Сказание о походе олега на царьград: Сказание о походе князя Олега на Царьград в «Повести временных лет» | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Содержание

Сказание о походе князя Олега на Царьград в «Повести временных лет» | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

Тема: Повесть временных лет

Виданное ли дело — корабли на колесах, идущие с попутным ветром под парусами со стороны поля к городу? Такие корабли перемещали люди великого русского князя Олега в 907 году к Царьграду. (Царьград — древнерусское название Константинополя). Князь Олег не случайно переместил корабли с моря на сушу. Это была его тактика. Именно с суши ему легче было покорить греков.

В войске князя Олега было множество варяг, северян, полян и других народов. Воевали они самоотверженно, убили много греков, сожгли их церкви, взяли пленников, и «много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги».

Греки же, увидев корабли на колесах, выслали послов к князю Олегу — они искали примирения. Князь согласен был заключить мир, но потребовал дани на две тысячи русских кораблей, а каждому русичу с корабельного экипажа — по двенадцать гривен. Материал с сайта //iEssay.ru

Греки заключили мир с Олегом. Русский князь велел им сшить паруса для его кораблей из лучших шелков и повесил свой щит на вратах Царьграда в знак победы русичей над греками. Вернулся Олег в Киев, неся золото и другие щедрые дары.

Об этом рассказывает одно из значительных произведений Киевской Руси — летопись «Повесть временных лет». По всей вероятности, ее составителем был монах Печерского монастыря Нестор.

На этой странице материал по темам:
  • читать летопись сказания о походе олега на царьград
  • сказание о походе олега на царьград читать онлайн
  • главная мысль в повести о походе олега на царьград
  • найти о победе киевского князя олега над греками
  • князь олег и его корабль на колёсах

ПОХОД ОЛЕГА НА ЦАРЬГРАД.

Допетровская Русь. Исторические портреты.

Читайте также

9. Георгий Победоносец захватывает Иерусалим — Царьград Босфор и пролив Святого Георгия

9. Георгий Победоносец захватывает Иерусалим — Царьград Босфор и пролив Святого Георгия Средневековые источники утверждают, что пролив Босфор, на котором стоит как древний Царь-Град, он же Иерусалим (крепость Ерос), так и позднейший Константинополь-Стамбул, — и пролив

Были ли Царьград и Константинополь когда-то разными городами?

Были ли Царьград и Константинополь когда-то разными городами? Некоторые средневековые тексты разделяют понятия Царьград, Византий, Константинополь. Видимо, было время, когда Царьградом назывался не Константинополь, а другой город. Царьград означает просто царский

Часть 3 Крещение Руси: Царьград или Рим?

Часть 3 Крещение Руси: Царьград или Рим? Глава 1 Крещение княгини Ольги В 1988 г.

Русская православная церковь с великой помпой отметила тысячелетие Крещения Руси, из чего следует, что сие знаменательное событие произошло в годы правления Владимира Святого (Владимира

Глава 5 КРЕЩЕНИЕ РУСИ И ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД НА ЦАРЬГРАД

Глава 5 КРЕЩЕНИЕ РУСИ И ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД НА ЦАРЬГРАД В конце X в. Византия переживает трудные времена. Болгария, покоренная после ухода войска Святослава, вновь отпала от империи. В Малой Азии поднял мятеж полководец Варда Фока. К лету 988 г. его войско захватило большую часть

Глава 8 ПОХОД НА ЦАРЬГРАД

Глава 8 ПОХОД НА ЦАРЬГРАД «В год 6411 (903). Когда Игорь вырос, то сопровождал Олега и слушал его, и привели ему жену из Пскова, именем Ольгу».Вот что находим в Иоакимовой летописи: «Когда Игорь возмужал, оженил его Олег, выдал за него жену от Изборска, рода Гостомыслова, которая

Загадочный поход на «Царьград»

Загадочный поход на «Царьград» В «Повести…» сообщается, что в 866 году впервые Русь напала на Константинополь. Новгородская летопись датирует тоже самое событие совсем иначе: 874–875 годами. Чему верить? Или просто летописцы и в Киеве, и в Новгороде ошибались, привязывая

6.2. Казанский поход Ивана Грозного — это и есть Египетский поход «античного» царя Камбиса

6.2. Казанский поход Ивана Грозного — это и есть Египетский поход «античного» царя Камбиса • КАМБИС ИДЕТ НА ЕГИПЕТ, ВЫПОЛНЯЯ СВОЕ ОБЕЩАНИЕ, ДАННОЕ В ЮНОСТИ. МОЛОДОЙ ЦАРЬ ИВАН IV ГРОЗНЫЙ НАЧИНАЕТ ВОЙНУ С КАЗАНЬЮ.По Геродоту, МОЛОДОЙ Камбис обещает своей матери, что когда

Поход Олега на Константинополь

Поход Олега на Константинополь  Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам русов на столицу Византии: с одной стороны — это стремление нового владыки Днепровской Руси добиться от империи признания своего статуса и тем

907, 912 Походы Олега на Константинополь.

Заключение договоров с греками. Смерть Олега

907, 912 Походы Олега на Константинополь. Заключение договоров с греками. Смерть Олега Согласно летописям, Олег подошел к стенам столицы Византии с флотом в две тысячи судов и осадил ее. Воины Олега поставили свои суда на колеса и, подняв паруса, двинулись к укреплениям

Хождения древних русских на Царьград

Хождения древних русских на Царьград От торговли к отношениям межгосударственным В IX веке в жизни восточных славян произошли знаменательные события. Согласно легендам и древнерусским летописям, с 862 года в Новгороде утвердился, призванный вождями славянских племен,

21. ПОХОД ОЛЕГА НА ЦАРЬГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ

21. ПОХОД ОЛЕГА НА ЦАРЬГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ Из «Повести временных лет» по «Лаврентьевскому списку», СПБ 1910. В лето 6415[19]. Иде Олег на грекы, Игоря оставив Киеве; поя же множество варяг, и словен, и чюдь, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и

У истоков русской торговли и дипломатии. Зачем князь Олег на Царьград ходил

У истоков русской торговли и дипломатии. Зачем князь Олег на Царьград ходил Когда, с кем и где впервые начали торговать русские, точно не скажет никто. Скорее всего, на берегах Черного моря, где задолго до Рождества Христова возникли сначала финикийские, а затем и

У истоков русской торговли и дипломатии. Зачем князь Олег на Царьград ходил

У истоков русской торговли и дипломатии. Зачем князь Олег на Царьград ходил Когда, с кем и где впервые начали торговать русские, точно не скажет никто. Скорее всего, на берегах Черного моря, где задолго до Рождества Христова возникли сначала финикийские, а затем и

Восточная война 1877–1878 годов.

Русская армия изо всех сил старается не взять Царьград

Восточная война 1877–1878 годов. Русская армия изо всех сил старается не взять Царьград Если и был для русских хоть какой-то смысл в этой нелепой войне, то разве что один – еще раз доказать Европе, что «Завещание» Петра Великого, на которое ссылались все кому не лень, включая

Русская крепость Царьград. «Щит Олега»

Русская крепость Царьград. «Щит Олега» Царьград (он же Константинополь, он же мифическая «Троя», ныне Стамбул), центр русского наместничества в Малой Азии. Тут русичи собирают дань с местных племён для стольного города Владимира – Владеющего миром! Глухая полночь! Всё

Поход Вещего Олега на Царьград — «мальчик которого не было» или «не там искали»?

Пожалуй, что нет второго такого события в ранней русской истории (не считая самого начала этой ранней истории), которое занимало бы такое место в нашем историческом самосознании, как поход Вещего Олега на Царьград. Кто не знает щит Олега, прибитый к вратам Царьграда? (Не будем о грустном!)
В русских летописях это масштабное военное предприятие описано очень ярко и красочно, с подробностями, которые могут родиться только в народном сказании. Однако, все не так-то просто. Во-первых, греческие или какие-то иные иностранные источники триумфального похода просто не заметили (к примеру, осада 860 г. отметилась в нескольких греческих и западноевропейских источниках, война 941-944 гг. – в нескольких греческих, хазарских, западноевропейских и арабских источниках, о войне 968-971 гг. подробно рассказывают несколько греческих и упоминают арабские источники). Во-вторых, летописный рассказ, как уже отмечалось выше, явно имеет фольклорный источник. В-третьих, ранние летописцы явно не знали, когда именно произошло столкновение Олега с Византийской империей.
Очевидно, первый пункт уже был подмечен автором самой ранней летописи, о содержании которой мы можем судить – Начального свода. Русские летописцы опирались в своей работе в первую очередь на византийскую историческую традицию. В НПЛмл, в которой нашел отражение этот свод, мы видим, что описание похода 860 г. и первого похода Игоря полностью списано из византийских источников. При этом, первый поход Игоря русский летописец ошибочно датирует 920 г. (не очень понятно, по какой причине он выбрал именно эту дату). На Руси существовало устойчивое представление о том, что через два года князь Игорь повторил поход на греков, после чего те запросили мира. В греческих источниках о втором походе Игоря ничего не говорится, но его реальность вроде бы подтверждается арабским историком (кажется, ал-Асиром – много лет назад в одном из сообществ выкладывалась статья на эту тему, но к сожалению, пока не смог ее обнаружить). С этой проблемой, надо полагать, столкнулся и автор первой русской летописи, который арабских книжек не читал. Решил он ее просто и изящно. С одной стороны, у него была информация о втором походе Игоря на греков, с другой – яркое и подробное русское предание о походе на греков Олега. Летописец или его новгородский последователь сделали из Олега воеводу Игоря, а поход Олега отождествили со вторым походом Игоря.
Прошло много лет. Начальный свод попал в руки к начитанному киевскому монаху, особо приближенному к семье Мономаха. В первой русской летописи этот монах нашел много ошибок и неточностей, как ему показалось, поэтому он полностью ее переписал, добавив новые сведения и собственные комментарии. Получилась знаменитая «Повесть временных лет». Особенную ценность ей прибавляют уникальные греко-русские договоры 907, 911, 944 и 971 гг. Опираясь на эти договоры, новый летописец кардинально изменил всю хронологию событий. Кроме того, он, судя по всему, более широко использовал героические песни и сказания о первых русских князьях, откуда брал сведения о завоеваниях Вещего Олега, его отношениях с венграми и, возможно, с хазарами, о походе Игоря против печенегов и т.д. Опираясь на более точные данные, автор ПВЛ датировал походы Игоря на греков 941 и 944 гг., а поход Олега отнес к 907 г., которым датировался первый его договор с империей.
Среди историков существует несколько кардинально отличающихся мнений относительно похода Олега и его договоров. Одни считают, что поход был в 907 г., оба договоры настоящие. Другие отрицают договор 907 г., считая его подделкой летописца (логику они правда где-то потеряли). Третьи считают, что договоры были, а вот поход имел место ранее – в 904 г., но был он ни разу не удачным. Лишь в народной фантазии он превратился из катастрофы в триумф русского оружия. При этом, любопытно мнение Л.В. Гумилева, который предположил, что победоносные мотивы были срисованы с похода 860 г.
Если непредвзято взглянуть на летописные сведения, то приходится признать, что никаких достоверных данных, которые подтверждали бы реальность похода Вещего Олега на Царьград в 10 веке у нас нет. Более того, арабо-персидские источники указывают скорее на то, что до 941 г. главным направлением русских военно-морских экспедиций служило побережье Каспийского моря. О том, что между Русью и Византией до этого периода не было серьезных конфликтов косвенно указывают также греческие источники. Хотя, в хронике Псевдо-Симеона есть какие-то туманные отрывки, которые вроде бы позволяют говорить о каком-то походе росов к Босфору около 904 г. , но там все настолько смутно и неопределенно, что выводы делать едва ли возможно.
Достоверно известно, что в 9-10 вв. был лишь один поход Руси на Византию, который завершился безоговорочным успехом русского флота. Это осада Константинополя 860 г. Без всякого сомнения столь грандиозный успех должен был как-то отразиться в русском эпосе. Однако, в летописях мы не находим и следа его. Все русские описания войны 860 г. списаны из греческих источников, причем в поздней церковной их обработке, которая описывала итог похода как полный провал росов, флот которых был уничтожен штормом, что было чудом Покрова Богородицы (откуда, собственно, праздник). Ранние же источники, современные событиям, говорят именно об успехе наших предков. Причем, весьма любопытно, как эволюционировал сюжет в русских летописях. В НПЛмл уже упоминается поход, только не приводится никаких точных дат, а сам поход связывается с царем Михаилом Третьим, мать которого ошибочно названа Ириной, правившей за полвека до этого государя (у этой ошибки также есть своя любопытная причина). Далее, без всякой связи с этой цитатой из греческой хроники, приводятся предания о варягах – Аскольде и Дире, призвании Рюрика и т.д. В ПВЛ Аскольд и Дир превращаются в бояр Рюрика, с их переездом в Киев в свою очередь связывается поход на Царьград и датируется он уже 866 г. В Никоновской летописи приводится несколько независимых версий об этом походе, главным образом связываемых с Аскольдом, при этом датируются они по разному, а кроме того из византийских источников добавляется упоминание о первом крещении Руси, которое тоже связывается с Аскольдом. Уточню еще раз, в НПЛмл Аскольд даже не называется русином. Он просто вождь какой-то группы варягов, оказавшийся в Среднем Поднепровье еще до того, как на берегах Ильменя появляется Рюрик.
Имея церковную греческую версию об уничтожении русского флота божественной бурей, русские летописцы, естественно, не допускали мысли о том, что сказание о щите на вратах Царьграда может рассказывать о том самом походе. Поэтому они произвольно привязывали его то ко второму походу Игоря, то к первому договору Олега. Вообще, в договорах Олега нет указаний на какие-то предшествующие конфликты между Русью и империей. Реальных причин сомневаться в достоверности самих договоров и их датировок у нас тоже нет (хотя есть сомнения относительно некоторых моментов в этих договорах, например, в упоминании некоторых городов). Большинству же современных историков мешает их почти религиозная приверженность к летописной хронологии, по сути изобретенной автором ПВЛ, и к летописной концепции русской истории, которая столь явно расходится с данными современных той эпохи иностранных источников. Если признать, что хронология летописных преданий условна, что изначально эти предания рассказывали не о возникновении Русского государства, а о происхождении княжеского рода, который стал править этим государством, начиная с Игоря, если признать, что отождествление варягов и руси – это лишь гипотеза самого летописца, а связь Олега и Игоря – результат его же творчества, то перед нами открываются новые возможности реконструкции истории Руси 9 века. Ключевым моментом здесь является отождествление похода Вещего Олега с осадой Царьграда 860 г.
Творческим развитием того же сюжета о триумфальном походе русского флота на самый богатый город той эпохи, является, как мне представляется, былина о Волхе Всеславьевиче, о чем мне уже приходилось писать. Волх – князь-оборотень, племянник Владимира Красно Солнышко. Вещий Олег – князь, прозвище которого намекает на магические знания и искусство оборотнечества. У Волха нет отца, так как он был рожден от Змея (образ языческого бога?). Вещий Олег всегда упоминается без отчества. Подчеркивается хитрость и прозорливость Волха, также как в летописях – хитрость и прозорливость Олега, а потом и Ольги. В былине рассказывается о захвате Волхом столицы богатой заморской страны («Индеи» или «Турец-земли», которой правит «Салтан»). Аналогия тут с Византией вполне очевидная, особенно в случае с «Салтаном» и «Турец-землей». Подчеркивается превентивный характер нападения Волха. Летописи не раскрывают причин похода Олега, но анализ масштабных военных конфликтов с греками Игоря, Святослава, Владимира и Ярослава показывают, что они были вызваны именно ростом напряженности в отношениях с Византией (речь именно о больших военных походах, а не о пиратских набегах, описанных в «Житии Георгия Амастридского», например).
Таким образом, сравнение летописного предания с событиями достоверно зафиксированной греко-русской войны 860 г., а с другой стороны, сравнение этого предания с русской былиной о Волхе Всеславьевиче позволяют нам восстановить интересную страницу ранней русской истории, а также приоткрыть завесу тайны над биографией основателя «Киевской Руси» и «титана русского исторического сумрака». Что касается договоров 907 и 911 гг., то их заключение вовсе не обязательно связывать с предшествующей войной. Их заключение было вызвано естественными политическими и экономическими интересами Византии, стремившейся включить воинственную северную державу в круг своих союзников, в условиях постоянной угрозы греческим границам со стороны Болгарии, и интересами Руси, которая стремилась найти новые рынки в то время, как поток арабского серебра в Восточную Европу оказался перерезан Хазарией и внутренними проблемами Арабского халифата.
P.S. Вполне вероятно, что заключению договора 907 г. действительно предшествовал какой-то поход русского флота в 904 г. , в котором русь действовала как союзник Симеона Болгарского. Однако, этот поход, если и был, завершился разгромом русской флотилии, что не позволяет его отождествлять с успешным предприятием, описанным в русских преданиях об Олеге и Волхе.

Поход князя Олега на Царьград: sergeytsvetkov — LiveJournal

Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам русов на столицу Византии: с одной стороны — это стремление нового владыки Днепровской Руси добиться от империи признания своего статуса и тем самым подтверждения и продления действия «русско»-византийского договора; с другой — нежелание имперских властей находиться в союзных отношениях с язычниками и предоставлять им торговые и какие-либо иные льготы. Непосредственным поводом к конфликту, если судить по тексту договора 911 г., были какие-то стычки между русами и греками, в которых дело доходило до «удара мечом».

Поход Олега на Константинополь обстоятельно описан в «Повести временных лет». Разительным контрастом с осведомленностью летописца выглядит «заговор молчания», которым окружено это событие в византийской литературе. Впрочем, одно косвенное свидетельство все же имеется. У Льва Диакона находим известие, что император Иоанн Цимисхий грозил князю Святославу Игоревичу участью его отца, который «презрел клятвенный договор», — это, конечно, явный намек на предыдущее византийско-«русское» соглашение, нарушенное Игорем в 941 г.

К сожалению, подробность летописного рассказа отнюдь не гарантирует точности сообщаемых им сведений. Прежде всего это касается хронологии. «Повесть временных лет» датирует поход Олега на Царьград 907 г. К этому же времени она приурочивает проведение предварительных переговоров с греками, результаты которых получают юридическое оформление только в 911 г., когда второе, «расширенное» посольство князя Олега подписывает знаменитый договор. Причины этой дипломатической задержки оставлены без каких-либо объяснений. Образовавшийся временной разрыв летописец просто заполнил «пустыми годами». Трудно сказать, какие соображения двигали им в данном случае*. Но на самом деле оба события произошли в одном и том же году, свидетельство чему можно найти в самой же «Повести». В статье, помеченной 907 г., Олеговы послы ведут переговоры с «царьма грецкими», братьями «Леоном и Александром». Между тем это сообщение может быть верно только по отношению к 911 г., потому что именно в этом году император Лев VI Мудрый назначил Александра своим соправителем. Таким образом, стояние «руси» под стенами Константинополя, скорее всего, продолжалось весь август 911 г. и закончилось 2 сентября, в день подписания договора.

*Кажется, четырехлетний промежуток между походом и подписанием договора в «Повести» как-то связан с расчетами времени смерти Олега: «и пришедшю ему к Киеву, и пребысть 4 лета, на 5 лето помяну конь свой, от него же бяху рекли волхвы умрети Ольгови» (см. об этом: Кузьмин А. Г. Начальные этапы древнерусского летописания. М., 1977. С. 264 – 265; Никитин А. Л. Основания русской истории. М., 2000. С. 183 – 184).

Не большей надежностью, чем выставленная дата, отличается и вся статья 907 г. Это и немудрено, ведь летописец, по сути, сложил гимн во славу вещего князя, в лице которого Русская земля восторжествовала над греками. Верить гимнам на слово было бы, разумеется, наивно. Читая повествование о заморских подвигах Олега, следует помнить, что соотношение между историей и поэзией здесь примерно таково, как между «Илиадой» и настоящей осадой Трои.

Эпическая грандиозность задуманного Олегом похода становится очевидной с первых же строк. Ему будто бы удается собрать огромный флот – 2000 «кораблей». Эта фантастическая цифра нужна летописцу, конечно, только для того, чтобы отправить вместе с Олегом всех его «толковинов» (союзников) — «множество варяг, и словен, и чюдь, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и хорваты, и дулебы, и тиверцы» (причем последние четыре славянских племени, согласно самому же летописному повествованию, еще не «примучены» киевскими князьями под дань). Но даже эта армада «кораблей» не способна вместить всех Олеговых «воев», которых, заметим, уже набирается 80 000 (из расчета по 40 человек в ладье — число, указанное в летописи), поэтому другая их часть «поиде» к Царьграду сушей, «на конех», хотя конных дружин у русов и восточных славян тогда еще не существовало.

Мобилизовав под стяги Олега всю Русскую землю, летописец, однако, не сумел как следует распорядиться этим бесчисленным воинством. Оно тает буквально на наших глазах. Первой исчезает конная рать, поскольку договор Олега требует от греков дань только на «мужей» в «кораблях». А затем как сквозь землю проваливаются все варяго-финно-славянские «толковины», вместо которых внезапно появляется «русь», чьи интересы только и оказываются учтены на переговорах с «царями». Такой оборот дела убеждает в том, что на самом деле морская кампания 911 г. была проведена силами Олеговой дружины; ополчение восточнославянских племен в набеге не участвовало.

Однако в списке «толковинов» заслуживают внимания «словене», которые впоследствии фигурируют в анекдоте с парусами: «И рече Олег: «исшейте парусы паволочиты руси, а словеном кропиньныя», и бысть тако… И подняла русь парусы паволочиты, а словене кропиньные, и раздрал их ветр; и реша словени: «возьмем свои толстины [паруса из грубого холста], не даны суть словенам паруса паволочиты». Паволокой на Руси называлась дорогая ткань двух видов: шелковая и «бумажная» (хлопчатая). «Словенам» достались тоже «паволочитые» паруса, но из хлопчатобумажной ткани – легко рвущиеся («кропкие»). Смысл анекдота, видимо, тот же, что и в сказке о вершках и корешках: деля награбленные у греков дорогие «паволоки» — шелк и бумазею, — «словене» польстились на более роскошную и прочную на вид, чем шелк, но непригодную в мореходном деле ткань.

Здесь летописец явно пересказывает известное ему «русское» дружинное предание, запечатлевшие какой-то конфликт между «русью» и «словенами» по поводу дележа добычи или дружинной «чести». Причем «словене» оказались в числе «толковинов» только благодаря тому, что они являются действующими лицами этого анекдота, и лишь для того, чтобы дать летописцу возможность рассказать его (ничего другого летописец о «словенах» не знает). В устах киевского книжника XI в. история с парусами звучит как насмешка над новгородцами, соперниками «полян-руси». Поэтому «словене» вставлены в список «толковинов» сразу же после варягов, и, находясь на этом месте, они должны обозначать ильменских словен. Не обращая внимания на то, что летописец в данном случае шел от анекдота к истории, все комментаторы этого отрывка до сих пор называют «словен» новгородцами. Между тем славянский контингент «русского» войска, по всей видимости, был представлен моравскими и хорватскими дружинниками, быть может, возглавляемыми воеводой (мотив соперничества дружин князя и воеводы развит в «Повести» позднее, в сюжете о древлянской дани). Характерно, что в тексте договора «словене» не упоминаются. Это могло произойти только в том случае, если они входили в состав «руси» — обстоятельство, вполне естественное для хорватов и мораван, пришедших в Киев вместе с Олеговыми русинами, и совершенно невозможное для ильменских словен.

В свете сказанного десятикратно сокращенное количество «кораблей» Олега будет выглядеть наиболее вероятной цифрой. Кстати говоря, именно так и поступил недоверчивый редактор Комиссионного списка Новгородской I летописи.

Описание военных действий у стен Царьграда вновь ставит вопрос о действительном отношении всей летописной статьи 907 г. к «преданьям старины глубокой» и тем более к «воспоминаниям участников похода». Замечено, например, что рассказ о грабежах и разбоях «руси» в окрестностях Константинополя («и повоева около города, и много убийств створи грекам, и палаты многы разбиша, а церкви пожгоша; а их же имяху полонянникы, одних посекаху, другыя же мучаху, иныя же расстреляху, а другыя в море вметаша, и ина многа зла творяху русь грекам, елико же ратнии творят») составлен из сообщений двух византийских источников — Продолжателя хроники Георгия Амартола и Жития Василия Нового — о нападении на Константинополь князя Игоря в 941 г. (Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы Академии наук СССР, IV. М.; Л., 1940. С. 54 – 57, 69 – 72). Это дало повод ряду исследователей утверждать, что договор 911 г. «не имеет никаких намеков на враждебные отношения между русскими и греками» (Бахрушин С. В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма. М., 1987. С. 30 – 31; Тихомиров М. Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 109). В этих рассуждениях есть своя доля правды, однако полностью отрицать достоверность летописного сообщения о жестокостях русов было бы неверно. В средневековой и, в частности, древнерусской литературе существует множество описаний реальных событий с использованием (подчас дословным) античных, библейских и проч. «образцовых» текстов (Бибиков М. В. Византийская историческая проза. М., 1996. С. 30 – 31). Между тем текст Олегова договора сохранил явственные следы того, что мечи русов и на этот раз обагрились кровью мирного населения Византийской империи. Его «главы» открываются заявлением о прекращении насилия: «По первому слову да умиримся с вами, греки», а на предварительных переговорах императоры Лев и Александр потребовали от русов впредь не «творить пакости в селах и в стране нашей».

Но процитированные критические замечания верны в том отношении, что никакой «русско-византийской войны», то есть полномасштабных военных действий, в 911 г. действительно не было. Олег приплыл к Константинополю не для того, чтобы воевать с Византией; демонстрация военной силы должна была склонить греков к заключению мирного договора. Стратегический замысел Олега состоял в том, чтобы прорваться в бухту Золотого Рога (византийский флот в это время был задействован в морских операциях против арабов в Средиземноморье). Это уязвимое место византийской твердыни было известно русам еще с 860 г. Тогда им удалось застать город врасплох. Но теперь по каким-то причинам внезапного нападения не получилось, и вход в бухту был надежно перекрыт протянутой между обоими берегами цепью. И все же Олег осуществил маневр, благодаря которому 542 года спустя Мехмед II въехал победителем в храм святой Софии. В этом месте своего рассказа летописец опять прибегает к поэтизации истории: «И повеле Олег воям своим колеса изделати и поставити на колеса корабли, и при попутном ветре подняли парусы… и идяше к граду». Полуостров, отделяющий внутреннюю гавань Константинополя от моря, покрыт виноградниками, пашнями и довольно горист; чтобы заставить двигаться здесь поставленные на колеса ладьи, нужен ветер такой необыкновенной силы, который скорее сорвал бы все предприятие, нежели помог ему осуществиться. Но в самом факте переброски ладей по суше в бухту Золотого Рога нет ничего невероятного. Конечно, суда вряд ли были поставлены на колеса — скорее их уложили на круглые вальки и тянули волоком. Древесину в необходимом количестве можно было добыть без труда — фракийские леса подступали тогда к самому Константинополю.

Успех этого маневра ошеломил греков. Увидев вражеские суда плавающими посреди бухты, считавшейся недоступной, императоры-соправители согласились начать переговоры с Олегом. К этому шагу их вынудило также покаянное настроение, охватившее население столицы. Вдруг вспомнили, как за несколько лет перед тем, в 904 г., имперские власти отказались помочь Фессалоникам, подвергшимся осаде со стороны арабов. Жители Фессалоник были возмущены тем, что их бросили на произвол судьбы, и пророчили, что святой Димитрий, покровитель города, обязательно накажет Константинополь за это предательство. И вот теперь в столице на каждом углу слышалось: «Это не Олег, но сам святой Дмитрий послан на нас Богом». Противиться небесной каре было немыслимо. Дальнейшая неуступчивость правительства к требованиям варваров, которые стремились всего-навсего иметь выгодный торг на константинопольском рынке, грозила привести к открытому мятежу. Оба эти обстоятельства — захват Олегом территории Золотого Рога и напряженная обстановка внутри города — и обеспечили незабываемый дипломатический успех послам «от рода русского».

Договор Олега с греками

Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о завершении военных действий. Олег желал получить «дань» — откупное для своих «воев». Это место в «Повести» вообще довольно темно. Летописец приводит двойное счисление дани: вначале Олег «заповеда» давать дань «на 2000 кораблей, по 12 гривен на человек, а в корабле по 40 муж»; но его послы, явившиеся в Константинополь, просят уже «дати воям на 2000 кораблей по 12 гривен на ключ». Очевидное несоответствие между размерами этих двух даней историки объясняли по-разному. Но мало кто принимал при этом во внимание возможности имперской казны и соображения имперского престижа. Даже если, следуя Новгородской I летописи, оценить численность войска Олега в 8000 человек (200 ладей по 40 воинов в каждой), то требуемая на них дань составит 96 000 гривен или 2 304 000 золотников (гривна начала Х в. равнялась примерно трети фунта, то есть 24 византийским золотникам). Тут надо вспомнить, что в византийскую казну ежегодно поступало приблизительно 8 000 000 золотников и что император Маврикий насмерть разругался с аварским каганом Баяном из-за 100 000 золотников – суммы в 23 раза меньше той, которая получена нами в результате десятикратного сокращения количества воинов Олега! (По летописи же выходит, что Олег потребовал выплатить ему три годовых бюджета империи — еще одно свидетельство фантастичности летописного исчисления его войска.) А ведь международный статус аварского кагана намного превосходил достоинство «светлого князя русского».

Думается, что дань по 12 гривен на воина — создание разгоряченной фантазии древнерусских дружинников, попавшее в летопись из их «царьградских» преданий. Две системы исчисления дани отражают, вероятно, тот факт, что Олег, раззадоренный достигнутым успехом, поначалу запросил чересчур много, но затем, в ходе переговоров, согласился взять «по чину». Выражение «по 12 гривен на ключ» обыкновенно понимается как выплата на ключевое (рулевое) весло, то есть на одну ладью. Однако В. Даль в своем словаре (статья «Ключъ») указывает также, что у западных славян слово «ключ» означает поместье из нескольких сел и деревень с местечком, управляемое ключвойтом. «Ладейная сила Олега, — пишет он, — вероятно, делилась на ключи по волостям, откуда ладьи были выставлены, или по частным начальникам над ключами, отделами людей». Учитывая карпатское происхождение Олега, возможно, следует предпочесть именно эту трактовку размера полученной от греков дани. Еще какая-то часть дани была выдана драгоценными вещами и продуктами. Возвращаясь в Киев, Олег увозил с собой «злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье».

Другим важным пунктом переговоров были «уклады», которые греки обязались «даяти на русские грады». Текст, непосредственно следующий за списком городов, регламентирует условия содержания «русских» послов и купцов: «да емлют месячину на 6 месяцев, хлеб и вино, и мясо, и рыбы, и овощ; и да творят им мовь [баню], елико [сколько] хотят; и поидуче же домой, в Русь, да емлют у царя нашего на путь брашно, и якори, и ужа [канаты], и парусы, и елико им надобе». При вторичном упоминании городов договор определяет порядок торговли для купцов-русов: «и да входят в град в одни ворота со царевым мужем, без оружья, по 50 мужей, и да творят куплю, якоже им надобе, не платяче мыта [пошлин] ни в чем же». Таким образом, под «укладом» надо понимать торговый устав, оговаривающий правила торговли русов на константинопольском рынке. Как видим, Олег добился чрезвычайно выгодных условий для «русских» купцов: они получали содержание из императорской казны и освобождались от пошлин.

Договоренность была скреплена клятвой. Императоры Лев и Александр «целовавше сами крест, а Олга водивше на роту [присягу], и мужи его по русскому закону клящася оружьем своим, и Перуном, богом своим, и Волосом, скотьем богом, и утвердиша мир». Имя Волоса вовсе не доказывает, что среди послов Олега находились представители славянской аристократии Киева. Это божество знали также западные славяне и, скорее всего, послы, клявшиеся Волосом, принадлежали к хорватам или мораванам.

2 сентября четырнадцать «мужей от рода русского» подписали письменный договор о «непревратной и непостыжной» любви между русами и греками. Его статьи могут быть разбиты на четыре основных раздела:

1. Порядок разбора и наказания уголовных преступлений, совершенных русами или греками друг против друга на территории Византийской империи. Убийство, как того требовало имперское законодательство, каралось смертью и конфискацией имущества, за исключением той части, которая полагалась жене убийцы. За нанесение телесных повреждений на виновного налагался штраф («пять литров серебра по закону русскому»), причем если он был «неимовит», то должен был снять с себя и «самые порты». С пойманного вора взыскивалось втрое против взятого; в случае оказания им сопротивления при поимке, хозяин украденного имущества мог безнаказанно убить его. Приговор выносился только на основании неоспоримых свидетельств; при малейшем подозрении на ложность свидетельских показаний противная сторона имела право отвергнуть их, поклявшись «по своей вере». За лжесвидетельство полагалась казнь. Стороны обязывались выдавать друг другу сбежавших преступников.

2. Оказание взаимопомощи на территории других государств. В случае кораблекрушения византийского торгового судна близ берегов какой-либо иной страны находящиеся поблизости «русские» купцы обязаны были взять корабль и экипаж под охрану и сопроводить груз в пределы империи или в безопасное место. Если беда настигала греков близ «земли Русской», то корабль препровождали в последнюю, товары продавались и вырученное русы должны были переправить в Константинополь с первым же посольством или торговым караваном. Насилия, убийства и грабежи, совершенные русами на корабле, карались вышеозначенным способом. О том, что «русские» купцы имели право требовать того же с греков, договор умалчивает. Вероятно, это обстоятельство связано с тем, что русы отправлялись в торговые экспедиции целыми флотилиями (по приблизительным подсчетам, один торговый караван, прибывавший из Киева в Константинополь в середине Х в. , насчитывал не менее тысячи человек — см. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Прим. 63. С. 329). Многочисленность «русских» купцов отражена и в требовании греков об ограничении их доступа в Константинополь: они должны были входить в город через одни ворота по 50 человек. Понятно, что при таком размахе торговых предприятий русы не нуждались в посторонней помощи.

3. Выкуп «русских» и греческих невольников и военнопленных и поимка беглых рабов. Увидев на невольничьем рынке греческого пленника, «русский» купец должен был выкупить его; так же обязан был поступить греческий торговец по отношению к плененному русу. На родине невольника купец получал за него выкупную сумму или среднюю цену невольника по текущему курсу («20 златых»). На случай «рати» (войны) между «Русской землей» и Византией предусматривался выкуп военнопленных — опять же по средней цене невольника. Беглые или украденные «русские» рабы подлежали возврату хозяевам; последние могли искать их на территории империи, и тот грек, который противился обыску своего дома, считался виновным.

4. Условия найма русов на военную службу. При объявлении набора наемников в войско византийские императоры обязаны были брать на службу всех русов, которые этого пожелают, и на тот срок, какой будет устраивать самих наемников (русы добивались долгосрочного наемничества, вплоть до пожизненного). Имущество убитого или умершего наемника, при отсутствии завещания, переправлялось его ближним «в Русь».

Переговоры завершились торжественной церемонией, которая должна была явить варварам могущество империи и побудить Олега последовать примеру предыдущих «русских» князей, обратившихся в христианство. Послы русов были приглашены в храм Святой Софии для осмотра христианских святынь: «Царь же Леон послы рускыя почтив дарами, золотом и паволоками… и пристави к ним мужи свои, показати им церковную красоту, и полаты златыя, и в них сущее богатство: злато много, и паволоки, и каменье драгое, и страсти Господни, венец и гвоздье, и хламиду багряную, и мощи святых, учаще их к вере своей и показующе им истинную веру; и тако отпусти их в свою землю с честью великой». Но кажется, никто из русов не пожелал оставить языческие заблуждения.

Перед тем как покинуть свой стан, Олег еще раз подтвердил свое твердое намерение хранить с греками «любовь непревратну и непостыжну», приказав повесить на городских воротах свой щит, «показуя победу». Этот символический акт обыкновенно истолковывают в совершенно противоположном смысле — как знак победы русов над Византией. Однако слово «победа» в XI – XII вв. имело также значение «защита, покровительство» (ср. победница — «заступница, защитница» в Успенском сборнике). Равным образом и щит нигде и никогда не символизировал победу, но лишь защиту, мир, прекращение брани. Поднятие предводителем войска своего щита во время сражения означало призыв к началу мирных переговоров; в 1204 г. знатные крестоносцы вешали свои щиты на дверях занятых ими домов в Константинополе, чтобы предотвратить их разграбление другими рыцарями. Вещий князь оставлял грекам свой талисман, который должен был охранять город от вражеских нападений; он возвращался в свой карпатский «Джарваб» не победителем Византии, а ее союзником и защитником.

Поход 911. Как олег потерялся

21. ПОХОД ОЛЕГА НА ЦАРЬГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ Из «Повести временных лет» по «Лаврентьевскому списку», СПБ 1910.В лето 6415. Иде Олег на грекы, Игоря оставив Киеве; поя же множество варяг, и словен, и чюдь, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и

6. Поход на Константинополь Появление норманнских войск на берегу Адриатического моря не могло не обеспокоить Алексея. Вот уже три месяца император наблюдал, как по дорогам, идущим с севера, к границам его империи стекаются бесчисленные разрозненные и беспорядочные

автора Аверков Станислав Иванович

23. КАК ДРЕВНИЙ ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД СТАЛ ПОСТАВЩИКОМ ДЛЯ КИЕВА ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ, ПЕРВЫЙ ИЗ КОТОРЫХ АСКОЛЬД ОРГАНИЗОВАЛ ПЕРВЫЙ БАНДИТСКИ – КАТАСТРОФИЧЕСКИЙ ПОХОД В КОНСТАНТИНОПОЛЬ Со своими подопечными Рюрик поступил по императорски.Вот что далее записал монах

907 год в истории Руси отмечен легендарным походом на Константинополь (или как его еще называли — Царьград), который возглавлял новгородский князь Олег.

Это событие связано с множеством домыслов и сомнений со стороны историков, многие из которых не верят в его подлинность по ряду причин. В этой статье мы подробно расскажем про поход Олега на Царьград (краткое содержание), и попытаемся разобраться, действительно ли это событие происходило так, как рисуют его древнерусские летописи.

Кто такой князь Олег?

Олег был князем Новгорода и великим начиная с 882 и по 912, который стал годом его смерти. После того как он получил властные полномочия над новгородской землей (что случилось после смерти Рюрика) в качестве регента несовершеннолетнего Игоря, им был захвачен древний Киев. Именно этому городу в тот период было суждено стать столицей и символом объединения двух основных центров для славян. Именно поэтому зачастую историки рассматривают как основателя Древнерусского государства. А последующий поход Олега на Царьград стал поводом для того, чтобы его стали называть «Вещим».

Почему Олега назвали Вещим?

Как говорит нам «Повесть временных лет», поход Олега на Царьград состоялся в 907 году. В летописи речь идет о том, как осаждался и брался город, причем воспевается мужество и острый ум князя, который перехитрил византийцев. Согласно данному источнику, он отказался взять отравленную пищу у них, из-за чего его и прозвали «Вещим». Люди на Руси именно так и стали называть Олега, который одержал победу над греками. В свою очередь, имя его происходит из Скандинавии, а при переводе означает «святой».

Поход на Царьград

Как уже было указано выше, содержание похода и русско-византийской войны описано в ПВЛ (Повести временных лет). Эти события завершились тем, что в 907 году был подписан мирный договор. В народе это приобрело известность благодаря таким словами: «Вещий Олег прибил свой щит на вратах Царьграда». Но, тем не менее, этот поход не упоминается в греческих источниках, а также, в целом, о нем нигде не говорится, кроме как в русских сказаниях и летописях.

Кроме того, уже в 911 г. русичи подписали новый документ. Причем в подлинности заключения данного договора никто из историков не сомневается.

Византия и русы

Следует отметить, что после похода русов на Царьград в 860 году в византийских источниках ничего не указано о конфликтах с ними. Однако существует ряд косвенных доказательств подтверждающих обратное. Например, наставление императора Льва IV уже начала X столетия содержит информацию о том, что враждебными «северными скифами» используются небольшого размера корабли, плывущие на быстрой скорости.

Поход Олега по «Повести временных лет»

Как говорит сказание о походе Олега, Царьград брали не только с привлечением славян, но и финно-угорских племен, которые перечисляются в древнем русском памятнике письменности начала 12 столетия — «Повести временных лет». Если верить летописному своду, одни воины передвигались на лошадях по побережью, а другие — морем с помощью двух тысяч кораблей. Причем в каждое судно помещалось более тридцати человек. Историки до сих пор колеблются в том, стоит ли верить «Повести временных лет» и являются ли данные о походе, указанные в летописи, подлинными.

Легенды в описании похода

Сказание о походе князя Олега на Царьград содержит большое количество легенд. Например, повествование указывает на то, что корабли двигались на колесах, на которые они были поставлены Олегом. Византийцы испугались направлявшихся к Константинополю русов и попросили мира. Однако они отнесли отравленные блюда, от которых князь отказался. Затем грекам ничего не оставалось, как дать свое согласие на то, что предлагал Олег. Как гласит легенда, им пришлось заплатить по 12 гривенников всем воинам, а также отдельную сумму князьям в Киеве, Переяславле, Чернигове, Ростове и других городах, кроме Новгорода. Но на этом победы князя не закончились. Кроме разовой выплаты, грекам Византии необходимо было выплачивать русам постоянную дань, а также согласиться на заключение договора (речь идет о том самом договоре, подписанном в 907 году), который должен был регулировать условия пребывания, а также ведения торговли русскими купцами в греческих городах. Стороны принесли взаимные клятвы. А Олегом, в свою очередь, был совершен тот самый знаменитый поступок, сделавший его легендарным, согласно сказаниям, в глазах простого народа. Им был повешен щит на врата столицы Византии Константинополя в качестве победоносного символа. Грекам было отдано приказание — пошить паруса для славянского воинства. Летописи говорят о том, что именно после того, как был завершен поход Олега на Царьград в 907 году, в народе князь стал известным как «Вещий».

Однако если рассказы древнерусского летописца о набеге русов на Константинополь в 860 г. основаны только на византийских хрониках, то повествование об этом набеге основывается на сведениях, полученных из легенд, которые не были записаны. Причем несколько сюжетов совпадают с подобными из скандинавских саг.

Договор 907 года

Какими же были условия договора, и был ли он заключен? Если верить «Повести временных лет», то после победных действий князя Олега в Царьграде был подписан с греками достаточно выгодный для Руси документ. Целью его основных положений принято считать возобновление мирного и добрососедского отношения между данными народами и государствами. Византийская власть взяла на себя обязательство выплачивать русам определенную сумму ежегодной дани (причем размеры ее довольно солидны), а также оплатить единовременный платеж контрибуции — как в деньгах, так и в вещах, золоте, редких тканях и т. п. В договоре оговаривались указанные выше размеры выкупов для каждого воина и размера месячного содержания, которое греки должны были давать русским купцам.

Сведения о походе Олега из других источников

Согласно сведениям Новгородской Первой летописи ряд событий происходили иным образом. При этом походы на Константинополь были совершены под руководством а «Вещий» при этом — всего лишь воевода. Летопись так описывает легендарные походы Олега на Царьград. Год при этом указан как 920, а датировка следующего набега относит события к 922 году. Однако описание похода в 920 году в деталях похоже на описание Игорева похода 941 года, которое отражено в нескольких документах.

В информации, которая содержится в византийских хрониках, написанных Псевдо-Симеоном в конце 10 столетия, приведены сведения о русах. В одном из фрагментов часть историков видят детали, указывающие на предсказания мудрецов о будущей смерти Олега, а в личности Роса — самого князя. Среди научно-популярных изданий бытует мнение, высказанное В. Николаевым о походах росов на греков, совершенных около 904 года. Если верить его построениям (о которых не было речи в хрониках Псевдо-Симеона), то росы потерпели поражение у Трикефала от византийского предводителя Иоанна Радина. И лишь некоторым удалось спастись от греческого оружия из-за озарения их князя.

А. Кузьминым при исследовании текста летописи «Повести временных лет» о деяниях Олега высказывались предположения о том, что автором были использованы тексты болгарских или греческих источников о набегах под руководством князя. Летописцем приводились фразы греков: «Это не Олег, а святой Димитрий, который послан на нас Богом». Такие слова указывают, по мнению исследователя, на время событий в 904 году — византийцами не была оказана помощь фессалоникийцам. А покровителем ограбленного города считался Димитрий Солунский. В итоге, большое количество жителей Фессалоники вырезали, и лишь некоторых из них смогли освободить от арабских пиратов. В этих неясных по контексту словах греков о Димитрии могли заключаться указания на месть от святого Царьграду, который косвенно был виновен в такой участи населения.

Как историки интерпретируют сведения летописи?

Как уже было сказано выше, информация о набеге содержится только в русских летописях, а в византийских писаниях на этот счет ничего не указывается.

Однако если посмотреть на текстовую часть фрагментов документов, которая приведена в «Повести временных лет», то мы можем говорить о том, что все-таки сведения о походе 907 года не являются полностью вымышленными. Отсутствие данных в греческих источниках некоторыми исследователями объясняется неправильной датой, к которой относят войну в «Повести временных лет». Существует ряд попыток произвести ее связь с походом русов (дромитов) 904 года, тогда как греки бились с войском пиратов, которое возглавлял Лев Триполийский. Теория, которая более всего походит на правду, принадлежит авторству Бориса Рыбакова и Согласно их гипотезе, сведения о набеге в 907 года нужно относить к событиям в 860 году. Эта война заменялась сведениями о неудачных походах под руководством которое было навеяно преданиями о необычайном освобождении христианского населения от языческих племен.

Датировка похода

Точно неизвестно о том, когда именно был совершен поход князя Олега на Царьград. Год, к которому относят эти события (907), является условным и появился после того, как летописцами были произведены собственные расчеты. С самого начала легенды о правлении князя не имели точной даты, ввиду чего позднее сведения разделялись на этапы, которые относили к начальному и завершающему периоду его княжения.

Кроме того, в «Повести временных лет» есть информация и об относительной датировке набега. В ней содержаться сведения о том, что предсказанное мудрецами (смерть князя) произошло в действительности через пять лет после того, как был совершен поход на Царьград. Если Олег умер не позднее 912 года (об этом свидетельствуют данные о принесении жертв в работах Татищева, которые совершались во время появления Галлеи — легендарной кометы), то автор рассчитал все правильно.

Значение похода Олега на Царьград

Если поход действительно произошел, то его можно считать значительным событием. Документ, который был подписан в результате похода, следует рассматривать как определяющий отношения греков и русов момент на следующие десятки лет. Последующие исторические события, так или иначе, были связаны с теми набегами, которые совершались князем Олегом, вне зависимости от их правильной датировки.

Петр Романов, РИА Новости

Когда, с кем и где впервые начали торговать русские, точно не скажет никто. Скорее всего, на берегах Черного моря, где задолго до Рождества Христова возникли сначала финикийские, а затем и милетские, то есть греческие, колонии, которые успешно торговали с окрестными племенами. Колонии покупали хлеб, кожи, шерсть, лен, строевой лес (дуб, вяз, ясень), смолу, воск и мед, а сбывали вино, оливковое масло, шерстяные ткани, одежду, глиняную посуду и различные предметы роскоши.

Далее греческие товары шли к Балтике, причем везли их как сами греки, так и славяне, занимавшие в IX веке бассейны рек Днестра, Днепра, Западной Двины, Западного Буга, озера Ильмень и верхней Оки. К этому времени восточные славяне, объединившись под княжеской властью, представляли уже грозную военную силу и начали сами во многом диктовать условия торговли и Византии, и хазарам, чьи владения мешали торговому выходу русских к Каспийскому морю.

Главным защитником торговых и внешнеполитических интересов Древней Руси стал в ту пору князь Олег, прозванный в народе вещим, то есть кудесником, волхвом, чародеем. Первоначально Олег — князь из рода Рюриков — правил в Новгороде, а затем, собрав войско из варягов и славян, пошел на Киев, подчиняя себе по дороге различные славянские племена. Захватив Киев, Олег не раз громил хазар, а в 907 году предпринял поход на греков. Войско состояло из варягов, ильменских славян, чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей и других племен, населявших тогда древние русские земли. По словам летописца, кораблей у Олега было 2000, а на каждом корабле по 40 человек. Верить в абсолютную точность летописных исчислений, конечно, не обязательно, но даже с определенными поправками получается, что князю удалось собрать немалое по тем временам войско.

При приближении русских к Константинополю (на Руси его, как известно, обычно называли Царьградом) греки заперлись в городе, а вход в гавань перекрыли. Тогда князь приказал сойти всем на берег и уничтожать на глазах неприятеля все вокруг. Психологом Олег был действительно незаурядным. Летописи рассказывают об удивительной по тем временам военной операции. Князь велел поставить свои суда на колеса и под парусами двинулся к городу. Можно представить, какое впечатление столь необычная атака произвела на защитников.

Современники редко задумываются над тем, ради чего велись те стародавние войны. Ответ как бы подразумевается: ради добычи, земли, славы. Все это верно, но неполно. Даже в те далекие времена не меньшую ценность представляли политические и торговые союзы. Наши предки были гораздо мудрее, чем мы их иногда себе представляем. Хитроумный князь Олег заставил византийцев не только заплатить огромную дань, но и подписать договор, дававший русским право торговать в Византии беспошлинно.

Летопись подробно описывает ход переговоров. Первоначальные требования русских были следующими: все приходившие с Руси в Царьград помимо беспошлинной торговли могли там бесплатно брать съестных припасов из расчета на месяц, мыться в банях, а для обратного пути запасаться у греческого царя якорями, канатами, парусами и тому подобным. Византийский император принял условия, но с поправкой: все эти привилегии распространяются лишь на торговых людей, а не на всех русских. Кроме того, русские должны были дать обещание не грабить окрестные села, жить в городе компактно в одном месте, чтобы император всегда мог послать чиновника переписать имена вновь прибывших торговцев. Входить в город русские должны были только через одни ворота без оружия, причем в сопровождении императорского слуги и не более 50 человек сразу.

Все эти опасения были Олегу понятны, а потому без колебаний приняты. Договор по обычаю того времени скрепили клятвами. Византийцы клялись на кресте, а Олег клялся на своем оружии и Перуном — высшим для него божеством. На дорогу византийцам пришлось сшить для всех кораблей Олега новые шелковые и полотняные паруса и позволить русским прибить в знак победы на вратах Царьграда свои щиты. Олег возвратился в Киев с огромной добычей: золото, дорогие ткани, экзотические для Руси овощи и фрукты, вина и украшения. А главное — договор.

Торговое соглашение 907 года фиксировало лишь принципиальные договоренности и потому нуждалось в ряде дополнений. Уже в 911 году Олег направил в Константинополь посольство, чтобы максимально детализировать договор: лишних трений русские не желали, напротив, добрососедские отношения с Византией открывали для Руси большие возможности.

Новое соглашение, любопытный документ древнего международного права, предусматривало, в частности, следующее. При разборе дела о преступлении следовало основываться не на слухах, а на точных показаниях. Если кто-то из участников разбирательства в чужих показаниях сомневался, то обязан был поклясться по обрядам своей веры, что свидетели лгут. Если же в результате оказывалось, что показание правдиво, то усомнившегося казнили. Это условие значительно облегчало решение спорных вопросов: хитрить и интриговать становилось опасно.

Документ предусматривал и чрезвычайные ситуации. Оговаривалось, например, что, в случае убийства русского или грека, преступник (если его застигнут на месте) должен быть тут же казнен. Если убийца с места преступления скроется, то все его имущество (за вычетом определенной доли в пользу ни в чем не повинной жены преступника) поступает родственникам жертвы. Если бежавший никакого имущества не оставлял, то считался под судом и в розыске до тех пор, пока не будет пойман и казнен. Договор предусматривал, что, если русский украдет у грека — или наоборот — и вор будет пойман на месте, хозяин украденного, в случае сопротивления вора, имеет право его безнаказанно убить. Если вор сдавался без сопротивления, с него за украденное брали втрое больше. Штраф предусматривался даже за обычную драку. Если провинившийся или его родственники не могли заплатить положенного, виновного раздевали донага — это означало, что он отдал последнее. Все эти пункты говорят о том, насколько серьезно обе стороны подходили к соглашению, пытаясь по мере сил уберечь мир и согласие от неприятных неожиданностей и недоразумений.

Древний договор ничуть не менее дотошен, чем современные документы. Договор разъяснял даже правила поведения обеих сторон в случаях, если что-то происходило с их торговыми судами. Предписывалось: если греческий корабль будет выброшен на чужую землю, а там окажутся рядом русские, то они обязаны охранять корабль с грузом и помочь доставить судно в безопасное место. Русские также брали на себя обязательство снимать греческие корабли с мели и помогать греческим мореплавателям, если случится буря.

О том, насколько выросло доверие между русскими и греками, свидетельствует такой пункт договора 911 года: «Если русскому или греку случится быть в какой-нибудь стране, где будут невольники из русских или греков, то он должен выкупить их и доставить в их страну, где ему будет выплачена выкупная сумма. Военнопленные также возвращаются на родину. Если русские невольники будут приведены на продажу к грекам или наоборот, то они отпускаются на родину». Столь благородные условия распространялись, впрочем, лишь на участников договора, принципиальными аболиционистами ни греки, ни русские не были. Документ предусматривал: если раб будет украден или убежит, а господин его будет жаловаться, то раб должен быть возвращен. Русские купцы имели право искать своего раба в Константинополе где угодно. Тот из греков, кто отказывался позволить русским произвести у себя дома обыск, автоматически признавался виновным в краже раба и сурово наказывался.

Поскольку многие русские купцы стали постоянно проживать в Константинополе, договор предусматривал и такую ситуацию: если кто-то из русских, находящихся в Византии, умирал, не успев распорядиться своим имуществом, оно обязательно отсылалось его родственникам на Русь. Если взявшийся доставить имущество утаивал его или не возвращался с ним на Русь, то по жалобе русских он мог быть насильно возвращен на родину. Точно такие же правила распространялись и на греков, осевших на Руси.

Это был солидный документ, подписанный серьезными людьми, думавшими не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне.

По тем временам известный торговый путь из варяг в греки, то есть из Скандинавии и Балтики в Византию через славянские земли, был очень непростым. О средней и южной части этого пути византийский историк, император Константин Багрянородный рассказывал следующее: славянские племена зимой рубили лес в горах и строили лодки, в том числе лодки-однодеревки, то есть из одного большого ствола. Весной, когда лед на Днепре таял, они сплавляли суда в Киев. Здесь «плавсредства» дооборудовали (ставили уключины и весла из старых лодок), грузили товар и поджидали другие суда, чтобы уже большим охраняемым караваном отправиться в дальнейший путь вниз по реке. Подойдя к опасным порогам на Днепре, большая часть экипажа выходила на берег, а остальные с помощью шестов или вброд проводили судна между камнями. Около четвертого, самого опасного порога, как пишет летопись, часть военной дружины обязательно занимала оборонительные позиции на случай нападения степных кочевников — печенегов, а все остальные разгружали суда и на расстояние «6000 шагов» переносили товар на плечах. Лодки же тащили волоком либо на руках по берегу. Затем суда вновь спускали на воду и грузили товар. Доплыв до острова Святого Григория, приносили богам жертву в благодарность за успешную переправу через пороги. Достигнув устья Днепра, караван обычно останавливался, чтобы привести суда в порядок и приготовиться к переходу по Черному морю в Византию.

И здесь видна солидность и деловая хватка, все делалось с умом. То ли и вправду варяги со своим «порядком» помогли, то ли древние славяне и сами были не таким уж «беспорядочным» народом, как представлялось придирчивому летописцу.

Любопытно, что князь Олег, положивший начало упорядоченной торговле с Византией, сыграл важнейшую роль и в том, что именно православие стало господствующей религией в России. Вслед за торговым обменом между славянами и греками начался обмен культурный и идеологический. Летописи свидетельствуют, что направленные Олегом в 911 году в Константинополь послы, успешно закончив деловую часть переговоров, задержались в Византии по просьбе императора. Он не только богато одарил их, но и «приставил к ним мужей, которые водили их по церквам, показывали богатства и излагали учение Христовой веры».

Так что, как видим, дорога к храму проходила через рынок.

Вещий Олег, древнерусский князь, его имя упоминается в исторических документах, но большинство сведений о его жизни и деятельности дошли до нас в виде народных сказаний, в которых реальные события тесно переплелись c легендарными. Легендарность имеет рассказ о Вещем Олеге в летописи «Повесть временных лет». Летопись имеет в себе очень много материалов сказаний, повестей, легенд, устные поэтические предания о различных исторических лицах и событиях.

В 879 году скончался Рюрик. Он завещал княженье Олегу и оставил его на попечение своего сына, Игоря. Три года правил Олег в Новгороде, а затем, собрав сильную дружину и взяв с собой Игоря, отправился покорять новые земли. Олег был выдающимся полководцем, а его мудрость и осторожность были известны всем, поэтому в глазах народа он стал великим человеком.

Русская земля была в это время заселена различными племенами. В летописи называется более десяти славянских племен: вятичей, кривичей, полян, северян, радимичей и другие. С ними соседствовали племена угро-финские: чудь, весь, меря, мурома. Русь не имела четких границ и не знала единых законов. Киевский князь властвовал только в некоторых пунктах, обладающих торговыми путями. Он также собирал дань с подчиненных славянских и неславянских племен. Уплата дани и признания верховной власти Киева, в то время составляли всю суть государственной власти.

Собранную дань необходимо было продавать в соседних странах — Халифате и Византии. Русь получала от этой торговли немаленькую прибыль и была кровно заинтересована в ее развитии. Ежегодный наплыв в столицу тысяч купцов-варваров создавал для византийцев много неудобств. Отсюда исходило желание ограничить и стеснить русскую торговлю.

Для Руси торговля была делом государственным, поэтому и ответ на действия византийских властей был дан на государственном уровне.

Олег со своим войском двинулся с севера на юг водным путем. Плыл по Ильмень-озеру, затем по Ловати-реке и Западной Двине, а потом, волоком перетащив ладьи, по Днепру. По пути Олег завоевал город Смоленск и Любеч, оставив там своих воевод.

Наконец, прибыл Олег в богатые и плодородные земли полян и увидел большой, красивый город Киев. В Киеве княжили два князя — Аскольд и Дир. Оба они были выходцами из Новгорода и когда-то, как и Олег, служили князю Рюрику. Решил Олег захватить Киев, но, видя, что город хорошо укреплен, применил не силу, а хитрость.

Он оставил большую часть своего войска позади, а сам с малой дружиной, на одной ладье подошел под самые киевские стены и отправил к Аскольду и Диру посланца: «Мы-де варяжские купцы, везем много хороших товаров. Пусть придут киевские князья посмотреть — может, чего купят».

Аскольд и Дир поверили, что в Киев прибыл мирный купеческий караван, и вышли на берег без всякой охраны.

Олег приказал бывшим с ним воинам до поры до времени залечь на дно ладьи. Когда киевские князья подошли близко, он поднялся им навстречу и сказал: «Вы не княжеского рода, а я — князь, и со мною Игорь, сын Рюрика. Мне, а не вам надлежит здесь княжить!» Он подал знак своим воинам — и те мечами вмиг зарубили Аскольда и Дира.

Олег победителем вступил в город. Расположение Киева показалось Олегу весьма удобным, и он перебрался туда с дружиной, объявив: «Да будет Киев матерью городам русским!». Утвердившись на Киевском престоле, он продолжил дело завоевания соседних земель и покорения населяющих их племен. Олег подчинил себе древлян, северян, радимичей и наложил на них дань. Под его властью оказалась огромная территория, на которой он основал множество городов. Так образовалось великое Киевское княжество — Киевская Русь.

Когда Игорь стал взрослым, Олег выбрал ему жену — Ольгу (по некоторым данным, она была дочерью самого Олега), но княжества не уступил.

Свой знаменитый поход на Константинополь князь Олег совершил в 907 году. Вне всякого сомнения, для этого грандиозного военного предприятия потребовалась большая подготовка. По свидетельству летописца, в поход русская рать отплыла на двух тысячах кораблей.

«В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и словен, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев… И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000.»

Снарядив две тысячи кораблей и собрав огромное конное войско, Олег выступил в поход. Корабли плыли по Днепру, направляясь к Черному морю, а конная рать шла берегом на виду у флота. Достигнув моря, конница тоже взошла на корабли, и Олегово войско устремилось к Царьграду.

«И пришел Олег к Царьграду (Константинополю)». Вот показалась столица Византии — ее белые крепостные стены, золотые купола храмов.

Византийский император Лев Премудрый, увидев корабли с несметным войском, приказал спешно запереть гавань. Через залив протянули крепкие железные цепи, преградившие путь кораблям Олега.

Пришлось Олегу свернуть в сторону и высадиться на берег поодаль от города. Олеговы воины разорили царьградские предместья, пожгли дома и храмы, поубивали мирных жителей и побросали в море. Под стенами византийской столицы произошла битва. Летописец сообщает о ней так: князь Олег «повоевав около города и много убийство сотвори грекам» . Но самого Царьграда Олег взять не мог — цепи надежно защищали город от вторжения с моря. Осада города грозила затянуться, а на море тогда начинались мощные осенние шторма. Князь Олег решил испугать «греков». Тогда он приказал своим воинам изготовить колеса, поставить на них вытащенные на берег корабли и поднять паруса.

Подул попутный ветер — и корабли понеслись к городу по суше, как по морю. «Греки же, увидав это, испугались и сказали через послов Олегу: «Не губи города, дадим тебе дани, какой захочешь»» .

Завершив войну выгодным миром, Олег со славой возвратился в Киев. Поход этот создал ему огромную популярность в глазах не только жителей Руси, но и славян, которые прозвали своего князя Вещим.

Византийцы признали себя побежденными и согласились выплатить Олегу дань, какую он пожелает. Олег потребовал по 12 гривен на каждую пару весел на своих двух тысячах кораблей, а также дань для русских городов — Киева, Чернигова, Полотска, Ростова и прочих.

Византийцы согласились и на предоставление ряда льгот русским купцам: право беспошлинной торговли в течение шести месяцев пребывания в Константинополе, бесплатное получение продовольствия и мытье в греческих банях. Кроме того, городские власти обязывались обеспечить купцов с Руси продовольствием и различным корабельным имуществом на обратный путь.

Летописец сообщает, что после заключения «позорного» для Восточной Римской империи мирного договора, русы «и повесиша щиты своя во вратах, показующе победу, и пойде до Константинополя» . То, что князь Олег прибил свой щит на вратах Константинополя, было прямым доказательством удачного похода 907 года.

Между Русью и Византией был заключен договор о мире и неизменной дружбе. Соблюдать этот договор христиане-византийцы поклялись святым-крестом, а Олег и его воины — славянскими богами Перуном и Велесом .

С честью и великой славой возвратился Олег в Киев.

В 911 — году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «многолетний» мир и заключило новый договор. По сравнению с договором 907 года из него исчезает упоминание о беспошлинной торговле. Олег именуется в договоре «великим князем русским» .

Олег княжил долгие годы. Однажды он призвал к себе волхвов-прорицателей и спросил: «От чего суждено мне умереть?» И волхвы ответили: «Примешь ты, князь, смерть от своего любимого коня». Опечалился Олег и сказал: «Если так, то никогда больше не сяду на него». Он приказал увести коня, кормить его и беречь, а себе взял другого.

Прошло немалое время. Как-то раз вспомнил Олег своего старого коня и спросил, где он сейчас и здоров ли. Ответили князю: «Уже три года прошло, как умер твой конь».

Тогда воскликнул Олег: «Солгали волхвы: конь, от которого они сулили мне смерть, умер, а я жив!» Он захотел увидеть кости своего коня и поехал в чистое поле, где лежали они в траве, омытые дождями и выбеленные солнцем.

Князь тронул ногой конский череп и сказал, усмехнувшись: «От этого ли черепа смерть мне принять?» Но тут из конского черепа выползла ядовитая змея — и ужалила Олега в ногу. И от змеиного яда умер Олег .

В 907 году князь Олег отправился походом на Царьград (Константинополь).

С ним отправились вооруженные отряды викингов. Войско Олега плыло на 2000 ладьях.

И пришел Олег к Царьграду. Греки окружили порт Суд и блокировали подходы к Константинополю. Однако Олег пошел обходным путем, пристал к берегу около города и начал воевать. Вблизи Суда было разбито много палаток, были сожжены церкви.

А затем Олег совершил невероятное! Он приказал своим воинам сделать колеса и поставить на них суда.

Ладьи Олеговы под парусами пошли на Константинополь по суше!!!

Греки, увидев это, испугались.

И, когда Олег высадился в порту, они отправили посланца с сообщением: «Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь». Олег остановился и греки вынесли ему пищу и вино, но он не принял дары. Греки испугались вновь. Тогда Олег приказал дать ему 2000 кораблей и сорок человек в каждом.

Греки согласились на это. Фактически они признали поражение и просили мира. Олег, отойдя от столицы, начал переговоры с греческими царями Леоном и Александром.

Он послал в Константинополь норвежских ярлов: Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида.

Олег объявил город захваченным и сказал, что пока он не договорится о мире, греки должны платить ему дань. Греки согласились.

Олег приказал дать дань для крупных русских городов: Чернигова, Переяславля, Киева. И поставил условие, которое легло в основу знаменитого «Торгового договора».

Цари заключили мир с Олегом, идя на все условия. На воротах Царьграда был прибит щит Олега в знак победы.

После посещения Олегом Царьграда Русь наладила парусное и ткацкое производство. Олег привез украшения и шелка, каких Русь еще не видела.

Летом 912 года Олег выслал дружинников в Константинополь для заключения мира.

Так был заключен «Договор о взаимной торговле между Русью и греками», отрывок из которого приведен ниже.

«Список с договора, заключенного при тех же царях Льве и Александре.

Мы, от рода русского — Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его, — светлых и великих князей, и его великих бояр, к вам, Льву, Александру и Константину, великим в Боге самодержцам, царям греческим, для укрепления и для удостоверения многолетней дружбы, бывшей между христианами и русскими, по желанию наших великих князей и по повелению, от всех находящихся под рукою его русских.

Наша светлость, превыше всего желая в Боге укрепить и удостоверить дружбу, существовавшую постоянно между христианами и русскими, рассудили по справедливости, не только на словах, но и на письме, и клятвою твердою, клянясь оружием своим, утвердить такую дружбу и удостоверить ее по вере и по закону нашему.

Первыми словами нашего договора помиримся с вами, греки, и станем любить друг друга от всей души и по всей доброй воле.

Также и вы, греки, соблюдайте такую же непоколебимую и неизменную дружбу к князьям нашим светлым русским и ко всем, кто находится под рукою нашего светлого князя всегда и во все годы.

В знак крепости и неизменности, которая должна быть между вами, христианами, и русскими, мирный договор этот сотворили мы Ивановым написанием на двух хартиях — Царя вашего и своею рукою, — скрепили его клятвою предлежащим честным крестом и святою единосущною Троицею единого истинного Бога вашего и дали нашим послам.

И это написание дали царям вашим на утверждение, чтобы договор этот стал основой утверждения и удостоверения существующего между нами мира. Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 912».

Поход Олега на Царьград. Миниатюра из Радзивилловской летописи XIII века.

Какое событие произошло в 907 году.

Вещий олег, князь. Значение похода Олега на Царьград

Первый действительно большой поход русов на Восточную Римскую империю совершил князь Олег. К тому времени в Древней Руси уже сложилась четкая военная организация, просуществовавшая потом несколько столетий.

Первый действительно большой поход русов на Восточную Римскую империю совершил князь Олег. К тому времени в Древней Руси уже сложилась четкая военная организация, просуществовавшая потом несколько столетий.

Основой Древнерусского государства являлась сельская община, которая в летописях называется «вервью» или «миром». Это позволяло собирать многочисленное ополчение славянских племен. Летописец, говоря о государственном устройстве Руси в древности, сообщал следующее:

«Великий князь русский» был главой государства. И хотя народное вече свободных общинников ограничивало его верховную власть, он мог порой не считаться с мнением вече. Управление же осуществляли «светлые и великие князья и великие его (князя) бояре».

Основой древнерусского войска являлись княжеские дружины — «старшая» из наиболее опытных воинов и «младшая» из «отроков». На войну ходили и дружины «княжеских мужей», то есть бояр, союзники из числа степняков и ополчение «воев», которое выставлялось сельскими общинами и городами. Ополченцы-«вои» составляли пешую рать, поскольку дружины князей были конными.

Вооружение русов состояло из обоюдоострых мечей и копий, секир и булав, «засапожных» ножей. Из защитного были распространены шлемы и большие деревянные щиты. Кольчуги (кольчужную броню) имели, как правило, только дружинники. С древности славяне имели боевые знамена и военную музыку.

Военного флота на Древней Руси не было. Но для походов по рекам и морям строились большие «набойные» лодьи, которые ходили на веслах и под парусами. На таких мореходных лодьях могло разместиться 40-60 человек с оружием и припасами.

Свой знаменитый поход на Константинополь князь Олег совершил в 907 году. Вне всякого сомнения, для этого грандиозного военного предприятия потребовалась большая подготовка. По свидетельству летописца, в поход русская рать отплыла на двух тысячах лодей. Можно считать, что Оле-гова лодейная рать насчитывала примерно 80 тысяч воинов. Но скорее всего, войско русов было меньше половины этой цифры даже с учетом союзной степной конницы.

Лодейная флотилия, собравшаяся со всей Древней Руси под Киевом, спустилась вниз по Днепру и двинулась к Константинополю берегом Понта (Черного моря). Конница шла на виду у флотилии берегом.

Когда русы подошли к Константинополю, пешая рать сошла на берег, вытащив на сушу лодьи. Под стенами византийской столицы произошла битва. Летописец сообщает о ней так: князь Олег «повоевав около города и много убийство сотвори грекам». Византийцы после первого столкновения с русами укрылись за крепостными стенами, а их противник стал опустошать окрестности Царьграда.

Осада его грозила затянуться, а на море тогда начинались сильные осенние шторма. Князь Олег решил устрашить «греков». Он приказал поставить лодьи на катки (колеса), и при попутном ветре, подняв все паруса, русская лодеиная рать подступила к самому городу. Есть сообщения, что при этом русы выпустили на византийцев большое количестве воздушных змеев.

Начать переговоры с князем Олегом византийцев заставили не эти «устрашения», а поражение в поле под стенами Константинополя и плотная осада с моря и суши. Кроме того, «грекам» стало доподлинно известно, что русы начали подготовку к штурму города.

Князь Олег в ходе переговоров потребовал от Византии выплатить ему на каждого воина по 12 гривен и дать «уклады» на все русские города. То есть речь шла о военной контрибуции, которую победитель накладывал на побежденную сторону.

Византийцы согласились и на предоставление ряда льгот русским купцам: право беспошлинной торговли в течение шести месяцев пребывания в Царьграде, бесплатное получение продовольствия и мытье в греческих банях. Кроме того, городские власти обязывались обеспечить купцов с Руси продовольствием и различным корабельным имуществом на обратный путь.

Только на таких условиях князь Олег увел свое лодейное войско обратно на Русь. Летописец сообщает, что после заключения «позорного» для Восточной Римской империи мирного договора русы «и повесиша щиты своя в вратах, показующе победу, и пойде до Константинополя». То, что князь Олег прибил свой щит на царьградских вратах, было прямым доказательством победности похода 907 года.

(по материалам Детской военной энциклопедии)

Русско-византийские войны — это серия военных конфликтов между Древнерусским государством и Византией в период со второй половины IX века до первой половины XI века. По своей сути, эти войны не были войнами в полном понимании этого термина, а скорее — походами и набегами.

Первым походом Руси против Византийской Империи (с доказанным участием русских войск) стал набег в начале 830х годов. Точная дата нигде не указана, но именно на 830-ые годы указывает большинство историков. Единственное упоминание о походе есть в «Житии святого Георгия Амастридского». Славяне напали на Амастриду и разграбили ее — это все, что можно извлечь из творчества предположительно патриарха Игнатия. Остальные сведения (как, например, русы попытались вскрыть гроб Святого Георгия, но у них отнялись руки и ноги) не выдерживают никакой критики.

Следующим было нападение на Царьград (Константинополь , современный Стамбул, Турция), которое произошло в 866 году (согласно Повести временных лет ) или 860 году (согласно европейским хроникам).

Предводитель этого похода нигде не указан (как и в походе 830х годов), но мы почти наверняка можем утверждать, что это были Аскольд и Дир. Набег был совершен на Константинополь со стороны Черного моря, чего византийцы не ожидали. Надо отметить, что в то время Византийская империя была сильно ослаблена продолжительными и не слишком успешными войнами с арабами . Когда византийцы увидели по разным данным от 200 до 360 кораблей с русскими воинами, они заперлись в городе и не предприняли попыток отбить атаку. Аскольд и Дир спокойно разграбили все побережье, получив добычи более чем достаточно, и взяли Царьград в осаду. Византийцы были в панике, поначалу они даже не знали, кто на них напал. После полуторамесячной осады, когда город фактически пал, и его могли взять несколько десятков латников, русы неожиданно покинули побережье Босфора. Точная причина отступления неизвестна, но Константинополь чудом уцелел. Автор хроник и очевидец событий патриарх Фотий описывает это с бессильным отчаянием: «Спасение города находилось в руках врагов и сохранение его зависело от их великодушия … город не взят по их милости … и бесславие от этого великодушия усиливает болезненное чувство…»

Существует три версии причины отхода:

  • опасение прибытия подкрепления;
  • нежелание втягиваться в осаду;
  • заранее продуманные планы в отношении Царьграда.

Последнюю версию «хитрого плана» подтверждает то, что в 867 году русы прислали посольство в Константинополь, и с Византией был заключен торговый договор, более того — Аскольд и Дир совершили первое крещение Руси (неофициальное, не такое глобальное как крещение Владимира).

Поход 907 года указан только в нескольких древнерусских летописях, в византийских и европейских его нет (либо они утрачены). Тем не менее, заключение нового русско-византийского договора в результате похода доказано и сомнений не вызывает. Это был тот самый легендарный поход Вещего Олега , когда он прибил свой щит к вратам Константинополя.

Князь Олег напал на Константинополь 2000-ми ладей с моря и всадниками с суши. Византийцы сдались и результатом похода стал договор 907 года, а затем и договор 911 года.

Неподтвержденные легенды о походе:

  • Олег поставил свои корабли на колеса и по суше с попутным ветром двинулся на Царьград;
  • греки запросили мира и вынесли Олегу отравленную пищу и вино, но тот отказался;
  • каждому воину греки заплатили по 12 золотых гривен, плюс отдельные выплаты всем князьям — Киева, Переяславля, Чернигова, Ростова, Полоцка и других городов (правдоподобно).

В любом случае, тексты договоров 907 и 911 года, включенные в «Повесть временных лет », подтверждают факт похода и его успешный результат. После их подписания торговля Древней Руси вышла на новый уровень, а русские купцы появились в Константинополе. Таким образом, его значение велико, даже если бы он задумывался как обыкновенный грабеж.

Причины двух походов (941 и 943 гг.) князя Игоря на Константинополь точно не известны, вся информация мутная и частично достоверная.

Существует версия, что русские войска помогали византийцам в конфликте с Хазарским каганатом (иудеями), который репрессировал греков на своей территории. Поначалу боевые действия развивались успешно, но что-то произошло после поражения русских в районе Керченского пролива у Тмутаракани (какие-то переговоры с элементом шантажа), и древнерусское войско вынуждено было пойти походом против Византии. Кембриджский документ гласит: «И пошел тот против воли и воевал против Кустантины на море четыре месяца…». Кустантина — это, конечно же, Константинополь. Как бы то ни было, русские оставили евреев в покое и двинулись на греков. В сражении у Константинополя византийцы познакомили князя Игоря с «греческим огнем» (зажигательная смесь из нефти, серы и масла, которую с помощью мехов — пневматическим способом — выстреливали через медную трубу). Русские корабли отступили, и их поражение окончательно оформил начавшийся шторм. Второй поход византийский император Роман предупредил сам, послав к Игорю посольство с целью вернуть мир. Мирный договор был подписан в 944 году, результатом конфликта стала ничья — ни одна из сторон ничего не приобрела, кроме возврата мирных отношений.

Приблизительно с таким же итогом закончился и русско-византийский конфликт 970-971 годов во время княжения Святослава . Причиной стали разногласия и взаимные претензии на территории Болгарии. В 971 году князь Святослав подписал мирный договор, а по возвращении домой был убит печенегами. После этого большая часть была присоединена к Византии.

В 988 году князь Владимир Великий осадил Корсунь (Херсонес — современный Севастополь), который был под властью Византии. Причина конфликта неизвестна, но результатом стала женитьба Владимира на византийской принцессе Анне, а в итоге — полным крещением Руси (Корсунь, конечно же, пал).

После этого на долгие годы в отношениях Руси и Византии воцарился мир (если не считать нападения 800 ренегатов в 1024 году на византийский остров Лемнос; все участники похода были убиты).

Поводом для конфликта 1043 года стало нападения на русский монастырь в Афоне и убийство знатного русского купца в Константинополе. События морского похода были идентичны походу Игоря, включая шторм и греческий огонь. Руководил походом князь Ярослав Мудрый (Мудрым его назвали не за это сражение, а за введение «Русской правды» — первого свода законов). Мир был заключен в 1046 году и скреплен браком сына Ярослава (Всеволода) с дочерью византийского императора.

Отношения Руси всегда были тесно связаны с Византией. Обилие конфликтов объясняется становлением государственности Руси в тот период (так было и у древних германцев и франков с Римской Империей , и у многих других стран на этапе становления). Агрессивная внешняя политика приводила к признанию государства, развитию экономики и торговли (плюс доход от грабежей не будем забывать), а также развитию международных отношений, как бы странно это ни звучало.

Сотрудничество Руси и Византии было выгодно и Руси (торговля, культура, выход на другие государства с помощью греков), и Византийской империи (военная помощь в борьбе с арабами , сарацинами, хазарами и т. д.).

907 год в истории Руси отмечен легендарным походом на Константинополь (или как его еще называли — Царьград), который возглавлял новгородский князь Олег. Это событие связано с множеством домыслов и сомнений со стороны историков, многие из которых не верят в его подлинность по ряду причин. В этой статье мы подробно расскажем про поход Олега на Царьград (краткое содержание), и попытаемся разобраться, действительно ли это событие происходило так, как рисуют его древнерусские летописи.

Кто такой князь Олег?

Олег был князем Новгорода и великим начиная с 882 и по 912, который стал годом его смерти. После того как он получил властные полномочия над новгородской землей (что случилось после смерти Рюрика) в качестве регента несовершеннолетнего Игоря, им был захвачен древний Киев. Именно этому городу в тот период было суждено стать столицей и символом объединения двух основных центров для славян. Именно поэтому зачастую историки рассматривают как основателя Древнерусского государства. А последующий поход Олега на Царьград стал поводом для того, чтобы его стали называть «Вещим».

Почему Олега назвали Вещим?

Как говорит нам «Повесть временных лет», поход Олега на Царьград состоялся в 907 году. В летописи речь идет о том, как осаждался и брался город, причем воспевается мужество и острый ум князя, который перехитрил византийцев. Согласно данному источнику, он отказался взять отравленную пищу у них, из-за чего его и прозвали «Вещим». Люди на Руси именно так и стали называть Олега, который одержал победу над греками. В свою очередь, имя его происходит из Скандинавии, а при переводе означает «святой».

Поход на Царьград

Как уже было указано выше, содержание похода и русско-византийской войны описано в ПВЛ (Повести временных лет). Эти события завершились тем, что в 907 году был подписан мирный договор. В народе это приобрело известность благодаря таким словами: «Вещий Олег прибил свой щит на вратах Царьграда». Но, тем не менее, этот поход не упоминается в греческих источниках, а также, в целом, о нем нигде не говорится, кроме как в русских сказаниях и летописях.

Кроме того, уже в 911 г. русичи подписали новый документ. Причем в подлинности заключения данного договора никто из историков не сомневается.

Византия и русы

Следует отметить, что после похода русов на Царьград в 860 году в византийских источниках ничего не указано о конфликтах с ними. Однако существует ряд косвенных доказательств подтверждающих обратное. Например, наставление императора Льва IV уже начала X столетия содержит информацию о том, что враждебными «северными скифами» используются небольшого размера корабли, плывущие на быстрой скорости.

Поход Олега по «Повести временных лет»

Как говорит сказание о походе Олега, Царьград брали не только с привлечением славян, но и финно-угорских племен, которые перечисляются в древнем русском памятнике письменности начала 12 столетия — «Повести временных лет». Если верить летописному своду, одни воины передвигались на лошадях по побережью, а другие — морем с помощью двух тысяч кораблей. Причем в каждое судно помещалось более тридцати человек. Историки до сих пор колеблются в том, стоит ли верить «Повести временных лет» и являются ли данные о походе, указанные в летописи, подлинными.

Легенды в описании похода

Сказание о походе князя Олега на Царьград содержит большое количество легенд. Например, повествование указывает на то, что корабли двигались на колесах, на которые они были поставлены Олегом. Византийцы испугались направлявшихся к Константинополю русов и попросили мира. Однако они отнесли отравленные блюда, от которых князь отказался. Затем грекам ничего не оставалось, как дать свое согласие на то, что предлагал Олег. Как гласит легенда, им пришлось заплатить по 12 гривенников всем воинам, а также отдельную сумму князьям в Киеве, Переяславле, Чернигове, Ростове и других городах, кроме Новгорода. Но на этом победы князя не закончились. Кроме разовой выплаты, грекам Византии необходимо было выплачивать русам постоянную дань, а также согласиться на заключение договора (речь идет о том самом договоре, подписанном в 907 году), который должен был регулировать условия пребывания, а также ведения торговли русскими купцами в греческих городах. Стороны принесли взаимные клятвы. А Олегом, в свою очередь, был совершен тот самый знаменитый поступок, сделавший его легендарным, согласно сказаниям, в глазах простого народа. Им был повешен щит на врата столицы Византии Константинополя в качестве победоносного символа. Грекам было отдано приказание — пошить паруса для славянского воинства. Летописи говорят о том, что именно после того, как был завершен поход Олега на Царьград в 907 году, в народе князь стал известным как «Вещий».

Однако если рассказы древнерусского летописца о набеге русов на Константинополь в 860 г. основаны только на византийских хрониках, то повествование об этом набеге основывается на сведениях, полученных из легенд, которые не были записаны. Причем несколько сюжетов совпадают с подобными из скандинавских саг.

Договор 907 года

Какими же были условия договора, и был ли он заключен? Если верить «Повести временных лет», то после победных действий князя Олега в Царьграде был подписан с греками достаточно выгодный для Руси документ. Целью его основных положений принято считать возобновление мирного и добрососедского отношения между данными народами и государствами. Византийская власть взяла на себя обязательство выплачивать русам определенную сумму ежегодной дани (причем размеры ее довольно солидны), а также оплатить единовременный платеж контрибуции — как в деньгах, так и в вещах, золоте, редких тканях и т. п. В договоре оговаривались указанные выше размеры выкупов для каждого воина и размера месячного содержания, которое греки должны были давать русским купцам.

Сведения о походе Олега из других источников

Согласно сведениям Новгородской Первой летописи ряд событий происходили иным образом. При этом походы на Константинополь были совершены под руководством а «Вещий» при этом — всего лишь воевода. Летопись так описывает легендарные походы Олега на Царьград. Год при этом указан как 920, а датировка следующего набега относит события к 922 году. Однако описание похода в 920 году в деталях похоже на описание Игорева похода 941 года, которое отражено в нескольких документах.

В информации, которая содержится в византийских хрониках, написанных Псевдо-Симеоном в конце 10 столетия, приведены сведения о русах. В одном из фрагментов часть историков видят детали, указывающие на предсказания мудрецов о будущей смерти Олега, а в личности Роса — самого князя. Среди научно-популярных изданий бытует мнение, высказанное В. Николаевым о походах росов на греков, совершенных около 904 года. Если верить его построениям (о которых не было речи в хрониках Псевдо-Симеона), то росы потерпели поражение у Трикефала от византийского предводителя Иоанна Радина. И лишь некоторым удалось спастись от греческого оружия из-за озарения их князя.

А. Кузьминым при исследовании текста летописи «Повести временных лет» о деяниях Олега высказывались предположения о том, что автором были использованы тексты болгарских или греческих источников о набегах под руководством князя. Летописцем приводились фразы греков: «Это не Олег, а святой Димитрий, который послан на нас Богом». Такие слова указывают, по мнению исследователя, на время событий в 904 году — византийцами не была оказана помощь фессалоникийцам. А покровителем ограбленного города считался Димитрий Солунский. В итоге, большое количество жителей Фессалоники вырезали, и лишь некоторых из них смогли освободить от арабских пиратов. В этих неясных по контексту словах греков о Димитрии могли заключаться указания на месть от святого Царьграду, который косвенно был виновен в такой участи населения.

Как историки интерпретируют сведения летописи?

Как уже было сказано выше, информация о набеге содержится только в русских летописях, а в византийских писаниях на этот счет ничего не указывается.

Однако если посмотреть на текстовую часть фрагментов документов, которая приведена в «Повести временных лет», то мы можем говорить о том, что все-таки сведения о походе 907 года не являются полностью вымышленными. Отсутствие данных в греческих источниках некоторыми исследователями объясняется неправильной датой, к которой относят войну в «Повести временных лет». Существует ряд попыток произвести ее связь с походом русов (дромитов) 904 года, тогда как греки бились с войском пиратов, которое возглавлял Лев Триполийский. Теория, которая более всего походит на правду, принадлежит авторству Бориса Рыбакова и Согласно их гипотезе, сведения о набеге в 907 года нужно относить к событиям в 860 году. Эта война заменялась сведениями о неудачных походах под руководством которое было навеяно преданиями о необычайном освобождении христианского населения от языческих племен.

Датировка похода

Точно неизвестно о том, когда именно был совершен поход князя Олега на Царьград. Год, к которому относят эти события (907), является условным и появился после того, как летописцами были произведены собственные расчеты. С самого начала легенды о правлении князя не имели точной даты, ввиду чего позднее сведения разделялись на этапы, которые относили к начальному и завершающему периоду его княжения.

Кроме того, в «Повести временных лет» есть информация и об относительной датировке набега. В ней содержаться сведения о том, что предсказанное мудрецами (смерть князя) произошло в действительности через пять лет после того, как был совершен поход на Царьград. Если Олег умер не позднее 912 года (об этом свидетельствуют данные о принесении жертв в работах Татищева, которые совершались во время появления Галлеи — легендарной кометы), то автор рассчитал все правильно.

Значение похода Олега на Царьград

Если поход действительно произошел, то его можно считать значительным событием. Документ, который был подписан в результате похода, следует рассматривать как определяющий отношения греков и русов момент на следующие десятки лет. Последующие исторические события, так или иначе, были связаны с теми набегами, которые совершались князем Олегом, вне зависимости от их правильной датировки.

Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам русов на столицу Византии : с одной стороны — это стремление нового владыки Днепровской Руси добиться от империи признания своего статуса и тем самым подтверждения и продления действия «русско»-византийского договора; с другой — нежелание имперских властей находиться в союзных отношениях с язычниками и предоставлять им торговые и какие-либо иные льготы. Непосредственным поводом к конфликту, если судить по тексту договора 911 г., были какие-то стычки между русами и греками, в которых дело доходило до «удара мечом».

Поход Олега на Константинополь обстоятельно описан в «Повести временных лет». Разительным контрастом с осведомленностью летописца выглядит «заговор молчания», которым окружено это событие в византийской литературе. Впрочем, одно косвенное свидетельство все же имеется. У Льва Диакона находим известие, что император Иоанн Цимисхий грозил князю Святославу Игоревичу участью его отца, который «презрел клятвенный договор», — это, конечно, явный намек на предыдущее византийско-«русское» соглашение, нарушенное Игорем в 941 г.

К сожалению, подробность летописного рассказа отнюдь не гарантирует точности сообщаемых им сведений. Прежде всего это касается хронологии. «Повесть временных лет» датирует поход Олега на Царьград 907 г. К этому же времени она приурочивает проведение предварительных переговоров с греками, результаты которых получают юридическое оформление только в 911 г. , когда второе, «расширенное» посольство князя Олега подписывает знаменитый договор. Причины этой дипломатической задержки оставлены без каких-либо объяснений. Образовавшийся временной разрыв летописец просто заполнил «пустыми годами». Трудно сказать, какие соображения двигали им в данном случае 1 . Но на самом деле оба события произошли в одном и том же году, свидетельство чему можно найти в самой же «Повести». В статье, помеченной 907 г., Олеговы послы ведут переговоры с «царьма грецкими», братьями «Леоном и Александром». Между тем это сообщение может быть верно только по отношению к 911 г., потому что именно в этом году император Лев VI Мудрый назначил Александра своим соправителем. Таким образом, стояние «руси» под стенами Константинополя, скорее всего, продолжалось весь август 911 г. и закончилось 2 сентября, в день подписания договора.

Не большей надежностью, чем выставленная дата, отличается и вся статья 907 г. Это и немудрено, ведь летописец, по сути, сложил гимн во славу вещего князя, в лице которого Русская земля восторжествовала над греками. Верить гимнам на слово было бы, разумеется, наивно. Читая повествование о заморских подвигах Олега, следует помнить, что соотношение между историей и поэзией здесь примерно таково, как между «Илиадой» и настоящей осадой Трои.

Эпическая грандиозность задуманного Олегом похода становится очевидной с первых же строк. Ему будто бы удается собрать огромный флот — 2000 «кораблей». Эта фантастическая цифра нужна летописцу, конечно, только для того, чтобы отправить вместе с Олегом всех его «толковинов» (союзников) — «множество варяг, и словен, и чюдь, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и хорваты, и дулебы, и тиверцы» (причем последние четыре славянских племени, согласно самому же летописному повествованию, еще не «примучены» киевскими князьями под дань). Но даже эта армада «кораблей» не способна вместить всех Олеговых «воев», которых, заметим, уже набирается 80 000 (из расчета по 40 человек в ладье — число, указанное в летописи), поэтому другая их часть «поиде» к Царьграду сушей, «на конех», хотя конных дружин у русов и восточных славян тогда еще не существовало.

Мобилизовав под стяги Олега всю Русскую землю, летописец, однако, не сумел как следует распорядиться этим бесчисленным воинством. Оно тает буквально на наших глазах. Первой исчезает конная рать, поскольку договор Олега требует от греков дань только на «мужей» в «кораблях». А затем как сквозь землю проваливаются все варяго-финно-славянские «толковины», вместо которых внезапно появляется «русь», чьи интересы только и оказываются учтены на переговорах с «царями». Такой оборот дела убеждает в том, что на самом деле морская кампания 911 г. была проведена силами Олеговой дружины; ополчение восточнославянских племен в набеге не участвовало.

Однако в списке «толковинов» заслуживают внимания «словене», которые впоследствии фигурируют в анекдоте с парусами: «И рече Олег: «исшейте парусы паволочиты руси, а словеном кропиньныя», и бысть тако… И подняла русь парусы паволочиты, а словене кропиньные, и раздрал их ветр; и реша словени: «возьмем свои толстины [паруса из грубого холста], не даны суть словенам паруса паволочиты». Паволокой на Руси называлась дорогая ткань двух видов: шелковая и «бумажная» (хлопчатая). «Словенам» достались тоже «паволочитые» паруса, но из хлопчатобумажной ткани — легко рвущиеся («кропкие»). Смысл анекдота, видимо, тот же, что и в сказке о вершках и корешках: деля награбленные у греков дорогие «паволоки» — шелк и бумазею, — «словене» польстились на более роскошную и прочную на вид, чем шелк, но непригодную в мореходном деле ткань.

Здесь летописец явно пересказывает известное ему «русское» дружинное предание, запечатлевшие какой-то конфликт между «русью» и «словенами» по поводу дележа добычи или дружинной «чести». Причем «словене» оказались в числе «толковинов» только благодаря тому, что они являются действующими лицами этого анекдота, и лишь для того, чтобы дать летописцу возможность рассказать его (ничего другого летописец о «словенах» не знает). В устах киевского книжника XI в. история с парусами звучит как насмешка над новгородцами, соперниками «полян-руси». Поэтому «словене» вставлены в список «толковинов» сразу же после варягов, и, находясь на этом месте, они должны обозначать ильменских словен. Не обращая внимания на то, что летописец в данном случае шел от анекдота к истории, все комментаторы этого отрывка до сих пор называют «словен» новгородцами. Между тем славянский контингент «русского» войска, по всей видимости, был представлен моравскими и хорватскими дружинниками , быть может, возглавляемыми воеводой (мотив соперничества дружин князя и воеводы развит в «Повести» позднее, в сюжете о древлянской дани). Характерно, что в тексте договора «словене» не упоминаются. Это могло произойти только в том случае, если они входили в состав «руси» — обстоятельство, вполне естественное для хорватов и мораван, пришедших в Киев вместе с Олеговыми русинами , и совершенно невозможное для ильменских словен.

В свете сказанного десятикратно сокращенное количество «кораблей» Олега будет выглядеть наиболее вероятной цифрой. Кстати говоря, именно так и поступил недоверчивый редактор Комиссионного списка Новгородской I летописи.

Описание военных действий у стен Царьграда вновь ставит вопрос о действительном отношении всей летописной статьи 907 г. к «преданьям старины глубокой» и тем более к «воспоминаниям участников похода». Замечено, например, что рассказ о грабежах и разбоях «руси» в окрестностях Константинополя («и повоева около города, и много убийств створи грекам, и палаты многы разбиша, а церкви пожгоша; а их же имяху полонянникы, одних посекаху, другыя же мучаху, иныя же расстреляху, а другыя в море вметаша, и ина многа зла творяху русь грекам, елико же ратнии творят») составлен из сообщений двух византийских источников — Продолжателя хроники Георгия Амартола и Жития Василия Нового — о нападении на Константинополь князя Игоря в 941 г. (Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы Академии наук СССР, IV. М.; Л., 1940. С. 54 — 57, 69 — 72 ). Это дало повод ряду исследователей утверждать, что договор 911 г. «не имеет никаких намеков на враждебные отношения между русскими и греками» (Бахрушин С. В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма. М., 1987. С. 30 — 31; Тихомиров М. Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 109 ). В этих рассуждениях есть своя доля правды, однако полностью отрицать достоверность летописного сообщения о жестокостях русов было бы неверно. В средневековой и, в частности, древнерусской литературе существует множество описаний реальных событий с использованием (подчас дословным) античных, библейских и проч. «образцовых» текстов (Бибиков М. В. Византийская историческая проза. М., 1996. С. 30 — 31 ). Между тем текст Олегова договора сохранил явственные следы того, что мечи русов и на этот раз обагрились кровью мирного населения Византийской империи. Его «главы» открываются заявлением о прекращении насилия: «По первому слову да умиримся с вами, греки», а на предварительных переговорах императоры Лев и Александр потребовали от русов впредь не «творить пакости в селах и в стране нашей».

Но процитированные критические замечания верны в том отношении, что никакой «русско-византийской войны», то есть полномасштабных военных действий, в 911 г. действительно не было. Олег приплыл к Константинополю не для того, чтобы воевать с Византией; демонстрация военной силы должна была склонить греков к заключению мирного договора. Стратегический замысел Олега состоял в том, чтобы прорваться в бухту Золотого Рога (византийский флот в это время был задействован в морских операциях против арабов в Средиземноморье). Это уязвимое место византийской твердыни было известно русам еще с 860 г. Тогда им удалось застать город врасплох. Но теперь по каким-то причинам внезапного нападения не получилось, и вход в бухту был надежно перекрыт протянутой между обоими берегами цепью. И все же Олег осуществил маневр, благодаря которому 542 года спустя Мехмед II въехал победителем в храм святой Софии. В этом месте своего рассказа летописец опять прибегает к поэтизации истории: «И повеле Олег воям своим колеса изделати и поставити на колеса корабли, и при попутном ветре подняли парусы… и идяше к граду». Полуостров, отделяющий внутреннюю гавань Константинополя от моря, покрыт виноградниками, пашнями и довольно горист; чтобы заставить двигаться здесь поставленные на колеса ладьи, нужен ветер такой необыкновенной силы, который скорее сорвал бы все предприятие, нежели помог ему осуществиться. Но в самом факте переброски ладей по суше в бухту Золотого Рога нет ничего невероятного. Конечно, суда вряд ли были поставлены на колеса — скорее их уложили на круглые вальки и тянули волоком. Древесину в необходимом количестве можно было добыть без труда — фракийские леса подступали тогда к самому Константинополю.

Успех этого маневра ошеломил греков. Увидев вражеские суда плавающими посреди бухты, считавшейся недоступной, императоры-соправители согласились начать переговоры с Олегом. К этому шагу их вынудило также покаянное настроение, охватившее население столицы. Вдруг вспомнили, как за несколько лет перед тем, в 904 г., имперские власти отказались помочь Фессалоникам, подвергшимся осаде со стороны арабов. Жители Фессалоник были возмущены тем, что их бросили на произвол судьбы, и пророчили, что святой Димитрий, покровитель города, обязательно накажет Константинополь за это предательство. И вот теперь в столице на каждом углу слышалось: «Это не Олег, но сам святой Дмитрий послан на нас Богом». Противиться небесной каре было немыслимо. Дальнейшая неуступчивость правительства к требованиям варваров, которые стремились всего-навсего иметь выгодный торг на константинопольском рынке, грозила привести к открытому мятежу. Оба эти обстоятельства — захват Олегом территории Золотого Рога и напряженная обстановка внутри города — и обеспечили незабываемый дипломатический успех послам «от рода русского».

Договор Олега с греками

Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о завершении военных действий. Олег желал получить «дань» — откупное для своих «воев». Это место в «Повести» вообще довольно темно. Летописец приводит двойное счисление дани: вначале Олег «заповеда» давать дань «на 2000 кораблей, по 12 гривен на человек, а в корабле по 40 муж»; но его послы, явившиеся в Константинополь, просят уже «дати воям на 2000 кораблей по 12 гривен на ключ». Очевидное несоответствие между размерами этих двух даней историки объясняли по-разному. Но мало кто принимал при этом во внимание возможности имперской казны и соображения имперского престижа. Даже если, следуя Новгородской I летописи, оценить численность войска Олега в 8000 человек (200 ладей по 40 воинов в каждой), то требуемая на них дань составит 96 000 гривен или 2 304 000 золотников (гривна начала Х в. равнялась примерно трети фунта, то есть 24 византийским золотникам). Тут надо вспомнить, что в византийскую казну ежегодно поступало приблизительно 8 000 000 золотников и что император Маврикий насмерть разругался с аварским каганом Баяном из-за 100 000 золотников — суммы в 23 раза меньше той, которая получена нами в результате десятикратного сокращения количества воинов Олега! (По летописи же выходит, что Олег потребовал выплатить ему три годовых бюджета империи — еще одно свидетельство фантастичности летописного исчисления его войска.) А ведь международный статус аварского кагана намного превосходил достоинство «светлого князя русского».

Думается, что дань по 12 гривен на воина — создание разгоряченной фантазии древнерусских дружинников, попавшее в летопись из их «царьградских» преданий. Две системы исчисления дани отражают, вероятно, тот факт, что Олег, раззадоренный достигнутым успехом, поначалу запросил чересчур много, но затем, в ходе переговоров, согласился взять «по чину». Выражение «по 12 гривен на ключ» обыкновенно понимается как выплата на ключевое (рулевое) весло, то есть на одну ладью. Однако В. Даль в своем словаре (статья «Ключъ») указывает также, что у западных славян слово «ключ» означает поместье из нескольких сел и деревень с местечком, управляемое ключвойтом. «Ладейная сила Олега, — пишет он, — вероятно, делилась на ключи по волостям, откуда ладьи были выставлены, или по частным начальникам над ключами, отделами людей». Учитывая карпатское происхождение Олега, возможно, следует предпочесть именно эту трактовку размера полученной от греков дани. Еще какая-то часть дани была выдана драгоценными вещами и продуктами. Возвращаясь в Киев, Олег увозил с собой «злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье».

Другим важным пунктом переговоров были «уклады», которые греки обязались «даяти на русские грады». Текст, непосредственно следующий за списком городов, регламентирует условия содержания «русских» послов и купцов: «да емлют месячину на 6 месяцев, хлеб и вино, и мясо, и рыбы, и овощ; и да творят им мовь [баню], елико [сколько] хотят; и поидуче же домой, в Русь, да емлют у царя нашего на путь брашно, и якори, и ужа [канаты], и парусы, и елико им надобе». При вторичном упоминании городов договор определяет порядок торговли для купцов-русов: «и да входят в град в одни ворота со царевым мужем, без оружья, по 50 мужей, и да творят куплю, якоже им надобе, не платяче мыта [пошлин] ни в чем же». Таким образом, под «укладом» надо понимать торговый устав, оговаривающий правила торговли русов на константинопольском рынке. Как видим, Олег добился чрезвычайно выгодных условий для «русских» купцов: они получали содержание из императорской казны и освобождались от пошлин.

Договоренность была скреплена клятвой. Императоры Лев и Александр «целовавше сами крест, а Олга водивше на роту [присягу], и мужи его по русскому закону клящася оружьем своим, и Перуном, богом своим, и Волосом, скотьем богом, и утвердиша мир». Имя Волоса вовсе не доказывает, что среди послов Олега находились представители славянской аристократии Киева. Это божество знали также западные славяне и, скорее всего, послы, клявшиеся Волосом, принадлежали к хорватам или мораванам.

2 сентября четырнадцать «мужей от рода русского» подписали письменный договор о «непревратной и непостыжной» любви между русами и греками. Его статьи могут быть разбиты на четыре основных раздела:

1. Порядок разбора и наказания уголовных преступлений, совершенных русами или греками друг против друга на территории Византийской империи. Убийство, как того требовало имперское законодательство, каралось смертью и конфискацией имущества, за исключением той части, которая полагалась жене убийцы. За нанесение телесных повреждений на виновного налагался штраф («пять литров серебра по закону русскому»), причем если он был «неимовит», то должен был снять с себя и «самые порты». С пойманного вора взыскивалось втрое против взятого; в случае оказания им сопротивления при поимке, хозяин украденного имущества мог безнаказанно убить его. Приговор выносился только на основании неоспоримых свидетельств; при малейшем подозрении на ложность свидетельских показаний противная сторона имела право отвергнуть их, поклявшись «по своей вере». За лжесвидетельство полагалась казнь. Стороны обязывались выдавать друг другу сбежавших преступников.

2. Оказание взаимопомощи на территории других государств. В случае кораблекрушения византийского торгового судна близ берегов какой-либо иной страны находящиеся поблизости «русские» купцы обязаны были взять корабль и экипаж под охрану и сопроводить груз в пределы империи или в безопасное место. Если беда настигала греков близ «земли Русской», то корабль препровождали в последнюю, товары продавались и вырученное русы должны были переправить в Константинополь с первым же посольством или торговым караваном. Насилия, убийства и грабежи, совершенные русами на корабле, карались вышеозначенным способом. О том, что «русские» купцы имели право требовать того же с греков, договор умалчивает. Вероятно, это обстоятельство связано с тем, что русы отправлялись в торговые экспедиции целыми флотилиями (по приблизительным подсчетам, один торговый караван, прибывавший из Киева в Константинополь в середине Х в. , насчитывал не менее тысячи человек — см. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Прим. 63. С. 329 ). Многочисленность «русских» купцов отражена и в требовании греков об ограничении их доступа в Константинополь: они должны были входить в город через одни ворота по 50 человек. Понятно, что при таком размахе торговых предприятий русы не нуждались в посторонней помощи.

3. Выкуп «русских» и греческих невольников и военнопленных и поимка беглых рабов. Увидев на невольничьем рынке греческого пленника, «русский» купец должен был выкупить его; так же обязан был поступить греческий торговец по отношению к плененному русу. На родине невольника купец получал за него выкупную сумму или среднюю цену невольника по текущему курсу («20 златых»). На случай «рати» (войны) между «Русской землей» и Византией предусматривался выкуп военнопленных — опять же по средней цене невольника. Беглые или украденные «русские» рабы подлежали возврату хозяевам; последние могли искать их на территории империи, и тот грек, который противился обыску своего дома, считался виновным.

4. Условия найма русов на военную службу. При объявлении набора наемников в войско византийские императоры обязаны были брать на службу всех русов, которые этого пожелают, и на тот срок, какой будет устраивать самих наемников (русы добивались долгосрочного наемничества, вплоть до пожизненного). Имущество убитого или умершего наемника, при отсутствии завещания, переправлялось его ближним «в Русь».

Переговоры завершились торжественной церемонией, которая должна была явить варварам могущество империи и побудить Олега последовать примеру предыдущих «русских» князей, обратившихся в христианство. Послы русов были приглашены в храм Святой Софии для осмотра христианских святынь: «Царь же Леон послы рускыя почтив дарами, золотом и паволоками… и пристави к ним мужи свои, показати им церковную красоту, и полаты златыя, и в них сущее богатство: злато много, и паволоки, и каменье драгое, и страсти Господни, венец и гвоздье, и хламиду багряную, и мощи святых, учаще их к вере своей и показующе им истинную веру; и тако отпусти их в свою землю с честью великой». Но кажется, никто из русов не пожелал оставить языческие заблуждения.

Перед тем как покинуть свой стан, Олег еще раз подтвердил свое твердое намерение хранить с греками «любовь непревратну и непостыжну», приказав повесить на городских воротах свой щит, «показуя победу». Этот символический акт обыкновенно истолковывают в совершенно противоположном смысле — как знак победы русов над Византией. Однако слово «победа» в XI — XII вв. имело также значение «защита, покровительство» (ср. победница — «заступница, защитница» в Успенском сборнике). Равным образом и щит нигде и никогда не символизировал победу, но лишь защиту, мир, прекращение брани. Поднятие предводителем войска своего щита во время сражения означало призыв к началу мирных переговоров; в 1204 г. знатные крестоносцы вешали свои щиты на дверях занятых ими домов в Константинополе, чтобы предотвратить их разграбление другими рыцарями. Вещий князь оставлял грекам свой талисман, который должен был охранять город от вражеских нападений; он возвращался в свой

Поход князя Олега на Византию
В 907 г. Олег предпринял поход на греков, оставив в Киеве Игоря. Войско Олега состояло из варягов, ильменских славян, чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей, хорватов, дулебов и тиверцев. Ехали на конях и кораблях. По словам летописи, кораблей было 2000, а в каждом корабле по 40 человек; но, конечно, придавать абсолютное значение этим цифрам нельзя. Летопись украшает рассказ об этом походе разного рода легендами. При приближении русских к Константинополю, греки замкнули гавань и заперли город. Олег вышел на сушу и стал опустошать окрестности, разрушать здания и храмы, мучить, избивать и бросать в море жителей; велел затем поставить лодки на колеса и, при попутном ветре, двинулся к городу. Греки испугались и просили не губить города, соглашаясь давать дань, какую только Олег захочет. Задумали они затем избавиться от Олега отравой, но Олег догадался и не принял присланных ему греками кушаний и напитков. После этого начались переговоры. Олег послал к императору послов Карла, Фарлофа, Велмуда, Рулава и Стемира, которые потребовали по 12 гривен на корабль и уклады на города Киев, Чернигов, Переяслав, Полоцк, Ростов, Любеч и другие, так как в этих городах сидели мужи Олега. Русские послы требовали, затем, чтобы Русь, приходящая в Царь-Град, могла брать съестных припасов сколько хочет, мыться в банях, для обратного пути запасаться у греческого царя якорями, канатами, парусами и т. п. Византийский император принял эти условия с некоторыми изменениями: русские, пришедшие не для торговли, не берут месячины; князь должен запретить русским грабить греческие села; в Константинополе русские могут жить только у св. Мамы; император посылает чиновника переписать их имена, и тогда уже русские берут свои месячины — сначала киевляне, затем черниговцы, переяславцы и т. д.; входить в город они должны без оружия, в количестве не более 50 человек, в сопровождении императорского чиновника, и тогда уже могут торговать беспошлинно. Императоры Лев и Александр целовали крест при заключении этого договора, Олег же и мужи клялись, по русскому обычаю, оружием, богом своим Перуном и скотьим богом Волосом. Летопись передает, далее, что Олег, возвращаясь домой, велел русским сшить паруса шелковые, а славянам — полотняные, и что воины, в знак победы, повесили свои щиты на вратах Царя-Града. Олег возвратился в Киев с золотом, дорогими тканями, овощами, винами и всяким узорочьем. Народ дивился ему и прозвал его «вещим», т. е. кудесником, волхвом: «бяхо бо людие погани и невеголоси», заключает летописец.

«Повесть временных лет»: Олег Вещий в произведении — «Повесть временных лет»

«Вещим» (то есть «ведающим», наделенным всеведеньем) был прозван один из первых русских князей — Олег. Более 30 лет княжил он на Русской земле и совершил много славных дел.

Под 907 годом в «Повести временных лет» рассказывается о походе Олега на столицу Византии Константинополь, в Древней Руси ее называли Царьградом. Олег взял с собой «множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов…». Этим перечислением участников похода летописец вызывает у читателя ощущение силы и мощи русского войска, не случайно греки (то есть византийцы) говорят о нем: «Великая Скифь».

Когда в «Повести временных лет» Олег Вещий подступил к Царьграду, то греки «замкнули Суд, а город затворили». Суд — это залив, на берегу которого расположен Царьград. Вход в залив во время опасности перегораживали цепями, так что вражеские корабли не могли подойти к стенам города. Но настойчивого и решительного Олега не остановили эти хитрости греков, он «вышел на берег и начал воевать».

Летописец не умалчивает о жестокости Олега и его воинов — они разрушали дома, жгли церкви, взятых в плен убивали или топили в море. «И много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги»,— замечает летописец. Но чтобы подступить к стенам Царьграда, Олег, по рассказу летописца, придумывает нечто необыкновенное: он велит поставить корабли на колеса, и с попутным ветром, подняв паруса, русские корабли «пошли по полю к городу». Очень сжато, в одном предложении, только перечисляя действия, летописец рисует эту захватывающую картину. Трудно сказать, насколько она правдива. Ученые считают, что, вероятнее всего, русские перетащили корабли волоком через узкий перешеек и спустили их в залив непосредственно у стен города. Однако летописец поэтически преображает этот факт и рисует величественную картину движения кораблей под парусами посуху.

Испуганные греки просили Олега не воевать города, обещая любую дань. И вынесли они Олегу пищу и вино, но не взял князь вина, ибо было оно отравлено. И еще больше испугались греки, видя проницательность князя, и стали просить мира. Олег потребовал дани, и греки согласились: «Что хочешь дадим тебе». Не о золоте, тканях и драгоценностях говорит Олег, он требует сшить дорогие паруса, как бы пренебрегая богатой данью. Повесив свой щит на воротах Царьграда в знак победы, Олег под новыми парусами, сделанными из дорогой ткани, уходит в Киев.

Есть в этой картине нечто величественное: по земле на ладьях под парусами Вещий Олег подступил к стенам Царьграда и под новыми парусами он уходит победителем. Летописный рассказ краток, сжат, в нем нет ни одного «украшающего» слова. Летописец ведет повествование сдержанно, спокойно, не высказывая своего отношения, ничего не скрывая, как бы бесстрастно, он только перечисляет действия князя. Несмотря на немногословие и сдержанность, мы все же понимаем, что в поступках князя Олега вызывает у летописца гордость: его мудрость и проницательность, его настойчивость и упорство, мужество и находчивость.

Под 912 годом летописец пересказывает легенду о смерти Олега Вещего от своего коня. Волхвы предсказали князю, что он умрет от любимого коня. Но как? Предсказания всегда похожи на загадку. Слова волхвов запали Олегу в душу, и он мудро решил никогда не садиться на коня и не видеть его. И вот несколько лет спустя князь узнал, что конь его уже умер. Олег посчитал, что он «отгадал» прорицание волхвов, оказался предусмотрительнее и мудрее их и сумел уйти от судьбы, предсказанной волхвами, и даже посмеялся над ними: «Не право (то есть не верно) говорят волхвы, но все то ложь: конь умер, а я жив». И захотел князь посмотреть на его останки. «От этого ли черепа смерть мне принять?» — сказал он посмеявшись. «И ступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея, и ужалила его в ногу». Предсказание волхвов оказалось не такой уж простой загадкой, Олег не смог проникнуть в его затаенный смысл. Несмотря на свой «вещий» ум, он усомнился в предсказании и был наказан смертью.

О многом заставляет задуматься эта легенда. О том, что высокое мнение человека о себе самом делает его менее умным. О том, что перехитрить судьбу не удается даже Вещему Олегу.

Охотникова В.И. Древнерусская литература: Учебник для 5-9 классов / Под ред. О.В. Творогова. — М.: Просвещение, 1997

Россия вызывает накал в Twitter, Google и Facebook в ходе онлайн-репрессий

ЛОНДОН — Россия все чаще оказывает давление на Google, Twitter и Facebook, чтобы они соблюдали приказы Кремля о подавлении Интернета или рискуют ограничениями внутри страны, поскольку все больше правительств по всему миру бросают вызов принципы компании в отношении свободы в сети.

Российский интернет-регулятор, Роскомнадзор, недавно усилил требования к компаниям Кремниевой долины удалить онлайн-контент, который он считает незаконным, или восстановить прокремлевские материалы, которые были заблокированы. Предупреждения поступают как минимум еженедельно, поскольку в январе сервисы Facebook, Twitter и Google использовались в качестве инструментов для антикремлевских протестов. Регулирующий орган заявил, что если компании не соблюдают правила, им грозят штрафы или доступ к их продукции может быть ограничен.

Последние столкновения вспыхнули на этой неделе, когда Роскомнадзор в понедельник приказал Google заблокировать тысячи неуказанных фрагментов незаконного контента, иначе это замедлит доступ к услугам компании. Во вторник российский суд оштрафовал Google на 6 миллионов рублей, или около 81 тысячи долларов, за то, что они не удалили еще один фрагмент контента.

В среду правительство обязало Facebook и Twitter хранить все данные о российских пользователях внутри страны до 1 июля, иначе им грозит штраф. В марте власти усложнили людям возможность просматривать и отправлять сообщения в Twitter после того, как компания не удаляла контент, который правительство считало незаконным. По данным Роскомнадзора, с тех пор Twitter удалил около 6000 сообщений в соответствии с распоряжениями. Регулятор пригрозил аналогичными штрафами Facebook.

Кампания в России является частью волны действий правительств всего мира по проверке того, насколько далеко они могут зайти в области цензуры Интернета, чтобы сохранить власть и подавить инакомыслие.В понедельник полиция посетила офис Twitter в Нью-Дели, продемонстрировав силу. Сотрудники не присутствовали, но правящая партия Индии все больше расстраивается из-за того, что Твиттер встал на сторону своих критиков во время пандемии коронавируса.

В Мьянме, Польше, Турции и других странах лидеры также ужесточают контроль над Интернетом. В Беларуси президент Александр Лукашенко на этой неделе подписал закон, запрещающий прямые трансляции несанкционированных акций протеста.

«Все эти политики приведут к созданию раздробленного Интернета, в котором люди будут иметь разный доступ к разному контенту», — сказала Джиллиан Йорк, эксперт по интернет-цензуре из Electronic Frontier Foundation в Берлине.

Борьба за онлайновую речь в России имеет важные разветвления, потому что интернет-компании рассматривались как щит от государственной цензуры. Последние действия — это серьезный сдвиг в стране, где Интернет, в отличие от телевидения, в основном оставался открытым, несмотря на жесткую хватку президента Владимира Путина над обществом.

Ситуация изменилась, поскольку россияне все чаще используют онлайн-платформы для высказываний против г-на Путина, а также для организации и обмена информацией. Российские официальные лица, руководствуясь примером Великого китайского файрвола, пообещали создать «суверенный Интернет» — юридическую и техническую систему, которая блокирует доступ к определенным веб-сайтам и отгораживает части российского Интернета от остального мира.

«То, что происходит в России, предвещает зарождающуюся глобальную тенденцию, когда цензура становится всего лишь одним инструментом в решающей битве за написание правил, которым должны следовать основные технологические платформы», — сказал Сергей Санович, исследователь Принстонского университета, специализирующийся на цензуре в Интернете и социальных сетях. управление СМИ.

Роскомнадзор не сразу ответил на запрос о комментарии. В интервью на этой неделе ведущей российской газете «Коммерсантъ» глава Роскомнадзора Андрей Липов сказал, что замедление доступа к интернет-сервисам было способом заставить компании соблюдать российские законы и приказы о демонтаже.Г-н Липов сказал, что целью не было полное блокирование их услуг.

Google отказался обсуждать ситуацию в России и заявил, что получил правительственные запросы со всего мира, которые он раскрывает в своих отчетах о прозрачности.

Facebook также не стал обсуждать Россию, но заявил, что в целом ограничивает контент, нарушающий местные законы или условия обслуживания. «Мы всегда стремимся сохранить право голоса как можно большему количеству людей», — заявила пресс-секретарь.

Twitter сообщил в своем заявлении, что удалил контент, отмеченный российскими властями как нарушающий его политику или местное законодательство.

«Доступ к свободному и открытому Интернету является важным правом для всех граждан», — говорится в Twitter. «Мы по-прежнему глубоко привержены тому, чтобы предлагать безопасные услуги владельцам счетов по всему миру, в том числе в России».

Анастасия Злобина, исследователь Human Rights Watch, специализирующаяся на российской интернет-цензуре, сказала, что репрессии со стороны правительства угрожают будущему американских интернет-сервисов в стране. По ее словам, поворотным моментом стало использование YouTube, Facebook и Twitter во время акций протеста в поддержку лидера оппозиции Алексея А.Навальный после ареста в январе. Демонстрации были крупнейшим проявлением инакомыслия против г-на Путина за многие годы.

«Эта мобилизация проходила онлайн, — сказала г-жа Злобина.

Российское правительство изображает технологическую отрасль как часть иностранной кампании по вмешательству во внутренние дела. Власти обвинили компании в блокировании прокремлевских онлайн-аккаунтов, одновременно поддерживая оппозицию, и заявили, что платформы также были убежищем для детской порнографии и продажи наркотиков.

Twitter стал первым серьезным испытанием технологии цензуры в России в марте, когда доступ к его сервису был замедлен, по мнению исследователей из Мичиганского университета.

По данным компании и Роскомнадзора, для разрешения конфликта руководитель Twitter как минимум дважды встречался с российскими официальными лицами. Правительство, которое пригрозило полностью запретить Twitter, заявило, что в конечном итоге компания выполнила 91% запросов на удаление.

Другие интернет-компании также пострадали.В прошлом месяце популярная социальная сеть TikTok, принадлежащая китайской компании ByteDance, была оштрафована на 2,6 миллиона рублей, или около 35 тысяч долларов, за то, что не удалила сообщения, которые рассматривались как поощрение несовершеннолетних к участию в незаконных демонстрациях. TikTok не ответил на запрос о комментарии.

Штрафы небольшие, но вырисовываются большие штрафы. Российское правительство может увеличить штрафы до 10 процентов от дохода компании за повторные правонарушения, и, что, что, возможно, более важно, власти могут приостановить предоставление своих услуг.

Возможно, самой большой целью был Google. YouTube был ключевым средством для обмена информацией и организации для критиков правительства, таких как г-н Навальный. В отличие от Facebook и Twitter, у Google есть сотрудники в России. (Компания не сообщает, сколько.)

В дополнение к предупреждению на этой неделе Россия потребовала от Google снять ограничения, ограничивающие доступность некоторого контента из государственных СМИ, таких как Sputnik и Russia Today, за пределами России.

Антимонопольный орган России также расследует Google по поводу политики YouTube в отношении блокировки видео.

Google пытается через суд обжаловать некоторые действия правительства России. В прошлом месяце он подал в суд на Роскомнадзор с требованием удалить 12 видеороликов YouTube, связанных с протестами оппозиции. В другом случае компания обжаловала постановление, предписывающее YouTube восстановить видео с Царьграда, националистического онлайн-телеканала, который Google удалил из-за нарушения американских санкций.

Джоанна Шиманска, старший специалист по программе Article 19, группы за свободу интернета, сказала, что недавний судебный иск Google по борьбе с приказами об удалении YouTube повлияет на действия других стран в будущем, даже если компания, скорее всего, проиграет в суде.Г-жа Шиманска, проживающая в Польше, призвала технологические компании быть более прозрачными в отношении того, какой контент их просят удалить и какие заказы они выполняют.

«Российский пример будет использован в другом месте, если он будет хорошо работать», — сказала она.

Адам Сатариано сообщил из Лондона и Олег Мацнев из Москвы. Антон Трояновский предоставил репортаж из Москвы.

Путешествие князя Олега в Византию ❤️

Самая ранняя сохранившаяся на сегодняшний день древнерусская летопись «Повесть временных лет» начинается рассказом о походе князя Олега на город Царьград.

Согласно этому историческому документу, одна часть княжеского войска продвигалась на лошадях по берегу, а другая — по морю на двух тысячах кораблей, на каждом из которых находилось по 40 человек. Но текст Новгородской летописи, которая, по мнению некоторых историков, содержит более правдивую информацию, говорит нам не о двух тысячах кораблей, а о двух сотнях.

После этого в описании похода начинаются так называемые легенды о том, как греки перекрыли водный путь цепями и что после некоторого размышления князь Олег приказал поставить все корабли на колеса.Затем, согласно описанию в летописях, корабли расправили паруса и спаймав попутным ветром двинулись к Царьграду. Увидев перед этим невиданное зрелище, греки должны были спросить великого русского князя мира.

Однако они пошли на хитрость и принесли ему отравленную еду и вино, которые Олег не принял.

Тогда греки согласились на перемирие на условиях киевского князя: по дюжине гривен на воина, а также на осуществление отдельных выплат в пользу князей Любеч, Ростов, Полоцк, Переяславль, Чернигов, Киев и другие крупные города. Киевской Руси (Новгород в этот список не вошел).

Помимо разовых выплат Византия обязалась платить постоянную дань Киевской Руси. Также согласно договору, подписанному с греками, Византия разрешала пребывание и торговлю на своей территории русским купцам. После общих обетов князь Олег в знак победы русского народа прибивает свой щит к воротам Константинополя, а затем велит грекам сшить для Руси паруса из мешков (так называемый тогда золотой шелк), а остальное — из коприна (обыкновенного шелка).По возвращении князя домой в Киев жители Руси, вдохновленные рассказами о его подвигах, дают ему прозвище Вещий.

Главным итогом этого великого русского похода стал так называемый договор о беспошлинной торговле в Византии Руси. Подплывая к городу, русские люди фактически остались при полном содержании византийских властей, не платя даже пошлин.

Уже в 911 году князь Олег отправил в Византию посольство, которое возвращается с подтверждением мира между Царьградом и Киевской Русью.

Сказка временных лет про Олега. Образ князя Олега в Повести временных лет и в Песне о значении Олега

В год 6387 (879). Умер Рюрик и передал своего Олега — своих родителей, подарив ему на руки сына Игоря, ибо он был еще очень молод.

В год 6390 (882). Олег совершил поход, взяв с собой своих воинов: Варягов, Чок, Славян, Мера, Все, Кривый, и город Смоленск овладел и насадил в него мужа.Оттуда пошла и пришла, взяла любовь и тоже посадила мужа. И подошли они к Киевским горам, и увидели Олега, что Аскольд и Олень напечатали здесь, он укрыл воинов в ладьях, а других оставил позади, а сам стал таскать Игоря Высшего. И подошла она к горе Угеку, спрятав его воинов, и послала к Аскольду и Диру, сказав им, что де «мы купцы, идем к грекам от Олега и князя Игоря, приди к нам, к нашим розам». Когда пришли Аскольд и Дир, все вышли из займов, и Олег Аскольд и Дира сказали: «Не князья, вы не княжеский, а я княжеский», а Игорь выполнил: «А это сын Рюрика.«И убили Аскольда и Дира, отнесенных к горе и похороненных на горе, которая называется ныне Урох, где сейчас Олмин Двор; На этой могиле Ольма поставила церковь Св. Николая; А могила Дирова — для церкви Св. Ирина. И деревня Олега князю в Киеве, и Олег сказал: «Да будет эта мать городами русскими». И у него были славяне и варяги, и прочие, которые называли Русью. поставил Дани славян, и Криво, и Марию, и поставил варягов, чтобы ежегодно отдавать дань Новгороду по триста гривен во имя сохранения мира, которая давалась Варягаму до самой смерти Ярослава.

Аскольдова Могила

Аскольдова могила находится на правом берегу Днепра, недалеко от поселка Липок. По легенде, Аскольд был похоронен на месте убийства, в честь него эту местность и стали называть. Место назвали угорским яррелом, в память о древней стоянке угров (венгров), которая была здесь в 898 г., по другой версии, угорское урочище произошло от старославянского «УГР» — крутой земляной берег. . Как бы то ни было, а на территории парка в 1997 году установили памятный знак, в честь хозяев на этом месте, перемещавшихся из Поволжья на территорию нынешней Венгрии.

Как Олег стал русским

. .. Далее летопись 1050 года гласит: «И есть [Варягов], князь имён Ольга, муж мудрый и храбрый …» [далее описывается грабительский захват Олега Столицы России) »И Беша и Его мужья Варязи, Словения и Оттоле доверили Русь ». По вполне ясному значению словосочетания« Войско Олега », которое, как впоследствии Ярослав Мудрый, от Варягова, и Рабыня, после овладения Киевом стали называть Русью. «Отола», то есть с тех пор, как Олег оказался временным князем Руси, его воинов стали называть Русью, русскими.

Легенды про подлого Олега

Под 882 г. В «Повести временных лет» мы находим легенду о взятии Олега Киева и гибели царствующих Аскольда и Дира. Олег, Расах Рюрик, просветитель и наместник своего сына Игоря, идет войной на Смоленск и по любви, а затем в Киев и узнает, что есть Аскольд и Дир, воины Рюрика, которые ушли с Его позволения в Царьград и в пути. Были соблазны в Киеве, О чем летопись говорит под 862 годом.Оставив часть своего рати, Олег направляется в сам город под видом купца, приезжающего в Грецию с торговыми бригадами, в которых на самом деле скрываются воины. Он приглашает вас к Аскольду и Диру, а затем сбрасывает, так сказать, маску, его воины выскакивают из Лади и убивают Аскольда и Дира, после Олега они подавляют их как узурпаторов и указывают на Игоря как на законного князя.

Эта легенда, в которой она приводится в летописи, состоит из нескольких элементов, а именно: из легенд о походе Олега на Смоленск, Любек и Киев, о проделках, которые он отпустил против Аскольда и Дира, и из этого полностью А. ярко выражена династическая направленность, которой летописец руководствовался при обработке своего материала.По этому течению он, во-первых, связался с южнорусскими князьями Аскольдом и Дира, с князьями на севере, сделав их воинами Рюриковичами; Во-вторых, стремясь согласовать многочисленные устные традиции древней эпохи и подчинить их определенному династическому принципу, выдвигающему первенство Рюриковичей, он изобразил Олега Рюриковичей Рюрика и что-то вроде регента при Игоре. Поход, о котором здесь говорится в летописи, совершает Олег от имени Рюриковичей и в его интересах; Аскольд и Дир — самозванцы, узурпаторы, устраняющие того же Олега.

Вся эта часть, конечно, не восходит к варяжской легенде: варяги меньше беспокоились о соблюдении каких-либо легитимистских принципов и с величайшей легкостью переходили от одного князя к другому в зависимости от собственных выгод. Это применимо даже к тому времени, когда отношения между русскими князьями уже стабилизировались (по крайней мере, теоретически) на основе учета старшинства и первенства киевского князя перед другими: сага про Эймунду довольно четко и убедительно рисует отношения между князьями и их наемными заморскими воинами, повествование о том, что происходило в XI веке. Борьба Ярослава со Святополком и Брячевым.

Вопрос о первоначальной форме легенды о взятии Киева Олега, а также об Аскольде и Диусе, очень сложен. Если взять эту легенду, в которой она приводится в летописи, то за вычетом обработки тенденций, данной ему составителями архивов летописи (первоначальный свод и рассказ о потраченном времени), можно понимать как столкновение. двух варяжских друзей со своими вождями в капитуле из-за такой привлекательной добычи, как Киев, или как борьба движется и юг варяжских друзей с некоторыми местными князьями тоже очень правдоподобна с исторической точки зрения. Таких столкновений и участников их, как местных по происхождению, так и пришедших, на самом деле было, вероятно, гораздо больше, чем указано в летописях, которые в силу своей династической схемы и исторической концепции, почти исключительно роду Рюриковичей.

В более поздних хронографах XVI-XVII вв. Аскольд и Дир — ни что иное, как племянники Кия, убитые Олегом, взявшим Киев. Есть вариант, по которому Олег забирает Киев не у них, а у самого Кия и его братьев.По третьей версии Кия, щеки, ограбленные в Новгороде Чориве и их сестры, были пойманы Олегом, помилованы и отпущены в Киеве, где на Аскольда и Дира напали, отправленные Олегом в Царьград; Это было вызвано кампанией Олега против Аскольда и Дира. Все эти более поздние варианты имеют, видимо, цель установить прямую связь легенд о Кие с братьями, об Аскольде и Дире, об Олеге и Игоре. По сути, это те же приемы обработки книг древних легенд, которыми пользовались более ранние летописи.

Как уже было сказано, Олег превратился в воеводы. Игорь, по предположению Чегатова, все еще находится в начальной арке, а после этого один и в повести времени. Но та же история времени года вводит в свой текст такой документ, как греко-русский договор 911 года, в котором нет ни слова об игре, а великий князь — Олег.

Ряд интересных соображений был высказан в отношении Олега в связи со спорным вопросом отождествления его с «царем Русским» чалгу, известным по хазаро-еврейской переписке X века.По мнению некоторых исследователей, Чалгу — может быть, всего лишь однофамилец Олега и один из оставшихся неизвестных в летописях представителей русских «Принципов» х в. Не вдаваясь во все подробности вопроса о Чалгу, упоминается только о нем. указания кембриджского документа о взятии этого чалгу Самбарая (Тмутаракани) «воровским путем», что напоминает о взятии Киева Олега в летописях.

Уловка, которой воспользовался Олег в Киеве, является вариантом широко распространенного заговора о проникновении вооруженных людей в укрепленное место с переодеванием и укрытием внутри различных предметов. Проникновение хитростью в запрещенную зону — мотив, по которому материал огромен; проникновение, в частности с маскировкой, тоже очень широкое; Здесь можно выделить военную цель действий и смену торговцев. Таким образом, мы приближаемся к сюжету летописной легенды о взятии Киева Олега.

Олег вещий в мифах

Олег Вещий, древнерусский легендарный князь (воевода). Герой нескольких мифо-эпических рассказов, вошедших в «Повесть временных лет»: он хитрым (отслеженным купцом) захватом Киева (по летописи — 882), убив там правил Аскольд и Дира (в поздних книгах — Кия , Щека и Чорив), и восседает на престоле законного князя Игоря — сына Рюрика (см. Рюрик, Синеус и Троур).В походе на Царьград Олег, ставя корабли на колеса, под парусами по суше подходит к стенам города (аналогичные эпизоды даны в «Деяниях датчан» датского летописца XII века. Саксонская грамматика и др. , в том числе фольклор, тексты песен). Олег отказывается забрать у побежденных греков отравленные закуски (в этом — дар Провидена, «вещи»; имя «Олег» имеет скандинавское происхождение и близкую семантику — ср. Хельга) и прибивает щит к воротам Царьграда. , «Показ победы» (в ритуале есть древние параллели — ср.«Дом Щита» — Храм бога Урти Халди).

Поскольку князь-Воитель Олег связан с культом Перуна: при заключении договора с греками он и его люди клянутся на оружии «Перун, его бог, и его волосы, бревно»; На миниатюре Радзивилловской летописи Олег изображен Перуном, который рядом с антропоморфным идолом, у подножия Олега нарисован змея, змея — вероятное воплощение Велеса. В этой связи мотив гибели Олега от змеи можно рассматривать в связи с реконструированным противопоставлением Перуна и Велеса в славянской мифологии.Волхвы предсказали Олега Дели с его же лошади. Принц велит вести коня, а когда через четыре года узнает о его смерти, насмехается над предсказанием и хочет увидеть кость животного; Он наступает на череп, змеиный ящик и топает Олега в ногу. Князь умирает на тридцать третий год правления (характерное эпическое число). Ближайшая параллель мотива смерти Олега известна в исландской саге об Орваре Одде (XIII век): герой получает такое же предсказание из обиженных им исследований и убивает свою лошадь; Он, как старик, спотыкается о череп лошади и бьет его копьем; Обрамление оттуда Змея Джаалит Одда. Мотив предсказания судьбы (включая неизбежную смерть от животного или предмета) широко распространен в мировом фольклоре, но этот мотив явно связан с красавицами, атрибутами которых являются череп лошади и змея.

Олег пророческий в «Повести временных лет»

Олег, древнерусский князь, имя его упоминается в исторических документах, но большая часть сведений о его жизни и деятельности дошла до нас в виде народных сказок, в которых реальные события тесно переплелись с легендарными.

Легендарность имеет рассказ о значении Олега в летописи «Повести временных лет». «Повесть временных лет» — самая ранняя из дошедших до нас летописей. В летописи много пороговых материалов, поводов, легенд, устных поэтических сказаний о различных исторических лицах и событиях.

Олег — Роморик Рюрик по сказке. Но из других источников известно, что Олег не имел родственных связей с князем, был его губернатором и достиг высокого положения только благодаря своим личным преимуществам.

Олег был выдающимся полководцем, и его мудрость и осторожность были очень высоки, что они были сверхъестественными. Князь исказил «пророка», т.е. волшебник по этому прозвищу дал ему язычников, но он не мог уйти от своей судьбы.

В 879 году умер Рюрик. Он завещал князю Олега и ушел на попечение своего сына Игоря. Три года правил Олег в Новгороде, после чего, собрав крепкий отряд и взяв с собой Игоря, отправился покорять новые земли.

Русская земля была в то время заселена различными племенами.В летописях названо более десяти славянских племен: вятичи, кривичи, поляны, северяне, радмичи и другие. К ним примкнули грозно-финские племена: Чудь, Целый, Веселый, Муромский. Россия не имела четких границ и не знала единых законов. Киевский князь правил лишь некоторыми пунктами, имевшими торговые пути. Он также собирал дань с подчиненных славянских и неславянских племен. Выплата Дани, признание киевской верховной власти было в то время всей государственной властью.

Собранную дань нужно было продать в соседние страны — Халифат и Византию. Русь получала значительную прибыль от этой торговли и была вовлечена в ее развитие. Ежегодный наплыв в столицу тысяч купцов-варваров доставлял византийцам немало неудобств. Отсюда желание ограничить и украсть российскую торговлю.

Для России торговля была государством, поэтому ответ на действия византийских властей давался на государственном уровне.

Олег со своим войском двинулся с севера на юг по воде. Пилили в озере Ильмень, потом по Ловати и Западной Двине, а потом, волоча грачи, по Днепру.

По дороге Олег захватил города Смоленск и Любек, оставив там своего правителя.

Наконец, Олег прибыл на богатые и плодородные поляны и увидел большой красивый город Киев. В Киеве правили два князя — Аскольд и Олень. Оба они уезжали из Новгорода и когда-то, как и Олег, служили князю Рюриковичем.

Олег решил захватить Киев, но, увидев, что город хорошо укреплен, применил не силу, а уловку.

Он оставил большую часть своих войск и себя с небольшим отрядом на тех же Киевских стенах, подошел к самой Киевской стене и послал Аскольду и Дире Вестнику: «Мы, де Вары Мусек, везем много хороших товаров. Пусть Киев Князья приходят посмотреть — авось Что купят ».

Аскольд и Дир считали, что мирный купеческий караван прибыл в Киев, и сошли на берег без всякой охраны.

Олег приказал бывшим воинам с собой до времени взять низ ладьи. Когда киевские князья подошли вплотную, он поднялся к ним навстречу и сказал: «Вы не княжеский род, а я князь, и Игорь, сын, сын Рюрика. Я, а не ты здесь произнес!» Он подал знак своих воинов — и мечи Намига победили Аскольда и Дира.

Олег Виннер присоединился к городу и скомандовал: «Да будет Киев матерью города русских!» Утвердившись на киевском престоле, он продолжил дело завоевания соседних земель и завоеваний населяющих их племен.Олег подчинил себе хребет, северян, Радмич и обложил их данью. Под его властью была огромная территория, на которой он основал множество городов. Так образовалось Великое Киевское княжество — Киевская Русь.

Когда Игорь стал взрослым, Олег выбрал его в жену — Ольгу (по некоторым данным, она была дочерью самого Олега), но княжество не уступило.

В 907 году Олег пошел на греков, оставив Игоря в Киеве.

Погрузив две тысячи кораблей и собрав огромное конное войско, Олег совершил поход.Корабли плыли по Днепру, направляясь к Черному морю (его называли Понтийским, или Русским), и конь сорвался с берега.

Дойдя до моря, кавалерия тоже поднялась на корабли, и Олеговское войско устремилось к Царьграду.

«И пришел Олег в Царьград (Константинополь)». Здесь казалась столица Византии — ее белые крепостные стены, золотые купола храмов.

Византийский император Лев Ков, увидев корабли с неконтролируемой армией, приказал в спешке запереть гавань.Через бухту протянули прочные железные цепи, преграждавшие путь кораблям Олега.

Олегу пришлось развернуться в сторону и приземлиться на берег со стороны города.

Воины Олегова разорили окраину Цзиграда, прыгали в дома и храмы, убивали мирных жителей и бежали к морю. Но сам Царьград Олег не смог взять цепи, надежно защищавшие город от набега с моря. Затем он приказал своим воинам сделать колеса, надеть их оторванные от берега и поднять паруса.

Буксировка попутным ветром — и корабли ринулись к городу по суше, как по морю.

«Греки, увидев это, испугались и сказали через послов Олега:« Не губи город, дай я тебе все, что хочешь »».

Завершив войну с благоприятным миром, Олег со славой вернулся в Киев. Этот поход принес ему большую популярность в глазах не только России, но и славян, прозвавших своего князя. Но греческие хроники не упоминают об этом большом походе.

Так было или иначе, но испуганные византийцы признали себя побежденными и согласились заплатить Олегу Дану, которого он желает. Олег требовал по 12 гривен с каждой пары развлечений на своих двух тысячах кораблей, а также дань уважения российским городам — ​​Киеву, Чернигову, Панштаску, Ростову и другим.

В победе Олег укрепил свой щит на воротах Царьграда. Между Россией и Византией был заключен договор о мире и неизменной дружбе. Соблюдая этот договор, византийские христиане поклялись святым крестом, а Олег и его воины — славянскими богами Перуном и Велесом.

Олег вернулся с честью и большой славой.

Олег забраковал много лет. Однажды он позвонил Моздерсу Маски и спросил: «От чего я умер?» И волхвы ответили: «Мы принимаем тебя, князь, смерть от твоего любимого коня». Олег схватился и сказал: «Если так, то никогда больше на него не садись». Он приказал вести лошадь, кормить и защищать его, и он взял другую.

Было много времени. Однажды я вспомнил Олега, моего старого коня, и спросил, где он сейчас здоров.Они ответили князю: «Три года так умерла твоя лошадь».

Тогда Олег воскликнул: «Магны: конь, от которого мне скормили смерть, умер, а я жив!» Он хотел увидеть кости своей лошади и выехал на чистое поле, где они лежали в траве, омытые дождем и солнечной ямой.

Принц дотронулся до ступни черепа лошади и сказал, ухмыляясь: «Принимаю ли я смерть от этого Черепа?» Но тут из конского черепа выползла ядовитая змея — и Олега задушили.А от змеиного яда умер Олег.

В год 6391 (883) . Олег начал борьбу с разлянами и, победив их, взял им дань в черных куницах.

В год 6392 (884) . Олег пошел к северянам, и победил северян, и возложил на них легкую дань, и не велел им платить дань Хазаре, говоря: «Я им враг, а вы (они платите)».

В год 6393 (885) . Я отправил (Олега) на радар, спрашивая: «Кто подает дань?».Они также ответили: «Хазар». И Олег им сказал: «Не давайте хазаров, а платите мне». И дали Олега на церковь, как дали хазарамену. И Олег правил полянами, и древлянами, и северянами, и радмичами, и воевал улицами и тиверами.

В год 6394 (886) . В год 6395 (887). Воцарился Леон, сын Василия, не смотрящего на Львов, и его брат Александр, и царствовал 26 лет

.

В году 6406 (898) . Прогуливались угри горой Кеева, которая теперь объезжает Угорь, вышли к Днепру и стали регами: ходили они, как теперь половцы.И, придя с востока, они устремились через великие горы, которые прозвали угорскими горами, и стали воевать с жившими там людьми и славянами. Ведь они были здесь раньше славян, а потом славянская земля захватила Волочи. А после Угры Волоховы были изгнаны, унаследовали эту землю и поселились со славянами, завоевав их; И с тех пор земля угров остыла.

И эрохи начали воевать с греками и заменили земли фракийских и македонских до самого селоуна.И начали драться с маврами и чехами. Был один народ славянский: славяне, сидевшие на Дунае, покоренные Угрой и Моравой, и чехи, и поляки, и поляна, которые теперь называются Россией. Для них же, мангалы, первыми создали буквы, названные славянским дипломом; Такие же сорта и у россиян, и у болгарского Дуная.

В год 6410 (902) . Леон-царь нанял Угрона против болгар. Угры, атака, заменили всю землю болгаркой. Симеон, узнав об этом, пошел к разбойникам, а угры выступили против него и победили болгар, так что Симеон едва врезался в Доростол.

В год 6411 (903) . Когда Игорь вырос, он сопровождал Олега и слушал его, и привел к нему свою жену из Пскова по имени Ольга.

В год 6415 (907) . Олег пошел на греков, оставив Игоря в Киеве; То же самое я проделал и со многими Варяговыми, и со славянами, и с Кугом, и с Цурвичем, и с Мерьей, и с Древляном, и с Радмичем, и с Поляном, и с северянами, и с вятичами, и с хорватами, и с Длебовым, и с Тиверсом, известными как Толмачи: всех греков называли «великими скифами».

И со всем этим пошел Олег на лошадях и на кораблях; И это были корабли числом 2000. И подошли к Царьграду: греки закрыли двор, и город засчитали. И Олег вышел на берег, и начал драться, и много убийств сотворили в окрестностях города Грекама, и разбили множество комнат, и церковь увядала. А тех, кто попал в плен, одни исследовали, других пытали, других расстреливали, а некоторых бросали в море, а русские творили много разного зла, как это обычно делают враги.

И приказал Олег своим воинам сделать колеса и поставить корабли на колеса. И когда поднялся попутный ветер, они поднялись в поле парусов и пошли в город. Греки, увидев это, испугались и, сказав, послали Олегу: «Не думай о городе, позволь я дам тебе дань, которую ты хочешь». И Олег Варьян остановился, и они приготовили ему еду и вино, но не приняли его, потому что оно было отравлено. И греки испугались, и сказали: «Это не Олег, а Святой Дмитрий послал к нам Бога.«И я велел Олегу отдать Дани на 2000 кораблей: по 12 гривен на человека, а это было в каждом корабле на 40 мужей».

И согласились с этим греки, и стали греки просить мир не воевать с греческой землей. Олег, уехав из столицы, начал переговоры о мире с греческими королями Леоном и Александром

.

Цари Леон и Александр подписали мир с Олегом, они обязались платить дань и клясться друг другу: они сами целовали крест, а Олег с мужьями должен был клясться русским законом, и они клялись своим оружием и Перун, их бог, и волос, бог домашнего скота, одобрял и мир.

И Олег сказал: «Приберись к России Парусам от Фаврока, а Славянам Копринцам», и это было. И повесил свой щит на воротах в знак победы, и пошел из Царьграда. И подняла Русь паруса с перевала Алок, и славяне одеты, и осушили их ветер; И славянам сказали: «Берите наши каменные камни, Славянам Парусов от Павода не дадут». И вернулся Олег в Киев, неся золото, и пассаволи, и фрукты, и вино, и всякую меру. И звали Олега паутиной, потому что были люди с язычниками и неожиданностями.

В год 6420 (912) . Я отправила Олега своих мужей заключить мир и заключить договор между греками и русскими. Царь Леон почтил русских послов даров — золота, шелка и драгоценных тканей — и прикреплял к ним их мужей, чтобы показать им церковную красоту. Послы, посланные Олегом, возвратились к нему и пересказали ему все речи обоих королей, как и они. заключил мир и был заключен договор между великими и русскими и не установил никакого клятвенного преступления — ни греков, ни русов.

И жил Олег, княгиня в Киеве, имея мир со всеми странами. И вот наступила осень, и он вспомнил своего Олега Коню, который раньше положил корм, решив никогда не садиться на него. Ибо он спросил Волшебников и Кудесникова: «От чего я умру?». И он сказал ему некоему Кудесману: «Принц! С коня твоего любимого, на котором ты едешь, ты умрешь от него и умрешь!».

Продал эти слова в душе Олега, и он сказал: «Я никогда не сяду на него и больше его не увижу.«И она приказала кормить его, а не гнать к себе, и прожила несколько лет, не видя его, пока он не ушел к грекам. А когда он вернулся в Киев и пробыл четыре года», он вспомнил своего коня пятый год, от которого Мук предсказал ему.

И он позвал старшего Конюха и сказал: «Где мой конь, которого я приказал кормить и заботиться?». Тот же ответил: «Умер». Олег засмеялся и прищурился, что Кудесман, сказав: «Лупа неправильно говорит, но все вранье: конь умер, а я жив.И приказал приставить мою лошадь к себе: «Да, я увижу его кость». И он подошел к тому месту, где лежали его голые кости и голый череп, слезы с коня, засмеялся и сказал: «Принимаю» смерть от этого Черепа? «. И он ступил на череп, и выполз змею из черепа, и ужалил его в ногу. И он дышал и умер.

Все люди оплакивали его с великим воплем, и терпели, и похоронили на горе, называемой тиковица; Также есть могила его и Донина, он услышит могилу Олегова.И это было все годы правления его тридцать три.

Сказка о времени возраста стр.17 — 19, 21-22, 23,27 — 28.

Источник http://history.vspu.ac.ru/files/rus.pdf.

ПЛАН

Краткая биография князя Олега

Рассказ о значении Олега в летописи Нестора «Повесть временных лет»

Образ князя Олега в стихотворении А. С. Пушкин «Песня о смыслах Олега»

Библиография

Краткая биография князя Олега

Князь Олег (? — 912)

Первый киевский князь из Рюриковичей Рюриковичей.В летописи говорится, что Рюрик, умирая, передал власть своему родственнику Олегу, так как сын Рюрика Игорь был в то время очень мал. За три года Олег Князь в Новгороде, а затем набрав войско варягов и племен души, Ильменских славян, Марии, Весов, Кривичей, двинулся на юг.

Олег хитростью захватил Киев, убив царствующих Аскольда и Дира, и сделал его своей столицей, сказав: «Он будет матерью городов русских». Объединив славянские племена Севера и Юга, Олег создал могущественное государство — Киевскую Русь.Со смертью Олега была связана знаменитая летопись, служившая мотивом для стихотворения А.С. Пушкин «Песня об Олеге». Согласно летописцу Олегу Печатному 33 года, с 879 года (год смерти Рюрика) по 912 год.

Рассказ о значении Олега в летописи Нестора «Повесть временных лет»

Олег — древнерусский князь, живший в IX веках, сообщают древние летописи, его имя упоминается в исторических документах, но большая часть сведений о его жизни и деятельности дошла до нас в виде народных легенд, в которых отражены реальные события тесно переплетается с легендарным.

Во многом легендарный персонаж также имеет рассказ о значении Олега в летописи Несора «Повесть временных лет». «Повесть временных лет» — самая ранняя из дошедших до нас летописей. Относится к началу XII века. Арка известна как часть ряда летописных собраний, сохранившихся в списках, лучшие и самые старые из которых — Лаврентьевский 1377 год и 20-летие Ипатьева. Летопись вобрала в себя материалы легенд, преданий, преданий, устных поэтических сказаний о различных исторических лицах и событиях.

Нестор называет Олега Роморовского князем Рюриком. Но из других источников известно, что Олег не имел родственных связей с князем, был его губернатором и достиг высокого положения только благодаря своим личным преимуществам.

Он обладал выдающимся талантом полководца, а его мудрость и дальновидность были настолько велики, что казались сверхъестественными. Современники прозвали Олегом. Удачливый князь-воин в романе «Пророк», т.е. Волшебник (впрочем, при этом христианин не преминул подчеркнуть, что Олегу Гаганову дали прозвище «Люди Рогана и Нелегари»), но ему не уйти. от его судьбы.Под 912 годом в летописи помещена поэтическая легенда, связанная, очевидно, «с могилой Ольгова», которая «есть … и поныне». У этой традиции есть законченный сюжет, который раскрывается в лаконичном драматическом повествовании. В нем ярко выражено представление о силе судьбы, избежать которой ни один из смертных, да еще и «вещий» князь, не в силах.

Не исключено, что народная память о подлом Олеге отразилась в образе былины князя-Кудесмана Волга: Лесная Волга Много мудрости: Щука-рыбаки ходят к нему в глубоком море, сокол птица летит под укрытие, серый волк рыскать по чистым полям.

В 879 году умер Рюрик. Умирая, он прервал правление Олега и оставил на попечение своего маленького сына Игоря.

Три года правил Олег в Новгород А потом, собрав крепкий отряд и взяв с собой Игоря, отправился покорять новые земли.

В то время обширные пространства Русской земли были заселены многочисленными племенами. Летопись называет более десяти славянских племен: вятичи, кривичи, поляны, северяне, радмичи и другие. К ним примкнули грозно-финские племена: Чудь, Целый, Веселый, Муромский.Россия не имела четких границ и не знала единых законов. Киевский князь осуществлял свою власть только в нескольких узловых точках, контролировавших торговые пути. Он также собирал дань с подчиненных славянских и неславянских племен. Оплата этого дани, как и факт признания киевской верховной власти, составляла в то время все существо государственной власти.

Собранную дань (в первую очередь мех) нужно было реализовать в соседних странах — Халифате и Византии.Русь получала значительную прибыль от этой торговли и была вовлечена в ее развитие. Ежегодный наплыв в столицу тысяч купцов-варваров доставлял византийцам немало неудобств. Отсюда желание ограничить и украсть российскую торговлю. Для России торговля была государством, поэтому ответ на действия византийских властей был дан на государственном уровне.

Олег со своим войском двинулся с севера на юг по воде. Качели на озере Ильмень, потом по реке Ловати и Западной Двине, а потом, волоча ладьи, по Днепру.

По дороге Олег победил Криминальный город Смоленск и северную любовь, оставив там своего губернатора.

Наконец Олег прибыл в богатые и плодородные земли Поляна — и увидел на высоком берегу Днепра большой красивый город. Называется город — Киев. В Киеве правили два князя — Аскольд и Олень. Оба они уезжали из Новгорода и когда-то, как и Олег, служили князю Рюриковичем.

Олег решил захватить Киев, но, увидев, что город хорошо укреплен, применил не силу, а уловку.

Он оставил большую часть своих войск, а сам с молодым Игорем и небольшим отрядом на тех же Киевских стенах подошел к самой Киевской стене и послал Аскольду и Дире Вестника: «Мы, де Варя Мусек, несем много добра. товар. Пусть приходят киевские князья Часы — может, купим. »

Аскольд и Дир считали, что мирный купеческий караван прибыл в Киев, и сошли на берег без всякой охраны.

Олег приказал бывшим воинам с собой до времени взять низ ладьи.Когда киевские князья подошли вплотную, он поднялся к ним навстречу и сказал: «Вы не княжеский род, а я князь, и Игорь, сын, сын Рюрика. Я, а не ты здесь произнес!» Он подал знак своих воинов — и мечи Намига победили Аскольда и Дира.

Карамзин, очень высоко оценив Олега этот поступок, безоговорочно осудил: «Абсолютное варварство не приносит извинений перед жестокими и хитрыми убийствами».

Олег Виннер присоединился к городу и скомандовал: «Да будет Киев матерью города русских!» Утвердившись на киевском престоле, он продолжил дело завоевания соседних земель и завоеваний населяющих их племен.Олег подчинил себе хребет, северян, Радмич и обложил их данью. Под его властью была огромная территория, на которой он основал множество городов. Так образовалось Великое Киевское княжество — Киевская Русь.

Когда Игорь стал взрослым, Олег выбрал его в жену — Ольгу (по некоторым данным, она была дочерью самого Олега), но княжество не уступило.

«В 6415 году (то есть в 907 году по современным подсчетам), — пишет летописец, — Олег ушел к грекам, оставив Игоря в Киеве.«

Погрузив две тысячи кораблей и собрав огромное конное войско, Олег совершил поход. Корабли плыли по Днепру, направляясь к Черному морю (его называли Понтийским, или Русским), и конь сорвался с берега.

Дойдя до моря, кавалерия тоже поднялась на корабли, и Олеговское войско устремилось к Царьграду.

«И пришел Олег в Царьград (Константинополь)». Здесь казалась столица Византии — ее белые крепостные стены, золотые купола храмов.

Византийский император Лев Ков, увидев корабли с неконтролируемой армией, приказал в спешке запереть гавань. Через бухту протянули прочные железные цепи, преграждавшие путь кораблям Олега.

Олегу пришлось развернуться в сторону и приземлиться на берег со стороны города.

Воины Олегова разорили окраину Цзиграда, прыгали в дома и храмы, убивали мирных жителей и бежали к морю. Летописец, оправдывая жестокость воинов Олега, поясняет: «Так обычно идут на войну.«

Но сам Царьград Олег не смог взять цепи, надежно защищавшие город от набега с моря. Затем он приказал своим воинам сделать колеса, надеть их оторванные от берега и поднять паруса.

Буксировка попутным ветром — и корабли ринулись к городу по суше, как по морю.

«Греки, увидев это, испугались и сказали через послов Олега:« Не губи город, дай я тебе все, что хочешь »».

Завершив войну с благоприятным миром, Олег со славой вернулся в Киев.Этот поход принес ему большую популярность в глазах не только России, но и славян, прозвавших своего князя. Однако современный историк должен с большой осторожностью относиться к упомянутым выше рассказам русской летописи, поскольку греческие летописи не упоминают об этом большом походе.

Карамзин относит этот эпизод к числу легендарных: «Может быть, он (Олег) приказал воинам тащить берег к берегу в гавани, чтобы начать стены города; и басня, вымышленное действие парусов на сухой тропе. , получилось тяжелое, но возможное дело в замечательной и невероятной вещи ».

Однако историки совсем недавно признали достоверность этого эпизода. Д.С.Лихачев пишет: «В условиях речного судоходства на Севере России — суда и грачи, поставленные на колеса, были явлением обычным». Рисование «судов на колесах или катках происходило на Руси (…) в местах водоразделов рек (…). Киевский летописец рассказывает о движении кораблей Олега, как о чем-то удивительном. Это непонятно -» Волокова »под Киевом не было. Впрочем, ничего необычного для« новгородцев »Олега и его новгородской дружины не было.«

Так было или иначе, но испуганные византийцы признали себя побежденными и согласились заплатить Олегу Дану, которого он желает. Олег требовал по 12 гривен с каждой пары развлечений на своих двух тысячах кораблей, а также дань уважения российским городам — ​​Киеву, Чернигову, Панштаску, Ростову и другим.

В победе Олег укрепил свой щит на воротах Царьграда. Между Россией и Византией был заключен договор о мире и неизменной дружбе. Соблюдая этот договор, византийские христиане поклялись святым крестом, а Олег и его воины — славянскими богами Перуном и Велесом.

Олег вернулся с честью и большой славой.

Олег забраковал много лет. Однажды он позвонил Моздерсу Маски и спросил: «От чего я умер?» И волхвы ответили: «Мы принимаем тебя, князь, смерть от твоего любимого коня». Олег схватился и сказал: «Если так, то никогда больше на него не садись». Он приказал вести лошадь, кормить и защищать его, и он взял другую.

Было много времени. Однажды я вспомнил Олега, моего старого коня, и спросил, где он сейчас здоров.Они ответили князю: «Три года так умерла твоя лошадь».

Тогда Олег воскликнул: «Магны: конь, от которого мне скормили смерть, умер, а я жив!» Он захотел увидеть кости своей лошади и выехал на чистое поле, где они лежали в траве, омытые дождем и покрытые солнцем.

Принц дотронулся до ступни черепа лошади и сказал, ухмыляясь: «Принимаю ли я смерть от этого Черепа?» Но тут из конского черепа выползла ядовитая змея — и Олега задушили.А от змеиного яда умер Олег.

Согласно летописцу, «мы оплакиваем всех людей великим плачем».

Образ князя Олега в стихотворении А.С. Пушкин «Песня о низком Олеге»

Пересказывая в своей «Истории государства Российского» летопись Олега, Н.М. Карамзин говорит, что рассказ о его гибели — «Народный Басный» (то есть легенда), «достойный упоминания его древности».

Эта легенда вдохновила Пушкина на создание знаменитой «песни об Олеге».«А.С. Пушкин говорит о нем как о эпическом герое. Олег совершил много походов, много сражался, но судьба кричала. Пушкин любил и знал русскую историю,« легенды веков ». В легенде о князе Олеге и его коне, поэта интересовала тема рока, неотвратимости умышленной судьбы. Поэма звучит и гордится верой в правильного поэта для свободного следования своей мысли, созвучной древнему изложению веры в то, что поэты являются прологизами Высшего. Воля.

Магны не боятся Владыка Могущественного,

И княжеский дар им не нужен.

Правдивые и свободные их пророческий язык

И по воле Друга Небесного.

Правда ни байпаса купить невозможно. Олег избавляется от того, как ему кажется, от угрозы смерти относится к коню, которому, по предсказанию Кудесмана, предстоит сыграть роковую роль. Но по прошествии многих лет, когда он думает, что опасность миновала — конь мертв, — судьба настигает князя. Он прикасается к черепу коня: От мертвого главы, змея, шип, тем временем поползла.

Обращение А.С. Пушкина Сказание о славном князе Олеге говорит о том, что у каждого своя судьба, их не обманут, а друзьям нужно любить, заботиться и не расставаться с ними в жизни.

Легендарного князя Олега можно назвать первым русским вождем общенационального масштаба.

О князе Олеге сложено много песен, легенд и легенд.Народ бросил вызов его мудрости, способности предсказывать будущее, его таланту великолепного полководца, умного, бесстрашного и находчивого.

Библиография

1. История России с древнейших времен до конца 17 века. / Под ред. Сахаров А. Н., Буганова В. И. М. Просвещение. 1997.

2. Карамзин Н. М. История правительства России. Т. 2-3. — Тула: Приокский К.Н. изд., 1990.

3. Ключевский В.О. Курс истории России: Часть 1.5-е изд. — М., 1914.

.

4. Кусков В.В. История древнерусской литературы. — М .: Высшая школа, 1982.

.

5. Лихачев Д.С. Великое наследие: классические произведения древнерусской литературы. — М., 1980.

.

6. Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Легенды. Эпосы. Хроники. — К., 1963.

Старая Ладога в Ленинградской области, особенно ранней весной, приносит воспоминания о «отдаче старины глубине». Здесь продолжалась история славянского княжества. Вспоминаю легендарного князя — вещего Олега, который, по предсказанию, «снял смерть с коня».«Олег объединил земли славянских народов от Великого Новгорода до Киева, прибил щит к стенам сданного Царьграда (Константинополя) в знак победы. Правил как регент с маленьким князем Игорем — сыном своего родственника. Рюрика. Одержав победу и установив свои законы, «Олег жил князь в Киеве, имея мир со всеми странами».

Каменная крепость (9 век) в Старой Ладоге, построенная на объекте Олега. Первоначальное здание, возведенное его предшественником — князем Рюриком, было деревянным.За веком крепость перестроили, разрушили и отреставрировали.

По легенде, вещий Олег сам был волшебником, о котором он говорит своим прозвищем. У древних славян правителями обычно были жрецы-обертки. Князь, обладая тайным знанием волхвов, покорял народы, и даже могущественный Царьград подчинялся ему. Незадолго до своей судьбы князь не был писателем. Местный Кудесман предсказал его смерть.
Мы знаем об имени Олег только в старинных летописях, так как оно было на самом деле, сейчас судить сложно.

Победы Олега записаны в «Повести временных лет».
«В году 6390 (882). Олег сделал с ним много воинов: Варягов, Чок, Словен, я замерил, все, кривый, и пришел в Смоленск с Курвоем, и принял власть в городе, и поставил свои муж в нем. Оттуда сошла, и взяла любовь, и насадила мужа моего мужа. И пришли они в Горы в Киев, и он узнал Олега, что Аскольд и Олень здесь произносятся. Он спрятался в ладьях. , и остался позади, и он стал младенцем Игорем и пошел на угорское горе, укрыв своих воинов, и послал к Аскольду и Диру, сказав им, что де «Мы купцы, мы идем к грекам от Олега и князя Игоря. Приходите к нам, к своим родителям. «

Когда пришли Аскольд и Дир, все остальные вышли из ладьи, и Олег Аскольд и Дира сказали:» Никаких князей вы не княжеский, а я княжеский «, и показал Игорю:» И это сын Рюрика ». И Аскольд и Дира убили, приписали горе и похоронили Аскольда на горе, которая теперь называется Урокской, где Олмин Двор; На этой могиле Ольма поставила церковь Святого Николая; И могилу Дирова — для церкви св.Ирина. И продал Олега, князя, в Киеве, и сказал Олегу: «Да будет он матерью городам русским». И у него были и варяги, и славяне, и прочие, которых называли Русью. Сам Олег начал закладывать города и поставил Дани Словенам, и Крив, и Марию, и поставил варягов, чтобы давать Новгороду дань по 300 гривен каждый год во имя мира, которая давалась Варягаму до самой смерти Ярослава.

В год 6391 (883). Олег начал борьбу с разлянами и, победив их, взял им дань в черных куницах.

В год 6392 (884). Олег на северян, и победил северян, и легкую дань возложил на них, и не трогал их, чтобы платить дань Хазарам, говоря: «Я враг им» и ты (они платят). «

В год 6393 (885).« Хазары ». И Олег им сказал:« Не давайте хазаров, а платите мне ». И дали Олега на церковь, как дали хазарамян. А Олег правил полянами. , и радиаманы, и северяне, и радмичи, и воевали улицами и тиверами.«


Поход в Царьград.

О походе Олега на Царьград летописец пишет:
« В год 6415 (907). Олег пошел на греков, оставив Игоря в Киеве; То же самое я взял и со своими многочисленными варяговами и славянами, Кугом, и Курвичем, и Мерой, и Древляном, и Радмичем, и Поляном, и северянами, и вятичами, и хорватами, долбовами и тиверами, известными как Толмачи: все они звали греки «великие скифы». И со всем этим он ездил на лошадях и на кораблях; а это были корабли под номером 2000.И дошли до Царьграда: греки закрылись. Суд и город были учтены. И Олег вышел на берег, и начал драку, и в окрестностях города Грекам устроили много убийств, и разбили много камер, и церкви были заблокированы. И тех кто попал в плен, тот и другой расстреляли, а кого бросили в море, и много разного зла сделали русские греки, как обычно делают враги.

И велел Олег своим воинам делать колеса и ставить корабли на колеса.И когда поднялся попутный ветер, они поднялись в поле парусов и пошли в город. Греки, увидев это, испугались и, послав Олегу, сказали: «Ни один городской хулиган, дай тебе дань, какую хочешь». И Олег Варьян остановился, и они приготовили ему еду и вино, но не приняли его, потому что оно было отравлено. И греки испугались, и сказали: «Это не Олег, а Святой Дмитрий, посланный нам Богом». И я велел Олегу отдать Дани на 2000 кораблей: 12 гривен на человека, а это было в каждом корабле на 40 мужей.

И согласились с этим греки, и стали греки просить мир не воевать с греческой землей. Олег, уйдя из столицы, начал переговоры о мире с греческими королями Леоном и Александром и послал к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуду, Раулаву и Стемида со словами: «Платите мне дань». А греки сказали: «Что хочешь, давай». И приказал Олегу сделать своих солдат на 2000 кораблей по 12 гривен на Покальчине, а потом отдать дань за города России: сначала за Киев, потом за Чернигов, за Переяславль, за Полоцк, за Ростов, за любовь и за другие города. : ибо в этих городах сидят великие князья, подвластные Олегу.


Олег прибивает щит к воротам Царьграда

«Когда придут русские, пусть берут для послов содержания, сколько хотят, а если купцы приезжают, пусть берут ежемесячно на 6 месяцев: хлеб, вино. , мясо, рыба и фрукты. И пусть купаются — сколько они захотят. Когда русские пойдут домой, пусть возьмут в дорогу царя, якоря, канаты, паруса и все, что им нужно ».

И греки пообещал, и сказал царям и всем боярам: «Если русских не продадут, то пусть не берут ежемесячно; пусть русский князь объявит, что русские приходят сюда для создания ступеней в деревнях и в нашей стране.Придя сюда русские пусть живут в церкви Святой Мамонт, и пришлют их из нашего царства, и они перепишут свои имена, потом возьмут месячные, — сначала те, кто приехал из Киева, потом из Чернигова, и из Переяславль, и из других городов. И пусть приходят в город только Через ворота в сопровождении царственного мужа, без оружия, человек 50, и торгуют сколько им нужно, не платя никаких пошлин. «


Здесь ведутся археологические раскопки, зеленая веранда археологов.

Заключив прибыльный мир с Византией, князь издал свод законов, карающих преступников с обеих сторон.
«Речь идет об этом: если кто убьет, русский христианин или христианин из русского, — значит, умирает на месте убийства. Если убийца убежит, но это будет вещь, то эта часть его имущества, на которое полагается закон, пусть заберет родственника убитого, но и жену. Убийцы сохранят то, что положено ей по закону. Если сбежал бедный убийца, пусть он уйдет под суд пока не причастен, а то да умрет.

Если он кого-то ударит мечом или кого-то будет бить по ружью, то за этот удар или избиение пусть по российскому закону дадут 5 литров серебра; Если бедняк, совершивший это проступок, то пусть ему будет дано, сколько он может, чтобы он снял ту же одежду, в которой он ходит, но за оставшуюся невыплаченную сумму пусть он будет в их вере, что никто не может Помогите ему и даже если нет Этот остаток заряжается.


Внутри крепости

Это: если у русского христианин или наоборот христианин среди русских, и поймал вора жертву в то время, когда он совершает кражу, или если шип будет подготовлен и будет убит, тогда смерть его от христиан не совершится от русских; Но позвольте жертве взять на себя то, что он потерял.Если вор добровольно сдастся, то пусть его заберет тот, кто он украл, и пусть он будет связан и отдаст то, что он украл, в тройном размере. «

Легенда о гибели вещи Олега в стихах была рассказана А.С. Пушкиным. Повесть вдохновлена ​​рассказом историка Николая Карамзина, вошедшего в книгу« История государства Российского » :
«Волхвы, — говорит летописец, — предсказали князю, что ему суждено умереть от любимой лошади.С тех пор он не хотел на нем ездить. Прошло четыре года: Осенью он вспомнил Олега о предсказании и, услышав, что конь давно умер, посмеялся над воском; Я хотел увидеть его кости; превратился в козла на черепе и сказал: «Боюсь ли я его?» Но змея была зарыта в череп: ее ужалил князь, и герой умер «… уважение к памяти великих мужей и любопытство знать все, что касается ее, способствовало таким выдумкам и сообщать о них далеким потомкам. .Можно верить и не верить, что Олег на самом деле был Ровеном Змеем на могиле своего любимого коня, но мнимое пророчество волхвов или Кудесникова — это чистое народное народное чрево, достойное упоминания об их древности »


Дачи старушка


Иллюстрации Виктора Васнецова к стихотворению Пушкина, вошедшему в юбилейное издание к 100-летию поэта

Молодой 23-летний Пушкин, увлекшись легендой, написал стихотворение «Песня о низком Олеге».

Из Темного Леса к нему
Там вдохновенная кабина,
Покхан Перуня, старик,
Заветы грядущего посланника,
В Молубах и Гадани, провели целый век.
И Олег до ушей разорвал.

«Скажи мне, Кудесман, Любовь богов,
Что сбудется в жизни со мной?
А скоро, на радость соседей-врагов,
Могила падает на землю?
Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду никого возьмешь коня.»

» Волхвы не боятся могущественного Владыка,
И княжеский дар им не нужен;
Правдивы и свободны своим пророческим языком
И по воле Небесного Друга.
Ближайшие годы горят в МГЛ;
Но я вижу твой жребий на светлом лбу,

Помни, теперь ты мое слово:
Воинская слава — Отрада;
Победа прославляется твоим именем;
Щит твой на воротах Царопы;
И волны и земля покоряются вам;
Просвещает несчастного такой чудесной судьбы.

И синее море обманчивое древко
В часах роковой ненастья
И право, и стрела, и безумный кинжал
Сократите победителя лет …
Под ужасной броней ты не знать Российскую Академию Наук;
Невидимый хранитель может быть мощью.

Твой конь опасной работы не боится:
Он, Чуя, Владыка,
Тогда смирение стоит под стрелами врагов,
Тогда по тасовке носится
И холода и петь ему нечем.
Но вы принимаете смерть от своей лошади. «

Прошло время … А смерть от коня не наступила, князь стал смеяться над предсказателем.

Могучий Олег Голова Потоп
И думает:« Что такое фортуна?
Cudesman, ты врешь, безумный старик!
Будет ли ваше предсказание!
Моя лошадь и Донин меня оденут. «
А он хочет увидеть конские кости.

Вот идет Олег могучий со двора,
Игорь и с ним старые гости,
И смотри: на холме, у Брета Днепра,
Кости благородные;
Дождь умывают, прах засыпают,
И ветер тревожится по прозвищу.

Князь спокойно на черепе коня пришел
И Милнс: «Спи, друг-одиночка!
Твой старый хозяин пережил тебя:
На Тренне, уже недалеко
Не ты под секара ковыл бей
И горячая кровь пьет мою пыль!

Итак, где похоронена моя погибель!
Я угрожаю смертью! »
Из мертвых глава Комби
Скипия между теми проползла;
Подобно черной ленточке Я ходил ногами:
И вдруг князь закричал.


Могила Кургана Толе Олега из Старой Ладоги, по «Новгородским летописям», по «Повести временных лет» — Олег похоронен на горе Шиковице в районе Киева. .

О смерти Олега от укуса змеи говорится в первой новгородской летописи.
«И ник и Олег фигня; И люди Поганы и Нехегласа. Идея Олега до Новугорода, а оттуда в Ладогу.Рассказывают и друизы, Инко Я в море, и Покалун (укушенный) ЗМИА в ногу, и с дьяволом: он мог быть в латосе ».


Вид с кургана Князь

Легенда об Олеге Смерть описывает Михаила Ломоносова в его историческом труде «Древнерусская история».
«После смерти, его удивительно осталось повествование, вероятность, как древность, дана. Перед войной греки спросили Олега Волхвова, от чего он погибнет. Был дан ответ, что он умрет от любимой лошади.Чтобы не сидеть на нем, Никогда не приносить, а положить и покормить в определенном месте. Вернувшись из Греции на четыре года, он вспомнил об этой осени.

Он позвал старшего Конюха и, жив ли он, спросил. Услышав, что он умер, Магнифлауэр рассмеялся. «Лиза», — сказала вся твоя судьба: конь мертв, а я жив; Я хочу увидеть его кость, и вы покажетесь в охране. «Итак, я пошел к тому месту, где лежали голые кости, и я увидел голый лоб, я спустился с лошади, он пришел к нему и Милнсу:« Есть ли у меня смерть? ». Внезапно змея, со лба, ужалила его за ногу, от чего умерла и умерла принцесса тридцати трех лет. Весь народ много плакал о нем. Похоронен на горе галстук, и его могила видна еще во время летописца Нестора. «


Соседние курганы


Ведра круглые, переставляемые, шипящие
На Тренне Отряда Олега;
Князь Игорь и Ольга сидят на холме;
Отряд пьян на Бреге;
Бойцы помнят последние дни
И битва, в которой они клянутся вместе.

Историк XIX века Николай Карамзин пишет, что подданные оплакивали смерть князя.
«Летописец повествует о последствиях гибели Олега: жители Стены плакали и плакали. Что можно сказать сильнее и ярче в похвале государю государю? Итак, Олег не только ужасал врагов, его еще любили. Его подданными. Воины могли оплакивать В нем, смелом, умелом лидере, и народ-защитник. — Приложив свои лучшие, богатейшие страны нынешней России, этот князь был истинным основателем ее величия.«


Курганский князь на закате

Вспомнили строчки из песни« Ария ». Так я сожгу правителей древности, которые правили« огнем и мечом ».

В час рассвета шакал про голод забыл
Наблюдая за холмом за хмурым конем
Сегодня в черный день — властелин мира мертвых
И старые и малые не горят желанием сохранить свое.
Он хороший господин, он был солнцем и был луна.
Империя осталась его вдовой…

Он будет похоронен в нефритовом гробу
В степях пустых, где падает шакал
И тысячи лошадей затопляют ему путь
То, что b плачет, — это мечта человека, мертвец не осквернил …

Советник Трампа Картер Пейдж имеет глубокие связи с Россией

Картер Пейдж, в то время советник кандидата в президенты от республиканцев Дональда Трампа, выступает на выпускной церемонии в Российской экономической школе в Москве 8 июля 2016 года. Пейдж, когда-то малоизвестный инвестиционный банкир, ставший советником в кампании Трампа, становится центральной фигурой в спорах, связанных с связями кампании с Россией. Павел Головкин AP ВАШИНГТОН

Он имеет длительное военное прошлое, академическое образование и до недавнего времени в значительной степени аполитичную финансовую карьеру.

Но теперь Картер Пейдж — центральный персонаж в расследовании вмешательства России в выборы в США.А на этой неделе стало известно, что он находился под наблюдением Министерства юстиции из-за подозрений в том, что он действовал как иностранный агент.

В интервью в пятницу, где он раскрыл новую информацию о своем опыте военной разведки, уклончивый Пейдж сказал, что он понятия не имеет, почему Министерство юстиции стремилось к полномочиям для наблюдения за ним.

«Давайте посмотрим, что написано в этом заявлении (в суд), и мы посмотрим, что из этого выйдет, потому что я не сделал ничего плохого», — сказал он.

Дональд Трамп объявил в марте 2016 года, что Пейдж был одним из советников его предвыборной кампании по внешней политике.Тем не менее Пейдж в течение нескольких месяцев отказывался сказать, кто привел его к участию в кампании. Ранее на этой неделе в эфире CNN он исключил бывшего руководителя кампании Пола Манафорта в качестве своего канала. Сам Манафорт сталкивается с вопросами о связях с Россией. В прошлом месяце Пейдж сказал МакКлатчи, что никогда не встречался с бывшим советником по национальной безопасности Майклом Флинном, уволенным за то, что он не рассказывал о связях с Россией.

Пейдж сказал Макклатчи в пятницу, что он предложил дать показания перед комиссией Конгресса, расследующей связи между Россией и кампанией Трампа.Он продолжает работать в России через свою инвестиционную фирму Global Energy Capital LLC, которая специализируется на инвестициях в энергетику и консультационных услугах на развивающихся рынках.

Компания является частной, поэтому Пейдж не раскрывает своих инвесторов. Он имеет небольшой след в Интернете; например, в онлайн-документах он не отображается как партнер других компаний, которые подают документы в Комиссию по ценным бумагам и биржам.

То немногое, что известно об этом, получено из конфиденциальной телеграммы в Государственный департамент США от 9 июня 2008 г.С. Посольство в Туркменистане. В нем подробно рассказывается, как Пейдж и его тогдашний партнер Джеймс Ричард посетили посольство в Ашхабаде тремя днями ранее во время конференции по нефти. В телеграмме говорилось, что пара встречалась с заместителем премьер-министра по нефти и собиралась собрать инвестиционный фонд в размере 1 миллиарда долларов.

В телеграмме говорилось, что пара предлагала инвестировать в государственные компании, чтобы сделать их «значительно более мощными, чем они есть сейчас». Пейдж описал свою работу в Москве, говорится в телеграмме, как помогла вывести российский «Газпром» из нормальной государственной нефтяной компании в «супермаджорный статус».”

Пейдж хотел привлечь глобальных инвесторов к энергетическим проектам в бывших советских республиках. Он подтвердил в пятницу, что туркменский проект так и не сдвинулся с мертвой точки, пояснив, что участвует в энергетических проектах в Соединенных Штатах и ​​во всем мире, а не только в России.

Так по каким причинам Министерство юстиции шпионило за Пейджем, гражданином США и ветераном вооруженных сил? Документы Суда по надзору за внешней разведкой являются секретными, но защитники конфиденциальности давно жаловались, что планка для слежки слишком низкая.

С 8 июня по 31 декабря 2015 г., последний период, за который имеются данные, было подано 1 010 заявлений о разрешении на проведение дознания; все, кроме пяти, были одобрены. Еще 169 были приняты после доработки.

Пейдж имел то, что он описал как невольный обмен мнениями со шпионом, который сказал, что он был российским чиновником Организации Объединенных Наций. Пейдж подтвердил, что сотрудничал с ФБР в судебном преследовании сотрудника российской разведки и двух других российских агентов. В заявлении от 3 апреля Пейдж сказал, что поделился частями лекции, представляющими общедоступную информацию, с человеком, которого он считал У.Н. официал.

Пейдж также получил в значительной степени незаметное внимание со стороны националистических организаций в России, которые могли бы вызвать пристальное внимание. Московский телеканал «Царьград» освещал его до, во время и после его выступления в Российской экономической школе в Москве. Царьград принадлежит правому националисту Константину Малофееву, на которого администрация Обамы и европейские союзники наложили санкции за якобы финансирование российских националистов на Крымском полуострове, захваченном силами российского лидера Владимира Путина в феврале 2014 года.

Царьград связан с националистическим аналитическим центром Катехон, также финансируемым Малофеевым. Главный редактор Царьграда — Александр Дугин, консервативный мудрец, который в феврале 2016 года уверенно написал на сайте Katehon, что националистическое послание Трампа приведет его к президентству США.

Пейдж сказал в пятницу, что он не знал Малофеева или Дугина, но, похоже, они проявили к нему особый интерес. Оба — давние союзники Путина.

«Константин Малофеев был одним из главных финансистов российских наемников, борющихся против украинского правительства.Соединенные Штаты наложили на него санкции за прямую помощь и подстрекательство доверенных лиц России », — сказал Майк Карпентер, заместитель помощника министра обороны с 2015 по январь прошлого года и специалист по России.

Как лидер Евразийского молодежного движения, Дугин мобилизовал российских добровольцев для борьбы на Украине вместе с российскими войсками и поддерживаемыми Россией сепаратистами, сказал Карпентер, за что Соединенные Штаты наложили на него санкции.

Речь Пейджа в Москве 7 июля прошлого года вызвала такой комментарий на сайте Katehon:

«После воссоединения Крыма с Россией и начала операций на Украине он был одним из немногих американских экспертов, которые призвали разобраться в действиях Россия.Пейдж открыто выступил против интервенционистской политики НАТО, которая, по его мнению, спровоцировала Россию своим расширением ».

Именно выступление и реакция СМИ в Соединенных Штатах, раздуваемая кампанией Хиллари Клинтон, настаивает Пейдж, привели к тому, что Пейдж отделился от кампании несколько недель спустя.

Пейдж играл второстепенную роль в кампании, сказал Сэм Нунберг, старший стратег Трампа в 2015 году, добавив, что «теперь он является серьезной помехой. Бесплатный совет Картеру Пейджу: держись подальше от телевизора.

Пейдж на этой неделе стал смотреть новостные телепрограммы, чтобы опровергнуть обвинения в ненадлежащих связях с Россией. Часто отказывается отвечать на вопросы.

Право на наблюдение за Пейджем, о котором впервые сообщила The Washington Post во вторник, появилось в августе после того, как Пейдж ушел из кампании Трампа, сообщила в среду The New York Times.

Тот факт, что Пейдж вовлечен в международные интриги, не удивляет Яна Бреммера, который руководит фирмой по анализу рисков Eurasia Group. Пейдж работал с ним в качестве исследователя около 16 лет назад.

«Он показался мне чрезвычайно умным, но. . . Я довольно быстро осознал прокремлевский характер », — вспоминал Бреммер в интервью в прошлом месяце.

В конце 1990-х прокремлевские настроения не были чем-то необычным; даже президент Билл Клинтон имел тесные отношения со своим тогдашним российским коллегой Борисом Ельциным.

В то время Совет по международным отношениям предоставил Пейдж одну из своих престижных стипендий по международным отношениям. Организация подтвердила Макклатчи, что Пейдж был одним из 11, кто выиграл стипендию на 1998-99 год, проводя время в резиденции совета в Нью-Йорке.

«Я помню, что он был привлекательным кандидатом на одну из этих труднодоступных стипендий», — сказал человек, входивший в отборочную комиссию, который говорил только анонимно, потому что отбор — личное дело каждого.

Комиссию привлекло утверждение Пейджа о том, что он работал в военной разведке, дислоцированной в Западной Сахаре. Этого нет ни в одном из личных или профессиональных аккаунтов Пейджа, но в пятницу Пейдж подтвердил, что работал в Западном Марокко в составе U.Н. миротворческая миссия.

В Военно-морской академии Пейдж был стипендиатом Трезубца, престижное звание, позволившее ему работать исследователем на последнем курсе в Комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей. Стипендия поместила его в кабинет члена палаты представителей Ле Аспина, штат Висконсин, незадолго до того, как конгрессмен стал министром обороны Клинтона. Пейдж также сказал, что он неоднократно выезжал на Ближний Восток и в Европу в качестве офицера по ведению боевых действий на поверхности, а затем работал в Пентагоне над вопросами ядерного нераспространения.

Пейдж тоже частый гость в Москве.

Человек, давно знавший Пейджа, сказал, что, живя в Москве, Пейдж встречался с русским артистом балета, но в остальном редко делился подробностями своей личной жизни. Этот давний знакомый был «ошеломлен», когда в целом аполитичный Пейдж присоединился к команде кампании Трампа и повторил его восхищение Путиным.

«Я нашел выступление (в России) захватывающим с точки зрения его критики США и его любви к России», — сказал знакомый.

Перенесемся в 10 января, когда новостной сайт BuzzFeed опубликовал 35-страничное досье частной разведки, составленное бывшим британским шпионом Кристофером Стилом. В нем содержались необоснованные заявления о сговоре между командой предвыборной кампании Трампа и Кремлем. В нем утверждалось, что Пейдж встречался с Игорем Сечиным, могущественным главой нефтяного гиганта «Роснефть». МИД России отклонил это обвинение как «чушь».

Самое громкое обвинение в адрес Пейджа: Сечин предлагал ему брокерские услуги в отношении 19-процентной доли в «Роснефти», если администрация Трампа отменит финансовые санкции в отношении России.

«Давай. Нам нужно двигаться дальше и смотреть на реальные проблемы », — сказал Пейдж, когда его спросили об этом утверждении.

В досье ссылки на Пейджа вновь появились в новостях после того, как 26 декабря в московском переулке был найден мертвым бывший глава КГБ Олег Еровинкин. умер от сердечного приступа.

Еровинкин был главным помощником Сечина и считался посредником между его боссом и Путиным.Его смерть привлекла внимание британских СМИ в конце января, потому что бывший сотрудник КГБ подходил под описание информатора, упомянутого в досье Стила.

Пейдж обратился к этому вопросу в пятницу, сказав, что он никогда не встречался с Еровинкиным и не помнит, чтобы когда-либо был в его присутствии, но, возможно, он был на какой-то конференции или коктейльной вечеринке в то же время, что и Пейдж.

Специальный корреспондент Макклатчи Питер Стоун внес свой вклад в эту статью.

В своем биографическом отчете Макклатчи Пейдж сказал:

▪ Он был главным операционным директором Merrill Lynch’s Energy & Power Group.

▪ Он также был заместителем руководителя филиала представительства Merrill Lynch в Москве, которое, по его словам, он стал соучредителем в 2004 году.

▪ С 2010 по 2016 год он был научным сотрудником Центра национальной политики в Вашингтоне.

▪ Он получил степень магистра делового администрирования в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета, еще одну степень магистра в области исследований национальной безопасности в Джорджтаунском университете и докторскую степень в Школе восточных и африканских исследований Лондонского университета.

Первоначально эта история была опубликована 14 апреля 2017 г. в 15:26.

Российский «православный магнат» финансирует монархическое движение. Но где он берет деньги?

Константин Малофеев прославился в ходе корпоративных войн в России в конце 2000-х. Он стал одним из самых влиятельных людей в сфере телекоммуникаций, но набожный православный магнат почти все потерял в ожесточенном споре с государственным банком ВТБ. В 2014 году он попал под санкции Запада за поддержку повстанцев на востоке Украины.С тех пор его бизнес-империя, похоже, столкнулась с проблемами: некоторые из его компаний оказались перед банкротством, а у других — большая задолженность по налогам.

Тем не менее, Малофеев преследует свое стремление возглавить монархическую политическую партию и построить консервативную медиа-империю. The Bell проанализировал его политическую деятельность, его предполагаемую причастность к присвоению сотрудниками службы безопасности украденной криптовалюты на сумму 450 миллионов долларов и то, как он поддерживает свой бизнес на плаву.

Спонсорство монархии

Под звуки государственного гимна мужчины в казачьих шапках из овечьей шерсти несли в ноябре прошлого года в конференц-зал под Москвой икону последнего царя России Николая II.За несколько недель до этого икона перелетела на самолете вдоль границ бывшей Российской империи и посетила десятки местных приходов — теперь она была в Царьграде, гостинице Малофеева, на втором собрании Общества двуглавого орла. . «Нас 2014», — сказал Малофеев собравшимся. «К концу 2019 года мы должны вырасти до 10 000 членов».

Общество двуглавого орла является плацдармом для новой правой партии с монархическим уклоном, согласно источникам в других партиях и экспертному сообществу.В интервью Малофеев сказал The Bell, что организация удовлетворяет потребности населения. «В стране политический кризис и существует потребность в монархической партии», — сказал он в своем центральном московском офисе, украшенном иконами и портретами царей и генералов. Согласно опросам, около 30% россиян придерживаются монархических взглядов, но когда Малофеев говорит о монархии, это не абстрактное понятие. «Конечно, те люди, которые любят [президента] Владимира Путина, видят продолжение его власти в имперском, монархическом свете.Я разделяю эти ценности », — сказал он.

Кремль не очень-то поддерживает подобные идеи — по крайней мере, публично. По словам пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, создание монархической политической партии — это личная инициатива Малофеева. Песков сказал The Bell, что Малофеев не добивался одобрения такой затеи.

В марте Малофеев присоединился к «Справедливой России», бывшей левоцентристской политической группировке, которая теперь является борющейся прокремлевской партией, имеющей всего 23 места в парламенте. В обмен на спонсорство бизнесмену, по всей видимости, пообещали должность заместителя лидера партии и карт-бланш на навязывание своей повестки дня.Но, по словам лидера Алексея Журавлева, националистическая политическая партия «Родина», у которой нет мест в парламенте, также ухаживает за Малофеевым. «Мы немало обсуждали с Константином Малофеевым его участие в нашей работе», — напомнил политик.

Новости

Российский миллиардер собирается запустить православную «ферму троллей» — отчеты

Читать далее

Одним из вариантов было использование «Родины» и «Справедливой России» в качестве базы для создания новой политической партии с монархической идеологией, но соглашения так и не было достигнуто.Причиной провала явилось сопротивление в «Справедливой России» и просчеты Малофеева. «Он думал, что партнерство в политике строится так же, как и в бизнесе, но это неправда», — пояснил Журавлев. «[В политике] вы можете выполнить условия и придерживаться того, что было согласовано, но ваши партнеры все равно могут уйти».

Переговоры развалились на очень поздней стадии. Ранее в этом году на апрельской партийной конференции был согласован план назначения Малофеева преемником нынешнего лидера «Справедливой России» Сергея Миронова, но это объявление было отменено в последнюю минуту.Руководство «Справедливой России» было напугано тем, что Малофеев «вел себя как покупатель овощной лавки», как тогда писала тогда газета «Коммерсантъ». «У нас разные точки зрения и разные пути, поэтому мы разошлись», — сказал об этом эпизод депутат «Справедливой России» Олег Шеин. Несколько других коллег Шейна отказались обсуждать эту тему с The Bell. Вскоре Малофеев заявил, что покидает партию.

Малофеев отказывается говорить о том, почему он хочет заниматься политикой, но это была не первая его попытка.В 2012 году, в разгар своей корпоративной битвы с ВТБ, он попытался стать сенатором в верхней палате российского парламента, но снова безуспешно (место в сенате давало бы ему иммунитет от уголовного преследования на фоне судебных исков со стороны ВТБ).

Банкротства и долги

Инвестиционная компания Малофеева Marshall Capital, ставшая одним из первых российских лиц, подвергшихся санкциям США и ЕС в 2014 году, была практически парализована, когда Министерство финансов США заморозило его активы и счета по всему миру.С тех пор он был приобретен одним из бывших деловых партнеров Малофеева и переименован в Marshall Global.

Малофеев подвергся санкциям за участие в конфликте в Донбассе на востоке Украины. Александр Бородай, которого Малофеев нанял консультантом и PR-экспертом, летом 2014 года стал первым главой самопровозглашенной Донецкой Народной Республики (ДНР), и Малофеев не скрывал, что финансировал группировки в Крыму и Донбасс. Однако он всегда утверждал, что его участие было чисто гуманитарным.

Отвечая на вопрос о влиянии санкций, Малофеев раскритиковал власти США и ЕС как любитель. «Они ничем не выделяются, кроме своей русофобии, поэтому они не причинили мне никакого вреда», — сказал он. Это не совсем так. Например, сразу после введения санкций Малофеев все еще раздумывал над планами по созданию нового фонда с французским инвестором Пьером Лувром. О Лувре мало что известно, но в 2014 году Малофеев назвал его «талантливым» и «смелым» и сказал, что они согласились создать новый фонд стоимостью 2 доллара.2000000000. Нет никаких сомнений в том, что эти планы сорвали санкции.

Самой известной инвестицией Малофеева была доля в государственном телекоммуникационном гиганте «Ростелеком», оцениваемая в 1 миллиард долларов. Благодаря своему холдингу и дружбе с тогдашним министром связи Игорем Щеголевым Малофеев считался одним из самых важных людей в российской телекоммуникационной отрасли. Предполагалось, что прибыль от продажи его доли в 2013 году должна была пойти на погашение долгов перед ВТБ после многих лет корпоративного спора.С тех пор ни о каких существенных вложениях Малофеева в СМИ не сообщалось.

На вопрос о компаниях, которые он сейчас контролирует, Малофеев указывает на Царьград (буквально «город Цезаря», термин, используемый для обозначения Константинополя). «Весь мой бизнес сегодня — холдинг« Царьград », — сказал он. По общедоступной информации, «Царьград» контролирует 20 компаний, но активов у них немного. Самыми крупными из них являются подмосковная гостиница «Царьград», большая ферма, медиагруппа «Царьград» и курорт в крымском городе Ливадия.Если верить финансовой отчетности, все эти компании закончили прошлый год с совокупными убытками в 700 миллионов рублей (11 миллионов долларов). В период с 2013 по 2017 год компании Малофеева фиксировали годовые убытки в размере от 550 млн до 1,8 млрд рублей.

Новости

ФСБ России причастна к исчезновению биткойнов на сумму 450 млн долларов — BBC

Читать далее

По крайней мере, на бумаге многие его предприятия находятся в еще более серьезном положении.Финансовая отчетность показывает, что счета десятков компаний группы Царьград были заморожены по запросу российских налоговых органов. Среди них была компания по управлению недвижимостью Isma, которая когда-то была крупнейшей компанией группы по размеру активов. Расследование The Bell показало, что банкротство Исмы, скорее всего, будет урегулировано путем выплаты долга в 2 миллиарда рублей офшорной фирме, контролируемой соучредителем Рыцарского ордена Святого Иоанна Крестителя Иерусалима Леонидом Гавриловым, океанологом и давний соратник Малофеева.Представитель Малофеева назвал это процедурой банкротства. Гаврилов не ответил на просьбу The Bell о комментарии.

Помимо Царьграда, Малофеев связан с более чем 10 благотворительными и другими организациями. Их отчеты показывают, что его щедрое финансирование закончилось введением санкций.

Судя по цифрам, любимый проект Малофеева — медиакомпания «Царьград» — именно он приносит самые большие убытки. Царьград-медиа не публикует финансовую отчетность, но с 2014 по 2018 год она была около 1 млрд рублей в минусе.По размеру аудитории телеканал «Царьград», основанный в 2015 году, можно сравнить со СМИ, связанными с Евгением Пригожиным, близким к Путину магнатом, который был связан с фабрикой троллей в Санкт-Петербурге. Если общая аудитория медиапроектов Пригожина оценивается в 5,5 миллиона человек, то сервис мониторинга Яндекс.Радар предоставил Царьград ТВ аудиторию более 7 миллионов человек. Пресс-служба Царьграда сообщила, что ежемесячно сеть посещает 11 миллионов уникальных посетителей.

При желании Малофеев мог бы следовать той же стратегии, что и Пригожин, создав медиа-империю с десятками различных изданий, блогов и страниц в социальных сетях.Например, Общество Двуглавого Орла Малофеева владеет небольшим интернет-изданием «Сегодня». В свою очередь, регистрационное удостоверение «Сегодня» контролируется «Рин», которая сама контролирует еще десяток СМИ.

Из общедоступных документов неясно, как Малофеев держит на плаву свои активы. Он отказался дать прямой ответ на вопрос, откуда у него деньги, просто сказав, что достаточно зарабатывал, когда занимался бизнесом. По словам его представителя, часть капитала Малофеева инвестируют профессиональные управляющие фондами.

Загадка пропавшего биткойна

Обвал криптовалютной биржи BTC-e в 2017 году стал заголовком во всем мире. Один из ее основателей, 40-летний гражданин России Александр Винник, был арестован в Греции и обвинен США в создании незаконной криптобиржи. Винник отвечал за финансы биржи, а его партнер из сибирского города Новосибирска Алексей Билюченко, известный по прозвищу «админ», отвечал за техническую сторону. BTC-e стал популярным, потому что он не подвергал своих пользователей процессу проверки, прежде чем они могли начать торговать.Неизбежно он привлек разношерстную толпу отмывателей денег и мошенников.

Новости

Партийная система России рушится

Читать далее

После ареста Винника один из крупнейших клиентов BTC-e, белорус Дмитрий Васильев, предложил Билюченко свою помощь в перезапуске биржи под названием Wex. Затем, летом прошлого года работа биржи была заморожена, и Васильев объявил, что продает платформу украинскому бизнесмену Дмитрию Хавченко, который воевал с поддерживаемыми Россией повстанцами на Донбассе под кличкой Морячок («маленький моряк»).РБК связывает Морячка с Бородаем, бывшим главой ДНР и бывшим сотрудником Малофеева.

Малофеев не отрицает, что дружит с Бородаем, но вопросы о криптовалюте его расстраивают. «Я даже запрещаю своим сотрудникам покупать криптовалюту, чтобы они не теряли деньги», — сказал он The Bell.

В статье, опубликованной на прошлой неделе, Русская служба Би-би-си сделала поразительные утверждения о том, что случилось с деньгами BTC-e. Судя по аудиозаписям человека, похожего на Малофеева, и показаниям Билюченко в ходе расследования уголовного дела, Малофеев был посредником между Билюченко и людьми, заявившими, что они близки к могущественной Федеральной службе безопасности (ФСБ).BBC заявила, что после обвала BTC-e Билюченко встретился с Малофеевым на встрече, организованной Тимофеем Мусатовым, адвокатом арестованного основателя BTC-e Александра Винника. Билюченко сказал, что в конечном итоге он передал ключи шифрования — а, следовательно, всю криптовалюту на Wex (около 450 миллионов долларов) — сотрудникам ФСБ.

Мусатов не ответил на запрос о комментарии. «Малофеев и его компании не имели и не имеют отношения к Wex», — сказал представитель Малофеева.

По данным крипто-компаний Blockchain и Litcoin, деньги, якобы выкупленные ФСБ, составляют 30 000 биткойнов и 700 000 лайткойнов, снятых 16 мая.Группа бывших клиентов Wex теперь надеется, что несколько текущих уголовных расследований в России помогут раскрыть тайну того, где оказались деньги.

Мечтая о будущем России

В прошлом месяце в главном зале большого московского Храма Христа Спасителя Малофеев сидел рядом с Патриархом Кириллом, главой Русской Православной Церкви, на открытии XXIII Всемирного Русского Народного Собора, организации, тесно связанной с Кремль.Путин принимал участие в его заседаниях, а влиятельный заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко является членом президиума. Среди гостей был давний знакомый Малофеева Щеголев (ныне полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе).

Малофеев сказал участникам, что Всемирный Русский Народный Совет должен выполнять функцию средневекового парламента, и охарактеризовал его роль как «надзор за работой экспертов, [и] развитие международных отношений и прав человека в качестве приоритетных областей.«На конференции этого года одной из главных тем обсуждения была демографическая проблема России.

На том же мероприятии в 2020 году будет представлен ряд предложений по программам развития России — и Малофеев в настоящее время работает над одним из них с Сергеем Глазьевым, бывшим помощником Путина, известным своими антилиберальными идеями; и Леонид Решетников, шпион на пенсии и экс-глава Российского института стратегических исследований (РИСИ). «Эта стратегия станет ответом на фантастический творческий потенциал наших либеральных коллег», — сказал Малофеев, явно имея в виду так называемую «Стратегию 2024» экс-министра финансов Алексея Кудрина.Малофеев называет свой собственный документ «Русской мечтой 2050» — и он отказался обсуждать его с The Bell.

А пока Малофеев продолжит свою работу с Обществом двуглавого орла. По его словам, по всей России действуют 90 филиалов группы, однако финансовая отчетность показывает, что их деятельность невысока. Самый большой их расход в прошлом году составил 3,8 миллиона рублей на образовательную деятельность — чуть меньше, чем было потрачено на заработную плату. В Москве Общество двуглавого орла зарегистрировано по адресу, указанному в РИСИ.

Октябрьское собрание организации посетили 200 человек, в том числе сын Малофеева Кирилл, известный киберспортсмен; отряд казаков; священники; и люди в камуфляже, сопровождавшие Бородая. Выступая перед собравшимися, Малофеев раскритиковал как либералов, так и правящую партию «Единая Россия», высмеивая тех кандидатов «Единая Россия», которые скрывали свою партийную принадлежность на местных выборах в сентябре. Он атаковал «завораживающие либеральные идеи», ведущие к деградации и исчезновению, и призвал власти к пристальному вниманию.

«Надо критиковать нынешнюю власть. Вы знаете, что я владелец телеканала «Царьград». И мы критикуем власть имущих », — сказал Малофеев делегатам. «Но нельзя критиковать Владимира Путина, это категорически запрещено».

Эту статью опубликовал The Bell.

Кемпинг Олега на Константинополь год. Поход Олега на Царьград

Тест

Цели, задачи и результаты походов по Византии древних князей (Олега Оли и Игоря Рюриковичей)

Введение

В своей тестовой работе я хочу рассмотреть легендарные победные походы древнерусских князей Олега и Игоря Рюриковичей, их цели, результаты, задачи.

Изучение походов Олега Вещи и будущего Игоря Рюриковича имеет не только познавательный, академический, но и историко-правовой характер.

Поход Олега и Игоря Рюриковичей подробно описан в «Повести временных лет» (начало XII века). Целью этих походов было богатое разветвление империи, которая играла язычниками, чтобы избежать разорения. Однако отношения с Византией не ограничились грабежом. Русские князья и купцы активно вели торговлю с Византией.С наступлением весны сюда вывозили собранные зимние дани, в основном мех, а также мед, воск и рабов. Из-за этого еще одной целью походов Олега и Игоря Рюриковича было заключение договоров на очень выгодных условиях.

Результатами первого похода Олега на Византию стали не только установление единовременных выплат, введение постоянного дани, но и заключение мирного договора в 907 году. По соглашению, заключенному на очень выгодных условиях для древнерусские князья.Русские, въезжающие в город, фактически находились на доверии византийских властей и не платили пошлины. Однако об этом рейде не будет упоминания ни в византийских, ни в других источниках, кроме древнерусских летописей.

В 911 году был заключен новый русско-византийский договор, точность которого не подвергается сомнению.

Игорь Рюрикович — князь Киевский. Он начал произносить слова в 912 году после смерти Олега, который правил своим юношей.

Первый поход князя Игоря на Византию в 1941 году прошел не совсем технично, как написано в «Повести временных лет», и оказался провальным.В морском сражении русский действительно был разбит и из 10 000 тысяч судов осталось всего десять. Не только византийец, но и араб Эльмакин, и кремонский епископ Лиртпранда, и остальные историки говорят о полусчастливом походе Игоря. Во втором походе Игорь принял предложение греков мира и подписал с ними договор в 944 году, менее выгодный для России по сравнению с договором 911 года.

Следует иметь в виду, что договоры Киевской Руси с Византией отражали самый ранний этап международных отношений.Тогда подданные разных государств смотрели друг на друга, как на скрытых врагов, и каждый, кто попадал в чужую страну, чувствовал себя в ней, как во враге.

1. Кемпинг Олег Олег

Рюрикович Договор о строительстве Русь

Первое путешествие Олега Зонд на Византию было отправлено в 907 году. Целью этой кампании было не только богатое разветвление империи, которая играла язычниками, чтобы избежать разорения, но и заключение договоров на выгодных для великого князя условиях.

Подобрал со своими Варягов, Славян, Куг, Чурвич, Мера, Древлян, Радмич, Святой, Северяне, Вятичи, Хорваты, Дулебов, Тиверс, известный как Толмачи. В кампании, согласно «Повести временных лет», приняли участие по 2000 дам из 40 воинов. Византийский император Лев Философ приказал закрыть городские ворота и дубить цепи гавани, тем самым дав возможность грабить и разорять окраины Царьграда. И Олег вышел на берег, и начал драться, и много убийств сотворили в окрестностях города Грекама, и разбили множество комнат, и церковь увядала.А тех, кто попал в плен, одни исследовали, других пытали, других расстреливали, а некоторых бросали в море, а русские творили много разного зла, как это обычно делают враги.

И велел Олег воинам своим сделать колеса и поставить корабли на колеса. И когда поднялся попутный ветер, они поднялись в поле парусов и пошли в город. Греки, увидев это, испугались и предложили Олегу Мира и Дана.

Олег, который переезжает немного вниз от столицы, начал переговоры о мире с греческими королями Леоном и Александром и отправил к ним в столицу Карла, Фарлаффа, Вермуда, Раула и Стемида со словами: «Отдай мне дань уважения». .«И они сказали грекам:« Что вы хотите, пусть ». И приказал Олегу дать солдатам на 2000 кораблей по 12 гривен с человека, а потом дать дань за русские города: сначала за Киев, потом за Чернигов. , Переяславль, Полоцк, Ростов, Любовь и другие города: Ибо в этих городах сидят великие князья, подчиненные Олегу. «Когда придут русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; А если купцы придут, пусть берут ежемесячно на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и фрукты.И пусть устраивают — сколько захотят. Когда русские пойдут домой, пусть возьмут в дорогу царя, якоря, канаты, паруса и все, что им нужно. «И греки пообещали, и сказали царям и всем боярам:» Если русские не для торговли, то пусть не берут ежемесячно; Пусть русский князь объявляет русских, которые приезжают сюда по селам в деревнях и в нашей стране. Русские, приезжающие сюда, пусть живут у церкви Мамонта, и пришлют их из нашего царства, и они перепишут свои имена, потом возьмут месячный к себе, — сначала те, кто приехал из Киева, Чернигова, Переяславль, и из других городов.И пусть они входят в город только через те же ворота в сопровождении царственного мужа, без оружия, человек 50, и торгуют сколько им нужно, не платя никаких пошлин. «

Цари Леон и Александр заключили мир с Олегом, они обязались платить дань и поклялись друг другу. И повесили свой щит на воротах в знак победы, и ушли из Царьграда. И вернулся Олег в Киев с золотом. , и пассаволи, и фрукты, и вино, и всякое патронирование … И они звали Олега паутиной, потому что были люди с язычниками и неожиданностями.

По договору, заключенному на очень выгодных условиях для древнерусских князей. Русские, въезжающие в город, фактически находились на доверии византийских властей и не платили пошлины.

Саму кампанию некоторые современные историки считают легендарной, поскольку в ней нет ни единого упоминания о византийских авторах, описывающих такие походы в 860 и 941 годах. Есть сомнения по поводу договора 907 года, текст которого представляет собой почти дословную компиляцию. договоров 912 и 944 года.Видимо поход был еще, но без осады Царьграда. Повесть времен лет в описании похода Игоря Рюриковича в 944 году сообщает слова византийского царя князю Игорю: «Не уходи, а отдавай дань тому, что взял Олег, я добавлю еще к тому Дани. »

В 911 году Олег подтвердил мирный договор с Византией. В

годах на курс долгосрочных послов был заключен первый в истории Восточной Европы подробный письменный договор между Византией и Россией.Этот договор открывался многозначной фразой: «Мы из рода русских … присланных от Олега великого князя русских и от всех, кто находится под его рукой — светлых и великих князей и его великих бояр .. . »

Контракт подтвердил« мир и любовь »между двумя государствами. В 13 статьях стороны согласовали все интересующие их экономические, политические, правовые вопросы, определили ответственность своих подданных в случае совершения ими каких-либо преступлений. В одной из статей он рассказывал о заключении между ними военного союза.Отныне русские войска регулярно появлялись в составе византийских войск во время его походов на врагов. Следует отметить, что среди имен 14 дворян, которыми великий князь заключал мирные условия с греками, нет ни одного славянского. Прочитав этот текст, можно подумать, что только Варяги окружали наших первых государей и наслаждались своим поверенным, участвуя в делах Правления.

Согласно «Повести временных лет», в том же 912 году князь Олег умирает от укуса змеи.

. Поход Игорь Рюрикович

В первый поход князь Игорь пошел в 941 году. С флотом в несколько сотен человек Игорь пристал к берегам Вифинии, распространил ее разорения на Боспап фракийский и вызвал Константинополь; Но его корабли не выдержали «греческого огня», а сам Игорь спас всего 10 судов.

Игорь не dille, но я хотел дремать к грекам и в 944 году собрал еще одно многочисленное войско, названное Варяговым из-за моря, нанял Печенегов — который дал ему Аманатова в доказательство их лояльности — и два года спустя он ушел. в Грецию с флотом и снова Связь.Херсон и болгары были второстепенными в понимании императора, что море залито русскими кораблями. Лаципин, не уверенный в победе и желающий спасти империю от новых бедствий войны с отчаявшимся противником, немедленно отправил к Игорю послов. Встретив его у устья Дуная, они предложили ему дань, которая когда-то увезла храброго Олега из Греции; обещано или больше, если князь благоразумно согласится с миром; Также пытались обезоружить борестолюбовых недоумков богатыми дарами.Игорь остановился и, созвав свой отряд, объявил ее желанием греков. «Когда царь, верные товарищи русского князя сказали, — без войны дает нам серебро и золото, тогда что еще может потребоваться? Известно, кто победит? Будем ли мы? Разве они? А с морем кто такое Совиен? Под нами не Земля, а морская бездна: там обычная смерть людей ». Игорь принял их совет, принял дары греков на всех своих воинов, приказал наемным печенегам разорить соседнюю Болгарию. и вернулся в Киев.

Лачипин отправил Пслова к Игорю и русскому князю в Царьград, где был заключен торжественный мир (944 договор).

Соглашение 944 упоминает всех русских, чтобы как можно быстрее подчеркнуть идею обязательности контрактов для всех русских людей, непосредственно следующих за этой фразой. Не от имени вечера были договоры, а от имени князя и боярина. Теперь мы не можем сомневаться в том, что все известные и оперенные во власти мужчины были крупными землевладельцами не со вчерашнего дня, но имея долгую историю, успели укрепиться в своих патриархах.При этом говорится о том, что после смерти главы семейства во главе такого авторитетного дома оказалась его жена. Русская Истина подтверждает эту позицию: «Чтобы муж возложил на ню, есть и любовница» (Троицкий список, ст. 93). Значительная часть норм нормального устного права в переработанном виде вошла в русскую правду. Например, статья 4 Соглашения 944 обычно отсутствует в Соглашении 911, которое устанавливает вознаграждение за возвращение беглого челядина, но подобное учреждение включено в обширную правду (ST 113).Анализируя русско-византийские договоры, нетрудно сделать вывод, что ни о каком господстве византийского права речи не идет. Их выбирают или дают так называемые договорные, основанные на компромиссе между российским и византийским правом (типичный пример — количество убийств) или соблюдаются принципы русского права — закона русского, поскольку мы соблюдаем норму. про удары меча «то ли бить мечом, или бить мечом Или по сосуду, для упора или колотушки, да, по обширному литру 5 Сребра по российскому закону» или обычно про воровство имущества.Они говорят о достаточно высоком развитии наследственного права в России.

Заключение

В заключение по данной теме можно сказать, что походы князя Олега и князя Игоря Рюриковича имели большое значение для древнерусского государства. Результатом походов этих двух князей стало не только установление разовых выплат, введение постоянного дани, но и заключение мирного договора 907 года, согласно которому русские, входящие в город, фактически находились на содержание византийских властей и пошлин не уплачивалось.

Киевская Русь IX-XII веков — это, во-первых, колыбель государственности трех братских народов — русских, украинцев и белорусов, а во-вторых, это одна из крупнейших держав средневековой Европы, играющая важную историческую роль в мире. судьбы народов и государств Запада, Востока и далекого Севера.

Молодое государство Россия, отмеченное в начале IX века, очень скоро стало известно во всех концах старого света: английские, норвежские и французские короли стремились установить брачные связи с великими киевскими князьями; Византийская империя была постоянным торговым партнером России, а на востоке русские купцы плавали через «Хорезмское» (Каспийское) море и верблюды в Багдад и Балку (современный Афганистан).

Библиография

1. «Древняя Русь» Тихомиров М.Н., 1972 г.

2. «Из России в Россию», Гумилев Л.Н., 1992

. «История России», Зуев М.Н., 1998

. «История России», Мунчаев С.М., В.М. Устинов, 1997

. «История России», Орлов А.С., 1999

. «Родная Старина», Сиповский В.Д., 1993


Репетиторство

Какие языковые темы нужны?

Наши специалисты проконсультируют или предоставят услуги репетитора по интересующей теме.
Отправьте заявку Прямо сейчас в теме, чтобы узнать о возможности получения консультации.

907 год в истории России отмечен легендарным походом на Константинополь (или как его еще называли Царьград), который возглавил новгородский князь Олег. Это событие связано с множеством домыслов и сомнений историков, многие из которых не верят в его подлинность по ряду причин. В этой статье мы подробно расскажем о походе Олега на Царьград (краткое содержание), и попробуем разобраться, действительно ли произошло это событие, как пишут его древнерусские летописи.

Кто князь Олег?

Олег был князем Новгородским и Великим. Начиная с 882 и 912 года, года его смерти. После того, как он получил могущественные власти над Новгородской Землей (что произошло после смерти Рюрика) в качестве регентства малолетнего Игоря, они были захвачены древним Киевом. Именно этому городу в то время суждено было стать для славян столицей и символом совмещения двух основных центров. Вот почему часто историков считают основоположниками древнерусского государства.И последующий поход Олега на Царьград стал поводом называться «правильным».

Почему Олег позвал пророка?

Как повествует «Повесть временных лет», поход Олега на Царьград произошел в 907 году. В летописи мы говорим о том, как город был осажден и взял город, и о мужестве и остром уме человека. князь, дошедший до византийцев. По данным этого источника, он отказывался принимать отравленную пищу, из-за чего ее назвали «правильной».В России просто стали называть Олега, одержавшего победу над греками. В свою очередь, его имя происходит из Скандинавии и в переводе означает «святой».

Поход в Царьград.

Как было сказано выше, содержание кампании и русско-византийской войны описано в ПВЛ (Повести временных лет). Эти события закончились тем, что в 907 году был подписан мирный договор. В народе это приобрело известность благодаря таким словам: «Вещий Олег прибил свой щит на воротах Царьграда.«Но, тем не менее, этот поход не упоминается в греческих источниках, как и вообще нигде не упоминается, кроме русских легенд и летописей.

Кроме того, уже в 911 году Русичи подписали новый документ.И в подлинности заключения этого договора ни один из историков не сомневается.

Византия и Русь

Следует отметить, что после похода Руси на Царьград в 860 году в византийских источниках ничего не указано о конфликтах с их.Однако есть ряд косвенных свидетельств, подтверждающих обратное. Например, указ императора Льва IV, уже начавшийся в начале времен x века, содержит информацию о том, что враждебные «северные скифы» используют небольшое количество кораблей, плывущих на больших скоростях.

Кемпинг Олега на «Повести временных лет»

Как гласит легенда о походе Олега, Царьград взял не только с привлечением славян, но и финно-угорских племен, которые перечислены в древнерусском памятник письменности начала XII века — «Повесть временных лет».Если верить летописи, одни воины передвигались по побережью верхом, а другие — морем с помощью двух тысяч кораблей. Причем в каждую емкость поместили более тридцати человек. Историки до сих пор колеблются, стоит ли верить «Повести временных лет» и достоверны ли данные о походе, указанные в летописях.

Легенды в описании похода

Легенда о походе князя Олега на Царьград содержит большое количество легенд.Например, в рассказе указано, что корабли двигались на тех колесах, на которые их доставил Олег. Византийцы испугались правил, посланных в Константинополь, и спросили мир. Однако им приписывали отравленную посуду, от чего князь отказался. Тогда Грекам не оставалось ничего, как дать согласие на то, что предложил Олег. По легенде, всем воинам пришлось заплатить 12 жилищ, а также отдельную сумму князьям в Киеве, Переяславле, Чернигове, Ростове и других городах, кроме Новгорода.Но на этом победа князя не закончилась. Помимо единовременной выплаты грекам Византии, необходимо было уплатить русу постоянную дань, а также согласиться на заключение договора (это сам договор, подписанный в 907 году), который должен был быть регулируют условия пребывания, а также поведение русских купцов в греческих городах. Стороны принесли взаимные присяги. А Олег, в свою очередь, исполнил то самое известное действие, которое сделало его легендарным, по мнению лейшев, в глазах простого народа.Они были повешены щитом на воротах столицы Византии Константинополя как победный символ. Греки получили приказ — сшить паруса для славянского Хама. Летописи предполагают, что именно после завершения похода Олега на Царьград в 907 году князь прославился как «пророк».

Однако, если рассказы древнерусского летописца о набеге Руси на Константинополь в 860 году основаны только на византийских летописях, то повествование об этом набеге основано на сведениях, полученных из легенд, которые не были записаны.Более того, несколько сюжетов совпадают с аналогичными из Скандинавского Сага.

Договор 907 года

Каковы были условия договора, и был ли он заключен? Если верить «Повести временных лет», то после победных действий князя Олега в Царьграде документ был подписан с греками для России. Целью его основных положений является возобновление мирных и добрососедских отношений между этими народами и государствами. Византийские власти взяли на себя обязательство выплачивать по правилам определенную сумму ежегодного дани (и размер ее довольно солидный), а также вносить единовременный платеж — как деньгами, так и вещами, золотом, редкими тканями и т. Д. .Контракт, указанный выше. Размер выкупа за каждого воина и размер ежемесячного содержания, которое греки должны были отдавать русским купцам.

Сведения о походе Олега из других источников

Согласно сведениям Первой Новгородской летописи, ряд событий произошел по-другому. При этом поездки в Константинополь совершались под руководством «пророка» одновременно — просто правителя.Летопись описывает легендарный поход Олега в Царьград. Год обозначен как 920, а дата следующего рейдера относит события к 922 году. Однако внешний вид похода 920 года в деталях аналогичен описанию похода Игоря 941 года, которое отражено в нескольких документах.

В сведениях, которые содержатся в византийских хрониках, написанных псевдосимеоном в конце 10 века, сведения о правилах. В одном из фрагментов часть историков видят детали, указывающие на предсказания мудрецов о будущей смерти Олега, а в Личности Розы — самого князя.Среди научных и популярных изданий есть мнение, высказанное В. Николаевым о походах росы на греков, совершенных около 904 года. Если верить постройкам (о которых не было речи в летописях псевдосимеона), то затем росы были побеждены трикефалом византийского вождя Иоанна Радина. И лишь некоторым удалось спастись от греческого оружия благодаря прозорливости своего князя.

А. Кузьмина при изучении текста летописи «Повести временных лет» о деяниях Олега, предположила, что автор использовал тексты болгарских или греческих источников о набегах под предводительством князя.Летописец привел фразы греков: «Это не Олег, а святой Димитрий, посланный к Богу». Такие слова указывают, по мнению исследователя, во время событий 904 года византийцам не помогали фассониане. А Димитрия Солунского считали покровителем ограбленного города. В результате большое количество жителей Фессоналок было вырезано, и лишь некоторые из них смогли освободиться от арабских пиратов. В этих непонятных, по контексту словах греков о Димитрии словах, речь шла о мести со стороны Святого Царьграда, который косвенно виновен в такой участи.

Как историки интерпретируют летописные сведения?

Как уже говорилось выше, информация о рейде содержится только в русских летописях, а в Византийских писаниях ничего не указывается.

Однако, если посмотреть на текстовую часть фрагментов документов, которая приведена в «Повести временных лет», то можно сказать, что все-таки информация о кампании 907 года не является полностью вымышленной. Отсутствие данных в греческих источниках некоторыми исследователями объясняется неправильной датой, в которую война верит в «Повести временных лет».Есть ряд попыток связать ее с походом русов (дромитов) 904 года, в то время как греки сражались с войсками пиратов, которые возглавлял Лев Трипольский. Теория, которая, скорее всего, напоминает авторство Бориса Рыбакова и согласно их гипотезе, информацию о набеге в 907 году следует отнести к событиям 860 года. Эту войну сменила информация о неудачных походах под его руководством, вдохновленная легендами о чрезвычайное освобождение христианского населения от языческих племен.

Поход на свидания

Точно неизвестно, когда совершился поход князя Олега на Царьград. Год, которому эти события принадлежат (907 г.), условен и появился после того, как летописцы составили собственные подсчеты. С самого начала легенда о правлении князя не имела точной даты, в связи с чем более поздние сведения были разбиты на этапы, относящиеся к начальному и конечному периоду его правления.

Кроме того, в «Повести временных лет» есть сведения и относительная датировка рейда.В нем содержится информация о том, что предсказанная мудрецами (смерть князя) на самом деле произошла через пять лет после проведения похода на Царьград. Если Олег умер не позднее 912 года (об этом свидетельствуют данные о причинах жертв в произведениях Татищева, сделанных во время появления Галлея — легендарной кометы), то автор все рассчитал правильно.

Значение похода Олега на Царьград

Если поход действительно случился, то его можно считать знаменательным событием.Документ, подписанный по итогам кампании, следует рассматривать как определяющий отношение греков и русов к моменту на ближайшие десятилетия. Последующие исторические события так или иначе были связаны с теми набегами, которые совершал князь Олег, независимо от их правильной датировки.

Русско-византийская война 907 года — Легендарный победоносный поход древнерусского князя Олега на Константинополь.

Затем легенды начинаются в описании похода.Олег поставил свои корабли на колеса и при попутном ветре двинулся по полю к Константинополю. Напуганные греки запросили мир, сделали отравленное вино и еду, которые Олег не принял. Тогда греки согласились на условия Олега: платить по 12 гривен каждому воину, проводить отдельные выплаты в пользу князей Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Лавман и других городов. Новгород не вошел в список городов, что согласуется с археологической датой образования города (после 931 г.).Дань ПВЛ также указана в 12 гривнах « на Покальчине », что оставляет без вознаграждения участников конного спорта.

В дополнение к разовым платежам Византии была обложена постоянной данью и был заключен договор (договор 907 г.), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. После взаимных сговоров Олег повесил победный щит на воротах Царьграда, потом велел грекам сшить паруса: для Руси от Павода, славян славянам (Простая шелка).Согласно летописям, вернувшись в Киев с богатой добычей, в народе прозвали Олегом Зондом.

Некоторая аналогия с парусами из драгоценных тканей прослеживается в скандинавской саге о будущем норвежском короле Олафе Тарггвасоне, записанной монахом Оддой в конце XII века. Олаф служил князю Владимиру в 980-х годах и совершил поход в Византию, согласно Саге, для крещения. Один из его военных набегов описан так: « Говорят, после одной великой победы он вернулся домой, в Гарду [Русь]; они плыли с такой громадой и великолепием, что у них были паруса на своих кораблях из драгоценных материалов и их палатки. мы одинаковы. »

Если о походе Руси на Царьград в 860 г. древнерусский летописец рассказывает исключительно в византийских источниках (Хроника Амартола), то рассказ о походе 907 г. основан только на местных устных преданиях, некоторые мотивы которых отражены в скандинавских источниках. саги. Хотя сами легенды могут не соответствовать исторической реальности, но они указывают на то, что поход был, хотя развивался он явно иначе, чем его описывает летопись.

Договор 907 лет

В византийской летописи Псевдосимеона (последняя треть X века) Рози (Русь) описывается:

«Роса, или все еще дромиты, получили свое название от некой могущественной росы, после того, как им удалось избежать последствий того, что было предсказано о оракулах, благодаря некоторой осторожности или божественной проницательности того, кто властвовал над ними. Их называли дромитами. потому что они могли быстро передвигаться ».

В этом фрагменте некоторые исследователи готовы увидеть элементы, похожие на предсказание скорой смерти Олега, а в самом россиянине — Олега.В популярной литературе конструкция В.Д. широко цитируется. Николаев о Розове-Дромити Розове на Византии в 904 году. Росы, по словам Николаева (Псевдо-Симеон, об этом не упоминает), были разбиты у мыса Трикефал византийским адмиралом Иоанном Радином, и только часть их была спасена от «Греческий огонь» благодаря проницательности их вождя.

Таким образом, тексты договоров, включенных в «Повесть временных лет», указывают на то, что кампания не была полной выдумкой. Молчание византийских источников Некоторые историки склонны объяснять в этой истории неправильную датировку войны.Ее пытались связать с набегом «русов-дромитов» в то время, когда Византия воевала с львским пиратом Триполии. Наиболее вероятная гипотеза была выдвинута Б.А. Рыбаковым и Л.Н. Гумилевым: описание похода 907 г. в повести на самом деле относится к войне 860 г., местом которой было сообщение о неудачном набеге Аскольда и Дира 866 г. Византийскими легендами о чудесных Надежных христианах из враждебных язычников.

Скорее всего, Россия с начала X века выступает в греческих текстах как союзник Византии.Патриарх Николай Мистик (- и -) угрожает Болгарии вторжением русских, 700 русских наемников приняли участие в неудачной византийской экспедиции на Крит.

В своем произведении, посвященном походу Олега на Царьград, Висатентян А.А. Васильев пришел к выводу, что набег Олега не был выдумкой древнерусского летописца, который в традициях скандинавских героических саг превратил обычный грабительский набег на византийские владения в эпохальное событие.

Поход на свидания

Кроме вопроса о том, имел ли поход Олега место, описанное в «Повести временных лет», существует проблема датировки такого похода.

Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам Руси на столицу Византии: с одной стороны, это стремление нового Владыки Днепровской Руси добиться от империи признания своей статус и тем самым подтверждение и продление «российско-византийского соглашения»; С другой стороны, нежелание имперских властей состоит в союзнических отношениях с язычниками и предоставлении им торговых и любых других благ.Непосредственной причиной конфликта, судя по тексту договора 911 г., были некие столкновения русов и греков, в результате которых дело дошло до «удара мечом».

Поход Олега на Константинополь подробно описан в «Повести временных лет». Поразительный контраст с осведомленностью летописца выглядит как заговор «Молчание», которым окружено это событие в византийской литературе. Однако по-прежнему доступен один косвенный сертификат. Лев Даакон находит известие о том, что император Иоанн Цимищих угрожал князю Святослава Игоревичу судьбой своего отца, который «презирал клятвенный договор», конечно, явный намек на предыдущий византийско-«русский» договор, нарушенный Игорем в 941

гг.

К сожалению, подробности хроники не гарантируют точности передаваемой информации.В первую очередь, это касается хронологии. «Повесть временных лет» датирует поход Олега на Царьград 907 годом. К этому же времени она приурочила к проведению предварительных переговоров с греками, результаты которых получают юридическое оформление только в 911 году, когда второе, «расширенное» посольство князя Олега подписывает знаменитый договор. Причины дипломатической задержки остаются без объяснения причин. Временный разрыв летописца был заполнен просто «пустыми годами». Сложно сказать, какие соображения переместили на них в данном случае 1 .Но на самом деле оба события произошли в один год, свидетельства о котором можно найти в «Повести». В статье 907, послы Олегова ведут переговоры с Цармой Вальниковым, братьями «Леон и Александр». Между тем, это сообщение может быть правдой только в отношении 911 года, потому что в этом году император Лев Ви Мудрый назначил Александра своей со-программой. Таким образом, стояние «Руси» под стенами Константинополя, скорее всего, продолжалось весь август 911 года и закончилось 2 сентября, в день подписания договора.

Не большей достоверностью, чем указанная дата, вся статья 907 отличается, потому что летописец, по сути, сложил гимн во славу князя, в лице которого русская земля восторжествовала над греками. Поверить гимнам к слову было бы, конечно, наивно. Читая рассказ о заграничных подвигах Олега, следует помнить, что соотношение истории и поэзии здесь примерно такое, как между «Ильей» и настоящей осадой Трои.

Эпическая грандиозность задуманного Олегом похода проявляется с первых же строк.Вроде бы удалось собрать огромный флот — 2000 «кораблей». Этой фантастической фигуре летописец нужен, конечно, только для того, чтобы вместе с Олегом прислать всех своих «Толковинов» (союзников) — «Много Варягов, и Слейнов, и Челдов, и Курвичей, и Меров, и Родов, и Радмичей, и Полян». , и Север, и Внатичи, и Хорваты, и Дулыбы, и Тиверс »(а последние четыре славянских племени, судя по самому летописному повествованию, еще не« взяты »киевскими князьями под дань). Но даже эта армада «кораблей» не в состоянии вместить всех Олега «Вой», который, отметим, уже набран 80 000 человек (из расчета 40 человек в ростере — количество указано в летописи), поэтому другая часть от «Видета» до Царьгра, «На коне», хотя хреновых собак и восточных славян еще не существовало.

Мобилизовав Олега, летописец, однако, не сумел избавиться от летописца, но не сумел расправиться с этим бесчисленным войском. Он тает буквально на глазах. Первое жилье пропадает, потому что Олег по договору требует от греков платить дань только на «мужей» на «кораблях». А потом как сквозь землю падают все варьяго-финно-славянские «Толковины», вместо которых внезапно появляется «Россия», интересы которой только и учитываются при переговорах с «королями».Такой оборот дела убеждает, что на самом деле морская кампания 911 была проведена силами отряда Олега; Ополчение восточнославянских племен в рейде не участвовало.

Однако список «Словения» считался списком «Словения», который впоследствии фигурирует в анекдоте с парусами: «И речь Олега:« Тишина парусов Пароя и словенская Кропиння », и кроссовки … И подняли паруса России, и Словении Кропины, И раздражали они свои ветры, И решимость Словении: «Убери свои тонны [паруса из грубого холста], сущности парусов Поплеро не дано».«Павочау на Руси была дорогая ткань двух видов: шелковая и« бумажная »(хлопок).« Словенам »тоже достались паруса« Поплерой », но из хлопчатобумажной ткани — легкодвигательные (« Кроппер »). Смысл анекдота в том, что видимо так же, как в сказке о верхушках и корнях: обман дорогих «ПАВОВОЙ» — шелка и бумаги «Словения» подтолкнул к более роскошным и прочным на вид, чем шелк, но непригодным для морского дела тканям.

Здесь летописец наглядно пересказывает знаменитую «русскую» друженную традицию, в которой запечатлен некий конфликт между Русьей и «Словенами» по поводу издевательства над добычей или дружинной «чести».Причем Словения оказалась в числе «Толковинов» только благодаря тому, что они являются действующими лицами этого анекдота, и только для того, чтобы дать летописцу рассказать ему (ничего другого летописец не знает про «Славян»). В устах киевского писца XI в. История с парусом звучит как насмешка над Новгородом, соперником «Полян-Россия». Поэтому Словения занесена в список «Толковинов» сразу после Варягова, и, находясь в этом месте, они должны обозначать слова Ильмена. Не обращая внимания на то, что летописец в данном случае перешел от анекдота к истории, все комментаторы этого отрывка по-прежнему называли Новгород «словенским».Между тем, славянский контингент «русских» войск, по всей видимости, был представлен моравскими и хорватскими воинами, возможно, возглавляемыми наместником (модуль соперничества Дружинского князя и наместника развит в «Сказке» позже, в сюжет о Треастнской Дани). Характерно, что в тексте договора «Словения» не упоминается. Это могло произойти только в том случае, если бы они были частью Руси — обстоятельство, вполне естественное для хорватов и моравана, пришедших в Киев вместе с Олегом Русиным, и совершенно невозможное для Ильменского.

В свете изложенного, сокращенное в десять раз количество «кораблей» Олега будет наиболее вероятной цифрой. Кстати, именно так и был получен недоверчивый редактор комиссионного списка летописей Первого Новгорода.

Описание боевых действий у стен Царьграда снова ставит вопрос об актуальном отношении всей летописи 907 года к «посвящению старой старины» и тем более к «воспоминаниям участников похода».Было замечено, например, что рассказ о грабежах и разбегах «руси» в окрестностях Константинополя («и Повеева недалеко от города», и множество убийств Греками, и «Палаты разрушения», и Церковь Прекрасной; и их собственные половинки, одна остановка, другая, таким же образом, и друг в море в море, и среди созданий России, Илия творят «. ( Чесов А.А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР, IV.М .; Л., 1940. С. 54 — 57, 69 — 72 ). Это дало повод ряду исследователей утверждать, что договор 911 г. «не имеет никаких намеков на враждебные отношения между русскими и греками» ( Бахрушин С.В. Известия об истоках, историографии и истории России эпохи феодализма. М., 1987. С. 30 — 31; Тихомиров М. Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 109 ). В этих рассуждениях есть своя доля правды, но полностью отрицать достоверность летописного сообщения о жестокостях России было бы неправильно.В средневековой и, в частности, древнерусской литературе существует множество описаний реальных событий с использованием (иногда буквального) древнего, библейского и так далее. «Образцовые» тексты ( Бибиков М. В. Византийская историческая проза. М., 1996. С. 30 — 31 ). Между тем в тексте Олеговского мирного договора сохранились явные следы того, что мечи Русовы и на этот раз нанесли кровь мирному населению Византийской империи. Его «главы» раскрываются заявлением о прекращении насилия: «По первому слову, я умру с вами, греки», а на предварительных переговорах императоры Лев и Александр потребовали, чтобы они и дальше не делали этого. «создают диртиффов в деревнях и в нашей стране.«

Но процитированные критические комментарии верны, что нет« русско-византийской войны », то есть полномасштабных боевых действий, в 911 году ее действительно не было. Олег плыл в Константинополь не для того, чтобы воевать с Византией; демонстрация Военная сила должна была привести греков к заключению мирного договора.Стратегическим планом Олега был прорыв в бухте Золотой Рог (византийский флот в это время участвовал в морских операциях против арабов в Средиземном море).Это уязвимое место византийского массива было известно Руси с 860 года. Тогда им удалось застать город врасплох. Но теперь почему-то внезапная атака не сработала, и вход в бухту был надежно перекрыт цепью обоих берегов. Тем не менее Олег осуществил маневр, благодаря которому 542 года спустя Мехмед II вошел победителем в храм Святой Софии. В этом месте своего рассказа летописец снова прибегает к поэтизации истории: «И чрево Олега на свои колеса вырубают и ставят на колеса кораблей, а во время попутного ветра поднимают паруса»… и иду к граду ». Полуостров, отделяющий внутреннюю гавань Константинополя от моря, покрыт виноградниками, пашнями и красивыми горными вершинами; чтобы передвигаться на колесах ладьи, нужен ветер такой необыкновенная сила, которая скорее сломала бы все затея, чем помогла бы ему осуществиться. Но в самом факте передачи Лады нет ничего невероятного в бухте Золотой Рог. Конечно, корабли вряд ли были поставлены на колесах — точнее на круглые ролики уложили и волка тащили.Дрова в необходимом количестве можно было добыть без труда — фракийские леса максимально приближались к Константинополю.

Успех этого маневра был украден греками. Увидев плывущие посреди бухты вражеские корабли, императоры соправителя согласились начать переговоры с Олегом. К этому шагу они также были принуждены покаянным настроением, охватившим население столицы. Внезапно они вспомнили, как несколько лет назад, в 904 году, имперские власти отказались помочь салонам, подвергшимся осаде арабов.Жители Фесалоника возмутились тем, что их бросили на произвол судьбы, и пророчили, что святой Димитрий, покровитель города, непременно накажет Константинополь за это предательство. И теперь в столице на каждом углу слышалось: «Это не Олег, а сам Святой Дмитрий к Богу был послан». Противостоять небесному было немыслимо. Дальнейшее невыгодное положение правительства по отношению к требованиям варваров, которые стремились только к выгодной торговле на константинопольском рынке, грозило привести к открытому восстанию.Оба эти обстоятельства — захват Олегом района бухты Золотой Рог и напряженная обстановка внутри города — и обеспечили незабываемый дипломатический успех послам из рода русских.

Олег Договор с греками

Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о завершении боевых действий. Олег хотел получить «Дань» — выпороть за «вой». Это место в «рассказе» вообще довольно мрачное.Летописец приводит двойное число Дани: сначала Олег «Подовееда» дает дань «на 2 000 кораблей, по 12 гривен на человека, а на корабле — 40 мужей»; Но его послы, явившиеся в Константинополь, просят «Датия 2000 кораблей по 12 гривен с ключом». Очевидное несоответствие размеров этих двух историков объяснялось по-разному. Но мало кто принимал во внимание возможности имперской казны и учет имперского престижа. Даже если, следуя Новгородской I летописи, оценить численность войска Олега в 8000 человек (200 ладов по 40 воинов в каждой), то дань им будет 96000 гривен или 2 304 тысячи золотников (гривна начала начала). города.Было около трети фунта, то есть 24 византийских шпули). Следует помнить, что ежегодно в византийскую сокровищницу поступало около 8 миллионов катушек и что император Маврикий пожертвовал на смерть с аккордеоном Анвара кагана из-за 100 тысяч катушек — это количество в 23 раза меньше, чем полученное нами в результате Десятикратное сокращение количества солдат Олега! (По летописям выясняется, что Олег потребовал от него выплатить ему три годовых бюджета империи — еще одно свидетельство фантастичности летописного исчисления его войск.) Но международный статус аварского кагана был намного выше достоинства «светлого князя русского».

Кажется, дань в 12 гривен для воина — это стремительная фантазия древнерусских воинов, попавших в летопись из их «Царьградских» легенд. Две системы исчисления Дэни отражают, вероятно, тот факт, что Олег, поднятый достигнутым успехом, сначала запросил слишком много, но затем, в ходе переговоров, согласился взять «по рангу». Под выражением «12 гривен — ключ» обычно понимают плату за ключ (рулевую) лопатку, то есть в одну сторону.Однако В. Даль в своем словаре (ключ «ключ») также указывает, что у западных славян слово «ключ» означает имение из нескольких деревень и деревень с местом, управляемым клавиатурой. «Олег Олегович, — пишет он, — вероятно, был передан на ключи от летучих аппаратов, откуда выставлялись ладьи, или на частных надзирателей за ключами, народных ведомств». Учитывая карпатское происхождение Олега, можно предпочесть эту интерпретацию размера, полученную от греков Дани.Другая часть Дани была оформлена драгоценностями и продуктами. Вернувшись в Киев, Олег болит с ним «Злато и Паволока, и овощи, и вино, и всякая патрония».

Еще одним важным моментом переговоров были «стопки», которые греки обязались «отдать русским градом». Текст, следующий сразу за списком городов, регулирует условия содержания «русских» послов и купцов: «Да, ежемесячно в течение 6 месяцев, хлеб и вино, мясо и рыба, и овощи; И да. , они создают Мове [Банте], Элико [сколько] хотят; И пора домой, в Россию, а Царь Нашего Царя идет по пути Брашо, и Якори, и рога [веревки], и паруса, а Элико им и должно быть.Во второстепенном упоминании о городах договор определяет порядок торговли для купцов — Русов: «И да, они входят в город одними воротами с князем, без ружья, 50 мужей, и да куплю, я сделаю, не дремлю, не выплата [пошлины] чем ». Таким образом, под« путём »следует понимать торговый устав, оговаривающий правила торговли России на константинопольском рынке. Как видим, Олег добился исключительно благоприятных условий для «русских» купцов: они получили содержание из царской казны и были освобождены от повинностей.

Договор был скреплен присягой. Императоры Лев и Александр «Сами Комотажа, и Ольга Владычица в устах [клятве], и его люди в законе российском как оружие, и Перун, его Бог, и волосы, и борода утверждают мир». Название Волос совершенно не доказывает, что среди послов Олега были представители славянской аристократии Киева. Это божество знали и западные славяне и, скорее всего, посол, у которого был волос, принадлежал хорватам или мораванам.

2 сентября четырнадцать «мужей из рода русских» подписали письменный договор о «безоговорочной и неограниченной» любви между Русью и греками. Его статьи можно разделить на четыре основных раздела:

1. Порядок анализа и наказания уголовных преступлений, совершенных русскими или греками друг против друга на территории Византийской империи. Убийство, как того требует имперское законодательство, каралось смертью и конфискацией имущества, за исключением той части, на которую полагалась жена убийцы.За нанесение телесных повреждений обращался к штрафу («Пять литров серебра по российскому законодательству») («пять литров серебра по российскому»), а если он был «Неймитом», его следовало снять. от себя и «самых портов». С пойманного вора — троекратное против взятки; В случае сопротивления им при захвате владелец украденного имущества мог остаться безнаказанным, чтобы убить его. Приговор был вынесен только на основании неоспоримых доказательств; При малейшем подозрении на смысл свидетельских показаний противоположная сторона имела право отвергнуть их, проглотив «их веру».«За лжесвидетельством стояла казнь. Стороны были обязаны выдать друг другу сбежавших преступников.

2. Оказание взаимной помощи в других государствах. В случае кораблекрушений византийского морского корабля у берегов любой другой страны, Торговцы находившиеся поблизости «Русские» были обязаны принять корабль и экипаж для охраны и сопровождать груз до пределов империи или в безопасное место. Если беда настигла греков возле «Земли Русской», корабль был передан последнему, товары были проданы, а обратные потоки должны были быть отправлены в Константинополь с первым посольством или торговым караваном.Насилие, убийства и грабежи, совершенные по правилам на корабле, карались указанным выше способом. О том, что «русские» купцы имели право требовать того же с греками, договор умалчивает. Вполне вероятно, что данное обстоятельство связано с тем, что Руса ходил в торговые экспедиции целыми флотами (по приблизительным подсчетам, один торговый караван, прибыв из Киева в Константинополь посреди города., Провел не менее тысячи человек — см. Константин Буггерногенный.Об управлении Империей. Прибл. 63. С. 329. ). Многочисленные «русские» купцы отражены в требовании греков об ограничении их доступа в Константинополь: они должны были войти в город через одни ворота на 50 человек. Понятно, что при такой разгрузке торговых предприятий Руса не нуждалась в посторонней помощи.

3. Выкуп «русских» и греческих рабов и военнопленных и захват беглых рабов. Увидев невольничий рынок греческого пленника, «русский» купец должен был выкупить его; Греческий купец по отношению к плененной Руси тоже был обязан принять.На родине раба купец получал выкупную сумму или среднюю цену раба по текущему курсу («20 килновы»). В случае «рати» (войны) между «Русской Землей» и Византией выкуп военнопленных — опять же средней рабской ценой. Полностью или украденные «русские» рабы возвращались хозяевам; Последний мог искать их на территории Империи, и тот грек, который выступил против обыска его дома, был признан виновным.

4.Условия приема Русова на военную службу. Объявляя набор наемников в армии, византийские императоры были обязаны взять на службу все правила, которые пожелают этого, и на время, которое сами наемники устроят (Руса разыскивал наемников на длительный срок, до к жизни). Имущество умершего или умершего наемника при отсутствии завещания передавалось его соседу «в Россию».

Переговоры завершились торжественной церемонией, которая должна была продемонстрировать Варварам могущество Империи и побудила Олега последовать примеру прежних «русских» князей, обращавшихся в христианство.Послы были приглашены в церковь Святой Софии для осмотра христианских святынь: «Король Леон, посол Руски, дары королю, золото и ножки … и гранулы им ее мужьям, показывают им церковную красоту, и Претензии, и в них много богатства: и много, и пассаволи, и ржавые волоски, и страсти Господа, и корона, и гвоздь, и хламуд Багры, и мощи святых , их господин к вере их собственной и относиться к ним истинной веры; И пусть они идут в ее землю с честью Великого.«Но, похоже, ни одно из правил не хотело оставить языческих заблуждений.

Перед тем как покинуть лагерь, Олег еще раз подтвердил свое твердое намерение сохранить с греками« Любовь несправедливых и неугомонных », приказал повесить свой щит на городе. ворота, «показывающие победу». Этот символический акт обычно трактуется в совершенно противоположном смысле — как знак победы Руси над Византией. Однако слово «победа» в XI — XII веках. «Защита, покерность» (ср.Победа — «Покров, защитник» в Успенском сборнике). Точно так же щит нигде никогда не символизировал победу, а только защиту, мир, прекращение Брахи. Поднятие военачальнику своего щита во время битвы означало призыв к началу мирных переговоров; В 1204 году знатные крестоносцы повесили свои щиты на двери домов в Константинополе, чтобы предотвратить их грабеж со стороны других рыцарей. Вещий князь оставил свой талисман Греку, который должен был охранять город от вражеских нападений; Вернулся к своему

В 906 году киевский князь Олег собирает огромное войско и идет военным походом на город Константинополь.В княжеское войско входили различные славянские племена, меры, чуди, а также варяги. Говоря о войне Византии, князь Олег преследовал такие цели: укрепление авторитета Руси, а также киевского князя, великого и могущественного соседа, а также богатой добычи.

В это же время большая часть княжеского отряда отправилась в Константинополь на «Иудее» (малых судах), а другая часть вышла туда по суше на лошадях. Княжеские войска без сопротивления достигли Константинополя, после чего начали разорять окрестности города.Однако большая часть, которая ушла по воде, не могла приблизиться к городу.

Как только княжеский флот, византийцы блокировали мяч цепью и именно по этой причине корабли не оставались. Тогда князь Олег решает пойти на хитрость. Из летописи известно, что он ставит свои суда на колеса, что заранее приказывает сделать, а затем приказывает парусам кораблям и отправляется к цели города по суше. Видя, что Княжеский флот движется по суше к Константинополю, греки принимают решение пройти осаду и выплатить киевскому князю богатые дары.

Военный поход Олега на Константинополь закончился очень хорошо. Византия платила киевскому князю большую дань, что позволяло ему пополнить золотом собственное войско, состоявшее из разных источников до восьмидесяти тысяч человек. Кроме того, Византия фактически обязалась сдерживать русских послов, а также кормить русских купцов в течение полугода. Также греки обязались не препятствовать перемещению русских купцов в Константинополь (в том числе посещение великолепных бань Константинополя), а также осуществлять купеческую деятельность (торговлю) без уплаты пошлин.В знак собственной победы киевский князь Олег прибивает щитом к воротам Константинополя, после чего возвращается с отрядом домой.

По возвращении в Киев князь Олег прозвал пророком, хотя есть несколько версий, что это прозвище имеет нордический корень и относится к более раннему периоду жизни этого князя.

Военный поход князя Олега на Византию укрепил власть Киевского княжества, а также показал силу и стратегическое приближение своего правителя к одному из самых могущественных государств.


Что послужило дивидендами византийских походов Олега. Поход князя Олега в Византию (907 г.)

г.

Ининский сад камней расположен в Баргузинской долине. Как будто огромные камни были разбросаны или поставлены нарочно. А в местах, где расположены мегалиты, всегда происходит что-то загадочное.

Одна из достопримечательностей Бурятии — Ининский сад камней в Баргузинской долине. Производит поразительное впечатление — огромные камни, беспорядочно разбросанные по совершенно ровной поверхности… Как будто кто-то намеренно их разбросал или поставил намеренно. А в местах, где расположены мегалиты, всегда происходит что-то загадочное.

Сила природы

Вообще, «сад камней» — это искусственный ландшафт с японским названием, в котором ключевую роль играют камни, устроенные по строгим правилам. «Каресансуи» (сухой пейзаж) в Японии культивируют с 14 века, и не зря. Считалось, что боги обитают в местах с большим скоплением камней, в результате они стали придавать самим камням божественное значение.Конечно, сейчас японцы используют альпинарии как место для медитации, где удобно предаваться философским размышлениям.

И здесь философия. На первый взгляд хаотичное расположение камней на самом деле строго подчиняется определенным законам. Во-первых, необходимо учитывать асимметрию и разницу в размерах камней. В саду есть определенные точки наблюдения — в зависимости от того, когда вы собираетесь созерцать строение своего микромира.И главная хитрость в том, что с любой точки наблюдения всегда должен быть один камень, который … не виден.

Самый известный сад камней в Японии находится в Киото, древней столице страны самураев, в храме Рёандзи. Это пристанище буддийских монахов. И вот в Бурятии без человеческих усилий появился «сад камней» — его автор — сама Природа.

В юго-западной части Баргузинской долины, в 15 километрах от села Суво, там, где река Ина выходит за Икатский хребет, расположено это место площадью более 10 квадратных километров.Значительно больше любого японского сада камней — в той же пропорции, что и японский бонсай, без бурятского кедра. Здесь большие каменные глыбы, достигающие 4-5 метров в диаметре, выступают из ровной поверхности, а эти валуны уходят на глубину до 10 метров!

Удаление этих мегалитов с горного хребта достигает 5 и более километров. Какая сила могла разбросать эти огромные камни на такие расстояния? То, что это сделал не мужчина, стало ясно из недавней истории: здесь был вырыт 3-километровый канал для целей ирригации и осушения.А в русле канала кое-где уходят огромные валуны на глубину до 10 метров. С ними, конечно, боролись, но безуспешно. В результате все работы на канале были остановлены.

Ученые выдвигают разные версии происхождения Ининского альпинария. Многие считают эти блоки моренными валунами, то есть ледниковыми отложениями. Ученые называют разный возраст (Е. И. Муравский считает, что им 40-50 тысяч лет, а В. В. Ламакин — более 100 тысяч лет!), В зависимости от того, какое оледенение считать.

По предположениям геологов, в древности Баргузинская котловина представляла собой мелководное пресноводное озеро, которое отделялось от Байкала узким и невысоким горным хребтом, соединяющим Баргузинский и Икатский хребты. По мере повышения уровня воды образовался сток, который превратился в русло реки, которое все глубже и глубже врезалось в твердые кристаллические породы. Известно, как проливные потоки воды весной или после сильного дождя размывают крутые склоны, оставляя глубокие борозды оврагов и оврагов.Со временем уровень воды упал, и площадь озера уменьшилась из-за обилия взвешенного материала, занесенного в него реками. В результате озеро исчезло, а на его месте осталась широкая долина с валунами, которые впоследствии были отнесены к памятникам природы.

Но недавно доктор геолого-минералогических наук Г.Ф. Уфимцев высказал очень оригинальную идею, не имеющую ничего общего с оледенением. По его мнению, Ининский альпинарий образовался в результате относительно недавнего катастрофического гигантского выброса крупногабаритного материала.

По его наблюдениям, ледниковая деятельность на хребте Икат проявилась лишь на небольшом участке в верховьях рек Турокчи и Богунда, а в средней части этих рек следов оледенения не наблюдается. Таким образом, по словам ученого, произошел прорыв плотины водохранилища по течению реки Ины и ее притоков. В результате селевого потока или схода лавины в верховьях реки Ина в Баргузинскую долину был брошен большой объем глыбового материала.В пользу этой версии говорит факт сильного разрушения коренных берегов долины реки Ина при слиянии с Турокчи, что может свидетельствовать о сносе большого объема скальных пород селевыми потоками.

На том же участке реки Ина Уфимцев заметил два больших «амфитеатра» (напоминающих огромный кратер) размером 2,0 на 1,3 километра и 1,2 на 0,8 километра, которые, вероятно, могли быть руслом крупных подпружиненных озер. Прорыв дамбы и сброс воды, по мнению Уфимцева, мог произойти в результате проявления сейсмических процессов, поскольку оба склона «амфитеатры» приурочены к зоне молодого разлома с выходами термальных вод.

Вот боги были непослушными

Это удивительное место давно вызывает интерес у местных жителей. А для «сада камней» придумали легенду, уходящую корнями в глубокую древность. Начало простое. Однажды две реки, Ина и Баргузин, спорили, какая из них первой (первой) достигнет Байкала. Баргузин обманул и отправился в путь в тот вечер, а утром рассерженная Ина бросилась за ним, в гневе швыряя с дороги огромные валуны. Так что они до сих пор лежат на обоих берегах реки.Разве это не поэтическое описание мощного селя, предложенное для объяснения доктором Уфимцевым?

Камни до сих пор хранят секрет своего образования. Они не только разных размеров и окрасов, они вообще разных пород. То есть сломались не с одного места. А глубина залегания говорит о многих тысячах лет, за которые вокруг валунов выросли метры почвы.

Тем, кто смотрел фильм «Аватар», туманным утром камни Ины напомнят Висячие горы, вокруг которых летают крылатые драконы.Вершины гор выступают из облаков тумана, словно отдельные крепости или головы гигантов в шлемах. Впечатления от созерцания альпинария потрясающие, а люди жертвовали камни не зря магической силой: считается, что если прикоснуться к валунам руками, они заберут отрицательную энергию, отдав вместо нее положительную.

В этих удивительных местах есть еще одно место, где боги пошалили. Это место прозвали «Саксонским замком Сува».Это природное образование расположено недалеко от группы соленых озер Алга у села Суво, на степных склонах холма у подножия хребта Икат. Живописные скалы очень напоминают руины старинного замка. Эти места были особо почитаемым и священным местом для эвенкийских шаманов. На эвенкийском языке «сувоя» или «суво» означает «вихрь».

Считалось, что именно здесь жили духи — хозяева местных ветров. Главным и самым известным из них был легендарный байкальский ветер «Баргузин».По легенде в этих местах жил злой правитель. Он отличался свирепым нравом, с удовольствием приносил несчастья бедным и нуждающимся людям.

У него был единственный и любимый сын, которого заколдовали духи в наказание за жестокого отца. Осознав свое жестокое и несправедливое отношение к людям, правитель упал на колени, стал умолять и слезно умолять вернуть сыну здоровье и сделать его счастливым. И он раздал людям все свое богатство.

И духи освободили сына правителя от власти болезни! Считается, что по этой причине скалы делятся на несколько частей. Среди бурят бытует поверье, что в скалах живут хозяева Суво Тумуржи-нойон и его жена Тутужиг-Хатан. Бурханы устанавливались в честь сувинских правителей. В особые дни в этих местах совершаются целые ритуалы.

Русско-византийские войны — это серия военных конфликтов между Древнерусским государством и Византией в период со второй половины 9 века до первой половины 11 века.По своей сути эти войны были не войнами в полном смысле этого слова, а скорее — походами, набегами.

Первый поход Русь против Византийской Империи (при доказанном участии русских войск) начался набег в начале 830-х гг. Точная дата нигде не указана, но большинство историков указывает именно на 830-е годы. Единственное упоминание о кампании есть в «Житии святого Георгия Амастридского». Славяне напали на Амастриду и разграбили ее — это все, что можно узнать из труда предположительно патриарха Игнатия.Остальная информация (как, например, россияне пытались открыть гроб Георгия Победоносца, но у них отобрали руки и ноги) не выдерживает критики.

Следующим было нападение на Константинополь ( Константинополь , современный Стамбул, Турция), которое произошло в 866 году (по Повести временных лет ) или в 860 году (по европейским хроникам).

Лидер этого похода нигде не указан (как в походе 830-х годов), но почти наверняка можно сказать, что это были Аскольд и Дир.Набег на Константинополь был совершен с Черного моря, чего византийцы не ожидали. Следует отметить, что в то время Византийская империя была сильно ослаблена длительными и не очень успешными войнами с арабами. Когда византийцы увидели, по разным данным, от 200 до 360 кораблей с русскими солдатами, они заперлись в городе и не предприняли никаких попыток отразить атаку. Аскольд и Дир спокойно разграбили все побережье, получив более чем достаточно добычи, и взяли Константинополь в осаду.Византийцы были в панике, сначала даже не знали, кто на них напал. После полуторамесячной осады, когда город фактически пал и его смогли взять несколько десятков вооруженных людей, русы неожиданно покинули побережье Босфора. Точная причина отступления неизвестна, но Константинополь чудом уцелел. Летописец и очевидец событий Патриарх Фотий описывает это с бессильным отчаянием: «Спасение города было в руках врагов, и его сохранение зависело от их щедрости… город взят не по их милости … и позор от этой щедрости усиливает болезненное чувство … »

Существует три версии причины вывода:

  • боязнь прибытия подкрепления;
  • нежелание попасть в осаду;
  • заранее обдуманных планов на Константинополь.

Последняя версия «хитрого плана» подтверждается тем, что в 867 году русские отправили посольство в Константинополь, и был заключен торговый договор с Византией, более того, Аскольд и Дир совершили первое крещение Руси ( неофициальный, не такой глобальный, как крещение Владимира).

Марш 907 года указан только в нескольких древнерусских летописях, в византийских и европейских его нет (или они утеряны). Тем не менее заключение нового русско-византийского договора в результате похода доказано и не вызывает сомнений. Это был тот самый легендарный поход Вещего Олега , когда он прибил свой щит к воротам Константинополя.

Князь Олег напал на Константинополь с 2000 лодок с моря и всадниками с суши.Византийцы сдались, и результатом кампании стал договор 907 года, а затем договор 911 года.

Неподтвержденные легенды треккинга:

  • Олег поставил свои корабли на колеса и при попутном ветре двинулся по суше в сторону Константинополя;
  • Греки просили мира и принесли Олегу отравленную еду и вино, но он отказался;
  • г. Греки платили каждому воину по 12 золотых гривен плюс отдельные выплаты всем князьям — Киеву, Переяславлю, Чернигову, Ростову, Полоцку и другим городам (возможно).

В любом случае тексты договоров 907 и 911, включенные в «Повесть временных лет», подтверждают факт похода и его успешный результат … После их подписания торговля Древней Руси вышла на новый уровень , а в Константинополе появились русские купцы. Таким образом, его значение велико, даже если оно задумывалось как обычное ограбление.

Причины двух походов (941 и 943) Князь Игорь на Константинополь точно не известны, вся информация мутная и частично достоверная.

Есть версия, что русские войска помогали византийцам в конфликте с Хазарским каганатом (евреями), репрессировавшим греков на своей территории. Сначала боевые действия развивались успешно, но что-то случилось после разгрома русских в Керченском проливе под Тмутараканью (некоторые переговоры с элементом шантажа), и древнерусское войско было вынуждено выступить против Византии. Кембриджский документ гласит: «И он пошел против своей воли и воевал против Кустантины на море четыре месяца… ». Кустантина — это, конечно, Константинополь. Как бы то ни было, русские оставили евреев в покое и двинулись на греков. В битве при Константинополе византийцы познакомили князя Игоря с« греческим огнем »(зажигательная смесь нефти, серы и нефти, которая была выпущена через медную трубу). Русские корабли отступили, и их поражение было окончательно определено начавшимся штормом. Византийский император Роман сам предупредил о втором походе, отправив к Игорю посольство для восстановить мир.Мирный договор был подписан в 944 году, результатом конфликта стала ничья — ни одна из сторон ничего не добилась, кроме восстановления мирных отношений.

Русско-византийский конфликт 970-971 годов во время правления закончился примерно с таким же результатом. Святослав … Причиной стали разногласия и взаимные претензии на территории Болгарии. В 971 году князь Святослав подписал мирный договор, а по возвращении домой был убит печенегами. После этого большая его часть была присоединена к Византии.

В 988 году князь Владимир Великий осадил Корсунь (Херсонес — современный Севастополь), находившийся под властью Византии. Причина конфликта неизвестна, но результатом стал брак Владимира с византийской царевной Анной, а в итоге — полное крещение Руси (Корсунь, конечно, пал).

После этого долгие годы в отношениях между Русью и Византией царил мир (кроме нападения 800 ренегатов в 1024 г. на византийский остров Лемнос; все участники похода были убиты).

Причиной конфликта 1043 года стало нападение на русский монастырь на Афоне и убийство знатного русского купца в Константинополе. События морского путешествия были идентичны событиям Игоря, включая шторм и греческий пожар. Руководил походом князь Ярослав Мудрый (Его прозвали мудрым не за эту битву, а за введение «Русской Правды» — первого свода законов). Мир был заключен в 1046 году и скреплен браком сына Ярослава (Всеволода) с дочерью византийского императора.

Отношения Руси всегда были тесно связаны с Византией. Обилие конфликтов объясняется формированием государственности России в тот период (так было у древних германцев и франков с Римской империей, и у многих других стран на этапе становления). Агрессивная внешняя политика привела к признанию государства, развитию экономики и торговли (плюс доходы от грабежей, не будем забывать), а также развитию международных отношений, как бы странно это ни звучало.

Сотрудничество Руси и Византии было выгодно как для Руси (торговля, культура, доступ к другим государствам с помощью греков), так и для Византии (военная помощь в борьбе с арабами, сарацинами, хазарами и т. Д.).

Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны из предыдущих: с одной стороны, это желание нового правителя Приднепровской Руси добиться признания империей своего статуса и тем самым подтвердить и продлить срок действия «русско-византийского договора»; с другой стороны, нежелание имперских властей вступать в союз с язычниками и предоставлять им торговлю и любые другие выгоды.Непосредственной причиной конфликта, судя по тексту договора 911 г., стали некие столкновения русов и греков, в которых дошло «удар мечом».

Поездка Олега в Константинополь подробно описана в Повести временных лет. Поразительным контрастом со сведениями летописца является «заговор молчания», окружающий это событие в византийской литературе. Однако есть еще одно косвенное свидетельство. У Льва Диакона мы находим известие о том, что император Иоанн Цимиский угрожал князю Святославу Игоревичу судьбой своего отца, который «пренебрег клятвенным соглашением» — это, конечно, явный намек на предыдущее византийско-«русское» соглашение. нарушен Игорем в 941 году.

К сожалению, детализация хроники вовсе не гарантирует точность сообщенной информации. В первую очередь это касается хронологии. «Повесть временных лет» датирует поход Олега на Константинополь 907 годом. К этому же времени были приурочены предварительные переговоры с греками, результаты которых были оформлены только в 911 году, когда второе, «расширенное» посольство князя Олега подписало грамоту. знаменитый договор. Причины дипломатической задержки остались без объяснения.Летописец просто заполнил образовавшийся временной промежуток «пустыми годами». Сложно сказать, какие соображения двигали им в этом случае *. Но на самом деле оба события произошли в один год, свидетельства чему можно найти в той же «Повести». В статье с тэгом «907» послы Олега ведут переговоры с «цармой грецких орехов», братьями «Леоном и Александром». Между тем, это сообщение может быть правдой только в отношении 911 года, потому что именно в этом году император Лев VI Мудрый назначил Александра своим соправителем.Таким образом, противостояние «Руси» под стенами Константинополя, скорее всего, продолжалось весь август 911 г. и закончилось 2 сентября, в день подписания договора.

* Кажется, четырехлетний интервал между походом и подписанием контракта в «Сказке» как-то связан с подсчетами времени смерти Олега: «Я приеду в Киев, и останусь на 4 года. , на 5 лет буду помнить своего коня, от него умрут волхвы Ольгови »(см. об этом: А.Кузьмин Г. Начальные этапы древнерусской летописи. М., 1977. С. 264 — 265; Никитин А. Л. Основы истории России. М., 2000. С. 183 — 184 ).

Весь артикул 907 не более надежен, чем установленная дата. Это неудивительно, ведь летописец, по сути, сочинил гимн во славу пророческого князя, в лице которого русская земля восторжествовала над греками. Конечно, было бы наивно верить гимнам на слово. Читая рассказ о заморских подвигах Олега, следует помнить, что соотношение истории и поэзии здесь примерно такое же, как между Илиадой и настоящей осадой Трои.

Эпическое величие кампании, задуманной Олегом, становится очевидным с первых же строк. Ему якобы удается собрать огромный флот — 2000 «кораблей». Эта фантастическая фигура нужна летописцу, конечно, только для того, чтобы послать вместе с Олегом все свои «толкования» (союзников) — «и множество варягов, и словен, и чудь, и кривичей, и Меру, и деревлян, и Радимичи, и Поляны., и север, и вятичи, и хорваты, и дулебы, и тиверцы »(последние четыре славянских племени, согласно тому же летописному повествованию, еще не были« замучены » киевским князьям за дань).Но даже эта армада «кораблей» не способна вместить всех «воинов» Олега, которых, отметим, уже 80 тысяч (из расчета на 40 человек в лодке — количество указано в летописи), так что другая часть они «поедут» в Константинополь по суше, «на конях», хотя конных дружин русов и восточных славян тогда не существовало.

Мобилизовав всю русскую землю под знамена Олега, летописец, однако, не смог должным образом распорядиться этим бесчисленным войском.Он буквально тает на глазах. Первыми исчезают всадники, поскольку договор Олега требует, чтобы греки платили дань только «людям» на «кораблях». И тут под землю проваливаются все варяжско-финно-славянские «толкования», вместо которых внезапно появляется «Русь», интересы которой учитываются только в переговорах с «царями». Такой поворот дела убеждает нас, что на самом деле военно-морская кампания 911 была проведена силами отряда Олега; Ополчение восточнославянских племен в рейде не участвовало.

Однако в списке «толкований» внимания заслуживают «словенские», которые позже фигурируют в анекдоте с парусами: «А Олег говорит:« Сшейте паруса Руси, да словенские паруса », и байпас тако … и ветер их раздирал; и решение Словении: «Возьмем наши толстые [паруса из грубого полотна], суть словенских парусов не передается». Паволока в России называлась дорогой тканью двух видов : шелк и «бумага» (хлопок). «Словенцы» тоже получили «неглубокие» паруса, но из хлопчатобумажной ткани — легко рвутся («мокрые»).Смысл анекдота, по-видимому, такой же, как в сказке о вершинах и корнях: разделение награбленных у греков дорогих «паволков» — шелка и бумажеи — деловой ткани «словенцев».

Здесь летописец наглядно пересказывает известную ему «русскую» дружинную легенду, в которой запечатлен некий конфликт «русов» и «словенцев» из-за раздела трофеев или дружинной «чести». Причем «словенцы» попали в «толкования» только потому, что они актеры этого анекдота, и только для того, чтобы дать летописцу возможность рассказать его (больше летописец о «словенах» ничего не знает).В устах киевского писца XI в. История с парусами звучит как издевательство над новгородцами, соперниками «Полян-Руси». Поэтому «словенцы» вставляются в список «толкований» сразу после варягов, и, находясь в этом месте, они должны обозначать ильменских словенцев. Не обращая внимания на то, что летописец в данном случае перешел от анекдота к истории, все комментаторы этого отрывка до сих пор называют новгородцев «словенскими». Между тем, славянский контингент «русского» войска, видимо, представлял, возможно, во главе с воеводой (мотив соперничества княжеских и воеводских дружин развился позже в «Повести», в рассказе о древлянской дани).Характерно, что в тексте договора слово «словенский» не упоминается. Это могло произойти только в том случае, если бы они были частью «русов» — обстоятельство, вполне естественное для ильменских слов, и совершенно невозможное для ильменских слов.

В свете вышесказанного, десятикратное сокращение количества «кораблей» Олега будет выглядеть наиболее вероятной цифрой. Кстати, именно так и поступил недоверчивый редактор Комиссионного списка Первой Новгородской летописи.

Описание боевых действий у стен Константинополя вновь ставит вопрос об актуальном отношении всей летописной статьи 907 года к «легендам глубокой древности» и тем более к «воспоминаниям участников похода».«Замечено, например, что история грабежей и грабежей« Руси »в окрестностях Константинополя (« и война шла около города, и убили много убийств грекам, и разрушили многие палаты, и сожгли церкви; , но меня расстреляют, а другие в море находятся в меташе, и много зла Россия делает грекам, но воины слишком много делают ») составлено из отчетов двух византийских источников — Продолжение летопись Георгия Амартола и жития Василия Нового — о нападении на Константинополь князя Игоря в 941 году.( Шахматов А.А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР, ИВ. М.; Л., 1940. С. 54 — 57, 69 — 72 ). Это дало повод ряду исследователей утверждать, что договор 911 г. «не имеет никаких намеков на враждебные отношения между русскими и греками» ( Бахрушин С.В. Сочинения по источниковедению, историографии и истории России в эпоху феодализма.М., 1987. С. 30 — 31; Тихомиров М. Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 109 ). В этих рассуждениях есть доля правды, но полностью отрицать достоверность летописного сообщения о жестокостях русов было бы неправильно. В средневековой и, в частности, древнерусской литературе существует множество описаний реальных событий с использованием (иногда буквальных) древних, библейских и др. «Образцовых» текстов ( Бибиков М.В. Византийская историческая проза.М., 1996. С. 30 — 31 ). Между тем, в тексте Олега договора сохранились явные следы того, что мечи русских, и на этот раз, были запятнаны кровью мирного населения Византийской империи. Его «главы» открываются заявлением о прекращении насилия: «Первое слово, примиримся с вами, греки», а на предварительных переговорах императоры Лев и Александр потребовали от русских и впредь «не делать». пакости в наших деревнях и в нашей стране.»

Но приведенная критика верна в том смысле, что действительно не было» русско-византийской войны «, то есть полномасштабных боевых действий в 911 году. Олег отплыл в Константинополь не для того, чтобы воевать с Византией; демонстрации военной силы пришлось убедить греков заключить мирный договор.Стратегический план Олега состоял в том, чтобы прорваться в Золотой Рог (византийский флот в то время участвовал в военно-морских операциях против арабов в Средиземном море). Уязвимость Византийская цитадель была известна русским с тех пор, как 860.Тогда им удалось застать город врасплох. Но теперь внезапная атака почему-то не сработала, и вход в бухту надежно перекрыла цепь, натянутая между обоими берегами. И все же Олег осуществил маневр, благодаря которому 542 года спустя Мехмед II победителем вошел в храм Святой Софии. Здесь летописец снова прибегает к поэтизации истории: «И Олег приказал своим воинам делать изделия и ставить корабли на колеса, и при попутном ветре поднял паруса… и идем навстречу граду ». Полуостров, отделяющий внутреннюю гавань Константинополя от моря, покрыт виноградниками, пашнями и довольно гористый; чтобы здесь двигались лодки на колесах, нужен ветер такой необычайной силы, который скорее разрушит все предприятие, чем поможет ему осуществиться. Но нет ничего невероятного в самом факте переброски лодок по суше в бухту Золотой Рог. Конечно, корабли почти не ставили на колеса — их клали на круглые валки и тащили.Дрова в необходимом количестве можно было добыть без труда — фракийские леса тогда подошли к самому Константинополю.

Успех этого маневра ошеломил греков. Увидев, что вражеские корабли плывут посреди бухты, считавшейся недоступной, соправители согласились начать переговоры с Олегом. На этот шаг их также вынудили покаянные настроения, охватившие население столицы. Они внезапно вспомнили, как несколько лет назад, в 904 году, имперские власти отказались помочь Салоникам, осажденным арабами.Жители Фессалоники были возмущены тем, что их бросили на произвол судьбы, и пророчествовали, что святой Димитрий, покровитель города, непременно накажет Константинополь за это предательство. И теперь в столице на каждом углу можно было услышать: «Это не Олег, а сам святой Дмитрий послан против нас Богом». Было немыслимо устоять перед небесным наказанием. Дальнейшее упорство правительства требованиям варваров, которые стремились только к выгодной торговле на константинопольском рынке, грозило привести к открытому восстанию.Оба этих обстоятельства — захват Олегом территории бухты Золотой Рог и напряженная обстановка внутри города — обеспечили послам незабываемый дипломатический успех «по-русски».

Договор Олега с греками

Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о прекращении боевых действий. Олег хотел получить «дань» — выкуп за своих «воинов». Это место в «Сказке» вообще довольно темное. Летописец приводит двойной исчисление дани: во-первых, Олег о «повелении» отдать дань «за 2000 кораблей, по 12 гривен на человека и 40 человек на корабле»; но его послы, появившиеся в Константинополе, уже просят «дать воинам на 2000 кораблей по 12 гривен за ключ».«Очевидное несоответствие размеров этих двух дани историки объясняли по-разному. Но мало кто учел возможности царской казны и соображения имперского престижа. Даже если, следуя Первой Новгородской летописи, мы оценим количество армии Олега в 8000 человек (200 лодок по 40 солдат в каждой), требуемая дань составит 96000 гривен или 2 304 тысячи золотников (гривна в начале X века равнялась примерно трети фунта, то есть , 24 византийские катушки).Напомним, что в византийскую казну ежегодно поступало около 8 миллионов золотников и что император Маврикий насмерть поссорился с аварским каганом Баяном за 100 тысяч золотников — это сумма в 23 раза меньше той суммы, которую мы получили в результате десятикратного сокращения. в числе солдатиков Олега! (По летописи выясняется, что Олег требовал выплатить ему три годовых бюджета империи — еще одно свидетельство фантастичности летописного расчета его войск.) Но международный статус аварского кагана намного превосходил достоинство «светлого русского князя».

Похоже, дань в размере 12 гривен солдату — это порождение горячего фэнтези старых русских дружинников, попавших в летопись из их «Царьградских» легенд. Две системы начисления дани, вероятно, отражают тот факт, что Олег, взбешенный достигнутым успехом, сначала просил слишком много, но потом, в ходе переговоров, согласился брать «по званию». Под выражением «12 гривен за ключ» обычно понимают плату за ключевое (рулевое) весло, то есть за одну лодку.Однако В. Даль в своем словаре (статья «Ключ») также указывает, что у западных славян слово «ключ» означает имение из нескольких деревень и сел с небольшим городком, управляемым ключом. «Ладья Олега, — пишет он, — вероятно, была разделена на ключи по волостям, откуда выставлялись лодки, или по частным начальникам по ключам, по отделам людей». Учитывая карпатское происхождение Олега, возможно, следует предпочесть именно такую ​​интерпретацию размера дани, полученной от греков.Другая часть дани была отдана драгоценностями и едой. Вернувшись в Киев, Олег взял с собой «и золото, и паволки, и овощи, и вина, и всякие узоры».

Еще одним важным моментом переговоров стал «путь», который греки взяли на себя «подарить городам русским». Текст, следующий сразу за списком городов, регулирует условия содержания «русских» послов и купцов: «пусть едят месяц в течение 6 месяцев, хлеб и вино, и мясо, и рыбу, и овощи; и пусть совершают [омовение] сколько хотят; и иди домой, в Россию, и пусть едят нашего царя в пути, и якоря, и змею [веревки], и паруса, и если они действительно в этом нуждаются ».Когда города упоминаются во второй раз, договор определяет порядок торговли для купцов-русов: «пусть они войдут в город одними воротами с царским мужем, без оружия, по 50 человек каждый, и пусть покупают, как бы им это нужно, без уплаты налогов [пошлин] с чем ». Таким образом,« путь »следует понимать как торговый устав, в котором прописаны правила торговли русов на константинопольском рынке. Как видите Олег добился исключительно благоприятных условий для «русских» купцов: они получали поддержку из царской казны и освобождались от пошлин.

Договор был скреплен клятвой. Императоры Лев и Александр «сами поцеловали крест, и Ольга принесла [клятву], и его люди, согласно русскому закону, клялись своим оружием, и Перун, их бог, и Волос, зверский бог, и установили мир. » Имя Волоса вовсе не доказывает, что среди послов Олега были представители славянской аристократии Киева. Это божество было известно и западным славянам и, скорее всего, послы, присягнувшие Волосу, принадлежали к хорватам или мораванам.

2 сентября четырнадцать «мужей из русского клана» подписали письменный договор о «бесповоротной и бессовестной» любви между русскими и греками. Его статьи можно разделить на четыре основных раздела:

1. Порядок анализа и наказания уголовных преступлений, совершенных русскими или греками друг против друга на территории Византийской империи. Убийство, как того требует имперский закон, каралось смертью и конфискацией имущества, за исключением части, причитающейся жене убийцы.За причинение телесных повреждений на виновного был наложен штраф («пять литров серебра по российским законам»), а если он был «неимовит», то он должен был снять с себя «те самые порты». У пойманного вора оно трижды взыскалось с похищенного; если они окажут сопротивление захвату, владелец украденного может безнаказанно убить его. Приговор был вынесен только на основании неопровержимых доказательств; при малейшем подозрении в ложности показаний противная сторона имела право отклонить их, поклявшись «по своей вере».«Лжесвидетельство каралось казнью. Стороны обязались передать сбежавших преступников друг другу.

2. Оказание взаимопомощи на территории других государств. В случае крушения византийского торгового судна у берегов любого В другой стране соседние «русские» купцы были обязаны взять корабль и команду под охрану и сопроводить груз в империю или в безопасное место. В последнем случае товары были проданы, а вырученные средства должны были быть перевезены Русью в Константинополь с самым первым посольством или торговым караваном.Подобным образом наказывались насилие, убийство и грабеж, совершенные русскими на корабле. В соглашении ничего не говорится о том, что «русские» купцы имели право требовать того же от греков. Это обстоятельство, вероятно, связано с тем, что русы ходили в торговые экспедиции целыми флотилиями (по приблизительным подсчетам, один торговый караван, прибывший из Киева в Константинополь в середине X века, насчитывал не менее тысячи человек — см. Константин Порфирогенит.Об управлении империей. Прибл. 63. с. 329 ). Большое количество «русских» купцов отражается в требовании греков ограничить им доступ в Константинополь: они должны были войти в город через одни ворота по 50 человек в каждой. Понятно, что при таком масштабе коммерческих предприятий россиянам помощь извне не потребовалась.

3. Выкуп «русских» и греческих рабов и военнопленных и захват беглых рабов. Увидев пленника-грека на невольничьем рынке, «русский» купец был вынужден выкупить его; греческий купец был обязан поступить так же по отношению к плененной Руси.На родине раба торговец получал за него выкуп или среднюю цену раба по текущему обменному курсу («20 золотых»). В случае «рати» (войны) между «русской землей» и Византией предусматривался выкуп военнопленных — опять же по средней цене раба. Беглые или украденные «русские» рабы должны были быть возвращены своим хозяевам; последний мог искать их на территории империи, и грек, оказавший сопротивление обыску его дома, считался виновным.

4. Условия найма русов на военную службу … Объявляя набор наемников в армию, византийские императоры были обязаны принять на службу всех русских, которые того пожелали, и на тот период, который устраивал самих наемников. (русы искали наемников давних, вплоть до пожизненных). Имущество убитого или погибшего наемника без завещания переправляли его соседям «в Россию».

Переговоры завершились торжественной церемонией, которая должна была показать варварам мощь империи и побудить Олега последовать примеру прежних «русских» князей, обратившихся в христианство.Послы Руси были приглашены в храм Святой Софии для осмотра христианских святынь: «Царь Леон почтил послов России подарками, золотом и паволками … и поставил к ним своих людей, показал им церковную красоту, и золотые одежды, и в них настоящее богатство: и много золота, и паволков, и драгоценных камней, и страсти Господни, и венец, и гвоздь, и червленое одеяние, и мощи святых. , помогая им обрести веру и показывая им истинную веру; и пусть они идут в вашу землю с великой честью.«Но похоже, что никто из русских не хотел уезжать.

Перед тем как покинуть лагерь, Олег еще раз подтвердил свое твердое намерение сохранить с греками« любовь непоколебимую и не стыдно », приказав повесить свой щит на городских воротах. , «проявление победы». Этот символический акт обычно трактуется в совершенно противоположном смысле — как знак победы Руси над Византией. Однако слово «победа» в XI — XII вв. также имело значение « защита, покровительство »(ср.победитель — «заступник, защитник» в Успенском сборнике). Точно так же щит никогда и нигде не символизировал победу, а только защиту, мир, конец битвы. Поднятие щита командиром армии во время битвы означало призыв к началу мирных переговоров; В 1204 году знатные крестоносцы повесили свои щиты на двери своих жилых домов в Константинополе, чтобы не дать другим рыцарям разграбить их. Вещий князь оставил грекам свой талисман, который должен был защищать город от вражеских атак; он вернулся к себе не как завоеватель Византии, а как ее союзник и защитник.

907 год в истории России ознаменовался легендарным походом на Константинополь (или как его еще называли — Царьград), который возглавил князь Новгородский Олег. Это событие связано с множеством домыслов и сомнений со стороны историков, многие из которых не верят в его подлинность по ряду причин. В этой статье мы подробно расскажем вам о походе Олега на Константинополь (краткое содержание) и попробуем разобраться, действительно ли произошло это событие так, как его рисуют древнерусские летописи.

Кто такой князь Олег?

Олег был князем Новгородским и великим с 882 по 912 год, год его смерти. Получив власть над Новгородской землей (что произошло после смерти Рюрика) в качестве регента малолетнего Игоря, он захватил древний Киев. Именно этому городу в то время суждено было стать столицей и символом объединения двух основных центров для славян. Вот почему историков часто считают основоположниками древнерусского государства.И последующий поход Олега на Константинополь послужил поводом для того, чтобы его называли «Вещим».

Почему Олега прозвали Вещим?

Как сообщает «Повесть временных лет», поход Олега на Константинополь произошел в 907 году. В летописях говорится о том, как город был осажден и взят, а также о мужестве и остром уме князя, перехитрившего византийцев. , хвалят. По данным этого источника, он отказался принимать отравленную пищу, за что и получил прозвище «Вещий».На Руси Олегом стали называть именно того, кто победил греков. В свою очередь, его имя происходит из Скандинавии и в переводе означает «святой».

Поход в Константинополь

Как уже было сказано выше, содержание похода и русско-византийской войны описано в ПВЛ (Повести временных лет). Кульминацией этих событий стало подписание мирного договора в 907 году. Он стал популярным в народе благодаря таким словам: «Вещий Олег прибил свой щит на воротах Константинополя.«Но, тем не менее, этот поход не упоминается в греческих источниках, да и вообще нигде не упоминается, кроме русских легенд и летописей.

Кроме того, уже в 911 году россияне подписали новый документ. Более того, ни один из историков не сомневается в достоверности заключения этого договора.

Византия и Русь

Следует отметить, что после похода Руси на Константинополь в 860 году византийские источники не указывают на какие-либо конфликты с ними.Однако есть ряд косвенных доказательств обратного. Например, в указе императора Льва IV еще в начале X века содержится информация о том, что враждебные «северные скифы» используют малоразмерные корабли, плывущие с большой скоростью.

Поход Олега по «Повести временных лет»

Как гласит легенда о походе Олега, Константинополь был взят не только при участии славян, но и финно-угорских племен, перечисленных в древнерусской письменности. памятник начала 12 века — «Повесть временных лет».«Согласно летописям, одни воины передвигались по побережью верхом, а другие — морем с помощью двух тысяч кораблей. Причем на каждом корабле могло разместиться более тридцати человек. Историки до сих пор сомневаются в том, стоит ли верить «Повесть временных лет» и правдивы ли данные о походе, указанные в летописи

Легенды в описании похода

Легенда о походе князя Олега на Константинополь содержит большое количество легенд.Например, в повествовании указано, что корабли двигались на колесах, на которые их поставил Олег. Византийцы испугались русских, направляющихся в Константинополь, и попросили мира. Однако они несли отравленную посуду, от которой князь отказался. Тогда грекам ничего не оставалось, как дать согласие на то, что предложил Олег. По легенде, всем воинам пришлось заплатить по 12 гривен, а также отдельную сумму князьям в Киеве, Переяславле, Чернигове, Ростове и других городах, кроме Новгорода.Но на этом победы князя не закончились. Помимо единовременной платы, греки Византии должны были уплатить русов постоянную дань, а также согласиться на заключение договора (речь идет о самом договоре, подписанном в 907 году), который должен был регулировать условия пребывания, а также ведение торговли русскими купцами в греческих городах. Стороны дали взаимные клятвы. А Олег, в свою очередь, совершил тот же знаменитый поступок, который сделал его легендарным, по легендам, в глазах простых людей… Он повесил щит на воротах византийской столицы Константинополя как победный символ. Грекам было приказано шить паруса для славянской армии. Летописи говорят, что именно после завершения похода Олега на Константинополь в 907 году князь стал широко известен как «Вещий».

Однако если рассказы древнерусского летописца о набеге русов на Константинополь в 860 году основаны только на византийских летописях, то в основе рассказа об этом рейде лежат сведения, полученные из легенд, которые не были записаны.Более того, несколько сюжетов совпадают с аналогичными из скандинавских саг.

907 Договор

Каковы были условия договора и был ли он заключен? Если верить «Повести временных лет», то после победоносных действий князя Олега в Константинополе с греками был подписан весьма выгодный для России документ. Целью его основных положений считается возобновление мирных и добрососедских отношений между этими народами и государствами.Византийское правительство обязалось выплачивать русов определенную сумму ежегодной дани (и размер ее весьма существенен), а также выплатить единовременную компенсацию — как деньгами, так и вещами, золотом, редкими тканями и т. Д. Соглашение оговаривало выше размер выкупа за каждого солдата и размер ежемесячного пособия, которое греки должны были отдавать русским купцам.

Сведения о походе Олега из других источников

Согласно Новгородской Первой летописи, ряд событий произошел иначе.В то же время походы на Константинополь совершались под руководством «Вещего» в то время — просто воеводы. Так летопись описывает легендарные походы Олега на Константинополь. Год обозначен как 920, а датировка следующего набега относит события к 922 году. Однако описание похода 920 года в деталях аналогично описанию похода Игоря 941 года, что отражено в нескольких документах.

Сведения, содержащиеся в византийских летописях, написанных Псевдо-Симеоном в конце X века, дают сведения о Руси.В одном из фрагментов некоторые историки видят детали, указывающие на предсказания мудрецов о будущей смерти Олега, а в личности Роси — самого князя. Среди научно-популярных публикаций есть мнение, высказанное В. Николаевым о походах рос на греков, совершенных около 904 г. Если верить его постройкам (о которых в летописях Псевдосимеона не говорилось), то Роса потерпела поражение при Трикефале от византийского вождя Иоанна Радина.И лишь немногим удалось спастись от греческого оружия благодаря просвещению своего князя.

А. Кузьмин, изучая текст летописи «Повести временных лет» о подвигах Олега, предположил, что автор использовал тексты булгарских или греческих источников о набегах под предводительством князя. Летописец цитирует слова греков: «Это не Олег, а святой Димитрий, посланный против нас Богом». Такие слова указывают, по мнению исследователя, на момент событий 904 года — византийцы не оказывали помощи фессалоникийцам.А покровителем ограбленного города считался Димитрий Салоникский. В результате было убито большое количество жителей Салоников, и лишь некоторые из них смогли быть освобождены от арабских пиратов. В этих непонятных по контексту словах греков о Деметрии могли быть признаки мести со стороны святого Константинополя, косвенно виновного в такой судьбе населения.

Как историки интерпретируют сведения летописи?

Как уже было сказано выше, сведения о набеге содержатся только в русских летописях, а в византийских писаниях на этот счет ничего не указано.

Однако, если посмотреть на текстовую часть фрагментов документов, которая приведена в «Повести временных лет», то можно сказать, что все-таки информация о кампании 907 г. не является полностью вымышленной. Отсутствие данных в греческих источниках некоторыми исследователями объясняется неправильной датой, которой приписывается война в «Повести временных лет». Есть ряд попыток связать его с походом русов (дромитов) в 904 году, в то время как греки сражались с армией пиратов во главе со Львом Триполи.Теория, которая больше всего похожа на правду, принадлежит авторству Бориса Рыбакова и, согласно их гипотезе, информацию о рейде 907 года следует отнести к событиям 860 года. На смену этой войне пришла информация о неудачных походах под предводительством. навеян легендами о необычайном освобождении христианского населения от языческих племен.

Датировка похода

Точно неизвестно, когда именно был совершен поход князя Олега на Константинополь.Год, которому приписываются эти события (907 г.), условен и появился после собственных расчетов летописцев. С самого начала легенды о правлении князя не имели точной даты, поэтому более поздние сведения были разделены на этапы, которые относились к начальному и конечному периоду его правления.

Кроме того, «Повесть временных лет» содержит сведения об относительной датировке набега. В нем содержится информация о том, что предсказанное мудрецами (смерть князя) на самом деле произошло через пять лет после похода на Константинополь.Если Олег умер не позднее 912 года (об этом свидетельствуют данные о жертвоприношениях в произведениях Татищева, которые совершались во время появления легендарной кометы Галлея), то автор все рассчитал правильно.

Значение похода Олега на Константинополь

Если поездка действительно произошла, то ее можно считать знаменательным событием. Документ, подписанный в результате кампании, следует рассматривать как определяющий отношения между греками и русью на ближайшие десятилетия.Последующие исторические события так или иначе были связаны с теми набегами, которые совершал князь Олег, независимо от их правильной датировки.

Предпетровская Русь. Исторические портреты … Федорова Ольга Петровна

ПУТЕШЕСТВИЕ ОЛЕГА В ЦАРГРАД

В год 6415 (907 (49)). Олег (50) ушел к грекам, оставив Игоря (51) в Киеве; Он взял с собой много варягов (52) и славян, и чудов, и кривичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев (53), известных как Толмачи (54): все они назывались греками «Великой Скифией». «.И со всем этим Олег ездил на лошадях и на кораблях, а кораблей было 2000. И он пришел в Константинополь; греки … они закрыли город. И Олег сошел на берег, и стал драться …

И Олег приказал своим солдатам сделать колеса и посадить на них корабли. И при попутном ветре они подняли паруса и двинулись со стороны поля к городу. Греки, увидев это, испугались и через послов сказали Олегу: «Не разрушай город, мы отдадим тебе ту дань, которую ты хочешь… »И Олег велел отдать дань за 2000 кораблей: 12 гривен (55) на человека, корабль 40 мужей.

И греки на это согласились, и греки стали просить мира … Олег, двигаясь немного подальше от столицы начались переговоры о мире с греческими цаями Леоном и Александром … со слов: «Плати мне дань». И греки сказали: «Что хочешь, мы тебе дадим». И Олег велел отдать. его солдатам 2000 кораблей по 12 гривен … а потом дань русским городам: сначала за Киев, потом за Чернигов, за Переяславль, за Полоцк, за Ростов, за Любеч и за другие города; потому что в этих городах сидят великие князья, подчиненные Олегу.«Когда придут русские, пусть берут за послов сколько хотят; а если купцы приходят, пусть берут ежемесячную плату за шесть месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу, фрукты. И пусть устраивают им ванну — сколько хотят. Когда русские пойдут домой, пусть возьмут еду, якоря, канаты, паруса и все, что им нужно, у царя в дороге. «И греки пообещали, и цари сказали:« Пусть русские, которые приходят сюда, живут около церкви святых городов. И пусть они входят в город только через одни ворота, в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек каждая. , и торгуйте столько, сколько им нужно, без каких-либо комиссий.»

И так цари Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались платить дань и пошли к взаимной клятве: они сами поцеловали крест, а Олег и его мужья привели его к присяге по русскому закону, и они поклялись оружием своим, и бог их Перун, и бог скота Волос, и установили мир … И вернулся Олег в Киев с золотом и паволками (56), и плодами, и вином, и всяким хлебом. орнамент (57)

Из книги Татаро-монгольское иго… Кто кого покорил автор

9. Георгий Победоносец захватывает Иерусалим — Константинополь Босфор и Георгиевский пролив Средневековые источники утверждают, что пролив Босфор, на котором находится древний Царь-Град, он же Иерусалим (крепость Эроса), и более поздний Константинополь. Стамбул, — и пролив

Из книги Новая хронология и концепция древней истории России, Англии и Рима автора Носовский Глеб Владимирович.

Были ли Константинополь и Константинополь когда-то разными городами? Некоторые средневековые тексты разделяют концепции Константинополя, Византии, Константинополя.Видимо, было время, когда Константинополь назывался не Константинополь, а другой город. Константинополь означает просто королевский

Из книги Был ли мальчик? [Скептический анализ традиционной истории] автор Шильник Лев

Часть 3 Крещение Руси: Константинополь или Рим? Глава 1 Крещение княгини Ольги В 1988 году Русская Православная Церковь с большой помпой отпраздновала тысячелетие Крещения Руси, из чего следует, что это знаменательное событие произошло в период правления Св.Владимир (Владимир

Из книги Битва тысячелетия за Константинополь автора Широкорад Александр Борисович.

Глава 5 КРЕЩЕНИЕ РУСИ И ПОСЛЕДНЕЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В ЦАРГРАД В конце 10 века. Византия переживает не лучшие времена … Болгария, покоренная после ухода войск Святослава, снова отпала от империи. В Малой Азии полководец Варда Фока поднял мятеж. К лету 988 г. его армия захватила более

человек.

Из книги Правдивая история Древней Руси автора Беляков Антон.

Глава 8 ПУТЕШЕСТВИЕ В ЦАРГРАД «В 6411 (903) году.Когда Игорь вырос, он сопровождал Олега и слушал его, и ему привезли жену из Пскова по имени Ольга. Вот что мы находим в Иоакимовой летописи: «Когда Игорь повзрослел, Олег женился на нем, подарил ему свою жену из Изборска, семью Гостомысловых, которая

Из книги Запретный Рюрик. Правда о «призвании викингов» автора Буровский Андрей Михайлович.

Таинственный поход на «Константинополь» В «Повести …» сообщается, что в 866 году Россия впервые напала на Константинополь.Новгородская летопись датирует это же событие совершенно иначе: 874–875 гг. Во что верить? Или просто летописцы Киева и Новгорода ошиблись, привязав

Из книги «Покорение Америки Ермак-Кортесом и восстание Реформации глазами« древних »греков» автора Носовский Глеб Владимирович

6.2. Казанский поход Ивана Грозного — это египетский поход «античного» царя Камбиза. КАМБИС ИДЕТ В ЕГИПЕТ, ВЫПОЛНЯЯ ДАННОЕ В МОЛОДЕЖИ ОБЕЩАНИЕ.МОЛОДОЙ Царь Иван IV Грозный НАЧИНАЕТ ВОЙНУ С КАЗАНЬЮ. Согласно Геродоту, МОЛОДОЙ Камбиз обещает своей матери, что когда

Из книги Начало истории России. С давних времен до царствования Олега автора Цветков Сергей Эдуардович

Поход Олега на Константинополь Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам русских на столицу Византии: с одной стороны, это стремление нового правителя Приднепровской Руси получить империи, чтобы признать его статус и, таким образом,

Из книги Хронология истории России… Россия и мир автора Анисимов Евгений Викторович

907, 912 Походы Олега на Константинополь. Заключение договоров с греками. Смерть Олега Согласно летописям, Олег подошел к стенам столицы Византии с флотом в две тысячи кораблей и осадил ее. Воины Олега поставили свои корабли на колеса и, подняв паруса, двинулись к укреплениям

.

Из книги Русский Стамбул автора Командорова Наталья Ивановна.

Путешествие древних русских в Константинополь От торговли к межгосударственным отношениям В IX веке в жизни восточных славян произошли знаменательные события.Согласно легендам и древнерусским летописям, с 862 г. в Новгороде, названном вождями славянских племен, было основано

г.

Из книги Хрестоматия по истории СССР. Том 1. автор автор неизвестен

21. ПУТЕШЕСТВИЕ ОЛЕГА В ЦАРГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ Из «Повести временных лет» по «Лаврентьевскому списку», Санкт-Петербург, 1910 год. Летом 6415 года. Олег Идея грекам, оставив Игоря в Киеве. ; И пели множество варягов, и словенцев, и чюдов, и кривичей, и Меру, и деревлян, и радимичей, и лесов, и северных, и вятичей, и

.

Из книги Россия и Запад.От Рюрика до Екатерины II автора Романов Петр Валентинович

Из книги Россия и Запад на качелях истории. Том 1 [От Рюрика до Александра I] автора Романов Петр Валентинович

У истоков русской торговли и дипломатии. Почему князь Олег уехал в Константинополь Когда, с кем и где русские впервые начали торговать, точно никто не скажет. Скорее всего, на берегу Черного моря, где задолго до Рождества Христова сначала финикийский, а затем

г.

Из книги Россия и Запад на качелях истории.От Павла I до Александра II автора Романов Петр Валентинович

Восточная война 1877-1878 гг. Российская армия изо всех сил старается не брать Константинополь

Из книги История русских. Варяги и русская государственность автора Парамонов Сергей Яковлевич

Из книги Русские первооткрыватели — слава и гордость России автора Глазырин Максим Юрьевич.

Русская крепость Царьград. «Щит Олега» Константинополь (он же Константинополь, он же мифическая «Троя», ныне Стамбул), центр русского наместничества в Малой Азии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.