Во главе южного тайного общества находились: Во главе Южного тайного общества находились

Содержание

Образование северных и южных тайных обществ

Несмотря на ликвидацию «Союза благоденствия», дело тайных заговоров не умерло. Напротив, оно набрало большую силу. Все новые и новые молодые офицеры рвались в бой за переустройство России. Прежние лидеры первых тайных обществ мужали, набирались опыта, пересматривали свои взгляды, становились все более и более решительными.

Вскоре на юге, в расположении 2-й армии, было организовано новое тайное общество. Оно возникло на основе деятельности Южной управы (отделения) «Союза благоденствия» и с 1821 г. называло себя Южным обществом. Его руководителем стал полковник Павел Пестель.

Но Южное общество не считало себя отдельной организацией. Его деятели мыслили себя частью единой с «северянами» тайной организации. Они полагали, что революция должна начаться в столице, в Петербурге. Лишь это могло решить исход дела. А задача провинции состояла в том, что­бы поддержать и развить успех переворота в столице. Поэтому в число руководителей Южного общества избрали и одного из лидеров Северной управы — Никиту Муравьева.

Через год, в 1822 г., было организовано Северное общество, во главе которого стояли Я. М. Муравьев, брат А. М. Муравьева, основателя «Союза спасения», С. П. Трубецкой и Е. П. Оболенский, другие члены и «Союза благоденствия ». Они также сознавали единой с «южанами организацией и поддерживали с ними тесные контакты.

Однако на первых порах программы действий -южан» и «северян» были различными.

Южное общество представленное радикально настроенным Пестелем, а также высланными на юг бывшими офице­рами Семеновского полка, стояло на более революционных, инительных позициях. Руководители Северного общества исповедовали конституционные, умеренные взгляды.

Южное общество в качестве своей программы действий приняло разработанную П. И. Пестелем «Русскую правду». П чютветствии с этим документом ничего не остается , как разрушить общество прежде всякого действия. 11. И. Пестель считал, что достигнуть этого можно лишь ре-мо.чюцнонным, насильственным путем. При этом он делил нодей на Повелевающих и Повинующихся и считал, что это имение происходит от природы человеческой. После военного переворота власть должна была перейти в руки Временного революционного правительства и представлять собой беспощадную диктатуру. Именно с позиций диктатуры ни мзпрессий по отношению к противникам мыслил Пестель будущее переустройство России. В числе мер, направлен пых на достижение будущего общего блага, справедливости, всеобщего равенства, он предусматривал цареубийства, истребление всей царской семьи, включая детей.

Основными программными положениями «Русской правды» были ликвидация в стране монархии, учреждение республики, уничтожение крепостного права, превращение России в единое унитарное государство без учета национальных особенностей ее регионов, решение «еврейского вопроса» путем либо выселения евреев из России, либо принудительного их отказа от своих национальных и религиозных особенностей. Все население страны объявлялось гражданами России с равными правами, сословия упразднялись. Место монарха предстояло занять однопалатному парламенту — Народному вече. Исполнительную власть предстояло осуществлять состоящей из пяти человек Державной думе с ежегодной заменой в ней одного человека. Во главе Думы должен стоять президент, занимающий этот пост в течение одного года. Этот пост предстояло занять тому члену Думы, которому оставалось работать в ней последний год.

Избирательное право, согласно «Русской правде», предоставлялось всем гражданам России, достигшим 18-летнего возраста.

Крестьянский вопрос Пестель предлагал решить радикально. Всю землю, находившуюся в пользовании, он предполагал разделить на две равные части: одну — передать в общественную собственность и из нее бесплатно наделить всех желающих работать на земле, в первую очередь крестьянство; другую — передать в частную собственность желающим.

Таким образом, в «Русской правде» и предполагаемых методах действия Южного общества сочетались, с одной стороны, экстремистские, насильственные черты, репрессивная практика, а с другой — демократические идеалы, которые, увы, предполагалось достигнуть лишь через кровь и насилие.

Северное общество пошло по другому пути. Его програм­мой стала «Конституция разработанная одним из ее лидеров — Н.М. Муравьевым. Согласно этому документу, Россия оставалась монархией. Наследственный император должен быть главой исполнительной власти. Н. М. Муравьев мыслил сделать его верховным чиновником Российского государства. Императору полагался значительный оклад, из которого он мог содержать придворный штат, но сами придворные лишались избирательных прав и тем самым не могли влиять на судьбы страны. В связи с концепцией ограничения власти монарха Конституцией, выборными органами Муравьев писал: Нельзя допустить основанием Правительства произвол одного человека: невозможно согласиться, чтобы все права находились на одной стороне, а все обязанности на другой Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства.

По «Конституции» Н. М. Муравьева Россия объявлялась федеративным государством. Предлагалось поделить страну на державы со своими столицами, а столицей страны сделать Нижний Новгород, который находился, по мнению «агора «Конституции», в центре России и был славен своими патриотическими традициями и героическим прошлым.

Государственное устройство страны по «Конституции» II М. Муравьева мало отличалось от того, что содержали питы П. И. Пестеля. И тот и другой полностью игнорировал in принцип национального деления страны. В этом они Фались на российскую государственную традицию.

II. М. Муравьев имел в виду ввести в стране законода­тельный орган — двухпалатный парламент, названный им пленным вечем, в державах также должны были быть учредительны двухпалатные законодательные органы власти.

Земли П. И. Пестель предусматривал широкое и равное и избирательное право для всех граждан страны, достигших IX летнего возраста, то Н. М. Муравьев предполагал ограничить право участия в выборах высоким имущественным и илом, считая, что только собственники, обладающие имуществом, вправе влиять на политику страны. Еще tin-ice высокий имущественный барьер предусматривался для лиц, избираемых на общественные должности. И «Конституции» Н. М. Муравьева отменялось крепостное право, крестьяне наделялись двумя десятинами земли (как предлагал в своем проекте и А.А. Аракчеев), военные поселения ликвидировались.

II. М. Муравьев и его приверженцы выступали против революционной диктатуры, цареубийства, поголовного насилия и рассчитывали, что после революционного переворота, который они признавали правомерным, поскольку правительство тормозило реформы, будет созвано Учредительное собрание, оно и проведет «Конституцию» в жизнь.

Анализ «Конституции» Н. М. Муравьева показывает, что умеренная часть революционеров, выступавших за и веление в России конституционной монархии, во многом опиралась на идеи, разделяемые Александром I и выдвигаемые М. М. Сперанским, Н. Н. Новосильцевым и другими государственными деятелями. Однако Александр I не решился провести в жизнь свои идеи. Эту миссию собирались взять на себя члены Северного общества.

Экстремистские планы П. И. Пестеля, его диктаторские замашки встречали у умеренных конституционалистов неприятие.

Отрицательно относились они и к личности П. Пестеля — человека маленького роста, властного, угрюмого, Г. Клхонский молчаливого, озлобленного, внешне очень похожего на Наполеона Бонапарта и подчеркивавшего это сходство.

В 1824 г. Пестель появился в Петербурге. На бурных собраниях заговорщиков он настоял на том, чтобы «Русская правда» была принята как идейная платформа переворота. В Северном обществе активизировалось экстремистское крыло в лице К. Ф. Рылеева, А. А. Бестужева, Е. П. Оболенского, П. Г. Каховского и др.

В конце концов заговорщики согласились на учреждение после переворота республики (уступка «южанам») и созыв Учредительного собрания (уступка «северянам»). Договорились также о последующих съездах и подготовке совместного вооруженного выступления.

Trojden | Восстание на Сенатской площади. Значение движения декабристов

Цели урока: познакомить учащихся с причиной династического кризиса, ходом восстания на Сенатской площади; определить причины поражения, итоги и последствия выступления декабристов.

План урока

1. Северное и Южное тайные общества.

2. Восстание декабристов.

3. Итоги и последствия движения декабристов.

ХОД УРОКА

• Проверка и актуализация знаний

В начале урока учащиеся отвечают на вопросы домашнего задания, а также выполняют письменные задания.

Тестовое задание 1

1. Южное общество возникло

а) в 1816 г. б) в 1818 г. в) в 1822 г.

2. Тайная религиозно-политическая организация, провозглашающая своей целью совершенствование и объединение человечества, —

а) масонская ложа

б) Северное тайное общество

в) «Союз благоденствия»

3. Положение о том, что Россия должна стать федеративным государством, состоящим из 12—13 наместничеств во главе с генерал-губернаторами, содержалось

а) в «Русской правде» П. Пестеля

б) в «Конституции» Н. Муравьева

в) в Уставной грамоте Н. Новосильцева

4. Во главе Северного тайного общества стояли

а) С. Трубецкой, П. Пестель, Н. Муравьев, С. Муравьев-Апостол

б) П. Пестель, А. Юшневский, М. Бестужев-Рюмин

в) Н. Тургенев, Н. Муравьев, Е. Оболенский, С. Трубецкой

5. Отметьте, о ком идет речь. Родился в старинной дворянской семье. Окончил Московский университет. Участник войны 1812 г., член тайных организаций: масонской ложи «Трех добродетелей», «Союза спасения», «Союза благоденствия», Северного тайного общества. Сторонник ограниченной монархии, резко выступал против истребления царской семьи.

а) П. Пестель

б) Н. Муравьев

в) С. Волконский

Тестовое задание 2

1. Тайная организация «Союз благоденствия» была создана

а) в 1815 г. б) в 1818 г. в) в 1821 г.

2. Идея освобождения крестьян от крепостной зависимости и наделения их землей в размере двух десятин на двор содержалась

а) в «Русской правде» П. Пестеля

б) в «Конституции» Н. Муравьева

в) в Уставной грамоте Н. Новосильцева

3. Идея равенства всех граждан перед законом содержалась

а) в «Русской правде» П. Пестеля

б) в «Конституции» Н. Муравьева

в) в Уставной грамоте Н. Новосильцева

4. Во главе Южного тайного общества находились

а) С. Трубецкой, П. Пестель, Н. Муравьев, С. Муравьев-Апостол

б) П. Пестель, А. Юшневский, М. Бестужев-Рюмин

в) Н. Тургенев, Н. Муравьев, Е. Оболенский, С. Трубецкой

5. Отметьте, о ком идет речь. Участник Отечественной войны 1812 г. Отличился при Бородино. Один из руководителей Южного тайного общества. Убежденный республиканец, считал необходимым отменить крепостное право и ликвидировать сословные привилегии только путем свержения самодержавной власти. А. С. Пушкин написал о нем: «Он один из самых оригинальных умов, которых я знаю».

а) П. Пестель б) Н. Муравьев в) С. Трубецкой

• Изучение нового материала

1. Приступая к изучению темы, учащимся предлагается вспомнить причины возникновения тайных организаций. Далее внимание учащихся обращается к главному вопросу урока. Обобщая ответы учащихся, учитель отмечает, что отсутствие гласности вынудило представителей одно и того же сословия — в правительственной среде и в передовых кругах общества — тайно друг от друга разрабатывать планы преобразований. Появились тайные организации Северное и Южное общества, члены которых стали обсуждать проекты будущей русской конституции и государственного устройства в соответствии с ней. Учащимся предлагается на основе текста учебника составить таблицу.

Программные установки тайных обществ

Параметры сравнения

Южное общество (1822—1825)

Северное общество (1821—1825)

Члены организаций

   

Программы

   

Государственное устройство

   

Крепостное право

   

Условия освобождения крестьян

 
 

Гражданские права

   

Национальный вопрос

   

Методы достижения поставленных целей

   

Далее учитель организует беседу по вопросам: 1. О каких явлениях в общественной жизни свидетельствовало появление таких проектов российских конституций? 2. Как характеризует взгляды Муравьева положение об ограничении гражданских прав россиян? 3. Можно ли считать программы декабристов утопичными? Задания: 1. Докажите, что введение в жизнь этих программ способствовало бы развитию буржуазных отношений. 2. Сравните программные установки Северного и Южного обществ и «Союза благоденствия». Сделайте выводы. 3. Найдите сходство в программах Северного и Южного общества и проекте Н. Н. Новосильцева, о котором будущие декабристы не знали, так как он составлялся тайно. 4. Отметьте черты сходства и различия во взглядах декабристов и М. М. Сперанского на будущее устройство Российского государства.

2. Учащимся предлагается вспомнить внутреннюю политику Александра I в последние годы его правления. Учащиеся отмечают нарастание консервативности во всех сферах жизни государства и отход от либеральных планов, которые были разработаны в первый период правления императора. Нерешенность нараставших в государстве проблем (в первую очередь сдерживавших развитие общества и государства крепостного права и неограниченной самодержавной власти) приводила к тому, что за разработку проекта конституции взялись члены возникающих тайных организаций.

Далее учитель отмечает, что осенью 1825 г. разразился династический кризис. Вопрос и задание: 1. Как вы понимаете этот термин? 2. Приведите примеры династических кризисов, происходивших в России.

Учитель отмечает, что указом Павла I 16 апреля 1797 г. «Учреждение об императорской фамилии» был узаконен порядок наследования престола по праву первородства, то есть от отца к старшему сыну. У Павла было 4 сына, поэтому казалось, что повода к дворцовым переворотам, связанным с отсутствием наследников-мужчин, как это было в XVIII в., не будет.

У Александра I родились дочери, которые умерли в годы правления отца. Таким образом, наследовать русский трон должен был второй по старшинству брат царя — Константин. Однако и у него не было сыновей. Когда у Николая, второго брата императора, родился мальчик (будущий император Александр II), Александр I сказал Николаю, что того вскоре ждет императорский сан. После того как великий князь Константин заключил морганатический брак1 с полячкой, Александр I издал манифест, по которому «лицо императорской фамилии, вступившее в брак с лицом, не имеющим соответственного достоинства, не может сообщить другому прав императорской фамилии и рождаемые от такого союза дети не имеют права на наследование престола».

14 января 1822 г. Константин вручил Александру I официальное письмо с отказом от прав на российский престол. В 1823 г. Александр I подписал документ, в котором назначал своим наследником Николая. Этот манифест хранился в глубокой тайне в хранилище московского Успенского собора, а копии в Государственном совете, Сенате и Синоде.

Однако, когда Александр I скончался 19 ноября 1825 г. в Таганроге и Николаю стало известно об отречении Константина, группа высших гвардейских офицеров воспротивилась, заявив, что император, если бы хотел передать престол Николаю, заявил бы об этом открыто. Николай был вынужден присягнуть Константину. Вскоре стали присягать полки. Прочитав бумаги покойного императора, правительственные учреждения оказались в двусмысленном положении — кому присягать, ведь сам Николай присягнул Константину. По просьбе Николая 27 ноября Государственный совет и Сенат присягнули Константину.

1 Это был неравный брак.

В то же время Константин занимать престол не хотел и сам присягнул Николаю и привел к присяге всю Польшу, наместником которой являлся. Выяснение отношений между братьями заняло определенное время. Возникшей политической ситуацией решили воспользоваться члены тайных обществ.

3. Декабристы еще при создании своей первой организации решили, что выступать надо в момент смены императоров на престоле. И когда на 14 декабря была назначена переприсяга уже Николаю I, стало ясно, что этот день будет днем восстания.

Накануне восстания на квартире Рылеева был разработан план восстания. Учащимся предлагается записать его в тетрадь. Руководителем (диктатором) восстания был назначен князь С. Трубецкой. Планировалось вывести войска, отказавшиеся присягать Николаю, на Сенатскую площадь и заставить Сенат, перед тем как они присягнут новому императору, объявить правительство низложенным и издать Манифест к русскому народу. Черновик манифеста был найден при аресте у Трубецкого.

Далее учащиеся составляют хронику событий дня восстания, определяют причины неудачи действий восставших.

Учитель знакомит учащихся с ходом следствия и приговором. Уже на второй день после подавления восстания Николай I издал «Манифест о событии 14 декабря 1825 года», в котором дал политическую и правовую оценку событиям, произошедшим на Сенатской площади. Учащимся предлагается познакомиться с документом и ответить на вопросы.

Манифест о событии 14 декабря 1825 года

…Тогда как все государственные сословия, все чины военные и гражданские, народ и войска единодушно приносили присягу верности и в храмах Божиих призывали на царствование наше благословение небесное, горсть непокорных дерзнула противостать общей присяге, закону, власти и убеждениям. Надлежало употребить силу, чтобы рассеять и вразумить сие скопище…

Сей суд и сие наказание, по принятым мерам обнимая зло, давно уже гнездившееся, во всем его пространстве, во всех его видах, истребит, как я уповаю, самый его корень, очистит Русь святую от сей заразы… Покажет, наконец, всему свету, что российский народ, всегда верный своему государю и законам, в коренном его составе так же неприступен тайному злу безначалия, как недосягаем усилиям врагов явных; покажет и даст пример, как истребить сие зло…

Вопросы: 1. Какова была цель суда над декабристами? 2. Как император оценивает восставших?

Император сам руководил следствием. В Следственный комитет были назначены 9 человек: военный министр А. И. Татищев, великий князь Михаил Павлович, князь А. И. Голицын, 6 генерал-адъютантов — Чернышев, Левашов, Дибич и другие. От каждого арестованного царь требовал признания своей вины и раскаяния в совершенном злодеянии. Тех, кто отказывался выполнить требования, заковывали в кандалы, грозили расправиться с родными.

Петропавловская крепость, где содержали арестованных, была забита до отказа. Некоторые заключенные не выдерживали тяжелых условий: сходили с ума, кончали жизнь самоубийством (например, декабрист А. Булатов). М. Муравьев-Апостол, И. Анненков и П. Свистунов пытались покончить жизнь самоубийством.

В ходе следствия многие декабристы, считая, что цели их были благородными, давали чистосердечные показания о деятельности тайных обществ, тем самым усугубляя свое положение. В июле 1826 г. император утвердил Указ Верховному уголовному суду.

Пятерых декабристов казнили. Фамилии казненных учащиеся записывают в тетрадь. 120 декабристов лишили чинов и звания и сослали на разные сроки в Сибирь, на каторгу и поселение, свыше тысячи солдат прогнаны сквозь строй шпицрутенов, некоторых запороли насмерть. Часть солдат были посланы в Сибирь на каторгу или поселение, свыше 2 тыс. солдат переведены на Кавказ.

В 1856 г. в связи с воцарением нового императора Александра II, сына Николая I, был издан манифест о помиловании декабристов. Им было разрешено вернуться из Сибири в Центральную Россию. К этому времени в живых оставалось около 40 человек.

• Закрепление материала

1. Как, на ваш взгляд, было организовано восстание? Какие достоинства и недостатки плана вы можете выделить?

2. Назовите причины поражения восставших.

3. Известно, что Николай I сам допрашивал многих декабристов. Как это характеризует личность императора?

4. Какое значение, на ваш взгляд, имело восстание на Сенатской площади для русского общества? Какие последствия оно оказало на общественное движение в России?

Внимание учащихся обращается на выставку книг, иллюстраций.

Домашнее задание: § 7, вопросы и задания в конце параграфа. Дополнительное задание (по желанию): подготовка сообщения о женах декабристов, их пребывании в сибирской ссылке, о личности Николая I.



Убивать ли царя? • Arzamas

Расшифровка

9 февраля 1816 года в Петербурге, в казармах гвардейского Семеновского полка, в квартире двух братьев, молодых офицеров Сергея и Матвея Муравьевых-Апостолов, собрались их друзья, однополчане и отчасти родственники. Поспо­рив некоторое время про политику, они решили создать тайное политическое общество, которое получило название Союз спасения, или Общество истинных и верных сынов Отечества.

Собственно учредителей общества было шесть человек: сами Сергей и Матвей Муравьевы-Апостолы, полковник генерального штаба Александр Муравьев, будущий автор «Конституции» Никита Муравьев, князь Сергей Трубецкой и Иван Якушкин. Семеновские офицеры были очень молодыми — от 21 до 26 лет, самым старшим был 26-летний Сергей Трубецкой. Они недавно вернулись с войны, они были в боевых наградах. Это был костяк основа­телей Союза спасения. Впоследствии довольно быстро к ним примкнули их друзья и едино­мышленники, такие как Михаил Лунин, Павел Пестель, уже извест­ный тогда поэт и литератор Федор Глинка, князь Федор Шаховской. Однако в целом Союз спасения был немногочисленной организацией, иссле­дователи насчи­ты­вают в нем примерно до 30 членов.

Собственно, что они хотели? Как вспоминал Иван Дмитриевич Якушкин, основное их настроение было такое:

«В продолжение двух лет мы имели перед глазами великие события, решившие судьбы народов, и некоторым образом участвовали в них; теперь было невыносимо смотреть на пустую петербургскую жизнь и слушать болтовню стариков, выхваляющих все старое и порицающих всякое движение вперед. Мы ушли от них на 100 лет вперед».

Вот оно — ощущение молодых офицеров, вернувшихся с войны, на глазах которых преобразовался мир, а дома все осталось по-старому. Им хотелось что-то с этим уже сделать — и привести миропорядок в более справедливое состояние. Программа у них тогда была довольно неопределенной, но и взгля­ды участников тоже не отличались большой отчетливостью. Вообще у дека­бри­стов никогда не было ничего похожего на идеологию, а были разные мнения, споры, дискуссии.

Прежде всего, конечно, их возмущало крепостное право. Они хотели ограни­чения самодержавия, во-первых, конституцией, которая бы ставила законо­дательные рамки, и, во-вторых, каким-то представительным органом, чем-то вроде избранного парламента. Кроме того, они были офицерами, и неудиви­тельно, что в первых пунктах их программ были и ограничение 25-летнего срока службы солдат, и реформирование рекрутских повинностей. То есть они выступали за какой-то более гуманный и справедливый способ набора солдат в армию и их службы. Естественно, дальше шел круг претензий, довольно понятный каждому, кто задумывался вообще о России того времени: справед­ливые суды, уничтожение лихоимства, то есть взяточничества, и масса других вещей общегуманистической направленности.

При этом нужно помнить, конечно, что декабристы — дворяне, а их отцы — помещики. Этим молодым людям при нормальном течении вещей когда-то предстояло стать владельцами отцовских имений. То есть их порыв против крепостного права был направлен, безусловно, против основ материального существования их собственных семей и их сословного круга. Для них в этом смысле вопрос справедливости и нравственности был важнее. 

При этом они сильно отличались от нас тем, что мы живем в мире, пережив­шем марксизм, и мы уже привыкли считать, что экономика лежит в основе всего, что происходит с обществом. Это для нас аксиома, но в ту эпоху это не то что не было аксиомой — а наука политической экономии тогда только воз­никла, только появились первые работы под таким грифом. Декабристы, будучи людьми любознательными, интересовались этой новой наукой, и в том же 1816 году некоторые из них слушали в Петербурге частные лекции профессора Куницына (это был профессор из Царскосельского лицея, он среди прочего учил Пушкина). Они заказали частные лекции по политэкономии, чтобы ознакомиться с этой новой наукой. 

Мысль, что крепостное право тормозит экономическое развитие России, совершенно не была для них фундаментальной. Мы сейчас, говоря о крепост­ном праве, в первую очередь думаем об этом. Для них такой подход и такая постановка вопроса были не актуальны, для них главным и актуальным были нравственное содержание и вопрос элементарной человеческой справед­ли­вости. Как один человек может быть принадлежностью другого? Им это уже казалось достаточно диким и архаичным.

Мне бы хотелось сказать, что, с одной стороны, декабристы, получается, первое русское поколение, которое всерьез готово отменить собственные привилегии. С другой стороны, сама по себе эта идея о равенстве людей, о всяком гуманизме не была абсолютно новой, и история — очень лукавая и часто ироничная штука.

Я покажу одну цитату отца Павла Пестеля, Ивана Борисовича, который был очень крупным чиновником и много лет занимал должность генерал-губер­натора всей Сибири. Когда сын был еще маленьким, ему было лет 11, отец как сенатор совершал ревизию Казанской губернии. Была такая практика, потому что средства связи были слабые, в Петербурге плохо понимали, что происходит на самом деле в той или иной губернии, и посылали сановника разобраться. И вот он проводил эту ревизию и счел нужным написать сыновь­ям, Павлу и его братьям, очень длинное и чрезвычайно эмоциональное письмо, оно прямо выделяется из всего, что отец писал сыновьям в то время.

Он описывал, как, проезжая по казанским деревням, нашел множество всевоз­можных злоупотреблений: бедных крестьян притесняли местные чиновники. И вот он, проезжая, принимал жалобы, на месте кого-то отставлял от долж­ности, восстанавливал попранную справедливость, и крестьяне целыми де­ревнями выходили его благодарить, падали перед ним на колени. Вот что он писал:

«Ах! Дорогие мои дети, просите Бога, чтобы он дал вам сердца, способ­ные живо чувствовать счастье от того, что доставляешь его ближним. Нет блаженства равного тому, когда облегчаешь угнетенных. Вот, мои добрые друзья, единственное и наибольшее удовольствие, какое дает нам высокое положение, — это иметь возможность сделать больше счастливых».

В целом то, что пишет Пестель-отец, было вполне в рамках сентиментальной добродетельной проповеди XVIII века. Но он, наверняка, не рассчитывал, что сын его поймет настолько буквально.

На фоне этого разговора о равенстве декабристы, конечно, выступали против всевозможных сословных перегородок, против привилегий собственного сосло­вия и за ограничение ничем законодательно не ограниченной власти самодер­жавного монарха.

Опять же, голоса об ограничении самодер­жавия раздавались и в XVIII веке, но тогда это было скорее некой претензией аристократии на свою долю власти, на то, чтобы больше и плотнее участвовать в государственном управ­лении. Декабристы же говорили о всеобщем участии во власти, о, может быть, если не всеобщем, то очень широком избирательном праве — тут приходится сделать такую оговорку, ведь они мечтали о республике и об изби­рательном праве в стране, где население по большей части было аграрное и почти пого­ловно безграмотное. Совершенно непонятно, каким образом эти крестьяне реально должны были голосовать.

В принципе, декабристы это осознавали, и как вариант решения Никита Муравьев в своей «Кон­ституции» предлагал имущественный ценз. То есть право избирать и право быть избранными имели бы только люди, обладающие уже какой-то собствен­ностью, домом или капиталом выше опре­деленного порога. Это доказывало бы некоторую состоятельность такого чело­века, его способность принимать реше­ния и в том числе распоряжаться судь­бами страны, раз он смог распо­ря­диться собственным достоянием.

А Пестель, наоборот, очень решительно с этим спорил, и вот почему я под­чер­киваю разницу с XVIII веком. У Пестеля очень много раз — и в его конституци­онном проекте, и в том, что он писал на следствии, объясняя свои взгляды, —присутствовал такой момент: он предостерегал против того, что в таком случае возникнет пагубная «аристокрация богатств». То есть на смену родовой аристо­кратии придет власть людей богатых. Он считал, что этого нельзя допускать, и настаивал на всеобщем избирательном праве.

При этом для декабристов был характерен постоянный спор, как должна быть устроена верховная власть: республика или конституционная монархия. Но они понимали конституционную монархию, когда при короле существует парла­мент и конституция, и республику как практически одно и то же. На самом деле разница между президентом и царем в их понимании состояла только в форме передачи власти, потому что президент выбирается, а монархия — это власть наследственная. Никита Муравьев склонялся к конституционной монархии, а Пестель менял свои взгляды и склонялся то к конституционной монархии, то к республике. На следствии сам он утверждал, что считал этот вопрос не самым принципиальным, и «Русскую правду»  «Русская правда» — программный документ декабристов, разработанный Павлом Песте­лем в 1821–1823 годах.  писал так, чтобы эту главу можно было легко заменить, не трогая все остальное.

Сам по себе этот спор о республике и конституционной монархии показывает одну важную характерную черту декабристов. Они, в принципе, хотели преоб­разований и реформ, но они не были одержимы идеей революции и непре­менно маниакального свержения самодержавия. Если бы власть сама пошла на реформы, наверное, эти молодые люди были бы первыми, кто ри­нулся бы участвовать в этом, помогать, занимая какие-то служебные посты. Тем более что в те годы Александр I сам демонстрировал очень много либе­ральных намерений. Все знали, что он, в общем, тоже человек передовых взглядов, он подумывал о конституции, и переворот в его взглядах наступил только в начале 1820-х годов, когда он стал гораздо консервативнее. Поэтому, если бы власть двинулась в сторону реформ, декабристы бы не были в оппо­зиции, они бы, в общем, были помощниками власти. Но поскольку власть в сторону реформ не двинулась, они продолжали линию тайных обществ.

Устав Союза спасения, первой созданной декабристами организации, был написан Пестелем по поручению товарищей, и устав всем не понравился, потому что Пестель пытался заимствовать очень много организационных форм, в том числе масонских. Он создал очень сложный устав со сложным ритуалом приема, градациями посвящения членов, разнообразными клятвами, но мы не знаем точно, поскольку этот устав до нас не дошел — мы знаем о нем только в пересказе декабристов. Остальным это все не понравилось, показалось слишком ритуализованным, возникло много споров о внутреннем содержании общества, и в результате в 1818 году они распустили Союз спасения и преоб­разовали его в Союз благоденствия, устав которого до нас дошел. Там очень боль­­шой акцент делался на нравственном совершенствовании, благотвори­тель­ности и всевозможном распространении добра и справедливости вокруг себя. 

При этом, по воспоминаниям некоторых членов, была еще вторая, секретная часть устава, которую не всем членам даже показывали, и вот там были более рево­люционные вещи. Но в целом Союз благоденствия и его устав пока­зы­вают, что для декабристов оставались открытыми оба этих пути. Они колеба­лись и спорили, рассуждали о возможности как революционных преобразо­ваний, так и просто постепенной работы на спокойную эволюцию общества путем распространения своих взглядов, идей равенства и конституционных идей, о которых тогда много говорили.

«Страшно далеки они от народа…»

В декабрьском фильме 2019 года «Союз спасения» показана не только перестрелка на Сенатской площади, но, что очень важно, выступление в поход Черниговского полка, который вёл за собой Сергей Муравьёв-Апостол.

Здесь стоит сказать о том, что в России действовали две группы заговорщиков: первая – в Петербурге, так называемое «Северное общество», и в городе Тульчине на Украине – «Южное общество». Сложно понять, что двигало молодыми людьми, большинство из которых прошло горнило Отечественной войны 1812 года и вкусило радость заграничных победных походов русской армии 1813–1814 годов. Иные даже вошли в Париж. Идеологи марксизма считали, что молодые офицеры не могли смириться с теми противоречиями, которые были в России, особенно якобы их возмущало отношение к народу, который встал на защиту Отечества в войне с Наполеоном. И вернулся с войны вновь под иго крепостников-дворян. Но ведь никто им и не обещал в период войны другой жизни. Тогда вообще-то стоял вопрос: быть государству или не быть? И народ, естественно, встал стеной на защиту страны. Современные исследователи декабризма склоняются к тому, что в большей мере заговорщиками двигал популизм, желание прославиться, выделиться из толпы, так как после войны прошло определённое время и их имена стали забывать. Удивительно то, что декабристы говорили о демократических свободах, которые якобы зажимались на корню. Однако в 1816 году молодые офицеры А. Муравьёв, С. Трубецкой, И. Якушкин, братья Сергей и Матвей Муравьёвы-Апостолы, Н. Муравьёв основали тайное политической общество «Союз спасения». Забегая вперёд, отметим, что в разных вариантах оно просуществовало до 1825 года. И император Александр I знал об этом, но распорядился «оставить без внимания». И его можно понять: фамилии, которые ему назвали, были хорошо знакомы не только по заграничным походам, но и по сословному положению. Это были далеко не представители черни, как тогда говорили о народе. Впрочем, полковник Павел Пестель вступил в «Союз спасения» позже, всего заговорщиков насчитывалось около 30 человек. Преимущественно это были офицеры, между прочим, находившиеся под присягой служения Отечеству. Спорили члены общества на своих сходках до 1820 года. Они никак не могли утвердить программу и план действий. Поиск новых форм организации работы общества привел к замене «Союза спасения» на «Союз благоденствия». Удалось собрать под знамёна заговорщиков 200 человек. Был сохранён основной лозунг борьбы против самодержавия и крепостничества, но разработали новую тактику. После бурных дебатов руководящий орган «Союза благоденствия» по докладу Пестеля единогласно высказался за республику. Тут явно не обошлось без примеров из истории французской революции. Лозунги, которыми пользовались декабристы, изначально не работали. Они полагали совершить революцию для блага народа, но без его участия. Их надежда на армию, которая, по мнению заговорщиков, их поддержит, являла собой утопию. Наивно считать, что в столице России, где действовало тайное общество, никто о его существовании не знал. Нужно полагать, знали все, но серьёзно это общество не воспринимали. Однако влияние заговорщиков довольно быстро распространялось по стране. В 1821 году «Союз благоденствия» был самими же декабристами упразднён, и на его останках появились два новых: Северное – с центром в Петербурге и Южное – в районе расквартирования 2-й армии на Украине с центром в Тульчине, где возглавил общество полковник Пестель. По его инициативе были созданы основы будущей конституции России. Она провозглашала полное уничтожение в стране крепостного права и сословного строя, равенство всех граждан перед законом и установление республики. Крестьян предусматривалось освободить от крепостного права и наделить землёй; предоставлялась свобода слова, печати и вероисповедания. Северное общество возглавлял Н. Муравьёв. Он разработал более умеренный конституционный проект. То есть ряд статей будущей конституции, предложенной Пестелем, он не поддерживал. В Северное общество входили К. Рылеев, три брата Бестужевых и другие члены. На их плечи легла вся тяжесть подготовки восстания в Петербурге. Связь между двумя обществами была налажена неплохо, но всё же отдалённость сказывалась. Чтобы преодолеть разногласия, решили собрать в 1826 году объединённый съезд. Однако события развивались не по их сценарию. В ноябре 1825 года умер император Александр I. Наследовать престол должен был Константин, который от него отказался. Таким образом, власть переходила его брату Николаю. Об этом событии редакция газеты Приморского регионального отделения Союза машиностроителей России рассказывала в прошлом номере. По этой причине декабристам пришлось принимать скоропалительные и необдуманные решения. Усугублялась ситуация и тем, что в их руководстве не было единства. Договорились в день «переприсяги», 14 декабря, вывести гвардейские полки на Сенатскую площадь и если не получится убеждением, то силой оружия принудить сенаторов и членов Государственного совета подписать подготовленный декабристами документ, которым предполагалось провозгласить отмену крепостного права, рекрутчину, свержение самодержавия (читай – существующий строй. – Примеч. ред.), созыва Учредительного собрания для определения формы правления (республика или конституционная монархия).

14 (26) декабря 1825 года декабристы вывели на Сенатскую площадь в Петербурге гвардейские полки. Первым сюда прибыл лейб-гвардии Московский полк во главе с братьями Александром и Михаилом Бестужевыми и Д. Щепкиным-Ростовским. Полк построился в каре у памятника Петру I. К восставшим присоединилась рота лейб-гвардии Гренадерского полка под командованием А. Сутгофа. Следом подошли матросы гвардейского морского экипажа Н. Бестужева и четыре роты Гренадерского полка под командованием Н. Панова. Таким образом, в боевом строю находилось около 3 тысяч солдат и матросов, 30 офицеров.

Растерянные «южане»

Как развивались события на Юге, куда путь был явно не близок? Заговорщики попали в сложную ситуацию, так как план проведения съезда рухнул и нужно было действовать согласно текущему моменту. Даже полковник Павел Пестель растерялся, тем более что уже было известно о доносе и готовящемся его аресте. Вполне понятны его метания, показанные в фильме «Союз спасения». Сложилась такая ситуация, когда Южное общество осталось без руководства, и теперь, казалось, стоило одуматься, остановиться и понять главное, что игра не стоит свеч. Тем более что большинство членов тайного общества, совершенно запутавшись в иллюзорной борьбе, поддержали решительного лидера – Сергея Муравьёва-Апостола. Казалось, в теории всё понятно, а как задуманное осуществить практически? Забегая вперёд, скажем: на допросах, например, члены Северного общества, вышедшие на Сенатскую площадь, вообще не понимали, зачем они это сделали 14 декабря 1825 года. Не могли они ответить и на главный вопрос: во имя чего устроили бунт? Несмотря на то что «южане», как выявило следствие, были более убеждённые и, скажем так, имели более радикальные взгляды на предстоящую ситуацию, узнав о смерти императора, всё равно находились какое-то время в ступоре…

Главной силой «южан» стали члены так называемого Общества соединённых славян. Создали они его в 1823 году. Члены этого общества выступали за «общедемократические ценности», в частности – ратовали за независимость Польши. Понятно, почему члены Южного общества были замечены в связях с польскими националистами. После событий 14 декабря Сенатская комиссия достоверно установила тесную связь декабристов с панами Гржимайло, Солтыкой, Кожуховским, Плихтой, Дембровским, Пондизинским и Кржижановским, которые состояли на службе в польском сенате. Впрочем, члены Общества соединённых славян отличались от членов Южного общества по социальному составу. Декабристы тоже не все были равными. Если Сергей Муравьёв-Апостол был полковником, то обедневший дворянин Иван Сухинов, так же как и Муравьёв-Апостол – участник наполеоновских войн, всё ещё был в звании поручика. Он состоял на полном содержании Муравьёва-Апостола и был практически его правой рукой. Были здесь и другие «прикормленные» активисты, но уже из состава нижних чинов. Муравьёв-Апостол давал им взаймы и устраивал некоторые послабления по службе. Члены Южного общества до какого-то момента чувствовали себя хозяевами положения и грезили мечтами преобразования жизни в стране. Первое, что они придумали, – арестовать императора Александра и принудить его к отречению. Они знали, что весной 1826 года планировалась поездка государя по югу России. К его встрече заговорщики и готовились. Впрочем, могло случиться, что император передвинул бы сроки своей поездки по какой-либо причине, и тогда план мог не сработать. Похоже, этого декабристы не учли. Однако ждать 26-го года не пришлось – жизнь перепутала все их преступные планы. Александр умер, и эта весть быстро облетела все уголки России. Власти, имевшие сведения о заговорщиках, приказали генерал-адъютанту Александру Чернышову арестовать Пестеля. 13 декабря (старого стиля) 1825 года главу Южного общества взяли под стражу. Это по стечению обстоятельств случилось за день до выступления гвардейских полков на Сенатской площади. После подавления мятежа на допросах следственной комиссии заговорщики стали выдавать всех своих товарищей без разбора.

Была заготовлена бумага и на арест ещё одного активиста Южного общества – Сергея Муравьёва-Апостола. В Васильков, где размещался штаб Черниговского полка, 24 декабря явились жандармы с целью ареста заговорщика. Однако застать его на месте не удалось. Тогда жандармы изъяли все канцелярские и личные бумаги декабриста. Обыск проводился в присутствии другого члена тайного общества Михаила Бестужева-Рюмина. Сделав своё дело, жандармы откланялись. Тогда Бестужев-Рюмин оседлал лошадь и отправился в дорогу с целью найти Муравьёва-Апостола и предупредить того об опасности. Он застал Сергея и его брата в селении Трилесы. Устроили совещание, но ничего не придумали. Более того, Матвей предложил простой выход из создавшейся ситуации: застрелиться. Это предложение отклонили. В итоге Бестужев-Рюмин отправился в расквартированный недалеко Алексопольский полк, бывшим командиром которого был член Южного общества – полковник Иван Повало-Швейковский, пока ещё имеющий влияние на солдат. Муравьёв-Апостол с солдатом послал в Васильков записку своим людям, вызывая их в Трилесы. И тут на порог дома, где совещались заговорщики, вошёл полковой командир полковник Гебель вместе с жандармским офицером Ланком. Заговорщикам был предъявлен ордер на арест, и, когда те повиновались, их сопроводили куда следует.

Продолжение следует

«Прогресс Приморья», № 2 (565) от 24.01.2020 г.

Клим Углов

 

Урок 10. общественная жизнь россии в первой половине xix в — Россия в мире — 11 класс

Конспект урока № 10

по предмету «Россия в мире» для «11» класса

Тема: «Общественная жизнь России в I половине XIX в.».

Вопросы по теме:

1. Зарождение организованного общественного движения.

2. Первые тайные общества декабристов.

3. Южное и Северное тайные общества.

4. «Русская правда» П. И. Пестеля.

5. «Конституция» Н. М. Муравьёва.

6. Династический кризис. Выступление 14 декабря 1825 г.

7. Теория официальной народности.

8. Славянофилы и западники.

9. «Русский социализм». А. И. Герцен.

10. Дело «петрашевцев».

Тезаурус:

Восстание – массовое организованное выступление против правительственной власти с целью её свержения.

Декабристы – участники российского оппозиционного движения, члены тайных обществ второй половины 1810-х – первой половины 1820-х гг., организовавшие восстание 14 декабря 1825 г. на Сенатской площади в Петербурге.

Диктатура военная – форма государственного правления, в которой власть принадлежит военным, захватившим её, как правило, в результате военного переворота.

Династический кризис – нарушение установленного порядка передачи верховной власти при наследственной монархии вследствие отсутствия прямых наследников.

Западничество – направление общественной мысли, признающее духовную солидарность России и Западной Европы как нераздельных частей одного культурно-исторического целого.

Консерватизм – течение, сторонники которого отстаивают идеи сохранения традиций, преемственности в политической и культурной жизни.

Либерализм – философское и общественно-политическое течение, объединяющее сторонников парламентского строя, гражданских прав и свобод, отстаивающее приоритет прав человека и ограничение вмешательства государства во все сферы жизнедеятельности общества и личности.

Оппозиция политическая – партия или политическая группа, выступающая против правящей партии или мнения большинства.

Славянофильство – одно из направлений общественной мысли, выступающее с обоснованием самобытного пути исторического развития России, принципиально отличного от пути западноевропейского.

Социализм русский – революционная теория, изложенная А. И. Герценом, в основе которой лежит идея о том, что Россия находится ближе других стран к социалистической революции, т.к. в сохранившейся крестьянской общине заложены социалистические принципы.

Унитарное государство – единое централизованное государство; форма территориально-государственного устройства, при которой территория имеет административно-территориальное, а не автономное деление

Теоретический материал для самостоятельного изучения:

В царствование Александра I общественное движение впервые приобрело организованные формы. Стали возникать тайные кружки и организации, участниками которых были наиболее образованные, либерально мыслящие представители общества.

Распространение либеральных идей началось в России ещё в XVIII в. при Екатерине II, которая вела переписку с крупнейшими мыслителями эпохи Просвещения – Руссо, Вольтером и др. Однако в конце своего правления сама же императрица начала гонения на выразителей этих идей, справедливо опасаясь за судьбу монархии в России.

Следующая волна либеральных идей пришла в Россию после Отечественной войны 1812 г. и Заграничных походов русской армии. «Мы дети 1812 года», – писал Матвей Муравьев-Апостол, подчеркивая, что именно Отечественная война стала исходным моментом движения декабристов. Находясь за границей, будущие декабристы впервые увидели, что можно жить иначе, чем в России, осознали необходимость перемен. Постепенно приходило понимание того, что сохранение крепостных порядков сдерживает развитие страны.

Нерешительность властей в проведении реформ, проявившаяся в послевоенный период, подтолкнула тех, кто желал перемен, к созданию тайных обществ и кружков.

Первые тайные объединения будущих декабристов возникли уже в 1814 г. Это были офицерские собрания, или, как их называли, артели: «Орден русских рыцарей», «Священная артель», «Семёновская артель».

В 1816 г. был создан «Союз спасения» (1816–1818), имевший по уставу наименование «Общество истинных и верных сынов Отечества». Его основателем был полковник Генерального штаба А. Н. Муравьёв, а членами – С. П. Трубецкой, С. И. и М. И. Муравьёвы-Апостолы, Н. М. Муравьёв, М. С. Лунин, П. И. Пестель, И. И. Пущин и др. (всего 30 человек). Своими целями участники организации считали уничтожение крепостного права и ограничение самодержавия. Они обсуждали пути достижения этих целей, высказывали идеи о возможности военного переворота.

В 1818 г. «Союз спасения» самораспустился, и на его основе возникла более многочисленная организация – «Союз благоденствия» (1818–1821). В нём насчитывалось уже около 200 членов, во главе его были те же лица. «Союз благоденствия» принял устав, получивший название «Зелёная книга». Члены организации пришли к убеждению, что их задачей станет не организация заговора, а воспитание цивилизованного общественного мнения, отвергающего деспотизм и крепостничество. Кроме того, они считали себя обязанными помогать правительству в проведении реформ, чтобы в будущем привести страну к благоденствию. Однако в 1821 г. «Союз благоденствия» распался, когда стало понятно, что правительство Александра I отказалось от реформ. Его члены стали вновь пересматривать свою тактику.

В 1821–1822 гг. были созданы новые организации–Южное общество и Северное общество.

Южное общество было организовано в городке Тульчине, где находился штаб расквартированной на Украине армии. Им руководил полковник П. И. Пестель, бывший участник «Союза спасения». Другие отделения общества находились в городах Каменка и Васильков, во главе их стояли В. Л. Давыдов, С. Г. Волконский, С. И. Муравьёв-Апостол и М. П. Бестужев-Рюмин.

Северное общество было создано в Петербурге. Его основное ядро составили Н. М. Муравьёв, Н. И. Тургенев, М. С. Лунин, С. П. Трубецкой, Е. П. Оболенский, И. И. Пущин.

Оба общества, Южное и Северное, считали необходимым подготовить восстание и захватить власть насильственным путем. Привлечение широких слоёв населения к своим планам они считали ненужным и вредным. Однако по вопросу о том, какие реформы необходимо будет провести после захвата власти, они серьёзно разошлись. Южное общество высказывало более радикальные взгляды и стремилось ликвидировать самодержавие и создать в России республику. Северное общество предлагало монархию сохранить, но ограничить её конституцией.

Программный документ Южного общества «Русская правда» была написана П. И. Пестелем. Это был первый в истории России проект республиканской конституции.

По «Русской правде» Пестеля Россия объявлялась республикой, власть в которой до осуществления необходимых буржуазно-демократических преобразований сосредоточивалась в руках Временного верховного правления. Далее верховная власть передавалась однопалатному Народному вече из 500 человек, избираемому на 5 лет мужчинами с 20-летнего возраста без всяких цензовых ограничений. Высшим исполнительным органом власти выступала Державная дума (5 человек), избираемая на 5 лет Народным вече и ответственная перед ним. Во главе России становился президент. Контроль за соблюдением законов должен был осуществлять Верховный собор из 120 человек, избираемых пожизненно. Россия, по мысли Пестеля, должна была стать унитарным государством.

Сословное деление «Русская правда» ликвидировала и провозглашала гражданские свободы: слова, печати, передвижений, равенство всех перед законом.

Крепостное право Пестель предполагал отменить. Освобождённые крестьяне должны были получить земельные наделы в безвозмездное пользование из общественного фонда земель, куда должны были войти бывшие крестьянские наделы, казённые и монастырские земли, а также земли, конфискованные у наиболее крупных помещиков.

Программный документ Северного общества – «Конституция» был написан Н. М. Муравьёвым. По «Конституции» Россия превращалась в конституционную монархию, где исполнительная власть принадлежала императору, а законодательная передавалась двухпалатному парламенту, – Народному вече. Источником всей государственной жизни «Конституция» торжественно провозглашала народ, император был всего лишь «верховным чиновником Российского государства». Избирательное право предусматривало довольно высокий избирательный ценз. По форме государственно-территориального устройства Россия должна была стать федерацией.

Провозглашался ряд основных буржуазных свобод – слова, печати, передвижений, вероисповедания, равенство всех граждан перед законом.

«Конституция» предусматривала отмену крепостного права, однако большую часть земли оставляла в руках помещиков. Крестьянам предполагалось дать лишь по две десятины земли на душу «для оседлости их», что вынуждало бы их работать на помещика по найму.

Осуществление своих программ декабристы связывали с революционным изменением существующего в стране строя. Если брать в целом, то проект Пестеля был более радикальным, последовательным с точки зрения развития буржуазных отношений в России, чем проект Муравьева. Вместе с тем оба они были прогрессивными, революционными программами буржуазного переустройства крепостнической России.

Представители «Северного» и «Южного» обществ планировали совместное выступление летом 1826 г. Но неожиданная смерть Александра I в Таганроге 19 ноября 1825 г. повлекла за собой династический кризис, заставила заговорщиков изменить свои планы.

Александр I не оставил наследника, и по закону престол переходил к среднему брату Константину Павловичу. Однако еще в 1823 г. Константин подписал тайное отречение. Этот документ хранился в Синоде и Государственном совете, но не был оглашён. 27 ноября 1825 г. страна присягнула Константину. Только 12 декабря пришёл ответ об отречении Константина, находившегося в Царстве Польским. На 14 декабря 1825 г. была назначена «переприсяга» новому императору Николаю I.

В этот день и решились на выступление члены Северного общества. План декабристов состоял в том, чтобы вывести войска на Сенатскую площадь (где находились здания Сената и Синода) и не допустить сенаторов до присяги Николаю I, силой заставить объявить правительство низложенным, издать революционный «Манифест к русскому народу», составленный К.Ф. Рылеевым и С.П. Трубецким. Царская семья должна была быть арестована в Зимнем дворце и заключена в Петропавловскую крепость. Диктатором восстания был избран полковник гвардии князь С.П. Трубецкой, начальником штаба – Е.П. Оболенский.

Однако в действительности всё получилось не так, как планировалось. Предупреждённый о готовящемся выступлении Николай I провёл присягу Сената, Синода и Госсовета ещё ночью. П. Г. Каховский, которому было поручено в случае необходимости убить Николая I, отказался это сделать. Диктатор восстания С. П. Трубецкой вовсе не прибыл к войскам, и они оказались без руководства.

14 декабря 1825 г. на Сенатскую площадь декабристам удалось вывести лишь несколько рот Московского полка (всего свыше 3 тыс. солдат при 30 офицерах). Остальные войска в столице присягнули Николаю I.

Новый император предпринял попытку мирным путём свернуть выступление, убедить восставших покинуть Сенатскую площадь. К восставшим обратился генерал-губернатор М.А. Милорадович с призывом вернуться в казармы и присягнуть Николаю I, но был смертельно ранен выстрелом П. Г. Каховского.

После этого Николай I, стянувший к площади войска (около 12 тыс.) и артиллерию приказал открыть огонь по мятежникам. Уже после второго выстрела артиллерии восставшие дрогнули и побежали. Число жертв составило, по разным данным, от 200 до 300 человек.

После получения известия о разгроме выступления в Петербурге 29 декабря 1825 г. под руководством С. И. Муравьёва-Апостола выступил Черниговский полк на Украине. Но уже 3 января 1826 г. восстание было подавлено.

К следствию и суду было привлечено несколько сотен человек, большинство из которых были военными. Осуждённые были разделены на четыре разряда в зависимости от тяжести приговора. Пятеро декабристов – П.И. Пестель, К.Ф. Рылеев, П.Г. Каховский, С.И. Муравьёв-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин – были поставлены «вне разрядов» и приговорены к смертной казни четвертованием, замененной повешением. 13 июля 1826 г. они были казнены в Петропавловской крепости. Свыше ста декабристов были сосланы на каторгу и на вечное поселение в Сибирь. Многих офицеров разжаловали в солдаты и отправили на Кавказ, где шла война с горцами. Туда же был направлен весь Черниговский полк.

Несмотря на жестокую расправу с декабристами, правительство Николая I не смогло убить свободную мысль и стремление прогрессивной части общества к переменам.

1830–1840-е гг. – это время расцвета отечественной общественной мысли. В российском образованном обществе бурно обсуждаются пути развития страны, происходит осмысление национальных задач и интересов, внимательно изучается отечественна история, вырабатываются и предлагаются многообразные проекты настоящего и будущего устройства России.

Постепенно в российской общественной мысли складываются несколько направлений.

Наибольшим влиянием пользовалось государственно-охранительное направление, представленное теорией официальной народности, разработанной министром народного просвещения графом С. С. Уваровым. Теория была основана на трёх принципах – православие, самодержавие, народность. Православие рассматривалось как духовная основа народа и нравственный стержень государства. Самодержавие признавалось лучшей и единственно возможной формой правления для России. Крепостное право расценивалось как благо и для народа, и для государства. Под словом «народность» подразумевалось отсутствие социальных противоречий в России, единство народа и царя. На основе этих идей делался вывод о том, что социальные и политические изменения в России не нужны и только нанесут вред основам русской жизни.

Близок к этому направлению был историк М. П. Погодин, издававший журналы «Московский вестник» и «Москвитянин». Он считал, что Россия развивается совершенно по иному пути, чем страны Европы, а самодержавие продолжает играть самую благодатную роль в русской истории.

В 1836 г. в журнале «Телескоп» было опубликовано первое «Философическое письмо» П. Я. Чаадаева. Публикация письма навлекла на Чаадаева гнев властей: его объявили сумасшедшим и оставили под постоянным полицейским надзором.

В письме Чаадаев высказал мысль, что Россия, отказавшись в древности от католицизма и приняв православие, совершенно оторвалась от общемирового культурного развития. Это письмо не только потрясло всё русское думающее общество, но и положило начало его размежеванию на несколько мировоззренческих направлений – славянофильство и западничество.

Сходство взглядов их представителей заключалось в том, что оба течения осознавали необходимость перемен в социально-политической системе России, прежде всего, понимали пагубность крепостного права. Они верили в возможность мирных, реформаторских преобразований с согласия и при участии верховной власти. Однако их взгляды расходились по вопросу о путях развития России.

Славянофилы были уверены в самобытности пути развития России. Уникальность исторического пути России они видели в отсутствии классовой борьбы, в наличии крепкого сословного строя, в существовании сельской общины, в православной религии. Эти же черты они находили и в истории других славянских народов и считали, что Россия должна объединить мировое славянство, стать охранительницей православной христианской веры и монархии. Эта теория получила название панславизма.

Славянофилы отрицали необходимость введения каких-либо представительных (парламентских) учреждений европейского образца и выдвинули свой известный лозунг: «Сила власти – царю, сила мнения – народу». Царскую власть они представляли неограниченной, но прислушивающейся к народу, выражающему свое мнение через свободную печать и Земский собор.

Реформы, которые провёл Петр I, славянофилы воспринимали как крайне негативный опыт насаждения чужеродных порядков, свернувших Россию с «истинного» пути. Главным результатом петровских преобразований они считали установление деспотической власти и крепостного права.

Несмотря на резкую критику Запада, славянофилы вовсе не были противниками технического прогресса. Они понимали важность и нужность технических усовершенствований, высказывались за отмену крепостного права, за развитие торговли, промышленности, банковского дела, за строительство железных дорог. Но при этом, считали славянофилы, государство должно твердо стоять на страже национальных интересов, поддерживать и поощрять коммерческую деятельность отечественных купцов и промышленников.

Славянофилы внесли большой вклад в изучение истории, культуры, традиций русского народа, а также ограничили настроения поклонения перед всем европейским, господствовавшее в общественном сознании XIX в. Среди славянофилов мы встречаем имена философов, историков, литературоведов, богословов, экономистов. Это братья И. В. и П. В. Киреевские, А. С. Хомяков, братья К.С. и И. С. Аксаковы, А. И. Кошелев, Ю. Ф. Самарин.

Западники, в отличие от славянофилов, полагали, что развитие России и Западной Европы должно происходить по единому пути, поэтому в России существует необходимость отмены крепостного права, установления конституционной монархии, введения парламента, гражданских прав и свобод, развития рыночной экономики.

Западники высоко оценивали реформы Петра I, считая, что именно в его правление Россия активно двигалась по западному пути.

К лагерю западников относились известные общественные деятели и историки: философ П. Я. Чаадаев, историки Т. Н. Грановский, С. М. Соловьёв и К. Д. Кавелин, литературные критики П. В. Анненков и В. Г. Белинский, писатель И. С. Тургенев и др.

Из западничества выросла и вся будущая российская революционная демократия, проповедавшая социализм. Основателем своеобразного «русского социализма» считается А. И. Герцен.

В 1831 г. вместе со своим другом Н. П. Огарёвым Герцен создал в Москве кружок, члены которого читали произведения французских просветителей, анализировали революционные события в Европе и изучали теорию утопического социализма, изложенную в трудах французских философов Р. Оуэна, Ш. Фурье, А. Сен-Симона. Но в 1834 г. кружок был раскрыт полицией, а Герцен и Огарёв были арестованы и отправлены в ссылку.

Вернувшись из ссылки в Москву, А. И. Герцен примкнул к «западникам». В 1847 г. он эмигрировал в Европу и до конца дней прожил заграницей.

Будучи в эмиграции, А. И. Герцен на основе теории утопического социализма разработал теорию русского социализма. Он полагал, что в России есть благодатная почва для построения социализма: крестьянская община, равное право людей на землю, крестьянское самоуправление и природный коллективизм русского крестьянства. Существование общины и крепкие общинные традиции в деревни, по мысли Герцена, отличают Россию от Западной Европы и именно это может быть залогом успешного развития страны в сторону идеального устройства общества и социализма. Главным средством победы социалистического общества в России Герцен и его последователи считали народную революцию.

Учение А. И. Герцена оказало большое влияние на дальнейшее развитие общественного движения, став теоретической основой будущего движения «народников».

Идеи утопического социализма были близки и членам кружка петрашевцев, который действовал в Петербурге в 1845–1849 гг. Основателем и руководителем кружка был М. В. Буташевич – Петрашевский, служащий Министерства иностранных дел. Среди членов кружка были известные писатели Ф. М. Достоевский, М. Е. Салтыков – Щедрин, поэты А. Н. Плещеев, А. Н. Маков и др.

Петрашевцы обсуждали проблемы России, критиковали самодержавие и крепостное право. Они составили «Карманный словарь иностранных слов, вошедших в словарь русского языка», где пропагандировали идеи утопического социализма.

Под влиянием европейских революций 1848 г. петрашевцы выдвинули требование скорейших реформ, а затем попытались создать тайное общество для осуществления крестьянской революции.

Но в апреле 1849 г. кружок был раскрыт полицией, Петрашевский и члены его кружка были арестованы. После следствия состоялся суд, приговоривший 21 человека, включая самого Петрашевского и Ф. М. Достоевского к смертной казни, которая в последний момент была заменена каторгой и ссылкой.

Общественная мысль I половины XIX в. находилась в активном поиске решения наболевших проблем российской социально-политической действительности. По-разному эти проблемы предлагали решить представители декабристского движения, а затем консервативного, либерального и радикального направлений общественной мысли. Несмотря на запретительную политику правительства, наличие цензуры, участники общественного движения осмысляли исторический путь России, обсуждали проблемы российского общества и искали пути их решения.

Теоретический материал для углублённого изучения:

14 декабря 1825 года в Петербурге на Сенатской площади произошло первое в истории России организованное выступление дворян-революционеров против царского самодержавия и произвола. Восстание было подавлено. Пятерых его организаторов повесили, остальные были сосланы на каторгу в Сибирь, разжалованы в солдаты… Жены одиннадцати осужденных декабристов разделили их сибирское изгнание. Гражданский подвиг этих женщин — одна из славных страниц нашей истории.

Одной из этих женщин, которые последовали за своими мужьями в Сибирь, была княгиня Екатерина Трубецкая.

В 1871 году Николай Некрасов завершил работу над первой частью поэмы «Русские женщины», в которой рассказал о судьбе Екатерины Трубецкой (урожденной Лаваль), внучке известного миллионера, променявшей все материальные блага на возможность быть рядом с любимым супругом. Екатерина Ивановна стала первой женой декабристов, последовавшей за мужем в Сибирь.

Родителями Екатерины были сотрудник министерства иностранных дел Иван Лаваль и его жена Александра, дочь миллионера Ивана Мясникого. Их особняк на Английской набережной был одним из центров культурной и общественной жизни Петербурга в 20-х годах XIX века.

Когда старшей их дочери Екатерине было 19 лет, она познакомилась с князем Сергеем Петровичем Трубецким, героем Отечественной войны 1812 года. Симпатия молодых людей получила одобрения родителей, и вскоре произошло венчание. Но наслаждаться семейным счастьем молодоженам предстояло недолго. В декабре 1825 года после смерти Александра I на Сенатскую площадь с целью восстания вышли вооруженные войска. Диктатором восстания был Сергей Трубецкой.

Трубецкой был приговорен к вечной каторге в Сибири. Екатерина добилась у императора разрешения последовать за любимым в ссылку. Она согласилась отречься от всего, что у нее было – дворянское звание, богатое наследство, лишь бы иметь возможность поехать за своим мужем. Перед таким напором чиновники отступили – в январе 1827 года она отправилась в центр каторжного Забайкалья.

В феврале 1827 года в Благодатском руднике Екатерине Трубецкой наконец позволили увидеть мужа. Их встречи были редкими, но именно они позволяли ему не падать духом.

В 1832 году срок каторги Трубецкого был сокращён до 15 лет, а в 1835 году – до 13. В 1839 году семья поселился в селе Оёк. К тому моменту у Сергея Петровича и Екатерина Ивановны уже родились пять детей. (http://www.spb.aif.ru/society/people/menya_budushchee_ne_strashit_pyat_tragicheskih_sudeb_zhen-dekabristov)

Тренировочные задания:

1. Ниже приведён перечень понятий, терминов. Все они, за исключением двух, относятся к общественному движению в I половине XIX в. Найдите и запишите порядковые номера терминов, относящихся к другому историческому периоду.

1) декабристы

2) октябристы

3) петрашевцы

4) кадеты

5) западники

Правильный ответ:

2) октябристы

4) кадеты

Разбор задания:

Лишнее – октябристы, кадеты. Октябристы и кадеты – это представители либеральных партий начала XX в. – «Союз 17 октября» и «Конституционно-демократическая партия».

2. Какие три положения соответствуют взглядам славянофилов?

1) крестьянская община – ячейка социализма в России

2) православие определило мировоззрение и историческую судьбу русского народа

3) сохранение крепостного права как традиционной основы России

4) необходимо возродить Земские соборы, чтобы мнение народа было известно власти

5) крестьянская община – основа русской жизни, в её устройстве отражены черты русского характера

6) реформы Петра I способствовали ускорению развития страны, были прогрессивны и необходимы

Правильный ответ:

2) православие определило мировоззрение и историческую судьбу русского народа

4) необходимо возродить Земские соборы, чтобы мнение народа было известно власти

5) крестьянская община – основа русской жизни, в её устройстве отражены черты русского характера

Разбор задания:

1) крестьянская община – ячейка социализма в России – НЕТ, неверно, взгляд народников.

2) православие определило мировоззрение и историческую судьбу русского народа – ДА, верно.

3) сохранение крепостного права как традиционной основы России – НЕТ, неверно, взгляд консерваторов.

4) необходимо возродить Земские соборы, чтобы мнение народа было известно власти – ДА, верно.

5) крестьянская община – основа русской жизни, в её устройстве отражены черты русского характера – ДА, верно.

6) реформы Петра I способствовали ускорению развития страны, были прогрессивны и необходимы – НЕТ, неверно, взгляд западников.

Основная литература по теме урока:

  1. Волобуев О. В. История. Всеобщая история. 10 класс. Базовый уровень / О. В. Волобуев, М. В. Пономарев, А. А. Митрофанов. – М.: Дрофа, 2018. – 277 с.
  2. Пономарев М. В. История. Всеобщая история. 10 класс. Рабочая тетрадь / М. В. Пономарев. – М.: Дрофа, 2018. – 144 с.
  3. Уколова В. И. История. Всеобщая история. 10 класс. Базовый уровень / В. И. Уколова, А. В. Ревякин. – М.: Просвещение, 2018. – 366 с.
  4. Сахаров А. Н. История с древнейших времён до конца XIX века. Базовый уровень. 10 класс / А. Н. Сахаров, И. В. Загладин. – М.: Русское слово, 2017. – 448 с.

Дополнительная литература по теме урока:

  1. Гордин Я. А. Мятеж реформаторов 14 декабря 1825 г. – Л.: Лениздат, 1989. – 398 с.
  2. Ляшенко Л. Декабристы. Новый взгляд. – М.:АСТ-Пресс, 2013. – 256 с.
  3. Нечкина М. В. Декабристы. – М.: Наука, 1982. – 202 с.
  4. Павлюченко Э. А. В добровольном изгнании. – М.: Наука, 1984. – 158с.

Интернет-ресурсы:

1. http://fcior.edu.ru/ Федеральный центр информационно-образовательных ресурсов.

2. http://school-collection.edu.ru/ Единая коллекция цифровых образовательных ресурсов.

Начало дворянского этапа русского освободительного движения. Декабристы и русское освободительное движение

В годы царствования Александра 1 в России впервые возникло политически оформленное революционное движение, возглавленное дворянством. Оно выдвигало задачу ликвидации крепостного права, самодержавия, сословного строя и феодально-абсолютистских учреждений. Российская буржуазия в эти годы еще не сформировалась как класс и не могла поэтому выдвигать самостоятельных требований. Но и впоследствии, будучи зрелой, она никогда не выдвигала революционных программ. Сказывалась ее теснейшая связь с царизмом и феодально-помещичьим строем.

Идеология декабристов и факторы ее формирования

Идейное течение декабризма было прямым итогом Отечественной войны 1812 г. и последовавшей за ней войны за освобождение Европы от наполеоновской агрессии. Русское общество и армия были на высоком патриотическом подъеме. Длительное пребывание за границей способствовало ознакомлению прогрессивно настроенных кругов русского офицерства с идейно-политической жизнью европейских стран, их либеральными конституциями.

Российская действительность была резко контрастна. Это была реальность аракчеевщины, военных поселений и крепостной неволи. Чаяния крестьян о свободе не оправдались. В манифесте от 30 августа 1814 г. в связи с завершением военной антинаполеоновской кампании говорилось: «Крестьяне, верный наш народ, да получат мзду свою от бога». Летом 1819 г. вспыхнуло восстание военных поселян в Чугу- еве под Харьковом, жестоко подавленное Аракчеевым. В 1820 г. волнения охватили 256 крестьянских селений на Дону. Началось брожение в Семеновском полку и других частях столичного гарнизона. Эти события способствовали радикализации взглядов либеральной оппозиции, оформившейся в 1816-1820 годах. Все более откалывались от широкого общественного движения умеренно настроенные его представители. В тайных же обществах численный перевес приобретали сторонники активных революционных действий.

В понятие «освободительное движение» входят не только революционная борьба, но и либерально-оппозиционные выступления, а также все оттенки передовой общественно-политической мысли.

На начальном этапе в российском освободительном движении преобладали представители дворянства, позднее — интеллигенции. Это было обусловлено тем, что в России, в отличие от стран Западной Европы, не сформировался широкий «средний» слой населения — так называемое «третье сословие», которое могло бы выдвинуть свои политические программы и возглавить борьбу за их осуществление.

А. Н. Радищев, Н. И. Новиков, русские просветители рубежа XVIII XIX вв., декабристы, А. И. Герцен, Н. П. Огарев, В. Г. Белинский, петрашевцы — вот самые видные представители начального этапа освободительного движения, именуемого «дворянским». Отметим, что они принадлежали к очень узкому кругу наиболее образованного передового дворянства. В подавляющем же своем большинстве дворянство оставалось крепостнически настроенным и верным престолу консервативным сословием. Декабристы — люди высокой нравственности, которая и выделила их из остального дворянства, заставила подняться выше своих сословных привилегий, дававшихся им происхождением и положением в обществе, пожертвовать всем своим состоянием и даже самой жизнью во имя высоких и благородных идеалов — освобождения России от крепостничества и деспотизма самодержавной власти.

Источниками их «вольномыслия» явились идеи французских просветителей XVIII в. и русских «вольнодумцев» конца XVIII — начала XIX в. Большое влияние на формирование освободительных идей декабристов оказала Отечественная война 1812 г. Не случайно они называли себя «детьми 1812 года», рассматривая его как отправную точку своего политического воспитания. Свыше ста будущих декабристов были участниками этой войны.

Заграничный поход русской армии в 1813 — 1814 гг., в котором участвовали многие декабристы, познакомил их с социально-политическими изменениями в Европе после Французской революции конца XVIII в., обогатил их новыми впечатлениями, идеями и жизненным опытом.

Декабристы ощущали значимость эпохи, в которой им приходилось жить и действовать, когда, по их мнению, решалась «судьба России». Для них было характерно ощущение грандиозности событий своей эпохи, а также непосредственной причастности к этим событиям, что и служило движущим мотивом их действий. Они выступили на исторической арене в эпоху крупных военно-политических катаклизмов: наполеоновских войн, революций в разных странах Европы, национально-освободительных восстаний в Греции и латино-американских колониях.

Декабристы были тесно связаны с либерально-оппозиционной, или, как говорят, «околодекабристской», средой, на которую они опирались в своей деятельности и которая по существу разделяла характерные для декабристов взгляды. Это видные писатели (например, А. С. Пушкин, П. А. Вяземский, А. С. Грибоедов, Д. В. Давыдов), известные своими прогрессивными взглядами государственные и военные деятели (Н. С. Мордвинов, П. Д. Киселев, М. М. Сперанский, А. П. Ермолов). Поэтому возникновение декабризма и деятельность декабристских обществ, особенно на раннем их этапе, нельзя понять вне связи с их либерально-оппозиционным окружением. Нельзя сбрасывать со счета и тот факт, что на формирование декабристских идей и взглядов оказали влияние как преобразовательная деятельность и реформаторские планы начала царствования Александра I, так и позднее разочарование в «реформаторе на троне», последовавшее в результате фактического от них отказа.

Значительное влияние на организационно-тактические принципы декабристов оказали масонство (более 80 декабристов, в том числе и все их лидеры, были масонами), а также опыт тайных обществ в европейских странах.

Формирование идеологии . Идеология декабристов формировалась а основе современной им общественной мысли, политических и военных обытий, социальной реальности в Европе и России. Это, прежде всего, идеи французских просветителей XVIII в. (Вольтера, Руссо, Монтескье, Дидро и др.), а также русских вольнодумцев второй половины XYIII з. (А.Н.Радищева, Н.И.Новикова и др.) и своеобразный «дух свободомыслия», господствовавший в начале XIX в. в Московском университете, 1 -м Кадетском корпусе и Царскосельском лицее, где учились многие будущие декабристы. На формирование идеологии декабристов значительное влияние оказали также такие факторы, как неприглядная российская крепостническая действительность, реформаторские планы начала правления Александра I, разочарование в обществе, последовавшее в результате их осуществления.

Настоящей политической школой для декабристов стали Отечественная война 1812 г. (115 будущих декабристов — ее участники) и заграничные походы русской армии 1813-1815 гг., во время которых они познакомились с социально-политическими изменениями, происшедшими в Ев pone в результате французской революции конца XVIII в. и последующих войн.Определенное влияние на идеологию и тактику декабристов оказали масонство (все лидеры движения и многие рядовые декабристы были участниками русских масонских лож), а также опыт тайных обществ, созданных в европейских странах для борьбы с оккупацией Наполеона — немецкого «Тугенбунда», итальянских карбонариев, греческих этеристов и испанских заговорщиков начала 1820-х годов.

Основные лозунги декабристов — уничтожение самодержавия и крепостничества. Они были глубоко убеждены в том, что именно эти реалии российской действительности являются главным препятствием дальнейшему развитию страны. Декабристы были едины в определении цели своего движения, но существенно расходились в вопросе о средствах борьбы за реализацию этой цели. Одни из них являлись сторонниками мирного, реформаторского пути перестройки общества, другие — отстаивали мысль о необходимости «решительных мер» в этом деле.

Все началось с возникновения в 1814-1815 гг. в среде офицеров первых идейных товарищеских объединений, представлявших собой ранние преддекабристские тайные общества: две офицерские артели — в Семеновском полку и среди офицеров Главного штаба («Священная артель»), Каменец-Подольский кружок Владимира Раевского и «Орден русских рыцарей» М.Орлова и М.Дмитриева-Мамонова. Самым многочисленным из них был «Орден русских рыцарей». Несмотря на принятые им сложные масонские формы, он являлся тайной политической организацией, преследовавшей цель государственного переворота и работавшей над конституционным проектом.

35.Сранительная характеристика ранних декабристских организаций «Союз спасения» и «Союз благоденствия»

«Союз спасения» . В 1816 г. шестеро молодых офицеров — А.Н.Муравьев, С.П.Трубецкой, Н.М.Муравьев, братья М.И. и С.И.Муравьевы-Апостолы и И.Д.Якушкин — создали первую тайную декабристскую организацию «Союз спасения». Члены организации считали, что надо спасать Россию — она стоит на краю гибели.йе-обходимости перешагнуть за рамки узкого круга офицеров-заговорщиков привели к самоликвидации Союза в конце 1817 г.

«Союз благоденствия» . В январе 1818 г. в Москве возникла новая тайная организация декабристов — «Союз благоденствия», члены которого были озабочены, прежде всего, главной идеей — создать благоденствие России, то есть свободное и процветающее отечество. Это была более широкая по составу организация, в нее входило около 200 человек. Она имела свой устав («Зеленая книга») и программу конкретных действий. На первое место выдвигалась задача формирования «общественного мнения», которое декабристы считали важнейшей движущей силой социально-политического переустройства России. С этой целью члены Союза принимали активное участие в различных легальных обществах (Вольном обществе любителей российской словесности, Обществе для заведения ланкастерских училищ и др.), занимались просветительской и благотворительной деятельностью.

«Союз благоденствия» был строго централизованной организацией. Руководство осуществлялось Коренной управой, куда входили А.Муравьев, С.Трубецкой, М.Муравьев, С. Муравьев-Апостол, Н.Муравьев, П.Пестель, М.Орлов, Д.Якушкин, Н.Тургенев и др., всего около 30 человек.

Все годы существования Союза в нем не прекращались острые дискуссии по вопросам программы и тактики. В январе 1820 г. в Петербурге состоялось совещание Коренной управы Союза, на котором Пестель выступил с докладом на тему о том, какое правление надлежит предпочесть в стране. Большинство участников совещания высказались за введение в России республиканской формы правления. Однако и после совещания многие декабристы выступали не за республику, а за конституционную монархию. Раскол в среде Союза все более углублялся и обострялся.

Росту радикальных настроений среди декабристов способствовали солдатские волнения 1820 г. в лейб-гвардии Семеновском полку, что создало у ряда членов Союза преувеличенное представление о готовности армии к выступлению, а также события 1820-1821 гг. в Испании, где армия действительно была главной силой переворота. В их среде все более укреплялось убеждение в необходимости насильственных мер для уничтожения самодержавия и крепостничества и в том, что без тайной организации этот переворот, который мыслился исключительно как военное восстание, невозможен.

Раскол внутри Союза фактически поставил его на грань кризиса. В 1821 г. новый съезд «Союза благоденствия» в Москве принял решение о его формальном самороспуске и создании новой более конспиративной организации.

Для дворянского этапа освободительного движения в России характерными были экономические идеи декабристов. В. И. Ленин неоднократно обращался к вопросу дворянской революционности декабристов. Он отмечал, что в эпоху крепостничества в освободительном движении преобладало дворянство: «Крепостная Россия забита и неподвижна. Протестует ничтожное меньшинство дворян, бессильных без поддержки народа. Но лучшие люди из дворян помогли разбудить народ»*.

Появление декабризма как первого этапа освободительного движения в России было обусловлено рядом объективных причин. Среди них важнейшее место занимают разложение крепостничества под воздействием роста производительных сил, расширение товарно-денежных отношений, обострение классовых противоречий между помещиками и крепостными крестьянами. Пугачевское восстание обнажило всю глубину этих противоречий. Известную роль в обострении идеологической борьбы внутри господствующего класса сыграла Отечественная война 1812 г., когда передовые офицеры и солдаты, пройдя Европу, познакомились с жизнью народов западных стран, с элементарными нормами буржуазной демократии, с идеями французской революции конца XVIII в. Как писал И. Д. Якушкин, «пребывание целый год в Германии и потом несколько месяцев в Париже не могло не изменить воззрения хоть сколько-нибудь мыслящей русской молодежи»*. Большое влияние на усиление недовольства передового русского офицерства оказала консервативная политика императора Александра I, оставившего в стране все без изменения и после окончания Отечественной войны 1812 г.

Важную роль в формировании идеологии декабризма сыграли сочинения российских просветителей конца XVIII в. (Н. И. Новикова, И. А. Третьякова, С. Е. Десницкого, Я. П. Козельского и др.). но особенно революционные идеи А. Н. Радищева. Экономические взгляды декабристов были порождены сложными экономическими и политическими противоречиями крепостнической России, критически осмысленными представителями революционного дворянства. Основную свою задачу революционно настроенные декабристы видели в уничтожении крепостничества, предоставлении личной свободы крестьянам, ликвидации абсолютистской монархии, установлении демократических порядков в России. Это была революционная программа слома феодального строя, осуществление которой способствовало бы развитию России по буржуазному пути.

Антифеодальное движение в России должна была возглавить буржуазия, но в начале XIX в. она была еще слаба. Поэтому роль руководителя освободительного движения выпала на долю революционного дворянства. Внутри движения декабристов обнаружились различные течения. Наиболее последовательные дворянские революционеры группировались вокруг П. И. Пестеля (Южное общество), а умеренные организовали Северное общество во главе с Н. М. Муравьевым.

Наиболее ярким литературным источником, позволяющим судить о программе декабристов, является «Русская Правда», написанная П. И. Пестелем в период после окончания войны с Наполеоном. П. И. Пестель (1793-1826) был высокообразованным человеком, серьезно занимавшимся политическими науками. Он хорошо знал сочинения классиков буржуазной политической экономии, работы мелкобуржуазных и вульгарных экономистов Запада. Пестель был идейным вождем декабристского движения, теоретиком и пропагандистом радикального пути утверждения нового строя, убежденным сторонником республики. «Русская Правда» бескомпромиссно провозглашала уничтожение самодержавия, крепостничества, установление республиканского строя и обеспечение «благоденствия народа». В само понятие «благоденствие», слишком широкое и столь же неконкретное, Пестель пытался вложить две главные идеи — благосостояние и безопасность. Для их обеспечения Пестель считал необходимым осуществить систему экономических и политических мероприятий.

Политические законы должны основываться на «естественном праве», на него должна ориентироваться и политическая экономия. Учение о «естественном праве» Пестель понимал весьма широко. Он считал, что «естественное право» должно быть исходной нормой в установлении как политических прав граждан общества, так и их прав на собственность, на средства производства. Отсюда основную цель «Русской Правды» автор видел в том, чтобы изложить «верный наказ как для народа, так и для временного Верховного правления», указать пути и методы достижения цели общественного благоденствия, под которым понималось «благоденствие совокупности народа». При этом «благоденствие общественное должно считаться важнее благоденствия частного»*.

Декабристы ставили вопрос об уничтожении монархии . В составленном еще до восстания сподвижником Пестеля С. И. Муравьевым-Апостолом при участии М. П. Бестужева-Рюмина и широко распространенном среди солдат «Православном катехизисе» на вопрос, что же «подобает делать… российскому воинству», чтобы освободиться от тирании царей, давался недвусмысленный ответ: «Ополчиться всем вместе против тиранства и восстановить веру и свободу в России»*.

Однако среди декабристов не было единства по вопросу о республиканском строе. Руководитель Северного общества Н. М. Муравьев (1796-1843) в 1820-1821 гг. составил проект Конституции (три варианта), в котором решительно выступил против самодержавия и крепостничества, считая, что «власть самодержавия равно гибельна для правителей и для обществ». В главе III проекта Конституции декларировалось, что «крепостное состояние и рабство отменяются»*. Однако в отличие от Пестеля Муравьев склонялся к сохранению конституционной монархии, хотя и ограниченной Народным Вече, состоящим из Верховной Думы и Палаты народных представителей.

Декабристы были едины в методах свержения самодержавия. Все они разделяли идею о военном перевороте без участия народных масс. Это объясняется дворянской ограниченностью и непониманием роли народа в уничтожении феодализма. Декабристы собирались создать такой общественный строй, при котором наряду со свободным крестьянством, капиталистическими предприятиями в промышленности, торговли были бы и помещики, владеющие землей как источником средств их существования.

Декабристы, борясь за «благоденствие народа», в то же время отстраняли его от участия в этой борьбе, обоснованно опасаясь, что крестьянство не ограничится дворянской программой в решении вопроса о земле. Этим и объясняется, почему В. И. Ленин, высоко оценивая программу декабристов ликвидации самодержавного строя в России, вместе с тем отмечал, что они были слишком «далеки от народа» и потому их практические возможности для совершения военного переворота были незначительны. Это в конечном счете и предопределило их поражение. Указывая на классовую ограниченность экономической программы декабристов, тем не менее надо подчеркнуть, что в исторических условиях крепостничества в России требование освобождения крестьян и попытка практически осуществить это путем военного переворота были выдающимся революционным событием.

По предварительному плану восстания, разработанному С. П. Трубецким, в случае победы восставших Сенат должен был опубликовать «Манифест» к народу. В нем объявлялось об уничтожении бывшего правления (самодержавия), крепостничества, об «уравнении прав всех сословий», о праве любому гражданину «приобретать всякого рода собственность, как-то: земли, дома в деревнях и городах». Это дополнялось отменой «подушных податей и недоимок по оным»*.

Таковы в общем принципиальные установки декабристов, руководствуясь которыми они начали борьбу с самодержавием. При этом опорные позиции своих программных требований они видели не только в учении о «естественном праве», но и в истории Руси. Как писал декабрист М. А. Фонвизин, «Древняя Русь не знала ни рабства политического, ни рабства гражданского: то и другое привилось к ней постепенно и насильственно…»*.

Один из центральных вопросов, волновавших декабристов, — аграрный. Он долго обсуждался в их кругах. Как освобождать крестьян — с землей или без земли? Автор «Русской Правды» занимал наиболее радикальную позицию, утверждая, что реальное освобождение крестьян от экономической и политической зависимости от помещиков возможно лишь тогда, когда крестьяне (наряду с личной свободой) будут наделены и землей. Пестель решительно отрицал право дворян держать в личной зависимости крестьян. «…Право обладать другими людьми, как собственностью своею, — писал он, — продавать, закладывать, дарить… есть дело постыдное, противное человечеству, законам естественным»*. Исходя из этого общего положения, Пестель доказывал, что освобождение крестьян с землей есть единственное и важнейшее условие обеспечения общественного благосостояния.

Идейный вождь декабристов П. И. Пестель не мыслил революционных преобразований в России без изменений аграрных отношений. Земледелие он рассматривал как основную отрасль народного хозяйства, а источником народного богатства в основном считал труд в земледельческом производстве. Если одной из задач нового общественного устройства признавалось уничтожение нищеты и бедности народных масс, то ближайший путь достижения этого виделся в предоставлении возможности всем гражданам новой России трудиться на земле, находящейся либо в общественной собственности и предоставленной в пользование крестьян, либо в их частной собственности. Общественной собственности на землю Пестель отдавал предпочтение перед частной, поскольку пользование землей из общественного фонда должно быть бесплатным, каждый сможет получить ее в распоряжение независимо от имущественного положения. Такое право Пестель мыслил предоставить всем жителям деревни и города, чтобы всех граждан России поставить в равное положение по отношению к земле. Это было оригинальное решение сложного вопроса.

Какие земли должны были быть использованы для создания общественного фонда? Это главным образом земли помещиков и казны. Таких земель вполне достаточно, чтобы наделить всех нуждающихся. Сама идея посягательства на помещичью землю была обоснована в новой конституции («Государственном завете»), где указывалось, что «весь российский народ» составит «одно сословие — гражданское», поскольку все нынешние сословия уничтожаются. Такова постановка Пестелем вопроса о земле и пользовании ею, о новой форме собственности на землю. Практическое воплощение этой идеи он видел в разделении всей земли в каждой волости «на две части: на волостную и частную. Первая принадлежит всему обществу, вторая — частным людям. Первая составляет собственность общественную, вторая — собственность частную»*.

Пестель разработал и условия, на основании которых отбирается часть помещичьих земель в пользу общества. У помещиков, имеющих 10 тыс. десятин и более, проектировалось отбирать половину ее безвозмездно. Если помещик имел от 5 до 9 тыс. десятин, то половина отобранной земли должна быть возмещена за счет казенных владений либо компенсирована деньгами за счет казны*. Это позволяло бы помещику вести хозяйство с помощью наемной силы и постепенно переводить его на капиталистические начала. Таким образом, по проекту Пестеля собственность помещичьих хозяйств сохранялась, хотя и значительно урезывалась в крупных имениях. В этом, несомненно, сказалась ограниченность взглядов Пестеля. Но подлинная революционность его аграрной программы заключалась в том, что он всех крестьян предлагал наделять землей и тем самым упразднял хозяйственную зависимость крестьян от помещиков.

Аграрный проект Пестеля не был поддержан всеми членами тайного общества декабристов. Его радикальное содержание выходило за рамки освободительных преобразований, допускаемых умеренно настроенными членами общества. Например, видный декабрист и экономист Н. И. Тургенев (1789-1871), боровшийся за освобождение крестьян от личной крепостной зависимости, вместе с тем допускал их освобождение без земли либо с землей (по две десятины на мужскую душу), но за выкуп. Тургенев прилагал немало усилий, чтобы убедить помещиков в том, что освобождение крестьян от личной зависимости не будет причиной расстройства их хозяйства. Из наемного труда крестьян можно «выжимать» доходов не меньше, чем при крепостном праве. Н. И. Тургенев, написавший ряд работ: «Опыт теории налогов» (1818), «Нечто о барщине» (1818), «Нечто о крепостном состоянии в России» (1819), «Вопрос освобождения и вопрос управления крестьян» (1819) и др., рисовал яркую картину бедственного положения крестьян, особенно барщинных и дворовых. Однако выход из этого положения он все же видел в решениях «сверху», а не в революционном уничтожении крепостничества. Автор записки «Нечто о крепостном состоянии в России» уверял, что «одно только правительство может приступить к улучшению жребия крестьян»*.

Но известно, что помещики не только в период разложения крепостничества (конец XVIII — начало XIX в.), но и в период кризиса крепостного хозяйства (середина XIX в.) выступали решительными противниками освобождения крестьян, и лишь объективные причины принудили правительство в 1861 г. встать на путь реформы. Помещичью собственность на землю Тургенев ошибочно рассматривал как условие экономического прогресса России, ратовал за перевод дворянских латифундий на капиталистический путь развития. Крестьянским хозяйствам отводилась подчиненная роль источника дешевой рабочей силы для помещичьих имений. В отличие от Пестеля Тургенев видел будущее России в капиталистическом развитии земледелия во главе с крупными капиталистическими хозяйствами помещиков. Взгляды Тургенева на крепостничество и земельный вопрос были отражением дворянской ограниченности.

К аграрному проекту Пестеля высказал свое отрицательное отношение и Н. М. Муравьев, не скрывавший этого еще до восстания, а после поражения его на следствии открыто заявлявший: «…весь план Пестеля был противен моему рассудку и образу мыслей»*. В своем проекте Конституции Муравьев оставлял всю землю за помещиками, сохраняя экономическую основу господства дворянства. В первом варианте по этому вопросу он выразился так: «Право собственности, заключающее в себе одни вещи, священно и неприкосновенно».

В период господства крепостного права в России правом собственности были наделены только дворянство и свободное торгово-промышленное сословие. Поэтому, когда Н. М. Муравьев декларировал неприкосновенность и священность собственности, это относилось только к господствующему классу — дворянам. В проекте Конституции говорилось, что «земли помещиков остаются за ними». После прочтения первого варианта проекта Конституции отдельными членами тайного общества декабристов Н. М. Муравьев дополнил этот тезис примечанием, что «дома поселян с огородами оных признаются их собственностью со всеми земледельческими орудиями и скотом, им принадлежащим». И. И. Пущин сделал приписку на полях: «Ежели огород, то земля»*.

Сторонниками безземельного освобождения крестьян были также С. П. Трубецкой, М. С. Лунин, И. Д. Якушкин, М. Ф. Орлов и др. Взгляды умеренно настроенных декабристов вступали в явное противоречие с главной целью движения. Освобождение крестьян от личной зависимости помещиков без земли или с мизерным клочком ее не решало вопроса о ликвидации зависимости крестьян от земельных собственников. Замена внеэкономического принуждения экономической кабалой не исключала антагонистического, классового противоречия между крестьянами и помещиками.

«Русская Правда» не содержит разработанной программы развития промышленности, торговли и финансов. Но об отношении декабристов к этим вопросам можно судить по сочинениям Тургенева, Бестужева и Орлова. Пестель, придавая решающее значение земледелию, не отрицал важной роли развития промышленности и торговли. Пестель, например, считал, что экономическая политика государства должна активно содействовать развитию промышленности, торговли, установлению правильной налоговой системы, а ради защиты отсталой отечественной промышленности поддерживал протекционистскую политику. Некоторые декабристы южных районов России (И. И. Горбачевский (1800-1869) и др.) отдавали промышленности приоритет перед земледелием, утверждая, что проблему уничтожения нищеты и бедности можно успешнее решить путем активного развития промышленности. «…Народ не иначе может быть свободным, как сделавшись нравственным, просвещенным и промышленным»*, — писал Горбачевский.

Пестель указывал, что развитию промышленности должна способствовать торговля, как внешняя, так и внутренняя, но ее росту препятствовало существование купеческих гильдий, которые обеспечивали привилегии крупным купцам. Декабристы всех направлений считали, что эти привилегии должны быть отменены, так как они тормозили рост торговли.

По мнению Пестеля, должна быть изменена и налоговая политика. После провозглашения равенства всех граждан России и уничтожения сословных привилегий налоги должны платить все члены Российского государства, в том числе и дворяне. Пестель предлагал даже отменить подушные подати, все натуральные и личные повинности, установить прямые, дифференцированные имущественные и подоходные налоги, которые не были бы разорительны для малоимущих слоев населения. Он был противником налогов косвенных, особенно на предметы первой необходимости. В целях оказания помощи мелкому производству деревни и города автор «Русской Правды» предлагал расширить деятельность банковской системы, создать банки в каждой волости и выдавать беспроцентные ссуды на длительные сроки крестьянам и горожанам для содействия развитию их хозяйств или промыслов. Все эти предложения Пестеля по существу вели к созданию новой финансовой системы, целью которой было бы содействие населению в развитии хозяйства, а не решение фискальных задач государства. Не было у декабристов единства взглядов и на эти вопросы.

Представителями умеренного крыла были созданы важные работы, как свидетельствуют произведения Н. И. Тургенева («Опыт теории налогов», 1818), Н. А. Бестужева («О свободе торговли и вообще промышленности», 1831) и М. Ф. Орлова («О государственном кредите», 1833). Содержание этих работ выходит за рамки обозначенных в названии проблем. Они поднимают общие вопросы крепостного хозяйства, экономической политики государства в области торговли, налогового обложения, финансов и кредита. В «Опыте теории налогов» Тургенев анализирует историю налогов в различных странах, источники платежа налогов, формы их сбора, значение налоговой политики для населения, развития промышленности, торговли, государственных финансов и т. д. Но свою главную задачу автор видел в анализе русской истории, в критике крепостничества в защите идеи свободы. Как позднее вспоминал Тургенев в работе «La Russie et les Russes» («Россия и русские», 1847), «в этом произведении (т. е. в «Опыте теории налогов». — Авт.) я позволил себе целый ряд экскурсов в более высокие области политики. Подушная подать дала мне случай говорить о рабстве… Эти побочные пункты имели в моих глазах гораздо большее значение, чем основное содержание моей работы»*.

Рассматривая Россию как экономически отсталую страну, Тургенев в противоположность Пестелю считал фритредерство политикой, содействующей росту промышленности. Здесь, безусловно, сказывалось не только влияние модного в то время учения А. Смита, но и забота об интересах помещиков. Из всех социальных слоев русского общества дворянство наиболее тесно было связано с внешней торговлей как поставщик на зарубежный рынок хлеба, пеньки, сала, кожи и покупатель тонкого сукна, шелка, вина, пряностей, предметов роскоши и др. Тургенев одобрительно отзывался о новом тарифе 1810 г., разрушившем таможенные барьеры для иностранных товаров. Однако исторические ссылки его на пример Англии, установившей политику свободной торговли, неудачны. Нельзя было механически переносить на российскую действительность, где была слабо развита промышленность, принципы фритредерства. Тургенев игнорировал тот факт, что сама Англия и почти все страны Западной Европы строили свою промышленность под защитой политики протекционизма.

Не понимал значения политики протекционизма для развития промышленности в России и видный декабрист П. Г. Каховский (1797-1826). В своих письмах к царю Николаю I он заявил, что «много способствовала к упадку торговли и ко всеобщему разорению в государстве запретительная система, которая нигде не может быть полезна, тем более вредна в отечестве нашем»*. Негативное отношение к протекционизму проявляли Н. М. Муравьев, Н. А. Бестужев и др.

В работе «О свободе торговли и вообще промышленности» (1831) Н. А. Бестужев (1791-1855) высказывал ошибочное суждение об отрицательных последствиях запретительных тарифов. Известную формулу «laissez faire, laissez passer» («свобода действий, свобода торговли») он воспринимал некритически, не учитывая исторических условий каждого государства. Бестужев рассматривал протекционизм как запоздалое отражение устаревшей политики меркантилизма. По его убеждению, страны, богатые плодородными землями и обширными территориями, должны производить преимущественно сельскохозяйственную продукцию и быть поставщиком ее на внешние рынки. Малые страны вынуждены развивать промышленность и выступать на рынках с промышленными товарами. В этом случае между государствами должен осуществляться свободный обмен. Свободные действия частных предпринимателей не должны лимитироваться государственными ограничениями, в том числе и тарифной политикой. Бестужев не выступал противником развития промышленности, но более склонялся к развитию промышленности перерабатывающей, находящейся в руках дворянства*.

Н. И. Тургенев утверждал, что система налогов хотя и косвенно, но отражает характер государства республиканского или деспотического, и подчеркивал, что правильная организация налогового обложения может строиться лишь на основательном знании экономии политической и «всякое правительство, которое не будет понимать правил сей науки… необходимо должно погибнуть» от расстройства финансов*. Давая идеалистическое объяснение происхождению налогов на основе теории «общественного договора» Ж.-Ж. Руссо и считая взимание их в принципе правильным, Тургенев выступил противником привилегий дворян и духовенства, ибо налоги должны платить все слои общества в соответствии с доходами. Хотя примеры несправедливого обложения налогами он брал из истории Франции, но достаточно прозрачно критиковал российские порядки, требовал уничтожения подушных податей и замены их налогом на «рабочие силы и землю». Автор особенно выступал против личных повинностей, считая целесообразным заменить их денежными оброками. В деспотических странах налоги носят тяжелый, обременительный характер, но они не должны быть разорительны для народа. Поэтому «правительство должно брать столько, сколько нужно для удовлетворения истинных потребностей государственных, а не столько, сколько народ дать в состоянии»**. Предлагалось налоги взимать только с чистого дохода, не затрагивая основной капитал, налог с помещичьего хозяйства устанавливать один раз в 100 лет. Это логически вытекало из его представления о роли помещичьих хозяйств в развитии капиталистических аграрных отношений. Следует подчеркнуть прогрессивность взглядов Тургенева на налоговую политику, направленную против крепостничества, царского произвола.

Представляют известный интерес высказывания Тургенева о бумажных деньгах, банках и кредите. Использование бумажных денег в функции средства обращения он рассматривал как рациональное явление, поскольку они заменяли движение металлических денег. Тургенев подчеркивал, что количество бумажных денег, функционирующих в сфере обращения, должно соответствовать размерам товарооборота. Если это условие нарушается, то лишние бумажные деньги ведут к обесценению «чистых денег», т. е. полноценных, что является как бы дополнительным налогом на трудящихся. Тургенев подвергал критике правительство, которое использовало политику покрытия бюджетного дефицита за счет эмиссии денег, считая, что экономически рациональнее прибегать к государственному кредиту. Он подчеркивал, что «все правительства должны устремить свое внимание на поддержание и сохранение кредита государственного… Век бумажных денег прошел для теории — и прошел безвозвратно. Век кредита наступает для всей Европы»*.

Более глубокий систематический анализ государственного кредита дал декабрист генерал М. Ф. Орлов (1788-1842). Его книга «О государственном кредите» (1833) явилась одной из первых в мировой литературе, в которой излагалась буржуазная теория государственного кредита. Орлов был сторонником крупной капиталистической промышленности и крупной частной собственности на средства производства. До конца дней своих он придерживался идеи неприкосновенности частной собственности. В отличие от других декабристов Орлов связывал прогресс в экономическом развитии России с организацией крупного производства как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Но такое развитие тормозилось отсутствием крупных капиталов. Для решения этих задач Орлов предлагал расширить государственный кредит (кстати, известными противниками этой идеи были А. Смит, Д. Рикардо, русские министры финансов Гурьев, Канкрин и др.). Декабрист переоценивал роль государственного кредита, фетишизировал его, усматривая в нем источник так называемого первоначального накопления, и предлагал сочетать это с умеренной системой налогового обложения. Он отмечал, что «ежели хорошая система налогов есть первое основание кредита, то употребление кредита есть побудительная причина к устройству системы налогов»*.

Оригинальным было предложение Орлова сделать государственные займы источником государственного кредита. При этом имелось в виду займы не возвращать, а оплачивать их сумму в виде процента в течение длительного времени. Эта идея легла в основу теории государственного кредита. Развитая система государственного кредита потребует создания обширной сети банков, что отвечало тенденции в развитии капитализма. Написав эту книгу, М. Ф. Орлов заявил о себе как о серьезном теоретике в области государственного кредита не только в русской, но и в мировой экономической литературе. Ссылки на его работу имеются в немецкой литературе.

Таким образом, декабристы не только выступили революционными борцами против крепостничества и самодержавия, но и оставили серьезный след в истории экономической мысли. В их работах глубокое освещение получили аграрные проблемы, вопросы экономической политики государства, особенно внешнеэкономической и налоговой, проблемы государственного долга, кредита и др. Их взгляды, будучи по существу буржуазными, оказали огромное влияние на развитие общественно-экономической мысли в России.

В. И. Ленин дал диалектическое определение исторического места декабристского периода освободительного движения в России: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию»*.

1.Возникновение тайных обществ. Программные цели декабристов.

В понятие «освободительное движение» входят не только революционная война , но и либерально-оппозиционные выступления , а также все оттенки передовой общественно-политической мысли. Освободительное движение начинается в эпоху перехода от феодализма к капитализму , т. е. в эпоху ломки феодально-абсолютистских учреждений и подъема буржуазии.

Как известно, В.И. Ленин подразделял освободительное движение в России (до 1917 г.) на три этапа: дворянский, разночинский и пролетарский . Отметим правомерность, но недостаточность такого подхода. Хотя на первом этапе (примерно до середины XIXв.) в освободительном движении практически преобладали дворяне, но и на «разночинском» его этапе большую роль продолжали играть выходцы из дворянства. Даже на «пролетарском» этапе демократические партии, возглавлявшие революционную борьбу и действовавшие от имени пролетариата и крестьянства, состояли преимущественно из представителей интеллигенции, но не рабочих и крестьян, численность которых в этих партиях была ничтожной. Умеренное крыло освободительного движения, возглавляемое либерально-оппозиционными партиями, почти целиком было представлено буржуазной и дворянской интеллигенции. Поэтому более правомерен другой критерий периодизации освободительного движения – характер идеологии (в России господствовали идеи века Просвещения – теория «естественного права человека и гражданина»).

Декабристы – люди высокой нравственности, которая выделила их из среды остального дворянства, заставила подняться выше своих сословных привилегий, дававшихся им происхождением и положением в обществе. Стать «декабристами» означало пожертвовать всем своим состоянием и даже самой жизнью во имя высоких и благородных идеалов – освобождения России от крепостничества и деспотизма самодержавной власти.

Большое влияние на формирование освободительных идей декабристов оказала Отечественная война 1812 г. Не случайно они называли себя «детьми 1812 г.», рассматривая его как отправную точку своего политического воспитания. Свыше ста будущих декабристов были участниками войны 1812 г., 65 человек из тех, кого потом поименуют «государственными преступниками», геройски сражались с врагом на поле Бородина.

Значительное влияние на организационно-тактические принципы декабристов оказали масонство (более 80 декабристов, в том числе и все их лидеры, были масонами), а также опыт тайных обществ в европейских странах.

Первое декабристское общество – Союз спасения – возникло в начале февраля 1816г. в Петербурге по инициативе 23-летнего полковника Генерального штаба А.Н. Муравьева (после прихода П.И. Пестеля получило новое название – «Общество истинных и верных сынов отечества»). В конце своего существования оно насчитывало 30 человек. В этой декабристкой организации, хотя и была определена основная цель – введение конституции и уничтожение крепостного права, еще оставались неясными средства достижения этой цели, отсутствовала программа политических преобразований.

В январе 1818 г. была создана другая организация, которая получила название Союза благоденствия . За время своего трехлетнего существования (1818 –1821) Союз благоденствия сделал крупный шаг в разработке организационно-тактических принципов и программных положений декабризма. От союза спасения он отличался более многочисленным составом – в нем насчитывалось уже 200 членов, детально разработанным уставом – «Зеленой книгой» («введение конституции и законно-свободного правления», «уничтожение рабства», введение «равенства граждан перед законом, гласности в государственных делах и в судопроизводстве», ликвидация рекрутчины, военных поселений).

Члены Союза благоденствия придерживались разных взглядов и представлений о путях и средствах политических преобразований в стране.

В марте 1812 г. оформилось Южное общество . Почти одновременно в Петербурге Н.М. Муравьевым и Н.И. Тургеневым было положено начало Северному обществу , получившему свое окончательное организационное устройство уже в 1822 г. Оба общества тесно взаимодействовали друг с другом и рассматривали себя как части одной организации. Еще с 1820 г. умами декабристов стала все более одолевать идея военного восстания без участия в ней народных масс – «военной революции». Они исходили из опыта двух типов революций: французской 1789 г. – революции народных масс, сопровождаемой «беспорядками и безначалием», и испанской 1820 г. – «организованной, без крови и беспорядков», совершающейся при помощи дисциплинированной военной силы, руководимой авторитетными начальниками – членами тайных обществ.

1821 – 1823 годы – время становления, численного роста и организационного оформления Южного и Северного обществ. В Южном обществе главенствовал Пестель, авторитет и влияние которого были непререкаемы. Во главе Северного общества стояла дума из трех человек – Н.М. Муравьева, С.П. Трубецкого и Е.П. Оболенского.

Разработка конституционных проектов и конкретных планов военного восстания составила основное содержание деятельности декабристских обществ после 1821. В 1821–1825 гг. были созданы две политические программы (каждая в нескольких вариантах) революционных преобразований – «Русская правда» П.И. Пестеля и Конституция Никиты Муравьева , а также был согласован и план совместного выступления обоих обществ.

При разработке своих проектов Пестель и Н. Муравьев опирались на конституционный опыт других государств – Североамериканских Соединенных Штатов, и некоторых стран Западной Европы.

«Русская Правда» Пестеля провозглашала уничтожение крепостного права, установление в России республики с твердой централизованной властью, равенство всех граждан перед законом. При решении аграрного вопроса Пестель исходил из двух предпосылок: земля есть общественное достояние, из которого каждый гражданин имеет право получить земельный надел, но вместе с тем справедливой признавалась собственность на землю.

Подлежало упразднению прежнее сословное деление; все сословия «сливались в единое сословие — гражданское». Гражданские и политические права получали мужчины, достигшие 20-летнего возраста. Вводилась всеобщая воинская повинность для мужчин в возрасте с 21 года сроком на 15 лет. Военные поселения ликвидировались. «Русская Правда» декларировала свободу слова, печати, собраний, занятий, передвижения, вероисповедания, неприкосновенность личности и жилища, введение нового суда, равного для всех граждан, с гласным судопроизводством и правом на защиту.

По «Русской Правде», будущая Российская республика должна быть единым и неразделимым государством с сильной централизованной властью. Пестель был противником федерации. Высшая судебная власть принадлежала Народному вече. Высшую контрольную («блюстительную») власть должен был осуществлять Верховный собор.

«Русская Правда» Пестеля – самый радикальный конституционный проект декабристов. Но именно в силу своего крайнего радикализма он нес в себе значительные элементы утопизма. Пестель ориентировался на жесткую революционную диктатуру.

В отличие от «Русской Правды» Пестеля конституционный проект Н. Муравьева предусматривал сохранение монархии, ограниченной конституцией. Кроме того, Н. Муравьев был противником строго централизованной государственной власти. Россия по его проекту должна стать федерацией. Н. Муравьев проводил строгое разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную, что долженствовало стать, наряду с федеративным устройством, гарантией против возникновения в стране диктатуры. Избирательным правом могли пользоваться только мужчины. Вводился имущественный ценз, который давал доступ к участию в активной политической жизни страны имущим слоям населения. В проекте было детально разработано преобразование судебной системы.

Проект Н. Муравьева предусматривал упразднение сословной структуры общества, провозглашал всеобщее равенство граждан перед законом, защиту неприкосновенности личности и имущества, широкую свободу слова, печати, собраний, свободный выбор занятий. В отличие от Пестеля Н. Муравьев предусматривал неотъемлемое право граждан создавать различного рода объединения и сообщества. В проекте торжественно декларировалась ликвидация крепостного права. Н. Муравьев полагал, что в перспективе вся земля, в том числе и крестьянская надельная, должна стать частной собственностью их владельцев.

Проект Н. Муравьева, по сравнению с проектом Пестеля, был реалистичнее, ибо более подходил к условиям тогдашней России.

1824 – 1825 гг. отмечены активизацией деятельности декабристских организаций. Значительно возросла их численность преимущественно за счет военной молодежи. Вплотную была поставлена задача непосредственной подготовки военного восстания .

Осенью 1825 г. поступили к царю новые доносы, в которых сообщались и имена некоторых членов Южного и Северного обществ. 10 ноября Александр I, находясь в Таганроге и будучи тяжело больным, отдал приказ об аресте выявленных членов тайного общества. Однако последовавшая 19 ноября смерть императора несколько отсрочила начало репрессий; вместе с тем она ускорила выступления декабристов, которые решили воспользоваться создавшимся междуцарствием.

Известие о смерти Александра I пришло в Петербург 27 ноября. Сына у него не было (а две дочери, Мария и Елизавета, умерли в младенчестве). По закону править должен был Константин. Когда стало известно о смерти Александра, войска, правительственные учреждения и население присягнули ему. Однако Константин, не принимая престола, не желал и формально отказался от него. Причины такого поведения Константина – одна из исторических загадок. Возникла ситуация междуцарствия.

В тот же день на совещании у Рылеева было решено, что если Константин примет престол, то надлежит объявить всем членам о его формальном роспуске. Но этого не произошло, «появилась надежда на немедленное выступление», используя в качестве предлога верность присяге Константину.

Выступления назначили на 14 декабря – день, когда предстояло присягать Николаю Павловичу. Декабристы решили вывести восставшие войска на Сенатскую площадь и принудить Сенат объявить введение конституционного правления. Предполагалось захватить Петропавловскую крепость, Зимний дворец, арестовать царскую семью. «Диктатором» (командующий войсками) был избран С.П. Трубецкой как «старший по чину» (он был полковником гвардии), а «начальником штаба» Е.П. Оболенский.

От имени Сената предполагалось обнародовать «Манифест к русскому народу», в котором провозглашались: «уничтожение бывшего правления», ликвидация крепостной зависимости крестьян, рекрутчины, военных поселений, телесных наказаний, отмена подушной подати и податных недоимок, сокращение солдатской службы с 25 до 15 лет, уравнение в правах всех сословий, введение выборности центральных и местных органов власти, суда присяжных с гласным судопроизводством, свобода слова, занятий, вероисповеданий.

Настало утро 14 декабря. Члены тайного общества уже находились в своих военных частях и вели агитацию против присяги Николаю I, во имя сохранения верности законному императору Константину. Всего на площади собралось 3 тыс. солдат и матросов при 30 офицерах (некоторые из них не были членами тайного общества и примкнули к восстанию в последний момент). Трубецкой не явился на площадь, и восстание осталось без руководителя. Трубецкой еще накануне проявил колебания и нерешительность. Его сомнения в успехе усилились в день восстания, когда он убедился, что не удалось поднять большинство гвардейских полков, на которые рассчитывали декабристы. Поведение Трубецкого, несомненно, сыграло роковую роль в день 14 декабря. Участники восстания оценили это как «измену».

Впрочем, было немало и других причин; обусловивших неуспех восстания. Руководители с самого начала совершили массу ошибок, которые нарушили весь план его: в первую очередь, они не сумели воспользоваться первоначальной растерянностью властей и захватить уже утром Петропавловскую крепость, Сенат, Зимний дворец, помешать присяге Николаю I в войсках, в которых шло брожение; во вторых, они не проявили никакой активности в ходе восстания, ожидая подхода и присоединения других частей. Перед разгромом восстания у них была вполне реальная возможность захватить те несколько легких орудий, которые были Николаем I подтянуты к площади и по сути дела решили исход восстания. Также они не обратились за содействием к собравшемуся на площади петербургскому люду, который явно выражал им сочувствие и готов был к ним присоединиться.

Николай I попытался воздействовать на восставших уговорами. К ним он направил генерал-губернатора Петербурга М.А. Милорадовича, который был смертельно ранен П.Г. Каховским выстрелом из пистолета. «Уговаривать» солдат были посланы петербургский митрополит Серафим и киевский митрополит Евгений. Восставшие весьма невежливо попросили их «удалиться». Пока шли уговоры, Николай стянул к Сенатской площади 9 тыс. солдат пехоты и 3 тыс. конных. Николай I, опасаясь, что с наступлением темноты «бунт мог сообщиться черни», отдал приказ применить артиллерию. Несколько картечных выстрелов в упор с близкого расстояния произвели сильное опустошение в рядах восставших и обратили их в бегство. К 6 часам вечера восстание было разгромлено. Всю ночь при свете костров убирали раненых и убитых и смывали с площади пролитую кровь.

29 декабря 1825 г. началось восстание Черниговского полка , расположенного в районе г. Василькова (в 30 км к юго-западу от Киева). Восстание возглавил С.И. Муравьев-Апостол. Оно началось в тот момент, когда членам Южного общества стало известно о разгроме восстания в Петербурге. В течение недели С.И. Муравьев-Апостол с 970 солдатами и 8 офицерами Черниговского полка совершали рейд по заснеженным полям Украины, надеясь на присоединение к восстанию других полков, в которых служили члены тайного общества. Однако эта надежда не оправдалась. Утром 3 января 1826 г. при подходе к Трилесам, между деревнями Устиновкой и Ковалевкой, полк был встречен отрядами правительственных войск и расстрелян картечью, а раненный в голову С.И. Муравьев-Апостол схвачен и в кандалах отправлен в Петербург.

24 декабря 1825 г. была предпринята еще одна попытка поднять военное восстание, на этот раз руководителями «Общества военных друзей» Игельстромом и Вигелиным. В тот день в г. Белостоке они организовали отказ от присяги Николаю I Литовского батальона и намеревались поднять другие расквартированные в этой местности воинские части. Командованию удалось быстро изолировать мятежный батальон, арестовать участников заговора и предотвратить начавшиеся волнения в других частях. 39 членов «Общества военных друзей» и 144 солдата впоследствии предстали перед военным судом.

3.Судьба декабристов.

После подавления восстания в Петербурге и на Украине самодержавие обрушилось на декабристов со всей беспощадностью. Было взято под арест 316 человек (некоторых из них арестовали случайно и после ареста отпустили). Всего же по «делу» декабристов проходило 579 человек – таково было число лиц, попавших в составленный следствием «Алфавит членам злоумышленного общества, открывшегося 14 декабря 1825 г.» О многих подозреваемых следствие велось заочно; других же, вышедших из тайного общества или формально в нем состоявших, следствие оставило «без внимания», но все же включило в этот черный список, постоянно находившийся под рукой у Николая I.

Полгода работала следственная комиссия в Петербурге. Следственные комиссии были образованы также в Белой Церкви и при некоторых полках. Это был первый в России широкий политический процесс. Виновными были признаны 289 человек, из которых 121 предан верховному уголовному суду (всего же всеми судами осуждено 173 человека). Из числа преданных Верховному уголовному суду пятеро (П.И. Пестель, К.Ф. Рылеев, С.И. Муравьев-Апостол, М.П. Бестужев-Рюмин и П.Г. Каховский) были поставлены «вне разрядов» и приговорены «к смертной казни четвертованием», замененной повешением. Остальные распределены по степени вины на 11 разрядов. 31 человек 1-ого разряда приговорен «к смертной казни отсечением головы», замененной бессрочной каторгой, 37 – к различным срокам каторжных работ, 19 –к ссылке в Сибирь, 9 офицеров разжалованы в солдаты. Свыше 120 человек понесли различные наказания по личному распоряжению Николая I, без суда: посажены в крепость на срок от полугода до 4 лет, разжалованы в солдаты, переведены в действующую армию на Кавказ, отданы под надзор полиции. Особые судебные комиссии, рассматривавшие дела солдат, участвовавших в восстаниях, приговорили 178 человек к наказанию шпицрутенами, 23 – к палкам и розгам. Из остальных участников восстания сформировали сводный полк в составе 4 тыс. человек, который был отправлен в действующую армию на Кавказ.

«Не пропадет ваш скорбный труд», писал декабристам Пушкин. Их дело «не пропало». Декабристские традиции и сам высоконравственный облик декабристов вдохновлял последующие поколения борцов за свободу. Участники студенческих кружков Московского университета конца 20-х – начала 30-х годов XIX в., А.И. Герцен и Н.П. Огарев, петрашевцы – все они считали себя наследниками и продолжателями дела декабристов. Идеи декабристов и их нравственный облик импонировал и революционерам 60-х годов.

Первое революционное выступление в России имело определенный резонанс и в политических кругах Западной Европы, произвело огромное впечатление на правящие круги России, в первую очередь на самого Николая I, который всегда вспоминал «моих друзей четырнадцатого» (имея в виду декабристов). На своей коронации, принимая иностранных послов, он заявил о подавлении восстания декабристов: «Я думаю, что оказал услугу всем правительствам». Европейские монархи, поздравляя Николая с этой «победой», писали ему, что тем самым он «заслужил… признательность всех иностранных государств и оказал самую большую услугу делу всех тронов».

Значителен вклад декабристов в развитие русской культуры. Русская культура в самом широком смысле этого слова была духовной и нравственной почвой для декабристов. Идеи декабристов оказали огромное воздействие на творчество А.С. Пушкина, А.С. Грибоедова, П.А. Вяземского, А.И. Полежаева. Среди самих декабристов были писатели и поэты (К.Ф. Рылеев, А.А. Бестужев-Марлинский, Ф.Н. Глинка, В.К. Кюхельбекер, В.Ф. Раевский, П.А. Муханов), ученые и художники (Н.И. Тургенев, Н.А. Бестужев, А.О. Корнилович, Ф.П. Толстой). Сосланные на каторгу и в ссылку декабристы не изменили своим убеждениям; поставленные в «каторжных норах» вне политического бытия, они тысячью нитей были связаны с Россией, всегда были в курсе всех общественно-политических событий как в России, так и за рубежом. Велик был их вклад в развитие просвещения и культуры в целом русского и частью нерусских народов Сибири. Эта деятельность декабристов после 1825 г. органически входит в общественно политическую и культурную жизнь России второй четверти XIX в. И по возращении после амнистии из ссылки многие декабристы нашли в себе силы активно включиться в общественную жизнь страны: они выступали в печати со своими воспоминаниями, публиковали ученые труды, участвовали в подготовке и проведении крестьянской и других реформ в качестве членов губернских комитетов по крестьянскому делу, мировых посредников, земских деятелей.

Непреходящи нравственные ценности, которые были возращены этими защитниками вольности и завещаны потомкам: подлинный патриотизм и интернациональное богатство, высокоразвитое чувство чести и товарищества, сознание высокого царского долга и готовность на беззаветное, бескорыстное служение отечеству.

Оказали большое влияние на дальнейшее развитие освободительного движения в России. Основные лозунги «первенцев свободы» — свержение самодержавия и ликвидация крепостного права — сохранили свое значение для русского революционного движения на протяжении XIX — начала XX в. И после падения крепостного права в 1861 г. в социально-экономических отношениях царской продолжали сохраняться феодальные пережитки. Самодержавие рухнуло под ударами Февральской революции 1917 г., но она не разрешила всех задач буржуазно-демократической революции. Только Великая Октябрьская социалистическая революция, по выражению , «походя, мимоходом», покончила со всеми остатками средневековья в России.

Говоря о влиянии декабристов на последующие поколения революционеров, нельзя иметь в виду лишь их идейное воздействие. Не меньшее значение имел сам факт открытого вооруженного восстания против самодержавия в Российской империи.

Уже для современников декабристов было понятно значение их передовых идей и их борьбы против феодально-абсолютистского строя в России. Строки из его послания в Сибирь: «Не пропадет ваш скорбный труд и дум высокое стремленье» — свидетельство очень глубокой и верной оценки роли свободолюбивых идей и революционного подвига декабристов. Поэт верил, что оружие, выпавшее из рук декабристов, подхватит новое поколение борцов за свободу.

И такое поколение пришло на смену декабристам. Наиболее выдающимися представителями его были А. И. Герцен и Н. П. Огарев. Они выросли на идеях декабристов и продолжили их дело, подняв революционное движение на новую, более высокую ступень. Для Герцена и Огарева декабристы были символом борьбы за освобождение России от рабства и гнета самодержавия. «Полярная Звезда», «Колокол» и другие издания вольной русской печати, публикуемые Герценом и Огаревым за границей, очень много сделали для пропаганды революционных идей декабристов. Ленин отмечал, что «Полярная звезда» «подняла традицию декабристов», и видел в этом одну из заслуг Герцена перед русским освободительным движением. На обложке «Полярной звезды» были помещены профили пяти казненных декабристов.

В лаконичной и выразительной форме Герцен с исключительной точностью раскрыл исторический смысл восстания декабристов, подчеркнул его тесную связь с последующим ходом освободительного в России. «Пушки Исаакиевской площади, — писал он, — разбудили целое поколение» ’.

Герцен и Огарев показали, что выступление дворянских революционеров коренным образом отличается от дворцовых переворотов XVIII в. «До сих пор, — указывал Герцен,- никто не верил в возможность политического восстания, устремляющегося с оружием в руках в атаку на великана императорского царизма в самом центре Петербурга. Было хорошо известно, что время от времени во дворце убивали то Петра (III), то Павла, чтобы заменить их другими. Но между этими тайнами бойни и торжественным протестом против деспотизма,- протестом, провозглашенным на городской площади и скрепленным кровью и муками этих героев, не было ничего общего». Герцен определил основную причину поражения 14 декабря 1825 г.: декабристам на Сенатской площади не хватало именно народа, писал он.

Герцен и Огарев, преемники декабристов, ставшие впоследствии революционными демократами, олицетворяли живую связь двух поколений революционного движения России — дворянского и разночинского.

Выступление декабристов против самодержавия, смерть и муки, принятые ими ради торжества свободы в России, широко использовались в агитационных целях в период первой революционной ситуации в России (конец 50-х — начало 60-х годов XIX в.). В прокламациях 60-х годов, сыгравших большую роль в подъеме демократического движения, содержались призывы последовать заветам декабристов, свергнуть ненавистный народу режим. Особенно часто имена декабристов упоминались в прокламациях, обращенных к войску. Так, в одной из них (1862 г.) говорилось: «Офицеры! За вами блестящие предания — за вами 14 декабря 1825! Великие тени Пестеля, Муравьева и Бестужева зовут вас к отмщению!». Прокламация П. Г. Заичневского «Молодая Россия», появившаяся в мае 1862 г., призывала русское войско к восстанию, выражала надежду, что оно «вспомнит и свои славные действия в 1825 году, вспомнит бессмертную славу, которой покрыли себя герои-мученики»

Накануне первой русской революции 1905-1907 гг. революционная социал-демократия в листовках, посвященных памятным датам восстания декабристов, отмечала их борьбу против самодержавия. Так, листовка Южной группы социал-демократов, обнаруженная полицией 14 декабря 1901 г. в Одессе, заканчивалась словами: «Наша первая и важная задача — это задача славных борцов-декабристов — низвержение самодержавия, достижение политических свобод. Кровью сердца своего запишем имена Пестеля, Рылеева, Каховского, Муравьева-Апостола, Бестужева-Рюмина». В листовке 1904 г. подчеркивалось, что из поражения восстания декабристов надо извлечь уроки. Главный из них состоит в том, что «освобождение народа может быть делом только самого народа».

И.А.Миронова “…Их дело не пропало”

КРИЗИС ЮЖНОГО ОБЩЕСТВА ДЕКАБРИСТОВ


«Допустим даже, что Вам легко будет пустить в дело секиру революции, но поручитесь ли Вы в том, что сумеете ее остановить?»

Из письма декабриста Матвея Муравьева-Апостола.

Южное общество декабристов было организовано в марте 1821 г. Решение об его организации было принято Южной управой Союза благоденствия, которая почти полностью влилась во вновь образованное общество и составила его основное ядро во главе с Пестелем. Возникла крупнейшая тайная организация декабристов, значительным идеологическим памятником которой явилась «Русская правда» Пестеля. Внутренняя история Южного общества декабристов почти совершенно не изучена, между тем она представляет несомненный интерес. Она помогает нам разобраться в классовом существе Южного общества, в его программе и тактике.

В литературе о декабристах принято изображать историю Южного общества статически: оно рисуется какой-то неизменной величиной, с которой на всем протяжении ее истории «произошли», собственно говоря, два основных события: во-первых, оно возникло, во-вторых, было ликвидировано правительством в 1825 г., ликвидировано так быстро, что центр его «даже» не смог выступить. Эта схема неверна: Южное общество пережило очень сложный процесс внутреннего развития. Крупным явлением в этом процессе является кризис Южного общества в 1823 — 1824 гг.

Поражение испанской революции было поворотным пунктом в истории идеологии декабризма. Обычно в литературе о декабристах вопрос о влиянии испанской революции берется в целом, без учета внутреннего развития революции и того, что ее победное начало и ее трагический конец оказали различное влияние на внутреннюю историю декабристов.

Поражение испанской революции вновь с величайшей остротой поставило вопрос о тактике. Почему погибла испанская революция? Как нужно было действовать ее руководителям, чтобы она не погибла? Что нужно изменить в тактике той будущей революции, «на подобие испанской», которую хотели осуществить декабристы? Скудость известий и сложность событий не позволили ответить на этот » вопрос сейчас же — осознание причин гибели революции и проверка собственных планов были вопросом длительной работы.

Первым этапом в этом направлении было собрание членов общества в Каменке 24 ноября 1823 г.1 . Основным вопросом, обсуждавшимся здесь, был вопрос о причинах поражения революции в Испании и об уроках этого поражения для декабристов. Что нужно делать, чтобы «не следовать дурному примеру Испании и оградить себя от возможности неудачи»2 , — именно так ставился вопрос на собрании в Каменке.

Следственная комиссия очень заинтересовалась собранием в Каменке, но только потому, что там обсуждался еще раз вопрос о цареубийстве. Присутствовавшие на совещании декабристы: Пестель, Давыдов, Волкон-

1 Ср. «В. Д.» IV, с. 178 — 179.

2 Дело Сергея Муравьева-Апостола, «В. Д.» IV, с. 342.

стр. 30


ский, Сергей Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин (Юшневского не было)3 , конечно, не были расположены сообщать те подробности, о которых их не спрашивали. Но даже в материале, собранном следствием, можно заметить многое, крайне интересное для нас. Эти данные восполняются соображениями о тех сторонах испанских событий, которые не могли не остановить на себе пристального внимания сторонников военной революции.

6 марта 1820 г., напуганный революционным натиском восставших войск, испанский король Фординанд VII подписал манифест о созыве кортесов Испания стала конституционной страной. Фактически ставшая во главе страны Хунта — нечто вроде временного правительства — не только не свергла короля, но даже не сместила его. Она ограничилась только тем, что объявила ему свое недоверие, заявив, что будет зорко следить за тем, выполнит ли король программу своих обещаний. Позиция Хунты оказалась таким образом половинчатой и бесхребетной. Во все время владычества Хунты вплоть до 1823 г. Фердинанд VII носил королевский титул. Достаточно было французским интервенционистским войскам вступить летом 1823 г. в Мадрид, как сохраненный королем титул приобрел сразу огромное политическое значение. Абсолютная власть Фердинанда VII была немедленно восстановлена, а на участников революции посыпались репрессии. Риэго, глава революции, пытался вновь поднять восстание в войсках. 17 августа в казармах корпуса генерала Зайя, расположенного в Малаге, Риэго призывал к новому восстанию, но не встретил отклика. Около месяца вел он упорную партизанскую борьбу в горах Сиерра Морены, но потом был выдан французским властям. Пестель и другие члены Южного общества, собравшиеся в Каменке, хорошо знали обо всем этом из газет, особенно французских.

Конечно внимание собрания в Каменке сосредоточилось на вопросе о Фердинанде VII. Зачем оставили его в живых, да еще с королевским титулом? Если бы испанцы уничтожили его вместе со всеми его отпрысками, испанская монархия не могла бы быть восстановлена так просто. Ошибка испанцев — сохранение короля и его семьи. Вопрос о цареубийстве стал в глазах декабристов-южан важнейшим моментом тактики военной революции. Лишь полное уничтожение царствующего дома, казалось, обеспечивало успех всей тактики в целом, обеспечивало успех революции «на подобие испанской». Именно тут Сергей Муравьев и Бестужев-Рюмин согласились с планом уничтожения царской семьи. Сергей Муравьев так и не сознался в этом на следствии, но показания Пестеля и ряда других полностью опровергли его утверждение.

Но самая тактика военной революции «на подобие испанской» не ставилась под вопрос правой политической группировкой южан, — эта тактика казалась незыблемо правильной.

Сергей Муравьев-Апостол, всячески защищаясь от показаний, уличавших его в согласии на убийство всего царствующего дома, сообщил несколько деталей спора: «На означенных совещаниях в Каменке было действительно говорено об Испании, но не в поддержание необходимости истребления всей царской фамилии, а в доказательство необходимости введения конституционного порядка в России посредством временного правления, ибо рассуждаемо было, что испанцы не в том сделали ошибку, что сохранили жизнь королю и всей королевской фамилии, а в том лишь, что они королю вверили введение опровергнутой им однажды конституции»4 . Это утверждение, что из испанских событий якобы не делалось вывода о необходи-

3 О том, кто присутствовал на этом совещании, упоминает Сергей Муравьев-Апостол: «В Каменке… кроме Юшневского все члены, бывшие в Киеве в начале года, находились…» («В. Д.» IV, с. 350).

4 Дело Сергея Муравьева-Апостола, «В. Д. » IV с. 350.

стр. 31


мости цареубийства, не соответствовало действительности и опровергалось показаниями других членов, и самая связь вопросов о цареубийстве и о неудаче испанской революции в приведенных выше словах С. Муравьева вскрывается очень ясно. С. Волконский показывал, что С. Муравьев первый поднял вопрос об уничтожении всего царствующего дома, и Пестель склонялся к правильности этого показания. Именно в Каменке, по показанию Пестеля, «объявил Сергей Муравьев и Бестужев-Рюмин, что они мнения свои переменили и ныне совершенно так же судят, как и мы прочие судили на контрактах 1823 г. О сем начали говорить они, и кажется, что именно Сергей Муравьев, а потом участвовали и мы все остальные в сем разговоре, продолжая держаться прежних наших суждений контрактов 1823 г.»5 .

Пестель, как и другие члены собрания, считал, что уроки испанских событий еще раз подтверждают необходимость полного уничтожения царствующего дома. Пестель показывал, что в связи с этим в Каменке еще раз обсуждался вопрос о создании отряда цареубийц — «cohorte perdue», — и он вновь приводил все доводы о необходимости разделить действие революции на «заговор» и «переворот».

Но собрание в Каменке не ограничилось вопросом о причинах неудачи испанской революции. Пестель был слишком проницателен и умен для того, чтобы не заметить еще одной важнейшей стороны вопроса — массового движения. Этот вопрос, повидимому, был поднят самим Пестелем и неразрывно был связан с вопросом о цареубийстве, который по-разному разрешался Пестелем и правой частью общества. В то время как правая группировка (С. Муравьев — Апостол, Волконский, Давыдов, Бестужев) ставила вопрос об охранении конституции от посягательств оставшегося в живых короля, Пестель думал об овладении массовым движением, о том, что крепостническая контрреволюция попытается, пользуясь именем оставшегося в живых члена царствующего дома, как знаменем, поднять часть народных масс на борьбу с революцией. «Вы успели уговорить их (членов Южного общества. — М. Н. ) и на истребление всей императорской фамилии, — обвиняет Пестеля одна из следственных анкет, основываясь на показании целого ряда свидетелей, — убеждая в особенности тем, что если останутся великие князья, то неминуемо произойдет междоусобная война, что не только в войсках, но и в народе найдется много лиц, которые сделают частные бунты или волнение, и что это воспрепятствовало бы ввести новый порядок вещей, особенно в провинциях»6 .

Ясно одно: самый замысел военной революции революции без участия масс, стал у Пестеля под знак вопроса. Он не отказывался от всей тактики в целом и защищал ее на собрании в Каменке, но разгром испанской революции уже наложил тень сомнения на принятую и обдуманную тактику.

Корни внутреннего разлада Пестеля и корни происшедшего в нем перелома нужно искать именно тут. Рост массового движения внутри страны, поражение испанской революции и отсюда сомнение в правильности избранной тактики действия без масс — вот глубочайшая причина внутренней трагедии Пестеля. В первую очередь она важна для нас по своему значению в жизни тайного общества. Классовый смысл этой трагедии вождя Южного, общества ясен: под напором возраставшего массового движения, лозунги которого не совпадали с лозунгами Южного общества, рушился задуманный утопический «блок» среднего дворянина и крепостного мужика. Ставилась проблема: или против этого мужика в тесном союзе с Никитой Муравьевым во имя сохранения за помещиком и земель, и поли-

5 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 179.

6 Там же, с. 143 (разрядка моя. — М. Н. ). Ср. с. 217 — 218.

стр. 32


тического господства, или… с мужиком против Никиты Муравьева. Против последнего плана восставало все дворянское существо, столь живое в Пестеле, ибо этот план означал кровавое восстание масс, «пугачевщину», гражданскую войну, все, против чего так протестовал Пестель. Оставался лишь первый план. Но испанская революция своим исходом показала его гибельность. Военная революция была разгромлена потому, что она не овладела массовым движением. Третьего выхода не было.

Во всей этой «душевной драме» чрезвычайно мало личного, она насквозь социальна. Дело тут, конечно, не в «теоретичности», «сухости» или «бюрократизме» Пестеля, разочаровавшегося в своих мечтах. Классовая действительность доказывала утописту нереальность его замысла совершить революцию без масс, а решиться на революцию с участием масс он также не мог и не хотел.

Либеральная часть южан сделала свои выводы из нового поворота событий. Сергей Муравьев еще раз решительно говорил о необходимости немедленного выступления: нужно было предупредить массовое движение, взять инициативу в свои руки. «Я с 1823 г. в Киеве, в Каменке при всяком случае уговаривал всегда членов отбросить всякую медленность, доказывая, что, решившись раз на толикое дело, они поступили бы безрассудно, оставаясь в бездейственности, что они сим умножают лишь опасности, на каждом шаге нам угрожающие»7 .

Выводы из испанских событий стали общим достоянием всех членов Тульчинской управы, вероятно не раз обсуждавших эти вопросы в своей среде, начиная с лагерей и кончая царскими маневрами 1823 г.

Центральным событием 1824 г. явилась поездка Пестеля в Петербург. Это была последняя попытка Пестеля выступить в качестве руководителя всего заговора в целом. Он еще не пришел в тот момент к отказу от действий по обществу, наоборот, развивал лихорадочную деятельность по объединению обществ. Но центром внимания Пестеля становится Петербург; Северное общество тревожит его больше, чем Южное, хотя и в Южном, как увидим ниже, далеко не все обстояло благополучно.

Кажется совершенно ясным, что одним из значительных оснований поездки должна была быть необходимость обсудить всем Обществом причины поражения испанской революции. Тактика военной революции была общей тактикой всего заговора декабристов: Общество соединенных славян, единственная организация не согласная с этой тактикой, влилось в Южное общество лишь осенью 1825 г.

Перед отъездом в Петербург в феврале 1824 г. Пестель повидался с Сергеем Муравьевым-Апостолом и подробно изложил ему платформу объединения обществ. Свидание произошло в Киеве и длилось «целые сутки»; в нем участвовал и Бестужев-Рюмин. Муравьев-Апостол уже слегка обрисовался как лицо, тяготеющее к Северу. Основными пунктами платформы были: создание общей директории с диктаторской властью над обоими обществами; разумеется, тут предполагалось основное руководство Пестеля и принятие «Русской правды» всем обществом декабристов в целом. За Пестеля тогда было поражение испанской революции, показавшее, что политика руководителей испанского переворота не была достаточно правильной. «Перед отъездом… своим в Петербург Пестель говорил мне, — показывает Сергей Муравьев-Апостол, — что он намерен все средства употребить, чтобы совершенно слить в одно оба общества, что для сего намерен он предложить Северному обществу признание над собою директорства Южного, обещая им таковое признание и со стороны Южного; что он более всего ожи-

7 Дело Сергея Муравьева-Апостола, «В. Д.» IV, с. 349.

стр. 33


дает сопротивления нащет принятия Русской правды, тем паче, что в Северном обществе существует конституция, сочиненная Н. Муравьевым, и что сопротивление сие тем более ему неприятно будет, что он не может отступиться от Русской правды, признанной всем Южным обществом, но что во всяком случае употребит он возможное старание для совершенного соединения и введения единодушия между обоими обществами»8 .

С. Муравьев-Апостол в тот момент пошел видимо на уступки и, вероятно больше из стратегических соображений, не возражал против плана Пестеля. К тому же он был уверен в силе общества на Севере и в прочности платформы Никиты Муравьева. Но в том, что этот разговор Пестеля с С. Муравьевым перед отъездом в Петербург уже был первым этапом создания единого фронта, убеждает нас и показание А. В. Поджио, заявившего, что в 1824 г. Пестель подозревал обоих братьев Муравьевых — Сергея и Матвея (последний был, так сказать, южным агентом на Севере)- в том, что они хотят отделиться. «Сие решило Пестеля ехать в Петербург и видеть все своими глазами», Следовательно, в момент отъезда Пестель уже ясно видел назревшую опасность раскола в самом Южном обществе.

Приезд Пестеля в Петербург (в начале марта 1824 г.) был крупным событием в жизни Северного общества. Созывались заседания, происходили отдельные встречи и велись длительные споры. Но все это захватывало лишь руководящую верхушку северян. «В бытность мою в Петербурге виделся я преимущественно с тремя директорами», — показывает Пестель9 . Он упрекал Северное общество в бездеятельности и, по словам Трубецкого, «выхвалял»10 Южное. Н. И. Лорер в «Записках» передает слова Пестеля, позже обошедшие чуть не всю литературу о нем: «Chez nous au midi les affaires vont mieux»11 . Между тем именно в этот момент «южные дела» особенно тревожили Пестеля.

Эти слова Пестеля были обращены к Лореру, будущему секретарю Пестеля, с которым он впервые тогда познакомился.

Лорер пишет в своих «Записках», что виделся с Пестелем в Петербурге сейчас же после того, как Пестель туда приехал. «… Я получил записку от Е. П. Обол[енского], — пишет Лорер, — в которой он меня уведомлял, что П. И. Пестель в Петербурге, и советовал мне к нему представиться, вызываясь сам это сделать на другой день. Я согласился и утром отправился в кавалергардские казармы, где Пестель остановился у своего брата, тогда ротмистра этого полка, ныне [он] сенатором в Москве. Оболенский, тут же находившийся, прямо назвав меня, прибавил: из наших.

И вот где я в первый раз увидел человека умного, оригинального, игравшего тогда и впоследствии большую роль в нашем тайном обществе и бывшего одним из главных деятелей его. Пестель был небольшого роста, брюнет с чёрными беглыми, но приятными глазами. Он и тогда, и теперь, при воспоминании о нем, очень много напоминает мне Наполеона I. На нем был длинный, широкий армейский сюртук с красным воротником, штаб-офицерскими почерневшими эполетами, лежавшими на плечах более назад, нежели наперед. Сначала он принял меня холодно, но при известии, что я член общества, Пестель улыбнулся и подал мне руку, и тут же, как бы кстати, сказал Оболенскому:

— У вас, в Петербурге, ничего не делается, сидят, сложа руки, chez nous au midi les affaires vont mieux». А об вас я уже давно слышал и много хорошего, а вы теперь только приняты… Это непростительно Северному обществу. Я думаю, — продолжал он, — скоро можно будет начать дело,

8 Дело Сергея Муравьева-Апостола, «В. Д.» IV, с. 353.

9 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 162.

10 Дело С. Трубецкого, «В. Д.» IV, с. 15.

11 «У нас на Юге дела идут лучше».

стр. 34


Быв новичком еще, о многом догадываясь только и не зная вполне, что это за дело, я помню, что слова его меня тогда и удивили, и навели какую-то робость. Мы расстались с тем, чтоб свидеться уже в полку как сослуживцам»12 .

Свидание Пестеля с Лорером дает нам любопытный штрих: сейчас же по приезде в Петербург глава Южного общества наладил связь с ячейкой последнего на Севере, организованной Барятинским. Пестель с величайшим вниманием относился к деятельности этой ячейки, виделся с Оболенским, узнал о вновь принятых членах и выразил желание лично познакомиться с только что принятым в Общество Н. И. Лорером. В этой обстановке понятна и знаменитая фраза Пестеля о делах на юге. Конечно дела там шли лучше, чем на севере, но подчеркнуть это обстоятельство перед только что принятом новичком было совершенно необходимо: Лорер отправлялся на юг в Вятский полк — его надо было соответствующим образом настроить.

«Бездеятельность» северян, упрек, который вновь и вновь возникает в устах представителей Южного общества, конечно, не «случайное» явление. Корни «бездействия» северян уходили в аграрный кризис 20-х годов, который на время отодвинул вопрос о переходе помещичьего хозяйства на капиталистические рельсы, в обостренное кризисом массовое движение эпохи; в результате этих факторов либеральный помещик терял свою «революционность». Всякая попытка даже самого либерального «переворота» грозила серьезнейшими осложнениями, грозила началом массовой революции, которая могла бы попросту смести все либеральные планы. Поэтому «бездействие» тайной организации, работавшей под лозунгами буржуазной перестройки России, хотя бы и по «прусскому» образцу, возрастало, и личный состав организации пополнялся чрезвычайно туго. Революционные перспективы обращались против «революционной» организации.

План Пестеля потерпел почти полный провал. Решительно было отвергнуто принятие южно программы. Много споров вызвал проект «разделения земель». Идеологи дворянства не видели необходимости в малейших «уступках мужику». «С Рылеевым виделся только один раз и говорил про одно только разделение земель», показывает Пестель. Рылеев не был согласен с проектом Пестеля. «С Тургеневым имел я также только одно свидание, и предмет разговора был разделение земель, против которого он спорил»13 . Никита Муравьев спорил «особенно против избирательной системы и разделения земель»14 , указывает также Пестель.

По вопросу о республике также не было единодушия. Из трех директоров, с которыми главным образом и виделся Пестель, — Никиты Муравьева, С. Трубецкого и Е. Оболенского, больше других был согласен на республику последний. Никита Муравьев, правда, еще уверял Пестеля, что остается республиканцем в душе и лишь для виду сочиняет конституцию в монархическом духе, но Пестель ясно видел, что если даже поверить Никите на слово, то его республика и республика Пестеля — две совершенно различные вещи: Никита Муравьев особенно спорил против избирательной системы Пестеля. При существовавшем положении в Северном обществе, при отчетливо намечающейся линии на умеренную программу, при еще раз подтвержденном отказе от революции и боязни решительных действий Пестель правильно понял, за кем из директоров Северного общества остается основное руководство. Видя в Никите Муравьеве прежде всего теоретика, а не практика, не рассчитывая также и на первенствующую роль Оболенского, Пестель хотел договориться с Трубецким, значение которого в Северном обществе было для него бесспорным.

12 «Записки декабриста Н. И. Лорера», М. Соцэкгиз, 1931, с. 70 — 71.

13 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 162.

14 Там же, с. 163.

стр. 35


С другой стороны, показания Трубецкого о Пестеле полны негодования и ненависти к этому новоявленному Наполеону, человеку, «никакого имени не имеющему», но желающему «сесть в директорию». О своем знакомстве с объединительным планом Пестеля С. Трубецкой говорит, что, «выслушав такой вздор, я уведомил наших членов, что Пестель бредит»15 .

Пестель был слишком умен и проницателен, чтобы не догадаться о таком отношении к нему, и все же окончательный план его отлился в чрезвычайно отчетливую форму: составить директорию над обоими обществами из трех лиц — Пестеля, Трубецкого и Юшневского. Доводом «за» Юшневского являлась его бездеятельность: «Юшневский только одно имя носит члена их правления, но что он просил оставить его в покое и от дел общества удалился, почему было бы нас действующих только двое». Себе же Пестель освобождал поле действия довольно иезуитским способом: он в Тульчине, Трубецкой в Петербурге, расстояние громадное, сноситься по каждому вопросу невозможно, остается одно — заранее согласиться на любые обоюдные действия, выдать, так сказать, друг другу carte blanche. «… Каждый из нас, — показывает С. Трубецкой об этом проекте, — даст другому клятву, что он будет согласен на все, что товарищ его будет делать, следовательно, ни один связан другим не будет. Я ему ответил, что на это никак согласиться не могу»16 . Второй чрезвычайно важный пункт объединительной платформы Пестеля — создание единой директории — также терпит полное фиаско.

Итоги поездки были чрезвычайно ничтожны. От Северного общества Пестель добился только подтверждения старого обещания поддержать выступление южан, выступать совместно. Но это обещание не было новостью — его привез еще Барятинский. Не за этим приезжал Пестель.

Печальные итоги своей поездки Пестель изложил в следующей сводке всего происшедшего: «Условие о единодушном действии было заключено со всеми тремя директорами, причем замечались некоторые оттенки: единодушнее всех с к[н]. Оболенским, а менее всех с Никитою Муравьевым. С Трубецким говорили между прочим, что ежели не республика будет принята, то избрать Александра Николаевича в императоры при регентстве. Со всеми же тремя положено было, что ежели они найдутся в необходимости действия начать, то мы их должны поддержать и обратно они нас. Есть ли же необходимости не встретится, то перед приступом к действию долженствовало предшествовать взаимное соглашение, по которому решится тогда, где, как и что делать. При сем было говорено и об объявлении через Сенат нового порядка вещей. О сообщении сего заключения прочим членам остался я в безвестности, но сказывали они, что оное будет сделано»17 .

Показания С. Трубецкого всячески умаляют приведенное выше соглашение, низводя его до самого ничтожного обещания: «согласились только подумать о сношениях обоих обществ, но чтоб каждое оставалось под своим собственным управлением»18 . Это показание, конечно, неверно — обещано было именно то, о чем показывает Пестель. Это доказывает весь дальнейший ход событий во время восстания. Показания Никиты Муравьева добавляют интересную деталь к итогам поездки Пестеля, в остальном не противореча ему: «Пестель согласился на следующее определение: оставить оба общества в их настоящем положении, сколько помню до 1826 г., а тогда собрать уполномоченных от обоих обществ, которые бы уже согласились в началах и избрали бы вместе общих правителей для всего общества»19 . Другими словами, Пестель не отказался от своего объедини-

15 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с 163. Ср. дело Трубецкого, «В. Д.» I, с. 15.

16 Показание С. Трубецкого, «В. Д.» IV, с. 16.

17 Показание Пестеля, «В. Д.» IV, с. 163.

18 Показание С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 16.

19 Дело Никиты Муравьева, «В. Д.» I, с. 308.

стр. 36


тельного плана, а отодвинул его в будущее, но это лишь сильнее подчеркивало неудачу этого плана в настоящем.

Перед Пестелем, возвратившимся из Петербурга в армию в конце июля 1824 г., встал вопрос — как сообщить о происшедшей неудаче, какой линии держаться. Руководство всем обществом фактически оказалось не у Пестеля, но сказать об этом своему южному коллективу Пестель так и не решился до конца. Он стремился пока скрыть надвинувшийся кризис, поддерживать бодрость и уверенность в руководимом им коллективе. Это, конечно, не было обманом из самолюбия членов Южного общества, ни тем не менее — малодушием с его стороны. Это было тактическим приемом. Поэтому понятен становится тон его сообщениий по приезде на юг. Первым делом Пестель заехал к Сергею Муравьеву-Апостолу и Бестужеву-Рюмину в Белую церковь и пробыл с ними два дня. Свидание это отнюдь не носило характера конспиративной встречи трех вождей, это было свидание со всем основным ядром тогдашней Васильковской управы.

С. Трубецкой показывал, что его более всего успокоило то обстоятельство, что Пестель не смог бы выступить самостоятельно, без Северного общества: «Я увидел, что ему необходимо содействие петербургского Общества, и следовательно, что он не может привести намерения своего в действие по одному собственному произволу и собственными средствами. Я заключил тогда из сего, что он не такою большою силою располагает, как желает заставить думать о себе»20 . Основной задачей Пестеля при свидании с Васильковской управой было — доказать обратное. Перед отъездом из Белой церкви Пестель, Сергей Муравьев, Бестужев-Рюмин и Тизенгаузен обедали вчетвером у Швейковского. Собрался весь основной актив Васильковской управы. «Прежде, нежели к Швейковскому поехали, просили меня Бестужев и Муравьев в разговоре с Тизенгаузеном прилагать много жару и говорить о начале действия в 1825 г., ибо они мне сказывали, что Тизенгаузен непременно ожидает начала действий в 1825 г., а им для управления васильковскими членами необходимо, чтобы и я в сем духе говорил с Тизенгаузеном, ибо по его характеру сие им нужно. Почему и исполнил я сие согласно их желанию»21 .

Но гораздо характернее сопоставление показаний директоров Северного общества о результатах поездки Пестеля с показаниями о том же тех южных членов, которые узнали о результатах непосредственно от Пестеля. К числу этих южан относятся Давыдов, Волконский, Поджио, Лорер. Будущий предатель Майборода, пользовавшийся в тот момент неограниченным доверием Пестеля, от него же узнал о результатах поездки.

В то время как первая группа директоров Северного общества, Трубецкой и Никита Муравьев единодушно, несмотря на все перекрестные сопоставления свидетельств, настаивают на неудаче поедки, и к этому же сводится показание самого Пестеля, южные члены, информированные Пестелем, решительно говорят об удаче. «Полковник Пестель, ездивший в Петербург, точно брал с собою сочиненные им законы — Русскую правду — и на счет будущего образа правления имел с Муравьевым и другими тамошними членами рассуждения, после коих они согласились с мнением его, Пестеля», показывает Н. И. Лорер22 . Сводку показаний дает одна из анкет следственного комитета, адресованная Пестелю: «По словам князя Волконского и подполковника Поджио северная управа (во время бытности вашей в Петербурге в 1824 г.) приняла преступное предложение Южного общества, в Киеве начатое, а в Каменке у Давыдова утвержденное в 1823 г. — о введении республиканского правления си-

20 Показание С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 27.

21 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 158 (разрядка моя — М. Н. ).

22 Дело Н. И. Лорера. См. «Записки декабриста Н. И. Лорера» с. 295.

стр. 37


лою и о истреблении всей императорской фамилии… По возвращении вашем из Петербурга в 1824 г. вы удостоверительно рассказывали младшему Поджио, Лореру и Майбороде… что хотя в сношениях ваших с северными членами и много встретили сопротивления, но наконец вы успели согласить их на все свои предположения, ударив по столу рукою и сказав им решительно: «Так будет же республика» и… что хотя также много спорили в Петербурге против написанной вами Русской правды, а некоторые не соглашались на покушение против жизни императрицы Елизаветы Алексеевны, но силою доводов своих вы убедили северных членов принять вашу конституцию и согласиться на все без изъятия и что Никита Муравьев должен был сжечь конституцию, им написанную». Кое-что тут нужно отбросить как явное преувеличение. Явно неправдоподобно, например, приписываемое Пестелю утверждение о том, что Н. Муравьев якобы сжег свою конституцию. Но совершенно ясно, что самая тенденция к преувеличению успехов дана была рассказом Пестеля, представлявшего результаты поездки как победу, а не как поражение. Характерно, что сама знаменитая «Так будет же республика» появляется лишь в версии Южного общества. Пестель сам отказался от нее на следствии. Но если и не принимать во внимание этого отказа, то характерно отсутствие этой фразы в показаниях северян. Повидимому Пестель и не говорил никогда этих знаменитых слов. Единогласного решения о республике на этот раз не было. От знаменитого восклицания Николая Тургенева «Le president sans phrases», брошенного на съезде коренной управы Союза благоденствия в 1820 г., до полумифического восклицания Пестеля в 1824 г. — «Так будет же республика» — идет нисходящая кривая. Заговор декабристов явно более правел.

В 1820 г. за исключением одного Глинки все высказались за республику, победила левая фракция Союза благоденствия. В 1824 г. Пестель якобы восклицает: «Так будет же республика», ударяя рукой по столу, но удар не находит отклика. Символично утверждение Пестеля, что он, собственно, ничего не сказал, а только ударил рукой по столу23 .

Естественно предположить, что неоходимость держать себя после поездки в Петербург так, как будто все идет самым лучшим образом, углубила тяжелый в Пестеле разлад самим с собой, зародившийся в конце 1823 г. Но обещание Северного общества действовать вместе — соломинка, за которую он хватается. Лишь бы только было выступление, а там будет видно; в обстановке переворота самый ход событий может вынести «Русскую правду» вперед как революционное знамя. И во имя этого переворота — лишь бы только общее выступление состоялось — Пестель идет на тяжелые уступки Север ному обществу, переступая через принципиальные программные установки и через собственное самолюбие во имя тактических соображений.

Но внутренний разклад Пестеля с самим собой прогрессировал. 1825 год резко его усилил. Пестель почти прекратил деятельность по Обществу.

Работать дальше во имя совместного выступления в надежде, что може быть «Русская правда» победит? А если и победит, если полностью исполнятся желания, то хорошо ли будет? «Русскую правду» сметет массовое движение. Так правильна ли самая программа, правильна ли избранная тактика без массового выступления, правильна ли социальная ориентация?

Повидимому наиболее раннее свидетельство об этом переломе Пестеля принадлежит Ивашову, к которому Пестель относился «как к брату». Ивашов показывает, что Пестель говорил ему в начале 1825 г.24 о своем желании покинуть Общество. Вероятно, эти слова Пестеля стояли в прямой связи с рассказом о киевских контрактах 1825 г., когда решительно обозна-

23 Дело Пестеля, «В. Д.», с. 163.

24 Дело Ивашова N19, л. 25 об.

стр. 38


чилась победа Сергея Муравьева-Апостола над Пестелем, что окончательно сломило внешнюю выдержку Пестеля. Очень важно и свидетельство Барятинского, вернувшегося в Тульчин в самом конце 1824 г. или в начале1825 г.; в нем важно подчеркнуть указание на неоднократность подобных разговоров Барятинского с Пестелем: «Пестель однако уже часто мне по дружбе, которая нас соединяет, говорил, что он тихим образом отходит от Общества, что это ребячество, которое может нас погубить, и что пусть они себе делают, что хотят»25 . До какого разочарования должен был дойти Пестель, чтобы назвать «ребячеством» дело тайной организации, за которое он с отчаянным упорством боролся почти девять лет. Это говорит о том, что кризис его убеждений достиг величайшей остроты.

Письмо матери от 14 мая 1825 г. свидетельствует о религиозном состоянии Пестеля. Мать была очень обрадована его апрельским письмом, где он сообщал ей о нахлынувшием на него религиозном чувстве на пасху 1825 г. «Vous vous etes toujours montre de si bonne foi dans vos opinions, vos sentimentset vos recherches, — пишет ему мать, — que je ne doute nullement de la solidite de vos sentiments pieux une fois que vous en etes bien penetre»26 . Письмо дает любопытное свидетельство об увлечении Пестеля благочестивыми произведениями проповедника Дрезеке: «Puisque vous vous occupez parfois de lectures pieuses je vousenvoie ci-joint l’annonce d’un ouvrage de Draeseke qui est la suite d’une premiere collection»27 . Упомянутое объявление было вырезано из гамбургской газеты. Мать жалеет, что у нее самой нет возможности купить эту новую работу и послать сыну. 20 мая 1825 г. отец Пестеля посылает ему какую-то работу Дрезеке. Именно в этом же 1825 г. Пестель был «у исповеди и святого причастия»28 после пятилетнего перерыва; ранее он отговаривался от исполнения этой обязанности «неимением лютеранского священника».

Кроме этих посторонних свидетельств мы имеем и показание самого Пестеля, отличающееся, как всегда, исключительной ясностью и полной отчетливостью: «В течение всего 1825 г. стал сей образ мыслей во мне уже ослабевать, и я предметы начал видеть несколько иначе, но поздно уже было совершить благополучно обратный путь. Русская правда не писалась уже так ловко, как прежде. От меня часто требовали ею поспешить, и я за нее принимался, но работа уже не шла, и я ничего не написал в течение целого года, а только прежде написанное кое-где переправлял. Я начинал сильно опасаться междоусобий и внутренних раздоров, и сей предмет меня сильно к цели нашей охладевал…»29 .

Известный разговор Пестеля с Лорером, приведенный в «Записках», происходил уже во второй половине года, незадолго до восстания. Он полностью правдоподобен и рисует нам кульминационный момент внутреннего разлада Пестеля, Заговорщик, конспиратор, Пестель говорит о плане… принести повинную Александру I, чтобы этой ценой купить конституцию. Будет хуже, когда начнутся «междоусобия», когда начнется гражданская война, — как бы говорил Пестель правительству, — лучше уступите во время, и тем спасете многое. Конечно, при такой логике, не было и речи о «Русской правде», — Пестель видел ясно победу программной

25 Дело Барятинского, N 401, л. 6 об.

26 «Вы показывали себя всегда с такой хорошей стороны в ваших мнениях, чувствах и исканиях, что я ничуть не сомневаюсь в прочности ваших религиозных чувств, раз вы ими проникнуты так глубоко».

27 «Поскольку вы занимаетесь иногда религиозным чтением посылаю вам приложенное тут объявление об одной работе Дрезеке, которая является продолжением первой серии».

28 Показание Пестеля, «В. Д.» IV, с. 89.

29 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 92.

стр. 39


линии Никиты Муравьева. На такой конституции самодержавие может быть и сторговалось бы с декабристами, если бы «чернь» на Сенатской площади 14 декабря оказалась бы в большем количестве и лучше сорганизованной…

«Однажды, придя к Пестелю вечером, по обыкновению я застал его лежащим, — рассказывает Н. И. Лорер. — При моем входе он приподнялся и после краткого молчания, с челом сумрачным и озабоченным, сказал мне как-то таинственно:

— Николай Иванович, все, что я вам скажу, пусть останется тайной между нами. Я не сплю уже несколько ночей, все обдумывая важный план, на который решаюсь… Получая чаще и чаще неблагоприятные сведения от управ, убеждаясь, что члены нашего общества охладевают все более  к notre bonne cause30 , что никто ничего не делает в преуспеяние ее, что государь извещен даже о существовании общества и ждет благовидного предлога, чтобы нас всех схватить, — я решился дождаться [18]26 года (мы были в ноябре 1825 г.), отправиться в Таганрог и принесть государю повинную голову с тем намерением, чтоб он внял настоятельной необходимости разрушить общество, предупредив его развитие дарованием России тех уложений и прав, каких мы добиваемся»31 .

Аграрный кризис 20-х годов и рост массового движения решили вопрос о победе умеренной дворянско-либеральной программы Севера над южной утопией. Победа осталась за Севером. К 1825 г. явственность этой победы становилась все значительнее. Это сказалось прежде всего на «смене» вождей. Руководство Южного общества мало-помалу из рук Пестеля сосредотачиваясь в руках энергичного Сергея Муравьева-Апостола, агента Севера на беспокойаом Юге.

Интересно проследить за постепенным развитием и укреплением этой победы. Вопрос о «победе Севера» есть лишь другая сторона вопроса о кризисе Южного общества декабристов.

«Пестель — человек опасный для России», сказал К. Ф. Рылеев в 1824 г. при обсуждении вопроса о слиянии Северного и Южного обществ. Характерно, что он прибавил: «Для России и для видов общества»32 . Во имя той «революции», которая была желательна Северному обществу, Пестеля нужно было убрать или, если это невозможно изолировать его или нейтрализовать. По мнению Рылеева, необходимо было «не выпускать его из виду и знать все его движения». Возникший было у северян проект доказать несостоятельность Пестеля теоретическим путем вскоре был отброшен. Во всяком случае намерение кого-то из северян «написать конституцию в опровержение пестелевой», о котором говорит С. Трубецкой, — было отвергнуто Северным обществом. «Я нашел меру сию вовсе ненужною», — показывает С. Трубецкой33 . Нужные же меры были приняты и шли по линии организационной: не спорить по теоретическим вопросам, не убеждать, а изолировать; путем организационных мероприятий поставить Пестеля и его группу в Южном обществе в положение вынужденного бездействия.

В свете этого понятны и те организационные меры, которые были приняты для нейтрализации основанного А. П. Барятинским в 1823 г. отделения Южного общества на Севере. Руководящая головка Северного общества — Никита Муравьев и Трубецкой — приняли спешные меры в этом на-

30 «К нашему делу».

31 «Записки декабриста Н. И. Лорера», с. 79.

32 Дело Рылеева, «В. Д.» I, с. 174.

33 Дело Трубецкого, «В. Д.», I, с. 53.

стр. 40


правлении. Вадковскому и Поливанову было объявлено, что Барятинский не имел права их принимать, они были «переприняты» и этим поставлены под непосредственное и ближайшее наблюдение северян. «Раздраженный» Н. Муравьев, показывает Барятинский, «мне сие никогда не простил и после моего отъезда уверил (как я сие после узнал от Пестеля) Вадковского и Поливанова, что я их не имел права принимать, и с ново они были переприняты, что меня крайне оскорбило»34 .

Следующим шагом на пути намеченной борьбы с Югом было создание, опорной базы северян в самом Южном обществе. Сергей Муравьев-Апостол был избран как лицо, могущее противостоять Пестелю. Васильковская управа, руководимая им, была намечена в качестве опорной базы. Член Васильковской управы — полковник И. С. Повало-Швейковский — был использован для первоначальных переговоров. Он привез в 1824 г. С. Трубецкому, Н. Муравьеву и Н. Тургеневу письмо от Сергея Муравьева-Апостола с предложением соединиться и действовать вместе и повез обратно письмо С. Трубецкого. Васильковская управа сговаривалась с Севером через голову Пестеля. Это происходило в острый момент разлада: Пестель только что уехал из Петербурга на Юг, опасность союза с Пестелем стала для Севера особо очевидной.

Нужно сознаться, что момент был выбран подходящий. С. Трубецкой показывает в энергичных выражениях, что дал полковнику Швейковскому «письмо к Сергею Муравьеву.., где описывал, как бредил Пестель и как я не понимаю, если он с ним в связи, — то как может оставаться, если он все знает»35 . В одном из последующих показаний С. Трубецкой упоминает и о любопытной конспиративной форме, в которую он облек свой призыв к С. Муравьеву-Апостолу: «Я не осмелился… писать открыто и описал в виде трагедии, которую читал нам общий знакомый и в которой все лицы имеют ужасные роли»36 .

Понятна и та сравнительная беззаботность, которая была проявлена С. Трубецким к планам выступления С. Муравьева и Бестужева, — особенно беспокоиться, действительно, было незачем — глубоких расхождений не было. «Мне не нравился план действия их, но я о том не говорил им, и, напротив, оказал согласие действовать по оному, имея в мысли, что он может быть переменён»37 , откровенно показывал С. Трубецкой. Заметим попутно, что их планы выступления имели и другую цель — определить Пестеля. Агенты Севера на Юге правильно рассчитали, что именно по этой линии они могут перекрыть все планы Пестеля, который чем дальше, тем больше выставлял препятствий к немедленному выступлению.

Осенью 1824 г., когда С. Муравьев-Апостол получил письмо С. Трубецкого с недвусмысленным предложением действовать в духе Северного общества, он получил в этом же смысле и другое письмо — от брата своего Матвея, жившего в то время в Хомутце, родовом имении Муравьевых. Это письмо, датированное 3 ноября 1824 г.38 , представляет собой редкий образец конспиративной переписки декабристов до восстания, дошедшей до нас в очень ограниченном количестве писем. Важно, что Матвей Муравьев в свою очередь видимо подвергся давлению Севера, стремившегося использовать его как орудие воздействия на брата. «К чести тамошних (членов Северного общества — М. Н.) я должен сказать, что они с уважением отзываются о вас, чего с вашей стороны я не вижу», с раздражением пишет он брату. Далее

34 Дело Барятинского, N 401, л. 42 об.

35 Дело С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 16; ср. т. IV, с. 276.

37 Там же, с. 101.

38 Ср. Воспоминания Матвея Муравьева-Апостола, с. 79, сноска 1-я.

стр. 41


Матвей Муравьев сообщает о впечатлении, какое произвело на северян посещение Пестеля в 1824 г. В этом сообщении легко видеть, во-первых, повторение мнения С. Трубецкого о том, что Пестель «бредит», а, во-вторых, ясное указание на аграрный проект Пестеля как на уступку массе, рычаг, которым ее можно «привести в движение» и сделать сочувствующей планам переворота. Действия Пестеля на Севере были объяснены (совершенно согласно с С. Трубецким) только «ничтожным тщеславием». «И все это делается из ничтожного тщеславия, ради того, чтобы тоном учителя навязывать писаные гипотезы, о которых одному лишь богу известно, применимы они или нет. Раздел земель, даже как гипотеза, встречает сильную оппозицию. И я спрашиваю вас, дорогой друг, скажите по совести: возможно ли привести в движение такими машинами столь великую инертную массу. Наш образ действий, по моему мнению, порожден полным ослеплением…» Наконец письмо с предельной ясностью формулирует, основной вопрос всей тактики, основную проблему успеха восстания с точки зрения декабристов: «Допустим даже, что вам легко будет пустить в дело секиру революции, но поручитесь ли вы в том, что сумеете ее остановить» (разрядка моя — М. Н. ).

В этом же письме Матвей Муравьев проводит интереснейшее сравнение положения, создавшегося в 1824 г. с восстанием Семеновского полка в 1820 г. и решительно подчеркивает разницу между линией массового восстания и линией офицерства, которая выражала собой стремление к совершенно другому «порядку вещей». «Армия первая изменит нашему делу, — пророчит Матвей Муравьев, — приведите мне хотя бы один пример, который бы, не скажу доказывал, а лишь позволил бы предполагать противное. Нашелся ли хотя бы один офицер Семеновского полка, который подверг себя расстрелянию. Вы меня спросите, зачем им подвергать себя этому. Но дело идет не о той пользе, которую это принесло бы, а о стремлении к другому порядку вещей…» (разрядка моя — М. Н.).

Первая попытка Сергея Муравьева взять инициативу восстания в свои руки относится еще к 1823 г. Это известный «бобруйский план», который не был приведен в исполнение потому, что встретил сильнейшее противодействие прежде всего со стороны Пестеля, а также и со стороны Каменской управы.

Видимо уже в этот момент Пестель представлял себе ясно, какую роль хочет играть в Обещстве Сергей Муравьев-Апостол. В этом свете чрезвычайно любопытно показание подполковника Поджио, что Пестель потому и поехал в Петербург в 1824 г., что подозревал Сергея и Матвея Муравьевых в намерении действовать сепаратно, заключив союз с Севером через голову Пестеля. Это показание Поджио, взятое в целом, конечно, не соответствовало действительности: в 1824 г. дело еще не зашло так далеко. Но во всяком случае показание Поджио любопытно; по его словам, Пестель «подозревал обоих братьев Муравьевых, что они хотят отделиться, — сие решило Пестеля ехать в Петербург и видеть все своими глазами».

В декабре 1824 г. верный друг Пестеля Н. Лорер, вернувшись из поездки «в Малороссию», прямо сообщил Пестелю о холодности и враждебности к нему С. Муравьева. Надо предполагать, что до сведения Лорера мог довести об этом и Матвей Муравьев, которого Лорер посетил во время поездки. Матвей Муравьев отозвался об этом агенте Пестеля с чувством большого недоброжелательства, о чем ярко свидетельствует его письмо к брату Сергею от 3 ноября 1824 г.39 .

39 М. И. Муравьев-Апостол, Воспоминания и письма. Предисловие и примечания С. Л. Штрайха. Журнал «Былое», 1922, с. 79 — 80; ср. с. 81.

стр. 42


В конце 1824 г. кн. Волконский ездил в Петербург и привез Пестелю письмо от Оболенского, в котором тот сообщал, что дела идут хорошо, и «просил ускорить присылкою Русской правды»40 . Эти сведения мало обрадовали Пестеля, — внутренний его кризис, сомнения в собственных планах уже зашли слишком далеко. Повидимому именно в связи с подобными требованиями о присылке «Русской правды» стоят уже цитированные выше показания о ней Пестеля: «От меня часто требовали ею поспешить, и я за нее принимался, но работа уже не шла»41 .

Между тем взятая Сергеем Муравьевым линия получает дальнейшее развитие. После бобруйского плана следующим этапом этого развития является так называемый первый белоцерковский план.

План этот возник в конце 1824 г. В 1825 г. опять предполагался царский смотр 3-го корпуса. Предполагалось, что Александр I остановится в Белой церкви — имении графини Браницкой, которое и должно явиться местом выступления тайного общества. Сергей Муравьев и Бестужев-Рюмин, авторы плана, проектировали поставить в караул к государю членов тайного общества, переодетых солдатами, «захватить» императора и «нанести ему удар». Дальнейший план действий после расправы с царем состоял в следующем: «Издание двух прокламаций, одну — войску, другую — народу, затем следование 3-го корпуса на Киев и Москву с надеждою, что к нему присоединятся прочие на пути его расположенные войска без предварительных даже с ними сношений, полагаясь на общий дух неудовольствия государства. Между всеми сими действиями 3-го корпуса надлежало всем остальным членам союза содействовать революции. Остальной части Южного округа занять Киев и в оном оставаться. Северному округу поднять гвардию и флот, препроводить в чужие краи всех особ императорской фамилии42 и тоже сделать требование сенату, как и 3-й корпус. Потом ожидать от обстоятельств, что окажется нужным к дальнейшим действиям»43 . Так показывал Пестель о белоцерковсом плане. Он же подчеркивал ту часть плана, которая оставляла всю инициативу за Сергеем Муравьевым-Апостолом и изолировала Пестеля и его сторонников: «3-й корпус не требовал от остальной части Южного округа никакого содействия в первоначальном действии, но чтобы потом одинаковые с ним объявить чувства и намерения и завладеть войском»44 . Обсуждение этого плана и было основным вопросом очередного съезда главарей Южного общества на контрактах 1825 г. Впервые на этих контрактах присутствовал новый член, выдвигавшийся Пестелем в руководящее ядро Южного общества, — А. П. Барятинский.

Чтобы понять остроту момента, нужно иметь в виду еще одно обстоятельство. В конце 1824 г. центр Северного общества внезапно передвинулся, и вместо Петербурга оказался… в Киеве, в нескольких часах езды от Васильковской управы и немногим дальше от Тульчина и Линцов. Диктатор и руководитель — князь С. Трубецкой, решительнейший антагонист Пестеля, приехал в Киев в качестве дежурного офицера штаба 4-го пехотного корпуса. Князь приехал с женой и с пожитками и прочно обосновался в Киеве почти на год. Подобный «визит» Севера на Юг, конечно, в корне отличался от всех предыдущих визитов Юга на Север. Последние были сравнительно мимолетны, первый — прочен и рассчитан на подлинное воздействие. Характерно, что С. Трубецкой уже был в Киеве во время контрактового

40 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 162, ср. с. 121 и «Алфавит декабристов», «В. Д.» VIII, с. 57.

41 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 92.

42 В момент этого показания следственная комиссия еще не выяснила полностью вопроса об уничтожении всего царствующего дома.

43 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 104.

стр. 43


съезда и не участвовал в последнем. Приходится предполагать, что он и его южные друзья не хотели действовать скоропалительно; надо было выждать, осмотреться и полностью разобраться в обстановке.

Пестель, как бы ни был тяжел его внутренний кризис, не находил в себе резко порвать с основанным им обществом. Но оставаясь в нем, он по ходу вещей оставался все же на роли руководителя. События влекли за собой Пестеля, заставляя его действовать и отстаивать ту линию, которая была признана в обществе как линия Пестеля. «Fatta la fritatta»45 — бросил однажды Муравьев-Апостол по другому поводу — эти же слова можно применить и к делам тайного общества. Каша, действительно, была заварена. Противоречия обострялись. Новый план действий, имевший целью выбить инициативу из рук Пестеля, вновь предлагался вниманию съезда руководителей общества. И Северное общество, так сказать, самолично явилось на Юг, чтобы пойти в атаку и закрепить плоды предполагавшейся победы.

Личный состав съезда 1825 г. (последнего в жизни тайного общества съезда) на контрактах вообще был несколько необычен46 . Бестужев-Рюмин отсутствовал, вместо него позицию С. Муравьева поддерживали Повало-Швейковский и Тизенгаузен; линию Пестеля представляли: Пестель, Барятинский, присутствовал также Юшневский. Колеблющаяся Каменская управа, представленная Давыдовым и Волконским, в данном случае поддержала Пестеля, что и дало при голосовании провал первого белоцерковского плана.

Во всех отношениях замечательно то обстоятельство, что белоцерковский план, столь решительно отвергнутый на контрактах 1825 г., возродился вновь во всех своих деталях во второй половине года, как будто никто его и не отвергал. Чтобы понять уверенную настойчивость Сергея Муравьева и его группы, надо принять во внимание прежде всего деятельность Сергея Трубецкого.

Эта деятельность рисуется чрезвычайно ясно по показаниям самого Трубецкого. «В 1824 г., в исходе, отправился я в 4-й корпус… Одна из обязанностей моих была наблюдать за Пестелем, ибо он вовсе отделился»47 .

С. Трубецкой немедленно по приезде завязал сношения с Васильковской управой. «Князь Сергей Трубецкой по прибытии в Киев действовал с сею управою», лаконично, но многозначительно показывает Пестель48 . В киевской квартире С. Трубецкого останавливались Сергей Муравьев и Бестужев-Рюмин, когда приезжали в Киев. Особенно облегчались эти свидания, когда 9-я дивизия, где служил С. Муравьев, стала ходить на караул в Киев. Бестужев-Рюмин, часто видевшийся с Пестелем, был избран С. Трубецким для надзора за Пестелем. Васильковская управа сносилась с Пестелем через Бестужева-Рюмина и поэтому легко могла собирать о нем сведения. С. Трубецкому было тем легче сделать юного Бестужева своим орудием, что он был старым знакомым его семьи. Свидетельство С. Трубецкого о том, что члены Васильковской управы дали друг другу слово действовать против Пестеля, заслуживает большого внимания. Во всяком случае острый антагонизм между Васильковской и Тульчинской управами не подлежит сомнению. «Скоро по приезде моем в Киев увиделся я с Сергеем Муравьевым-Апостолом, — показывает С. Трубецкой, — который уверил меня, что он нимало не сдался Пестелю и что он с другими членами Общества из их дивизии дали друг другу слово против Пестеля. Что они Пестеля ненавидят, но что Пестель имеет доверенность к Бестужеву, через которого они и наблю-

45 Итальянская поговорка: «каша заварена».

46 Состав присутствовавших на контрактовом съезде 1825 г. приведен в показаниях Пестеля («В. Д.» IV, с. 104, 169) и Бестужева-Рюмина (там же, с. 196).

47 Дело С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 10; ср. с. 35 и т. IV, с. 238.

48 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 110.

стр. 44


дают Пестеля, с которым нужна большая осторожность в сношениях, ибо он весьма подозрителен…»49 .

В этой атмосфере и происходили переговоры о совместных действиях Северного и Южного обществ, столь часто и столь неудачно поднимавшиеся раньше Пестелем. На этот раз переговоры шли через голову прежнего вождя. Нет ничего удивительного, что друг северян, с одной стороны, и глава северян- с другой, сумели договориться. В создавшихся условиях, конечно, невозможно было говорить об организационном слиянии обществ — Пестель все же существовал еще, но Юг, представляемый в этих переговорах С. Муравьевым, и Северное общество, представленное С. Трубецким, приняли наиболее конкретный план выступления из всех принимавшихся ранее, и заключили союз в организационном смысле гораздо более прочный,, чем все заключенные ранее. В этих переговорах закреплялась победа Севера над Югом. Формулу этой победы дает в своих показаниях сам Сергей Муравьев, и это показание имеет большое значение, если рассмотреть его на фоне всей истории Южного общества и его идеологической борьбы с северянами. «Можно сказать, что до самого приезда в Киев князя Трубецкого весьма мало существовало единодушия между обоими обществами, но при отъезде своем в Петербург кн. Трубецкой сказал мне, что, узнав сам положение Южного общества, он употребит все свое старание для привлечения северных членов к единодушному соединению к нашему…»50 . Победа Севера над Югом была уже очевидна.

Нет сомнений, что в основу соглашения была положена какая-то программа. Следователи не поинтересовались ею, а сами подследственные, конечно, не взяли на себя инициативы рассказа. Конституция Никиты Муравьева, как раз законченная к концу 1824 г., вполне могла явиться такой программой. Глухое и беглое указание Сергея Муравьева на то, что единственной уступкой северян было принятие республики, может быть и является редким документальным осколком этого сговора. Он осторожно показывает вскоре после приведенного выше свидетельства о соглашении обществ, что главной причиной несогласия Северного и Южного обществ была «Русская правда», признанная Южным обществом и не во всем одобряемая Северным, согласным однако же на введение республиканского правления в России, но с некоторыми изменениями против «Русской правды»51 . Конечно, ненавистное северянам «разделение земель» входило в таком случае в число этих вскользь упомянутых «некоторых изменений» и заменялось более приемлемым положением: «Земли помещиков остаются за ними»52 .

Между тем в воздухе уже носились тревожные слухи о том, что Общество предано. Бобрищев-Пушкин I показывает, что первые слухи об этом появились летом 1825 г.53 .

Пестель получил от Давыдова письмо о предательстве Бошняка в августе 1825 г. По этому поводу Пестель вызывал Сергея Муравьева-Апостола в Линцы для предупреждения54 .С. Трубецкой тогда был в Киеве; он уехал оттуда в Петербург лишь в ноябре 1825 г., примерно за месяц до ареста Пестеля55 .

В этой обстановке и возник так называемый второй белоцерковский план — проект революции, совершаемой Севером и Васильковской управой через голову Пестеля, проект, выработанный Васильковской управой и

49 Дело С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 35; ср. с. 101.

50 Дело Сергея Муравьева-Апостола, «В. Д.» IV, с. 353.

51 Там же, с. 354.

52 Одно из положений конституции Никиты Муравьева.

53 Дело Бобрищева-Пушкина, N 422, л. 20 об.

54 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с. 152, 172.

55 Дело С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 10.

стр. 45


принятый Северным обществом в лице С. Трубецкого. Этот проект окончательно закрепил победу Севера над Югом.

Второй белоцерковский план во многом походил на первый. Начало действий предполагалось опять таки во время царского смотра 3-го корпуса, который на этот раз ожидался в мае 1826 г. Расправа с Александром I предполагалась в Белой церкви. Далее 3-й корпус под начальством Сергея Муравьева-Апостола и Бестужева-Рюмина занимал Киев и Москву, а Северное общество в то же время — Петербург. Северное общество назначало временное правление. В определенный момент Сергей Муравьев оставлял занявший Москву 3-й корпус под начальством Бестужева и ехал в Петербург. В Киеве тыл революции охранял бездействующий «обсервационный» корпус, во главе которого решили поставить… Пестеля. Этим полностью достигалась цель — изолировать Пестеля от движения, декабристов.

Пестель дал прекрасный анализ подобных характерных сторон плана. Приводим его показание полностью56 . «По окончании лагеря 3 корпуса в Лещине приезжал ко мне Бестужев-Рюмин и сообщил мне план Васильковской управы о начатии возмущения во время смотра 1826 г. Сей план был ими сделан и мне сообщен57 , а не по предварительному совещанию со мной изготовлен. Сему служит доказательством, что они друг другу дали слово не откладывать оного ни под каким видом, прежде нежели я имел сведение о сих намерениях и о происшедшем в лагере при Лещине, и что когда они перед лагерем имели намерение сие, то было оное на контрактах мною и прочими отвергнуто. Сие обстоятельство может также служить доказательством и тому, что мое влияние не так было сильно и неограниченно, как членам показывается… Сие намерение действовать в мае 1826 г. есть то самое белоцерковское неоднократно мною упоминаемое предположение, о котором я еще показывал в одном из первых пунктов ответов моих… Главные его черты были: изведение государя императора во время смотра и шествие на Москву. Сие принимал 3-й корпус на себя. Потом совместно и современно: революция в Петербурге через Северное общество, коему предоставлялось назначение Временного правления, и наконец составление лагеря при Киеве чрез остальную часть Южного общества. Из сего плана изволит Комитет усмотреть, что главное и начальное революционное действие Васильковская управа предоставляла себе чрез 3-й корпус, к которому долженствовали присоединиться все те прочие войска 1-й армии, которые к революции пристанут; что действие по революционному значению второе, а по устройству временного правления важнейшее предоставлялось Петербургскому округу, а всем прочим членам и управам с директорией Южного края предоставлялось действие во второй армии и херсонским поселениям для составления при Киеве одного так сказать обсервационного, пограничного и притом бездействующего58 корпуса»59. К этому анализу остается только полностью присоединиться и приблизительно датировать его: из дел соединенных славян видно, что лещинский лагерь кончился в сентябре, войска уходили на зимние квартиры 15 сентября60 . Отсюда следует, что второй белоцерковский план был вновь

56 Разрядка везде моя, кроме оговоренных далее случаев — М . Н.

57 Разрядка Пестеля.

58 Разрядка Пестеля.

59 Дело Пестеля, «В. Д.» IV, с, 169; ср. с. 284 (показание С. Муравьева-Апостола), с. 96 и 104.

60 М. В. Нечкина, Общество Соединенных славян. Л. -М. 1927, с. 82.

стр. 46


разработан и согласован с Трубецким до сентября, так как отлучиться в Киев во время маневров было, конечно, невозможно.

Победа Севера нуждалась теперь в прочном организационном закреплении. Необходимо было ввести Сергея Муравьева в состав Южной директории, где до сих пор находились лишь Пестель и Юшневский. Настроения Юшневского уже были достаточно известны, — он стремительно отходил от линии Пестеля и не стал бы противиться победившему Северу, так как и за линией С. Муравьева-Апостола было бы обеспечено решающее значение. План этот был поставлен на очередь еще в начале пребывания С. Трубецкого в Киеве. С. Трубецкой показывает, что было решено «достать» от Пестеля «причисление Муравьева к их главному правлению»61 , относя это, повидимому, к начальному своему ознакомлению на месте с делами Южного общества.

Юшневский показывал следствию, что Пестель потому согласился ввести Сергея Муравьева в директорию, что «боялся его силы». Это свидетельство надо признать вполне справедливым. Вопрос следственного комитета также с полным соответствием действительности содержит попутное утверждение, что С. Муравьев был введен в состав директории «из опасения, чтобы он не отошел от нашего общества»62 . Победа Севера была ясна Пестелю, и он сознательно уступил победителю перед угрозой раскола в Южном обществе.

Наступали тревожные дни кануна восстания.

61 Дело С. Трубецкого, «В. Д.» I, с. 16.

62 «В. Д.» IV, с. 99.

 


© libmonster.ru

Permanent link to this publication:

https://libmonster.ru/m/articles/view/%d0%9a%d0%a0%d0%98%d0%97%d0%98%d0%a1-%d0%ae%d0%96%d0%9d%d0%9e%d0%93%d0%9e-%d0%9e%d0%91%d0%a9%d0%95%d0%a1%d0%a2%d0%92%d0%90-%d0%94%d0%95%d0%9a%d0%90%d0%91%d0%a0%d0%98%d0%a1%d0%a2%d0%9e%d0%92 Similar publications: LRussiaLWorldY G

южных юнионистских обществ во время гражданской войны — Центр исследований гражданской войны Вирджинии

Автор: Allie Bochna

« Мы, члены этого Тайного Круга, являемся членами Союза, которые считают, что« так называемая Конфедерация »ошибочна и предательски, и знают, что она тираническая. Поэтому мы не должны ей оказывать никаких услуг и не будем оказывать ей добровольно. Мы будем использовать все секретные средства, которые в наших силах, чтобы нанести ущерб делу Конфедерации и помочь Союзу »[1]

.

Этот залог верности стал статьёй создания «Домашнего круга», тайного профсоюзного общества в армии Конфедерации во время Гражданской войны.Джон Хеннинг Вудс был южанином, который поддерживал Союз во время гражданской войны. Однако, несмотря на то, что у него были профсоюзные настроения, его все же призвали в армию Конфедерации. Находясь в армии, Вудс стал членом «Домашнего круга», который состоял из членов Союза, которые хотели подорвать военные усилия Конфедерации.

Зебулон Б. Вэнс представлял Северную Каролину в Палате представителей США с 1858 по 1861 годы. (Источник: Wikimedia Commons)

Вудс и «Домашний круг» были не единственной группой южных профсоюзов, которые сыграли активную роль в подрыве Конфедерации во время Гражданской войны.По всей Западной Северной Каролине южные профсоюзы играли важную роль в угрозах просепаратистским правительственным чиновникам до выхода Северной Каролины из Союза в мае 1861 года. Юнионисты продолжали принимать ответные меры против Конфедерации в годы войны. Профсоюзные группы существовали по всей Западной Северной Каролине с большой концентрацией профсоюзов в округах Мэдисон, Янси и Рэндольф, а также в небольших окружающих округах.

Ранняя напряженность в Западной Северной Каролине

До гражданской войны южные профсоюзы составляли большинство населения Западной Северной Каролины.В письме от 28 января 1861 г. Дивер, сторонник сепаратизма из округа Мэдисон, написал Зебулону Б. Вэнсу, члену Палаты представителей США, что три четверти населения округа Мэдисон являются членами профсоюзов, как и более трех четвертей соседнего округа Янси. 2] Еще до начала гражданской войны в апреле 1861 года многие сторонники Союза в Западной Северной Каролине играли активную роль в подрыве дела Конфедерации. В число этих действий входили юнионисты в графстве Банкомб, угрожавшие «смолой и пером» просепаратистским чиновникам.Подобные угрозы подчеркивают, что юнионисты не боялись нанести ответный удар просепаратистскому правительству, когда Северная Каролина была на грани отделения. Юнионисты хотели, чтобы местные чиновники знали, что они по-прежнему лояльны к Союзу, хотя правительство их штата могло быть иным.

Местные власти не игнорировали действия профсоюзов против них и хотели подавить антиконфедеративные симпатии. Пример такого подавления произошел в округе Рэндольф в октябре 1861 года, через шесть месяцев после начала гражданской войны.Окружной суд Рэндольфа призвал к аресту профсоюзного деятеля Томаса Дугана после того, как он «использовал язык в пользу федерального правительства и против правительства Конфедерации». [3] Арест профсоюзных активистов был одной из многих тактик, используемых официальными лицами Конфедерации для подавления антиконфедеративных симпатий. .

Многие жители Северной Каролины выступали против отделения в жаркие месяцы кризиса отделения. Одна из самых ярких причин, по которой люди в Западной Северной Каролине поддерживали Союз, заключалась в их непоколебимой лояльности Соединенным Штатам.В глазах профсоюзов отделение было крайним предательством их страны.

Герои борьбы Америки против Конфедерации

Когда Северная Каролина вышла из Союза в мае 1861 года, проповеднические настроения не были сломлены; это продолжалось в годы войны. Юнионисты сформировали такие группы, как «Герои Америки» (HOA), которые, как полагают, насчитывали десять тысяч членов во время войны. [4] Целью ТСЖ было «[удержать] горный регион против правительства повстанцев.[5] ТСЖ вселял страх в силы Конфедерации, используя агрессивную и угрожающую тактику. Это включало в себя «перестрелку», форму партизанской войны, которая включала стрельбу в офицеров Конфедеративной армии [6]. Официальные лица Конфедерации в Западной Северной Каролине рассматривали действия ТСЖ как измену и угрозу военным усилиям.

Обеспокоенность Конфедерации и ответные меры против юнионистских обществ

В январе 1863 года власти Конфедерации легко подавили восстание профсоюзов в округе Мэдисон.Однако правительство Конфедерации все еще было запугано действиями этих юнионистов. Официальные лица Конфедерации решили держать войска в округе Мэдисон «до тех пор, пока это необходимо для защиты лояльных граждан и их собственности» [7]. Это показывает, что профсоюзные общества успешно запугивали власти Конфедерации. Эти власти считали, что необходимо обеспечить защиту лояльным жителям Конфедерации из-за действий профсоюзных обществ.

Могила одной из жертв кровавой бойни Кейта, которая впоследствии будет известна как Резня Шелтона Лорел.(Источник: Wikimedia Commons)

В январе 1863 года члены профсоюзов совершили налет на склад в городке Маршалл в округе Мэдисон. Подполковник Я.А. Кейт, командовавший полком войск Конфедерации, был взбешен действиями юнионистов. Кейт и его люди убили группу из тринадцати профсоюзных активистов, которых они подозревали в участии в рейде. Из тринадцати убитых трое были моложе восемнадцати лет. Это событие будет известно как Резня Шелтона Лорел.

Заключение

юнионистских обществ существовало в армии Конфедерации и в тылу.На внутреннем фронте тайные общества, такие как «Герои Америки», хотели ослабить Конфедерацию с помощью партизанской войны и угроз. Тайным обществам удалось вызвать чувство страха и неуверенности в рядах Конфедерации.

Банкноты

[1] Мемуары Джона Хеннинга Вудса, Vol. 2, стр. 36, John Henning Woods Papers, Ms2017-030, Special Collections, Вирджинский политехнический университет и государственный университет, Блэксбург, Вирджиния.

[2] С.О. Дивер — Зебулону Б. Вэнсу, 28 января 1861 г., Записки Зебулона Бэрда Вэнса, Государственный архив Северной Каролины, Роли, Северная Каролина,

[3] Судебный документ из округа Рэндольф », Miscellaneous Civil War Records, State Archives, North Carolina, цитируется у Уильяма Т. Аумана,« Сосед против соседа: Внутренняя гражданская война в районе округа Рэндольф в Конфедерации Северная Каролина »(Роли : Управление архивов и истории Северной Каролины, 1984), 63.

[4] Уильям Т. Ауман и Дэвид Д.Скарборо, «Герои Америки в гражданской войне в Северной Каролине», Исторический обзор Северной Каролины, , 58, вып. 4 (1981): 327.

[5] «Важно из Северной Каролины». Sunbury American , (Пенсильвания) 27 июня 1863 г.

[6] «Взгляд на юг», The West Virginia Journal, 25 января 1865 г.

[7] Военное министерство США. Война восстания: Сборник официальных отчетов армий Союза и Конфедерации. Серия 1, Том.18. Вашингтон, округ Колумбия, Правительственная типография, 1887: 853.

Дополнительная литература

Ауман, Уильям Т. и Скарборо, Дэвид Д. «Герои Америки в гражданской войне в Северной Каролине». Исторический обзор Северной Каролины, 58, вып. 4 (1981)

«Shelton Laurel Massacre», http://northcarolinahistory.org/encyclopedia/shelton-laurel-massacre/

Инско, Джон К. и МакКинни, Гордон Б. Сердце Конфедеративных Аппалачей: Западная Северная Каролина в гражданской войне

Майерс, Бартон А.Мятежники против Конфедерации: юнионисты Северной Каролины

Палудан, Филипп С. Жертвы: правдивая история гражданской войны

О проекте

Эта страница была создана в рамках исследовательского семинара для студентов, проводимого на факультете технической истории штата Вирджиния профессором Полом Куигли осенью 2017 года. Взгляды и мнения принадлежат студентам-авторам.

Вернуться на Главная страница онлайн-выставки Джона Хеннинга Вудса .

Заговор Линкольна — BradMeltzer.com

Секреты погони

Автор бестселлеров №1 книги Первый заговор: Секретный заговор с целью убийства Джорджа Вашингтона обращает свое внимание на малоизвестную, но правдивую историю о неудавшейся попытке убийства президента Линкольна .

Всем известна история убийства Авраама Линкольна в 1865 году, но мало кто знает о первоначальном заговоре с целью его убийства четырьмя годами ранее, в 1861 году, буквально по пути в Вашингтон, округ Колумбия, на свою первую инаугурацию.

Заговорщики были частью про-южного тайного общества, которое не хотело видеть в Белом доме президента, выступающего против рабства. Они спланировали тщательно продуманный план убийства нового президента на вокзале Балтимора, когда инаугурационный поезд Линкольна проезжал через столицу. Заговор расследовал знаменитый детектив Аллан Пинкертон, который проник в группу с помощью тайных агентов, в том числе одной из первых женщин-частных детективов в Америке.Если бы убийство увенчалось успехом, не было бы президентства Линкольна, и ход Гражданской войны и американской истории навсегда изменился бы.

Команда бестселлеров, которая представила вам The First Conspiracy , теперь обращает свое внимание на историю тайного общества, пытавшегося убить Авраама Линкольна, и сыщиков под прикрытием, которые сорвали их планы.

Заговор Линкольна Брэда Мельцера и Джоша Менша выйдет в мае 2020 года. Пожалуйста, сделайте предзаказ сегодня!

Восемь тайных обществ, о которых вы могли не знать | История

На этой иллюстрации, озаглавленной «МАРШ К СМЕРТИ», изображены члены Молли Магуайр на пути к виселице в Поттсвилле, штат Пенсильвания.Корбис

Само по себе название тайные общества вызывают любопытство, восхищение и недоверие. Когда в прошлом месяце Washington Post опубликовала историю о том, что судья Верховного суда Антонин Скалиа провел свои последние часы в компании членов тайного общества элитных охотников, люди сразу же захотели узнать больше о группе.

Братство, о котором идет речь, Международный Орден Святого Губертуса, было зарегистрировано графом Антоном фон Шпорком в 1695 году и первоначально предназначалось для сбора «величайших знатных охотников 17 века, особенно в Богемии, Австрии и странах Австро-Венгерской империи. , которым правят Габсбурги », — говорится на его официальном сайте.После того, как организация отказала в членстве нацистам, особенно военному лидеру Герману Герингу, Гитлер распустил ее, но порядок возродился после Второй мировой войны, и в конце 1960-х было основано американское отделение.

Орден — лишь одна из многих подпольных организаций, которые существуют сегодня, хотя популярность этих секретных клубов достигла пика в 18-19 веках, пишет Ной Шахтман для Wired . В то время многие из этих обществ служили безопасными площадками для открытого диалога обо всем, от академических кругов до религиозного дискурса, вдали от ограничительных взглядов церкви и государства.Как пишет Шатман:

Эти общества были инкубаторами демократии, современной науки и экуменической религии. Они выбрали своих лидеров и составили конституции, регулирующие их деятельность. Не случайно Вольтер, Джордж Вашингтон и Бен Франклин были активными членами. И, как и у сегодняшних сетевых радикалов, большая часть их власти заключалась в их способности сохранять анонимность и сохранять в тайне свои связи.

Упор на секретность — вот что вызвало такое недоверие в эксклюзивных клубах.Не меньше, чем New York Times взвесило тайные общества в 1880 году, не полностью отвергая теорию о том, что «масонство привело к гражданской войне и оправдало президента Джонсона и … совершило или скрыло бесчисленные преступления». « Times» комментирует: «В эту умелую теорию масонства не так охотно верят, как в теорию о том, что европейские тайные общества являются правящей силой в Европе, но все еще есть много людей за пределами сумасшедшего дома, которые твердо верят в нее.”

Многие религиозные лидеры чувствовали, по крайней мере, противоречие по поводу секретных приказов. В 1887 году преподобный Т. Де Витт Талмэдж написал свою проповедь о «моральном влиянии масонства, странного братства, рыцарей труда, греческого алфавита и других обществ». Преподобный, который сказал, что у него есть «сотни личных друзей, принадлежащих к орденам», использовал Притчи 25: 9 — «не открывай секреты другим» — чтобы попросить своих слушателей спросить, будет ли членство в тайном обществе или нет. положительное или отрицательное решение для них.Между тем на той же неделе кардинал Джеймс Гиббонс занял более определенную позицию в отношении секретных приказов, заявив, что у них «нет оправдания существованию».

В Соединенных Штатах в конце 19-го века было достаточно национального возмущения против тайных обществ, что одна заинтересованная группа провела ежегодный «Конвент против тайных обществ». В 1869 году на национальном конгрессе в Чикаго участники обратились к «светской прессе». Секретарь организации сказал, что пресса «либо одобряла, либо игнорировала тайные общества», в то время как «немногие религиозные газеты достаточно наглели, чтобы выступить за Христа в противовес масонству.Но к 1892 году группа, которая считала общества «злом для общества и угрозой для наших гражданских институтов», не смогла «добиться от них ничего, кроме решительного осуждения», как отмечалось в Pittsburgh Dispatch .

В то время как романист «Код да Винчи» Дэн Браун и его современники пролили свет на некоторые из более крупных тайных братских организаций, таких как Орден Черепа и Костей, масоны, розенкрейцеры и иллюминаты, существуют и другие, менее известные группы. у которых есть собственные захватывающие истории.Вот лишь несколько:

Улучшенный благотворительный и защитный орден лосей мира

В 1907 году Республиканский Сиэтла сообщил об Ордене Лосей, написав, что «члены и офицеры утверждают, что это одно из самых процветающих тайных обществ среди афроамериканцев этого города». Согласно некоммерческому реестру афроамериканцев, братский орден был основан в Цинциннати, штат Огайо, в 1899 году после того, как двум чернокожим было отказано в приеме в Благотворительный и защитный орден лосей мира, который все еще популярен сегодня и, несмотря на вопросы поднятая на дискриминационных методах, теперь позволяет любому американскому гражданину в возрасте 21 года и старше, который верит в Бога, быть приглашенным присоединиться к его рядам.

Эти двое мужчин решили взять название ордена и создать вокруг него свой собственный клуб. Официально названный Улучшенным Доброжелательным и Защитным Орденом Мировых Лосей, этот орден когда-то считался центром черного сообщества. В эпоху сегрегации домик был одним из немногих мест, где могли общаться чернокожие мужчины и женщины, пишет Pittsburgh Post-Gazette . Однако в последние годы газета Post-Gazette сообщила, что секретная организация изо всех сил пытается сохранить свою актуальность.Тем не менее, тайное общество продолжает спонсировать образовательные стипендиальные программы, летние молодежные лагеря компьютерной грамотности, парады, а также общественные работы по всему миру.

Гранд Апельсин Лодж

Великая Оранжевая Ложа, более известная как «Орден Оранжистов», получила свое название от принца Вильгельма III, принца Оранского, и была основана после Алмазной битвы возле небольшой деревни в современной Северной Ирландии под названием Луггалл.Его цель заключалась в «защите протестантов», и именно поэтому в 1849 году лорд-лейтенант Ирландии Джордж Уильям Фредерик Вильерс выразил гнев дублинской газеты Waterford News за поддержку общества. Газета писала: «Лорд Кларендон поддерживает связь с нелегальным обществом в Дублине более десяти дней. Великая Оранж Ложа со своими секретными знаками и паролем строила заговоры с его Превосходительством в течение всего этого времени. того периода.Это может показаться странным, но это факт… »

В то время тайные общества были запрещены в Ирландии, поскольку, согласно официальным данным Ирландии по статистике выселений и преступности, они, как утверждалось, действовали в «антагонизме с« Земельной лигой », ирландской политической организацией.

Grand Orange Lodge и сегодня существует с клубами в Ирландии и других странах мира. Потенциальные члены протестантского братства не берут на себя никаких обязательств, они просто должны подтвердить свое принятие Принципов Реформации, а также лояльность по отношению к своей стране.Что касается вопроса о том, являются ли они «антиримскими католиками», официальный сайт заявляет: «Оранжизм — это скорее положительная, чем отрицательная сила. Он желает продвигать реформатскую веру, основанную на непогрешимом Слове Бога — Библии. Оранжизм не вызывает недовольства или нетерпимости. Осуждение религиозной идеологии направлено против церковной доктрины, а не против отдельных приверженцев или членов ».

Независимый орден нечетных товарищей

Возможно, нужно быть членом альтруистического и дружелюбного общества, известного как Независимый Орден Странных Товарищей, чтобы точно знать, когда клуб только начинал, но первое письменное упоминание об этом Ордене, однако, датируется 1812 годом, и в нем упоминается Джордж. IV.

Еще до того, как его назвали принцем-регентом Соединенного Королевства, Георг IV был членом масонов, но, как гласит история, когда он хотел, чтобы его родственник был принят в общество без необходимости терпеть длительные В процессе инициирования запрос был категорически отклонен. Георг IV покинул орден, заявив, что он создаст конкурирующий клуб, согласно истории Независимого ордена нечетных товарищей, опубликованной Philadelphia Evening Telegraph в 1867 году.Официальный сайт ордена, однако, прослеживает происхождение клубов вплоть до 1066 года.

Независимо от того, как все началось, справедливо будет сказать, что король исполнил свое желание. Независимый орден нечетных товарищей существует и по сей день, и в его рядах входили премьер-министры Великобритании Уинстон Черчилль и Стэнли Болдуин. Странные Товарищи, как они себя называют, основаны на идеалах дружбы, любви и правды. В ложах ордена есть настоящие скелеты; они используются во время инициации, чтобы напомнить своим членам об их смертности, сообщал Washington Post в 2001 году.

Принц-регент, позже Георг IV, в подвязках от сэра Томаса Лоуренса. Собрание галереи / Корбис

Рыцари Пифия

Рыцари Пифия были основаны Юстусом Х. Рэтбоуном, государственным служащим в Вашингтоне, округ Колумбия, в 1864 году. Он чувствовал моральную потребность в организации, которая практиковала «братскую любовь», что имело бы смысл, учитывая страну был в разгаре гражданской войны. Название является отсылкой к греческой легенде Дамон и Пифий , пифагорейскому идеалу дружбы.Все члены-основатели в той или иной степени работали на правительство, и это был первый братский орден, учрежденный актом Конгресса, сообщает официальный сайт ордена. Цвета рыцарей Пифия — синий, желтый и красный. Синий символизирует дружбу, желтое милосердие и красное доброжелательность, — пишет издание North Carolina Evening Chronicle в специальном выпуске, посвященном 50-летию клуба в 1914 году.

«Рыцари Пифия» по-прежнему активны и являются партнером Бойскаутов Америки, второй организации, получившей устав от Конгресса США.

Древний орден лесников

Известный сегодня как «Общество, дружественное к лесоводам», Древний Орден лесников был первоначально основан в 1834 году, согласно веб-сайту общества, хотя и под несколько другим названием. Древний Орден был создан до того, как в Англии появилось государственное медицинское страхование, поэтому клуб предлагал своим членам рабочего класса пособия по болезни.

В 1874 году американская и канадская ветви вышли из Древнего Ордена и основали Независимый Орден лесников.Кандидаты, желающие попасть в клуб, должны были «пройти обследование у компетентного врача, который сам связан своей связью с орденом», — писала газета Boston Weekly Globe в 1879 году. Общество до сих пор предоставляет страховые полисы для своих члены, которые также участвуют в различных общественных работах.

Древний Орден объединенных рабочих

Джон Джордан Апчерч и 13 других в Мидвилле, штат Пенсильвания, основали Древний Орден объединенных рабочих в 1868 году с целью улучшения условий жизни рабочего класса.Подобно Лесникам, он установил защиту для своих членов. Первоначально, если член ордена умирает, все братья ордена вносят доллар в семью члена. В конечном итоге это число будет ограничено до 2000 долларов.

Древний Орден объединенных рабочих больше не существует, но его наследие продолжается, поскольку порядок непреднамеренно создал новый вид страхования, который повлиял бы на другие братские группы, чтобы они добавили положение о страховании в свои конституции.

Сыны патриотического ордена Америки

Патриотический орден «Сыны Америки» восходит к ранним дням существования Американской республики, согласно официальному сайту.Следуя по стопам «Сынов свободы», Ордена объединенных американцев и стражей свободы, «Патриотические сыны Америки», которые позже добавили к своему названию слово «Орден», стали одними из «самых прогрессивных, самых популярных, самых популярных». влиятельные, а также самые сильные патриотические организации »в Соединенных Штатах в начале 20-го века, Аллентаунский лидер писал в 1911 году.

Насколько прогрессивным был этот порядок, зависит от интерпретации. В 1891 году «Сыны Америки» отказались исключить слово «белый» из своей конституции, отвергнув предложение, которое позволяло черным мужчинам подавать заявки.Сегодня Орден открывает свое членство для «всех коренных или натурализованных американских граждан мужского пола в возрасте 16 лет и старше, которые верят в свою страну и ее институты, которые желают увековечить свободное правительство и которые хотят поощрять братские чувства среди Американцы, чтобы мы могли возвеличить нашу страну, чтобы присоединиться к нам в нашей работе товарищества и любви ».

Иллюстрация, на которой Молли Магуайр стреляет из пистолета. Ксилография, 1877 г. Корбис

Молли Магуайрс

В 1870-х годах 24 мастера и надсмотрщика на угольных шахтах Пенсильвании были убиты.Подозреваемый виновник? Члены тайного общества Молли Магуайерс, организации ирландского происхождения, завезенной в Соединенные Штаты ирландскими иммигрантами. «Магуайры», вероятно, получили свое название из-за того, что участники использовали женскую одежду в качестве маскировки, якобы совершая свои незаконные действия, в том числе поджоги и угрозы убийством. Группа была окончательно уничтожена кротом, заложенным знаменитым детективным агентством Пинкертона, которое было нанято горнодобывающими компаниями для расследования деятельности группы. В ходе серии уголовных процессов 20 Магуайров были приговорены к смертной казни через повешение.Орден Сынов Святого Георгия, еще одна секретная организация, основанная в 1871 году для противодействия Магуайрам, также, похоже, исчез.

Афроамериканская история Американская история Крутые находки Европейская история Секреты американской истории

Рекомендованные видео

Рыцарей Золотого Круга

Дэвид К.Кин. Рыцари Золотого Круга: Тайная Империя, Южный Сецессион, Гражданская Война . Батон-Руж: Издательство государственного университета Луизианы, 2013. xii + 308 стр. ISBN 978-0-80715-004-7.

Летом 1859 года организация, называющая себя «Рыцари Золотого Круга», получила национальную известность как влиятельное тайное общество, созданное для защиты прав южных рабовладельцев. В их первоначальные цели входило распространение южных имперских интересов на «золотой круг» Мексики, Центральной Америки и Карибского бассейна.Однако с избранием Авраама Линкольна рыцари обратили свое внимание на поощрение выхода из союза и, более агрессивно, на захват полувоенными войсками арсеналов и фортов, которые будут использоваться для снабжения еще не сформированной армии Конфедерации. В начале войны рыцари были в основном поглощены политикой Конфедерации и армией. Но в конце войны члены ордена вновь стали главными заговорщиками в заговоре с целью убийства президента Линкольна.

В книге Дэвида Кина Knights of The Golden Circle прослеживается история этого тайного общества от его истоков в период политических беспорядков конца 1850-х годов до Гражданской войны.Исследование Кина — это амбициозная и хорошо проработанная работа, цель которой — продемонстрировать, как тайное объединение единомышленников превратило южную версию явной судьбы во влиятельную политическую силу. Его работа тем интереснее, потому что тайные общества вообще секретны. Таким образом, это не самые надежные хранилища письменных источников, на которые обычно полагаются историки.

Повествование Кина делится на три периода. Первый — с 1859 по 1860 годы.В эти годы основной целью рыцарей было распространение рабовладельческих интересов в Южном полушарии, особенно в Мексике. Джордж Бикли, красноречивый торговец, профессионально скитающийся по течению, возглавил движение по образцу другого тайного общества, Ордена Одинокой Звезды (OLS). Члены OLS были активными «флибустьерами» — частными военными экспедициями, взявшими на себя вторжение в страны Латинской Америки во имя американских интересов. Рыцари намеревались провести аналогичные операции в северной Мексике, но руководство не желало быть связанным с традицией пиратов.Они настаивали на том, чтобы ее члены соблюдали законы США о нейтралитете и вторгались в нее только по приглашению мексиканских сторонников. Приглашения так и не последовали, и затея исчезла. Тем не менее, этот период служил для организации рыцарей в иерархическую структуру, которая могла направлять и продвигать их цели на Юге.

Второй период охватывает середину 1860–1861 годов. С избранием Линкольна рыцари отказались от своей основной цели вторжения в Мексику и бросили свои усилия на поддержку южных губернаторов, лоббирующих отделение.Они также отмежевались от руководства Бикли и реорганизовались по децентрализованной модели во главе с командирами полков на государственном уровне. Кин утверждает, что благодаря этой децентрализованной многогосударственной сети Рыцари стали самым влиятельным тайным обществом, выступающим за отделение. В частности, они добились успеха в Техасе, Вирджинии и Кентукки. Также в этот период рыцари использовали тактику запугивания, чтобы запугать южных профсоюзов, и инициировали смелые, если не опрометчивые планы по обеспечению безопасности федеральных фортов и арсеналов в южных штатах.В то время как большинство членов Рыцарей Золотого Круга в конечном итоге присоединились к армии Конфедерации, элементы организации оставались активными в начале войны только позже, чтобы быть поглощенными более прозрачными про-южными группами, такими как Минуты и Национальные добровольцы.

Наконец, Кин исследует период с середины 1864 года до убийства президента Линкольна. Здесь история концентрируется на возможности возродившихся Рыцарей Золотого Круга, намеревающихся совершить саботаж, похищение и даже убийство, поскольку Конфедерация столкнулась с неизбежной гибелью.Кин уделяет особое внимание Джону Уилксу Буту, члену Рыцарей с самых первых дней, и основной группе его когорт, сосредоточенной вокруг Балтимора и Вашингтона. Хотя доказательства в основном косвенные, Кин подразумевает, что филиалы Рыцарей Золотого Круга помогали и поддерживали Бута и его компанию в неудавшемся заговоре с целью похищения президента, а также в убийстве Линкольна 14 апреля 1865 года.

Сила аргумента Кина заключается в первой части книги, в которой он описывает Джорджа Бикли и его первые попытки превратить рыцарей в военизированную организацию, приверженную южному рабовладельческому империализму.Его исследование представляет собой наиболее обширную на сегодняшний день информацию о Бикели, и Кин предлагает убедительный отчет о том, как рыцари понимали свою миссию в политическом контексте того времени. Также очень ценен вклад Кина в наше понимание организационной структуры Рыцарей Золотого Круга. Членство состояло из трех «степеней»: военной, коммерческой, финансовой и управленческой, первая из которых была рядовой, а последняя — руководящей. Более того, работа умело демонстрирует, как тактика запугивания и милитаризм довоенного тайного общества с некоторой легкостью переросла в более поздние экстремистские организации, такие как Ку-клукс-клан.

Слабым местом книги является утверждение Кина о том, что рыцари сыграли важную роль в сепаратистском движении Техаса, а также в расширении прав и возможностей сепаратистского меньшинства Вирджинии. Кин предлагает очень мало доказательств того, что рыцари обладали таким влиянием, и не дает четких причинно-следственных связей, связывающих группу с политикой отделения в этих государствах. Многие организации, не считая рыцарей, призывали к отделению Техас и Вирджиния в первые месяцы 1861 года, и если рыцари были столь влиятельными, как утверждает Кин, необходимо получить больше доказательств.Точно так же связь рыцарей с заговорщиками, убившими Линкольна, требует гораздо большего количества доказательств, чем дает это исследование. Кин включает много определителей в этот раздел своего исследования — «возможно», «может быть», «вероятно» — но снова не может установить причинно-следственную связь.

Несмотря на неубедительные аргументы, упомянутые выше, Рыцарей Золотого Круга остается ценным вкладом в области изучения Гражданской войны. Работа Кина является лучшим исследованием происхождения и деятельности Рыцарей Золотого Круга на сегодняшний день и, вероятно, останется необходимым текстом по этой теме.

новых книг историка гражданской войны Калифорнийского университета проливают новый свет на тайные общества и потерянную кампанию

Хотя Рыцари никогда не были численностью пятой колонны, считается, что они и их идеи повлияли на Джона Уилкса Бута, театрального актера, убившего Авраама Линкольна. Лаузе сказал: «Считается, что Джон Уилкс Бут либо был членом, либо сочувствовал рыцарям Золотого Круга, находившимся в Балтиморе в то время. Человек по имени Джордж Сандерс, который был сотрудником секретной службы Конфедерации, имел репутацию человека, связанного с Бутом через эту группу.А Сандерс был членом другого тайного общества, которое выступало за убийство ».

Масоны принца Холла: корень подземной железной дороги

С другой стороны, некоторые тайные общества той эпохи, такие как масоны Принца Холла, сыграли свою роль в начало и затем поддержание подземной железной дороги.

«В общем, вы можете думать о тайных обществах как о зонтичных организациях для тех, кто хочет нарушить существующие законы по патриотическим, по их мнению, причинам», — сказал Лаузе.«С одной стороны, есть такие группы, как Рыцари Золотого Круга. С другой стороны, есть группы, подобные масонам принца Холла ».

В состав масонов принца Холла входили афроамериканцы, как свободные люди, так и рабы. Орден был основан чернокожим ветераном американской революции, и его цель заключалась в том, чтобы противостоять правовым, социальным и культурным репрессиям против чернокожих. «Эта группа была стержневым корнем, который превратился в Подземную железную дорогу», — заявил он.

Интересно, что отель Louisville, Ky., глава группы проводил свои собрания в Нью-Олбани, штат Индиана. Сказал Лаузе: «Так как рабы были членами вместе со свободными чернокожими из среднего класса, группа обычно тайно пересекала реку Огайо, чтобы безопасно проводить собрания в свободном помещении. государство ».


Братство Союза

Основанное в 1848 году, это секретное общество США (НЕ названное в честь« Союза »в терминах Гражданской войны) было слабо связано с другими подобными обществами в Европе. Он преследовал цель борьбы с рабством. Фактически, члены Братства Союза в Милуоки, штат Висконсин., как известно, проявили гражданское неповиновение до того, что успешно штурмовали местную тюрьму, чтобы освободить беглого раба, который был схвачен и заключен в тюрьму в соответствии с Федеральным законом 1850 года о беглых рабах.

«ЦЕНОВАЯ КАМПАНИЯ»

«Кампания по пропавшим ценам» (Университет штата Миссури), еще одна новая книга Лаузе, также должна выйти в конце этого года. В нем рассказывается о военной кампании в приграничных штатах, которую и Союз, и Конфедерация хотели забыть еще до ее завершения.

Тайное общество гражданской войны за рабство

Рыцари Золотого Круга стремились создать конфедерацию, которая охватила бы 2400 квадратных миль от юга Соединенных Штатов до Южной Америки — и работала бы за счет труда рабов.

Библиотека Конгресса Слева — Джордж Бикли, глава Рыцарей Золотого Круга. Существует заговор о том, что убийца Линкольна был членом этого общества.

Эпитафия Александра Великого выражает мнение, что «мира недостаточно.В середине 19 века в Соединенных Штатах группа южан, известная как Рыцари Золотого Круга, придерживалась подобной философии.

Это тайное общество разработало заговор с целью защиты и распространения рабства, что, возможно, является самым спорным вопросом в истории Соединенных Штатов. Хотя у нас нет слишком подробных сведений о рыцарях, а их история погрязла в слухах, мы знаем их конечную цель: создать империю, которая простиралась бы от Карибского моря до Тихого океана, построенная на табаке, хлопке, сахаре и других фруктах. кровь и пот рабов.

Корм ​​для групп, выступающих за рабство, таких как рыцари Золотого круга

Север и юг Соединенных Штатов использовали разные подходы к рабству с тех пор, как страна была колонизирована.

Хотя Север определенно не был свободен от рабства, его экономическая система не полагалась исключительно на принудительный труд порабощенных афроамериканцев. Что еще более важно, северные штаты постепенно пришли к запрету рабства.

Но на юге все было иначе.Свободный труд рабов поддерживал экономику Юга, и действительно, как показала перепись 1860 года, в регионе использовался бесплатный труд примерно трех-четырех миллионов рабов.

Wikimedia Commons Дред Скотт в 1857 году. Он безуспешно подал в суд на свободу себя и своей семьи, поскольку они жили в свободном штате Иллинойс. Его дело вдохновило аболиционистов на Севере.

Естественно, разные подходы Севера и Юга к рабству вызвали значительную напряженность. Уже в середине 1830-х годов возникли южные правозащитные группы, пропагандирующие рабство.Это напряжение сохранялось на протяжении первой половины XIX века, когда к Соединенным Штатам Америки добавлялись новые территории.

Так называемый Компромисс 1850 года еще больше расширил эту политическую привязку. То, что было предназначено для смягчения ситуации между государствами, выступающими за рабство, и государствами, не поддерживающими рабство, только добавило масла в это пламенное несоответствие. Калифорния стала свободным штатом, рабство на территориях Юты и Нью-Мексико будет определяться народным суверенитетом, а работорговля в Вашингтоне, округ Колумбия.C. был растворен.

Сторонники рабства Южане были награждены Законом о беглых рабах, который, однако, упростил рабовладельцам захват и возвращение беглых рабов.

После решения Дреда Скотта в 1857 году, которое распространило аболиционизм в Штатах, многие белые южане увидели надпись на стене, обозначающую рабство. Однако многие из них не желали отказываться от этого и мечтали о расширении использования рабов так, чтобы от них никогда не избавиться.

Объединение Рыцарей Золотого Круга

Джордж У.Л. Бикли был одним из таких людей. Однако его отличало то, с каким рвением он справлялся с этой задачей.

Врач, авантюрист и редактор из Вирджинии предвидел начало новой эры американского рабства, и для этого ему нужно было создать новую организацию.

Согласно Исторической ассоциации штата Техас, Рыцари Золотого Круга возникли в Лексингтоне, Кентукки, 4 июля 1854 года. Генерал Джордж Бикли собрал группу из пяти человек, имена которых с тех пор утеряны.

Предлагаемая территория «Золотого круга» включала Конфедеративные Штаты, Мексику, Центральную Америку, Карибский бассейн и северные части Южной Америки.

Основная цель секретной организации Бикли была простой, если не немного грандиозной: создать подпитываемую рабством империю, известную как «Золотой круг».

Эта огромная империя имела бы диаметр 2400 миль. Его столица будет в Гаване, Куба, а его влияние будет распространяться на южную часть Северной Америки на территорию Мексики, Центральной Америки, большую часть Карибского бассейна и некоторые части северной части Южной Америки.

Мексика будет приобретена и разделена на несколько рабовладельческих штатов с назначенным конгрессменом. Во главе с высшим классом юга Америки эта империя создаст всемирную монополию на табак, сахар и хлопок. Золотое кольцо гарантирует, что над американской системой эксплуатации никогда не зайдет солнце.

Была надежда, что, создав большой и успешный домен, управляемый рабством, Юг сможет обеспечить использование рабства по всей стране.

Большая часть миссии рыцарей была основана на другом более старом секретном обществе, названном Орденом Одинокой Звезды (OLS).OLS действовала как нечто вроде неофициальной армии, которая взяла на себя задачу вторгнуться в страны Южной Америки и насильственно взять их под свой контроль ради Америки.

В Золотом круге было три различных типа членства: военное, финансовое и правительственное. Последний был руководящим постом, тогда как первый был должностями, предназначенными для обычного члена.

Каталог национальных архивов Список правил идентификации Рыцарей Золотого Круга.

К несчастью для рыцарей, напряженность вокруг рабства достигла пика в 1861 году, когда Южные Конфедеративные Штаты вступили в войну с Северными Союзными Штатами в Гражданской войне, что сделало их цели невозможными.

Видные члены

В состав группы входили известные личности, такие как Элкана Грир, полковник Третьей Техасской кавалерии и будущий губернатор Техаса Л. Салливан Росс.

Предположительно, Сэм Хьюстон — техасский политик, в честь которого назван город Хьюстон — также был членом в первые дни рыцарей, но ушел, разочаровавшись в их взглядах на Соединенные Штаты.

Университет Цинциннати Джордж Вашингтон Лафайет Бикли часто называют «мошенником из Цинциннати», поскольку он пытался сойти за врача в альтернативной области «электрической медицины» — но оказалось, что он не имеет степени.

Некоторые источники даже связывают убийцу Авраама Линкольна, Джона Уилкса Бута, и печально известного народного преступника Джесси Джеймса с тайным обществом.

К 1858 году Рыцари Золотого Круга имели устав, ритуалы и конституцию. Местные отделения были известны как «замки», и к 1860-м годам Бикли утверждал, что в группе было более 100 000 членов, но такие цифры почти наверняка преувеличены.

Wikimedia Commons Убийца Абрахама Линкольна, Джон Уилкс Бут, предположительно был членом Рыцарей Золотого Круга.

Однако возможно, что к 1860 году рыцари насчитали около 50 000 человек, учитывая, что в Калифорнии было 16 000 членов, в Техасе и Кентукки — 8 000 человек, а также были «замки», основанные в Алабаме, Арканзасе, Джорджии и Мэриленде. Миссури, Северная Каролина, Теннесси, Вирджиния, не говоря уже о 15 000 человек, которые присоединились к KGC после роспуска OLS.

Продвижение законного представительства

В то время как рыцари мечтали об империи рабов, их непосредственной заботой была Мексика.Целью тайного общества было присоединить весь полуостров к Соединенным Штатам и предоставить каждому американскому эмигранту 640 акров земли для ведения сельского хозяйства — разумеется, в виде рабов.

Армия из 16 000 человек будет защищать эмигрантов и условия договора с Мексикой, обеспечивая тем самым американское господство.

Пятьдесят штатов будут отделены от Мексики, что потребует от 50 сенаторов и 60 или более конгрессменов представлять свои интересы в законодательной ветви власти и тем самым гарантировать, что права и желания Юга будут услышаны и признаны.

Каталог национальных архивов Печать президента рыцарей Золотого круга.

Действительно, с таким представлением рабовладельческие государства могли остановить любую аболиционистскую политику, проводимую свободными северными штатами.

Неудачные планы вторжения в Мексику

Перед Гражданской войной в США, которая окончательно положила конец рабству в Соединенных Штатах, рыцари сосредоточились на вторжении и аннексии Мексики. Однако этой мечте о Золотом круге не суждено было осуществиться.

Бикли так и не смог организовать успешный рейд, и часто, пока он собирал средства для группы, Рыцари растворялись в анархии. Так было в Новом Орлеане в 1860 году, когда группа рыцарей, около тысячи человек, сошла с ума, в то время как Бикли был занят другими делами.

Поскольку люди из Нового Орлеана распались, они не могли встретиться с другим отрядом рыцарей, собравшимся у границы с Мексикой в ​​конце марта 1860 года. Там военное крыло рыцарей планировало выступить на Рио-Гранде, реку, разделяющую Мексику и Соединенные Штаты, и сначала казалось, что их миссия получает поддержку.Журналист сообщил, что:

«Эта часть страны заполнена членами этой загадочной организации, и их костры каждую ночь увеличиваются за счет новых партий, прибывающих в течение дня… Сообщается, что 300 из них находятся поблизости и на пути к Голиаде… Рота из тридцати человек прибыла сегодня из Балтимора под командованием лейтенанта. Филипс и еще одна компания прибыли в субботу ».

Но неназванный американский солдат, расквартированный рядом с повстанцами, написал в личном письме, что, хотя эти люди собрались, их намерения казались неясными и дезорганизованными:

«Здесь расположились лагерем триста или четыреста человек, предположительно К.G.C’s или флибустьеры. Я не знаю, каковы их проекты. Полагаю, мы скоро получим приказ арестовать их, чтобы не допустить въезд в Мексику ».

Несмотря на сотни рыцарей Золотого круга, скопившихся у мексиканской границы, вторжения так и не произошло. Из-за нехватки средств и неверия в руководство Бикли или, возможно, из-за отсутствия организации, как некоторые предполагали, попытка рыцарей аннексии провалилась.

Гражданская война в США растворяет круг

Хотя ходили слухи о том, что рыцари были причастны к печально известному вторжению Конфедерации, известному как Рейд Моргана, в ходе которого было собрано около 2000 человек для вывода войск Союза в Огайо и Индиана, они не подтверждаются.Кроме того, Рейд Моргана, как и собственные попытки Рыцарей, провалился.

Конечно, настоящим полем битвы за рабство была Гражданская война в США, которая происходила между 1861 и 1865 годами. Конфедеративные Штаты проиграли конфликт Союзным Штатам, который положил конец рабству и мечтам Золотого Круга.

Многие Рыцари Золотого Круга сражались за Конфедерацию, включая самого Бикли, который участвовал в качестве военного хирурга до его поимки за шпионаж и последующей смерти в 1867 году.

Тимоти Х. О’Салливан / США. Библиотека Конгресса через Getty Images Уилмер Маклин и его семья сидят на крыльце своего дома, где генерал Конфедерации Роберт Э. Ли подписал условия капитуляции генералу Союза Улиссу С. Гранту 9 апреля 1865 года в здании суда Аппоматтокс, штат Вирджиния.

С отменой рабства и реинтеграцией юга Соединенных Штатов в Союз Рыцари Золотого Круга потеряли всякую популярность, которую они могли бы иметь. Однако это не помешало некоторым предположить, что организация по-прежнему активна как подпольное общество.

Сокровища, заговоры и наследие

Возможно, более соблазнительными являются слухи о том, что Рыцари Золотого Круга прятали сокровища, которые до сих пор не обнаружены. Предположительно, спрятанное сокровище предназначалось для финансирования еще одной гражданской войны, и, возможно, той, которая окажется более успешной для Юга.

Один такой тайник был обнаружен двумя мальчиками из Балтимора в 1934 году, которые нашли 5000 золотых монет на сумму 10 миллионов долларов в сегодняшних долларах. Но люди верят, что сокровища все еще можно найти в Соединенных Штатах и, возможно, в Канаде.

Библиотека Конгресса США / Getty Images Руины стоят перед Капитолием Конфедерации, около 1865 года, в Ричмонде, штат Вирджиния.

Легенда об этом незаконно добытом сокровище живет, пожалуй, самым ярким образом в человеке по имени Боб Брюэр, который считает, что его предки, возможно, спрятали золото в Арканзасе, и с тех пор посвятил всю свою жизнь поиску его. Уйдя из военно-морского флота в 1977 году, Брюэр так серьезно занялся сокровищами, что стал экспертом в этом вопросе. Он даже работал консультантом в фильме 2007 года « Сокровище нации: Книга тайн », который затрагивает эту легенду.

Но Брюэр нашел достаточно доказательств того, что эта легенда основана на некоторой реальности. В 1991 году он нашел тайник с монетами 1800-х годов на общую сумму 400 долларов.

Сумма этих сокровищ в XIX веке оценивалась примерно в 2 миллиона долларов, а сегодня мифическое золото может стоить 160 миллионов долларов.

Хотя теория нечеткая и доказательства неубедительны, есть также предположение, что Ку-клукс-клан произошел от Рыцарей Золотого Круга. Действуя как сильная военная ветвь общества, вполне вероятно, что KKK был ответвлением, которое со временем превратилось в собственную организацию.

Один историк даже утверждал, что «KGC породила оригинальный KKK».

К сожалению, эта часть истории — как и большая часть истории рыцарей — может остаться просто легендой. Возможно, этого все-таки следует ожидать от тайного общества.


Узнайте больше удивительных историй об Америке времен Гражданской войны, от предполагаемой сексуальной зависимости Джона Уилкса Бута до ранее не публиковавшейся фотографии Гарриет Табман.

Тайная история тайных обществ

Неудивительно, что в Америке существуют сотни тайных обществ — в конце концов, они призваны вызывать восхищение.Адам Парфри, основатель и владелец издательства Feral House, следил за ними с тех пор, как в детстве наблюдал за своим первым парадом Shriners. Их таинственная одежда и хриплое поведение «спровоцировали меня и оставались со мной на протяжении десятилетий», — говорит он. Теперь он выпустил книгу Ritual America , которая раскрывает эти причудливые и гнусные подпольные культуры. «Мы пытались охватить все стороны истории», — говорит он, — это не всегда простая задача, когда рассказывается о культурах, основанных на секретности.

Большие идеи в искусстве и развлечениях. См. Полное покрытие

В 1987 году Парфри опубликовал свое первое эссе на эту тему «Убийство короля 33» в первом издании своей книги Apocalypse Culture . Один из ведущих субъектов его исследования, теоретик заговора Джеймс Шелби Даунард, предложил сценарий убийства Джона Кеннеди, который содержал увлекательные предположения о важности масонского «сумеречного языка» (двойные и тройные значения, нумерология и ономатология).Эссе вызвало споры, и Мэрилин Мэнсон даже назвал одну из своих песен «King Kill 33».

В последние годы бестселлеры Дэна Брауна «Код да Винчи » возродили интерес общественности к тайным обществам. Но ни одна из книг последней волны промасонской и заговорщической литературы, по словам Парфри, «не имела имиджевого и социологического подхода, как Ritual America ».

Учитывая огромное количество культов и субкультур, Парфри знал, что его исследования могут удивить многих.«Несмотря на успех сериала PBS Джозефа Кэмпбелла пару десятилетий назад, какой хороший американец думает, что он практикует« обряды »или« ритуалы »?» — спрашивает Парфри. «Считается, что эти слова относятся к тому, что делают первобытные люди в чужих странах». Ritual America показывает, что сотни ритуальных клятв и процедур практикуются за дверями лож и клубов даже сегодня.

Парфри определяет «тайное общество» как социальную группу, к которой требуется присяга на верность. «Это наша точка зрения; мы знаем, что другие могут думать иначе», — говорит он.«Некоторые сервисно-ориентированные организации, такие как Львы или Лоси, имеют множество секретных ритуалов в своей структуре. Ротари и Киванис, в меньшей степени, но эти организации, как масоны, требуют клятвы верности. Никакой клятвы, никакого членства».

Исследование книги открыло глаза (и, соответственно, обложка — это так называемое «око провидения»). Было потрясающее количество групп, «особенно в то время, когда не было видимой причины для интеграции секретных ритуалов в свои организации», — говорит он.«Сотни лет назад католическая церковь боролась с группами масонов за власть и деньги, и тогда необходимость в секретности была логичной». Но сегодня это немного загадочнее.

Парфри говорит, что его основным источником была книга Альберта С. Стивенса Циклопедия братств (1899) . И подзаголовок говорит само за себя: Сборник существующей достоверной информации и результатов первоначального расследования в отношении происхождения, происхождения, основателей, развития, целей, эмблем, характера и персонала более шести сотен тайных обществ в Соединенных Штатах. Государства, дополненные семейными деревьями групп и обществ, именами многих репрезентативных членов. Из этих «более чем шести сотен тайных обществ» масонство — дедушка, как и АА — архетип всех 12-ступенчатых движений трезвости », — говорит Парфри. Но тайные общества преследовали множество целей и принимали разные формы: профсоюзы, бизнес-группы, сельские / аграрные организации, религиозные и оккультные организации, группы трезвости, пьяные группы, иммигранты, антииммигрантские организации. По словам Парфри, их широта дает «снимок Америки».

Вопрос о том, кого допустить в эти группы, постоянно повторяется в истории.Среди наиболее тревожных обществ была довольно большая и важная группа «Улучшенный Орден красных людей», восходящая к началу 1800-х годов. Его члены были одеты в одежду коренных американцев и проводили ритуалы, вдохновленные этой культурой, и все же отказывались допускать коренных американцев в свое общество. Масонство и другие братские группы, которые заявили, что приветствуют всех верующих в Бога, были в первую очередь протестантскими. «В результате Ку-клукс-клан и другие расистские группы приняли близкую форму масонского ритуализма», — говорит Парфри.

Обряды и ритуалы этих организаций часто были причудливыми и устрашающими. Парфри утверждает, что это был «способ бросить вызов новым членам и похвастаться всем, кто выходит за рамки ритуалов». Были издевательства при инициации, которые заставляли людей поверить, что им собираются отрубить головы, или, как минимум, поверить, что они пили козью кровь. «Некоторые группы действительно нравились садистам», — говорит он.

Выигрыш от членства в обществах часто распространяется на стены, находящиеся за пределами зала заседаний.Во время Гражданской войны несколько солдат с Севера и Юга принесли с собой доказательства своей масонской принадлежности, что должно было обеспечить хорошее обращение с ними со стороны врага. «Потом было больше бизнес-ориентированных групп, которые со временем превратились в страховые агентства», — говорит Парфри. Остальные выполняли социальные функции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.