Ркка репрессии: Уничтожение защитников: советский террор в вооруженных силах СССР

Содержание

«Дело Тухачевского»: как начались массовые репрессии в Красной армии — Общество

На февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года нарком обороны Климент Ворошилов горячо поспорил с наркомом тяжелой промышленности Лазарем Кагановичем: тот предложил маршалу заняться самокритикой в таком чувствительном вопросе как поиск «внутренних врагов». Ворошилов ответил:

— Мне критиковать себя очень трудно, и вовсе не потому, что я не люблю самокритики! …Положение мое, Лазарь Моисеевич, несколько особое, потому что я представляю армию и в армии к настоящему моменту, к счастью, вскрыто не так много врагов. Говорю «к счастью», надеясь, что в Красной армии врагов вообще немного. Так оно и должно быть, ибо в армию партия посылает лучшие свои кадры, страна выделяет самых здоровых и крепких людей.

В следующие два года больше половины своих «лучших кадров» в высшем комсоставе РККА партия, руками НКВД, расстреляет или отправит в лагеря. А «Дело Тухачевского» станет началом чисток в руководстве Красной Армии.

 

Кровь на признательных показаниях

Кроме самого Тухачевского в числе обвиняемых на этом показательном процессе было еще восемь человек – трое командармов, четверо командиров корпусов и начальник политического управления Красной армии Ян Гамарник. Но до приговора дожили только семеро – армейский комиссар 1-го ранга Гамарник предпочел застрелиться еще накануне ареста, когда только узнал, что был решением политбюро отстранен от работы в наркомате обороны.

Прославленному маршалу Тухачевскому и его «подельникам» предъявили целый букет обвинений. Это и антисоветская деятельность (через участие в некой «троцкистской военной организации» и личную связь с опальным наркомвоенмором Львом Троцким), и подготовка терактов против руководителей компартии и правительства, и «насильственный захват власти в СССР», и «вооруженный захват Кремля». Апофеозом стало обвинение в сотрудничестве с немецкой и польской разведками в целях «военного поражения СССР от Германии и Польши».

Сразу после оглашения приговора обвиняемых расстреляли в подвале здания Верховного Суда.

Применялись ли к Тухачевскому во время допросов пытки, неизвестно. Почерк маршала на признательных показаниях сначала строгий и ровный, потом – сбивчивый и неразборчивый. Есть на документах и бурое пятно, похожее на следы от крови. Журналистка Юлия Кантор приводит свидетельство дочери Тухачевского Светланы, которую сотрудники НКВД якобы привели к арестованному отцу и «угрожали изнасилованием, если тот не подпишет признания». В Центральном архиве ФСБ на вопрос Кантор  было это или нет, заявили: «документальных данных, подтверждающих такой эпизод, не зафиксировано». Так или иначе, но признания Тухачевский подписал. За исключением пункта о сотрудничестве с иностранными разведками.

Маршал, перед которым извинялся Сталин

В 1957 году Тухачевского реабилитировали. Он прочно вошел в советский пантеон: его изображали как героя Гражданской войны, реформатора армии и крупного военного теоретика, в честь полководца называли улицы, его работы изучали в военных училищах. Даже недоброжелатели маршала отмечали – обвинения 1937 года были надуманными.

Все мы чувствовали, что главную, руководящую роль в наркомате обороны играет Тухачевский

Георгий Жуков

Маршал СССР; из воспоминаний

Причины, по которым его репрессировали историки чаще всего объясняют огромной популярностью, которой Тухачевский пользовался в 1920-30-х годах в армии и военно-промышленной среде.

Он взял под опеку Сергея Королева, при его непосредственном участии создавался реактивный НИИ, занимавшийся ракетного оружия. Тухачевский занимал должности командующего Ленинградским военным округом, начальника вооружений РККА и заместителя наркома Ворошилова. При этом его авторитет был выше, чем у наркома. «Все мы чувствовали, что главную, руководящую роль в наркомате обороны играет он», – вспоминал маршал Георгий Жуков.

Тухачевский бравировал своим превосходством над Ворошиловым и, по воспоминаниям Жукова, однажды даже открыто обвинил своего непосредственного начальника в профнепригодности. «Ваши поправки являются некомпетентными, товарищ нарком», – заявил Тухачевский Ворошилову на слушаниях одной из военных комиссий.

Известен случай, когда нарком и его зам вступили в острую дискуссию с переходом на личности по поводу мобилизационных возможностей советской армии. Сталин первоначально занял сторону своего давнего друга Ворошилова, а Тухачевского даже обвинили в «красном милитаризме». Позже, когда стала очевидна правота Тухачевского, Сталин – вероятно в первый и единственный раз в жизни – письменно извинился. «Я должен признать, что моя оценка была слишком резкой, а выводы моего письма – не во всем правильными», – написал он.

Тухачевский пользовался огромной популярность и в среде эмиграции. В русском зарубежье даже существовала так называемая «наполеоновская легенда». Часть эмиграции верила в «национально-бонапартистское» перерождение Советской России и ведущую роль отдавала Тухачевскому, который должен был как Наполеон разогнать революционеров и восстановить империю, пусть в обновленном виде

Сергей Минаков

Историк, автор исследования «Военная элита 20-30-х годов XX века»

Президент Общества изучения истории отечественных спецслужб, генерал-лейтенант ФСБ запаса Александр Зданович, в свою очередь, считает, что если «заговор» и был, то это был «заговор военных против Ворошилова», которые видели его слабую компетенцию, считали это опасным для страны в условиях надвигающееся большой войны и хотели сместить. Причем никакого организационного оформления «заговор» не получил – военные просто встречались и в частных беседах ругали Ворошилова.

Обезглавленная армия

Говорить о том, что до «дела Тухачевского» репрессии армии не коснулись, конечно, нельзя. Достаточно вспомнить «дело «Весна» 1930-1931 годов, по которому арестовали около трех тысяч человек. Главным образом – кадровых военных, служивших еще в царской армии, а во время Гражданской войны добровольно (или «добровольно-принудительно») вставших на сторону советской власти. И все-таки именно с приговора Тухачевскому следует говорить о начале масштабного террора в армии, да и в стране тоже.

Сложность возникает при попытке оценить его масштабы в вооруженных силах. До перестройки в СССР о теме армейских чисток старались не говорилось, она замалчивалась – обходились парой слов о «перегибах», конкретные цифры не назывались. Перестроечные публицисты, напротив, зачастую называли гигантские, шокирующие цифры, но не называли их источник. Тема стала поводом для бесконечных спекуляций.     

Советский и российский военный историк, доктор исторических наук, генерал-полковник Дмитрий Волкогонов, долгое время проработавший в архивах, в том числе в закрытых, утверждал, что под каток репрессий в РККА попало около 40 тысяч представителей командного и начальствующего состава.

На эту тему

Англо-американский исследователь и дипломат Роберт Конквест называет цифру в 35 тысяч. Причем не все они были расстреляны: часть попала в лагеря, часть просто была уволена с военной службы. По сравнению с миллионами жертв среди гражданских цифры, вроде бы, не впечатляют. Но не все так просто.  

Военный историк Олег Сувениров, сотрудник Института военной истории Минобороны РФ, подсчитал количество репрессированных непосредственно по высшему комсоставу РККА, то есть от уровня комбрига до уровня маршала. Из 767 высших командиров были расстреляны 412, еще 29 умерли в заключении. Только 59 человек вернулись из лагерей и тюрем живыми. Так, например, из 62 командиров корпусов было расстреляно 58, из 201 командира дивизии – 122. Всего репрессировали 65% высшего комсостава. По факту армия была обезглавлена. 

«Без тридцать седьмого года не было бы войны»

В беседе с писателем и военным корреспондентом Константином Симоновым маршал Александр Василевский рассказывал: «Что сказать о последствиях для армии тридцать седьмого – тридцать восьмого года? Вы говорите, что без тридцать седьмого года не было бы поражений сорок первого, а я скажу больше. Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы».

Схожего мнения придерживался генерал армии Александр Горбатов. В своих мемуарах «Годы и войны» он писал: «Это, несомненно, была, по меньшей мере, одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто 1937-1938 годы, очистив армию от «изменников», увеличили ее мощь».

Любопытно, что очень близок к этой оценке еще в 1939 году был Лев Троцкий, якобы за связь с которым Тухачевского и расстреляли. 

Какой урок! За последние три года Сталин объявил всех соратников Ленина агентами Гитлера. Он истребил цвет командного состава, расстрелял, сместил, сослал около 30000 офицеров, – все по тому же обвинению: все это – агенты Гитлера или союзников Гитлера. Разрушив партию и обезглавив армию, Сталин открыто ставит ныне свою кандидатуру на роль… главного агента Гитлера

Лев Троцкий

1939 год

Специальное судебное присутствие Верховного Суда, которое вынесло приговор Тухачевскому, состояло только из одного судьи – Василия Ульриха. Кроме Ульириха в составе присутствия было восемь «строевых» военных. Пятеро из них, в том числе маршал Блюхер, командармы Алкснис и Каширин, будут сами репрессированы через год. Один из создателей советских ВВС Яков Алкснис и начальник Управления боевой подготовки РККА Николай Каширин будут расстреляны, маршал Василий Блюхер умрет во время допроса. По одной из версий, у него был вырван глаз.

Согласно показаниям свидетелей, присутствовавших на казни Тухачевского, перед смерть маршал выкрикнул «Да здравствует Красная армия!».

Андрей Веселов

  • «Неусыпный страж революции»: 80 лет НКВД
  • Музей истории ГУЛАГа создаст виртуальный тур по колымскому лагерю Бутугычаг

Г.И. Герасимов


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Г.И. Герасимов

Действительное влияние репрессий 1937-1938 гг. на офицерский корпус РККА

Несмотря на значительное количество публикаций, касающихся репрессий военных кадров во второй половине 30-х гг., тема эта продолжает оставаться актуальной, поскольку не нашли однозначного объяснения ни причины репрессий, ни их последствия. На последнее обстоятельство особо обращает внимание М.И.Мельтюхов в историографическом исследовании, посвященном данной теме1. Основная причина заключается в том, что авторы ограничиваются констатацией тяжести последствий без глубокого сравнительного анализа имеющихся характеристик и данных, что не позволяет понять действительную степень влияния репрессий на основные показатели состояния офицерского корпуса РККА.

Оценить влияние репрессий на состояние кадров Красной Армии можно, проследив динамику изменения основных параметров, отражающих состояние кадров: насыщенность ими армии, уровень укомплектованности и подготовки, опыт службы в занимаемой должности. Часто причиной предвоенного некомплекта начсостава2 называют сталинские репрессии. Так ли это?
Анализ влияния репрессий на основные показатели состояния командно-начальствующего состава армии не дает основания для подобного утверждения. В 1937 году было репрессировано3 11034 чел. или 8% списочной численности начальствующего состава, в 1938 году — 4523 чел. или 2,5%4. В это же время некомплект начсостава в эти годы достигал 34 тыс. и 39 тыс. соответственно5, т.е. доля репрессированных в некомплекте начсостава составляла 32% и 11%. В последующие годы некомплект вырос и составил в 1940 и 1941 гг. — 60 и 66 тыс., но никаких репрессий в эти годы, как известно, не было, зато было развертывание армии, создание новых формирований, требовавших все больше кадров командиров и начальников.
Конечно, репрессии ударили прежде всего по верхушке армии, выбили высший руководящий состав, только в отношении этой категории можно и нужно говорить о влиянии репрессий на некомплект командно-начальствующего состава, для остальных категорий это влияние было незначительным. Сама постановка вопроса о некомплекте начальствующего состава и его влиянии на боеспособность армии оказывается излишней при сравнении насыщенности начсоставом РККА и европейских армий.
В сравнении с другими армиями, наша армия была самой насыщенной начсоставом. Например, если в 1939 году на 1-го офицера РККА приходилось 6 рядовых, то в вермахте — 29, в английской армии -15, в французской — 22, японской — 196. Отчасти это объясняется тем, что в состав начсостава входили такие категории военнослужащих, которых не было в других армиях, например, политработники.
Произведенный автором пересчет количества начальствующего и командного состава РККА, исходя из норм насыщенности офицерами европейских армий: немецкой — 3,2% (самый низкий процент) и польской — 6,2% (самый высокий), показывает, что несмотря на постоянно растущий некомплект начсостава, его количество было значительно выше, чем количество офицеров в армии Польши. Например, в 1924 году отношение списочной численности начсостава РККА к расчетной численности по нормам германской армии составляло — 2,6, по нормам польской армии — 1,3, в 1936 году — 5,3 и 2,7 соответственно, в 1939 г. — 6,6 и 3,4, в 1941 году — 2,6 и 1,3. Иными словами: если бы доля начсостава в РККА была на уровне немецкой армии, польской или любой другой европейской армии, то в ней, несмотря на огромный некомплект по действующим штатам, существовал бы переизбыток офицеров. При сравнении реальной численности начсостава РККА с расчетной по нормам польской армии этот переизбыток составлял в 1924 году — 12 тыс. чел, в 1930 — 28 тыс., в 1936 году — 124 тыс., в 1939 году -253 тыс. и в 1941 году — 113 тыс.
В большинстве армий юридический, медицинский, ветеринарный, административный состав не занимал офицерских должностей. Возможно, истоки переизбытка заключаются в том, что в число начальствующего состава были включены нетипичные для других армий категории военнослужащих? Нет, даже если сравнение делать лишь по численности командного состава, то и в этом случае некомплекта не было. Сравнивая списочную численность комсостава РККА с расчетными значениями по польским нормам, появляется избыток кадров. В 1924 году он составлял 5,5 тыс. командиров, в 1930 -11 тыс., в 1936 г. — 28 тыс., в 1939 г. - 17 тыс., и только в 1941 году появляется некомплект в 80 тыс. чел. по нормам польской армии мирного времени, что связано с развертыванием армии военного времени. В свете столь высокой насыщенности РККА начсоставом является спорной и сама постановка проблемы его некомплекта.
Очевидно, что некомплект был во многом искусственным, в его основе лежал не недостаток офицерских кадров, а излишнее количество штатных должностей. Одной из основных причин этого являлось то, что в РККА не было полноценного унтер-офицерского корпуса, с создания которого планировал начать строительство новой армии первый председатель РВСР Л.Д.Троцкий. Функции унтер-офицеров вынужден был выполнять средний комсостав, отсюда и его многочисленность.
Другая причина большой насыщенности армии начальствующим составом заключается в том, что в 20-30-е гг. большая часть армии строилась по территориально-милиционному принципу, что позволяло ей иметь самый большой коэффициент развертывания, по сравнению с европейскими странами. А это, в свою очередь, предполагало наличие большого количества командных кадров уже в мирное время для развертываемой армии. Как считали авторы аналитической записки в 1933 году, насыщенность комсоставом развернутой Красной Армии была примерно равна германской и царской армии военного времени.8
Следствием репрессий, крайне негативно повлиявшим на боеспособность Красной Армии, часто объявляются связанные с этим перемещения по службе. При этом ссылаются на опубликованный отчет начальника Управления по начальствующему составу РККА НКО СССР Б.А.Щаденко о работе за 1939 год. Действительно, данные, приводимые в отчете, дают всплеск перемещений в 1938 и 1939 годах. Если в 1937 году продвижение по службе получило 23,8% начсостава, то в 1938 году уже 59,9%, а в 1939 — 55,4%. Этот рост обычно обосновывают необходимостью замещения вакансий, образовавшихся в результате репрессий. Так ли это на самом деле?
Как установил автор, в отчете в число .назначенных с продвижением офицеров включены и выпускники академий, училищ и курсов, поскольку в это время для покрытия некомплекта кадров было выпущено в войска огромное количество молодых офицеров (их количество сопоставимо со всеми выпусками вузов за все предшествующие 30-е гг.). Но если выпускников вузов не учитывать, то оказывается, что перемещения в 1937 — 1938 гг. находились на довольно низком уровне — 32% и 44% соответственно и были сопоставимы с перемещениями 1934 года — 31,6%, и даже незначительно уступали предшествующим 1935-1936 гг. — 39% и 45%.9 Таким образом, значительного влияния репрессий на перемещения начальствующего состава по службе не просматривается.
Важнейшим показателем подготовленности кадров является уровень его образования. Архивные данные свидетельствуют о том, что в двадцатые годы шел бурный рост показателей военного образования комсостава. Он происходил за счет увольнения тех, у кого не было военного образования и доподготовки и переподготовки оставшегося в кадрах начсостава, включая бывших царских офицеров. Достаточно высокого уровня военного образования начсостав достигает уже к 1929 году. В 30-е гг. этот уровень постепенно повышается, но уже не столь значительно. В это время прослеживается тенденция незначительного повышения среднего военного образования, получаемого в средней военной школе и академиях, снижение доли начсостава, имеющего за плечами лишь краткосрочные курсы. В предвоенный период число лиц начсостава с ускоренным военным образованием вновь возрастает.
Репрессии не наложили, да и не могли наложить из-за незначительности их масштабов по сравнению с общей массой офицерского корпуса видимого отпечатка на образовательный уровень. Некоторое падение доли офицеров, имеющих среднее военное образование в 1938-1939 гг. объясняется не репрессиями, а значительным притоком в армию офицеров из запаса, из сверхсрочников, и, особенно, офицеров, окончивших курсы младших лейтенантов. В то же время в предвоенные годы наблюдается устойчивая тенденция к увеличению процента офицеров, имеющих академическое образование. В 1941 году этот процент был наивысшим за весь межвоенный период и равнялся 7,1 %. До репрессий, в 1936 году эта цифра составляла 6,6. Проведенные расчеты показывают, что в период репрессий наблюдался устойчивый рост количества начсостава имеющего среднее и высшее военное образование. Так, академическое образование в 1936 году имело 13 тыс. лиц начсостава, в 1939 году — после фактического окончания репрессий — 23 тыс., в 1941 году — 28 тыс. офицеров. Военное образование в объеме военной школы имело соответственно — 125, 156 и 206 тыс. военнослужащих.10
Более важным, является выяснение влияния репрессий на уровень подготовки комсостава. Анализ уровня военного образования комсостава показывает примерно те же тенденции, что мы наблюдали у начсостава в целом. В 30-е гг. 50-70% комсостава имело образование в объеме нормальной школы и 2-6% в объеме академии.11 Процент командиров, окончивших нормальную военную школу достиг максимума в 1936 году (72%), затем идет его резкое снижение за счет притока офицеров с краткосрочной подготовкой в 1938-1939 гг. и вновь некоторое увеличение — в 1941 году.
Колебания доли офицеров командного состава, имеющих академическое образование, происходило в пределах 2-3%. При этом в 1936 году «академиков» было 2,8%, в 1939 — 3,3%, в 1941 году — 2,8%. Подсчет абсолютных цифр показал некоторое снижение образования командного состава. Так, если в 1936 году командиров со средним военным образованием было — 71 тыс., а с высшим — 2,7 тыс., то в 1938 г. соответственно — 66 и 2,1 тыс. чел., в 1939 г. — 58 и 4,0 и в 1941 году -127 и 6,5 тыс.12 Все это говорит о том, что репрессии ударили в основном по образовательному уровню командного состава и меньше — по другим категориям офицеров.
К 1941 году уровень военного образования командного состава был в основном восстановлен, а благодаря широкому развертыванию вузов количество командиров, имеющих высшее и среднее образование значительно выросло, таким образом негативные последствия репрессий к началу войны были в основном нейтрализованы.
Большее влияние на уровень подготовленности комсостава оказало наводнение его офицерами с краткосрочной подготовкой. Из-за стремительного развертывания армии их доля к 1941 году достигла 39%. На уровне взвод-батальон эти люди определяли боевую подготовку, готовили войска к войне. Именно их деятельность, а не репрессии, в значительной степени снизили уровень боевой подготовки в войсках.
Больше всего от репрессий пострадал советский генералитет. Как отразились репрессии на образовательном уровне высшего командного состава? Как ни парадоксально, но объективно его уровень вырос. В первой половине 30-е гг. доля лиц этой категории, имеющих высшее военное образование колебалась от 30 до 40%. Перед началом репрессий 29% имело академическое образование, в 1938 году их было уже 38%, а в 1941 году — 52% военачальников имело высшее военное образование.13
Может быть это случайность или фальсификация? Нет. Знакомство автора с архивными документами, отчетными данными кадровых органов по арестованным и назначенным вместо них военачальникам свидетельствует о росте академического образования по всем основным должностным группам. Например, в пик репрессий, с 1 мая 1937 года по 15 апреля 1938 года, из 3-х арестованных заместителей Наркома обороны ни один не имел академического образования, 2 из назначенных его имели. Из командующих войсками округов арестовано 3 «академика», назначено — 8; заместители командующих округами: соответственно арестовано 4 с высшим военным образованием, назначено — 6; начальники штабов округов — арестованные не имели академического образования, 4 из 10 назначенных его имели; командиры корпусов — арестовано 12 с высшим военным образованием, назначено 19; начальники штабов корпусов — арестовано 14 «академиков», назначено 22. И так по всем должностям, за исключением командиров дивизий. 33 арестованных комдивов имели академическое образование, а среди назначенных таких было только 27. В целом по высшему командному составу количество назначенных, имеющих высшее военное образование, превышает число арестованных с аналогичным образованием на 45%.14
Таким образом, репрессии не снизили образовательный уровень затронутых ими категорий офицеров, они повлияли на уровень образования старших и средних офицеров, которые выдвигались на вышестоящие должности. Архивные данные свидетельствуют о том, что это были, как правило, наиболее высокоподготовленные командиры.
Важной характеристикой представляется опыт исполнения служебных обязанностей в занимаемой должности. Сравнительный анализ сроков пребывания в должности командиров полков, дивизий и корпусов в 30-е — нач.40-х гг. показывает, что наибольший опыт выполнения служебных обязанностей они имели в 1934 году. Наихудшими эти показатели представляются в предвоенное время, но и тогда они были вполне сопоставимы с 1932 годом15- годом организационных мероприятий по развертыванию новых формирований.
Размах оргмероприятий 1941 года был неизмеримо шире, что и обусловило массовые выдвижения комсостава. Свою негативную лепту внесли и репрессии, но их влияние было не столь значительно и во многом ослабло за оставшиеся предвоенные годы. Эти выводы подтверждает и Г.К.Жуков, который в своих мемуарах в качестве основной причины недостатка квалифицированных кадров перед войной указывал именно большие организационные мероприятия.16
Автором был проведен комплексный анализ изменения характеристик и показателей всех личностей, входивших в состав высших военных коллегиальных органов РККА.17 В них входили наиболее авторитетные военные руководители того времени. По этим органам репрессиями был нанесен сильнейший удар. Военный совет при НКО был почти полностью обновлен в результате репрессий, 40% членов Главного военного совета также было репрессировано. Репрессии снизили некоторые важные показатели входивших в Военный совет при НКО членов. Как считает автор, репрессии выдвинули наверх второй эшелон военачальников гражданской войны, не имевших громкой славы и соответственно не успевших долгое время прослужить на высоких должностях в мирное время, их прохождение службы отличается большим динамизмом. Вместе с тем, и среди них было немало опытных военных руководителей, имевших солидный опыт руководства оперативно-стратегическим войсковым звеном.
Комплексный анализ последствий репрессий для состояния высших военных коллегиальных органов свидетельствует о некотором снижении качества объективных показателей, их характеризовавших. Вместе с тем, он не дает оснований полагать, что это снижение носило катастрофический характер и состав коллегиальных органов после репрессий был в значительной степени хуже, чем до них.
Важнейшей характеристикой военных кадров является наличие у них боевого опыта. Вполне закономерно, что наибольшим боевым опытом командные кадры обладали сразу после окончания гражданской войны. В 1923 году доля комсостава, имеющего боевой опыт, была равна 80%, к 1930 году она упала до 60%, в 1934 и 1938 гг. составляла 23%, а в 1941 году, несмотря на развертывание армии, равнялась 29,5%.18 Военные конфликты второй половины 30-х годов стабилизируют долю командного и начальствующего состава армии, имевшего боевой опыт. В абсолютных цифрах количество прошедших боевые действия, значительно выросло.
В целом боевой опыт командного и начальствующего состава можно оценить как достаточный для армии мирного времени, но значительно уступающий боевому опыту офицерского состава германского вермахта. Большая работа, проведенная советским высшим военным руководством, позволила создать достаточно подготовленный офицерский корпус, способный руководить войсками в бою и выполнять поставленные перед ним учебные и боевые задачи. Имеющиеся недостатки в подготовке кадров в большей степени были обусловлены объективными причинами и в меньшей степени причинами личностного, субъективного порядка.
Подводя итог, можно сделать некоторые выводы. Во-первых, исследование объективных показателей и характеристик различных категорий командно-начальствующего состава, проведенное с помощью количественных методов, не дает оснований для утверждения о значительном влиянии репрессий на состояние военных кадров в предвоенный период. Исключение составляет достаточно тонкий слой высшего командно-начальствующего состава, в котором репрессии произвели определенные изменения. Однако его основные объективные показатели были не хуже, а по отдельным показателям лучше, чем у их репрессированных предшественников.
Во-вторых, анализ большого массива доступных данных показывает, что репрессии не оказали на состояние военных кадров того значительного влияния на уровень подготовки, укомплектования, наличия боевого опыта и опыта руководства частями и соединениями, которое им придается в историографии. К началу войны армии удалось подойти с достаточно высоким образовательным уровнем высшего офицерского состава. Главным недостатком офицерского корпуса перед войной являлась низкая подготовка огромной массы командиров среднего звена. Значительная группа офицеров с невысоким уровнем образования, влившаяся в РККА в предвоенные годы, была неизбежным следствием ее незапланированного развертывания. Опыт прохождения службы в занимаемых должностях был невелик, но, как показывает предшествующий опыт массового развертывания новых формирований, вряд ли он мог быть выше при данной системе подготовки, выдвижения и накопления высших военных кадров.
В-третьих, репрессии не столь сильно повлияли на кадры, как их оценили немецкие военачальники во главе с Гитлером перед войной. Они явно ошиблись, и наша победа убедительное доказательство этого.
Исследование показало, что нет оснований связывать все негативные явления в предвоенной подготовке кадров исключительно со сталинскими репрессиями, поскольку это приводит к упрощению проблемы, отвлекает внимание от других важных причин, негативно повлиявших на состояние кадров накануне войны.
Означает ли это, что репрессии никак не отразились на командных кадрах? Нет, не означает. Вред, нанесенный репрессиями, заключаются не в снижении уровня подготовленности кадров, их некомплекте и недостатке опыта прохождения службы в соответствующих должностях, а в нагнетании атмосферы страха и неуверенности среди командного состава. Оценить влияние этих факторов на состояние офицерского корпуса при помощи существующих методов пока не представляется возможным, а значит нужны новые поиски, новые исследования.
ПРИМЕЧАНИЯ
1. М.И.Мельтюхов, в частности, пишет: «Комплексное рассмотрение исследований о репрессиях в Красной Армии показывает, что широко распространенная версия об их катастрофических для армии последствиях требует дальнейшего тщательного изучения» (См. Мельтюхов М.И. Репрессии в Красной Армии: итоги новейших исследований //Отечественная история. 1997.- №5.-С. 118.).
2. К начальствующему составу в развое время относились командный, политический, административный, юридический, медицинский, ветеринарный, технический .
3. К репрессированным автор относит лиц командно-начальствующего состава, уволенных из РККА за связь «с заговорщиками», арестованных и не восстановленных впоследствии в армии.
4. РГВА.-Ф.4.-Оп.10.-Д. 141.Л.205.
5. См.: Мельтюхов М.И. Указ. Соч.- С. 114.
6. Рассчитано по: Карнаухов В.А. Деятельность Коммунистической партии по укреплению экономической и оборонной мощи страны в годы первых пятилеток (1928 — нюнь 1941 гг.) Дис.докт.ист. наук.- М.-1986;
7. Накануне войны //Известия ЦК КПСС.- 1990.- №1.-С.161-210; Советские Вооруженные Силы: История строительства М. — 1978; Сувениров О. Накануне. М.-1993; РГВА.- Ф.37837.- Оп.10- Д.72,95, 141. 7. Рассчитано по тем же источникам.
8. См., например, Комал Ф.Б. Военные кадры накануне войны // Военно-исторический журнал. 1990.- №2-С.24.
9. Рассчитано по: РГВА- Ф.37837.- Оп. 10.-Л. 141, Л.205; Известия ЦК КПСС. 1990.-№1.-С. 188. Ю
10. Расчеты проведены по: Военные кадры в годы Великой Отечественной войны. Стат.сб.-М.-1964; Известия ЦК КПСС.- 1990.-№5.- С. 197; Нармин О.Н. Репрессии против командного, политического и начальствующего состава Красной Армии в 1937 -1941 гг.: причины, масштаб и последствия. Дис.канд ист. наук.- М.-1993; РГВА.- Ф.29.-Оп.46.-Д.271; Ф.37837.- Оп. 10.- Д.56; Оп. 11.- Д. 1; Ф.4,- On. 14. Д. 1017; Д. 1309; Ф.54.- Оп.13.-Д.18; Ф.33987.- Оп.3.- Д.293; Ф.37837.- Оп.10.- Д.95.
11. По мнению автора высокие показатели академического образования в начале 30-х гг. обусловлены тем, что в число лиц с академическим образованием были включены и те, кто закончил курсы при академиях. что конечно не тождественно академическому курсу. Реальный уровень академического образования в эти годы можно определить в 2-3,5%.
12. Рассчитано по: Военные кадры в годы Великой Отечественной войны. Стат. сб.; Нармин О.Н. Указ соч.; РГВА.- Ф.33987.- Оп.З.-Д.1357; Ф.54.- Оп.13.-д.18; Оп.3.- Д.293; Ф.37837.- Оп.10.- Д.141, Л.205; Оп 10.- Д.95; Советские Вооруженные Силы: История строительства. — М.-1978.
13. Рассчитано по: Военные кадры в годы Великой Отечественной войны. Стат. сб.; РГВА Ф.37837.- Оп. 11-Д. 14:Д.1; Оп.10, Д. 140.
14. РГВА-Ф.37837.-Оп. 10, Д. 140.-Л.58.
15. Военные кадры в годы Великой Отечественной войны. Стат. сб.; РГВА Ф.37837. — Оп. 10.-Д. 18, Oп. 11.-Л 135; Ф.4.-Оп. 14.-Д.1011; Ф.54.-Оп. 1.-Д. 1235.
16. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. -Т. 1.-М.-1974.-С.252.
17. В 30-е годы к ним относились: Реввоенсовет СССР (до 1934 г.). Военный совет при Наркоме обороны СССР (1934- 1940 гг.), Главный военный совет (1938-1941 гг.).
18. Военные кадры в годы Великой Отечественной войны. — Стат. сб.- С.58; РГВА.- Ф.33987.- Оп.3.- Д.353.-Л.З;Д.1357.-Л.18.
19. РГВА.-Ф.37837.-Оп.10 -Д.141.-Л.210.

«Российский исторический журнал» № 1/ 1999 г.

 

Репрессии в РККА 1937–1938. Нокдаун 1941 [Почему Сталин «проспал» удар?]

Читайте также

Репрессии в РККА 1937–1938

Репрессии в РККА 1937–1938 Дело Тухачевского стало спусковым крючком для начала широкомасштабных репрессий в РККА. Из 8 членов «специального присутствия», выносившего приговор 11 июня 1937 года, расстреляны были 4. Маршал В.К. Блюхер, по одним данным, расстрелян, по другим — умер

Репрессии и обороноспособность СССР

Репрессии и обороноспособность СССР «Забота о повышении обороноспособности страны была составной частью социалистического строительства в СССР. Однако накануне войны внимание к ней возросло в связи с растущей угрозой нападения империалистов на Советский Союз.

Цюрих, 1937 год

Цюрих, 1937 год Геринг и Геббельс при каждом удобном случае старались прославить новые самолеты нацистской Германии, особенно среди иностранцев. В прошлом году, когда много иностранцев сидело на трибунах стадиона во время торжественной церемонии открытия Олимпийских игр,

1937

1937 Ibid. P. 41.

Миф 2. Массовые репрессии против советских военнопленных и лиц, находившихся на работах в Германии

Миф 2. Массовые репрессии против советских военнопленных и лиц, находившихся на работах в Германии Для бывших командиров и бойцов Красной армии, испытавших горечь поражения, выживших в нечеловеческих условиях гитлеровского заключения и сохранивших верность Родине,

1937

1937 МИРФ. Ч. 14. С. 256.

Милость к падшим: советские репрессии против нацистских пособников

Милость к падшим: советские репрессии против нацистских пособников Ежегодные марши легионеров-эсэсовцев давно уже стали привычным явлением в странах Прибалтики. Старики, некогда воевавшие в составе подразделений войск СС, и их молодые последователи проходят по улицам

Глава 2 Репрессии против коллаборационистов на территории Прибалтики

Глава 2 Репрессии против коллаборационистов на территории Прибалтики Коллаборационизм в прибалтийских республиках имел свою специфику, отличавшую его от коллаборационизма на территории России, Украины и Белоруссии. В Прибалтике процент коллаборационистов к общей

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РККА ОБ АВАРИЙНОСТИ В ЧАСТЯХ ВВС РККА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РККА ОБ АВАРИЙНОСТИ В ЧАСТЯХ ВВС РККА Несмотря на то, что ЦК ВКП(б) и Правительство в 1932 г., а затем в 1936 г. поставили перед ВВС РККА во всем объеме вопрос о борьбе с аварийностью, за последние два года аварийность не только не

Кто спровоцировал репрессии 1937 года?

Кто спровоцировал репрессии 1937 года? Истинная причина и механизм репрессий 1937 года — одна из самых загадочных страниц в истории советских органов госбезопасности. Существует, например, достаточно аргументированная версия о том, что главной движущей силой была не воля

2.1. Теория и практика специальных действий РККА: 1918–1937 годы

2.1. Теория и практика специальных действий РККА: 1918–1937 годы Смена политической власти в России в ноябре 1917 года привела к кардинальным изменениям в концептуальном подходе к ведению вооруженной борьбы в тылу противника. На первом этапе советского периода развитие теории

Глава 6 Большой террор. 1937-1938

Глава 6 Большой террор. 1937-1938 11 июня 1937 года «Правда» опубликовала подписанную ее главным редактором Львом Мехлисом передовую статью, которая заставила читателей остолбенеть, а командный состав Красной армии похолодеть от ужаса. Основные ее положения были повторены в

Безжалостные репрессии

Безжалостные репрессии В Ленинграде Жуков был самим собой: сгусток энергии, непреклонная воля, никаких поблажек нарушителям дисциплины. Его приказы тех дней являются в буквальном смысле слова террористическими. 19 сентября, в самый тяжелый момент, когда пал Пушкин: «Ни

Репрессии против физиков

Репрессии против физиков Год 1937-ой, как мы уже говорили, начался с очередного показательного процесса. На этот раз на скамье подсудимых оказались члены так называемого «Антисоветского троцкистского центра». Среди них было много сподвижников Георгия Константиновича

1937

1937 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 310. Л. 45,47–48.

Причины «большого террора» — Ведомости

В чем причины «большого террора»? Не сталинских репрессий вообще, а именно их всплеска в 1937–1938 гг.?

Вокруг этого вопроса идут споры. Некоторые историки обращают внимание на прошедшие в конце 1937 г. первые выборы в советы на основе тайного голосования. Они предполагают, что сталинское руководство стремилось обезопасить себя от всяких неожиданностей на выборах со стороны враждебных элементов. Такие предположения вызывают сомнения, потому что процесс голосования и подсчета голосов полностью контролировался. Кроме того, массовые операции продолжались и после выборов, в течение почти всего 1938 года.

Некоторые специалисты усматривают в массовых операциях орудие социальной инженерии, насильственной унификации общества. Такие мотивы, несомненно, характерны для любого диктатора. Однако, полагаясь только на них, мы не сможем понять, почему Сталин решил в ударном порядке «унифицировать» общество именно в 1937 г. Много пишут о стремлении кремлевской власти найти козлов отпущения среди чиновников, объявить их ответственными за огромные тяготы жизни народа, выпустить пар социального напряжения. И этот мотив, несомненно, присутствовал во всех сталинских репрессиях, в том числе в чистках номенклатуры в 1937–1938 гг. Однако он не объясняет массовые операции, которые обрушились в основном на рядовых граждан страны. Обращается внимание на необходимость обеспечения рабочей силой растущей экономики ГУЛАГа. Однако применительно к 1937–1938 гг. и это объяснение не работает. Среди 700 000 расстрелянных и замученных в ходе следствия подавляющее большинство составляли люди в трудоспособном возрасте. Их просто уничтожили, а не послали на хозяйственные объекты ГУЛАГа.

Более убедительными кажутся те историки, которые связывают массовые операции с обозначившейся угрозой войны. Действительно, можно отметить синхронное развитие репрессий в СССР и обострение международной обстановки – ремилитаризация Рейнской зоны, война в Испании, нарастание агрессивности Гитлера. Об угрозе со стороны внутренних врагов в случае войны много говорили в 1937–1938 гг. советские лидеры, прежде всего Сталин. Содержание приказов, регулирующих массовые операции, также демонстрировало стремление сталинского руководства ликвидировать воображаемую «пятую колонну». Уместно напомнить, что и само понятие «пятая колонна» появилось накануне, в 1936 г., в охваченной гражданской войной Испании. Подготовкой к войне объясняли массовые операции сами сотрудники НКВД в своей среде. Так, один из руководителей региональных управлений НКВД следующим образом объяснял своим подчиненным причины всплеска террора: «СССР воюет с Японией, скоро начнется война с Германией <…> На НКВД правительство возлагает надежду в смысле очистки страны от чуждого элемента <…> Поэтому необходимо по Союзу расстрелять до 5 млн человек». Цифра, конечно, была названа мифическая (всего в 1937–1938 гг. было расстреляно около 700 000 «врагов»), однако суть умонастроений чекистов это разъяснение передает. С разной степенью искренности они подчинились директивам Сталина, который был охвачен манией выявления и уничтожения врагов. Были ли миллионные жертвы террора действительными врагами? Ответ на этот вопрос дали проверки дел осужденных, которые начались уже при Сталине и достигли значительных масштабов после его смерти. Подавляющее большинство арестованных в 1937–1938 гг. (как и в другие периоды) были признаны невиновными. Заговоры и «пятая колонна» существовали в представлениях Сталина и его соратников, но никак не в реальности.

Подводя итоги этого кратчайшего обзора дискуссий о причинах «большого террора», можно отметить, что на самом деле между сторонниками различных точек зрения не так много разногласий. Главное – все они полагают, что террор 1937–1938 гг. был серией централизованных и управляемых из Кремля акций, главным инициатором и двигателем которых являлся Сталин. О мотивах же Сталина и его специфическом восприятии действительности можно строить разные предположения.

Миф «Сталин ни при чем»

На первый взгляд тезис о сугубой централизации террора и ведущей роли в нем Сталина может показаться банальным и не достойным специального упоминания. Действительно, в течение многих десятилетий никто, начиная с современников «большого террора», не сомневался в этом тезисе. Вызов этим основам был брошен в начале 1980-х гг. западными историками-ревизионистами. Молодые и амбициозные, явно дразня отцов-основателей советологии, они делали провокационные заявления: о стихийности террора, о слабой причастности к террору Сталина, об ответственности за террор советской бюрократии, манипулировавшей центральной властью и т. д. Никаких серьезных доказательств в пользу новых версий не приводилось, да и не могло быть приведено. Эффект новизны достигался за счет эпатирующих утверждений и слишком свободных трактовок известных фактов. Появившись как очередная историографическая мода, это направление неизбежно сошло на нет после открытия архивов. Документы доказали его полную несостоятельность.

Однако прошло совсем немного времени, и знамя западных ревизионистов было подхвачено в России. Первым это сделал Ю. Н. Жуков, автор ряда публикаций об «ином Сталине». В своих работах он широко заимствовал основные идеи и положения ревизионистов, уже отвергнутые научной историографией. Жуков довел концепцию непричастности Сталина к террору до логического конца. Его «иной Сталин» предстает демократом, который мечтал о том, чтобы дать стране свободу и реальную конституцию, но был вынужден подчиниться региональным партийным секретарям. Именно они в своих корыстных интересах навязали беспомощному Сталину политику «большого террора». Правда, как конкретно могли эти запуганные и вскоре полностью уничтоженные чиновники давить на Сталина, Жуков и его единомышленники не объясняют. Они ограничиваются намеками и сомнительными интерпретациями случайных документов, которые не относятся к делу. Тот факт, что региональные секретари, якобы давившие на Сталина, были расстреляны еще до того, как массовые операции вступили в свою решающую фазу, изобретателей мифов не волнует. В общем, получается так, что террор организовали мертвые чиновники-коррупционеры, но не здравствующий Сталин и его помощники.

В причудливой политической обстановке современной России такие нелепые схемы оказались востребованными. Различными их перепевами и модификациями заполнены полки российских книжных магазинов и интернет. И только по этой причине, чтобы предостеречь действительно думающих читателей от обмана, мне пришлось уделить так много места этим вовсе не заслуживающим внимания публикациям и заявлениям.

Нужно сказать, что сам Сталин никогда не обвинял уничтоженных им партийных секретарей в эксцессах массовых операций. Это было бы слишком даже для сталинской пропагандистской машины. В отличие от нынешних писателей Сталин хорошо знал, что руководители большинства регионов страны, которым ревизионисты приписывают авторство террора, были арестованы еще до начала массовых операций. Ответственность за террор сталинским руководством была возложена на «врагов народа, пробравшихся в органы НКВД». В середине ноября 1938 г. массовые операции завершились так же централизованно, как и начались, специальными постановлениями политбюро. 24 ноября от должности наркома внутренних дел был освобожден Николай Ежов. Вскоре его арестовали и расстреляли. Новым главой НКВД стал очередной сталинский выдвиженец – Лаврентий Берия. Начался этап выхода из террора, который также внимательно исследуется в последнее время историками.

Этот новый поворот, как тогда говорили, «восстановление социалистической законности», требовал определенного организационно-идеологического сопровождения. Задача властей состояла в том, чтобы отвести от истинных виновников трагедии, от руководства страны, социальное недовольство, копившееся в период террора. Важным элементом кампании выхода из террора было демонстративное освобождение незначительной части арестованных. Больше шансов выйти на свободу было у тех, кто в конце 1938 г. еще находился под следствием. Практически не пересматривались дела расстрелянных. Более того, от родственников скрывался сам факт расстрела.

Важной частью кампании выхода из террора было расширение списка козлов отпущения, виновников произвола. Помимо «врагов, пробравшихся в ряды НКВД» сталинский режим возложил ответственность за массовые репрессии на рядовых граждан, объявив о наличии в их среде клеветников, писавших заявления на честных людей. Некоторые из «клеветников» были показательно осуждены, а информация о таких судах помещена в центральной прессе.

Именно тогда в массовом сознании закрепилось два мифа. Первый – о том, что массовые репрессии были ежовщиной, т. е. инициативой и виной Ежова и его прислужников. Второй – о том, что важной причиной террора были доносчики, раскручивавшие маховик арестов. Если первый миф в значительной мере постепенно был преодолен, то второму оказалась уготована долгая судьба. Можно сказать, что он широко распространен до сих пор, хотя почти не был предметом глубоких исследований. Историки, долгое время работавшие с доступными официальными материалами, находились под влиянием сообщений о митингах и собраниях, клеймивших врагов народа и требовавших крепить бдительность. Логика таких рассуждений была слишком простой: раз люди миллионами поднимали руки на митингах, значит, миллионы действительно участвовали в разоблачении врагов, писали доносы друг на друга. Концепция «террора снизу» отчасти подтверждалась мемуарными свидетельствами о наличии доносов, которые, несомненно, существовали, и в немалом числе.

Первые серьезные сомнения по поводу доносов у историков появились в начале 1990-х гг., когда ненадолго открылся доступ к материалам следственных дел 1937–1938 гг. Выяснилось, что основой обвинительных материалов в следственных делах были признания, полученные во время следствия. При этом заявления и доносы как доказательство вины арестованного в следственных делах встречаются крайне редко. Глубокое исследование механизмов «большого террора» вполне разъяснило причины такого положения. Организация массовых операций 1937–1938 гг. не предусматривала широкого использования доносов как основы для арестов. Изъятия антисоветских элементов проводились первоначально на основе картотек НКВД, а затем на основе показаний, выбитых на следствии. Запустив конвейер допросов с применением пыток, чекисты в избытке были обеспечены «врагами» и не нуждались в подсказках доносчиков. В конце 1937 г. Ежов разослал в УНКВД краев и областей указание с требованием сообщить о заговорах, которые были вскрыты с помощью рабочих и колхозников. Результаты были разочаровывающими. Типичная шифровка пришла 12 декабря 1937 г. от начальника Омского УНКВД: «Случаев разоблачения по инициативе колхозников и рабочих шпионско-диверсионных троцкистско-бухаринских и иных организаций не было».

Итак, сталинский террор и массовые доносы были явлениями связанными, но в значительной степени автономными. Активизируясь по мере нарастания террора, доносы, несомненно, служили основанием для определенного количества арестов. Однако истинные причины эскалации террора, его цели и направления определялись вовсе не общественной активностью, а планами и приказами высшего руководства страны и деятельностью карательных органов, запрограммированных на фабрикацию дел о массовых и разветвленных контрреволюционных организациях.

Устойчивость мифа о всеобщем доносительстве как движущей силе террора может служить одним из показателей относительной эффективности сталинской пропаганды. Однако внушить ложные идеи было гораздо проще, чем преодолеть глубинные последствия «большого террора». Наиболее известное из таких последствий – ослабление Красной армии накануне войны. Многие историки убедительно доказывают, что массовые аресты и увольнения командного состава не просто лишили армию некоторой части опытных кадров. Они вселили в уцелевших командиров чувство неуверенности, боязнь инициативы, подрывали армейскую дисциплину. Еще одним свидетельством разрушительности террора многие историки считают массовый коллаборационизм военного периода. Это явление, как и вообще моральное состояние советского общества, деформированное репрессиями, все чаще становится темой исторических исследований. Историки экономики зафиксировали, что в 1937 г. в СССР начался серьезный экономический кризис, спад промышленного производства. Одной из его причин считают массовые аресты инженерно-технических работников, падение качества руководства и трудовой дисциплины. В серьезном кризисе в 1937–1938 гг. оказался даже гулаговский сектор советской экономики, который, казалось бы, должен был выиграть от массовых репрессий. Как показали исследования архивов, лагерная система не смогла «освоить» огромные потоки заключенных. Результатом были дезорганизация лагерей, массовая смертность заключенных, заметное падение показателей экономики принудительного труда.

Этот короткий перечень составляет лишь вершину огромного айсберга. Проблема последствий террора имеет всеобъемлющий характер, потому что не существовало ни одной области социально-экономической жизни, которую не затронули бы массовые аресты и расстрелы. Изучение этих вопросов – одна из перспективных задач для историков советского общества. Задача научная, но, как кажется все чаще, не только.

Автор – ведущий научный сотрудник Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий, профессор Школы исторических наук НИУ ВШЭ.

Репрессии в РККА 1937—1938 — это… Что такое Репрессии в РККА 1937—1938?

Репрессии в РККА 1937—1938 — масштабные политические репрессии[4] в отношении командного и начальствующего состава РККА и РКВМФ, которые выделяются исследователями как одно из проявлений политики «Большого террора» в СССР. Фактически начались во второй половине 1936 года, но наибольший размах приобрели после ареста и осуждения М. Н. Тухачевского и семи других высокопоставленных военных в мае—июне 1937 года; на 1937—1938 гг. пришёлся их пик, а в 1939—1941, после резкого спада, они продолжались с существенно меньшей интенсивностью. Репрессии выражались в увольнениях по политическим мотивам, арестах и вынесении приговоров по сфальсифицированным делам.

Основную массу жертв политических репрессий в Красной Армии в предвоенные годы составили так называемые участники «военно-фашистского заговора» и «правотроцкистских организаций», дела которых рассматривались военной коллегией Верховного суда СССР. Подавляющее большинство командиров, начальников и политработников, обвинённых в участии в «военно-фашистском заговоре», были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу. Лишь некоторым из них этот приговор, не приведённый в исполнение немедленно, был впоследствии заменён исправительно-трудовыми лагерями[5].

Предмет и историография

В среде историков до сих пор нет консенсуса относительно масштабов репрессий[6]. Эксперты отмечают, что поиск информации о точном количестве репрессированных чрезвычайно затруднителен, так как репрессии в Красной Армии осуществлялись в условиях строжайшей секретности. В результате, точные данные до сих пор неизвестны[7]. Ниже приведены разные версии.

Результаты исследования архивных материалов разными авторами приведены в таблице[16]:

В. Д. Данилов Ф. Б. Комал А. Филиппов В. П. Бородин В. Г. Клевцов
Уволено 24 547 42514 38000 29000 45571
Из них арестовано 9 579 9 579 9 500 6 000—8 000 41 406
Восстановлено 11 178 12 070 12 000 13 000 14 160
Итого 13 369 30 444 26 000 16 000 31 411

Ф. Б. Комал указал на то, что недопустимо смешивать понятия «уволенные» и «репрессированные», к которым следует относить лишь арестованных и уволенных по политическим мотивам. Правда, и арестовывались офицеры за различные преступления, что также следует учитывать. А. Т. Уколов и В.И. Ивкин на основе данных судебных органов РККА отмечают, что в 1937—1939 гг. было осуждено за политические преступления примерно 8 624 человека, указывая при этом, что вряд ли стоит причислять к репрессированным осужденных за уголовные и морально-бытовые преступления.

М. И. Мельтюхов отмечает сложность оценки числа репрессированных, но оценивает, что из 45 тыс. уволенных из армии в 1937—1939 гг., приблизительно 17 тысяч могут считаться репрессированными[16].

Причины репрессий

Хронология

1936

1937

1938

1939

Увольнения по политическим мотивам

Согласно современному исследованию доктора исторических наук О. Ф. Сувенирова, из РККА в 1937—1939 и ВМФ в 1937 (до декабря 1937 ВМФ подчинялся Наркомату обороны) годах было уволено по политическим мотивам 28.685 представителей комначполитсостава без учёта уволенных из ВВС; из них было арестовано в 1937—1939 годах по политическим мотивам 9579 человек. Кроме того, по приводимым им сведениям из ВВС РККА за тот же период всего было уволено 5616, однако неизвестно, сколько из них было уволено по политическим мотивам и сколько из них арестовано. По предположению Сувенирова, арестовано было 1590 человек. Также неизвестно количество уволенных и арестованных офицеров ВМФ СССР в 1938—1939. Неизвестно также количество арестованных после увольнения из РККА. Как отмечает О. Ф. Сувениров, их количество меньше, чем количество всех уволенных по политическим мотивам[24].

Следствие

Признание маршала Тухачевского от 26 мая 1937 года о возглавлении военно-троцкистского заговора. На листе которого, есть бурые пятна, которые судебно-медицинская экспертиза индетифицировала, как пятна крови.[25] Также почерковедческая экспертиза подтвердила, что показания и самооговоры были получены путём физического воздействия и, возможно, путём воздействия психотропных средств.[26]

Суд

Список лиц, подлежащих суду военной коллегии Верховного суда СССР, от 26 июля 1938 года с личной подписью и комментарием Сталина «За расстрел всех 138»[27]

Персональная статистика по званиям

Количество репрессированных представителей высшего комсостава РККА на основании подсчётов д.и.н. О. Ф. Сувенирова[28]:

№ п/п Категория высшего комсостава РККА Состояло на службе в РККА в 1936 г. Погибло в 1937-1941 гг. Вернулись из тюрьмы живыми Общее количество жертв Репрессировано в % к численности соответствующей категории на 1936 г.
Расстреляно Умерли под стражей Покончили жизнь самоубийством
1. Маршалы Советского Союза 5 2 1 3 60
2. Командармы 1-го и 2-го ранга 15 19 1 20[прим. 3] 133
3. Флагманы флота 1-го и 2-го ранга 4 5 5 125
4. Комкоры 62 58 4 2 5 69 112,6
5. Флагманы 1-го ранга 6 5 1 6 100
6. Комдивы 201 122 9 22 153 76
7. Комбриги 474 201 15 1 30 247 52,1
В целом по высшему комсоставу РККА 767 412 29 3 59 503 65,6

Как следует из таблицы, командармов 1-го и 2-го ранга и флагманов флота 1-го и 2-го ранга было репрессировано более 100 % по отношению к численности 1936 г., то есть подвергались репрессиям даже вновь произведенные в эти звания за указанный период. Всё это привело к значительному подрыву потенциала РККА, и так уже основательно ослабленному репрессиями 1920-х — начала 30-х гг. в отношении бывших офицеров армии Российской Империи[29][неавторитетный источник?].

Современники о репрессиях

Современники событий не знали их истиной картины[7]. В советских средствах массовой информации распространялась информация о том, что действовала лишь «жалкая кучка отщепенцев, изменников», вроде Тухачевского и его сообщников[7].
13 июня 1937 года, на следующий день после расстрела: маршала Советского Союза Михаила Тухачевского, командарма 1-го ранга Иеронима Уборевича, командарма 1-го ранга Ионы Якира, командарма 2-го ранга Августа Корка, комкора Виталия Примакова, Витовта Путна, Бориса Фельдмана, Роберта Эйдемана, в газете Правда вышел приказ Ворошилова[30]:

Вся Красная армия облегчённо вздохнёт узнав о достойном приговоре суда над изменниками, об исполнении справедливого приговора. Мерзкие предатели, так подло обманувшие своё Правительство, народ, Армию, уничтожены. <…> Под тяжестью неопровержимых фактов, они сознались в своём предательстве, вредительстве и шпионаже. <…> Мировой фашизм и на этот раз узнает, что его верные агенты гамарники и тухачевские, якиры и уборевичи и прочая предательская падаль, лакейски служившая капитализму, стёрты с лица земли, и память о них будет проклята и забыта.

Нарком обороны СССР К. Е. Ворошилов 29 ноября 1938 года на заседании Военного совета при наркоме обороны СССР в своём докладе заявил, что из РККА в 1937-1938 вычищено более 40 000 человек[31]. Л. Д. Троцкий также дал свою оценку масштабам репрессий. В частности, 13 марта 1939 г. он писал: «Сталин истребил цвет командного состава, расстрелял, сместил, сослал около 30 000 офицеров»[32]

Во время обсуждения планируемого нападения на СССР, часть генералов пытались убедить фюрера, что ввязываться в войну с русскими преждевременно. Ответ Гитлера был следующий[33]:

80 % командных кадров Красной армии уничтожены. Красная армия обезглавлена, ослаблена как никогда, это главный фактор моего решения. Нужно воевать пока кадры не выросли вновь.

Оценки последствий репрессий

Оценки историков

Репрессии привели к колоссальному подрыву потенциала РККА, и так уже основательно ослабленному репрессиями 1920-х — начала 30-х гг. в отношении бывших офицеров русской армии.

Оценки советских военачальников

Товарищ Сталин значительно повинен в истреблении военных кадров перед войной, что отразилось на боеспособности армии.

Считалось, что противник продвигается столь быстро из-за внезапности его нападения и потому, что Германия поставила себе на службу промышленность чуть ли не всей Европы. Конечно, это было так. Но меня до пота прошибли мои прежние опасения: как же мы будем воевать, лишившись стольких опытных командиров ещё до войны? Это, несомненно, была, по меньшей мере, одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто 1937—1938 годы, очистив армию от «изменников», увеличили её мощь.

Без тридцать седьмого года, возможно, не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел.

  • Командующий войсками Закавказского военного округа И. В. Тюленев в своей речи на ХI съезде коммунистической партии(б) Грузии (15-19 июня 1938 г.) сказал: [37]

«Товарищ Берия в своем докладе дал правильную оценку частям Закавказского военного округа. РККА и части Закавказского военного округа выкорчевали изменников родины, предателей, бешеных собак из своих рядов, уничтожив их, и тем самым неизмеримо укрепили свою мощь, еще более сплотились вокруг партии Ленина-Сталина, вокруг сталинского ЦК (аплодисменты).»

В искусстве

Кино

См. также

Ссылки на источники

  1. Трагедия маршала Блюхера
  2. Улица им. Блюхера
  3. Трагедия маршала Блюхера
  4. Политическими репрессиями, согласно Закону России № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991, признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями (ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года (с изменениями и дополнениями на 10.09.2004))
  5. Сувениров О. Ф., 1998, с. ?
  6. Репрессии в Красной армии. Итоги новейших исследований
  7. 1 2 3 Сувениров О. Ф., 1998, с. 298
  8. Куманев Г. А. 22-го, на рассвете // Правда, 1989, 22 июня
  9. Козлов А. И. Царицынский опыт // Историки отвечают на вопросы. Вып. 2. М., 1990. С. 253.
  10. Романичев Н. М. Красная Армия всех сильней? // Военно-исторический журнал, 1991, № 12. С. 3.
  11. Самсонов А. М. Указ.соч. С. 102
  12. Репрессии в Красной амрии. Итоги новейших исследований. С. 115
  13. Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия: Политический портрет И. В. Сталина. В 2-х книгах. Кн. 2. С. 52.
  14. Конквест Р. Большой террор // Нева. 1990. № 11. С. 148.
  15. Дойчер И. Троцкий в изгнании. С. 424
  16. 1 2 Мельтюхов, Михаил Иванович Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939-1941. М.: Вече (2000). Архивировано из первоисточника 24 февраля 2012. Проверено 26 декабря 2011.
  17. Сувениров О. Ф., 1998, с. 392
  18. Сувениров О. Ф., 1998, с. 459
  19. 1 2 Сувениров О. Ф., 1998, с. 379
  20. Сувениров О. Ф., 1998, с. 405
  21. Сувениров О. Ф., 1998, с. 380
  22. Сувениров О. Ф., 1998, с. 390
  23. Сувениров О. Ф., 1998, с. 432
  24. Сувениров О. Ф., 1998, с. 137
  25. Куртуа С., Верт Н., Панне Ж-Л., Пачковский А., Бартосек К., Марголин Дж-Л. Черная книга коммунизма = Le Livre Noir du Communisme. — М.: «Три века истории», 2001. — С. 199. — 864 с. — ISBN 2-221-08-204-4
  26. Документальный фильм «Сталин против Красной Армии» (21:00).
  27. «За расстрел всех 138 человек. Сталин» (Т.9. Л.211).
  28. Сувениров О. Ф., 1998, с. 315
  29. 1 2 Двухтомник «История России XX век: 1894—1939» / под ред. А. Б. Зубова. — М.:Астрель И90 АСТ, 2009. С. 969
  30. В Красной Армии врагов вообще немного…
  31. Ивкин. В. И., Уколов А. Т., 1993, с. 56
  32. Троцкий Л. Д. Портреты революционеров. М., 1991. С. 149
  33. Журнал «Военная история» #3-4 за 2002 год
  34. «Окопная правда» маршала Ерёменко, [1]
  35. Горбатов А. В. Годы и войны
  36. Журнал «Коммунист», 1988, №9, стр. 88
  37. ХI съезд Коммунистической партии (б) Грузии. 15-19 июля 1938 г. : Стенографический отчет. — Тбилиси : Изд. и тип. ЗКК ВКП(б) «Заря Востока», 1938. — 210 с. ; 27 см.. — На обл. год издания: 1939. — 1500 экз.

Примечания

Библиография

Литература

  • Близниченко С. С. «Антисоветский военный заговор» на Тихоокеанском флоте в 1937-1938 годах // Военно-исторический архив. — М., 2011. — № 12. — С. 26 — 46.
  • Близниченко С. С. «Антисоветский военный заговор» на Тихоокеанском флоте в 1937-1938 годах // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 1. — С. 79 — 97.
  • Близниченко С. С. «Антисоветский военный заговор» на Амурской Краснознамённой военной флотилии в 1937-1938 годах // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 2. — С. 50 — 77.
  • Близниченко С. С. Кожанова А. К.: «Двести семей комсостава флота в одну ночь как корова языком слизала…» (Заговор на Черноморском флоте) // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 4. — С. 33 — 61.
  • Близниченко С. С. Кожанова А. К.: «Двести семей комсостава флота в одну ночь как корова языком слизала…» (Заговор на Черноморском флоте) // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 5. — С. 64 — 87.
  • Близниченко С. С. «Военный заговор» на Северном флоте в 1937-1938 годах // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 6. — С. 136 — 159.
  • Близниченко С. С. «Военный заговор» на Северном флоте в 1937-1938 годах // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 7. — С. 166 — 188.
  • Близниченко С. С. «Военный заговор» на Северном флоте в 1937-1938 годах // Военно-исторический архив. — М., 2012. — № 8. — С. 131 — 149.
  • Бобренев В. А., Заика Л. М. Заговор против законности // Коммунист вооружённых сил. — 1990. — № 14. — С. 63 — 68.
  • Бобренев В. А., Заика Л. М. Заговор против законности // Коммунист вооружённых сил. — 1990. — № 15. — С. 69 — 74.
  • Бобренев В. А., Заика Л. М. Заговор против законности // Коммунист вооружённых сил. — 1990. — № 16. — С. 77 — 81.
  • Викторов Б. А. Без грифа «Секретно»: Записки военного прокурора. — М.: Юридическая литература, 1990. — 336 с. — (Возвращение к правде). — 200 000 экз. — ISBN 5-7260-0215-6
  • Герасимов Г. И. Действительное влияние репрессий 1937-1938 гг. на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. — Балашов Саратовской области, 1999. — № 1. — С. 44 — 52.
  • Звягинцев В. Е. Трибунал для флагманов. — М.: ТЕРРА—Книжный клуб, 2007. — 576 с. — (Двуликая Клио: Версии и факты). — ISBN 978-5-275-01518-8
  • Ивкин. В. И., Уколов А. Т. О масштабах репрессий в Красной армии в предвоенные годы // Военно-исторический журнал. — М.: «Красная Звезда», 1993. — № 1. — С. 56 — 59.
  • Комал Ф. Б. Военные кадры накануне войны // Военно-исторический журнал. — М.: «Красная Звезда», 1990. — № 2. — С. 21 — 28.
  • Короленков А. В. Еще раз о репрессиях в РККА в предвоенные годы // Отечественная история. — 2005. — № 2. — С. 154 — 162.
  • Мильбах В. С. Политические репрессии комначсостава ЗабВО и 57-го особого корпуса (1937-1938). — Иркутск: Иркутский государственный технический университет, 2002. — 268 с.
  • Мильбах В. С. Политические репрессии командно-начальствующего состава. 1937-1938. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия. — СПб.: Издательство СПб университета, 2007. — 345 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-288-04193-8
  • Печенкин А. А. Военная элита СССР в 1935-1939 гг.: репрессии и обновление. — М.: ВЗФЭИ, 2003. — 172 с. — 1000 экз. — ISBN 5-93877-036-х
  • Печенкин А. А. Сталин и Военный совет. — М.: ВЗФЭИ, 2007. — 160 с. — 1000 экз. — ISBN 5-93877-058-0
  • Подустов Ф. Н. Репрессии в Томском артиллерийском училище накануне и в годы Великой Отечественной войны // Вестник Томского государственного педагогического университета. — Томск: Издательство ТГПУ, 2000. — № 4. — С. 105 — 111.
  • Степанов М. Г. ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ СССР В ПЕРИОД «БОЛЬШОГО ТЕРРОРА» 1937-1938 ГГ.: КРАТКИЙ ОБЗОР ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — Тамбов, 2008. — № 1. — С. 67 — 70.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2007. — № 10. — С. 73 — 94.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2007. — № 11. — С. 45 — 63.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2007. — № 12. — С. 77 — 99.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 1. — С. 18 — 40.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 2. — С. 71 — 92.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 3. — С. 13 — 25.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 4. — С. 39 — 54.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 5. — С. 45 — 64.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 6. — С. 29 — 57.
  • Сувениров О. Ф. Сопротивление личного состава РККА партийно-государственному истреблению военных кадров (1937–июнь 1941) // Военно-исторический архив. — М., 2008. — № 8. — С. 21 — 34.
  • Сувениров О. Ф. Трагедия РККА 1937-1938. — М.: ТЕРРА, 1998. — 528 с. — ISBN 5-300-02220-9
  • Черушев Н. С. 1937 год: элита Красной Армии на Голгофе. — М.: Вече, 2003. — 560 с. — (Военные тайны XX века). — 5000 экз. — ISBN 5-94538-305-8
  • Черушев Н. С. Из ГУЛАГа — в бой. — М.: Вече, 2006. — 512 с. — (Военные тайны XX века). — 5000 экз. — ISBN 5-9533-1588-0
  • Черушев Н. С. Удар по своим: Красная Армия: 1938-1941 гг. — М.: Вече, 2003. — 480 с. — (Военные тайны XX века). — ISBN 5-94538-366-X
  • Якупов Н. М. Трагедия полководцев. — М.: Мысль, 1992. — 349 с. — ISBN 5-244-00525-1

Исторические источники

  • Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1-4 июня 1937 г.: Документы и материалы / Сост. Тархова Н. С. и др.. — М.: РОССПЭН, 2008. — 624 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-8243-0917-1
  • Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937-1938. Архив Сталина: Документы и комментарии / Сост. Хаустов В. Н.. — М.: Международный фонд «Демократия», 2011. — 528 с. — (Россия. XX век. Документы). — 1000 экз. — ISBN 978-5-89511-027-0
  • Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности. Архив Сталина: Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. / Под ред. Яковлева А. Н.; сост. Наумов В. П., Плотникова Н. С., Хаустов В. Н.. — М.: Международный фонд «Демократия», 2004. — 736 с. — (Россия. XX век. Документы). — 3000 экз. — ISBN 5-85646-118-5
  • М. Н. Тухачевский и «Военно-фашистский заговор» // Военно-исторический архив / Подготовил Лебедев В. А.. — М., 1997. — № 1. — С. 149 — 254.
  • М. Н. Тухачевский и «Военно-фашистский заговор» // Военно-исторический архив / Подготовил Лебедев В. А.. — М., 1998. — № 2. — С. 3 — 81.
  • Репрессии в Красной Армии (30-е годы). Сборник документов из фондов Российского Государственного Военного Архива / Сост. Кристиани А., Михалева В. М.. — Napoli, 1996.
  • Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив / Подготовил Черушев Н. С.. — М., 1998. — № 2. — С. 105 — 117.
  • Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив / Подготовил Черушев Н. С.. — М., 1998. — № 3. — С. 39 — 51.
  • Статистика антиармейского террора // Военно-исторический архив / Подготовил Черушев Н. С.. — М., 1999. — № 4. — С. 50 — 74.

«Погром командиров»: фактические результаты репрессий среди комсостава РККА в 1937–38 годах

Широчайше распространено мнение, что репрессии 1937–38 годов обезглавили Красную армию, лишив её множества талантливых командиров высшего и среднего звена – что в результате привело к серьёзнейшему снижению выучки и боеготовности, и, в конце концов, явилось одной из причин тяжелейших потерь в начале Великой Отечественной войны.

Никоим образом не обсуждая репрессии как таковые (эта тема отдельного и глубочайшего изучения), рассмотрим – каково было положение РККА в предрепрессионный период и какое фактическое влияние оказали репрессии на состояние комсостава.

Данный текст является в первую очередь собиранием воедино архивных фактов и данных, находящихся в открытых источниках. Целью является беспристрастное изучение результатов репрессий, но, повторимся, не обсуждение самих репрессий с какой бы то ни было точки зрения.

Так сколько же?

Сталин истребил цвет командного состава, расстрелял, сместил, сослал около 30 000 офицеров.

Л. Д. Троцкий, 13 марта 1939 г.

(Цит. по: Троцкий Л. Д. Портреты революционеров. М., 1991. С. 149)

Именно от этой цитаты и начинается отсчёт, и с течением времени увеличивается приводимое число. Наиболее часто встречается указание на сорок тысяч, впервые озвученное Д. А. Волкогоновым:

По имеющимся данным, с мая 1937 года по сентябрь 1938 года, т.е. в течение полутора лет, в армии подверглись репрессиям 36 761 человек, а на флоте — более 3 тысяч.

Сам Волкогонов далее честно уточняет: «Часть из них была, правда, лишь уволена из РККА». Впоследствии цитата Волкогонова озвучивалась многими авторами, изменяясь до неузнаваемости. Приведём лишь некоторые показательные мнения:

Далее в справке указывается, что только в армии с мая 1937 года по сентябрь 1938 года был репрессирован 36 761 военачальник.

(Цит. по: Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия / Политический портрет И. В. Сталина. В 2-х книгах. Кн.II. Ч.1. М., 1989. С.51)

Почему вдруг все репрессированные превратились в военачальников – не совсем понятно.

А дальше количество репрессированных стало невероятно расти:

Более 70 тысяч командиров Красной армии были уничтожены Сталиным ещё до войны.

(Цит. по: Яковлев А. Н. Жириновскому и другим «патриотам» в жирных кавычках // Известия. 1995. 25 апреля. №76 (24435))

…мы вынуждены считать, что убыль кадрового состава за два года чистки составила приблизительно 100 тыс. человек.

(Цит. по: Рапопорт В. И., Геллер Ю. А. Измена Родине. М., 1995. С.291)

Не очень понятно, кто же вынудил авторов и откуда взялось это число… И всё пришло к логическому финалу – погибли все!

Без войны в застенках и лагерях НКВД погиб почти весь великолепный офицерский корпус — становой хребет Красной армии.

(Цит. по: Коваль B. C. «Барбаросса»: истоки и история величайшего преступления империализма. Киев, 1989. С.593)

От рук палачей погиб и весь средний командный состав.

(Цит. по: Мельников Д. Е., Черная Л. Б. Тайны гестапо. Империя смерти. М., 2000. С.404)

Для того, чтобы понять масштабы репрессий, давайте обратимся к первоисточникам, то есть – к архивам.

Справка

За последние пять лет (с 1934 г. по 25 октября 1939 г.) из кадров РККА ежегодно увольнялось следующее количество начсостава:

В 1934 г. уволены 6596 чел., или 5,9% к списочной численности, из них:

а) за пьянство и моральное разложение — 1513

б) по болезни, инвалидности, за смертью и пр. — 4604

в) как арестованные и осуждённые — 479

Всего — 6596

В 1935 г. уволены 8560 чел., или 7,2% к списочной численности, из них:

а) по политико-моральным причинам, служебному несоответствию, по желанию и пр. — 6719

б) по болезни и за смертью — 1492

в) как осуждённые — 349

Всего — 8560

В 1936 г. уволены 4918 чел., или 3,9% к списочной численности, из них:

а) за пьянство и политико-моральное несоответствие — 1942

б) по болезни, инвалидности и за смертью — 1937

в) по политическим мотивам (исключение из партии) — 782 [49]

г) как арестованные и осужденные — 257

Всего — 4918

В 1937 г. уволены 18 658 чел., или 13,6% к списочной численности, из них:

а) по политическим мотивам (исключение из партии, связь с врагами народа) — 11 104

б) арестованных — 4474

в) за пьянство и моральное разложение — 1139

г) по болезни, инвалидности, за смертью — 1941

Всего — 18 658

В 1938 г. уволены 16362 чел., или 11,3% к списочной численности, из них:

а) по политическим мотивам — исключенные из ВКП(б), которые согласно директиве ЦК ВКП(б) подлежали увольнению из РККА и за связь с заговорщиками — 3580

б) иностранцы (латыши — 717, поляки — 1099, немцы — 620, эстонцы — 312, корейцы, литовцы и др<угие>), уроженцы заграницы и связанные с ней, которые уволены согласно директиве народного комиссара обороны от 24.6.1938 за №200/ш, — 4138

в) арестованных — 5032

г) за пьянство, растраты, хищения, моральное разложение — 2671

д) по болезни, инвалидности, за смертью — 941

Всего — 16 362

В 1939 г. на 25.10 уволен 1691 чел., или 0,6% к списочной численности, из них:

а) по политическим мотивам (исключение из партии, связь с заговорщиками) — 277

б) арестованных — 67

в) за пьянство и моральное разложение — 197

г) по болезни, инвалидности — 725

д) исключено за смертью — 425

Общее число уволенных за 6 лет составляет — 56 785 чел.

Всего уволены в 1937 и 1938 гг. — 35 020 чел., из этого числа:

а) естественная убыль (умершие, уволенные по болезни, инвалидности, пьяницы и др.) составляет — 6692, или 19,1% к числу уволенных; [50]

б) арестованные — 9506, или 27,2% к числу уволенных;

в) уволенные по политическим мотивам (исключенные из ВКП(б) — по директиве ЦК ВКП(б) — 14 684, или 41,9% к числу уволенных;

г) иностранцы, уволенные по директиве народного комиссара обороны — 4138 чел., или 11,8% к числу уволенных.

Таким образом, в 1938 году были уволены по директиве ЦК ВКП(б) и народного комиссара обороны 7718 чел., или 41% к числу уволенных в 1938 году.

Наряду с очисткой армии от враждебных элементов часть начсостава была уволена и по необоснованным причинам. После восстановления в партии и установления неосновательности увольнения возвращены в РККА 6650 чел., главным образом капитаны, старшие лейтенанты, лейтенанты и им равные, составляющие 62% этого числа.

На место уволенных пришло в армию проверенных кадров из запаса 8154 чел., из одногодичников — 2572 чел., из политсостава запаса — 4000 чел., что покрывает число уволенных.

Увольнение по 1939 году идёт за счёт естественной убыли и очистки армии от пьяниц, которых народный комиссар обороны своим приказом от 28 декабря 1938 года требует беспощадно изгонять из Красной армии.

Таким образом, за два года (1937 и 1938) армия серьёзно очистилась от политически враждебных элементов, пьяниц и иностранцев, не внушающих политического доверия.

В итоге мы имеем гораздо более крепкое политико-моральное состояние. Подъём дисциплины, быстрое выдвижение кадров, повышение в военных званиях, а также увеличение окладов содержания подняли заинтересованность и уверенность кадров и <обусловили> высокий политический подъём в РККА, показанный на деле в исторических победах в районе озера Хасан и р. Халхин-Гол, за отличие в которых Правительство наградило званием Героя Советского Союза 96 человек и орденами и медалями 23 728 человек.

Начальник 6 отдела полковник (Ширяев)

20 октября 1939 г.

(Цит. по: РГВА. Ф.37837. Оп.19. Д.87. Л.42-52)

Реверансы в сторону Хасана и Халхин-Гола мы пока опустим (до этого мы ещё дойдём, но чуть позже) и для удобства сведём все указанные данные в таблицу:

Причина увольнения

1934

1935

1936

1937

1938

1939

ИТОГО

За пьянство, растраты, хищения, моральное разложение

1513

6719*

1942

1139

2671

197

14 181

По болезни, инвалидности, за смертью и пр.

4604

1492

1937

1941

941

1150

12 065

Как арестованные и осуждённые

479

349

257

4474

5032

67

10 658

По политическим мотивам (исключение из партии)

782

11 104

3580

277

15 743

Иностранцы, уроженцы заграницы и связанные с ней **

4138

4138

* в формулировке 1935 года: «по политико-моральным причинам, служебному несоответствию, по желанию и пр.»

** поляки, немцы, латыши, литовцы, финны, эстонцы, корейцы, и др., уроженцы заграницы и связанные с ней, уволены согласно директиве НКО от 24.6.1938 за №200/ш

Таким образом получаем, что общее число репрессированных в период с 1934 по 1939 гг. включительно составляет, согласно этой сводке, 56 785 человек. Если взять данные за 1937 и 1938 года, то получим численность репрессированных 35 020 человек – что, в принципе, бьётся с указанным Волкогоновым 36 761.

И вот тут настало время сделать необходимую оговорку. Дело в том, что последние десятки лет под словом «репрессии», когда речь заходит о периоде Большого террора, обычно понимаются репрессии политические, упуская из виду то, что карательные меры в не меньшей степени применялись к бытовым преступлениям и к чисто уголовным.

Поэтому давайте всё же ограничим рассмотрение именно «политическими» делами – т.е., п.4 и п.5 таблицы, приведённой выше (понимая объективный смысл директивы №200/ш нельзя оспаривать и «политический» её характер), добавив к ним и п.3 (хотя исходные данные не содержат указаний на характер обвинений и номер статьи, и наверняка там немало арестов и приговоров, подпадающих под хищения и растраты, давайте все эти увольнения тоже считать «политическими»). Таковых получится 30 539 человек.

Найти [Мифы истории СССР]

d0_bc_d0_b8_d1_84:d0_be_d0_b1_d0_b5_d0_b7_d0_b3_d0_bb_d0_b0_d0_b2_d0_bb_d0_b5_d0_bd_d0_bd_d0_b0_d1_8f_d0_b0_d1_80_d0_bc_d0_b8_d1_8f

Перед вами результаты поиска.

Результаты полнотекстового поиска:

попов_надлежит_расстреливать @миф
11026 совпад., Последнее изменение:
F1%EE%E2%E5%F2%F1%EA%EE%E9_%E2%EB%E0%F1%F2%FC%FE#.D0.A3.D0.BD.D0.B8.D1.87.D1.82.D0.BE.D0.B6.D0.B5.D0.BD.D0.BD.D1.8B.D0.B5 ========================================… А. А. Брусилова. [[http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87]] Нет никаких сомнений в выводах советских ученых…настолько нелепо — тут и Карловы Вары, т.е… овало 2000 Источник:http://do.rulitru.ru/v7296/%D1%8D%D1%80%D0%BB%D0%B8%D1%85%D0%BC%D0%B0%D0%BD_%D0%B2._%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8_%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B0%

Сталин атакует Красную армию

Сталин годами чистил своих врагов — реальных и химерических — включая офицеров. Затем немецкое вторжение 1941 года выявило настоящие проблемы Красной Армии.

В конце июня 1941 года, без объявления войны, армии Оси Германии, Венгрии и Румынии вторглись в Советский Союз на широком фронте, простирающемся от Балтийского до Черного моря. Большая часть красных военно-воздушных сил была уничтожена на земле в первую неделю войны, оставив армию во власти немецких люфтваффе.Руководство Красной Армии неуклюже и неэффективно отреагировало на немецкий стиль войны в стиле блицкриг, и к концу сентября страны Оси захватили большие территории в странах Балтии, Беларуси и Украине, убили, взяли в плен и ранили миллионы. советских солдат и мирных жителей. Советский генеральный секретарь Иосиф Сталин отреагировал на наступление Германии, обвинив своих генералов и приказал казнить некоторых из них по безосновательным обвинениям в трусости, как пример остальным.

В октябре немцы начали наступление на Москву и подошли к Кремлю на расстояние 12 миль.Погода, абсолютное истощение, огромные потери (750 000) и отсутствие припасов были среди факторов, которые остановили их продвижение, но в основном это был отказ Красной Армии прекратить боевые действия. После войны, пока был жив Сталин, дискуссии о том, кто виноват в катастрофе 1941 года, были запрещены. Но как только он ушел, армия поспешила обвинить его, сославшись на продолжающуюся чистку 1937–1939 годов.

В общественном сознании и даже в мире ученых чистка террора Иосифа Сталина в те годы ассоциируется с полуночными арестами, длительными пытками, приводящими к ложным признаниям, и расстрелами.Безусловно, «чистка террора», которую часто называли «Ежовщина» в честь тогдашнего начальника полиции (НКВД) Николая Ежова, была ужасной трагедией для советского общества в целом и для офицерского корпуса Красной Армии в частности.

Тем не менее, его окончательное воздействие на советскую армию было изначально сильно преувеличено апологетами Красной Армии, отчасти для того, чтобы переложить вину за катастрофу 1941 года с армии на Сталина. Даже когда чистка намечалась, вооруженные силы преувеличивали и искажали свои потери, возможно, для того, чтобы убедить Сталина положить конец Ежовщине.До недавнего времени историки подсчитали, что чистка унесла жизни 50 000 из примерно 100 000 офицеров. Теперь, благодаря более широкому доступу к российским архивам, мы знаем, что было потеряно менее 50 процентов, и даже когда офицеры были очищены, были добавлены новые офицеры — почти 14 000 в 1937 году и 57 000 в 1938 году. Тогда в худшем случае не более репрессировано более 12,5% офицерского корпуса. Мы можем обоснованно сомневаться в том, оказала ли чистка столь драматическое влияние на руководство и неготовность армии к войне, как это предполагалось ранее.

Без сомнения, Сталин хотел устранить конкретных высших офицеров и комиссаров, которых он необоснованно подозревал в явной нелояльности к нему, в неспособности поддерживать его политику или в ненадежности в условиях кризиса. Среди подвергшихся чистке были некоторые из его лучших офицеров, в частности Роберт Эйдеман, Иона Якир, Иннокентий Халепский, Август Корк, Александр Седякин, Александр Свечин, Михаил Тухачевский и Иероним Уборевич, а некомпетентные соратники Сталина — маршалы Семен Куденник и Григорий Крестник. Ворошилов выжил.

Как комиссар обороны Ворошилов представил Сталину список из примерно 300 офицеров, подлежащих репрессиям. Ворошилов хотел положить конец борьбе за модернизацию Красной Армии, которую его соратники вели против группы восходящих профессиональных офицеров маршала Михаила Тухачевского, которые хотели сделать упор на броню и авиацию за счет кавалерии. Кроме того, Сталин и Ворошилов злились на некоторых офицеров. Однако ничто из этого не объясняет масштаб репрессий, которые распространились не только на вооруженные силы, но и на все слои советского общества и правительства.Ни одна из множества предлагаемых теорий террора не может адекватно объяснить все его разновидности. Лучшее, что мы можем сделать, это признать, что Сталин продвигал чистку на Ежовщине, потому что боялся потерять свою политическую власть. Возможно, мы никогда не узнаем, как он решил, кто представляет для него угрозу, или почему он позволил своим убийственным мерам распространиться на людей, которые не могли быть угрозой.

Развитие Ежовщины в вооруженных силах показывает, что сама армия была, по крайней мере, частично виновата: Сталин инициировал чистку, приказав арестовать некоторых из действительно профессиональных офицеров группы Тухачевского по ложным обвинениям, исходящим от спецслужб. они были предателями на попечении нацистской Германии.Впоследствии Ворошилов призвал всех военнослужащих бдительно сообщать о подозрительной деятельности и разоблачать врагов людей, скрывающихся в их рядах. Офицеры и солдаты с энтузиазмом прислушивались к этим указаниям, особенно в партийных организациях. В результате по вооруженным силам прокатилась волна доносов. С июня по декабрь 1937 года 2238 офицеров были арестованы и 15 426 уволены. К тому времени, когда «Ежовщина» закончилась, две трети из более чем 9 500 арестов были организованы специальными подразделениями НКВД Ежова, закрепленными за армией; Народный комиссариат обороны (НКО), разыгравший в сталинскую игру, приказал арестовать оставшуюся треть.

В частности,

штабов военных округов сыграли важную роль в масштабах Ежовщины, потому что НКО предоставил им широкую свободу действий. В октябре 1937 года НКО разрешило военным округам изгнать коммунистов по подозрению из партии без консультации с центральными властями Москвы и немедленно освободить высланных офицеров от их воинских обязанностей. Что являлось основанием для увольнения или ареста, не всегда было ясно. Человека можно было осудить за любую военную неэффективность или политическую ненадежность, от критики какого-либо аспекта партийной политики до благоприятных взглядов на политику бывших соперников Сталина и даже малейших связей с другой страной.Шесть месяцев назад, в марте 1937 года, Политбюро приказало уволить всех высших офицеров, исключенных из партии, с действующей службы. Многие люди попали в беду просто из-за того, что они не были русскими: в 1938 году в военные округа поступил приказ уволить всех офицеров с немецким, польским, латышским, эстонским, корейским, финским, литовским, румынским, турецким, венгерским или болгарским происхождением. Соответственно, руководство НКО инициировало увольнение 4030 армейских и политработников, а военные округа уволили еще 7148 человек.

К сентябрю 1938 года, однако, Ворошилов пытался покончить с Ежовщиной, опубликовав приказ, запрещавший военным округам подавать какие-либо списки личного состава в НКВД для проверки этнического происхождения. Но представления продолжались. В августе 1939 года потребовался совместный приказ НКО / НКВД, чтобы, наконец, притормозить эту практику.

Расхожее мнение гласит, что армия и советские люди в целом чувствовали себя запуганными Ежовщиной. Некоторые люди действительно жили в страхе, и самоубийства видных офицеров свидетельствуют об этом, но есть свидетельства того, что некоторые, а может быть, и многие, Советы считали Ежовщину справедливой и необходимой.Государство засыпало население идеей, что предатели и шпионы угрожают безопасности Советского Союза и должны быть устранены. Следовательно, люди осуждали друг друга с чистой совестью, думая, что они совершают патриотические поступки. Борис Старинов, капитан в 1938 году, вспомнил, что думал, что Тухачевский и его «банда вредителей» были виноваты. Одна подающая надежды летчица Валентина Иванова сказала о времени и Сталине: «Он избавил нас от предателей». По сей день есть россияне, которые все еще верят, что Сталин сделал Советский Союз безопаснее, проведя чистку.

Многие люди, как гражданские, так и военные, считали, что Ежовщина велась законно и справедливо, потому что в последующие месяцы и годы тысячи были освобождены из-под стражи, а десятки тысяч восстановлены. К середине 1940 года почти треть всех офицеров, которые были исключены из партии и уволены из армии, успешно обжаловали свое исключение и увольнение и были восстановлены в партии и на своих должностях. Члены партии сначала подали апелляцию через установленный партийный механизм, который давал всем членам право обжаловать неблагоприятное решение относительно членства.Если эта апелляция была успешной, они затем обратились в кадровую службу NKO с просьбой о восстановлении на работе, используя их реабилитацию в партии как доказательство своей невиновности. Беспартийные сотрудники обращались напрямую в НКО. К концу 1941 года более трети арестованных были освобождены: одни по индивидуальным обращениям в Наркомат юстиции, другие по приказу НКВД по запросам НКО. Затем большинству офицеров было возвращено звание и они были отправлены на службу. Снова и снова в мемуарах офицеров можно встретить «ошибки», допущенные при арестах друзей и родственников, которые были признаны и исправлены после подачи эффективной апелляции.Так было с Сигизмундом Торговским, лейтенантом, арестованным в мае 1938 года за то, что он родился в бывшей российской Польше и обвинялся в том, что он польский шпион. Он написал апелляционное письмо, в котором осудил Ежова и его приспешников за ошибку. (К этому времени сам Ежов был арестован и заменен главой НКВД Лаврентием Берией.) Менее чем через год лейтенант был восстановлен в армии административным приказом Берии.

Террористическую чистку 1937–1939 годов можно рассматривать как продолжение предыдущих троцкистских чисток, доведенных до крайности.Война Сталина со Львом Троцким длилась с 1920-х годов до тех пор, пока Троцкий не был убит в Мексике в 1940 году. В те годы любой, кого подозревали в поддержке Троцкого по какому-либо вопросу, был обречен, независимо от того, работал ли он в колхозе или в генеральном штабе армии. В середине 1920-х 26000 троцкистских офицеров были уволены со службы во время партийных боев на высоком уровне. Это положило начало политическим репрессиям в отношении армейских офицеров, но это было только начало. В марте 1937 года Ворошилов с гордостью объявил на заседании ЦК Коммунистической партии, что с начала борьбы с Троцким в середине 1920-х годов до этого момента НКО уволило 47000 офицеров.Комиссар обороны отметил, что 5 тысяч из этих мужчин, «явно оппозиционеров», были арестованы. На секретной встрече с членами Военного совета Наркомата обороны 2 июня 1937 года Сталин объяснил необходимость ареста маршала Тухачевского и его группу в контексте непрекращающейся борьбы с Троцким и фашистскими шпионами. Легковерные члены Военного совета, в том числе кадровые офицеры, такие как маршалы Георгий Егоров и Кирилл Мерецков, поверили обвинениям и дали согласие на арест старших офицеров.Маршал Егоров в качестве члена Центрального комитета Коммунистической партии продолжал санкционировать арест высокопоставленных членов партии в месяцы, предшествовавшие его собственному аресту.

По крайней мере, некоторый уровень чистки в армии продолжался с середины 1920 года до смерти Сталина в 1953 году, когда тысячи офицеров ежегодно увольнялись со службы по подозрению в политической неблагонадежности. Например, в 1930 году НКВД начал операцию «Весна» — крупную попытку устранить офицеров, которые начинали свою карьеру в царской армии и подозревались в антисоветской деятельности.Около 3000 офицеров были уволены, и многие из них арестованы по ложным обвинениям в сговоре с Православной церковью с целью свержения советского режима. Строго по политическим мотивам НКО уволило из армии 6198 офицеров в 1935 году и еще 5677 в 1936 году.

Учитывая, что количество репрессированных офицеров оказалось намного меньше, чем считалось ранее, мы должны обратить внимание на качество потерянных офицеров, чтобы помочь объяснить бедствия во время немецкого наступления 1941–1942 годов.В абсолютном выражении больше всего пострадали лейтенанты и капитаны; однако в процентном отношении чистка наиболее сильно ударила по старшим офицерам в звании полковника и выше. Например, с января 1937 г. по конец 1938 г. уволены 52 командира корпусов, 123 командира дивизии, 264 командира бригады и 897 полковников. Всего армия уволила 1336 полковников и генералов и 1385 их комиссаров. Впоследствии НКВД арестовало 800 из этих офицеров и 465 комиссаров.

После смерти Сталина советские историки заявили, что очищенные были лучшими и самыми умными в Красной Армии, чтобы обвинить Сталина в неспособности армии остановить блицкриг Адольфа Гитлера. Намек состоит в том, что чем более опытным в военном отношении был офицер, тем больше вероятность, что он подвергнется репрессиям. Но к этому мышлению следует относиться скептически: в конце концов, зачем проводить чистку на своих лучших офицерах? Кроме того, компетентное выступление во время войны таких генералов, как Василий Чуйков, Иван Конев, Борис Шапошников, Александр Василевский и Георгий Жуков, и это лишь некоторые из тех, кто не подвергся чистке, и многих подполковников и полковников, добившихся успеха командование дивизий и армий — бросает вызов идее, что выживают только некомпетентные.Все это говорит о том, что Ежовщина была лишь одним из нескольких факторов, которые способствовали фиаско в 1941–1942 годах.

Красная Армия никогда не была в хорошей форме; он постоянно боролся с недисциплинированностью, безудержным алкоголизмом, нехваткой оборудования и оружия, а также невниманием к тренировкам. Социальная рознь между рабочими и крестьянами в рядах также была проблемой: крестьянство пострадало, когда сельское хозяйство было коллективизировано в 1930-х годах, и голод в начале того десятилетия только ухудшил положение, равно как и идеализация рабочих партией.

В целом можно сказать, что качество старших офицеров — от полковников и выше — в предвоенные годы было очень неравномерным. Большинство старших офицеров практически не имели формального военного образования и стали командиром в раннем возрасте во время гражданской войны в России. Их полномочия основывались на их выступлениях в войне с крайне низкими технологиями и на их партийной лояльности, а не на профессиональной подготовке и продемонстрированной компетентности. Чистка троцкистов в 1926 году только усугубила ситуацию, оставив в армии серьезную нехватку офицеров, отсутствие эффективной офицерской подготовки и образец назойливой политизации.Последовавшая за этим «Ежовщина» не была причиной преобладания плохо подготовленных офицеров в Красной Армии, но усугубила проблему.

Еще одним фактором, способствовавшим этому, был экспоненциальный рост вооруженных сил в ожидании возможных войн с Германией и Японией. Красная Армия увеличилась более чем в три раза всего за четыре года — с 1,3 миллиона в 1937 году до 4,5 миллиона в 1941 году. План противодействия растущей угрозе требовал, чтобы армия выставила полностью мобилизованные вооруженные силы численностью 8 человек.6 миллионов человек к весне 1942 года, разделив их между Советским Дальним Востоком и Восточной Европой. Для достижения этих цифр масштаб расширения только в 1939 году был захватывающим: 4 новые группы армий, 2 укрепленных района, 8 армий и 19 корпусов — все это требовало административных структур и вспомогательного персонала. Наряду с этим было 111 новых стрелковых дивизий в составе 333 стрелковых полков, 222 артиллерийских полка и 555 отдельных артиллерийских дивизионов; 16 танковых бригад; 12 резервных пехотных бригад; 85 резервных полков; 137 артиллерийских дивизионов отдельных корпусов и дивизий; 42 военных училища; 52 курса повышения квалификации офицеров запаса; и 345 эвакуационных больниц.Весной 1941 г., когда немцы вторглись, формировались новые части. Аналогичным образом был расширен состав ВВС красных, чтобы обеспечить ему поддержку сухопутных войск с помощью прикрытия с воздуха и тактической поддержки с воздуха.

Требования к укомплектованию персоналом, возникшие в результате формирования этих новых подразделений, в сочетании с необходимостью восполнить потери от чистки, еще больше снизили лидерские качества офицерского корпуса: офицеры проводили очень мало времени на своих должностях, прежде чем их повысили до более высоких должностей. часто в новых агрегатах.На своих новых должностях они отвечали не только за руководство и надзор за обучением сотен или тысяч солдат, но и за обучение подчиненных офицеров, несмотря на их собственное минимальное обучение и опыт. Боковые переводы между подразделениями только увеличивались с темпами расширения и подрывали сплоченность внутри руководства.

Хотя оборонная промышленность начала производить материальные средства бешеными темпами, она не могла угнаться за быстрой мобилизацией армии.Солдаты приходили в только что сформированные полки с строящимися казармами. Им часто приходилось сидеть сложа руки, ожидая артиллерийских орудий или винтовок и боеприпасов, необходимых для их обучения. Некоторым подразделениям приходилось неделями ждать, пока им выдадут такие простые вещи, как ботинки, чтобы они могли выйти в поле.

Сталин и его генералы знали, что расширение вооруженных сил будет трудным не только из-за амбициозных материальных целей, которые они поставили, но и из-за дефицита руководящих кадров.Еще до начала Ежовщины в мае 1937 года в армии не хватало примерно 10 тысяч офицеров. К январю следующего года, в разгар Ежовщины, их было 39 100 человек. По мере развития 1938 г. вновь созданным пехотным дивизиям требовалось дополнительно 33 000 офицеров, но даже с учетом того, что большая часть увольнений и арестов закончилась и началось восстановление, в конце года в армии по-прежнему не хватало 73 000 офицеров. Красная Армия прогнозировала, что в 1939 году потребуется добавить 198 000 офицеров, чтобы выполнить планы расширения на тот год, и впоследствии поставила цель закупить 203 000 человек для заполнения вновь созданных и вакантных офицерских должностей.

С 1938 по 1939 год в армии было всего 158 147 офицеров. Эти новые офицеры, которые должны были вести взводы и роты в бой в 1939 году в Польше, Финляндии и Монголии, были крайне недостаточно подготовлены. Большинство — 77 971 из них — были младшими лейтенантами, обучавшимися в течение шести месяцев или меньше, а около 62 800 человек прошли сокращенные курсы продолжительностью один или максимум два года в военных училищах; остальные 17 376 офицеров были резервистами, призванными на временную службу и прошедшими лишь сокращенную переподготовку.Напротив, молодые офицеры, набранные после гражданской войны и до быстрого роста армии (с 1922 по 1937 год), как правило, четыре года проучились в военном училище, готовясь к поступлению на службу.

Генерал Ефим А. Щаденко, начальник управления кадров Наркомата обороны, подсчитал, что с 1 января 1939 г. по март 1940 г. офицерский состав должен вырасти на 50 процентов, то есть с 240 000 до примерно 357 000 человек. Несмотря на все усилия, армия и Коммунистическая партия не смогли набрать достаточное количество офицеров, и с 9 093 офицерами потерь в боях в 1939–1940 годах (во время вторжения в Польшу, битвы на Халкин-Голе с Японией и Зимней войны с Финляндией) ), в марте 1940 года армия недоукомплектовывалась 125 тысячами офицеров.Затем Щаденко сообщил, что для того, чтобы полностью укомплектовать офицерский корпус к 1942 году, по завершении предполагаемого расширения потребуется в общей сложности 438 000 дополнительных офицеров. Ошеломляющие 980 000 сержантов также потребуются за те же два года, чтобы возглавить солдат на уровне отделения; рядовых, однако, было предостаточно. К маю 1940 года армия насчитывала почти 4 миллиона солдат, что на 2,2 миллиона больше, чем в 1937 году.

За неделю до нацистского вторжения, 15 июня 1941 года, в Красной Армии находилось 439 143 офицера, половина из которых служили в армии не более двух лет.Это на 15 процентов (67 000 человек) меньше, чем нужно. Сотни тысяч офицеров, внесенных в списки с 1937 года, просто не были готовы руководить своими полуобученными и недостаточно экипированными людьми, и многими ротами и даже батальонами командовали недавно назначенные лейтенанты в возрасте 19 лет. Грядущая катастрофа, таким образом, имела корни. это зашло гораздо глубже, чем «Ежовщина». Чистка и расширение в совокупности подорвали руководящие способности офицерского корпуса Красной Армии в самый критический момент в советской истории.

В целом, катастрофа 1941 г. была результатом сочетания факторов: нехватки офицеров из-за чистки, а также быстрого расширения вооруженных сил; поспешная и сокращенная подготовка младшего офицерского состава после 1937 г .; кратковременное пребывание на командных должностях перед повышением в должности или переводом, либо и тем, и другим; и отсутствие таланта у многих старших офицеров. Труднее измерить количественно эффект политизации офицерского корпуса и вмешательства Сталина в кадровую политику в отношении продвижения по службе, назначения, ареста и освобождения высших генералов.Эффект чистки заключался не только в удалении многих компетентных офицеров, но и в создании атмосферы недоверия среди офицеров и их людей, которые под влиянием контролируемой государством пропаганды в СМИ стали предрасположены полагать, что их командир может быть предателем или преступником. шпион. В целом вмешательство Сталина в военные дела было бесполезным и дестабилизирующим, но наибольший удар по Красной Армии нанесла скорость самой войны.

Роджер Риз — профессор истории Техасского университета A&M и ведущий специалист по советским вооруженным силам при Сталине.Самая последняя из его четырех книг на эту тему — Почему солдаты Сталина сражались (2011).

Первоначально опубликовано в октябрьском выпуске журнала Military History Quarterly за октябрь 2014 г. Чтобы подписаться, нажмите здесь.

Красная Армия | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

К регулярной армии ↑

Распад Имперской Армии открыл путь большевистскому захвату власти. Солдаты, отказывающиеся признать авторитет своих офицеров, дезертировали, взбунтовались и сформировали комитеты, чтобы требовать радикальных реформ и прекращения войны.После Февральской революции 1917 года офицеры обвинили Временное правительство в этом крахе и не вмешались, когда партия Владимира Ленина (1870-1924) свергла его в октябре 1917 года. Многие солдаты имели основания полагать, что большевики поддержат их призывы к демобилизации. . Однако вскоре новое правительство столкнулось с внутренними и внешними угрозами, для защиты которых потребовались вооруженные силы.

Большевики не доверяли регулярным регулярным армиям, которые они связывали с социальными привилегиями и репрессиями старого режима.Как социалисты они предпочли гражданское ополчение, состоящее из сознательных пролетариев. Поэтому в январе 1918 года большевики впервые попытались создать добровольную армию, используя в качестве ядра Красную гвардию — политизированные отряды вооруженных рабочих. Набор должен был основываться на политической лояльности и социальном классе. Однако на призыв откликнулись только 20 000 добровольцев вместо ожидаемых 300 000. Когда военные действия с Германией возобновились после срыва Брест-Литовских мирных переговоров, новые силы потерпели поражение в Нарве в феврале 1918 года, вынудив Советское правительство подписать унизительный мирный договор.

После этой неудачи Лев Троцкий (1879-1940), недавно назначенный военным комиссаром, курировал ряд мер по созданию регулярной армии весной 1918 года. Эти усилия продолжались после начала гражданской войны. Троцкий запретил выборы офицеров, хотя в некоторых частях это продолжалось до 1920 года. Правительство начало формировать командные кадры, используя бывших царских офицеров в качестве военных специалистов ( военспецов, ) и создавая схему обучения рабочих и бедняков, чтобы они стали красными. командиры.Возвращены военные трибуналы и обмундирование для повышения воинской дисциплины; восстановлена ​​всеобщая и обязательная военная служба. В июне 1918 года большевики объявили призыв на военную службу во многих районах центральной России. Поначалу они предпочитали мобилизовать рабочих, а не крестьян. Однако правительство пришло к выводу, что для того, чтобы выставить достаточно большую армию, чтобы победить белых, необходимо расширить социальный состав Красной армии. После восьмого съезда партии в марте 1919 года призыв в армию был распространен в основном на крестьянские районы.К концу Гражданской войны 75 процентов Красной Армии были крестьянского происхождения.

Споры и контроль ↑

Это была противоречивая политика. Многие большевики, все еще предпочитающие классовую милицию, сопротивлялись им на протяжении всей Гражданской войны. На VIII съезде партии военная оппозиция выступила с нападками на массовый призыв в армию за ослабление пролетарского характера Красной Армии. В то время как бушевала Гражданская война, сторонники регулярной армии обычно выигрывали спор, но победа изменила это.В 1921 году Х съезд партии одобрил компромисс, объединяющий крупную территориальную милицию с небольшой регулярной армией. Теоретически последний распустится, когда это позволят международные и внутренние условия.

Споры по поводу регулярной армии также повлияли на меры по обеспечению партийного контроля над армией и повышению революционного сознания ее рядовых. Должность комиссара вводилась для обеспечения политической лояльности командиров, в частности военных специалистов, и усиления их власти над войсками.Приказы командиров требовали подписи комиссара. Большевики мобилизовали членов коммунистической партии в армию, чтобы укрепить ее решимость. Они создали отряды специального назначения ( chony ), в основном автономные элитные отряды местных партийных работников, которые часто действовали вместе с войсками тайной полиции ( Cheka ). Политическое управление Красной Армии (ПУР) было создано для надзора за комиссарами и координации партийной работы в армии. Политические деятели и партийные ячейки пропагандировали коммунизм среди красноармейцев, чтобы завоевать их лояльность.С этой целью они также стремились повысить грамотность обычно необразованных солдат-крестьян. На протяжении большей части Гражданской войны политическим институтам приходилось бороться с партизанщиной и — независимыми местными силами в составе Красной Армии, отказавшимися признать центральный контроль, — устраняя или расстреливая командиров партизан и разбивая их части.

Само разнообразие мобилизованных сил, каждая из которых имела противоречивые представления о своей роли и важности, привело к столкновениям между ними.Действительно, появилось ошеломляющее множество гражданских и военных институтов, которые направляли и контролировали Красную армию, отчасти из-за страха большевиков, что российский Бонапарт может бросить вызов их власти, отчасти из-за необходимости найти временные решения в короткие сроки. уведомление. Одни возлагали свою власть на правительственный аппарат Совета Народных Комиссаров, другие — на ВЦИК, третьи — на Политбюро Коммунистической партии России.

Переход к массовой армии в 1919 году создал огромные проблемы со снабжением. В порочном круге нехватка припасов привела к массовому дезертирству и необходимости дальнейшего призыва на военную службу, что, в свою очередь, еще больше ухудшило снабжение. Одни карательные меры оказались неэффективными. Большевики применили амнистию и ввели социальную помощь семьям красноармейцев, чтобы решить эту проблему. Особое подозрение было в отношении военспецы . Они дезертировали не чаще, чем другие красные командиры.Однако их нелояльность часто оказывала сильное влияние, поскольку они включали выпускников Академии Генерального штаба на важные должности. Некоторым даже удалось создать в Красной Армии секретные организации для помощи белым.

Красная Армия и Советское государство ↑

Несмотря на эти трудности, большевики превратили Красную Армию в инструмент, способный поддерживать свою власть в России и держать под контролем большую часть территории бывшей Империи. На пике своего развития в октябре 1920 года на бумаге было 5.5 миллионов человек, хотя только около 700 000 из них были активными бойцами. Несомненно, неудачи его противников, которые действительно сталкивались со многими из тех же проблем, помогли ему победить. Однако создание Красной Армии также продемонстрировало превосходные способности большевиков к государственному строительству. Например, борьба с дезертирством требует установления документального режима для определения того, кто был призван. Поддержка, оказанная семьям красноармейцев, изменила отношения между солдатом и государством, превратив военную службу в контракт между ними.

Таким образом, создание Красной армии в разгар гражданской войны имело далеко идущие последствия для зарождающегося советского государства. Это также имело роковые последствия для правящей партии и самой армии, милитаризировав первую и подчинив вторую широкому партийному контролю. В партии военная служба стала центральным показателем политической лояльности, возник военный дух жертвенности и послушания, и даже язык политики приобрел отчетливо военный оттенок. Со своей стороны, подчинение Красной Армии партии и разноплановый опыт ее командиров лишили ее офицерский корпус автономии, сплоченности и самобытности.Эти слабости повысили его уязвимость во время сталинских чисток в армии и проявились в военных поражениях, понесенных Советским Союзом в начале Второй мировой войны.


Кристофер Гилли, Гамбургский университет

Редакторы секции: Юлия Хмелевская; Катя Бруиш; Ольга Никонова; Оксана Сергеевна Нагорная

Преследование советских военнопленных нацистами

22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз.Три миллиона немецких солдат были усилены финскими, румынскими, венгерскими, итальянскими, словацкими и хорватскими войсками. В течение нескольких недель немецкие дивизии захватили прибалтийские республики Латвию, Литву и Эстонию. В сентябре немцы осадили Севастополь и Ленинград, а к концу октября пали города Минск, Смоленск, Киев, Одесса и Харьков. Миллионы советских солдат были окружены, отрезаны от снабжения и подкреплений и вынуждены сдаться.

Советы рассматриваются как недочеловеческие враги

Однако для нацистской Германии это нападение не было «обычной» военной операцией.Война против Советского Союза была войной на уничтожение между немецким фашизмом и советским коммунизмом; расовая война между немецкими «арийцами» и недочеловеческими славянами и евреями. С самого начала эта война на уничтожение против Советского Союза включала массовые убийства военнопленных. Частично немецкие официальные лица оправдали жестокое обращение и убийства советских военнопленных, указав, что Советский Союз не подписал Женевскую конвенцию и его солдаты не гарантируют защиту, которую конвенция распространяет на военнопленных.На самом деле их причины были более сложными. Немецкие власти рассматривали советских военнопленных как особую угрозу, считая их не только славянскими недочеловеками, но и частью «большевистской угрозы», связанной в нацистской идеологии с концепцией «еврейского заговора».

Вторая по величине группа жертв нацистов

Жестокое обращение немцев с советскими военнопленными нарушило все стандарты ведения войны. Существующие источники предполагают, что около 5,7 миллиона военнослужащих Советской армии попали в руки Германии во время Второй мировой войны.По данным на январь 1945 года, немецкая армия сообщила, что только около 930 000 советских военнопленных оставались под стражей в Германии. Немецкая армия выпустила около миллиона советских военнопленных в качестве вспомогательных средств немецкой армии и СС. Около полумиллиона советских военнопленных бежали из-под стражи Германии или были освобождены Советской армией, когда она продвигалась на запад через Восточную Европу в Германию. Остальные 3,3 миллиона человек, или около 57 процентов взятых в плен, к концу войны были мертвы. Советские военнопленные, уступавшие только евреям, были самой большой группой жертв нацистской расовой политики.

Умышленная политика

Это число погибших не было ни случайным, ни автоматическим результатом войны. Это была сознательная политика нацистского государства. Отношение Германии к советским военнопленным резко отличалось от политики Германии по отношению к военнопленным из Великобритании и США, стран, которые нацисты считали расовыми равными немцам. Из 231 000 британских и американских пленных, удерживаемых немцами во время войны, только около 8 300 — 3,6 процента — умерли в заключении в Германии.

Авторы): Мемориальный музей Холокоста США, Вашингтон, округ Колумбия

СССР и создание буферной зоны — Исторические события в процессе европейской интеграции (1945–2014)

СССР и создание буферной зоны

17 сентября 1939 года Иосиф Сталин аннексировал восточную часть Польша, а в следующем году — страны Балтии.Эта советская экспансия была очень похожа на российскую колонизацию предыдущих веков.

22 июня 1941 года Германия напала на СССР. Сталин решил бросить все на врага, пока он не будет разбит. Чтобы побудить своих людей к борьбе, он призвал их патриотические чувства. В конце войны военные успехи Красной Армии прочно восстановили репутацию советских войск. Во время войны союзы с Соединенными Штатами и Великобританией позволили ей добиться существенных территориальных успехов.

Территориально расширенный, СССР вышел из войны с аурой престижа, сражаясь с гитлеровской Германией. Страна получила новую жизнь в героическом сопротивлении врагу, примером которого является победа под Сталинградом. СССР также предложил идеологическую, экономическую и социальную модель, которая, как никогда раньше, распространилась на остальную Европу. Более того, Красная Армия, в отличие от армий Великобритании и США, не была демобилизована в конце войны. Таким образом, Советский Союз имел реальное численное превосходство в людях и тяжелом вооружении.

Хотя в 1945 году коммунистический мир был ограничен Советским Союзом, он быстро распространился на Центральную и Восточную Европу. 22 сентября 1947 года делегаты от коммунистических партий Советского Союза, Польши, Югославии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Италии и Франции собрались под Варшавой и создали Коминформ, информационное бюро, расположенное в Белграде. Он быстро стал агентом коммунистического движения для распространения своей идеологии через газету За прочный мир, за народную демократию .

Коммунистической пропаганде очень помогло присутствие Советской армии в освобожденных ею странах Центральной и Восточной Европы. Постепенно коммунисты заняли ключевые посты в своих правительствах.

Постепенно лидеры некоммунистических партий были устранены: их либо дискредитировали, либо запугали, либо подвергли показательным судебным процессам, приведшим к тюремному заключению или даже казни. Трех лет было достаточно, чтобы СССР установил народную демократию, управляемую коммунистическими партиями.Польша, а также Венгрия, Румыния и Чехословакия были более или менее жестоко втянуты в советские объятия. Тем не менее отказ югославских коммунистов в 1948 году следовать линии, установленной Коминформом, показал, что СССР испытывал некоторые трудности с сохранением контроля над всеми странами-сателлитами.

На практике казалось, что СССР был единственным претендентом на соперничество с США, в то время как страны континентальной Европы были разорены войной. В августе 1949 года в СССР была взорвана первая атомная бомба, а в 1953 году — первая водородная бомба.Его притязания на статус мировой державы больше не подлежали сомнению. В Советском Союзе Сталин продолжал править в одиночку. Либерализаторские тенденции, проявившиеся во время войны, вновь исчезли, а культ личности Сталина достиг своего апогея. Однако новая волна репрессий была прервана смертью Сталина 5 марта 1953 года.

Проект MUSE — Почему воевали солдаты Сталина: эффективность Красной Армии во Второй мировой войне (обзор)

«Красная Армия была вообще раз в военном отношении эффективен, «хотя он« одновременно воевал весьма неэффективно »(306).Под «эффективностью» Риз подразумевает «способность армии выдерживать бой» (3). Поддерживаемые общественностью в целом, советские войска во многих случаях плохо действовали, но никогда не теряли способности сражаться с немцами.

Советские граждане служили или уклонялись от службы по многим причинам. Риз использует опубликованные мемуары, архивные источники и воспоминания, доступные в Интернете, чтобы показать, что, хотя некоторые солдаты отвергали сталинизм, большинство боролось за социалистическую систему и за Сталина. Даже те, кто непосредственно пострадал в предвоенные годы, как правило, не воспринимали «злой умысел Сталина» и не видели их [репрессии, раскулачивание и т. Д.] как неотъемлемая часть экономической и социальной систем »(13). Вместо этого несправедливость приписывалась подчиненным Сталина.

Войска Красной Армии сражались из-за лояльности России;« нормального подчинения государству »; убежденность в том, что сопротивление вторжению было «справедливая война»; вера, особенно среди молодежи, в то, что послереволюционное поколение теперь стоит перед великой исторической задачей; понимание того, что нацистское правление не улучшит жизнь; и личный интерес, идея, что служение может улучшить личное положение (10 ).

Патриотизм не обязательно означает поддержку сталинского правления; [End Page 318] человек может и борется за режимы, которые им не нравятся. Точно так же капитуляция или дезертирство из Красной Армии было вызвано различными мотивами и ситуативными факторами, не всегда нелояльностью. Риз утверждает, что принуждение к обеспечению безопасности переоценено. Он подробно описывает большое количество добровольцев из крупных городов и сравнивает их готовность сражаться с угасанием самопожертвования во время Первой мировой войны.Немногочисленные советские добровольцы пришли из крестьян, но когда в 1942 году армия была «повторно атакована» после ужасающих потерь среди городских солдат, вооруженные силы остались действенными.

Книга опровергает идеи — часто основанные на замечаниях бывших немецких солдат — о том, что советские войска в бою вели себя как животные или автоматы. Вместо этого Риз показывает, что советские солдаты в основном действовали по собственной инициативе, решая для себя, почему они сражались. Политические офицеры часто мало занимались идеологической обработкой; скорее, они объяснили непроверенным людям, чего им следует ожидать в бою.Риз также исправляет запись о блокирующих отрядах. Вопреки легенде, они не стреляли из пулеметов по отступающим войскам. Отряды даже не были предназначены для устрашения солдат. Обладая только стрелковым оружием, они собрали отставших и дезорганизованных отступающих людей и вернули их на фронт. Блокирующие приспособления арестовали только 3,7 процента задержанных ими солдат, и только 1,5 процента задержанных получили смертные приговоры (170). Штрафные батальоны, в которых могли быть очень большие потери, не означали постоянного наказания; служба в них иногда длилась всего несколько дней.Выжившие обычно возвращались в свои первоначальные отряды и звания. Мало свидетельств того, что женщины-солдаты и войска поддержки когда-либо терпели поражение; несмотря на ужасные условия и сексуальные домогательства, женщины были «жизненно важны» для советского успеха.

Риз мог бы уделять больше внимания превосходству Германии в воздухе в 1941/42 году. Оккупанты произвольно бомбили и обстреливали войска, обнаруживая приближающиеся к фронту соединения, что сильно подрывало моральный дух и боеспособность Красной Армии. Кроме того, книга может быть излишне концептуальной.Зачем делить покорившихся «до самопожертвования» на «солдат-философов» или «солдат-жертв» (131)? Когда войска окружали и бомбили, обстреливали и рассекали броней; когда в летнюю жару кончались боеприпасы, еда и вода; никаких теоретических объяснений капитуляции не требуется. К счастью, читатели могут легко срезать эту случайную листву.

Почему воевали солдаты Сталина является прекрасным вкладом в литературу о реакции советских людей на Вторую мировую войну и сталинизм.Упрощенные представления о славном патриотизме или повсеместной нелояльности бесполезны. Вместо этого Риз представляет различные человеческие мотивы, эмоции и реакции на войну и режим. [Конец страницы 319]

МИД России отрицает репрессии Красной Армии в Болгарии в 1944 году

9 сентября в посольстве России в Софии открылась выставка, посвященная 75-летию «освобождения Восточной Европы от нацизма». Первоначальное название выставки было «Освобождение Болгарии», но оно было изменено после того, как общественность выразила возмущение по поводу того, что Красная Армия принесла Болгарии хоть какую-то степень свободы.

МИД Болгарии выступил с резким заявлением относительно выставки: «Не отрицая вклада СССР в разгром нацизма в Европе, мы не должны закрывать глаза на тот факт, что штыки Советской Армии принесли народам Центральной и Восточная Европа — полвека репрессий, подавления гражданского сознания, деформированного экономического развития и отрыва от динамики процессов в развитых европейских странах ».

Черный флаг в память жертв советской оккупации Болгарии.Источник: Атлантический совет Болгарии.

Заявление возмутило высокопоставленных российских чиновников. В Москве официальный представитель МИД Мария Захарова обвинила Болгарию в переписывании истории и нарушении закона. Захарова не уточнила, имеет ли она в виду международное, российское или болгарское право.

«Объявив, что Красная Армия произвела так называемые репрессии, Болгария начала переписывать историю», — заявила Захарова российскому государственному информационному агентству ТАСС. «Это опасная тенденция, потому что она незаконна.”

Это ложное утверждение.

«В международном праве определенно нет запрета оспаривать официальную версию Москвы о событиях, связанных со Второй мировой войной», — заявила Polygraph.info профессор истории Американского университета Болгарии Эвелина Келбечева. Например, историки и политики опровергли упорное отрицание Россией того факта, что она начала Вторую мировую войну вместе с нацистской Германией, чтобы разделить Центральную и Восточную Европу — сделка, заключенная в пакте Молотова-Риббентропа 1939 года.

«Что касается болгарского законодательства, заявление МИД Болгарии полностью соответствует Закону о признании преступности коммунистического режима в Болгарии, принятому в апреле 2000 года», — сказала Келбечева.

В законе говорится, что Советский Союз помог Коммунистической партии Болгарии прийти к власти 9 сентября 1944 года, приведя к власти преступный режим, который привел страну к национальной катастрофе:

Статья 1 (1): «Болгарская коммунистическая партия (тогда называемая Болгарской рабочей партией / коммунистами) пришла к власти 9 сентября 1944 года с помощью иностранной державы, объявившей войну Болгарии, и в нарушение Тырново. Конституция.”

(2) Болгарская коммунистическая партия отвечала за правление государства с 9 сентября 1944 года по 10 ноября 1989 года, что привело страну к национальной катастрофе.

Закон также устанавливает, что коммунистический режим подчинил интересы Болгарии интересам иностранного государства, что подорвало национальное достоинство и привело к фактической утрате государственного суверенитета.

Российский закон, с другой стороны, криминализирует оспаривание официальной версии Второй мировой войны.Закон 2014 года направлен на противодействие «атакам на историческую память в связи с событиями Второй мировой войны». Закон неоднозначен и оспорен российскими историками.

Национальный траур по случаю 75-летия советской оккупации Болгарии. Источник: Атлантический совет Болгарии.

В духе закона

Заявление МИД Болгарии точно отражает болгарский закон, криминализирующий бывший коммунистический режим страны. В министерстве заявили, что с точки зрения международного права факты очевидны: переворот 9 сентября был прямым следствием объявления СССР войны Болгарии 5 сентября 1944 года и последующего ввода советских войск в Болгарию. занимал нейтральную позицию по отношению к Советскому Союзу.

Фактически, Красная Армия не вела ни одного сражения в Болгарии; на болгарской территории не было павших советских солдат. За исключением нескольких несчастных случаев, в том числе инцидента в городе Бургас, где около 100 российских солдат погибли от употребления метанола, в Болгарии не было жертв со стороны Советского Союза. «Советские солдаты сначала застрелили болгарского рабочего, который предупреждал их не пить из бака метанол-спирт», — сказала Кельбечева.

Хотя Болгария была союзником Германии на протяжении большей части Второй мировой войны, страна никогда не отправляла солдат на Восточный фронт и поддерживала дипломатические отношения с Москвой на протяжении всей войны.

Историки говорят, что Болгария никогда не была фашистским государством, во время войны у нее был действующий многопартийный парламент, и что, несмотря на политику правительства, еврейское население Болгарии было спасено от депортации в немецкие лагеря смерти.

Министерство иностранных дел Болгарии далее заявило, что СССР объявил войну Болгарии, когда к власти только что пришло новое демократическое правительство, объявил о прекращении отношений с нацистской Германией и подтвердил нейтралитет Королевства Болгарии по отношению к России.

Таким образом, Красной Армии не нужно было спасать Болгарию от нацизма. Скорее, это помогло местной коммунистической партии организовать государственный переворот, чтобы свергнуть демократическое правительство во главе с про-союзническим лидером законной оппозиции в парламенте Константином Муравьевым.

Поддерживаемый Советским Союзом Отечественный фронт судил и приговорил почти всю довоенную политическую элиту Болгарии к «Народному суду». Суд, действующий вне рамок Конституции, вынес 2730 смертных приговоров, в результате которых было приведено в исполнение 1400 казней.Остальные приговоренные к смертной казни уже погибли в результате внесудебных казней. Среди расстрелянных 1 февраля 1945 года были два бывших премьер-министра, различные члены кабинета министров и члены парламента, а также регенты тогда еще несовершеннолетнего наследника престола.

БОЛГАРИЯ — Посетители рассматривают выставку под названием «75 лет освобождения Восточной Европы от нацизма» при поддержке посольства России в Болгарии в Софии, Болгария, 9 сентября 2019 года.

Реакция России

С российской стороны Мария Захарова была не единственной, кто резко отреагировал на отказ Софии от представления о том, что Советская Армия «освободила» Болгарию от нацизма.

Наталья Поклонская, депутат Государственной Думы России, незаконно избранная в Крыму, регионе Украины, аннексированном Россией, начала обсуждение в социальных сетях своим комментарием:

«Глупое заявление болгарского МИДа, которое призвало отвергнуть« сомнительный исторический тезис »и не считать борьбу СССР против нацизма освобождением Европы, является крайне провокационным и абсолютно не выражает мнение болгарского народа. Невежда и провокатор могут усомниться в решающей роли Красной Армии в избавлении человечества от фашистской чумы.”

Поклонская ошибается. Министерство иностранных дел Болгарии не отрицало вклада Советского Союза в разгром нацизма в Европе, но напомнило о цене, заплаченной оккупированными Советским Союзом странами Восточной Европы после Второй мировой войны. «Долгосрочные последствия для Болгарии такие же, как и для других стран Восточной Европы, попавших в советскую зону влияния — 45 лет правления тоталитарного режима, основанного на большевистско-ленинской версии коммунистической идеологии», — заявили в министерстве. .

Это напоминает слова Дональда Туска, тогдашнего премьер-министра Польши, который десять лет назад сказал в честь погибших в Польше российских войск: «Они отдали свои жизни за освобождение, но они не принесли нам свободы».

Болгария, 9 сентября 2019 г. — надпись «Оккупанты» на памятнике Советской Армии в Софии. Источник: Атлантический совет Болгарии.

Учение о коммунизме

В Болгарии продолжаются общественные дебаты о наследии болгарского коммунистического режима.Как сказал в интервью бывший президент Болгарии Петар Стоянов, главным следствием событий, произошедших 9 сентября 1944 года, является глубокий раскол болгарского народа.

Однако, начиная с сентября этого года, все учебники истории в стране будут включать факты о советской оккупации Болгарии в 1944 году и преступном характере поддерживаемого Советским Союзом болгарского коммунистического режима.

Кельбечева, которая много лет работала над включением исторических фактов в школьные учебники Болгарии, считает, что это событие является реальной причиной резкой реакции России на заявление МИД Болгарии.

«Кровавая баня» в память 9 сентября 1944 г. — советской оккупации Болгарии. Автор: Андрей Врабчев.

вех: 1961–1968 — Офис историка

20 августа 1968 года Советский Союз возглавил войска Варшавского договора в вторжение в Чехословакию с целью подавить реформистскую тенденции в Праге. Хотя действия Советского Союза успешно остановили темпы реформ в Чехословакии, непреднамеренно последствия для единства коммунистического блока.

чешских юноши в руках с чехословацкими флагами стоят на перевернутом грузовик, пока другие жители Праги окружают советские танки в центре Праги на 21 августа 1968 г. (AP Photo / Libor Hajsky / CTK)

До Второй мировой войны нация Чехословакии была сильная демократия в Центральной Европе, но с середины 1930-х гг. Она столкнулась с проблемами со стороны и Запад, и Восток.В 1938 г. руководство Великой Великобритания и Франция уступили немецкому право на захват Судетской области в Мюнхене Согласие, но чешское правительство осудило эту немецкую оккупацию своих самая западная территория как предательство. В 1948 году Чехия пытается присоединиться к Маршалл, спонсируемый США План по оказанию помощи в послевоенном восстановлении был сорван советским захватом власти и установление нового коммунистического правительства в Праге.На следующие двадцать лет Чехословакия оставалась стабильным государством в советской сфере оказать влияние; в отличие от Венгрии или Польши, даже рост десталинизации после 1953 год не привел к либерализации со стороны принципиально консервативной чешской правительство.

Однако в 60-е годы в Праге произошла смена руководства. привели к серии реформ, направленных на смягчение или гуманизацию применения коммунистических доктрины в границах Чехии.Чешская экономика замедлялась с тех пор, как начале 1960-х, и в коммунистическом консенсусе возникли трещины, когда рабочие боролся с новыми вызовами. Правительство ответило разработанными реформами. для улучшения экономики. В начале 1968 года консервативный лидер Антонин Новотный был свергнут с поста главы КПРФ. Чехословакия, и его заменил Александр Дубчек. Правительство Дубчека прекратило цензуру в начале 1968 года, и приобретение эта свобода привела к публичному выражению широкой поддержки реформы и публичная сфера, в которой можно обсуждать политику правительства и партии открыто.В апреле правительство Чехии опубликовало официальный план дальнейших реформ. хотя он пытался либерализовать в существующих рамках Марксистско-ленинское государство и не предлагало революционной перестройки политические и экономические системы. По мере того, как возникали конфликты между теми, кто требовал дальнейшие реформы и консерваторы встревожены тем, насколько далеко процесс либерализации ушел, Дубчек изо всех сил пытался сохранить контроль.

Советские лидеры были обеспокоены этими недавними событиями в Чехословакии. Вспоминая восстание 1956 года в Венгрии, руководители в Москве обеспокоены тем, что, если Чехословакия зайдет слишком далеко в реформах, другие государства-сателлиты в Восточной Европе может последовать, что приведет к широкому распространению восстание против московского руководства Восточного блока. Также был опасность, что советские республики на Востоке, такие как Украина, Литва, Латвия и Эстония могут сделать их собственные требования к более либеральной политике.После долгих споров коммунист Партийное руководство в Москве решило вмешаться, чтобы установить более консервативную и просоветское правительство в Праге.

Захвачено вторжение в Варшавский договор 20–21 августа Чехословакия и большая часть западного мира врасплох. В ожидании вторжения, Советский Союз перебросил войска из Советского Союза вместе с ограниченное количество войск из Венгрии, Польша, Восточная Германия и Болгария заняла свое место, объявив о Варшавском пакте военные учения.Когда эти силы действительно вторглись, они быстро взяли под свой контроль Прага, другие крупные города, коммуникации и транспортные связи. Данный растущее участие США в конфликте во Вьетнаме, а также прошлое США заявления о невмешательстве в Восточный блок, как предполагали Советы правильно, что Соединенные Штаты осудят вторжение, но воздержатся от вмешиваясь. Хотя советское наступление на Чехословакию было быстрым и успешное, мелкомасштабное сопротивление продолжалось в начале 1969 г., в то время как Советы изо всех сил пытались установить стабильное правительство.Наконец, в апреле 1969 г. Советы отстранили Дубчека от власти в пользу более консервативного администратора. В последующие годы новое руководство восстановило правительство. цензура и контроль, препятствующие свободе передвижения, но это также улучшило экономические условия, устраняющие один из источников революционного рвения. Чехословакия снова стала кооперативным членом Варшавского договора.

Советское вторжение в Чехословакию было значительным в том смысле, что оно отсрочили раскол восточноевропейского коммунизма и были завершены без провоцируя любое прямое вмешательство Запада. Неоднократные усилия в ООН Совет Безопасности примет резолюцию, осуждающую теракты, встретившие сопротивление из Советского Союза, и усилия, наконец, угасли. Вторжение сделало, однако, временно сорвать продвижение к разрядке между Советским Союзом и Соединенные Штаты.Союзники по НАТО оценили идею снижения напряженности, и в результате они были полны решимости не вмешиваться. Тем не менее, вторжение вынудил президента США Линдона Б. Джонсона отменить саммит встреча с советским лидером Леонидом Брежневым. Несмотря на то что Брежнев знал, что это был наиболее вероятный исход вторжения, считал он. поддержание советского контроля в Восточном блоке как более высокий приоритет в краткосрочной перспективе чем стремление к разрядке с Западом.Как оказалось, прогресс по вооружению соглашения о контроле были отложены всего на несколько лет после Пражская весна.

Были и долгосрочные последствия. После вторжения советское руководство оправдал применение силы в Праге тем, что впоследствии стало известно как Доктрина Брежнева, в которой говорилось, что Москва имеет право вмешиваться в любые страна, где коммунистическому правительству угрожали.Это учение, созданный для оправдания советских действий в Чехословакии, также стал основным оправдание советского вторжения в Афганистан в 1979 г. и даже раньше что это помогло завершить советско-китайский раскол, поскольку Пекин опасался, что Советский Союз использовал бы эту доктрину как оправдание для вторжения или вмешательства с китайским коммунизмом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.