти две собаки мои братья, а я — третий брат. Мой отец умер и оставил нам три тысячи динаров, и я открыл лавку, чтобы торговать, и мои братья тоже открыли по лавке.

Повесть о везире царя Юнана

209

Знай, о ифрит, — начал рыбак, — что в древние времена и минувшие века и столетия был в городе персов и в земле Румана царь по имени Юнан. И был он богат и велик и повелевал войском и телохранителями

Сайт тысячи и одной ночи. 1001 ночь. Арабские сказки

1001 ночь. Арабские сказки

 

 

 

  • Халиф на час, или рассказ про Абу-ль-Хасана-Кутилу
  • Рассказ про Ала Ад-Дина и волшебный светильник (Волшебная лампа Алладина)
  • Рассказ про Али-Баба и сорок разбойников и невольницу Марджану,
    полностью и до конца (Сказка про Али-Бабу и сорок разбойников)
     
  • Рассказ о царе Шахрияре и его брате
  • Рассказ о быке с ослом
  • Сказка о купце и духе, 1-2
  • Рассказ первого старца, 1
  • Рассказ второго старца, 2
  • Рассказ третьего старца, 2
  • Сказка о рыбаке, 3-9
  • Повесть о везире царя Юнана, 4-5
  • Рассказ о царе ас-Синдбаде, 5
  • Сказка о коварном везире, 5
  • Рассказ заколдованного юноши, 7-8
  • Рассказ о носильщике и трех девушках, 9-19
  • Рассказ первого календера, 11-12
  • Рассказ второго календера, 12-14
  • Сказка о завистнике и внушившем зависть, 13
  • Рассказ третьего календера, 14-16
  • Рассказ первой девушки, 17-18
  • Рассказ второй девушки, 18
  • Рассказ о трех яблоках, 19-20
  • Рассказ о везире Нур-ад-дине и его брате, 20-24
  • Сказка о горбуне, 25-34
  • Рассказ христианина, 25-27
  • Рассказ надсмотрщика, 27-28
  • Рассказ врача-еврея, 28-29
  • Рассказ портного, 29-31
  • Рассказ цирюльника о самом себе, 31
  • Рассказ о первом брате цирюльника, 31
  • Рассказ о втором брате цирюльника, 31-32
  • Рассказ о третьем брате цирюльника, 32
  • Рассказ о четвертом брате цирюльника, 32
  • Рассказ о пятом брате цирюльника, 32-33
  • Рассказ о шестом брате цирюльника, 33
  • Рассказ о двух везирях и Анис аль-Джалис, 34-38
  • Рассказ о Ганиме ибн Айюбе, 39-45
  • Рассказ первого евнуха, 39
  • Рассказ второго евнуха, 39-40
  • Рассказ о Ганиме ибн Айюбе (продолжение)
  • Повесть о царе Омаре ибн ан-Нумане и его сыне ШаррКане, и другом сыне Дау-аль Макане,
    и о случившихся с ними чудесах и диковинах, 45-145
  • Повесть о Тадж-аль-Мулуке, 107-136
  • Повесть о любящем и любимом, 110-128
  • Повесть о Тадж-аль-Мулуке (продолжение)
  • Повесть о царе Омаре ибн ан-Нумане (продолжение)
  • Рассказ о любителе хашиша, 142-143
  • Рассказ бедуина Хаммада, 144
  • Рассказы о животных и птицах, 145-152
  • Рассказ о гусыне и львенке, 146
  • Рассказ о газеленке и паве, 147
  • Рассказ о голубях и богомольце, 148
  • Рассказ о богомольце и ангеле, 148
  • Рассказ о водяной птице и черепахе, 148
  • Рассказ о лисице и волке, 149-150
  • Рассказ о мыши и ласке, 150
  • Рассказ о вороне и коте, 150
  • Рассказ о вороне и лисице, о блохе и мыши, о соколе и о воробье, 150-152
  • Рассказ про ежа и вяхиря, 152
  • Рассказ о купце и двух злодеях, 152
  • Рассказ о ткаче и фокуснике, 152
  • Рассказ о воробье и павлине, 152
  • Повесть об Али ибн Беккаре и Шамс-ан-Нахар, 153-169
  • Повесть о царе Шахрамате, сыне его Камар-аз-Замане и царевне Будур, 170-249
  • Рассказ об аль-Амджаде и аль-Асаде, 217-247
  • Повесть о Ниме и Нум, 237-246
  • Рассказ об аль-Амджаде и аль-Асаде (продолжение)
  • Повесть о Камар-аз-Замане и царевне Будур (продолжение)
  • Рассказ об Ала-ад-дине Абу-ш-Шамате, 249-270
  • Рассказ о Хатиме-ат-Таи, 270-271
  • Рассказ о Мане ибн Заида, 271-272
  • Рассказ о городе Лабтайте, 272-273
  • Рассказ о халифе Хишаме и юноше, 273
  • Рассказ об Ибрахиме ибн аль-Махди, 273-276
  • Рассказ об Абд-Аллахе сыне Абу-Килябы, 276-279
  • Рассказ об Исхаке Мосульском, 279-282
  • Рассказ о чистильщике и женщине, 282-285
  • Рассказ о лже-халифе, 285-294
  • Рассказ о мешке, 294-296
  • Рассказ об Абу-Юсуфе, 296-297
  • Рассказ об Халиде ибн Абд-Аллахе аль-Касри, 297-299
  • Рассказ о Джафаре Бармакиде и продавце бобов, 299
  • Рассказ об Абу-Мухаммеде-лентяе, 299-305
  • Рассказ о великодушии Яхьи ибн Халида, 305-306
  • Рассказ о подделанном письме, 306-307
  • Рассказ об ученом и халифе аль-Мамуне, 307-308
  • Рассказ об Али-Шаре и Зумурруд, 308-327
  • Рассказ о Джубейре ибн Умейре и Будур, 327-334
  • Рассказ о шести невольницах, 334-338
  • Повесть о Харунс ар-Рашиде и невольнице, 338-340
  • Рассказ о бедняке и собаке, 340-341
  • Рассказ о вали Хусам-ад-дине, 341-342
  • Рассказ об ал-Насире и трех вали, 342-344
  • Рассказ о воре и меняле, 344-345
  • Рассказ о вали и работнике, 345-346
  • Рассказ об Ибрахиме и невольнице, 346-347
  • Рассказ о женщине с отрубленными руками, 347-348
  • Рассказ о бедняке и женщине, 348-349
  • Рассказ об Абу-Хассане-аз-Зияди, 349-351
  • Рассказ о ювелире и трех незнакомцах, 351
  • Рассказ о багдадце, который увидел сон, 351-352
  • Рассказ об аль-Мутеваккиле и его невольнице, 352-353
  • Рассказ о женщине и медведе, 353-355
  • Рассказ о девушке и обезьяне, 355-357
  • Рассказ о коне из черного дерева, 357-371
  • Рассказ об Унс-аль-Вуджуде и аль-Вард-фи-ль-Акмам, 371-381
  • Рассказ об Абу-Новасе и трех юношах, 381-383
  • Рассказ об Абд-Аллахе ибн Мамар, 383
  • Рассказ об узрите и его возлюбленной, 383-384
  • Рассказ о везире Бедр-ад-дине, 384
  • Рассказ о школьнике и школьнице, 384-385
  • Рассказ об аль-Муталаммисе, 385
  • Рассказ о Харуне ар-Рашиде и Ситт-Зубейде, 385-386
  • Рассказ о халифе, невольнице и Абу-Новасе, 386
  • Рассказ о Мусабе ибн аз-Зубейре и Аише, 386-387
  • Рассказ о Харуде ар-Рашиде и невольницах, 387
  • Рассказ о мельнике и его жене, 387-388
  • Рассказ о воре и простаке, 388
  • Рассказ о Ситт-Зубейде и Абу-Юсуфе, 388-389
  • Рассказ об аль-Хакиме и купце, 389
  • Рассказ об Ануширване и женщине, 389-390
  • Рассказ о водоносе и жене ювелира, 390-391
  • Рассказ о Ширин и рыбаке, 391
  • Рассказ о Яхье ибн Халиде и его госте, 391-392
  • Рассказ об аль-Амине и невольнице, 392
  • Рассказ о Сайде ибн Салиме аль-Бахили, 392-393
  • Рассказ о женщине и рыбе, 393-394
  • Рассказ о женщине и лживых старцах, 394-395
  • Рассказ о Джафаре Бармакиде и больном старике, 395
  • Рассказ о честном юноше, 395-397
  • Рассказ об аль-Мамуне и пирамидах, 397-398
  • Рассказ о воре, обокравшем вора, 393-399
  • Рассказ о Масруре и ибн аль-Кариби, 399-401
  • Рассказ о благочестивом царевиче, 401-402
  • Рассказ о влюбленном учителе, 402-403
  • Рассказ о глупом учителе, 403
  • Рассказ о неграмотном учителе, 403-404
  • Рассказ о царе и женщине, 404
  • Рассказ об яйце птицы рухх, 404-405
  • Рассказ об Ади ибн Зейде и Марии, 405-407
  • Рассказ о Дибиле и Муслиме ибн аль-Валиде, 407
  • Рассказ об Исхаке Мосульском и девушке, 407-409
  • Рассказ о юноше, певице и девушке, 409-410
  • Рассказ о влюбленных, погибших от любви, 410-411
  • Рассказ об аль-Мубарраде и бесноватом, 411-412
  • Рассказ о мусульманине и христианке, 412-414
  • Рассказ об Абу-Исе и Куррат-аль-Айн, 414-418
  • Рассказ об аль-Амине и невольнице, 418-419
  • Рассказ об аль-Мутеваккиле и ибн Хакане, 419
  • Рассказ об ученой женщине, 419-423
  • Рассказ об Абу-Сувейде и старухе, 423-424
  • Рассказ об ибн Тахире и Мунис, 424
  • Рассказ об Абу-ль-Айна и двух женщинах, 424
  • Рассказ о купце Али египтянине, 424-434
  • Рассказ о старухе и паломнике, 434-436
  • Рассказ о Таваддуд, 436-462
  • Рассказ о царе и ангеле, 462
  • Рассказ о горделивом царе, 463
  • Рассказ о царе-притеснителе, 464
  • Рассказ о Зу-ль-Карнейне, 464
  • Рассказ о царе Ануширване, 464-465
  • Рассказ о праведной женщине, 465-466
  • Рассказ о женщине и ребенке, 467
  • Рассказ о праведном невольнике, 468
  • Рассказ о праведных супругах, 469-470
  • Рассказ об аль-Хаджжадже и юноше, 471
  • Рассказ о кузнеце, 472
  • Рассказ о богомольце и облаке, 473-474
  • Рассказ о мусульманине и христианке, 475-477
  • Рассказ об Ибн аль-Хаввасе, 478
  • Рассказ об одном из пророков, 479
  • Рассказ о перевозчике и праведном юноше, 479
  • Рассказ о царе и двух братьях, 480-481
  • Рассказ об Абу-ль-Хасане и прокаженном, 482
  • Рассказ о Хасибе и царице змей, 483-536
  • Сказка о Синдбаде-мореходе, 536-566
  • Рассказ о первом путешествии, 538-542
  • Рассказ о втором путешествии, 542-546
  • Рассказ о третьем путешествии, 546-550
  • Рассказ о четвертом путешествии, 550-555
  • Рассказ о пятом путешествии, 556-559
  • Рассказ о шестом путешествии, 559-563
  • Рассказ о седьмом путешествии, 563-566
  • Повесть о медном городе, 566-578
  • Рассказ о царевиче и семи везирях, 578-606
  • Рассказ первого везиря, 578-579
  • Первый рассказ невольницы, 579-580
  • Рассказ второго везиря, 580-581
  • Второй рассказ невольницы, 581-582
  • Рассказ третьего везиря, 582
  • Третий рассказ невольницы, 582-584
  • Рассказ четвертого везиря, 584-586
  • Четвертый рассказ невольницы, 586-587
  • Рассказ пятого везиря, 587-591
  • Пятый рассказ невольницы, 591-593
  • Рассказ шестого везиря, 593-596
  • Шестой рассказ невольницы, 596-598
  • Рассказ седьмого везиря, 598-602
  • Рассказ о царевиче и семи везирях (продолжение)
  • Рассказ о невольнице и молоке, 603
  • Рассказ о купце и слепом старце, 603-605
  • Рассказ о ребенке и сторожихе, 605-606
  • Сказка о Джударе, 607-624
  • Рассказ об Аджибе и Гарибе, 624-680
  • Рассказ об Утбе и Рейе, 680-681
  • Рассказ о Хинд, дочери ан-Нумана, 681-683
  • Рассказ об Икриме и Хузейме, 683-684
  • Рассказ об Юнусе и незнакомце, 684-685
  • Рассказ об ар-Рашиде и девушке, 685-686
  • Рассказ об аль-Асмаи и трех девушках, 686-687
  • Рассказ об Ибрахиме Мосульском и дьяволе, 687-688
  • Рассказ о Джамиле и сыне его дяди, 688-691
  • Рассказ о Муавии и бедуине, 691-693
  • Рассказ о Дамре и его возлюбленной, 693-695
  • Рассказ об Исхаке Мосульском и слепце, 695-696
  • Рассказ об Ибрахиме и юноше, 696-697
  • Рассказ о везире Ибн Мерване и юноше, 697-698
  • Рассказ о Далиле-Хитрице и Али-Зейбаке каирском, 698-719
  • Повесть об Ардешире и Хайят-ан-Нуфус, 719-738
  • Сказка о Бедр-Басиме и Джаухаре, 738-756
  • Сказка о Сейф-аль-Мулуке, 756-778
  • Сказка о Хасане басрийском, 778-831
  • Сказка о рыбаке Халифе, 831-845
  • Рассказ о Масруре и Зейн-аль-Мавасиф, 845-863
  • Сказка о Нур-ад-дине и Мариам-кушачнице, 863-894
  • Сказка о саидийце и франкской женщине, 894-896
  • Сказка о юноше и невольнице, 896-899
  • Сказка о Джаллиаде и Шимасе, 899-930
  • Сказка об Абу-Кире и Абу-Сире, 930-940
  • Сказка об Абд-Аллахе земном и Абд-Аллахе морском, 940-946
  • Сказка об Абу-ль-Хасане из Омана, 946-952
  • Рассказ об Ибрахиме и Джамиле, 952-959
  • Рассказ об Абу-ль-Хасане из Хорасана, 959-963
  • Сказка о Камар-аз-Замане и жене ювелира, 963-978
  • Рассказ об Абд-Аллахе ибн Фадиле, 978-989
  • Рассказ о Маруфе-башмачнике, 989-1001
  • Рассказ о даре Шахрияре и Шахразаде (заключение)

ТЫСЯЧА И ОДНА НОЧЬ | Энциклопедия Кругосвет

ТЫСЯЧА И ОДНА НОЧЬ, собрание старинных арабских сказок, рассказанных царю Шахрияру его женой Шехерезадой на протяжении тысячи и одной ночи. Хронологическое правдоподобие, впрочем, не соблюдается, и если Шахрияр как будто бы жил во времена доисламской Персии, действие многих сказок происходит в исламскую эру в Багдаде, Басре и Каире, а эти города заложены много позже зарождения ислама.

Вопрос о происхождении, формировании и редактировании сказок окончательно не разрешен. Ясно, что нынешний свой вид книга обрела сравнительно недавно. Рукописи, которыми пользовался А.Галлан в конце 17 в., отличаются от манускриптов, с которых печатались издания сказок в 19 в. Книга Тысяча ночей, главной героиней которой была женщина по имени Ширазад, существовала, как доказано с достаточной достоверностью, еще в 10 в., и обнаружены более древние рукописи под тем же названием, по объему значительно более скромные, чем новейшие варианты.

В сборнике можно выделить несколько частей: 1) волшебные сказки и повести фантастического характера индийского или персидского происхождения; 2) истории, связанные с Багдадом, калифом Харуном аль-Рашидом и его визирем Джафаром, хотя и не отражающие реальных исторических событий; в большинстве своем это романтические повествования о любви, восходящие к греческим любовным повестям; 3) «городские» сказки, зачастую забавные, действие которых обычно происходит в Каире времен султанов-мамелюков (13–16 вв.). В собрание вошло также много повествований, которые возникли и стали известны как отдельные произведения, в их числе сказка о приключениях Синдбада Морехода; история о мудром Хайкаре, заимствованная из старинной арамейской книги, существовавшей еще в 5 в. до н.э.; повесть о рыцаре аль-Нумане, романтический эпос, увязанный с войнами против крестоносцев и др.

На Западе о собрании этих сказок стало известно благодаря французскому переводу А.Галлана, опубликованному в Париже в 1704–1717. В 1825–1843 в Бреслау М.Хабихт напечатал арабский текст и перевел сборник на немецкий язык (1840). В 1839–1841 Э.У.Лейн опубликовал свой мастерский, но, к сожалению, неполный перевод Тысячи и одной ночи с издания, вышедшего в Каире в 1835. Другие английские переводы предложили Д.Пейн (1882–1884) и Р.Ф.Бертон (1885–1889). Крайне сомнительного вкуса французский перевод Ж.С.Мардрю (1890). Немецкий перевод Э.Литтмана (1921–1928) отвечает высочайшим научным критериям.

Двух сказок из числа любимейших, об Аладдине и Али-Бабе, нет ни в одном из арабских рукописных или печатных изданий, хотя Галлан включил их в свой перевод. По этой причине его долго подозревали в фальсификации, пока не были обнаружены оригинальные тексты.

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Мифология»

Вид их был ужасен, вместо волос у них были змеи, в руках они держали бичи и факелы. Богинями чего были Алекто, Тисифона и Мегера?

Тысяча и одна ночь. Арабские сказки для детей

Легенда гласит, что давным-давно в стране Аравии жила умная и красивая женщина по имени Шахерезада, и в течение тысячи и одной ночи она рассказывала интереснейшие сказки, которые спасли её от смерти.

Теперь рассказанные ею истории известны во всём мире.

Жил когда-то очень богатый и могущественный султан. Он правил своей страной и творил при этом много добра, ибо в сердце его жила любовь. Султан и его жена были самой счастливой парой на свете.

Во всяком случае, так он считал…

Но однажды, вернувшись после прогулки, султан застал свою жену в объятиях другого мужчины. Султан почувствовал страшное разочарование. Измена жены разбила ему сердце. Им овладела не грусть, а ярость. И он убил на месте неверную жену и её любовника.

– Если эта женщина предала меня, значит, ни одной из них верить нельзя. Я больше никогда никого не полюблю, – поклялся султан.

Сражённый горем, он принял решение – настолько ужасное, что оно навсегда осталось в памяти людей. Каждый вечер султан брал в жёны новую девушку, а на следующее утро приказывал казнить её.

Подданные султана трепетали от ужаса. Родители отсылали дочерей прочь, чтобы им не пришлось выходить замуж за султана. Девушки бежали из страны. Семьи, в которых рождались девочки, не радовались, а горевали, потому что никто не знал, сколько ещё будет продолжаться жестокое правление султана.

Но в одно прекрасное утро красивая молодая девушка по имени Шахерезада сказала своему отцу:

– Я хочу стать следующей женой султана.

Глаза отца наполнились слезами:

– Зачем тебе делать это? Ты так добра и умна, зачем добровольно расставаться с жизнью?

– Доверься мне, отец, – ответила Шахерезада. – Я придумала план, который способен уберечь меня, да и всех остальных девушек, от смерти по приказу султана.

Отцу ничего не оставалось, как отпустить её.

Султан принял предложение девушки и в тот же самый день женился на ней. Вечером, когда они стали готовиться ко сну, Шахерезада сказала султану:

– Ночь так длинна, и я не уверена, что смогу заснуть, зная, что завтра меня ждёт смерть… Можно я расскажу тебе сказку, чтобы время не тянулось так долго?

– Очень хорошо, – сказал султан.

И вот, когда султан улёгся в постель, Шахерезада начала рассказывать…

Рыбак и джинн

Давным-давно жил один бедный рыбак, кормившийся тем, что ему удавалось поймать в море. Как правило, он вылавливал одну-две рыбы на ужин, но бывали дни, когда его живот так и оставался пустым.

Как-то утром он, как обычно, пришёл на берег моря и забросил свою сеть. Когда же мужчина стал вытягивать её, сеть оказалась необычно тяжёлой.

«Наверное, сегодня мне повезло, и я поймал много рыбы», – с радостью подумал рыбак, с трудом выволакивая свой улов на берег. Однако оказалось, что в сетях просто-напросто запуталось старое колесо от телеги.

Рыбак грустно покачал головой, распутал сеть и снова закинул в море. На этот раз, когда он начал вытягивать её на берег, сеть была настолько тяжёлой, что ему еле-еле удалось сдвинуть её с места.

«Ну, теперь-то я наверняка поймал не одну сотню рыб», – подумал рыбак и, сгибаясь от напряжения, стал тянуть сеть ещё усерднее. Но на этот раз он нашёл лишь груду разбитых глиняных горшков.

Рыбак с удивлением посмотрел на свой улов, снова распутал сеть и постарался закинуть её в море как можно дальше. Когда же он снова потянул, сеть оказалась настолько тяжёлой, что рыбак не мог сдвинуть её ни на дюйм.

– Ну и тяжесть! – с надеждой воскликнул рыбак. – Никак не меньше тысячи рыб!

И он тянул и тянул изо всех сил, и наконец ему удалось вытащить сеть на берег. Увы, там не было ничего, кроме кучи камней.

Рыбак тяжело вздохнул:

– Уже поздно, времени у меня осталось только на то, чтобы последний раз забросить сеть. Если и сейчас я ничего не поймаю, значит, лягу спать без ужина.

Он снова распутал сеть и закинул её так далеко в море, как только смог.

– Пожалуйста, пусть на этот раз я поймаю что-то стоящее, – взмолился он.

Вдруг верёвка, удерживающая сеть, натянулась. Но, когда рыбак потянул, сеть так и не сдвинулась с места, сколько бы усилий не прилагалось. Тогда он привязал верёвку к скале на берегу и бросился в воду, чтобы попытаться вытолкнуть сеть на сушу.

Он тянул, и толкал, и пытался поднять, и снова тащил сеть, и в конце концов кое-как выволок её на берег. Каково же было разочарование рыбака, когда он увидел, что в сеть снова не попало ни одной рыбы! Вместо улова он вытащил большой медный сосуд, заткнутый пробкой.

– У меня нет ни крошки на ужин, но, может быть, этот медный сосуд чего-то да стоит, – сказал рыбак. – Я продам его на рынке, а на вырученные деньги куплю себе поесть.

И он начал тереть сосуд и тёр его до тех пор, пока он не заблестел.

Потом рыбак попытался достать его из сети, но он оказался слишком тяжёлым.

«Наверное, он полон морской воды», – подумал рыбак и вытащил пробку, чтобы вылить воду из сосуда.

В тот самый момент, как он откупорил сосуд, оттуда к небесам поднялся столб голубого дыма.


На глазах у потрясённого рыбака дым сгустился, образовав огромное облако, а потом это облако приняло очертания великана, высокого, как башня. Это был джинн!

– Кто осмелился выпустить меня? – громовым голосом спросил джинн. Его рот походил на пещеру, а от звука его голоса начинала дрожать земля.

– Это я, – пролепетал рыбак.

Великан посмотрел вниз и увидел перепуганного человека.

– Готовься к смерти, – прогремел он.

– Ах ты неблагодарный! – возразил рыбак, к которому внезапно вернулось мужество. – Что я сделал, чтобы заслужить такую участь?

Джинн пожал плечами.

– Много лет назад я попытался убить царя Сулеймана, и тогда он приказал другим джиннам заточить меня в этот сосуд и бросить его в море. Вначале я сказал себе: «Тому, кто освободит меня, я отдам всё золото, спрятанное в недрах земли».

– Это было бы справедливо, – согласился рыбак.

Джинн продолжал:

– Прошло сто лет, и тогда я сказал себе: «Тому, кто освободит меня, я отдам все драгоценные камни и всё золото, спрятанное в недрах земли».

– Это было бы замечательно, – вздохнул рыбак.

Джинн продолжал:

– Прошло ещё сто лет, и тогда я подумал: «Может быть, сейчас кто-то придёт и освободит меня, но он так долго собирался сделать это, что не заслуживает остаться в живых. Кем бы он ни был, я убью его». Ну так вот, этим человеком стал ты. Выбирай, какой смертью ты хочешь умереть.


Рыбак нахмурился и начал придумывать, как избежать смерти.

«Я не так силён, чтобы сражаться с джинном, – подумал он. – Но, может быть, я окажусь достаточно умным, чтобы перехитрить его».

Он смерил джинна взглядом и заявил:

– Я не верю, что ты можешь убить меня.

– Что-о-о-о? – поперхнулся Джинн.

– Ты лжец, – презрительно сказал рыбак. – Думаешь, я поверю, что ты вылез из этого сосуда. Ты не мог в нём поместиться, ты слишком велик для этого.

– Что ты говоришь, глупец? – воскликнул джинн, покраснев от негодования. – Ведь я – ДЖИНН! Я обладаю волшебной силой. Я могу сделать всё, что захочу. Разумеется, я могу поместиться в этом сосуде!

Рыбак покачал головой.

– Это невозможно! – Он поднял с земли сосуд и пробку и помахал ими перед джинном. – Даже большой палец твоей ноги не влезет в этот кувшин. И всех твоих волшебных сил не хватит, чтобы изменить это.

– Ещё как хватит! – настаивал джинн. – Я могу сделаться большим, как небо, или маленьким, как жучок. И уж конечно, моего волшебства хватит, чтобы влезть в этот дурацкий сосуд!

Рыбак недоверчиво хмыкнул:

– Не поверю, пока не увижу этого своими глазами, – сказал он.

– Тогда смотри! – зарычал джинн и мгновенно исчез в горлышке сосуда. – Ну что, ТЕПЕРЬ ты мне поверил? – донёсся голос изнутри.

В одно мгновение рыбак воткнул пробку обратно в горлышко кувшина.

– Да, верю, – расхохотался он. – Ты прекрасно можешь там поместиться. Спасибо!

– О нет! – застонал джинн. – Пожалуйста, выпусти меня!

– Это вряд ли, – протянул рыбак. – Скорее, я заброшу тебя обратно в море.

– Пожалуйста, прошу тебя, – начал умолять его джинн. – Я сделаю так, что ты будешь богачём до конца твоих дней!

Рыбак помолчал немного, а потом спросил:

– Ты обещаешь оставить меня в покое и никогда больше не встречаться на моём пути?

– Обещаю, – захныкал джинн.

Тогда рыбак вынул пробку из сосуда.

Снова заклубился дым, и джинн посмотрел сверху на рыбака, а тот нервно сглотнул.

Но внезапно джинн опустился к самой земле и протянул руку.

– Иди сюда, – сказал он.

Рыбак шагнул на огромную ладонь, и джинн поднял его высоко в воздух.

– Видишь вон то озеро? – спросил он, указывая в сторону большого леса. Вода блестела серебром среди деревьев.

– Вижу, – кивнул рыбак.

– О его существовании не знает никто, кроме меня, – и вот теперь узнал ты, – сказал джинн. – Это волшебное озеро, и в нём водятся такие рыбы, которых ты раньше никогда не видел. Закинь туда свои сети, и в них попадутся четыре рыбы: красная, синяя, жёлтая и белая. Если ты отнесёшь их султану, он даст тебе награду, которая не могла тебе присниться в самом невероятном сне.


Джинн бережно опустил рыбака обратно на землю. Потом ещё раз поклонился ему и полетел куда-то над морем.

Рыбак поспешил к волшебному озеру. Добравшись до него, он закинул в воду свою сеть, а потом вытащил её на берег. Как джинн и обещал, в сеть попались всего четыре рыбины – красная, синяя, жёлтая и белая, каждая красивее другой.

Рыбак отнёс улов султану, и тот пришёл в восторг:

– Никогда ещё я не видел таких прекрасных рыб! – воскликнул он.

Подношение так понравилось султану, что он дал рыбаку столько золота, что теперь тот мог не думать о завтрашнем дне до конца жизни.

С тех пор рыбак жил очень счастливо. Он женился, у него появилась семья. В свободное время он по-прежнему любил ловить рыбу и с удовольствием рассказывал детям и внукам о своей встрече с джинном. И вот, когда рыбак уже состарился, он решил показать своим детям волшебное озеро, чтобы они тоже смогли наловить там рыбы. Но найти его так и не смог.


Шахерезада закончила свою историю и замолчала.

– Какая замечательная сказка! – воскликнул султан.

Шахерезада улыбнулась.

– О, это ничто в сравнении с той историей, которую я могла бы рассказать тебе завтра, – сказала она. – Но, конечно, при условии, что ты оставишь меня в живых.

– Хорошо, – ответил султан, – я сохраню тебе жизнь ещё на один день.

На следующую ночь, когда султан лёг в постель, Шахерезада начала новую сказку…

Детское : Сказка : Тысяча и одна ночь : читать онлайн

`Среди великолепных памятников устного народного творчества `Сказки Шахразады` являются памятником самым монументальным. Эти сказки с изумительным совершенством выражают стремление трудового народа отдаться `чарованью сладких вымыслов`, свободной игре словом, выражают буйную силу цветистой фантазии народов Востока — арабов, персов, индусов. Это словесное тканьё родилось в глубокой древности; разноцветные шёлковые нити его переплелись по всей земле, покрыв её словесным ковром изумительной красоты.

Предисловие

Без малого два с половиной столетия прошло с тех пор, как Европа впервые познакомилась с арабскими сказками «Тысячи и одной ночи» в вольном и далеко не полном французском переводе Галлана, но и теперь они пользуются неизменной любовью читателей. Течение времени не отразилось на популярности повестей Шахразады; наряду с бесчисленными перепечатками и вторичными переводами с издания Галлана вплоть до наших дней вновь и вновь появляются публикации «Ночей» на многих языках мира в переводе прямо с оригинала. Велико было влияние «Тысячи и одной ночи» на творчество различных писателей — Монтескьё, Виланда, Гауфа, Теннисона, Диккенса. Восхищался арабскими сказками и Пушкин. Впервые познакомившись с некоторыми из них в вольном переложении Сенковского, он заинтересовался ими настолько, что приобрёл одно из изданий перевода Галлана, которое сохранилось в его библиотеке.

Трудно сказать, что больше привлекает в сказках «Тысячи и одной ночи» — занимательность сюжета, причудливое сплетение фантастического и реального, яркие картины городской жизни средневекового арабского Востока, увлекательные описания удивительных стран или живость и глубина переживаний героев сказок, психологическая оправданность ситуаций, ясная, определённая мораль. Великолепен язык многих повестей — живой, образный, сочный, чуждый обиняков и недомолвок. Речь героев лучших сказок «Ночей» ярко индивидуальна, у каждого из них свой стиль и лексика, характерные для той социальной среды, из которой они вышли.

Что же такое «Книга тысячи и одной ночи», как и когда она создавалась, где родились сказки Шахразады?

«Тысяча и одна ночь» не есть произведение отдельного автора или составителя, — коллективным творцом является весь арабский народ. В том виде, в каком мы её теперь знаем, «Тысяча и одна ночь» — собрание сказок на арабском языке, объединённых обрамляющим рассказом о жестоком царе Шахрияре, который каждый вечер брал себе новую жену и на утро убивал её. История возникновения «Тысячи и одной ночи» до сих пор далеко не выяснена; истоки её теряются в глубине веков.

Первые письменные сведения об арабском собрании сказок, обрамлённых повестью о Шахрияре и Шахразаде и называвшемся «Тысяча ночей» или «Тысяча одна ночь», мы находим в сочинениях багдадских писателей X века — историка аль-Масуди и библиографа аи-Надима, которые говорят о нем, как о давно и хорошо известном произведении. Уже в те времена сведения о происхождении этой книги были довольно смутны и её считали переводом персидского собрания сказок «Хезар-Эфсане» («Тысяча повестей»), будто бы составленного для Хумаи, дочери иранского царя Ардешира (IV век до н.э). Содержание и характер арабского сборника, о котором упоминают Масуди и анНадим, нам неизвестны, так как он не дошёл до наших дней.

Свидетельство названных писателей о существовании в их время арабской книги сказок «Тысячи и одной ночи» подтверждается наличием отрывка из этой книги, относящегося к IX веку. В дальнейшем литературная эволюция сборника продолжалась вплоть до XIV-XV веков. В удобную рамку сборника вкладывались все новые и новые сказки разных жанров и разного социального происхождения. О процессе создания таких сказочных сводов мы можем судить по сообщению того же анНадима, который рассказывает, что старший его современник, некий Абд-Аллах аль-Джахшияри — личность, кстати сказать, вполне реальная — задумал составить книгу из тысячи сказок «арабов, персов, греков и других народов», по одной на ночь, объёмом каждая листов в пятьдесят, но умер, успев набрать только четыреста восемьдесят повестей. Материал он брал главным образом от профессионалов-сказочников, которых сзывал со всех концов халифата, а также из письменных источников.

Сборник аль-Джахшияри до нас не дошёл, не сохранились также и другие сказочные своды, называвшиеся «Тысяча и одна ночь», о которых скупо упоминают средневековые арабские писатели. По составу эти собрания сказок, по-видимому, отличались друг от друга, общим у них было лишь заглавие и сказкарамка.

В ходе создания таких сборников можно наметить несколько последовательных этапов.

Первыми поставщиками материала для них были профессиональные народные сказители, рассказы которых первоначально записывались под диктовку с почти стенографической точностью, без всякой литературной обработки. Большое количество таких рассказов на арабском языке, записанных еврейскими буквами, хранится в Государственной Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде; древнейшие списки относятся к XI-XII векам. В дальнейшем эти записи поступали к книготорговцам, которые подвергали текст сказки некоторой литературной обработке. Каждая сказка рассматривалась на этой стадии не как составная часть сборника, а в качестве совершенно самостоятельного произведения; поэтому в дошедших до нас первоначальных вариантах сказок, включённых впоследствии в «Книгу тысячи и одной ночи», разделение на ночи ещё отсутствует. Разбивка текста сказок происходила на последнем этапе их обработки, когда они попадали в руки компилятора, составлявшего очередной сборник «Тысячи и одной ночи». При отсутствии материала на нужное количество «ночей» составитель пополнял его из письменных источников, заимствуя оттуда не только мелкие рассказы и анекдоты, но и длинные рыцарские романы.

Последним таким компилятором был и тот неизвестный по имени учёный шейх, который составил в XVIII веке в Египте наиболее позднее по времени собрание сказок «Тысячи и одной ночи». Самую значительную литературную обработку получили сказки также в Египте, двумя или тремя столетиями раньше. Эта редакция XIV — XVI веков «Книги тысяча и одной ночи», обычно называемая «египетской», — единственная, сохранившаяся до наших дней — представлена в большинстве печатных изданий, а также почти во всех известных нам рукописях «Ночей» и служит конкретным материалом для изучения сказок Шахразады.

От предшествующих, возможно, более ранних сводов «Книги тысячи и одной ночи» сохранились лишь одиночные сказки, не входящие и «египетскую» редакцию и представленные в немногих рукописях отдельных томов «Ночей» или существующие в виде самостоятельных рассказов, имеющих, однако, — разделение на ночи. К числу таких рассказов относятся наиболее популярные у европейских читателей сказки: «Аладдин и волшебная лампа», «Али Баба и сорок разбойников» и некоторые другие; арабский оригинал этих сказок имелся в распоряжении первого переводчика «Тысячи и одной ночи» Галлана, по переводу которого они и стали известны в Европе.

При исследовании «Тысячи и одной ночи» каждую сказку надлежит рассматривать особо, так как органической связи между ними нет, и они до включения в сборник долгое время существовали самостоятельно. Попытки объединить некоторые из них в группы по месту их предполагаемого происхождения — из Индии, Ирана или Багдада — недостаточно обоснованы. Сюжеты рассказов Шахразады сложились из отдельных элементов, которые могли проникнуть на арабскую почву из Ирана или Индии независимо один от другого; на своей новой родине они обросли чисто туземными наслоениями и издревле стали достоянием арабского фольклора. Так, например, случилось с обрамляющей сказкой: придя к арабам из Индии через Иран, она утратила в устах сказочников многие первоначальные черты.

Более целесообразным, нежели попытку группировать, скажем, по географическому принципу, следует считать принцип объединения их, хотя бы условно, в группы по времени создания или же по принадлежности к социальной среде, где они бытовали. К древнейшим, самым устойчивым сказкам сборника, возможно существовавшим в той или иной форме уже в первых редакциях в IX-Х веках, можно отнести те рассказы, в которых сильней всего проявляется элемент фантастики и действуют сверхъестественные существа, активно вмешивающиеся в дела людей. Таковы сказки «О рыбаке и духе», «О коне из чёрного дерева» и ряд других. За свою долгую литературную жизнь они, по-видимому, многократно подвергались литературной обработке; об этом свидетельствует и их язык, претендующий на известную изысканность, и обилие поэтических отрывков, несомненно вкраплённых в текст редакторами или переписчиками.

Более позднего происхождения группа сказок, отражающих жизнь и быт средневекового арабского торгового города. Как это видно из некоторых топографических подробностей, действие в них разыгрывается главным образом в столице Египта — Каире. В основе этих новелл лежит обычно какая-нибудь трогательная любовная история, осложнённая различными приключениями; действующие в ней лица принадлежат, как правило, к торговой и ремесленной знати. По стилю и языку сказки этого рода несколько проще фантастических, но и в них много стихотворных цитат преимущественно эротического содержания. Интересно, что в городских новеллах наиболее яркой и сильной личностью зачастую является женщина, смело ломающая преграды, которые ставит ей гаремная жизнь. Мужчина же, обессиленный развратом и праздностью, неизменно выведен простаком и обречён на вторые роли.

Другая характерная черта этой группы сказок — резко выраженный антагонизм между горожанами и кочевниками-бедуинами, которые обычно являются в «Книге тысячи и одной ночи» предметом самых едких насмешек.

К лучшим образцам городских новелл принадлежат «Повесть о любящем и любимом», «Рассказ о трех яблоках» (включающий и «Рассказ о везире Нур-ад-дине и его брате»), «Сказка о Камар-аз-Замане и жене ювелира», а также большинство рассказов, объединяемых «Сказкой о горбуне».

Наконец наиболее поздними по времени создания являются сказки плутовского жанра, по-видимому включённые в сборник в Египте, при его последней обработке. Рассказы эти тоже сложились в городской среде, но отражают уже жизнь мелких ремесленников, подённых рабочих и бедняков, перебивающихся случайными заработками. В этих сказках с наибольшей яркостью отразился протест угнетённых слоёв населения средневекового восточного города. В каких курьёзных формах выражался подчас этот протест видно, например, из «Рассказа о Ганиме ибн Айюбе» (см. наст. изд., т. II, стр. 15), где раб, которого его господин хочет отпустить на волю, доказывает, ссылаясь на книги законоведов, что тот не имеет права это сделать, так как не научил своего раба никакому ремеслу и освобождением обрекает последнего на голодную смерть.

Для плутовских сказок характерна едкая ирония изображения представителей светской власти и духовенства в самом неприглядном виде. Сюжетом многих таких повестей является сложное мошенничество, имеющее целью не столько ограбить, сколько одурачить какого-нибудь простака. Блестящие образцы плутовских рассказов — «Повесть о Далиле-хитреце и Али-Зейбаке каирском», изобилующая самыми невероятными приключениями, «Сказка об Ала-ад-дине Абу-ш-Шамате», «Сказка о Маруфе-башмачнике».

Рассказы этого типа попали в сборник непосредственно из уст сказителей и подверглись лишь незначительной литературной обработке. На это указывает прежде всего их язык, не чуждый диалектизмов и разговорных оборотов речи, насыщенность текста диалогами, живыми и динамичными, как будто прямо подслушанными на городской площади, а также полное отсутствие любовных стихов — слушатели таких сказок, видно, не были охотниками до сентиментальных поэтических излияний. Как по содержанию, так и по форме, плутовские рассказы представляют одну из ценнейших частей собрания.

Кроме сказок упомянутых трех категорий, в «Книгу тысячи и одной ночи» входит ряд крупных произведений и значительное количество небольших по объёму анекдотов, несомненно заимствованных составителями из различных литературных источников. Таковы огромные рыцарские романы: «Повесть о царе Омаре ибн ан-Нумане», «Рассказ об Аджибе и Гарибе», «Рассказ о царевиче и семи везирях», «Сказка о Синдбаде-мореходе» и некоторые другие. Таким же путём попали туда назидательные притчи и повести, проникнутые идеей о бренности земной жизни («Повесть о медном городе»), назидательные рассказывопросники типа «Зерцал» (рассказ о мудрой девушке Таваддуд), анекдоты о знаменитых мусульманских мистиках-суфиях и т.п. Мелкие повестушки, как уже упомянуто, по-видимому, были добавлены составителями, чтобы заполнить нужное количество ночей.

Сказки той или иной группы, родившись в определённой социальной среде, естественно имели в данной среде наибольшее распространение. В этом прекрасно отдавали себе отчёт и сами компиляторы и редакторы сборника, о чем свидетельствует такая пометка, переписанная в одну из поздних рукописей «Ночей» с более древнего оригинала: «Рассказчику надлежит рассказывать в соответствии с тем, кто его слушает. Если это простолюдины, пусть он передаёт повести из «Тысячи и одной ночи» о простых людях — это повести в начале книги (имеются, очевидно, в виду сказки плутовского жанра. — М.С.), а буде эти люди относятся к правителям, то надлежит рассказывать им повести о царях и сражениях между витязями, а эти повести — в конце книги».

Такое же указание мы находим и в самом тексте «Книги» — в «Сказке о Сейф-аль-Мулуке», попавшей в сборник, по-видимому, на довольно позднем этапе его эволюции. Там говорится, что некий сказочник, который один только знал эту сказку, уступая настойчивым просьбам, соглашается дать её переписать, но ставит переписчику такое условие: «Не рассказывай этой сказки на перекрёстке дорог или в присутствии женщин, рабов, рабынь, глупцов и детей. Читай её у эмиров [1], царей, везирей и людей знания из толкователей Корана и других».

У себя на родине сказки Шахразады в разных социальных слоях издревле встречали разное отношение. Если в широких народных массах сказки всегда пользовались огромной популярностью, то представители мусульманской схоластической науки и духовенства, блюстители «чистоты» классического арабского языка неизменно отзывались о них с нескрываемым презрением. Ещё в X веке ан-Надим, говоря о «Тысяче и одной ночи», пренебрежительно замечал, что она написана «жидко и нудно». Тысячу лет спустя у него тоже нашлись последователи, которые объявляли этот сборник пустой и вредной книгой и пророчили её читателям всевозможные беды. Иначе смотрят на сказки Шахразады представители передовой арабской интеллигенции. Признавая в полной мере большую художественную и историко-литературную ценность этого памятника, литературоведы Объединённой Арабской Республики и других арабских стран углублённо и всесторонне изучают его.

Отрицательное отношение к «Тысячи и одной ночи» реакционно настроенных арабских филологов XIX века печально отразилось на судьбе её печатных изданий. Научного критического текста «Ночей» ещё не существует; первое полное издание сборника, выпущенное в Булаке, под Каиром, в 1835 году и неоднократно перепечатанное впоследствии, воспроизводит так называемую «египетскую» редакцию. В булакском тексте язык сказок претерпел под пером анонимного «учёного» богослова значительную обработку; редактор стремился приблизить текст к классическим нормам литературной речи. В несколько меньшей мере деятельность обработчика заметна в калькуттском издании, опубликованном английским учёным Макнатеном в 1839-1842 годах, хотя и там тоже представлена египетская редакция «Ночей».

Булакское и калькуттское издания положены в основу существующих переводов «Книги тысячи и одной ночи». Исключение составляет лишь упомянутый выше неполный французский перевод Галлана, осуществлённый в XVIII веке по рукописным источникам. Как мы уже говорили, перевод Галлана послужил оригиналом для многочисленных переводов на другие языки и более ста лет оставался единственным источником знакомства с арабскими сказками «Тысячи и одной ночи» в Европе.

Среди других переводов «Книги» на европейские языки следует упомянуть английский перевод части сборника, выполненный непосредственно с арабского оригинала известным знатоком языка и этнографии средневекового Египта — Вильямом Лэном. Перевод Лэна, несмотря на его неполноту, можно считать лучшим из существующих английских переводов по точности и добросовестности, хотя язык его несколько труден и высокопарен.

Другой английский перевод, выполненный в конце 80-х годов прошлого века известным путешественником и этнографом Ричардом Бёртоном, преследовал совершенно определённые, далёкие от науки цели. В своём переводе Бёртон всячески подчёркивает все сколько-нибудь непристойные места оригинала, выбирая самое резкое слово, наиболее грубый вариант, придумывая и в области языка необычайные сочетания слов архаических и ультрасовременных.

Наиболее ярко отразились тенденции Бёртона в его примечаниях. Наряду с ценными наблюдениями из быта ближневосточных народов они содержат огромное количество «антропологических» комментариев, многословно растолковывающих всякий попадающийся в сборнике непристойный намёк. Нагромождая грязные анекдоты и подробности, характерные для современных ему нравов пресыщенных и скучающих от безделья европейских резидентов в арабских странах, Бёртон стремится оклеветать весь арабский народ и пользуется этим для защиты пропагандируемой им политики хлыста и винтовки.

Тенденция подчеркнуть все мало-мальски фривольные черты арабского подлинника характерна и для французского шестнадцатитомного перевода «Книги тысячи и одной ночи», законченного в первые годы XX века Ж. Мардрюсом.

Из немецких переводов «Книги» новейшим и лучшим является шеститомный перевод известного семитолога Э. Лиггмана, впервые изданный в конце 20-х годов нашего века.

История изучения переводов «Книги тысячи и одной ночи» в России может быть изложена очень кратко.

До Великой Октябрьской революции русских переводов непосредственно с арабского не было, хотя переводы с Галлана начали появляться уже в 60-х годах XVIII века. Лучший из них — перевод Ю. Доппельмайер, вышедший в конце XIX века.

Несколько позже был напечатан перевод Л. Шелгуновой, выполненный с сокращениями с английского издания Лэна, а лет через шесть после этого появился анонимный перевод с издания Мардрюса — самый полный из существовавших тогда сборников «Тысячи и одной ночи» на русском языке.

В 1929-1938 годах был опубликован восьмитомный русский перевод «Книги тысячи и одной ночи» непосредственно с арабского, сделанный М. Салье под редакцией академика И. Ю. Крачковского по калькуттскому изданию.

Переводчик и редактор стремились по мере сил сохранить в переводе близость к арабскому оригиналу как в отношении содержания, так и по стилю. Лишь в тех случаях, когда точная передача подлинника была несовместима с нормами русской литературной речи, от этого принципа приходилось отступать. Так при переводе стихов невозможно сохранить обязательную по правилам арабского стихосложения рифму, которая должна быть единой во всем стихотворении, переданы лишь внешняя структура стиха и ритм.

Предназначая эти сказки исключительно для взрослых, переводчик остался верен стремлению показать русскому читателю «Книгу тысячи и одной ночи» такой, как она есть, и при передаче непристойных мест оригинала. В арабских сказках, как и в фольклоре других народов, вещи наивно называются своими именами, и в большинство скабрёзных, с нашей точки зрения, подробностей не вкладывается порнографического смысла, все эти подробности носят характер скорее грубой шутки, чем нарочитой непристойности.

В настоящем издании отредактированный И. Ю. Крачковским перевод печатается без значительных изменений, с сохранением основной установки на максимально возможную близость к оригиналу. Язык перевода несколько облегчён — смягчены излишние буквализмы, кое-где расшифрованы не сразу понятные идиоматические выражения.

М. Салье

10 величайших историй из 1 001 ночи

Рукопись арабских ночей | © WikiCommons

1 001 ночь, , также известная как Тысяча и одна ночь или Арабские ночи, — это сборник народных сказок Ближнего Востока и Южной Азии, которые первоначально были опубликованы вместе во время Золотого века ислама. Рассказы — от исторических сказок до трагических романов и комедий — собирались на протяжении многих веков огромным кругом ученых и авторов.Ниже вы найдете десять самых ярких историй.

Эта рамочная история для всей работы является общей нитью между каждым выпуском Nights. Шахрияр — царь, правящий Индией и Китаем. Он узнает об измене своей жены и приказывает ее казнить, а затем в гневе и печали решает, что все женщины виновны и должны быть казнены. Шахрияр женится и казнит нескольких девственниц на следующее утро после свадьбы. Когда король берет Шахерезаду в жены, она рассказывает ему историю в ночь их свадьбы, но у нее нет времени, чтобы закончить ее.Король откладывает ее казнь, чтобы узнать конец истории. На следующую ночь она заканчивает свой рассказ, но начинает новый, и Шахрияр снова откладывает ее казнь. Они продолжают это в течение 1001 ночи.

Шахерезада и султан Шариар (1880 г.) | © Фердинанд Келлер / WikiCommons

Хотя он не был добавлен в коллекцию до 18 века французским ученым Антуаном Галланом, «Аладдин» — одна из самых популярных сказок из серии 1 001 ночь благодаря современной адаптации Диснея.В оригинальной сказке Аладдин — бедный молодой человек из «одного из городов Китая». Колдун обманывает Аладдина и убеждает его украсть масляную лампу из волшебной пещеры. Аладдин случайно выпускает джинна из лампы, и таким образом разворачивается серия событий, в которых каждое желание Аладдина сбывается, но только для того, чтобы быть разоблаченным злодеем. К счастью, счастливый конец, одобренный Диснеем, уже впереди.

Аладдин в Волшебном саду | © Макс Либерт / WikiCommons

В этой сказке рыбак обнаруживает в реке Тигр сундук, который он продает Харуну ар-Рашиду, халифу Аббасидов.Харун обнаруживает, что в нем находится тело мертвой женщины, и приказывает своему советнику Джафару раскрыть преступление. Муж и отец убитой женщины утверждают, что убили ее, но халиф верит в историю мужа, который считал ее неверной. Муж купил своей жене три уникальных яблока, когда она была больна, и когда он нашел раба с одним из яблок, раб заявил, что его подарила ему его подруга. В ярости мужчина убил свою жену. Раб, создавший все проблемы, в конечном итоге становится рабом Джафара, и Джафар просит прощения.

Арабский манускрипт | © WikiCommons

В Басре портной и его жена наткнулись на забавного горбака, которого они решили пригласить к себе домой на обед. Пока горбун ел и шутил, он подавился огромной острой рыбьей косточкой. Двое завернули мертвого человека в ткань и представили, что он ребенок, заболевший оспой, чтобы все оставили их в покое. Двое оставили горбуна у врача и убежали. Доктору не терпелось увидеть своего пациента, и он споткнулся с лестницы, упав на горбатого.Полагая, что он убил пациента, доктор закладывает труп своему соседу. Горбуна разносят до тех пор, пока посредник короля не будет найден с мертвым телом, и как только маклер будет казнен, от всех предполагаемых убийц приходит вереница признаний. Но оказывается, горбун никогда не был мертвым — цирюльник возвращает его к жизни.

Иллюстрация из персидской версии «Тысячи и одной ночи» | © Sani ol molk / WikiCommons

Дубан — мудрец или мудрый целитель, работающий на короля Юнана, больного проказой.Советник Юнаня предупреждает короля, что Дубан попытается убить его, и Юнань казнит целителя, опасаясь за его жизнь. Дубан дает королю волшебную книгу незадолго до того, как его обезглавили. После казни король читает книгу и позже умирает из-за секретного яда, оставленного Дубаном на страницах.

Обложка второго тома «Тысячи и одной ночи» | © Николай Ушин / WikiCommons

Эта знаменитая сказка — еще одна, добавленная Галландом в 18 веке. Али-Баба — бедный, но трудолюбивый дровосек, который находит убежище воров, защищенное магией, в которую он входит, говоря: «Открой Сезам.Логово наполнено сокровищами, и Али-Баба раскрывает секрет своему брату Кассиму, который был убит ворами при попытке украсть сокровище. Воры узнают, что Али-Баба знает, как пробраться в их убежище, поэтому они отправляются его убить, но их перехитрил умный раб Али-Бабы, Моргиана.

Али-Баба дарит сокровища Моргиане | © Альберт Робида / WikiCommons

Бедный рыбак выбрасывает сеть после воззвания к Богу и вытаскивает медный сосуд. Когда он открывает его, довольный тем, что нашел что-то столь ценное, на свободу выходит могущественный джинн.Пробыв пленником в банке так долго, джинн в ярости на человечество и клянется убить того, кто его освободил. Рыбак, мудрый старик, безуспешно умоляет джинна, поэтому он обманом заставляет его вернуться к банке. Снова оказавшись в ловушке, джинн обещает наградить рыбака озером, полным экзотических рыб, если он будет освобожден. Рыбак соглашается и продает рыбу султану по указанию джинна. Когда султан исследует озеро, откуда пришла рыба, он встречает принца, который полукамен.Султан помогает князю и продолжает дружить с рыбаком.

Харун ар-Рашид, халиф в этой истории, просит известного писателя аль-Асмаи и поэта Хусейна аль-Хали рассказать ему историю. Хусейн рассказывает ему о посещении Бассоры, чтобы представить стихотворение. Хусейн зашел в дом, чтобы попросить стакан воды, и там он встретил красивую женщину, которая призналась в любви к молодому человеку, который проходил мимо дома, но остановился, когда увидел, что женщина играет со своим рабом. Хусейн решает помочь ей снова встретиться с ним, взяв ему записку, но мужчина отказывается возвращаться.Однако, когда он посещает дом год спустя, он обнаруживает, что двое женаты.

Три принца все хотят жениться на своей кузине Нуроннихар, и великий султан, их отец, гарантирует руку женщины брату, который находит предмет наибольшей ценности. Каждый из них старается принести на стол самое лучшее, в том числе ковер-самолет, на котором можно кататься, волшебную трубку, которая показывает зрителю его самые сокровенные желания, и целебное яблоко. Найдя предметы, принцы слышат, что Нуроннихар больна, и вместо того, чтобы сражаться за нее, они собирают все свои предметы вместе, чтобы спасти ее жизнь.

Иллюстрация из спектакля «Тысяча и одна ночь» | © Сани ол-Молк / WikiCommons

Знаменитый моряк по имени Синдбад рассказывает истории своего гомеровского путешествия к бедному носильщику. Рассказы включают кораблекрушения, свирепых зверей, Морского Старика и другие опасности. Волнение морской жизни заставляет Синдбада продолжать исследования, несмотря на опасность, но после своего седьмого путешествия Синдбад наконец решает остепениться. Рассказы Синдбада — еще один известный раздел сборника, но они были добавлены только в более поздние компиляции — они относятся к турецкому сборнику 1637 года.

Синдбад-моряк, 1914 г. | © Milo Winter / WikiCommons

Тысяча и одна ночь: арабское повествование в мировой литературе

(Ниже приводится сообщение Муханнада Салхи, специалиста по арабскому миру, Африканский и ближневосточный отдел.)

Беспрецедентный памятник нестареющему искусству рассказывания сказок Тысячи и одной ночи на протяжении многих веков будоражил воображение поколений во всем мире.Возможно, один из величайших вкладов арабского, ближневосточного и исламского языков в мировую литературу, множество рассказов об арабских ночах (или Alf Laylah wa-Laylah , как это известно по-арабски) в их различных формах и жанрах оказали влияние на литература, музыка, искусство и кино и продолжают делать это до наших дней. Будь то сказки, волшебные истории, полные приключений, или современные изображения в виде голливудских художественных фильмов или мультфильмов Диснея, почти на всех в той или иной степени повлияли, по крайней мере, те или иные из великолепных арабских историй об экзотическом Востоке Шахразада.В самом деле, будет трудно найти кого-нибудь, кто не знаком с историями об Аладдине, Али-Бабе или Синдбаде среди многих других, или с такими терминами, как джин и гуль, все из которых стали известны Западу благодаря рассказам об Одном. Тысяча и одна ночь.

Арабские ночи. Курьерская компания. Баффало, штат Нью-Йорк: Courier Lith. Co., [1888] Отдел эстампов и фотографий Библиотеки Конгресса.

«Тысяча и одна ночь», или «Арабские ночи», как их еще называют, построена как «рамочная история», к которой впоследствии добавляются все остальные сказки.Сами сказки бывают самых разных жанров, включая басни, приключения, загадки, любовные истории, драмы, комедии, трагедии, страшилки, стихи, бурлеск и эротику. Проще говоря, сама история фрейма — это история о короле, короле Шахраяре, которого предала его жена и который не сочувствует своему брату, королю Шахзаману, который сам постиг подобная участь. На своем пути они встречают красивую женщину, которую держит в плену самый грозный джинн.Женщина угрожает разбудить джинна и тем самым навлечь на него верную смерть, если они не вступят с ней в половые отношения. Эта встреча усиливает ненависть короля Шахраяра к женщинам и подтверждает его паранойю, что женщинам просто нельзя доверять. В то время как его брат просто полностью ругается с женщинами, у нашего главного героя Шахраяра есть более шокирующе зловещий план. Он уезжает обратно в свое королевство и клянется, что женится на каждой подходящей невесте в стране, только для того, чтобы ее казнить на следующее утро, прежде чем у нее будет возможность сделать ему рогоносец.Как и следовало ожидать, у короля вскоре заканчиваются невесты для женитьбы, и дочь его великого визиря, Шахразад, которая хорошо известна своей склонностью к рассказыванию историй, решает взять на себя задачу выйти замуж за короля, несмотря на яростные протесты. ее отца. Однако у Шахразад есть план: каждую ночь в определенный момент она приглашает свою младшую сестру Дуньязад в королевские покои и убеждает новую королеву развлечь ее и короля одной из своих знаменитых историй. Затем Шахразад находит хорошее применение своему таланту, начиная рассказ каждую ночь, но никогда не заканчивая его до рассвета, тем самым оставляя короля в восторге и желая пощадить ее жизнь еще на одну ночь, чтобы он мог узнать, что происходит с историей.Следовательно, всякий раз, когда она заканчивает сказку — никогда на рассвете — Шахразад обязательно начнет еще одну не менее увлекательную сказку, которая будет продолжаться еще одну ночь или около того. Это продолжается тысячу и одну ночь, пока, наконец, король не излечивается от своей паранойи и не решает, что он хочет сохранить свою королеву навсегда.

Шахразад и Шахраяр в «Тысяче и одной ночи, обычно называемой в Англии развлечениями арабских ночей». Новый перевод с арабского, с обильными примечаниями. Эдвард Уильям Лейн, 1889 г.

Как уже упоминалось ранее, сказки сами по себе сочетают в себе множество жанров и основаны на очень богатом наследии и фольклорных традициях всего ближневосточного региона. В рассказах сочетаются магическое, мистическое и мифическое, с реальным и историческим. Например, некоторые из главных героев сказок — знаменитый аббасидский халиф Харун ар-Рашид и его великий визирь Джафар Бармаки, а также знаменитый поэт Абу аль-Нуввас, помимо джиннов, гулей и мифических людей. гигантские птицы, такие как Рук.Однако стоит отметить, что из-за фольклорного характера сказок «Арабские ночи» часто считались плебейскими, а не высокой литературой. Кроме того, поскольку некоторые из историй содержат откровенную сексуальность и сексуальные намеки, а также непристойную лексику и темы, неприемлемые для вежливого общества, они также были сочтены довольно вульгарными.

Развлечения арабских ночей; с иллюстрациями. Чикаго, Нью-Йорк, Rand, McNally & Company [c1914]

На самом деле существует несколько слоев сказок, самая ранняя рукописная традиция, восходящая к Багдаду 9 века, за которой следует сирийская рукописная традиция и египетская рукописная традиция, не говоря уже о различные устные традиции.Рассказы были написаны разными руками и, кажется, накапливались на протяжении веков, опираясь на культурные традиции Ближнего Востока, а также из тех различных регионов, с которыми Ближний Восток находился в контакте посредством торговли, путешествий, вторжений. , или война на протяжении веков. В результате сами сказки содержат элементы из Персии, Индии, Греции, Турции, Средней Азии, в дополнение к ссылкам на монгольские вторжения, крестовые походы и другие. Затем сказки были арабизированы и адаптированы для ближневосточной и исламской аудитории.

До тех пор, пока европейцы не были очарованы этими волшебными сказками Востока, сказки оставались частью этих рукописей и устных традиций. До европейских переводов не было ровно тысяча и одна ночь, само число могло быть либо средством преувеличения для изображения «многих» ночей, либо, возможно, даже мистическим символом, обозначающим определенный цикл событий. Первый полный перевод был сделан Антуаном Галланом на французский язык в начале 18 века, позже последуют многие европейские переводы на различные языки, включая английский, французский, немецкий и практически все другие языки, наиболее известным из которых является перевод сэра Ричарда Бертона. 16 том «Тысяча ночей и ночь» 1885–1888 гг.

Булакское издание «Арабских ночей». Отдел Африки и Ближнего Востока, Библиотека Конгресса.

Первое окончательное и полное печатное издание на арабском языке было опубликовано издательством Bulaq Press в Каире в 1835 году. Отпечатанное «первой мусульманской типографией в арабском мире», издание Bulaq представляет собой «последний решающий акт в истории текстов». ” (Гласс / Ропер, «Печать арабских книг в арабском мире», в «Языки Ближнего Востока и революция печати», 2002 г., стр.183.) Все современные переводы и редакции по сей день основаны на этом корпусе, опубликованном Bulaq Press. По словам ученого из «Арабской ночи» Ульриха Марцольфа, именно это издание «положило конец развитию арабского текста произведения» после тысячелетней устной и рукописной традиции, в течение которой корпус постоянно подвергался изменениям (Марцольф, «Арабский текст»). Ночи в транснациональной перспективе », 2007, с.51). В то время как Библиотека Конгресса имеет большое количество переводов и изданий Арабских ночей в своих коллекциях на разных языках, стоит отметить, что копия этого окончательного издания Булака Арабских ночей была недавно приобретена и добавлена ​​в коллекцию. и доступен в Читальном зале Африки и Ближнего Востока.

арабских ночей — История «тысячи и одной ночи»

Истоки арабских ночей

Arabian Nights , более известное как Тысяча и одна ночь — это сборник ближневосточных и южноазиатских историй и народных сказок, составленный на арабском языке в период Золотого века ислама. Этот период длился с восьмого по тринадцатый век, когда большая часть арабоязычного мира переживала научный, экономический и культурный расцвет — Тысяча и одна ночь , олицетворяющий богатую и многогранную литературную продукцию.

Название Arabian Nights произошло из первого англоязычного издания (1706 г.), в котором название было переведено как The Arabian Nights ’Entertainment. Сама работа собиралась на протяжении многих веков различными авторами, переводчиками и учеными из Западной, Центральной, Южной Азии и Северной Африки. Сказки многочисленны и разнообразны, но общая для всех повествований — это начальная рамочная история правителя Шахрияра и его жены Шахерезады…

Однажды король Шахрияр обнаруживает, что его жена изменила ему.Следовательно, он ее казнил. Но в своей горечи и горе он решает, что все женщины одинаковы. Шахрияр начинает жениться на нескольких девственницах, а на следующее утро казнить каждую из них, прежде чем у нее появится шанс опозорить его. В конце концов, визирь, в обязанности которого входит их обеспечение, больше не может найти дев. Шахерезада, дочь визиря, предлагает себя в качестве следующей невесты, и ее отец неохотно соглашается. В ночь их свадьбы Шахерезада начинает рассказывать королю сказку, но не заканчивает ее.Король, которому любопытно, чем закончится история, вынужден отложить казнь, чтобы услышать заключение. На следующую ночь, как только она заканчивает рассказ, она начинает (а только начинается) новый, и король, желая услышать заключение, снова откладывает ее казнь. Так продолжается 1001 ночь.

Разнообразие тем

Разные версии имеют разные, индивидуально детализированные окончания. В некоторых Шехерезада просит прощения, в некоторых король видит своих детей и решает не казнить свою жену, в других случаются вещи, которые отвлекают короля — но все они заканчиваются тем, что король прощает свою жену и щадит ее. ее жизнь. «Тысяча и одна ночь» и различные сказки в нем используют множество новаторских литературных приемов, на которые рассказчики сказок полагаются для усиления драматизма и напряженности. Это один из самых ранних примеров «встроенных повествований», который можно проследить до более ранних персидских и индийских традиций повествования, в первую очередь от Панчатантры (древнеиндийского собрания взаимосвязанных сказок о животных в стихах и прозе).

Сказки в коллекции очень сильно разнятся.Они включают исторические сказки, любовные истории, трагедии, комедии, стихи, бурлеск и различные формы эротики. Во многих историях изображены упыри, обезьяны, колдуны, волшебники и легендарные места, которые часто смешиваются с реальными людьми и географией. Стандарты рассказчика относительно того, что представляет собой вешалка на скалах, кажутся шире, чем в современной литературе. Хотя во многих случаях история прерывается, когда герой рискует потерять свою жизнь или другие серьезные проблемы, в некоторых частях Шахерезада останавливает свое повествование посреди изложения абстрактных философских принципов или сложных положений исламской философии. и в одном случае при подробном описании анатомии человека по Галену.Во всех этих случаях она имеет все основания полагать, что любопытство короля по поводу продолжения купит ей еще один день жизни. Некоторые из историй, широко связанных с Ночами , в частности «Чудесная лампа Аладдина», «Али-Баба и сорок разбойников» и «Семь путешествий Синдбада-мореплавателя», хотя почти наверняка являются подлинными ближневосточными народными сказками. не входили в состав «Ночи » в его оригинальной арабской версии, но были добавлены в коллекцию Антуаном Галланом (1646–1715) и другими европейскими переводчиками.

Тысяча и одна ночь — Микки Макки — Литература 114 (весна 2014-2015)

Происхождение

Самая ранняя часть рамочной истории Шахрияра и Шахразада была написана в девятом веке на арабском языке. Спустя столетие арабский историк аль-Масуди написал о Альф Лайла , или «Тысячи ночей», и предполагает, что их происхождение — персидское. Он также описывает персидские произведения Хасар Афсана или «Тысячи легенд». Рассказы менялись с годами по мере того, как их переводили и переписывали, чтобы приспособиться к нынешнему обществу.Он распространился по всему Ближнему Востоку, прежде чем был завезен в Европу в 18 веке. Впервые он был переведен на французский язык Антуаном Голланом. Голланд также добавил к работе рассказы об Аладдине и Али-Бабе, которые ему рассказал арабский друг друга. Первая английская версия появилась в 19 веке, переведена сэром Ричардом Бертоном. В 1814 г. вышло первое арабское печатное издание. С тех пор вышла серия новых переводов и изданий.

Краткое содержание сюжета

Основная история — о Шахрияре и Шахразаде.Когда Шахрияр обнаруживает, что его королева в начале рассказа неверна, он заявляет, что все женщины одинаковы, и клянется брать новую невесту каждую ночь и убивать ее на следующее утро. Люди потрясены жестокостью этого закона и с ужасом смотрят, как их король убивает их дочерей. Шахразад, дочь визиря, убеждает отца предложить ее Шахрияру. Она просит свою сестру Диназад разбудить ее до восхода солнца и рассказать историю. Диназад будит ее, как приказано, и, с разрешения царя, Шахразад начинает рассказывать ей историю.Но в тревожный момент она останавливает свой рассказ и говорит Диназаду, что закончит рассказ на следующую ночь, если король позволит ей жить так долго. Шахрияр желает услышать оставшуюся часть истории, поэтому соглашается. Это продолжается в течение 1001 ночи (хотя на самом деле было подсчитано, что это 280 ночей).

Шахразад рассказывает истории о романах, трагедиях и эпических приключениях. Часто один из ее персонажей рассказывает свою историю, создавая скрытый рассказ. В конце концов, Шахрияр влюбляется в нее и отказывается от своего закона.

Аладдин

Аладдин — непослушный мальчик, который присоединяется к компании колдуна, который притворяется дядей Аладдина. Колдун обещает матери Аладдина, что поможет ему стать богатым торговцем. Однажды они идут на прогулку за город, и колдун убеждает Аладдина войти в пещеру за лампой; он дает Аладдину кольцо для защиты. Колдун раскрывает свои истинные мотивы и пытается забрать лампу, но терпит неудачу, и Аладдин оказывается в ловушке в пещере.Он случайно трет кольцо, появляется джинн и забирает его домой. Аладдин отдает лампу матери для чистки. Когда его мать трет лампу, появляется еще более могущественный джинн.

Аладдин использует джинна, чтобы обеспечить себя и свою мать едой, и в конечном итоге становится очень богатым. Он использует магию, чтобы жениться на принцессе Бадроулбадур и построить великий дворец.

Колдун пытается вернуть лампу, обманывая принцессу Бадроулбадур, чтобы она поменяла ее на новую.Аладдин использует силу джинна из кольца, чтобы перенести его к колдуну, где он забирает лампу и убивает колдуна.

Брат чародея пытается отомстить за смерть своего брата, переодевшись старухой. Принцесса Бадроулбадур поддается маскировке и берет его в себя. Аладдин получает предупреждение от джинна и убивает брата. Все живут долго и счастливо, и Аладдин становится королем.

История носильщика и трех дам

Носильщика в Багдаде наняла красивая дама, чтобы та нес свои вещи.Она делает несколько остановок на рынке, прежде чем вернуться в свой дом, где она живет одна с двумя другими красивыми женщинами, хотя у одной из них есть шрамы на теле. Над входом написаны слова: «Кто говорит о том, что не касается его, дабы он не услышал того, что ему не нравится». Они позволяют ему остаться на обед и накрыть дневные покупки, и они соглашаются, что он может провести ночь, если он прислушается к словам над входом.

Позже появляются три одноглазых дервиша, а также переодетый халиф и визирь.Они соглашаются не задавать вопросы. Затем первая женщина бьет двух черных собак, вторая поет грустные песни о любви, а третья кричит от боли. Халиф просит своего визиря расспрашивать дам.

Первая сказка дервиша

Первый дервиш когда-то был принцем. Он вырвал у своего отца глаз визиря в результате несчастного случая с рогаткой и потерял собственный глаз в отместку. Он уходит из дома, чтобы навестить дядю, а вскоре после этого пропадает его двоюродный брат. Принц и его дядя находят своего двоюродного брата в гробнице вместе с сестрой его двоюродного брата; тела были обуглены.Они были влюблены, несмотря на неодобрение своего дяди, и пытались воплотить свою любовь в могиле, что привело к их смерти. Когда они выходят из гробницы, они обнаруживают, что землю захватил визирь. Он убегает и встречает других дервишей, прежде чем встретить трех дам.

Вторая история дервиша

Второй дервиш также когда-то был принцем, попавшим в засаду во время путешествия. Он сбежал и направился в деревню, где начал работать дровосеком.В лесу он встречает красивую женщину, которая является пленницей Ифрита, который навещает его раз в десять дней. Принц проводит с ней остальные девять ночей, но затем бросает вызов Ифриту. Ифрит захватывает принца, убивает даму и собирается убить принца, когда рассказывает «Сказку о завистниках и завистниках» в качестве мольбы о пощаде. Вместо того, чтобы убить его, принца превращают в обезьяну. Принц становится писцом короля и признается человеком. Дочь короля борется с магией Ифрита и возвращает принца в человеческий облик, но при этом умирает.Во время боя дервиш теряет глаз. Король просит принца уйти, и он становится дервишем.

Сказка о завистниках и завистниках

Завистники и завистники были двумя соседями. Завистник покинул свой дом и стал святым человеком, когда обнаружил, что Завистники завидуют ему. Завистники навестили его и столкнули в колодец, но он был спасен несколькими демонами, которые сказали ему, что принцесса была одержима демоном и что ее можно вылечить, сожгив семь волос черной кошки.Завистники спасли принцессу и в награду женились на ней. В конце концов он стал королем и вместо наказания послал Завистникам богатство.

Третья история дервиша

Третий дервиш также был принцем, чей корабль был разрушен магнитной горой. Он добирается до острова и остается с мальчиком в подземном убежище. Мальчик был спрятан там, чтобы избежать пророчества о его смерти. Они составляют друг другу компанию в течение сорока дней, пока принц случайно не споткнулся, держа в руке нож, и не пронзил сердце мальчика.Принц уходит и находит замок с десятью одноглазыми мужчинами. Ночью они выкрасили лица в черный цвет и, плача, били себя. Принц умоляет узнать, почему они так себя ведут, и они приказывают ему добраться до замка. Принц находит замок, полный женщин. Он спит с другими женщинами каждую ночь и может свободно исследовать замок, пока он не входит в определенную комнату. Его любопытство берет верх, и он находит комнату с крылатой лошадью. Он садится на лошадь и уносится прочь от замка.Его сбивает лошадь, и он теряет глаз. Затем он становится дервишем.

Сказка о первой леди

Первая леди путешествовала со своими двумя сестрами. Она наткнулась на город, все жители которого были заморожены за поклонение ложной религии, кроме принца. Она и принц были женаты, но сестры выбросили их за борт из ревности. Принц утонул, но дама выжила и спасла змея от змея большего размера. Змей оказывается волшебным, а взамен превращает двух старших сестер в собак, которых нужно бить каждый день.Но дама больше не хочет причинять им боль.

Повесть о второй леди

Вторая леди вышла замуж за принца при условии, что она не будет общаться с другими мужчинами. Однажды купец убеждает ее поцеловать его в обмен на ткань. Она это делает, и он кусает ее за щеку. Она лжет мужу насчет отметки, но он узнает правду и жестоко избивает ее, прежде чем заставить ее уйти. Она переезжает к одной из своих сестер. Они соглашаются оставаться холостыми

В конце истории халиф вызывает волшебную змею, чтобы снова превратить собак в сестер.Он говорит, что его сын был женат на одной из сестер, и заставляет ее вернуться к себе. Три дамы женаты на дервишах, а халиф женится на последней даме.

Литературные приемы

Фрейм-рассказ и последующие слои

Фреймовый рассказ, часто используемый с встроенными повествованиями, создает основу для рассказа других историй. В «» «Тысяча и одна ночь» Шахрияр и Шахразад представляют рамочную историю. Многие из рассказов Шахразада также служат для их персонажей рамочными историями, которые они рассказывают о своих приключениях.Последующие уровни — это уровни рассказов внутри рассказов. Тысяча и одна ночь часто проходит в несколько слоев.

Повторение

Тысяча и одна ночь использует повторение для создания ритма повествования. Например, История трех каландров, Сыновья королей включает встроенные повествования каждого календаря. Есть также повторение в истории Шахрияра и Шахразада, где Шахразад рассказывает часть истории каждую ночь и просит своего мужа дать еще один день, чтобы продолжить рассказ.

Точка зрения

В рассказах используются различные точки зрения. Это дает эффект демонстрации различных точек зрения на мир, в том числе женской точки зрения. Это вызывает у персонажей сочувствие и понимание. Точка зрения также влияет на сообщение. Вначале король встречает одержимую джинном женщину, но предпочитает спать с другими мужчинами. Он считает ее неверной женщиной. Но история с ее точки зрения может показать ее заключенной, пытающейся сохранить некоторую свободу воли и отомстить джинну.

Темы

Милосердие

Во многих историях присутствует персонаж, просящий о пощаде или прощении. В The Merchant and the Genie торговец случайно убивает сына джинна и будет убит из мести. Но трое отзывчивых путешественников заключают с джинном договор о помиловании купца в обмен на три фантастических рассказа. Один из путешественников рассказывает историю о том, как его жена превратила сына в корову. Но мужчина не хотел, чтобы его жена умерла, и вместо этого в знак милосердия превратил ее в собаку.Тем временем в кадре рассказа Шахразад просит царя продлить ей жизнь. Итак, в этот момент происходит три уровня милосердия.

Сила рассказывания историй

Рассказывание историй используется, чтобы смягчить сердце и вызвать сочувствие. В «Купец и джинн», трое мужчин обмениваются историями на жизнь человека. В «История трех календарей», каландры делятся историями своей жизни, чтобы их не убили. В сюжетном сюжете Шахразад использует истории, чтобы заставить короля забыть обиду на женщин и влюбиться.

Рассказывание историй также используется как предупреждение. Вначале отец Шахразад рассказывает ей истории, чтобы попытаться изменить ее мнение о свадьбе с королем.

В современной культуре

Тысяча и одна ночь был адаптирован во многих фильмах. К ним относятся Arabian Nights в 1924 году и Disney Aladdin, , выпущенный в 1992 году с Робином Уильямсом в роли джинна. Это также повлияло на Хорхе Луиса Борхеса.

Цитирование работ:

  1. «Аладдин.» Disney Movies . Disney, nd Web. 8 мая 2015 г. .

  2. Развлечения Arabian Nights ‘. Нью-Йорк: Oxford UP, 1995. Print.

  3. Центральные исламские земли. Цифровое изображение. Sharazad Stories . PB Works, 2010. Интернет. 8 мая 2015 г. .

  4. Орта, Пауло. «Arabian Nights». Гарвардский университет, Кембридж.24 февраля 2015 г. Лекция.

  5. Иллюстрация «Тысячи и одной ночи» . Цифровое изображение. Тысяча и одна ночь в Лиссабоне . Андре Дарлингтон, 2015. Интернет. 8 мая 2015 г. .

  6. Нильсон, Кей. Шахерезада, рассказывающая сказки, Тысяча и одна ночь . Цифровое изображение. Кей Нильсен, 1886–1957 . N.p., n.d. Интернет. 8 мая 2015 г. .

  7. Приход, Максфилд. Кассим в пещере . 1909. Холст, масло. N.p.

  8. Рассказы из 1001 ночи, Penguin Edition. Цифровое изображение. Goodreads . Goodreads, 22 февраля 2011 г. Интернет. 2 марта 2015 г. .

  9. Портер и три дамы . Цифровое изображение. Italki . Italki HT Limited, 2015. Интернет. 8 мая 2015 г. .

  10. «Тысяча и одна ночь». Британская энклопедия . Британская энциклопедия, 7 августа 2013 г. Интернет. 23 февраля 2015 г.

Арабские ночи: последний набор сказок, у которых есть шанс стать реальностью | Детские книги

Вот беда с Золушкой и Рапунцель: я слишком рано понял, что они не настоящие. Я имею в виду, что, естественно, я никогда буквально не думал, что там есть девочка с волшебной тыквой, но, когда я рос во Франции, когда в меня врезали историю французских династий с начальной школы, я довольно быстро понял, что в мире никогда не было королевы Золушки. Дом Бурбонов, несмотря на классический фильм 1998 года Ever After, пытался убедить меня в обратном.

И хотя, как и всякая книжная девочка с 1991 года, я любил Диснеевскую красавицу, все анимированные подсказки указывали на то, что она жила в середине XIX века в Эльзасе, между чередой революций, республик и наполеоновских империй, я был почти уверен, что монархия потеряла свои троны благодаря теряют голову не потому, что превратились в зверей. Как бы странно это ни звучало, это повлияло на мое удовольствие от истории, и эти сказки быстрее утратили свою магию для меня.

Еще одно красивое изображение из книги Олвина «Арабские ночи».Фотография: Элвин Гамильтон

По правде говоря, мы избалованы во многих странах Европы. Необязательно ехать очень далеко, чтобы наткнуться на замок и найти внутри сувенирный магазин, а все симпатичные фахверковые домики с соломенной крышей находятся вниз по дороге от многоквартирных домов. Эффект похож на обнаружение вашей карты все время в рукаве Гудини. Это по-прежнему хороший трюк, но магия немного омрачена, зная, что это иллюзия.

Но затем были «Арабские ночи» (также известные как «Тысяча и одна ночь»).

В школе все мои уроки истории с тех пор, как мы закончили с египтянами и римлянами, вплоть до 1914 года, сильно ориентировались на запад. На самом деле я даже не думаю, что мы когда-либо отваживались выходить за пределы французских границ, если бы это не сделал Наполеон. Для меня, когда я был ребенком, это означало, что Ближний Восток был таинственным притяжением, которое происходило с недостатком реальных знаний, и позволяло моему воображению разыграться, пока все, что я читал в сборниках рассказов, не казалось, действительно могло быть где-то в пустыне. Я предполагаю, что это могло бы походить на то, каково было слышать сказки до того, как мир был так тщательно исследован, и вы могли поверить, что где-то за краем карты вы знали, что действительно есть королевство, где у девочек есть волосы с прочностью на разрыв. поддержать вес тоскующего по любви принца на башне.« Арабские ночи » — это истории о правителях, о которых я никогда не слышал, из стран, которые я, вероятно, не смог бы указать на карте, и которые, следовательно, я мог свободно представить, действительно напоминали те, что были на страницах сборника рассказов.

Волшебное путешествие ночью — из книги Олвина «Арабские ночи». Фотография: Олвин Гамильтон

Западное очарование «Тысячи и одной ночи» — не уникальное явление для одного ребенка, мечтающего о мечтах. В 1704 году Антуан Галланд начал переводить и адаптировать текст на французский язык, став первым западным сборником этих рассказов, и это положило начало моде на ориентализм в Европе, которая просуществовала до конца девятнадцатого века.В 1721 году Монтескье опубликовал «Персидские буквы», произведение Вольтера 1758 года «Кандид» ссылается на «Тысячу и одну ночь», а в 1782 году Моцарт представил свою оперу «Похищение из Сераля». А еще есть картины: Энгр рисовал турецкие бани, а Делакруа рисовал уличные сцены в Марокко. Это ни в коем случае не сводится к сказкам о султанах и джиннах. Во-первых, вышеупомянутые наполеоновские тенденции к завоеванию Египта сыграли огромную роль, но мне всегда казалось, что через них проходит нить, связывающая все это воедино.

Элвин Гамильтон: Западное восхищение «Тысячей и одной ночью» — не уникальное явление для одного ребенка, мечтающего о дневном сне. Фотография: Faber

С современной, взрослой точки зрения, есть серьезные основания рассматривать эту тенденцию как фетишизацию и упрощение нескольких других культур, объединяющую их всех в одну туманную «ориентацию». Но это означало, что «Тысяча и одна ночь» были запечатлены таким образом, что они остались частью культуры, в которой я вырос, и всегда рассматривались через слегка туманные романтизированные линзы.

В детстве я читал прекрасно иллюстрированный младший выпуск «Арабских ночей», который был сделан более PG-13, не превращая его в карикатуру, и впервые испытал на себе характер рассказов, напоминающих «Начало», в которых рассказы Шахерезады рассказывают о рыбаках, которые спасают сами из Джиннов, используя удивительные истории о королях, которым, в свою очередь, есть что рассказать. В философии, говоря о природе восприятия и реальности, мы обсуждали историю султана, который жестоко обманом заставил нищего думать, что он проснулся королем, а затем снова подумать, что все это был сон.А затем я продолжил изучать историю искусства, уделяя особое внимание французской живописи восемнадцатого и девятнадцатого веков, что привело к тому, что я стоял перед огромным, чем жизнь Делакруа, Смертью Сарданапале в Лувре, а не сказкой арабских ночей. но еще одна романтизированная восточная история. Тысяча и одна ночь всегда были на краю моего сознания.

Похоже на то, что я более чем достаточно взрослый, чтобы знать, что протереть лампу ничего не получится. Я подумывал о девушке-снайпере типа Энни Оукли, которая прошла мимо «Голубоглазого бандита» в суровом пустынном городке.Вот только я не был заинтересован в написании вестерна. Я твердо решил сделать это волшебным. Я не уверен, сделала ли это пустыня или тот факт, что «бандит» вызвал в воображении воспоминания об Али-Бабе и его 40 разбойниках, но когда я думал о превращении этого мира из приземленного в волшебный, это была Тысяча И Один Ночи, которые приходили в голову. Так идея превратилась в «Бунтарь песков», историю, пропитанную последним набором сказок, которые, как я считал, могут иметь шанс на жизнь, спустя много времени после того, как я узнал, что посудомойки не стали королевой Франции.

«Мятеж песков» — это читаемый в этом месяце книжный клуб для подростков. Узнайте больше здесь.

Гуманистическое послание, скрытое среди насилия тысячи и одной ночи

Наизусть — это серия, в которой авторы делятся и обсуждают свои самые любимые отрывки из литературы.

Дуг Маклин

Хотя сборник персидских рассказов Тысяча и одна ночь был известен на протяжении веков, сегодня мало кто осмеливается его прочитать.Его громоздкий объем (несколько тысяч страниц), обширная повествовательная структура и неравномерное качество делают завершение от корки до корки зловещей перспективой — к тому же окончательной версии не существует. Также известный как Арабские ночи , набор сказок передавался устно до 9 века, а затем был объединен в множество различных письменных версий и переводов. Рассказчики и писцы веками добавляли, вычитали и изменяли отдельные истории, поэтому даже если вы захотели прочитать «все», остается вопрос: какую именно?

Однако все версии имеют одно сложное повествовательное устройство: знаменитую рамочную историю Шахразад, блестящей женщины, вынужденной выйти замуж за кровожадного царя, который каждую ночь убивает свою жену и женится на новой утром.Шахразад перехитрил короля, рассказывая ему сказку каждую ночь перед сном; она заканчивает каждую сказку на захватывающем моменте, чтобы сохранить интригу в рамках эпизодической структуры — и, конечно же, чтобы ее муж был на крючке, а сама она осталась в живых. Однако изобретательное оформление имеет тенденцию затмевать остальные отдельные истории в культурном сознании. Мы склонны вспоминать Шахразад — или, что более популярно, Шахерезаду — но очень мало историй, которые она рассказывает.

Вот почему новое издание Ханана аль-Шейха (с введением Мэри Гейтскилл, американского мастера писательского мастерства о сексуальном насилии) является таким подарком.Чтобы подготовить его, аль-Шейх полностью прочитал три арабских издания, включая «авторитетное» издание, подготовленное ученым Мухсином Махди из сирийского источника XIV века (а также его английский перевод). Ее цель — просмотреть почти 8000 страниц: собрать самое лучшее в единый доступный том. «Мне потребовалось почти полтора года, чтобы выбирать, — сказала она мне, — потому что все истории подобны драгоценностям. Мне потребовалось много времени, чтобы подумать и побродить».

В конце концов, она выбрала 19 своих любимых рассказов, чтобы объединить их в два издания — одно на английском, а другое на арабском.Хотя книга по структуре похожа на исходный текст Махди, аль-Шейх меняет порядок рассказов и детали сюжета, чтобы выявить новые тематические резонансы. Она также привносит психологическую сложность современного писателя-фантаста в богатую, но обтекаемую форму оригиналов. «Оригинальные [сказки] очень повторяются», — сказала она мне. «Они очень изобретательны, но используют плоский и прямой язык. Я хотел глубже погрузиться в персонажей, выйти за рамки простых деталей и придать всему больше глубины.И я просто хотел, чтобы письмо сияло ». Хотя аль-Шейх называет свою версию« пересказом », а не переводом, вы можете прочитать до конца, зная, что получаете самое лучшее из The Arabian Nights .

Hanan Аль-Шейх, отмеченный наградами журналист и автор романов История Захры , Женщины из песка и мирры и Бейрутский блюз , разговаривала со мной по телефону с юга Франции. Она рассказала мне, почему она любит эти истории — и то, как они драматизируют силу литературы, должно заставить нас чувствовать себя глубже, мыслить яснее и становиться лучше.


Ханан аль-Шейх: Я впервые столкнулся с Тысяча и одна ночь , когда я был очень маленьким, ребенком, который рос в Бейруте. Я помню, как их драматизировали по радио около года, и я любил слышать о купцах, торговцах на рынках, ревнивых мужчинах и демонах, а также о злодеяниях таких женщин, как «Далила Хитрая» — я обожал ей.

Естественно, я хотел прочитать рассказы, но не мог до них добраться. Некоторые мужчины хранили книги в своих домах, но запирали их в шкафах.Мужчины не хотели, чтобы женщины или дети читали Тысяча и одна ночь . Мой друг, ее отец, держал свое издание взаперти, потому что, если кто-нибудь закончит все рассказы, этот человек упадет замертво. Тогда мы не знали, а теперь я знаю, что книга была спрятана из-за явной сексуальности рассказов.

Итак, хотя я знал некоторые из этих историй, я по-настоящему читал « Тысяча и одна ночь» намного позже. На самом деле, не многие арабы действительно знают эти истории.Это длинная книга — 2000 страниц — и она доступна не везде. Некоторые считают это вульгарным, а многих отвращает архаичный язык. Как и большинство арабов, я считал, что текст был устаревшим, психологически простым и трудным для чтения. Но позже я открыл для себя красоту: я сразу почувствовал, что это одно из самых важных и сложных исторических истоков литературы.

Тема всех Arabian Nights — угнетатели и угнетенные. Мы видим, как это напряжение разыгрывается через могущественных джиннов, запертых в бутылках, королей и их слуг, родителей и детей — но в основном через борьбу женщин за выживание в мире, которым правят мужчины.Вот почему женщины из сказок так коварны: хитрость и хитрость — первое средство слабых. Эти женские персонажи становятся хитрыми, чтобы побеждать мужчин, которые их угнетают. Они борются за свой собственный выбор и живут в соответствии со своими убеждениями о свободе, сексуальности и любви.

Я узнал эти качества в своей матери, которая по-своему напомнила мне персонажей, о которых я слышал по радио. Она была вынуждена выйти замуж за моего отца, когда ей было 14 лет.Позже у нее появился любовник. И она все время сговаривалась, чтобы увидеть своего возлюбленного, хотя семья подозревала и знала о ее романе. Она защищала его и была настолько хитрой, что их никогда не поймали вместе. Как и Шахразад, моя мать нашла свой собственный путь через хитрость, уловки и уловки, будучи очень умной и в некотором роде волшебницей.

И женщины в этих историях действительно находят свой собственный путь — мы снова и снова наблюдаем, как бессильные становятся могущественными, а сильные — слабыми.Мы видим, как это противоречие действует внутри всемогущего короля Шахраяра. Он абсолютно правит, но его безмерная любовь к одной женщине, своей жене, является его уязвимостью. Когда он обнаруживает, что она изменяла ему, это доводит его до безумия, его любовь становится ненавистью, а его сила становится слабостью. И он делает кровожадное заявление:

«Я, Шахраяр, буду каждую ночь жениться на девственнице, целованной только ее матерью. Я убью ее на следующее утро и тем самым защищу себя от хитрости и обмана женщин, ибо нет ничего одинокая целомудренная женщина на этой земле! »

Это заявление о тотальном господстве — обет Шахраяра подчинить все королевство своей безумной воле — по иронии судьбы является свидетельством непреходящей эмоциональной власти его жены над и им .И постепенно он поддается еще одной узурпации в форме увлекательных историй Шахразада. Она должна была быть его пленницей, еще одной из его жен, которую использовали в сексуальных целях и убили по утрам. Но я считаю, что он становится ее пленником — потому что он был зависим от своих историй, от ее голоса, от того, что просидел с ней всю ночь.

Власть Шахразад над королем не ограничивается ее способностью поддерживать себя в живых, развлекая его. В конце концов, она имеет над ним гораздо большую власть, чем это.Хотя « Arabian Nights » содержит бесчисленное количество персонажей и голосов, мы должны понимать, что каждый из них частично направлен Шахразад, ее мольбой о разуме и милосердии. Через все эти истории она над ним работает. Воспитание его. Может, она промывает ему мозги. Эти истории, по сути, постепенно учат его отказываться от жажды крови и безоговорочного осуждения женщин.

Присмотритесь: она выбирает истории, которые отражают ее затруднительное положение. Все персонажи в некотором роде умоляют о жизни.Она, конечно, делает это с умом, тут и там маскируясь рассказами на разные темы. Но главная линия в том, что вы перестаете быть человеком, если погрузитесь в жестокость и убийство. Это прелюбодеяние — как и многие другие человеческие недостатки — происходит по причинам, которым мы можем сочувствовать. Итак, тираном быть не может. Нужно внимательно слушать других и быть справедливым. В каждой истории она просит сохранить свою жизнь, просит убийцу остановиться.

Со временем в рассказах появляется новый персонаж, правитель, который будет соперничать и ниспровергать Шахраяра: Гарун аль-Рашид, основанный на историческом правителе, который любил искусство, поэзию и музыку и считал, что с людьми нужно обращаться одинаково.Иногда по ночам он маскировался под бедного человека и ходил по базарам и улицам, чтобы посмотреть, довольны ли люди. Он является своего рода зеркальным отражением Шахраяра, и он делает заявление в зеркальном отображении, когда узнает о неправомерной смерти:

«Возможно ли, что наших подданных убивают в Багдаде и бросают в реку под нашим глаза? Я хочу, чтобы ты нашел ее убийцу. Я хочу отомстить за эту девушку. Как еще я могу предстать перед моим Богом и Создателем в Судный день? »

Здесь кровожадное воззвание Шахраяра встречает полярную противоположность.Вместо приказа уничтожить и унизить всех женщин, нам дается клятва защищать и отомстить за каждую невинную жертву.

Присмотритесь: Шахразад выбирает истории, которые отражают ее затруднительное положение. Все персонажи в некотором роде умоляют о жизни. Основная линия заключается в том, что вы перестаете быть человеком, если погрузитесь в жестокость и убийство.

Мы мало что знаем об их отношениях — был ли он ей симпатичен, была ли она счастлива с ним в постели, если она была просто жертвой его насилия.Но в рассказах чувствуется постепенное изменение. Вначале они очень жестокие и мрачные, но они показывают нам, что прелюбодеяние обычно случается по определенной причине и что ревность и насилие обычно приносят страдания всем, кого это касается. Однако со временем они стали больше касаться социальных ценностей, приключений, они были менее мрачными, чем когда она начинала, и касаются более высоких вопросов. Кто мы, люди? Чем мы занимаемся в жизни? Какова наша цель жизни? Как нам стать лучшими гражданами? И ответ, как часто бывает, приходит в том, чтобы рассказывать важные истории и внимательно прислушиваться к тому, что узнали другие.

« Тысяча и одна ночь » в каком-то смысле показывает роль литературы. Истории направляют вас по жизни и могут сделать вас более человечным. Я не верю в полемику — то, о чем я говорю, происходит на человеческом, а не политическом уровне. Я написал свой третий роман о войне в Ливане. Он рассказывает историю, отличную от того, что мы слышим в фильмах, документальных фильмах и кинохрониках по телевидению — когда вы слышите, что в этом районе упала бомба и погибли все обитатели здания.Но когда вы читаете роман — как вылез глаз, а ребер нигде не было, — вы задаетесь вопросом о персонажах. Как он или она могут продолжать жить своей жизнью, наблюдая столько ужаса? Вы живете с главным героем и глубоко чувствуете всю глубину злодеяний.

Когда я был молод, думал — ну ты пишешь, что хочешь. Вы можете написать о бабочке или о чем угодно. Но передо мной встал вопрос жизни и смерти в Бейруте, и я стал мудрее. Я думал, что хочу писать книги, которые будут просвещать людей и рассказывать людям о жестокости и насилии, а также о мире одновременно.

Модель «Тысяча и одна ночь» выполняет это. Он отвлекает нас от наших худших инстинктов, показывает просвещенную альтернативу жестокости. Я дорожил этим опытом; Я чувствовал, что слова гипнотизируют меня, когда я их читал. Я стал мудрее, чем был раньше. Есть истории, которые развлекают вас, хорошо, и таких здесь много. Но некоторые истории могут очеловечить вас и сделать вас лучше.

«1001 ночь»: восточные народные сказки оказывают влияние на мир

Излагая латинское выражение «Ex Oriente Lux», которое означает «свет приходит с Востока», немецкий востоковед Эрдмут Хеллер сказал: «Эта фраза не символизирует движение солнца с востока на запад каждое утро.Этот свет представляет другие яркие вещи, которые текли с востока на запад, вошли в немецкую культуру через книги и уже стали частью повседневной жизни, такие как запах, цвет, мир и элегантность, эстетика и знания. Собственно говоря, к такому же выводу пришли многие исследователи, изучавшие отношения восточной культуры с Западом ».

Под Востоком здесь понимается исламская культура и цивилизация. Например, одно из отражений Turquerie, культурного и художественного движения, которое обозначало влияние Османской империи в искусстве, культуре и моде Европы с 16 по 18 века, появилось через литературу.«Тысяча и одна ночь», также называемая «Арабскими ночами», представляет собой сборник в основном ближневосточных и индийских рассказов с неопределенной датой и авторством, которые были наиболее известны среди этих книг. Поскольку устно-литературные произведения, такие как сказки, рассказы, легенды и эпосы, веками создавались в культурной памяти, они имеют большее влияние, чем письменные материалы. «Тысяча и одна ночь», которая передавалась из поколения в поколение в восточном мире, путешествовала по всей Европе и своим магическим действием сформировала мировую литературу.

Эти сказки, оригинальное арабское название которых — «Альф Лайлах ва-Лайлах», представляют собой корпус рамочных историй по шрифту и технике. Этот сборник состоит из одного основного дела и вставленных в него других повествований. Основная история подобна нитке ожерелья, а прикрепленные к ней образцовые сказки подобны жемчужине.

Книжная иллюстрация к «Сказке о муже и попугае» из «Тысячи и одной ночи» польского художника Артура Шика.

Чьи сказки?

Большинство исследователей происхождения этих историй были европейцами. Сказки, которые, как считается, обрели свою окончательную форму в эпоху мамлюков в Египте, имеют разные версии во многих мировых библиотеках. Первыми учеными, которые провели исследование этих письменных текстов, были Антони Галланд, Герман Зотенберг, Йозеф фон Хаммер-Пургшталь и Гельмут Риттер. Специалист по санскриту — древнему индоарийскому языку — Август Вильгельм фон Шлегель сказал, что сказки имеют индийское происхождение, в то время как французский лингвист и востоковед Сильвестр де Саси отверг иранские и индийские элементы рассказов в начале 19 века.

Разнообразие «Тысячи и одной ночи» и различия в местах их действия — включая Индию, Иран, Ирак, Египет, Турцию и другие — указывают на то, что они были написаны не одним и тем же автором. Исследования показали, что истории собирались по четырем различным каналам, образующим корпус. Это индийские и иранские сказки, багдадские сказки пятой эпохи Аббасидского халифа Харуна ар-Рашида и египетские сказки эпохи мамлюков.

На литографии изображена сцена из сказки «Али-Баба и сорок разбойников», сказки «Тысяча и одна ночь».(Фото iStock)

Галланд, который первым перевел сборник на французский, сам добавил известные рассказы «Аладдин и волшебная лампа» и «Али-Баба и сорок разбойников». Он заявил, что слышал эти истории от рассказчика-маронита из Алеппо. Книга была напечатана несколько раз в Париже между 1704 и 1717 годами под французским названием «Les Mille et Une Nuits» и начала путешествовать по всей Европе.

Первый перевод на английский был сделан Робертом Хероном. Изданная в Эдинбурге в 1792 году под названием «Арабские сказки: продолжение развлечений арабских ночей, состоящее из тысячи и одного рассказа», книга также неоднократно печаталась с течением времени в новых переводах с разных языков, таких как итальянский, испанский. , Португальский, датский, шведский, финский, голландский, русский и чешский.Это был известный османский историк Хаммер-Пургшталл, который перевел его на немецкий язык.

Сказки, формирующие мир

«Тысяча и одна ночь» всегда привлекала внимание литераторов и читателей с момента своего появления в Европе. Он оказал глубокое влияние на различные отрасли искусства, особенно на литературу, и стал уникальным питательным веществом для миров воображения и мысли. Хотя он является объектом некоторой критики, он занял важное место в мировой истории и сформировал многих известных писателей на Западе.

Во Франции, где он был первоначально опубликован, Вольтер был первым автором, попавшим под его чары. Он повлиял практически на все произведения вдохновителя Французской революции. Он сказал, что смог писать свои рассказы, прочитав их 14 раз.

Известный своими работами «Персидские буквы» (1721 г.) и «Дух законов» (1748 г.), Монтескье берет свою главную идею о том, что законы и социальные институты различаются по времени, странам и климату, из «Тысячи и одной ночи.Дэниел Дефо, автор «Робинзона Крузо», — еще один автор, затронутый сказками.

Литография по рисунку немецкого художника Карла Оффтердингера, изображающего сцену из сказки «Тысяча и одна ночь» «Маруф-сапожник». (Фото iStock)

Известный писатель Стендаль сказал, что одна из двух книг, которые он хотел забыть, была «Тысяча и одна ночь», но он не мог этого сделать и не мог перестать с радостью читать ее.Другим для него был «Дон Кихот».

Якоб Гримм и Вильгельм Гримм, известные как Братья Гримм, признались, что использовали «Тысячу и одну ночь» при написании восьми рассказов из серии «Kinder-und Hausmärchen» («Рассказы о детях и доме»). Например, «Симелиберг» был вдохновлен «Али-Бабой и сорока разбойниками».

Следы «Тысячи и одной ночи» можно увидеть в работах ведущего археолога Остина Генри Лейарда, датского сказочника Ганса Христиана Андерсена, а также ирландского поэта и драматурга Оскара Уайльда.

Эти сказки также служат источником вдохновения для театра, кино, живописи и других областей искусства. Эта увлекательная книга оставила сильный след, особенно на художников-романтиков. Философ, писатель и драматург Жан-Поль Сартр сказал, что книга сказок — «не только любимое произведение Монтескье, но и любимая книга всех друзей романтической поэзии».

Более того, британский солдат Томас Эдвард Лоуренс пишет в своих мемуарах «Семь столпов мудрости», что он приобрел интерес к Ближнему Востоку благодаря сказкам.Шпион, прозванный «Лоуренс Аравийский», будет играть ведущую роль в восстании и организации арабских стран против Османской империи во время Первой мировой войны.

Информационный бюллетень Daily Sabah

Будьте в курсе того, что происходит в Турции, это регион и мир.

ЗАПИШИТЕ МЕНЯ

Вы можете отписаться в любое время.Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и Политикой конфиденциальности. Этот сайт защищен reCAPTCHA, и применяются Политика конфиденциальности и Условия использования Google.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.